Вы находитесь на странице: 1из 32

Технологии сейсморазведки, № 4, 2017, с. 5–36 http://ts.sbras.

ru

doi: 10.18303/1813-4254-2017-4-5-36 УДК 550.3

СТАНОВЛЕНИЕ И ПУТИ РАЗВИТИЯ СЕЙСМОРАЗВЕДКИ НЕТРАДИЦИОННЫХ МОДЕЛЕЙ


ВЕРХНЕЙ ЧАСТИ КОРЫ И ВОЗМОЖНОСТИ СОВРЕМЕННЫХ СЕЙСМОАКУСТИЧЕСКИХ
ТЕХНОЛОГИЙ В РУДНОПОИСКОВЫХ ПРОВИНЦИЯХ
Н.А. Караев
e-mail: nazim_karaev@mail.ru
Рассмотрены основные этапы истории становления и развития метода отраженных волн,
впервые занявшего лидирующее положение среди прочих геофизических методов при изучении
структурно-тектонического строения рудных районов. Многообразие изучаемых геологических сред,
при различной глубине и детальности освещения разреза, определили большой набор методов и
модификаций рудной сейсморазведки, применяемых при решении самых разнообразных задач – от
региональных исследований структурно-тектонических комплексов верхней части земной коры до
локализации геологических объектов. Основное внимание уделено развитию физико-геологических
основ метода отраженных волн, созданию нового наиболее общего класса гетерогенных
сейсмических моделей при аппроксимации сложнопостроенных объектов земной коры. Определены
основные этапы восстановления и перспективы сейсмоакустических методов на новом
технологическом уровне при решении разномасштабных задач в общем комплексе геолого-
геофизических исследований на твердые полезные ископаемые.

Рудная сейсморазведка, сложнопостроенные среды, земная кора, гетерогенные


сейсмические модели, отраженно-рассеянные волны

ARISE AND DEVELOPMENT OF SEISMIC EXPLORATION OF NON-TRADITIONAL MODELS


OF THE UPPER CRUST AND THE PERSPECTIVE OF MODERN SEISMOACOUSTIC
TECHNOLOGIES IN ORE-REACH PROVINCES
N.A. Karaev
e-mail: nazim_karaev@mail.ru
The main stages from the history of the reflected waves seismic method development are shown.
This method in the early beginning took the leading position among the other geophysical methods in
studying of the structure of ore regions. The variety of geological models at different depths and with different
illumination were studied, which determined a large set of methods and modifications of ore seismic surveys
used to solve a wide variety of problems, from regional structural studies of tectonic domains of the upper
part of the earth's crust to the localization of geological objects. The main attention is paid to the development
of the basics of the reflected wave seismic method, to the creation of a new most general class of
heterogeneous seismic models in the approximation of complexly built objects of the earth's crust. The main
stages of survey and prospects of seismoacoustic methods at a new technological level are determined in
solving various problems in the overall list of geological and geophysical studies for solid minerals.

Ore seismic, complex media, the earth's crust, heterogeneous seismic models, reflected-scattered
waves
_____________________

© Н.А. Караев, 2017


5
ВВЕДЕНИЕ
В начале 60-х годов в связи с резким сокращением фонда легкооткрываемых
месторождений возникла проблема поисков глубокозалегающих рудных объектов. Перед
сейсмическим методом были выдвинуты новые нетрадиционные задачи, связанные со
структурным картированием рудоперспективных площадей. Для решения сложных проблем
рудной сейсморазведки были привлечены научно-исследовательские и производственные
организации Мингео СССР, институты АН СССР, а также специализированные лаборатории
вузов. Роль головной организации Мингео СССР была отведена Всесоюзному институту
разведочной геофизики (ВИРГ).
Статья посвящена истории становления и развития рудной сейсморазведки в ВИРГе. В
его структуру была введена лаборатория рудной сейсморазведки, в последующем
преобразованная в отдел сейсморазведки, куда вошли лаборатории сейсморазведки
(Н.А. Караев), вибросейсморазведки (Ю.П. Лукашин) и геоакустики (Г.Я. Рабинович). В
нетрадиционной форме изложены некоторые фрагменты из воспоминаний о В.В. Федынском и
основоположниках сейсмических методов и направлений: Н.Н. Пузыреве, И.С. Берзон,
И.П. Косминской, Е.И. Гальперине [Караев, 2004а, 2004б, 2005, 2009, 2013], в контакте с
которыми решались узловые моменты, возникавшие при решении проблем рудной
сейсморазведки.
Вхождение в рудную сейсморазведку предстояло начинать с нуля. При определении
направления наших исследований, основная ставка была сделана на развитие метода
отраженных волн. Подобная задача в мировой практике сейсморазведки ставилась впервые.
Вопрос об использовании метода отраженных волн при решении задач структурного
картирования глубокозалегающих месторождений многими был воспринят отрицательно. С
одной стороны, ряд исследователей с понятием «рудная» сейсморазведка традиционно
связывали прямые поиски рудных залежей. При этом имелись в виду задачи, связанные с
картированием кристаллического фундамента под наносами, как например, при поисках
железорудных и пр. рудных залежей, решаемые КМПВ в районах Курской магнитной аномалии.
С другой стороны, из-за отсутствия фактического материала многие исследователи полагали,
что в метаморфических и кристаллических толщах пород из-за сложного строения сред
отсутствуют отражающие границы и поэтому возможность извлечения полезной информации о
целевых структурах и рудных объектах в поле отраженных волн отсутствует. К моменту
постановки проблемы рудной сейсмики не было ни одной скважины, в которой были бы
проведены измерения скорости в подобных средах. Мы понимали, что для утверждения метода
отраженных волн в рудной геофизике предстояло пройти сложный путь, связанный с развитием
физических основ метода, созданием нетрадиционных сейсмических технологий. Начинать надо
было с создания фундамента нового направления сейсморазведки.
Мы отлично сознавали возложенную на нас огромную ответственность и понимали, что
без поддержки В.В. Федынского и участия ведущих сотрудников Института физики Земли АН
СССР (ИФЗ АН СССР) решить многие проблемы рудной сейсморазведки будет невозможно. Для
утверждения нашего положения в ВИРГе необходимо было получить полевой материал с
регистрации отраженных волн хотя бы в одном из рудных районов. Возможности сейсмических
технологий в этот период были ограничены применением аналоговых сейсморазведочных
станций.
Модернизация сейсмостанции ССМ-57 и первые результаты. Для проведения
первых работ по регистрации отраженных волн в рудных районах в лаборатории сейсморазведки
ВИРГа проведены аппаратурные разработки, связанные с существенной модернизацией
выпускаемой заводом «Нефтеприбор» первой 24-канальной сейсмостанции с аналоговой
магнитной записью ССМ-57. Количество каналов было увеличено до 48, существенным при этом
явилось введение устройства со струйной записью, что позволило расширить динамический
диапазон воспроизводимых колебаний. Параллельно с этим в лаборатории сейсморазведки
ВИРГа были созданы первые аналоговые устройства обработки сейсмограмм, с реализацией

6
различных процедур пространственно-временной фильтрации, в том числе и веерной, по
алгоритму С.А. Нахамкина. Аппаратурные разработки проводились высоко квалифицированным
специалистом Н.Я. Марголис, при участии физика А.Е. Бирмана. Созданные ВИРГом аналоговые
устройства обработки данных были встроены в модернизированную сейсмостанцию с
промежуточной магнитной записью СМ–57 (Э.С. Эйдельман). Это был первый опыт
использования линий задержки при разработке аналоговых устройств, который в последующем
был реализован в Саратовском ОКБ при создании первых отечественных систем аналоговой
обработки сейсмической информации.
Работы лаборатории находились под пристальным вниманием В.В. Федынского. Будучи
руководителем высокого ранга, он неоднократно посещал подвал на Фонтанке, 38, где была
размещена наша лаборатория. Его интересовали наши предложения по усовершенствованию
сейсмостанции ССМ–57, с внедрением которой в последующем были получены первые
положительные результаты МОВ в рудных районах. Поддержка наших начинаний со стороны
Всеволода Владимировича была существенной, она позволила нам продержаться «на плаву» до
получения первых положительных результатов.
Наши первые аппаратурные разработки получили широкий отклик во многих научных и
производственных организациях Мингео СССР. В 1962 г. был заключен договор с Восточно-
Казахстанским управлением (ВКГУ) на проведение первых сейсмических исследований по
изучению вулканогенно-осадочных толщ на Рудном Алтае в районе Зыряновского
полиметаллического месторождения. Первое опробование МОВ в столь сложном рудном районе
было крайне рискованно. Отрицательный результат привел бы к закрытию развиваемой идеи
использования отраженных волн при глубинных исследованиях рудных районов. В этой связи
Н.Н. Пузырев считал, что выбор Рудного Алтая в качестве начального сейсмического полигона
по опробованию МОВ является неудачным.
В 1962 г. совместно с ВКГУ (В.Н. Тростников) была организована сейсмическая партия
МОВ. Наблюдения проводились с существенно модернизированной сейсмостанцией ССМ-57.
Были реализованы самые современные на тот период системы группирования источников и
приемников. В процессе проведенных технологических экспериментов сверх ожидания были
зарегистрированы интенсивные группы отраженных волн, связанные с контактом эффузивно-
осадочной толщи среднего девона (Д2) (рис. 1). Практически одновременно с ВИРГом
отраженные волны, связанные с границами верхней части консолидированной коры, впервые в
мировой практике были зарегистрированы и на Балтийском щите (И.В. Литвиненко,
К.А. Некрасова), а также Урале (В.Н. Шмаков, Б.В. Дорофеев). Учитывая чрезвычайную важность
проблемы и ее значимость при изучении принципиально нового класса сейсмических моделей
методом отраженных волн, приведу фрагменты из письма Н.Н. Пузырева директору ВИРГа
В.В. Алексееву: «В последних числах марта я находился в Ленинграде и знакомился в Вашем
институте с сейсмическими материалами отраженных волн, полученными в 1962 году
ВИРГом в районе Зыряновска. Они произвели на меня весьма сильное впечатление. Насколько
я знаю, равные по четкости материалы МОВ в горных районах нигде ранее не были получены.
Исследования подобного рода, как мне представляется, должны в ближайшем будущем иметь
большое значение, c одной стороны, как региональные при поисках рудных месторождений, а
с другой – как надежная база для общетеоретических построений в рудной геологии…». Это
явилось серьезной заявкой на постановку широкомасштабных научных и экспериментальных
исследований по разработке физических основ и технологии метода отраженных волн в решении
разнообразных проблем рудной сейсморазведки. С получением первых положительных
результатов существенно расширилась тематика работ, при этом лаборатория стала
«обрастать» молодыми кадрами.
Первое Всесоюзное совещание по рудной сейсморазведке. Новый этап развития
сейсморазведки в рудных районах И.С. Берзон рассматривала в качестве натурного
«моделирования», с постановкой которого открывались перспективы к познанию модели

7
кристаллической коры, а также решения некоторых принципиальных вопросов, связанных с
распространением сейсмических волн в сложнопостроенных средах.
По инициативе В.В. Федынского ВИРГом совместно с ИФЗ АН СССР было организовано
первое Всесоюзное совещание по рудной сейсморазведке, в котором приняли участие свыше 50
научно-исследовательских и производственных организаций (Алма-Ата, 1964). От ИФЗ в работе
совещания участвовали И.С. Берзон, Е.И. Гальперин, Г.Н. Парийская, С.П. Стародубровская, а
от Института геологии и геофизики Сибирского отделения АН (ИГиГ СО АН) – Н.Н. Пузырев, А.П.
Волин, А.В. Тригубов и др.
На совещании были определены главные направления развития метода в рудных районах.
Существенными являются внесенные совещанием уточнения в понятие рудная
сейсморазведка, в которое были включены любые сейсморазведочные работы, в том числе и
региональные исследования, проводимые в металлогенических провинциях, в пределах рудных
районов, полей и месторождений, способствующие повышению эффективности геолого-
геофизических работ, связанных с поисками и разведкой рудных полезных ископаемых. В
результате была разработана обширная программа научно-исследовательских, опытно-
конструкторских и опытно-методических работ [Берзон и др., 1966], которая явилась базой
многолетних исследований по пересмотру, дальнейшему развитию физических основ и
технологии методов и модификаций рудной сейсморазведки. Итоги совещания стали
поворотным программным пунктом в развитии методов рудной сейсморазведки, при этом
приказом Мингео в качестве головной организации был утвержден ВИРГ.

