Вы находитесь на странице: 1из 578

История российской журналистики

Источники по блоку:
Е.Л. Татаринова Русская литература и журналистика 18 века
Б.И. Есин История русской журналистики
А.В. Западов История русской журналистики XVIII-XIX вв.
С.Я. Махонина История русской журналистики начала XX века
О.Д. Минаева История отечественной журналистики
И.В. Кузнецов История отечественной журналистики (1917-2000)
1. Первая русская газета «Ведомости».
Источник: Татаринова, Есин
Газета «Ведомости» положила начало русской периодической печати. Первый номер
газеты появился по указу Петра 15 декабря 1702 года. Первый дошедший до нас номер –
от 2 января 1703 года. До этого выходили «Куранты» (17 век) и «Вестовые письма», но
это не СМИ, т.к. они предназначались для 1-2 читателей и были рукописными.
Цель газеты «Ведомости» - объяснение и пропаганда петровских реформ. Первая газета,
рассчитанная на широкие круги русских читателей. Стоила 1-4 деньги, иногда раздавали
бесплатно.
Темы: разъяснение и продвижение петровских реформ, рассказы о богатствах недр
русской земли, информация об экономическом потенциале страны, публиковалась
военная информация (успехи русской армии во время Северной войны).
Информационный уровень материалов был не высок. Но там было видно, как Россия
укреплялась на мировой арене. В материалах много фактов, где есть государственный
взгляд.
Сотрудников было мало. В выпуске газеты принимал участие и сам Петр, он даже был
автором нескольких материалов. Еще сотрудники – переводчики посольского приказа, в
т.ч. Борис Волков (потом стал редактором), Яков Синявич (писал про внутреннюю
повестку). Сподвижники Петра тоже участвовали в выпуске газеты – Меншиков,
Апраксин.
Жанры – новости, но была еще зарождающаяся корреспонденция, репортаж.
Выход газеты нерегулярный (1-18 выпусков в год). Тираж – тоже, колебался – от 150 до
1000 экземпляров. Номер, где рассказывалось про Полтавскую битву, вышел тиражом
2500 экземпляров.
2. М. В. Ломоносов - поэт и филолог, его взгляды на журналистику.
Источник: Татаринова
М. В. Ломоносов (1711-1765).
Эпоха: правление Елизаветы. Расширение прав дворян, постоянные крестьянские
восстания (60 штук), все подавлены. Вместе с этим развитие образования, основание
МГУ, Академия художеств, начальные школы, гимназии в городах. Начало эпохи
просвещения в России.
Филология.
Задача Ломоносова - упорядочение и развитие национального языка русской науки и
литературы, создание силлабо-тонической системы стиха.
Прочитал книгу Тредиаковского “Новый и краткий способ к сложению русских стихов”.
Согласился, что принципы стихосложения должны вытекать из особенностей данного
языка. Не согласился с элементами тонической системы стиха, разработанными
Тредиаковским, которые, по мнению Ломоносова, не соответствуют характеру русского
языка и· ограничивают возможности стихосложения.
Первая книга по теме - «Письмо о правилах российского стихотворства».
1. Исходя из природных свойств русского языка, Ломоносов указывает на его
удивительное ритмическое разнообразие. Впервые указал на «двоесложные» и
«троесложные» стопы.
2. Ломоносов показал, что тонический принцип должен быть распространен на все
стихи независимо от количества слогов, составляющих стиховую строку.
3. Отстаивал право пользоваться в стихах мужской и женской рифмой
равноправно.
Все эти принципы он реализовал в оде «На взятие Хотина». Написал ее ямбическим
стихом, находя этот размер (четырехстопный ямб) наиболее удачным для оды, ибо
строй этого метра «возносится снизу вверх» - от безударного к ударному слогу,
создавая таким образом требуемое «великолепие». В этой оде Ломоносов достигает
того гармонического единства формы и содержания, которое дало возможность
Белинскому именно с этой оды вести начало русской литературы.
“Риторика” - книга по теории литературы, руководство к красноречию, в которой
Ломоносов теоретически обосновывает поэтику классицизма. Написал, что русский
язык по могуществу, красоте и силе не уступает ни одному европейскому языку.
В «Риторике» Ломоносов утверждает, что научиться искусству красноречия можно,
имея, во-первых, природные дарования, «второе наука, третие подражание авторов,
четвертое упражнение в сочинении, пятое знание других наук».
Трактат «Предисловие о пользе книг церковных в российском языке».
Все слова русского языка Ломоносов делит на три рода «речений».
1. К первому роду «речений» он относит слова, которые употребляются и «у
древних славян», и «ныне у россиян» Примером могут служить такие слова, как
«Бог», «слава», «рука», «ныне», «почитаю» и др.
2. Ко второму роду «речений» относятся слова церковнославянские,
малоупотребительные, но понятные всем грамотным людям. Например:
«господень», «взываю», «отверзаю».
3. К третьему роду - слова исконно русского живого языка, которых нет в
церковных книгах: «ручей», «говорю», «пока», «которой», «лишь».
Особую подгруппу составляют, низкие слова, простонародные. Ломоносов
выбрасывает из языка архаизмы, «обветшалые речения» и варваризмы, т. е. слова, без.
нужды заимствованные из иностранного языка.
Соответственно этим трем родам «речений» Ломоносов устанавливает три «штиля»
высокий, средний и низкий.
1. К высокому стилю относятся слова первого и второго рода
2. Средний стиль образуют слова первого и третьего рода В среднем стиле
допустимо в отдельных случаях употребление слов второго рода, но Ломоносов
тут же предупреждает, что делать это надо .. «с великою осторожностью, чтобы
слог не казался надутым». Можно допустить и употребление простонародных,
«низких слов».
3. Наконец, низкий стиль состоит из слов, употребительных в третьем роде,
которые могут быть смешаны со словами среднего рода «речений».
Высоким стилем Ломоносов рекомендует писать «героические поэмы, оды,
прозаические речи о важных материях»
Средним стилем следует писать театральные сочинения, однако в тех случаях, когда в
пьесах нужно изобразить геройство и высокие мысли, можно обратиться к высокому
стилю. Средним стилем также разрешается писать сатиры, эклоги, элегии,
стихотворные дружеские послания, ученые сочинения.
Низкий стиль употребим в комедиях, эпиграммах, песнях, прозаических дружеских
письмах.
*Ломоносов хорошо знал, что все богатство, все выразительные средства русского
языка не вмещаются в границы трех стилей.
Ломоносов создал единый литературный язык, внес порядок в существовавшее до его
реформы беспорядочное смешение церковнославянского, русского языка с
заимствованными словами.
«Российская грамматика» - попытка упорядочить русскую грамматику. Здесь
Ломоносов поставил своей целью, показать, «как говорить и писать чисто российским
языком по лучшему рассудительному его употреблению».

