Вы находитесь на странице: 1из 23

На правах рукописи

Шлюшинский Александр Владимирович

ВООРУЖЕНИЕ И ВОЕННОЕ ДЕЛО ТЮРКОЯЗЬРШОГО


НАСЕЛЕНИЯ ЗАПАДНОЙ СИБИРИ ХШ-XVI ВВ.

Специальность - 07 00 06 - археология

Автореферат
диссертации на соискание ученой степени
кандидата исторических наук

Барнаул - 2007
Работа выполнена в секторе археологии
Омского филиала Института археологии и этнографии СО РАН

Научные руководители: доктор исторических наук,


профессор
В.И. Матющенко

кандидат исторических наук,


доцент
С.Ф. Татауров

Официальные оппоненты: доктор исторических наук,


профессор
Ю.С. Худяков

доктор исторических наук,


В.В. Горбунов

Ведущая организация: Институт проблем освоения севера


Сибирского отделения РАН

Защита состоится «13» ноября 2007 года в 10 00 часов на заседа­


нии диссертационного совета ДМ 212.005.08 при Алтайском государ­
ственном университете по адресу: 656049, г. Барнаул, ул Димитрова,
66, зал заседаний учёного совета

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Алтайского


государственного университета

Автореферат разослан « » октября 2007 г.

Ученый секретарь
диссертационного совета
доктор исторических наук, профессор С^е-^-"^"^ Е В Демчик
ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования.


Изучение вооружения и военного дела является одной из важ­
нейших составляющих в исследовании, как археологических культур,
так и этнографически фиксируемых народов Оружие является эле­
ментом культуры, несущим информацию об уровне и степени разви­
тия производства, характере и направленности контактов, об общест­
венно-политических отношениях Кроме того, оружие выступает яр­
ким предметом в религиозных культах и используется не только с чис­
то утилитарной функцией, но может носить и религиозный или ди­
пломатический характер Оно сопровождает человека с детства до за­
гробного мира и во все времена является одним из самых востребо­
ванных товаров
В сибирской археологии в конце XX - начале XXI изучение воен­
ного дела кочевых народов степного и лесостепного пояса Сибири
сформировалось в самостоятельное научное направление Показателем
этого стало появление ряда фундаментальньгх монографических работ,
в которых дана методологическая база, концепции изучения военного
дела древнего и средневекового населения Северной Евразии
На этом фоне остаются недостаточно исследованными пробле­
мы развития военного искусства тюркоязычного населения Западной
Сибири XII - начала XVIII в , которые предполагается решить посред­
ством комплексного изучения археологических, исторических и этно­
графических источников
Объектом исследования является военное дело тюркоязычного
населения Западной Сибири
Предметом исследования выступает совокупность компонен­
тов военного дела предметы вооружения, фортификационные соору­
жения, тактические приемы ведения боевых действий
Цель работы: провести комплексное, всестороннее изучение
всех составляющих военной сферы жизни и культуры населения За­
падной Сибири со времени формирования Сибирских ханств до при­
соединения к Российскому государству
Задачи работы:
- изучение и анализ существующих методических и методоло­
гических наработок в отечественной науке в целом и сибирском ору-
жиеведении в частности,
3
- рассмотрение и корректировка классификационных схем форти­
фикационных комплексов средневекового населения Западной Сибири,
- анализ основных систем обороны и дополнительных укрепле­
ний городищ,
- анализ характеристик вооружения, его тактико-технических
возможностей,
- реконструкция комплекса вооружения и военного искусства
Территориальные рамки исследования. На западе граница рас­
селения изучаемого тюркоязычного населения проходила по верховьям
рек Исети, Пышмы, Ницы до слияния рек Тура и Тагил, далее в терри­
торию расселения входил бассейн рек по среднему течению рек Тавды и
Конды до впадения последней в Иртыш По Иртышу зона могла охва­
тывать пойменные и заливные участки от устья реки Оми, до устья ре­
ки Туртас На востоке, в бассейнах рек Тары, Оми, Чулыма, Каргата и
системы озер с самым большим озером Чаны проживали барабинские
татары Здесь граница доходила до среднего течения реки Обь
Хронологические рамки исследования лежат со времени обо­
собления тюркоязычного населения Западной Сибири от остальной
части тюркоязычных народов в составе Улуса Джучи (середина
XIII в ), а военное искусство начинает приобретать самобытные черты
и выходит на завершающую стадию своего развития Верхней хроно­
логической границей является закат Сибирского ханства, включая пе­
риод сопротивления Кучума и «кучумовичей» русскому государству
(начало XVIII в.)
Методология. Исследование базируется на общих принципах ис­
торизма, предполагающего наличие причинно-следственных связей ме­
жду событиями и явлениями Кроме того, нами учитывались положения
диалектико-материалистического подхода о зависимости вооружения,
организации, тактики и стратегии от уровня социально-экономического
развития, о материальных факторах тактики и их взаимосвязи с качест­
вом и количеством населения, театром военных действий и средствами
сообщения. В то же время при систематизации и реконструкции ком­
плекса вооружения и военного искусства исследуемого нами населения
использовались основополагающие идеи и принципы, разработанные в
восточноевропейском и сибирском оружиеведении А.Н Кирпичнико-
вым, Ю С Худяковым и М В Гореликом
Методика исследования. Основным методом анализа массово­
го материала является использование формально-типологических по-

