Вы находитесь на странице: 1из 472

AEGYPTIACA ROSSICA

Выпуск 4

УНИВЕРСИТЕТ
ДМИТРИЯ ПОЖАРСКОГО
AEGYPTIACA ROSSICA

Volume 4

УНИВЕРСИТЕТ
ДМИТРИЯ ПОЖАРСКОГО
AEGYPTIACA ROSSICA

Выпуск 4

Центр Египтологии им. Б.А.Тураева


УДК 398.2(32)
ББК Т3(0)310-7

Подготовлено к печати и издано по решению


Ученого совета Университета Дмитрия Пожарского

Редакционный совет:
M. Bárta (Ph.D), к.и.н. О.А. Васильева, д.и.н. А. Е. Демидчик,
к.иск. Н.В. Лаврентьева, к.и.н. И.А. Ладынин, к.иск. М.А. Чегодаев

Редакционная коллегия: М.А. Чегодаев, Н.В. Лаврентьева

Aegyptiaca Rossica (Выпуск 4): сб. ст. / под ред. М.А. Чегодаева, Н.В. Лаврентьевой.
М.: Русский фонд содействия образованию и науке, 2016. – 470 с.: ил.

ISBN 978-5-91244-180-6

В сборнике статей, основанных на докладах, прочитанных на круглом столе


«Язык(и) древнеегипетской культуры: чтение, понимание, перевод», состоявшемся в
2015 г., представлены работы, относящиеся к различным периодам истории Древнего
Египта. Они затрагивают разнообразную проблематику, связанную с вопросами различ-
ных египтологических дисциплин: истории, филологии, религиоведения, искусствозна-
ния, культурологии. Статьи посвящены специфике воплощения и диалогу вербальных и
невербальных языков древнеегипетской культуры.

© Русский фонд содействия образованию и науке, 2016


От редакции:

Настоящий сборник является результатом работы пятого, ставшего уже


традиционным ежегодного круглого стола «Язык(и) древнеегипетской
культуры: чтение, понимание, перевод», проводимого Центром Египтоло-
гии им. Б.А. Тураева при поддержке Русского фонда содействия образова-
нию и науке с 2011 года.
Традиционны и разделы четвертого выпуска: проблемные статьи, пере-
воды, публикации документов по истории египтологии, текущие события и
даты, хроники конференций.
В 2016 г. – году 160-летнего юбилея Владимира Семеновича Голени-
щева состоялось несколько важных для российской египтологии научных
событий – это международная конференция в ГМИИ имени А.С. Пушкина
и выставка «Два Аменемхета», которая была подготовлена нашими колле-
гами – хранителями ГМИИ имени А.С. Пушкина и Государственного Эрми-
тажа и экспонировалась в Москве и Санкт-Петербурге. Этот сборник мы
также посвящаем этой замечательной дате.
СОДЕРЖАНИЕ

От редакции .............................................................................................................................. 5

In memoriam
Роберт Дэвид Андерсон ......................................................................................................... 10

А.Г. Авдеев
Восприятие древнеегипетской иероглифики в эпоху московского барокко.................... 15
Е.В. Александрова
Мотив сотрясения неба и земли в Текстах пирамид .......................................................... 26
А.О. Большаков
Стелы из ал-Ḳаср ва ас-Сайада: новое свидетельство «обожествления» людей
в Первом переходном периоде.............................................................................................. 43
Д.В. Ванюкова
Фрагмент царской статуи из собрания Н.С. Голованова. Проблемы атрибуции .......... 111
А.Е. Демидчик
«Я превратил путь в реку, пустыню – в прибрежные заросли» ...................................... 130
В.В. Жданов
Теокосмогоническая модель Лейденского гимна Амону (pap. Leiden I 350):
от языка классического мифа к «спекулятивной теологии» ............................................ 139
К.В. Кузьмин
«Запускающий гончарный круг»: солнечный бог в «Оракуле горшечника»
(попытка реконструкции) .................................................................................................... 150
П.А. Куценков
Традиционная архитектура Мали (Дженне, Мопти, Сегу, Страна догонов) ................. 165
Н.В. Лаврентьева
Редкие списки религиозных текстов на папирусах:
форма хранения или способ трансформации? ................................................................... 203
Н.В. Лаврентьева
Тайник мумий и дар Хедива: некоторые замечания к лоту № 6.
К 125-летию открытия «второго тайника» в Дейр эль-Бахри ......................................... 220
И.А. Ладынин
Обозначения сатрапа Птолемея в египетских иероглифических текстах ...................... 228
Н.В. Макеева
Некоторые замечания об игре слов и звуков в текстах Аменхотепа III ......................... 246
К.Ю. Масалова
Отождествление детей Хора с деталями ладьи в 99-й главе Книги мертвых:
сравнительный анализ ......................................................................................................... 262
А.Н. Николаев
Пирамидка Рера .................................................................................................................... 274
А.А. Петрова
Совершенство и успех в древнеегипетском языке: о значении mnx, jqr и mar............... 294
Н.А. Тарасенко
Папирус из библиотеки А. Браницкого.............................................................................. 315
Н.С. Тимофеева
Об организации советской научно-исследовательской работы
на территории Египта в 1940-х – 1960-х гг. Обзор архивных материалов ..................... 332
М.А. Чегодаев
Что это, Джеди? .................................................................................................................... 347

Переводы
Н.А. Тарасенко
25-я глава Книги Мертвых: виньетки и текст ................................................................... 369
Н.А. Тарасенко
41-я Глава Книги мертвых: сложности перевода .............................................................. 394
S u m m a r i e s .......................................................................................................................... 419
Сокращения........................................................................................................................... 431
События и даты .................................................................................................................... 436

7
CONTENTS

Editorial Foreword ..................................................................................................................... 5

In memoriam
Robert David Anderson ............................................................................................................ 10

Alexander G. Avdeev
The perception of Ancient Egyptian Hieroglyphs
in the Age of Moscow baroque ................................................................................................ 15
Ekaterina V. Alexandrova
Motif "the sky trembles and the earth shakes" (nwr pt sdA tA)
in the Pyramid texts .................................................................................................................. 26
Andrey O. Bolshakov
Stelae of el-Qasr wa es-Saiyad:
New Evidence of “Deification” of People in the First Intermediate Period ............................ 43
Darya V. Vanyukova
The fragment of royal statue from Nikolay S. Golovanov’s collection:
the attribution problems ......................................................................................................... 111
Arkadi E. Demidchik
“I Made the Route into a River and the Desert into the (Nile) Riverside” ............................ 130
Vladimir V. Zhdanov
Theocosmogonic model of Leiden hymn to Amun (Pap. Leiden I 350):
from the language of classical myth to “speculative theology” ........................................ 139
Kirill V. Kuzmin
„Opening a Potter’s Wheel“: the sun-god in the Potter’s Oracle ........................................... 150
Peter A. Kutsenkov
Traditional architecture of Mali ............................................................................................. 165
Nika V. Lavrentyeva
Rare Copies of Religious Texts on Papyrus:
Storage Form or Method of Transformation?. ....................................................................... 203
Nika V. Lavrentyeva
The Gift of Khedive: some remarks to the Lot 6.
On the 125th Anniversary of Discovery of the Second Cashe at Deir el Bahri ..................... 220
Ivan A. Ladynin
Denotations of the Satrap Ptolemy in Egyptian Hieroglyphic Texts ..................................... 228
Natalia V. Makeeva
Some remarks on the puns in the texts of Amenhotep III ...................................................... 246
Kristina Masalova
Association of the children of Horus with the elements of the ferry-boat:
the comparative analysis ........................................................................................................ 262
Andrey N. Nikolaev
The Pyramidion of Rer ........................................................................................................... 274
Anastasia A. Petrova
Success and perfection in ancient Egyptian:
the meaning of mnx, jqr and mar ............................................................................................ 294
Mykola O. Tarasenko
The Papyrus from Aleksander Branicki Library .................................................................... 315
Natalia S. Timofeeva
On the organization process of planning the research works of the Soviet scientists
in Egypt during the 1940s -1960s. Review of archive materials ........................................... 332
Mikhail A. Chegodaev
What does it mean, Djedy? .................................................................................................... 347

Translations
Mykola O. Tarasenko
Spell 25 of the Book of the Dead: vignettes and text ............................................................. 369
Mykola O. Tarasenko
Spell 41 of the Book of the Dead: Difficulties of the Translation .......................................... 394
S u m m a r i e s .......................................................................................................................... 419
Abbreviations ......................................................................................................................... 431
Events and dates ..................................................................................................................... 436

9
Роберт Дэвид Андерсон
20.VI.1927–24.XI.2015

24 ноября 2015 года в своем лондонском доме в Кенсингтоне тихо умер


Роберт Андерсон. Это большая потеря для множества его друзей во всем
мире.
Мы познакомились в самом начале девяностых. Был ноябрьский вечер,
начавшийся в четыре часа дня, я в своем эрмитажном кабинете, освещенном
лишь настольной лампой, занимался систематизацией бронз, когда в дверь
постучал совершенно незнакомый мне человек с длинным британским ли-
цом и чудесной улыбкой и поинтересовался, какие египетские музыкальные
инструменты есть в Эрмитаже. Через пару часов мы расстались друзьями. В
этом был весь Роберт – он как никто обладал обаянием и талантом общения
и дружбы. Впрочем, тогда я еще этого по-настоящему не понимал, было
только ясно, что мне довелось встретиться с удивительным человеком.
Началось все с рассказа о его первом археологическом сезоне в Египте – он
совсем молодым участвовал в раскопках архаического некрополя в Саккаре
под руководством Эмери. Меня тогда поразило, что по прибытии в Египет
он первым делом купил партитуру «Князя Игоря» и по пятницам ездил в
Каир музицировать. Позднее я узнал, что это была не эксцентричность эс-
тета, а поступок профессионала: по окончании кембриджского универси-
тета (он всю жизнь был преданным кембриджцем, ритуально не одобряв-
шим Оксфорд – only Cambridge) перед ним стоял выбор между работой в
Британском музее и карьерой независимого музыканта, и он выбрал второе,
не оставляя египтологии. Он много дирижировал, в том числе в Альберт-
Холле, работал с Лондонским филармоническим оркестром, Королевским
филармоническим оркестром, Английским камерным оркестром, руково-
дил известным любительским хором, учил музыке, вел разделы музыкаль-
ной критики в The Times и на BBC, был соредактором старейшего в мире
музыкального журнала Musical Times, соиздателем интернет-портала Music
& Vision (при этом пользовался исключительно старенькой портативной пи-
шущей машинкой), автором книги о Вагнере, трех книг, посвященных лю-
бимому им Элгару, координатором, а затем и председателем полного собра-
ния его сочинений, вице-президентом Элгаровского общества; незадолго до
смерти вышел большой том его избранных критических статей с замеча-
тельным названием Opera Nights and Nightmares. Вместе с тем он выпустил
том каталога египетских древностей в Британском музее, посвященный му-
зыкальным инструментам, был административным директором раскопок в
Каср Ибриме, где сам занимался новонайденными фрагментами коптских и
греческих текстов, на протяжении двенадцати лет (1971–1982) был почет-
ным секретарем Egypt Exploration Society и умер, будучи его вице-президен-
том; он преподавал в Кембридже, писал о египетской музыке, опубликовал
книги о Баальбеке и Пальмире, разрушение которой должно было стать для
него одним из последних потрясений.
Семья Роберта происходила с Шетландских островов, но родился он в
Индии, где у его отца была процветающая чайная плантация в Ассаме. Род-
ство с севером и югом сделало его путешественником, объехавшим помимо
Египта, где он бывал ежегодно, многие страны и континенты, причем в по-
ездках его привлекали не только достопримечательности, но и в не мень-
шей, а может быть и в большей степени, люди. Благодаря своему искрен-
нему и доброжелательному интересу к ним он легко сходился с представи-
телями любой национальности и культуры, заводя повсюду друзей. Многие
из них, в том числе и я, затем наезжали к нему в Лондон, где в его доме
неподалеку от Кенсингтонского парка всегда были готовы две комнаты для
гостей, которые никогда не пустовали. С начала девяностых годов стал дей-
ствовать его частный фонд, The Robert Anderson Research Charitable Trust,
предоставляющий молодым ученым, в значительной степени египтологам,
возможность на некоторое время приезжать в Лондон для работы. Бюджет
фонда невелик, двадцать-тридцать тысяч фунтов в год, но за два с полови-
ной десятилетия он помог множеству начинающих исследователей под-
няться на новый уровень. Хочется верить, что и без Роберта он будет про-
должать свою деятельность и поддерживать память о нем.
Для меня Роберт был в первую очередь осколком той старой Англии
(он бы сам сказал – Шотландии, так что пусть будет – Британии), которая
давно ушла в прошлое, которую уже мало кто помнит и к которой я был

12
счастлив прикоснуться через него. Исключительная самодостаточность: че-
ловек, живший в доме, который сейчас должен оцениваться в миллион фун-
тов, десятилетиями носил один и тот же старый плащ, знакомый всем егип-
тологам страны (в нем он и на фотографии в некрологе в Egyptian Archaeol-
ogy), и ездил по Лондону на велосипеде, купленном если не в студенческие
годы, то ненамного позже – джентльмен выше условностей. Замечательная
не просто образованность, но старинная общая культура: в прикроватном
шкафчике сотни полторы томиков библиотеки Лёба для чтения классиков в
оригинале перед сном. Очень спокойный и трезвый взгляд на мир, основан-
ный на понятиях достоинства и чести, по которым живут и о которых не
говорят. Традиционный дом, зимой довольно холодный, с комнатой, заня-
той богатой нотной библиотекой и роялем, с комнатой с египтологической
библиотекой, включающей все тома Лепсиуса, с комнатой с просто
джентльменской библиотекой, с комнатой, где обитал лишившийся разума
бывший оксфордский студент, мать которого, умирая, завещала Роберту за-
боту о нем (временами он разражался воплями, придававшими дому не-
сколько готическую атмосферу, а в строго определенный час хозяин пил с
ним чай и вел разговоры о жизни). О том, насколько болезненны для Роберта
были исчезновение доброй старой Англии и вообще старого мира, он нико-
гда не говорил, но подчас в его словах проскакивала вызванная этой утратой
горечь. Как-то он по ошибке получил приглашение в Букингемский дворец,
на самом деле предназначенное другому Роберту Андерсону – тогдашнему
директору Британского музея; он сообщил об этом соответствующей
службе дворца, а вечером жаловался мне, что перед ним даже не извинились
– куда же дальше, если и там не понимают приличий? Или рассказывал, что
сегодня ему уступили место в метро: «Такое случалось со мной только в
Египте и в России». Из-за утраты Британией связи со своими корнями он
даже переселился на несколько лет в Каир и был этим очень доволен, но, к
счастью, вернулся назад до того, как увидел любимый им народ выбравшим
свободу и ошалевшим от нее.
Пока здоровье позволяло путешествовать, Роберт регулярно, едва ли не
каждый год, приезжал в Россию. Здесь его хорошо знали благодаря лек-
циям, которые он с удовольствием читал в Москве и в Твери, в Ростове-на-

13
Дону и в Ярославле; в РГГУ и в Ростовском университете он был избран
почетным доктором и почетным профессором.
Роберт был не просто хорошим и ярким человеком, ученым, деятелем
культуры – он был уникальным связующим звеном между нами и большим
и разнообразным миром, в котором он прожил свою жизнь. Теперь, когда
его нет, этот мир тоже уходит от нас, теряет детали и краски, превращается
в легенду, и это печально.

А. О. Большаков

14
А.Г. Авдеев (г. Москва)

Восприятие древнеегипетской иероглифики


в эпоху московского барокко

Культура эпохи барокко с её эстетикой образа, эмблемы, символа, за-


фиксированного в слове-подписи, эпиграфична1. Поэтому надписи, превра-
тившиеся в идеальное поле для игр интеллекта, органично вписываются в
барочную эстетику, испытывавшую интерес к слову, которое можно разгля-
дывать, петь, обыгрывать, превратить в загадку2. Всё это проистекало из ба-
рочной концепции «мир есть книга», в которой, как отмечал Симеон Полоц-
кий, «словом написа всяческих Владыка»3.
Интеллектуальную культуру эпохи московского барокко характеризует
рождение эпиграфической культуры, связанной с пробуждением интереса к
иноязычным надписям, а также с попытками их изучения и интерпретации.
На её формирование повлияло новое качество образованности, позволившее
увидеть и оценить мир восточных и западноевропейских надписей. Одна из
ярких страниц эпиграфической культуры этой эпохи с попытками интерпре-
тации древнеегипетских иероглифов. В отечественной науке эта тема,
насколько мне известно, почти не обсуждалась, если не считать краткого
очерка Н.С. Петровского и А.М. Белова в научно-популярной книге «Стра-
на Большого Хапи»4.
В XIV–XVI вв. русские паломники воспринимали памятники культуры

1
О роли символа и эмблемы в культуре позднего Ренессанса и барокко см.: Махов А.Е.
2014. О роли египетской иероглифики в эмблематической культуре эпохи барокко см.:
Морозов А.А., Софронова Л.А. Эмблематика и её место в искусстве барокко // Славян-
ское барокко. Историко-культурные проблемы эпохи. М., 1979. С. 14–17.
2
Сазонова Л.И. Поэзия русского барокко (вторая половина XVII – начало XVIII в.). М.,
1991. С. 76–77.
3
Simeon Polockij. Vertograd mnogocvĕtnyj. Vol. 2. "Emmanuil" – "Počitanie" (Ed. by An-
thony Hippisley and Lydia I. Sazonova). Köln, Weimar, Wien, 1999. S. 334.
4
Петровский Н.С., Белов А.М. Страна Большого Хапи. Л., 1955. С. 14–32; Петров-
ский Н.С., Стучевский И.А. Источники сведений о Древнем Египте в России в IX–XVIII
веках // В. Замаровский. Их величества пирамиды. (Послесл. Н.С. Петровского,
И.А. Стучевского). М., 1986. С. 389–396.
А. Г. А ВДЕЕВ

и истории Древнего Египта сквозь призму Священной Истории, видя в них


свидетелей ветхо- и новозаветных событий, а в иероглифических надписях
угадывали памятники неизвестной письменности. В 1348/49 г. древнееги-
петские обелиски, украшавшие столицу Византии (Рис. 1), удивили Сте-
фана Новгородца. В покрывавших их иероглифах он увидел «писания», но
достойными удивления счёл технику резьбы – «рыть великая» – и слож-
ность работы – «желѣзо камени того не иметь»5. Спустя 200 лет картина
изменилась мало. В окрестностях Каира казанский купец Василий Гагара
изучил иероглифическую надпись в «палатах Иосифа» (очевидно, одном из
древнеегипетских заупокойных храмов), расположенную на «подволоке
резной», оставив её краткое описание: «резь мудростию травная, и по
рези писано золотом и разными красками, а верх обломился»6.
Эпоха барокко с её тягой к символам и эмблемам пробудила интерес к
древнеегипетской письменности. В Западной Европе тон задавал созданный
в IV в. по Р. Х. трактат Гораполлона «Иероглифика», раскрывавший значе-
ние иероглифов как символических знаков7. Впервые изданный в 1505 г.,
впоследствии он был переведён на латинский и французский языки и в XVI–
XVII вв. выдержал не менее 150 изданий, в том числе и с комментариями
известных европейских учёных8.
Среди первых отечественных «египтологов» середины XVI – первой
четверти XVIII в. можно выделить три поколения. К первому принадлежал
иеромонах Троице-Сергиева монастыря Арсений (в миру Антон Путилин
сын Суханов, 1600–1668), творивший в самом начале эпохи московского ба-
рокко. Расцвет египтологических изысканий представителя второго поколе-
ния, уроженца Валахии Николая Спафария (1636–1708), пришёлся на рас-

5
Хожение Стефана Новгородца // БЛДР. Т. 6: XIV – середина XV века. СПб., 1999. С. 30.
6
Хожение гостя Василия Гагары в Иерусалим и Египет. // Книга хожений. Записки рус-
ских путешественников XI–XV вв. (Сост., подг. текста, пер., вступ. статья и комм.
Н.И. Прокофьева). М., 1984. С. 76.
7
Подробнее см.: Эко У. Поиски совершенного языка в европейской культуре. СПб., 2007.
С. 151–175.
8
См.: Mâle E. L'art religieux de la fin du XVIe siècle, du XVIIe siècle et du XVIIIe siècle:
étude sur l'iconographie après le Concile de Trente: Italie - France - Espagne - Flandres. 2nd ed.
P., 1951. Р. 387–388; ср.: Томсинов В.А. Краткая история египтологии. М., 2004. С. 57–58.

16
В ОСПРИЯТИЕ ИЕРОГЛИФИКИ В ЭПОХУ МОСКОВСКОГО БАРОККО

цвет этой эпохи. Малороссиянин Василий Григорьевич Григорович-Бар-


ский (1701–1747) жил на переломе эпох. По уровню образования он ещё был
человеком эпохи барокко, а по широте интересов – принадлежал к «новым»
эрудитам, порождённым петровскими реформами. Все трое владели класси-
ческими языками – латинским и, в меньшей степени, древнегреческим, что
стало основой их восприятия иноземных эпиграфических памятников.
Арсений (Суханов), посетивший Египет в 1651 г., был первым русским
паломником, обладавшим эпиграфической культурой. В иероглифических
надписях он увидел памятники эпиграфики и применил типичные для эпи-
графиста методы их изучения. В «палатах Иосифа» он, как и Василий Га-
гара, отметил материал, размеры и сохранность опоясывающей его надписи:
«Да сверху была вкруг полаты тоя подпись, строка деревянная, слова
резаны из дерева и наклеиваны на стене, величством слова те сажень
трех есть, были позолочены, и ныне иное стоит, иное попортилось»9,
но, в отличие от предшественника, увидел в иероглифах «слова». Этому от-
крытию созвучно сравнительное изучение иероглифов на «иглах Клео-
патры» – парных обелисках в пригороде Каира Миср аль-Джедида (древний
Гелиополь) (Рис. 2а). Определив их как «письмена <…> неведомо какiя»,
он отметил их расположение – «вырѣзаны кругомъ отъ низа и до верха»
и первым из русских паломников дал их описание: «сабли, луки, рыбы, го-
ловы человѣчьи, руки, ноги, топорки, а инаго и знать нельзя, видимая и
невидимая». Арсений (Суханов) сделал первое в отечественной египтоло-
гии открытие: сличая количество иероглифов на обоих обелисках, он опре-
делил: «другой столбъ недалече отъ того, таковъ же слово въ слово,
качествомъ и количествомъ (выделено мною – А. А.)». Проникнуть в
смысл иероглифов ему не удалось: «сказываютъ, будто некоторая муд-
рость учинена», а его интерпретация обелисков как надгробного памятника
«храбраго воина царя Александра Македонского» осталась в русле тради-
ционных для Древней Руси представлений об античной истории10.

9
Арсений (Суханов), иером. Проскинитарий / Под ред. Н.И. Ивановского // ППС. Т. VII.
Вып. 3. СПб., 1889. С. 38.
10
Арсений (Суханов), иером. Op. cit. С. 32. Ср.: Дьяченко О.А. Иллюстрация стиха «Зрю
тя, гробе» в поствизантийском и русском искусстве // Труды ЦМиАР. Т. VI: Греческие
иконы и стенописи XII–XVI вв. М., 2013. С. 182.

17
А. Г. А ВДЕЕВ

Восприятие Арсением (Сухановым) иероглифики как «слов», заключа-


ющих «некоторую мудрость» созвучно состоянию египтологии того вре-
мени – достаточно назвать трактат иезуита Николая Коссена «Symbolica
Aegyptorum sapientia», четырежды изданный в Кёльне (1614, 1622, 1631,
1654), и дважды – в Париже (1634, 1647). Однако наиболее востребованным
в эпоху барокко был труд итальянского гуманиста Джованни Пьерио Вале-
риано Больцани «Hieroglyphica sive de sacris Aegyptiorum aliarum gentium
litteris», один из первых опытов комментирования «священных письмён»
народов Древности, основанный на памятниках эпиграфики, Библии и со-
чинениях античных авторов, в первую очередь Гораполлона. Впервые из-
данный в Базеле в 1556 г.11, он многократно переиздавался: в 1576, 1579,
1595, 1610, 1615, 1626 гг. – в Лионе, в 1592 г. – в Лейпциге, в 1604 и 1625 г.
– в Венеции, в 1615 г. – в Париже, в 1628 и 1678 гг. – во Франкфурте-на-
Майне, в 1631 и 1685 гг. – в Кёльне, в 1647 г. – в Амстердаме. Арсений (Су-
ханов), знавший латынь, с этими трудами знаком не был. В Московской
Руси они стали известны после его возвращения с Востока: росту интереса
к древнеегипетской иероглифике по-видимому способствовали выехавшие
в Москву просвещённые малороссияне. В библиотеке Епифания Славинец-
кого († 1675) имелась книга под названием «Символика египетская» (по
мнению Д.И. Чижевского, – либо сочинение Дж. Пьерио Валериано, либо
трактат Н. Коссена). С одним из этих трудов был знаком Антоний Радиви-
ловский († 1688), а трактат Н. Коссена имелся в библиотеке Феофана Про-
коповича12. И всё же метод сравнительного анализа иероглифических зна-
ков на разных эпиграфических памятниках, использованный Арсением (Су-
хановым), для его времени был новаторским и не применялся западноевро-
пейскими исследователям древнеегипетской письменности.
С «научно-теоретическим» подходом к древнеегипетской письменно-
сти связан компилятивный трактат Николая Спафария «Книга иерогли-
фийская священноваятелна сиречь тайнописменная», написанный в

11
Ioannis Pierii Valeriani Bolzani Bellvnensius. Hieroglyphica, sive de sacris Aegyptiorum
aliarum gentium litteris. Basileae, 1556; см. также: Махов А.Е. Эмблематика. Макрокосм.
М., 2014. С. 29.
12
Чижевьскïй Д. Українське літературне бароко. Київ, 2003. С. 193–194, 196.

18
В ОСПРИЯТИЕ ИЕРОГЛИФИКИ В ЭПОХУ МОСКОВСКОГО БАРОККО

первой половине 70-х гг. XVII в., – первое на Руси сочинение, где специ-
ально затрагивались вопросы происхождения и значения древнеегипетских
иероглифов. Оставшийся неоконченным, в России он был распространён
слабо: выявлены шесть списков предисловия к этому произведению и два
списка первой главы, относящиеся к последней четверти XVII – началу
XVIII в.13
Николай Спафарий первым из древнерусских книжников упомянул Го-
раполлона, передав его имя как «Ор», что соответствовало египтологиче-
ской номенклатуре того времени (от «Horus Apollo» или «Hоrus Niliacus»)14.
Очевидно, впервые на Руси он употребил и термин ‘иероглификон’ (заим-
ствовав его у Дж. Пьерио Валериано, называвшего так трактат Горапол-
лона)15. Под этим термином Николай Спафарий понимал любой сакральный
знак – надпись («священноименованное») или изображение («священнова-
ятелное»)16. Для него иероглифика была разновидностью тайнописи, «яже
сицева бяху, живописаху тогда зверя, или птицу, или древо, или что ино,
и в том истолковашеся яко с великим трудом разумевати возможно бе
сицево написание»17. Такое понимание иероглифа естественно для эпохи
барокко и в общих чертах совпадает с мнением Афанасия Кирхера, одного
из первопроходцев в дешифровке египетских иероглифов, который воспри-
нимал иероглифику как систему символов: «символ есть примета, обозна-
чающая некую более глубокую тайну, то есть символ по природе своей спо-
собен привести наш дух, через некое подобие, к постижению предмета,

13
Белоброва О.А. Археографические обзоры // Николай Спафарий. Эстетические трак-
таты. Подг. текстов и вступ. статья О.А. Белобровой. Л., 1978. С. 140; Галишев С.А. Со-
чинения и переводы Николая Спафария в рукописном собрании Уральского универси-
тета // ТОДРЛ. 1993. Т. XLVI. С. 518.
14
Horus Apollo Niliacus: Nicolai Caussini. Hieroglyphica, symbola, aenigmata, seu Polyhistor
symbolic. et De symbolica Aegyptorum sapientia. Coloniae Agrippiae: Ioannem Cincivm,
1614. P. 5.
15
Ioannis Pierii Valeriani Bolzani Bellvnensius. Hieroglyphica..., 1556. Р 105. В СлРЯ XI–
XVII вв. термин «иероглификон» не отражён.
16
Термин «иероглиф» в значении «символ» употреблялся и в петровское время. См.:
Русский дипломат во Франции (Записки Андрея Матвеева). Л., 1972. С. 53.
17
Николай Спафарий. Книга иероглифийская, сиречь священноваятельна, яко обыкоша
Египтяне и Еллины не писменным, но живописанием неким тайным и премудрым явити
высокую мудрость и учение // Николай Спафарий. Эстетические трактаты / Подг. текстов
и вступ. статья О.А. Белобровой. Л., 1978. С. 127.

19
А. Г. А ВДЕЕВ

сильно отличающегося от тех, что предстают внешним чувствам; свойства


которого скрыты или спрятаны под покровом тёмных выражений <…> Он
не образуется из слов, но выражается в приметах, письменах, фигурах»18.
Впрочем, восприятие иероглифики как «некоторой мудрости» близко её
пониманию Василием Гагарой и Арсением (Сухановым), знакомым с древ-
неегипетскими надписями визуально.
Древнеегипетскую письменность Николай Спафарий воспринимал
сквозь призму западноевропейской эмблематической литературы: его ис-
точником стал труд Дж. Пьерио Валериано, откуда он перевёл отрывки, ка-
сающиеся значения отдельных иероглифов.

Таблица 1

Сравнительный анализ отрывков из «Книги…» Николая Спафария,


трактата Гораполлона «Иероглифика» и труда Дж. Пьерио Валериано

«Книга…» Николая Гораполлон «Иерогли- Дж. Пьерио Валериано.


Спафария19 фика». Современный пе- Иероглифика21
ревод на русский язык20
Дивно есть, яко егип- I, 1: Желая написать веч- Р. 105 A: Anguis aute(m)
тяне егда хотяху пока- ность иначе, рисуют змею, fuit, huius species ea erat,
зати век, не чрез иный хвост которой скрыт под que(m) VRAEON Aegyptij
зверь, токмо чрез васи- остальным туловищем; Basiliscu(m) Greci voca(n)t
лиска змия показоваху. египтяне называют его <…> Р. 105 C: AETERNI-
Они же того ради делаша, уреем, что по-эллински TAS. Sed enim Aegyptij hoc
зане токмо един змий из означает василиск <…> potius colubri genus, quam
всех василиск силою Египтяне говорят, что обо- per aliud quodquam, seculu
убиен бити не может, яко значают вечность посред- aeternitatem uc significarent,
Ор и инии пишут, понеже ством именно этого живот- causa erat, quod inter serpen-
толика сила в нем самом, ного потому, что из трёх tiu(m) genera hoc unu inter-
яко вся иная животная видов существующих змей fici ui non potest, si Horo Ni-
свирением токмо своим только эта бессмертна (ос- liaco Hieroglyphicῶn no(n)-
бегати творит тальные же смертны), и,

18
Цит. по: Эко У. Op. cit. С. 161.
19
Николай Спафарий. Op. cit. С. 135.
20
Русский перевод: Гораполлон. Иероглифика. Пер. А.Г. Алексаняна //
http://www.egyptology.ru/antiq/Horapollo1.pdf. Заглавие с экрана.
21
Ioannis Pierii Valeriani Bolzani Bellvnensius. Hieroglyphica..., 1556.

20
В ОСПРИЯТИЕ ИЕРОГЛИФИКИ В ЭПОХУ МОСКОВСКОГО БАРОККО

дохнув на любое другое су- nulorum auctori fides adhi-


щество, без укуса уничто- benda est: quinimo tanta huic
жает его <…> uni uis est, ut animalia
reliqua solo sibio fuget, quo
audito feru(n)t omnes auium
cantus coёrceri, fruticesque
& herbas no(n) ullo mortu,
sed olfactu aspectuue solo
enecari.
Та же египтяне зело I, 34: Говорят, что егип- P. 145 A: Aegyptij deni-
радовахуся солнцу за не- тяне более других людей que cum Sole magis quam
великия дары от него радуются солнцу <…> reliqui homines gaudeant,
восприимаху, паче же eiusque beneficio perfruantur
иных человеков <…>
Та же птицею финик- I, 35: Изображая вернув- P. 144 E: Vt cunque autem
сом знаменоваша египтя- шегося в отчизну с чужби- de morte Phoenices, Aegyptij
не, егда некто многое ны спустя многое время, sacerdotes tam diuturne mi-
время отдален бысть от также рисуют феникса grationis ergo, cum qui perer-
отечества своего и то <…> ge pofectus diutissime domo
приложиша, яко душа в procul abfuisset, per hanc
теле человека несть во alitem significabatur
отечествии своем, паче
же странна есть в теле от
отечества своея души

Считая иероглифику древнейшей письменностью мира, «зане по по-


топе Египетское царство древнейшее и во всех учение цветущее бе»,
Николай Спафарий приписал её создание сыну Адама Сифу, который запи-
сал на двух столпах «всякою мудростию писменем иным, сиречь иерогли-
фийским, или египетским» полученные от отца знания, дабы они не были
утеряны в грядущем потопе22. Здесь Николай Спафарий переосмыслил сла-
вяно-византийские традиции, где Сиф считался создателем «грамоты Жи-
довьской» и двух допотопных столпов. Об этом свидетельствовали переве-
дённая на славянский язык в XI в. византийская «Хроника» Георгия

22
Николай Спафарий. Op. cit. С. 126–127.

21
А. Г. А ВДЕЕВ

Амартола, где этот сюжет был заимствован у Иосифа Флавия23, и созданный


в XV ст. «Летописец Еллинский и Римский»24. В апокрифах «еврейская пис-
мена» считались созданием Бога, который вручил их Сифу25.
Барочный ореол с древнеегипетской письменности был снят в эпоху
петровских реформ. В.Г. Григорович-Барский в 1724 г. совершил паломни-
чество в Египет. Как и Арсений (Суханов), он заинтересовался гелиополь-
скими обелисками и сделал – первую в России – зарисовку одного из них
(Рис. 2 б, в). Он также заметил, что они «мѣрою и дѣломъ въ всемъ по-
добни суть», но, в отличие от предшественника, измерил ширину обелис-
ков и глубину резьбы: «имутъ же толстоти пядiй единадесятъ, якоже
азъ самъ измѣрихъ, висоти же не могохъ увѣдети, но разсудихъ бити
сажней десять. Единъ и цѣлъ камень прост, не округол же, яко же
обично столпамъ, но четвероуголенъ, и съверху остръ, и отъ всѣхъ
странъ единаче ширину иматъ <…> изрити глубоко, яко на две члени
перста». В иероглифах путешественник увидел «нѣкiе печати или зна-
менiя (знаки. – А.А.)» и сравнил с буквами русского алфавита, изображени-
ями животных, частей человеческого тела и предметами: «едино точiю зна-
менiе во всемъ подобное есть, якоже Русское живѣте, прочая же пти-
цамъ, ина же ланцухамъ (цепям. – А. А.), ина же перстамъ, ина же точ-
камъ подобятся». Это описание рационально и носит научный для того
времени характер.

В заключение статьи сравним те символы, с которыми Арсений (Суха-


нов) и В.Г. Григорович-Барский ассоциировали древнеегипетские иеро-
глифы:

23
Истрин В.М. Книгъi временьнъiя и wбразнъiя Геwргия Мниха . Хроника Георгия Амар-
тола в древнем славянорусском переводе. Текст, исследование и словарь. Т. I: Текст. Пг.,
1920. С. 33; ср.: Ioseph. Flav., Ant. Iud., I, 2, 3 (71): στήλας δύο ποιησάμενοι τὴν μὲν ἐκ
πλίνθου τὴν ἑτέραν δὲ ἐκ λίθων ἀμφοτέραις ἐνέγραψαν.
24
Летописец Еллинский и Римский. Т. 1. Текст. Сост. О.В. Творогов СПб., 1999. С. 4.
25
Порфирьев И.Я. Апокрифические сказания о ветхозаветных лицах и событиях по ру-
кописям Соловецкой библиотеки. Казань, 1872. С. 106 (репр.: М., 2005).

22
В ОСПРИЯТИЕ ИЕРОГЛИФИКИ В ЭПОХУ МОСКОВСКОГО БАРОККО

Таблица 2

Обозначение древнеегипетских иероглифов


у Арсения (Суханова) и В. Г. Григоровича-Барского

Обозначение Иероглиф Арсений В. Г. Григорович-


иероглифа (Суханов) Барский
Буква «живете» +
Ланцуха (цепь) +
Лук +
,
Нога +
,
Палец +
Птица +
, , , ,
Рука +
,
Рыба +
Сабля , , +
Топор +
Точка , +
Человеческая +
голова ,
А инаго и знать +
нельзя

Можно видеть, что больше общего у представителей первого и треть-


его «поколений»: и Арсений (Суханов) и В.Г. Григорович-Барский делали
выводы о характере древнеегипетской письменности на основе визуального
знакомства с надписями, техники резьбы и сравнительного анализа выре-
занных на них иероглифов, а для их обозначения использовали названия
предметов, животных и частей человеческого тела, в чём опережали запад-
ноевропейскую египтологическую мысль того времени. Разница состоит в
том, что В.Г. Григорович-Барский не увидел в них ни «некоей мудрости»,
ни тайнописи, указав лишь на невозможность их дешифровки из-за несхо-
жести с иными системами письменности: «ихъ же многи видѣша, но ис-
толковати не могутъ, понеже не подобятся а ни до Еврейскихъ, а ни до

23
А. Г. А ВДЕЕВ

Еллинскихъ, а ни до Латинскихъ, а ни до инихъ коихъ либо буди пис-


менъ»26. Николай Спафарий как представитель учёной элиты расцвета
эпохи московского барокко всецело доверялся выводам западноевропей-
ских исследователей иероглифики, соотнося их со сложившейся на Руси ис-
торической традицией. Выводы, сделанные первыми русскими книжни-
ками, были важны как первые шаги отечественной египтологии, привлек-
шие внимание современников к иероглифической письменности.

Рис. 2а. Гелиополь. «Игла Клеопатры».


John Shae Perring. Акварель. 1860 г.

Рис. 1а. Стамбул. Обелиск Феодосия.


Фото автора 2012 г.

26
Григорович-Барский В.Г. Странствия по святым местам Востока (с 1723 по 1747 г.).
Подг. текста к переизд., прим. и послесл. В.В. Павленко. Ч. II. М., 2005. С. 142, 144.

24
В ОСПРИЯТИЕ ИЕРОГЛИФИКИ В ЭПОХУ МОСКОВСКОГО БАРОККО

Рис. 1б. Иероглифы стам- Рис. 1в. Зарисовка Суханова (?) иеро-
бульского обелиска глифов стамбульского обелиска

25
Е.В. Александрова (г. Москва)

Мотив сотрясения неба и земли в Текстах пирамид

PT 273
gp pt iHi sbA Затянуто небо, поблекли звезды,
nmnm pDwt sdA qswt Akrw Трясется небесный свод, дрожат кости Акера –
grr.sn gnmw И замерло все в молчании, –
mA.n.sn Wnis Увидели они Униса,
xa bA восходящее ба…

Так начинается знаменитый Каннибальский гимн. Это прекрасное об-


разное описание является интерпретацией двух весьма устойчивых и взаи-
мосвязанных мотивов, встречающихся и в других изречениях Текстов пира-
мид в более лаконичной форме: «выход бога этого в небо» (prt nTr pn ir pt) и
«сотрясение неба и земли» (nwr pt sdA tA).
В изречениях PT 306, 474, 480, 572 (варианты одного текста) непосред-
ственно за объявлением о выходе бога в небо перечисляются различные
сущности, которые сопровождают фараона:

PT 306
bAw.f tp.f Бау его над ним,
Sat.f r gswy.f Страх его по бокам от него,
HkAw.f tp rdwy.f Магия его пред ногами его.
М ОТИВ СОТРЯСЕНИЯ НЕБА И ЗЕМЛИ В Т ЕКСТАХ ПИРАМИД

В Каннибальском гимне также присутствует подобное описание:

PT 273
iw kAw Wnis HA.f вот ка Униса позади его,
iw Hmwswt.f Xr rdwy.f вот хемсут его под ногами его,
iw nTrw.f tp.f вот боги его над ним,
iw iarwt.f m wpt.f вот уреи на лбу его,

Пребывание магии tp rdwy.f – у самых ног его оказывается своего рода


связующим элементом между подобным описанием выхода бога в небо и
сопровождающим его эффектом – «сотрясением земли и неба». Так, в
PT 690 говорится:

PT 690
nwr pt sdA tA tp-rdwy nTr tp-rdwy Ppi-Nfr-kA-Ra pn
Трясется небо, содрогается земля под ногами бога, под ногами Пепи-
Неферкара этого.

Описывается ситуация, когда фараон ступает, и земля сотрясается от


его поступи, то есть его мощь, вызывающая гул земли, возвещает о его при-
ближении. Это, по всей видимости, характеризует распространение эффекта
появления фараона наподобие ударной волны, которая слегка его опере-
жает. Такое совпадение в локализации магии и сотрясения неба и земли не
случайно – в изречении PT 472 они непосредственно связаны:

27
Е. В. А ЛЕКСАНДРОВА

PT 472
Awr pt sdA tA tp-awy Дрожи небо, трясись земля перед
Ppi-Nfr-kA-Ra pn Пепи-Неферкара этим!
Ppi-Nfr-kA-Ra pw @kAw Пепи-Неферкара этот – Хека,
Ppi-Nfr-kA-Ra pw Xr HkA Пепи-Неферкара этот – обладающий магией.

Выражение о сотрясении земли и неба оказывается весьма устойчивым,


о чем свидетельствует и употребление его в качестве имени Хора в изрече-
нии PT 215:

PT 215
ms.k @r m rn.f nwr.w.n.f tA sdA.w.n.f pt
Родил ты Хора в имени его «(Тот, кто) сотряс землю, поколебал небо»
Это именование можно определить как «свернутую мифологему»1, ко-
торая содержит отсылку к определенной мифологической ситуации, не все-
гда нам понятной. Тем не менее, Тексты пирамид в некоторой степени могут
прояснить, что здесь имеется в виду.
Прежде всего, обратимся к структуре мотива. В ряде изречений Тек-
стов пирамид содержатся различные его варианты:
215; 458; 666;
nwr pt sdA tA трясется небо дрожит земля PT
690
mdw pt sdA tA говорит небо дрожит земля PT 337; 508; 509
Awr pt sdA tA содрогается небо дрожит земля PT 472; 669
nhm pt sdA tA бушует небо дрожит земля PT 511; *716
rm n.k pt sdA n.k tA плачет небо дрожит земля PT 553
nbi n.k pt sdA n.k tA пылает небо дрожит земля PT 685
iaD n.k pt sdA n.k tA вспенится небо дрожит земля PT 666

Из приведенной таблицы видно, что структурной основой этого мотива


является «сотрясение земли» (sdA tA). На уровне тропа2 это ядро фиксируется

1
Чегодаев М.А. Хор-Без-Глаз-На-Его-Челе (опыт интерпретации имени) // Древний Во-
сток: общность и своеобразие культурных традиций. М., 2001, С. 24–32.
2
Дьяконов И.М. Архаические мифы Востока и Запада. М.: URSS, 2004, 248 с.

28
М ОТИВ СОТРЯСЕНИЯ НЕБА И ЗЕМЛИ В Т ЕКСТАХ ПИРАМИД

таким персонажем как «Цапля Великая, вышедшая из сада» (PT 210; 694B)3

PT 210
sdA wr pr m Hzp
Цапля Великая, вышедшая из сада.
В данном контексте sdA, видимо, необходимо перевести именно как
«Цапля», но связь этого персонажа с содроганием очевидно проявляется в
изречении PT 252:

PT 252
fA Hr.Tn Поднимите лица ваши,
nTrw imiw _wAt боги, пребывающие в Дуате!
ii.n Wnis Пришел Унис!
mA.Tn sw Видите вы его,
xpr m nTr aA Возникшего в качестве Бога Великого.
ibz Wnis m sdA Да появится Унис в качестве Содрогания!
Здесь его уместнее перевести как «Содрогание», учитывая взаимосвязь
между появлением фараона из Дуата или его выходом в день и дрожанием
персонажей, наблюдающих это событие в изречениях PT 247, 254:

3 PT 210
rs wpw j.qA DHwtj Проснитесь посланцы, поднимись Тот!
rs sDrw nhzj jmjw knzt Проснись спящий, проснись пребывающий в Нубии!
tp-awy sdA wr pr m Hzp Предшествующие Цапле Великой, вышедшей из сада;
wp-wAwt pr m izrt Упуауту, вышедшему из тамариска.
PT 694B
Dd-mdw n Ppi-Nfr-kA-ra Говорение слов для Пепи-Неферкара
tp-awy Ppi-Nfr-kA-ra перед Пепи-Неферкара
swt sdA pr m Hzp Вот же Цапля, вышедшая из сада.

29
Е. В. А ЛЕКСАНДРОВА

PT 247; 254
PT 247
ir.n n.k zA.k @r Сделал для тебя сын твой Хор, (что)
sdA wrw дрожат Великие, (когда)
mA.n.sn Sat imt a.k увидели они нож в руке твоей, (когда)
pr.k m _wAt выходишь ты из Дуата.
PT 254
hA snD Нисходит ужас,
sdA mdsw Дрожат Те-кто-с-ножами
tp-awy qrr n pt перед бурей небесной, (когда)
wp.n.f tA разверз он землю
m rxt n.f hrw знанием своим дня,
mr.n.f iwt im в который он пожелал выйти

Возвращаясь к мотиву сотрясения неба и земли, можно отметить, что


характеристики состояния неба в сочетании с sdA tA могут варьировать. Од-
нако, отталкиваясь от уже приведенных вариантов, можно привести и еще
несколько, где аналогичные характеристики относятся к земле:
pt nhm.s tA nmnm.f небо трясется земля колеблется PT 627A
aD pt nwr tA пенится небо трясется земля PT 477
mdw tA говорит земля PT 437; 483; 610; *737

Эта вариативность показывает устойчивость данного мотива: как пра-


вило, sdA употребляется в отношении земли, но небо и земля могут меняться
местами, то же происходит с глаголами nwr и mdw. Особенно интересен в
этом отношении вариант «земля говорит». Так, в PT 254 среди угроз при-
сутствует выражение tA n mdw.n.f Gbb n wA.n.f «Земля – не вещает она, Геб
– не противится (?) он».

30
М ОТИВ СОТРЯСЕНИЯ НЕБА И ЗЕМЛИ В Т ЕКСТАХ ПИРАМИД

В PT 437, 483, 610 «земля вещает» в ответ на слова богов (Ра, Геб, Хор):

PT 437
sDm nn Dd.n nTrw (Земля,) слушай это,
сказанное богами.
Dd Ra Сказал Ра,
sAxw.f Nmty-m-sA.f Mr-n-Ra pn когда сделал он ахом
Немти-эм-саф Меренра этого,
Szp.f Ax.f m xnt nTrw (так что) получил он аха своего
перед богами.
Hrw is zA Wsir Хор это, сын Осириса.

31
Е. В. А ЛЕКСАНДРОВА

rdi.f n.f Ax.f Дал он ему аха его


imi wrSw Pw среди стражей Пе.
saH.f sw m nTr Возвысил он его в качестве бога
imi wrSw Nxnw среди стражей Нехена
mdw tA Говорит земля:
wn n.k aAwy Akr Открыты для тебя двери
Акера,
szn n.k aAwy Gbb Распахнуты для тебя двери
Геба,
pr.k Hr xrw Inpw Выходишь ты по слову Ану-
биса!
sAx.f Tw m +Hwti Сделал он тебя ахом в качестве
Тота:
wp.k nTrw Разделил ты богов
tAS.k pDwt imiwt sxmwy Ограничил ты небесный свод,
пребывающий в Двух Силах
m sAx.k pn просветлением своим этим,
wD.n Inpw приказанным Анубисом.
i.Sm.k i.Sm @r Отправишься ты – отправится
Хор,
mdw.k mdw %tS Говоришь ты – говорит Сетх.

Таким же образом открываются и распахиваются двери неба в PT 482,


670 и двери неба и Кебеху в PT 479 (а также PT 510, 563, 706, *737)

PT 482
wn n.k aAwy pt открываются для тебя двери неба,
izny n.k aAwy pDwt распахиваются для тебя двери небесного
свода.

PT 479
wn aAwy pt открываются двери неба,
izny aAwy QbHw n распахиваются двери Кебеху для

32
М ОТИВ СОТРЯСЕНИЯ НЕБА И ЗЕМЛИ В Т ЕКСТАХ ПИРАМИД

Ppi Nfr-kA-Ra pn Пепи-Неферкара этого,


pr.f m-tp Ra когда выходит он перед Ра.

Все указанные образы объединяются в начале изречения PT 511:

PT 511
zbT Gbb Смеется Геб,
nTHTH Nwt Возрадовалась Нут
tp-awy.f перед ним,
pr Ppi ir pt (когда) выходит Пепи в небо.
nhm n.f pt Бушует из-за него небо,
sdA n.f tA трясется из-за него земля.
xsr in.f Snit Прогоняет он бурю,
nhmhmi.f m %tS (когда) ревет он Сетхом
i.wn n.f irw awt pt aAw pt Да откроют для него стражи / хранители чле-
нов неба двери неба

Рассмотренные выше изречения преимущественно обращаются к со-


трясению неба и земли в природных категориях, но в изречении PT 511 на
эту интерпретацию накладывается мифологический контекст, где небо и
земля предстают в образах Геба и Нут. Образ Нут связывает мотив «откры-
тия дверей неба» с открытием саркофага (ср. детерминатив в пирамиде Пепи
II) в PT 553:

33
Е. В. А ЛЕКСАНДРОВА

PT 553
Tz Tw Ax p Mry-Ra pn Поднимись, ах этот Мерира этого!
mw.k n.k baH.k n.k Воды твои – тебе, потоп твой – тебе
rDw.k n.k Истечения твои – тебе,
pr m HwAAt Wsir вышедшие из разложения Осириса.
wn n.k aAwy pt Открываются для тебя двери неба,
izn n.k aAwy QbHw Распахиваются для тебя двери Кебеху,
wn.t n.k aAwy HAt Открылись для тебя двери гробницы,
nxbxb n.k aAwy Nwt Распахиваются для тебя двери Нут.
n.i n.i i.t in Ist «Ко мне, ко мне!» – говорит Исида;
sDA m Htp i.t in Nbt-Hwt «Отправляйся с миром!» – говорит Нефтис,
mA.n.s it.k Wsir (когда) увидела она отца твоего Осириса
hrw pw n Hb mmt в день тот праздника Растения Мемет.

Само по себе это описание, сопровождаемое приветствиями Исиды и


Нефтис, а также упоминаниями водных приношений, намекает на тему рож-
дения, которая более явно проявлена в PT 685:

34
М ОТИВ СОТРЯСЕНИЯ НЕБА И ЗЕМЛИ В Т ЕКСТАХ ПИРАМИД

PT 685
ii mw anx imiw pt Пришли воды жизни, пребывающие в небе.
ii mw anx imiw tA Пришли воды жизни, пребывающие в земле.
nbi n.k pt Пылает из-за тебя небо,
sdA n.k tA Дрожит из-за тебя земля,
tp-awy mswt nTr Перед рождением бога.
wpy Dwwy Открываются две горы –
xpr nTr возникает бог.
sxm nTr m Dt.f Силен бог в плоти своей!
wpy Dwwy Открываются две горы –
xpr Ppi-Nfr-kA-Ra pn возникает Пепи-Неферкара этот.
sxm Ppi-Nfr-kA-Ra pn m Силен Пепи-Неферкара этот в плоти своей!
Dt.f
Интерпретация Нут как матери покойного широко известна, здесь хо-
чется обратить внимание на мотив рождения бога из земли. Он проявляется,
кроме прочего, в одном из имен, присваиваемых фараону «Горизонт, из ко-
торого выходит Ра» (PT 357; 364; 368; 658A; 664C):

PT 364
anx.ti nmnm.k ra nb Ax.ti m rn.k n Axt prrt Ra im.s
Пребывающий живым, сотрясаешься ты каждый день; Пребывающий
просветленным в имени твоем «Горизонт, из которого выходит Ра»

35
Е. В. А ЛЕКСАНДРОВА

Цель данного рассмотрения – не уточнение перевода отдельного тер-


мина или выражения, а, по крайней мере, первичное и во многом поверх-
ностное описание взаимодействия мотивов в рамках изречений. На примере
рассмотренного мотива «сотрясения неба и земли» можно видеть, как его
варианты связывают между собой различные образы, описывающие воскре-
сение фараона. В этом «поле» можно выделить такие образы как появление
бога, рождение бога, восхождение на небо, открытие врат горизонта, откры-
тие врат неба, восход солнца, выход из гробницы. Каждый из них, в свою
очередь, может быть выражен различными мотивами и на различном уровне
«мифологической абстракции» – обращаясь к природным образам земли и
неба, мифологическим образам богов Геба, Нут, Ра или же к конфликту Оси-
риса, Сетха и Хора. Выявление этих взаимосвязей является важной состав-
ляющей интерпретации Текстов пирамид, поскольку позволяет проследить
сам процесс воплощения этих образов и их взаимодействия в конкретном
варианте текста.
Чтобы проиллюстрировать возможную глубину этого анализа, мы мо-
жем отметить мотив, обратный выходу в небо – поглощение Осириса Гебом
в PT 560:

PT 560
xbs tA in Hnn Разрыхляется земля мотыгой.
sqr wdnt Подношение жертв,
sqr tA &bi Подношение земли Теби.
Закричали две Области богов
nhmhm spAty nTr tp-awy it Wsir
перед отцом Осирисом,
i.hA.f m tA да сойдет он в землю!
Dd-mdw Dd произносить слова (постоянно):
Геб, открой рот свой для сына твоего
Gbb i.wn r.k ir zA.k Wsir Ppi pn
Осириса Пепи этого.

36
М ОТИВ СОТРЯСЕНИЯ НЕБА И ЗЕМЛИ В Т ЕКСТАХ ПИРАМИД

В довольно туманных фрагментах PT 218 и PT 254 мы возвращаемся от


нисхождения Осириса в землю в качестве зерна к воскресению и восходу
солнца:

PT 218; 254
PT 218
zn.ir.k znn.ir.k Вот ты прошел, вот ты претерпел смерть,
nn.ir.k вот ты мертв (букв. устал),
wrr.ir.k wAD.ir.k вот ты возвеличился, вот ты воскрес,
nhmhm.ir.k вот ты рычишь
n rnpt.k gr im и не будет времени, когда ты молчишь
PT 254
hb.k m tA посеян ты в землю,
r wmt.k r mtt.k r sTtt.k чтобы потолстеть, чтобы усилиться,
чтобы быть зажженным
mA.k Ra m inTt.f видишь ты Ра в путах его,
dwA.k Ra m prwt.f поклоняешься ты Ра в выхождении его
m sA-wr imi insy в качестве Защиты Великой,
пребывающей в красной ткани.

В PT 356 та же тема раскрывается через конфликт Осириса, Сетха и


Хора. При этом сотрясение земли упоминается лишь кратко в связи с обра-
зом Сетха, тема поднесения жертв вводится мифологемой Ока Хора, кото-
рая в данном случае интерпретируется также, как в PT 214; 687:

37
Е. В. А ЛЕКСАНДРОВА

PT 356
di.n Gbb Tbwt.f Hr tp n Поместил Геб сандалии свои
xft.k на голову врага твоего,
Hm n.k отступившего от тебя.
Hw.n sw zA.k @r Поразил его сын твой Хор,
nHm.n.f irt.f m a.f Вырвал он Око свое из руки его
rdi.n.f n.k s отдал он тебе его:
bA.k im.s силен ты им,
sxm.k im.s могуч ты им
xnt Axw перед ахами.
rdi.n @r nDr.k xftiw.k Сделал Хор, что завладел ты врагами своими.
im psDwt.f im.sn Да не будет его среди них,
xft.k девятки противника твоего.
bA ir.f @r Силен против него Хор,
ip.f it.f im.k Сосчитавший отца своего в тебе
m rn.k n bA-it-rpt в имени твоем «Ба-носилок-Владыки»
d.n Tw Nwt m nTr n %tS Сделала тебя Нут богом для Сетха
m rn.k n nTr в имени твоем «Бог».

38
М ОТИВ СОТРЯСЕНИЯ НЕБА И ЗЕМЛИ В Т ЕКСТАХ ПИРАМИД

pSS.n s mwt.k Nwt Hr.k Распростерлась мать твоя Нут над тобой
m rn.s n St-pt в имени ее «Озеро Небесное».
nDr.n @r %tS Поверг Хор Сетха,
d.n.f n.k sw Xr.k отдал он тебе его под тебя,
wTz.f Tw (чтобы) поднял он тебя.
nwr.f Xr.k m Дрожит он под тобой дрожанием земли4.
nwr tA
Dsr.ti ir.f Отделен ты от него
m rn.k n tA Dsr в имени твоем «Священная земля»

Наверное, одним из самых проблематичных вопросов для изучения мо-


тивов в Текстах пирамид является сам принцип их выявления или, другими
словами, почему тот или иной фрагмент текста может рассматриваться как
мотив. Автор самой современной и наиболее разработанной интерпретации
структуры Текстов пирамид Г. Хейс5 предложил оригинальное и техноло-
гичное решение этого вопроса:
«Для идентификации мотивов я ввел транслитерацию, перевод и грам-
матическую разметку моего корпуса из 821 изречения Текстов пирамид в
реляционную базу данных <…> С ее помощью я смог создать перекрестный
список биграмм – комбинаций любых двух слов в строке. Вооружившись
этим списком и знанием египетских синонимов, я просмотрел Тексты пира-
мид строка за строкой и отметил смысловые ассоциации между строками.
Эти связки я назвал мотивами и присвоил каждому из них англоязычное
обозначение. Глобальный масштаб этой процедуры, как я полагаю, компен-
сирует человеческий фактор в определении, какое слово или комбинация

4
См. Velde H. te. Seth, God of confusion: a study of his role in Egyptian mythology and reli-
gion. Leiden: E.J. Brill, 1967, pp. 97–98 о различных интерпретациях образа Сетха, несу-
щего Осириса.
5
Необходимо отметить также работы, на которых основывается в своем подходе к мо-
тивам Текстов пирамид и которые развивает Г. Хейс: это индекс текстуальных паралле-
лей, составленный В. Бартой в приложении к работе Barta W. Die Bedeutung der
Pyramidentexte für den verstorbenen König. Berlin : Deutscher Kunstverlag, 1981, 180 p. и
статья Х. Редера Roeder H. Themen und Motive in den Pyramidentexten // Lingua Aegyptia,
no. 3, 1993, pp. 81–119.

39
Е. В. А ЛЕКСАНДРОВА

слов составляет мотив. Различные исследователи могли бы выявить различ-


ные комбинации в некоторых случаях, но подобные уточнения не будут
иметь влияния на общий результат, поскольку это вопрос не двух, десяти
или даже сотни ассоциаций синтагм, но тысяч»6.
К сожалению, в публикации нашли отражения не все выявленные мо-
тивы, а наиболее значимые с точки зрения Г. Хейса. В рамках предлагаемой
им концепции организации Текстов пирамид мотивы характеризуют содер-
жательную сторону памятника и наглядно проявляют текстуальные пересе-
чения внутри определенных групп текстов. Однако, имея устойчивые ассо-
циации с одной из двух выделяемых им категорий текстов (жреческой или
персональной), распределение мотивов только подчеркивает ведущую роль
перформативной структуры в процессе текстуализации: «Всего было иден-
тифицировано 1476 мотивов, зафиксированных в 9057 строках. Оказалось,
что две трети из них имеют сильную корреляцию с категориями жреческих
и персональных текстов в их полноте. Под качественно сильными корреля-
циями количественно я имею в виду, что 1014 мотивов зафиксированы как
минимум в три раза чаще в одной категории, нежели в другой. Другими сло-
вами, большая часть мотивов фиксируется как минимум в трех текстах од-
ной категории против одного текста в другой, то есть в соотношении, по
крайней мере, три к одному»7.
Этот подход уделяет первостепенное внимание контексту, в котором
создавались тексты, но не учитывает структурно-семантический потенциал
самого мотива с точки зрения процесса текстопорождения. Религиозная тра-
диция, перформативные рамки ритуальной драмы и прочие внешние фак-
торы, безусловно, оказывают влияние на сложение конкретного текста. Но
процесс индивидуализации, адаптации корпуса текстов для каждой пира-
миды, а фактически – составление «оригинального» памятника в рамках
традиции, – происходит за счет определенного выбора из арсенала доступ-
ных средств, среди которых мотивы играют важнейшую роль: «мотив как
носитель устойчивых значений и образов повествовательной традиции и как

6
Hays H.M. The organization of the pyramid texts : typology and disposition. Leiden; Boston:
Brill, 2012, P. 181.
7
Ibid.

40
М ОТИВ СОТРЯСЕНИЯ НЕБА И ЗЕМЛИ В Т ЕКСТАХ ПИРАМИД

повторяющийся элемент, участвующий в сложении фабул конкретных про-


изведений, обеспечивает связь «предания» и сферы «личного творчества»»8.
Другими словами, мотив не только проявляет определенные смыслы и яв-
ляется, тем самым, маркером некоторого типа текстов, но он является и фак-
тором создания текста и сопутствующего ему смыслопорождения.
Объем данной статьи не позволяет подробно остановиться на рассмот-
рении всех методологических аспектов применения мотивного анализа к
Текстам пирамид. На данный момент представляется уместным резюмиро-
вать, как характерные свойства мотивов проявились в рассмотренном выше
мотиве сотрясения неба и земли.
Устойчивость этого мотива проявляется в наличие самой формулы nwr
pt sdA tA, а рассмотрение ее вариантов указывает на элемент sdA tA в качестве
инварианта мотива или, по крайней мере, «семантического сгущения»9, из
которого мотив может возникать. С точки зрения вариантов текстовой реа-
лизации этого «семантического сгущения» или «мотива-образа»10 показа-
тельно существование персонажа-тропа sdA wr, а также имени Хора
nwr.w.n.f tA sdA.w.n.f pt, которые, возможно, отражают разные механизмы
вербализации одной мифологемы. Если интерпретация персонажа sdA wr,
как и других архаических образов этого типа, чрезвычайно проблематична,
то «свернутая мифологема» имени Хора гораздо более явно указывает на
характерное свойство мотива варьировать по объему: «в заговорах и былич-
ках весьма рельефно проявляется давно отмеченная способность мотива
«разворачиваться» в сюжет и, напротив, способность сюжета «сворачи-
ваться» до объема мотива»11. В рассмотренных случаях это разворачивание
происходит за счет присоединения других мотивов (речь земли/неба, откры-

8
Силантьев И.В. Сюжетологические исследования. М.: Языки славянской культуры,
2009, С. 11.
9
Неклюдов С.Ю. О некоторых аспектах исследования фольклорных мотивов // Фольклор
и этнография: У этнографических истоков фольклорных сюжетов и образов. Л., 1984. С.
225.
10
Там же, С. 226.
11
Неклюдов С.Ю. Мотив и текст // Язык культуры: семантика и грамматика. К 80-летию
со дня рождения академика Никиты Ильича Толстого (1923-1996). М.: Индрик, 2004,
С. 237.

41
Е. В. А ЛЕКСАНДРОВА

тие врат неба/двух гор, рождение/восход бога) или включения данного мо-
тива в мифологический сценарий в качестве атрибута бога – Сетха или
Хора.
Представляется, что подобный подход к рассмотрению мотивов позво-
ляет предложить более динамическую модель текстопорождения и глубже
понять функционирование традиции составления и трансляции сакральных
текстов в Древнем Египте.

42
А.О. Большаков (г. Санкт-Петербург)

Стелы из ал-Ḳаср ва ас-Сайада:


новое свидетельство «обожествления» людей
в Первом переходном периоде

Первые «обожествленные»

Изначально древнеегипетская культура на чисто теоретическом уровне


не предполагала возможности обожествления людей, в немалой степени, ве-
роятно, из-за того, что между человеком и богом стоит фигура царя, соеди-
няющего в себе человеческую и божескую природы – предполагать, что кто-
то божествен, пусть даже посмертно и пусть даже частично, значило бы при-
равнивать его к царю 1. Однако реальная жизнь, как водится, брала свое, и
по каким-то причинам отдельные личности почитались на уровне, превос-
ходящем человеческий 2.

1
Поэтому термин «обожествление» применительно к значительной части египетской ис-
тории представляется неверным по сути (см., например, Goedicke H. “Vergöttlichung” //
LÄ VI. Sp. 989–992; детальный обзор проблематики Franke D. Das Heiligtum des Heqaib
auf Epephantine. Heidelberg, 1994. S. 131–146), и правильнее говорить о специфическом,
но все же человеческом культе отдельных особопочитаемых умерших; вместе с тем, от
этого неудачного слова трудно отказаться за отсутствием более точного, и им прихо-
дится пользоваться, заключая в кавычки. Называть этих умерших «святыми», как это де-
лается довольно часто, тоже не очень хорошо, так как этот термин тянет за собой много-
численные ассоциации, уводящие далеко от сути дела. О позднейшем подлинном обо-
жествлении см. Wildung D. Egyptian Saints. New York, 1977; idem. Imhotep and Amenhotep.
Berlin, 1977. Превращение царей былых эпох в местночтимых покровителей и защитни-
ков – проблема особая (см. Málek J. Old Kingdom Rulers as ‘Local Saints’ in the Memphite
Area during the Middle Kingdom // Abusir and Saqqara in the Year 2000. Prague, 2000. P. 241–
258).
2
От поздних периодов истории известен ряд обожествленных утопленников, вплоть до
Антиноя, что должно объясняться их особой связью с Осирисом (Rowe A. Newly-identi-
fied Monuments in the Egyptian Museum Showing the Deification of the Dead // ASAE. 1940.
Vol. 40. P. 1–40). Это, однако, не может быть единственной причиной обожествления,
так как в реке, служившей основной транспортной артерией Египта и той осью, вокруг
которой вращалась вся жизнь страны, должно было тонуть огромное количество людей
(насколько опасным могло быть плаванье по Нилу знает каждый, кто пытался подняться
на фелюке вверх по течению от Элефантины до Сехеля при неблагоприятном ветре), а
А. О. Б ОЛЬШАКОВ

Вероятно, процесс этот начинался с очень умеренного, но выходящего


за пределы нормы интереса к какому-то человеку, а может быть даже и не к
нему самому, а к его в чем-то особенному погребальному памятнику. Ско-
рее всего, именно такой интерес был почему-то к мастабе N(j)-mAa.t-ra(w) в
Гизе (G 2097) конца V династии – человеком он был незначительным, за-
урядным дворцовым служителем, однако его рельефы были скопированы
трижды, сначала близким коллегой, а затем и людьми, которые не могли
быть связанными с ним по службе 3.
Гораздо дальше зашло дело в случае визиря Тети KA(.j)-gm-n(.j)
( ): в позднем Старом царстве, Первом переходном периоде и ран-
нем Среднем царстве возле его мастабы в некрополе Тети появляется ряд
памятников людей, носящих имена с входящим в их состав элементом gmnj:
, , – Gmnj, – Gmnj-jw(.w), «Гемни при-
шел», – Gmnj-jj(.w), «Гемни пришел»4, ,
– Gmnj-anx(.w), «Гемни живет», – Gmnj-wsr(.w), «Гемни
мощен», – Gmnj-m-HA.t, «Гемни впереди»), – Gmnj-
m-sA.f, «Гемни защита его», – Gmnj-anx(.w)-m-sA.s,
«Гемни живет как защита ее», – Gmnj-Htp(.w), «Гемни
удовлетворен», – ZA.t-gmnj, «Дочь Гемни», –
%anx-gmnj, «Наделяет жизнью Гемни (такого-то)» (сокращенная форма) или
(маловероятно) %anx-n-gmnj, «Тот, кого наделил жизнью Гемни»5. Они
построены в полном соответствии с традицией теофорных имен 6, включая

почитались из них только единицы – нужны были какие-то дополнительные обстоятель-


ства.
3
Bolshakov A. O. Studies on Old Kingdom Reliefs and Sculpture in the Hermitage. Wiesbaden,
2005. P. 90–104.
4
Если только не просто Gmnj – замена на в передаче имени Старого царства в более
позднее время вполне возможна, ср. → , (Alliot M. Un nouvel exemple de
vizir divinisé dans l'Égypte ancienne // BIFAO. 1937. T. 37. Passim).
5
TPC. Passim; Daoud Kh. A. Corpus of Inscriptions of the Herakleopolitan Period from the
Memphite Necropolis. Oxford, 2005. Passim.
6
Ср., например: PtH-jw(.w) – «Птах пришел», PtH-anx(.w) – «Птах живет», PtH-wsr(.w) –

44
С ТЕЛЫ ИЗ АЛ -Ḳ АСР ВА АС -С АЙАДА

перенос элемента gmnj на письме в начало имени, и, следовательно, этот


элемент воспринимался как имя местного божества или богоподобного
существа 7. Специального места для культа Гемни мы не знаем, но он вполне
мог совершаться в его мастабе, которая, несомненно, была в это время
доступна для посетителей. Причина почитания KA(.j)-gm-n(.j) также неиз-
вестна. Разумеется, его гробница впечатляюща, но это не аргумент – распо-
ложенная рядом мастаба Mrr-w(j)-kA(.j) ей ничуть не уступает (за исключе-
нием заметно худшего качества рельефов в некоторых ее помещениях), од-
нако никаких следов особого отношения к нему не видно. Связывать «обо-
жествление» KA(.j)-gm-n(.j) с тем, что то же самое имя носил адресат поуче-
ния, сохранившегося в pPrisse, также невозможно по ряду причин: прежде
всего потому, что текст поучения едва ли старше Первого переходного пе-
риода 8, так что скорее, наоборот, приписывание его авторства отцу KA(.j)-
gm-n(.j), анахронистически отнесенному к рубежу III и IV династий, следует
объяснять существованием особого культа последнего.
Члены семьи некоего BjA, служившие, как и он сам, во времена Пепи II
заупокойными жрецами визиря MHw ( ), жившего на рубеже V и

VI династий, носят имена – MHw, – MHw-m-


HA.t, «MHw впереди» и – Nb(w.j)-pw-mHw, «MHw мой

«Птах мощен», Pth-m-HA.t – «Птах впереди», PtH-m-sA.f – «Птах защита его» (начиная со
Среднего царства), Pth-Htp(.w) – «Птах удовлетворен», ZA-ptH – «Сын Птаха» (начиная со
Среднего царства), %anx-ptH – «Наделяет жизнью Птах (такого-то)», %anx-ptH-pjpj –
«Наделяет жизнью Птах Пепи» (PN I. Passim; PNAR. Passim).
7
Это не вызывало сомнений со времени публикации этюда Б. Ганна о Гемни (TPC I.
P. 126–130; ср. Junker H. Gîza VII. Wien–Leipzig, 1944. S. 26; Martin-Pardey E. Kagemni //
LÄ III, 290), однако в своем недавнем исследовании-справочнике по староегипетским
именам К. Шееле-Швайтцер принципиально отказывается видеть здесь теофорные
имена и усиленно пытается интерпретировать не как устойчивый элемент, а как гла-
гольную форму, получая насильственные чтения, которые приходится сопровождать во-
просительными знаками, например, Gm(j).n-wsr, «den der Starke gefunden hat (?)»; при
этом от интерпретации вполне прозрачного , чудовищно транслитерируе-
мого как Gm(j).n-m-HA.t, она просто отказывается, формально аргументируя это тем, что
имя относится к Первому переходному периоду и выходит за хронологические рамки
книги (PNAR. S. 717–718).
8
Например, Helck W. Zur Frage der Entstehung der Ägyptischen Literatur // WZKM 1972.
Bd. 63/64. S. 16–18.