Литература
Литературная деятельность Ломоносова протекала в русле классицизма.
Белинский: “основатель и отец русской поэзии”
Пушкин: “первый наш университет”
Начав за границей писать легкие интимно-лирические стихотворения, Ломоносов скоро
приходит к гражданским стихам, к поэзии больших государственных тем. Особенно ярко
гражданские мотивы поэзии Ломоносова прозвучали в цикле стихотворений «Разговор с
Анакреоном». Полемика с Анакреоном. Вначале перевод его оды, потом ответ
Ломоносова. В ответах звучит ясное понимание задач поэзии - выполнение гражданского
долга. «Анакреонтика», наоборот, воспевала частную жизнь, житейские радости, любовь
и вино. Каждая из ломоносовских од была своеобразной поэтической декларацией,
идейно насыщенной и политически направленной.
Оды Ломоносова пронизаны пафосом Родины, зовущей к труду, к расцвету науки,
верному служению отчизне. Идея просвещенного абсолютизма была основой
политического мышления Ломоносова. Считая, что монарх стоит выше
заинтересованности в делах любой из социальных групп, что он свободен в своих
действиях, Ломоносов видел в монархе того, кто способен разумом, облеченным властью,
понять подлинные задачи государства, понять, в чем благо всего народа, и обеспечить
государству прогресс и благосостояние. В глазах Ломоносова Петр - создатель новой
России, ее национальный герой, неустанный труженик, просветитель, Елизавета
Петровна - мудрая правительница, открывает образовательные учреждения («Ода на
день восшествия на престол Елизаветы Петровны»). Достоинство остальных
монархов измеряется тем, насколько их деятельность приближается к деятельности
Петра. Хотел написать поэму “Пётр Великий”, но не закончил. Мотивы потом в “
Полтаве” и “Медном всаднике” Пушкина. Величие Петра, величие просвещенного
монарха олицетворялось для Ломоносова с величием России, о славе и пользе которой он
не уставал писать. Россия выступает у него в образе матери-родины, «небу равной»
России. Прославляя военную мощь России, необходимую для упрочения ее
государственной независимости, Ломоносов осуждает «rубительные брани», воспевая
мир и тишину. Воспевая победы русских, поэт подчеркивает, что русские обнажили
«праведный меч», что они хотят «войнами укротить войну».
Картину будущих грандиозных научных открытий начертал Ломоносов в оде 1750 r.,
которая начинается словами «Какую радость ощущаю ... », передающими восторженное
одушевление поэта, предвидящего славное будущее Родины. Он обращается к молодым
ученым с призывом исследовать то, что еще никем не исследовано и не открыто: В этой и
других его одах воплощается мечта поэта о техническом прогрессе России. Он пишет о
развитии механики, о возникновении каналов, которые соединят моря, о развитии и такой
науки, как метеорология. Он обращается к химии, астрономии, географии.
Поэзия и наука органически сливаются в замечательном стихотворении Ломоносова
«Письмо о пользе Стекла». Ломоносов не только рассказывает о пользе стекла, но и
доходит до глубокой научной, философской и социальной проблематики. С негодованием
пишет поэт о губительной силе золота, о том, что жажда наживы привела к ужасам
колонизации.
Особое место в творчестве Ломоносова занимают «Оды духовные» - переложения
псалмов. Ломоносов видел в псалмах близость народному сознанию, они
ассоциировались для поэта с народной песенностью. Наибольшей художественностью
отличаются переложения псалма 103-гo, «Ода, выбранная из Иова» и два
«Размышления»: «Утреннее размышление о божием величестве» и «Вечернее
размышление о божием величестве при случае великого северного сияния».
Основной мотив этих произведений - прославление мироздания. Если «Ода, выбранная из
Иова» является вольным переложением библейских мотивов, то «Размышления» - во
многом оригинальные произведения Ломоносова, в которых выражается его вера в науку,
способную познать «множество миров». «В вечернем размышлении» глубоко поэтично, с
необычайной простотой и лаконизмом передано восхищение человека, потрясенного
грандиозностью мироздания. В «Утреннем размышлении» в поэтически образной форме
Ломоносов раскрывает теорию строения солнца, «горящего вечно океана», предвосхищая
те научные представления, которые сложились к концу XIX в. В «Одах духовных»
больше искреннего чувства, меньше поэтических условностей, проще язык и легче стих,
нежели в торжественных одах.
Борьба Ломоносова с «неприятелями наук российских» нашла отражение в его остро
сатирических стихотворениях. Ломоносов использовал сатиру как средство борьбы за
просвещение. Сатирические произведения Ломоносова были прежде всего средством
борьбы с церковниками. «Гимн бороде» - пародийное стихотворение, ставшее известным
в 1757 г.; едкое и злое, направлено против корыстолюбивых, невежественных попов.