4
строений Важным методом является также системный подход, заклю­
чающийся в изучении оборонительных сооружений, комплекса воо­
ружения и военного дела как динамично меняющейся и эволюциони­
рующей системы Для реконструкции комплекса вооружения и воен­
ного дела важную роль играет сравнительно-исторический метод ис­
следования, позволяющий выявлять с помощью сравнения общие тен­
денции и особенности в развитии военного дела Кроме того, приме­
нялись методы датированных аналогий, анализ, верификация и корре­
ляция полученных результатов, картографический метод
Источники исследования можно разделить на четыре группы
Первая, основная и наиболее важная группа - археологические
материалы Она в свою очередь распадается на оружие - инструмент
или комплекс инструментов, предназначенных для поражения живой
цели и защиты от поражения и фортификационные сооружения Для
исследования фортификационного искусства были привлечены карто­
графические материалы и схемы планиграфии городищ
Вторая группа источников - исторические документы Она
включает в себя материалы Сибирского приказа, отписки воевод о
проведенных походах и нападениях, заявления и жалобы различных
групп населения о набегах соседей, прошения о разрешении и указы о
запрещении продажи определенных видов изделий, в том числе ору­
жия, описание заслуг участников походов
Третью группу источников составляют путевые заметки ученых
и путешественников в которых описываются быт и нравы населения,
вооружение и военная ситуация в Западной Сибири
Четвертая группа состоит из фольклорных материалов, несущих
информацию о тактических приемах, целях и задачах военных опера­
ций, о героях и событиях того времени
Практическая значимость. Результаты исследования способ­
ствуют дальнейшему всестороннему изучению тюркоязычного насе­
ления Западной Сибири, особенно сибирских татар Материалы дис­
сертации могут быть использованы при создании общих курсов по ар­
хеологии, культурологи, а также для создания специальных курсов по
истории военного дела народов Западной Сибири
Апробация основных положений диссертации проведена на ре­
гиональных археолого-этнографических студенческих конференциях в
Барнауле (2001 г ) , Омске (2002 г), Томске (2003 г), Кемерово
(2004 г ), студенческих конференциях Омского госуниверситета (2000,
5
2001, 2002 гг), на III Всероссийской научной молодежной конферен­
ции «Под знаком £ » (2005 г ), на теоретико-методологическом семи­
наре кафедры первобытной истории ОмГУ (2004 г ), в Красноярске
(2006 г ) и Одессе (Украина) (2007 г ) на «Международном научном
семинаре «Интеграция археологических и этнографических исследо­
ваний» По теме диссертации опубликовано 12 публикаций
Структура исследования подчинена логике поставленной цели
и задачам Диссертация состоит из введения, трех глав, заключения,
списка источников и литературы, текстового и графического прило­
жения

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность темы, определяется


объект и предмет исследования, основная цель и задачи, территори­
альные и хронологические рамки, формулируется методологическая
основа и приводится методика, используемая в исследовании, харак­
теризуется источниковая база, показывается научная новизна и прак­
тическая значимость Кроме того, для обоснования привлечения неко­
торого материала и отдельных выводов, затрагиваются вопросы воен­
но-политического взаимодействия тюркоязычного населения Западной
Сибири в XIII-XVIII вв с окружающими народами

Глава 1
Изучение военного дела средневекового населения
Западной Сибири в советской и российской археологии

Глава разделена на два параграфа. «История формирования зна­


ний о военном деле в археологии и этнографии» и «Оружиеведение в
отечественной археологии формирование методологической базы»
История изучения военного дела тюркоязычного населения, вхо­
дившего в состав сибирских государственных объединений, тесным об­
разом связана с археологическими исследованиями, сбором этнографи­
ческих материалов, обработкой письменных источников В данной гла­
ве излагаются этапы формирования источниковой базы, а также анали­
зируются наработанные учеными концепции по различным вопросам и
разделам военного дела населения Западной Сибири в период средневе­
ковья Рассмотрение процесса накопления знаний по истории военного

6
дела сибирских ранних государственных образований, позволит деталь­
но показать пути и этапы формирования военного дела
На длительном отрезке времени изучение истории края и накоп­
ление материала по вопросам вооружения и военного дела происходи­
ло с разной интенсивностью На начальном этапе, в XVIII-XIX вв,
исследование археологических памятников и прежде всего городищ,
ограничивалось их описанием, производились глазомерная съемка,
обмеры, давалась подробная характеристика, фиксировались отдель­
ные находки В это же время начался сбор этнографических данных о
коренных жителях Западной Сибири В последующее время работа
велась на «описательно-исследовательском» уровне, характерном для
начала археологических изысканий на средневековых объектах.
С конца XIX в по 70-е гг XX в растет интенсивность археоло­
гических исследований в Западной Сибири, расширяется географиче­
ский охват работ По материалам разведок составляются первые ар­
хеологические карты, комплектуются фонды музеев, анализируются,
вводятся в научный оборот новые данные Исследования, особенно
начавшиеся с середины 50-х гг, были направлены на углубленное
изучение процессов культуро- и этногенеза, создание культурно-
хронологических схем, их корреляцию и уточнение, наложение на эт­
ническую карту региона Расширяется и количество публикаций пред­
метов вооружения Однако военная проблематика по-прежнему разра­
батывается слабо.
Начиная с 60-х гг XX в широкий размах приобретает археоло­
гическое изучение лесных и лесостепных районов Прииртышья и
Приобья Увеличение масштабов работ в это время способствовало
накоплению археологических данных, в том числе и предметов воо­
ружения, тем самым способствовало формированию предпосылок к
переходу на новый этап исследования
Современный период, начиная с 70-х гг XX в , можно оценить
как исследовательско-аналитический Он характеризуется использова­
нием разнообразных источников археологических, этнографических,
антропологических, топонимических и др В это время появляются
обобщающие статьи и монографические исследования по истории раз­
личных этнических групп региона
Работы, посвященные вопросам вооружения и военного дела
тюркоязычного и угро-самодийского населения Западной Сибири эпо­
хи позднего средневековья, немногочисленны Фундаментальное ис-
7
следование А И Соловьева «Военное дело коренного населения За­
падной Сибири в средневековье» касается, главным образом, материа­
лов развитого средневековья угорских народов тайги, но несмотря на
это исследователь привлек и комплекс находок вооружения более
позднего времени Представленная в работе А И Соловьева классифи­
кация, глубина и широта охвата материала актуальны и сегодня, в том
числе при рассмотрении вопросов касающихся тюркоязычного насе­
ления
До настоящего времени нерешенной остается проблема воору­
жения и военного дела сибирских татар Собственно, историография
данного вопроса исчерпывается двумя работами Ю С Худякова и
Л И Боброва