45
А. О. Б ОЛЬШАКОВ

господин» 9, что очень близко к случаю KA(.j)-gm-n(.j) и поэтому рассматри-


вается как результат «обожествления» визиря 10. Чисто формально это не
вызывает возражений, однако речь идет все же о практике лишь одного се-
мейства, и поэтому мы должны скорее говорить о возможности зарождения
специфического культа, которая не была реализована в масштабах сколько-
нибудь значительной группы почитателей.
Зато в случае номарха II верхнеегипетского нома и визиря Верхнего
Египта времени Тети Jzj такая группа оказалась большой и достаточно ра-
дикальной. Культ в его мастабе в Эдфу со временем обрел особые черты, и
во времена Среднего царства и XVIII династии большое количество людей
устанавливало в ней свои памятники, в жертвенных формулах на которых
наряду с Осирисом, Хором Эдфу и другими богами упоминается визирь,
Старший бог Jsj, а самих этих людей зачастую зовут в честь него Jzj/Jsj 11
или же они носят теофорные имена с элементом jsj, функционирующим как
имя бога: – #w(j)-w(j)-jsj, «Защищает меня Иси», –

#w(j.j)-jsj, «Мой защитник – Иси» (?), , – NTr(j)-jsj, «Божествен

Иси» (?), , – ZA.t-jzj, «Дочь Иси», – N(j)-jz(j),


«Относящийся к Иси» 12. Таким образом, почитатели Jzj открыто говорили
о его божественности и фактически приравнивали его к солнечному (Стар-
шему) богу, но никаких деяний его мы не знаем (впрочем, он мог быть ос-
нователем некрополя в Эдфу – по крайней мере более ранних гробниц там
как будто нет 13).

9
Wilson J. A. A Group of Sixth Dynasty Inscriptions // JNES. 1954. Vol. 13. Fig. 1.
10
Ibid. P. 263–264; Fischer H. G. BiA and the Deified Vizier MHw // JARCE. 1965. Vol. 4.
P. 49–53; Altenmüller H. Die Wanddarstellungen im Grab des Mehu in Saqqara. Wiesbaden,
1998. S. 85.
11
Графика обычно передает оглушение z в s, что совершенно естественно для этого вре-
мени.
12
Alliot. Un nouvel exemple… Passim. Предлагаемое здесь чтение последнего имени ос-
новывается на предположении, что знак дома появляется в нем в результате графической
аналогии с – «гробница»; понимание Альо «A Is(i) est ma (?) maison» (Ibid. P. 138,
n. 8) очень сомнительно.
13
Правда, с другой стороны, никакого «обожествления» меирского номарха Pjpj-anx(w)
Среднего, который основал новый некрополь (Blackman A. M. The Rock Tombs of Meir.
Pt. IV. London, 1924. Pl. 4; Urk. I, 222:14–123:3) да к тому же прожил сотню лет, не было.

46
С ТЕЛЫ ИЗ АЛ -Ḳ АСР ВА АС -С АЙАДА

Наиболее известный, масштабный и хорошо изученный пример «обо-


жествления» человека – элефантинский номарх Pjpj-nxt(.w)/@qA-jb времени
Пепи II, чей особый культ начался вскоре после его смерти возле его гроб-
ницы в Куббет ал-Хава, а затем, в Первом переходном периоде, был перене-
сен на Элефантину, в особое святилище, называвшееся H(w).t-kA, где он про-
должался до XIII династии. На многих установленных в нем памятниках
@qA-jb упоминается в жертвенных формулах наряду с богами, стоящими
между царем и адресатом формулы 14. Помимо этого, на одном памятнике
упомянуто участие @qA-jb – разумеется, посмертное – в празднике Сокара 15,
однажды владелец памятника назван «любимым @qA-jb» 16 и два раза в фор-
мулах обращения к живым говорится об одобрении со стороны @qA-jb как
побудительном мотиве для жертвоприношения 17. Истинная причина осо-
бого почитания @qA-jb остается непонятной, поскольку считать таковой
успех руководимой им карательной экспедиции против кочевников, пере-
бивших экспедицию во главе с неким KA(.j)-apr(.w) 18, вряд ли возможно –
едва ли это было сколько-нибудь выдающееся свершение.

Стелы из ал-Ḳаср ва ас-Сайада и их копии

Немногочисленность достоверных случаев «обожествления» людей,


восходящих к позднему Старому царству и Первому переходному перио-
ду 19, делает всякую новую информацию по данной проблематике в высшей

14
Habachi L. Elephantine IV. The Sanctuary of Heqaib. Wiesbaden, 1985. No. 34, 36 (два
раза), 43, 44, 70, 71, 89, 92. Аналогичным образом в жертвенную формулу включались
имена номархов Jbw и WAH-kA II в Ḳау ал-Кебир (Steckeweh H. Die Fürstengräber von Qâw.
Leipzig, 1936. S. 49, 53), однако там эта практика не имела корней в Старом царстве.
Можно упомянуть также фрагмент из Дебода, где в жертвенной формуле в роли боже-
ства выступает некий «сопровождающий aAjj» (Brugsch H. Thesaurus Inscriptionum
Aegyptiacarum. Abt. VI. Leipzig, 1891. S. 1426), но, судя по имени адресата формулы,
+Hwtj-ms(.w), этот памятник относится, скорее всего, к Новому царству.
15
Habachi. Elephantine IV. Nr. 61.
16
Ibid. Nr. 72.
17
Ibid. Nr. 20, 88.
18
Urk. I. S. 134:13–135:4.
19
Отмечу несколько случаев, которые рассматривались как проявления «обожествле-
ния», но не являются таковыми. [1] То, что Jw.f-n-ptH (Гиза) назван jmAx.w xr +d.f-Hr(w)
(Junker. Gîza VII. Abb. 8), по мнению Г. Юнкера означает «обожествление» +d.f-Hr(w)
(Ibid. S. 26–27), и этот взгляд до сих пор достаточно распространен. Значение jmAx.w рас-

47
А. О. Б ОЛЬШАКОВ

степени желанной 20. Такую информацию дают стелы из ал-Ḳаср ва ас-Сай-


ада (Хамра Дом), некрополя Хенобоскиона, известные с начальных времен

плывчато и все еще не выяснено должным образом, однако даже если принимать распро-
страненное представление о том, что так называют только людей, связанных с культом
тех, по отношению к кому они являются jmAx.w (что достаточно легко опровергнуть), это
никоим образом не говорит об особости, нечеловеческом характере культа. Культ сына
Хуфу должен был быть важен в Гизе, Jw.f-n-ptH в силу каких-то личных причин мог быть
особым его приверженцем, но это и все. [2] Точно так же именование некоего #A (Гиза)
«почитателем +d.f-Hr(w)» ( ) (Goedicke H. Ein Verehrer des Weisen +dfHr aus dem
späten Alten Reich // ASAE. 1958. T. 55 Taf. 1; D’Auria S., Lacovara P., Roehrig C. Mum-
mies & Magic. The Funerary Arts of Ancient Egypt. Boston, 1988. P. 95, Cat. No. 28) вопреки
мнению Г. Гёдике (Ibid. P. 45) свидетельствует не столько об «обожествлении» +d.f-
Hr(w), сколько о какой-то невидимой для нас связи между царевичем и жившим гораздо
позже отдельным человеком (правда, стоит отметить написание с , а не , уни-
кальное в Старом царстве в именах частных лиц). [3] Несколько заупокойных жрецов на
жертвеннике позднего Старого царства, найденном в Саккаре в районе семейного гроб-
ничного комплекса D 62–65 (Hassan S. Excavations at Giza. Vol. V. Cairo, 1944. Fig. 31;
Hassan S. Excavations at Saqqara. Vol. II. Cairo, 1975. Pl. 64-b), названы
– jmAx.w(w) xr PtH-Htp(.w) smsw, что иногда считают
свидетельством в пользу «обожествления» этого Pth-Htp(.w) Старшего (например,
Baer K. Rank and Title in the Old Kingdom. Chicago, 1960. P. 74:160). Аргумент против –
такой же, как и в предыдущем случае, не говоря о том, что попытки видеть здесь «обо-
жествленного» автора «Поучения PtH-Htp(.w)» абсолютно некорректны в силу фиктивно-
сти литературного PtH-Htp(.w), такой же, как у литературных KA(.j)-gm-n(.j) и +dj.
[4] Понимание в выражении (Goedicke H. A Deifica-
tion of a Private Person in the Old Kingdom // JEA. 1955. Vol. 41. P. 31) как имени «обо-
жествленного» мудреца +dj (Ibid. P. 32–33) невозможно как по формальным причинам
(Fischer. BiA and the Deified Vizier MHw… P. 53), так и потому, что +dj из pWestcar – чисто
литературная фикция, к тому же поздняя относительно Старого царства.
20
[1] Я не буду касаться вопроса о том, насколько был специфичен культ правителей
Дахлы времени позднего Старого царства в их отделенных от гробниц часовнях (см.,
например, Ziermann M., Eder Ch. Zu den städtischen privaten Ka-Hausanlagen des späten
Alten Reiches in ‘Ayn Asil // MDAIK. 2001. Bd. 57. S. 309–356; Soukiassian G., Wutt-
mann M., Pantalacci L. Balat VI. Le palais des gouverneurs de l’époque de Pépy II. Les sanc-
tuaires de ka et leurs dépendances. Le Caire, 2002) – они все еще не слишком понятны, и
речь здесь может идти скорее о подражании царям, чем о попытке «обожествления».
[2] Общее отношение в Старом царстве к умершим как к существам особой природы
было справедливо отмечено А. Е. Демидчиком («Каирский текст на ткани» и гипотеза
«демократизации загробных верований» древних египтян // AR. 2014. Вып. 2. С. 157–
165), однако это все-таки явление иного рода – разумеется, мертвые особенны уже по-
тому, что они живут в ином мире, вне зависимости от того, как этот мир мыслился.
[3] Возможно, отражением представления об умерших как существах особой сущности,
был первый известный нам проект по восстановлению гробниц предков, предпринятый
в Шейх Саиде и ал-Берше номархом +Hw.tj-nxt(.w) в конце Первого переходного периода
(de Meyer M. Restoring the Tombs of His Ancestors? Djehutinakht, Son of Teti, at Deir al-

48
С ТЕЛЫ ИЗ АЛ -Ḳ АСР ВА АС -С АЙАДА

египтологии, но в силу неудовлетворительных публикаций непонятые и


недооцененные.
Все они были врезаны в фасад скальной гробницы *Aw.tj (№ T 73), но-
марха VII верхнеегипетского нома и начальника Юга времени Пепи II 21.
Первыми видевшими их европейцами были, вероятно, Дж. Г. Уилкинсон и
Н. Л’От 22, затем одну из них (V 23) с многочисленными неточностями ско-
пировал и в 1847 г. опубликовал Э. Присс д’Авен 24; впрочем, для своего
времени его копия совсем не плоха 25. 3 октября 1843 г. в ал-Ḳаср ва ас-Сай-
аде несколько часов (примерно с полудня до заката) работала экспедиция
К. Р. Лепсиуса 26, скопировавшая методом влажного эстампажа 27 отдель-
ные надписи и их фрагменты (прежде всего с картушами) в гробницах и пять
стел на фасаде, уже в то время «ziemlich undeutlich» 28. Стелы I–III были

Barsha and Sheikh Said // Genealogie – Realität und Fiktion von Identität. London, 2005.
S. 125–135), но и здесь это почтение было обобщенным, безличным.
21
К датировке Fischer H. G. Dendera in the Third Millennium B.C. down to the Theban Dom-
ination of Upper Egypt. Locust Valley (NY), 1968. P. 97. Согласно Фишеру, *Aw.tj мог быть
современником дендерского Jdw, а семьи номархов Дендеры и ал-Ḳаср ва ас-Сайада
могли находиться в родстве, в пользу чего свидетельствуют, в частности, их имена
(Ibid.).
22
См. PM V. P. 121.
23
Здесь и далее нумерация по Т. Севе-Сёдербергу, в основе восходящая к Лепсиусу.
24
Prisse d’Avennes E. Monuments égyptiens, bas-reliefs, peintures, inscriptions, etc. Paris,
1847. Pl. 5-1. В 1843 г. Присс был занят работой в Карнаке (Norton M. Prisse d’Avennes –
A Portrait // http://islamic-arts.org/2012/prisse-a-portrait), а в 1844 г. был вынужден поки-
нуть Египет в связи с гибелью его друга Дж. Ллойда 10 октября 1843 г. и, главным обра-
зом, в результате скандала с незаконным вывозом карнакского царского списка
(Raven M. J. Prisse d’Avennes: Between Facts & Fiction. In: Prisse d'Avennes [E.]. Atlas of
Egyptian Art. Cairo, 2000. P. vi). Таким образом, копия стелы была сделана до 1843 г. С
этим согласуется несомненное ухудшение сохранности стелы к моменту копирования
прусской экспедицией (см. ниже).
25
Упоминается также копия, сделанная Т. Девериа, которая хранилась в Лувре, но ны-
нешнее ее местонахождение неизвестно (PM V. P. 121; Hamra Dom. P. 36).
26
См. описание в дневнике участника экспедиции Г. Эрбкама: «Während Leps[ius] notirt,
klatschen wir Übrigen ab [un]d reiten [un]d gehen dann mit untergehender Sonne an den präch-
tigen 3–400’ hohen senkrechten Felswänden, die dann [un]d wann großartige Theater bilden.
Noch am Abend fahren wir weiter, nachdem wir heftige Windstöße an d[er] Felsenecke gehabt;
eine lange Zeit geht unser Schiff ohne Segel stromaufwärts», http://pom.bbaw.de/erb-
kam/#/409.
27
О влажном эстампаже как методе фиксации памятников см. Caminos R. The Recording
of Inscriptions and Scenes in Tombs and Temples / Ancient Egyptian Epigraphy and Palaeog-
raphy. New York, 1976. P. 15, n. 37.
28
LD Text II, S. 178.

49
А. О. Б ОЛЬШАКОВ

опубликованы Лепсиусом 29, про стелу IV, особенно сильно поврежденную,


он сообщил только, что на ней было изображение женщины и имя [*A]w.tj 30.
Стела V была скопирована, но не воспроизведена, вероятно из-за того, что
Лепсиус не смог существенно улучшить копию Присса (об этом свидетель-
ствует то, что ему удалось сделать только пару поправок 31, хотя их требу-
ется гораздо больше 32). Расположение стел на фасаде осталось незафикси-
рованным.
«Бедекер» 1892 года, давая обзор гробницы *Aw.tj, не приводит ника-
кой информации о стелах 33, в издании же 1898 года появляется интересное
дополнение: «This tomb also contains inscriptions of the Middle Empire, record-
ing its restoration by a descendant of Thauty»34. Так как никаких реставраци-
онных надписей в гробнице нет, здесь следует видеть упоминание наших
стел с неверно понятым содержанием – несомненно из-за присутствия на
стеле V текста от лица ее посвятителя, вводимого словами jn zA.f. В 1910 г.
А. Уэйголл в путеводителе по Верхнему Египту уже отмечает, что фасад
слева от входа в гробницу разрушен 35, и никак не упоминает стел, что поз-
воляет реконструировать их расположение на этой части фасада и относить
их утрату ко времени между 1898–1910 гг.36

29
LD II, Bl. 114-c, d, e.
30
LD Text II, S. 179.
31
LD Text II, S. 178.
32
См. ниже, комментарии к стеле V.
33
Baedeker K. Egypt. Handbook for Travellers. Pt. 2. Upper Egypt, with Nubia as far as the
Second Cataract and the Western Oases. Leipzig, 1892. P. 71.
34
Baedeker K. Egypt. Handbook for Travellers. 4th ed. Leipzig, 1898. P. 216.
35
«Quarried away by some unscrupulous persons in need of easily obtained slabs of stone»
(Weigall A. A Guide to the Antiquities of Upper Egypt. London, 1910. P. 30) c ошибочным
утверждением «probably early in the nineteenth century», свидетельствующим о том, что
Уэйголл не обратил внимания на опубликованный Лепсиусом (LD I. Bl. 66) план с целым
тогда фасадом; впрочем, он вообще относился к этому некрополю с изрядной долей пре-
небрежения, и невозможно не процитировать его прелестное высказывание: «The tombs
of Kasr es Sayâd are decorated with reliefs which are only rather poor copies of those found at
Sakkara and elsewhere, and the traveller will not find them quite worth a visit while there are
other and better things to be done» (Weigall. A Guide… P. 26). Разумеется, нельзя исключить
и описку: nineteenth вместо twentieth.
36
Попытка уточнить время утраты по более поздним изданиям «Бедекера» не дает ре-
зультата, так как информация об ал-Ḳаср ва ас-Сайаде не обновлялась, и «строительные
надписи» упоминаются в издании 1914 г. (Baedeker K. Egypt and the Sudan. Handbook for
Travellers. 7th ed. Leipzig, 1914. P. 222), когда фасад гробницы уже был разрушен.

50
С ТЕЛЫ ИЗ АЛ -Ḳ АСР ВА АС -С АЙАДА

В 1911–1913 гг. ал-Ḳаср ва ас-Сайад посещал П. Монтэ, от руки скопи-


ровавший надписи в гробницах; свои копии он опубликовал только в
1936 г.37 Его план показывает левую часть фасада гробницы *Aw.tj разру-
шенной 38, о стелах I–V он говорит как об утраченных 39, но зато частично
воспроизводит надписи на новооткрытой стеле VI, расположенной справа
от входа 40. В 1975 г. в некрополе работала шведская экспедиция, и эта стела
была гораздо полнее скопирована и опубликована Т. Севе-Сёдербергом 41; в
той же книге, вышедшей лишь в 1994 г., он повторил лепсиусовские воспро-
изведения стел I–V, довольно небрежно перерисовав их, что не прибавило
им качества и понятности 42, и дал очень неточные переводы надписей на
них 43 (его книга в целом является одной из самых неудачных публикаций
памятников Старого царства за последние десятилетия 44). Сохранилась ли
стела VI до настоящего времени, неизвестно. До Севе-Сёдерберга в некро-
поле работал Э. Эдель, предложивший свою хронологию гробниц и генеа-
логию их владельцев, в которых оказались учтенными и материалы стел 45.
Все эти стелы так или иначе связаны с *Aw.tj и, как мы увидим, они
дают нам интересную информацию о его посмертном культе. Тем не менее,
неточные и неполные воспроизведения этих важных памятников повели к
тому, что они не привлекли должного внимания исследователей 46, и даже

37
Montet P. Les tombeaux dits de Kasr-el-Sayad // Kêmi. 1936. T. 6. P. 81–129.
38
Ibid. P. 85.
39
Ibid. P. 84, 86.
40
Ibid. P. 86. Видимо, к этому времени она была очень сильно выветрена, так как на един-
ственной известной мне фотографии фасада, сделанной 23 апреля 1966 г., она совер-
шенно не видна: http://ccdl.libraries.claremont.edu/cdm/singleitem/collection/nha/id/329/
rec/52.
41
Hamra Dom. Pl. 13:VI.
42
Ibid. Pl. 13:I-V.
43
Ibid. P. 36–39.
44
См., например, весьма критичную рецензию Schenkel W. Rez. Säve-Söderbergh T. The
Old Kingdom Cemetery at Hamra Dom (El-Qasr wa es-Saiyad) // OLZ. 1995. Bd. 90. Sp. 485–
488.
45
Edel E. Hieroglyphische Inschriften des Alten Reiches. Opladen, 1981. S. 9–37.
46
Так, они не учтены в новейшей работе, посвященной формуле обращения к живым
(Schubert S. B. Those Who (Still) Live on Earth: A Study of the Ancient Egyptian Appeal to
the Living Texts. PhD Thesis, University of Toronto, 2007), хотя присутствие формулы на
стелах I и II по воспроизведениям Лепсиуса несомненно, пусть даже детали и вызывают
вопросы.

51
А. О. Б ОЛЬШАКОВ

те, кто обращался к надписям на них, не сделали должных и вполне очевид-


ных выводов из того, что они читали 47 (надо полагать, из-за недоверия к
точности копий) 48.
Качественно новые возможности для исследования дают хранящиеся
в архиве Берлинского словаря оригинальные лепсиусовские эстампажи стел
I–V (стела IV представлена только сохранившейся частью, что не позволяет
реконструировать ее размеры и структуру) и эстампаж стелы I, сделанный
через несколько лет В. фон Шлифеном 49 по просьбе Лепсиуса 50. Все они
весьма точны и передают малейшие особенности знаков и характеристики
поверхности камня, но значительная часть сохраненной ими информации
была не понята теми, кто на их основе готовил публикацию, что объясняется
как плохой сохранностью памятников, так и общим уровнем египтологии
того времени. Определенный вклад в неадекватность публикации был вне-
сен и использовавшейся техникой ее подготовки. С эстампажей участни-
ками экспедиции выполнялись уменьшенные рисунки, служившие проме-
жуточным рабочим этапом на пути к печатной таблице; на них реальные
формы знаков упрощались, что при передаче трудных для понимания мест
вело к утрате информации; в архиве Словаря сохранились такие рисунки
стел I–III в масштабе 1:4 51. Судя по отсутствию на них полевых номеров,
они были выполнены по окончании экспедиции, уже в Берлине, в доме Леп-
сиуса, и, следовательно, основаны только на эстампажах, без сопоставления
с самими памятниками 52. Следующим этапом подготовки публикации, на

47
Chauvet V. The Conception of Private Tombs in the Late Old Kingdom. PhD Thesis, Johns
Hopkins University, Baltimore, 2004. P. 584–585 (стелы I, II и V); Zelenkova L. Die privaten
Stiftungsinschriften des funerären Bereichs des Alten Reiches und der 1. Zwischenzeit.
Mag. Phil. Diplomarbeit, Universität Wien, 2008. S. 297 (стела V).
48
О высказывавшихся мнениях о природе стел см. ниже в разделе «Хронология и генеа-
логия».
49
Вильгельм фон Шлифен – фигура малоизвестная в истории ранней египтологии, что
хорошо видно по игнорированию его во всех четырех изданиях Who Was Who in Egyp-
tology. Cм. о нем https://de.wikipedia.org/wiki/Wilhelm_von_Schlieffen.
50
За возможность работы с архивными материалами, разрешение сделать прорисовки и
воспроизвести их и фотографии деталей, а также за долгие обсуждения сомнительных
мест я приношу свою благодарность д-ру Сильке Граллерт, хранителю архива Словаря.
Я также благодарен д-ру Эдварду Броварскому за комментарии к нескольким моим чте-
ниям.
51
Инв. №№ 442, 443.
52
Информация С. Граллерт.

52
С ТЕЛЫ ИЗ АЛ -Ḳ АСР ВА АС -С АЙАДА

котором накапливались искажения, была работа художника-литографа, при


дополнительном уменьшении рисунков еще более стандартизировавшего и
стилизовавшего формы знаков, в результате чего утрачивалась всякая жи-
вость рисунка.
Эстампажи невозможно воспроизвести целиком фотографически, так
как многие знаки и элементы изображений становятся видны только при со-
вершенно определенном угле падения света, причем в каждом случае этот
угол свой, поэтому единственным адекватным способом публикации явля-
ется прорисовка, выполненная при помощи долгой и непростой игры с ко-
сым светом; при этом лучшие результаты дает исследование оборотной сто-
роны, касавшейся камня и точнее передающей детали. Настоящая статья
представляет результаты работы над берлинскими эстампажами 53, допол-
ненные данными стелы VI по публикации Севе-Сёдерберга. В коммента-
риях приводятся фотографии важных или принципиальных для чтения мест.

Стела I 54

Максимальная высота 33,5 см (по правому краю), в остальных местах


33 см. Ширина ок. 50 см (левый край виден не очень четко).
Почти половина стелы занята изображением приносящего в жертву
птицу мужчины, стоящего перед низким столом с продуктами. Над ним во
всю ширину стелы две строки врезанной иероглифической надписи, про-
должающейся в пяти вертикальных столбцах в правой половине стелы и
двух за его спиной. Полностью утрачены конец предпоследнего и весь по-
следний столбец, нечитаемы отдельные иероглифы в других местах.

53
Прорисовки были выполнены в Берлине в марте – апреле 2016 г.
54
Копия Лепсиуса: инв. № 140/22; копия фон Шлифена: инв. № A.3640. Эстампаж фон
Шлифена четче, так как для него использована более тонкая бумага, и в силу этого он
несколько удобнее для работы.

53
А. О. Б ОЛЬШАКОВ

54
С ТЕЛЫ ИЗ АЛ -Ḳ АСР ВА АС -С АЙАДА

НАДПИСЬ
а
(1) Жертва, даваемая царем, (жертва, даваемая) Анубисомчто на холме
его, что в w.t б, господином священной земли во всех его местах в (2) доб-
рых г: выхождение голоса для печатника царя Нижнего Египта, единствен-
ного друга, начальника печатников Jdw д, его молодое имя #Abz е, (3) говоря-
щего ж: «О живые, сущие на зем(4)ле з, любяще жизнь и (5) ненавидящие и
уход к! Если хотите вы л, чтобы жил (6) для вас господин этого храма м, ска-
жите: ‘тысяча воды н, хлебов, сосудов пива, скота, (7) тысяча ////// о вещей
всяких добрых для jmAx.w #Abz п, (8) любимого господином этой террасы р
////// (9) ////////////////////////// с

КОММЕНТАРИЙ

а
Здесь и далее начальная часть жертвенной формулы во избежание не
слишком уместного в настоящей статье обсуждения переводится
условно-традиционно, что далеко от представлений о ней автора.
б
До конца VI династии слово w.t писалось с детер-
минативом , позднее и до начала XII династии
55
его сменил детерминатив , формы которого в
Первом переходном периоде сильно искажались; к
числу последних относится использованная здесь
, приближающаяся к сосуду с падающими из горлышка каплями.
в
Складывается впечатление, что мы имеем дело с уникальной комбина-
цией и , однако все «дополнительные элементы», со-
здающие эту иллюзию – не более чем выбоины.
г
Расширение эпитета Анубиса «господин священной земли»
уточнением «во всех его местах»/«во всех его местах доб-
рых» достаточно редко; оно встречается начиная с V династии, но наибо-

55
Schenkel W. Frühmittelägyptische Studien. Bonn, 1962. S. 40; Fischer. Dendera… P. 84:15.

55
А. О. Б ОЛЬШАКОВ

лее характерно для позднего Старого царства и Первого переходного пе-


риода 56.

д
Лепсиус видел здесь группу (за ним
следовали Фишер 57, Севе-Сёдерберг 58 и
Шовэ 59), однако это явно один знак, изобра-
жающий сидящего человека (его опущенная
рука была принята за вытекающий костный
мозг в знаке ), за которым находится
. Эту группу можно было бы относить к предыдущему титулу, считая,
что он написан плеонастически как , особенно учитывая
любовь мастеров ал-Ḳаср ва ас-Сайад к избыточным написаниям (ср.
комм. I/з), однако в таком случае rn.f nfr стоит сразу за титулами без
большого имени, которое не упомянуто на стеле ни разу, поэтому в этих
двух знаках следует видеть именно большое имя 60. На первый взгляд
первым знаком может быть , но имя * выглядит крайне со-

мнительно; к тому же, если первый знак действительно , то, во-пер-


вых, он не занимает всю высоту строки и поднят к ее верхнему краю и,
во-вторых, его поджатые ноги должны быть непропорционально малы
по сравнению с туловищем. Однако при внимательном рассмотрении
оборотной стороны эстампажа видны свисающие ноги, позволяющие
понимать знак как . Ноги, правда, очень тонки, но в равной мере
тонки и руки этого знака (результат выветривания ?). Таким образом,
имя – ; вопрос – как его читать. Имя – $rdw – как будто

56
DuQuesne T. The Jackal Divinities of Egypt. Vol. I. London, 2005. P. 169–170.
57
Fischer. Dendera… P. 131, n. 278. Фишер отмечал здесь характерное для Первого пере-
ходного периода написание jmAx.w с опущенным j, такое же, как на стеле V.
58
Hamra Dom. P. 37.
59
Chauvet. Conception… P. 584.
60
В южных провинциальных гробницах времени Пепи II возможны упоминания моло-
дого имени после слов rn.f nfr в отсутствие большого имени (Fischer. Dendera… P. 76), и
наш случай Фишер включает в список этих аномалий. Однако, как мы увидим, он в этом
оказался неправ.

56
С ТЕЛЫ ИЗ АЛ -Ḳ АСР ВА АС -С АЙАДА

не засвидетельствовано, хотя известны его женский дериват $rd.t 61 и


62
имя ; к тому же, его можно понимать как уменьшительное
от относительно многочисленных имен с элементом Xrd. Гораздо более
вероятно другое прочтение имени при том же понимании формы пер-
вого знака. В гробницах ал-Ḳаср ва ас-Сайада неоднократно встречается
распространенное в Старом царстве и позднее имя Jdw63. Его носят стар-
ший сын владельца гробницы Т 73 *Aw.tj 64, который сам был хозяином
гробницы T 66, где указывается также его молодое имя %nnj 65, и владе-
лец гробницы T 152 66. Как правило, оно выписывается как , од-
67 68
нако возможны и варианты и даже просто . Таким обра-
зом, несомненно, что большое имя посвятителя стелы – Jdw.

е
Прочтение молодого имени представляет опреде-
ленную проблему, впрочем, вполне разрешимую
при некоторой эпиграфической тренированности
глаза. Лепсиус правильно понимал первый знак
как ; за ним он видел вертикальный знак, кото-
рый считал – явно в результате сравнения с ана-
логичным знаком в имени в стлб. 7, где в средней части видно некоторое
расширение; третий знак, несомненно, ; таким образом, итоговое
чтение . Г. Ранке, понимавший второй знак как , предложил чте-
ние xAis (?) 69. Севе-Сёдерберг не заметил предложения Ранке и интер-
претировал следующие за вертикальный и горизонтальный знаки как

61
PN II. S. 311:18; PNAR. S. 617:2877.
62
PN I. S. 277:16.
63
PN I. 54:10; PNAR. S. 281–281:609.
64
Hamra Dom. Pl. 14 (дважды), 22.
65
Ibid. Pl. 6, 8, 9, 11-e.
66
Ibid. Pl. 13-V, 45.
67
Ibid. Pl. 14, left; ср. DARMK II. S. 117, CG 1657; Petrie W.M.F. Dendereh 1898. London,
1900. Pl. 7 (дважды), 13.
68
Petrie. Dendereh. Pl. 13-V, 45.
69
PN II. S. 309:8.

57
А. О. Б ОЛЬШАКОВ

и , читая имя как нигде более не зафиксированное #A-mdA.t-Tzt –


«Thousand are the (or <his) ) books of magic (or wisdom)»70; за ним следует
Шовэ 71. В. Шенкель, указавший на чтение Ранке, попытался также пред-
ложить интерпретацию имени как сокращенной формы от #A-jzzj 72, что
невозможно и из-за отсутствия картуша, и в силу предполагаемого ис-
пользования знака для написания Jzzj. Шееле-Швайцер приняла вари-
анты как Ранке, так и Севе-Сёдерберга 73. Все эти чтения предопреде-
лены тем, что Лепсиус, вероятно, считал горизонтальную черту, отходя-
щую вправо от нижней части вертикального знака, не его составляющей,
а царапиной, поскольку в имени в стк. 7 такой черты он не заметил. Как
мы увидим в дальнейшем (комм. I/п), она там есть и, следовательно, знак
представляет собой , а имя в целом – #Abz. Оно не зафиксиро-
вано ни Ранке, ни Шееле-Швайцер, но написание его несомненно. С чте-
нием дело обстоит сложнее. Как заведомо невозможные по смыслу сле-
дует отвергнуть #A-bs(.w) – «Тысяча сирот»74, #A-bs(.w) – «Тысяча ло-
док»75, #A-bs(.w) – «Тысяча посвященных»76 или #A-bs(w.w) – «Тысяча
огней»77. Возможно понимание #Ab.s – «Ее гиппопотам»78: назвать круп-
ного новорожденного Бегемотиком вполне естественно, тем более, что
египтяне не имели ничего против сравнения с гиппопотамом (ср. до-
вольно распространенное женское имя _b.t – «Бегемотиха»79) – вопрос
в том, употреблялось ли это слово в Старом царстве. Словарь дает

70
Ibid. P. 38.
71
Chauvet. Conception… P. 584.
72
Schenkel. Rez. Säve-Söderbergh… Sp. 487.
73
PNAR. S. 583:2656.
74
, ÄgWb I. S. 423:46860.
75
, ÄgWb I. S. 423:10023.
76
, ÄgWb I. S. 423:48417.
77
, ÄgWb I. S. 424:10070.
78
, ÄgWb II. S. 1836:22740.
79
PNAR. S. 745:3784.

58
С ТЕЛЫ ИЗ АЛ -Ḳ АСР ВА АС -С АЙАДА

ссылку только на Палермский камень (Rt. III. 8), однако непонятно, пе-
80
редает ли использованное там написание xAb или db 81; помимо
этого сомнительного случая, упоминания гиппопотама-xAb относятся ко
времени не ранее Среднего царства 82, но главным образом они харак-
терны для птолемеевского времени 83. Также можно возводить имя к
xAb.w – «беззубый (теленок)»84: #Ab(.w).s – «Ее сосунок», что неплохо
выглядит как имя, данное при рождении, однако при этом, как и в преды-
дущем варианте, непонятным остается написание z вместо s. Этого не-
достатка лишена интерпретация, связывающая имя с названием какой-
то птицы xAbz/xAbs 85, однако оно не встречается помимо Текстов сарко-
фагов – что, впрочем, более или менее согласуется с датировкой стелы.
ж
В Старом царстве формула обращения к живым, следовавшая после ти-
тулов и имени хозяина памятника, неизменно вводилась словами Dd.f/.s
– «говорит он/она» 86; Dd без местоимения-суффикса встречается лишь

80
Так Wilkinson T.A.H. Royal Annals of Ancient Egypt. London – New York, 2000. P. 112.
81
Так Ogdon J. R. Studies in Archaic Epigraphy, II. On the Nature of // GM. 1982.
H. 57. S. 43. Й. Каль также не включает слово xAb в свой раннеегипеткий словарь (Kahl J.
Frühägyptisches Wörterbuch. Lief. 3. Wiesbaden, 2004. S. 343).
82
ÄgWb II. S. 1836:22740.
83
TLA 113810.
84
, ÄgWb I. S. 926:22742.
85
, , ÄgWb II. S. 1837:22757.
86
[1] *jj (Саккара, царствование Исеси) – Urk. I. S. 173; [2] @tp-Hr-Ax.t(j) (Саккара D 60,
вторая половина V династии) – Holwerda A.E.J., Boeser P.A.A., Holwerda J.H. Beschrei-
bung der aegyptischen Sammlung des Niederländisches Reichsmuseums der Altertümer in Lei-
den. [Bd. I]. Die Denkmäler des Alten Reiches. Leiden, 1905. Taf. 5. [3] MTTjj (Саккара,
начало VI династии, Berlin 5/1970) – Kaplony P. Studien zum Grab des Methethi. [Riggis-
berg, 1976]. Nr. 8; [4] anx(.j)-m-a-Hr(w)/Zzj (Саккара, царствования Тети – Пепи I) –
Badawy A. The Tomb of Nyhetep-Ptah at Giza and the Tomb of ‘Ankhm‘ahor at Saqqara.
Berkeley – Los Angeles – London, 1978. Fig. 23; Kanawati N., Hassan A. The Teti Cemetery
at Saqqara. Vol. II. The Tomb of Ankhmahor. Warminster, 1997. Pl. 35; [5] #nt(j)-kA(.j)/Jxxj
(Саккара, царствование Пепи I) – James T. G. H. The Mastaba of Khentika Called Ikhekhi.
London, 1953. Pl. 5–6; [6] Jbj (Дейр ал-Гебрави 8, раннее царствование Пепи II) – Da-
vies N. The Rock Tombs of Deir el-Gebrâwi Pt. I. London, 1902. Pl. 23; Kanawati N. Deir el-
Gebrawi. Vol. II. Oxford, 2007. Pl. 54; [7] QAr/Mrjj-ra(w)-nfr(.w) (Эдфу, раннее царствова-
ние Пепи II, CG 43371) – el-Khadragy M. The Edfu Offering Niche of Qar in the Cairo Mu-
seum // SAK. 2002. Bd. 30. Fig. 7; [8] #wj (Саккара, первая половина царствования Пепи
II) – Drioton E. Description sommaire des chapelles funéraires de la VIe Dynastie récemment

59
А. О. Б ОЛЬШАКОВ

однажды 87. Последний случай можно было бы считать ошибкой или


графическим вариантом, однако в Первом переходном периоде преобла-
дает уже вариант Dd 88, тогда как Dd.f – случай уникальный 89, что позво-
ляет говорить об изменении грамматики: «говорящий» 90. Такое измене-
ние, скорее всего, связано с тем, что в это время формула обращения к
живым стала соединяться с жертвенной формулой, чего раньше не было,

découvertes derrière le mastaba de Mererouka // ASAE. 1943. T. 43. P. 503–504; [9] Nnkj
(Саккара, царствование Пепи II) – Urk. I. S. 260:10; [10–11] N(j)-anx-pjpj (Саккара, конец
VI династии) – Hassan S. Excavations at Saqqara II. Fig. 4, 5; [12] @r(j)-mr.w (Саккара, ко-
нец VI династии) – Hassan S. Excavations at Saqqara. Vol. III. Cairo, 1975. Fig. 39; [13] %fg.t
(Саккара, VI династия) – Fischer G.H. Some Early Monuments from Busiris in the Egyptian
Delta // MMJ. 1976. Vol. 11. Fig. 12.
87
+aw (Дейр ал-Гебрави 12, середина царствования Пепи II) – Davies N. The Rock Tombs
of Deir el-Gebrâwi. Pt. II. London, 1902. Pl. 13; Kanawati N. Deir el-Gebrawi. Vol. III. Ox-
ford, 2013. Pl. 68.
88
[1] @nnj (Нага ад-Дейр, IX династия) – Vandier J. Quatre stèles inédites de la fin de l’an-
cien empire et la première époque intermédiaire // RdÉ 1936. T. 2. Pl. 1. [2] %nnj (Дендера, IX
династия, Edinburgh 1910.96) – Fischer. Dendera… Fig. 43, pl. 26. [3] Jj (Нага ад-Дейр, IX–
X династии, Dundee 66.223) – Brovarski Ed. The Inscribed Material of the First Intermediate
Period from Naga-ed-Der. PhD Thesis, University of Chicago, 1989. Fig. 137. [4] ^d(j)-(j)t(w.j)
(Нага ад-Дейр, IX–X династии, Le Caire 19/11/24/2) – Dunham D. Naga-ed-Dêr Stelae of
the First Intermediate Period. London, 1937. Pl. 20:2. [5] WHA (Нага ад-Дейр, IX–X династии,
Oriental Institute Chicago 16956) – Ibid. Pl. 32. [6] Nfr-nHsj (Нага ад-Дейр N.3972, IX–X
династии, Berkeley 6.2042) – Lutz H. F. Egyptian Tomb Steles and Offering Stones of the
Museum of Anthropology and Ethnology of the University of California. Leipzig, 1927.
Pl. 18:34. [7] KAkA (Нага ад-Дейр /?/, IX–X династии, Oriental Institute Chicago 16955) –
Ibid. Pl. 31. [8] Jtj (Нага ад-Дейр, IX–X династии, Melbourne 39) – Fischer H. G. Three Ste-
lae from Naga ed-Deir // Studies in Ancient Egypt, the Aegean, and the Sudan. Essays in Honor
of Dows Dunham on the Occasion of his 90th Birthday, June 1, 1980. Boston, 1981. Fig. 3–4.
[9] Jdw (Нага ад-Дейр, IX–X династии, BM 250) – Ibid., fig. 4–5. [10–12] Jt(w)-jb(.j) (Siut
III, X династия) – Brunner H. Die Texte aus den Gräbern der Herakleopolitenzeit von Siut mit
Übersetzung und Erläuterungen. Glückstadt – Hamburg – New York, 1937, S. 49:58, 50:62,
50:65; Edel E. Die Inschriften der Grabfronten der Siut-Gräber in Mittelägypten aus der Her-
akleopolitenzeit. Eine Wiederherstellung nach den Zeichnungen der Description de l'Égypte.
Opladen 1984. Abb. 2:58, 5:62 7:65. [13] @njj (ат-Тариф, царствование Антефа II, ГМИИ
I.1.а.1137а) – Hodjash S., Berlev O. The Egyptian Reliefs and Stelae in the Pushkin Museum
of Fine Arts, Moscow. Leningrad, 1982. Cat. No. 25. [14] Mrrj (Абидос, XI династия, CG
1651) – DARMK II. S. 111.
89
Mr.w (Фивы /?/, Абидос /?/, царствование Ментухотепа Небхепетра, Turin Suppl. 1447)
– Klebs L. Die Reliefs und Malereien des Mittleren Reiches. Heidelberg, 1922. Abb. 14.
90
Автор новейшей работы об «обращениях к живым» (Schubert. Those Who (Still) Live on
Earth…) произвольно восстанавливает где-то Dd(.j) – «Говорю (я)», где-то Dd.f – «говорит
он», а где-то без передачи в транслитерации каких-либо грамматических показателей пе-
реводит «who says» и просто «says», что свидетельствует о полном безразличии к дета-
лям.

60
С ТЕЛЫ ИЗ АЛ -Ḳ АСР ВА АС -С АЙАДА

и потребовался способ их более тесной связи 91. Таким образом, в напи-


сании на стеле I следует видеть не ошибку или сокращение, а характер-
ный для времени после Старого царства вариант введения формулы об-
ращения к живым, что может давать дополнительный аргумент для ее
датировки. Аналогичный вариант использован на стеле II.
з
Плеонастическое написание с детерминативом человека и
стоящим после него w множественности аномально, однако оно, похоже,
соответствует локальной традиции ал-Ḳаср ва ас-Сайада – ср.
в стк. 3 на стеле II.
и
В конце столбца 4 достаточно хорошо видна верхняя
часть знака , неувиденного Лепсиусом. Он выглядит
очень невысоким, но, возможно, его нижняя часть про-
сто затерта до невидимости.
к
От слова xp.t достаточно хорошо сохранились
знаки x и p; t практически невидим; ниже, как
будто, находится горизонтальный знак, но явно не
. Скорее всего, это знак тела на погребальном
92
ложе (ср. ), характерный для написаний xp.t
времени IX–X династий 93 . Хронологическим ин-
дикатором является и все выражение mrr.w anx msDD.w xp.t. Согласно
Фишеру, оно не употребляется до Первого переходного периода 94, и
хотя Эд. Броварскому удалось привести пару примеров его использова-
ния при VIII династии 95, сути дела это не меняет, так как от Гераклео-
польского времени их отделяют буквально несколько лет, а традиция
складывается только при IX династии.

91
В пользу этого говорит стела %nnj ([2] в списке в примеч. 88), где обращение к живым
после жертвенной формулы вводится при помощи Dd, а пространственно отделенная от
них биографическая надпись – при помощи Dd.f.
92
Fischer. Dendera. Fig. 43.
93
Brovarski. The Inscribed Material… P. 527–528.
94
Fischer. Dendera… P. 87:5.
95
Brovarski. The Inscribed Material… P. 511–524.

61
А. О. Б ОЛЬШАКОВ

л
Написание mrr.Tn с mj характерно для Саккары, Нага эд-Дер и Дендеры,
начиная с конца VI династии 96.
м
Лепсиус воспроизводил неопределенный прямоугольный
знак, разделенный надвое вертикальной чертой: . На

самом деле легко видеть, что это (тонкая вертикальная


черта справа от nTr – царапина). Именно так читала Шовэ,
реконструируя Xw.t-nTr в квадратных скобках 97, но никак не комменти-
руя свое восстановление ни по части эпиграфики, ни по части идеологии.
Между тем, это принципиально важный момент: речь идет о *Aw.tj, и
гробница его названа не H(w).t-kA, как этого следовало бы ожидать при
обозначении погребения / культового места человека, а H(w).t-nTr –
«храм», то есть ее владелец фактически приравнивается к божеству.
н
Группу, следующую за первым знаком тысячи, состав-
ляют наклоненный вытянутый сосуд, из которого
льется вода, переданная четырьмя точками, высокого
хлеба под ним, пивного сосуда и головы безрогого
быка. Проблему составляет знак , в котором мож-
но было бы пытаться видеть графический вариант qbH –
«холодная вода», «возлияние холодной водой», однако в надписях на
98
стелах V и VI перечисления тысяч начинаются с , что заставляет

понимать как mw 99. В соседней Дендере форма наклоненного со-

96
Fischer. Dendera… P. 87:4.
97
Chauvet. Conception… P. 584.
98
См. комментарии V/c , VI/в.
99
На основании дендерской традиции написания zAT – «возлияние воды» – с аналогичным
детерминативом, Фишер интерпретирует на стеле I как «libation» (Fisher. Dendera…
P. 196–197). Теоретически написания на стелах I, V и VI можно было бы действительно
считать вариантами написания zAT, но аргументация Фишера сильно ослабляется тем, что
все учтенные им случаи относятся либо к жертвенным формулам, либо к спискам жертв,
перечислений же тысяч среди них нет. Mw, видимо, все-таки предпочтительное понима-
ние.

62
С ТЕЛЫ ИЗ АЛ -Ḳ АСР ВА АС -С АЙАДА

суда с истекающей водой, переданной точками, характерна для IX дина-


стии 100; аналогично следует датировать и нашу стелу. Такое аномальное
расположение упоминания тысячи возлияний водой следует признать
локальной традицией ал-Ḳаср ва ас-Сайада.
о
Знак(и) левее второго знака тысячи поврежден(ы) до не-
узнаваемости. На блоке с биографической надписью
+ADAjj, найденном возле гробницы Т 104, перечень ты-
сяч, начинающийся так же, как на нашей стеле, заверша-
101
ется , так что и здесь можно было бы видеть «ты-
сячу птиц и антилоп», но очертания этих знаков неразличимы. По-види-
мому, выветрился и горизонтальный знак или несколько небольших зна-
ков после этой группы, так как расстояние между ней и следующей груп-
пой достаточно велико.

п
Молодое имя хозяина стелы написано знаком ,
вертикальным знаком, который кажется простой
чертой, и развернутым вертикально знаком – .
Оборотная сторона эстампажа фон Шлифена, фраг-
мент которого здесь приводится, сохранила следы
очень неглубокой горизонтальной части второго знака 102 – это совер-
шенно несомненно с сильно вытянутой ступней, дотягивающейся до
, а то, что воспринимается как утолщение в средней части вертикали,
породившее интерпретации знака как , или – всего лишь щербина.

р
У Лепсиуса , однако хорошо видно, что на самом деле это .

должно быть вариантом написания , –

100
Fisher. Dendera… P. 196–197.
101
Hamra Dom. Pl. 46-b, 47, 71.
102
Не видна на менее детальном эстампаже Лепсиуса.

63
А. О. Б ОЛЬШАКОВ

«лестница», «терраса» 103. Интересно использование не-


обычного детерминатива вместо традиционного ;
впрочем, несмотря на значительное преобладание , он
не был единственно возможным определителем. Севе-
Сёдерберг и Шовэ весь этот столбец в своих переводах
опускают 104. Под «террасой» несомненно, подразумева-
ется пространство перед гробницей, где расположена
стела.
с
Последний столбец выветрен настолько, что от надписи остались лишь
несколько неопределенных следов. Степень утрат ко времени Лепсиуса
была такова, что он вообще считал надпись кончающейся столбцом 8,
хотя сама композиция стелы предполагает существование еще одного.

Стела II 105

Высота 37,5 см, ширина (по верхнему краю) 27 см. Нижняя часть пра-
вого края не уместилась на эстампаже.
В левой нижней части стелы находится изображение стоящего перед
столом с продуктами мужчины, приносящего в жертву птицу. Сцена, осо-
бенно стол и продукты, очень сильно выветрена и повреждена большой вы-
боиной, однако с уверенностью восстанавливается благодаря ее сходству с
композицией на стеле I, которую она повторяет и от которой она зависима.
Над ней четыре горизонтальные строки врезанной иероглифической
надписи во всю ширину стелы, продолжающейся в пяти вертикальных
столбцах в правой половине стелы. Конец последнего столбца полностью
утрачен.
О следах знаков, находящихся за полями стелы см. ниже (раздел
«Стелы VII и VIII»).

103
Wb. II. S. 409:9-15.
104
Hamra Dom. P. 37; Chauvet. Conception… P. 584.
105
Копия Лепсиуса: инв. № 140/21.

64
С ТЕЛЫ ИЗ АЛ -Ḳ АСР ВА АС -С АЙАДА

НАДПИСЬ

(1)Жертва, даваемая царем, (жертва, даваемая) Анубисом что на холме его,


что в w.t а, господином священной земли (2) во всех его местах б: выхождение
голоса для печатника царя Нижнего Египта, друга единственного, жреца-
чтеца (3) Bjw в, говорящего г: «О д живые, сущие на земле е, (4) которые при-
дут к подворью Двойника ж этому доброму (?) з ! (Если) хотите вы, чтобы
жил и господин к этого храма л, (5) скажите: ‘Тысяча хлеба и кувшинов пива,
тысяча скота, тысяча птиц, тысяча вещей всяких добрых для м (6) печатника
царя Нижнего Египта, друга [единственного] н [Bjw] о ’».

65
А. О. Б ОЛЬШАКОВ

КОММЕНТАРИЙ

а
– еще один (ср. комм I/b) типичный для Первого пе-
реходного периода вариант детерминатива к слову w.t,
c формой, утратившей связь с его изначальным смыс-
лом, каким бы он ни был.
б
См. комм. I/г.
в
Bjw – достаточно распространенное имя, вероятно, уменьшительное, с
традиционным написанием , и т. п.106 Вариант написа-
ния , использующий графическое сходство с глаголом ,
никоим образом не должен связывать имя с семантикой движения и все-
цело лежит в пределах норм египетской идеографии. Поэтому попытка
Эделя 107 считать нашего Bjw тем же человеком, что изображен в гроб-

108
нице Jdw (Т 152) как напрасна (см. также комм. V/т о хроноло-

гической невозможности этого отождествления): там мы, вероятно,


имеем дело с другим именем, Bb(j)-jw(.w) – «Bbj пришел» 109, благо имя
Bb/Bbj существует 110, парадигма «NN пришел» широко распространена,
а пропуск на нашей стеле слабого j гораздо вероятнее, чем пропуск b в
гробнице Jdw. Из-за сомнительности выпадения b невозможно принять

и эделевское отождествление 111 Bjw с , изображенным в гробнице

*Aw.tj 112.
г
См. комм. I/ж.

106
PN I. S. 93:14; PNAR. S. 346:1037.
107
Edel. Hieroglyphische Inschriften... S. 29, Komm. b.
108
bid. Abb. 6 = Hamra Dom. Pl. 45.
109
Так и PNAR. S. 347:1049.
110
PNAR. S. 347:1048, 348:1053. К тому же и имена, в которых используется элемент bb,
достаточно распространены: Ibid. S. 247–348.
111
Edel. Hieroglyphische Inschriften... S. 29, Komm. b.
112
Hamra Dom. Pl. 14.

66
С ТЕЛЫ ИЗ АЛ -Ḳ АСР ВА АС -С АЙАДА

д
Ноги знака возглашающего мужчины практически полно-
стью выветрены, однако положение поднятой и опущенной
рук делают отождествление знака несомненным.
е
Плеонастическое написание, по принципам подобное ис-
пользованному в стлб. 3–4 стелы I .
ж
Сильно выветрившаяся группа знаков, образующая
квадрат. Наиболее вероятная интерпретация, возника-
ющая в результате работы со светом, – , точнее,
с вписанным в него прямоугольником, имеющим
внутреннее членение; кисти рук переданы как утолщения – . Ниж-
няя линия видна не очень хорошо, но зато хорошо просматриваются
характерные скругления углов. В таком случае, мы имеем дело с не са-
мым частым, но вполне возможным написанием H(w).t-kA. Термин H(w).t-
kA достаточно расплывчат, он может обозначать отдельные части гроб-
ницы, гробницу целиком и часовню частного лица в храме 113. Так как в
формулах обращения к живым речь всегда идет о том памятнике, на ко-
тором она написана, в данном случае имеется в виду не гробница *Aw.tj,
а стела Bjw. При этом он, разумеется, делает комплимент своему скром-
ному памятнику, который на настоящую гробницу никак не тянет, но
формальное право на это он имеет – если на стеле есть изображение, она
является местом обитания Двойника хозяина. Собственно в этом и за-
ключается причина того, что с нашей точки зрения кажется чрезвычай-
ной расплывчатостью термина Hw.t-kA – границы его использования про-
ведены не по частям гробницы и не по типам памятников, а по факту
наличия на памятнике изображения.
з
Квадрат сильно разрушен, однако при соответ-
ствующем освещении достаточно хорошо видно
, которого и следует ожидать после Hw.t-kA.

113
Kaplony P. Ka-Haus // LÄ III. Sp. 284–287; Bolshakov A. O. Man and his Double. Wiesba-
den, 1997. P. 147–148.

67
А. О. Б ОЛЬШАКОВ

Далее как будто следует , но это вполне может быть ошибкой глаза,
тем более, что определения по формуляру формулы обращения к живым
здесь не требуется.
и
В формуле на стеле I «чтобы жил для вас»; здесь ошибка или сокраще-
ние.
к
Знак расположен в верхней части строки,
пространство под ним пустое.
л
В отличие от аналогичного места на стеле I, где
поверхность поцарапана, что может вызывать
некоторые, хотя и незначительные, сомнения, в
присутствии знака , здесь совершенно несомненно написано . Та-
ким образом, как и на стеле I, гробница *Aw.tj названа H(w).t-nTr, и если
предложенное в комм. II/ж понимание сильно поврежденной группы
знаков правильно, то Bjw проводит очень четкое разделение между
двумя памятниками: свою стелу называет Hw.t-kA, то есть гробницей, а
особо почитаемую гробницу – храмом.
м
Весь столбец очень сильно выветрен, так что нескольких знаков Лепсиус
не видел, однако следы всех их, хотя и очень незначительные, заметны.
н
Чтение титулов вызывает трудности. Севе-Сёдерберг читал «печатник
царя Верхнего Египта» + «наставник» + «начальник /////» 114, однако это
чтение бессмысленно, так как «наставник» – не самостоятельный титул,
а обозначение второго из трех уровней руководителей. Чтение «печат-
ник царя Верхнего Египта» + «наставник /и/ начальник /////» не содержит
столь явной нелепости, однако по сути оно ничем не лучше, так как, во-
первых, такое стяжение двух титулов неизвестно 115 и, во-вторых, в та-
ком случае более высокий ранг «начальника» должен был бы предше-
ствовать «наставнику». Предполагать, что мы имеем дело с титулами

114
Hamra Dom. P. 37.
115
Попытки нескольких подобных чтений – явные недоразумения, см. Jones D. An Index
of Ancient Egyptian Titles, Epithets and Phrases of the Old Kingdom. Vol. I–II. Oxford 2000.
P. 911:3342-3354.

68
С ТЕЛЫ ИЗ АЛ -Ḳ АСР ВА АС -С АЙАДА

«наставник печатников царя Верхнего Египта» с графической переста-


новкой частей + «начальник /////», также невозможно: во-первых, такая
транспозиция не требуется ( и так стоит перед ) и, во-вторых и
в-главных, такой ранг для этого титула не зафиксирован. Если видеть в
вертикальном знаке не , а , то можно реконстру-
ировать чрезвычайно избыточное написание smr

wa.t(j) как , вызванное стремлением заполнить

пустое место в конце столбца 116. Этот вариант


неплох: во-первых, составитель надписей на стеле
склонен к плеоназму; во-вторых, места в небольшой
117
лакуне достаточно для восстанавливаемого ,
в-третьих, что особенно важно, при таком понима-
нии получается последовательность титулов,
совпадающая с представленной в стк. 2, которую и
следует ожидать. Принять эту версию безогово-
рочно мешает тот факт, что в верхней части верти-
кального знака имеется небольшой выступ,
естественный для и ненужный у , и в целом его

форма отличается от использованной в стк. 2 – .


От полной безнадежности я вынужден предполо-
жить ошибку резчика и все-таки читать smr wa.t(j). Следующий за лаку-
ной в один квадрат знак , от которого сохранились очертания задней
части головы и спины, не может быть частью имени Bjw, так как при
нашей реконструкции места для и над ним нет, поэтому остается
в рамках предположения о плеонастическом написании предыдущего

116
Предположение С. Граллерт.
117
Находящийся под зигзаг, который можно принять за грубо врезанное , на
деле является царапиной.

69
А. О. Б ОЛЬШАКОВ

титула считать его аномальным образом раскрывающим значение wa.tj.


о
Нижняя часть столбца утрачена полностью; в ней должно было нахо-
диться имя Bjw, места для которого в лакуне более чем достаточно.

Стела III 118

Максимальная высота 29 см (по правому краю), ширина 23 см.


В левой части стелы изображение стоящего мужчины с птицей в руке
(это место сильно повреждено и реконструируется с трудом; птица выгля-
дит слишком маленькой, а ее крыло непропорционально велико). Над ним
во всю ширину стелы строка надписи врезанными иероглифами, продолжа-
ющаяся двумя полными и одним коротким столбцами и одной строкой.
Нижней ограничительной линии по-видимому не было – по крайней мере,
ее нет на уровне ступ-
ней фигуры, а раздели-
тельная линия после
второго столбца и осо-
бенно правая ограничи-
тельная линия стелы за-
ходят заметно ниже это-
го уровня.

НАДПИСЬ

(1) Жертва, даваемая ца-


рем, (жертва, даваемая)
Анубисом а что на
холме его: (2) выхожде-
ние голоса для служи-
теля Двойника MHn б.
(3) Руководитель празд-

118
Копия Лепсиуса: инв. № 140/20.

70
С ТЕЛЫ ИЗ АЛ -Ḳ АСР ВА АС -С АЙАДА

неств в делающий одобряемое г своим господином д *Aw.tj е, (4) делающий


одобряемое (5) в его культовом месте ж.

КОММЕНТАРИЙ

а
У Лепсиуса , однако на эстам-
паже на месте последнего знака хо-
рошо виден – редкий детерминатив
к имени Анубиса. В целом это написа-
ние можно считать сокращенным ва-
риантом , использовавшегося в Первом переходном пери-
оде 119.
б
Лепсиус явно не понял этой части надписи: на месте
первого знака у него стоит нечто, являющееся соеди-
нением реальной формы выбоины и знака какой-то
птицы, а вместо третьего знака находится что-то, на-
поминающее . Севе-Сёдерберг отказался ее пере-
водить120, что не удивительно, учитывая степень не-
адекватности воспроизведения. Первый знак, несмо-
тря на сильное повреждение, с уверенностью восста-
навливается как – достаточно хорошо прослежи-
ваются формы головы, кончика крыла и хвостового
оперения; при этом от ног, видимо, процарапанных
очень неглубоко, не осталось никакого следа. Кстати,
на рисунке, служившем основой для публикации па-
мятника 121, форма знака гораздо ближе к сове, чем в самом издании (пе-
редано даже что-то вроде ног) – за искажение ответствен гравер. В сле-
дующем за вполне очевидным крестообразном знаке соблазнительно

119
DuQuesne. The Jackal Divinities… P. 73.
120
Hamra Dom. P. 37.
121
Архив Берлинского словаря, инв. № 442.

71
А. О. Б ОЛЬШАКОВ

было бы видеть , но это не дает возможности сколько-нибудь осмыс-


ленного чтения, равно как и (в его обобщенной староегипетской фор-
122
ме ), и поэтому приходится предполагать, что это один из многочис-
ленных в Первом переходном периоде вариантов написания с верти-
кальным стеблем и расположенными под прямым углом к нему листь-
123
ями (ср. и т. п.; нельзя полностью исключать и возможности влия-
124
ния иератических форм типа , ). Последний знак имени , и,

стало быть, оно должно читаться как . Имя редкое и необычное, но

единожды помимо нашего памятника все-таки засвидетельствованное (в

варианте ) на стеле времени Пепи II из Абидоса (?)125. MHn – имя

змея, окружающего и защищающего солнечного бога в Дуате, и, соот-


ветственно, название настольной игры, позволявшей путем перемеще-
ния фишек по круглой доске с изображением этого свернувшегося в спи-
раль змея достигнуть безопасного посмертного существования 126. Это
название пишется с детерминативом , который изображает играль-
ную доску, и вполне возможно, что в имени посвятителя нашей стелы
знак может быть смешением и , что неудивительно в случае

122
Davies No. The Mastaba of Ptahhetep and Akhethetep at Saqqareh. Pt. I. London, 1900.
Pl. 17:376).
123
Kanawati N. The Rock Tombs of El-Hawawish. Vol. VI. Sydney, 1986. Fig. 11.
124
Goedicke H. Old Hieratic Paleography. Baltimore, 1988. S. 20b.
125
Fischer H. G. Two well-dated Egyptian Antiquities in the Walters Art Gallery, Baltimore //
MDAIK. 1981. Bd. 37. S. 152, Taf. 24. Фишер не предложил интерпретации имени; ею мы
обязаны Шееле-Швайтцер, PNAR. S. 402:1421.
126
Об игре mHn см. Ranke H. Das altägyptische Schlangenspiel. Heidelberg, 1920; Montet P.
Le jeu de Serpent // CdÉ. 1955. T. 30. P. 189–197; Piccione P. A. Mehen, Mysteries, and Res-
urrection from the Coiled Serpent // JARCE. 1990. Vol. 27. P. 43–52; Rothöhler B. Mehen,
God of the Boardgames // BGS. 1999. Vol. 2. P. 10–23; Kendall T. Mehen: The Ancient Egyp-
tian game of the Serpent / Ancient Board Games in Perspective. London, 2007. P. 33–45.

72
С ТЕЛЫ ИЗ АЛ -Ḳ АСР ВА АС -С АЙАДА

небольших сходных по очертаниям знаков на памятнике невысокого ка-


чества (хотя его форма все же ближе к ) 127. Таким образом, имя по-
святителя, странное с точки зрения современного человека, было вполне
достойным для египтянина – ведь даже лицо Нут можно было отож-
дествлять с доской для mHn128. Некоторое опасение может вызывать ис-
пользование не очень нужного знака – на абидосской стеле его нет,
как и в подавляющем большинстве староегипетских вариантов написания
129 130
названия игры, имеющих немалый разброс: , ,
131 132 133
или , , ,
134
, однако в Текстах пирамид Пепи II и Нейт встречается
135
написание , что снимает сомнения.

в
Весьма проблематичное место. Лепсиус не понял
первого высокого вертикального знака, но два сле-
дующих передал в общем точно. Между тем, и пер-
вый знак вполне очевиден – это , но однозначного

127
Ср. другие случаи смешения этих двух знаков при написании слова «игральная
доска»: так в часовне Jdw (Simpson W. K. Giza Mastabas II. The Mastabas of Qar and Idu.
G 7101 and 7102. Boston, 1976. Fig. 38) используется – , а у KA(.j)-m-anx

(Junker H. Gîza IV. Wien – Leipzig, 1940. Abb. 9), пожалуй, все-таки – . Эта
взаимозаменяемость породила некоторую путаницу в TLA (74080), где ссылка на слово
«игральная доска» дается как mHn, тогда как в транслитерации надписи KA(.j)-m-anx при-
сутствует mHnw. Появление в имени владельца абидосской стелы скорее всего свя-
зано не с фонетикой, а с привычкой раскрывать значение .
128
Pyr. 2265a (Nt), Jéquier G. Les pyramides des reines Neit et Apouit. Le Caire, 1933. Pl. 8,
col. 6 (Nt).
129
HT I2. Pl. 2.
130
LD II, 61a.
131
Simpson. Giza Mastabas II. Fig. 38.
132
Junker. Gîza IV. Abb. 9.
133
Pyr. 541a (T, M, N).
134
Pyr. 2265a (Nt), Jéquier, Neit. Pl. 8, col. 6 (Nt).
135
[1] Pyr. 1866a (N). [2] Jéquier, Neit. Pl. 26, col. 698 (Nt).

73
А. О. Б ОЛЬШАКОВ

чтения все равно не получается. выглядит стандартным написанием


H(A)b, (похоже, что ромбик, передающий фактуру камня, все-таки
показан, хотя полной уверенности в этом нет), и тогда мы получаем ти-
тул xrp H(A)b – «руководитель праздника». Такой титул засвидетельство-
ван, но только для I династии 136, что вызывает сомнение в возможности
его возрождения целую историческую эпоху спустя. С другой стороны,
можно понимать как nb, и тогда титул будет xrp zH nb – «руководи-
тель всякой обеденной палаты». Титул xrp zH известен 137, равно как и
его дериваты, но он всегда употребляется без уточнения «всякой», кото-
рое, действительно, выглядит странно. Скорее всего, здесь следует ви-
деть xrp zH, под влиянием стандартного сочетания написанный с
лишним знаком / .
г
У Лепсиуса только две горизонтальные черты и ,
соответствующие , группе, хорошо видной на эс-
тампаже. От сохранились незначительные следы,
передано как три округлых углубления с расходя-
щимися двумя чертами под ними, сильно повре-
ждено выбоиной, но верхняя часть знака – горлышко
и венчик – видна четко.
д
Несмотря на повреждение, Лепсиус точно передал
форму , но не понял того, что расположено ниже,
и изобразил что-то вроде крокодила (возможно,
действительно под воздействием этого знака). Однако
это всего лишь с высоко поднятой головой и наклонная выбоина от
рожек до хвоста.
е
Имя *Aw.tj сохранилось хорошо и читается без сомнений, проблема в

136
Jones. Index… P. 728–729:2649.
137
Ibid. P. 736–737:2682.

74
С ТЕЛЫ ИЗ АЛ -Ḳ АСР ВА АС -С АЙАДА

том, кто имеется в виду и что означает его упоминание. [1] Севе-Сёдер-
берг, который не читал имени MHn в предыдущем столбце, соответ-
ственно считал, что формула адресована владельцу гробницы, на фасаде
которой находится стела, и однозначно видел здесь его имя 138. При этом
все предшествующие титулы автоматически должны оказываться титу-
лами *Aw.tj, однако в его гробнице титул «распорядитель празднеств» не
встречается, равно как и эпитет «делающий одобряемое своим господи-
ном», не говоря уже о титуле «служитель Двойника», который, несо-
мненно, должен относиться к MHn139. [2] Гораздо логичнее считать, что
в стлб. 3 речь продолжает идти о MHn, и это он «распорядитель празд-
неств, делающий одобряемое своим господином»; при этом имя *Aw.tj
раскрывает nb(w).f, объясняя, кто является господином MHn. Такое уточ-
нение, несомненно, нарушает норму использования эпитета «делающий
одобряемое своим господином», не требующего пояснений, но появле-
ние его вполне объяснимо. Действительно, под «господином» в подоб-
ных самоаттестациях понимается живой вышестоящий (вплоть до царя),
здесь же речь идет о давно умершем *Aw.tj, и это следовало пояснить во
имя точности 140. [3] Наконец, можно предполагать, что *Aw.tj – это не
покойный номарх, а второй посвятитель стелы, однако это практически
невероятно: в таком случае, эпитет «делающий одобряемое в его святи-
лище» в стлб. 4 и стк. 5 повисает в воздухе, так как, во-первых, остается
непонятным к кому он относится (третьего посвятителя нет) и, во-вто-
рых, неясно, о чьем святилище идет речь (в рамках второго варианта ин-
терпретации эти проблемы решаемы); к тому же все остальные стелы в
ал-Ḳаср ва ас-Сайаде имеют только одного посвятителя. Таким образом,
второй вариант оказывается предпочтительным.

138
Hamra Dom. P. 38.
139
Об обозначении изображения жертвующего человека, помещенного в чужую гроб-
ницу, как «служителя Двойника», см. Bolshakov. Man and his Double… P. 272–273.
140
Некоторая аналогия, не совсем по форме, но по сути, содержится в надписях на лож-
ной двери %nDm-jb(.j)/MHj (G 2378, LD II. Bl. 75; Urk. I. S. 68; Brovarski Ed. Giza Mastabas
7. The Senedjemib Complex, Part I. Boston, 2000. Fig. 126–127). Так как он служил при
Исеси и Унисе, он очень четко определяет, в связи с которым царем используется тот
или иной эпитет: «jmAx.w у Исеси», «jmAx.w у Униса», «делающий одобряемое Исеси
каждый день»; при этом Исеси во время изготовления ложной двери был уже мертв.