Рис. 1. Первые записи отраженных волн, связанных с границами вулканогенно-осадочных толщ:


а – сейсмограммы, с записью отражений от контакта среднего девона, контролирующего
полиметаллические месторождения Рудного Алтая; б – сейсмограммы, с записью отражений от
продуктивной ийолит-уртитовой толщи пород в Печенгском районе Балтщита

8
Для решения многих проблем рудной сейсморазведки ВИРГом были установлены
деловые контакты с Е.А. Гальпериным, И.П. Косминской. С каждым годом наши контакты
укреплялись и каждые четыре года на протяжении многих лет ИФЗ и ВИРГ совместно в
различных городах проводили Всесоюзные совещания по рудной сейсморазведке.
Многообразие изучаемых сред, при различной глубине и детальности освещения
разреза, определило основные направления исследований ВИРГа, связанные с развитием
физических основ метода, созданием новых и усовершенствованием существующих технологий
большого набора сейсмических методов и их модификаций в широком диапазоне сейсмических
частот.
Метод акустического каротажа рудных скважин. Придавая огромное значение
акустическим исследованиям горных пород в скважинах как одному из важнейших направлений
в развитии физических основ рудной сейсморазведки, в начале нового этапа развития коллектив
ВИРГа под руководством А.Л. Перельмана разработал специальную аппаратуру АК малого
диаметра для наблюдений в рудных скважинах. Это явилось основой для постановки первых
широкомасштабных исследований скоростных характеристик горных пород методом
акустического каротажа во многих рудных скважинах (свыше 300) и в самых разнообразных
рудных провинциях. Важно отметить, что это были первые акустические наблюдения в скважинах
метаморфических и кристаллических пород. В течение многих лет под руководством
Г.Я. Рабиновича (руководителя направления АК), накапливалась база данных, не имеющая
аналогов по многообразию скоростных характеристик (Vp, Vs) кристаллических и вулканогенно-
осадочных метаморфических пород и рудных залежей в глубоких (до 3 км) и сверхглубоких
скважинах. Установлен широкий диапазон изменения скорости (Vp, Vs) и отношения скоростей ()
разнообразных горных пород в зависимости от минералогического состава, структурно-
текстурных особенностей среды, различной степени метаморфизации пород, возраста, глубины
залегания, температур и пр. При этом было показано, что наряду со средами, характеризуемыми
высокой степенью дифференциации по скоростным параметрам, могут иметь место
геологические образования, например гранитоидные массивы, которые могут быть отнесены к
категории квазиоднородных моделей (Vp,s < 5 %). Установлены зависимости упругих свойств
горных пород от пористости и прочностных характеристик, которые были реализованы при
построении геомеханических моделей разрезов рудных скважин.
Первые уникальные данные о скоростях в кристаллических породах, обобщенные в
работах Г.Я. Рабиновича, стали темой его кандидатской диссертации, подготовленной под
руководством И.С. Берзон и успешно защищенной им в ИФЗ в 1969 г.
Методы физического моделирования. Начало нового этапа развития физических
основ рудной сейсморазведки связано с реанимацией методов физического моделирования в
сейсмической лаборатории ВИРГа.
Методы физического моделирования в ультразвуковом диапазоне частот впервые были
предложены и развиты в работах Ю.В. Ризниченко, Б.Н. Ивакина, В.Р. Бугрова. Весь ход развития
этого направления как средства решения прямых задач сейсмики может быть представлен тремя
этапами. В начальный период становления разрабатываются физические основы метода,
создается первая отечественная аналоговая ультразвуковая установка. Результаты первых
работ Ю.В. Ризниченко, Б.Н. Ивакина и О.Г. Шаминой (1951, 1953 гг.), выполненные на
физических моделях в ИФЗ АН СССР, связанные с изучением распространения сейсмических
волн, привлекли внимание многих исследователей. В последующем методы физического
моделирования получили развитие в работах Л.А. Рябинкина, М.Б. Рапопорта, И.И. Гурвича,
П.Г. Гильберштейна и др., которыми был сделан первый шаг в изучении особенности
формирования волновых полей на нерегулярных сейсмических объектах. Несмотря на
полученные достаточно эффектные результаты, интерес к методу физического моделирования
в начале 60-х годов значительно понизился, и после работ, связанных с изучением
«шероховатости» сейсмических границ, рядом исследователей было высказано отрицательное
суждение о дальнейших перспективах использования метода в сейсморазведке. Негативная

9
оценка метода в решении прямых задач сейсмики связана и с тем, что параллельно с развитием
физического моделирования ленинградскими теоретиками под руководством Г.И. Петрашеня
был сделан крупный шаг в создании приближенных методов численного моделирования
волновых полей, который в силу своей универсальности существенно превзошел возможности
физического моделирования.
По мере накопления сведений о пространственном распределении упругих параметров
горных пород и волновых полях, наблюдаемых в сложно-неоднородных метаморфических и
изверженных толщах пород, произошли коренные изменения в представлениях о сейсмических
моделях реальных сред, изучаемых рудной сейсморазведкой. При описании сейсмических
моделей сложнодислоцированных сред в рассмотрение был введен нетрадиционный класс
гетерогенных сейсмических моделей (Б.Я. Гельчинский, Н.А. Караев) (см. ниже). В этот период,
из-за ограниченных возможностей методов численного моделирования рассеянных волн,
формируемых гетерогенными системами, стимулировали проведение исследований методами
ультразвукового физического моделирования. Начало нового этапа реанимации методов
физического моделирования относится к 60-м годам и связано с работами ВИРГа. В лаборатории
на первом этапе была создана аналоговая, а затем аналогово-цифровая система
ультразвукового сейсмического моделирования (А.А. Анисимов, Н.Я. Марголис). В течение
многих лет на базе разработанной аппаратуры ВИРГом накапливался многочисленный материал
физического моделирования гетерогенных систем, аппроксимирующих самые разнообразные
структурные элементы геологической среды, отображаемые в поле рассеянных волн.
Дальнейшее развитие ультразвукового моделирования проходило на качественно новом уровне
с применением современной цифровой аппаратуры (ВИРГ, ИГиГ СО АН СССР, ВНИИГеофизика
и др.) при исследованиях полей рассеянных волн сложных гетерогенных систем в сочетании с
анализом реальных волновых полей.
Создание первого в Союзе вибросейсмического комплекса ВСК. В конце 60-х годов
в лаборатории ВИРГа начаты исследования, связанные с созданием теоретических основ
корреляционного метода в решении разнообразных технологических проблем сейсморазведки.
Ю.П. Лукашиным были продолжены исследования, начатые В.С. Воюцким, и в короткие сроки
разработаны теоретические основы и аппаратурные решения нового способа вибрационной
сейсморазведки. Было начато создание первого макета вибросейсмического комплекса.
События развивались с определенным драматизмом. Прежде всего, мы не имели никакой
поддержки со стороны руководства института. В процессе экспертизы специальной Комиссией
МГ СССР, которую возглавлял Ю.Н. Грачев, «вибросейсмическая» тематика, выполняемая в
1968 г., была признана бесперспективной и была исключена из плана ВИРГа. Закрытие работ по
макетированию комплекса Грачев аргументировал тем, что разработкой вибросейсмического
комплекса за рубежом занимаются большие коллективы специалистов и при большой стоимости
конструкторских работ. Так, во Франции в процессе ознакомления с состоянием зарубежной
разработки ему показали коррелятор преобразования вибросигналов в импульсную форму
(очевидно оптический), который из-за огромных размеров был размещен в двух комнатах.
В.В. Федынский. Конечно, противостоять столь внушительным аргументам было
чрезвычайно сложно, если учесть, что к этому времени лаборатория была переведена из
подвала на «чердак», при этом макет обрабатывающего устройства создавался тремя
сотрудниками во главе с Ю.П. Лукашиным. Его идея, заложенная в основу виброкомплекса, в
отличие от зарубежных разработок того периода, была оригинальной. Преимущества
заключались в возможности получения сейсмограмм в реальном масштабе времени
непосредственно в поле, при существенно упрощенной конструкции аппаратуры. Наше
положение становилось критическим, и мы вновь обратились за помощью к В.В. Федынскому.
Видимо, вера в наш небольшой коллектив, а также осознаваемая им перспектива развития
разрабатываемого направления позволили ему принять положительное решение о продолжении
проводимых нами работ. В кратчайшие сроки был «слеплен» макет аппаратуры, в основе
которого была заложена оригинальная идея корреляционного преобразования сигналов,

10
запатентованная Ю.П. Лукашиным. В качестве вибратора из-за отсутствия средств
использовался виброисточник от бетономешалки. Внешний вид вибросейсмического комплекса
производил удручающее впечатление. Система была опробована на Ленинградском полигоне и
были получены первые положительные результаты. После некоторых усовершенствований с
методическим макетом виброкомплекса были проведены наблюдения МОГТ на одном из
профилей Центрального района. Сверх ожидания, в процессе проведения опытных работ, путем
реализации разных СВИПов, получены сейсмограммы в реальном времени с четкой записью
отраженных волн от границ осадочного комплекса, подтвердившие перспективность нашей
разработки.
Несмотря на достигнутые в 1970 г. первые положительные результаты, Ю.Н. Грачев
продолжал настаивать на прекращении работ по созданию в ВИРГе действующего макета
виброкомплекса. Дальнейшее рассмотрение этого вопроса происходило на специальном
совещании в Мингео у В.В. Федынского, на котором присутствовали представители ОКБ и
заводов. Подавляющее большинство присутствующих были против передачи разработки ВИРГа
в ОКБ. Однако В.В. Федынский придерживался иной позиции: он считал, что надо идти не по пути
копирования зарубежных разработок, а создавать свои. И в этом отношении он видел большие
перспективы в теоретических исследованиях ВИРГа, связанные с разработкой оригинальных
методов вибрационного преобразования сигналов. Решение В.В. было однозначным: «На основе
проведенных теоретических исследований ВИРГа и созданного действующего макета
аппаратуры приступить к созданию виброкомплекса на заводе «Казгеофизприбор». Вскоре с
участием ВИРГа на заводе «Казгеофизприбор» был создан опытно-методический макет
вибросейсмического комплекса (Лукашин Ю.П., Козлов Л.Г.), который прошел успешные
испытания на Каспийском полигоне в районе г. Баку (1975 г.). Созданный виброкомплекс получил
высокую оценку на специальном совещании СЭВ. С 1976 г. был освоен промышленный выпуск
первых отечественных оригинальных вибросейсмических комплексов ВСК–1 (рис. 2), а затем
ВСК–2. Выпущено 20 комплектов аппаратуры, внедрение которых было начато в рудных районах
при изучении глубин до 1–1,5 км. Так, при поддержке Всеволода Владимировича впервые была
создана отечественная вибросейсмическая аппаратура. В последующем, на базе проведенных
исследований был подготовлен макет нового оригинального вибросейсмического комплекса
«Спектр». Разработка теоретических основ и технологии вибрационной сейсморазведки
подтверждены 46 авторскими свидетельствами. В 1969 г. издана монография «Сейсморазведка
на непрерывных волнах», а в 1981 – «Методические рекомендации по применению комплекса
ВСК–1» [Лукашин, Щерба, 1981]. В 1969 г. на Совете ИФЗ Ю.П. Лукашиным была защищена
кандидатская диссертация, а в 1982 на Совете ЛГУ – докторская диссертация.
Развитие методов сейсморазведки в рудных районах. На протяжении многих лет
ВИРГ являлся куратором и экспертом Мингео СССР по всем видам работ рудной
сейсморазведки, осуществляя координацию научно-исследовательских и производственных
работ. Методические исследования ВИРГа проведены в 15 основных металлогенических
провинциях России и стран СНГ: Карело-Кольский регион, Центральные районы, Беломорье,
Урал, Норильск, Зап. Якутия, Северо-Восток, Приморье, Кавказ, Казахстан, Узбекистан при
поисках железа, никеля, полиметаллов, меди, бокситов, алмазов, золота, апатита и др.
Рудная сейсморазведка была отнесена к числу широкодиапазонных методов,
применяемых как при региональных исследованиях земной коры, так и при решении
разномасштабных задач структурного контроля рудных месторождений в геологических средах,
неизмеримо более сложных, чем среды, изучаемые традиционной сейсмикой. Объектами
изучения рудной сейсморазведки являются разнообразные геологические структуры:
интрузивные образования, структурные складчатые элементы, приконтактовые зоны, шарьяжно-
надвиговые зоны, разрывные нарушения, кимберлитовые трубки, коры выветривания и др.
Проведены исследования, связанные с локализацией в разрезе геологических неоднородностей:
рудных тел, зон повышенной трещиноватости пород и пр.