Глава 2
Фортификационное искусство
средневекового населения Западной Сибири

XIII-XVIII вв в истории Западной Сибири характеризуются во­


енной напряженностью, ярким археологическим свидетельством кото­
рой являются городища Без изучение фортификационных сооруже­
ний, приемов фортификационных войн, исследование военного дела
тюркоязычного населения лесостепи не может быть полным Изучение
укреплений разделено нами на три параграфа
В первом параграфе — «Фортификационные сооружения», иллю­
стрируются и анализируются наиболее яркие и изученные города и
городки Западной Сибири Искер, Тон-Тура (Вознесенское городище),
Кызыл-Тура, Тунусский городок Основная же часть материала по го­
родкам и городищам использованного нами в исследовании, размеще­
на в текстовом и графическом приложении Всего в исследовании ис­
пользованы 62 планиграфических схемы фортификационных укрепле­
ний и 68 описаний Некоторые из них изучены археологически, а не­
большая часть известна только по историческим данным
Второй параграф посвящен классификации фортификационных
сооружений Поскольку одним из основных методов изучения форти­
фикационных памятников является формально-типологический, на
основании уже разработанных ранее классификаций В А Могильни-
кова, Б А Коникова, В Е Стоянова, В И Соболева и других исследо-

8
вателей составлена схема, которая включает целый ряд новых памят­
ников Проведенная в работе систематизация не претендует на уни­
кальность выделения критериев, а лишь корректирует ранее созданные
классификации
Сравнивая созданные к настоящему времени классификацион­
ные схемы городищ Томского и Нижнего Приобья, Прииртышья, За­
уралья домонгольской Руси и ряда других регионов, можно обнару­
жить определенное единство в системе выбора критериев местополо­
жение, планиграфия и конструкции оборонительных поясов В воен­
ной сфере стремление к достижению максимального эффекта при ми­
нимальных затратах всегда заставляет заимствовать технические ин­
новации, самое современное оружие и способы вооруженной борьбы,
то есть все положительное, что есть у противника
При составлении классификации городищ исследователи ис­
пользуют два подхода Первый городища или городки классифици­
руются в рамках фортификационной модели При этом используется в
качестве основного источника и материала классификации планигра­
фия памятника, взаиморасположение валов и рвов, их форма, а также
местоположение памятника мыс, терраса, останец Это самая распро­
страненная классификация подобных памятников Условно ее можно
назвать инженерно-фортификационной Второй городища рассматри­
ваются в более широком историческом спектре Здесь поднимается
вопрос о месте каждого памятника в рамках определенной территории
и населения, его военно-политическая и социальная роль
На наш взгляд, наиболее рациональная классификация пред­
ставлена Б А Кониковым Она взята нами за основу при разработке
следующей схемы
Разделение на типы проходит с использованием самого распро­
страненного критерия - ландшафтного расположения Выделение кри­
терия для дальнейшего разделение на подтипы - более сложная зада­
ча Мы можем оперировать наличием или отсутствием бастионных
выступов или поселения вокруг системы обороны, размером и формой
городища, количеством укрепленных площадок Использование обо­
значенных показателей в определенном порядке приведет к макси­
мально дробному делению, не имеющему под собой объективных це­
лей Мы постарались объединить доступные в данное время памятни­
ки в группы, которые могли бы характеризовать определенное назна­
чение отдельного памятника Некоторые городища объединяются в
9
группы благодаря уникальной (в некотором роде) форме системы ук­
реплений
В работе приводится описание и анализ каждого типа и подтипа
городищ Многие памятники имели мощную систему укреплений Ес­
тественные препятствия крутые склоны террас, к подошве которых
практически везде подходила вода, глубокие овраги - дополнялись
возведенными оборонительными конструкциями, состоящими из рвов
и валов Для их возведения выбирали особенно удобные места высо­
кие останцы, омывающиеся водами рек или защищенные глубокими
оврагами Отдельные городища располагались на островах, что также
создавало определенные благоприятные условия их защиты. Подоб­
ный подход к выбору места для возведения родового, а затем и терри­
ториального центра, был характерен для многих периодов истории
Городища были окружены рвами, глубиной от 2,5 до 3-3,5 м и
шириной от 5 м и более Валы достигали в ширину 3 м и более, а в вы­
соту - 1,5—2,5 м На ряде памятников система укреплений исследова­
лась специалистами, которые выявили дополнительные усиливающие
конструкции в оборонительных сооружениях Это были деревянный
палисад из бревен, толщиной до 20 см, частокол из бревен меньшего
диаметра, которые в некоторых случаях обмазывали глиной, о чем
свидетельствуют остатки глиняной обмазки Рвы островных городищ
могли заполняться водами озера, проходившего вплотную к гривам, на
которых расположены памятники
В третьем параграфе разрабатываются вопросы, касающиеся ос­
новной системы обороны и дополнительных укреплений позднесред-
невековых городищ Западной Сибири
В Сибири на протяжении бронзового, раннего железного века и
вплоть до позднего средневековья, сосуществовали параллельно раз­
личные типы фортификационных сооружений
Основная система фортификации состоит из рва и вала, в любом
их количестве (одна, две, три или четыре линии) и соотношении (ров-
вал, вал-ров, ров-вал-ров и т д ), а также крепостной стены
Конструкции западносибирских позднесредневековых крепост­
ных стен практически не изучены Прежде всего, это связано с отсут­
ствием остатков древесины в насыпях валов Хотя стены вряд ли чем
отличались от древнерусских и булгарских, вследствие использования
при строительстве, за некоторым исключением, одного материала —
дерева Это заставило придерживаться строителей определенных пра-