75
А. О. Б ОЛЬШАКОВ

ж
Все знаки видны достаточно четко – . Проще всего было
бы читать здесь (j)m(j)-r(A) pr.f – «управляющий его хозяйством», однако
такое чтение далеко не
безупречно. Во-первых,
титул (j)m(j)-r(A) pr, вклю-
ченный в список титулов,
не требует для уточнения
местоимения-суффикса. Во-вторых, в таком случае следовало бы ожи-
дать написания * , тогда как у нас детерминатив явно от-
141
носится не к ,ак . В таком случае, наиболее вероятно пони-
мание m rA-pr.f «в его культовом месте» – как продолжение jr(j) Hzz.t в
стк. 4 142. RA-pr – один из достаточно невнятных с нашей точки зрения
терминов, связанных с культовой архитектурой. Судя по смыслу обоих
его компонентов – «устье дома» (где «дом» → «гробница», «храм» и
т. д) 143, он должен обозначать то место, где в человеческий мир откры-
вается проход в мир иной, откуда выходит та или иная сущность для
144
принятия жертв. Написание свидетельствует, что это мо-
жет быть ложная дверь; о том же говорит и упоминание «палаты устья
145
дома» , части гробницы куда доставляются жертвы –
это должна быть часовня, в которой находится ложная дверь. С ложной
двери обозначение rA-pr может переноситься на часовню или гробницу

141
Впрочем, ср. rA-pr, написанное как (направление письма справа налево), von Bis-
sing F. W. Die Mastaba des Gem-ni-kai. Bd. II. Berlin, 1911. Taf. 40; Harpur Y., Scremin P.
The Chapel of Kagemni. Scene Details. Oxford, 2006. Pl. 537. Context Drawing 38.
142
Так читал Севе-Сёдерберг, но он почему-то переводил rA-pr как «house» (Hamra Dom.
P. 37).
143
Альтернативное понимание термина как rA-prj.t – «la porte de sortie» (Vergote J.
L'étymologie de ég. rA-pr: copte 'rpé: ar. Birbā // ZÄS. 1964. Bd. 91. S. 135-137) вызывает
сильнейшие сомнения из-за повсеместного отсутствия детерминатива , который был
бы более чем желателен при написании производного от глагола движения. Впрочем,
сути дела оно не меняет.
144
Steindorff G. Das Grab des Ti. Leipzig, 1913. Taf. 31; Épron L., Daumas F., Goyon G. Le
tombeau de Ti. T. I. Le Caire, 1939. Pl. 42.
145
Von Bissing. Gem-ni-kai… Bd. II. Taf. 40; Harpur, Scremin. The Chapel of Kagemni…
Pl. 537. Context Drawing 38.

76
С ТЕЛЫ ИЗ АЛ -Ḳ АСР ВА АС -С АЙАДА

в целом 146, однако гораздо чаще так называют храмы или какие-то их
составляющие 147. В силу неопределенности контекста, определить точ-
ный смысл термина на нашей стеле представляется невозможным (хотя
свидетельства других стел позволяют видеть здесь упоминание гроб-
ницы *Aw.tj как святилища), поэтому резонно ограничиться переводом
«культовое место» 148.

Стела IV 149

Фрагмент стелы. Размеры листа эс-


тампажа 22х15 см. Высота женской фигу-
ры 15 см.
Эстампаж воспроизводит фигуру сто-
ящей женщины с двумя (?) птицами под
слегка приподнятой передней рукой (это
место повреждено настолько сильно, что и
формы, и даже количество птиц вызывают
сильнейшее сомнение). На женщине длин-
ный трехчастный парик и облегающее пла-
тье, доходящее до щиколоток. Фигура
очень тонкая и вытянутая, с непропорцио-
нально большими кистями рук и неудачно
переданным задним плечом. Перед ней

146
Hassan S. Excavations at Giza IV. Cairo, 1943. Fig. 118, l. 10; Mariette A. Les mastabas de
l’Ancienne Empire. Paris, 1889. P. 394; Lloyd A. B., Spencer A. J., el-Khouli A. Saqqara
Tombs III. The Mastaba of Neferseshemptah. London, 2008. Pl. 14, 37.
147
ÄgWb I. S. 698–699:17516.
148
Нельзя полностью исключать и возможность того, что мы имеем дело не с термином
rA-pr, а со словосочетанием rA pr – «вход дома → гробницы». Тогда MHn говорит о себе
как о «делающем одобряемое» *Aw.tj в дверях его гробницы, что хорошо согласуется с
расположением стелы. И все же это предположение достаточно сомнительно. Принесе-
ние жертвы, изображенное на стеле, вероятно, действительно можно описать как дей-
ствие, за которое умерший хвалит своего заупокойного жреца, но выражение «делающий
одобряемое» в норме служит для обобщающей позитивной характеристики моральных
и деловых качеств человека, и в настоящем контексте выглядит недостаточно конкрет-
ным.
149
Копия Лепсиуса: инв. № 140/29.

77
А. О. Б ОЛЬШАКОВ

остатки надписи врезанными иероглифами, за ее спиной ограничительная


линия стелы.

НАДПИСЬ

///// Wt.jj a

КОММЕНТАРИЙ

а
У Севе-Сёдерберга 150 не было никаких сомнений в том, что перед жен-
щиной было написано имя владельца гробницы, на фасаде которой
была высечена стела. Действительно, теоретически знак мог бы
уместиться в пространстве между и чертой, отделяющей предпола-
гаемую горизонтальную надпись в верхней части стелы, которая
должна проходить над головой женской фигуры (при стандартной ком-
поновке стелы, аналогичной I–III). Однако никаких следов этого знака
не видно, хотя значительных повреждений поверхности здесь нет, что
вызывает сомнения в надежности такой реконструкции. Их усиливает
то обстоятельство, что имя *Aw.tj и в его собственной гробнице, и на
стелах везде пишется с одиночным, а не с двойным j; это правило рас-
пространяется и на написания этого имени в других некрополях 151.
Скорее всего, следует предполагать, что написано имя самой женщины:
Wt.jj – редкое, но возможное 152. При этом первый j врезан менее глу-
боко, чем остальные знаки и выглядит выполненным другой рукой 153.
Объяснять причины этого я не берусь. Иероглифы, имеющие высоту
ок. 2,5 см, оказываются гораздо более крупными относительно изобра-
жения жертвователя, чем на остальных стелах. Это не позволяет пред-
полагать наличия на стеле IV сколько-нибудь значительной надписи.

150
Hamra Dom. P. 36, 38.
151
PNAR. S. 730:3675.
152
Fischer, Dendera… Pl. 8 (правда, тоже с одиночным j – ).
153
Лепсиус не распознал формы этого знака и воспроизвел что-то вроде , хотя форма
знака вполне очевидна, и он не поврежден.

78
С ТЕЛЫ ИЗ АЛ -Ḳ АСР ВА АС -С АЙАДА

Cтела V 154

Ширина 55 см, высота 51 см (по левому краю) – 51,5 см (по правому


краю).
Судя по эстампажу, уже во времена Лепсиуса стела была сильно вывет-
рена; между тем, за несколько лет до того Присс д’Авенн достаточно легко,
хотя и со множеством вполне естественных ошибок, скопировал ее, что бы-
ло бы нереальным при ее состоянии, отраженном эстампажем – возможно,
между двумя копированиями произошла сильная песчаная буря, стершая ре-
льеф с поверхности камня. Прорисовка лепсиусовского эстампажа – задача
и неблагодарная, и достаточно бесполезная, так как, хотя очертания боль-
шинства знаков видны, они затерты до такой степени, что передавать мы
будем не столько точные формы, сколько наши ощущения по их поводу.
Вместе с тем, по нему можно проверить копию Присса и исправить многие
из его ошибок, что и делается в настоящей статье (точно так же поступил в
свое время Лепсиус, не ставший воспроизводить стелу; к сожалению, он ис-
правил лишь две ошибки, что повело к последующим неверным переводам
надписей). Поэтому я воспроизвожу только рисунок Присса с наложенными
на него своими исправлениями стандартными иероглифами.
В правой нижней части стелы находится изображение сидящего *Aw.tj,
перед которым два мужчины совершают жертвоприношение 155. Первый,
стоя на коленях, протягивает ему хлеб и сосуд (так согласно Приссу – оба
предмета повреждены до неузнаваемости, в сценах жреческой службы
обычно присутствуют два сосуда nw или nw и высокий овальный сосуд),
второй свертывает шею птице (положение ее головы копиистом понято не
было). Над ними висящие в воздухе одноногий столик xAw.t с половинками
хлебов, в духе времени стилизованными как метелки камыша, и стол с про-
дуктами; пространство между фигурами заполнено изображениями продук-
товых жертв. Вдоль верхнего края стелы идет строка врезанной иероглифи-
ческой надписи (1). Над головой *Aw.tj две строки и вертикальный столбец

154
Копия Лепсиуса: инв. № 140/28.
155
Поскольку его фигура вопреки универсальному правилу обращена налево, стела, ско-
рее всего, находилась на ныне утраченной части фасада слева от входа в гробницу, от-
куда он вышел, чтобы принимать жертвы.

79
А. О. Б ОЛЬШАКОВ

(2). Перед его лицом вертикальный столбец, скорее всего, не самостоятель-


ный, а продолжающийся четырьмя строками в левой половине стелы (3).
Под ними короткая строка (4). За фигурами жертвователей два вертикаль-
ных столбца (5). Над столами, на уровне надписи 4, горизонтальная строка
(6).

НАДПИСЬ 1
а
Жертва, даваемая царем, /жертва, даваемая/ Осирисом, владыкой Бу-
сириса б: выхождение голоса для ирипат в хатиа, начальника Юга г, началь-
ника слуг бога д *Aw.tj.

80
С ТЕЛЫ ИЗ АЛ -Ḳ АСР ВА АС -С АЙАДА

НАДПИСЬ 2

(1) Наставник слуг бога пирамиды «Пребывает молодость Меренра» е,


ж
(2) наставник слуг бога пирамиды «Пребывает жизнь Неферкара» (3) ири-

пат *Aw.tj.

НАДПИСЬ 3

Давание жертвы для ирипат *Aw.tj. (2) з его сыном любимым им под-
(1)

линным и, одобряемым к им каждый день л на земле м (3) как [личность] н,


творящая одобряемое господином своим каждый день, любимым о (4) домом
господина его всем п, одобряемым городом его ц[елым], (5) печатником царя
Нижнего Египта, единственным другом р, начальником дома, почтенным с
Jdw/Mn-zA(.j) т.

НАДПИСЬ 4

Жертва, даваемая царем, *Aw.tj у.

НАДПИСЬ 5

(1)Возглашение – тысяча воды ф, тысяча хлеба /и/ пива х, тысяча скота


/и/ птицы, тысяча ///// ц для (2) печатника царя Нижнего Египта, начальника
дома, почтенного ч у своего господина Jdw ш.

НАДПИСЬ 6

Тысяча хлеба /и/ пива, тысяча скота /и/ птицы, тысяча вещей всяких
добрых.

КОММЕНТАРИЙ

а
Присс изобразил по верхнему краю стелы
знак неба, что на частном памятнике невоз-
можно. Основанием для этого было округлое
повреждение в правом верхнем углу стелы, возле верхней ограничи-
тельной линии, которое он принял за скругленный угол неба .

81
А. О. Б ОЛЬШАКОВ

б
Знак не был воспроизведен Приссом, так как он находится в лакуне,
занимающей большую часть квадрата.
в
Исправлено уже Леп-
сиусом. Несмотря на
сильные поврежде-
ния, все знаки
видны. У Присса
бессмысленное .

г
Замена на возможна в южных номах в
царствование Пепи II, затем она становится
малоупотребительной, но все же встречается
вплоть до XI династии 156. В данном случае
использована редкая гибридная форма с цветком
только на верхушке 157. Знак виден полностью, однако у Присса оши-
бочное .

д
Фишер 158 считал этот титул на копии Присса
сомнительным, так как он редко сочетается с
титулом HqA H(w).t, который присутствует в
гробнице *Aw.tj 159. Однако на эстампаже
Лепсиуса он виден хорошо, а аргумент Фишера
снимается приводимыми им же самим достоверными, хотя и редкими
случаями сочетания.

156
Fischer H. G. Inscriptions from the Coptite Nome. Dynasties VI–XI. Roma, 1964. P. 41.
157
Ср. (Kanawati N. The Rock Tombs of El-Hawawish. Vol. III. Sydney, 1982. Fig. 8).
Кстати, возможен и противоположный вариант, без цветка на верхушке: (Murray M.
Saqqara Mastabas. Pt. II. London, 1937. Pl. 6:51).
158
Fischer. Dendera… P. 115.
159
Hamra Dom. Pl. 14, 19, 31, 35, 36, 38, 41, 42.

82
С ТЕЛЫ ИЗ АЛ -Ḳ АСР ВА АС -С АЙАДА

е
Имя в картуше выветрено до неразличимости форм знаков, нижняя его

часть была не видна уже Приссу, который вместо читал .

Детерминатив , напротив, виден хорошо, но у Присса вместо него .

ж
Имя в картуше выветрено до неразличимости форм знаков, но у Присса
оно передано правильно, хотя он и не распознал и вместо дал .
То, что мелкие знаки в картуше были увидены Приссом,
свидетельствует о серьезном изменении сохранности стелы между ним
и Лепсиусом; впрочем, он мог реконструировать их по титулатуре в
гробнице *Aw.tj 160, что подтверждается восстановлением предыдущего
картуша – неправильным, но основанным на его титуле наставника
жрецов пирамиды Меренра.
з
Хотя предшествующий вертикальный столбец читается слева направо,
а начинающиеся сейчас строки – справа налево, это, скорее всего, не
две самостоятельные надписи, а одна. Такая трактовка не только
возможна грамматически, но и предпочтительна с точки зрения общей
структуры стелы: единая надпись 3 оказывается распространенным
названием расположенной внизу сцены жертвоприношения, указывая
на объект ритуала и подробно описывая его исполнителя.

и
Исправление Лепсиуса; все знаки, кроме и передних частей
видны. У Присса . Хотя уточнение «подлинный»
достаточно распространено в позднем Старом царстве и Первом
переходном периоде применительно к титулам, которые изрядно
обесценились и во многих случаях превратились в фикции, к
обозначениям родства оно относится нечасто; ср. «сын его старший,

160
Hamra Dom. Pl. 14.

83
А. О. Б ОЛЬШАКОВ

любимый им, что от тела его подлинный» в гробнице +Aw в Дейр ал-
Гебрави 161.

к
У Присса , однако трапециевидный знак – не более чем
иллюзия, и на весь квадрат приходится один знак .

л
У Присса бессмысленное .

м
У Присса , вызванное тем, что под
высоко поднятым в строке знаком
находятся две точечные выбоинки,
которые создают иллюзию присутствия второго такого же знака
(возможно, в таком понимании сыграла роль и привычка глаза к в
царских надписях). Однако второй горизонтальной черты явно нет, как
нет и оснований видеть здесь уникальный эпитет.
н
Утрачен полный квадрат (у Присса пропорции сильно искажены и от-
мечена утрата шириной чуть больше половины квадрата). В лакуне
можно реконструировать qd – «личность», «характер» 162, ср. в надпи-

сях-самоаттестациях: на

фиванской стеле *Tj времени Антефа II 163, на


фиванской (ат-Тариф) стеле @njj того же времени 164; аналогичным
образом может восстанавливаться лакуна на фиванской (Курна) стеле
@nwn времени Ментухотепа Санхибтауи 165. Текст на стеле V отлича-

161
Davies N. The Rock Tombs of Deir el-Gebrâwi. Pt. II. London, 1902. Pl. 10.
162
ÄgWb I. S. 1343–1344:34691.
163
BM EA 614 (Blackman A. M. The Stele of Thethi, Brit. Mus. No. 614 // JEA. 1931. Vol. 17.
Pl. 8, l. 8).
164
ГМИИ I.1.а.1137а (Hodjash, Berlev. The Egyptian Reliefs and Stelae… Cat. No. 25, l. 3).
165
JE 36346 (Clére J. J, Vandier J. Textes de la Première Période Intermédiaire et de la XIeme
Dynastie. Fasc. 1. Bruxelles, 1948. No. 24, l. 2). Восстановление согласно двум предыду-
щим случаям Schenkel W. Memphis – Herakleopolis – Theben. Wiesbaden, 1965. S. 228,
Komm. b.

84
С ТЕЛЫ ИЗ АЛ -Ḳ АСР ВА АС -С АЙАДА

ется включением эпитета jr(j.w) Hzz.t nb(w).f rA(w) nb после qd. Ср. дру-
гие варианты выражений со словом qd: –
«личность, любимая в устах людей» (т. е. о любви к которой говорят)
на дендерской стеле Rd(j)-w(j)-Xnm(w) времени Антефа II166 и
– «Я – сотворивший свою лич-
ность, любимый людьми целый день каждодневно» на абидосской
стеле RwD-aHA.w второй половины XI династии) 167.

о
У Присса , однако пропорции у него несколько искажены –
на деле второго на эстампаже не видно и места мало – его можно
втиснуть только за счет заметного уменьшения размеров.

п
У Присса неопределен-
ный вертикальный знак
и затем –
вольная интерпретация
каких-то следов сильно
поврежденных иероглифов. На эстампаже виден вертикальный знак в
начале и за ним остатки горизонтального знака в верхней части строки,
всё остальное утрачено. Возможная реконструкция
удовлетворительна по смыслу и по общему совпадению горизонталей
и вертикалей с тем, что виделось Приссу.

р
Присс ошибочно прочитал верти-
кальный иероглиф и принял круг-
лую выбоину за знак, получив в
результате .

166
CG 20543 (Petrie. Dendereh… Pl. 15, l. 6).
167
BM EA 159 (Faulkner R. O. The Stela of Rudj‘aḥau // JEA. 1951. Vol. 37. Fig. 1, l. 12).

85
А. О. Б ОЛЬШАКОВ

с
Сокращенное написание jmAx.w с опущенным j, характерное для
Первого переходного периода, но не использовавшееся в Старом
царстве 168.
т
Первое имя посвятителя написано
одним знаком , что гробницах
ал-Ḳаср ва ас-Сайада вполне
возможно 169. Нижняя часть знака
была утрачена уже во времена
Присса, однако характерное распо-
ложение рук прослеживается. Вто-
рое имя передано Приссом как
, однако несомненно, что
на деле нет, как нет и утраты под . К сожалению, имя вошло в
современный справочник в неправильном чтении Присса 170. Эдель 171
с полной уверенностью (zweifellos) отождествил посвятителя стелы с
владельцем соседней гробницы Т 152, известным по надписи на ее
172
фасаде как . Это отождествление, принятое всеми, кто
впоследствии писал по настоящей теме 173, основывается на
предположении, что является идеограммой, передающей название
ритуального сосуда mnzA 174, а следствием из него оказывается
идентификация как сына *Aw.tj 175. Предположение это, однако,

168
Fischer. Dendera… P. 131, n. 578.
169
Hamra Dom. Pl. 13-V, 45.
170
PNAR. S. 375:1246.
171
Edel. Hieroglyphische Inschriften… S. 29, Komm. a.
172
Montet. Les tombeaux dits de Kasr-el-Sayad… P. 128 (форма второго знака передана как
); Edel. Hieroglyphische Inschriften… Abb. 6, S. 29, Komm. a; Hamra Dom. Pl. 45, 69-a;
превосходная фотография http://ccdl.libraries.claremont.edu/cdm/ref/collection/nha/
id/1424.
173
После Севе-Сёдерберга Kloth N. Die (auto-)biographischen Inschriften des ägyptischen
Alten Reiches: Untersuchungen zu Phraseologie und Entwicklung. Hamburg, 2002. S. 9:15;
Chauvet. Conception… P. 431; Strudwick N. Texts from the Pyramid Age. Atlanta, 2005.
P. 350.
174
См. Wb. II. S. 88:8-10.
175
Edel. Hieroglyphische Inschriften… S. 29.

86
С ТЕЛЫ ИЗ АЛ -Ḳ АСР ВА АС -С АЙАДА

вызывает сильнейшие сомнения. [1] Эдель в своей реконструкции вос-


станавливает знак сосуда в имени на стеле V 176, но на эстампаже этот
знак, отсутствует, а без него исчезает главный аргумент в пользу пони-
мания как mnzA. [2] Подробные написания mnzA не используют знака
177 178 179 180 181 182
: , , , , , ;
примечательно, что он отсутствует и в написании в списке жертв в ча-
183
совне самого *Aw.tj – . [3] Сходство со знаком , исполь-
зующимся как детерминатив к слову mnzA, невелико, и дело здесь
прежде всего не в высоте, в том, что у вода должна изливаться впе-
ред, тогда как у струя обращена назад. [4] Форма невыразительна
и нестандартна, иероглиф не читается однозначно, и поэтому он один
малопригоден для записи имени; скорее в нем следует видеть либо
какое-то расширение имени Jdw, либо детерминатив к нему. [5]
Изображения на фасаде T 152 выполнены в неплохом стиле позднего
Старого царства 184, тогда как стела V имеет эпиграфические черты
Первого переходного периода (комм. V/н, V/с), что делает невозмож-
ным отождествление ее посвятителя с . Таким образом, оставляя

в стороне вопрос о понимании , имя следует читать как

176
Ibid.
177
[1] Pyr. 1353b (P). [2] Jéquier G. Le monument funéraire de Pepi II. T. I. Le Caire, 1936.
Pl. 19 (N).
178
Hassan. Exvavations at Giza V. Fig. 109.
179
Pyr. 32b (W) (детерминатив перенесен в конец словосочетания –
«пустой сосуд-mnzA»).
180
[1] Pyr. 32b (N). [2] Jéquier G. Le monument funéraire de Pepi II. T. III. Le Caire, 1940.
Pl. 52 (детерминатив перенесен в конец словосочетания – «пустой сосуд-mnzA»).
181
Kanawati N. The Rock Tombs of el-Hawawish. The Cemetery of Akhmim. Vol. IX. Sydney,
1989. Fig. 31.
182
Jéquier G. Tombes de particuliers de l'époque de Pepi II // ASAE. 1935. T. 35. P. 146,
fig. 11.
183
Hamra Dom. Pl. 20.
184
Использование характерного для Первого переходного периода иероглифа вме-
сто как детерминатива к слову qrs.t – «погребение» является скорее не знаком вре-
мени, а провинциализмом.

87
А. О. Б ОЛЬШАКОВ

Mn-zA(.j) – «Пребывает (мой) сын» / «Да пребывает (мой) сын» (просьба


родителя о выживании ребенка при его рождении) 185. Имя оказывается
уникальным – впрочем, в той же мере уникальным было бы и имя «Со-
суд mnzA».

у
Присс передает имя как . Конец строки, где должны были
находиться два последних знака, полностью затерт, но места для них
вполне достаточно. Другое дело, что имя *Aw.tj нигде больше не писа-
лось с детерминативом .

ф
Необычное пожелание, особенно в начале перечня. См. комм. I/н.

х
У Присса странное , однако среднего знака на эстампаже, как и
следовало ожидать, нет.

ц
Полностью разрушенное место.

ч
См. комм. V/с. У Присса выбоина принята за t: .

ш
Знак сильно поврежден, но
положение рук и ног понятно, что
делает его идентификацию на-
дежной.

Стела VI

Стела, расположенная справа от входа в гробницу, известна только по


воспроизведению Севе-Сёдерберга 186 (частичная копия Монтэ 187 не в счет),
не указывающего ее размеров. Интерпретация памятника сильно затруднена
очень плохой копией, постоянно заставляющей подозревать ее в
недостоверности; в результате надежного понимания не получается.

185
Ср. «Bleibend ist der Sohn», PNAR. S. 375:1246.
186
Hamra Dom. Pl. 13-VI.
187
Montet. Les tombeaux dits de Kasr-el-Sayad… P. 86.

88
С ТЕЛЫ ИЗ АЛ -Ḳ АСР ВА АС -С АЙАДА

В нижней части
стелы VI находится
изображение мужчи-
ны с опущенными ру-
ками, стоящего перед
дверью. Фигура обра-
щена влево, что со-
вершенно не харак-
терно для оформления
стел и явно сделано
для ориентации на
вход в гробницу. Над
мужчиной и перед его
лицом находятся че-
тыре строки сильно по-
врежденной иерогли-
фической надписи (1).
Слева от изображения
двери столбец надписи (2), от которой сохранились только отдельные знаки.
В соответствии с ориентацией фигуры направление надписи 1 не-
традиционное, слева направо.

НАДПИСЬ 1

Жертва, даваемая царем, (жертва, даваемая) Осирисом: выхождение


(1)

голоса для ир[ипат хатиа], (2) начальника Юга подлинного, делающего


одобряемое своим отцом a каждый день, друга ед[инственного], (3) …
почтенного *Aw.tj (или N(j)-TAw.tj) б. (4) Тысяча воды в, тысяча хлеба, тысяча
скота, тысяча птицы.

НАДПИСЬ 2

///// г /////.

89
А. О. Б ОЛЬШАКОВ

КОММЕНТАРИЙ
а
Севе-Сёдерберг переводил «True Overseer of Upper Egypt, who does
what He prases every day» 188, где «He», надо полагать, относится либо к
царю, либо к Осирису, упомянутым выше в формуле, что совершенно
невозможно. Видеть здесь ошибку копирования нельзя, так копии
Монтэ 189 и Севе-Седерберга совпадают. Можно, конечно,
предполагать ошибочный пропуск в выражении jr(r) Hzz.t nb(w).f,
однако гораздо лучше считать t используемым одновременно в двух
словах, что позволяет читать вполне корректное jr(r) Hzz.t (j)t(w).f.
б
Вся третья строка представляет собой сплошную проблему.
[1] Непонятно, начинается ли она с или же впереди мог стоять
какой-то знак – расстояние от ограничительной линии стелы
достаточно для того, чтобы вместить целый квадрат. Теоретически
можно было бы реконструировать * , однако практически это
невероятно, так как Осирис уже упомянут в начале жертвенной
формулы в стк. 1, и формула эта в стк. 2 не завершена – отсутствует
имя адресата. [2] Не получится также видеть здесь и эпитет «Осирис»
к следующему далее имени. Действительно, хотя упоминания умерших
частных лиц как Осирисов возможны если не с конца Старого царства,
то в Первом переходном периоде несомненно 190, они, что вполне
естественно, характерны в первую очередь для саркофагов (прежде
всего для Текстов саркофагов) и погребальных камер, тогда как на
элементах оформления культовой части гробниц они остаются

188
Hamra Dom. P. 38.
189
Montet. Les tombeaux dits de Kasr-el-Sayad… P. 86.
190
Для нас эта разница сейчас непринципиальна, поэтому оставим в стороне разногласия
между двумя крупнейшими специалистами – Фишером и Броварским – по поводу дати-
ровок ряда памятников, несущих этот эпитет (Fischer H. G. Quelques particuliers enterrés
à Saqqara // Études sur l’Ancien Empire et la nécropole de Saqqâra dédiées à Jean-Philippe
Lauer. T. I. Montpellier, 1997. P. 179–182 ; Brovarski Ed. The Late Old Kingdom at South
Saqqara // Des Néferkarê aux Montouhotep. Travaux archéologiques en cours sur la fin de la
VIe dynastie et la Première Période Intermédiaire. Lyon, 2002. P. 31–73, особенно 50–53).

90
С ТЕЛЫ ИЗ АЛ -Ḳ АСР ВА АС -С АЙАДА

чрезвычайной редкостью даже в Среднем царстве 191; более того, все


случаи до Среднего царства связаны с мемфисским регионом и
Гераклеополем и, видимо, их традиция идет из Саккары 192. Считать
Осирисом адресата формулы невозможно еще и потому, что тогда
между этим обозначением и его именем стоит jmAx.w – вещь более чем
сомнительная 193. Остается полагать, что Осирис на единственном в
нашем распоряжении схематичном воспроизведении не более чем
ошибка. Разумеется, списывать невозможность интерпретации
сложного места на ошибку – дурной тон, однако Севе-Сёдерберг
действительно был очень неумелым эпиграфистом, и, как только что
было показано, все прочие объяснения оказываются нагромождением
несуразностей. [3] И Монтэ, и Севе-Сёдерберг считали, что адресатом
формулы является *Aw.tj – владелец гробницы Т 73. Это понимание
привлекательно своей простотой, но далеко не безукоризненно. Во-
первых, в своей скорее всего прижизненной гробнице *Aw.tj нигде не
назван «делающим одобряемое своим господином»; тем более
странным был бы для него этот эпитет на посмертной стеле, связанной
с его «обожествлением». Напротив, он дважды встречается на стеле III
как характеристика ее посвятителя, а посвятитель стелы V дважды
назван «одобряемым», что описывает их взаимоотношения с умершим

191
См. Fischer H. G. A Stela of the Herakleopolitan Period at Saqqara. The Osiris Iti // ZÄS.
1963. Bd. 90. S. 35–41; Daoud. Corpus of Inscriptions… P. 117–118.
192
Fischer. A Stela of the Herakleopolitan Period… S. 37. Ареал распространения совпадает
с тем, что сейчас принято называть царским доменом, то есть, с территорией, управляе-
мой в Старом царстве непосредственно из дворца, а позднее находящейся под властью
Гераклеополя (см. Демидчик А. Е. История доменных владений древнеегипетской Герак-
леопольской монархии // ВДИ. 2007. № 2. С. 3–18; Он же. О происхождении доменных
владений фараонов Первого переходного периода // ВНГУ. 2014. Т. 13/8. С. 9–13;
Demidchik A. E. The History of the Herakleopolitan Kings’ Domain // Studies on the Middle
Kingdom. In Memory of Detlef Franke. Wiesbaden, 2013. P. 93–106). Не вдаваясь в детали
этой сложной проблематики и учитывая, что наличный материал, разумеется недостато-
чен для сколько-нибудь уверенных выводов, замечу, что такое совпадение представля-
ется вполне естественным: если новая традиция действительно возникла в Саккаре возле
пирамиды Пепи II, ее распространение при IX–X династиях на юг, за пределы подкон-
трольных им областей, было затруднено чисто политически.
193
До какой-то степени возможен обратный порядок перечисления: jmAx.w – Осирис –
имя, но и это величайшая редкость, причем в совершенно иные времена, например, TLA
25090 и 49461.

91
А. О. Б ОЛЬШАКОВ

*Aw.tj. Во-вторых, в надписях на стелах *Aw.tj ни разу не обозначен как


jmAx.w – этот эпитет относится только к посвятителям (на стелах I и V).
В-третьих, чтение имени адресата формулы также неоднозначно. После
Севе-Сёдерберг воспроизводит , однако никак не
комментирует его присутствие и не учитывает его при чтении имени.
Это может означать либо полное, какое-то даже удивительное у
опытного исследователя безразличие к детялям, либо совершенную
неуверенность в том, что он действительно видел , а не царапину;
впрочем, форма зубчатой линии у него вполне определенна. В таком
случае, имя можно понимать либо как *Aw.tj и видеть в его носителе
тезку хозяина гробницы, либо как N(j)-TAw.tj, «Относящийся к *Aw.tj».
Будучи уникальным, оно тем не менее построено по распространенной
парадигме теофорных имен (N(j)-bAst.t 194, N(j)-ptH 195, N(j)-mn(w) 196
и т. д.), что выглядит очень хорошо в контексте «обожествления»
*Aw.tj 197; также автоматически снимается проблема с jmAx.w,
оказывающимся эпитетом посвятителя. Однако сразу же возникает
другая проблема – с титулами. [4] Действительно, ирипат, хатиа и
начальник Юга – титулы самого *Aw.tj, выглядящие слишком высокими
для посвятителя небольшой стелы невысокого качества, не
соорудившего собственной гробницы. В свое время Н. Канавати
полагал, что исполнение должности начальника Юга номархами VII
нома было кратковременным эпизодом: этот титул носил *Aw.tj (в своей
гробнице 198 и на стеле V), он присутствует у его сына Jdw/%nnj в
отцовской гробнице 199, однако в собственной гробнице (Т 66) у него
этого титула нет, из чего делался вывод о совмещении отцом и сыном
этой должности на протяжении какого-то времени и об ее отмене при
номаршестве Jdw/%nnj до сооружения его гробницы 200. Это делало бы

194
PNAR. S. 426:1590.
195
Ibid. S. 427:1592.
196
Ibid. S. 429:1602.
197
Ср. аналогичное имя N(j)-jzj, связывающее его носителя с «обожествленным» эдфус-
ским номархом Jzj (Alliot. Un nouvel exemple… P. 138).
198
Hamra Dom. Pl. 14, 19 ((j)m(j)-r(A) Sma(w) mAa), 28-с, 31 (реконструкция), 43.
199
Ibid. Pl. 14.
200
Kanawati N. Governmental Reforms in Old Kingdom Egypt. Warminster, 1980. P. 89–90.

92
С ТЕЛЫ ИЗ АЛ -Ḳ АСР ВА АС -С АЙАДА

невозможным существование еще одного начальника Юга, но


материалы шведских раскопок дали новые свидетельства против
понимания Канавати. Во-первых, возле гробницы Т 104 был найден
блок с биографической надписью +ADAjj, на котором с большой долей
вероятности востанавливается титул (j)m(j)-r(A) Sma(w) 201, а в гробнице
Т 8 был обнаружен бронзовый элемент ожерелья-wsx с надписью
«Отец бога, любимый богом, ирипат, начальник Юга Jdj» 202. Первый
памятник Броварский датирует временем VIII–IX династий, второй –
IX династией 203. При таком хронологическом разбросе существование
в VII номе еще одного начальника Юга становится вполне возможным,
а невысокое качество его памятника объясняется тем, что он жил уже в
Первом переходном периоде. Теория Канавати оказывается
беспочвенной, а отсутствие титула «начальник Юга» в гробнице
Jdw/%nnj легко объясняется ее далеко не полной сохранностью 204.
Таким образом, мы должны интерпретировать жертвенную формулу
как адресованную ирипат, хатиа, подлинному начальнику Юга *Aw.tj
или N(j)-TAw.tj. Поскольку он носит те же титулы, что и *Aw.tj из T 73,
его можно считать потомком последнего – судя по повторяющемуся
имени внуком (тогда его следует называть *Aw.tj II, а деда – *Aw.tj I);
впрочем, имя N(j)-TAw.tj также не может быть полностью исключено,
особенно если «обожествление» *Aw.tj к моменту его рождения уже до
какой-то степени состоялось.
в
Перечисление списка жертв начинается с воды, что необычно в целом,
но характерно для стел ал-Ḳаср ва ас-Сайада (см. комм. I/м, V/c). Как и
в стк. 3, надпись начинается не от самого края стелы.

г
От всего столбца сохранились только знаки и неясный след знака
над ними, который может быть , но, учитывая качество копии,

201
Hamra Dom. Pl. 46-b, 47, 71.
202
Ibid. Pl. 75-a.
203
Brovarski Ed. Overseers of Upper Egypt in the Old to Middle Kingdoms. Part 2 – Dossiers
// ZÄS. 2014. Bd. 141. S. 34, 31.
204
Так Brovarski Ed. Overseers of Upper Egypt in the Old to Middle Kingdoms. Part 1 // ZÄS.
2013. Bd. 140. S. 95.

93
А. О. Б ОЛЬШАКОВ

может и не быть. Если считать стелу VI связанной с культом *Aw.tj [I]


– а у нас нет никаких резонов думать иначе, в надписи 2 он должен быть
каким-то образом упомянут. Проще всего в сочетании видеть
(j)m(j)-r(A), «начальник». Среди титулов *Aw.tj [I] только один имеет
этот ранг: начальник / подлинный начальник Юга. Если выше видеть

, можно с некоторым усилием втиснуть в лакуну , но для


места нет, что делает такую реконструкцию сомнительной. Более
вероятно поэтому предположение (по аналогии со стелой III) о как
части написания m rA-pr – «в культовом месте», или m rA pr – «во входе
дома → гробницы», которое хорошо согласуется с расположенным ря-
дом изображением двери. Изображение мужчины, обращенное к этой
двери и к реальному входу в гробницу, несомненно представляет *Aw.tj
[II] (N(j)-TAw.tj), направляющегося в гробницу для принесения жертв
своему предку. Если же понимать верхний знак не как , а как ,
что вполне возможно, надпись 2 можно реконструировить примерно

как * – «Совершение ритуала в культовом месте / в дверях

гробницы *Aw.tj». Эта реконструкция, конечно, совершенная фантазия,


хотя jr.t (j)x.t – термин, генерализующий, охватывающий совокупность
ритуалов, совершавшихся как в храмах, так и в гробницах 205, и поэтому
его употребление применительно к культу «обожествленного» *Aw.tj I
было бы вполне сообразно.

205
Routledge C. D. Ancient Egyptian Ritual Practice: ir-xt and nt-a. PhD Thesis. University of
Toronto. 2001. P. 59–110.

94
С ТЕЛЫ ИЗ АЛ -Ḳ АСР ВА АС -С АЙАДА

Стелы VII и VIII

Эстампаж стелы II дает основание предполагать существование на фа-


саде гробницы *Aw.tj еще двух стел. За ее левой ограничительной линией
видны менее явные следы аналогичной линии и за ней ничтожные остатки
вертикального столбца надписи. Из всех знаков определяются только два n
в нижней части. Так как правый край ни одной из известных стел не совпа-
дает с остатками этой надписи, это должны быть остатки ныне утраченной
неизвестной стелы (VII). Под нижней ограничительной линией стелы II по
краю эстампажа видны следы строки иероглифической надписи, по-види-
мому, относящиеся к другой стеле. Частично сохранился только знак n под
пяткой изображения жертвователя на стеле II. Так как ни на одной из из-
вестных стел в верхней строке знака n нет, это должны быть остатки ныне
утраченной неизвестной стелы (VIII).
Обнаружение следов этих двух стел свидетельствует о том, что особое
почитание *Aw.tj было явлением более значительным, чем можно было
предполагать.

Хронология и генеалогия

Тесно переплетенные хронология памятников ал-Ḳаср ва ас-Сайада и


генеалогия их владельцев никогда не вызывали большого интереса из-за не-
хватки информации и неадекватности старых публикаций, однако сейчас
они уже могут и должны быть всерьез пересмотрены в свете представлен-
ных здесь новых данных.
Два крупнейших и наиболее информативных памятника – гробницы
*Aw.tj (Т 73) и Jdw/%nnj (Т 66). У *Aw.tj на южной стене рядом с ним изо-
бражен «его старший сын, любимый им, хатиа, начальник Юга Jdw» 206, а

206
Hamra Dom. Pl. 14. У Лепсиуса слово «старший» отсутствует (LD Text II. S. 179),
Монтэ же его передает (Montet. Les tombeaux dits de Kasr-el-Sayad… P. 108), и Эдель при
выстраивании своей схемы опирается именно на Монтэ (Edel. Hieroglyphische Inschrif-
ten... S. 37). Севе-Сёдерберг в 1975 г. видел рельеф в таком состоянии, что уже не мог
прочитать эту часть надписи, однако он сомневался в чтении Монтэ: «Lepsius… does not
read smsw ‘eldest’ as does Montet… quoting Lepsius» (Hamra Dom. P. 20). Это сомнение,
однако, основано на каком-то недоразумении. Монтэ никоим образом не «ссылается» на
Лепсиуса как источник своего чтения – он, напротив, приводит свою транскрипцию

95
А. О. Б ОЛЬШАКОВ

на северной стене дважды показан «его старший сын, друг единственный,


жрец-чтец Jd(w)»207. Владелец T 66 в своей гробнице называет себя Jdw, но
дважды приводит и молодое имя %nnj 208, в отцовской гробнице
отсутствующее 209. При этом совпадает значительная часть титулов *Aw.tj и
Jdw/%nnj 210, что позволяет вслед за Эделем 211 с уверенностью считать их
отцом и сыном.
В гробнице *Aw.tj частично сохранилось изображение его жены, от

212
имени которой остались только два знака . Эдель читал это имя Nfr(.t)

или Nfr(.tj) 213 и предполагал, что она может быть идентична с владелицей
сильно разрушенной гробницы № 3 (по Лепсиусу), которая известна только
по несовершенным старинным копиям Л’Ота 214 и выборочным воспро-
изведениям надписей у Лепсиуса 215. Хранящиеся в архиве Берлинского

и говорит: «cf. L. D. text. 179», – чтобы обратить внимание на ее отличие от

лепсиусовского . Таким образом, сомнений в чтении Монте быть не должно.

К сожалению, эстампажа этого места не существует.


207
Hamra Dom. Pl. 22.
208
Ibid. Pl. 6, 9.
209
У *Aw.tj дважды изображен «друг единственный, начальник дома, xnt(j)-S, жрец-чтец
%nnj» (Hamra Dom. Pl. 19, 22), однако его невозможно отождествить с Jdw, так как оба
раза они показаны рядом, в рамках одной сцены поднесения жертв. Родство этого %nnj с
*Aw.tj неустановимо, однако его фигура предшествует Jdw в процессиях жертвователей,
что говорит о его важном месте в окружении номарха.
210
Hamra Dom. P. 19.
211
Edel. Hieroglyphische Inschriften... S. 36.
212
Hamra Dom. Pl. 28-b.
213
Edel. Hieroglyphische Inschriften... S. 36.
214
Vandier d'Abbadie J. Nestor L’Hote (1804–1842). Choix de documents conservées a la Bi-
bliothèque Nationale et aux archives du Musée du Louvre. Leiden, 1963. Pl. 26-1; Hamra Dom.
Pl. 48-b, 49-a.
215
LD II. Bl. 114-k, l; LD Text II. S. 181.

96
С ТЕЛЫ ИЗ АЛ -Ḳ АСР ВА АС -С АЙАДА

словаря лепсиусовские эстампажи части рельефов из этой гробницы 216


подтверждают надежность этих копий: большое имя хозяйки гробницы

действительно , – Nfr.tj 217, а молодое имя – Jtj 218. В сочетании

с расположением гробницы Nfr.tj/Jtj возле *Aw.tj 219 и с высоким качеством


рельефов, сохраненным эстампажами, ее большое имя с определенной
долей вероятности позволяет считать ее женой *Aw.tj и матерью Jdw/%nnj,
хотя следует заметить, что против этого как отсутствие написания имени с
начальным в известной части ее гробницы, так и то, что две ее дочери,
Bbj и ////t-kA 220, в гробнице *Aw.tj не изображены. Таким образом, отождеств-
ление получается достаточно шатким.
Жена Jdw/%nnj по имени a.s-n-kA(.j) известна по уникальной
дарственной на погребальную камеру, записанной ее мужем в своей
гробнице 221. Jdw/%nnj имел сына, чье имя не сохранилось 222, и, так как он
назван старшим, ясно, что он был не единственным; известен также сын a.s-
n-kA(.j) по имени Aw 223. Некая Ax-H(w).t-Hr(w), изображенная с косой, в

216
Инв. № 140/37, 140/38, 140/41, 140/43, 140/44.
217
PNAR. S. 493:2062; к чтению Fischer H. G. Some Old Kingdom Names Reconsidered //
Or. 1991. T. 60. P. 306:299.
218
PNAR. S. 272–273:549; к чтению Fischer. Some Old Kingdom Names… P. 303:268.
219
Hamra Dom. P. 63–64.
220
Hamra Dom. Pl. 49-a, b.
221
LD II. Bl. 114-a; Urk. I. S. 116:3, 15, 117:2; Montet. Les tombeaux dits de Kasr-el-Sayad…
P. 121; Goedicke H. Die privaten Rechtsinschriften aus dem Alten Reich. Wien, 1970. Taf. 18;
Edel. Hieroglyphische Inschriften... Abb. 4; Hamra Dom. Pl. 9.
222
Hamra Dom. Pl. 8.
223
Ibid. Pl. 9. Хотя основным объяснением того, что наряду с наиболее распространен-
ным обозначением детей как сыновей/дочерей мужа встречается гораздо более редкое
их обозначение как сыновей/дочерей жены, является предположение о том, что они рож-
дены от ее предыдущего брака (Feucht E. Das Kind im Alten Ägypten: Die Stellung des
Kindes in Familie und Gesellschaft nach altägyptischen Texten und Darstellungen. Frankfurt
am Main – New York, 1995. S. 457–460; McCorquodale K. Representations of the Family in
the Old Kingdom. Women and Marriage. PhD Thesis, Macquarie University, Sydney, 2010.
P. 244–269), универсальной закономерности, похоже, нет, и требуется индивидуальное
рассмотрение каждого такого упоминания (Кокина Е. А. «Его» или «ее» дети? Обозначе-
ние детей в вельможеских гробницах Древнего царства // Петербургские египтологиче-
ские чтения 2013–2014. СПб. 2015. С. 88–97). В нашем случае информации для гипотез
недостаточно.

97
А. О. Б ОЛЬШАКОВ

которую вплетен шарик 224, может быть еще одной дочерью Jdw/%nnj 225, но
может и не быть, так как такую прическу носили не только девочки, но и
взрослые женщины 226, и поэтому нельзя исключать того, что она была его
второй женой 227. Никто из потомков Jdw/%nnj своих памятников не оставил.
Гробницы *Aw.tj и Jdw/%nnj К. Баер относил, соответственно, к своему
хронологическому периоду VIC (Меренра – 15 год Пепи II), не исключая
для второй возможности датировки периодом VIF (55–85 годы Пепи II) 228.
Канавати датировал *Aw.tj периодом VIE (35–55 годы Пепи II) и Jdw/%nnj
периодом VIF (55–85 годы Пепи II) 229. И. Харпур на основе комплексного
анализа настенных изображений предложила датировать *Aw.tj временем
Меренра – серединой правления Пепи II, а Jdw/%nnj – второй половиной его
царствования 230. Фишер указывал на синхронность *Aw.tj с дендерским
номархом Jdw I 231 времени Пепи II 232. В целом эти датировки вполне
приемлемы, следует лишь учитывать два обстоятельства, могущих быть
использованными для их уточнения. Во-первых, в условиях древнего
Египта разница в возрасте между отцом и его старшим сыном в норме едва
ли могла превышать двадцать лет (отсутствие сына у зрелого
двадцатилетнего мужчины можно объяснять разве что болезнью), и
хронологический разрыв между их гробницами, если только не было каких-
то аномальных личных обстоятельств, не должен быть намного больше. Во-
вторых, специфичны имена родственников *Aw.tj. Хотя использование
для передачи t в Старом царстве возможно 233, оно встречается редко 234, и
написания с ним имен Nfr.tj и Jtj уникальны для этого периода 235, зато в

224
Hamra Dom. Pl. 8.
225
Ibid. P. 21.
226
McCorquodale. Representations of the Family… P. 47–48.
227
Кокина Е. А. Правовые аспекты владения вельможескими гробницами в Египте эпохи
Древнего царства. Дисс. канд. ист. наук. М., 2014. С. 93.
228
Baer K. Rank and Title… P. 152:562, 63:83; 224, 277.
229
Kanawati. Governmental Reforms… P. 49.
230
Harpur Y. Decoration in Egyptian Tombs of the Old Kingdom. Studies in Orientation and
Scene Content. London – New York, 1987. P. 51. P. 281:680, 678.
231
Fischer. Dendera… P. 97.
232
Baer K. Rank and Title… P. 63:81.
233
Edel E. Altägyptische Grammatik. Bd. I. Roma, 1955. S. LVII–LVIII, Nachtrag zu § 39.
234
В именах PN I. S. 61:10, 142:26, 143:1-3.
235
PNAR. S. 493:2062, 272–273:549.

98
С ТЕЛЫ ИЗ АЛ -Ḳ АСР ВА АС -С АЙАДА

Среднем царстве такие графические варианты достаточно часты 236. Имена


a.s-n-kA(.j) и Ax-H(w).t-Hr(w), уникальные в Старом царстве 237, зафикси-
рованы в царстве Среднем 238. Это, разумеется, не служит аргументом для
того, чтобы выводить гробницы *Aw.tj и Jdw/%nnj за пределы Старого цар-
ства, однако дает некоторое основание, чтобы максимально омолаживать и
сближать их. Таким образом, я бы предпочел относить Jdw/%nnj к самому
концу VI династии а *Aw.tj помещать примерно на два десятилетия раньше.
Еще одним сыном *Aw.tj Эдель и вслед за ним Севе-Сёдерберг считали
239
владельца гробницы Т 152 Jdw . Это понимание основано на отож-
дествлении его с посвятителем стелы V Jdw/Mn-zA(.j), названного на ней сы-
ном *Aw.tj, которое, несомненно, неверно (комм. V/т). Без него никаких ос-
нований для того, чтобы видеть в Jdw сына *Aw.tj нет, хотя более
отдаленное родство исключать нельзя. Датировка его гробницы – задача
более сложная. С одной стороны, те рельефы, фотографические воспро-
изведения которых доступны, близки по качеству к рельефам *Aw.tj и не
имеют по сравнению с ними заметных черт деградации; с другой стороны,
его гробница с оформленным изображениями фасадом, но без культового
помещения и с наклонным ходом, ведущим в погребальную камеру 240,
сильно отличается по типу от гробниц *Aw.tj и Jdw/%nnj 241, что может сви-
детельствовать о более поздней дате. Жена Jdw носит имя Nfr-mnD.wt 242,
не известное более в Старом царстве 243, но изредка встречающееся в Пер-
вом переходном периоде и Среднем царстве 244 – еще один небольшой аргу-
мент для поздней датировки. Старшим сыном Jdw был Jjj 245; известен
также «его коллега, любимый им, находящийся в его фаворе» (xnms.f mrjj.f

236
PN I. S. 49:3-11, 27; II. S. 268:3.
237
PNAR. S. 287:634, 205:38.
238
PN I. S. 56:27, 3:3.
239
Edel. Hieroglyphische Inschriften... S. 29, 36; Hamra Dom. P. 60.
240
Hamra Dom. P. 60.
241
Попытка Севе-Сёдерберга (Ibid. P. 60) отнести провинциальную скальную гробницу
к райзнеровскому типу 9, описывающему столичные мастабы с наклонным спуском
(Reisner G. A. A History of the Giza Necropolis. Vol. I. Cambridge (Mass.), 1942. P. 150–155)
некорректна и формально, и по сути.
242
Edel. Hieroglyphische Inschriften... Abb. 11 = Hamra Dom. Pl. 45.
243
PNAR. S. 469:1894.
244
PN I. S. 196:24-25.
245
Edel. Hieroglyphische Inschriften... Abb. 6 = Hamra Dom. Pl. 44.

99
А. О. Б ОЛЬШАКОВ

n s.t-jb.f) Bb(j)-jw 246. В Старом царстве слово xnms входит в состав титула
«xnms Дома акации»247 (ранее также, возможно, «xnms Широкого двора»248),
каким-то образом связывается со службой по архивной части 249 и, за исклю-
чением нашего случая, не употребляется независимо. Независимое употреб-
ление в значении «коллега» / «друг» начинается в Первом переходном пе-
риоде 250, и, таким образом, это имя также подтягивает датировку вверх. По
совокупности этих критериев я склонен относить Jdw к VIII династии, к
поколению внуков *Aw.tj.
Что касается стел, то на них обращали еще меньше внимания, чем на
гробницы. В свое время Фишер совершенно справедливо заметил, что они,
несомненно, позднее, чем гробница *Aw.tj («all decidedly later than the tomb
itself»), что на них (за исключением V), изображен не *Aw.tj («persons other
than the owner») и предположил возможность влияния на их размещение
многочисленных дендерских стел. Вместе с тем, он почему-то считал, что,
врезанные в фасад, они не могут считаться полноценными стелами и пред-
почитал называть их просто надписями 251. Однако они окружены рамками
и их внутреннее пространство организовано как у стел, в чем состоит их
отличие от вторичных изображений и надписей на фасаде гробницы Pjpj-
anx(.w) Среднего в Меире 252, с которыми их сравнивает Фишер; к тому же
меирские надписи гораздо короче, сводятся к титулам и именам изображен-
ных и не включают жертвенных формул и формул обращения к живым.
Иной позиции придерживалась И. Харпур полагавшая, что на всех сте-
лах изображен *Aw.tj, что они возрождают традицию стел, вмуровывав-
шихся в фасады мастаб времени Хуфу в Гизе, и продолжают столичную
практику размещения ложных дверей на фасадах гробниц 253; судя по тому,

246
Edel. Hieroglyphische Inschriften... Abb. 6, 8 = Hamra Dom. Pl. 45.
247
Jones. Index… P. 688–689:2518.
248
Ibid. P. 688:2517 (чтение сомнительно).
249
Kaplony P. Die Inschriften der ägyptischen Frühzeit. Bd. I. Wiesbaden, 1963. S. 370.
250
ÄgWb I. S. 952:23657, 47853.
251
Fischer. Dendera. P. 64.
252
Blackman. Meir IV. Pl. 3.
253
Harpur. Decoration… P. 51. Также P. 328, где стелы I и II включены в список памятни-
ков, с изображениями возглашающего хозяина.

100
С ТЕЛЫ ИЗ АЛ -Ḳ АСР ВА АС -С АЙАДА

что она включила *Aw.tj в список гробниц с фигурами на фасаде 254, она счи-
тала стелы относящимися к оригинальному декору памятника. Ничем,
кроме недоразумения это предположение считать невозможно, так как
*Aw.tj изображен принимающим жертвы только на стеле V, тогда как на
остальных показаны жертвователи во вполне характерных позах, а slab-ste-
lae Гизы – явление уникальное, порожденное спецификой формирования
некрополя, создававшегося Хуфу как единое целое 255 и никак не пригодное
для заимствования в провинциальных скальных гробницах.
Единственная попытка реконструкции генеалогии владельцев стел ал-
Ḳаср ва ас-Сайада принадлежит Эделю, выводы которого без какого-либо
критического разбора вошли в публикацию Севе-Сёдерберга, при всех
своих недостатках остающуюся основополагающей при работе с памятни-
ками этого некрополя. Она основывается на двух идентификациях людей,
изображенных в гробницах и на стелах.
Стела V. Согласно Эделю, ее посвятитель Jdw/Mn-zA(.j), названный на
ней сыном *Aw.tj, действительно является его сыном и идентичен Jdw из
гробницы T 152 256. Следовательно, будучи младше *Aw.tj на поколение, он
должен был жить то ли в самом конце VI, то ли в начале VIII династии. Од-
нако Jdw/Mn-zA(.j) не может быть отождествлен с Jdw (комм. V/ т), а стела
V имеет явно более поздние черты: написание jmAx.w без начального j ха-
рактерно для Первого переходного периода (комм. V/c, V/ч), а самоаттеста-
ция «личность… любимая домом господина его» – для XI династии (комм.
V/н); с этим согласуется и изображение продуктов в сцене трапезы в виде
разрозненных предметов, висящих в воздухе. Едва ли этих признаков доста-
точно для того, чтобы относить памятник к столь позднему времени, но их
совокупность заставляет нас отдавать предпочтение наиболее поздней дати-
ровке из всех возможных. Решающее значение здесь имеет филиация
Jdw/Mn-zA(.j). Если бы он был назван просто сыном *Aw.tj, его вполне можно

254
Ibid. P. 309.
255
Bolshakov. Man and his Double… P. 37–39; Manuelian P. Der. Slab Stelae of the Giza
Necropolis. New Haven – Philadelphia, 2003. P. 133–139, 161–169. Иначе Jánosi P. Giza in
der 4. Dynastie. Bd. I. Wien, 2005. S. 280–283.
256
Edel. Hieroglyphische Inschriften… S. 29, Komm. a.

101
А. О. Б ОЛЬШАКОВ

было бы считать внуком или даже правнуком последнего 257, однако он был
«подлинным сыном», и с этим невозможно не считаться. Появившиеся при
VI династии и распространившиеся в Первом переходном периоде подтвер-
ждения справедливости своих утверждений при помощи определения «под-
линный» игнорировать трудно, так как они вошли в употребление как про-
тивовес искажениям реальности в оформлении гробницы 258 и были вещью
достаточно серьезной и ответственной. Таким образом, если мы не отри-
цаем сыновства Jdw/Mn-zA(.j) и считаем его поздним ребенком, стела V
могла быть изготовлена в середине – конце VIII династии, когда ее посвяти-
телю было лет пятьдесят пять – шестьдесят 259.
Стела II. Эдель 260 отождествляет ее посвятителя, печатника царя Ниж-
него Египта, друга единственного, жреца-чтеца с печатником царя

Нижнего Египта, другом единственным, начальником жрецов , изобра-

женным в гробнице *Aw.tj 261, и с другом единственным , показанным на

фасаде гробницы Jdw 262, а на основании того, что последний назван xnms
хозяина гробницы, он считает их братьями. При таком подходе, Bjw также

257
Допустимо применительно к материалам Среднего царства (Franke D. Altägyptische
Verwandschaftsbezeichnungen im Mittleren Reich. Hamburg, 1983. S. 49, 54–56). То, что в
Старом царстве такое словоупотребление достоверно не зафиксировано, следует объяс-
нять эгоцентричностью выстраиваемой гробницами этого времени картины: оформление
их ориентировано исключительно на хозяина, некоторый интерес представляют его дети
как организаторы его посмертного культа и, реже, в силу специфических личных обсто-
ятельств, родители; более отдаленные предки в эту картину не вписываются и, соответ-
ственно, генеалогии до них не дотягиваются.
258
Об этих искажениях Bolshakov. Man and his Double… P. 267–275; об их преодолении
Демидчик А. Е. Безымянная пирамида. Государственная доктрина Гераклеопольской ди-
настии. СПб, 2005. C. 154–158.
259
Исходя из продолжительности VIII династии в сорок пять лет (Von Beckerath J. Chro-
nologie des pharaonischen Ägypten. Mainz, 1997. S. 188) или меньше (Hornung E.,
Krauss R., Warburton D. A. (Hrsg.). Ancient Egyptian Chronology. Leiden, 2006. S. 491).
260
Edel. Hieroglyphische Inschriften... S. 29, Komm. b.
261
Hamra Dom. Pl. 14.
262
Edel. Hieroglyphische Inschriften... Abb. 6 = Hamra Dom. Pl. 45.

102
С ТЕЛЫ ИЗ АЛ -Ḳ АСР ВА АС -С АЙАДА

оказывается сыном *Aw.tj, и стела его должна быть более или менее син-
хронной с Jdw/Mn-zA(.j). Однако отождествление этих трех людей является
сильнейшей натяжкой, так как мы имеем дело с тремя разными именами:
Bbj, Bb(j)-jw(.w) и Bjw (комм. II/в); что же касается перевода xnms как
«брат», то он не подтверждается текстами 263 и является типичной гипотезой
ad hoc. Следовательно, у нас нет никаких оснований для хронологической
привязки стелы II к гробницам конца Старого царства, зато аргументы в
пользу более поздней датировки имеются. [1] Стела с четырьмя горизон-
тальными строками и двумя вертикальными столбцами надписи и един-
ственной человеческой фигурой типологически ближе к провинциальным
стелам Первого переходного периода, чем к памятникам Старого цар-
ства 264, а ее размеры заметно меньше и структура проще, чем у стелы V. [2]
Качество работы заметно уступает рельефам всех гробниц ал-Ḳаср ва ас-
Сайада и, насколько можно судить, даже стеле V. [3] Детерминатив к слову
w.t в эпитете Анубиса jm(j) w.t имеет форму , характерную для Первого
переходного периода (комм. II/а). [4] Формула обращения к живым вводится
в духе Первого переходного периода словом «говорящий», а не выражением
«говорит он», как это делалось раньше (комм. II/г). [5] В сцене жертвопри-
ношения продукты не образуют кучу, как это характерно для Старого цар-
ства, а повисают в воздухе в стиле Первого переходного периода. [6] Не
противоречит поздней датировке и расширение эпитета Анубиса «господин
священной земли» определением «во всех его местах», хотя и возможное в
Старом царстве, но более характерное для Первого переходного периода
(комм. II/б). Итак, стела должна относиться к Первому переходному пери-
оду, а в его рамках – если мы хотим видеть в особом почитании *Aw.tj
компактный в хронологическом отношении феномен – не отстоять далеко
от стелы V, то есть скорее всего принадлежать к началу IX династии.
Таким образом, генеалогия и хронология Эделя оказываются ис-
кусственным построением применительно не только к гробницам ал-Ḳаср
ва ас-Сайада, но и к учитывавшимся им стелам II и V. Так как не рассмат-
ривавшиеся им стелы I и III (вероятно, также IV) типологически близки к

263
Ср. TLA 118260.
264
Ср. Fischer. Dendera… Fig. 14.

103
А. О. Б ОЛЬШАКОВ

стеле II и образуют с ней единую группу, на них можно распространить да-


тировку последней. В согласии с этим и их собственные признаки.
Стела I. [1] Форма детерминатива к слову w.t не менее харак-
терна для Первого переходного периода, чем использованная на стеле II
(комм. I/б). [2] Формула обращения к живым также вводится словом «гово-
рящий» (комм. I/ж), [3] Анубис назван «господином священной земли во
всех его местах» (комм. I/г), [4] изображения продуктов висят в воздухе. Для
Первого переходного периода характерны также [5] форма знака
(комм. I/н) и [6] детерминатив к xp.t (реконструированный с большой
долей вероятности, комм. I/к) и само употребление слова xp.t в обращении
к живым.
Стела III. Написание имени Анубиса как соответствует тради-
ции Первого переходного периода (комм. III/а).
Стела IV. Фигура посвятительницы отличается чрезвычайно искажен-
ными, вытянутыми и истонченными пропорциями.
Стела VI, сильно отличающаяся от остальных по композиции и извест-
ная лишь по очень неудачной копии, – случай более сложный. Если считать
ее посвятителя внуком, тезкой и наследником должностей *Aw.tj
(комм. VI/б), его отцом скорее всего был Jdw/Mn-zA(.j), так как только в
таком случае наследование поста начальника Юга происходило по прямой,
от отца к сыну. Тогда стелу VI также можно относить к IX династии, ко
времени после стелы V 265.
Сопоставление черт сходства и отличия стел позволяет несколько
уточнить их относительную хронологию внутри группы.
Стела V отличается наиболее сложной структурой, включающей
полноценную сцену трапезы *Aw.tj с изображениями двух жертвователей,
один из которых, надо полагать, является посвятителем памятника, с двумя
жертвенными формулами, адресованными *Aw.tj и упоминанием жертвы
возглашения в пользу посвятителя. Развитость изобразительной
композиции, напрямую заимствованной из оформления гробниц, хорошо

265
Еще два начальника Юга из ал-Ḳаср ва ас-Сайада, +ADAjj, и Jdj (Hamra Dom. Pl. Pl. 46-
b, 47, 71, 75-a), в рамках этой схемы должны быть потомками *Aw.tj II (N(j)-TAw.tj).

104
С ТЕЛЫ ИЗ АЛ -Ḳ АСР ВА АС -С АЙАДА

согласуется с самой ранней датировкой этой стелы в составе группы.


Для всех остальных стел характерно отсутствие изображения *Aw.tj и
превращение посвятителя / жертвователя в центральную фигуру.
Стелы I и II чрезвычайно близки друг к другу и изобразительно, и
текстуально. Посвятитель на них изображен сворачивающим шею жертвен-
ному гусю; перед ним прямоугольный стол с двумя корзинами,
наполненными плодами (?) и другими продуктами. Надписи включают
жертвенную формулу на имя посвятителя и обращение к живым в пользу
*Aw.tj. Изображение на стеле II не только воспроизводит сцену на стеле I (с
упрощением за счет сокращения количества продуктов, вызванным
меньшим размером памятника), но и выполнено той же рукой, что особенно
хорошо чувствуется при его копировании: оно выветрено почти до полной
невидимости, однако при сравнении со стелой I глаз сразу же начинает
видеть линии, которые до того терялись за повреждениями поверхности.
Среди текстуальных / эпиграфических совпадений именование Анубиса
«господином священной земли во всех его местах / во всех его местах доб-
рых», обозначение гробницы *Aw.tj H(w).t-nTr и плеонастическое написание

105
А. О. Б ОЛЬШАКОВ

tp(j).w tA. Заслуживает упоминания использованная на обеих стелах специ-


фическая форма с очень тонким знаком nTr; при этом формы и
различны.
Стелы III и IV, несмотря на почти полное разрушение последней, ве-
роятно, также были близки друг к другу. К этому предположению приводит
сходная поза посвятителей с опущенными руками и птицей в левой руке у
MHn и птицами под левой рукой у Wt.jj (в обоих случаях птицы непропор-
ционально маленькие); чертой сходства является и исчезновение изображе-
ний стола и продуктов (соответствующая часть стелы IV утрачена, но мне
очень трудно предполагать, что там могли быть продукты, отделенные от
посвятительницы столбцом надписи). Сокращение объема надписей, упро-
щение изобразительной композиции и общее снижение качества свидетель-
ствуют о прекращении работы мастера стел I и II и, вероятно, о смене поко-
лений. В таком случае, стелы III и IV могут относиться примерно к середине
IX династии.
Стела VI с изображением посвятителя перед дверью очень сильно вы-
падает из последовательности стел.
Если представить взаимосвязи признаков, учтенных в предыдущей таб-
лице, получится следующая картина (числа соответствуют номерам призна-
ков):

Сквозной признак, связывающий все стелы – присутствие жертвенной


формулы на имя посвятителя [8]. Стелы I и II связаны по пяти признакам,
что и понятно, если они выполнены одной рукой. Стелы III и IV

106
С ТЕЛЫ ИЗ АЛ -Ḳ АСР ВА АС -С АЙАДА

связываются друг с другом наличием фигуры жертвователя с птицей в


опущенной руке [3], но со всеми остальными стелами их объединяет только
жертвенная формула. Привязка уникальной стелы VI происходит только
через жертвенную формулу, но если справедлива предложенная
реконструкция обозначения на ней гробницы *Aw.tj как rA-pr, то этот при-
знак связывает ее со стелой III; тогда ее также следует датировать серединой
IX династии.

«Обожествление» *Awtj

Теперь мы можем обратиться к тому, что придает стелам ал-Ḳаср ва ас-


Сайада особый интерес и важность – к специфике отраженного ими по-
смертного культа *Aw.tj.
Через несколько десятилетий после смерти *Aw.tj, во времена,
предшествующие гибели Старого царства, его сын Jdw/Mn-zA(.j) вырезает в
фасаде его гробницы слева от входа стелу (V), на которой изображает сцену
трапезы *Aw.tj и служащих ему двух жрецов, под одним из которых он,
видимо, понимает себя. Причиной скорее всего была банальной – из-за
нехватки средств Jdw/Mn-zA(.j) не мог соорудить собственной гробницы и
пошел по пути включения своего Двойника в мир-Двойник человека,
имевшего богатый памятник 266. Скромная стела, расположенная так, что
все посетители гробницы видели ее, проходя внутрь, хорошо выполняла эту
задачу: жертвенные формулы на имя *Aw.tj (1, 4) оправдывают вторжение в
его мир, посвятительная надпись 3 с самоаттестацией привлекает внимание

к личности Jdw/Mn-zA(.j), а надпись 5, начинающаяся с и расположенная

так, что она может читаться как продолжение жертвенной формулы 4,


обеспечивает его вечным получением жертвы возглашения. Тем самым
Jdw/Mn-zA(.j) успешно и не без некоторого изящества встраивает свой культ
в культ почитаемого предка, самой крупной фигуры в истории VII нома.
Вместе с тем, ничего оригинального в этом нет, и появление стелы V не
вносит никакой специфики в культ *Aw.tj.

266
Об этой практике Bolshakov. Man and his Double… P. 272–273.

107
А. О. Б ОЛЬШАКОВ

Созданные некоторое время спустя стелы I и II отражают уже иную


ситуацию: на них нет изображения *Aw.tj, а только фигуры владельцев;
жертвенные формулы адресованы только им, и именно в их пользу,
согласно появившимся обращениям к живым, должны действовать
прохожие, читая эти формулы. Вместе с тем, от многочисленных стан-
дартных стел их отличает то, что в изображениях хозяин предстает не
получателем жертв, а жертвователем, то есть лицом подчиненным (может
даже складываться впечатление, что показывается не владелец, а какой-то
слуга, но присутствие дважды написанного имени делает это невозмож-
ным). Приносить жертвы хозяин памятника может только лицу выше-
стоящему, и в данном случае это может быть только *Aw.tj, к гробнице
которого стелы привязаны. Это умозрительное заключение подтверждается
надписями. В обращениях к живым необходимость прочтения прохожими
жертвенных формул обосновывается словами «если хотите вы, чтобы жил
для вас 267 господин этого храма». То, что термин H(w).t-nTr относится к
гробнице *Aw.tj, подтверждается двумя обстоятельствами. Во-первых, на
стеле II про прохожих сказано: «которые придут к этому доброму (?) H(w).t-
kA», где H(w).t-kA заменяет обычные в этом контексте jz – «гробница» и abA –
«стела». Таким образом, стела – H(w).t-kA и никак не H(w).t-nTr (хотя особое
доказательство этого и не требуется); H(w).t-nTr – нечто большее, чем
человеческий памятник, и на эту роль поблизости может претендовать
только гробница *Aw.tj. Значит, памятник *Aw.tj недвусмысленно приравнян
к божеским, а он тем самым назван богом. Во-вторых, хозяин стелы I назван
«любимым господином этой террасы //////». Поскольку употребленное здесь
слово rwd использовалось в названии rwd nTr aA – «терраса Старшего бога»,
обозначавшем культовую территорию в Абидосе, возле храма и «гробницы»
Осириса, где строились часовни-кенотафы и устанавливались стелы част-
ных лиц 268, пространство перед гробницей *Aw.tj приравнивается к этому
священному месту, а сам он оказывается равным Осирису 269.