11
Пример записей отражений от фундамента при изменении СВИПа

а- 20-60Гц; 20-80Гц; 40-80Гц

Рис. 2. Внешний вид регистрирующего и обрабатывающего устройств виброкомплекса ВСК–1 и первые


записи отраженных волн, полученные в реальном времени с помощью методического макета аппаратуры.
Записи получены на разных СВИПах с целью выделения отражений от фундамента

Многообразие изучаемых геологических сред и задач, решаемых рудной


сейсморазведкой, при различной глубине и детальности освещения разреза, определили
большой набор применяемых сейсмических методов и модификаций в широком диапазоне
сейсмических частот: от единиц при региональных исследованиях до сотен герц и килогерц при
детальных скважинных наблюдениях. Ниже приведены некоторые фрагменты результатов
сейсморазведки на примере отдельных рудных районов.
Метод отраженных волн. В 60-е гг. опробование и постепенное внедрение МОВ в
решение структурных задач в рудных районах происходило при постоянном контроле со стороны
В.В. Федынского. Из-за ограниченных возможностей применяемых технологий регистрации и
обработки сейсмической информации вхождение метода отраженных волн в рудные районы
происходило медленными темпами. Во многих случаях это связано и с отсутствием поддержки
со стороны местных геологов, которые с рудной геофизикой связывали только прямые поиски

12
руд. Каждые четыре года состояние внедрения метода рассматривалось на Всесоюзных
совещаниях, которые проводились в различных регионах страны. На сигналы о состоянии
внедрения метода Всеволод Владимирович реагировал мгновенно и жестко. Часто, будучи
куратором Мингео СССР, автор принимал участие в работах выездных комиссий, возглавляемых
В.В. Федынским.
Наиболее сильные впечатления о В.В. Федынском остались у меня после работы
экспертного совета Мингео на Рудном Алтае. Необходимо было отстоять позиции рудной
геофизики в этом чрезвычайно сложном регионе, где в наиболее ярком виде доминировал
геологический консерватизм по многим проблемам структурного строения региона и стратегии
поисковых работ.
На два дня раньше Федынского мы прибыли в г. Змеиногорск, где ознакомились с
материалами работ экспедиции. Всеволод Владимирович прибыл поздно вечером и сразу же
провел совещание, на котором были заслушаны доклады отдельных экспертов. На следующий
день, рано утром вся экспертная группа выехала в Усть-Каменогорск. Предстоял 500-
километровый маршрут на машинах. В Усть-Каменогорск приехали поздно вечером, и после
совещания, проведенного с руководством экспедиции, в ночь, не отдыхая, Федынский выехал в
Зыряновск (это еще 300 км). На заключительном этапе работы Совета, на совещании Восточно-
Казахстанского геологического управления (ВКГУ) среди ведущих геологов и геофизиков Алтая,
Федынский изложил позицию Мингео относительно возможности каждого геофизического метода
и обосновал четкую стратегию построения геофизических работ на Рудном Алтае. В дискуссии с
ведущими геологами Алтая он говорил, прекрасно ориентируясь в обсуждаемых сложных
геологических проблемах. Огромная работоспособность и эрудиция, железная воля и большая
преданность геофизике в сочетании с неутомимой энергией в отстаивании ее позиций в геологии
– вот что характеризовало организатора и руководителя геофизической науки и производства в
стране.
К концу 60-х годов укрепились позиции метода отраженных волн в ряде рудных регионов.
В составе комплекса геофизических методов сейсморазведка методом отраженных волн была
реализована при поисково-съемочных работах масштаба 1:50 000, с целью структурно-
тектонического картирования рудных районов, выделения и прослеживания
рудоконтролирующих структур в осадочных и эффузивно-осадочных складчатых комплексах
пород, обнаружения и глубинного прослеживания рудоконтролирующих разломов, объемного
картирования интрузий и определения пространственного положения рудоносных
внутриинтрузивных зон, локализации и изучения морфологии дифференцированных интрузий и
пр.
В начале 80-х годов произошло технологическое перевооружение отечественной
сейсморазведки современными цифровыми станциями с широким внедрением невзрывных
источников возбуждения упругих колебаний, внедрением многократных систем наблюдений ОГТ
при полном переводе метода на цифровую обработку сейсмической информации. С внедрением
новых сейсмических технологий в рудных районах существенно повысилось качество
сейсмической информации. География рудных районов, освоенных рудной сейсморазведкой,
расширилась, при этом лидирующее положение продолжал занимать метод отраженных волн.
На Рудном Алтае в районе Зыряновского полиметаллического месторождения
получено достаточно полное представление о глубинном строении вулканогенно-осадочной
толщи девона на западном и южном продолжении Зыряновской структуры. Была построена
схематическая структурная карта в масштабе 1:25 000, при этом внесены существенные
коррективы в геологическое строение района, позволившие дать оценку перспективности
исследуемой площади при выборе участков для постановки поисково-разведочного бурения.
Важно отметить, что здесь впервые были реализованы пространственные системы наблюдений
МОВ при прослеживании сложной формы отражающих границ. В пределах Орловско-
Золотушинского рудного пояса сейсморазведкой МОВ в комплексе с гравиразведкой успешно
решаются задачи, связанные с изучением морфологии крупных гранитоидных массивов. К

13
поисковым задачам, решаемым сейсморазведкой в Прииртышской зоне смятия Рудного Алтая,
отнесены задачи картирования крупных надвигов, перекрывающих рудовмещающие толщи,
установление положение которых имеет первостепенное значение для оценки перспектив
поисковых работ в этом рудном районе. На рис. 3 приведен геологический разрез, построенный
по данным сейсморазведки МОВ через Николаевское полиметаллическое месторождение. Из
материалов главного геофизика ВКГУ В.Д. Борцова: «Данные сейсморазведки были
подтверждены результатами заверочного бурения – отражающие границы совпали с
Николаевским горизонтом (известняки среди вулканогенных пород) и границей несогласия между
нижней и средним франскими отложениями. Важным результатом является то, что с учетом
метода заряда через скважину № 434 было установлено, что месторождения типа Николаевки
локализуются не в антиклиналях, а в палеодепрессиях (зонах прогибания)».
Сейсморазведка занимает ведущее положение среди геофизических методов при
поисках и объемном картировании структуры рудоконтролирующих разломов в Золоторудной
Калбе (масштаб 1:25 000 и 1:50 000). Результатами экспериментальных наблюдений
установлено, что с разрывными нарушениями Золоторудной Калбы, с учетом их высокой
сейсмической контрастности, связана повсеместная регистрация интенсивных отраженных волн.
По результатам сейсморазведки установлена достаточно сложная взаимосвязь между зонами
разломов, при этом уточнена структурная позиция месторождения Бакырчик (рис. 4). Наиболее
важным результатом стало выявление не известной ранее зоны разлома северо-западного
простирания, названной «Сейсмической». Положение новой зоны, подтвержденное буровыми
работами, в целом соответствует простиранию Главного Калбинского разлома.

Рис. 3. Рудный Алтай. Николаевское месторождение. Геологический разрез через скважину № 434 (по
В.Д. Борцову): 1 – четвертичные отложения; 2 – отложения малоульбинской свиты нижнего–среднего
карбона (С1n-С2 ml); 3 – отложения пихтовской свиты (D3fm pch); 4 – отложения снегиревской свиты
(D3fm1 sn); 5 – николаевский горизонт (D3fr3 nk); 6 – отложения каменевской свиты (D3fr2 km); 7 – отложения
гериховской свиты (D3fr1-2 gr); 8 – породы таловской свиты (D2gv tl); 9 – березовская свита (D2e2 br);
10 – липарито-дацитовые и дацитовые порфиры, трахилипаритовые порфиры (τπD3); 11 – плагиогранит-
порфиры, гранит-порфиры (γπC2); 12 – андезито-базальтовые порфириты (αβμD3, αβμC3), диабазы и
диабазовые порфириты (βμD3); 13 – рудное тело; 14 – предполагаемое распространение оруденения;
15 – скважина и точка заряда; 16 – границы отражающих горизонтов по данным МОВ; 17 – график
потенциала; 18 – разрывные нарушения; 19 – контур интрузии по данным гравиметрической съемки

14
Рис. 4. Схема глубинного строения рудоконтролирующих тектонических зон (по Г.А. Гречишникову,
И.Т. Соколу, Г.М. Левкину, В.И. Шарову): 1 – изогипсы глубин плоскости разломов; 2 – предполагаемые
выходы тектонических нарушений по данным сейсморазведки; 3 – азимут и угол падения зон разломов;
4 – сейсмические профили: а – поисковые, б – детальные; 5 – скважины, пробуренные по данным
сейсморазведки

Новые данные о сложном взаимоотношении структур разломов позволяют сделать вывод


о существовании крупной глубинной зоны, ширина которой может составлять 20–25 км, с этим
могут быть связаны новые перспективы поисков золоторудных месторождений в Восточном
Казахстане.
При решении задач, связанных с поисками медно-никелевых руд, сейсморазведочные
работы МОВ проводились при изучении строения рудовмещающей эффузивно-осадочной толщи
пород, морфологии интрузивных массивов и глубинного картирования зон тектонических
нарушений. Так в пределах Печенгского рудного поля МОВ изучена структура Печенгской грабен-
синклинали [Литвиненко, Меламуд, 1976]. В результате детальных исследований МОВ
составлены сейсмические разрезы и карты по опорным отражающим горизонтам, в том числе
структурные карты подошвы филлитовой продуктивной толщи (рис. 5). Важное практическое
значение имеют результаты изучения внутренней структуры продуктивной толщи, позволяющие
ориентировать направление бурения поисковых скважин на никель, что было подтверждено
результатами заверочного бурения.
В Норильском горнорудном районе сейсморазведка заняла лидирующее положение в
изучении структурно-тектонического строения палеозойских отложений с детальным
картированием рудовмещающих горизонтов и прогнозом рудоносных интрузий габбро-
долеритов. К традиционным относятся задачи, решаемые методом отраженных волн в пределах
Хараелахской мульды, при глубинном картировании пород тунгусской серии и структурном
картировании осадочных пород разведочнинской свиты нижнего девона в масштабе 1:100 000.
На рис. 6 приведен временной разрез, на котором в поле отраженных волн отображено
погружение пород тунгусской серии Хараелахской мульды.

15
Рис. 5. Схематическая структурная карта подошвы филлитовой толщи (PR2gd) по данным сейсморазведки
в Печенском районе (по материалам И.В. Литвиненко и Л.К. Кокориной): 1 – геологические контакты;
2 – разрывные нарушения; 3 – сейсмические профили МОВ; 4 – изоглубины подошвы филлитовой толщи;
5 – разведочные скважины (номер и глубина до подошвы продуктивной толщи, км)

Рис. 6. Временной разрез ОГТ через Хараелахскую мульду. Пакет отраженных волн соответствует
осадочным породам тунгусской серии (по материалам опытно-методической геофизической экспедиции
научно-производственного объединения «Рудгеофизика»)

К наиболее сложным задачам сейсморазведки относятся поиски дифференцированных


интрузий. Путем комплексирования методов отраженных и преломленных волн создана и
успешно реализована методология поисков и диагностика дифференцированных интрузий.
Разработаны волновые признаки обнаружения и локализации при относительно неглубоком

16
залегании области развития интрузий, исследованы их морфология и скоростные параметры. На
рис. 7 приведен пример прослеживания методом преломленных волн на относительно
небольшой глубине, вскрытой скважинами дифференцированной интрузии. Контакту интрузии
соответствует положение преломляющей границы с высоким значением Vг =6,6 км/с.
В связи с поисками хромитовых залежей метод отраженных волн использовался при
изучении морфологии ультраосновных массивов, в том числе Бураковско-Аганозерского
массива и крупнейшего Кемпирсайского массива, в пределах которого выявлена серия
аномальных объектов, отождествляемых с залежами хромитов.
Бураковско-Аганозерский массив восточной Карелии характеризуется
рудопроявлениями хрома и никеля, приуроченными к сильно метаморфизированным
ультраосновным породам. Массив представлен дифференцированной интрузией пород
основного и ультраосновного состава протерозойского возраста, в разрезе которой выделяются
четыре основные зоны ультраосновных пород. Путем комплексирования методов отраженных и
преломленных волн в сопровождении методов ПМ ВСП и АК уверенно прослежена зона
серпентинизации массива с выделением участков, перспективных на поиски хромитовых руд, а
также структура неизмененной части пород.