10
вил и законов, применяемых для возведения деревоземляных укрепле­
ний Немаловажную роль играл и тип грунта, используемый в насыпях
валов, что определяло ту или иную их конфигурацию
Тюркоязычное население Западной Сибири, так же как и их
предшественники в средние века и ранее, использовали дополнитель­
ные укрепления, располагавшиеся с наименее защищенных местно­
стью напольной стороны и пологим оконечностям и склонам мысов
Прежде всего, к дополнительным укреплениям относятся басти­
онные выступы Создание бастионов - прием, характерный еще для
скифских городищ, то же самое касается и эскарпирования склонов
К дополнительным также относятся предвратные укрепления
Но они не получили широкого распространения на просторах Запад­
ной Сибири, а известные, в частности, на - памятнике Надеждинка
VII, пока остаются неизученными археологически
Приведенные типы дополнительных укреплений являлись, не­
сомненно, важной частью в фортификации Сибирских ханств, при­
званной максимально обезопасить поселения от нападений, создавая
наиболее эффективную защиту Население не только тщательно отби­
рало местность для размещения и строительства будущих городищ,
зачастую на месте других, но и искусственно дополняло или исправ­
ляло рельеф для нужд обороны, что в комплексе должно было давать
преимущество обороняющимся над противником
Тюркоязычное население Западной Сибири при всем многообра­
зии типов фортификационных сооружений использовало приемы сво­
их предшественников Зачастую городища представляют собой много­
слойные памятники, вплоть до эпохи бронзы так и защитные соору­
жения современных соседей В целом, нельзя сказать, что фортифика­
ционное искусство в Западной Сибири под влиянием тюркоязычного
населения шагнуло вперед В первую очередь, это диктовалось мест­
ными условиями ландшафтом, строительным материалом, плотно­
стью населения и размером воинских отрядов
Глава 3
Комплекс вооружения позднесредневекового населения
Западной Сибири

Наиболее важная роль среди различных видов археологических


источников, характеризующих наличие военной напряженности в об-
11
ществе, принадлежит оружию Оно является наиболее распространен­
ным и достоверным материальным признаком существования войны
как особой сферы жизнедеятельности общества
Для исторического исследования при наличии достаточного ко­
личества сведений письменных источников, описывающих то или
иное явление или событие, археологические материалы носят вспомо­
гательный характер и служат критерием достоверности фактов, зафик­
сированных письменной исторической традицией В случае недостат­
ка или полного отсутствия письменных исторических сведений, как то
наблюдается в Западной Сибири в XV-XVII вв , археологические ма­
териалы играют роль основных исторических источников
Время широкого применения холодного оружия в боевых усло­
виях завершилось сравнительно недавно и оставило немало историче­
ских свидетельств в письменных источниках относительно его исполь­
зования Привлечение материалов по истории народов со схожим хо­
зяйственно-культурным типом и близким комплексом вооружения
может служить важным критерием обоснованности результатов ору-
жиеведческого исследования позднесредневекового населения Запад­
ной Сибири
Одним из основных методов обработки археологического мате­
риала, составляющего комплексы боевых средств древнего и средне­
векового населения, является типологическая классификация предме­
тов вооружения
Методика классификации материалов по вооружению средневе­
кового населения Западной Сибири, включая формализованное описа­
ние единиц классификации, обозначение их особыми терминами с
раскрытием содержания каждого из них с помощью однозначных раз­
вернутых определений, к настоящему времени может считаться доста­
точно апробированной на оружии различных районов степного пояса
Евразии, относящемся к эпохам древности и средневековья Последо­
вательность членения материала на градации различного ранга в соот­
ветствии с весом признаков от наиболее общих к частным прочно во­
шла в традицию
Комплекс вооружения древнего и средневекового населения
традиционно принято классифицировать следующим образом В со­
ставе комплекса боевых средств выделяются две основные функцио­
нальные группы, различающиеся по характеру применения в бою на­
ступательное и защитное Наступательное оружие, в свою очередь,