267
«Для вас» только на стеле I.
268
Simpson W. K. The Terrace of the Great God at Abydos. New Haven – Philadelphia, 1974.
P. 9–13.
269
Очень близкое совпадение формулировок дает абидосская стела Wsr-mnT(w) времени
Сенусерта I: «Если вы любите жизнь и ненавидите смерть, да любит вас Хентииментиу,

108
С ТЕЛЫ ИЗ АЛ -Ḳ АСР ВА АС -С АЙАДА

Стелы I и II должны были функционировать весьма специфическим об-


разом. Обычно необходимость приносить жертвы или читать формулу в
пользу хозяина соответствующего памятника обосновывалась непосред-
ственным ответным благоволением какого-либо божества: «Если хотите вы,
чтобы одобрял вас Онурис…» 270, «Если хотите вы, чтобы ваш jmAx был у
Осириса…» 271, «Если хотите вы служить вашему богу, чтобы было ваше
сердце сладостным…» 272, «Если хотите вы, чтобы одобрял вас [ваш город-
ской бог], под которым вы /находитесь/…» 273. Иными словами, ты жертву-
ешь просителю, бог видит твое благочестие и действует тебе во благо; про-
ситель при этом ни в какие отношения с богом не вступает. В ал-Ḳаср ва ас-
Сайаде на месте божества находится *Aw.tj, а владелец стелы выступает в
роли посредника между людьми и *Aw.tj – то, что он получает жертвы, поз-
воляет ему в свою очередь служить *Aw.tj, а тот благодаря этому живет. По-
святители стел по-существу прибегли к довольно остроумному шантажу: не
будете приносить нам жертвы – не будет вам покровительства свыше от
нашего предка. Таким образом, за время, отделяющее Jdw/#Abz и Bjw от
Jdw/Mn-zA(.j), культ *Aw.tj обрел новые черты, покойный превратился в
особое существо, чья гробница приравнивалась к храму, ее преддверие
отождествлялось с храмовой зоной Абидоса, а его потомки обрели свое
посредническое место на пути движения жертв (что жертвы были в
основном словесными – неважно).
Было бы наивным надеяться объяснить причину такого перелома – он
мог быть равнодействующей большого количества неизвестных нам
факторов, но трудно отделаться от впечатления, что основную роль сыграли
принципиальные изменения в жизни страны: гибель Старого царства и
переход власти к Гераклеопольской династии. В условиях нестабильности

да одобряет он вас на своей террасе, /когда/ вы говорите…» (MMA 12.184, Wildung D.


(Hrsg.) Ägypten 2000 v. Chr. Die Geburt des Individuums. München, 2000. Kat. Nr. 26).
270
PAj (Нага ад-Дейр N.3907, Berkeley 6.1073+119867) – Dunham. Naga-ed-Dêr Stelae…
Pl. 15-2; Lutz. Egyptian Tomb Steles… Pl. 18.
271
Mr.w (Фивы /?/, Абидос /?/, Turin Suppl. 1447) – Klebs. Die Reliefs und Malereien… Abb.
14.
272
Nfr-jwnw/#wj (Нага эд-Дейр N.3769, Berkeley 6.1589) – Lutz. Egyptian Tomb Steles…
Pl. 23).
273
@nnj (Нага ад-Дейр) – Vandier. Quatre stèles inédites… Pl. 1. Восстановление Schubert.
Those Who (Still) Live on Earth… P. 91, n. 70.

109
А. О. Б ОЛЬШАКОВ

и упадка правитель не столь отдаленного времени должен был


представляться своим обедневшим потомкам героем золотого века, что
естественным путем вело к его «обожествлению» – а каким конкретно был
этот путь, нам знать не дано.
Стела III отражает ту же идеологию, хотя она по всем параметрам
примитивнее. Ее особое значение состоит в том, что на ней сохранилось имя
«господина» ее посвятителя – *Aw.tj, что компенсирует его утрату на стелах
I и II. Гробница *Aw.tj названа здесь более неопределенно, rA-pr – изменение,
объяснять которое я не берусь. Стела IV, вероятно, была более или менее
близка к III, хотя изображение на ней свидетельствует о еще большей
степени деградации. Если на стеле VI также упоминался rA-pr, она
принадлежит к той же самой традиции, хотя ее посвятитель попытался
ввести новый изобразительный мотив.
Таким образом, история специфического культа *Aw.tj представлена
восемью стелами, покрывающими период примерно в три поколения,
начиная с конца Старого царства. Это явление не обрело значительных
масштабов, скорее всего, не вышло за пределы линии потомков *Aw.tj и не
имело продолжения в более позднее время – вероятно, из-за незначитель-
ности и бедности VII нома и его центра. Тем не менее, полезно получить
свидетельство еще одного раннего варианта «обожествления» людей в древ-
нем Египте.

110
Д.В. Ванюкова (г. Москва)

Фрагмент царской статуи из собрания Н. С. Голованова.


Проблемы атрибуции

…Портрет вполне подтверждает истину:


чем понятней, тем непонятней.
Ю.М. Лотман

Автор выражает искреннюю признательность сотрудникам музея-квар-


тиры Н.С. Голованова, входящего в состав Всероссийского музейного объ-
единения музыкальной культуры имени М.И. Глинки, Вадиму Евгеньевичу
Вилинову и Лидии Петрицкой за возможность общения с замечательным
памятником и помощь в работе. Огромную благодарность хотелось бы вы-
разить также Алексею Александровичу Наумову и Ольге Ивановне Захаро-
вой, которые много лет работают с архивами Н.С. Голованова, за их бесцен-
ные знания о коллекции и личности великого дирижера и композитора, ко-
торыми они столь радушно делились.

* * *

Н.С. Голованов (1891–1953 гг.), всемирно известный дирижер и компо-


зитор, по свидетельству современников безукоризненной вежливости и гро-
мадного добродушия человек, был деятельным, порывистым, требователь-
ным в профессии: «Оркестр был для него мощным инструментом раскрытия
драмы. Он… никогда не дирижировал в опере просто оркестром, а всегда –
спектаклем, всегда дышал вместе со всеми исполнителями, жил их чув-
ствами. Дарование Николая Семеновича по своей природной яркости и
стремлению к резкому подчеркиванию света и теней, а главное, по мощному
темпераменту, пронизывающему всё его творчество, также было глубоко
Д. В. В АНЮКОВА

театральным. Самый стиль оперного звучания Николай Семенович пред-


ставлял себе как своего рода фресковую живопись»1. Яркий, выпуклый ху-
дожественный темперамент мастера, не случайно характеризуемый в воспо-
минаниях не только Е.А. Акулова, но и многих других, словами из сферы
больших искусств, предопределил, вероятно, и его глубокое увлечение кол-
лекционированием. При этом Н.С. Голованов был коллекционером не из по-
роды бережно собирающих всю жизнь картины только одного автора или, к
примеру, фарфор немецкий и одной лишь мастерской, но до страсти и жад-
ности любившим самые разные высокохудожественные или необычные,
старинные или современные ему, предметы2. Собрание его велико и разно-
мастно, но в самой неровности коллекции много очень личного: вещи при-
обретались не только на аукционах, но и по случаю, либо дарились и своей
пестротой словно вторили богатому таланту.
После ухода Н.С. Голованова из жизни распорядительницей наследия
дирижера оставалась его сестра, О.С. Голованова, после смерти которой в
1969 году начался подчас нелегкий процесс оформления музейного статуса
квартиры дирижера по адресу Брюсов переулок, дом 7 (Дом артистов Боль-
шого театра), кв. 10. В течение этого времени велась работа с материалами
собрания, в которой участвовала и С.И. Ходжаш3, а в самом конце 1969 года,
31 декабря, указом Е.А. Фурцевой квартира обрела статус музея и стала фи-
лиалом Музея музыкальной культуры им. Глинки.
Среди немногих древневосточных вещей С.И. Ходжаш обнаружила па-
мятник, о котором пойдет речь в этой статье4, а именно, фрагмент древне-
египетской статуи (Рис. 1), который в дальнейшем получил инвентарный
номер ГНС СК. – 62 (№ 484 по старой инвентарной записи)5.

1
Акулов Е.А. Могучий талант // Н.С. Голованов. Сборник статей и воспоминаний. М.,
1982. С. 149.
2
Однако пусть не покажется это наивным и бездумным разбрасыванием больших денег
ради каприза: Н.С. Голованов собрал внушительную коллекцию иконописи и живописи,
и среди предметов последней, наряду с проходными, есть и вещи поистине замечатель-
ные. См.: Музей музыкальной культуры им. М.И. Глинки. Музей-квартира Н.С. Голова-
нова. Сост. А.А. Наумов, О.И. Захарова. М., 2007.
3
Ходжаш С.И. Новый памятник древнеегипетского искусства//Искусство. 1973. №3.
С.65.
4
Тогда же памятник был отправлен на реставрацию в ГМИИ имени А.С. Пушкина.
5
В каталоге О.Д. Берлева и С.В. Ходжаш памятник имеет номер Е-1, предполагаю, что

112
Ф РАГМЕНТ ЦАРСКОЙ СТАТУИ ИЗ СОБРАНИЯ Н. С. Г ОЛОВАНОВА

Описание: памятник представляет собой фрагмент скульптурного


изображения мужчины. Сохранилась только голова в немесе, разделанном
неширокими полосами, с уреем в виде змеи, тело которой свито двойной
петлей, изгибающейся направо, затем налево.
Черты лица без выраженных примет возраста, смелой глубокой моде-
лировки. Глаза миндалевидной формы, с тщательно проработанными верх-
ним и нижним веком, намеченной радужной оболочкой, отсутствует изоб-
ражение косметической подводки. Полные четко очерченные губы, складки
у рта, над верхней губой характерная впадинка. Нос с выраженной перено-
сицей и, насколько можно судить, широкими ноздрями. Костяк лица хо-
рошо проработан – надбровные дуги, глазничные впадины, высокие скулы,
развитая челюсть, – но обозначен не резко. Крупные, высоко посаженные
уши тщательно вырезаны. В профиль особенно хорошо прочитывается
округлая линия под небольшим подбородком. Левая половина лица прора-
ботана несколько глубже правой – четче очертания скулы, более выражена
западинка под ней, есть отличия в форме правой и левой мочек ушей.

этот номер был дан памятнику при первичной инвентаризации состава собрания.

113
Д. В. В АНЮКОВА

Размеры: общие размеры фрагмента 12 см в высоту и 15,5 см в ши-


рину6.
Материал: темно-серый гранит, плотный и мелкозернистый по струк-
туре.
Утраты: крупные – углы клафта, практически две трети носа, утраты
урея, более мелкие – сколы и стертости по поверхности. Однако в целом
фрагмент, в том числе, лицо находится в очень хорошей сохранности, поз-
воляющей довольно точно судить о возможной принадлежности памятника.
Происхождение: неизвестно.
История памятника: из частного собрания Н.С. Голованова, обстоя-
тельства появления памятника в коллекции не установлены.
С.И. Ходжаш опубликовала обнаруженный фрагмент с сопровождаю-
щей атрибуцией в статье «Новый памятник древнеегипетского искусства»,
вышедшей в 1973 году в третьем номере журнала «Искусство»7. На основа-
нии убедительного стилистического анализа памятник был ею атрибутиро-
ван как портрет Аменемхета III: С.И. Ходжаш указывает на форму клафта,
ямочку над верхней губой, характерную для изображений Аменемхета III,
глубокую светотеневую моделировку, ясный выразительный образ.

6
В соответствии с информацией из книги инвентарного учета музея. Размеры разнятся с
указанными в каталоге Берлева-Ходжаш, где названы 12х10,5 см.: Berlev O.D., Hodjash
S. I. Catalogue of the Monuments of Ancient Egypt From the Museums of the Russian Federa-
tion, Ukraine, Bielorussia, Caucasus, Middle Asia and the Baltic States. Fribourg, Switzerland:
Univ. Press; Göttingen: Vandenhoeck und Ruprecht, 1998. P. 56.
7
Ходжаш С.И. Новый памятник древнеегипетского искусства // Искусство. 1973. №3.
С.65-67.

114
Ф РАГМЕНТ ЦАРСКОЙ СТАТУИ ИЗ СОБРАНИЯ Н. С. Г ОЛОВАНОВА

Таким образом, памятник вошел в научный оборот достаточно давно,


но оставался практически вне поля зрения исследователей, вероятно, ввиду
того, что публикация в сугубо искусствоведческом издании осталась неза-
меченной отечественными египтологами, не говоря уже о зарубежных ис-
следователях.
В следующий раз памятник «мелькнул» в каталоге С.И. Ходжаш и
О.Е. Этингоф, приуроченном к выставке древнеегипетских памятников из
музеев СССР, научным редактором которого был О.Д. Берлев. В этом изда-
нии наш фрагмент упоминается уже как «голова фараона Сенусерта III»8,
однако комментариями эта атрибуция не снабжена. Можно только предпо-
лагать, что новая датировка головановского фрагмента была сделана
О.Д. Берлевым.
Именно как изображение Сенусерта III фрагмент из головановской кол-
лекции упоминается в статье С.И. Ходжаш в Museum International № 185 за
1995 год9, посвященной этой выставке.
Наконец, в Каталоге памятников египетского искусства из музеев
СССР наш фрагмент появляется вновь как «голова Сенусерта III». Авторы
указывают, что, несмотря на близость типа лица характеристикам круга ста-
туй Аменемхета III, решающее значение в атрибуции памятника принадле-

8
Древнеегипетские памятники из музеев СССР. Каталог / Сост. С.И. Ходжаш, О.Е. Этин-
гоф. М., 1991. С. 52.
9
Hodjash S. Ancient Egypt in Russia, Ukraine, the Caucasus, the Baltics and Central Asia //
Museum International. 1995. № 185. Р. 36.

115
Д. В. В АНЮКОВА

жит форме ушей, поскольку такая форма обычна для изображений Сену-
серта III и очень нехарактерна для известных портретов Аменемхета III:
«Attributed in the editio princeps to Amenemhat III, the head certainly comes
sufficiently close to the facial type of this king … but decisive is the form of his
ear, which is that of his father and very different from the pattern attested in the
sculptured portraits, the attribution of which is beyond all doubts. The likeness
with Amenemhat III may be due to the young age of Sesostris at the time when
the statue in question was made»10.
Итак, оба автора, и С.И. Ходжаш, и О.Д. Берлев, безоговорочно схо-
дятся в том, что перед нами памятник эпохи Среднего царства, точнее конца
XII династии. Действительно, фрагмент изображения хранит яркие черты
царской скульптуры этого периода: об этом говорят как характерные черты
трактовки немеса (рисунок и форма) и урея, отсутствие подводки, так и сме-
лая свето-теневая моделировка, вся трактовка лица с крупными яркими чер-
тами. Главный вопрос заключается в том, кому из правителей конца XII ди-
настии – Сенусерту III или Аменемхету III – принадлежит это изображение.
Дело в том, что перед нами в некотором смысле «образцовый» памятник
эпохи Среднего царства: сильно фрагментированный, с отсутствующими
надписями и неустановленным происхождением, подобный, например,
скульптурному изображению лица Сенусерта III из красного кварцита (му-
зей Метрополитэн, № 26.7.1394). Однако последний пример является в то
же время отличным свидетельством того, что формально-стилистические
признаки становятся решающими для атрибуции памятника, поскольку
фрагмент из музея Метрополитэн демонстрирует точное сходство с наибо-
лее характерными и точно атрибутированными памятниками этого царя11.
Формально-стилистический анализ, впервые блестяще примененный
еще В.С. Голенищевым в отношении Танисских сфинксов в 1893 году12,

10
Berlev O.D., Hodjash S. I. Catalogue of the Monuments of Ancient Egypt From the Museums
of the Russian Federation, Ukraine, Bielorussia, Caucasus, Middle Asia and the Baltic States.
Fribourg, Switzerland: Univ. Press; Göttingen: Vandenhoeck und Ruprecht, 1998. P. 56. Pl. 80
(V.13).
11
В числе которых гнейсовый сфинкс (музей Метрополитан, инв. № 17.9.2), статуи в
рост из Британского музея (инв. №№ ЕА 684, 685, 686)
12
Golénischeff W. S. Amenemha III et les Sphynx de «Sân» // Recueil de travaux relatifs à la
philologie et à l'archéologie égyptiennes et assyriennes. 1893. Annee 15. S. 131—136.

116
Ф РАГМЕНТ ЦАРСКОЙ СТАТУИ ИЗ СОБРАНИЯ Н. С. Г ОЛОВАНОВА

действительно является ведущим методом атрибуции памятника в отсут-


ствие других надежных критериев. Однако, как справедливо указывают, в
том числе, Д. Лабури13 и С. Коннор14, этот метод носит субъективный ха-
рактер. Отдельные аспекты изображения, такие как глубина светотеневой
проработки, обобщенные или дробные черты, наличие или отсутствие воз-
растной «рельефности» лица создают образ, который, вольно или невольно,
исследователь считывает в соответствии со своим собственным общекуль-
турным и личным опытом. Так, К. Вандерслейен15 перечисляет среди кри-
териев атрибуции наряду с детальным физиогномическим разбором и «уста-
лый взгляд», говоря о Сенусерте III, и «серьезный взгляд» Аменемхета III.
Это действительно сложная и неоднозначная тема: портретность и
хара́ктерность образов Аменемхета III и, особенно, Сенусерта III.
Д. Лабури предлагает рассматривать всю сложную гамму выразитель-
ных средств, используемых скульпторами для создания образа царя, как не-
кое сложно организованное средство возвеличивания могущественной ди-
настии, находящееся в прямой связи с пропагандистской литературой того
времени. Так, укрупненные уши свидетельствуют, по его мнению, об уме-
нии монарха услышать нужды подданных, проработанный рот отражает его
красноречие и т.д.16. Эта концепция очень логична, однако, на мой взгляд,
ей противоречит самая художественная цельность наиболее выдающихся
образов, привлекаемых Д. Лабури для анализа, сила эффекта которых за-
ключается именно в общем впечатлении.
Наиболее, думаю, тактично и в то же время верно интерпретировал
концепцию царственности, «рассказанную» в портретах Аменемхета III,

13
Laboury D. Portrait versus Ideal Image // UCLA Encyclopedia of Egyptology, Department
of Near Eastern Languages and Cultures, UC Los Angeles: http://escholar-
ship.org/uc/item/9370v0rz. Р. 5-7. Автор решительно выступает против излишней психо-
логизации портретов Сенусерта III и Аменемхета III, и, кроме того, подвергает сомнению
распространенную концепцию выделения скульптурных школ в эпоху Среднего царства
по географическому принципу, берущую начало в работе Ж. Вандье: Vandier J. Manuel
d'Archéologie égyptienne. T. III : Les Grandes Époques : la Statuaire. Paris, 1958. Р. 195-204.
14
Connor S. The smiling pharaoh of Budapest // Bulletin du Musée Hongrois des Beaux-Arts.
2009. № 110-111. Р. 47.
15
Vandersleyen C. Porträt // Lexikon. Bd. 4. S. 1078.
16
Laboury D. Le portrait royal sous Sésostris III et Amenemhat III un defi pour les historiens
de l’art égyptien // Egypte, Afrique & Orient., 2003. № 30. Р. 63-64.

117
Д. В. В АНЮКОВА

О.Д. Берлев, говоря о московском памятнике: «Из всех портретов царя этот
едва ли не самый насыщенный внутренним содержанием; это скорее идея
царя, чудовищная сила, сконцентрированная в хрупкой, в начале этого века
могли бы сказать изящной, телесной оболочке. Воплощение судьбы милли-
онов людей, зависящих даже не от взгляда – божество не смотрит ни на кого
в отдельности, – а от легкого движения бровей»17.
Я полагаю, что перед нами, во-первых, лица по самому своему типу из
тех, что мы бы назвали «выразительными», запоминающимися в противовес
незначительным, блеклым лицам, и исследователь поневоле подпадает под
обаяние этих образов, что, с другой стороны, свидетельствует о высочай-
шем мастерстве египетских скульпторов. Во-вторых, однако, сферу эмоции
и чувства мы с древними египтянами делим вполне: слова «гневный», «ра-
достный», «скорбный», «усталый» имеют для нас схожее значение. По-
этому, когда мы видим усталость во взгляде Сенусерта III или серьезность
во взгляде Аменемхета III, смею предположить, что мы видим то, что мастер
изображал намеренно. Другой вопрос: как эти качества соотносились с ха-
рактером и возрастом конкретного царя.
Вопрос о характере мы вынуждены оставить в области чистых предпо-
ложений, так как судим мы об этом, опираясь только на эти же самые изоб-
ражения. Что до примет возраста, то Ф. Польц, например, приводит ряд ар-
гументов в пользу того, что изображения не всегда отражают реальный воз-
раст царя: хрестоматийная статуя из Хавары (CG 385), а также сильно по-
врежденная из Мединет Мади (Милан, RAN 0.9.40001) изображают царя со-
всем юным, но архитектурные сооружения, где они были найдены, отно-
сятся к поздним годам правления18. Кроме того, Д. Лабури, ссылаясь на ра-
боту Р. Тефнена, обращает внимание на то, как разителен контраст между
молодым телом царя и приметами возраста на его лице19. Последнее сооб-
ражение, однако, представляется неверным: тело царя трактовалось во всех

17
О московской статуе I. 1.а. 4757 (4151): Берлев О.Д., Ходжаш С.И. Скульптура Древ-
него Египта в собрании Государственного музея изобразительных искусств имени
А.С. Пушкина. М., 2004. С. 89.
18
Polz, F. Die Bildnisse Sesostris’ III. und Amenemhets III. Bemerkungen zur königlichen
Rundplastik der späten 12. Dynastie // MDAIK. 1995. № 51. S. 250.
19
Laboury D. Réflexions sur le portrait royal et son fonctionnement dans l’Égypte pharaonique
// Ktèma: civilisations de l'Orient, de la Grèce et de Rome antiques. 2009. № 34. Р. 182. Прим.

118
Ф РАГМЕНТ ЦАРСКОЙ СТАТУИ ИЗ СОБРАНИЯ Н. С. Г ОЛОВАНОВА

случаях как усредненно молодое и полное сил, в то время как лицо имело
наиболее индивидуализированную трактовку. Это подобно тому, как царь
изображался в виде сфинкса: с телом молодого сильного льва и лицом чело-
века. В обоих типах изображения тело выступает идеальным носителем,
универсальным божественным вместилищем для царской индивидуально-
сти, воплощаемой в Хоровом имени и чертах лица20.
Вооружившись этими предварительными выводами и будучи преду-
прежденными от излишней «модернизации» наших представлений посмот-
рим на формально-стилистические критерии атрибуции портретов Сену-
серта III и Аменемхета III.
Отличительными чертами эталонных изображений Сенусерта III явля-
ются: вертикальные морщинки на лбу, полуопущенные верхние веки, зача-
стую будто птичьи, над выпуклыми глазными яблоками, четко проработан-
ные, выраженные нижние веки, мешки под глазами, тяжелая нижняя че-
люсть, часто опущенные уголки губ.
Наиболее характерным изображениям Аменемхета III свойственны вы-
сокие скулы, миндалевидные глаза с проработанным верхним и нижним ве-
ком, расширяющийся от переносицы к кончику нос, не вполне прямой, изо-
гнутая верхняя губа, межгубная линия, уходящая к углам губ вниз, но самые
кончики губ не опущены, как это часто бывает у Сенусерта III, а поддержи-
ваются окологубными мышцами, нижняя губа с еле заметным изгибом –
вертикальной впадинкой посередине.
Сравнивая наш памятник с опорными изображениями Сенусерта III и
Аменемхета III, отметим следующие особенности: миндалевидные в разрезе
глаза с намеченной радужкой и припухшими верхними и нижними веками
более характерны для изображений Аменемхета III, как и высокие, четко
пролепленные, но не резкие скулы и проработанные, довольно полные губы
небольшого рта. Рельеф лица выразителен за счет подчеркнутой светотене-
вой моделировки, однако костяк мягче, сглаженнее, чем мы видим это на

35.
20
Строго говоря, всё существо царя является идеально божественным, за исключением
лица, только оно несет в себе какой-то отблеск человеческого начала. Ср.: Bolshakov A.O.
Royal portraiture and “Horus Name”//L’art de l’Ancien Empire égyptien. Actes du colloque,
musée du Louvre-1998. La documentation Française- musée du Louvre. Paris, 1999. P. 315.

119
Д. В. В АНЮКОВА

эталонных изображениях Сенусерта III (например, Британский музей, ЕА


686). Подобная, мягкая, трактовка свойственна изображениям Сенусерта III
в условно «молодом» возрасте (из Медамуда, Лувр Е12960), однако в по-
следнем случае лицо округлое, и сходство с нашим фрагментом совсем не
велико. Таким образом, стилистические критерии явно указывают на при-
надлежность фрагмента времени правления Аменемхета III.
Поиск аналогий нашему фрагменту конечно довольно затруднителен
ввиду его состояния, но, на мой взгляд, он относится к кругу памятников,
близко стоящих к серии статуй Аменемхета III из Карнака: сходны и мате-
риал, и размеры скульптуры, и особенности трактовки лица. Так, очертания
лица – особенно округлая линия подбородка, посадка глаз в глазницах, про-
порции лица, посадка ушей – отчетливо соотносятся с бюстом Аменемхета
III из музея Метрополитэн21, который С. Олдред отнес к кругу карнакских
статуй22. Однако нужно отметить, что более твердый материал – габбро (габ-
бродиабаз) относится к роду базальта – определил более четкую, даже рез-
кую проработку отдельных черт лица в сравнении с нашим фрагментом, и
оттого образу из музея Метрополитэн свойственна большая выразитель-
ность.
Если говорить о собственно карнакской серии статуй Аменемхета III,
то стилистически наш фрагмент ближе к CG42014 (=JE36928)23 и CJ42015
(=JE37400)24, а также к 1960.56 (Кливленд)25, возможно, тоже происходящей
из Карнакского тайника26. Куда меньшее сходство черт обнаруживается при

21
Инв. № 45.2.6, Rogers Fund. Габбро, высота 0,2 м.
22
Aldred C. Some Royal Portraits of the Middle Kingdom in Ancient Egypt//MMJ. 1970. Vol.3.
P. 48. Интересно, что У. Хейз, памяти которого С. Олдред посвятил статью, в свое время
упоминал указанную статую как портрет Сенусерта III: Hayes W.C. Royal portraits of the
twelfth dynasty//BMMA. 1946-1947. № 5. P. 122.
23
«Черный» гранит, высота 1.1 м. Публ.: Legrain G. Catalógue général des antiquités égyp-
tiennes du Musée du Caire. Statues et statuettes de rois et de particuliers (seconde partie). Le
Caire, 1906. P. 10. Pl. VIII. Статуя была передана из Египетского музея (Каир) в открыв-
шийся в 1975 году Музей египетского искусства (Луксор), где и экспонируется в насто-
ящее время (инв. № J.117). В работах, упоминающих этот памятник, используется ин-
вентарный номер Ж. Легрэна, например: Freed R. Another look at the sculpture of Ame-
nemhat III // RdE, 2002. № 1 (53). Р. 107..
24
Серый гранит, высота 0.73 м. Египетский музей, Каир.
25
Гранодиорит, высота 0.51 м. Музей искусств, Кливленд, Огайо.
26
См.: Freed R. Another look at the sculpture of Amenemhat III // RdE, 2002. № 1 (53). Р.
107.

120
Ф РАГМЕНТ ЦАРСКОЙ СТАТУИ ИЗ СОБРАНИЯ Н. С. Г ОЛОВАНОВА

сравнении с CG42016 (=JE36703)27 и CG42020 (=JE37391)28, однако нужно


учитывать, что наш фрагмент не позволяет судить об образе в его целостно-
сти, и изначально, с учетом позы, общего размера и т.д., сходство могло
быть бóльшим. Кроме того, трактовка лица в последних указанных памят-
никах вообще существенно отличается от обычной для Аменемхета III,
настолько, что заставляет предположить либо работу мастера куда хуже вы-
учкой, либо стилизацию «под Аменемхета III» более позднего времени.
Статуи из Карнакского тайника имеют ряд отличительных черт, кото-
рые позволяют выделить их в отдельную стилистическую группу. Во всех
случаях царь изображен стоящим в почтительной позе, с руками, лежащими
ладонями вниз на опоясании, длина которого чуть не достигает колен. Тело
трактовано очень обобщенно, пропорции туловища чуть укорочены в срав-
нении с длиной рук. Немес объемный, с сильно расширенным у плеча зало-
мом и довольно крутыми изгибами верхнего края, с крупно рельефными по-
лосами. Иконографические черты29 обнаруживают много общего с серией
статуй Сенусерта III30, установленных на берегу в Дейр эль-Бахри, рядом с
храмом Ментухотепа Небхапетра31. Р. Фрид предполагает32, что статуи сына
могли быть сознательным подражанием стилистике изображений отца и
даже могли быть изготовлены в одной мастерской. Придерживаясь версии
соправления, общий срок которого, как считается, составил порядка 19 лет
(по надписи на остраконе из заупокойного храма Сенусерта III33), она отно-
сит создание серии статуй ко времени после 15-го года правления Аменем-
хета III, то есть уже к концу совместного царствования (в имени Нимаатра
нет знака сидящей богини).

27
Серый гранит, высота 0.6 м. В настоящее время находится в Национальном музее
Александрии: инв. №68.
28
«Черный» гранит, высота 0.9 м. Египетский музей, Каир.
29
Подробнейшим образом иконография разобрана Ф. Польц: Polz, F. Die Bildnisse Sesost-
ris’ III. und Amenemhets III. Bemerkungen zur königlichen Rundplastik der späten 12. Dynas-
tie // MDAIK, 51. 1995.
30
Британский музей, инв. №№ ЕА 684, 685, 686 (гранодиорит, высота всех ок. 1,22м),
Египетский музей в Каире, инв. № TR18/4/22/4. Головы сохранились только у этих че-
тырех из шести статуй.
31
Hall H.R. The statues of Senusrit III // Hall H., Naville E. The XIth dynasty temple at Deir
el-Bahary. Part III. P. 10-12; Evers H. G. Staat aus dem Stein. Bd. II. 1929. § 691.
32
Freed R. Another look at the sculpture of Amenemhat III… Р. 107.
33
Freed R. Another look… Р. 103.

121
Д. В. В АНЮКОВА

Нужно отметить, что качество изображений Аменемхета III в серии из


Карнакского тайника в целом, конечно, проигрывает его наиболее извест-
ным изображениям, причем как в условно «молодом» возрасте, так и «иде-
ализированным» и «возрастным» и, как отмечает Р. Фрид, уступает каче-
ству отцовских статуй из Дейр эль-Бахри «как это часто бывает с копи-
ями»34. Это предположение, конечно, вызывает вопрос, в связи с высказан-
ным Р. Фрид мнением об одновременности произведений: если статуи изго-
тавливались в одной мастерской и одновременно, то почему сыновьи изоб-
ражения блёклы, куда менее выразительны, чем отцовские. Р. Фрид объяс-
няет эту особенность также общей тенденцией к упрощению, обобщению
образов, характерной для времени Аменемхета III, выявленной Ф. Польц, но
это идет вразрез с предположением, что статуи изготавливались одновре-
менно в одной мастерской. Таким образом, если копировалась общая ико-
нография (поза, трактовка одеяния, наличие девяти луков под ногами), то
черты лиц должны были быть равного качества; а если сопоставимыми
должны были быть образы в целом, то тем более странно столь яркое отли-
чие в качестве работы. Кроме того, возникает вопрос – а копии ли это? На
мой взгляд, это скорее стилизация, сознательное обыгрывание основных
черт, но не копирование как точное повторение, погрешности в котором
можно связывать с меньшим мастерством автора произведения.
Важно также отметить, что уже Г. Эверс подчеркивал значимость этой
серии статуй не только для оценки художественного наследия конца
XII династии, но и для последующей эпохи. Он, в частности, отмечал, что в
этих изображениях уже чувствуется переход к искусству XIII династии, па-
мятники которой могут быть очень близки к указанному им CG 42014 и вы-
дает их зачастую только некое снижение качества работы35. Критерии дати-
ровок, выработанные Г. Эверсом, являются примером тщательнейшего ико-
нографического и стилистического анализа и остаются исключительно вос-
требованными по сей день, поэтому его наблюдение представляется очень
важным. Стилистические признаки действительно размываются, когда мы

34
Op. cit. P. 107.
35
Evers H. G. Staat aus dem Stein. Bd. I. 1929. Taf.131 и описание там же.

122
Ф РАГМЕНТ ЦАРСКОЙ СТАТУИ ИЗ СОБРАНИЯ Н. С. Г ОЛОВАНОВА

говорим о царских изображениях эпохи XIII династии, что отлично пока-


зано С. Коннором на примере трактовок немесов и уреев статуй эпохи позд-
него Среднего царства и II Переходного периода36.
Так, если мы говорим о статуях Аменемхета III из Карнакского тайника
в их сопоставлении со статуями Неферхотепа (CG 42023-4202437), то приме-
чательно, что уже Ж. Легрэн указывал на близость изображения Неферхо-
тепа к статуям как Аменемхета III, так и Сенусерта III38. В целом, тема не-
которой «стертости» иконографических черт, намеренной неточности и со-
скальзывания во время предшествующего правления становится для статуй
из Карнакского тайника особенно актуальной39.
Однако нерешенным остается вопрос о форме ушей, точнее, о том, что
в ней позволило О.Д. Берлеву атрибутировать головановскую статую Сену-
серту III. Насколько можно судить, речь идет не о размере ушной раковины
относительно общего размера головы, поскольку он варьировался даже в
пределах одной стилистической группы. Речь скорее об анатомическом
строении: основное различие, которое мы можем отметить, это форма мочки
и верхней и нижней ножки у противозавитка. Однако и эти детали варьиро-
вались значительно и не могут быть достаточным критерием для датировки.
Здесь можно указать на статуи Британского музея (ЕА 686, ЕА 36298) и ко-
лосс Аменемхета III оттуда же (ЕА 1063). В то же время А.О. Большаков
при анализе двух статуй Аменемхета III из Музея изобразительных искусств
имени А.С. Пушкина и Государственного Эрмитажа, выставка которых про-
ходила в ГМИИ, указал на занятную деталь – у обоих изображений выше
мочки уха есть некоторое утолщение – «шишечка»40. Похожая деталь есть и

36
Connor S. The smiling pharaoh of Budapest // Bulletin du Musée Hongrois des Beaux-Arts.
2009. № 110-111. Р. 47.
37
Обе из черного гранита, высота, соответственно 0,75 и 0,63 м.
38
Legrain, G. Catalogue général des antiquités égyptiennes du Musée du Caire. Statues et sta-
tuettes de rois et de particuliers (seconde partie). Le Caire, 1906. P. 14. Pl. ХIV.
39
См. Ванюкова Д.В. Царская скульптура периода XIII династии: сакральный образ как
воплощение темпоральной характеристики // Искусство Востока. Вып.4. Сакральность и
сохранность. М., 2012. С. 75-85.
40
Статуи ГМИИ инв. № I.1.а.4757(4151) и ГЭ № ДВ 729. По устному сообщению,
А.О. Большакова, сделанному на открытии выставки «Два Аменемхета: портреты одного
царя эпохи Среднего царства», ГМИИ имени А.С. Пушкина (02.02.2016 – 09.05.2016).

123
Д. В. В АНЮКОВА

на головановском изображении, что может служить еще одним свидетель-


ством в пользу атрибуции Аменемхету III. Интересно, что необычная форма
мочки уха одной из статуй Аменемхета III заставила А. Пейдж предполо-
жить, что царь мог быть изображен носящим серьги41.
Таким образом, помимо естественного сходства отца и сына, Аменем-
хет III явно тяготел к образным решениям, используемым в скульптуре отца,
самым ярким примером чего может служить статуя из Берлина42, поэтому
некоторая общность образных характеристик двух царей неудивительна.
Тогда как, если принимать атрибуцию головановского фрагмента Сенусерту
III, объяснить наличие ряда очень ярких черт, присущих Аменемхету III, в
изображении отца намного сложнее, поскольку уподобление предку это мо-
тив известный, но никак не наоборот – не потомку. Принимая во внимание
эти соображения, следует, на мой взгляд, отнести головановскую статую
все-таки к эпохе правления Аменемхета III.

* * *

Отдельная, далекая пока от разрешения, проблема, связанная с фраг-


ментом царской статуи из коллекции Н.С. Голованова, это вопрос об исто-
рии памятника и обстоятельствах его появления в собрании. Надежных до-
кументальных свидетельств в моем распоряжении почти нет, поэтому всё
написанное ниже пока не выходит за границы мало чем подкрепленных рас-
суждений и является не более чем рабочей гипотезой.
Н.С. Голованов составил каталог принадлежащих ему вещей, имеющих
художественную и/или антикварную ценность, куда вошли даты поступле-
ния того или иного предмета и сведения о том, у кого он приобретался, или
кто был дарителем, но с такой степенью подробности велся лишь каталог
живописи.

41
О диоритовой статуе UC 14363: Page A. Egyptian sculpture. Archaic to Saite from the
Petrie collection. Warminster, 1976. P. 29. Эта точка зрения была позднее опровергнута:
Pharaohs and mortals: Egyptian art in the Middle Kingdom. Cambridge, 1988. P. 45.
42
Государственные музеи Берлина. Египетский музей и собрание папирусов. Инв. № ÄM
1121. Гранодиорит, высота 1,9 м.

124
Ф РАГМЕНТ ЦАРСКОЙ СТАТУИ ИЗ СОБРАНИЯ Н. С. Г ОЛОВАНОВА

Для остальных вещей из коллекции записи очень лаконичны. Заметка


об интересующем нас памятнике внесена в инвентарную книгу, представля-
ющую собой линованную тетрадь альбомного формата с авторским руко-
писным заголовком: «Художественный инвентарь. II»43. Вся тетрадь прону-
мерована и заполнена также от руки и оставляет впечатление документа, ко-
торый Н.С. Голованов вёл не систематически, а заполнял по памяти, бук-
вально в два-три приема. Об этом свидетельствуют как беглость почерка,
так и тот факт, что основная масса записей сделана тёмно-зелеными, а
правки и дополнения светло-зелеными чернилами и карандашом.
Записи предваряет составленное Н.С. Головановым пронумерованное
оглавление, даже беглое перечисление пунктов которого дает представле-
ние о том, насколько разнообразны, если не сказать, хаотичны были инте-
ресы владельца. Так, Н.С. Голованов коллекционировал: живопись (старых
мастеров, копии с живописных произведений, современную иностранную
живопись), скульптуру (мраморную, из дерева, гипса, майоликовую, фарфо-
ровую), бронзы (классические, современные, медали), черепаховые изделия
и изделия слоновой кости, ковры и сюзанно [так! – Д.В.], редкие блюда и
тарелки, парчу, палки и трости, редкости и раритеты [именно так – Д.В.],
печатки, пресс-бювары и звонки, панагии, пепельницы, шкатулки и коро-
бочки, фотоаппараты кинамо44, бинокли, большие часы, малахит, уральские
самоцветы, серебро45.
Нужно сказать, что этот каталог Н.С. Голованов заполнял уже «позд-
ним», по выражению А.А. Наумова46, почерком – крайне неровным и плохо

43
II том ф. ГНС. Инв. № 4068. 99л.+1 л. огл. +4 л. обл.
44
Портативная кинокамера, изобретенная Э. Голдбергом в 1921 г. Скорее всего, в кол-
лекции Н.С. Голованова находится экземпляр Zeiss Ikon Kinamo – наиболее распростра-
ненный.
45
Выдержки из оглавления «Художественного инвентаря.II».
46
Алексей Александрович Наумов много и с большой любовью рассказывал об архиве
Н.С. Голованова, в частности, о его рукописных материалах, и не раз упоминал об этой
проблеме: почерк Н.С. Голованова, особенно в поздние годы, очень плохо читаем, а тек-
сты изобилуют сокращениями. Это, конечно, сильно затрудняет работу с материалами
архива, а также их публикацию. Благодаря любезности сотрудников музея мне удалось
ознакомиться с перекидными настольными календарями, которые Н.С. Голованов вёл
многие годы, и вынуждена признать, что их записи сопоставимы с демотическими тек-
стами по сложности прочтения. Попросту говоря, в половине случаев вообще непонятно,
о чём идет речь.

125
Д. В. В АНЮКОВА

разборчивым. Здесь нет, как видно, ни дат поступления предмета в коллек-


цию, ни, чаще всего, источников, и записи явно велись в произвольном, а не
хронологическом порядке.
Наш памятник внесен в книгу в раздел «Редкости и раритеты»47. Записи
этого раздела выглядят следующим образом:
1. Финикийское стекло (Музей)
2. Печать. Самарканд. [далее слово неразб. – Д.В.]. (Музей).
3. Голова сфинкса. Египетский окаменелый песчаник
3/т [далее слово неразб. – Д.В.]. Музей.
4. Египетский [далее слово неразб.48 – Д.В.]
5. Окаменевшая улитка
4-й и 5-й пункты объединены фигурной скобкой с надписью «ЕгипМу-
зей». Интересно, что на 61-й странице запись продублирована и выглядит
следующим образом:
1. 2 финикийских стеклянных сосуда: служ. для плакальщиц (музей-
ные).
2. Печать «Самарканд» (Музей)
3. Голова сфинкса. Окаменевший песчаник. 3/т [далее слово неразб. –
Д.В.]. Египт Музей
Мы можем, к сожалению, только примерно определить годы, когда па-
мятник мог быть приобретен – как видно из записей «Художественного ин-
вентаря», он был именно приобретен, а не подарен частным лицом.
Нужно сказать, что читая материалы, связанные с биографией Н.С. Го-
лованова, я несколько раз встречала «легенду» о том, что он, вполне в соот-
ветствии со страстностью и увлечённостью своей натуры, о чем свидетель-
ствует характер коллекции, хаотично пополняемой по зову сердца, пожелал
приобрести мумию. Однако встретил категорические возражения со сто-
роны жены, Антонины Васильевны Неждановой, грозившей в таком случае

47
II том ф. ГНС. Инв. № 4068. С. 60.
48
Очевидно, под № 4 в инвентаре Н.С. Голованова числился ушебти, также находящийся
в экспозиции музея.

126
Ф РАГМЕНТ ЦАРСКОЙ СТАТУИ ИЗ СОБРАНИЯ Н. С. Г ОЛОВАНОВА

не переступать порога его жилища49, после чего и была приобретена древ-


неегипетская скульптурная голова царя. В личной беседе Ольга Ивановна
Захарова сказала, что ей эту историю передала Марина Ивановна Голгоф-
ская, человек из ближайшего круга А.В. Неждановой и Н.С. Голованова,
бывшая сначала воспитанницей, а затем компаньонкой А.В. Неждановой.
Конечно, эта история носит характер семейной легенды из числа тех,
что рассказывают гостям за вечерним чаем, но в ней есть некое рациональ-
ное зерно: Н.С. Голованов сблизился с А.В. Неждановой летом 1918 года,
когда он еще не мог себе позволить приобретение предметов старины, од-
нако уже после 1920 года его коллекция начинает активно пополняться. Та-
ким образом, приобретение нашего памятника должно относиться ко вре-
мени после 1918 года, а скорее даже к началу тридцатых годов, когда мате-
риальное положение элиты творческой интеллигенции стало заметно луч-
шим по сравнению с предыдущим неспокойным временем.
Интерес представляет пометка «3/т» после названия памятника в за-
писи «Художественного инвентаря» и дублирующей ее: ее можно интерпре-
тировать как указание на дату – 3 тыс. Тогда следующее, неразборчивое (и
очень короткое, буквально в слог, или сокращенное) слово должно быть
«лет»/«летие». Однако сложно представить, что музейная вещь могла быть
датирована с ошибкой в тысячелетие. Кроме того, это единственный раз во
втором томе «Художественного инвентаря», когда Н.С. Голованов указы-
вает дату создания памятника. Подобным образом оформленное сокраще-
ние встречается в книге еще раз, следом за описанием аппарата Kinamo, и
выглядит как «5/т» [далее слово неразб. – Д.В.]50, что определенно не может
являться датой. Напрашивается предположение, что таким образом Н.С. Го-
лованов отметил цену, по которой приобретался предмет, таким образом,
наш памятник стоил 3000 рублей. Этот вывод, принятый в качестве рабочей
гипотезы, может служить уточнением даты поступления предмета в коллек-
цию: если «3000» это цена скульптурного фрагмента, то покупка вряд ли

49
А.В. Нежданова на протяжении всего супружества занимала квартиру в том же доме
№ 7, но этажом ниже.
50
II том ф. ГНС. Инв. № 4068. С. 69.

127
Д. В. В АНЮКОВА

состоялась ранее 1923 года. Дело в том, что 3000 рублей до проведения де-
нежной реформы (1922-1924 гг.) составляли мизерную сумму: 1 рубль 1924
года стоил 50 тысяч рублей совзнаков 1923 года и 50 млрд. рублей до дено-
минации 1923 года51. Для сравнения, в письме директора Музея изящных
искусств Н.И. Романова в Музейный отдел Главнауки Наркомпроса от 21
декабря 1923 года указано: «…я прошу Музейный отдел приобрести за 2000
черв[онных] рублей для Голенищевского собрания цилиндров в Музее
изящных искусств именную печать царя Артаксеркса, представляющую ис-
ключительную музейную ценность»52.
Косвенным указанием на источник, из которого поступил наш памят-
ник, является то, что кроме него в группу редкостей и раритетов Н.С. Голо-
ванов включил финикийское стекло, окаменелость и самаркандскую печать.
Все предметы этой группы за исключением окаменелости являются восточ-
ными и имеют пометку «Музей» (без нее – № 4). В период, когда предполо-
жительно был приобретен наш памятник, наиболее крупными собраниями
восточных и древневосточных памятников располагали практически уже
расформированный Румянцевский музей и Музей-институт классического
Востока, также находящийся в стадии расформирования. По крайней мере
однажды Н.С. Голованов мог приобрести вещь в Румянцевском музее, о чем
сохранилась запись в его Художественном инвентаре: «Боттичелли С.
Фреска «Обручение» Лувр – копия Поповой … ей по [далее слово неразб. –
Д.В.] свадьбы. Румян.музей»53. Исходя из этого, можно предположить воз-
можность приобретения нашей скульптуры в одном из указанных собраний,

51
Крединс Н.Е. Денежные реформы в СССР 1922—1924 годов и 1947 года // Финансовый
менеджмент.2001. №6. Наглядным свидетельством из повседневной жизни того вре-
мени, помогающим представить общий порядок цен, могут являться, например, лотерей-
ные билеты: Центральный Комитет помощи голодающим в 1922 году выпускал выиг-
рышные билеты ценой по 500 тысяч рублей каждый, при этом в скобках указывался
номинал в рублях образца 1922 года – 50 рублей. См.: Теребов В.Н. Лотерейные билеты
РСФСР и СССР центральных выпусков // Советский коллекционер. 1989. № 27. С. 168-
193.
52
Архив ГМИИ, ф.5, оп. 1, ед. хр. 421а, л. 3 (копия). Подлинник: ГАРФ, ф. 2307, оп. 3,
ед. хр. 199, л.1. Опубл.: Памятники и люди. М., 2003. С. 368.
53
II том ф. ГНС. Инв. № 4068. С. 20. Интересно, что в Лувре находятся только две фрески
работы С. Боттичелли – «Венера и три грации, вручающие дары молодой девушке» и
«Лоренцо Торнабуони перед аллегорическими фигурами семи свободных искусств», обе
не ранее 1483 года, происходящие с виллы Лемми (инв. №R.F.321-322). Именно с первой

128
Ф РАГМЕНТ ЦАРСКОЙ СТАТУИ ИЗ СОБРАНИЯ Н. С. Г ОЛОВАНОВА

однако в отсутствие дополнительных свидетельств это остается лишь веро-


ятностью.

была выполнена копия, причем автором ее предположительно является Л.С. Попова –


одна из «амазонок авангарда». Если в Румянцевском музее находилась работа именно
Поповой, то, вероятно, она была подарена художницей, а не выкуплена музеем.

129
А.Е. Демидчик (г. Новосибирск)

«Я превратил путь в реку, пустыню – в прибрежные заросли»

Хоть древнеегипетским метафорам, связанным с «путем» и «дорогой»,


посвящена даже целая монография1, смысл такой метафоры в строке 13
граффито M 114 в Вади Хаммамат пока недопонят. В третий день первого
летнего месяца восьмого года царствования Санхкара Ментухотепа эту
надпись оставил в каменоломнях домоправитель Хену (Hnw)2. В её строках
12−14 Хену похваляется тем, что сумел превосходно обеспечить всем необ-
ходимым возглавляемую им экспедицию, направлявшуюся через пустыню
в Пунт:
«Я вышел с экспедицией из 3000 мужей,
(и) сделал путь рекой, Красную землю (т.е. пустыню) – aAd n(y) sxt.
Я ежедневно давал бурдюк и котомку3,
по 2 сосуда-Ds воды и по 20 хлебов каждому,
(а) ослы были нагружены сандалиями4,
(так что) едва снашивала нога (сандалию), другая уж приготовлена5
Еще я сделал 12 колодцев в зарослях,
и 2 колодца в Идахете6:
на 20 локтей (глубина) в одном, на 30 локтей – в другом;
и я сделал другой (колодец) в Иахетебе7

1
Vittmann G. Altägyptische Wegmetaphorik (Beiträge zur Ägyptologie; 15). Wien, 1999.
2
LD I. Abt. II. Bl. 150 a; Couyat J., Montet P. Les inscriptions hiéroglyphiques et hiératiques
du Ouâdi Hammâmât. Le Caire, 1913. P. 81−84, pl. XXXI. Прописной буквой «M» здесь и
далее начинаются обозначения надписей, опубликованных в Couyat, Montet. Op. cit.,
цифра после буквы соответствует номеру, присвоенному надписи в данном издании.
3
Couyat, Montet. Op. cit. P. 13; Schenkel W. Memphis. Herakleopolis. Theben (ÄA; 12). Wies-
baden, 1965. S. 256 (i); Лебедев М.А. Проблема организации древнеегипетских экспеди-
ций за материалами на рудники и в каменоломни за пределами нильской долины в эпоху
Древнего и Среднего царств. Дисс. … канд. ист. наук. М., 2011. С. 486, прим. 516.
4
См. также Vandersleyen С. Les inscriptions 114 et 1 du Ouadi Hammamât (11e dynastie) //
CdÉ. 1989. T. 64. P. 152, nt. 1.
5
Дословно: «стояла».
6
См. Vandersleyen. Op. cit. P. 154.
7
См. ibid.
«Я ПРЕВРАТИЛ ПУТЬ В РЕКУ , ПУСТЫНЮ – В ПРИБРЕЖНЫЕ ЗАРОСЛИ »

10 на 10 локтей по каждой его стороне(?)


чтобы найти воду на глубине (?)8».
Смысл метафоры «я сделал путь рекой» специально пояснил К. Ван-
дерслейн, напомнивший, что самым привычным и комфортным способом
дальних путешествий для египтян Старого и Среднего царства было плава-
нье по Нилу, и вообще – по речным путям-itrw.w9. Хену, стало быть, утвер-
ждает, что благодаря его стараниям путь для его экспедиции оказался столь
же комфортным, как плаванье по реке – «я сделал путь рекой», «я превратил
путь в реку». Но вот правильного понимания продолжения этой фразы –
ir.n(=i) … tA dSr m aAd n(y) sxt египтология пока не нашла. Это и станет пред-
метом предлагаемой статьи.
Существительное sxt «поле», «заросли» могло обозначать любой об-
ширный участок земли, покрытый густой растительностью. Словосочета-
ние aAd n(y) sxt буквально означает «край /кромка / окраина поля или зарос-
лей»10. Но поскольку объяснить, чем так уж хорошо для экспедиции превра-
щение «Красной земли», т.е. пустыни, в край поля или зарослей, не получа-
лось, П. Каплони предположил, что «кромка поля тождественна пути по
полю (Feldweg)»11. Хену будто бы объявляет, что превратил пустыню в «до-
рогу (идущую) полем / зарослями»12, и это толкование повторено в словаре
Р. Ханнига13.

8
См. Coyat, Montet. Op. cit. P. 13; Lichtheim M. Ancient Egyptian Autobiographies chiefly of
the Middle Kingdom. A Study and an Anthology (OBO; 52). Freiburg; Göttingen, 1988. P. 54,
nt. 18; Kaplony P. Bemerkungen zu fünf Texten der Ersten Zwischenzeit und der späteren 11.
Dynastie // MDAIK. 1969. Bd. 25. S. 26; Vandersleyen. Op. cit. P. 154.
9
Vanderslein. Op. cit. 151, 154. Напомним, что единица измерения пройденного пути
также называлась itrw; о таковой теперь см. Mostafa M. F. The Mastaba of SmAj at Nag’
Kom El-Koffar, Qift. Vol. I. Autobiographies and Related Scenes and Texts. Cairo, 2014. P.
13; я сердечно благодарен Махе Фарид Мостафе, а также Абульхассану Бакри и Ольге
Александровне Васильевой за хлопоты по доставке мне этой превосходной книги, а
равно и Максиму Александровичу Лебедеву за её цифровую копию.
10
Schenkel. Op. cit. S. 256; Lichtheim. Op. cit. P. 53; Hannig R. Ägyptisches Wörterbuch. Bd.
II. Meinz am Rhein, 2006. S. 488; Shirun-Grumach I. Offenbarung, Orakel und Königsnovelle
(ÄAT 24). Wiesbaden, 1993. S. 32; сердечно благодарю Конраада Донкера ван Хеела, пе-
реславшего мне ксерокопию нужных страниц последней книги.
11
Kaplony. Op. cit. S. 26, Anm. 5.
12
Ibid. S. 26.
13
Hannig. Op. cit. S. 488.

131
А. Е. Д ЕМИДЧИК

Догадка П. Каплони не столь уж далека от истины, но всё же неточна.


Зачем бы Хену стал говорить о преображении пустыни в «дорогу полем»
сразу после похвальбы о превращении пути экспедиции в «реку»? Ведь этот
второй способ путешествия несравнимо комфортнее. Да и зачем экспедиции
еще и «дорога полем», если её путь – «рекой»?
Неубедительность толкования Каплони заставила других переводчиков
ориентироваться прежде всего на контекст данного высказывания. По-
скольку далее говорится о щедром снабжении участников экспедиции и
устройстве на её пути колодцев, в словаре Р.О. Фолкнера aAd n(y) sxt пере-
дано как «плодородная почва»14, и у К. Вандерслейна словосочетание ока-
зывается обозначением «плодородных полей сельской местности (champs
fertiles de la campagne)»15. Автор этих строк полтора десятка лет назад тоже
понял aAd n(y) sXt как «кромку (плодородного) поля» − метафору «хорошего
обеспечения экспедиции водой и продовольствием»16. Очень похоже не-
давно истолковали это выражение Э.Е. Кормышева и Э.Б. Ллойд17. Но, в
действительности, данное понимание aAd n(y) sxt еще дальше от истины, чем
предположение П. Каплони и Р. Ханнига.
Смысл слов Хену «я сделал путь рекой, Красную землю (т.е. пустыню)
– aAd n(y) sxt» прояснится, если распознать в aAd алломорф существительного
aD «край», «кромка», «обочина», «окраина», и т.д. Беспочвенность общепри-
нятого различения aAd и aD как двух существительных с разным значением
видна хотя бы на примере переводов, предложенных для них в Thesaurus
Lingua Aegyptiae: aAd – “Rand; bewässertes Land (am Wüstenrand)”18; aD –
“Randzone; bewässertes Land (am Wüstenrand)”19. Утверждение Р. Ханнига,

14
Faulkner R.O. A Concise Dictionary of Middle Egyptian. Oxford, 1962. P. 38.
15
Vandersleyn. Op. cit. P. 151.
16
Демидчик А.Е. Безымянная пирамида: Государственная доктрина древнеегипетской
Гераклеопольской монархии. СПб., 2005. С. 156.
17
Кормышева Э. Е. Освоение египтянами Восточной пустыни в III–первой половине
IIтыс. до н.э. // Красноморский мир в древности. М., 2012. С. 209; Lloyd A.B. Expeditions
to the Wadi Hammamat: Context and Concept // Experiencing Power, Generating Authority.
Cosmos, Politics, and the Ideology in Ancient Egypt and Mesopotamia / Ed. by J.A. Hill,
P. Jones, A.J. Morales. Philadelpia, 2013. P. 368.
18
URL.: http://aaew2.bbaw.de/tla/servlet/GetWcnDe-
tails?u=arkadiy&f=0&l=0&wn=35520&db=0. Lemma-no. 35520.
19
URL.: http://aaew2.bbaw.de/tla/servlet/GetWcnDetails?u=arka-
diy&f=0&l=0&wn=41960&db=0. Lemma-no. 41960.

132
«Я ПРЕВРАТИЛ ПУТЬ В РЕКУ , ПУСТЫНЮ – В ПРИБРЕЖНЫЕ ЗАРОСЛИ »

что aAd и aD различаются как соответственно “Rand (eines Feldes)”20 и


“(Wüsten)rand”21 опровергается предложенными в Thesaurus для контекстов
aD переводами “(Ufer)rand”, “Ufer(zone)”, “Uferböschung”, “Teich”, и т.д.22.
То, что aAd, в действительности, лишь алломорф к aD допускали еще со-
здатели Берлинского словаря23, и позже это было обосновано В. Вестендор-
фом24. Показательно, что наряду c интересующим нас aAd n(y) sxt известно и
словосочетание aD n(y) sxt. Описывая своё бегство из Египта, Синухет, в
частности, говорит:
«Я пересек mAaty (?) близ (Святилища?) сикоморы,
прибыл на «Остров Снофру» (?)25,
и бодрствовал (там ночью)26 m aD n(y) sxt.
Я пустился в путь спозаранку, (когда) настал день,
и встретил человека, стоявшего на краю дороги;
он почтительно приветствовал меня, боявшегося его» (B 8−11).
У Синухета выражение aD n(y) sxt встречается в рассказе о дальнем пути
– в контексте весьма схожем с применением aAd n(y) sxt в надписи Хену. По-
этому едва ли есть причины сомневаться в тождестве значения этих двух
написаний.
В «Рассказе Синухета» смысл словосочетания aD n(y) sxt вполне про-
зрачен. Это не «путь полем», поскольку трудно представить себе беглеца,
коротающего тревожную бессонную ночь прямо на прохожем пути. Бук-
вальное же значение «кромка поля», «край зарослей» замечательно здесь
походит. Синухет, хоть и сошел на ночь с дороги, но, чтобы вновь зашагать

20
Hannig. Op. cit. 488
21
Ibid. 582
22
URL.: http://aaew.bbaw.de/tla/servlet/GetWcn-
Refs?f=0&l=0&of=0&ll=41960&db=0&lr=0&mo=1&wt=y&bc=Start;
http://aaew.bbaw.de/tla/servlet/GetWcnRefs?u=arka-
diy&f=0&l=0&ll=*41960&wt=y&lr=0&mo=1&db=0&of=14
23
Wb. I, 168. 12.
24
Westendorf W. Grammatik der medizinischen Texte (Grundriss der Medizin der alten Ägyp-
ter; 8). Berlin, 1962. S. 18, § 30 a 2; ср. Schenkel. Op. cit. S. 256, Anm. h.
25
Надежно установить значение хотя бы одного из этих топонимов пока не удается.
26
См. Hannig. Op. cit. P. 712 [7958]; ср. The Literature of Ancient Egypt. An Anthology of
Stories, Instructions, Stelae, Autobiographies, and Poetry. 3 ed. / Ed. By W.K. Simpson. New
Heaven; London, 2003. P. 56.

133
А. Е. Д ЕМИДЧИК

по ней спозаранку, укрылся неподалеку − в придорожных зарослях, на при-


дорожном краю поля-sxt. На плодородной и драгоценной для земледельцев
нильской почве заросли или сельскохозяйственные посевы обычно подсту-
пали к дороге вплотную. Поэтому в рассказах о пути-дороге выражение aD /
aAd n(y) sxt, буквально означающее «кромка поля-sxt» имеет значение близ-
кое нашей «обочине»: Синухет провел ночь близ края дороги, «у обочины»,
и т.д.
Это же значение, несомненно, присуще словосочетанию aD / aAd n(y) sxt,
и если «путем» была река. Ведь дикие заросли или посевы обычно начина-
лись у самой воды или у идущей вплотную к ней прибрежной тропы27. Пре-
восходное описание такой топографии дано в «Сказке о красноречивом про-
мысловике»: «А хозяйство28 этого Немтинахта было как раз на прибрежной
тропе29, и там было узко; воистину, не было там широко, т.к. достигала она
(т.е. тропа) лишь ширины набедренной повязки, и одна её сторона была под
водой, а другая её сторона – под верхнеегипетским ячменем. И сказал этот
Немтинахт своему слуге: «ступай, принеси мне из моего дома кусок по-
лотна». И тотчас принесли его ему, а он взял и расстелил этот кусок на при-
брежной тропе, так что его бахрома была на этой воде, а её кромка – на яч-
мене. И пришёл этот промысловик по общей тропе30, и этот Немтинахт ска-
зал: «Осторожнее, промысловик! Не наступить бы тебе на мои одежды!» И
сказал этот промысловик: «Я исполню угодное тебе. Хорош мой путь!» (За-
тем) он пошёл выше (по берегу). И этот Немтинахт сказал: «Неужто мой
ячмень станет (тебе) тропой!?» И сказал этот промысловик: «Хорош мой
путь! Берег обрывист31, а путь – под ячменем…»32. Кромка ячменного поля
Немтинахта оказывается в этом повествовании одновременно и краем пути
− будь то путь по воде или по тропинке у самой реки.

27
О такой тропе см. Демидчик А.Е. Указ. соч. С. 220, прим. 164.
28
Дословно «дом».
29
О словосочетании smA-tA n(y) rA wAt см. http://aaew.bbaw.de/tla/servlet/GetWcn-
Refs?f=0&l=0&of=0&ll=851866&db=0&lr=0&mo=1&wt=y&bc=Start (lemma-no. 851866);
http://aaew.bbaw.de/tla/servlet/S02?u=arkadiy&f=0&l=0&db=0&wc=153312.
30
Дословно «по дороге, что от всех людей».
31
Дословно «стал высок».
32
Parkinson R. B. The Tale of the Eloquent Peasant. Oxford, 1991. P. 8−11, B 24−38.

134
«Я ПРЕВРАТИЛ ПУТЬ В РЕКУ , ПУСТЫНЮ – В ПРИБРЕЖНЫЕ ЗАРОСЛИ »

Возвращаясь к надписи Хену, мы, стало быть, должны истолковать aAd


sxt как ландшафт, типичный для пути по плодородной нильской долине.
Подстать этому, кстати, выбрано в интересующем нас предложении и обо-
значение «пустыни» − tA Dsr «Красная земля», а не, скажем, xAst. Ведь во
времена Хену путь рекой с обрамляющими её полями-sxt был возможен для
египтян только в нильской пойме, называвшейся kmt – «черная», «чернота».
Хену, по существу, заявляет, что сделал путь экспедиции по «Красной
земле» столь же легким и безопасным, как по «Черной»: странствие по пу-
стыне оказалось «по-египетски» комфортным, точно плаванье как по Нилу
с полями-sxt по берегам.
Не приходится сомневаться в том, что на участников следующих похо-
дов через Вади Хаммамат надпись Хену производила большое впечатление
– и рассказом о первой со времени Старого царства экспедиции в Пунт, и
тем, что прежде в Вади Хаммамат просто не было сочинений, сопоставимых
с ней по протяженности, детальности и красочности повествования33. Не
удивительно, что уже в следующее царствование появились подражания ин-
тересующей нас метафоре.
Чиновник невысокого звания Санх (sanx) в начале своей надписи под-
черкивает, что ему довелось покомандовать на всех знакомых египтянам
ландшафтах: он был «начальником экспедиций в пустынях (Hr xAswt), домо-
правителем на Черноте (Hr kmt)34 и начальником гарпунеров на речных ру-
кавах (Hr itrw)». Столь же напыщенно говорит он о своей службе на первой
из этих должностей:
«В этой пустыне я служил начальником экспедиции35 для всей этой
страны36,
(причем экспедиция была) снабжена бурдюками и котомками (?)37,
хлебом и пивом и всякой свежей верхнеегипетской зеленью.

33
Именно как выдающийся памятник словесности в жанре надписей об экспедициях в
пустыне эта надпись и была включена в антологию древнеегипетских жизнеописаний,
составленную М. Лихтхайм (Lichtheim. Op. cit. P. 52−54, no. 21).
34
Т.е. на плодородных землях нильской поймы, см. выше.
35
Ср. Кормышева. Ук. соч. С. 213.
36
Schenkel. Op. cit. S. 270.
37
См. выше, прим. 3.

135
А. Е. Д ЕМИДЧИК

[Даже для] команды (состоявшей из) юнцов38


я делал её (т.е. пустыни) вади зелеными,
её высоты – водоемами с водой
повсюду, на юг до Чаау39 и до Менат-хуфу на север»40.
Шестидесятилетний (а то и старше) Санх41, конечно, имеет в виду сразу
все возглавлявшиеся им экспедиции, куда бы они ни направлялись, – «на юг
до Чаау и до Менат-хуфу на север». Поэтому образ какого-то одного пути,
превращенного Санхом для его подчиненных в «реку», в надписи отсут-
ствует. Вместо этого рисуется картина еще более величественная: под
управлением Санха даже для еще неопытных работников, для «юнцов-
Xrdww», вади и высоты пустыни оказывались комфортными, как после
сейла42 или как земли нильской поймы.
Верховный сановник Аменемхат (imn-m-hAt), не чуждый художествен-
ного дара43, сохранил метафору «путь – река», но придумал для неё соб-
ственное изысканное продолжение. Перечислив основные профессиональ-
ные группы экспедиции, вверенной ему для доставки из пустыни саркофага
для фараона Небтауира Ментухотепа, Аменемхат говорит, что сделал для
них «пустыню рекой, а высокие вади – прибрежными волнами». Далее он
похваляется:

38
Предполагаю гаплографию: перед Xrdww ошибочно пропущен знак «вода» (N 35; пред-
лог n «для»), поскольку он стоял в протографе сразу после иероглифа, представляющего
собой троекратное повторение этого же знака (N (35)). К конструкции см. Borghouts J.F.
Egyptian. An Introduction to the Writing and Language of Middle Egyptian. I. Grammar, Syn-
tax and Indexes (Egyptologische Uitgaben XXIV. 1). Leuven; Leiden, 2010. P. 247−248, §
68.a.1−2.
39
См. Кормышева. Ук. соч. С. 214.
40
LD I. Abt. II. Bl. 149 g; Newberry P. E. Beni Hasan. Pt. 2. London, [1895]. P. 18, fig. 5;
Couyat, Montet. Op. cit. P. 22−23, pl. 3.
41
См. строку 5 его надписи.
42
Mostafa. Op. cit. P. 14: «… сейлы, обычно случающиеся каждый год на день-другой и
проносящиеся по этим вади, наполняя их водоемы и родники и оживляя растительность
пустыни, делали возможным некое пастушеское существование и побуждали египтя-
нина странствовать по пустыне».
43
Теперь ср. Демидчик А.Е. Несостоявшийся хеб-сед Небтауира Ментухотепа // Aegyp-
tiaca Rossica. Вып. 3. Сб. ст. / под ред. М.А. Чегодаева, Н.В. Лаврентьевой. М., 2015. С.
80−90; он же. Чудо в пустыне: комментарий к надписи М 191 экспедиции фараона
Небтауира Ментухотепа III в Вади Хаммамат // Вестник Новосибирского государствен-
ного университета. Серия: История, филология. 2016. Т. 15, вып. 1: История. С. 9−15.

136
«Я ПРЕВРАТИЛ ПУТЬ В РЕКУ , ПУСТЫНЮ – В ПРИБРЕЖНЫЕ ЗАРОСЛИ »

«Я доставил ему (т.е. царю) владыку жизни (т.е. саркофаг) −


(который есть) вечная память и безмятежен в вековечности44.
Никогда не спускалось (в долину) подобного ему из этой пустыни со
времен бога,
экспедиция же спустилась без убыли в ней:
не пропал (ни один) человек,
не повернуло назад (ни одно) соединение,
не пал осёл,
не было (какой-либо) нужды у мастеров.
Случилось (так) для Hmw моего владыки
благодаря мощи-bAw, созданной для него Мином
из-за того, сколь сильно любит он (т.е. Мин) его (т.е. царя)»45.
Между утверждениями Аменемхата, что это он превратил «пустыню»
в реку, и что это свершилось «благодаря мощи-bAw, созданной для него (т.е.
царя) Мином», нет никакого противоречия. Ведь немногим раньше Аменем-
хат объявляет, что был направлен в пустыню «в качестве посланного богом
– члена его тела (дословно: «члена тела из него /в нём»)». По египетским
представлениям, природа божества такова, что оно может отделить от сво-
его тела какую-нибудь часть, чтобы последняя действовала самостоя-
тельно46. С такой действующей на удалении, но движимой сверхъестествен-
ной мощью-bAw царя частью божественного государева тела и сравнивает
себя Аменемхат.
Метафоры «путь − река», «высокие вади – прибой», интересны, по
меньшей мере, в трех отношениях. Во-первых, этим Аменехат вслед за Хену
подчеркивает, что для его подчиненных путь в пустыне оказался столь же
комфортным, как путь по Нилу. Во-вторых, он намекает, что и транспорти-
ровка тяжелого саркофага по пустыне оказалась столь же простой и быст-

44
Дословно «помнимое вечно, снисходительное / терпеливое к вечности».
45
LD I. Abt. II. Bl. 150 a; Coyat, Montet. Op cit. P. 18-20, 81-84, pl. 31.
46
Blumenthal E. Untersuchungen zum ägyptischen Königtum des Mittleren Reiches. I. Die
Phraseologie (Abhandlungen der Sächsischen Akademie der Wissenschaften zu Leipzig, Phi-
lologisch-historische Klasse; 61/1). Berlin, 1970. S. 131, C 3. 11; Берлев О.Д. Трудовое насе-
ление Египта эпохи Среднего царства. М., 1972. С. 170, 171.

137
А. Е. Д ЕМИДЧИК

рой, как доставка саркофагов рекой от Первых порогов: достаточно срав-


нить с рассказом знаменитого Уни47. В-третьих, сравнение чередующихся с
нагорьями «высоких вади» с «прибрежными волнами» весьма поэтично48.
Не удивительно, что, взойдя на престол, Аменемхат станет заказчиком со-
здания (а, может, и автором?) знаменитого «Пророчества Неферти»49.

47
Urk. I. S. 106. 12−107. 13; ср. Mostafa. Op. cit. P. 164−168.
48
Рассекающие горные массивы вади – самая характерная черта Восточной пустыни
(Mostafa. Op. cit. P. 14).
49
Попытки датировать это сочинение Новым царством безосновательны; теперь см. Eyre
Ch. Rev. A. Stauder. Linguistic Dating of Middle Egyptian Literary Texts. Hamburg, 2013 //
LingAeg. 2014. Vol. 22. P. 321−326.