Рис. 7. Сейсмогеологический разрез через дифференцированную интрузию Октябрьского медно-


никелевого месторождения (по О.И. Калинину): 1 – четвертичные отложения; 2 – базальты; 3 – отложения
тунгусской серии (С3-Р3); 4 – карбонатно-сульфидная толща; 5 – недифференцированные интрузии
(безрудные) габбро-долеритов; 6 – рудоносные интрузии; 7 – зона тектонических нарушений; 8 – границы
по данным МПВ; 9 – разведочные скважины

Рис. 8. Фрагмент временного разреза через Аганозерский блок (по С.А. Анкудинову, О.М. Прокатору)

17
На рис. 8 приведен фрагмент временного разреза, на котором в поле отраженных волн
прослежена сильная граница, соответствующая контакту серпентинитов с неизмененными
породами массива, подтвержденная разведочным бурением. Значительные результаты
получены при структурном картировании методом отраженных волн рудосодержащих пластов
железо-марганцевых и свинцово-цинковых стратиформных месторождений, а также зон медного
оруденения в Казахстане и пр.
В отдельную строку мною выделены воспоминания истории вхождения и развития МОВ
в алмазоносных районах. Поисково-разведочные работы, связанные с алмазами, после
нефтегазовой тематики являлись вторым приоритетным направлением страны и поэтому
находились под пристальным вниманием Мингео. Большинство известных кимберлитовых тел в
Западной Якутии были открыты «легкими» геофизическими методами в условиях перекрытия
трубок маломощными аллювиальными покровами. В районах со сложным строением в связи с
возникающим эффектом экранирования трубок, перекрываемых мощной толщей карбонатных
отложений и трапповых формаций, эффективность геофизики была снижена до нуля. В
подобных условиях поиски трубок стали вести по густой сети профилей разведочного бурения с
интервалом между скважинами 250 м. В 1975 г. по инициативе главного геолога Амакинской
экспедиции Т.С. Кутузовой ВИРГом (О.И. Калинин) проведен первый сейсмический профиль
МОВ в Якутии через две известные кимберлитовые трубки. Подобная задача ставилась впервые,
и поэтому решение проблемы мы начинали с нуля. И вот первый результат. На приведенных
сейсмограммах МОВ в поле отраженных волн четко проявился волновой признак кимберлитовых
трубок – положение трубок зафиксировано по «разрыву» корреляции сейсмического репера КВ,
подстилающего трубки (рис. 9). Наблюдаемый эффект просвечивания трубки отраженной волной
от подстилающей границы явился первым волновым признаком, положенным в основу
усовершенствования технологии метода отраженных волн [Калинин и др., 1978].
В следующем году в Мирном была организована комиссия Мингео. Первые результаты
сейсморазведки восприняли весьма положительно. В решении комиссии было указано о
необходимости существенного расширения объемов сейсморазведочных работ, в том числе с
привлечением первого виброкомплекса ВСК–1. Важным явилось создание специального Совета
АН по алмазам. В целях повышения эффективности внедрения сейсморазведки в рудных
районах при поддержке В.В. Федынского в кратчайшие сроки при НПО «Рудгеофизика» была
организована опытно-методическая геофизическая экспедиции (ОМГЭ), которая
просуществовала много лет, проводя сейсморазведочные работы в различных рудных
провинциях России. Эпопея, связанная с поисками алмазов, растянулась на многие годы. На
одном из заседаний Совета по алмазам обсуждался вопрос стратегии поисков. Нельзя было
согласиться с реализуемой концепцией поисков трубок путем покрытия кимберлитового поля
густой сетью сейсмических профилей (0,20,4 км), подобно профилям разведочного бурения.
Для сокращения площади поиска сейсморазведка была ориентирована на поэтапное решение
проблемы. По данным крупномасштабного прогнозирования трубки, а иногда и кусты трубок
расположены, в основном, в зонах региональных разломов в полосе шириной 2–4 км. К областям
пересечения нескольких разрывных нарушений приурочены трубки «Юбилейная», «Удачная»,
группа трубок «Айхал», «Ленинградская», «Интернациональная» и др. Поэтому на первых этапах
исследований перед сейсморазведкой МОВ была поставлена задача структурно-тектонического
районирования кимберлитовых полей, с прослеживанием зон разломов.
В последующем, с внедрением современных технологических средств, сейсморазведка
методом отраженных волн заняла лидирующее положение в геофизическом комплексе при
изучении глубинного строения земной коры и верхней мантии в связи с поисками кимберлитовых
полей. На региональных профилях ОГТ в районе известных кимберлитовых полей – Мирнинское,
Накынское, Далдынское и Алакит-Мархинское – наиболее ярко проявилась сейсмическая
неоднородность земной коры и верхней мантии непосредственно отождествляемых с
контрастными транскоровыми и коромантийными структурами, непосредственно примыкающими
к области развития кимберлитовых полей [Караев и др., 2000].

18
Рис. 9. Первые записи отраженных волн, полученные на пересечении кимберлитовых трубок (О.И. Калинин,
1975). Области развития трубок (заштриховано) выделяются по аномально высокому затуханию отражения
от репера КВ и в сочетании с интенсивным полем рассеянных волн от неоднородностей трубки и
околотрубочного пространства (тр. Ленинградская)

В подтверждение современных концепций кимберлитообразования, основанных на


гипотезе внедрения в литосферу коромантийного вещества по ослабленным зонам, локальные
области динамического развития земной коры были отнесены к прогнозно-поисковым признакам
обнаружения проявлений кимберлитового магматизма. На рис. 10 приведены глубинные
динамические разрезы, построенные после матричного усреднения амплитуд. Прослеженные
аномалии поля рассеянных волн, существенно превышавших по интенсивности волновой фон
вмещающей среды, соответствовали положению в земной коре двум крупным гетерогенным
системам – субвертикальной и горизонтальной [Ganchin et al., 1998]. Cубвертикальная
система, характеризуемая ветвистой конусообразной формой, сужается с глубиною, сливаясь с
субгоризонтальной системой, отождествляемой с коромантийным слоем. Неоднородность
транскоровой сейсмической аномалии обусловлена сложной внутренней структурой
«подводящих» каналов, изображаемых на динамическом разрезе в виде «цепочки» амплитудных
аномалий волн, рассеянных на локальных неоднородностях гетерогенной системы. Выделяемая
субвертикальная зона совпала с положением четырех главных рудоконтролирующих разломов.

Рис. 10. Мигрированные разрезы ОГТ по региональным профилям через Мирнинское кимберлитовое поле.
На разрезах в изображениях матричного усреднения амплитуд наблюдаются транскоровые аномалии
сейсмического рассеяния, совпавшие с положением рудоконтролирующих разломов

19
а

Рис. 11. Геологический (а) и временной (б) разрезы при пересечении трубки «Таежная», приуроченная к
зоне регионального разлома
в
На рис. 11 приведен фрагмент временного разреза на профиле через трубку «Таежная».
В наблюдаемых аномалиях волнового поля положение трубки фиксируется в области развития
регионального разлома.
Поляризационный метод вертикального сейсмического профилирования (ПМ
ВСП). Широкий охват разнообразных проблем, связанных с изучением сути сейсмического
процесса, влиянием среды на природу наблюдаемых волновых явлений, относится к одной из
главных парадигм Г.А. Гамбурцева. Поиски путей в изучении реальных волновых процессов во
внутренних точках среды привели Е.И. Гальперина к созданию нового направления в
сейсморазведке – метода вертикального сейсмического профилирования (ВСП).
На первом Всесоюзном совещании по рудной сейсморазведке к числу приоритетных
направлений были отнесены методы скважинной сейсморазведки. С этого периода ВИРГом были
установлены контакты с Е.И. Гальпериным, связанные с дальнейшей разработкой и
усовершенствованием ВСП применительно к изучению сложнопостроенных сред. Важно
отметить, что первые опробования ПМ ВСП были проведены в рудных скважинах Казахстана.
Векторная модификация ПМ ВСП в рудных районах сформировалась как
самостоятельное и единственное направление скважинной структурной геофизики. Высокая
избирательность метода по направлению распространения сейсмических волн; селективность
метода при разделении сложных волновых полей по признаку поляризации определяют
универсальность и бесспорные преимущества ПМ ВСП при реализации различных модификаций
многоволновой и высокоразрешающей сейсморазведки объемного изучения неоднородных
объектов околоскважинного и межскважинного пространств.
В лаборатории сейсморазведки ВИРГа И.А. Быковым и И.Н. Тихоновой создается
уникальная многофункциональная СЦО векторной обработки данных вертикального
сейсмического профилирования ПМ ВСП «Азимут», разработанная в системе MS DOS (IBM PS
AT), алгоритмическая основа которой изложена в различных публикациях [Быков, Тихонова,
1980]. Система получила высокую оценку на международном совещании в Минске и была
признана лучшей среди прочих. Одновременно с этим для выполнения азимутальных
наблюдений ПМ ВСП в рудных скважинах малого диаметра в ВИРГе, с участием завода
«Геологоразведка» (В.Д. Королев), создается скважинная аппаратура с малогабаритной
четырехточечной симметричной системой регистрации.
Внедрение метода ПМ ВСП при решении рудопоисковых задач имело существенное
значение в развитии физических основ сейсморазведки в рудных районах, определении природы
и условий распространения сейсмических волн в реальных средах. Эти данные в сочетании с
данными метода АК явились основой построения эффективных сейсмических моделей реальных
сред, в том числе разнообразных геологических объектов. Важно отметить, что изучение

20
разнообразных геологических объектов в околоскважинном пространстве, в основном проведено
путем реализации обменных и поперечных волн.
Примером успешного применения многоволновых наблюдений ПМ ВСП являются
положительные результаты, полученные при объемном картировании в околоскважинном
пространстве дифференцированных никеленосных и апатитоносных интрузий; локализации
хромитовых залежей и пр. По результатам многоволновых наблюдений ПМ ВСП на ряде
месторождений Хибинского массива в околоскважинном пространстве установлено положение
продуктивной ийолит-уртитовой интузии. На рис. 12 приведен пример записи волнового поля
вертикального профиля в одной из скважин Хибинского массива. В поле отраженных волн четко
проявился контакт продуктивной толщи. Данные ПМ ВСП, подтвержденные заверочным
бурением, во многих случаях сыграли значительную роль при решении прогнозных задач, а сам
метод ПМ ВСП был включен в состав комплекса ГИС (Н.И. Пронягин, А.Л. Ронин, О.Л. Сняткова).
По результатам внедрения ПМ ВСП ИФЗ АН СССР совместно с ВИРГом были созданы
«Методические рекомендации по применению поляризационного метода в рудных районах»
[Методические рекомендации..., 1984].
Метод сейсмического просвечивания. Метод сейсмического просвечивания (МСП)
представляет собой самостоятельное направление при решении разнообразных геологических
задач в широком диапазоне исследования – от сверхдетальных шахтно-рудничных
исследований до глубинного просвечивания земной коры. Одной из важнейших и наиболее
доступных задач МСП в рудных районах является прогнозирование и локализация в
пространстве целевых геологических объектов. В зависимости от направления исследований в
рудных районах реализовано два вида сейсмического просвечивания: прямое (межскважинное,
межшахтное) и реверсивное просвечивание при наземных наблюдениях.
В 80-е годы в ВИРГе, Казахстанском филиале ВИРГа, ЛГУ впервые были созданы
алгоритмы и системы томографической обработки данных сейсмического просвечивания
(П.Г. Дитмар, Ю.В. Рослов, В.А. Корнеев, В.В. Константинов, Д.Ф. Калинин и др.). На новом
технологическом уровне реализован метод рефрагированных волн при просвечивании
Кемпирсайского массива с локализацией хромитовых залежей.