Носители бороды - «дураки, врали, проказы». Синод требовал сожжения «гимна» и
присылки Ломоносова в Синод для “жестокой казни”. К счастью, донос этот остался без
очевидных последствий. Вокруг «Гимна бороде» разгорелась ожесточенная литературная
борьба. В 1757 г. церковники направили против Ломоносова ряд писем с приложением
стихотворной пародии «Гимн голове», в которой Ломоносов подвергался ругательствам.
Письма эти были подписаны вымышленным именем Зубницкоrо. Противником
Ломоносов ошибочно считал Тредиаковского. Ломоносов ответил Зубницкому
эпиграммой, начинающейся словами: «Безбожник и ханжа, писем враль!»
Стиль од Ломоносова: напряженная метафоричность, аллегорическая абстракция,
гиперболизм, яркость красок, характерные для его поэзии. Строились по одному
композиционному плану, поэтому одам характерны монотонность и однообразие. Этому
способствовали повторяемость одних и тех же образных средств (эпитетов, метафор,
сравнений и т. д.), особенность синтаксической структуры стиха. Вместе с тем стиль од
Ломоносова, торжественный, приподпятый, патетичный, полностью соответствовал
высокому содержанию его поэзии. В его одической речи много славянизмов. Сумароков
критиковал его за эту пышность, мол, надо проще. Поэтика Ломоносова, изложенная
теоретически и подтвержденная практикой, соответствовала поэтике классицизма.
Журналистика
Вскоре после смерти Петра I, в июле 1727 г., первая русская газета “Ведомости”
перестала существовать. Ей на смену пришло издание «Санкт-Петербургские ведомости”
При нем выходит приложения «Исторические, генеалогические и географические
примечания». Вскоре «Примечания» приобретают самостоятельный характер и
становятся первым русским научно-популярным журналом. В этом журнале в 1741 г. по
возвращении из-за границы сотрудничает Ломоносов как переводчик и автор. Здесь были
опубликованы три оды Ломоносова. Позже, в мае 1748 г., Ломоносову было поручено
редактирование «Санкт-Петербургских ведомостей». Благодаря инициативе и энергии
Ломоносова в январе 1755 г. стал издаваться при Академии наук первый крупный
научно-литературный журнал «Ежемесячные сочинения, к пользе и увеселению
служащие», издатели которого обязывались публиковать «сочинения, какие только
обществу полезны могут быть». Журнал стал выходить 2000-м тиражом ( 12 раз в год).
Однако уже 1758 г. тираж уменьшился до 1200. Журнал был предназначен для широкого
круга читателей. На виньетке значился девиз: «Для всех». Одним из требований,
выдвигаемых к авторам статей, было требование ясности и доступности. Это был
интереснейший научно-популярный журнал, в котором публиковались материалы
официально-политического характера, статьи о разных отраслях науки, сочинения
древних и современных писателей. На страницах журнала велась пропаганда науки и
борьба невежеством, суевериями. В журнале печатались многие крупные русские
писатели и , ученые: В. К. Тредиаковский, А. П. Сумароков, И. П. Елагин,: экономист П.
И. Рычков. Статьи на экономические темы поднимали вопросы о мануфактурах,
ремеслах, купечестве. Большое место отводилось статьям по истории. Особое место в
истории журналистики принадлежит полемической статье М. В. Ломоносова
«Рассуждение об обязанностях журналистов при изложении ими сочинений,
предназначенное для поддержания свободы философии». Он поднимает ряд
принципиальных проблем, касающихся прав и обязанностей журналистов вообще. Силы
и добрая воля - вот что от них требуется; не делать никаких уступок ни предубеждению,
ни страсти. Требуемых качеств Ломоносов не находит у европейских журналистов. В
заключение статьи Ломоносов излагает свои знаменитые семь правил журналиста.
1. Во-первых, Ломоносов считает, что журналист должен взвесить свои силы,
способен ли он «уметь схватить новое и существенное в сочинениях,
принадлежащих иногда людям самым гениальным»
2. Второе правило: «Чтобы быть в состоянии произвести приговор искренний и
справедливый, надобно освободить свой ум от всякого предрассудка, от всякого
предубеждения
3. Третье: журналист должен уметь аргументировать свои возражения, «он должен
неоднократно взвесить то, что намерен сказать для того, чтоб быть в состоянии
оправдать свои слова, если в том встретиться надобность»
4. Далее: «Журналист не должен торопиться порицать гипотезы. Они
позволительны в предметах философских, и это даже единственный путь,
которым величайшие люди умели открыть истины самые важные».
5. «Особенно же пусть журналист запомнит, что всего бесчестнее для него красть
у кого-либо из своих собратьев высказываемые мысли и суждения и
присваивать их себе, как будто бы он. сам придумал их!» ,
6. Ломоносов пишет, что одни сомнения и вопросы не дают журналисту права