138
В.В. Жданов (г. Москва)

Теокосмогоническая модель Лейденского гимна Амону


(pap. Leiden I 350): от языка классического мифа к
«спекулятивной теологии»

Поскольку в любой предфилософской традиции древности теокосмо-


гония возникает, прежде всего, как форма традиционного мифа, то оче-
видно, что именно специфика его мировосприятия накладывает на её харак-
тер наиболее заметный отпечаток. Вот почему любое историко-философ-
ское исследование, так или иначе касающееся первых, «доисторических»
стадий мирового-историко-философского процесса в лице мифологии и тео-
космогонии как неотъемлемой её части в качестве теоретического источ-
ника становящейся философии, неизбежно ставит исследователя в кажущу-
юся на первый взгляд единственно возможной ситуацию резкого противо-
поставления этих двух форм духовной культуры древнего человека. В са-
мом деле, даже с точки зрения, придающей максимально возможную роль
мифу в этом процессе мифогенной концепции генезиса философии в её
классической формулировке, сам он предстаёт преимущественно как «осво-
бождение» (у того же Г. Франкфорта1) мысли от мифа, или как своего рода
преодоление становящимся философским мировоззрением того стихийного
в своей коллективности мировосприятия, что так свойственно мифопоэти-
ческой традиции. Конечно же, в случае с теми культурами, в которых данная
традиция перерастает в итоге в полноценный философский дискурс, подоб-
ного рода исследовательская модель вызывает не слишком много вопросов
– главным образом потому, что именно через упомянутый феномен «отказа»
от мифа (или же «освобождения» от него) будет довольно просто прочер-
тить ту демаркационную линию, что отличает предфилософию, выражае-

1
Франкфорт Г., Франкфорт Г.А., Уилсон Дж., Якобсен Т. В преддверии философии:
духовные искания древнего человека. М., 1984. С. 201-222.
В. В. Ж ДАНОВ

мую категориями мифологического мировосприятия (или «мироощуще-


ния», если использовать терминологию В.В. Емельянова2), от возникшей
философии с её абстрактным категориальным аппаратом. Таким образом,
хронологическая парадигма «до и после» оказывается хорошо применимой
(по крайней мере, формально, ибо с точки зрения внутренних изменений в
духовной культуре вопрос оказывается гораздо более сложным) именно к
тем предфилософским традициям древности, которые послужили началом
полноценных философских традиций: в этом плане у любого историка фи-
лософии не возникнет никаких замечаний относительно дефиниции, ска-
жем, Гомера и Ферекида как представителей мифопоэтической (предфило-
софской) традиции в противовес Фалесу и Анаксимандру как «первым гре-
ческим философам» – даже несмотря на то, что последние, как известно, не
использовали в своём лексиконе этот термин.
В случае же с «дофилософскими» культурами, в том числе и с древне-
египетской мыслью, подобного рода демаркация оказывается существенно
более трудной задачей. Даже в случае признания факта существования в
рамках классического мифологического мировосприятия своего рода «пе-
реходных форм», под которыми мы подразумеваем наделение новым набо-
ром значений традиционных категорий мифопоэтического мировосприятия,
то даже с формальной точки зрения предикат «переходности» этих духов-
ных образований будет поставлен под сомнение, ибо подразумевает их по-
следующую трансформацию в полноценные категории философского дис-
курса, чего, естественно, по определению быть не может в силу историче-
ского факта не-возникновения философии как самостоятельной формы ми-
ровоззрения в этих цивилизациях.
Итак, демаркация между «классическими» мифологемами, обладаю-
щими ярко выраженным набором «мироощущенческих» предикатов, и теми
самыми «переходными формами» (протофилософемами) в «дофилософ-
ских» духовных культурах Древнего Ближнего Востока оказывается невоз-
можной ни по хронологическому рубежу «до» и «после» (ибо философия

2
Емельянов В.В. Предфилософия Древнего Востока как источник нового философского
дискурса // Вопросы философии, №9, 2009. С. 153-163.

140
Т ЕОКОСМОГОНИЧЕСКАЯ МОДЕЛЬ Л ЕЙДЕНСКОГО ГИМНА А МОНУ

здесь не возникает, а, стало быть, нет и этого рубежа, равно как и возмож-
ности для использования привычной в данном контексте формулы «от
Мифа к Логосу»), ни по обладанию (или же отсутствию оного) статуса тео-
ретического источника для той или иной категории раннегреческой фило-
софской мысли – ибо таким источником вполне может быть именно «клас-
сическая» мифологема, более того – её раннегреческим аналогом также мо-
жет быть точно такая же «классическая» мифологема, в крайне малой сте-
пени наделённая предикатами спекулятивности, но в избытке – типичными
«мироощущенческими» характеристиками. Вот почему единственным воз-
можным способом этой демаркации нам представляется её основание не в
собственно содержательных структурах рассматриваемых категорий, а в их
генезисе: возникают ли они в рамках классического мифологического нар-
ратива, либо же в иных формах дискурса и, прежде всего, в рамках дискурса
теологического.
Возвращаясь к вопросу соотношения форм мифа и теологии в древне-
египетской мысли, заметим, что не совсем можем согласиться здесь с мето-
дологией В.А. Тобина, который в своё время предложил для определения
всей её специфики термин «мифо-теология»3. Вводя его в качестве одного
из предикатов предельной «конкретности» (или, если использовать небезы-
звестную формулировку А. Гардинера, «конкретного реализма»4) характера
египетского мировосприятия, он замечает, что древнеегипетская мифология
есть, в конечном счёте, «попытка дать конкретное выражение абстрактной
реальности. В отличие от более позднего грека, египтянин ещё не развил
интеллектуальной способности мыслить абстрактными терминами. Как ре-
зультат была создана – преимущественно при участии жреческого класса –
система, в которой боги, даже будучи выраженными в антропоморфных тер-
минах, функционировали, тем не менее, в большей степени как мифические
символы, нежели как антропоморфные божества»5. Продолжая свою мысль,

3
Tobin V.A. Mytho-Theology in Ancient Egypt. // Journal of the American Research Center in
Egypt. Vol. 25 (1988). P. 169-183.
4
Gardiner A.H. Egyptian Grammar. Being an Introduction to the Study of Hieroglyphs. 3rd
edition, revised. Oxford, 1957. P.4.
5
Цит. по: Tobin V.A. Mytho-Theology in Ancient Egypt. // Journal of the American Research
Center in Egypt. Vol. 25 (1988). P. 169.

141
В. В. Ж ДАНОВ

он несколько далее отмечает: «Мы не можем, конечно, утверждать, что


египтяне создали собственно теологическую систему, но мы вполне кор-
ректно можем говорить о египетской мифо-теологической системе, которая
выразила через мифические символы своих богов и своих традиций те аб-
страктные концепции, которые более поздние цивилизации смогли выра-
зить посредством философской или теологической абстракции. Критерием
египетской системы мышления было то, что выражение ею подобных аб-
стракций было вынуждено сохранять конкретную манеру артикуляции»6.
Этот принцип В.А. Тобин переносит на все без исключения составные эле-
менты древнеегипетской мысли, в том числе, и на теокосмогонический миф,
утверждая, что «символическая природа египетской религии, наверное,
лучше всего выражена в мифологии творения» и добавляя при этом, что,
несмотря на различные варианты персонализации демиурга в древнеегипет-
ской теокосмогонии, все эти образы выражают, по сути, «одну и ту же ре-
альность», а, следовательно, «поэтому мы можем говорить о единственной
египетской концепции творения, но не о единственном выражении этого
творения»7. Здесь В.А. Тобин фактически объединяет все основные египет-
ские теокосмогонические модели, не проводя, таким образом, никакой ка-
чественной демаркации между ними – будь то гелиопольская солярная кос-
могония в её раннем варианте, теокосмогония «Памятника мемфисской тео-
логии» либо же фиванская теокосмогоническая модель. На наш взгляд, по-
добная точка зрения может быть применима лишь к структурным элементам
египетского теокосмогонического мифа, точнее говоря, к одному-един-
ственному такому элементу: речь идёт о структурообразующей роли гелио-
польской модели в процессе формирования хронологически более поздних
теокосмогонических концепций, ибо ни одна из них не избежала так или
иначе её влияния, формируясь либо как вариант её рецепции (гераклеополь-
ская, гермопольская и фиванская модели), либо как критическое её пере-
осмысление (мемфисская модель), либо же в качестве радикального её от-
рицания, построенного, однако, на во многом общих с ней основаниях

6
Цит. по: Ibid., P. 169.
7
Цит. по: Ibid., P. 174.

142
Т ЕОКОСМОГОНИЧЕСКАЯ МОДЕЛЬ Л ЕЙДЕНСКОГО ГИМНА А МОНУ

(амарнская теология). Более того, чуть далее В.А. Тобин несколько проти-
воречит самому себе, заявляя, что «творение само по себе, конечно, не было
символом. В египетской мысли универсум возник в особый период про-
шлого и, согласно Текстам Пирамид, тогда было время, когда ничего ещё не
возникло, по крайней мере, ничего определённого и чувственно восприни-
маемого»8. Однако, по сути, сам акт творения не может трактоваться в по-
добном случае никак иначе, как выражение мифопоэтического символизма,
тогда как совершенно очевидно, что в ранних образцах гелиопольской со-
лярной теологии это абсолютно эмпирический факт первого в истории мира
восхода Солнца – факт, вполне корректно вписывающийся в столь активно
разрабатываемую самим же В.А. Тобином модель «конкретного выражения
абстрактной реальности». Конечно же, как мифопоэтический образ тот же
самый Нун в гелиопольской теокосмогонии вполне можно рассматривать
как «символ хаоса и беспорядка»9, но в физическом аспекте реальность его
существования как водной стихии абсолютно неоспорима. Неразделённость
«классического» мифологического и теологического компонентов в древне-
египетских теокосмогонических моделях В.А. Тобин также пытается обос-
новать и при помощи чрезвычайно выраженного в них, по его мнению, ген-
дерного элемента (воплощённого в бинарной оппозиции и взаимодействии
в процессе творения мужского и женского начал). Этот «сексуальный сим-
волизм», выражения которого он пытается усмотреть во всех без исключе-
ния египетских моделях теокосмогенеза, на наш взгляд, применим – да и то
со значительными оговорками – только лишь к ранним образцам гелиополь-
ской солярной теокосмогонии, причём и там подобного рода модели обна-
руживаются исключительно в описании процесса тео-, а никак не космоге-
неза (мы имеем в виду, конечно же, порождение Солнечным богом Шу и
Тефнут). Было бы весьма наивным шагом пытаться искать нечто подобное
в амарнской теологии или, тем более в фиванской теологии Амона-Ра – в
первом случае этот процесс полностью «гелиоморфен», во втором же во-
обще не обозначен сколько-нибудь явственно.
Следовательно, вводимый В.А. Тобином конструкт «мифо-теология»

8
Цит. по: Ibid., P. 175.
9
Цит. по: Ibid., P. 175.

143
В. В. Ж ДАНОВ

оказывается применимым далеко не ко всем структурным элементам древ-


неегипетской мысли и, более того – даже не ко всем теокосмогоническим её
концепциям. Из числа основных теокосмогонических моделей он может
быть в полной мере использован лишь применительно к ранним образцам
экспрессивно-натуралистической, «биоморфной» теогонии гелиопольской
модели, изложенной во фрагментах «Текстов пирамид» теокосмогониче-
ского содержания и в папирусе Бремнер-Ринд, а частично – к мемфисской
(«Памятник мемфисской теологии»), гераклеопольской («Поучение царю
Мерикаре») и гермопольской теокосмогоническим моделям. При этом ис-
пользование применительно к направлениям древнеегипетской мысли, в
рамках которых сформировались данные концепции, термина «теология»
как раз весьма точно вписывается именно в критерии, выводимые В.А. То-
бином. Однако применительно к теокосмогоническим источникам Амарны
и особенно фиванской теологии Амона-Ра эпохи Нового царства данная мо-
дель уже не действует столь корректно. И демаркационной линией стано-
вится уже обозначенное выше отличие: здесь мы не видим усиленного ак-
центирования на этапах процесса космо- и теогенеза, всё внимание обра-
щено исключительно к демиургическим предикатам самого божества, вы-
ступающего в этом качестве. Именно об этой форме интеллектуального
творчества, которую А.В. Сёмушкин применительно к процессу генезиса
древнегреческой философии обозначает термином «спекулятивная теоло-
гия»10, единственно возможно говорить как о главном проявлении предфи-
лософского дискурса в традиционном мифологическом нарративе. Следова-
тельно, если применить к основным теокосмогоническим концепциям древ-
неегипетской мысли вышеупомянутые концепты «мифо-теологии»
(В.А. Тобин) и «спекулятивной теологии»» (А.В. Сёмушкин), то критериям
последнего в полной мере будет соответствовать лишь единственная (и, что
немаловажно, хронологически самая поздняя) из них – это фиванская тео-
логия Амона-Ра эпохи Нового царства. Это различие заметно не только на
содержательном, но и на формальном уровне: оба основных источника фи-
ванской теологии Амона-Ра – Каирский (pap. Boulaq 17) и Лейденский (pap.

10
Сёмушкин А.В. Миф как материнское лоно философии. // Избранные сочинения. Т.1.
М., 2009. С. 514-521.

144
Т ЕОКОСМОГОНИЧЕСКАЯ МОДЕЛЬ Л ЕЙДЕНСКОГО ГИМНА А МОНУ

Leiden I 350) гимны – по своему построению представляют собой не нарра-


тив, а прославление Амона посредством множества развёрнутых эпитетов,
среди которых фигурируют и предикаты демиурга. Здесь трудно не согла-
ситься с М. Элиаде, заметившим в своё время, что традиционный, классиче-
ский «миф излагает сакральную историю, повествует о событии, произо-
шедшем в достопамятные времена «начала всех начал». Миф рассказывает,
каким образом реальность, благодаря деяниям сверхъестественных су-
ществ, достигла своего воплощения и осуществления, будь то всеобъемлю-
щая реальность – Космос – или только её фрагмент: остров, растительный
мир, человеческое поведение или государственное установление. Это всегда
рассказ о некоем «творении», нам сообщается, каким образом что-либо про-
изошло, и в мифе мы стоим у истоков существования этого «чего-то»»11.
Следовательно, «мифо-теология» в силу своей включённости в структуру и
семантическое поле мифа всегда нарративна, её существование как особой
формы духовной культуры немыслимо без рассказа, повествования о про-
цессе космо- и теогенеза с его подробной периодизацией – как хронологи-
ческой (по этапам), так и структурной (по действиям демиурга). Теокосмо-
гонические нарративы «Книги познания воссуществований Ра и ниспровер-
жения Апопа»12 и «Памятника мемфисской теологии» – ярчайшие примеры
такого рода в древнеегипетской предфилософской мысли. Именно поэтому
мы совершенно не можем согласиться, к примеру, с известной формулиров-
кой Я. Ассмана о том, что «гелиопольская концепция изначального бога,
Бога-Творца, скорее представляет собой не мифологию, но философию in
nuce»13. На наш взгляд, подобная дефиниция – если использовать её приме-
нительно к предфилософским формам духовности – применима не к гелио-
польской солярной теокосмогонии и не любой другой «мифо-теологиче-
ской» модели теокосмогенеза, но исключительно к фиванской «спекулятив-
ной теологии» Амона-Ра эпохи Нового царства.

11
Цит. по: Элиаде М. Аспекты мифа. М., 2010. С. 15-16.
12
Pap. Bremner-Rhind, 26.21. – 27.5. (Faulkner R.O. The papyrus Bremner-Rhind (British
museum №10188). Bruxelles, 1933. P. 59-61.).
13
Цит. по: Ассман Я. Египет: теология и благочестие ранней цивилизации. М., 1999. С.
188.

145
В. В. Ж ДАНОВ

Заметим, что «спекулятивная теология» в своём отношении к «мифо-


теологии» отнюдь не есть некое принципиально иное по истории и харак-
теру своего формирования явление, выпадающее, таким образом, за общие
рамки развития древнеегипетской духовной культуры; напротив, она явля-
ется результатом последовательного развития всего предфилософского дис-
курса, где следующие, хронологически более поздние формы суть результат
рецепции и творческого (а зачастую и критического) осмысления предше-
ствующих. В этом плане вся древнеегипетская мысль, даже несмотря на
своё очевидное «выпадение» из локального историко-философского контек-
ста «до-после» (в плане возникновения на её фундаменте собственного пол-
ноценного философского дискурса), всегда отличалась плавным, эволюци-
онным ходом своего развития, где плоды предшествующих его этапов орга-
нично ассимилировались на следующих стадиях, оформляясь, таким обра-
зом, в единое дискурсивное пространство – разумеется, лишь за исключе-
нием амарнского периода. Об этом же говорит и факт хронологического со-
существования этих двух форм предфилософской мысли в эпоху Рамесси-
дов, если принять за основу мнение Дж. Аллена о создании текста «Памят-
ника мемфисской теологии» в XIII в. до н.э.14, то есть фактически одновре-
менно с ярчайшим воплощением «спекулятивной теологии» постамарн-
ского периода – Лейденским гимном Амону-Ра.
«Спекулятивная теология» в древнеегипетской мысли, выраженная в
памятниках фиванской теологии Амона-Ра эпохи Нового царства, оказыва-
ется вместе с тем и весьма отлична – как по способам своей формальной
(текстуальной) организации, так и по механизмам конструирования соб-
ственного семантического поля – от «спекулятивной теологии» «философ-
ских» культур, и, в первую очередь, раннегреческой предфилософской
мысли. Если для гомеровского эпоса чрезвычайно характерным оказывается
«героический» компонент, благодаря которому, по точному замечанию
А.В. Сёмушкина, «бездонная пропасть между божественным и человече-
ским в героическом мифе сужается: бог низводится до эмпирически дей-
ствующего существа, десакрализуется; в соответствии с этим отношение к

14
Allen J.P. Middle Egyptian. An Introduction to the Language and Culture of Hieroglyphs.
Second edition, revised. Cambridge, 2010. P. 176.

146
Т ЕОКОСМОГОНИЧЕСКАЯ МОДЕЛЬ Л ЕЙДЕНСКОГО ГИМНА А МОНУ

нему изменяется: богу не только поклоняются, но активно ему противостоят


и даже сражаются с ним (Гомер, Илиада. V, 362, 404, 434)»15, то в случае с
демиургическими предикатами Амона ни о какой «десакрализации» речи,
конечно же, не идёт – напротив, именно в фиванской «спекулятивной тео-
логии» этот компонент заметно усиливается в сравнении с более ранними
теокосмогоническими концепциями. Однако та самая «бездонная пропасть»
между человеком и божеством в тексте Лейденского гимна одновременно
становится и «бездоннее», чем когда-либо ранее (wa Imn imn.sw r-r nTrw
sHAp.sw r nTrw bw rx.tw iwn.f wA.sw r-Hr pt mD.sw r dwAt – «Единственен Амон,
скрывающий себя от богов, прячущий себя от богов, непознаваема природа
его. Дальше он, чем небо, глубже он, чем подземный мир»)16, и вместе с тем
оказывается удивительным образом преодолимой – посредством неизвест-
ной более ранним образцам теокосмогонии идеи имманентности и транс-
цендентности божества.
Конечно же, сам характер этого фрагмента по определению не допус-
кает ни малейшего «противостояния» или, тем более борьбы с божеством, –
но посредством устранения нарративного элемента в теокосмогонии вво-
дится идея чрезвычайно глубокого, «экзистенциально-личностного» взаи-
модействия с ним человека. Безусловно, это не та стандартная форма выра-
жения генезиса индивидуальной рефлексии в рамках отхода от коллектив-
ного мировосприятия классического мифа, о которой обыкновенно идёт
речь в рамках классической формулы «от Мифа к Логосу», но это ещё одна
очень важная черта, отделяющая «спекулятивную теологию» от «мифо-тео-
логии». Естественно, «мифо-теология», как и любая иная форма традицион-
ного, «классического» мифа, по характеру своего генезиса абсолютно рели-
гиозна – и это всегда объединяет её со «спекулятивной теологией», ибо ни
та, ни другая формы духовной культуры оказываются немыслимы и, что са-
мое главное, нежизнеспособны вне рамок религиозного мировосприятия. С
историко-философской точки зрения было бы совершенно некорректно пы-

15
Цит. по: Сёмушкин А.В. Миф как материнское лоно философии. // Избранные сочине-
ния. Т. 1. М., 2009. С. 514-515.
16
Zandee J. De hymnen aan Amon van papyrus Leiden I 350. Leiden, 1947. IV, 17-18.

147
В. В. Ж ДАНОВ

таться усматривать в трактовке образа Амона в контексте ценностей рамес-


сидской этики «личного благочестия» черты некоего «первобытного персо-
нализма» или «доисторического экзистенциализма». Тесный духовный кон-
такт человека и божества в «спекулятивной теологии» Амона-Ра, конечно
же, не «очеловечивает» образ божества и не создаёт некой «промежуточной
ступени» между ним и человеком в виде образов героев, как это происходит
в раннегреческой предфилософии, в частности, в гомеровском эпосе –
напротив, в своём эмпирическом измерении эта дистанция оказывается, по-
жалуй, ещё больше и внушительнее, чем когда-либо ранее. Сакральность
образа Амона как демиурга также ничуть не уступает, а отчасти и превосхо-
дит таковую в более ранних образцах «мифо-теологии», не отличаясь здесь
от традиционных установок классического мифа. Но вот фактически прямое
отождествление его с Маат (MAat Imn)17 – факт куда более примечательный,
чётко и недвусмысленно выводящий постамарнские образцы фиванской
теологии за качественные и формальные рамки «мифо–теологии»; нужно
заметить, что даже в более ранних её образцах эта граница не обозначена
столь чётко, а Амон применительно к Маат наделяется совершенно стан-
дартными, традиционными для египетской солярной религии предикатами
Солнечного бога (inD Hr.k iri nty nbt nb MAat it(i) nTrw iri rmT(t) «Привет тебе,
сотворивший всё, что есть, владыка Маат, отец богов, творец людей»)18.
Итак, в дискурсе «спекулятивной теологии» демиург не утверждается
таковым посредством акцентированного внимания на этапах совершённого
им в изначальном прошлом (если использовать нарративную модель «клас-
сического» мифа) акта космо- и теогенеза; можно даже сказать, что он во-
обще и не утверждает себя именно в качестве демиурга, ибо эта часть его
природы представляет собой лишь малую толику от общего числа его пре-
дикатов, выраженных как в имманентности, так и в трансцендентности его
по отношению к универсуму; кроме того, он оказывается не «владыкой»
(nb) установленного им при творении справедливого миропорядка, но непо-
средственно отождествляется с этим порядком. Тесный духовный контакт с

17
Ibid., I,27 – II, 1.
18
P. Boulaq 17 8.1-2 (Luiselli M.M. Der Amun-Re Hymnus des P. Boulaq 17 (P. Kairo CG
58038) (Kleine ägyptische Texte 14. Herausgegeben von H. Altenmüller). Wiesbaden, 2004.
III, 64-66).

148
Т ЕОКОСМОГОНИЧЕСКАЯ МОДЕЛЬ Л ЕЙДЕНСКОГО ГИМНА А МОНУ

ним человека – точнее сказать, возможность подобного контакта – оказыва-


ется по сути своей не просто социальной установкой или правовой нормой,
но одним из имманентных проявлений его природы.

149
К.В. Кузьмин (г. Москва)

«Запускающий гончарный круг»:


солнечный бог в «Оракуле горшечника»∗

Пророческий текст, о котором пойдет речь в настоящей статье, отно-


сится к числу самых интересных литературных памятников Птолемеевского
периода. «Оракул горшечника» представляет собой записанное на древне-
греческом языке пророчество, в котором врагам Египта и столице Птоле-
меев Александрии предрекается неминуемая гибель, а Египту – восстанов-
ление былой мощи1. Само пророчество заключено в псевдоисторический
обрамляющий рассказ. Царь по имени Аменофис2 прибывает на некий ост-
ров, по-видимому, для того, чтобы принять участие в ритуалах, посвящен-
ных Осирису и Исиде (подробнее см. ниже). Однако церемония неожиданно
срывается: некий Горшечник, насколько позволяет предполагать текст3,
вместо того, чтобы вместе со всеми принять участие в празднике, продол-
жает свою работу. Жители острова набрасываются на него, разбивают гон-
чарную печь и изготовленные сосуды и ведут провинившегося Горшечника
к царю. И тут Горшечник неожиданно сообщает, что на остров он явился по

∗ Статья публикуется в рамках проекта РГНФ № 15-01-00431 «Эпоха эллинизма и ее


правители в зеркале традиционных мировоззрений народов Ближнего Востока (на при-
мере Египта и Месопотамии)».
1
Наиболее полное издание текста: Koenen L. Die Prophezeiungen des „Töpfers“ // ZPE.
1968. Bd. 2. S. 178-209. Последний комментированный перевод: Koenen L. Die Apologie
des Töpfers an König Amenophis oder das Töpferorakel // A. Blasius, B.U. Schipper (Hgg.).
Apokalyptik und Ägypten. Eine kritische Analyse der relevanten Texte aus dem griechisch-
römischen Ägypten. Leuven, 2002 (= OLA 107). S. 139-187.
2
Об этом персонаже см.: Ладынин И.А. Легенда о царе Аменофисе (Manetho, ed.
W.G. Waddell, frg. 54, Chaeremon, FGrHist. 618. F.1) и финал второго томоса труда Мане-
фона // Петербургские египтологические чтения 2007-2008: памяти О.Д. Берлева. К 75-
летию со дня его рождения: Доклады (= Труды Государственного Эрмитажа 45). C. 164-
180.
3
Такова реконструкция обрамляющего рассказа, предложенная Л. Кененом (Koenen L.
Die Prophezeiungen des „Töpfers“. S. 183; Koenen L. Die Apologie des Töpfers… S. 174-
176). К сожалению, соответствующая часть текста сохранилась значительно хуже самого
пророчества, и ее содержание реконструируется только гипотетически.
«З АПУСКАЮЩИЙ ГОНЧАРНЫЙ КРУГ »

поручению бога Гермеса, чтобы сообщить царю предсказание о будущем


Египта. Царь приказывает позвать писцов, и Горшечник произносит проро-
чество, которое и составляет основное содержание текста.
«Оракул горшечника» был введен в научный оборот в 1893 г. К. Вес-
сели, который опубликовал два папирусных фрагмента (pRainer (Wien G.
19813) и pGraf (Wien G. 29787))4. В 1954 г. в XXIV томе Оксиринхских па-
пирусов был опубликован еще один фрагмент (pOxy. 2332), почти полно-
стью дублирующий содержание pRainer5. Позднее к тексту были добавлены
еще два небольших фрагмента (CPJ III 520 (Р4) и pOxy. [26] 3B.52.B (13)
(a))6. Все рукописи датируются греко-римским периодом (II в. до н.э. – III в.
н. э.)7.
С начала 1960-х гг. и вплоть до начала 2000-х «Оракулом горшечника»
занимался немецкий папиролог Людвиг Кенен. Хотя этот исследователь
был специалистом по классической филологии и греческой папирологии, он
с самого начала работы над источником понял необходимость обращения к
египетской традиции, что дало ему возможность дать обоснованную интер-
претацию ряда сложных сюжетов, представленных в тексте. Однако в насто-
ящей статье речь пойдет о сюжете, интерпретация которого показалось
Л. Кенену очевидной – но, как мы постараемся показать, была дана этим ис-
следователем ошибочно.
В 1960 г. на Международном Конгрессе по истории религии в Мар-
бурге Л. Кенен впервые выступил с докладом по «Оракулу горшечника»8. В
этом докладе ученый озвучил ряд важнейших наблюдений, которые в даль-
нейшем были развиты в нескольких специальных работах. Среди прочего

4
Wessely K. Neue griechische Zauberpapyrus // Denkschriften der kaiserlichen Akademie der
Wissenschaften, philosophisch-historische Klasse. 1893. Bd. 42. Wien. S. 3-6.
5
Lobel E., Roberts C.H. The Oxyrhynchus Papyri. Part XXII. London, 1954. №2332. Р. 89-99.
6
Koenen L. Die Apologie des Töpfers… S. 139.
7
Ibid. S. 139-140. Anm. 4. По предложенной Л. Кененом системе фрагменты «Оракула
горшечника» обозначаются следующим образом: Р1 = pGraf (Wien G. 29787) (Wessely K.
Op. cit. S. 3-6), Р2 = pRainer (Wien G. 19813) (Ibid), Р3 = pOxy 2332 (Lobel E., Roberts C.H.
Op. cit.), Р4 = PSI VIII 982 = CPJ III 520 (Papyri greci e latini. Pubblicazioni della Società
Italiana per la Ricerca dei Papyri greci e latini in Egitto, Vol. VIII. Firenze, 1927, P. 199-201),
Р5 = pOxy. [26] 3B.52.B (13) (a) (неопубл.).
8
Koenen L. Die Prophezeiungen eines Töpfers. Von der Welterneuerungspolitik zur Apoka-
lypse // N.G. Elwert (Hg). Х. Internationaler Kongress für Religionsgeschichte. 11.-17. Sep-
tember 1960 in Marburg. Marburg, 1961. S. 103-104.

151
К. В. К УЗЬМИН

Л. Кенен высказал и свою точку зрения на то, как нужно понимать главный
образ в произведении: Горшечник был однозначно интерпретирован уче-
ным как воплощение бога Хнума9, которому, как хорошо известно, в мифо-
логии приписывается творение мира на гончарном круге10. Эта интерпрета-
ция была повторена ученым и в подготовленной им в 1968 г. публикации
текста (единственной вплоть до настоящего времени)11, и в докладе на XII
Международном конгрессе папирологов12. Такая истолкование текста поз-
воляла сделать важное с точки зрения истории и функционального назначе-
ния текста наблюдение. В «Оракуле горшечника» присутствует цитата (Р2
19-20; Р3 31-34) из другого пророческого текста, «Оракула ягненка»
(pVindob. dem. 10000), в котором предсказания о судьбе Египта произносит
заговоривший при царе Бокхорисе ягненок13. Поскольку и Горшечник, и Яг-
ненок должны были иметь, казалось бы, явное отношение к бараноголовому
богу Хнуму14, то можно было предположить, что оба пророческих текста
были созданы в среде жречества этого бога („in den Kreisen der nationalistisch
gesonnenen Chnumpriesterschaft“15)16. Трактовка образа Горшечника как во-
площения Хнума была повторена Кененом и в его последней работе (уже

9
Первым такую интерпретацию еще в 1925 г. предложил В.В. Струве (Struve W.W. Zum
Töpferorakel // Raccolta di scritti in onore di Giacomo Lumbroso (1844-1925). Milano, 1925
(= Pubblicazioni di “Aegyptus” – Serie scientifica. Vol. III). P. 273-274. Л. Кенен ссылается
на эту работу (Koenen L. Die Prophezeiungen des „Töpfers“. S. 184. Anm. 9) – таким обра-
зом, интерпретация образа Горшечника как воплощения Хнума восходит, в конечном
счете, именно к Струве.
10
Otto E. Chnum // LÄ I. Kol. 952.
11
Koenen L. Die Prophezeiungen des „Töpfers“. S. 183.
12
Koenen L. The Prophecies of a Potter. A Prophecy of World Renewal Becomes an Apoca-
lypse // S.H. Deborah (Ed.) Proceedings of the Twelfth International Congress of Papyrology,
Ann Arbor, 13-17 August 1968. Toronto, 1970 (= American Studies in Papyrology 7). P. 249.
13
Последнее издание: Zauzich K.-Th. Das Lamm des Bokchoris // Papyrus Erzherzog Rainer
(P. Rainer Cent.). Festschrift zum 100-jährigen Bestehen der Papyrussammlung der Österrei-
chischen Nationalbibliothek. Wien, 1983. S. 165-174. Последний комментированный пере-
вод: Thissen H.J. Das Lamm des Bocchoris // A. Blasius, B.U. Schipper (Hgg.). Op. cit. S. 113-
138. См. также перевод И.Ф. Квака: Quack J.F. Das Lamm des Bokchoris // Hoffmann F.,
Quack J.F. Anthologie der demotischen Literatur. Berlin, 2007 (= Einführungen und Quellen-
texte zur Ägyptologie 4). S. 181-183.
14
Эта идея также была впервые высказана В.В. Струве (Struve W.W. Op. cit. S. 274-275).
15
Цит. по: Koenen L. Die Prophezeiungen des „Töpfers“. S. 182.
16
Koenen L. The Prophecies of a Potter... Р. 252.

152
«З АПУСКАЮЩИЙ ГОНЧАРНЫЙ КРУГ »

без каких-либо комментариев)17. Поскольку работы Кенена остаются глав-


ным источником информации по «Оракулу горшечника», интерпретация
Горшечника как воплощения Хнума постоянно появляется в работах, ав-
торы которых по той или иной причине обращаются к данному источнику18.
Несмотря на кажущуюся очевидность, эта интерпретация не лишена
слабых мест. Аргументация, предложенная в пользу данной интерпретации
В.В. Струве и полностью повторенная Л. Кененом сводится к следующим
двум фактам: «гончар» (pA qd или pA nHp) является эпитетом Хнума, а появ-
ление в двух пророческих текстах персонажей, каждый из которых может
быть понят как воплощение этого божества, может быть не случайным19. В
работе, посвященной «Оракулу ягненка», Х.-Й. Тиссен привел данные, ука-
зывающие на ненадежность второго из этих двух аргументов: ученый под-
черкнул, что используемое в тексте слово Hyb «ягненок» является, на самом
деле, довольно редким и вовсе не тождественным обозначению, собственно,
барана, и однозначно трактовать этот образ как воплощение Хнума нельзя20.
В одной из наших работ мы предложили развернутую аргументацию в
пользу того, что Ягненок является, на самом деле, воплощением солнечного
божества, более конкретно – представляет собой образ солнечного бога в
момент восхода, Ра-Харахти21. Интерпретация образа Ягненка как Хнума,
таким образом, по крайней мере, не является доказанной с достаточной убе-
дительностью. Что же касается первого аргумента Струве и Кенена, то далее
мы покажем, что эпитет «гончар» совершенно не ограничивается сферой
мифологии, ориентированной на это божество. Итак, вопрос о смысловом
содержании главного образа «Оракула горшечника», как ни странно, до сих

17
Koenen L. Die Apologie des Töpfers... S. 174.
18
Например: Hoffmann F. Ägypten: Kultur und Lebenswelt in griechisch-römischer Zeit; eine
Darstellung nach den demotischen Quellen (Studienbücher Geschichte und Kultur der Alten
Welt). Berlin, 2000. S. 186; Frankfurter D. Elijah in Upper Egypt: the apocalypse of Elijah and
early Egyptian Christianity. Minneapolis, 1993. P. 176-177; Otto E. Chnum // LÄ I. Kol. 953.
19
Struve W.W. Op. cit. S. 274-275; Koenen L. Die Prophezeiungen des „Töpfers“. S. 184.
20
Thissen H.J. „Apocalypse now!“ Anmerkungen zum Lamm des Bocchoris // W. Clarysse,
A. Schoors, H. Willems (Eds.). Egyptian Religion the last thousand years, part II. Leuven, 1998
(= OLA 85). P. 1046-1047.
21
Кузьмин К.В. Баран с четырьмя головами: некоторые проблемы позднеегипетской про-
роческой литературы // М.А. Чегодаев, Н.В. Лаврентьева (ред.). Aegyptiaca Rossica (Вы-
пуск 2): сб. ст. М., 2014. С. 166-175.

153
К. В. К УЗЬМИН

пор нельзя признать окончательно решенным.


На наш взгляд, для решения данной проблемы может оказаться полез-
ным проанализировать те из встречающихся в тексте мотивов, которые уда-
ется истолковать с большей степенью убедительности. Если в ходе такого
анализа мы сможем выявить какую-либо систему представлений, образую-
щую общий фон сразу для нескольких мотивов, то можно будет попытаться
отыскать решение загадки в рамках данной системы.
Анализ текста мы хотели бы начать с вопроса о том, где, согласно об-
рамляющему рассказу, произошла неожиданная встреча царя Аменофиса и
Горшечника. Остров, на котором Горшечник произносит свое пророчество,
называется в тексте «прежде Островом солнца и[меновавшимся]» (τὸ πρότε-
ρον Ἡλίου νῆσον ἐ[πικλεθεῖσαν]) (Р1 4) 22. К сожалению, у всех фрагментов
pGraf сохранилась только средняя часть – таким образом, в каждой строке
отсутствуют начало и конец. И слово «именовавшийся», и синтаксическая
связь между наречием «прежде» и остальной частью предложения были вос-
становлены Л. Кененом гипотетически. Поскольку в предыдущей строке го-
ворится о том, что некто «был отправлен» (πεμφθεὶς) (Р1 3), а в следующей
– о том, что царь явился в некое место (ὁ̣ βασιλεὺς̣ παργε̣ν̣ό̣μ̣ε̣ν̣ος εἰς) (Р1 5),
предположение о том, что Остров солнца и является местом действия об-
рамляющего рассказа, выглядит вполне оправданным. Но что означает этот
образ?
Л. Кенен предположил, что он должен был отсылать читателя к мифо-
логическому сюжету о победе солнечного божества над врагами при его
первом появлении на свет – победе, повторяемой каждое утро, с каждым
новым «рождением» божества23. В египетской традиции этот остров имено-
вался Островом пламени (iw nsrsr)24. Я. Ассман выделяет три функции, в ко-
торых может выступать, в зависимости от контекста, Остров пламени: как

22
Восстановление Л. Кенена (Koenen L. Die Prophezeiungen des „Töpfers“. 1968. S. 195).
23
Koenen L. Die Prophezeiungen des „Töpfers“. S. 184-186.
24
Wb. II. 336. 8-10; Wilson P. A Ptolemaic Lexicon. A Lexicographical Study of the Texts in
the Temple of Edfu. Leuven, 1997 (= OLA 78). P. 547; Grieshammer R. Flammeninsel // LÄ
II. Kol. 258-259; Altenmüller H. „Messersee“, „gewundener Wasserlauf“ und „Flammensee“ //
ZÄS. 1966. Bd. 92. S. 86-95.

154
«З АПУСКАЮЩИЙ ГОНЧАРНЫЙ КРУГ »

область космоса он представляет собой то место, в котором солнечное бо-


жество подвергается нападению врагов и одерживает над ними победу, как
мифологический образ – это место, в котором солнечный бог появился на
свет в начале творения, и, наконец, в реальной, «земной», топографии так
именовался священный остров в Гермополе, а также это название могло ис-
пользоваться как обозначение некрополя25. Основообразующим в мифоло-
гии Острова пламени, таким образом, является сюжет о первом / ежеднев-
ном появлении на свет солнечного божества. В египетской культовой топо-
графии это событие в его «историческом» измерении локализовали на упо-
мянутом священном острове в Гермополе26. На вероятную связь мифологи-
ческого сюжета о рождении солнечного божества с упоминанием Острова
солнца в «Оракуле горшечника» косвенно указывает и тот факт, что Гор-
шечник, по его собственным словам, действует по велению бога Гермеса
(египетского Тота) (εἰπόντος Ἑρμοῦ αποστα<λ>εὶς εἶ̣να̣[ι]) (Р1 12), чьим
культовым центром, как известно, и был Гермополь (на что Л. Кенен также
обратил внимание27).
Следует, однако, заметить, что «Остров пламени» и «Остров солнца»
при всей, очень вероятной, близости этих обозначений – все-таки не одно и
то же. Мы предполагаем, что отсылка к конкретному культовому центру,
если бы она присутствовала в этом отрывке, была бы обозначена более
четко – и «Остров пламени» был бы упомянут в тексте под своим настоящим
названием. Если же речь здесь идет только о мифологическом сюжете, то
назвать Островом солнца место, где солнечный бог появился на свет и одо-
лел своих врагов, было бы весьма обоснованно. В то же время, поскольку
Горшечник действует по велению Гермеса-Тота, соотнесение Острова
солнца с гермопольским Островом пламени вполне допустимо – но, как мы
предполагаем, не в конкретно-географическом, а, опять же, в мифологиче-
ском смысле: Гермополь, как было сказано выше, играет важную роль в

25
Assmann J. Liturgische Lieder an den Sonnengott. Untersuchungen zur altägyptischen Hym-
nik, I. Berlin, 1969 (= MÄS 19). S. 271-272.
26
Altenmüller H. Op. cit. S. 91, 95.
27
Koenen L. Die Prophezeiungen des „Töpfers“. S. 184.

155
К. В. К УЗЬМИН

мифе о рождении солнечного божества. Так или иначе, необходимо под-


черкнуть, что автор «Оракула горшечника» посчитал необходимым с самого
начала ввести в текст сюжет, отсылающий читателя к этой сфере мифологи-
ческих представлений.
По-видимому, в тексте сохранилось указание и на то, с какой конкрет-
ной целью царь Аменофис прибыл на Остров солнца. Сразу после разобран-
ного выше отрывка в тексте следует фраза … καὶ Ὀσίριδος πολυτελες ...
(начало и конец строки утрачены) (Р1 6). Л. Кенен предложил восстановить
эту фразу как «[храм Исиды] и Осириса весьма роскошный»28 и предполо-
жил, что царь должен был принять участие в обрядах, посвященных этим
божествам29. Состояние текста, к сожалению, делает возможной лишь гипо-
тетическую реконструкцию этой части текста – однако, в любом случае, мы
знаем, что бог Осирис упоминается в обрамляющем рассказе сразу после
Острова солнца. По крайней мере, можно предполагать, что два эти образа
находятся здесь в определенной связи.
Предположение о том, что мотивы, связанные с мифологией Осириса и
солнечного божества в «Оракуле горшечника» каким-то образом взаимосвя-
заны, подтверждается еще одним важным сюжетом. Описывая грядущее
возрождение Египта, Горшечник произносит, в числе прочих, такое необыч-
ное предсказание: «По оконча[нии] бед в [Гелио]поле засохшая акация
[даст] листья» «ἐπὶ τέλε̣δ̣ὲ̣ τ̣ῶ̣ν̣ κακῶν [ἡ] ξηρὰνθεῖσα ἐν̣ <Ἡ>λ̣ί̣[ου π]όλει
ἄκανθα φυλλο<φορ>ήσει (Р3 71-73 + Р2 43). Л. Кенен посвятил этому сю-
жету специальную статью30, в которой обратил внимание на значение образа
акации в представлениях египтян о наследовании царской власти, мифоло-
гическим образцом для которого была передача трона от умершего бога
Осириса (священная акация произрастает над могилой этого бога)31 его
сыну Хору, египетскому царю par exellence32. Во время междуцарствия Сет

28
Koenen L. Die Apologie des Töpfers... S. 142-143.
29
Ibid. S. 143.
30
Koenen L. Bemerkungen zu dem Töpferorakel und zu dem Akaziensymbol // ZPE. 1974. Bd.
13. S. 313-319.
31
Cf. Helck W. Akazie // LÄ I. Kol. 113.
32
Koenen L. Bemerkungen... S. 317-319.

156
«З АПУСКАЮЩИЙ ГОНЧАРНЫЙ КРУГ »

становится особенно опасен – и, согласно некоторым источникам (см. ни-


же), представляет угрозу для священной акации, под которой и должен по-
явиться на свет бог-наследник Хор33. В своей заключительной работе по
«Оракулу горшечника» (2002 г.) Кенен, основываясь на уточненном чтении
рукописи, смог дать новый перевод данного предложения (его мы и привели
выше) – и предположить, что в предсказании упоминалась священная ака-
ция, находившаяся именно в Гелиополе34.
В Гелиополе существовал культовый центр, именовавшийся Домом
акации35, и связанной со сферой заупокойного культа36. По-видимому, этот
храм был посвящен богине Иусаас, женской ипостаси бога-творца в гелио-
польской мифологии37. К священной акации, принадлежавшей этой богине,
«приближается» Сет в описании содеянных им святотатств в «Книге победы
над Сетом»: «он приблизился к почтенному месту бальзамирования (бо-
гини) Иусаас, в (котором находится) акация – смерть и жизнь, вот что в
ней!» (tkn=f r a.t wt Sps(t) n.t Iws-aAs.{t} m Snd.t mwt pw anx im=s) (Urk. VI. 20).
Согласно наблюдениям специалиста по культу деревьев в Египте П.-П. Ке-
мота, акация была тесно связана с сюжетами, в которых речь идет о победе
над врагами возрождающегося к новой жизни солнечного божества в его
синкретическом единстве с Осирисом38.
Как мы видим, предсказание о том, как по окончании бедствий гелио-
польская акация вновь даст листья, отсылает читателя одновременно и к ми-
фологии воскресающего Осириса, и, через гелиопольские коннотации, к ми-
фологии солнечного божества. Но в египетской религии существовала осо-
бая система представлений, в рамках которой обе эти сферы оказывались
элементами одного целого – так называемая солярно-осирическая теоло-
гия39. В связанных с этой сферой сюжетах Гелиополь играл важную роль:

33
Ibid.
34
Koenen L. Die Apologie des Töpfers... S. 161-162. Anm. 84.
35
Helck W. Op. cit.
36
Ibid.
37
Brunner H. Iu(e)s-aes // LÄ III. Kol. 217-218.
38
Koemoth P.-P. Bosquets, arbres sacrés et dieux guerriers // Clarysse W., Schoors A. Op. cit.
P. 651-652.
39
См., например: Hornung E. Der Ein und die Vielen. Ägyptische Gottesvorstellungen. Darm-
stadt, 1973. S. 85-87; Assmann J. Tod und Jenseits im Alten Ägypten. München, 2001. S. 247-
254; DuQuesne T. The Osiris-Re Conjunction with Particular Reference to the Book of the

157
К. В. К УЗЬМИН

именно здесь покоится тело Ра в течение его ночного путешествия по Цар-


ству мертвых, во время которого он соединяется с Осирисом, чтобы на рас-
свете начать свой новый жизненный цикл40. Часто место упокоения солнеч-
ного божества указывается и более точно – это гелиопольский храм Hw.t-
Bnbn, «дом (камня) Бенбен»41. Это название напрямую отсылает нас к ми-
фологическим сюжетам, связанным с первотворением и появлением на свет
солнечного божества42. Еще с эпохи Древнего царства этот храм часто обо-
значается и по-другому – как Hw.t-Bnw, «дом феникса-Бену»43. Этот мифо-
логический персонаж занимает в солярно-осирической теологии особое ме-
сто44 – «он (феникс) представляет умершее солнце в течение его ночного
путешествия по Царству мертвых»45. В 17 главе «Книги Мертвых» мы
встречаем следующее разъяснение этого образа: «Что касается феникса, то
это Осирис, находящийся в Гелиополе» (ir Bnw Wsir pw nty m Iwnw)46. По-
видимому, это значение мифологемы феникса-Бену привело к тому, что в

Dead // B. Backes, I. Munro, S. Stöhr (Hgg.). Totenbuch-Forschungen. Gesammelte Beiträge


des 2. Internationalen Totenbuch-Symposiums. Bonn, 25. Bis. 29. September 2005. Wiesbaden,
2006 (= Studien zum Altägyptischen Totenbuch 11). S. 23-34; Manassa C. The Late Egyptian
Underworld: Sarcophagi and Related Texts from the Nectanebid Period. Wiesbaden, 2007 (=
ÄAT 72). P. 430-436; Darnell J.C. The Enigmatic Netherworld Books of the Solar-Osirian
Unity: Cryptographic Compositions in the Tombs of Tutankhamun, Ramesses VI, and
Ramesses IX. Freiburg, Göttingen, 2004 (= OBO 198).
40
Manassa C. The Late Egyptian Underworld: Sarcophagi and Related Texts from the Nec-
tanebid Period. Wiesbaden, 2007 (= ÄAT 72). P. 424-426.
41
Ibid. P. 425.
42
Otto E. Benben // LÄ I. Kol. 694-695.
43
Ibid.
44
Толмачева Е.Г. Образ птицы Бену в контексте древнеегипетской религии и мифологии:
диссертация ... кандидата исторических наук: 07.00.03 / [Место защиты: Моск. пед. гос.
ун-т]. М., 2008. С. 182–199; Labrique F. Le regard d’Hérodote sur le phénix (II, 73) // L. Cou-
lon, P. Giovannelli-Jouanna, F. Kimmel-Clauzet (eds.). Hérodote et l’Égypte. Regards croisés
sur le livre II de l’enquête d’Hérodote. Actes de la journée d’étude organisée à la Maison de
l’Orient et de la Méditerranée, Lyon, le 10 mai 2010 (Collection de la Maison de l’Orient, 51).
Lyon, 2013. P. 123–124; Wüthrich A. Eléments de théologie thébaine: les chapitres supplémen-
taires du Livre de Morts (Studien zum Altägyptischen Totenbuch 16). Wiesbaden, 2010. S. 33;
Подробный очерк о фениксе-Бену см. в: Kákosy L. Phönix // LÄ IV. Kol. 1030-1039;
Broek R. van den. Myth of the Phoenix according to classical and early Christian traditions (=
Études préliminaires aux religions orientales dans l'Empire romain 24). Leiden, 1972. P. 14-32.
45
Цит. по: Labrique F. Op. cit. P. 123.
46
Allen T.G. The Egyptian Book of the Dead. Documents in the Oriental Institute Museum of
the University of Chicago. Chicago, 1960 (= OIP 82). P. 88, pl. 13, 57. Подробнее о связи
между гелиопольскими культами и культом Осириса см.: El-Banna E. À propos des aspects
héliopolitains d'Osiris // BIFAO. 1989. T. 89. P. 101-126.

158
«З АПУСКАЮЩИЙ ГОНЧАРНЫЙ КРУГ »

ряде источников она оказывается связанной с представлениями о жизнен-


ных циклах солнечного божества47.
Как мы видим, мифологические сюжеты, связанные с Гелиополем,
дают возможность объединить проанализированные нами два мотива из
«Оракула горшечника» в рамках одной системы: первое / ежедневное появ-
ление на свет солнечного божества (на которое указывает локализация со-
бытий обрамляющего рассказа на Острове солнца) – и посмертное возрож-
дение Осириса (символом которого выступает расцветающая в Гелиополе
акация). В солярно-осирической теологии оба эти мотива оказываются
двумя составляющими одного события – возрождения солнечного божества
через его соединение с Осирисом. По-видимому, эта система представлений
и могла быть тем фоном, к которому автор «Оракула горшечника» обра-
щался как к чему-то хорошо известному его читателям, к тому, на чем
можно было выстроить сюжетную схему текста – и должен был быть уве-
рен, что задействованные им символы будут поняты адекватно. Это предпо-
ложение подталкивает нас к тому, чтобы и другие сложные сюжеты «Ора-
кула горшечника» попробовать рассмотреть в контексте мифологии, связан-
ной с жизненными циклами солнечного божества.
Здесь, наконец, мы можем обратиться к главному вопросу, поставлен-
ному в настоящей статье – кого же на самом деле должны были увидеть чи-
татели в образе пророчествующего Горшечника? В источниках, относя-
щихся к самым разнообразным эпохам и жанрам, мы встречаем упоминания
о том, как некое божество работает на гончарном круге – и, как ни странно,
этот образ может часто не иметь никакого отношения к богу-гончару
Хнуму.
Начнем с источников более поздних, а затем отметим и более ранние
стадии в истории этого мифологического образа. В тексте из храма в Эдфу
к Хору Бехдетскому обращаются со следующими словами: «Ведь ты – за-
пускающий гончарный круг48 в Нуне, наполняющий землю жаром» (twt rf

47
Кузьмин К.В. Миф о земном царствовании Ра и цикл Сотиса (доклад на Випперовских
чтениях в Государственном Музее Изобразительных Искусств им. А.С. Пушкина (Меж-
дународная научная конференция. «У истоков русской египтологии. К 160-летию со дня
рождения Владимира Семеновича Голенищева», 1-3 февраля 2016 г.)) (в печати).
48
Такой перевод фразы wbA nHp (дословно – «открывать гончарный круг») был подробно

159
К. В. К УЗЬМИН

wbA nHp m Nnw.t mH tA m mqr)49. Надпись из этого же храма, сопровождающая


изображение 12 форм солнечного божества, соответствующих 12 дневным
часам, гласит: «Великие формы Его Величества Ра Бехдетского, великого
бога, пестрокрылого, от (момента) запускания им гончарного круга ранним
утром до возвращения в рот (богини Нут – К.К.)» (xpr.w wr.w n.t<yw> Hm n
Ra-BXd.ty nTr aA sAb Sw.t Dr wbA=f nHp m dwA.t tp.t r aq m rA)50. Среди текстов
Птолемеевского периода эпитет wbA nHp «запускающий гончарный круг»
фиксируется почти исключительно в надписях храма в Эдфу: в тех случаях,
когда можно точно установить, к какому божеству относится эпитет, встре-
чающиеся здесь различные варианты этого именования, включая столь по-
казательные, как «запускающий гончарный круг на восточном горизонте»
(wbA nHp m Ax.t iAbt.t) или «запускающий гончарный круг в Нуне» (wbA nHp m
Nn.t) всегда указывают на бога, которому был посвящен этот культовый
центр – на Хора Бехдетского51. В папирусе, датируемом III Переходным пе-
риодом (pBN 10541), эпитет wbA nHp относится к Ра-Харахти, а в надписи
Греко-римской эпохи из храма Птаха в Карнаке – к Амону-Ра (Urk. VIII.
184b)52.
Понять значение этого образа помогают более ранние источники. В
гимне, сохранившемся в нескольких фиванских гробницах и храмах II-I тыс.
до н. э., мы встречаем следующие слова: «Царь N почитает Ра ранним утром,
в (момент) выхождения его, (когда) запускает он свой гончарный круг, (ко-
гда) воспаряет он к небу в качестве Хепри. Входит он в отверстие, выходит
он из лона в рождении его, происходящем на востоке неба. Поднимает его
отец его Осирис, принимают его руки Хех и Хехет, помещается он в (ладье)
Анджет» (iw nsw N dwA=f Ra m nhp m pr.t=f wbA=f nHp=f Hfd=f r p.t m Xpri aq=f
m rA pr=f m iH.ty m msw.t=f n.t iAb.t n.t p.t wTs sw it=f Wsir Ssp sw a.wy HH HH.t
Htp=f m anD.t)53.

обоснован в работе К. Манассы (Manassa C. Op. cit. P. 177-178 + n. 506-508).


49
Rochemonteix M. de, Chassinat É. Le Temple d’Edfou 1: Texte. Mémoires publiés par les
membres de la Mission archéologique française. T. 10. Caire, 1984. P. 14.
50
Rochemonteix M. de, Chassinat É. Le Temple d’Edfou 1: Plates. Mémoires publiés par les
membres de la Mission archéologique française. T. 10. Caire, 1894. Pl. 33c.
51
LGG. II. 298.
52
Ibid.
53
Assmann J. Der König als Sonnenpriester. Glückstadt, 1970 (= ADAIK 7). S. 20.

160
«З АПУСКАЮЩИЙ ГОНЧАРНЫЙ КРУГ »

В гимне из гробницы принца Анхефенмута, сына Псусеннеса I (XXI ди-


настия), в Танисе, читаем: «Почитание Амона-Ра-Харахти. Приветствие
тебе, Хепри, появляющийся в Нуне, божественный, создавший богов, оза-
ряющий землю твоим рассветом… <…> Ты воссиеваешь на гончарном
круге, на руках Татенена» (dwA.{t} Imn-Ra-Hr-Ax.ty inA-Hr=k #pry xpr m Nww
wa nTry ir nTr.w sHD [tA] <m> pAy=k wbn <…> xay=k Hr nHp Hr a.wy &ATnn)54.
Каково же значение образа божества, работающего на гончарном круге
в процитированных выше источниках? Этому вопросу посвятил специаль-
ную статью П. Дорман. Детально проанализировав данные письменных и
изобразительных источников от эпохи Среднего царства и вплоть до Рим-
ского времени, ученый установил, что в текстах, связанных со сферой за-
гробного культа и сопровождающих их изображениях неоднократно встре-
чается образ солнечного божества (главным образом, бога-первотворца
Атума), которое, работая на гончарном круге, ежедневно творит само себя.
Этот акт соотносится с периодом предрассветных сумерек, когда в небе уже
появляется заря, но самого солнца еще не видно (появление его на небосводе
в виде бога-скарабея Хепри – это следующий этап ежедневного цикла)55. Во
время этого эпизода также происходит победа над его врагами56. В храмо-
вых текстах Греко-римского периода творение солнца на гончарном круге
может быть приписано самым разным божествам, когда они выступают в
функции демиурга57. Даже в храме бога Хнума в Эсне, для которого творе-
ние на гончарном круге является неотъемлемым атрибутом, в 4 из 6 сцен,
изображающих подношение богу гончарного круга, Хнум представлен
именно в синкретическом единстве с солнечным божеством58. Подчеркнем,
что истолкованный П. Дорманом образ солнечного бога, творящего самого
себя на гончарном круге, вовсе не представляет собой некий малоизвестный

54
Montet P. La nécropole royale de Tanis. T. 2: Les constructions et le tombeau de Psousennès.
Paris, 1951. Tf. 38.
55
Dorman P. Creation on the Potter’s Wheel at the Eastern Horizon of Heaven // E. Teeter,
J.A. Larson. Gold of Praise. Studies on Ancient Egypt in Honour of Edward F. Wente. Chicago,
1999 (= SAOC 58). P. 83-100.
56
Ibid. P. 91
57
Ibid. P. 95-97.
58
Ibid. P. 95. n. 46.

161
К. В. К УЗЬМИН

и редкий сюжет из мифологии, связанной с загробным культом, но оказыва-


ется широко распространенным на протяжении многих веков мотивом, бы-
товавшим, к тому же, не только в храмовых текстах, но и в заупокойной
литературе, – что должно было способствовать его известности на массовом
уровне.
С учетом этих выводов П. Дормана образ Горшечника в исследуемом
нами источнике перестает выглядеть как странная «инвазия» бога-гончара
Хнума в текст, в котором система образов строится вокруг сюжетов, ориен-
тированных на мифологию Гелиополя и сюжет возрождения солнечного бо-
жества. В свете предложенной интерпретации пророчествующий перед
Аменофисом Горшечник оказывается ни кем иным, как самим солнечным
богом, который впоследствии и должен обрушить на Египет описанные в
пророчестве бедствия.
При такой интерпретации «Оракул горшечника» обнаруживает удиви-
тельное структурное единство с двумя другими пророческими текстами
Греко-римского периода. В одной из своих работ мы привели доказатель-
ства в пользу того, что говорящий Ягненок из «Оракула ягненка» – это сам
солнечный бог, явившийся перед началом катастрофы и предсказывающий
начало нового периода благоденствия по ее завершении59. Особенно важно,
что божество здесь является именно в той форме, которую оно должно будет
принять в начале нового жизненного цикла. Ту же сюжетную схему мы
наблюдаем и в так называемом Пророческом тексте из Тебтюниса60: здесь
говорится о том, как египтяне в отчаянии «будут умолять, будут плакать
[перед богом], будут говорить: „Почему он позволил этому случиться?“. Но
он не услышит их голосов. Феникс – на [кры]ше Дома Пальмы (феникса?)61»
(iw=w r ┌l┐my m-bAH [pA nTr] iw=w r Dt ┌i┐:iy┌=f┐ [Dy.t] ┌xpr┐ nAy (r)-D┌bA┐ [i]x
bn-iw=f sDm xrw=w i:iry ┌pA bn┐w Hr [Hw].t (?) bny) (frg. A. 1.1-5). В этом от-
рывке тот, кто «позволил случиться» поразившей страну катастрофе и тот,

59
Кузьмин К.В. Баран с четырьмя головами…
60
Quack J.F. Ein neuer prophetischer Text aus Tebtunis // A. Blasius, B.U. Schipper (Hgg.).
Op. cit. S. 253-274.
61
Написание слова соответствует демотическому слову bny.t «пальма», однако издатель
текста И.Ф. Квак предполагает, что скорее речь в данном контексте должна идти о Hw.t-
Bnw «доме феникса» (Ibid. S. 257), т.е. о храме, посвященном этой ипостаси солнечного
божества.

162
«З АПУСКАЮЩИЙ ГОНЧАРНЫЙ КРУГ »

кто не услышит мольбы египтян, предстает как одно лицо. Затем сразу го-
ворится о фениксе-Бену, – и указание на то, что этот персонаж находится на
крыше Дома феникса, автор текста, по-видимому, посчитал достаточным и
легко понятным для читателя объяснением описанной перед этим «глу-
хоты» божества к мольбам отчаянных. Что же скрывается за этой сложной,
на первый взгляд, символикой? В «Оракуле ягненка» мы встречаем указа-
ния на то, что бедствия поражают страну именно по причине гнева солнеч-
ного божества: в колофон все пророчество характеризуется как «проклятие,
которое Ра сотворил над Египтом…» (pA sHwy r.ir [pA] Ra Kmy)62 (III. 12), а в
самом тексте о предстоящих бедах говорится как о том, «(чему) Ра дал про-
изойти в Египте…» (pA Ra dy.t ┌xpr┐=w Kmy) (I. 20)63. Это представление мы
встречаем также в «Поучении Анхшешонка» (II в. до н.э.): гнев солнечного
божества здесь оказывается причиной одолевающих страну бедствий64. Что
же касается образа феникса-Бену, то о его значении уже говорилось выше –
это ипостась солнечного бога, связанная с мотивом циклического перерож-
дения. Hw.t-Bnw, храм Феникса в Гелиополе, был главным культовым цен-
тром, посвященным этой ипостаси солнечного божества – и считался ме-
стом, где тело солнечного божества находится в то время, пока идет процесс
его возрождения к новой жизни65.
Указание текста на то, что феникс прибывает в Hw.t-Bnw, действи-
тельно не должно было представлять для его читателя затруднений с точки
зрения интерпретации: солнечный бог находится там, где должно произойти
его очередное перерождение. Происходящие в Египте бедствия синхрони-
зуются с рубежом двух жизненных циклов солнечного божества. И здесь,
как и в «Оракуле ягненка», божество предстает именно в той форме, которая
напрямую связана с его предстоящим возрождением66.
Предполагаемая нами общая для всех трех текстов сюжетная схема, в

62
Zauzich K.-Th. Op. cit. S. 167.
63
Ibid. S. 166.
64
Quack J.F. Die Lehre des Chascheschonqi // F. Hoffmann, J.F. Quack. Op. cit. S. 279-280.
65
Kákosy L. Op. cit. Kol. 1031; Manassa C. Op. cit. P. 424-426.
66
Причем, насколько позволяют судить тексты, ни царь Бокхорис, ни царь Аменофис не
догадываются о том, что встретились с самим солнечным богом – авторы обоих текстов
оставляют читателю возможность самому «разгадать» эту, на самом деле, несложную
символику!

163
К. В. К УЗЬМИН

соответствии с которой само солнечное божество является провозвестить


египтянам грядущую катастрофу, причем принимает при этом образы, од-
нозначно связанные с его, бога, будущим возрождением, по-видимому,
находит выражение и в еще одном, также общем для всех трех текстов сю-
жете. Сразу после произнесения пророчества и Ягненок, и Горшечник уми-
рают. Относительно погребения Ягненка в тексте говорится, что царь Бок-
хорис приказал «похоронить его как бога» (my qrs=w s m qty.t nTr) (III. 9)67.
Что касается Горшечника, то его царь Аменофис приказывает похоронить в
Гелиополе (Р2 51-52). В Пророческом тексте из Тебтюниса солнечное боже-
ство предстает, как мы видели, именно в той ипостаси, которая связана с
циклическим перерождением и, как следствие, с гелиопольскими культами
– и, конкретно, с мотивом захоронения божества. Таким образом, во всех
трех текстах говорится о погребении солнечного божества, необходимом
для того, чтобы бог смог начать новый жизненный цикл. Это наблюдение,
на наш взгляд, хорошо подтверждает предложенную нами интерпретацию
образа пророчествующего Горшечника.
Итак, решение поставленной в настоящей статье проблемы оказыва-
ется следующим. Горшечник – это само солнечное божество, предстающее
в одной из форм, напрямую связанных с началом нового жизненного цикла.
Такая интерпретация подтверждается не только данными параллельных ис-
точников самых разнообразных эпох и жанров, но указывает и на глубокое
структурное сходство «Оракула горшечника» с другими пророческими тек-
стами Греко-римского периода – и позволяет говорить о том, что авторы
этих произведений обращались к одной общей системе представлений, к
идее циклического возрождения солнечного божества. Но в отличие от ли-
тературы, создававшейся для нужд заупокойного культа, в которой возрож-
дение солнечного божества являлось прообразом для посмертного возрож-
дения умершего, в пророческих текстах это событие оказывается прообра-
зом грядущего возрождения всей страны.

67
Zauzich K.-Th. Op. cit. S. 167.

164
П.А. Куценков (г. Москва)

Традиционная архитектура Мали


(Дженне, Мопти, Сегу, Страна догонов).

Начиная с 80-х гг. прошлого века мысль Шейха Анта Диопа1 относи-
тельно негро-африканских корней древнеегипетской цивилизации приобре-
тает всё большее число сторонников. Как ни странно, архитектура Западной
Африки практически не привлекала внимание сторонников этой гипотезы.
Даже авторы журнала «Анх»2, уделяющие внимание мифологии египтян и
народов Тропической Африки, гипотетическим параллелям между наскаль-
ной живописью догонов и египетскими иероглифами, сходству между древ-
неегипетскими и африканскими причёсками и т.д., не заинтересовались этой
проблемой, хотя именно памятники архитектуры, по крайней мере, на пер-
вый взгляд, способны дать лишние аргументы сторонникам гипотезы афро-
египетских связей. Так, в книге Али Санкаре «Египет фараонов: догоны: ме-
сто встречи»3, где собрано решительно всё, что может иметь отношение к
гипотетической связи между догонами, самым известным народом Запад-
ной Африки, и Древним Египтом, архитектура Западной Африки практиче-
ски не упоминается.
Сразу же следует оговорить то, что автор не является сторонником ги-
потезы Шейха Анта Диопа; не является он и сторонником противоположной
гипотезы относительно древнеегипетских корней традиционных культур
Тропической Африки. Но параллели между Древним Египтом и Тропиче-
ской Африкой действительно существуют (что, кстати, убедительно показал
А. Санкаре), и этот феномен нуждается в объяснении.

1
Взгляды Шейх Анта Диопа изложены в его главных работах: Diop Ch. A. Nations nègres
et culture. P : Présence Africaine, 1954 ; Diop Ch. A. L`Unité culturelle de L`Afrique Noire.
P : Présence Africaine, 1959 ; Diop Ch. A. Antériorité des civilisations nègres : mythe ou vérité
historique ? P : Présence Africaine, 1967 ; Diop Ch. A. Civilisation ou barbarie : anthropologie
sans complaisance. P : Présence Africaine, 1981.
2
http://www.ankhonline.com/
3
Sankaré A. L'Egypte pharaonique : les Dogon : espaces de rencontre. Bamako (Mali) : Éditions
Jamana, 2010.
П. А. К УЦЕНКОВ

По мнению автора, в общих чертах это объяснение дал ещё в начале


60-х гг. прошлого века М.А. Коростовцев4, а до него Ж. Леклян5 в 1956 г.:
элементы общности в культуре и быте египтян и некоторых народов, обита-
ющих южнее Сахары объясняются тесными взаимными контактами на ран-
нем доисторическом этапе сложения культур, а не поздними заимствовани-
ями. Иными словами, наиболее правдоподобным выглядит такое предполо-
жение: в древности, по мере высыхания Сахары, часть её населения мигри-
ровала в долину Нила, а часть – на юго-запад, по преимуществу, в долину
Нигера. К сожалению, на современном уровне знаний о доистории Сахары
трудно сказать что-то более определённое6.
Предлагаемая статья посвящена архитектуре Республики Мали, при-
чём, именно с точки зрения её сходства (или отличия) с архитектурой доди-
настического и раннединастического Египта. Столь пристальный интерес к
этой стране объясняется тем, что на одном из народов Республики Мали
(догонах) сосредоточено внимание сторонников гипотезы связей между
тропической Африкой и Египтом; с другой стороны, Мали является своего
рода «ключом» к Западному Судану: страна находится в центре региона. Но
дело не только в географии – территория современной Мали, по меньшей
мере, с III в. до н.э. была центром столь же своеобразной, сколь и древней
цивилизации. Именно там возникли государства Вагаду (Древняя Гана),
средневековая империя Мали, империя Сонгаи и царство бамбара в Сегу
Коро (Секоро). Эти государства охватывали и территории соседних стран
(Сенегала, Гамбии, Гвинеи, Кот д’Ивуар и Буркина Фасо)7.