Рис. 12. Пример записи волнового поля на «вертикальном» сейсмическом профиле и кривая ГГК-П в одной
из скважин Хибинского массива (по А.В. Роллеру, А.Л. Ронину): 1 – четвертичные отложения;
2 – лявочорриты; 3 – малиньиты; 4 – уртиты; 5 – уртиты массивные; 6 – апатит-нефелиновые руды

21
В ВИРГе система межскважинного просвечивания реализована при локализации рудных
залежей и зон трещиноватости пород на Урале (П.Г. Дитмар, Ю.П. Меньшиков, О.М. Прокатор).
Важно отметить, что при прямом просвечивании некоторых геологических объектов, как,
например, интрузивных массивов гранитоидного и щелочного составов, отнесенных к категории
прозрачных и полупрозрачных моделей по наблюдениям в скважинах и возбуждении искровым
источником в кристаллических породах, наблюдается смещение спектра наблюдаемых Р-волн в
диапазоне до 400–600 Гц, что может служить основанием в решении принципиальных вопросов
технологии ВЧС, в том числе сейсмотомографии. Проведены первые работы по апробации
алгоритма томографической обработки данных при реверсивном просвечивании кимберлитовых
трубок в поле отраженных волн (Д.Ф. Калинин, О.И. Калинин).
Результаты исследований во многих рудных районах России и стран СНГ обобщены в
наших монографиях.
Зарубежная рудная сейсморазведка. Несмотря на успешное применение рудной
сейсморазведки в СССР, объемы этих работ в период реформ 90-х годов были существенно
сокращены. По существу произошел полный «обвал» метода, отдел в прежнем составе
прекратил существование, что пагубно сказалось на эффективности рудной геофизики при
поисках рудных месторождений в России. В этой связи важно отметить все возрастающий
интерес к рудной сейсморазведке в зарубежных странах.
Только спустя три десятилетия после апробации сейсморазведки методом отраженных
волн в рудных районах СССР, в 90-е годы, метод стал применяться в различных странах мира
при решении прогнозно-поисковых задач на сульфидные руды, медь, золото, уран, бокситы,
алмазы и пр. [Караев, 2007]. Работы выполнялись на высоком современном технологическом
уровне с применением новейших технических средств получения и обработки сейсмической
информации, что позволило существенно повысить эффективность применения сейсморазведки
в рудных районах. К наиболее значительным результатам могут быть отнесены
сейсморазведочные работы методом отраженных волн при поисках сульфидных залежей
Канадского щита. По результатам сейсморазведки в пределах крупнейшего зеленокаменного
пояса изучены рудоконтролирующие структуры, а в отдельных случаях прослежены рудоносные
горизонты вулканогенных комплексов; изучено строение крупнейшего ультраосновного массива
Sudbury. К значительным достижениям могут быть отнесены результаты исследований,
проведенных с применением высокочастотной 3D-модификации сейсмического метода при
объемной локализации в пределах массива Sudbury глубокозалегающей рудной залежи плотных
сульфидов. В Южной Африке с начала проведения первых работ методом отраженных волн
связаны поиски глубокозалегающих месторождений золота, платины и цветных металлов.
Применение МОВ при картировании структур, контролирующих рудоносные горизонты,
способствовало открытию новых золоторудных месторождений Южной Африки. В последние
годы отмечается возросший интерес к методу отраженных волн после получения уникальных
данных 3D-сейсморазведки при объемном изучении структурных комплексов шахтных полей
крупных золоторудных месторождений. Данные МОВ, подтвержденные буровыми работами,
явились основополагающими при изучении пространственной структуры и малоамплитудных
нарушений золоторудных месторождений Южной Африки.
Теоретико-модельные исследования развития физических основ
нетрадиционной сейсморазведки сложнонеоднородных сред. В соответствии с решаемыми
задачами, развитие сейсмических исследований происходило в непосредственной зависимости
от усовершенствования модельных представлений об изучаемых средах. По мере накопления
сведений о пространственном распределении упругих параметров горных пород и особенностях
волновых полей, наблюдаемых в реальных средах, произошли коренные изменения в
представлениях о сейсмических моделях реальных сред, изучаемых рудной сейсморазведкой,
как на уровне детального изучения строения верхних частей земной коры, так и при глубинных
исследованиях. Наряду с различным типом слоистых, слоисто-блоковых и пр. моделей,
соответствующих осадочным толщам пород, при переходе к изучению верхних наиболее

22
неоднородных кристаллических и складчатых метаморфических толщ земной коры в
рассмотрение введен новый нетрадиционный класс моделей гетерогенного типа [Гельчинский,
Караев, 1977].
В основу построения этих моделей было положено фундаментальное свойство горных
пород – гетерогенность, обусловленная неравномерностью распределения в пространстве
геологических неоднородностей всех масштабов, разнообразной природы, определяемой
составом пород, метаморфизмом, физическим состоянием пород. Переход к построению
наиболее реалистичных и конструктивных сейсмических моделей гетерогенного типа и их
систематизация по сейсмическим иерархическим уровням проведены на основе сейсмического
«масштабирования» неоднородностей и построены на результатах сейсмического
моделирования гетерогенных систем, аппроксимирующих разнообразные типовые модели
геологических структур. К предложенной необычной структуре гетерогенных сейсмических
моделей, основная информация о которых связывалась с полем рассеянных волн, многие
относились скептически, воспринимая предлагаемые модели как сейсмическую экзотику,
совершенно не адекватную строению реальных сред.
Важно отметить, что введение в сейсморазведку нового нетрадиционного класса
моделей было поддержано Ю.В. Ризниченко, который еще в начале 70-х годов предложил
назвать их макрогетерогенными. Проводимые нами исследования на физических моделях
И.С. Берзон относила к числу приоритетных направлений в обосновании и развитии физических
основ сейсмики сложнодислоцированных сред. Мы постоянно обсуждали постановку и
результаты каждого модельного эксперимента, при этом вместе с Инной Соломоновной
решались многие принципиальные вопросы обработки и интерпретации полевых данных
методом отраженных волн. Гетерогенные модели получили широкую поддержку в среде
«региональных» сейсморазведчиков ИФЗ И.П. Косминской, Н.И. Павленковой. В многочисленных
наших встречах Ирина Петровна часто напоминала мне о докторской диссертации, которую я
должен написать, и даже придумала название моей работы, вот что она пишет.: «Теперь все же
о делах. Во-первых, я придумала хорошее название для Вашей докторской работы:
«Структурная сейсмика в рудных провинциях». Именно структурная сейсмика, за которой
сразу же пойдет ГСЗ, так как нужно создавать на месте фантастических гипотез научную
теорию происхождения полезных ископаемых. С точки зрения ГСЗ это будет новый всплеск в
изучении консолидированной коры открытых районов. Для территории СССР – это закрытие
белых пятен в тектоническом районировании».
В мае 1978 г., т. е. спустя 27 лет после моей дипломной работы, руководителем которой
был Ю.В. Ризниченко, докторская диссертация на тему «Исследование сейсмических моделей и
волновых полей в сложнодислоцированных средах» была представлена им же на Ученом совете
ИФЗ. Оппонентами были утверждены известные геофизики – академик А.С. Алексеев, д.т.н.
М.К. Полшков, д.ф.-м.н. А.В. Николаев, а ведущей организацией – ИГиГ СО АН. Пропуск работы
через столь серьезный сейсмический фильтр был связан с тем, что при аппроксимации
сложнопостроенных геологических объектов в рассмотрение был введен класс гетерогенных
сейсмических моделей, основная информация о котором связана с полем рассеянных волн,
традиционно относимых к сейсмическим помехам. Положительное восприятие представленной
в работе сейсмической среды явилось основанием для продолжения моих исследований в этом
направлении.
В этот день во ВНИИГеофизике мы навсегда прощались со Всеволодом Владимировичем
Федынским, который с большим вниманием и поддержкой относился к нашим работам. От
Феликса Ляховицкого я узнал, что за несколько дней до своей кончины Всеволод Владимирович
передал ему записку, в которой просил поддержать меня на УС при защите диссертации. Вот
таким для меня стал последний штрих в портрете этого большого Ученого и необыкновенной
души Человека.
Знаменательным является положительное восприятие на крупном международном
форуме (Ялта, 1978) идеи аппроксимации неоднородного строения земной коры гетерогенными

23
сейсмическими моделями и полученные при этом первые результаты ультразвукового
моделирования. Важно отметить, что гетерогенные сейсмические модели и роль рассеянной
компоненты волнового поля в их изучении были доложены на форуме значительно раньше до
постановки крупных проектов региональных пересечений CDP. По рекомендации форума первые
результаты исследований рассеянных волн в изучении гетерогенных сейсмических систем были
опубликованы за рубежом [Gelcinsky, Karaev, 1980].
Сейчас, когда речь идет о модели земной коры по наблюдениям в «ближней» зоне,
термин «сейсмическая гетерогенность» употребляется повсеместно. В последнее десятилетие
гетерогенные сейсмические системы начали закладываться в основу описания земной коры и
верхней мантии при региональных исследованиях в «ближней» зоне.
Международный проект Кола-92. В 1991 в Мингео СССР поступило предложение из
США и Англии о проведении совместных работ в районе Кольской сверхглубокой скважины
СГ–3. Исключительная значимость этого региона как естественного геолого-геофизического
полигона, на базе которого решались фундаментальные проблемы формирования и строения
древней континентальной коры, заключена также и в том, что Кольская СГ–3 являлась самой
сверхглубокой в мире скважиной, вскрывшей разрез кристаллических пород до глубины 12262 м.
Естественно, в пределах этого региона были сосредоточены практически все известные
современные геофизические методы глубинного изучения земной коры. После первых
результатов бурения Кольской СГ–3, не подтвердивших данные ГСЗ о неглубоком залегании
"базальтового" слоя, острота проблемы определения природы сейсмических границ в земной
коре значительно возросла. С учетом накопленного нами опыта работ в рудных районах
Министерство обратилось в ВИРГ с предложением составить Международный проект на
проведение совместных работ с участием США, Англии, Норвегии. Со стороны зарубежных стран
научным руководителем был назначен профессор Вайомингского Университета США Скот
Смитсон. По договоренности сторон методическое обеспечение наземных многокомпонентных
наблюдений ОГТ на региональном 35-километровом пересечении через Печенгскую грабен-
синклиналь и СГ–3 было возложено на С. Смитсона, а научное руководство и методическое
обеспечение ПМ ВСП в СГ–3 и в скважине-спутнике были закреплены за ВИРГом. В качестве
источников возбуждения использовалась группа из 12-тонных вибраторов MARZ из Норвегии.
Наблюдения в СГ–3 планировалось выполнить с помощью четырехкомпонентной симметричной
системы скважинного снаряда с гидравлической системой прижима, созданного В.А. Багмутом.
Наблюдения ПМ ВСП в СГ–3 проводились в диапазоне глубин 2–6 км с использованием групп из
трех вибраторов на удалении 0,2 и 1,9 км от скважины. Возбуждения попутно контролировались
наблюдением в скважине-спутнике. Работы ВСП были завершены в кратчайшие сроки. Получен
материал с высоким пространственным разрешением полного волнового поля, что дало
возможность проследить всю реальную картину распространения и формирования
многоволнового поля в кристаллической коре, изучить суть сейсмического процесса, влияния
среды, пересекаемых скважиной на природу наблюдаемых волновых явлений. На рис. 13, 14
приведены записи волнового поля, зарегистрированные в СГ–3, на которых четко
прослеживается широкий спектр многоволнового поля проходящих и отраженных волн,
сформированных на различных контактах пород печенгской серии. Высокая интенсивность
наблюдаемого волнового поля обусловлена тонкослоистой структурой песчаников,
контактирующих с высокоскоростными породами габбро-диоритов на глубине 2,7 км, также на
низкоскоростной тонкослоистой пачке осадочных пород заполярнинской и лучломпольской свит.
Наиболее глубокая отражающая граница в толще пород печенгской серии, с которой связано
образование PP и PS отраженных волн, приурочена к пачке карбонатных пород внутри
метадиабазов и диабазовых порфиритов на глубине 5,7 км.
Фундаментальное значение представляют результаты сопоставления наблюдений в
Кольской СГ–3 с традиционными наблюдениями СДР. Волновые поля, наблюдаемые во
внутренних точках среды, и при наземных наблюдениях оказались не тождественными друг другу
по уровню извлекаемой информации.