осуждать сочинение и он не должен считать, «что. непонятное и необъяснимое
для него, таково же и для автора ... »
7. Последнее, седьмое правило говорит о том, что журналист «никогда не должен
иметь слишком высокого мнения о своем превосходстве, о своем авторитете и о
достоинстве своих суждений».
3. Журнал А. П. Сумарокова «Трудолюбивая пчела».
Источник: Татаринова
Эпоха. Правление Елизаветы - дочери Петра Великого. Хотела пойти по стопам
отца - восстановила роль Сената и других административных учреждений.
Провела реформу налогообложения, при ней в стране появились банки.
Расширила права дворян. Зато отменила смертную казнь. При ней было 60
крестьянских восстаний, но все подавлены. Правление Елизаветы связывают с
началом эпохи Просвещения в России.
Трудолюбивая пчела. Первый частный журнал. Название трактовалось в том
смысле, что читатель, как трудолюбивая пчела, будет собирать все полезное и
нравоучительное, что найдет в издании, хотя напрашивалось и другое сравнение
— самого издателя, журналиста с пчелой, собирающей все полезное и
интересное для людей. Журнал ориентировался на дворянскую аудиторию и
симпатизировал не царствующей Елизавете, а Екатерине II. Отсюда критическое
отношение к придворной знати времен Елизаветы, критика казнокрадства,
взяточничества, лишней роскоши. Журнал отличался политической
тенденциозностью, что вынуждало цензуру пристально наблюдать за ним.
Журнал издавался ежемесячно тиражом 1200 экземпляров и был
преимущественно литературным.
Энергичная борьба велась на страницах сумароковского журнала с крупнейшим
представителем демократического направления в русской литературе —
Ломоносовым. В журнале работали Дмитриевский, Козицкий, Аблесимов,
Ржевский, Нартов, Тредиаковский. Однако роль сотрудников Сумарокова в
«Трудолюбивой пчеле» была не особенно велика и значительна. Журнал больше
отражает творческое лицо своего издателя, чем литературную и политическую
позицию коллектива сотрудников. Большую часть материала в каждую книжку
журнала доставлял сам Сумароков, а майская книжка была целиком заполнена
его произведениями. В первые полгода издания в журнале встречаются статьи по
философии, филологии, истории. «Научная» сторона, особенно заметная в
первом полугодии, постепенно вытесняется сатирически-злободневными
материалами; появляются в большом количестве прозаические статьи
сатирического содержания, представляющие нападки на лихоимство судей,
взяточничество и плутни подьячих. В своих литературно-критических статьях,
Сумароков полемизировал с Тредиаковским, Ломоносовым. К числу наиболее
сатирически острых, злободневных очерков можно отнести: «Письмо о
некоторой заразительной болезни» (обличение взяточничества), Письмо «О
достоинстве» (чины, богатство и знатность не составляют еще достоинства
человека), очерк «О домостроительстве». В последнем он клеймит жестокость и
бессердечие помещиков по отношению к крепостным. Такой помещик назван
«доморазорителем». Повторяется мысль о естественном равенстве. Это яркий
пример обличительной литературы 18 века. Наряду с сатирическими оценками
не удовлетворявшей Сумарокова современности, в «Трудолюбивой пчеле»
нашли место и положительные идеалы Сумарокова. Пользуясь формой «сна»,
жанра в высшей степени распространенного в тогдашней литературе, Сумароков
изображает идеальный строй, как он ему представляется. Своеобразная утопия
Сумарокова «Сон — щастливое общество» показывает незрелость политической
и социально-экономической мысли писателя, имевшего претензии быть
выразителем идеологии всего «дворянского корпуса». «Счастливое общество»
могло стать таковым, по мнению автора, только благодаря своему государю,
«великому человеку и избранным его помощникам». «Счастливое общество», по
его мнению, основано на разуме. Но одно дело — утопический «сон», другое —
реальная действительность. В «Трудолюбивой пчеле» Сумароков напечатал
притчу «Пахарь и обезьяна». В ней утверждается, что «мужик своим трудом на
свете жить родился». Таким образом, «положительная» программа Сумарокова
на практике оборачивалась самым грубым крепостничеством.
Издание «Трудолюбивой пчелы» прекратилось в декабре 1759 г. по причине
недовольства его критической направленностью. Никаких документальных и
иных данных о причинах прекращения издания «Трудолюбивой пчелы» не
сохранилось. Несомненно, однако, что резкий сатирический тон сумароковских
статей, притч и эпиграмм, персональные нападки на придворную клику,
принципиальное противодействие «свободоязычию» со стороны цензуры — все
это заставило елизаветинское правительство закрыть журнал Сумарокова.
Последний номер журнала заканчивается стихотворением Сумарокова
«Расставание с музами»: «Прощайте, музы, навсегда! /Я более писать не буду
никогда».
4. Сатирические журналы Н. И. Новикова.