12
включает подразделы, различающиеся в способах применения в бою
оружие ближнего и дистанционного боя Первое предназначено для
нанесения поражающих ударов в ближнем и рукопашном бою, второе
— для той же функции на расстоянии, в дистанционном бою
Оружие дистанционного боя сохраняет в своей совокупности
единую функцию нанесения ударов с определенного расстояния Раз­
делы и подразделы оружия объединяют в своем составе отдельные
виды оружия, различающиеся конструктивными деталями, которые
определяют диапазон функциональных возможностей в ходе боевого
применения
Деление артефактов по признакам, представляющим конфигура­
цию рабочей части предмета, составляет основу типологической клас­
сификационной схемы для данной категории предметов, поскольку
именно формой и сечением рабочей части определяется амплитуда
применения вещи в рамках основной функции
Наступательное оружие должно было быть рассчитано не только
на поражение человека в соответствии с его биологической конститу­
цией, но и на преодоление средств защиты. Развитие средств нападе­
ния стимулировало совершенствование средств защиты, и наоборот
Наличие в составе оружейного комплекса дихотомии средств нападе­
ния и защиты стало основным условием его развития по пути образо­
вания все новых и новых, более совершенных в функциональном от­
ношении форм
Схема развития комплекса вооружения является одним из самых
существенных результатов оружиеведческих исследований Она мо­
жет служить основой для реконструкции структуры военной органи­
зации и особенностей военного искусства, для полноценной оценки
событий военной истории, для анализа причин военных успехов и не­
удач в сражениях и войнах.
В первом параграфе, посвященном оружию дистанционного боя
проводится исследование луков — основного оружия западносибир­
ских воинов Приводится типологическое описание, освещаются во­
просы производства, применения и характеристик луков Рассматри­
ваются железные и костяные наконечники стрел Кроме того, отдель­
ный раздел посвящен огнестрельному оружию и сравнению его харак­
теристик с луком
Второй параграф посвящен оружию ближнего боя Археологи­
ческих находок подобного оружия на памятниках Сибирских ханств
13
не так много Тем не менее, основываясь на исторических, этнографи­
ческих и археологических источниках мы можем с уверенностью го­
ворить об использовании подобного вооружения воинами Западной
Сибири Оружие ближнего боя принято разделять на два вида клин­
ковое и древковое К первому относятся палаши, сабли, кинжалы и
ножи, ко второму топоры, кельты, кистени и копья
В третьем параграфе - «Защитное вооружение» рассматривают­
ся вопросы связанные с применением различных видов доспехов изу­
чаемого населения
Подобные исследования осложнены ввиду малочисленности и
фрагментарности находок деталей защитных доспехов Для анализа
луков, стрел, копий, мечей, палашей, сабель привлекаются хотя и не
полностью сохранившиеся, но функционально определяющие назна­
чение предметов металлические (костяные для луков) части, а, изучая
панцири, исследователь имеет дело зачастую с отдельными пластина­
ми, составляющими незначительную часть всего защитного вооруже­
ния Именно поэтому данные по доспеху кочевников очень приблизи­
тельны Имеющиеся материалы довольно сложно классифицировать,
поскольку в научный оборот введены детали, а не панцири целиком
Для обоснованной классификации доспехов нужна их предваритель­
ная реконструкция, которая невозможна без привлечения других видов
источников, в частности, изобразительных Кроме того, вызывает за­
труднение то обстоятельство, что в составе панцирей одного и того же
типа могли применяться разные по форме пластины, и, наоборот, в
составе типологически разных панцирей присутствуют формально
идентичные пластины
Археологические материалы по защитному вооружению сибир­
ских татар вплоть до недавнего времени оставались крайне немного­
численными Анализируя имеющиеся в нашем распоряжении мате­
риалы, а также выводы, общие теоретические схемы, полученные
Ю С Худяковым и Л И Бобровым по кочевникам Средней, Централь­
ной и Северной Азии, мы пришли к следующему выводу Тюркоязыч-
ное население Западной Сибири использовало различные виды доспе­
хов В XIII—XIV вв сосуществовали ламеллярные, чешуйчатые и пла­
стинчатые куяки, кольчуги, и, возможно, к этому же времени относит­
ся появление бригандин В XV-XVII вв одновременно использова­
лись кольчуги, комбинированные кольчато-пластинчатые панцири,
пластинчатые куяки и бригантины В XVII-XVIII вв эволюция пан-