24
Рис. 13. Графики Vp(H) и Vs(H) по данным АК, ПМ ВСП и поля обменных и поперечных отраженных волн
(Х-комп.): контакты свит-пород печенгской серии по наблюдениям в СГ–3 (а). Записи Х-комп. после
вычитания Р- и S-волн (б)

Рис. 14. Фрагменты записи обменных и поперечных волн от наклонных контактов свит. Записи получены в
локальной системе после вычитания Р-волны

Высокая избирательность ПМ ВСП определила его информативность в изучении


природы и параметров сложнополяризованного волнового поля, формируемого в
кристаллической толще, различаемой составом и геодинамическим состоянием пород.
Слаборазрешенному полю продольных отраженных волн при наземных наблюдениях
противопоставлены записи ПМ ВСП с высоким разрешением полного волнового поля
монотипных и обменных волн, формируемого как в окрестности границ, пересекаемых
скважиной, так и на глубинах до 17–20 км. Проведенное сопоставление волновых полей явилось

25
иллюстрацией тому, насколько ограничена информация о строении коры при реализации на
геотраверсах ОГТ традиционной моноволновой сейсморазведки. Можно утверждать, что при
переводе региональной сейсморазведки на технологическую основу многоволновой
сейсморазведки будет получена принципиально новая информации о глубинном строении
кристаллической коры и, особенно, при установлении связи верхних структурно-тектонических
комплексов с глубинными структурами коры.
Результаты проведенных исследований получили широкий отклик среди геологов и
геофизиков и были признаны лучшими по разрешению и содержанию наблюдаемого волнового
поля в сверхглубоких скважинах. Материалы наблюдений были доложены на многих
международных форумах и опубликованы в различных монографиях и журналах. Наше общение
со Скотом Смитсоном было продолжено и в последующие годы.
Нетрадиционные наблюдения в СГ–3. Сверхглубокая скважина СГ–3 расположена в
створе и на расстоянии 50 км от начала регионального профиля АР–1 в Баренцевом море. В
1995 г. на Штокманском месторождении были запланированы дополнительные сейсмические
наблюдения ГСЗ вдоль этого профиля. Заманчивым было провести наблюдения методом
обращенного годографа, путем регистрации волнового поля от удаленных пневматических
морских источников, перемещаемых вдоль морского сейсмического профиля, в створе скважины
СГ–3 с равным интервалом между пунктами возбуждения. В основе была заложена идея оценить
эффект регистрации в СГ–3 на глубине 5 км волнового поля от глубинных границ земной коры
при перемещении маломощных морских источников возбуждения вдоль профиля на большие
удаления (до 300 км) от скважины. При положительном результате эксперимента открывались
возможности в создании новых технологий пространственного изучения глубинных границ
Земной коры на больших удалениях от скважины. Для сопоставления метод обращенного
годографа был реализован путем одновременной регистрации волнового поля с помощью
четырехкомпонентного симметричного прибора, установленного на берегу моря в пункте,
приближенном к началу профиля АР–1. Подобный эксперимент ставился впервые, и,
естественно, многие с большим интересом ожидали результата.
Проведение нетрадиционных сейсмических наблюдений было связано со сложной
координацией работ при синхронизации возбуждения (на удалении до 200 км) и регистрации
сигналов на двух удаленных (до 50 км) пунктах приема. В организации и проведении
эксперимента совместно с ВИРГом непосредственное участие принимали В.А. Поселов (от
«ВНИИОкеангеология») и представитель ГНПП «Севморгео».
Обработка данных многокомпонентных наблюдений была проведена в ВИРГе путем
реализации созданного Ю.П. Лукашиным оригинального алгоритма программ преобразования
наблюдаемого волнового поля в поле сейсмических векторов, характеризующих амплитуду,
азимут и угол подхода сейсмической волны («Вектор»). В результате векторного преобразования
из высоко зашумленного волнового поля были прослежены с достаточным разрешением записи
продольных и обменных отраженных волн от границы М. На рис. 15 приведена запись волнового
поля, зарегистрированного на глубине 5 км в СГ–3 при расположении морских источников
возбуждения вдоль профиля АР–1. Записи получены после векторного преобразования поля,
зарегистрированного четырехкомпонентной установкой. На записи прослежены продольная и
поперечная отраженные волны, связанные с границей М.
И.П. Косминская. В течение многих лет И.П. Косминская постоянно поддерживала
развиваемую нами идею аппроксимации реальных сложнодислоцированных сред классом
моделей гетерогенного типа. После «обвала» поисковой геофизики в начале 90-х годов мы
полностью переключились на решение некоторых проблем региональной сейсмики, и этому
способствовала Ирина Петровна. По существу, она подтолкнула меня использовать этот класс
моделей при описании сейсмической модели земной коры. И.П. Косминская полагала, что это,
возможно, позволит разрешить назревшие противоречия между методами, изменить
традиционные подходы обработки и интерпретации данных ОГТ при изучении земной коры.

26
Рис. 15. Запись волнового поля на глубине 5 км в СГ–3 от удаленных морских пневмоисточников с
интервалом между пунктами возбуждения 0,5 км вдоль геотраверса АР–1 в Баренцевом море

Последним увлечением И.П. Косминской были интереснейшие сейсмические материалы


региональных профилей ОГТ, полученные по международной программе «Babel project». Эти
материалы были переданы ей финскими друзьями, которые высоко ценили ее мнение по
вопросам интерпретации данных региональной сейсмики. Материалы действительно
уникальные, и Ирина Петровна всегда с восторгом рассказывала о наблюдаемом волновом поле.
При этом одним из главных ребусов, который она с увлечением решала, заключался в
установлении причины наблюдаемого расхождения между данными ОГТ и ГСЗ, какова физико-
геологическая природа сейсмических построений, насколько они достоверны и пр. Она
анализировала и сопоставляла различные гипотезы сейсмической модели земной коры.
Монография «Атлас сейсмических моделей и волновых полей рудных районов».
По инициативе И.П. Косминской мною в соавторстве с Г.Я. Рабиновичем был создан атлас-
монография, в котором были обобщены как модельные, так и реальные данные, посвященные
разнообразным проблемам сейсморазведки сложнодислоцированных сред рудных районов.
Ирина Петровна была больна, но несмотря на это с большим интересом проводила работу,
связанную с редактированием этого атласа: «…Представленный атлас-монография – это
первая работа такого типа и такого масштаба в отечественной и в мировой
геофизической литературе. Ясно, что она заслуживает быстрейшей публикации в полном
объеме, например, в виде, принятом для географических атласов, выпускаемых ГУКом.
Отметим также крайнюю необходимость ее распространения в компьютерном
исполнении, что придаст особую ценность при практической работе по интерпретации
наблюденных полей в рудной сейсморазведке, а также в учебном процессе».
На международном форуме в Санкт-Петербурге в 1995 г. была проведена
презентация подготовленного к изданию атласа, экземпляр которого, по согласию с Мингео,
был куплен одной из канадских фирм. Приведу некоторые фрагменты из отзыва
консультанта-геолога Джона Хилла (Associates PTY LTD.): «Уверен, что данная книга
представит возможность познакомиться с богатейшей информацией, а также с новыми
областями применения сейсмических методов…». «Предлагаемая книга безусловно,
представляет интерес и работа, выполненная в СССР, совершенно новая по своему
подходу». «Меня всегда интересовала проблема зависимости между структурной
геологией и рудными месторождениями, а Ваши достижения в интерпретации
сейсмических данных вызывают огромный интерес. Жду публикации Вашего Атласа,
который приобретает большую известность.»
Большой интерес к приобретению атласа был проявлен китайской делегацией. По
приглашению Мингео Китая в течение трех лет содержание атласа было мною изложено 60-
часовыми лекциями в Университете и НИИ Китая. Однако из-за финансовых неурядиц в ВИРГе
атлас так и не был издан.

27
Монография: «Рудная сейсморазведка». В конце 80-х годов свыше 90 % от общего
объема сейсморазведочных работ в рудных районах проводилось методом отраженных волн 26
организациями Мингео СССР. Сорокалетний период рудной сейсморазведки, начало которого
было положено ВИРГом, завершился изданием монографии «Рудная сейсморазведка» [Караев,
Рабинович, 2000], удостоенной специальным дипломом Российского геологического общества.
По существу это был отчет о работе многих коллективов, которыми создавалась сейсморазведка
в рудных районах.
Давая оценку работе в рецензии на монографию, Н.Н. Пузырев отметил:
«Представленную на рецензию книгу Н.А. Караева, Г.Я. Рабиновича можно рассматривать как
первую в отечественной и мировой литературе всеобъемлющую монографию по применению
сейсмических методов в рудных районах. Авторы работы являются ведущими
специалистами по рудной сейсморазведке и пользуются большим авторитетом среди
отечественных и зарубежных геофизиков. Фактически они и представляемая ими
организация (ВИРГ), начиная с 60-х годов, являлись научными кураторами подавляющей части
работ по рудной сейсморазведке на территории бывшего СССР… Оценивая работу в целом,
следует подчеркнуть ее высокий профессиональный уровень и большое практическое
значение. В книге содержится значительное число новых разработок авторов практически по
всем вопросам рудной сейсморазведки, что придает ей свежесть и оригинальность. Во всех
основных разделах книги реализуется комплексный подход к решению обратных задач с
использованием волн различных классов и типов, что является единственно правильным при
изучении весьма сложных объектов».
Монография: «Сейсмическая гетерогенность земной коры в изображении поля
рассеянных волн». К числу прогрессивных преобразований в региональной сейсмометрии
относится включение в состав сейсмического комплекса метода ОГТ, основанного на
наблюдениях в «ближней» зоне близвертикальных отраженных (рассеянных) волн. Проведение
подобных исследований, с одной стороны, имело исключительное значение в решении
глобальной проблемы строения земной коры; с другой стороны – в решении прикладных
прогнозно-поисковых задач при установлении связи глубинных структур земной коры с верхними
структурно-тектоническими комплексами.
В 1995 г. в России был пройден первый Международный геотраверс «Urseis», пересекший
в субширотном направлении основные геоструктурные блоки Южного Урала по линии Николаевка–
Стерлитамак. Геотраверс «Urseis» – это один из числа важнейших геофизических полигонов, на
которых решались фундаментальные вопросы, представляющие огромный методологический и
геологический интерес в изучении глубинного строения земной коры.
Гетерогенные модели все чаще упоминаются при описании модели земной коры. Однако
при этом определились различные подходы, как в обосновании алгоритма обработки данных, так
и в геологическом истолковании сейсмических построений. Несмотря на общность позиций, в
концепции сейсмической модели земной коры наметились принципиальные разногласия в
обосновании признаков выделения полезной информации как на этапе разделения волнового
поля, так и при геологическом толковании разрезов. Это четко проявилось при сопоставлении
результатов обработки профиля «Urseis». Так в монографии [Глубинное строение.., 2001],
обобщающей результаты работ, приведены восемь вариантов разнообразной геологической
интерпретации сейсмических построений геотраверса. И все это связано с тем, что каждая
организация при ведении «поточной» обработки сейсмических данных не учитывала специфику
гетерогенности земной коры, особенности волнового поля, формируемого на сложных
гетерогенных системах.
В этот период лаборатория ВИРГа полностью переключилась на исследования,
связанные с разработкой и усовершенствованием методов обработки и интерпретации
отраженных рассеянных волн при изучении сейсмической гетерогенности земной коры. В
результате реализации развиваемой концепции ВИРГом проведена обработка данных
некоторых геотраверсов МОВ ОГТ России. Принципиально важным является подтверждение