Источник: Татаринова

Эпоха. Правление Екатерины Великой. Пыталась реализовать идеи европейского


просвещения, но мало успешно. Новые учебные заведения, в том числе для женщин
(Смольный институт, Екатерининское училище). Екатерина пыталась сделать, как в
Европе, а именно - разогнала бездельный сенат, основала институт благородных
девиц, созвала уложенную комиссию, в которой были представители разных
сословий. И они должны были основать единый свод законов. Но привести всё это к
единому заменателю не вышло, потому что дворяне просили одного, казаки -
второго, крестьяне - третьего. В общем, Екатерина пыталась, но увы.

Дожурналистская биография. Новиков происходил из дворянской семьи вместе с


Фонвизиным обучался в дворянской гимназии при Московском университете,
поступив в нее в 1755 г. Однако в 1760 г. он был исключен из гимназии за
самовольную отлучку. С 1762 г. Новиков служил в Измайловском полку. Глубокое
влияние на формирование просветительских взглядов Новикова оказала работа в
Уложенной Комиссии, когда перед ним открылась беспросветная нужда и бесправие
крестьян, жестокость, произвол помещиков.

Новиков стоял в оппозиции Екатерине.


1. Его журнал «Трутень» начал выходить 1 мая 1769 года. Эпиграфом была
строчка из басни Сумарокова «Они работают, а в их труд ядите». Обличал
помещиков-тунеядцев – трутней, которые бессовестно грабят крестьян.
В предисловии к I листу «Трутня» издатель говорит о своем основном намерении
- исправлять нравы, видя возможность оного в издании трудов «особливо
сатирических, критических и прочих, ко исправлению нравов служащих».
Между ним и «Всякой всячиной» была полемика. За подписью Правдолюбова
Новиков в V листе «Трутня» от 26 мая высмеивает «человеколюбие»,
проповедуемое «Всякой всячиной». Екатерина оправдывала пороки, потому что
это обыкновенное дело и даже называла потакание им человеколюбием.
Новиков, напротив, считал, что человеколюбие - это когды ты исправляешь
пороки, а не потакаешь им. Ответ Екатерины был в духе “Видимо, г-н
Правдолюбов будет всех пороть”. Новиков в ответ высмеял то, что императрица
плохо владеет русским языком и сказал, что Екатерина болтает о
человеколюбии, в то же время всем видны “кнуты да виселицы”, средства
“самовласти свойственные”.
Но основная тема «Трутня» - тема взаимоотношений помещиков и крепостного
крестьянства. В «Трутне» Новиков создает ряд сатирически острых, социальных
портретов жестокосердных, невежественных крепостников. Портреты с
говорящими именами: Недоум, Себялюб, Безрассуд.
Жанры в «Трутне»: рецепты (по два часа в день смотреть на кости помещичьи и
крестьянские, пока не увидишь разницу), копии с отписок (со всех денег
собрали, но всё равно недоимки, потому что беден в этом году крестьянин, у
него неурожай. Григорий Сидорович, который знает только, как брать с
крестьян, не видя в них людей, явился типическим олицетворением помещика «с
каменным сердцем», который в своем «указе» только и требует: неплательщиков
«сечь нещадно», с крестьян «взыскать», наложить штраф и т. д.), челобитные,
сатирические объявления, сатирические заметки. Тираж с 600 до 1200. У
“Всякой всячины”, наоборот, с 1700 до 600.

Екатерина потерпела полное поражение в полемике с Новиковым. Поэтому


Екатерина сначала журнала закрыла журнал на месяц. Когда снова открылся,
был уже не тот. Не было такой острой сатиры, читатели писали гневные письма в
духе “скатился! дизлайк! атписка!”. Тиражи упали до 750. И в итоге на 17-ом
номере «Трутень» завершил свое существование. Расправа на Новиковым была
жестока – сожгли 18 000 книг в его типографии

2. Но Новиков не сдавался, и через подставное лицо в 1770 году начал


печатать новый журнал «Пустомеля», но он закрылся на втором номере
из-за острых сатир («Послание к слугам моим» Фонвизина - обличение
церковности, попов, которые не дают ответа на вопрос, в чем смысл
жизни).

3. Третий сатирический журнал Новикова – «Живописец». Он смог там


поднять темы крепостного права. Сатирические портреты - Наркис,
Волокита, Худовоспитанник, Кривосуд, Щеголиха. «Цикл писем к
Фалалею» - помещик жалуется, что дворянам дали права, но мало –
украсть у соседа всё равно нельзя. И в 1773 году «Живописец» закрыли.

В «Живописце» печатается «Опыт модного словаря щегольского наречия». Жанр


сатирического словаря не был новым для русской журналистики. Однако
отличительной чертой словаря Новикова является то, что, пользуясь лексикой и
фразеологией щегольского наречия, автор воспроизводит социально-
психологические характеры светской аристократии. Он раскрывает психологию,
обычаи, нравственный облик «благородных невежд». Их характеризует
отчужденность от национальной культуры, презрение к родному языку,
душевная никчемность, нравственная распущенность. Новиков нападает на
распущенность нравов столичной знати, раскрывая это в кратких словесных
портретах. «Опыт модного словаря» явился для Новикова средством борьбы с
засорением русского языка. Большое место в сатирических журналах Новикова
занимает форма писем в редакцию, переписки между частными лицами
(«Письма дяди к племяннику», «Письма к Фалалею»). Эта форма сатиры - одна
из наиболее распространенных в сатирических журналах в 1769-1774 гг., ибо
письма читателей создавали впечатление «правдоподобности». На страницах
«Живописца» вновь с еще большей художественной силой и убедительностью
развертывается крестьянская тема.

Отрывок из путешествия В*** И*** Т - писатель едет по крестьянским


деревням. В одном доме младенец чуть не задохнулся под подушкой, потому что
за ним никто не следит, потому что все взрослые работают в поле. В другой
деревне все крепостные разбежались от испуга, потому что подумали, что
писатель - это их барин, потому что тоже в красном кафтане. В целом - про
ужасы крестьянской жизни, бедноту, голод и т.д. Это произведение явилось
одним из самых сильных обличений крепостничества в русской литературе
XVIII в. Авторство произведения не установлено. Некоторые думают, что это
Радищев, потому что похоже на “Путешествие из Петербурга в Москву”, которое
он напишет через 18 лет. Другие считают, что это сам Новиков, потому что
подпись И Т может означать Издатель Трутня. Татаринова согласна со второй
версией.