14
цирной защиты в Северной Азии завершилась в связи с распростране­
нием огнестрельного оружия, с вхождением расположенных на данной
территории этнических и государственных образований в состав Рус­
ского государства, вооруженные силы которого взяли на себя охрану
местного населения от посягательств извне
Защитные средства, служившие для предохранения локальных
участков тела накладные щитки, зеркала, наручья, поножи и защит­
ные пояса рассматриваются в общем контексте развития защитного
вооружения, так как источники по ним слишком фрагментарны, чтобы
их систематизация могла послужить надежной основой для историче­
ской реконструкции То же самое касается защитных средств, изготов­
ленных из органических материалов В археологических комплексах
подобные предметы сохраняются исключительно редко, а без специ­
ального экспериментального анализа судить об активности этих за­
щитных средств очень сложно
В четвертом параграфе основываясь на предыдущих исследова­
ниях, мы попытались реконструировать комплекс вооружения воина
Сибирского ханства Условно нами были выделены знатные и простые
воины из среды Тайбугидов и Шейбанидов.
Сложная политическая обстановка на территории Западной Си­
бири, переход сибирского (тюменского) престола из рук в руки неод­
нократно освещался на основе письменных источников Исходя из
всех политических перипетий, можно с уверенностью сказать, что в
XIII-XV вв развитие комплекса вооружения шейбанидских воинов
Западной Сибири неразрывно связано с общими тенденциями, харак­
терными для Золотой Орды Ведь сколько-нибудь долгого нахождения
на этой территории для появления автохтонных черт в военном искус­
стве отряды Шейбанидов не знали
Вероятно, несколько другая картина обстоит с комплексом воо­
ружения отрядов Тайбугидов Род Тайбугидов относится к местной
(западносибирской) татарской знати Будучи потомками кыпчаков,
вытесненных из южноуральских и западносибирских степей на север,
они были несколько отрезаны от остального кочевого мира и прини­
мали не столь активное участие в междоусобных войнах наследников
Джучи и тем более во внешних войнах Золотой Орды Хотя отмечено
участие правителей Сибири в татарской, антирусской коалиции в пе­
риод русско-казанских войн 1540-1552 гг Имея кыпчакские корни и
проживая оседло среди угорского населения, их кбмплекс вооружения
15
претерпевал менее активное развитие, нежели аналогичный комплекс
шейбанидских воинов
На данный момент не представляется возможным охарактеризо­
вать комплекс вооружения отдельной этнической группы или народа,
например барабинских или айлынских татар Скорее всего, определен­
ные различия были обусловлены в большей степени видом хозяйствен­
ной деятельности, экономическим состоянием и взаимоотношениями с
южными соседями, нежели продиктованы этническими традициями
Как уже было сказано выше, комплекс вооружения шейбанид­
ских воинов на территории Западной Сибири в XIII-XIV вв слабо от­
личался от комплекса, характерного для воина Золотой Орды в целом
Безусловно, многонациональные тумены Золотой Орды не имели
единства как в комплексе вооружения (особенно это касается защит­
ной поноплии), так и по составу войск Тем не менее, мы постараемся
определить облик воина, наиболее соответствующий Западной Сибири
заявленной эпохи
Отряды шейбанидов в своем составе имели значительное коли­
чество тяжеловооруженных воинов Хотя термин «тяжеловооружен­
ный» имеет неоднозначное определение для различных эпох и народов
(например, западно-европейские рыцари, киргизские латники) К со­
жалению, пока мы не можем сказать, образовывали подобные всадни­
ки однородные отряды, имевшие самостоятельное значение в ходе
боя, или нет
Основным наступательным вооружением воинов как по истори­
ческим, так и по археологическим источникам, бесспорно, являлся лук
монгольского типа и стрелы преимущественно с металлическим пло­
ским черешковым наконечником Кроме того, распространенным
оружием являлось копье с втульчатым наконечником ушющенно-
ромбического сечения В ближнем бою воины шейбанидских отрядов
Западной Сибири использовали сабли со средней степенью изгиба
лезвия Оружие ближнего боя дополнялось небольшим проушным то­
пором или палицей (шестопером) Вероятно, последние орудия явля­
лись также некоторым социальным маркером, обозначающим знатно­
го воина Оружием «последнего шанса» служили кинжалы, носившие
более высокий статус, чем боевые ножи
Защитное вооружение не было однородным Прежде всего, это
были ламеллярные панцири с кроем халата, прикрывавшие также ноги
всадника Подобный образец представлен в экспозиции Варшавского
исторического музея, посвященной вооружению татар Использова-
16
лись и укороченные модели Кроме пластинчатых панцирей применя­
лись кольчуги, иногда усиленные пластинами, или комбинированные
доспехи Предплечье защищали наручи В качестве боевого наголовья
использовались как сфероконические шлемы, так и образцы с высокой
тульей, иногда с защитной маской Вероятно, бармица присутствовала
на всех шлемах, как пластинчатая на ранних образцах, так и кольчуж­
ная на более поздних
Легковооруженный воин из отрядов шейбанидов представлял со­
бой конного лучника, не защищенного доспехом Основное оружие со­
стояло из лука и стрел Вероятно, многие имели сабли. Проушный то­
пор и нож использовались как в военных, так и в хозяйственных целях
Комплекс вооружения тайбугидских воинов XIII-XVI вв имел
как общие черты так и различия с шейбанидским Бесспорно, что это
были конные воины, вооружение которых состояло из лука со стрела­
ми Колчан содержал стрелы как с железными (редко бронебойными),
так и с костяными наконечниками В ближнем бою использовались
сабли со слабоизогнутым клинком, и, возможно, небольшая часть вои­
нов владела палашами Вероятно, подобные предметы вооружения,
обнаруженные в курганном могильнике Березовый остров I в Новоси­
бирском Приобье, были оставлены одной из подобных тюркских
групп В рукопашном бою использовались ножи, иногда кинжалы То­
поры также входили в комплекс вооружения, чего нельзя сказать о
копьях Скорее всего, они не получили распространения
Защитное вооружение состояло из куяков с коротким подолом и
рукавами Использовались, по-видимому, как ламеллярные панцири,
так и ламинарные Кроме того, распространение получили кольчуги
Голову защищали железные сфероконические шлемы, подобные кып-
чакским Западного Казахстана и Приуралья
Простые воины являлись легковооруженными всадниками, ос­
новное оружие которых состояло из лука и стрел Для ближнего боя
использовались топоры и ножи Защитное вооружение, по всей види­
мости, отсутствовало
***
Изучение предметов вооружения тюркоязычного населения За­
падной Сибири обозначенной эпохи представляет возможность рекон­
струировать некоторые тактические особенности ведения боя