4
Коростовцев М.А. Древний Египет и народы Африки южнее Сахары // Древние циви-
лизации: от Египта до Китая. Избранные статьи из журнала «Вестник древней истории»
/ Под ред. А.И. Павловской. М.: Ладомир, 1997. С. 120-136.
5
Там же. С. 133.
6
Анализ фактов, могущих быть доказательством афро-египетских связей, см.: Куцен-
ков П., Лаврентьева Н., Чегодаев М. Раннединастический Египет и Тропическая Аф-
рика: мнимые связи. Часть I // Искусствознание 3-4 / 2015. С. 114-138.
7
Авторитет Мали как культурно-исторического центра западносуданской цивилизации
чрезвычайно высок, а для малийцев, как и для всех африканцев, традиционный авторитет
непререкаем – так, до сих пор «подлинным» лидером Мали может быть только выходец
из клана Кейта, потомков основателя средневековой державы Мали Сунджаты Кейта,
при котором страна и получила своё название. Имеются сведения, что первый президент
Мали Модибо Кейта по рождению не принадлежал к этому клану (джаму) и стал Кейта,

166
Т РАДИЦИОННАЯ АРХИТЕКТУРА М АЛИ

Всё, сказанное выше, можно со всем основанием сказать и об архитек-


туре Мали: именно её памятники составляют ядро т.н. «Суданского стиля»,
и именно они остаются образцами для многочисленных сооружений, раз-
бросанных по западносуданской саванне в Кот д’Ивуар, Гвинее, Буркина
Фасо и Нигере. Архитектура Республики Мали настолько своеобразна, что
спутать её невозможно ни с чем. Но привлекала она недостаточное и – глав-
ное – неравномерное внимание исследователей: относительно неплохо изу-
чены памятники древних (Сегу, Дженне, Гао и Томбукту) и новых (Мопти)
городов долины р. Нигер, а также архитектура Плато Догон, т.е. по преиму-
ществу те сооружения, что входят в перечень всемирного наследия
ЮНЕСКО. Но этот перечень страдает неполнотой – например, в него вклю-
чены только те деревни догонов, что расположены на скальном уступе Бан-
диагара и в непосредственной близости от него. Однако деревни догонов
расположены и на самом Плато, и на прилегающих к нему равнинах, и их
архитектурные памятники ничуть не уступают тем, что можно видеть в
д. Санга, Ару, Энде и Кани-Бонзон, которые в этот перечень попали. Всё
обширное пространство к югу и к северу от реки Нигер вообще остаётся, по
большому счёту, “terra incognita”, где никогда не проводились полевые ис-
следования.
Тем не менее, историография архитектуры Мали довольно обширна, и
хотя до середины прошлого века традиционная архитектура Мали привле-
кала небольшое внимание, впервые её памятники были описаны уже ок.
двухсот лет назад. Общий интерес к традиционной африканской архитек-
туре (и к архитектуре Мали в частности) резко возрос в конце 60-х – начале
70-х гг. прошлого века (время общего «ренессанса» африканистики), но
вновь снизился уже к концу 80-х гг.
В литературе, посвящённой архитектуре Мали и всего Западного Су-

так сказать, honoris causa: «Кстати, по моим полевым материалам, и крупнейший поли-
тический лидер эпохи борьбы за независимость Модибо Кейта по происхождению не
имел отношения к Кейта, элитной общности по «джаму». Он оказался «причисленным»
к ним, став представителем политической элиты». См: Арсеньев В.Р. Бамбара: культур-
ная среда и овеществленный мир западносуданского этноса в коллекциях МАЭ РАН.
СПб, МАЭ РАН. 2011, с. 237.

167
П. А. К УЦЕНКОВ

дана, особняком стоят имена двух исследователей. Прежде всего, это Сью-
зен Деньер, чья монография «Традиционная африканская архитектура в ис-
торической и географической перспективе»8, была опубликована ещё в
1978 г., но до сих не утратила своего значения. Несомненным достоинством
книги является то, что С. Деньер, пожалуй, впервые смогла наметить кон-
туры т.н. «Суданского стиля» традиционной архитектуры (типичные соору-
жения – мечети в Дженне и Мопти): по С. Деньер, это наличие внутреннего
дворика с бассейном для сбора дождевой воды (это совсем не обязательная
деталь), плоская с парапетом или коническая крыша, наличие деревянного
каркаса и использование в качестве основного строительного материала
сырцовых кирпичей9. По мнению С. Деньер, эти черты характерны для го-
родской архитектуры, а за пределами городов встречаются только на Плато
Догон. Сложился Суданский стиль, по мнению С. Деньер, ещё до появления
в Западной Африке ислама; он не связан и со средиземноморскими влияни-
ями.
Другая исследовательница, сыгравшая, несомненно, выдающуюся роль
в изучении архитектуры Мали и всего Западного Судана – Лабелль Пруссен.
Её работы начали публиковаться с конца 60-х гг. прошлого века10. Лабелль
Пруссен принадлежит гипотеза о связи Суданского стиля с миграциями му-
сульман (торговцев-диула)11.
Обе точки зрения, в общем, не противоречат друг другу: Суданский
стиль, действительно, сложился в долине р. Нигер вполне самостоятельно,

8
Denyer S. African traditional architecture: an historical and geographical perspective. London:
Heinemann, 1978.
9
Ibid, p. 160.
10
Prussin L. The architecture of Islam in West Africa // African Arts. 1968, 1, 2: 32-35, 70-74;
Prussin L. Architecture in Northern Ghana: A Study of Forms and Functions. Berkeley & Los
Angeles: University of California Press, 1969; Sudanese architecture and the Manding // Afri-
can Arts. 1970, 3, 4: 8-19, 97-98; Prussin L. An Introduction to Indigenous African Architecture
// Journal of the Society of Architectural Historians. Vol. 33, No. 3. (Oct. 1974), pp. 182-205;
Prussin L. Shelter for the Soul / Shelter: Models of Native Ingenuity, ed. James Marston Fitch,
3442. Katonah, NY: The Katonah Gallery, 1982; Prussin L. Hatumere: Islamic Design in West
Africa. Berkeley: University of California, 1986; Prussin L. Convivencia at Timbuktu: Arche-
types, Architects, and Artisans / University of Florida, Gainesville, FL: Harn Eminent Scholar
Chair in Art History Program Presentation, October 23, 2008.
11
Prussin L. The architecture of Islam in West Africa // African Arts. 1968, Vol. 1, No. 2: 32-
35, 70-74.

168
Т РАДИЦИОННАЯ АРХИТЕКТУРА М АЛИ

а ислам, несомненно, просто не мог не способствовать распространению та-


кого, к примеру, типа сооружений, как мечеть, по всей принигерской са-
ванне. Однако надо всё же отметить, что причисление архитектуры догонов
к Суданскому стилю в соответствие с самой же С. Деньер сделанным опре-
делением этого стиля не совсем корректно: догоны очень широко исполь-
зуют камень, который никогда не используется ни в Дженне, ни в Сегу, ни
в Мопти (см. ниже).
Среди других исследователей следует отметить Жана-Луи Буржуа, не-
смотря на относительно небольшое количество написанным им работ, по-
свящённых малийской архитектуре. Однако именно его перу принадлежит
подробное описание истории строительства ключевого памятника не только
малийской, но, пожалуй, всей западносуданской архитектуры – мечети в
Дженне12.
Из опубликованных относительно недавно работ по архитектуре Мали
следует отметить монументальную, прекрасно иллюстрированную моно-
графию Вольфа Шийнса «Народная архитектура догонов в Мали. Типоло-
гическая эволюция и будущее всемирного наследия»13, до сих пор остающу-
юся наиболее обстоятельным трудом, посвящённым архитектуре этого
народа. Однако и монография Шийнса страдает тем же недостатком, что и
остальная посвящённая догонам литература – в ней описываются только те
памятники, что входят в охранную зону ЮНЕСКО (правда, это оговорено в
названии монографии).
В Республике Мали истории отечественной архитектуры уделяется до-
статочно большое внимание; она осознаётся как важнейшая часть нацио-
нального культурного наследия. По мере возможности, публикуются иссле-
дования памятников традиционной архитектуры (во франкоязычной лите-
ратуре используется термин l’architecture vernaculaire, т.е. «народная архи-
тектура»); в г. Мопти действует Centre de l’Architecture en Terre (Центр зем-
ляной архитектуры), финансируемый фондом Ага Хана.

12
Bourgeois J-L. The History of the Great Mosques of Djenné // African Arts, Vol. 20, No. 3
(May 1987), pp. 54-63+90-92.
13
Schijns W. L’architecture vernaculaire des Dogon du Mali. L’évolution typologique et l’ave-
nir d’un patrimoine mondial. Amsterdam: Gopher B.V., 2009.

169
П. А. К УЦЕНКОВ

Раздел 1.01 Техника строительства

Рис. 1. Некоторые виды кладки и типы сырцовых кирпичей, применяемые в со-


оружениях Суданского стиля14.
Техника строительства на всей обширной территории, тянущейся от г.
Сегу на западе и до городов Томбукту и Гао на востоке, в целом, одинакова.
Однако она вовсе не сводится к деревянному каркасу и использованию в
качестве основного строительного материала сырцовых кирпичей разнооб-
разной формы (Рис. 1). Так, в небольших сооружениях вроде зернохрани-
лищ и деревенских жилых домов совсем не обязательно используется дере-
вянный каркас, к тому же, существуют довольно значительные вариации,
проявляющиеся в использовании строительных материалов, характерных
для данной местности. Как уже говорилась, в Стране догонов широко ис-
пользуется камень, который никогда не используется в г. Мопти, располо-
женном примерно в 50-60 км. от Плато Догон при слиянии Нигера и его
южного притока Бани. Объясняется это тем, что в районе Мопти камня нет,
а на Плато он имеется в избытке. Возможны и комбинированные техники –
глинобитное строительство с применением камня, что тоже не редкость в
тех местах, где есть строительный камень.
Технология строительства в Мали достаточно сложна и требует от
строителей высокой квалификации: в состав глины для кирпичей и глиня-
ной обмазки стен входят многие компоненты, причём от точного соблюде-

14
Prussin L. An Introduction to Indigenous African Architecture, fig. 13, p. 192.

170
Т РАДИЦИОННАЯ АРХИТЕКТУРА М АЛИ

ния пропорций, в которых они добавляются, зависит прочность сооруже-


ний. Эти ингредиенты таковы: гуммиарабик15, рисовая мякина, мука из пло-
дов баобаба (она же используется для приготовления соуса), солома,
стручки акации и «земля из Бурема» (terre de Bourem) – род глины, встреча-
ющийся во многих местах в долине Нигера. Надо заметить, что все эти ин-
гредиенты используются не всегда – если сооружение невелико по размеру
и не испытывает больших нагрузок, то дело обычно ограничивается только
добавлением соломы и рисовой мякины. В Средней дельте Нигера в регионе
Мопти, где выращивают много риса, последняя используется чаще, чем в
засушливой Стране догонов, где рис практически не возделывается.

Рис. 2. Закладка фундамента жилого дома. Деревня Энде,


скальный уступ Бандиагара, Мали. Март 2015 г.

15
Гуммиарабик – затвердевший сок нескольких видов акаций, в Мали – акации сенегаль-
ской (Acacia senegal)

171
П. А. К УЦЕНКОВ

Рис. 3. Каменный жилой дом. Деревня Энде, скальный уступ Бандиагара, Мали.

У догонов строительство предпочтительно ведётся на каменном фун-


даменте. В деревнях догонов под фундамент копают неглубокую траншею,
куда плотно укладывается камень (известняк), на котором и возводится
стена. Материалом для укладки стены могут быть разной формы кирпичи
(теперь это плоские кирпичи прямоугольной формы), изготавливающиеся
из земли тут же, на месте, камень, а также комбинация камня и кирпича.
Особенно это распространено у догонов – так, большинство построек в де-
ревне Энде на юго-востоке скального уступа Бандиагара выполнено именно
в этой технике. Затем стена покрывается обмазкой, причём, процедура эта
повторяется регулярно, и особенно после сезона дождей.
Помещения, причём, нередко большой площади (мечети в Дженне и
Мопти) перекрываются единообразно во всех сооружениях, будь то мечети
или жилые дома: на столбы – деревянные или глинобитные – укладываются
деревянные балки, затем деревянный каркас, подчас образующий геометри-
ческий орнамент (Рис. 4 справа), а поверх него солома. Затем наносится об-
мазка, по составу та же, что используется для покрытия стен. Крыша играет

172
Т РАДИЦИОННАЯ АРХИТЕКТУРА М АЛИ

важную роль: там сушится урожай проса и хранится сено для скота. В самое
жаркое время года на крышах спят, поскольку даже толстые глинобитные
стены за день накаляются так, что ночью находиться в домах невозможно.
Техника традиционного земляного строительства в Мали обусловлена,
как и везде, доступными строительными материалами и климатическими
условиями. Именно поэтому в самой этой технике бессмысленно искать
сходство с древнеегипетскими сооружениями – оно существует просто по-
тому, что климат долин обеих великих африканских рек очень похож, а те
строительные материалы, что были доступны населению долины Нила в
древности, ничем не отличаются от тех, что имелись в распоряжении жите-
лей долины Нигера и в древности, и в наши дни.

Рис. 4. Потолочное перекрытие в царском дворце в Сегу Коро (Секоро) (слева) и


в жилом доме в деревне Энде (справа).

173
П. А. К УЦЕНКОВ

Рис. 5. Обмазка зернохранилища. Деревня Энде,


скальный уступ Бандиагара, Мали. Март 2015 г.

174
Т РАДИЦИОННАЯ АРХИТЕКТУРА М АЛИ

Раздел 1.02 Города долины Нигера

Рис. 6. Северный фасад мечети в Дженне.

Рис. 7. Северный фасад мечети в Дженне. Рисунок 1911 г.16

16
Dubois F. Notre beau Niger. Paris : Flammarion, 1911. P. 187.

175
П. А. К УЦЕНКОВ

Рис. 8. План мечети в Дженне в городской застройке17

Дженне – древнейший из всех известных ныне городов не только Мали,


но и всей Западной Африки. Старый Дженне (Djenné-Jenno) был основан не
позднее III в. до н.э. К середине IX в. это был крупнейший торговый центр
всей Западной Африки. По каким-то непонятным причинам (возможно, из-
за эпидемии чумы) старый город был заброшен. Новый Дженне был основан
неподалёку от старого города ещё во время существования первого в IX в.
(не ранее 800 г. н.э.). Теперь это тихий город с населением в 17 тысяч чело-
век, но с XIII в. по XIX в. это был крупный торговый и культурный центр,
цитадель мусульманской культуры и образованности. Слава Дженне как
культурного центра несколько померкла в лучах величия Тимбукту, однако
в Мали все знают о той роли, которую Дженне сыграл в истории страны.

17
С сайта http://archnet.org/sites/6395/media_contents/75726

176
Т РАДИЦИОННАЯ АРХИТЕКТУРА М АЛИ

Рис. 9. Руины мечети XIII в. (сверху) и реконструкция Дюбуа (внизу)18.

18
Dubois Félix. Timbuctoo the Mysterious. London: William Heinemann, 1897. P. 156, 157.

177
П. А. К УЦЕНКОВ

Рис. 10. Руины жилого дома в д. Тинтан, напоминающие развалины первой ме-
чети в Дженне.

Первая мечеть была построена в XIII в. при двадцать шестом царе


Дженне Кой Комборо. Он принял ислам и стал, таким образом, первым сул-
таном Дженне. Древнейшая мечеть располагалась к западу от современной,
и её руины можно было видеть ещё в конце XIX- начале XX вв. Вторая ме-
четь была построена в 1834/35-1835/36 гг. на том же месте, где находится
современное сооружение. Наконец, последнее было построено в
1906-1907 гг. на руинах предшествующей постройки и, по словам жителей
города, точно воспроизводило её. По уверениям жителей города, и вторая,
и третья мечети воспроизводят сооружение XIII в., но всё же остаётся от-
крытым вопрос, насколько точно постройка начала XX в. воспроизводит об-
лик древнейшей мечети.
Сохранилось очень краткое описание первой мечети. Его оставил Рене
Кайе, посетивший Дженне в 1827 году. Он был единственным европейцем,
который видел памятник прежде, чем тот окончательно пришел в запусте-

178
Т РАДИЦИОННАЯ АРХИТЕКТУРА М АЛИ

ние. В своем дневнике Кайе писал, что здание было уже в аварийном состо-
янии из-за отсутствия должного содержания19. Из описания следует, что ко
времени визита Кайе в Дженне мечеть после сезона дождей (июнь-август)
не покрывалась новой обмазкой на протяжении несколько лет: в результате,
та была полностью смыта и начала разрушаться сама сырцовая кладка. К
концу XIX в. мечеть окончательно превратилась в руину. Посетивший город
в конце XIX в. французский журналист Ф. Дюбуа сделал её реконструкцию,
в которой легко усмотреть сходство с раннединастическими мастабами.
Нельзя исключить, что Ф. Дюбуа мог сознательно придать своей рекон-
струкции «мастабообразный» вид; тем не менее, сходство это действи-
тельно существует в характерном декоре в виде пилястр, которые, если су-
дить по фотографии руин первой мечети, могли быть более массивными,
чем в постройке начала XX в. а их шаг был заметно уже, чем в современном
сооружении.

Рис. 11. План мечети в г. Мопти

19
Caillié René. Journal d’un voyage à Temboctou et à Jenné dans l’Afrique Central, précédé
d’observations faites chez les maures Braknas, les Nalous et d’autres peuples ; pendant les an-
nées 1824, 1825, 1826, 1827, 1828. Tome deuxième. Paris : Imprimé par autorisation du roi a
l’imprimerie royale. MDCCCXXX. P. 206

179
П. А. К УЦЕНКОВ

В том, что в Дженне сохраняется преемственность архитектурных сти-


лей, легко убедиться на примере третьей мечети: её современный вид прак-
тически ничем не отличается от первоначального, зафиксированного сразу
же после постройки (см. Рис. 6, 7) – и это при том, что каждый год после
сезона дождей глинобитные стены оплывают и подновляются. На основе со-
хранившихся фотографий руин и реконструкции Дюбуа можно заключить,
что стиль третьей мечети действительно радикально не отличался даже от
древнейшей постройки (Рис. 9 сверху). Таким образом, с известными и по-
нятными оговорками можно сделать вывод, что тот Суданский стиль, что
зафиксирован в декоре третье мечети, по крайней мере, не отличается ради-
кально от Суданского стиля XIII в.
Другой выдающийся памятник – мечеть в г. Мопти – в контексте дан-
ной статьи не представляет для нас особого интереса. Мопти – новый город,
он был основан уже французами при слиянии Бани и Нигера. Мечеть там
была построена примерно на 30 лет позже мечети в Дженне, и явно подра-
жает первой. Различия между обеими сооружениями сводятся к тому, что в
мечети Мопти нет большого двора (мечеть была «встроена» в плотную го-
родскую застройку, а аналогичное сооружение в Дженне расположено на
широкой рыночной площади (Рис. 8).
К сожалению, неизвестны имена архитекторов обеих построек. Это
весьма досадное упущение: мало того, что обе мечети обнаруживают рази-
тельное сходство, они и построены были с разницей всего в 30 лет. Всё это
позволяет предположить, что автором обоих памятников мог быть один и
тот же человек.
Важно отметить, что в мечетях Дженне и Мопти имеется одна и та же
деталь, которая, как выяснилось в ходе моего посещения г. Мопти, мест-
ными жителями не осознаётся. Теме не менее, она зримо присутствует на
фасадах обеих построек и прекрасно видна наблюдателю: порталы мечетей
воспроизводят основную композиционную схему масок догонов (Рис. 12,
13).

180
Т РАДИЦИОННАЯ АРХИТЕКТУРА М АЛИ

Рис. 12. Портал мечети в Мопти (слева) и маска антилопы Валу из Националь-
ного музея в Бамако (справа).

Я спросил двух бывших со мной догонов, уроженцев деревни Энде на


юге скального уступа Бандиагара, каким образом явно языческая форма
могла появиться на фасаде мечети. И тут выяснилось, что они не осознают
её так же, как я. Сначала Бокари Гиндо и Муса А. Гиндо очень удивились
моему вопросу, но после внимательного осмотра мечети признали, что это
действительно так. Больше того – другой портал напоминает традиционную
маску общества инициаций бамбара Н’Домо. До сих пор никто не объяснил
причин, сделавших это сходство возможным. Это тем более удивительно,
что впервые на сходство портала в Мопти и маски догонов обратил внима-
ние ещё в 1971 г. британский исследователь Фрэнк Уиллетт20. Любопытно,

20
Willett, F. African art: An introduction. L: Thames & Hudson, 1971. Р. 124.

181
П. А. К УЦЕНКОВ

что в многочисленных мечетях в самой Стране Догонов эти формы вообще


не встречаются, однако та же маска всё же может присутствовать на мече-
тях: в маленькой деревне Уме на севере Страны догонов: ворота мечети
были заперты на засов типичной для декоративно-прикладного искусства
догонов формы в виде маски Валу. То, что эта маска используется в засовах,
не удивительно. Валу – маска «полицейский», которая в ходе церемоний
следит за порядком. Таким образом, использование этой формы для двер-
ных засовов вполне логична: кому же ещё следует доверить охрану соб-
ственности, как не полиции?

Рис. 13. Засов в виде маски антилопы Валу на воротах мечети в д. Уме

Все приведённые выше факты говорят в пользу гипотезы Сьюзен Де-


ньер: Суданский стиль, скорее всего, в основных своих чертах сложился
вполне самостоятельно уже к XIII в. В этом убеждает и его неизменность на
протяжении более чем ста лет, и имеющиеся в распоряжении современных
исследователей фотографии руин первой мечети, и неизменность стиля тре-
тьей мечети на протяжении уже более чем ста лет.

182
Т РАДИЦИОННАЯ АРХИТЕКТУРА М АЛИ

Рис. 14. Суданский стиль. Слева – Стиль тукулеров,


справа – Марокканский стиль.
Однако Суданский стиль всё же менялся. Если сравнить фасад мечети
с фасадами домов в Дженне, то мы обнаружим довольно существенные раз-
личия. Так, после марокканского завоевания Дженне в конце XVI в. добави-
лась такая деталь, как окна (до сих пор практически неизвестные в традици-
онных постройках за пределами Дженне и Мопти. Вероятно, окна настолько
поразили граждан Дженне, что появился даже термин «Марокканский
стиль», хотя собственно марокканские черты в нём ограничены только ок-
нами и дверьми. Во второй половине XIX в. добавился «Стиль тукулеров»,
известный и в Мопти (Рис. 14).
В контексте этих новаций показательно, что декор мечети имеет
меньше деталей, чем декор жилых домов, что, возможно, является дополни-
тельным (но косвенным) доказательством того, что современная мечеть дей-
ствительно воспроизводит облик древнейшего сооружения и, соответ-
ственно, зафиксировала тот Суданский стиль, что существовал в XIII в., за-
долго до марокканского влияния.
Есть ещё одно свидетельства в пользу того, что Суданский стиль, под-
разделяющийся теперь на Марокканский стиль и Стиль тукулеров, возник
именно на местной, малийской почве. Как видно на Рис. 14, фасады домов

183
П. А. К УЦЕНКОВ

Суданского стиля обладают интереснейшей чертой: они антропоморфны:


большинство деталей декора, судя по их названиям, осознаются в антропо-
морфных понятиях. Но, в отличие от Древней Эллады, архитектурные де-
тали не уподобляются человеческому телу. В Мали архитектурные образы
осознаются в понятиях системы родства, т.е. фасады как целое обозначают
традиционную большую африканскую семью. Но прямого соответствия
между названиями архитектурных деталей и символическим пониманием
фасада нет: так, вершина портала осознаётся как символ патриарха семьи,
но венчающие его башенки называются sarafar ydie («ребёнок», «дитя»).
Это, кстати, типично африканская черта, характерная и для изобразитель-
ного искусства – оно не столько изображает, сколько намекает или напоми-
нает мифического героя, некое событие и т.д., что тоже можно считать кос-
венным свидетельством в пользу сугубо местного и явно доисламского про-
исхождения Суданского стиля. Порталы же мечетей в Дженне и Мопти, как
уже говорилось выше, и вовсе зооантропоморфны; любопытно, что именно
в жилых домах, построенных в «Стиле тукулеров» (тукулеров, в определён-
ном смысле, можно даже считать предтечами радикального ислама), антро-
поморфизм архитектуры доводится подчас до высшей черты (Рис. 15).

Рис. 15. Зооантропоморфный фасад в Стиле тукулеров в г. Мопти,


напротив северного фасада мечети.

184
Т РАДИЦИОННАЯ АРХИТЕКТУРА М АЛИ

Таким образом, можно проследить историю эволюции Суданского


стиля с XIII в. до наших дней, однако практически невозможно составить
хотя бы самое общее представление о его состоянии до постройки первой
мечети в Дженне. Таким образом, между последними древнеегипетскими
сооружениями и первыми известными нам постройками в Суданском стиле
лежит временная пропасть не менее, чем в тысячу лет; это лишает нас воз-
можности всерьёз рассуждать как о существовании связи между древнееги-
петской архитектурой, так и об её отсутствии. Вместе с тем, нельзя отри-
цать, что постройки в Суданском стиле действительно обнаруживают сход-
ство с древнеегипетской, причём, по преимуществу, раннединастической
архитектурой. Но это всё, что можно сказать о них.

Страна догонов
Догоны удостоились особого, пристального и, надо заметить, не-
сколько болезненного внимания европейской (прежде всего, французской)
этнологии. Они живут на юге области Мопти в Республике Мали. Их живо-
писные деревни располагаются на скальном уступе Бандиагара или у его
подножия, на лежащей к югу от скального уступа равнине Сено, и на самом
Плато Догон. Крупных городов в Стране догонов нет. Их численность – при-
мерно 800 тыс. человек (в Стране догонов постоянно проживают ок. 400
тыс. человек). Догоны стали знаменитыми благодаря книге французского
этнолога Марселя Гриоля «Бог воды. Беседы с Оготеммели»21, из-за содер-
жавшейся там сенсационной информации о якобы имеющихся у них эзоте-
рических знаниях относительно существования спутников Юпитера, неви-
димой звезды – спутника Сириуса, и т.д. Следует отметить, что после Мар-
селя Гриоля ни одному этнографу не удалось обнаружить что-либо, хоть от-
далённо напоминающее пересказанные Гриолем мифы.
Не удалось их обнаружить и мне: жители деревни Энде и окружающих
её поселений того же клана Гиндо, что живёт в Энде, деревни Тинтам (клан
Кассамбара) и нескольких других деревень области Бондум на севере Плато
Догон, где я побывал в марте 2015 г. и в январе 2016 г., понятия не имеют о

21
Griaule M. Dieu d’eau : entretiens avec Ogotemmeli. P. : Éditions du Chêne, 1948.

185
П. А. К УЦЕНКОВ

Сириусе, а те мифы, что описал Гриоль, им совершенно неизвестны. Досто-


верность некоторых других сведений, содержащихся в книгах Гриоля,
также вызывает сомнения. Так, в книге «Бледный лис», написанной в соав-
торстве с Ж. Дитерлен, упоминается «исчезнувшая» деревня Кани-На
(Кани-Бонзон)22. Однако деревня эта вовсе не исчезла, и является центром
сельской коммуны Кани-Бонзон района Бандиагара региона Мопти совре-
менной Республики Мали. Сами догоны называют эту деревню только
Кани-На. Название Кани-Бонзон она получила от французов по имени во-
ждя, с которым французы вступили в контакт (дом вождя сохранился до
наших дней). Автор имеет честь быть представленным мэру и супрефекту
Кани-Бонзон, а также имел возможность наблюдать крокодилов, обитаю-
щих в деревенском пруду. Вероятно, Гриоль перепутал Дукун, место, от-
куда, согласно устной традиции, пришельцы-догоны расселились по скалам
Бандиагара и по Плато, с деревней Кани-На. Сейчас Дукун не имеет следов
человеческого обитания, но находится это место в нескольких сотнях мет-
ров от скального уступа Бандиагара на восточной окраине деревни. Это свя-
щенное место, почитаемое всеми догонами. Показательно, что эта ошибка
не была исправлена и во втором издании «Бледного лиса» (1991 г.)23.
Ещё в середине прошлого века большая часть деревень догонов распо-
лагалась на скальном уступе Бандиагара, однако теперь большинство их жи-
телей переселилось в новые деревни у подножия скал. Объясняется это тем,
что ещё в первой половине прошлого века совершенно исчезла опасность
нападений со стороны скотоводов пёль (фульбе). Жизнь в долине значи-
тельно проще, чем на скалах: источники воды легко доступны, а поля нахо-
дятся тут же, за деревенской околицей. Вместе с тем, жизнь на скалах имела
определённые преимущества, которые я смог оценить в полной мере: там
всегда есть ветер, а во второй половине дня тень скального уступа, который
тянется почти точно с юго-запада на северо-восток, накрывает многие ста-
рые деревни. Соответственно, на скалах никогда не бывает такого изнури-
тельного зноя, как в долине.

22
Griaule M, Dieterlen G. Le renard pâle. Paris : Institut d'ethnologie, 1991. P. 3.
23
Ibid.

186
Т РАДИЦИОННАЯ АРХИТЕКТУРА М АЛИ

Архитектура Страны догонов изучена несравненно лучше, чем малий-


ская архитектура в целом, но крайне неравномерно: хорошо описаны только
те деревни, что располагаются на территории, входящей в охранную зону
ЮНЕСКО, а она охватывает едва ли четверть территории Страны догонов.
Прежде чем обратиться непосредственно к памятникам традиционной
архитектуры догонов, следует хотя бы в самых общих чертах описать исто-
рию миграций на Плато Догон, поскольку она тесно связана с историей ар-
хитектуры этого народа.
Следует отметить, что нет догонов «вообще»: разные группы населения
приходили на Плато Догон в разное время, имеют разное происхождение,
говорят на разных языках и имеют разные традиции. Даже в одной деревне
может быть несколько устных исторических преданий об основании де-
ревни (в Энде их два). Первыми из тех групп, на основе которых формиро-
вались или могли формироваться современные догоны, в начале I тыс. н.э.
появились толой, чьи постройки до сих пор кое-где можно видеть на отвес-
ных скалах, нависающих над долиной Сено. Непосредственные предше-
ственники догонов, теллем (это слово означает «те, кого [мы] нашли») по-
явились на Плато в Х в. н.э.; заброшенные деревни теллем очень неплохо
сохранились на скальном уступе Бандиагара над деревнями догонов. Одно-
временно с теллем или чуть позже на Плато пришли «люди Дженне»
(Djennenké), т.е. выходцы с территории, находившейся под контролем
Дженне. По преимуществу, это были выходцы из народа сонинке. В конце
XV- нач. XVI в. на юге Плато появились люди из «Страны манде» (они ос-
новали деревню Кани-Бонзон (Кани На). Наконец, в конце XVIII в. в область
Бондум на севере Плато пришли бамбара из клана (джаму – djamu, jamu)
Кассамбара, которые покорили несколько деревень и дали своё клановое
имя местному населению (сами деревни существовали задолго до их появ-
ления, а их жители говорят сейчас на языке, который ничего общего не
имеет с бамана).
Относительно толой практически ничего не известно. Но в том, что ка-
сается связи догонов с теллем, ясности гораздо больше. Согласно устной
традиции догонов, все теллем ушли на восток. Но это явно не соответствует

187
П. А. К УЦЕНКОВ

действительности – нет никаких сомнений в том, что многие теллем (воз-


можно даже большинство) остались на месте. Об этом говорят однотипные
легенды, бытующие во многих деревнях догонов: когда основатель деревни
пришёл на её место, из источника (или пруда) вышел дух воды – Номмо –
принявший облик женщины. Их дети и стали первыми жителями деревни.
Такие легенды, скорее всего, отражают ассимиляцию пришельцами мест-
ного населения. В Энде, где я провёл три недели, такой легенды нет, но она
есть в других деревнях, к примеру, в деревне Коно на севере Страны дого-
нов (область Уакара)24, жители которой, как и жители Энде, принадлежат к
клану (тиге) Гиндо.
Некоторые кланы обитающего в Буркина Фасо народа курумба и до-
гоны, и сами курумба считают потомками теллем. В Йоро (деревня в погра-
ничном с Буркина Фасо округе Коро, регион Мопти, Республика Мали) жи-
вут люди, которых догоны называют или теллем, или курумба25. Связь
между теллем, догонами и курумба подтверждается и более поздними ис-
следованиями: «В юго-восточной части долины Сено есть семьи, которые
носят клановое имя «Ганаме». Они утверждают, что они теллем»26. О том
же автору в середине 1980-х гг. рассказывал Абдулайе Ламбер Ганаба (по
происхождению курумба), который в то время служил советником по куль-
туре посольства Буркина Фасо в СССР: его клан Ганаба принадлежит к тем,
что считаются потомками теллем.
Таким образом, этнографические источники подтверждают исход тел-
лем со скального уступа Бандиагара; но они же подтверждают и то, что
часть старого населения осталась в Стране догонов: «… несколько соседних
с Унджугу деревень, населенных догонами из «племени» Ару (семьи Нан-
туме, Келепили, Тембели и Уологем), по-видимому, были основаны в
XVIII в. К моменту их прихода там было несколько групп населения, чей
состав уже установлен: это были догоны Кулун (семья Карамбе, или Напо),

24
Blom H. Dogon Images and Traditions. Brussels, Momentum Publication. 2011. P. 112.
25
Laude J. La statuaire du pays Dogon // Revue d’Esthétique XVII, Fasc. 1-2 (Jan.-July 1964).
P. 46.
26
Blom H. Dogon. Images & Tradition. Brussels : Momentum Publication/Guy Van Rijn, 2010.
P. 30.

188
Т РАДИЦИОННАЯ АРХИТЕКТУРА М АЛИ

так называемые догоны Оолу (семья Кассоге) и так называемые догоны До-
голу (семья Тапилу). Похоже, что и старое население, бобо и/или теллем,
тогда тоже проживало на плато»27. Относительно же того, откуда на Плато
пришли сами теллем, достоверной информации нет.
Вот тут-то на сцене и появляется «древнеегипетская» версия происхож-
дения догонов. Горячий её сторонник, малийский исследователь Али Сан-
каре приводит основанную на устной традиции (но без ссылки на инфор-
мантов) версию исхода догонов из Египта после четвёртого праздника Сиги,
который справляется один раз в шестьдесят лет. Последний, тридцать чет-
вёртый праздник, справлялся в 1967 г.; соответственно, по подсчётам
А. Санкаре, догоны покинули Египет ок. 73 г. до н.э.28 Чем они занимались
и где жили на протяжении более, чем тысячи лет, неизвестно. Вновь их
следы, по мнению А. Санкаре, обнаруживаются только в XIII в. – после по-
ражения, которое нанёс сусу основатель средневековой империи Мали
Сунджата Кейта, – догоны покинули «Страну манде» и пришли на скалы
Бандиагара. Эта версия расходится с общепринятой в устной традиции до-
гонов датой прихода на Плато в конце XV- нач. XVI в., но может соответ-
ствовать времени миграции дженненке.
Таким образом, есть по меньшей мере три группы, которые могут пре-
тендовать на египетские корни: это толой (появившиеся на Плато в начале
I тыс. н.э.), теллем и собственно догоны. Вероятно, к ним следует добавить
и дженненке, которые в XV в. покинули места своего первоначального рас-
селения на западе Плато и начали продвигаться на северо-восток, видимо,
под давлением пришельцев из «Страны манде». Они осели в областях Ниж-
нее Геу и Бондум, расположенной чуть восточнее Геу.
Нет никаких материальных доказательств того, что какая-либо из этих
групп действительно связана своим происхождением с долиной Нила. Един-
ственное, что вроде бы указывает на такие связи – устная традиция курумба:
«Курумба говорят, что они первые обитатели земли. Согласно традиции,
они спустились на землю, по одной версии, в металлическом ковчеге, или,

27
Mayor A., Huysecom E. Histoire des peuplements pré-dogon et dogon sur le plateau de Ban-
diagara (Mali) // Roost Vischer, L., Mayor, A. & Henrichsen, D. Brücken und Grenzen - Pas-
sages et frontières. Forum suisse des Africanistes, 2. Münster : LIT, 1999. p. 224-243. P. 232.
28
Sankaré A. Op. cit. P. 65.

189
П. А. К УЦЕНКОВ

по другой версии, в потоке воды. Есть и третий вариант. Некоторые курумба


утверждают, что исходной точкой их долгого пути, который закончился в
Лорум, был Египет»29. В примечании же лингвист из Буркина Фасо Жерар
Кедребеого отмечает: «Такое утверждение курумба из Уиндиги (провинция
Лорум) удивительно: эти неграмотные крестьяне не знают о существование
страны под названием Египет. Требуются дальнейшие углубленные иссле-
дования этого вопроса, поскольку необходимо выяснить, надо или нет серь-
ёзно относиться к этому утверждению»30. Таким образом, упоминание о
Египте, вроде бы, обретает некоторую источниковедческую точку опоры.
Но есть вопрос, который, если он останется без ответа, полностью разру-
шает эту конструкцию: если, как пишет Ж. Кедребеого, неграмотные кре-
стьяне-курумба и понятия не имеют о «стране под названием Египет», то
как удалось установить, что именно о ней идёт речь в их устном предании?
Отметим, что более или менее правдоподобно выглядит версия, что при-
шедшие в начале I тыс. н.э. на Плато Догон дженненке и есть выходцы из
Египта, но она не может соответствовать действительности, поскольку ста-
рый Дженне был основан в III в. до н.э., т.е. лет за двести до предполагае-
мого исхода из Египта; единственная группа, чьё появление на Плато согла-
суется с версией А. Санкаре – толой. Однако о них вообще ничего не
известно.

Рис. 16. Дверной засов, Рис. 17. Дверной засов,


д. Тинтан г. Дженне

29
Kedrebéogo G. Language Maintenance and Language Shift in Burkina Faso: The Case of the
Koromba // Studies in the Linguistic Sciences. V. 28, Number 2 (Fall 1998). P. 185.
30
Ibid. P. 193.

190
Т РАДИЦИОННАЯ АРХИТЕКТУРА М АЛИ

Рис. 17. Дверной засов, д. Энде Рис. 18. Дверной засов, д. Энде

В то же время, этнографические данные нередко подтверждают устные


исторические предания догонов. Так, в Бондум и Геу прослеживается несо-
мненная связь с Дженне, прежде всего, в декоративно-прикладном искус-
стве. Сходство между терракотовой скульптурой Внутренней дельты IX-
XIII вв. и деревянной скульптурой догонов ещё в 1988 г. убедительно про-
демонстрировал Бернар де Грюнн в статье, посвящённой этому вопросу31; в
деревне Тинтан (Тинтам) и в Дженне бытуют дверные засовы одного и того
же типа (Рис. 16, 17), весьма отличного от антропоморфных засовов, рас-
пространённых на юге, в деревнях на скальном уступе от Кани-Бонзон до
Санга (Рис. 18, 19). Что касается традиционной архитектуры, то фасады до-
мов в деревне Буну (Нижнее Геу) обнаруживают поразительное сходство с
фасадами в Марокканском стиле из Дженне, а в Тинтан (Тинтам) и Семари
(Самари) планировка домов идентична планировке домов в Дженне
(см. Рис. 20, 21): они имеют два этажа, внутренний дворик и вестибюль, на
юге встречающийся только в домах вождей (помещение для охраны), да и

31
Grunne B. de. Ancient Sculpture of the Inland Niger Delta and Its Influence on Dogon Art //
African Arts. Vol. 21, No. 4 (Aug. 1988). P. 50-55, 92.

191
П. А. К УЦЕНКОВ

то крайне редко. В сущности, разница в планировке домов из Дженне и из


деревни Тинтан (Тинтам) сводится к тому, что в Тинтан на втором этаже
расположены не жилые помещения, но зернохранилища (см. Рис. 21). Нако-
нец, характерные для домов на севере мощные пилястры находят аналогию
в архитектуре мечети в Дженне, и особенно – в руинах первой мечети, запе-
чатлённой на фотографии конца XIX в.

Рис. 19. План типичного двухэтажного дома в г. Дженне32

На юге, заселённом выходцами из «Страны манде», влияние Дженне


совершенно не заметно. Напротив, там ощущается связь с культурой пред-
шественников догонов, теллем. В изобразительном искусстве это проявля-
ется в одинаковых типах скульптуры, а в архитектуре – в схожей или даже
идентичной технике строительства. Постройки теллем есть и над деревней
Энде. К сожалению, для того, чтобы подняться туда, требовалось специаль-
ное альпинистское оборудование и соответствующие навыки, коими я, к со-

32
Рисунок выполнен на основании плана в статье: Ducoloner P. Walking in the City of
Djenné / Brunet-Jailly J. (ed.) Djenné. An Introduction to the Millennial City. Bamako: Editions
Donniya, 2009. P. 116.

192
Т РАДИЦИОННАЯ АРХИТЕКТУРА М АЛИ

жалению, не располагал. Пришлось довольствоваться визуальными наблю-


дениями в тех местах, где расстояние до построек теллем было относи-
тельно невелико (ок. 10-15 м). Но и таких, в общем, отрывочных и неполных
наблюдений оказалось достаточно для того, чтобы сделать, по меньшей
мере, два вывода.

Рис. 20. Дом в д. Тинтан с зернохранилищем на втором этаже

Во-первых, различие между планировкой и стилем построек теллем и


домами догонов в старой деревне Энде такое же, как между домами самих
догонов в старой и новой деревнях Энде. И сводится оно к размерам по-
строек, что определяется исключительно местом, доступным для строитель-
ства. Дома и зернохранилища теллем ютятся на крошечных террасах, навис-
ших над 150-200-метровым обрывом (Рис. 22 сверху); соответственно, там
практически нет свободного места, и поэтому эти «встроенные» в рельеф
сооружения производят впечатление построек для лилипутов – в таком до-
мике человек среднего роста может едва поместиться, вытянувшись в пол-
ный рост на полу (возможно, что именно размер этих сооружений и породил
легенды о карликах-йерре, которые якобы были союзниками теллем).

193
П. А. К УЦЕНКОВ

Рис. 21. Постройки и кирпичная кладка теллем над старой деревней Энде.

В старой деревне Энде, расположенной ниже деревни теллем на скаль-


ной террасе шириной 10-20 м, постройки более просторны, и имеются даже
внутренние дворики. Новая деревня Энде расположена в долине у подножия

194
Т РАДИЦИОННАЯ АРХИТЕКТУРА М АЛИ

скального уступа Бандиагара, и там достаточно свободного места (Рис. 24).


Соответственно, там есть просторные дворы, окружённые жилыми и хозяй-
ственными постройками. Однако внутреннее пространство жилых построек
невелико – объясняется это тем, что в Мали, где температура никогда не
падает ниже +30ᵒ, вся жизнь проходит на улице, а дом служит только местом
хранения домашней утвари и местом сна (в жаркое время года люди спят на
крышах и во дворах).
То же можно сказать и о планировке групп построек: как и повсеместно
в Тропической Африке, жилые и хозяйственные постройки группируются
вокруг двора. В Тропической Африке эти группы обычно бывают либо гео-
метрически неправильной формы, либо тяготеют к кругу. Но у догонов даже
на скалах сооружения, по возможности, формируются вокруг двориков, чей
план тяготеет не кругу, но к квадрату. В новой же деревне Энде дворы не-
редко бывают почти идеальной квадратной формы. Таким образом, именно
расположение деревни на скалах или в долине и определяет, по моим наблю-
дениям, планировку сооружений: на узких скальных уступах она следует
рельефу местности и формируется в зависимости от формы доступного для
строительства пространства; в долине, где много свободного места, они
приобретают правильную прямоугольную или квадратную форму. Но
планы самих домов и зернохранилищ догонов и теллем разные – постройки
теллем в плане круглые, и такая форма наиболее характерна для африкан-
ской архитектуры вообще. У догонов постройки в плане квадратные или
прямоугольные, опять-таки, так же, как в Мопти, Сегу или Дженне. Это яв-
ляется косвенным доказательством того, что догоны до своего исхода из
«Страны манде» были связаны с городской культурой, но никак не может
служить доказательством связи с Египтом.
Во-вторых, несомненную преемственность между теллем и догонами
можно наблюдать в технике строительства. Так, на Рис. 22 (снизу) хорошо
видно, что стена постройки теллем (скорее всего, зернохранилища) сложена
из кирпичей овальной формы с заострённым вершинами. Точно такие же
кирпичи использованы при строительстве зернохранилища в старой деревне
Энде (Рис. 23). Но различия всё же есть. Если у теллем кладка кирпичная,

195
П. А. К УЦЕНКОВ

то в постройке догонов кладка комбинированная: кирпичи уложены впере-


мешку с камнем. Тот же тип кладки широко распространён и в новой де-
ревне, однако теперь там в ходу только плоские прямоугольные кирпичи
(впрочем, как и во всём регионе Мопти).
Именно в технике строительства заметна существенная разница между
городской архитектурой и постройками догонов. Прежде всего, в городах,
по крайней мере, не зафиксированы типичные для теллем и для старых де-
ревень догонов овальные сырцовые кирпичи с заострёнными вершинами, а
у догонов – типичные для старых построек Дженне кирпичи цилиндриче-
ской формы (Рис. 25, 26). К тому же, в городах неизвестен (или, по крайней
мере, не зафиксирован) тот тип кладки, в которых эти кирпичи использу-
ются.

Рис. 22. Техника кладки в постройках старой деревни Энде.

196
Т РАДИЦИОННАЯ АРХИТЕКТУРА М АЛИ

Рис. 23. Улица в новой деревне Энде.

Рис. 24. Развалины дома в Дженне с кладкой из цилиндрических кирпичей

197
П. А. К УЦЕНКОВ

Рис. 26. Кладка из цилиндрических кирпичей в мечети Дженне

Таким образом, между архитектурой теллем и догонов существует


связь, проявляющаяся в технике строительства: пришельцы из «Страны
манде» принесли на Плато Догон новую планировку сооружений, которая
характерна для городской архитектуры долины реки Нигер. Вместе с тем,
планировка сооружений напрямую зависит от расположения деревни, по-
скольку именно расположение на скалах обуславливает небольшие размеры
построек в старых, теперь заброшенных деревнях, и просторные дворы в
новых, расположенных на равнине у подножия скал.
За последние 30-40 лет Страна догонов подверглась бурной исламиза-
ции. Отвлекаясь от основной темы этой статьи, отметим, что массовый пе-
реход догонов в ислам привёл к заметным изменениям в традиционной
культуре, но вовсе не к её деградации: не противоречащие исламу полига-
мия и обрезание существовали у догонов от веку, но последнее, например,
проводится по старинным обычаям. То, что исламу противоречит, видоиз-
меняется, но не исчезает. Как и раньше, продолжает существовать традици-
онное изобразительное искусство, которое и до обращения догонов в ислам

198
Т РАДИЦИОННАЯ АРХИТЕКТУРА М АЛИ

вовсе не обязательно было религиозным. Похороны проводятся, по мусуль-


манскому обычаю, в день смерти до захода солнца, но поминальные обряды
проводятся в соответствие с обычаями догонов с участием знаменитых ма-
сок. Никаких изменений не претерпела и традиционная архитектура: она
даже обогатилась относительно новым для догонов типом сооружения – ме-
четью.

Заключение
На основании анализа источников и собственной полевой работы в
марте 2015 г. и в январе 2016 г., я могу предположить, что легко узнаваемый
Суданский стиль сложился в основном уже к XIII в. Характерные его черты
таковы:
1. Техника земляного кирпичного строительства на основе деревянного
каркаса, варьирующаяся достаточно широко в зависимости от наличия на
месте тех или иных строительных материалов;
2. Прямоугольные в плане сооружения, что отличает их Суданский
стиль от характерных для большей части Тропической Африки круглых в
плане построек;
3. Характерный архитектурный декор в виде разделки стен вертикаль-
ными пилонами (вариант – декоративные ниши).
4. Архитектуру Плато Догон можно рассматривать как локальный вари-
ант Суданского стиля, сформировавшийся на севере Плато до XV в. (т.е. по-
сле переселения туда «дженненке»), а на юге Плато – после XV-XVI вв.
(время миграции на Плато основной массы современного населения, выход-
цев из «Страны манде»), на основе местных традиций (теллем) и тех, что
были принесены из долины реки Нигер.
В любом случае, даже если сведения устной традиции догонов и теллем
относительно исхода из Египта соответствуют действительности, между
предполагаемой датой этого исхода (I в. до н.э.) и временем формирования
Суданского стиля, существует значительный хронологический разрыв не
менее, чем в тысячу лет. Нет никаких специфичных строительных приёмов
или архитектурных деталей, которые можно было бы без сомнений связать
с «Египтом фараонов», а не со схожими климатом и образом жизни: как и в

199
П. А. К УЦЕНКОВ

Египте, земледелие в долине Нигера зависит от регулярных влажных сезо-


нов. Разница между ними состоит в том, что в Египте это разливы Нила, а в
долине Нигера – сезон дождей, продолжающийся с июня по сентябрь. Ар-
хитектурный декор сооружений в Дженне и на севере Плато Догон обнару-
живает сходство с додинастической и/или раннединастической архитекту-
рой долины Нила, но вовсе не с сооружениями эллинистического Египта,
откуда, если верить традиции, вышли предки догонов.
Вместе с тем, невозможно отрицать само это сходство, проявляющееся
и в декоре, и в планировке сооружений. Иногда оно настолько очевидно, что
действительно трудно отделаться от навязчивой мысли о прямых заимство-
ваниях. Так, ансамбль гробницы царей средневековой державы Сонгаи в г.
Гао (Рис. 27) действительно похож на ансамбль пирамиды Джосера. Но это
сходство не должно никого обманывать: между этими постройками про-
легла пропасть в три с половиной тысячи лет.

Рис. 27. Макет ансамбля мавзолея аскии Сонгаи в г. Гао


(парк Национального музея в Бамако)

200
Т РАДИЦИОННАЯ АРХИТЕКТУРА М АЛИ

Иными словами, анализ памятников традиционной архитектуры Мали


заставляет лишний раз согласиться с гипотезой Ж. Лекляна и М.А. Коро-
стовцева: несомненное сходство между архитектурой Древнего Египта и
Мали говорит не столько о прямом культурном влиянии, сколько об общем
древнем культурном субстрате обеих цивилизаций. Наиболее вероятным
выглядит предположение, что их общей прародиной была территория со-
временной Сахары. По мере её высыхания, часть населения мигрировала на
восток, в долину Нила, а часть – на юго-запад, в долину Нигера. В этом,
кстати, убеждает то, что традиционная архитектура Мали обнаруживает
сходство по преимуществу с древнейшими памятниками древнеегипетской
архитектуры – т.е. теми, что в наибольшей степени сохраняли традиции,
возможно, общие и для Тропической Африки, и для Египта.

Рис. 28. Современный топор-кельт, д. Тинтан

Что касается способности малийской архитектуры сохранять связь с са-


мым древним пластом культуры, гипотетически общим и для Тропической
Африки, и для Египта, то эта её особенность вписывается в характерную для
западноафриканской цивилизации способность бесконечно долго сохранять
самые древние формы и образы, невзирая на возникновение новых. Очень

201
П. А. К УЦЕНКОВ

хорошо это видно на примере орудий труда: из трёх типов топоров, распро-
странённых в Мали, один воспроизводит в железе неолитический прототип,
второй представляет собой железный аналог типичного кельта бронзового
века (которого в Тропической Африке, вроде бы, и не было) (Рис. 28), а тре-
тий близок к проушному топору европейского типа. То же относится и к
зооантропорфной сущности архитектурных образов Мали (они воспроизво-
дятся даже на фасадах мечетей).
Объясняется это вовсе не «архаичным мышлением» малийцев. Веро-
ятно, причина такой устойчивости материальной культуры в другом: до ев-
ропейской колонизации Западная Африка не знала иноземных вторжений,
хоть отдалённо напоминавших те, что испытал Египет; не было там и «куль-
турных революций», похожих на ту, что произошла в Египте в III в. н.э. при
обращении в христианство, или позже, при вторжении ислама. История
Мали знает коллизии не менее драматичные, чем история Египта, но все
участники этих событий были носителями культур, имевших одно и то же
происхождение и родственных друг другу. Миграции в пределах Мали со-
вершались на относительно небольшой территории и их участниками были
одни и те же группы – это можно сравнить с перемещениями одних и тех же
фигур по шахматной доске, причём, в результате многотысячелетней игры
ни одна из них не покинула пределов игрового поля. Соответственно, не ис-
чезали формы и образы.

202
Н.В. Лаврентьева (г. Москва)

Редкие списки религиозных текстов на папирусах:


форма хранения или способ трансформации?

Корпус «Текстов Саркофагов» – незаменимый источник для понима-


ния эволюции религиозных представлений и способов сохранения, редак-
туры и трансляции священных текстов в Древнем Египте. Кроме списков на
досках саркофагов, до нас дошло несколько папирусов, на которых также
написаны эти или схожие с ними тексты. Немногочисленность дошедших
экземпляров делает это явление особенно интересным: можно ли рассмат-
ривать их как альтернативу текстам на саркофагах или это списки-прото-
графы, которые хранились в библиотеках?

Рис. 1. pGard III, фрагмент (Чикаго, OIM 14062; СТ 942-944)

Концом Древнего царства – I Переходным периодом датируется не-


сколько сохранившихся свитков с «Текстами Саркофагов» (Рис. 1) из собра-
ния А. Гардинера, который подарил их трем разным музеям.
Н. В. Л АВРЕНТЬЕВА

Возможно, они происходят из одной библиотеки, поскольку А. Гарди-


нер приобрел их в Каире в один сезон (зима 1929-1930). Наиболее известный
из них – папирус Гардинера III, переданный им в дар институту в 1933 г.1
(Чикаго, OIM E14059-87; СТ 937-1002). Это фрагментированный лист папи-
руса (размером 24х36,5 см) удовлетворительной сохранности, несмотря на
утраты. Курсивной иероглификой/иератикой(?) в несколько столбцов на
нем написаны изречения из «Текстов Саркофагов» (представленный лист –
14062; СТ 942-944). Поверхность папируса перед написанием текста была
расчерчена. Сверху и снизу проведены двойные линии, ограничивающие
пространство для письма. Далее папирус был разделен вертикальными чер-
тами на три блока, чтобы в каждый вписать отдельное изречение. В цен-
тральном блоке особо выделены две горизонтальные строки, которые пред-
ставляют собой рефрены, которые должны повторяться после каждой
строки. Такое разделение пространства под надписи на блоки и экономия
места, когда опускаются повторы рефренов, характерны и для оформления
«Текстов Саркофагов», когда они переносились на стенки ящиков-гробов.
Аллен датирует папирус 6 дин., А. Гардинер предлагал в качестве даты
создания I Переходный период, Б. Матье также склоняется к датировке
6 дин2.
Л. Гестерманн, делавшая доклад о папирусе Гардинер II (ВМ ЕА
10676), датирует его протограф VI дин., возводя его к «Текстам Пирамид»
Пепи I и Нейт3 (Рис. 2).

1
Bandy K. Object descriptions: catalog nos. 83-84. Hieratic Text: Papyrus Gardiner III // Visi-
ble Language: invention of Writing in Ancient Middle East and Beyond. OIM 32. Chicago,
2010. P. 161-162. Датировка папируса – I Переходный период.
2
Allen questioningly dated this papyrus to the 6th dynasty (c.2374-2191 B.C.). (Allen, p. 31)
Gardiner preferred a First Intermediate Period date (c.2190-2061 B.C.). (See Willems, p. 246,
n. 24.) Mathieu dates it to the end of dynasty 6 and cites other scholars' datings, as well. (See
BdE 139, p. 254 and n.59-60.) Dates follow D.B. Redford (ed.), The Oxford Encyclopedia of
Ancient Egypt (2001). The numbers for the entire papyrus are OIM 14059-87. See Lesko (p.
74) for a list of spell numbers in P. Gardiner III and corresponding line numbers. P. Gardiner II
in the British Museum also contains hieratic coffin texts and may be dated to the same period
as this text. См. http://papyri.info/apis/chicago.apis.5532
3
Однако в базе Trismegistos он датируется Средним царством. См.
http://www.trismegistos.org/text/381090

204
Р ЕДКИЕ СПИСКИ РЕЛИГИОЗНЫХ ТЕКСТОВ НА ПАПИРУСАХ

Рис. 2. pGard II, фрагмент (Лондон, ВМ 10676, лист 32)

Стоит особо отметить, что исследователи заупокойных текстов, дошед-


ших в нескольких списках, и это относится также и к работе Л. Гестерманн,
используют метод текстологического анализа (textkritik), получивший ши-
рокую известность и без которого теперь редко обходятся публикаторы тек-
стов. Этот метод не стоит смешивать с собственно текстологией, которая
удачно зарекомендовала себя, например, на материале древнерусских руко-
писей4. Метод textkritik подразумевает сопоставления фрагментов или це-
лых изречений между собой в разных списках и выстраивание стемм, кото-
рые показывают «родословную» этих текстов, их взаимовлияние.
Кроме того, сверхцелью таких построений является воссоздание иде-
ального протографа для каждой фразы и изречения, который в принципе
должен был бы существовать и из которого возникли имеющиеся тексты.
Сам протограф, разумеется, до наших дней не сохранился, это воссоздание
лишь гипотетического образца. Этот метод рассматривается многими егип-
тологами как безошибочный для получения точного результата. Однако в
целом подобный метод не выдерживает критики, поскольку не учитывает,

4
Лихачев Д.С. Текстология. М., 1962

205
Н. В. Л АВРЕНТЬЕВА

что мы не можем оперировать всем разнообразием вариантов из-за непол-


ной сохранности памятников, а также здесь неизбежно исключается тот
факт, что до нас дошли далеко не все созданные на тот момент списки. По-
мимо этого, текст может развиваться не только в сторону наращивания эле-
ментов, но и их редукции (это же может относиться также и к ошибкам и их
исправлениям): то есть движение могло идти в двух противоположных
направлениях. Более того, при одновременном наличии нескольких куль-
турных центров в Египте, такого единого протографа могло и не быть, а тео-
логическая система вполне допускала наличие и параллельного функци-
онирования нескольких таких «протографов».

Рис. 3. рGard. IV, фрагмент (Париж, Louvre E 14703)

Взаимосвязь рассматриваемых свитков вероятна, не только из-за их


происхождения из одной коллекции и, возможно, из одного центра. Если
рассмотреть, какие тексты на них нанесены, то это станет вполне очевид-
ным, даже без построения стемм. Папирус G III представляет собой, по-ви-
димому, самый полный список. На нем нанесены изречения с СТ 937 до СТ
1002, а также фрагменты изречений СТ 390 и 617, учитывая лакуны из-за
неполной сохранности. Папирус G IV короче и худшей сохранности, но он

206
Р ЕДКИЕ СПИСКИ РЕЛИГИОЗНЫХ ТЕКСТОВ НА ПАПИРУСАХ

близок списку G III. На нем записаны изречения СТ 937-964. Папирус G II


является кратким продолжением G III и G IV, содержит изречения СТ 986-
1025, а также фрагменты изречений СТ 227 и 390. Папирусы образуют осо-
бый конгломерат текстов, которые почти не дошли до нас на саркофагах или
по каким-то причинам не были широко растиражированы. Однако мы имеем
из них два списка, сохранившихся на саркофагах. G III пересекается с B2L
в изречении СТ 985, а G II – с Sq4C5.
В Лувре хранится еще один папирус Гардинера (рGard. IV /Louvre E
14703). Текст написан столбцами, но никаких разделительных линий не
имеет (Рис. 3).6
Кроме того, в Лувре хранится также папирус (Louvre Е 15594=pWeill;
его размеры 30,6х37,3 см) с изречениями СТ 34-35 и СТ 42-43 (Рис. 4). Этот

Рис. 4. pWeill, фрагмент (Париж, Louvre Е 15594; СТ 34-35 и СТ 42-43)

5
См таблицу Соотношение папирусных списков СТ.
6
Имеются также следующие пересечения между списками: G III-G IV и с саркофагами
из Берше (В3Во, B2L) в СТ 617; GIII-GII и с саркофагами из Саккары (Sq1C) и Асьюта
(S6C) в СТ 288; GIII-GII и с саркофагами из Асьюта (S1C, S2C) и Гебелейна (G2T) в СТ
120-123, 125, 127-128.

207
Н. В. Л АВРЕНТЬЕВА

свиток принадлежал человеку по имени Мерер и датируется I Переходным


периодом или Средним царством (2033-1786 гг. до н.э.). Текст организован
столбцами, написан курсивными знаками, почти переведенными в иера-
тику, довольно небрежно в сравнении с другими сохранившимися спис-
ками, и он не расчерчен. Возможно, перед нами не протограф, а черновик,
или, наоборот погребальный папирус, который в свое время был помещен в
гробницу.
В 1914 году Л. Борхардт приобрел группу папирусных фрагментов,
происходивших, предположительно, из Асьюта. Папирус датируется ран-
ним Средним царством и сейчас находится на хранении в Египетском музее
в Берлине(ÄMP). Эти фрагменты содержат извлечения из Текстов Сарко-
фагов, список приношений, посвятительную надпись и текст, который
можно классифицировать как «письмо к мертвым». Все тексты выписаны
четкой иератикой, с аккуратными отдельными знаками. Илона Регульски
считает, что эти тексты посвящены одному человеку, жившему в Асьюте в
начале Среднего царства. Судить о памятнике пока сложно, поскольку пол-
ная публикация Pap. Berlin P. 10480-10482 пока отсутствует7.
Несколько лет назад в Каирском музее был обнаружен кожаный свиток
с религиозными текстами. Сообщение об этом сделал В. Шербини на XI
конгрессе египтологов в 2015 году8. Свиток сильно фрагментирован, но при

7
Информация на 2013 год в сообщении о лекции И. Регульски в Египте: «In 1914, the
German Egyptologist Ludwig Borchardt acquired a small group of papyrus fragments, which
purportedly came from Asyut in Middle Egypt. The papyri most likely date to the early Middle
Kingdom and have since been kept in the Ägyptisches Museum und Papyrussammlung (ÄMP)
in Berlin. The Berlin papyri are significant for the study of ancient Egyptian religion and funer-
ary culture because they contain Coffin Text spells, an offering list, a dedication inscription and
a Letter to the Dead, all written in neat hieratic. In spite of their importance and numerous
references in scholarly works, the papyri remain unpublished, their texts unexamined and
metadata such as date, provenance and function of the papyri, unverified. Within the framework
of an Alexander von Humboldt fellowship, the speaker prepares a full publication of Pap. Berlin
P. 10480-10482. Rather than focusing on the texts alone (i.e. its content and grammar) the pa-
pyri are regarded as material objects from an archaeological point of view as well as a philo-
logical one. The materiality of the texts - its physical appearance in terms of handwriting, lay-
out, shades of ink – helps contextualize the meaning and purpose of the texts alongside the act
of writing them». См. https://www.facebook.com/events/628740510509839/. В докладе на
ICE XI И. Регульски высказывала те же соображения. См. Regulski I. Middle Kingdom
Ritual Reflected in Writing. A Case Study from Asyut // ICE XI. Paper and Poster Abstracts.
Florence, 2015. P. 129.
8
El Sherbiny W. The so-called Book of Two Ways on a Middle Kingdom Religious Leather

208
Р ЕДКИЕ СПИСКИ РЕЛИГИОЗНЫХ ТЕКСТОВ НА ПАПИРУСАХ

сопоставлении фрагментов можно предположить, что его длина достигала


2,5 метров. Памятник, к сожалению, не имеет провенанса, но известно, что
он был приобретен Французским институтом (IFAO) у какого-то антиквара
после I Мировой войны и был передан Каирскому музею перед началом II
Мировой войны. В. Шербини датирует свиток концом Древнего царства –
началом Среднего царства. Надписи содержат как ранее не известные рели-
гиозные тексты, так и сегмент с композицией «Книги Двух Путей»9. Свиток
был покрыт текстами с виньетками по обеим сторонам. Изобразительное
поле разграфлено на блоки, где кроме текстов присутствуют также изобра-
жения врат и обитателей иного мира. Восстанавливаемые виньетки, по-ви-
димому, изображали божественную барку и сегмент с изображениями врат
– то есть элементы, характерные для нижнего регистра композиции «Книги
Двух Путей». В. Шербини удалось также определить, фрагменты каких из-
речений сохранились на частях этого свитка. Материал свитка дает основа-
ния предполагать, что перед нами может быть протограф, написанный на
крепкой коже, с которого можно делать копии, как на папирусы, так и непо-
средственно на саркофаги. Если данный свиток можно считать протогра-
фом, то перед нами важнейший экземпляр, показывающий, что протографы
могли иметь иллюстрации.
В ГМИИ им. А.С. Пушкина хранится папирус сходного типа, который
похож на путеводитель по иному миру (Рис. 5). Это свиток, который в ин-
вентаре указан как «Часть рукописи, содержащей иератический текст Книги
Мертвых» (инв. № I.1б.119; ИГ 6135) довольно внушительного размера
136х41,6 см. Папирус покрыт столбцами курсивной иероглифики, с вкрап-
лением иератических знаков. Поверхность его разграфлена на отдельные
блоки. В левой части привлекают внимание изображения огненных дверей
и демонов-привратников, схожие с «Книгой Двух Путей».

Roll // ICE XI. Paper and Poster Abstracts. Florence, 2015. P.140-141.
9
El Sherbiny W. A Hermopolitan Composition on the Otherworld. Documentation and Analysis
of the so-called Book of Two Ways in Ancient Egypt (promoter P. Van Deun, unpublished
dissertation, defended 20/02/2008 in University of Leuven).

209
Н. В. Л АВРЕНТЬЕВА

Рис. 5. «Часть рукописи, содержащей иератический текст Книги Мертвых»,


фрагмент (ГМИИ, инв. № I.1б.119; ИГ 6135)
Интересно отметить, что В.С. Голенищев, похоже, в данном случае от-
ступил от своего правила хранить молчание о происхождении папируса. В
своей статье «Археологические результаты путешествия по Египту зимой
1888-1889 г.» он пишет: «По различным причинам я имею повод предпола-
гать, что в Ахмиме же были найдены приобретенные мной в Луксоре фраг-
менты папируса, исписанного гиероглифическим шрифтом довольно древ-
него характера и представляющего собой, насколько можно судить по не-
скольким большим фрагментам, какой-то священный текст, не похожий на
тексты, вошедшие в другую священную книгу египтян, так называемую
«книгу мертвых». К сожалению, мне достались не все фрагменты старинной
рукописи, а потому к восстановлению крайне своеобразного текста пред-
ставляется немало затруднений»10.

10
Голенищев В.С. Археологические результаты путешествия по Египту зимой 1888-
1889 г. // Выдающийся русский востоковед В.С. Голенищев и история приобретения его
коллекции в Музей изящных искусств. М., 1987. С. 159. К сожалению, эта цитата не мо-
жет быть безоговорочно принята как упоминание данного папируса. На эту роль может

210
Р ЕДКИЕ СПИСКИ РЕЛИГИОЗНЫХ ТЕКСТОВ НА ПАПИРУСАХ

Б.А. Тураев в сообщении о коллекции В.С. Голенищева, зачитанного на


заседании Императорской Академии Наук в 1908 г., упоминает «цельный
религиозный текст XII династии»11.
Он сам, по-видимому, сразу оценил значимость этого памятника и воз-
можно именно он сделал возможным появление фотографии у А. Гардинера
и затем в архиве проекта «Текстов Саркофагов» в Лейдене (для работы над
седьмым томом).
Единственная публикация этого памятника – статья Й. Боргхаутса12
«Новый путеводитель по иному миру Среднего царства»13. Автор статьи ра-
ботал по фотографии, обнаруженной в архиве А. де Бука в Лейденском
египтологическом институте с подписью «pap. Gol.»14. В статье он не дает
построчного перевода текста, но приводит его приблизительный пересказ и
делает несколько интересных, но временами спорных интерпретационных
замечаний. Он определяет его как религиозный текст, в котором много свя-
зей с «Текстами Саркофагов». И. Мунро при знакомстве с коллекцией опре-
делила, что это именно тот памятник, о котором писал Й. Боргхаутс.
Кроме этого списка в ГМИИ есть еще один фрагментированный
(14 фрагментов) папирус (инв. № 893 / ИГ 6149), содержащий куски какого-
то религиозного текста15, в инвентаре обозначенного как «папирус Среднего

претендовать, возможно, также ахмимская «Книга Мертвых» жреца Хата с уникальным


изречением-главой. Но, однако, этот фрагмент включает также тексты и иллюстрации к
известным главам «Книги Мертвых», так что Голенищев вряд ли определил ее как «ка-
кой-то священный текст», и об иллюстрациях он также не упоминает. Но с другой сто-
роны, он называет этот текст иероглифическим, хотя надпись как на папирусе № I.1б.119,
так и № 893, имеет множество признаков раннего иератического письма.
11
См. «Записки профессора Б.А. Тураева и академиков П.К. Коковцова и Н.П. Конда-
кова о собрании восточных древностей В.С. Голенищева, заслушанные в заседании об-
щего собрания Императорской Академии Наук 9 февраля 1908 года» // Выдающийся рус-
ский востоковед В.С. Голенищев… С. 28. Стоит отметить, что Б.А. Тураев называет этот
текст иератическим.
12
Выражаю мою глубокую благодарность Н.А. Тарасенко, любезно приславшего мне ко-
пию данной статьи.
13
Borghouts J.F. A New Middle Kingdom Netherworld Guide // Akten des vierten internatio-
nalen Ägyptologen Kongresses. München 1985. Band 3. – Hamburg, 1988. S. 131-139. Надо
также отметить, что Боргхаутс не мог знать о том, что в инвентарной книге музея есть
приписка хранителя, что О.Д. Берлев датировал этот папирус Средним царством.
14
Куда она попала, по-видимому, от А. Гардинера.
15
Проблема в том, что под номером 6149 записано довольно большое количество фраг-
ментов различных, по-видимому, не связанных между собой папирусов.

211
Н. В. Л АВРЕНТЬЕВА

царства Книги Мертвых» (Рис. 6). И. Мунро предположила, что это фраг-
менты предыдущего папируса, но, несмотря на схожесть почерка, при бли-
жайшем рассмотрении в результате сопоставления различных факторов, я
бы оставила это предположение пока под вопросом. Но в инвентарной книге
есть карандашная пометка, что папирус относится к № 119.

Рис. 6. Фрагментированный папирус (ГМИИ инв. № 893 / ИГ 6149)

Папирус также был расчерчен на блоки: изречения, по-видимому, раз-


делялись двойной вертикальной чертой, вверху выделялась горизонтальная
строка, где красными чернилами писалось название рубрики. Вертикальные
черты и следы расщепленной строки в одном случае помогают приблизи-
тельно сопоставить два самых крупных фрагмента и представить высоту
столбцов, а, следовательно, и достаточно большую изначальную ширину
этого свитка.
По форме текст больше всего напоминает иератику раннего Среднего
царства. Те фрагменты, которые можно прочесть, имеют упоминания о «ду-

212
Р ЕДКИЕ СПИСКИ РЕЛИГИОЗНЫХ ТЕКСТОВ НА ПАПИРУСАХ

шах Гелиополя» (bA.w Iwnw), «перевернутости» (sxdxd) и, возможно, о нечи-


стотах (не bwt, a hAy с соответствующим детерминативом). Этот набор эле-
ментов связывает фрагменты надписи на папирусе с 51-53 главами «Книги
Мертвых» о том, чтобы не быть перевернутым и о неупотреблении в пищу
нечистот (Рис. 7)16.

Рис. 7. Упоминания о нечистотах и перевернутости


(ГМИИ инв. № 893 / ИГ 6149)

Мотив перевернутости возникает еще в «Текстах Пирамид» (у Униса –


РТ 260 и у Пепи Неферкара – РТ 694В), он связан с погребальной тематикой,

16
Чегодаев М.А. "Чтобы не быть перевернутым" (комментарий к главе 51 древнеегипет-
ской Книги Мертвых) // Вестник РГГУ. Вып. 4. Восток: Исследования. Переводы. Кн. 1.
М.: РГГУ, 2000. С. 57-71.