“Письма к Фалалею” - Перед нами картина жизни провинциального помещика,


его диких нравов, быта. Показана жизнь помещика-крепостника, жестокость и
невежество которого вызывают негодование у читателя. В «Письмах к
Фалалею», как ранее в «Копиях с отписок», Новиков стремится к
документальности, хотя бы и условной. Особенно выразительно «Письмо
уездного дворянина к его сыну» (лист XV). Письма Трифона Панкратьевича к
сыну переносят нас в мир будущих Простаковых и Скотининых ( «Письма»
появились за десять лет до комедии Фонвизина). В патриархальных
наставлениях Трифона Панкратьевича, перемежающихся с жалобами на новые
порядки, на негодных крестьян, которых можно заставить трудиться на себя
лишь пять дней в неделю, с удивительной откровенностью раскрывается
психология крепостника, его убеждения. Выгнанный с гражданской службы за
взятки, он сетует на то, что вольность дворян не та стала, «нельзя у соседа и
земли отнять». Трифон Панкратьевич дерет крестьян, спускает с них кожу, но
жалуется сыну: « ... секу их нещадно, а все прибыли нет, год от году все больше
мужики нищают ... » Из другого письма Трифона Панкратьевича
вырисовывается дикий семейный быт, который он ставит в пример Фалалею:
«Виноват я перед нею: много побита она от меня на своем веку; ну, да как без
этого, живучи столько вместе и горшок с горшком столкнется; как без того! ..
Учись, сынок, как жить с женою, мы хоть и дрались с нею, да все таки живем
вместе ... ». Звучит тема воспитания молодого поколения.

Из письма матери Фалалея Акулины Сидоровны встает образ невежественной и


крутой помещицы, которая в своей слепой любви к Фалалеюшке предвосхищает
Простакову. Написанные в злой иронии, письма отличаются яркой бытописью,
метким и выразительным языком, который помогает воссоздать реальную
картину неприглядной, чудовищной в своей жестокости жизни помести
дворянства. В итоге журнал «Живописец» возбудил не менее яростные нападки,
чем «Трутень». В июле 1773 г. издание было прекращено.
4. Потом – «Кошелек» (1774), где Новиков отойдет от социальной
сатиры, главная тема – борьба с галломанией.

“Кошелёк” уступает предшествующим журналам в широте и социальной остроте


изображения отрицательных явлений русской жизни. Сказалось и время издания
- пугачевское восстание было в разгаре. Основная тема нового журнала - борьба
с дворянским «чужебесием». Назвав журнал свой «Кошельком», Новиков, по его
собственным словам (редакционная статья «Вместо предисловия»), хотел
показать своим журналом «превращения русского кошелька во французский», т.
е. бессмысленную трату денег на модные иноземные затеи, растрату не только
материального, но и духовного богатства, ибо все эти зараженные
французоманией дворяне теряют чувство родины, чувство национального
достоинства. Основной задачей издания была борьба за национальные русские
начала. Новиков в журнале выступает горячим патриотом, у которого любовь к
родине и своему народу сочеталась с критикой отрицательных сторон
действительности. При этом, Новиков не идеализирует русское историческое
прошлое. Об этом свидетельствует письмо Щеголя - «защитника французов»,
пользуясь которым Новиков критикует отсталость допетровской Руси: «Когда
все науки заключаются в одних святцах... когда женилися не видав невесты
своей в глаза; когда все добродетели заключалися в густоте бороды ... » Автор
письма иронически спрашивает: где же «древние российские добродетели»?

И в целом. В журналах Новикова большинство материалов принадлежало


самому издателю. Вместе с тем среди сотрудников новиковских журналов были
Д. И. Фонвизин, А. Н. Радищев, М. И. Попов, А. О. Аблесимов, Ф. А. Эмин, А П.
Сумароков, В. И. Майков и др. Вынужденный прекратить издание сатирических
журнал Новиков все больше внимания уделяет книгоиздательской деятельности.
Издавал книги по истории России. С 1779 по 1789 г. Новиков арендует
типографию Московского университета, где издавал учебники. Потому вступил
в масонскую ложу в Петербурге. Привлекали идеалы равенства и братства
людей, идеи нравственного воспитания и самосовершенствования человека.