17
Как было сказано выше, основным в комплексе боевых средств
сибирских татарских воинов являлось оружие дистанционного боя,
ориентированное на поражение не имевшего металлических панцирей
и кольчуг противника на расстоянии 20-50 метров Редкие находки
бронебойных стрел свидетельствуют о том, что тяжеловооруженные
воины редко выступали в роли противника При набегах на угорские
народы и русские деревни в «Строгановской земле» хватало и обыч­
ных стрел, так как противник не успевал оказать достойное организо­
ванное сопротивление, а защитное вооружение у простого населения
отсутствовало вовсе
Военные отряды сибирских татар предпочитали действовать на
поле боя в конном строю, осыпая противника тучей стрел Подобная
тактика, традиционная для кочевников, успешно применялась в вой­
нах с другими кочевниками и таежными племенами, однако в боях
против отрядов Ермака она оказалась малоэффективной
Важную роль в военном искусстве сибирских татар играла раз­
ведка Используя хорошее знание местности, разведчики следили за
перемещениями противника и информировали своих предводителей о
действиях врага Татары нередко устраивали засады, косвенным под­
тверждением этому может служить то, что Ермак предпочитал пере­
двигаться по воде, а не по суше
Татары продолжали использовать тактику дезинформации про­
тивника, известную еще с XII в Заманивали ложным отступлением
или дипломатическими посулами небольшие отряды противника и
уничтожали по частям Так погибли небольшие отряды Ивана Кольцо
и Ермака
Вопросы численности и формирования войска в Сибирском та­
тарском ханстве мало исследованы Вероятно, у сибирских татар при­
менялась азиатская десятичная система деления войска и народа От­
дельные мурзы имели в своем распоряжении различные отряды и мог­
ли воевать как самостоятельно, так и вступать в бой, объединив свои
силы
Оценивая боеспособность войск Сибирского ханства XV-XVIII
вв, необходимо отметить, что за обозначенный период военное искус­
ство татар не претерпело существенных изменений, в то время как со­
седние государства модернизировали свои армии, впитывая новшества
идущие как из Европы, так и с Востока Тем не менее, военное искус­
ство Сибирского ханства вполне соответствовала уровню развития
военного искусства в кочевом мире в эпоху позднего средневековья и
18
тем требованиям, которые выдвигались в Западной Сибири до прихода
русских Так, военная организация обеспечила татарам почти двухсот­
летнее господство над угорскими и самодийскими племенами Запад­
ной Сибири, позволила противостоять другим кочевым объединениям

Заключение
Обращение к материалам по истории вооружения и военного де­
ла тюркоязычного населения Западной Сибири было продиктовано
недостаточной проработанностью на фоне аналогичных исследований
кочевых народов степи и угорского населения тайги
Рассмотрение публикаций, затрагивающих актуальные для нас
вопросы вооружения и военного дела окружающих народов, показало
высокую степень развития методологических и методических исследо­
ваний, проводимых с начала 80-х гг XX в В наибольшей степени это
относится к терминологии, типологии и реконструкции вооружения
Тем не менее, изучение и анализ существующих методических
наработок в отечественной науке в целом и сибирском оружиеведении
в частности выявил необходимость в отказе от максимально дробной
классификации материала по незначительным визуальным признакам
и переходу к типологическому делению с максимальным использова­
нием функциональных свойств предметов вооружения
Обработка и создание классификационных схем фортификаци­
онных сооружений средневекового населения Западной Сибири, ана­
лиз основных систем обороны и дополнительных укреплений выявили
ряд моментов
Первоначальное предположение о том, что наиболее мощные
укрепления должны располагаться на границах государства, при рас­
пределении на карте не подтвердилось Так же не удалось проследить,
казалось бы логичную связь размера городища с его местоположением
относительно крупных рек
Проанализированные нами фортификационные сооружения'
служили для сдерживания первого натиска штурмующих воинов и не
были приспособлены для длительной осады и противодействия значи­
тельным по численности отрядам
Небольшая площадь укрепленного поселения, в большинстве ок­
руглые, выпуклые формы линии обороны, небольшие бастионные вы­
ступы, находящиеся недалеко друг от друга, говорят не о концентрации
максимального количества лучников на небольшую "площадь, как счи-
19
талось ранее, а наоборот, дает возможность нескольким обороняющим­
ся контролировать всю прилегающую к укреплениям площадь
Анализ комплекса вооружения тюркоязычного населения Запад­
ной Сибири, военного искусства и военной истории Сибирских татар,
изучение характеристик вооружения, его тактико-технических воз­
можностей позволил существенным образом дополнить и охарактери­
зовать данную стадию в эволюции военного дела в кочевом мире
Сравнительно-исторический анализ вооружения, форм военной орга­
низации и особенностей военного искусства, господствовавших и пе­
риферийных кочевых этносов степного пояса Сибири в период разви­
того и позднего средневековья, способствовал выявлению основных
закономерностей в развитии военного дела изучаемого населения
Проведенные исследования позволяют говорить о том, что тюр-
коязычные воины XV-XVIII вв являлись носителями сложного неод­
нородного комплекса вооружения Лук монгольского типа с минималь­
ным количеством костяных накладок и стрелы с плоскими железными
и различными в сечении костяными наконечниками являлись основой
вооружения. Неотъемлемой частью вооружения являлась сабля или,
реже, палаш Среди древкового вооружения, благодаря своей универ­
сальности, преобладают топоры, но использовались также и кистени
Воины Сибирских ханств использовали различные виды доспехов
кольчужные, пластинчатые и комбинированные, но это не было повсе­
местным явлением Боевое наголовье, а также защита рук и ног были
известны, но широкого распространения не получили
Проведенная систематизация материалов по вооружению и во­
енному искусству подтвердила ранее отмеченные изменения в меха­
низме технологического усовершенствования различных видов ору­
жия, которые выразились в переходе от дифференциации и специали­
зации к отбору универсальных форм Предположительно с XV в на­
мечается тенденция к созданию универсального оружия, которое мог­
ло использоваться в производственной деятельности При этом приме­
нение специфических форм клинкового оружия значительно сокраща­
ется Наибольшее распространение получают местное универсальное
вооружение топоры, ножи, лук и стрелы
Говоря о тактике войск, следует заметить, что наиболее приспо­
собленные для скорострельной массированной стрельбы в условиях
интенсивного конного боя луки со срединной фронтальной накладкой
«монгольского типа» и плоские наконечники стрел с начала II тыс н э
получают широкое распространение по всему Сибирскому региону,
20
будучи заимствованы представителями самых разных культур и наро­
дов Анализ вещественных и письменных источников свидетельствует,
что именно широкое применение стрел в дистанционном бою, наряду
с высокой маневренностью отрядов всадников, явилось основой так­
тических приемов в сражениях на обширных степных пространствах
Для лесостепных и таежных территорий, входящих в состав Си­
бирских ханств, военные походы могут реконструироваться в виде
полицейско-карательных акций Обобщая сведения письменных и эт­
нографических источников, наиболее распространенными сражениями
были нападения небольших отрядов на поселение или штурм городка
с максимальным использованием фактора внезапности Это видно по
историческим источникам на примере татарских и угорских поселе­
ний, а также русских деревень на Урале до прихода Ермака и в Сиби­
ри, после поражения Кучума
Проведенные исследования и систематизация материала позволят
в дальнейшем выйти на более высокий уровень реконструкции военно­
го искусства населения Сибирских ханств Для этого необходимо рас­
ширение археологических работ на памятниках XV—XVIII вв в Запад­
ной Сибири Весьма перспективным представляется так же изучение
технических и технологических параметров оружия, выявление их из­
менений и корреляции с типологическими разработками Необходима
интенсификация использования металлографического и химического
анализа с целью определения мест производства предметов вооружения