213
Н. В. Л АВРЕНТЬЕВА

и не только в Египте17. Встречается и упоминания об отвращении к экскре-


ментам сразу в нескольких списках в изречении РТ 210-11. В «Текстах Сар-
кофагов» также неоднократно встречается этот комплекс нежелательных
состояний: перевернутость – СТ 1, 173, 181, 184, 197, 203, 217, 218; копро-
фагия – СТ 173, 184, 197, 217 (где упоминаются оба мотива). Таким образом,
копрофагия – один из случаев «перевернутости» в мире ином.
Стоит также отметить, что в верхней части наибольшего фрагмента па-
пируса сохранилась часть названия рубрики, написанной красными черни-
лами: «[изречение против переворачивания] в некрополе [и] поедания экс-
крементов…» (... m Xr.t-nTr am Hs.w…). Данное название также напоминает
вышеперечисленные рубрики «Текстов Саркофагов» и «Книги Мертвых».
Эти фрагменты текста, если и не являются прямыми цитатами из «Тек-
стов Саркофагов», то имеют с ними много общего и возможно восходят к
какому-то общему источнику.
Таким образом, несмотря на сильную фрагментированность папируса,
все же удается определить принадлежность текста к корпусу заупокойной
литературы, причем даже уловить смысл написанного заклинания. Оно, оче-
видно, имело для египтян большую значимость и пользовалось популярно-
стью, поскольку этот мотив присутствует во всех корпусах заупокойной ли-
тературы и возникает неоднократно. Здесь затрагивается важнейшие темы
посмертного существования, связанные с сохранением ритуальной чистоты,
правильным осознанием себя в мире ином и получении в нем соответству-
ющего места, а также со снабжением надлежащим пропитанием через
жертвы. Однако на других папирусах с «Текстами Саркофагов» оно не
встречается. Однако этот мотив довольно популярен на саркофагах. Он
встречается на трех группах памятников: из Асьюта, эль-Берше и Фив
(T1L)18.
Форма написания текста, как уже было сказано выше, определяется как
«иератика». Однако очевидно это ее довольно ранний или специфический

17
Толстой Н.И. Переворачивание предметов в славянском погребальном обряде. – Ис-
следования в области балто-славянской духовной культуры. Погребальный обряд. М.,
1990. С. 127.
18
Только в двух случаях сохранились упоминания из других некрополей: из Меира (СТ
217 М22С) и Лишта (СТ 218 L1Li).

214
Р ЕДКИЕ СПИСКИ РЕЛИГИОЗНЫХ ТЕКСТОВ НА ПАПИРУСАХ

вариант: здесь немного лигатур, большинство знаков написано раздельно.


Кроме того, очевидно иератические знаки соседствуют со знаками, которые
больше характерны для курсивной и даже линейной иероглифики. По внеш-
нему виду текст больше всего напоминает надписи из Хатнуба19, это же под-
тверждается и палеографией – в схожести начертания иератических знаков20
(Рис. 8).

Рис. 8. Иератическая надпись 11 дин. из Хатнуба


(по Möller G. Hieratische Paläographie. Bd. I. Tafel III)

Можно предполагать, что формальная схожесть ахмимского (?) текста


с хатнубским свидетельствует о связях этих регионов. Эта связь могла идти
по путям алебастра, доставляемого из хатнубских каменоломен в разные ре-
гионы Египта. Алебастр возили не только на царское строительство – об

19
Anthes R. Die Felseninschriften von Hatnub // UGAÄ 9. Leipzig, 1928; Fraser G.W. 'Hat-
Nub' // PSBA16. 1894. P. 73-82; Shaw I., Nicholson P.T., Rose P.J., Jameson R. Hatnub: Quar-
rying Travertine in Ancient Egypt // Excavation memoir - Egypt Exploration Society (Vol. 88).
London, 2010.
20
Möller G. Hieratische Paläographie. Bd. I. Leipzig 1909. Tafel III.

215
Н. В. Л АВРЕНТЬЕВА

этом прекрасно свидетельствует изображение алебастрового колосса из


гробницы номарха Джхутихотепа в эль-Берше (травертин из Хатнуба).
Рядом с Хатнубом находится Менат –Хуфу – родина царей IV династии
(Снофру и, возможно, Хуфу), существовавший с эпохи Древнего царства.
Если царская фамилия была оттуда родом, то, следовательно, там, по-види-
мому, существовал культ их предков – место должно было быть связано с
царским культом, быть своего рода «филиалом» центральных текстовых
хранилищ с книгами, привезенными или скопированными в столице. От-
сюда они и стали распространяться по соседним территориям, а затем – по
всему Среднему Египту.
Стоит также отметить большое количество «асьютских» (Ликополь)
изречений на всех сохранившихся папирусных списках21. Выстраивается
географически обоснованная линия движения: Менат-Хуфу – Бени-Хасан –
Гермополь – Асьют – Ахмим.
Однако можно увидеть и схожесть по форме написания знаков с прото-
колом судебного разбирательства 6 дин., обнаруженного на Элефантине
(Рис.9)22. Это как раз может говорить в пользу эволюции египетской пись-
менности: формы, которые в конце Древнего царства использовалось в до-
кументообороте, на этапе Переходного периода и начала Среднего царства
стали служить для написания текстов религиозного содержания, что, ко-
нечно, воспринималось как упадок. Однако в Среднем царстве такая форма
воспринимается уже как традиционная, а иератика документооборота про-
должает развиваться и становится еще более скорописной.
Несмотря на то, что точно датировать памятники этого типа (часть ко-
торых могли быть образцами, а часть – погребальными папирусами) пока,
по-видимому, не удается, но необходимость в их публикации и сопоставле-
нии очевидна. Одно только существование подобных папирусов демонстри-
руют нам формы и механизмы трансляции сакральных текстов.

21
Поскольку ном был связан с Анубисом и Упуаутом, неудивительно, что заупокойная
литература в этом некрополе испытывала такой расцвет и служила источником для дру-
гих областей.
22
Op. cit. Tafel II.

216
Р ЕДКИЕ СПИСКИ РЕЛИГИОЗНЫХ ТЕКСТОВ НА ПАПИРУСАХ

Ширина свитков этого типа довольно велика (ок. 36-40 см) и с учетом
рамок и фризов эти тексты переносились на стенки саркофагов почти один
к одному. Возможно, поэтому на них сохраняется и форма написания текста

Рис. 9. Протокол судебного разбирательства 6 дин. (pBerlin 9010,


по Möller G. Hieratische Paläographie. Bd. I. Ta-fel II)

– это могло быть копирование папируса как такового. То есть то, что мы
воспринимаем как «Тексты Саркофагов» есть по сути изображения папи-
русных свитков на стенках саркофагов. Несмотря на то, что большинство из
сохранившихся экземпляров не имеют иллюстраций, два случая (Каир и
Москва) свидетельствуют о том, что такие свитки могли иметь изображения
и стиль этих виньеток совпадает с тем, что мы видим на саркофагах Сред-
него царства.
Могли ли такие свитки помещаться в саркофаг? В пользу идеи о воз-
можности снабжения покойного папирусным свитком уже в начале Сред-
него царства (11 дин.) может свидетельствовать саркофаг Нахта (Хильдес-
хайм, Музей Пелицеуса, № 5999) из Асьюта (Рис. 10). Его крышка разде-
лена тремя деревянными валиками (два по краям и один посередине), на ко-
торые заходит изображение. Создается впечатление, что это свитки папи-
руса, развернутые по крышке саркофага. К сожалению, днище саркофага не

217
Н. В. Л АВРЕНТЬЕВА

сохранилось, но состояние памятника позволяет оценить особенности ком-


позиции на внутренней части крышки, изображающей астрономические
«часы». Возможно, это еще одно свидетельство того, что в погребальный
инвентарь подразумевалось включение текстов, которые писались на па-
пирусе.

Рис. 10. Саркофаг Нахта из Асьюта (Хильдесхайм, Музей Пелицеуса,


инв. № 5999)
Не все тексты, сохранившиеся на этих папирусах, были включены в
корпус «Текстов Саркофагов», притом, что они были тесно связаны с тра-
дицией священных текстов Древнего царства, а некоторые могли быть по-
рождением новой переходной эпохи. Но эти тексты активно использовались
и в Среднем царстве и позднее, и могли влиться в разнообразный материал,
использовавшийся впоследствии для создания «книг иного мира» Нового
царства.
Перед нами встает сложная картина «миграции текстов» и, в частности,
способ их перевода со стен пирамид на стенки саркофагов посредством ко-
пирования их с папируса и на папирусы. Одновременно с этим наблюдается
редакция этих текстов в местных центрах. Сохранившиеся папирусы пред-
ставляют собой, по-видимому, протографы (master-copy) для написания
«Текстов Саркофагов». К сожалению, не все «вариации на тему» уцелели и

218
Р ЕДКИЕ СПИСКИ РЕЛИГИОЗНЫХ ТЕКСТОВ НА ПАПИРУСАХ

были включены в общий корпус, хотя египтяне, очевидно, действовали по


принципу совмещения и наращивания материала, стараясь не упустить ни-
чего, поскольку все написанное, являясь «словом бога» имело исключитель-
ное значение и ценность. А чтобы превратить этот «клубок» текстов в упо-
рядоченную систему, у них было достаточно времени.

Соотношение папирусных списков СТ между собой и с некоторыми


саркофагами.

саркофаги B2L G III G IV G II Sq4C саркофаги

S1C S2C G2T 120-128 120-128


227 227 - B2L, L1Li,
Sq3C
Sq1C S6C 288 288
В3Вo B2L 617 617
937- 937-941
941(все) (до 153k)
942-3 942-3
944 …
945 945
946 …
947,8 947/8 (раз-
ночт)
949 …
950-951 950-951
952-5 …
956- 956-957-59
957-59
960-963 …
964-617 964-617…
985 985 …
388 … 986-987
988- 988-1002
1002
390a-b 1003-1024
390c Sq5Sq, BH3C, 390c 390c 1025 1025
B3L, B9C, S2C, M22C,
K1T, B4C, M2NY,
T1Lb, T1La
1026-1028 Конец
доски
конец

219
Н.В. Лаврентьева (г. Москва)

Тайник мумий и дар Хедива: некоторые замечания к лоту № 6.


К 125-летию открытия «второго тайника» в Дейр эль-Бахри

Вторая половина и конец 19 века – эпоха крупных открытий в области


египтологии. В эти годы свои исследования проводят Джордж Вилкинсон,
Карл Лепсиус, Гастон Масперо, Генрих и Эмиль Бругш, Эжен Лефебюр,
Огюст Мариетт, Флиндерс Питри1. Эта плеяда великих исследователей фак-
тически сформировала тот образ Древнего Египта, который мы видим и в
современных египтологических исследованиях, именно они сделали егип-
тологию наукой. Например, Ф. Питри заложил основу современных мето-
дов послойной датировки археологических памятников с использованием
типологии керамики.
Однако, несмотря на развитие науки в позитивистском ключе, египто-
логия все же не лишилась романтики, что неизменно привлекало общество
к этой древней культуре. Романы Теофиля Готье («Роман мумии», 1858),
Георга Эберса («Дочь фараона», «Уарда», «Император», «Серапис», «Неве-
ста Нила», «Клеопатра», «Арахнея»), написанные в 60-90 гг. 19 в., значи-
тельно увеличили число любителей, «заболевших» египтоманией.
В это время особое распространение получают как эзотерические прак-
тики (столоверчение, медиумы и различные формы общения с духами), так
и практические изыскания поездки в Египет за древностями, среди которых
должны были оказаться не только амулеты и скарабеи, но и более крупные
«редкости» – саркофаги с мумиями («с саркофагом в одной руке и мумией
— в другой»). По возвращении из такого путешествия, среди просвещен-
ного общества вошло в моду устраивать развлечения для тонких ценителей
и знатоков, желающих пощекотать себе нервы, – «вечера распеленывания
мумий». Э.А. По, более известный такими загадочными и «готическими»
рассказами, как «Золотой жук», в 1850 г. опубликовал шутливый рассказ

1
Кагаров Е.Г. Прошлое и настоящее египтологии. От Шампольона к Масперо. 2-е изд.
М., 2011. С. 35-55; Томсинов В.А. Краткая история египтологии. М., 2004. С.182-204.
Т АЙНИК МУМИЙ И ДАР Х ЕДИВА : НЕКОТОРЫЕ ЗАМЕЧАНИЯ К ЛОТУ №6

«Разговор с мумией» («Some Words with a Mummy»), где описывает одну из


таких «вечеринок», где представители высшего общества проводят экспе-
рименты с электричеством на египетской мумии Бестолковео (Allamista-
keo), которого оживляют, облачают в модный фрак и предлагают сигары и
вино, усаживая в кресло перед камином для ведения светской беседы.
Ко времени начала нашей истории большинство музеев, действи-
тельно, постарались обзавестись собранием древнеегипетских редкостей,
среди которых одно из наиболее почетных мест отводилось саркофагам и
мумиям.
Саркофаги – «неб анх», или «владыка жизни», удивительное приспо-
собление, вовсе не «пожирающее плоть», а напротив, сохраняющее и спо-
собствующее возрождению. Наиболее распространенный тип «антропоид-
ного» саркофага появился в Египте не сразу. Первые каменные и деревян-
ные саркофаги Древнего и Среднего царства имели форму дворца как жи-
лища покойного, или святилища Нижнего Египта «пер ну». Только ближе к
концу Среднего царства стали появляться саркофаги или картонажи, повто-
ряющие форму мумии.
«Преднамеренная» мумификация в долине Египта возникла не с пер-
вых династий, однако, еще с додинастических времен дошли т.наз. природ-
ные, или «естественные» мумии – тела людей, высохших в песке и хорошо
сохранившиеся. Однако только с середины Древнего царства у нас появля-
ются свидетельства о мумификации – части мумий, канопы, бинты. Особого
«расцвета» мастерство парасхитов достигает в эпоху нового царства – в
этом можно убедиться, посетив Каирский музей, экспозицию царских му-
мий, обнаруженных в одном тайнике, собранных там египетскими жрецами
от расхитителей гробниц Долины царей.
В 1881 французский египтолог Г. Масперо открыл на западном берегу
Фив, в Дейр эль-Бахри тайник с мумиями некоторых фараонов Нового цар-
ства. Но в тайнике были обнаружены не все мумии известных на тот момент

221
Н. В. Л АВРЕНТЬЕВА

правителей Египта2. Изыскания продолжил Жорж Даресси3 и в 1891 г.


справа от пандуса храма Хатшепсут была найдена скальная гробница4. В ян-
варе 1891 г. Мохамед Ахмед Абд эль-Расул – член знаменитого «археологи-
ческого» курнского семейства сообщил руководителю Службы Древностей
Эжену Гребо о том, что несколько крупных камней, выходящих из слоя
песка в южной части объекта могут быть входом в погребение, тогда туда
была направлена археологическая миссия. При расчистке участка стало
ясно, что под ними скрывается вымостка и заложенное кирпичом отверстие
шахты. 8мью метрами ниже обнаружили одну дверь, еще через 11 метров –
вторую, этот коридор протянулся на 155 метров. Так была открыты «Врата
жрецов» (Баб эль-Гузус), или «второй тайник» в Дейр эль-Бахри. Это кол-
лективное погребение высшего жречества Амона 21 дин. было спрятано от
посторонних глаз, чтобы уберечь его от разграбления в смутные времена. И
такие опасения были неслучайны.
21 династия – начальный этап III Переходного периода, когда у власти
в Фивах стояли престолоблюстители жреческого происхождения, своеоб-
разный «понтификат». После угасания рамессидской династии Египет рас-
падается: он утрачивает последние остатки своих чужеземных владений как
на северо-востоке, так и на юге – ослабевает контроль даже над сильно
египтизированной Нубией. Параллельно с этим происходит массовое про-
никновение ливийцев в Нижний Египет: они селятся там целыми племе-
нами, образуют костяк египетской армии, их вожди все чаще занимают по-
сты номархов и вступают в родственные отношения с местной светской и
духовной знатью. В 1069 г. фиванский верховный жрец Амона Херихор по-
сле смерти последнего представителя XX династии и Нового царства Рам-
сеса XI (1099-1069 до н. э.) делает своего сына Смендеса фараоном в север-
ной царской столице Танисе (XXI династия), а Верхним Египтом правят фи-
ванские жрецы Амона-Ра. 1069-664 до н.э. Третий переходный период

2
Систематические раскопки велись в 1893-98, 1903-08 (Э. Навиль, Швейцария), 1911-31,
с перерывами (Метрополитен-музей, США), 1961-66 (К. Михаловский, Польша). Сейчас
поисками продолжает заниматься польская археологическая миссия.
3
Daressy, G. Les cercueils des prêtres d'Ammon // ASAE 8 (1907), p. 3-38.
4
Daressy G. Les sépultures des prêtres d'Ammon à Deir el-Bahari. Appendice I, Plan et coupe
de la cachette de Deir el-Bahari. Appendice II, Disposition des cercueils dans la cachette //
ASAE 1(1900), р. 141-148.

222
Т АЙНИК МУМИЙ И ДАР Х ЕДИВА : НЕКОТОРЫЕ ЗАМЕЧАНИЯ К ЛОТУ №6

(1069-664 гг. до н.э.) – XXI—XXVI династии – характеризуется слабостью


царской власти и мощью религиозной, происходят ливийские, кушитские
(нубийские, или эфиопские) и ассирийские вторжения. Ок. 1050 до н.э.
Верхний Египет становится теократическим государством, управляемым
фиванскими жрецами.
Ж. Даресси в описании тайника упоминал, что саркофаги с мумиями
занимали пространство на всем протяжении скальной гробницы от входа и
находились в полном беспорядке, несколько саркофагов поставлены попе-
рек, а другие поставлены сверху, так что продвигаться вперед можно было
только ползком. Но далее саркофаги были расположены в два ряда вдоль
стен, оставляя проход свободным. Саркофаги были сориентированы голо-
вой ко входу. Они чередовались без какого-то порядка с ящиками с ушебти,
статуэтками Осириса, в которые были вложены погребальные папирусы, ка-
нопами. На полу были разбросаны остатки приношений, цветы, ушебти, вы-
сыпавшиеся из своих ящиков. Нижние комнаты были настолько перепол-
нены, что археологи с трудом в них проникли.
Даресси, безусловно, сразу осознал важность открытия и сложность
предстоящей работы, а также необходимость обеспечения сохранности об-
наруженных предметов. Он запретил въезд на раскоп, сам не оставлял объ-
ект, ночевал в палатке рядом со входом, контролировал вывоз предметов,
который начался 5 февраля для передачи на попечение Службы древностей
в лице гг. Э. Гребо и У. Буриана.
Дважды в день длинная процессия начинала движение по направлению
к реке, на носилках рабочие выносили саркофаги и другую погребальную
утварь из гробницы. Всего было обнаружено 153 саркофага, 110 ящиков с
ушебти, 77 деревянных раскрашенных статуэток Птах-Сокар-Осириса для
погребальных свитков, 8 деревянных стел, две большие деревянные статуи
богинь (Исида и Нефтис), 16 ящиков для каноп, корзины, опахала, сандалии,
цветочные гирлянды, керамика. Все памятники были внесены в опись, со-
ставленную Даресси.
Саркофаги перевозились в Гизехский музей (1891-1900) на лодках. В
музее некоторые вещи сразу вошли в экспозицию, но большинство было ре-
шено оставить в запасниках.

223
Н. В. Л АВРЕНТЬЕВА

Но на этом приключения и путешествия египетских жрецов Амона не


закончились. Это во многом было связано с местом хранения памятников –
в крыле дворца египетского хедива в Гизе5. В 1894 году правительство в
лице египетского хедива Аббаса Хелми любезно предложило иностранным
державам памятники, происходящие из этих раскопок. Это дар был органи-
зован в шесть партий, по существу равной ценности, каждая из которых со-
стояла из четырех или пяти частей.
Действительно, в ходе раскопок обнаружилось такое количество ве-
щей, что часть было решено оставить в Египте, а часть – подарить, разделив
на лоты, которые разыгрывали между собой представители различных гос-
ударств. Список этих лотов был опубликован Даресси. «Лот № 6», достав-
шийся России, состоял из нескольких саркофагов и ушебти, достигших
Одессы в 1894 г. и позднее (в царствование Николая II6) разошедшихся по
разным музеям России. Русский египтолог О.Д. Берлев, по-видимому, еще
до того, как началась (или в начале) их зав. сектором Востока ГМИИ
С.И. Ходжаш работа над «Каталогом египетских памятников из музеев Рос-
сийской Федерации, Украины, Белоруссии, Кавказа, Средней Азии и При-
балтики» перевел и прокомментировал «Список вещей, подаренных Егип-
том России7. Сопроводительный документ к дару Хедива Египта России».
Список был составлен, по-видимому, Э. Бругшем, и был послан в Россию
русским генеральным консулом в качестве описи предметов, включенных в
«лот №6», отправленный из Каира в Одессу8. О.Д. Берлев не только перевел
этот важный документ, который имеет отличия от списка, опубликованного
Ж. Даресси, но и дал свои интересные комментарии. К сожалению, работа

5
В 1858 году египтолог Огюст Мариетт основал музей в Булаке, где и была выставлена
коллекции. После того, как в 1878 году по причине наводнения многие экспонаты были
повреждены, а часть их украдена, Мариетт выступил с инициативой построить большой
музей для хранения древностей. В 1880 году по приказу Исмаила-Паши экспонаты были
перевезены и до окончания строительства нового музея (1902 г.) оставались в крыле его
дворца в Гизе.
6
Тураев Б.А. Провинциальные собрания египетских древностей // Экскурсионный вест-
ник. СПб., кн. I. – С. 24-33. илл.
7
Выражаю искреннюю благодарность Н.А. Тарасенко, обнаружившему рукопись бер-
левского перевода в Одесском архиве и поделившегося своим открытием.
8
ООГА. Ф.2 оп. I, д. 2022 л. 6.

224
Т АЙНИК МУМИЙ И ДАР Х ЕДИВА : НЕКОТОРЫЕ ЗАМЕЧАНИЯ К ЛОТУ №6

осталась в рукописи и не была опубликована(?)9. О.Д. Берлев сообщает, что


из 54 или 55 предметов на тот момент им были идентифицированы три пред-
мета – два из 4х саркофагов (один двойной, поэтому три памятника): двой-
ной находится в Одессе, один – в Казани10.
В списке Даресси было указано, что еще один саркофаг, подаренный
России, находится в Иркутске. Он принадлежал «певице Амона» даме Иус-
анх (ти) (JE 29787) и охарактеризован как «интересный».
Однако запрос в музеи Иркутска подтвердил, что никакого египетского
саркофага в их собраниях нет и никогда не было. Вполне объяснимо, что из
Одессы до Иркутска саркофаг так и не добрался. Но возможно ли устано-
вить его местонахождение? По-видимому, предметы из дара хедива было
решено распределить по университетским городам, поэтому в списке и воз-
ник Иркутск. Но нигде саркофаг с таким именем обнаружить не удалось,
поскольку он находился совсем рядом и у всех на глазах – в экспозиции
Египетского зала ГМИИ (инв. I, 1а 6800)11. Но поступил он сюда не прямо
из Одессы, сначала он был определен в Московский университет, где хра-
нился в университетском Антропологическом музее. Но в 1923 году храни-
тель египетского собрания ГМИИ В.И. Авдиев составил «Заявление о раз-
решении обмена ряда памятников отела Востока», в том числе одной мумии,
на саркофаг из Музея Антропологии12. Таким образом, саркофаг поступил в
ГМИИ из Антропологического музея в 1932 году. В Антропологический му-
зей он попал еще в 1895 г13.

9
О.Д. Берлев перевел и прокомментировал «Список вещей, подаренных Египтом Рос-
сии. Сопроводительный документ к дару Хедива Египта России» (рукопись), где им рас-
писаны саркофаги, составлявшие «лот №6». Среди них есть и саркофаг с именем Иус-
анх, однако, в этой работе он не связывает его с ГМИИ.
10
Саркофаги Неси-та-уджат-ахет – в Одессе (внешний, передан из Киева) и в Казани
(внутренний), а также саркофаг Неси-Мут (в Одессе).
11
Лаврентьева Н.В. Саркофаг жрицы Амона Иус-анх из собрания Государственного му-
зея изобразительных искусств имени А.С.Пушкина (I.1a.6800) // Петербургские Египто-
логические чтения 2013-2014. Памяти Юрия Яковлевича Перепелкина. К 110-летию со
дня рождения. Доклады. Санкт-Петербург, Изд-во Государственного Эрмитажа, 2015.
С.107-121.
12
ОР ГМИИ Фонд 5, опись XII, дело 18, лист 78. (Записка зав. восточным подотделом
В. Авдиева от 27.07. 32 г.)
13
A Gift from the Khedive // Journal de débats politiques et littéraires. 26/05 1895. P. 2.

225
Н. В. Л АВРЕНТЬЕВА

Мумии и саркофаги III Переходного периода стали своеобразным «по-


лигоном» для разработки и тестирования новых технологий в реставрации
и исследовании древнеегипетских памятников. Это и 3d съемка, и сканиро-
вание – компьютерная томография (СТ Scan) мумий приобрело теперь не
меньшую популярность, чем их распеленывание в 19 веке. Однако неинва-
зивные методы исследования не разрушают целостность памятника, но
дают значительно больше информации. Мы узнаем много, но здесь возни-
кает не меньше этических вопросов – правильно ли, что иногда единствен-
ное, что мы узнаем о человеке, исследуя его тело, это то, чем и как он болел
и как он был мумифицирован. Иногда исследования приводят к самым
неожиданным результатам – части мумии могут не иметь к ней отношения,
быть одновременными или позднейшими восстановлениями, и это касается
не только украшений или мелких частей вроде зубов, но и рук и ног.
Кроме мумий компьютерной томографии подвергаются также и сарко-
фаги. Конечно, наиболее простым исследованием является рентгенографи-
ческое исследование, используют также и съемку в инфракрасных лучах,
берут пробы дерева, красок и грунтовки. Но сканирование постепенно также
занимает лидирующие позиции. Это позволяет не только увидеть, как и из
каких досок собран саркофаг, но и заглянуть под красочный слой. Это поз-
воляет понять, первое ли покрытие находится у нас перед глазами, по-
скольку саркофаги очень часто переиспользовались – первичный декор за-
писывался, иногда заменялись рельефные детали саркофага. Технологии
стремятся вперед, но в погоне за ними египтология старается не утрачивать
и свои традиционные аналитические методы.
В ГМИИ имеются и другие памятники, связанные с этой эпохой и, воз-
можно, происходящие, если не напрямую из этого тайника, то из этого ре-
гиона.
Это, в первую очередь, фаянсовые ушебти жрецов Амона-Ра. Некото-
рые имена, очевидно, связаны со «вторым тайником». Памятники происхо-
дят из разных собраний – Голенищева, Солдатёнкова, Прахова, Живаго,
Гинзбурга:
6822 – Певица Амона Шедет-Мут (колл. Солдатёнкова, муз. Народове-
дения, в ГМИИ с 1933);

226
Т АЙНИК МУМИЙ И ДАР Х ЕДИВА : НЕКОТОРЫЕ ЗАМЕЧАНИЯ К ЛОТУ №6

6508 – Гаут-Сешен (из Учебного отдела Политехнического музея, в


ГМИИ с 1930 г.);
7419 – Исет-эм-ахбит (колл. Живаго, в ГМИИ с 1940 г.).
Всего в ГМИИ находится ок. 70 ушебти этого времени.
Из собрания Голенищева происходит бронзовая статуэтка сфинкса од-
ного из правителей 21-23 дин., ни имя внизу слишком стерто, чтобы его про-
читать.
В музее также хранятся деревянные статуэтки Птах-Сокар-Осириса,
которые использовались в качестве вместилища для папирусных свитков
погребального назначения.
Из коллекции В.С. Голенищева происходят 8 свитков с фрагментами
«Книги Ам-Дуат» – памятники опубликованы, их датировка уточнена.
Проект «Ватиканская конференция по саркофагам» (“Vatican Coffin
Conference”) в 2013 году стал первым международным проектом такого
рода, включавшим исследования технологий изготовления саркофагов,
уточнение их датировок, выработки методов реставрации, конференции для
обмена мнений между историками, археологами, хранителями реставрато-
рами. Конференцию также дополняла выставка партнеров проекта – Рейкс-
музея в Амстердаме.
Параллельно с этим возник проект, целью которого стало исследование
и аккумулирования информации о памятниках из «второго тайника», нахо-
дящиеся в различных музейных собраниях, поэтому он был назван «Врата
жрецов» (“Gates of Priests”).

227
И.А. Ладынин (г. Москва)

Обозначения сатрапа Птолемея в египетских


иероглифических текстах∗

Время правления Птолемея в Египте в качестве его сатрапа (323–


305/4 гг. до н.э.)1 фактически составляет бóльшую часть периода формаль-
ного царствования в этой стране дома Аргеадов и при этом достаточно не-
однородно в плане как объема реальной власти Птолемея, так, в определен-
ной мере, и ее оформления. На первом этапе (вплоть до похода против Пто-
лемея регента державы Аргеадов Пердикки, окончившегося гибелью по-
следнего ок. 320 г. до н.э.) Птолемей формально не отличался от остальных
наместников земель, вошедших в состав мировой державы, хотя, судя по
всему, уже тогда видел свою цель в обособлении своих владений (доста-
точно упомянуть в этой связи «монополизацию» им преемственности от
Александра, выразившуюся в похищении и перевозе в Египет его тела2). В
первой половине 310-х гг. до н.э., со смертью Пердикки и перемещением
царей и новых регентов державы в Европу, самостоятельность Птолемея
увеличилась, но то же самое можно было сказать и обо всех наместниках
восточных земель. В период Третьей войны диадохов (315–311 гг. до н.э.)
Птолемей и его союзники, выступившие против Антигона, внятно обозна-
чили цель достижения в своих владениях полной политической самостоя-
тельности. Можно сказать, что этого добились те из них, кто стал участни-
ком мирного соглашения, завершившего эту войну осенью 311 г. до н.э.; и


Статья публикуется в рамках проекта РГНФ № 15-01-00431 «Эпоха эллинизма и ее пра-
вители в зеркале традиционных мировоззрений народов Ближнего Востока (на примере
Египта и Месопотамии)».
1
См. в целом характеристику политической истории данного периода (с отсылками к
литературе по частным вопросам): Hölbl G. A History of the Ptolemaic Empire. L.; N.Y.,
2001. P. 12—20; Huss W. Ägypten in der hellenistischer Zeit, 332–30 v. Chr. München, 2001.
S. 97–192.
2
Erskine A. Life after Death: Alexandria and the Body of Alexander // G&R. 2002. Vol. 49.
P. 163–179.
О БОЗНАЧЕНИЯ САТРАПА П ТОЛЕМЕЯ В ИЕРОГЛИФИЧЕСКИХ ТЕКСТАХ

на некоторое время формально еще существовавшая держава Аргеадов пре-


вратилась в непрочную и по-прежнему раздираемую конфликтами конфе-
дерацию владений этих военачальников, получивших внутри них неограни-
ченную пожизненную власть. Закономерно, что как раз на этом этапе статус
правителей-военачальников приобрел новую реплику в важнейшей из фор-
мул документального протокола – в датировках: в грекоязычном папирусе
из Элефантины мы видим двойную датировку македонским месяцем дием
7-го годом царствования Александра (IV), сына Александра Великого и Рок-
саны, и 14-м года сатрапии Птолемея (pEleph. 1, ll. 1–2: Ἀλεξάνδρου τοῦ
Ἀλεξάνδρου βασιλεύοντος ἔτει ἑβδόμωι, Πτολεμαίου σατραπεύοντος ἔτει
τεσαρεσκαιδεκάτωι μηνὸς Δίου3); а вавилонская «Хроника диадохов» гово-
рит, что аналогичная система датировок была введена тогда же в Месопота-
мии для клинописных документов Селевком (правда, оставшимся за бортом
соглашения 311 г. до н.э.)4.
Существенно, однако, что личная власть правителей-военачальников
не была тождественна царскому статусу, который они приняли, как из-
вестно, лишь в «год царей» (строго говоря, в течение нескольких лет с 306
по 303/2 гг. до н.э.). По крайней мере, на начальном этапе существования
этого режима их власть осуществлялась от имени признанного главой всей
эллинистической ойкумены царя Аргеада – Александра (IV): в египетских
документах летосчисление по годам его царствования сохранялось вплоть
до формального принятия Птолемеем царского статуса около 305/4 г. до

3
Э. Гржибек соотносит эту датировку с 17 июля–15 августа 310 г. до н.э. (Grzybeck E. Du
calendrier macédonien au calendrier ptolémaique: problèmes de chronologie hellénistique. Ba-
sel, 1990 (Schweizerische Beiträge zur Altertumswissenschaft, 20). P. 182 (Tab. II)).
4
Grayson A.K. Assyrian and Babylonian Chronicles. Locust Valley (N.Y.), 1975). P. 25, 115–
119 (мы пользуемся этим текстом в транслитерации и переводе Б. ван дер Cпека, разме-
щенном на ресурсе: http://www.livius.org/cg-cm/chronicles/bchp-diadochi/diado-
chi_01.html). «Год 7 Антигона военачальника… … [Месяц 1, Селе]вк сказал следующее:
“Год 7 Антиг[она военачальника как год 6 Александра, сына Александра ] и Селевка
военачальника вы будете считать”» (Verso, сткк. n'-4': [MU 7.KAM mAn-ti-gu-nu-su

GAL.ERÍN.MEŠ .. .. .. .. .. .. .. .. .. .. .. .. .. .. .. .. .. .. .. .. ..] [.. .. .. .. .. ..] x x [.. .. .. .. .. .. .. .. .. ..
.. .. .. .. .. .. .. .. .. .. ..] [BAL.RI dUTU.U]D./DU\.A u BAL.RI dUTU.ŠU /šá\ BAR? [.. .. .. .. .. ..
.. .. .. .. .. .. .. .. .. .. .. .. ..] [mSi-lu-uk]-ku iq-bi um-ma MU 7.KAM mAn-ti-g[u-nu-sulú
GAL.ERÍN.MEŠ MU 6.KAM mA-lik-sa-an-dar A-šú šá] /KI.MIN u\ mSi-lu-uk-kulúGAL

ERÍN.MEŠ ŠID.MEŠ ITI S[IG4 .. .. .. .. .. .. .. .. .. .. .. .. .. .. ..]).

229
И. А. Л АДЫНИН

н.э.5, т.е. даже после убийства сына Роксаны около 309 г. до н.э.6
В Египте оформление нового властного статуса сатрапа Птолемея было
явно воспринято в тесной связи с его победой в союзе с Селевком над сыном
Антигона Деметрием в битве при Газе в конце 312 г. до н.э.: как показывает
иероглифическая «Стела сатрапа», исход этого сражения был представлена
как большой триумф Птолемея (Urk. II. 15.2–10), даже несмотря на его по-
следующее отступление из Восточного Средиземноморья; а во внутренней
жизни Египта с ней совместилось такое знаковое событие, как перенесение
столицы страны в Александрию (id. 14.13–16)7. Неудивительно, что именно
312/311 г. до н.э. был оценен как начало в истории Египта некоей новой
эпохи, якобы даже ознаменованное очередным явлением феникса8.
На наш взгляд, не слишком удивительно, что уже на этапе 312–311 гг.
до н.э. новый властный статус Птолемея получает подробное отражение в
египетском памятнике, а именно в уже упомянутой «Стеле сатрапа»
(CМ 22182)9. Данный памятник датирован первым месяцем ахет Года 7
формального царствования в Египте Александра (IV) (Urk. II. 12.12–13.2:
HAt-sp 7-t tpy Axt xr Hm n [следует полная египетская царская титулатура
Александра (IV)] zA Ra Irwkzidrz anx Dt....), т.е. ноябрем-декабрем 311 г. до

5
Pestman P.W. Chronologie égyptienne d’après les textes démotiques (332 av. J.-C. – 453 ap.
J.-C.). Leiden, 1967. (Papyrologia lugduno-batava; 15). P. 13.
6
Hammond N.G.L., Walbank G.T. A History of Macedonia. Vol. 3: 336–167 B.C. Oxford,
1988. P. 164–167
7
См. подробно нашу позицию по вопросам отождествления событий, описанных в исто-
рической части «Стелы сатрапа», и их точной датировки: Ладынин И.А. «Рубеж Ир-мер-
а/Мер-мер-а»: еще раз об исторической интерпретации сообщения стк. 6 «Стелы са-
трапа» // ΠΕΝΤΗΚΟΝΤΑΕΤΙΑ: Исследования по античной истории и культуре. Сборник,
посвященный юбилею И.Е. Сурикова. СПб., 2016. С. 282, 295—296.
8
«Манилий также сообщает что период великого года совпадает с жизнью этой птицы…
и что год в этом периоде был 215-й, как сообщено им, в консульство Публия Лициния и
Гнея Корнелия (97 г. до н.э.) …» (Plin. Mai. Hist. nat. X.2: …cum huius alitis vita magni
conversionem anni fieri prodit idem Manilius… et fuisse eius conversionis annum prodente se
P. Licinio Cn. Cornelio coss. ccxv; Broek R. van den. The Myth of the Phoenix, According to
Classical and Early Christian Traditions. Leiden, 1972. (Études préliminaires aux religions
orientales dans l’Empire romain ; 24). P. 68—69 etc.). Мы благодарны К.В. Кузьмину, об-
ратившему наше внимание на это сообщение.
9
См. о данном памятнике в целом: Schäfer D. Makedonische Pharaonen und Hieroglyphi-
sche Stelen: Historische Untersuchungen zur Satrapenstele und verwandten Denkmälern. Leu-
ven, 2011 (Studia hellenistica; 50).

230
О БОЗНАЧЕНИЯ САТРАПА П ТОЛЕМЕЯ В ИЕРОГЛИФИЧЕСКИХ ТЕКСТАХ

н.э.10: очевидно, что он и был создан на протяжении данного календарного


года, уже после заключения мирного договора диадохов осенью 311 г. до
н.э., и его текст отражает восприятие власти сатрапа Птолемея в данной си-
туации. Формально данный памятник не является царским: собственно го-
воря, при малолетнем сыне Роксаны, находившемся, как и все Аргеады, за
пределами Египта, царский памятник в точном смысле слова не мог по-
явиться. Вместе с тем, назначение «Стелы…» состояло в том, чтобы зафик-
сировать закрепление Птолемеем угодья под названием «Земля Уаджит» за
храмами Буто: соответственно, инициатива возведения этого памятника
явно принадлежала жречеству, еще в домакедонское время систематически
генерировавшему мотивы официальной идеологии и принимавшему на себя
функцию оценки в ее категориях царской деятельности11. При этом, коль
скоро само фиксируемое действие Птолемея носило характер благодеяния
храмам, текст «Стелы…» не мог не быть предельно лояльным к нему и явно
вобрал в себя многие мотивы официальной пропаганды данного времени. В
таком случае достаточно закономерно, что статус Птолемея как полновласт-
ного правителя Египта получил наиболее подробное осмысление именно в
тексте «Стелы сатрапа»; а естественным образцом для него с точки зрения
формы должны были стать более ранние царские тексты12.
Помимо «Стелы сатрапа», упоминания Птолемея как полновластного
правителя нецарского статуса присутствуют, по-видимому, в нескольких
частных биографических текстах: в «Большой биографической надписи»
раннеэллинистической гробницы жреца Петосириса в Туна эль-Гебель близ
Гермополя13, в надписи на статуе т.н. «мемфисского анонима» (Египетское

10
См. о соответствиях для данного периода дат египетского календаря: Beckerath J. von.
Chronologie des pharaonischen Ägypten. Mainz, 1997. (Münchner ägyptologische Studien;
46). S. 198—199.
11
Ладынин И.А. Сведения Псевдо-Аристотелевой «Экономики» о Клеомене из Навкра-
тиса и топосы древнеегипетской пропаганды // ВДИ. 2013. № 2. С. 26—28.
12
К их числу из текстов IV в. до н.э. может быть причислена «Стела Навкратиса»
(Erman A., Wilcken U. Die Naukratisstele // ZÄS. 1900. Bd. 38. S. 127–135; Brunner H. Hie-
roglyphische Chrestomatie. Wiesbaden, 19922. Taf. 25–26; перевод: Lichtheim M. Ancient
Egyptian Literature. Vol. III: The Late Period. Berkeley (Ca.), 1980. P. 86–89): определенное
сходство ее текста со «Стелой сатрапа» проявляется, в частности, в том, что он тоже
распадается на две части – восхваление Нектанеба I и изложение его конкретного реше-
ния, связанного с податями, собираемыми в Навкратисе.
13
Lefebvre G. Le tombeau de Petosiris. Le Caire, 1923–1924. T. I–III.; Gorre J. Les relations

231
И. А. Л АДЫНИН

и Восточное собрания Музея искусства и истории в Вене, 20)14 и в надписи


на статуе т.н. «анонима из Баклии» (Национальный музей Карфагена, Тунис,
883.1)15. В отличие от «Стелы сатрапа», эти памятники не несут на себе точ-
ной датировки, однако очевидно, что их владельцы были современниками
сатрапии Птолемея. Как считается, гробница Петосириса может датиро-
ваться рубежом IV и III вв. до н.э., т.е. временем, когда Птолемей уже при-
нял царский статус16: в принципе, нет оснований исключить отнесение к его
царствованию и двух статуй «анонимов», которые по стилистическим кри-
териям и палеографии их текстов принадлежат к началу эллинизма; однако,
так или иначе, все эти три памятника не содержат свидетельств признания
царского статуса Птолемея их владельцами. Вместе с тем, характер их тек-
стов скорее побуждает думать, что они могут отражать статус Птолемея как
полновластного правителя уже после его формализации мирным договором
311 г. до н.э.
Наиболее широкий спектр обозначений Птолемея в данном качестве
обнаруживается в «Стеле сатрапа». Уже первая повествовательная фраза ее
текста, следующая за датировкой, звучит следующим образом: «(Когда был)
он (Александр IV – И.Л.) царем в Обеих Землях (и) чужеземных странах,
(когда было) величество его в Азии17, тогда был вождь великий в Египте,

du clergé égyptien et des Lagides d’après les sources privées. Leuven, 2009 (Studia hellenistica,
45). P. 176–193.
14
Rogge E. Kunsthistorisches Museum, Wien. Ägyptisch-Orientalische Sammlung. Lieferung
9: Statuen der Spätzeit. Mainz, 1992. S. 145-152; см. также: Derchain Ph. Les impondérables
de l’hellénisation: littérature d’hiérogrammates. Turnhout, 2000 (Monographies reine Elisa-
beth; 7). P. 18–19; Gorre. Op. cit. P. 216–219.
15
Drioton É. Un torse égyptien du Musée Lavigerie // Cahiers de Byrsa. 1960–1961. T. 9. P.
17–24, pl. I–IV; Zivie A. Hermopolis et le nome de l’Ibis: Recherche sur la province du Dieu
Thot en Basse Égypte. I: Introduction et inventaire chronologique des sources (Bibliothèque
d’études, 66/1). Le Caire, 1975. P. 149–150; Ладынин И.А. Иероглифическая надпись на
статуе «анонима из Баклии» (Национальный музей Карфагена, Тунис, № 883.1) и статус
сатрапа Египта Птолемея в 300-е гг. до н.э. // Вестник Новосибирского государственного
университета. Серия: История, филология. 2014. Т. 13, вып. 4: Востоковедение. С. 12–18.
16
Nakaten S. Petosiris // LÄ. Bd. IV. 1982. S. 995–997.
17
В данном случае речь идет о его пребывании в Македонии, в плену у Кассандра; Ма-
кедония обозначена с помощью данного термина как часть межрегиональной державы
Аргеадов, в соответствии с традицией обозначения таких держав в египетских текстах с
середины I тыс. до н.э.: Ладынин И.А. Обозначение %tt в «Стеле сатрапа» (Urk. II.13.4): к
восприятию мировой державы Аргеадов на Востоке // ВДИ. 2002. № 2. С. 3–19; La-
dynin I.A. The Near Eastern Empires of the First Millennium B.C. in Terms of Ancient Egyptian

232
О БОЗНАЧЕНИЯ САТРАПА П ТОЛЕМЕЯ В ИЕРОГЛИФИЧЕСКИХ ТЕКСТАХ

Птолемей имя его» (стк. 2, Urk. II. 13.3–5: iw.f m nsw m tAwy xAswt iw Hm.f m-
xnt %tt iw wn wr aA m BAot Ptrwmys rn.f). Использованное в данном случае
обозначение Птолемея повторяется еще раз в начале второй части текста
«Стелы…», где речь идет о его знакомстве с историей земельного угодья
«Земля Уаджит» и о его закреплении за храмами Буто: «Искал вождь этот
великий (букв. “был вождь этот великий на искании”) полезного для богов
Юга (и) Севера» (стк. 7, id. 16. 5: wn wr pn aA Hr HH Ax n nTrw ^mAw MHw).
Далее это же обозначение в соположении с иероглифической транскрип-
цией слова «сатрап» повторяется в тексте «Стелы…» еще раз, когда в ней
как бы воспроизводится диктовка Птолемеем его решения относительно
«Земли Уаджит»: «Сказал вождь этот великий: “Дайте же, чтобы был сделан
указ в записи Месту писания писцов царских учета, в следующих словах
(букв. “в сказанном”): Птолемей, сатрап… (следует текст указа Птолемея)”»
(стк. 13, id. 19.3–7: Dd.n wr pn aA iw imi ir.tw wDt m sS r st nt sS n sS-nsw nt Hsb
m Dd Pdrwmys p(A) xSdrpn…). Наконец, обозначение Птолемея как «вождя»
в сочетании с еще одним титулом – «властитель» (HoA) – появляется в конце
текста «Стелы…», после завершения текста указа Птолемея18: «Все целиком
(букв. “в протяжение (его)”), принесенное царем Верхнего и Нижнего
Египта Сенентененом Сетепенптахом, сыном Ра Хаббашем, живущим
вечно, для богов Пе-Деп, повторил вождь этот, властитель великий Египта
Птолемей, приношения для богов Пе-Деп, навечно. Воздаяние этому, сде-
ланное для него: даны ему доблесть (и) мощь в качестве обаяния сердца, для
страха его по чужеземным странам целиком» (сткк. 16–18, id. 21.1–9: nn r Aw
Hno.n s(t) nsw-bity nb tAwy %nn-&nn %tp-n-PtH zA Ra #AbASA anx Dt n nTrw P-_p
whm wr pn HoA aA n Kmt Ptdrwmyz Hnow n nTrw P-_p Dt isw n nn ir n.f di n.f on(t)
nxt m nDm-ib r snD.f m-xt xAswt mi od.zn).

Texts: The Name Stt/Stt // Scripta antiqua: Вопросы древней истории, филологии, искусства
и материальной культуры. Т. I. М., 2011. С. 128–153.
18
На наш взгляд, велики основания считать, что цитируемый в «Стеле сатрапа» текст
указа завершается словом «…навечно» в стк. 16 (Dt; Urk. II. 20.16): следующие за этим
фразы, в которых Птолемей именуется не транскрипцией титула «сатрап», а египетскими
обозначениями, и речь о нем идет в 3-ем лице, должны представлять собой оценку его
действий, исходящую от составителей текста «Стелы…». Заведомо не должны отно-
ситься к тексту указа Птолемея завершающие фразы «Стелы», содержащие сугубо еги-
петские по своей специфике проклятия тем, кто осмелится нарушить ее установления
(стк. 18, id. 21.10—22.1).

233
И. А. Л АДЫНИН

Прежде чем перейти к анализу конкретных терминов власти, использо-


ванных в «Стеле сатрапа» применительно к Птолемею, стоит отметить, что
на сравнительно большой текст их в принципе не так уж много. Понятно,
что в царских текстах, которые мы уже назвали естественным образцом для
«Стелы сатрапа», сколько-нибудь полные именования царей тоже относи-
тельно редки, а наиболее частотным их обозначением является термин «Ве-
личество» (Hm): будучи по своей функции в речи сплошь и рядом полным
аналогом личного местоимения 3-го лица, он вместе с тем содержит в себе
указание на сакральность, присущую личности царя19. Как мы уже сказали,
в ситуации 311 г. до н.э. признание за Птолемеем царского статуса и, соот-
ветственно, сакральности в египетских представлениях исключалось; уни-
кальность же его статуса скорее должна была бы побуждать к тому, чтобы
оговаривать его, повторяя соответствующие ему обозначения «в среднем»
чаще, чем полное обозначение царя в обычном царском тексте. Вместе с тем
«Стела сатрапа» присваивает Птолемею ряд качеств и функций, которые в
норме подобали бы легитимному сакральному царю20; соответственно,
«незлоупотребление» его полными обозначениями в тексте «Стелы…», све-
дение упоминаний о нем к личному местоимению как таковому может быть
способом указать, что фактический статус сатрапа Птолемея, присущий в
силу сложившихся обстоятельств ему лично, оказывается в известном
смысле выше, чем присвоенное ему формально полновластие без царского
статуса.
Из приведенных фрагментов текста «Стелы сатрапа» очевидно, что
главным для ее составителей обозначением Птолемея было словосочетание
wr aA (букв. «вождь, вождь великий») с разными уточняющими добавлени-
ями. Основа этого термина – слово wr, издавна обозначавшее чужеземных
правителей стран и народов, более примитивных, чем Египет, и не равных
ему (Wb. I. 329.16): будучи субстантивом от прилагательного со значением
«большой, многочисленный, старший» (id. 326–327), оно тем самым имеет

19
Берлев О.Д. Трудовое население Египта в эпоху Среднего царства. М., 1972. С. 33–42.
20
Ладынин И.А. «Царь на пути бога»: О принципах оценки деятельности царя в египет-
ской идеологии IV–III вв. до н.э. // Петербургские египтологические чтения 2009-2010:
памяти С.И. Ходжаш. Памяти А.С. Четверухина. Доклады. СПб., 2011 (Труды Государ-
ственного Эрмитажа; 55). С. 152, 155–156.

234
О БОЗНАЧЕНИЯ САТРАПА П ТОЛЕМЕЯ В ИЕРОГЛИФИЧЕСКИХ ТЕКСТАХ

точную семантику «старейшина, вождь по старшинству». Словосочетание


wr aA в эпоху Нового царства обозначает хеттских царей (id. 20; Wb. Belegst.
I. 57; см. египетско-хеттский договор 1270 г. до н.э.: KRI II. 226–232)21, в
первой половине – середине I тыс. до н.э. – военных правителей ливийского
происхождения (Wb. I. 329.19), в т.ч. в составе обозначений wr aA n M[SwS] и
wr aA n Rbw22. Однако наиболее существенные аналогии термину, употреб-
ленному в «Стеле сатрапа», мы обнаруживаем в текстах ахеменидского вре-
мени. Они появляются уже в автобиографической надписи современника
начала первого персидского владычества, знаменитого Уджахорреснета:
так, завоевание страны Камбисом описывается в этом тексте следующим
образом: «Вступил (букв. “прихождение это, сделанное…”) вождь великий
владыки чужеземной страны всякой Камбис к Египту, (причем) чужеземцы
чужеземной страны всякой были вместе с ним. Овладел он страной этой це-
ликом; сделали они местопребывание свое там. Стал он правителем великим
Египта, вождем великим чужеземной страны всякой» (стлбб. 11–12: iy pw
ir.n wr aA n nb n xAst nb KmbiTt r Kmt is xAst(yw) nw xAst nb Hna.f HoA.n.f tA pn r
Awt.f ir.zn snDm.zn im wn.f m HoA aA n Kmt wr aA n xAst nb)23. Рассказ же о своем
возвращении в Египет после пребывания в Иране Уджахорреснет начинает
с упоминания о соответствующем приказе Дария I: «Приказал мне Величе-
ство царя Верхнего и Нижнего Египта Дария, живущего вечно, (чтобы) вер-
нулся я в Египет, (когда) Величество его (было) в Эламе, (когда был) он в
качестве вождя великого чужеземной страны всякой (и) властителя вели-
кого Египта» (стлб. 43: iw wd.n Hm n nsw-bity NdrwiwT anx Dt iy.i r Kmt is Hm.f
m armi is sw m wr aA n xAst nb hoA aA n Kmt)24. В дальнейшем, в текстах Дария I,
именно термин wr используется при передаче средствами египетского языка
знаменитого ахеменидского титула «царь царей» (pA wr n nA wrw25).

21
Drioton. Un torse égyptien du Musée Lavigerie. P. 18.
22
Jansen-Winkeln K. Die Fremdherrschaften in Ägypten im 1. Jahrtausend v. Chr. // Orientalia.
2000. Bd. 69. S. 7–8.
23
Posener G. La première domination perse en Égypte. Le Caire, 1936 (Bibliothèque d’étude;
11). P. 6.
24
Posener. Op. cit. P. 21.
25
Blöbaum A.I. “Denn ich bin ein König, der Maat liebt”: Herrscherlegitimation im spätzeitli-
chen Ägypten. Aachen, 2006. (Aegyptiaca Monasteriensia; 4). S. 60 (с отсылками к источни-
кам).

235
И. А. Л АДЫНИН

Вместе с тем как персидские цари в надписи Уджахорреснета, так и


Птолемей в «Стеле сатрапа», наряду с термином wr и, как мы видели, в пря-
мом соположении с ним, именуются также и термином HoA («властитель»).
Данный термин является субстантивированным причастием глагола со зна-
чением «властвовать» (Wb. III. 170; в надписи Уджахорреснета именно он
описывает установление Камбисом власти над Египтом); а спектр его воз-
можных употреблений шире, чем у термина wr, – он обозначает власть бо-
гов, египетских сакральных царей и царей чужеземных стран, полномочия
номархов, входит как составная часть в титулы чиновников (id. 171). Оче-
видным образом, этот термин обозначает различные разновидности факти-
ческой власти, при этом не акцентируя специально ее сакральность, когда
употребляется по отношению к богам и египетским царям, и ее «примитив-
ный» характер, - когда обозначает чужеземных правителей. Примечательно,
что употребление этого термина в последнем смысле, по наблюдениям ис-
следователя египетской терминологии международных отношений Д. Лор-
тона, резко сокращается в эпоху XVIII династии: даже чужеземных прави-
телей высшего ранга – царей Митанни, Вавилона, Хеттского царства, Асси-
рии – египтяне явно предпочитают именовать pA wr (со свойственным уже
новоегипетскому языку артиклем), а не HoA26 (в этом смысле именование, в
частности, хеттских царей термином wr aA представляет собой способ вы-
страивания иерархии в мире неегипетских правителей). Кроме того, в опре-
деленных контекстах термин wr может обозначать вассала более значимого
правителя, именуемого HoA27. Соответственно, конструирование египет-
ского соответствия ахеменидскому титулу «царь царей» в форме pA wr n nA
wrw представляет собой достаточно полное перенесение на реалии I тыс. до
н.э. новоегипетского словоупотребления термина wr (вплоть до последова-

26
Lorton D. The Juridical Terminology of International Relations in Egyptian Texts through
Dynasty XVIII. Baltimore; L., 1974. (The Johns Hopkins Near Eastern Studies). P. 62, 64–65.
Невольно думается, что, оказавшись с началом эпохи Нового царства перед необходи-
мостью выстраивать отношения с великими переднеазиатскими державами, сопостави-
мыми с Египтом по своему потенциалу, египтяне попытались скомпенсировать ощуще-
ние утраты своей исключительности употреблением по отношению к их правителям бо-
лее уничижительного из двух в принципе возможных терминов.
27
Lorton. Op. cit. P. 61.

236
О БОЗНАЧЕНИЯ САТРАПА П ТОЛЕМЕЯ В ИЕРОГЛИФИЧЕСКИХ ТЕКСТАХ

тельного воспроизведения в нем артиклей, что, впрочем, должно было соот-


ветствовать и языковой норме I тыс. до н.э.).
Как кажется, в употреблении терминов wr и HoA в надписи Уджахоррес-
нета проявляются две закономерности. Во-первых, весьма очевидным обра-
зом первый из них употребляется для описания власти персидских царей
над «чужеземными странами», а второй – над Египтом; при этом само их
употребление обособлено от констатации сакрального статуса правителя
(так, в пассаже о Дарии мы видим сначала его титулатуру как сакрального
царя, а затем, причем в определенном отрыве от нее, указание, что он был
«вождем великим» «чужеземных стран» и «властителем великим» Египта).
Во-вторых, статус Камбиса при появлении в Египте описывается только
обозначением «вождь великий владыки чужеземной страны всякой»; далее
констатируется, что он «овладел» Египтом, и тогда, помимо своего исход-
ного статуса, он приобретает и статус «правителя великого Египта»
(стлб. 12; см. цитату выше). Характерно, что, хотя употребление этого обо-
значения, как мы сказали, обособлено от утверждения сакральности прави-
теля, оно все же не независимо от ее наличия: в следующей же за провозгла-
шением Камбиса «правителем великим Египта» фразе он именуется терми-
ном «Величество», прямо указывающим на его сакральность (стлб. 12: wD
n.i Hm.f iAwt wr swnw – «Дал (букв. “приказал”) мне Величество его сан стар-
шего (среди) врачей…»)28. Хорошо известно, что, в египетских представле-
ниях, царская сакральность не может быть приобретена – она прирожденна
и выявляется в момент воцарения29: по сути дела, с довольно подробным
описанием этого мы и сталкиваемся в данном пассаже надписи Уджахор-
реснета, причем свершение Камбиса, которое позволяет выявить в нем это
качество, – это и есть установление им фактической власти над Египтом.

28
Posener. Op. cit. P. 6.
29
Berlev O.D. The Eleventh Dynasty in the Dynastic History of Egypt // Studies presented to
H.J. Polotsky / D.W. Young (eds.). Beacon Hill (Mass.), 1981. P. 362–363. О термине inpw,
обозначавшем царя Египта как носителя «латентной», еще не явленной сакральности до
его вступления на престол см.: Berlev O., Hodjash. S. Catalogue of the Monuments of An-
cient Egypt. From the Museums of the Russian Federation, Ukraine, Bielorussia, Caucasus,
Middle Asia and the Baltic States. Friburg; Göttingen, 1998 (Orbis Biblicus et Orientalis. Series
Archaeologica; 17). P. 10.

237
И. А. Л АДЫНИН

Похоже, что в «Стеле сатрапа» мы видим, по сути дела, нечто анало-


гичное. В первом упоминании о Птолемее он, как мы помним, обозначен
словосочетанием «вождь великий в Египте» (Urk. II. 13.5: wr aA m BAot): по-
нятно, что реально власть Птолемея осуществлялась на территории Египта
и сравнительно немногих на данном этапе внешних владений; однако дан-
ная формулировка, похоже, оттеняет ее исходный неегипетский характер
уточнением, что речь идет о «великом вожде» не Египта, а «в Египте»30 (то
есть власть, приобретенная данным правителям вне Египта и по чужим для
него нормам, осуществляется на его территории). Далее то же самое обозна-
чение повторяется применительно к Птолемею дважды (id. 16.5: wr pn aA;
19.3: wr pn aA), а обозначение «властитель великий Египта» появляется в па-
раллели с ним (id. 21.4: wr pn HoA aA n Kmt) только во фразе, оценивающей
закрепление Птолемеем угодья «Земля Уаджит» за храмами Буто. При этом
принципиально важен следующий момент: согласно этой же оценке, исхо-
дящей от составителей текста «Стелы…» (см. наше прим. 18), воздаяние
Птолемею за его благодеяние храмам Буто будет состоять в даровании ему
(без сомнения, богами) «доблести (и) мощи в качестве обаяния сердца, для
страха его по чужеземным странам целиком». Иными словами, не меняя
своего нецарского статуса, Птолемей якобы приобретает при этом способ-
ность внушать своим врагам на поле боя парализующий их иррациональный
страх, которая, по египетским представлениям, принадлежит только леги-
тимным сакральным царям31. Примечательна и сама возможность «отщеп-
ления» этого качества, согласно концепции «Стелы…», от полного царского

30
Чисто спекулятивно можно было бы допустить, что знак GG(SL) Aa15 ( ; F589, в
индексации «Каталога Монпелье»: Valeurs phonétiques des signes hiéroglyphiques
d’époque gréco-romaine / Fr. Daumas et al. T. 1. Montpellier, 1988. P. 283), употребленный
в написании данного словосочетания, имеет, в соответствии с вариативностью его чте-
ния в эллинистическое время, фонетическое значение n, а не m, передает частицу кос-
венного генетива, и словосочетание в целом надо все же понимать как «вождь великий
Египта» (wr aA n BAot). Реально, на наш взгляд, для такого допущения нет оснований: тот
же самый знак, употребленный непосредственно в предыдущих фразах, однозначно чи-
тается как m (iw.f m nsw m tAwy xAswt iw Hm.f m-xnt %tt… – «(Когда был) он (Александр IV
– И.Л.) царем в Обеих Землях (и) чужеземных странах, (когда было) Величество его в
Азии…»). См. также: Schäfer. Makedonische Pharaonen und Hieroglyphische Stelen. S. 62.
31
Демидчик А.Е. Безымянная пирамида: Государственная доктрина древнеегипетской
Гераклеопольской монархии. СПб., 2005. С. 146.

238
О БОЗНАЧЕНИЯ САТРАПА П ТОЛЕМЕЯ В ИЕРОГЛИФИЧЕСКИХ ТЕКСТАХ

статуса; однако для наших целей наиболее существенно, что приобретение


этого качества Птолемеем совмещается с изменением в его именовании. Как
Камбис, установив власть над Египтом, обнаружил в себе качества его ле-
гитимного царя и выявил в себе сакральность, так, очевидно, и Птолемей,
исполнив перед храмами Буто долг, подобающий сакральному царю, вы-
явил в себе если не этот статус в целом (в ситуации 311 г. до н.э. он все еще
не мог позволить себе заявить об этом), то, во всяком случае, определенные
его составляющие, и это сказалось на всей совокупности его способностей
и проявилось в его именовании. Трудно утверждать это с полной определен-
ностью, но можно допустить, что в «Стеле сатрапа» то формальное измене-
ние характера власти и статуса Птолемея, которое в реальности состоялось
по итогам Третьей войны диадохов и было закреплено условиями мира
311 г. до н.э., было отнесено всецело за счет проявления им определенных
качеств сакрального царя в делах внутри Египта.
Последний нюанс, связанный с обозначениями Птолемея в тексте
«Стелы сатрапа», – это появление в начале его указа об угодье «Земля Уад-
жит» собственно его титула «сатрап», выписанного в иероглифической

транскрипции ( p(A) xSdrpn). Следует обратить внимание на два мо-

мента: во-первых, обладатели ранга сатрапа обозначались в египетских


текстах с помощью транскрипции самого этого слова очень редко32, в то

32
В документальных источниках этот титул появляется дважды: в демотическом папи-
русе V в. до н.э., где обозначает наместника южной части Египта (xStrpn tA St rs - «сатрап
южной области»); и на остраконе времени Александра, где относится к назначенному
Александром наместником, опять же, одной из частей страны Петесису (……..]ArgstrAs
X(.t) (?)…….]. PA-di-ist pA ixStrpny – «…Александр (?)… …Петесис сатрап…»; Smith H.S.
Foreigners in the Documents from the Sacred Animals’ Necropolis // Life in a Multi-Cultural
Society: Egypt from Cambyses to Constantine and Beyond / J.H. Johnson (ed.). Chicago, 1992
(Studies in the Ancient Oriental Civilisations; 51). P. 296; см. также: Ладынин И.А. К во-
просу о характере полномочий и формальном статусе Клеомена из Навкратиса // Про-
блемы истории, филологии и культуры. 2012. № 4. С. 90, прим. 5); кроме того, один раз
это слово или производное от него (xStrpj.w = σατραπεία?) встречается в литературном
папирусе (p.dem.Berlin P 13640, l. 29; Spiegelberg W. Aus der Geschichte vom Zauberer Ne-
Nefer-Ke-Sokar. Demotischer Papyrus Berlin 13640 // Studies presented to F. Ll. Griffith /
S.R.K. Glanville (ed.). L., 1932. P. 173); см.: Vittmann G. Ägypten und die Fremden im ersten
vorchristlichen Jahrtausend. Mainz, 2003. S. 114, 272 (Anm. 105); Schäfer. Op. cit. S. 166,
Anm. 664.

239
И. А. Л АДЫНИН

время как обычно использовались описательные обозначения их статуса33;


во-вторых, сама его иероглифическая передача в тексте «Стелы…», как и в
других случаях, оптимальным образом соответствует его форме собственно
в иранских языках (примечательно, что и использованный в его написании
детерминатив GG(SL) D40 по своей семантике оптимально соответствует
буквальному значению слова «сатрап» в древнеперсидском языке – «защит-
ник царства»)34. Несомненно, что сама языковая практика, которая привела
к употреблению в данном контексте не одного из египетских обозначений
Птолемея, а именно транскрипции слова «сатрап», была не персидской или
ираноязычной, а греческой: судя по всему, составители текста «Стелы…»
стремились оформить данный его фрагмент как цитирование оригинального
указа Птолемея, который, естественно, должен был быть грекоязычным35.
Однако египтяне, несомненно, сознавали, что официальный грекоязычный
титул Птолемея «сатрап» восходит к иранской первооснове: в таком случае
они, очевидно, предпочитали не импровизировать способ передачи этого
греческого слова, а воспользоваться иероглифическим соответствием са-
мому его иранскому прототипу, коль скоро оно уже более или менее устоя-
лось36.

33
Vittmann. Op. cit. S. 114, 272–273 (Anmm. 106–107).
34
Вероятное *ḫšaθrapāna в мидийском языке (Schmitt R. Zu Weiterungen rund um den Na-
men iran. *S(iy)atibara // Archiv für Bulgarische Philologie. 1999. Bd. 3. S. 171, Anm 9);
xšaçapāvan (букв. «защитник царства») в древнеперсидском языке (Kent R.G. Old Persian:
Grammar, Texts, Lexicon. New Haven, 1950 (American Oriental Series; 33). P. 181); см.: Vitt-
mann. Op. cit. S. 272 (Anm. 104).
35
Мы не думаем, что имеем дело в данном случае с действительным цитированием этого
документа, поскольку соответствующий фрагмент текста «Стелы…» (сткк. 13–16;
Urk. II. 19.7–20.16) слишком насыщен сугубо египетской спецификой.
36
В 2005 г. мы высказали предположение, что форма обозначения #SryS(A), которое в
«Стеле сатрапа» с наибольшей вероятностью обозначает нанесшего ущерб храмам Буто
Артаксеркса III, объясняется тем, что египтяне использовали соответствие ему для обо-
значения данного царя мнимый общий корень, который обнаружили в греческом звуча-
нии имен «Ксеркс» и «Артаксеркс» (Ladynin I.A. “Adversary Hšryš3”: His Name And Deeds
According To The Satrap Stela // CdÉ. 2005. T. 80. P. 101). Позднее ряд исследователей (в
прямой полемике с нами – Г. Виттман) подчеркивали полное фонетическое совпадение
этого обозначения с персидской формой имени Ксеркса (Xšayṛšā), что, по их мнению,
исключало отождествление данного царя с Артаксерксом III (Klinkott H. Xerxes in
Ägypten. Gedanken zum negativen Perserbild in der Satrapenstele // Ägypten unter fremden
Herrschern zwischen persischer Satrapie und römischer Provinz (Oikumene Studien zur antiken
Weltgeschichte, Bd. 3). Frankfurt a.M., 2007. S. 37; Schäfer. Op. cit. S. 148; Vittmann G.
Ägypten zur Zeit der Perserherrschaft // Herodot und das Persische Weltreich = Herodotus and

240
О БОЗНАЧЕНИЯ САТРАПА П ТОЛЕМЕЯ В ИЕРОГЛИФИЧЕСКИХ ТЕКСТАХ

В других надписях раннеэллинистического времени, которые, как


можно считать, упоминают сатрапа Птолемея, используются обозначения,
основанные на терминах HoA и wr, в принципе схожие с теми, что мы видим
в «Стеле сатрапа». В «Большой биографической надписи» Петосириса со-
держится фраза, относящаяся, судя по ее месту в тексте, к относительно
позднему этапу карьеры гермопольского жреца: «Вот хвалим (я) правителем
Египта, любим я придворными его» (стлб. 87—88: iw Hs(.i) xr HoA nw Kmt iw
mr.i xr Sny.f)37. Сходную фразу мы видим в биографическом тексте на статуе
«мемфисского анонима»: «Воистину, во времена хаунебу был я призван пра-
вителем Земли возлюбленной, (ибо) любил он меня и знал советы (мои).
Приказал [он(?)]… (надпись разрушена)» (стлб. 4: is m rk HAw-nbw nis.tw r.i
in HoA tA{wy}-mry mr.n.f wi rx.n.f sxrw(.i) rdi.n[.f?])38. В обоих случаях иден-
тификация правителя, упоминаемого в надписях, как Птолемея определя-
ется отнесением данных памятников к началу эллинизма и одновременно
тем, что сам этот правитель прочно обосновался на территории Египта: чи-
сто исторически этим правителем мог быть только Птолемей39. Как мы ви-
дим, он именуется нецарским титулом, хотя гробница Петосириса с доста-
точно высокой вероятностью относится ко времени уже после его воцаре-

the Persian Empire: Akten des 3. Internationalen Kolloquiums zum Thema „Vorderasien im
Spannungsfeld klassischer und altorientalischer Überlieferungen“, Innsbruck, 24.–28. Novem-
ber 2008 / R. Rollinger (ed.). Wiesbaden, 2011 (Classica et orientalia; 3). S. 397). Однако рас-
смотренный нами случай употребления в тексте «Стелы…» слова «сатрап», как пред-
ставляется, убедительно показывает, что при передаче греческого слова, восходившего
к персидской первооснове, составители данного текста предпочитали использовать иеро-
глифическую передачу именно этой первоосновы, а не ее греческой производной.
Усмотрев в греческой форме имен «Артаксеркс» (Ἀρταξέρξης) и «Ксеркс» (Ξέρξης)
общий элемент (*-ξέρξης), они, безусловно, соотнесли бы его собственно с именем
«Ксеркс» и вполне могли пытаться передать его с помощью иероглифической тран-
скрипции его персидской формы, в той мере, в какой она была им известна.
37
Lefebvre. Le tombeau de Petosiris. T. I: Description. P. 144; T. II: Les texts. P. 59.
38
Rogge. Kunsthistorisches Museum, Wien. Ägyptisch-Orientalische Sammlung. Lieferung 9:
Statuen der Spätzeit. S. 146, 149.
39
Спекулятивно можно было бы допустить, что это мог быть Клеомен из Навкратиса;
однако речь в текстах явно идет о полностью самостоятельном (по крайней мере de facto)
правителе, к тому же пользующемся расположением со стороны египтян. Утверждать и
то и другое применительно к Клеомену было бы неправильно (см.: Ладынин. Сведения
Псевдо-Аристотелевой «Экономики» о Клеомене из Навкратиса…).