В конце 70-х-80-х годов Новиков издает ряд новых журналов: «Утренний свет»,
«Вечерняя заря», «Покоящийся трудолюбец», журнал «Московское издание» и
газету «Московские ведомости». Новиков был издателем первого детского
журнала «Детское чтение для сердца и разума». Еще в 1779 г. Новиков начал
издавать первый русский журнал для женщин «Модное ежемесячное издание,
или Библиотека для дамского туалета». С 1784 г. начинаются постоянные
преследования Новикова, которые приводят писателя-публициста в 1792 г. к
заключению в Шлиссельбургскую крепость. Казнь, к которой его приговорили
как государственного преступника, была заменена заточением в
Шлиссельбургской крепости сроком на 15 лет. После смерти Екатерины Новиков
был освобожден, но вернулся он физически и нравственно разбитым. Он был
полностью разорен. К общественной деятельности он больше не смог вернуться.
Умер в 1818.
5. «Вестник Европы» Н. М. Карамзина.
Источник: Есин.
Эпоха. Павел I - строгий чёрт. Дисциплина в армии, дополнительные привилегии
дворянству, постоянные войны. Никто его не любил, и в результате дворцового
переворота его и убили. На его фоне Александр I, взошедший на престол в 1801
году, казался просто ангелом. Проводил реформы, разрешил помещикам
отпускать крестьян на волю, выиграл войну с Наполеоном (или хотя бы не
проиграл, тут уж вам решать самим, но в конечном счёте Наполеон свалил).
Несмотря на это, именно в период его правления появляются тайные общества,
но об этом позже.
Наибольшего внимания в первое десятилетие заслуживает журнал Карамзина
«Вестник Европы» (с 1802 г.). Несмотря на политический консерватизм
Карамзина, его журнал — явление примечательное. Прежде всего потому, что в
нем появился отдел «Политика». В момент нарастания агрессивных намерений
Наполеона Карамзин успешно вел отдел иностранных новостей. Во
внутриполитических вопросах его позиция укладывалась в либеральную
платформу царя Александра I: Карамзин требовал более гуманного отношения к
крепостным, осуждал жестокосердие помещиков, но не более. Руководящая роль
русского дворянства в делах государства для него была несомненна. Карамзин
хорошо знал свою аудиторию — грамотного провинциального помещика,
дворянина-горожанина — и успешно удовлетворял их интересы. В литературном
отделе печатал произведения сентиментального направления, чем обеспечивал
симпатии грамотных женщин-дворянок. При этом Карамзин ориентировался на
высокие эстетические нормы, и журнал его был интересен для образованного
общества. Внешнеполитический комментарий, мелкие заметки исторического
характера, повести — наиболее интересные материалы его журнала.
Однако с уходом Карамзина в 1803 г. из журнала «Вестник Европы» потерял
значение, оригинальность. За Карамзиным не оказалось сплоченной группы
журналистов-единомышленников, которые продолжили бы его дело. Скоро
журнал сделался сухим научно-литературным органом, защищавшим позиции
классицизма.
Источник: Западов
Задумал выпускать «Вестник Европы» московский книгопродавец И. В. Попов,
пригласивший на пост редактора Н. М. Карамзина. В течение двух лет Карамзин
руководил изданием журнала, получая три тысячи рублей в год; в истории
русской журналистики это первый случай оплаты редакторского труда. «Вестник
Европы» был двухнедельным общественно-политическим и литературным
журналом. При Карамзине «Вестник Европы» состоял из отделов: «Литература и
смесь» и «Политика». В отделе помещались статьи и заметки политического
характера, касавшиеся не только Европы, но и России, политические обозрения,
переведенные Карамзиным или им самим написанные, речи государственных
деятелей, манифесты, отчеты, указы, письма и т. д. Составление и
редактирование политического отдела полностью лежало на Карамзине, и он
делал все для того, чтобы этот отдел стал ведущим в журнале. Намеченный
первоначально тираж в 600 экземпляров был увеличен вдвое.
Наряду с переводами из иностранных авторов и периодических изданий в отделе
«Литература и смесь» помещались художественные произведения в стихах и
прозе русских писателей. Карамзин привлек к сотрудничеству Г. Р. Державина,
М. М. Хераскова, В.А. Жуковского и часто сам выступал на страницах журнала.
В «Вестнике Европы» не было отдела критики. Редактор мотивировал его
отсутствие, во-первых, нежеланием наживать врагов среди писателей, а во-
вторых тем, что серьезная, строгая критика возможна только при богатстве
литературы, в России еще не достигнутом.
В 1804 г. Карамзин, назначенный придворным историографом, отходит от
руководства «Вестником Европы». В последующие семь лет редакторы журнала
менялись: в 1804 г. «Вестник Европы» редактировал писатель-сентименталист П.
П. Сумароков (не тот!), в 1805— 1807 гг. — профессор Московского
университета историк М. Т. Каченовский, в 1808— 1810 гг. — В. А. Жуковский
(в 1810 г. совместно с Каченовским). В 1811 г. Каченовский, оттеснивший
Жуковского от редактирования «Вестника Европы», становится бессменным
редактором журнала до самого его прекращения в 1830 г. (только в 1814 г. в
связи с болезнью Каченовского его на посту редактора временно заменил
беллетрист и переводчик В. В. Измайлов, при котором в печати дебютировали
Пушкин, Грибоедов, Пущин, Дельвиг и другие молодые поэты). После
Карамзина «Вестник Европы» утрачивает свои положительные журнальные
качества — современность и злободневность. Политические обзоры и
публицистические статьи теперь появляются крайне редко; отдел «Политики»
сводится к простому перечню фактических известий. С каждым годом в журнале
заметно усиливаются консервативные тенденции, чему активно содействовал
Каченовский. При Каченовском в «Вестнике Европы» большое место отводится
научным статьям, особенно по русской истории. В годы редакторства
Жуковского (1808— 1810) ведущим отделом «Вестника Европы» становится
отдел литературный. Сам Жуковский сотрудничал в журнале как поэт и прозаик:
он напечатал в журнале свыше двадцати стихотворений и такие ставшие
известными произведения, как баллады «Людмила», «Кассандра», поэму
«Громобой», повесть «Марьина роща». Жуковский привлек в журнал новых
сотрудников — К. Н. Батюшкова, Н. И. Гнедича, П. А. Вяземского, Д. В.
Давыдова и др. При Жуковском в журнале печаталось много критических и
теоретических статей по вопросам литературы; большую часть их написал (или
перевел) сам поэт. С 1811 г., когда Каченовский стал единоличным редактором, в
«Вестнике Европы» постепенно усиливаются элементы консервативности, так
что в 1816 г., к началу формирования идей дворянской революционности, он
окончательно переходит в лагерь реакционной журналистики. В 1816— 1830 гг.
«Вестник Европы» активно защищал самодержавно-крепостнические устои,
поддерживал реакционные литературно-политические объединения. На
страницах «Вестника Европы» жестоко преследовались произведения Пушкина,
Грибоедова, писателей-декабристов. Совершенно растеряв читателей, «Вестник
Европы» прекратил свое существование в 1830 г.
Источник: Татаринова
«Вестник Европы» во многом определил тип толстых журналов XIX столетия,
ставивших политические вопросы.
6. Журналистика декабристов («Полярная звезда» и др.).
Источник: Есин
Эпоха: Замечательным явлением в журналистике начала XIX в. явилась
журналистика декабристов, дворянских революционеров, впервые поднявшихся
с оружием в руках против царского самодержавия. Конец XVIII — начало XIX в.
было временем ломки феодально-абсолютистских учреждений в Европе. Не
осталась в стороне от этого процесса и Россия. Передовые, лучшие люди из
дворян понимали необходимость уничтожения крепостничества и
самодержавной формы правления для дальнейшего прогресса России. Поэтому
всю свою литературную и общественную деятельность они подчинили задаче
обновления России, ограничения или свержения монархии.