Основные положения диссертации отражены в следующих


опубликованных работах:

Статьи, опубликованные в ведущих рецензируемых научных


журналах, рекомендованных ВАК:
1 Герасимов Ю В , Шлюшинский А В Вооружение и военное дело
Сибирского ханства // Омский научный вестник - 2006 № 3 - С 22-25
(авт вклад 0,25 п л )
Статьи и тезисы докладов:
2 Шлюшинский А В Специфика военного дела лесного населения
Западной Сибири в средневековье // Историко-культурное наследие Се­
верной Азии Итоги и перспективы изучения на рубеже тысячелетий —
Барнаул, 2001 (0,2)
3 Шлюшинский А В К проблеме изученности истории военного
искусства на территории таежной части Западной Сибири // Культороло-
21
гия и история древних и современных обществ Сибири и Дальнего Восто­
ка - Омск, 2002 (0,2)
4 Шлющинский А В. Городок Тунус // Традиционные культуры и
общества Северной Азии с древнейших времен до современности - Ке­
мерово, 2004 - С 286-288 (0,2)
5 Шлюшинский А В Костяные наконечники стрел с этнографо-
археологических комплексов Надеждинка IV, VII, Бергамак II, III // Про­
блемы историко-культурного развития древних и традиционных обществ
Западной Сибири и сопредельных территорий - Томск, 2005 - С 229-
230 (0,2 п л )
6 Шлюшинский А.В Городища сибирских татар // III Всероссий­
ская научная молодежная конференция «Под знаком £ » . _ Омск, 2005 -
С 64-65 (0,1 п л )
7 Шлюшинский А.В Основные системы обороны и дополнитель­
ные укрепления средневековых городищ Западной Сибири // Интеграция
археологических и этнографических исследований - Красноярск, Омск
Издательский дом «Наука», 2006 - С 139-143 (0,4 п л )
8 Татауров С Ф Шлюшинский А В Находки русского оружия на
памятниках сибирских татар XVI-XVIII вв в Среднем Прииртышье // Ин­
теграция археологических и этнографических исследований - Красноярск,
Омск Издательский дом «Наука», 2006 - С . 143-146 (авт вклад 0,1 п л )
9 Герасимов Ю В , Шлюшинский А В Комплекс защитного воо­
ружения татар XV-XVII по материалам этнографо-археологи-
ческого комплексов Прииртышья // Интеграция археологических и этно­
графических исследований - Красноярск, Омск Издательский дом «Нау­
ка», 2006 - С 135-139 (автвклад 0,2 п л )
10 Герасимов Ю В , Шлюшинский А В Доспех позднесредневеко-
вого воина из могильника Окунево — VII в Тарском Прииртышье // Инте­
грация археологических и этнографических исследований - Красноярск,
Омск Издательский дом «Наука», 2006 - С 248-252 (авт вклад 0,2 п л )
11 Шлюшинский А В Луки воинов сибирского ханства // Интегра­
ция археологических и этнографических исследований - Одесса, Омск.
2007 - С 159-162 ( 0 , 4 п л )
12 Шлюшинский А В Изучение и классификация средневековых
городищ Западной Сибири // История и культура Сибири сб науч тр ,
посвященный 15-летию Омского филиала Объединенного института ис­
тории, филологии и философии Сибирского отделения Российской акаде­
мии наук - Омск Изд ОмГПУ, 2007 - С 88-99 (0,7 п л )

22
Шлюшинский Александр Владимирович

ВООРУЖЕНИЕ И ВОЕННОЕ ДЕЛО


ТЮРКОЯЗЫЧНОГО НАСЕЛЕНИЯ
ЗАПАДНОЙ СИБИРИ ХПГ-XVI ВВ.

Специальность - 07.00 06 - археология

Автореферат
диссертации на соискание ученой степени
кандидата исторических наук

Подписано в печать 05 09 2007. Формат бумаги 60x84 1/16.


Печ л 1,5 Уч -изд л 1,5 Тираж 100 экз. Заказ 350

Издательство ОмГУ
644077, г Омск, пр Мира, 55А, госуниверситет