28
экспериментальными наблюдениями на геотраверсах адекватности аппроксимации
гетерогенными сейсмическими системами неоднородностей коры различных иерархических
уровней. В изображениях поля разномасштабного рассеяния приведены сейсмические образы
самых разнообразных геологических объектов кристаллической коры. При всем разнообразии
моделей выявлен ряд отличительных волновых признаков рассеянных волн, по которым могут
быть диагностированы на разрезах сейсмические образы и тип гетерогенных систем.
Исследованиями, проведенными в ВИРГе, показано, что аппроксимация земной коры
гетерогенными сейсмическими системами – это путь к разрешению противоречий между
методами в существующей многозначной интерпретации данных глубинных сейсмических
построений, а также в обосновании природы наблюдаемого волнового поля, формируемого на
объектах коры различных иерархических уровней. Изучение земной коры с позиции
сейсмической гетерогенности позволит повысить достоверность геологической интерпретации
сейсмических построений, а также повысить надежность сейсмических признаков,
устанавливающих связь между внутрикоровыми структурами и верхними структурно-
тектоническими комплексами. Изучая сейсмическую гетерогенность земной коры в
изображениях сложного поля рассеянных волн, мы получаем новую информацию о ее строении.
При этом следует отметить, что достоверность сейсмических построений, геологическая
интерпретация данных находятся в прямой зависимости от надежности выделения и
преобразования сложного поля рассеянных волн в глубинном разрезе. В традиционном
исполнении, как правило, при поточной обработке огромного массива данных, когда
утрачивается контроль над качеством исходной информации, а обработка строится с позиции
регулярных моделей, часто происходит разрушение и искажение результатов.
В 2016 году, после многолетних исследований, совместно с Ю.П. Лукашиным была
завершена и выпущена «в свет» – с большой благодарностью к издателям Европейской
ассоциации геоученых и инженеров (ЕАGE) ООО «Геомодель» – монография «Сейсмическая
гетерогенность земной коры в изображениях поля рассеянных волн» [Караев, Лукашин, 2016],
в которой в изображениях поля разномасштабного рассеяния приведены сейсмические образы,
адекватные самым разнообразным геосейсмическим моделям земной коры различных
иерархических уровней.
Приведенный свод данных геосейсмических моделей земной коры может иметь значение
при обработке и геологической интерпретации данных сейсморазведки на опорных профилях, а
также при создании новых (альтернативных) подходов к обработке и интерпретации
сейсмической информации. Знаменательным является «Предисловие», составленное чл.-корр.
РАН А.В. Николаевым, при поддержке которого в семидесятые годы была защищена моя работа,
посвященная началу исследований информативности рассеянных волн в сейсмике.
Объемное твердотельное физическое моделирование порово-трещинных
систем. Последнее вхождение в сейсморазведку было связано с дальнейшим развитием
метода физического моделирования, но в направлении решения нефтепоисковой проблемы.
Инициатором проведения совместных исследований с привлечением методов физического
моделирования был Е.А. Козлов. При создании конструкций физических моделей, имитирующих
порово-трещинные объекты, мы исходили из известных представлений о сейсмических моделях
микроструктуры системы трещиноватости породы, развитых в фундаментальной монографии
Е.А. Козлова «Модели среды в разведочной сейсмологии» [Козлов, 2006].
Системы вертикальных трещин, относимые к категории наиболее сложных сейсмических
моделей, пользуются наибольшим распространением в верхней части коры. С ними могут быть
связаны трещинность коры фундамента, трещинные блоки, аппроксимирующие области
развития рудных и газонефтесодержащих залежей и пр. Исследования особенности
распространения волновых полей в этих моделях, создание признаков их обнаружения и
диагностики их строения являются основой методологии сейсморазведки при прогнозировании в
разрезе положения и параметров порово-трещинных систем. Чрезвычайная сложность и

29
многообразие моделей трещинных систем при ограничениях решения прямых задач численными
методами стимулировали проведение исследований методами физического моделирования.
В развитии известных способов пластинчатого моделирования [Гик, 1997] ВИРГом при
поддержке грантов РФФИ (Е.А. Козлов) была создана и реализована уникальная система
объемного твердотельного ультразвукового физического моделирования, отличающаяся
возможностью имитации объемных порово-трещинных геологических сред с заданными
параметрами открытой пористости и межпорового пустотного пространства. Оригинальность и
новизна моделей, подтвержденные патентами, определяются возможностью создания
контролируемых параметров трещин (размер, форма, раскрытость) с матричной пористостью и
с гидравлической связью трещинного и порового пустотного пространства при различных
режимах флюидонасыщения
Ключевая конструктивная особенность системы физического моделирования
заключается в создании составной базовой физической модели с возможностью тестирования
разнообразных 2D- и 3D-сейсмических технологий многоволновой сейсморазведки с имитацией
включений фрагментарных порово-трещинных моделей разнообразной структуры вертикальной
трещинности.
Особенности конструкций фрагментарных моделей и результаты исследований
изложены в различных публикациях [Караев, Козлов и др., 2008; Караев, Лукашин и др., 2008;
Караев и др., 2010]. В полном соответствии с теоретическим положением для всех исследуемых
фрагментарных физических трещинных и порово-трещинных моделей показано, что независимо
от параметров трещинности наблюдаемые характеристики волнового поля адекватны условиям
трансверсально-изотропной среды, при этом характеристики волновых полей определяются
типом и параметрами трещинных систем. Исследованиями, проведенными на фрагментарных
моделях с монетообразными трещинами, размеры которых существенно меньше сечения первой
зоны Френеля, установлено существенное влияние удельной поверхности трещин на поле
рассеянных волн, формируемых трещиноватой системой, как при прохождении, так и при
отражении непосредственно от поверхности систем трещин, различаемые размером и формой
микротрещин.
Предложенные конструкции моделей раскрывают новые возможности физического
моделирования трещин с шероховатыми стенками, при этом величину контакта пластин с
ненулевыми зазорами, а, следовательно, и «трещинную пористость», можно менять
произвольно. Показано, что при фиксированном изменении величины раскрытия трещин
основной вклад в волновое поле вносят механически податливые «шероховатые трещины».
Угловые изменения декремента поглощения продольной волны отображают степень различия
емкостных характеристик трещин между порово-трещинными моделями С увеличением
емкостных характеристик трещиноватости возрастают различия в значениях скорости и
поглощения между SН- и SV-волнами (А.А. Анисимов, А.А. Караев), функциональные
возможности которой расширены за счет реализации многоканальной системы регистрации и
введения канала возбуждения высокочастотных вибрационных сигналов с преобразованием
виброграмм в импульсную форму. Установка обеспечивает возможность реализации при
различных сочетаниях параметров многокомпонентных и многоточечных наблюдений.
Проведенное тестирование многоволновых 2D- и 3D-сейсмических технологий на
составной физической модели, в которую были встроены разнообразные фрагментарные
слабоконтрастные порово-трещинные объекты с заданными параметрами вертикальной
трещинности, иллюстрируют высокую информативность и единственность метода
многоволновой сейсмики при обнаружении и диагностике слабоконтрастных объектов с
вертикальной трещинностью. В полном соответствии с результатами многоволновых реальных
наблюдений ВСП показано, что трещинность достаточно надежно проявляется в поле обменных
и поперечных волн, как непосредственно отраженных от шероховатой поверхности трещинного
блока и поляризованной ортогонально к оси симметрии трещин, так и при расщеплении
отраженной волны от нижерасположенной границы при распространении через блок.

30
В качестве примера приведем некоторые результаты объемного физического
моделирования, полученные путем тестирования наблюдений на поверхности составной
модели, с включением фрагментарной модели порово-трещинного блока в однородную среду.
По отношению к вмещающей среде блок характеризуется слабой скоростной контрастностью –
различия по скорости продольной волны с вмещающей средой не превышают 4 %. Исследуемый
блок составлен из вертикальных флюидонасыщенных микротрещин с шероховатыми стенками,
при коэффициенте трещинной пористости Ктп = 0,043 и матричной пористости Кмп= 2 %.
На рис. 16 приведены временные разрезы ОГТ, полученные в системах Fz–Uz, Fх–Ux, при
различных азимутах наблюдений относительно оси симметрии трещинности. Продольные
отраженные волны, связанные как с контактами, так и с внутренними неоднородностями блока,
на записях временного разреза Fz–Uz не установлены. На временном разрезе различия в
амплитудах записи времени отраженной РР-волны от опорной границы, расположенной ниже
блока между азимутальными профилями, оказались не столь значительными для надежного
установления положения и направления распространения трещинности блока. Анизотропия
блока четко фиксируется в поле поперечной волны, отраженной от поверхности блока. На
временных разрезах Fх–Ux поперечная отраженная волна наблюдается на профилях в секторе
углов θ =0°, 45° и практически не прослеживается на записи временного разреза профиля,
ортогонального к оси симметрии трещин (θ = 90°). Вторым важнейшим признаком анизотропии
порово-трещинного блока являются наблюдаемые на записях ортогональных профилей
азимутальные различия в кинематике и в направлении поляризации проходящих поперечных SV-
волн, отраженных от нижней границы.
Результаты проведенных исследований находятся в явном противоречии с
технологическим уровнем многоволновой нефтепоисковой сейсмики, применяемым в России.

Рис. 16. Пример временных разрезов продольных и поперечных волн при наблюдениях в системах Fz–Uz,
Fх–Uх на составной модели. Порово-трещинный блок пересечен при различных азимутах профиля (θ)
относительно оси симметрии трещинности

31
При существенном возрастании объемов работ МВС за рубежом полевые работы МВС в
России, к сожалению, практически прекращены. По поводу неудовлетворительного положения с
внедрением созданного в России метода многоволновой сейсморазведки Н.Н. Пузырев отмечал:
«Массовое внедрение МВС сдерживается недоработками технического характера… эта
задача, по нашему мнению, может быть решена, если руководители геологоразведочной
службы в нефтяной промышленности поймут, что сейсморазведка только на продольных
волнах в принципе не может решать сложные и тонкие задачи, диктуемые практическими
потребителями отрасли» [Пузырев, 2003а, 2003б].
Разработанные принципиально новые конструкции фрагментарных трещинных и порово-
трещинных моделей раскрывают новые возможности физического моделирования в разработке
волновых признаков диагностики пористых, трещинных и порово-трещинных сред с произвольно
варьируемыми параметрами в заданных пределах. Созданная объемная составная физическая
модель с включением фрагментов порово-трещинных систем с заданными параметрами
открывает перед моделированием перспективы в решении научно-исследовательских и
прикладных методологических задач при тестировании современных и вновь создаваемых 2D- и
3D-технологий наземной и скважинной сейсморазведки как на стадии формирования проектов
ГРР, так и в процессе сопровождения обработки и интерпретации сейсмических данных.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ
Успешное проведение сейсморазведки в рудных районах было достигнуто в результате
разработки и внедрения в производство новых технологий, и, что очень важно, внедрение метода
практически во всех рудных районах проводилось при методическом сопровождении со стороны
специалистов ВИРГа. На протяжении 30 лет отдел сейсморазведки ВИРГа являлся постоянным
куратором и координатором Мингео всех видов сейсморазведочных работ, выполняемых в
рудных районах. Через ВИРГ проходили экспертизу крупные проекты и отчеты производственных
и научно-исследовательских организаций. Кураторская деятельность ВИРГа заключалась также
в участии в выездных экспертных Советах Мингео, в обмене опытом между организациями на
проводимых каждые четыре года межведомственных конференциях, совещаниях и
периодическом выпуске специальных сборников. В процессе проведения исследований за этот
период в отделе защищены четыре докторских и пятнадцать кандидатских диссертаций.
Исследования ВИРГа опубликованы в многочисленных монографиях, получено свыше 60-ти
авторских свидетельств.
Возрождение рудной сейсморазведки в России находится в прямой зависимости от
правильной организации работ. Включение сейсморазведки в общий комплекс геофизических
методов при поисках рудных месторождений является важнейшим условием повышения
эффективности комплексирования методов на различных стадиях региональных и поисковых
исследований. С учетом ранее накопленного опыта сейсморазведки в рудных районах, а также
оснащением сейсморазведки самыми последними сейсмическими технологиями, в том числе
современными вычислительными комплексами, которыми располагает РФ, имеется реальный
шанс восстановить метод в общем комплексе геолого-геофизических методов при решении
рудопоисковых задач на более высоком технологическом уровне. Реализация сейсморазведки в
рудных районах на современном уровне позволит перейти к новому этапу решения задач
структурного контроля рудных месторождений с возможностью прогноза вещественного состава
горных пород и, в конечном итоге, перейти к решению проблемы прямых поисков и диагностики
рудных залежей. В этой связи предлагается поэтапно провести исследования по следующим
направлениям.
1. Переобработка и геологическая интерпретация архивных материалов региональной
и нефтепоисковой сейсморазведки. К числу задач, которые могут быть выполнены с
минимальными затратами, отнесены работы, связанные с извлечением полезной
информации из огромного массива данных, накопленных на геотраверсх ОГТ,
пересекающих рудные районы. При этом следует отметить, что применяемые в разное