241
И. А. Л АДЫНИН

ния, а для статуи «мемфисского анонима» это во всяком случае не исклю-


чено (см. выше). При этом ряд черт гробницы Петосириса с достаточной
определенностью фиксируют нежелание ее владельца признавать македон-
ских правителей сакральными царями, способными совершать ритуал40; в
рамках такой тенденции именование Птолемея даже после его воцарения
прежним титулом правителя Египта нецарского статуса было бы, без-
условно, предпочтительно.
Отдельный комплекс проблем связан с именованиями чужеземного
правителя, который, по нашему мнению, с наибольшей вероятностью явля-
ется сатрапом Птолемеем, в биографической надписи на статуе «анонима из
Баклии»41. Основным его обозначением служит термин wr aA («вождь вели-
кий»), известный нам и по «Стеле сатрапа»: в стлб. 1 он появляется в эпитете
владельца памятника в развернутой форме, которая может указывать на по-
ложение Птолемея среди других правителей-военачальников македонской
ойкумены ([s]Ha n wr aA m-Hr-ib wrw m wrw – «восхваленный вождем великим
среди вождей между вельможами42»; может быть, желание владельца статуи

40
Ладынин И.А. «Правитель чужеземных стран – защитник Египта»: Еще раз об интер-
претации двух эпитетов из «Большой автобиографической надписи» гробницы Петоси-
риса в Туна эль-Гебель // Древнейшие государства Восточной Европы. 2012 год: Про-
блемы эллинизма и образования Боспорского царства. М., 2014. С. 258–281; Он же.
Гробница Петосириса в Туна эль-Гебель и ее «мир-Двойник»: К возможной интерпрета-
ции памятника в свете настроений египетской элиты начала эллинистического времени
// Восток (Oriens). 2015. № 5. С. 48–64.
41
Ряд этих проблем (в частности, исключение отождествления упоминаемого в данной
надписи правителя с Александром Великим) мы уже рассмотрели в отдельной публика-
ции: Ладынин. Иероглифическая надпись на статуе «анонима из Баклии».
42
Полностью стлб. 1 надписи, содержащий титулатуру владельца статуи, выглядит сле-
дующим образом:

. Предлагаемый нами вариант трансли-


терации и перевода: r-pat HAty-a [s]Ha n wr aA m-Hr-ib nt wrw m wrw ao pry m pr-Smaw pr-mhw
fk +Hwty aA aA nb BaHw xnty Hwt-[nTr]… - «Князь и правитель, восхваленный вождем вели-
ким среди вождей между вельможами (Египта), входящий (и) выходящий из Дома юга
(и) Дома севера, (жрец-)фек Тота, дважды великого, владыки Баху, находящегося перед
подворьем [бога]…». Э. Дриотон перевел интересующий нас фрагмент, содержащий по-
следовательность из терминов wr в ед. и мн. ч., следующим образом: “…que le roi a haussé
au milieu des grands parmi les grands qui entraient dans le Palais et en sortaient” (Drioton. Un
torse égyptien du Musée Lavigerie. P. 17–18); и за этой трактовкой фактически последовал
А.-П. Зиви (Zivie. Hermopolis et le nome de l’Ibis. P. 152: “…celui que le Très grand a élevé
du milieu des grands parmi les grands qui entrent et sortent dans la Maison du Nord et la Maison

242
О БОЗНАЧЕНИЯ САТРАПА П ТОЛЕМЕЯ В ИЕРОГЛИФИЧЕСКИХ ТЕКСТАХ

оттенить внеегипетское происхождение власти Птолемея и повлияло на вы-


бор для его обозначения термина wr, а не HoA). Примечательно написание в
данном контексте термина wr, относящегося к данному правителю: со-
гласно П. Монтэ, в нем использован знак A1319 в индексации «Каталога

Монпелье» ( – изображение стоящего человека в короне из двух перьев

и с бараньими рогами)43. Фонетическое значение данного знака не вызывает


особых сомнений, однако его ассоциация с образом бога Амона очевидна.
Такое написание могло бы навести на соблазнительную мысль, что оно от-
носится к сыну Амона-Ра – Зевса-Аммона – Александру Великому, однако,
на наш взгляд, это невозможно исторически: стлбб. 2–3 биографии «ано-
нима из Баклии» рассказывают о посещении данным правителем
XV нижнеегипетского нома, которое не встраивается в известные переме-
щения Александра по Египту. Исключение идентификации правителя, упо-
минаемого в этой надписи, с Александром, наряду с тем, что он находился
в начале эллинизма на территории Египта и был благожелателен к храмам,

du Sud”). Слабость этих переводов состоит, на наш взгляд, в том, что их авторы слишком
уверенно считают определяемым словом эпитета ao pry m pr-Smaw pr-mhw предшествую-
щее ему wrw, в то время как нет никаких препятствий к тому, чтобы считать его совер-
шенно самостоятельным эпитетом владельца надписи. Если принять эту трактовку, то
конструкции m-Hr-ib nt wrw и m wrw невозможно будет отнести к одной и той же группе
«вождей» или «вельмож»: в таком случае они дублировали бы одна другую по смыслу.
Между тем, весьма примечательным образом в первой из этих конструкций слово wrw
выписано так же, как и wr в предшествующем обозначении правителя (wr aA) – фигурой
стоящего человека с посохом (мы обойдем сейчас вопрос о том, является ли этот знак в
обоих случаях стандартным для данного значения знаком GG (SL) A19 , или по край-
ней мере первый из них выписан специфически; см. далее о наблюдении П. Монтэ). В
отличие от этих написаний, в конструкции m wrw использован знак Z35 по индексации
«Каталога Монпелье» ( ; Valeurs phonétiques des signes hiéroglyphiques d’époque gréco-
romaine / Fr. Daumas et al. T. 4. Montpellier, 1995. P. 829) – весьма вероятно, именно для
того, чтобы разграничить формы мн.ч. wrw в первой и второй конструкциях по их
смыслу. На наш взгляд, вероятно, что конструкция m-Hr-ib wrw связана по смыслу с пред-
шествующим wr aA (отсюда и единство использованного в них при написании существи-
тельного знака) и указывает на место «вождя великого» (Птолемея) среди равных ему
«вождей» (диадохов), а конструкция m wrw указывает уже на ту группу «вельмож» (оче-
видно, египетских), среди которых был возвышен «вождем великим» владелец надписи.
43
Valeurs phonétiques des signes hiéroglyphiques d’époque gréco-romaine. T. 1. P. 75.
Наблюдение Монтэ (Montet P. [Observation] // CRAIBL. 1959. P. 446), в котором он был
полностью уверен, кажется достоверным, однако в транскрипциях Э. Дриотона и
А.-П. Зиви оно не отразилось.

243
И. А. Л АДЫНИН

делают его отождествление с Птолемеем единственно возможным. Исходя


из этого, можно допустить, что отмеченное написание обозначавшего его
термина объясняется ассоциацией с монетным типом, который был введен
Птолемеем в Египте в 310-е гг. до н.э. (изображение головы Александра,
покрытой шкурой слона с хоботом и бивнями, завязанной двумя змеями на
шее эгидой и с «рогами Аммона» на виске)44.
В начале стлб. 3 надписи «анонима из Баклии» мы видим употребление
термина wr aA в его стяженном варианте (xr wr [aA] m-mtr nst.f – «подле вождя
[великого], вблизи престола его (очевидно, бога, поскольку речь идет о по-
сещении храма – И.Л.)»). Вместе с тем, наиболее примечательно упомина-
ние данного правителя в середине стлб. 3, в следующей фразе: «Был раду-
шен к нему (или: “Принял он его,”) царь (?), вождь великий, господин его»
( Szp n.f (или: Szp.n.f sw) nsw wr aA nb.f). Э. Дриотон пе-
ревел данный фрагмент: “Le Très grand Roi, son maître, fut accueillant pour
lui”45, исходя из значения глагола Szp с управлением через предлог n в дан-
ном контексте «быть приятным, радушным, расположенным к кому-либо»
(Wb. IV. 534.1). Такая интерпретация предполагает, что знак M23 ( ) дол-
жен входить в написание слова nsw; однако, на наш взгляд, возможно и то,
что он соответствует зависимому местоимению sw («его» = владельца ста-
туи?). А.-П. Зиви вовсе воздержался от последовательного перевода данного
фрагмента: при этом у него не вызвало сомнений присутствие в нем напи-
сания ; он обратил внимание на то, что именно в данном контексте

термин wr выписан знаком A1319 ( ), а восстановление знака M1171 («Ката-

лог Монпелье»46; ) как раз сомнительно; вместе с тем, если оно все же
верно, было бы более оправданно считать, что словосочетание aA wr не яв-

44
Dahmen K. The Legend of Alexander the Great on Greek and Roman Coins. N.Y., 2007.
P. 11, pl. 4.
45
Drioton É. Un torse égyptien du Musée Lavigerie. P. 20.
46
Valeurs phonétiques des signes hiéroglyphiques d’époque gréco-romaine. T. 1.P. 67.

244
О БОЗНАЧЕНИЯ САТРАПА П ТОЛЕМЕЯ В ИЕРОГЛИФИЧЕСКИХ ТЕКСТАХ

ляется определением к nsw, а стоит по отношению к этому слову в аппози-


ции (“Le roi, le Très grand”)47. Мысль Зиви кажется нам верной, однако, на
наш взгляд, можно зайти дальше, чем он, и допустить, что в данном написа-
нии мы видим не aA wr, а тот же эпитет wr aA, что и в других фрагментах
данного текста, только выписанный с перестановкой знаков. Эпитет nsw wr
aA («царь, вождь великий») было бы мыслимо отнести к сатрапу Птолемею,
если бы статуя «анонима из Баклии» была изготовлена уже после принятия
этим правителем царского титула (что вполне вероятно); соответственно, в
ключевом для данного текста эпизоде получения владельцем статуи поче-
стей от правителя последний именовался бы титулами, актуальными как на
момент этого эпизода, так и на момент создания статуи (с понятным выне-
сением на первое место последнего, царского, титула, как более значимого).
Подводя итог нашим наблюдениям в настоящей статье, можно конста-
тировать, что подбор обозначений для сатрапа Птолемея в известных нам
иероглифических текстах, отражающих время, когда он носил этот титул,
никоим образом не был случайным. Как мы видели, составителям этих тек-
стов удавалось весьма успешно передавать нюансы статуса Птолемея, офор-
мившегося в ходе политических процессов в эллинистической ойкумене, в
египетских категориях, опираясь при этом, в частности, на опыт презента-
ции чужеземной власти в период первого персидского владычества.

47
Zivie A. Hermopolis et le nome de l’Ibis. P. 152—153, n. “l”, “m”, comm. (l).

245
Н.В. Макеева (г. Санкт-Петербург)

Некоторые замечания об игре слов и звуков в текстах


Аменхотепа III

Славословия египетским царям длинны и многословны, и чтение этих


текстов, как правило, не доставляет большого удовольствия нашим совре-
менникам. Приверженность древних этому жанру объясняют обычно про-
явлением официальной пропаганды. Будучи похожими одно на другое, цар-
ские восхваления однако же почти никогда не повторяются. Это разнообра-
зие не оставляет сомнений, что их составление было вечным творческим
процессом, и помимо суровой политической необходимости, их появлению
сопутствовало удовольствие интеллектуальной игры. Хотя в силу нашего
недостаточного знания египетского языка поэтические радости египтян нам
мало доступны, отдельные проблески понимания позволяют, по крайней
мере, оценить богатство языковых и изобразительных средств, задейство-
ванных при формировании текстов славословий.

Использование аллитерации и парономасии в заупокойных и


«литературных» египетских текстах.
Если использование изобразительных возможностей египетской пись-
менности для создания текстов-изображений в полном смысле слова оче-
видно, на точную передачу звука иероглифика не была ориентирована, и в
рассуждениях о том, как египтяне использовали воспринимаемые слухом
сочетания, мы вступаем на зыбкую почву. Тем не менее, благодаря тому,
что иероглифика всё-таки была до определённой степени способна визуали-
зировать звук, в египетских текстах можно обнаружить такие распростра-
ненные приемы как аллитерацию и парономасию1.
Под аллитерацией ниже понимается повторение одинаковых или одно-
родных согласных (в отличие от ассонанса – повторения гласных). Звуковой

1
О возможностях более точной типологии разнообразных египетских игр со словами, а
также обзор литературы по теме см. Noegel S., Szpakowska K. "Word play" in the Ramesside
Dream Manual // Studien zur Altägyptischen Kultur 35 (2006). P. 193-212.
З АМЕЧАНИЯ ОБ ИГРЕ СЛОВ И ЗВУКОВ В ТЕКСТАХ А МЕНХОТЕПА III

повтор (омофония) придаёт однородность тексту и поэтическую вырази-


тельность. Классический пример использования аллитерации в русском
языке – пушкинские строки из «Медного всадника»: «Нева вздувалась и ре-
вела, котлом клокоча и клубясь». Повторяться могут не только отдельные
звуки, но и их сочетания: «Лет до ста расти нам без старости» (В. Мая-
ковский). В последнем случае, характерном для творческих экспериментов
русских футуристов, звуковая однородность двух частей не только содер-
жит звуковой повтор, но и подчеркивает смысловой контраст двух частей
(сто лет – не старость), т.е. игра звуков вовлечена в игру смыслов. Примерно
так же происходило в египетских текстах. Заметим также, что у Маяков-
ского словораздел не создаёт препятствий для омофонии – в этом плане рус-
ский пример близок египетским вариантам. В египетском языке поэтиче-
ские фигуры строились не на основе слова, а на основе поэтического колона
(фразового сегмента с одним ударением), таким образом используя «непре-
рывный фонетический контур» языка. В этом отличие египетских от евро-
пейских каламбуров2.
За звуковыми повторами в египетском языке нередко просматривается
игра смыслов, и в этом случае мы говорим о парономаcии – сближении сход-
ных по звучанию разнокоренных слов с разным значением. Этот приём ис-
пользовался в религиозных текстах с эпохи пирамид до греко-римского пе-
риода3. Наиболее очевидный случай – это раскрытие значение имени по со-
звучию – часто встречается в текстах заупокойной сферы. Традиционно по-
добные пассажи объясняют верой египтян в магическую силу слова. Так,
согласно Раймонду Фолкнеру, когда покойный обращается к опасному су-
ществу, то раскрывая его имя, он тем самым отводит угрозу самой оконча-
тельной смерти4.

2
Loprieno A. Puns and word play in ancient Egyptian / Noegel S. (ed.) Puns and pundits: word
play in the Hebrew Bible and ancient Near Eastern literature, 3-20. Bethesda, 2000. P. 6. Впро-
чем, нет универсальных правил для египетских текстов, и в другом месте Антонио Ло-
приено замечает, что в некоторых случаях языковая игра основана не на фонетической
реальности, а на консонантном скелете слова (Loprieno. Op.cit. P.13).
3
Guglielmi W. Wortspiel / Helck W., Westendorf W. (eds) Lexikon der Ägyptologie VI. Wies-
baden, 1986. S. 1287-91.
4
Faulkner R. The Egyptian Book of the Dead: the book of going forth by day. San Francisco:
Chronicle Books, 1994. P. 147.

247
Н. В. М АКЕЕВА

Без учёта игры со звуком текст теряет смысл:

xwi=sn rnpw5=k m rn=k pw ny Inpw


xwi=sn sAb HwAA.t=k r tA m rn=k pw ny zAb Sma
xwi=sn Dw sTi XA.t=k r tA m rn=k pw ny !rw XAty
Не допустят они, чтобы истлел ты в имени твоём этом Анубис,
Не допустят они, чтобы стекла на землю гниль твоя в имени твоем
этом шакала юга,
Не допустят они плохого излияния трупа твоего на землю в имени
твоем этом Хора Хати. (ТС, заклинание 736)
Сила звучащего слова использовалась в религиозных текстах, по-види-
мому, очень широко. Созвучия формировали новые смыслы и вели к изме-
нению старых. Даже некоторые расхождения в списках «Текстов Сарко-
фагов» можно объяснить разным осмыслением звукового материала. Срав-
ним, например, два варианта фразы заклинания 433 «Текстов Саркофагов»7:
ikn n=k ikn.t tkn.t=k Nw=k8
Выкопана для тебя яма, приблизился ты (к) Нуну своему.
jkn n=k jkn.t tkn.n=k tkn.wt
Выкопана для тебя яма, приблизился ты приближением.
Перевод условен, но очевидно, что оба варианта этого тёмного изрече-
ния имеют одну фонетическую структуру – они основываются на повторе-
нии консонантов k - n - t.
Согласно известному пассажу из начала XVI книги Герметического ко-
декса, перевод священных текстов на греческий язык лишает их смысла, в
то время как «если речь выражена на родном [египетском] языке, то она со-
храняет ясность значения слов. Ибо качество звука и [интонации] египет-

5
Лексема rpw «гнить, разлагаться» выписывается в нескольких копиях «Текстов Сарко-
фагов» как rnpw (de Buck A. The Egyptian Coffin Texts. Vol. I. Chicago, 1935. Buck 1935 I.
P. 303), назальный призвук n, по-видимому, вставляется для пущего сходства с Inpw.
6
de Buck A. Op.cit. 73 b-d (03h-304d).
7
de Buck A. The Egyptian Coffin Texts. Vol. V. Chicago, 1954. 282 d-e.
8
Автор благодарен Марине Соколовой за указание на примеры парономасии в «Текстах
Саркофагов», а также за прочие важные замечания.

248
З АМЕЧАНИЯ ОБ ИГРЕ СЛОВ И ЗВУКОВ В ТЕКСТАХ А МЕНХОТЕПА III

ских обозначений сами по себе сохраняют энергию того, о чем они гово-
рят… У нас (египтян) не просто слова, но звуки, исполненные силы» 9.
Если серьёзность намерений при использовании фонетических средств
в заупокойных текстах не может вызывать сомнений, в «литературных»
текстах их применение как будто служило более легкомысленным целям.
К началу XXI века в древнеегипетском литературоведении сменилась пара-
дигма, на смену представлениям о том, что среднеегипетская литература
была прежде всего средством пропаганды царской власти (сформулирован-
ных, прежде всего, в работах Жоржа Познера10), популярность приобрело
направление, рассматривающее египетскую литературу как искусство
слова, предназначенное для развлечения11. Ныне принято считать, что лите-
ратурные произведения предназначались для устного исполнения перед
публикой, поэтому звук «имел ключевое значение для взаимодействия ав-
тора со слушателями»12.
Игра слов и созвучий (разной степени очевидности) в произведениях
классической египетской литературы была продемонстрирована в работах
Людвига Моренца13, Кристофера Эйра14 (для «Красноречивого поселяни-
на»), Гэри Рендсбурга15 (для «Потерпевшего кораблекрушение») Роланда
Энмарха16. На игре созвучных слов, возможно, даже основывались сюже-
ты17.

9
Перевод по изданию А.-Ж. Фестюжьера (Festugière A.-J. Corpus Hermeticum. Vol. II. Pa-
ris, 1945. P. 232).
10
Прежде всего Posener G. Littérature et politique dans l'Égypte de la XIIe dynastie. Paris,
1956.
11
Eyre Ch. The performance of the Peasant / Gnirs A. (ed.). Reading the Eloquent Peasant.
Göttingen, 2000. Pp. 9-25; Parkinson R. Imposing Words: The Entrapment of Language in
The Tale of the Eloquent Peasant / Gnirs A. (ed.) Reading the Eloquent Peasant. Göttingen,
2000. Pp. 27-51; Parkinson R. Poetry and culture in Middle Kingdom Egypt: a dark side to
perfection. London, New York, 2002; Parkinson R. Reading ancient Egyptian poetry: among
other histories. Chichester, 2009.
12
Eyre Ch. Op.cit. P. 25.
13
Morenz L. Beiträge zur Schriftlichkeitskultur im Mittleren Reich und in der 2. Zwischenzeit.
Wiesbaden, 1996. S. 99.
14
Eyre Ch. Op.cit.
15
Rendsburg G. Literary devices in the Story of the Shipwrecked Sailor // Journal of the Amer-
ican Oriental Society 120 (2000). S. 13-23.
16
Enmarch R. A World Upturned. Commentary on and Analysis of the Dialogue of Ipuwer and
the Lord of All. Oxford, New York, 2008. P. 49.
17
Eyre Ch. Yet again the wax crocodile: P. Westcar 3, 12ff // Journal of Egyptian Archaeology

249
Н. В. М АКЕЕВА

Языковые игры в царских славословиях

Присутствие аллитераций в заупокойных текстах можно объяснить


тем, что они были связаны с устными обрядами, а использование игры зву-
ков в литературных сочинениях – их ориентацией на устное исполнение.
Форма, в которой оформлялись царские славословия, на первый взгляд, ис-
ключает внимание к фонетической составляющей. Большинство царских
славословий сохранились на стелах, стенах храмов и прочих монументаль-
ных сооружений. Они были как будто предназначены для визуального вос-
приятия. Однако это не исключает того, что восхваления царя могли быть
произведениями придворной поэзии18, а некоторые монументальные тексты
– записью драматических ритуалов, происходивших в храмах19.
Ниже рассматриваются некоторые примеры языковых игр из царских
текстов XVIII династии, основанные на аллитерациях. Большинство из них
почерпнуто из надписей Аменхотепа III, находящихся, главным образом, на
архитравах большого колонного двора Луксора20 (ip.t rsi.t) и отчасти на ар-
хитравах примыкающей к нему колоннады21. Колоннада не была закончена
при Аменхотепе III, строительство продолжилось при последующих царях,
которые помещали на архитравах тексты со своими именами (прежде всего
– это Тутанхамон и Сети I). Нам неизвестно, как появились эти более позд-
ние тексты – составлялись ли заново новыми строителями или же следовали
старым заготовкам. Судя по значительному сходству текстов архитравов ко-
лоннады с текстами Аменхотепа III в большом колонном зале, они в значи-
тельной степени придерживались стиля и тематики, заданной предшествен-
ником22. Поэтому пытаясь понять принципы задействованной языковой
игры, мы будем привлекать примеры из всего корпуса текстов на архитравах

78 (1992). P. 280-281.
18
Coulon L. Célébrer d'élite, louer Pharaon : éloquence et cérémonial de cour au Nouvel Empire
/ Moreno García J. C. (ed.) Élites et pouvoir en Égypte ancienne. Lille, 2009.
19
Klug A. Königliche Stelen in der Zeit von Ahmose bis Amenophis III. Turnhout, 2002. S. 404.
20
PM II. 317.
21
PM II. 311-316; OIP 116.
22
Вопрос о том, действительно ли в текстах луксорских архитравов задействовано
больше поэтических средств, чем в прочих надписях царя, как это кажется при поверх-
ностном знакомстве, остаётся предметом для дальнейшего исследования.

250
З АМЕЧАНИЯ ОБ ИГРЕ СЛОВ И ЗВУКОВ В ТЕКСТАХ А МЕНХОТЕПА III

этой части Луксорского комплекса. Случаи использования примеров из тек-


стов, созданных после Аменхотепа III, будут обозначены особо.

Повтор лексем

Самый очевидный пример игры – повтор лексем. «Непереводимая игра


слов» хорошо известна нам по среднеегипетской литературе. Так, фразы из
речей «красноречивого поселянина» Hsy Hss Hsy.w (B 1 99-100) и nfr nfr.t nfr
r=f (B 1 241-242) можно разве что пересказать, но и транслитерации доста-
точно для того, чтобы оценить мастерство оратора.
Царские тексты XVIII династии, в значительной степени ориентиро-
ванные на старую традицию, демонстрируют тот же приём. Так, в надписи
на основании обелиска Хатшепсут мы можем наблюдать двойную игру:

(sxpr.n=f r wTx xa.w=f)


xpr.t xpr.w mi #pri
xai.t xA.w mi Ax.ti (Urk. IV. 361.12-13)
В первой части отрывка обыгрывается троекратное повторение знака,
изображающего скарабея (лексемы xpr), во второй два варианта изображе-
ния встающего солнца, каждое из которых повторено дважды. Вторая часть
фразы демонстрирует, что текст ориентирован не только на визуальную, но
и на звуковую игру – визуальный ряд был бы недостаточным, если бы не
дополнялся фонетической параллелью – схожие знаки и звучат похоже: xa и
Ax.
Схожие игры можно обнаружить на архитравах Луксора:

twt nsw iri.t.n ir.w Ax.t n iri Ax.t (Urk. IV. 1691.6)
«Образчик царя, созданного тем, кто делает полезное для того чтобы
делать полезное»23.

23
Как и в других случаях с повторением лексем, перевод ненадежный, возможны другие
варианты понимания фразы.

251
Н. В. М АКЕЕВА

Повтор звуков

Менее очевиден повтор звуков. В текстах Аменхотепа III наиболее яв-


ственно просматривается использование повторяющихся сочетаний соглас-
ных t (T), а также близких фонем H – x – S - X.

Соседство t (T)

nTr nfr mi.ty24 Raw ity iTT m xpS=f (Urk. IV. 1694.4)
Бог молодой, подобие Ра, государь, захватывающий десницей своей.
Несмотря на схожесть основ iTy и iti, эффект здесь, по-видимому, осно-
ван на повторении согласного t, хотя не исключено, что i тоже задействован
– так же как A с следующем примере (i/A допустимое сближение):

ity iTi tA.w m sxm=f (Urk. IV.1669)


Государь, захвативший страны своей мощью.
До Аменхотепа III подобное сочетание, кажется, широко не использо-
валось25, в «Текстах Пирамид» и «Текстах Саркофагов» его тоже нет. Зато у
Аменхотепа оно задействовано многократно, а также встречается в более
поздних царских текстах26. Подобный, ещё более разработанный пассаж с
явной аллитерацией можно обнаружить в заклинании 138 «Книги Мёрт-
вых»:
ity tA.wi iti pr it=f
Государь обеих земель, забравший дом отца своего

24
Здесь аллитерация имеет «графический» характер: ty в слове «подобие» предшествует
на письме следующему ty, хотя в чтении их должно было разделять слово Raw.
25
Есть у Яхмеса в стеле из Карнака: ity a.w.s iTi xa.w m Ax bi.t (CG 34001) «Государь, ж.н.з.,
забравший регалии из Хеммиса», но судя по тому, что два слова разделены стандартным
благопожеланием, в тексте Яхмеса звуковой эффект не акцентировался.
26
Сочетания ity iTi tA.w можно встретить в стеле Сети I из Бейт Шеана (в том же виде, что
у Аменхотепа: nTr nfr mi.tt Raw ity iTi tA.w nb m xpS), гораздо позже на фрагменте стелы
Пиахи из храма Гебель Баркала (Khartum 1851).

252
З АМЕЧАНИЯ ОБ ИГРЕ СЛОВ И ЗВУКОВ В ТЕКСТАХ А МЕНХОТЕПА III

Как и в других случаях, когда между религиозными и царскими тек-


стами обнаруживается сходство, встает интересный, но безнадежный во-
прос о направлении заимствования.

Соседство вариантов фонемы h


В речи египтян был несколько фонем, условно близких русскому «х».
Картина фонетических оппозиций и переходов между фонемами, которые
передавали знаки , , и , сложна и динамична. Фонетические
значения знаков менялись по ходу языковой истории (и, возможно, не сов-
падали в разных диалектах). Уже во втором тысячелетии до н.э. эти четыре
знака использовались для записи только трёх фонем27, а смещение значений
свидетельствует, по-видимому, об их существенной близости. Принимая во
внимание, что аллитерации H и x как будто засвидетельствована28, позволим
себе усмотреть подобные примеры в текстах луксорских архитравов (Urk.
IV. 1692.3-6):

TAw ny anx tp rA=f


msxn.t m-xt=f
Sn.wt ny p.t Xr is.t-Hr=f
idb.wi @rw Xr sxr.w=f

Дыхание жизни на устах его,


Место отдыха позади него,
То, что окружено небом, под надзором его,
Оба берега Хора наполнены замыслами его.
Словосочетание «берега Хора», стоящее в последней фразе, не вполне
обычно. Появление Хора продиктовано, видимо, хорошим созвучием со
словом Hr в предыдущей фразе. Вместе с четырьмя другими идущими почти
подряд hr оно создаёт выразительную звуковую картину.

27
Allen J. The ancient Egyptian language: an historical study. Cambridge: Cambridge Univer-
sity Press, 2013. P. 44-45.
28
Morenz L. Zum Oasenmann: “Entspanntes Feld," Erzählung und Geschichte / Gnirs A. (ed.)
Reading the Eloquent Peasant. S. 53-82. Göttingen. 2000. S. 99.

253
Н. В. М АКЕЕВА

Можно говорить о том, что принцип аллитерации – нанизывание схо-


жих по звуку элементов в ряд хвалебных эпитетов – был одной из возмож-
ностей формирования поэтического текста, наряду с parallelismus membro-
rum, который организовывал смыслы, и структурой колонов, которая опре-
деляла ритмику29. Царские тексты, постоянно создающиеся и никогда не по-
вторяющиеся30, активно использовали эту фонетическую функцию форми-
рования формульных фраз, как в этом примере из текста луксорского ар-
хитрава:

nn xAs.t aHa Xr-HAt=f 31 (Urk 1692.16)


Нет страны, которая устояла бы перед ним.

Игра созвучных слов mAa.t и mAw.t


По крайней мере некоторые тексты архитравов представляют собой
комментарии к царским именам. Например, одна из строк начинается так:

anx @rw kA nxt xai m mAa.t Snay aHA wp.t spd ab.wi mn ib Hr mTwn=f n hn.tw=f
nsw biti Nb mAa.t Raw iwa.t Raw iri.n=f m mnw=f n it Imn wHm saHa n=f Ip.t m
mAw.t m iri zA m ib mrr n it=f smnx sw Hr ns.t=f
(Urk. IV. 1682.7-13)
Да живёт Хор Мощный бык, воссиявший в истине, бодающий, сра-
жающийся головой, острый рогами, стойкий на своём поле боя, которого
не согнуть.

29
Обзор схожих фонетических средств в разных афразийских традициях см. Selden D.
Apuleius and Afroasiatic Poetics / Lee B.T., Finkelpearl E., Graverini L. Apuleus and Africa.
New York, 2014. P. 205-270.
30
Возможности сочленения «многовалентных» элементов текста демонстрирует гимн
Мут, организованный в виде кроссворда, в котором текст может формироваться в не-
скольких направлениях Stewart H. A crossword hymn to Mut // Journal of Egyptian Archae-
ology 57 (1971). P. 87-104.
31
Здесь фонетическое созвучие строится на повторении похоже звучащих групп: близки
не только h, но и их окружение: A, a, r.

254
З АМЕЧАНИЯ ОБ ИГРЕ СЛОВ И ЗВУКОВ В ТЕКСТАХ А МЕНХОТЕПА III

Царь-государь Небмаатра, наследник Ра, сделал он памятники свои


для отца Амона-Ра, опять воздвиг для него Луксор заново, как то, что де-
лает сын любящим сердцем для отца, усовершенствовав его на престоле
своем.
После Хорова имени, которое содержит стандартный для XVIII дина-
стии эпитет «мощный бык», следует развёрнутое описание бойцовских ка-
честв быка. За тронным именем, в состав которого входят слова «наслед-
ник32 Ра», следует разъяснение, как именно царь осуществляет свою роль
наследника. Обратим внимание на то, как описывается свершение царя:

wHm saHa n=f Ip.t m mAw.t


Еще раз воздвиг для него Ip.t заново
Компонент m mAw.t здесь как будто избыточен, поскольку повторность
действия уже обозначена глаголом wHm «делать повторно»33. Поскольку,
как было продемонстрировано выше, эпитеты раскрывают царские имена,
возникает подозрение, что фраза m mAw.t играет на созвучии с Маат в имени.
Эта фраза об обновлении («заново») – самая частотная в тексте архитравов.
Выступая в разных сочетаниях, m mAw.t присутствует почти на каждом ар-
хитраве (всего 15 раз на архитравах большого колонного двора).
В другом месте царское имя поясняется следующим образом:

iri n=f nsw bi.ti Nb-mAa.t-Raw-mri-Raw ip.t nfr.t m mAw.t mA.tw=s mi Ax.t p.t
(Urk. IV. 1696.7-8)
Сделал для него царь-государь Небмаатра-избранник Ра прекрасный
Ипет заново, чтобы выглядел он как небесный горизонт.
Фразы, следующие за картушем, раскрывают компоненты царского
имени. Это пояснение строится на двух принципах: смысловом (Ра в имени

32
Между двумя именами можно усмотреть перекличку: iwA «бык», iwa «наследство».
33
wHm saHa как глагол в ряду с другими глаголами, описывающими строительную актив-
ность см. (Grallert. Op.cit. S. 25).

255
Н. В. М АКЕЕВА

влечёт за собой в толковании слова о горизонте), и звуковом (имя Маат вы-


зывает слова об обновлении mAw.t). Цепочка звукового подобия расширя-
ется за счет глагола mA34.
Фраза m mAw.t – не редкость для строительных надписей египетских
царей. Справедливости ради нужно отметить, что на архитравах Тутмоса III
в Ax-mnw Карнака она тоже встречается часто (Urk. IV. 855-859). Однако Ax
mnw Тутмос III перестраивал, и потому употребление фразы «заново»
оправдано. В случае же с Луксором это не так. При том, что какие-то соору-
жения на месте Луксора существовали и до Аменемхета III, при нем храм
был отстроен с новым размахом. Исходя из современных представлений,
Аменхотеп строил, а не перестраивал, и фраза m mAw.t требует объяснения.
Силке Граллерт35 обратила внимание на то, что фраза m mAw.t присутствует
не во всех частях храма. Во внутренней части храма «обновление» упомя-
нуто лишь один раз, а на архитравах колонного двора m mAw.t повторяется
многократно. С. Граллерт предположила, что присутствие этой фразы отра-
жает смену архитектурного замысла. Изначально царь планировал строить
храм меньшего размаха, но изменил замысел и добавил еще одно помеще-
ние36. Эта вторая очередь строительства будто бы и обозначалась словами
m mAw.t, которые к тому же сопровождались фразами (wHm saHa «повторно
воздвиг») и sqAi.ti swsx.ti (С. Граллерт понимает это как свидетельство того,
что во второй период строительства храм был «увеличен в высоту и ши-
рину»37). Однако если предложенное объяснение правильно, получается,
что в гипостильном дворе Аменхотеп III употребляет фразу m mAw.t не в ее

34
Нельзя сказать с уверенностью, продолжала ли эту цепочку сравнительная также ча-
стица mi. Хотя нам созвучие mi и mA не кажется очевидным, эту возможности нельзя
отвергать. Р. Фолкнер замечает, что вместо слова mwt «смерть» в «Книге Мёртвых» ис-
пользуется созвучное слово mi «прийти» (Faulkner. Op.cit. P. 147). Примеры игры mwt/mi
вплоть до римского времени см. (Guglielmi W. Zu einigen literarischen Funktionen des Wort-
spiels / Junge F. (ed.) Studien zu Sprache und Religion Ägyptens. S 491-506. Göttingen, 1984.
P. 503-5).
35
Grallert S. Bauen - Stiften - Weihen: ägyptische Bau- und Restaurierungsinschriften von den
Anfängen bis zur 30. Dynastie. Berlin, 2001. S. 221-227.
36
Grallert. Op.cit. S. 227.
37
Однако в таких же фразах описывается строительство заупокойного храма Аменхотепа
на другом берегу Нила: swsx.ti saA.ti rdi HAw Hr nfr=f (Urk IV 1650. 14), который должен
был быть оригинальной постройкой.

256
З АМЕЧАНИЯ ОБ ИГРЕ СЛОВ И ЗВУКОВ В ТЕКСТАХ А МЕНХОТЕПА III

стандартном значении. Обычно «новое» описывается как заслуга царя в от-


ношении к сделанному предками (например, у Тутмоса III в Карнаке: m
mAw.t m HAw wn.t m-bAH «заново, как приращение к тому, что было
прежде»38). Сугубо техническое значение фразы у Аменхотепа III само по
себе нуждается в объяснении: прекрасно отдавая себе отчёт в том, что речь
идёт о «работах для вечности», стали бы египтяне столь монументально
подчеркивать, что постройка была выполнена во вторую очередь строитель-
ства? Видимо, имеет смысл поискать другое или дополняющее объяснение.
Например, допустить, что многократное повторение фразы m mAw.t на ар-
хитравах гипостильного зала вызвано тем, что она несла дополнительную
смысловую нагрузку. Фраза m mAw.t «заново» фонетически похожа на имя
богини mAa.t, часть тронного имени царя.
Связи фразы m mAw.t с царским именем подтверждается её местом в
тексте: за единственным исключением39, фраза m mAw.t всегда следует за
тронным именем, которое содержит компонент m mAa.t. Близость фраз воз-
можно, даже подчеркивается визуально. В некоторых случаях m mAw.t рас-
положена над колонной, на капители которой нанесено имя Nb-mAa.t-Raw.
В Луксоре «обновление» играло особую роль: храм, посвященный цар-
скому ка, был местом обновления царя40, о чём прямо говорят тексты: is.t=f
pw n.t mAa.t Hwn=f im=s «это место истины, в котором он омолодился». Для
обозначения «обновления, омоложения» обычно используются глаголы Hwn
и rnpy, но mAw тоже может употребляться в этом контексте41. Вовлекая в
звуковую игру имя царя и слово «заново», автор текста подчеркивал идеи,
заложенные в оформлении храма.
Игры со словами и знаками были важной составляющей в оформлении
не только архитравов, но и прочих частей Луксора Аменхотепа III. Ланни
Бэлл указал на то, что смысл центральной ритуальной сцены храма пред-
ставляет собой парономасию. Царь преподносит божеству благовоние (snTr)

38
Grallert.Op.cit. S. 279
39
Исключение – Urk. IV. 1689-1692.
40
Bell L. Luxor temple and the cult of the royal Ka // Journal of Near Eastern Studies 44 (1985).
P. 251-294.
41
Bell L. Op.cit. P. 283, note 154.

257
Н. В. М АКЕЕВА

и свежие цветы (rnp.t), в обмен он обретает статус божества (snTri), омоло-


жение (rnpy) и много лет (rnp.wt) жизни42. Использование созвучий – про-
дуктивный метод, которым прекрасно владели составители текстов Амен-
хотепа III.

Обыгрывание звуков и знаков в архитравах Луксора

Надписи архитравах идут в две или три строки. Тексты в строках раз-
ные, но и по форме, и по содержанию они близки. Тексты расходятся и схо-
дятся снова в точках, обозначенных царскими именами, которые располо-
жены друг под другом и визуально синхронизируют контрапункт двух тек-
стов, звучащих то в унисон, то созвучно. Так, например, если в верхней
строке43 говорится о том, что царь – «яйцо» и творение божества, то в ниж-
ней – о том, что царь – семя божества и вскормлен богинями. Далее обе
строки повествуют о постройках, и помимо тематической синхронизации,
здесь можно увидеть попытку синхронизации визуальной (Рис. 1):

Рис. 1. Группы знаков m mnw и n it располо-


жены друг под другом. (OIP 116. Pl. 196)

Другой фрагмент (Рис. 2) демонстрирует выравнивание сходных эле-


ментов в двух строках архитрава: друг над другом расположены одинаковые
элементы в фразах «полезный для отца» (сверху) и «созданные для отца»
(OIP 116. Pl. 196); а также знаки перед именами царя и сами имена.

42
Bell L. Op.cit. P. 281.
43
Пример из надписи, выполненной (судя по картушам в именах) в правление Тутанха-
мона или Сети I (Oriental Institute Publications (Chicago) Reliefs and Inscriptions at Luxor
Temple, Volume 2: The Facade, Portals, Upper Register Scenes, Columns, Marginalia, and
Statuary in the Colonnade Hall. Chicago: The Oriental Institute, 1998. Далее OIP 116. Pl. 196).
В отличие от Urk, это издание позволяет судить о взаимном расположении строк.

258
З АМЕЧАНИЯ ОБ ИГРЕ СЛОВ И ЗВУКОВ В ТЕКСТАХ А МЕНХОТЕПА III

Рис. 2 (OIP 116.


Pl. 196)

Подобные примеры свидетельствуют о том, что строки архитрава до-


полняют друг друга, и их следует рассматривать вместе.
Среди архитравов Аменхотепа III есть такая надпись, идущая в две
строки:

(Верхняя строка) Dar kA.wt gm n m-xt smnx xr D.t


(Нижняя строка) rsi.w-tp m-m HHy zp iqr n it di sw Hr ns.t=f (Urk. IV. 1697)
Кто искал работ, кто обрел для будущего, кто усовершенствовал в веч-
ности…
Бдящий в поисках превосходного дела для отца, который назначил его на
свой престол.

Две строки ведут параллельное повествование о том, как задумывалось


строительство. Две темы – поиск благого дела и неусыпное бдение царя (в
других случаях они иногда следуют они соединены последовательно, а не
параллельно, как здесь) – характерны для царских строительных текстов и
используют обычную для подобных заявлений лексику.
Верхняя строка содержит, по-видимому, фонетическую игру. Необыч-
ное использование предлога xr «при» перед словом D.t «вечность» застав-
ляет подозревать, что выбор этого сочетания обусловлен его красотой. По-
вторяющиеся консонанты образовали рисунок:
m-n-m-x-(t s) m-n-x-x-r (D-t)
Верхняя фраза была повторена ещё раз на архитраве в той части по-
стройки, которая относится к времени Тутанхамона (или Сети I). Смысл
нижней фразы остался прежним, но поменялась формулировка (Рис. 3):

259
Н. В. М АКЕЕВА

Рис. 3 (OIP 116. Pl. 197)

Dar kA.wt gm n m-xt smnx xr Dt


[s]Dr rsi Hr HHy Ax HD tA gm=f m nfr (OIP 116. Pl.197).
Кто искал работ, кто обрел для будущего44, кто усовершенствовал в
вечности…
Кто провёл ночь без сна в поисках пользы, а на рассвете нашёл как
прекрасное...
Здесь, как и в случае, который рассматривался выше, верхняя и нижняя
строки объединены тематически. Кроме того, обе фразы начинаются с фо-
нетически сходных глаголов: Dar и sDr, их сходство подчеркнуто взаимным
расположением слов. В нижней строке повторена контрастная пара глаголов
«искать» – «находить» и введён ещё один тематический контраст: между
ночью, когда царь ищет, и утром, когда он обретает. Как и верхняя, нижняя
строка содержала свою аллитерацию, основанною на повторении h: Hr HiHi
Ax HD (tA). Возможно, обе строки объединяло фонетическое созвучие в зна-
ках, расположенных друг под другом: m-xt и HD tA45.

44
Перевод в чикагском издании «Who conceives works and plans for the future, who embel-
lishes for eternity» отражает трудность в понимании значения глаголов Dar «искать» и gm
«находить» в данном контексте. Глагол Dar может означать «искать» с детерминативом
«глаза» и «заботиться» с детерминативом «ноги», но в нашем случае детерминатива нет.
Глагол gm имеет здесь, скорее всего, специфическое значение «обретать преимущество»,
«извлекать пользу» (Vernus P. Le verbe gm(j): essai de sémantique lexicale / Grossman E.,
Polis S., Winand J. (eds) Lexical semantics in Ancient Egyptian, 387-438. Hamburg, 2012).
Оба глагола нередко употребляются в царских строительных надписях, однако их соче-
тание встречается редко и объясняется, видимо, игрой на контрасте значений.
45
Об уверенном чтении Hty для HD-tA уже в Среднее Царство см. Darnell J. A New Middle
Egyptian Literary Text from Wadi el-Hol // Journal of the American Research Center in Egypt.
Vol. 34 (1997). P. 95.

260
З АМЕЧАНИЯ ОБ ИГРЕ СЛОВ И ЗВУКОВ В ТЕКСТАХ А МЕНХОТЕПА III

Нам не известен принцип, по которому формировались тексты длин-


ных славословий. Цепочки эпитетов выглядят порой случайными бессвяз-
ными нагромождениями. Приведённые соображения относительно звуко-
вой игры как одного из принципов формирования текстов могут показаться
гипотетичными, но если мы принимаем эту возможность, то в «усыпляю-
щей трескотне этих пустых фраз»46 царских текстов появляется больше
смысла.

46
Erman A. Aegypten und aegyptisches Leben im Altertum. Tübingen, 1885. S. 91.

261
К.Ю. Масалова (г. Киев)

Отождествление детей Хора с деталями ладьи


в 99-й главе Книги мертвых: сравнительный анализ

В настоящей статье рассматривается образ четырех богов – Амсети,


Хапи, Дуамутефа и Кебехсенуфа, которых в современной египтологии при-
нято обобщенно называть «детьми Хора» (вслед за разными религиозными
текстами, в которых для обозначения этих богов используется именно такой
эпитет, как, например, в Книге мертвых1 и Текстах пирамид2). О значимости
детей Хора свидетельствует огромное количество археологического мате-
риала, непосредственно фиксирующего изображения и имена богов (такого
как ящики для каноп, амулеты, статуэтки). Колоссальный массив также со-
ставляют изображения богов и упоминания о них на саркофагах, гробах, сте-
лах, рельефах, ящиках для каноп и ящиках для ушебти. Не менее важным
свидетельством значительной роли детей Хора в древнеегипетской мифоло-
гии есть и частота упоминания их в главных религиозно-заупокойных
текстах, таких как Тексты пирамид, Тексты саркофагов, Книга мертвых. Но
несмотря на наличие такого массива материалов, связанных с этими богами,
специальных исследований, посвященных детям Хора, как отдельным бо-
гам древнеегипетского пантеона, фактически не существует. Хотя в опреде-
ленном ряде работ, посвященных канопам и ящикам для каноп, а также в
трудах более широкого направления, можно найти базовые сведения об этих
богах3.
В силу отсутствия специальных исследований, посвященных богам,

1
Faulkner R.O. The Ancient Egyptian Book of the Dead. Austin, 2001. P. 108–109.
2
Idem. The Ancient Egyptian Pyramid Texts. Oxford, 2004. P. 210–211.
3
Например: DuQuesne T. The Jackal Divinities of Egypt. I. From the Archaic Period to Dyn-
asty X / Oxfordshire Communications in Egyptology. Vol. VI. London, 2005; Eggebrecht A.
«Amset» // LÄ. 1975. Bd. I. Kol. 226; Raven M.J. Egyptian Concepts on the Orientation of the
Human Body // JEA. 2005. Vol. 91. P. 37–53. Подробнее см.: Масалова К.Ю. Діти Хора: до
історії вивчення образу та актуальності теми // Доісламський Близький Схід: історія, ре-
лігія, культура / Під ред. М.О. Тарасенка. Київ, 2014. С. 139–148.
О ТОЖДЕСТВЛЕНИЕ ДЕТЕЙ Х ОРА С ДЕТАЛЯМИ ЛАДЬИ В К НИГЕ МЕРТВЫХ

многие ученые делают чрезмерный акцент на детях Хора в качестве охра-


нителей отдельных органов и тела в целом (на что М. Равен указывает в сво-
ей статье4 и называет эту их функцию не главной, а «вторичной»5). Это сви-
детельствует о необходимости «нового взгляда», то есть тщательного иссле-
дования роли богов не только на погребальном материале, но и с привлече-
нием других источников, изображающих или упоминающих этих богов. На
это указывают и некоторые авторитетные ученые, как, например, исследо-
ватель богов–шакалов Т. ДуКвен6. Одним из важнейших источников для ис-
следования детей Хора, по нашему мнению, является Книга мертвых, в ко-
торой эти боги представлены как в текстовой ее части, так и в иллюстратив-
ном материале.
В настоящем исследовании на примере 99-й главы, в которой дети Хора
ассоциируются с деталями священной ладьи, реконструируется мифологи-
ческий мотив, связанный с этими богами, зафиксированный в тексте Книги
мертвых. С помощью сравнительного анализа будет проведена попытка от-
крытия новых аспектов функционального назначения богов, скрытого в ас-
социациях с частями барки.
99-я глава Книги мертвых (ее часть 99Б) представляет собой запись
диалога умершего с частями барки. Назвав им их имена, умерший стано-
вился владельцем барки и мог продолжать свое путешествие по Потусто-
роннему миру. Титульная рубрика изречения, собственно, и отражает эту
цель: r(A) n in.t mXn.t m Xr.t-nTr 7 – «Глава для получения барки в Некрополе».
Глава 99 представлена в 198 списках (7% от общего количества извест-
ных на сегодня источников, содержащих текст или виньетки Книги мерт-
вых), из которых 191 содержат текст. Первые ее примеры датируются XVII8

4
Raven M.J. Op. cit. // JEA. 2005. Vol. 91. P. 43.
5
Ibid. P. 42.
6
DuQuesne T. Review: Dodson Aidan. The Canopic equipment of the kings of Egypt. With
contributions by Otto J. Schaden, Edwin C. Brock, and Mark Collier. Kegan Paul International:
London 1994 // DE. 1996. Vol. 34. P. 127–128.
7
Naville E. Das Aegyptische Todtenbuch der XVIII. bis XX. Dynastie. Einleitung. Berlin,
1886. S. 198.
8
По данным Bonn Totenbuchprojekt: Das Altägyptische Totenbuch. Ein Digitales Text-
zeugenarchiv [Электронный ресурс]. Режим доступа:
http://www.totenbuch.awk.nrw.de.

263
К. Ю. М АСАЛОВА

– ранней XVIII9 династией, остальные – Птолемеевским временем. Глава ча-


сто сопровождается виньеткой. Во времена Нового царства и III Переход-
ного периода эта иллюстрация представляет изображение умершего в барке
(с парусом или без него), часто – в сопровождении супруги. В Поздний пе-
риод виньетка повторяет иллюстрацию 98-й главы и показывает умершего,
который стоит перед баркой с поднятой рукой. На барке изображается му-
миеобразный бог-лодочник10. В некоторых списках, под иероглифическими
наименованиями деталей барки помещены их подробные изображения
(например: рNfr-rnpt, pBrüssel MRAH E. 504311).
В 99-й главе Книги мертвых дети Хора упоминаются дважды. Сначала
называется лишь один из богов – Амсети. Во втором случае все четверо бо-
гов уже фигурируют вместе. Поэтому ниже переводы и комментарии по
каждому из упоминаний будут даны отдельно.
Так как текст Книги мертвых по форме и словоупотреблению был до-
статочно стабильным и часто дословно воспроизводился, в анализе исполь-
зуется один источник времен Нового царства (так называемой «Фиванской
редакции») – pNw (pLondon BM EA 10477)12.
Первый случай: упоминается лишь об Амсети. В нумерации Т.Г. Ал-
лена он относится к большой части «b»13, которая включает в себя весь раз-
говор с деталями барки.
Папирус Ну (pNw pLondon BM EA 10477), строки 16–1714:

9
Munro I. Untersuchungen zu den Totenbuch–Papyri der 18. Dynastie. Kriterien ihren Datie-
rung. L. – N.Y., 1988. S. 274.
10
Mosher M.Jr. The Ancient Egyptian Book of the Dead in the Late Period: A Study of Revi-
sions Evident in Evolving Vignettes, and Possible Chronological or Geographical Implications
for Differing Versions of Vignettes [Dissertation]. Berkley, 1990. P. 318–319, 760; Milde H.
The Vignettes in the Book of the Dead of Neferrenpet / Egyptologische Uitgaven. VII. Leiden,
1991. P. 176–179.
11
Milde H. Op. cit. Pl. 34.
12
Budge E.A.W. The Book of the Dead: Facsimiles of the papyri of Hunefer, Anhai, Kerāsher
and Netchemet with Supplementary text from the papyrus of Nu, with transcripts, translations,
etc. L., 1899.; Lapp G. The Papyrus of Nu (BM EA 10477). L., 1997.
13
Allen T.G. The Egyptian Book of the Dead Documents in the Oriental Institute Museum at
the University of Chicago / OIP. Vol. LXXXII. Chicago, 1960. P. 172; Idem. The Book of the
Dead or Going Forth by Day. Ideas of the Ancient Egyptians concerning the Hereafter as ex-
pressed in their own Terms / SAOC. Vol. 37. Chicago, 1974. P. 80.
14
Budge E.A.W. Op. cit. P. 46.; Lapp G. Op. cit. Pl. 63.

264
О ТОЖДЕСТВЛЕНИЕ ДЕТЕЙ Х ОРА С ДЕТАЛЯМИ ЛАДЬИ В К НИГЕ МЕРТВЫХ

Dd n.i rn.i in bDA


Sbb n Imsty rn.k
«Назови мне имя мое», – говорит топ мачты.
«Трахея Амсети» – имя твое.
В общем, весь разговор с деталями ладьи имеет универсальный мифо-
логический характер. Знание и называние имен является примером магии,
присутствующей во многих культурах15, в том числе и в древнеегипетской16,
которая с помощью называния имен дает оратору власть над названными
объектами. Так, умерший, называя части ладьи, постепенно получает ее в
свое распоряжение; деталь за деталью, он получает доступ к этой барке, и
становится ее владельцем. Второй аспект этого диалога заключается в пред-
ставлении лодки в качестве божественной сущности. Это проявляется в
виде особой формы древнеегипетских магических текстов, которые в совре-
менной египтологии выделены в отдельный жанр религиозно–заупокойной
и магической литературы – Gliedervergottung (то есть – «обожествления ча-
стей тела»). Несмотря на то, что появление этих текстов связано с процессом
мумификации17, главная идея состоит в том, что, превращая каждую отдель-
ную часть в бога, в бога превращается и целый объект18. В данном же случае
текст представляет собой третью группу по классификации Т. ДуКвена, ко-
торую автор назвал «Сходные тексты» (Les textes apparentés), то есть тексты
являющихся близкими по механизму идентификации19. Саму же идентифи-
кацию топа мачты с трахеей Амсети можно было бы отнести к третьей

15
Пропп В.Я. Исторические корни волшебной сказки. М., 2000. C. 44–45; Чегодаев М.А.
Хор-Без-Глаз-На-Его-Челе (опыт интерпретации имени) // Древний Восток: общность и
своеобразие культурных традиций / Под ред. О.И. Павловой, А.А. Немировского. М.,
2001. С. 24–32.
16
Тураев Б.А. Египетская литература. Т. 1. Исторический очерк Древнеегипетской лите-
ратуры. М., 1920. C. 56.
17
Altenmüller H. «Gliedervergottung» // LÄ. 1977. Bd. II. Kol. 624–627; Тарасенко Н.А.
Gliedervergottung и теогония в Древнем Египте // Asiatica. Труды по философии и куль-
турам Востока. СПб., 2008. Вып. 2. С. 137–138; Он же. Древнеегипетская мифология в
изобразительной традиции Книги Мертвых (виньетки глав 16, 17 и 42 в Новом царстве –
Третьем переходном периоде). К., 2009. C. 212–213.
18
Тарасенко Н.А. Древнеегипетская мифология. C. 229–230.
19
Тарасенко Н.А. Gliedervergottung и теогония. С. 137; Он же. Древнеегипетская мифо-
логия. C. 212.

265
К. Ю. М АСАЛОВА

группе из шести «кодов» идентификаций, предложенных Дж. Уолкером, то


есть – «идентификация части тела человека с частью тела <...> божества»20.
Несмотря на то, что в данном случае обожествляется не плоть человека, а
лодка, сам механизм идентичен.
Трактовать природу сопоставления топа мачты с Амсети в контексте
Gliedervergottung довольно трудно. Во-первых, в этом сопоставлении
трудно найти какой-либо привычный для Gliedervergottung механизм, кото-
рый бы его обосновывал (например, созвучность слов21). В грамматическом
аспекте мы видим совпадение числа, что является одним из механизмов22,
но, во-первых, когда речь идет о единственном числе – это трудно назвать
обоснованием, во-вторых – Амсети относится к группе коллективных бо-
жеств и его отрыв от братьев выглядит еще менее обоснованным с этой
точки зрения (тем более, что позже они уже упоминаются все вчетвером).
Что касается совпадения в роде23 – вопрос становится еще более туманным:
слово bDA – мужского рода, в то время как род Амсети является несколько
спорным24.
Мы можем выделить лишь символический механизм сопоставления:
мачта (aHa 25, xt-TAw 26) состоит из частей (dp.w 27), среди которых египтяне
выделяют: bDA 28 – топ мачты, Hpt.w 29 – основу / нижнюю часть мачты (Mast-
fuß) и HTT.t 30 – колодку мачты (Mastschuh). То есть топ мачты является одной
из частей целого, так же как Амсети является одной из «частей» детей Хора
(и, хотя количество элементов несколько отличается, мы все же можем

20
Walker J.H. Studies in Ancient Egyptian Anatomical Terminology / Studies of the Australian
Centre for Egyptology. Vol. 4. Warminster, 1996. P. 289; Тарасенко Н.А. Gliedervergottung
и теогония. С. 135; Он же. Древнеегипетская мифология. C. 211.
21
Altenmüller H. Op. cit. Kol. 626 (Anm. 18).
22
Ibid. Kol. 626 (Anm. 19).
23
Walker J. Egyptian Medicine and the Gods // BACE. 1993. Vol. 4. P. 84.
24
Eggebrecht A. Op. cit. Kol. 226; DuQuesne T. Review: Dodson Aidan. The Canopic equip-
ment. P. 128; Idem. The Jackal Divinities. P. 428.
25
Wb, I, 218.
26
Wb, III, 342.
27
Wb, V, 72.
28
Wb, I, 488 ; Jéquier G. Essai sur la nomenclature des parties de bateaux // BIFAO. 1911.
T. 9. P. 59.
29
Wb, III, 72.
30
Wb, III, 205.

266
О ТОЖДЕСТВЛЕНИЕ ДЕТЕЙ Х ОРА С ДЕТАЛЯМИ ЛАДЬИ В К НИГЕ МЕРТВЫХ

предполагать наличие этого механизма, поскольку дети Хора – одни из не-


многих «коллективных» божеств Древнего Египта, и в этом случае меха-
низм может строиться не на количестве элементов, а на их природе). Когда
дети Хора перечисляются поименно, то чаще всего именно Амсети называ-
ется первым31, и в этом можно провести параллель с самой верхней / первой
частью мачты – ее топом.
Другой аспект этого сравнения – это трахея. О некой связи трахеи с
топом мачты, могут свидетельствовать такие наблюдения: во-первых, из
всех возможных органов в теле человека, имеющих вертикально-удлинен-
ную и узкую форму, трахея находится выше всего. Поэтому хоть она и не
является верхней точкой в теле человека, она при этом совпадает с топом
мачты по форме, и среди подобных органов – находится наиболее высоко.
Во-вторых, само строение трахеи (trachea) с ее дугообразными хрящами
(cartilagines tracheales)32 напоминает изображение топ-мачты (Рис. 1)33, что
выражено и в детерминативе к этому слову – (GSL P77). И так же, как
под топом мачты находятся паруса, в бифуркации трахеи (bifurcatio tra-
cheae)34 она разветвляется в бронхи (bronchi principals dexter et sinister), ко-
торые вступают в легкие (pulmones)35 (Рис. 2)36. Такая аналогия подтвержда-
ется и тем, что знак (GSL P5)37 был универсальным символом воз-

духа38. Он служит детерминативом и в слове HtAw «парус», и в

слове , TAw «вдыхать, воздух». Можно вспомнить и те


главы Книги мертвых, которые касаются получения умершим воздуха

31
LGG, I, 368.
32
Синельников Р.Д., Синельников Я.Р. Атлас анатомии человека. М., 1996. Т. 2. C. 148.
33
Couser P., Ward C., Vosmer T. Hypothetical Reconstruction of an Ancient Egyptian Sea-Go-
ing Vessel from the Reign of Hatshepsut, 1500 BCE // Historic Ships. The Royal Institution of
Naval Architects, 19–20 November 2009. London, 2009. Fig. 17b.
34
Синельников Р.Д., Синельников Я.Р. Указ. соч. C. 149, 152.
35
Там же. C. 154.
36
Там же. Ил. 596.
37
Gardiner A.H. Egyptian Grammar. Being an Introduction to the Study of Hieroglyphs. 3rd
Ed. L. – Oxford, 1958. P. 499.
38
Wilkinson R.H. Reading Egyptian Art: A Hieroglyphic Guide to Ancient Egyptian Painting
and Sculpture. L., 1992. P. 154–155.

267
К. Ю. М АСАЛОВА

(BD 54–58): обычно они иллюстрировались изображением человека, держа-


щего этот символ в руке39.
Таким образом, топ мачты, который возвышается над парусом, кото-
рый был символом дыхания, связан с трахеей, которая является одним из
первых органов дыхания (после носа и гортани, которые совсем не похожи
на мачту по форме40). Даже при том, что не все ученые переводили слово
Sbb как «трахею» («пищевод» у Р. Фолкнера41 и Дж. Уолкера42, «пищевод»,
с уточнением – «горло», у Дж.Г. Брэстеда43), именно этот перевод, предло-
женный в «Берлинском словаре»44, выглядит наиболее точным.
Можно также обосновать связь Амсети с трахеей. Эта связь осуществ-
ляется через Хапи, который почти всегда следует за Амсети (при упомина-
нии всех четырех богов), и который был покровителем легких. Хотя Амсети
как покровитель внутренних органов чаще всего выступает как защитник
печени, в этом пассаже он мог связываться с трахеей по нескольким причи-
нам. Во-первых, через посредство топа мачты: если Амсети = топ мачты, и
если трахея = топ мачты, то Амсети = трахея. Во-вторых, если Хапи заме-
ститель легких, а Амсети идет перед ним, то в данном контексте он может
ассоциироваться с трахеей, что находится выше легких. Можно привести
сравнение с другими текстами Gliedervergottung, где упоминается трахея.
Нам известно лишь одно такое упоминание, в котором фигурирует слово
Sbb45: в 172-й главе Книги мертвых, где с ней сравнивается Анубис. По-
скольку этот бог имеет очевидное отношение к детям Хора (как и Хор и
Осирис), то и сравнение одного из детей Хора с трахеей выглядит уже не-
случайным.
Второй случай: в 99Б главе Книги мертвых есть упоминание всех

39
Mosher M.Jr. Op. cit. P. 712–717.
40
Синельников Р.Д., Синельников Я.Р. Указ. соч. C. 120–146.
41
Faulkner R.O. A Concise Dictionary of Middle Egyptian. Oxford, 1991. P. 264; Idem. The
Ancient Egyptian Coffin Texts. Warminster, 1994. Vol. II: Spells 355–787. P. 49, 55.
42
Walker J.H. Studies... P. 276.
43
Breasted J.H. The Edwin Smith Surgical Papyrus: published in facsimile and hieroglyphic
transliteration with translation and commentary in two volumes. Vol. I. / OIP. Vol. III. Chi-
cago, 1930. P. 314.
44
Wb, IV, 439.
45
Walker J.H. Studies... P. 310.

268
О ТОЖДЕСТВЛЕНИЕ ДЕТЕЙ Х ОРА С ДЕТАЛЯМИ ЛАДЬИ В К НИГЕ МЕРТВЫХ

четырех детей Хора. Он, как и первый, относится к большей части «b»46,
которая включает в себя весь диалог с деталями барки.
Папирус Ну (pNw pLondon BM EA 10477), строки 22–2447:
Dd n.i rn.i in wgAyw.s imyw-xt.s
Imsty @py _wA-mwt.f QbH-snw.f @Aqw IT-m-awA MA.n-it.f Ir.rn.f-Ds.f rn.w.tn
«“Скажи мне имя мое”, – говорят ребра ладьи, внутренности ее.
“Амсети, Хапи, Дуамутеф, Кебехсенуф, Хаку, Итемауа, Маенитеф, Ир-
ренефджесеф” – имена ваши».
В этом пассаже все четверо детей Хора вместе с еще четырьмя богами
называются ребрами ладьи. Другие четверо богов – это Хаку, чье имя пере-
водится как «Грабитель»48, Итемауа, чье имя означает – «Тот, кто отбирает
насильно»49, Маенитеф, имя которого значит – «Тот, кого видит его отец»50
и Ирренефджесеф, чье имя переводится как «Тот, кто создает имя свое соб-
ственное»51.
Идентификацию из данного пассажа можно отнести ко второй группе
из шести «кодов» идентификаций, предложенных Дж. Уолкером, то есть –
«прямая идентификация части тела <...> с божеством»52. Ребра
(балки/доски) судна – основной конструктивный элемент корпуса лодки53.
Эти доски обычно соединялись парной незакрепленной шиповой системой
соединения54. В этой конструктивной части ладьи египтяне отмечали такие

46
Allen T.G. The Egyptian Book of the Dead. P. 172; Idem. The Book of the Dead. P. 81.
47
Budge E.A.W. Op. cit. P. 46.; Lapp G. Op. cit. Pl. 63.
48
LGG, V, 26–27.
49
LGG, I, 628.
50
LGG, III, 199–200.
51
LGG, I, 471–472.
52
Walker J.H. Studies... P. 289; Тарасенко Н.А. Gliedervergottung и теогония. С. 135; Он
же. Древнеегипетская мифология. C. 211.
53
Milde H. Op. cit. P. 178 (fn. 18).
54
Ward Ch., Couser P., Vosmer T. Building Hatshepsut’s Punt Ship: Science and Ship Recon-
struction // Historical Boat and Ship Replicas / Ed. by M.J. Springmann, H. Wernicke. Torge-
low, 2007. P. 123, 126; Couser P., Ward C., Vosmer T. Hypothetical Reconstruction. P. 86-
139; Ward Ch. Building pharaoh’s ships: Cedar, incense and sailing the Great Green // British
Museum Studies in Ancient Egypt and Sudan. 2012. Vol. 18. P. 217-232. О лодках в Древнем
Египте см. также: Edgerton W.F. Dimensions of Ancient Egyptian Ships // The American
Journal of Semitic Languages and Literatures. Chicago, 1930. Vol. 43, No. 3. P. 145-149;
Faulkner R.O. Egyptian Seagoing Ships // JEA. 1941. Vol. 26. P. 3-9; Newberry P.E. Notes on

269
К. Ю. М АСАЛОВА

качества, как прочность и нераздельность55. Нераздельность сразу вызывает


ассоциации с детьми Хора, так как эти боги в подавляющем большинстве
случаев упоминаются и изображаются неотрывно друг от друга. Не менее
важным является и вопрос количества: дети Хора как божества коллектив-
ные очень подходят для сравнения с балками, представленными в соответ-
ствии с конструкцией, во множественном числе. Установленного количе-
ство балок не существует, но, в любом случае, это количество является боль-
шим, нежели четыре. И именно поэтому, возможно, в текст могли быть до-
бавлены другие четверо богов – чтобы особенно подчеркнуть эту множе-
ственность и нераздельность, как бы формируя Огдоаду богов56. Связь
между остальными четырьмя богами является, вероятно, эпизодической57,
поэтому мы можем предположить, что именно дети Хора служили в этой
группе «цементирующей» основой, которая давала этим ребрам нераздель-
ность.
Дети Хора фигурируют в качестве соединителей и тех, кто предостав-
ляет прочность, также и в 151-й главе Книги мертвых. Согласно папирусу
Мутхетеп (рMwt-Htp.t, рLondon BM EA 10010), Амсети говорит: <…>
srwd.n.i pr.k mn.wj …58 – «… обеспечил я дом твой прочностью ...». Хапи
говорит, что: … Ts.n tp at.t <…> rdi.t n.i n.t.t tp Dt 59 – «... соединил голову,
конечности твои <...> дал тебе голову навечно». Слова Кебехсенуфа каса-
ются и соединения, и обеспечения прочности: … dmd.n.t qsw.t sAq.t at.t ini n.t
ib.t di.i n.t sw Hr st.f m Xt.t srwd.n.i pr.t m-xt.t 60 – «... соединил для тебя кости
твои, собрал для тебя конечности твои, принес я тебе сердце твое, поместил
для тебя его на место его в теле твоем, закрепил я твой дом за тобой». По-
этому, слова детей Хора в 151-й главе подтверждают связь богов с ребрами

Seagoing Ships // JEA. 1942. Vol. 28. P. 64-66; Vinson S. The Earliest Representations of
Brailed Sails // JARCE. 1993. Vol. 30. P. 133-150.
55
Jéquier G. Op. cit. P. 62–63.
56
См.: Hornung E. Conceptions of God in Ancient Egypt: The One and the Many. New York,
1982. P. 220–221.
57
LGG, V, 26–27; I. 628; III. 199–200; I. 471–472.
58
Budge E.A.W. The Chapters of Coming Forth by Day or the Theban Recension of the Book
of the Dead; the Egyptian hieroglyphic text edited from numerous papyri. Vol. II. L., 1910. P.
286 (X).
59
Ibid. P. 286 (XІ).
60
Ibid. P. 286 (XІІІ).

270
О ТОЖДЕСТВЛЕНИЕ ДЕТЕЙ Х ОРА С ДЕТАЛЯМИ ЛАДЬИ В К НИГЕ МЕРТВЫХ

ладьи как нераздельным конструктивным элементом, который придает


лодке прочности, подтверждая, что и это отождествление могло иметь под
собой четкие основания.
Таким образом, нами были обнаружены новые аспекты функций детей
Хора, скрытых в отождествлении с частями барки. Трактуя механизм по-
строения ассоциаций, мы предложили рассматривать его как символиче-
ский. С помощью именно такой трактовки исследуемые сравнения удалось
объяснить, что помогло обозначить интересные особенности этих богов.
Так, установлено, что за сравнением Амсети с топом мачты и его связью с
трахеей кроется его первенство среди других богов группы (которая отоб-
ражается в последовательности называния богов в текстах). Это означ