32
время разнородные традиционные системы поточной обработки сейсмической
информации часто являлись не адекватными сложному строению изучаемых сред. Это
нередко приводило к искажению и даже разрушению извлекаемой геологической
информации, особенно, при изучении верхних структурно-тектонических комплексов
кристаллической коры, представляющих наибольший интерес при решении проблемы
поисков рудных месторождений. Путем выборочной переобработки материалов
геотраверсов на участках пересечения прогнозных площадей при реализации
современных вычислительных комплексов обработки сейсмических данных могут быть
получены новые наиболее достоверные и ценные данные о детальном строении верхних
частей земной коры в рудоперспективных районах. В качестве альтернативы
предлагается реализовать систему обработки данных, построенную на аппроксимации
сложнопостроенных сред, принципиально новым классом гетерогенных сейсмических
моделей, созданных ВИРГом, наиболее адекватно аппроксимирующих детальное
строение сложнопостроенных моделей консолидированной земной коры.
2. При поисково-съемочных работах масштаба 1:100 000 перспективным является
использование современных технологий сейсморазведки методом отраженных волн для
изучения осадочных и вулканогенно-осадочных толщ. Качественный скачок в повышении
информативности рудной сейсморазведки может быть связан с реализацией
современного технологического комплекса 3D-сейсморазведки МОВ для выделения и
объемного картирования сложнопостроенных рудоконтролирующих структур и
рудоносных комплексов пород, в том числе интрузивных массивов, тектонических
нарушений, кимберлитовых трубок и пр.
3. При детальной разведке и доразведке рудных месторождений особое место, вплоть до
обнаружения и уточнения формы рудных тел, отводится методам скважинной и
межскважинной сейсморазведки. В результате существенного усовершенствования
технологического уровня многоканальной и многоволновой скважинной сейсморазведки
(ПМ ВСП) имеется возможность оценить степень упругой неоднородности около
межскважинного пространства с обнаружением и изучением перспективных объектов.
Привлечение дополнительного класса волн позволяет не только повысить достоверность
интерпретации данных сейсморазведки при локализации объектов, но и получить
сведения о параметрах (Vp, Vs, p,s), дающих представление о вещественном составе
исследуемого объекта.
4. Перспективным направлением дальнейшего развития сейсморазведки при
картировании поверхности кристаллических фундаментов является применение
метода преломленных волн для сейсмотомографических построений скоростных
неоднородностей в диапазоне глубин одного километра и более, с выделением зон
развития мощных кор выветривания и оценкой перспектив их рудоносности. Развитие
методов реверсивного просвечивания (МРВ) градиентных сред имеет первостепенное
значение и в открытых районах, например, при просвечивании высокоградиентных
ультраосновных массивов в связи с поисками хромитовых залежей и др. Дальнейшее
развитие этого направления связано с применением многокомпонентных площадных
наблюдений, что позволит перейти к объемному изучению целевых объектов и к
определению вещественного состава горных пород по комплексу параметров (Vp,Vs,Ү,η)
зарегистрированных упругих колебаний. Методы реверсивного просвечивания могут
стать инструментом сейсмического мониторинга для получения оперативной
информации в случае развития в массивах и толщах горных пород нежелательных
процессов в результате естественных или техногенных причин.
5. В методах детальных скважинных наблюдений неотъемлемым спутником рудной
сейсморазведки должен стать метод АК, результаты которого используются на всех
этапах работ. Метод АК имеет автономное значение в детальном изучении упругих и
прочностных характеристик горных пород для решения инженерно-геологических,

33
шахтных и гидрогеологических задач. Особое значение метод АК приобрел по
результатам наблюдений в сверхглубоких скважинах при решении вопросов, связанных
с обоснованием и построением наиболее реалистичных сейсмических моделей земной
коры.
6. Созданная и реализованная при выполнении исследований оригинальная технология
объемного физического моделирования может быть рекомендована как на этапе
тестирования применяемых сейсмических технологий получения и обработки
сейсмической информации (в том числе многоволновых наземно-скважинных 3D-
наблюдений), так и при решении научно-исследовательских задач, связанных с
дальнейшей оптимизацией сейсмических методов при поисках и изучении коллекторов.
Восстановление сейсморазведки в комплексе геофизических методов при решении
прогнозно-поисковых и поисково-разведочных задач позволит повысить информативность и
достоверность прогнозной составляющей применяемых геофизических методов на различных
стадиях исследования реальных сред.

ЛИТЕРАТУРА
Берзон И.С., Караев Н.А., Пузырев Н.Н. Современное состояние и пути развития рудной
сейсморазведки // Вопросы разведочной геофизики: Сб. ст. – Л.: Недра, 1966. – Вып. 1. – С. 3–15.
Быков И.А., Тихонова И.М. Алгоритмы цифровой обработки трехкомпонентных скважинных
наблюдений // Вопросы динамической теории распространения сейсмических волн. – Л.:
Наука,1980. – Вып. XX. – C. 135–155.
Гельчинский Б.Я., Караев Н.А., Коган Л.Д. Теоретико-модельные исследования волновых
полей, образующихся в гетерогенных системах // Региональная, разведочная и промысловая
геофизика. – М.: ВИЭМС, 1977. – Вып. 11. – С. 3–11.
Гик Л.Д. Физическое моделирование распространения сейсмических волн в пористых и
трещиноватых средах // Геология и геофизика. – 1997. – Т. 38, № 4. – С. 804–815.
Глубинное строение и геодинамика Южного Урала (проект Уралсейс). – Тверь: ГЕРС, 2001. –
285 с.
Калинин О.И., Литвиненко А.И., Миляев В.Л., Павликова Н.К. Применение сейсморазведки
при поисках кимберлитовых трубок в алмазоносных районах Якутии // Методы разведочной
геофизики. Рудная сейсморазведка. – Л.: Недра, 1978. – С. 84–91.
Караев Н.А., Рабинович Г.Я. Рудная сейсморазведка. – М.: Геоинформмарк, 2000. – 366 с.
Караев Н.А. Воспоминания «рудного» сейсморазведчика // В.В. Федынский. Воспоминания,
очерки, письма. – М.: ГЕРС, 2004а. – 206 с.
Караев Н.А. Инна Соломоновна и рудная сейсморазведка // Дороги жизни: воспоминания об Инне
Соломоновне Берзон. – М.: ИФЗ РАН, 2004б. – 141 с.
Караев Н.А. Николай Никитович Пузырев и рудная сейсморазведка // Н.Н. Пузырев. Он долго
был с нами / отв. ред. М.И. Эпов, А.Э. Конторович. – Новосибирск: Параллель, 2009. – С. 76–85.
Караев Н.А. Развитие представлений на сейсмические модели и волновые поля
сложнодислоцированных сред // Развитие идей академика Г.А. Гамбурцева: Сб. ст. – М.: Наука,
1982. – 320 c.
Караев Н.А. Размышления о школе Г.А. Гамбурцева // Актуальность идей Г.А. Гамбурцева в
геофизике ХХI века. – М: Янус-К, 2013. – С. 366–389.
Караев Н.А. Сейсмическая гетерогенность сложнопостроенных сред // Актуальность идей
Г.А. Гамбурцева в геофизике ХХI века. – М.: Янус-К, 2013. – С. 81–119.
Караев Н.А. Совсем немного о Е.И. Гальперине // Е.И. Гальперин. Воспоминания близких,
учеников, коллег, друзей. – М.: ЕАГО, 2005. – 200 с.
Караев Н.А. Становление и пути развития рудной сейсморазведки // Технологии сейсморазведки.
– 2007. – № 4. – C. 54–68.

34
Караев Н.А. Структура и природа «близвертикальных» отражений земной коры в районе
Кольской сверхглубокой скважины // Сейсмогеологическая модель литосферы Северной Европы.
Лапландско-Печенгский район – Апатиты: КНЦ РАН, 1997. – С. 119–139.
Караев Н.А. Физическое моделирование в задачах сейсмики гетерогенных сред // Известия АН
СССР. Физика Земли. – 1991. – № 9. – С. 42–54.
Караев Н.А., Биезайс Я.Я., Лебедкин П.А. Сейсмическая гетерогенность
кимберлитообразующей системы // Геофизика. – 2000. – № 6. – С. 17–22.
Караев Н.А., Караев Г.Н., Лукашин Ю.П., Прокатор О.М. Физическое моделирование порово-
трещинных объектов с возможностью тестирования сейсмических технологий // Технологии
сейсморазведки. – 2010. – № 3. – С. 96–105.
Караев Н.А., Козлов Е.А., Караев Г.Н., Лукашин Ю.П., Прокатор О.М., Семенов В.П.
Физическое моделирование порово-трещинных объектов // Технологии сейсморазведки. – 2008.
– № 3. – С. 81–88.
Караев Н.А., Константинов В.В., Корнеев В.А. Сейсмическое просвечивание локальных
неоднородностей. – М.: ВНИИ экон. минерал. сырья и геол.-развед. работ. Развед. геофиз., 1987.
– 52 с.
Караев Н.А., Лебедкин П.А. Сейсмическая гетерогенность земной коры и модель волнового
поля при наблюдении в ближней зоне // Сейсмические исследования земной коры: Сб. докладов
Междунар. науч. конф. – Новосибирск: Изд-во СО РАН, 2004. – С. 58–66.
Караев Н.А., Лукашин Ю.П. Сейсмическая гетерогенность земной коры в изображениях поля
рассеянных волн. – М: ЕАГЕ Геомодель, 2016. – 159 с.
Караев Н.А., Лукашин Ю.П., Прокатор О.М., Семенов В.П. Физическое моделирование
трещиноватых сред // Технологии сейсморазведки. – 2008. – № 2. – С. 64–73.
Караев Н.А., Лукашин Ю.П., Рабинович Г.Я. Сейсмический метод отраженных волн в рудных
районах. Методическое руководство. – Л.: Недра, 1982. – 308 с.
Караев Н.А., Смитсон С. Многокомпонентные сейсмические исследования в районе Кольской
сверхглубокой скважины // Геофизика. – 1995. – № 1. – С. 32–40.
Козлов Е.А. Модели среды в разведочной сейсмологии. – Тверь: ГЕРС, 2006. – 480 с.
Литвиненко И.В., Меламуд М.Е. Эффективность метода отраженных волн при
рекогносцировочно-площадном изучении глубинного строения Печенгской структуры – Л.:
Записки ЛГИ, 1976. – Т. 1. – С. 3–10.
Лукашин Ю.П., Щерба Ю.Г. Методические рекомендации по применению комплекса
вибросейсмической аппаратуры ВСК–1. – Л.: НПО «Рудгеофизика», 1981. – 88 с.
Методические рекомендации по применению поляризационного метода сейсмической разведки
/ Под. ред. Е.И. Гальперина, Л.А. Певзнера и др. – Алма-Ата, 1984. – 181 с.
Николаев А.В. Сейсмика неоднородных и мутных сред. – М.: Недра, 1973. – 174 с.
Номоконов В.П., Гречишников ГА., Шаров В.И., Сокол И.Т., Жестков Ю.К. Изучение разломов
в метаморфическо-интрузивном фундаменте методом отраженных волн // Изв. вузов. Сер.
Геология и разведка. – 1971. – № 12. – С. 121–128.
Петрашень Г.И., Караев Н.А. Сложнодислоцированные среды и проблемы сейсморазведки //
Физические основы сейсмического метода. Нетрадиционная геофизика. – М.: Наука, 1991. –
С. 57–71.
Пузырев Н.Н. Зарождение и развитие многоволновой сейсморазведки в России. Возбуждение и
регистрация волн // Геология и геофизика. – 2003а. – Т. 44, № 4. – С. 277–285.
Пузырев Н.Н. Зарождение и развитие многоволновой сейсморазведки в России. Интерпретация
данных и результаты // Геология и геофизика. – 2003б. – Т. 44, № 5. – С. 465–473.
Ganchin Y.V., Smithson S.B., Morozov I.B., Smyth D.K., Garipov V.Z., Karaev N.A., Kristofferson
Y. Seismic studies around the Kola Superdeep Borehole, Russia // Tectonophysics. – 1998. – Vol. 288,
Is.1–4. – P. 1–16.
Gelcinsky B., Karaev N. The theoretical model investigation of field of waves scattered by guasithien
bodies of arbitrary shape // Annal. Geophys. – 1980. – Vol. 36. – P. 509–518.

35
КОРОТКО ОБ АВТОРЕ
КАРАЕВ Назим Алигейдарович – доктор физико-математических наук, профессор, лауреат
Государственной премии СССР. Заслуженный деятель науки и техники РФ. Область научных
интересов – рудная сейсморазведка, сейсмическая гетерогенность сложнопостроенных сред,
скважинная сейсмоакустика в кристаллических породах, физическое моделирование при
решении проблем сейсморазведки. Автор более 150 научных публикаций.

36