Тайные общества: «Арзамас», «Зеленая лампа», «Союз спасения», «Союз


благоденствия» - они вылились в Северное, Южное общество.

В 1815-1818 году образуется общество «Арзамас». Его цель – литературная


борьба с «Беседой», с классицизмом. Его члены – Батюшков, Вяземский,
Пушкин и пр.
Дружеское объединение. Подготовили появление романтизма.

Для пропаганды своих идей, воспитания гражданского мужества у


современников они использовали многие легальные журналы того времени:
«Сын отечества», «Невский зритель», «Соревнователь благотворения и
просвещения». Здесь они печатали свои литературные произведения,
насыщенные острой социальной мыслью, направленные против института
самодержавия («К временщику» Рылеева и др.).

Журнал «Соревнователь просвещения и благотворения». Издавали Рылеев,


братья Бестужевы, Глинка, Кюхельбекер.

«Невский зритель». Редактор – Сниткин. Там опубликовали «К временщику»


Рылеева против Аракчеева. Первое подписанное Рылеевым стихотворение. В
нем активно сотрудничали многие члены «Вольного общества любителей
российской словесности» в 1820-21 годах. Литературно-публицистический
журнал. В каждом номере публиковалась историко-политическая статья, в
которой высказывалось общественное мнение, но из-за цензуры статьи писались
не о России, а применительно к ней.

В начале 20-х годов декабристы публиковались в «Сыне отечества». Бестужев,


Рылеев, Кюхельбекер, Пушкин, Вяземский. Он выступает против мнений
«Вестника Европы» Каченовского, носит ярко выраженный либеральный
характер. Греч предоставляет страницы своего журнала передовым писателям и
публицистам – бывшим участникам Вольного общества любителей словесности,
наук и художеств, будущим декабристам и лицам, близким к ним (Ф. Глинке, А.
Куницыну и др.).

Центральное издание декабристов – альманах «Полярная звезда» (1823-1825).


Издателями его были А.А. Бестужев и К.Ф. Рылеев. Выходил раз в год, книжка
карманного формата 391 страницы. Делился на прозу и стихотворения. На его
страницах декабристам удалось выразить свою позицию, призывали к свободе.
Авторы: Пушкин, Рылеев, басни Крылова, повести Бестужева. Отсутствовали
переводы! (не традиционно)

Журнальные принципы: строго соблюдалась коллегиальность, была учреждена


так называемая внутренняя цензура, т.е. редколлегия, строго выдерживалось
направление материалов, печатались только оригинальные произведения
отечественных литераторов, было введено распределение доходов от издания в
виде гонорара.

Каждый номер открывался литературным обзором Бестужева. Воспитанию


гражданских доблестей современников посвящались «Думы» Рылеева:
«Рогнеда», «Иван Сусанин» и др. По оригинальности суждений о русской
литературе, достоинству поэтических произведений альманах обратил на себя
внимание в Европе. Переводы и перепечатки из «Полярной звезды» появлялись
во Франции, Германии, Польше.

В свет вышло три номера альманаха, 4-ый номер «Звездочка» был конфискован
из-за восстания декабристов.

В 1824 году в Москве начал выходить альманах «Мнемозина» Одоевского и


Кюхельбекера, вышло три книги в 1824 и одна в 1825 году.

Восстание декабристов в 1824 г. не увенчалось успехом. Многие декабристы


были сосланы, а пять человек были повешены Николаем I. Деятельность русской
журналистики после подавления правительством восстания декабристов
протекала в тяжелых политических и цензурных условиях. Кроме того,
передовой журналистике пришлось преодолевать серьезное политическое
противоборство консервативной печати во главе с Ф.В. Булгариным, Н.И.
Гречем и О.И. Сенковским, которые в 30-е годы как бы составили реакционный
триумвират в журналистике.
7. Журналистская деятельность А. С. Пушкина («Литературная газета», журнал
«Современник» и др.).
Эпоха. Да то же, что и у декабристов. Но они не особо его втягивали, поэтому он и
прожил подольше. Чутка.
Модель Пушкина – просвещенная монархия. Идеал – монархия, опирающаяся на
дворянскую интеллигенцию.
Как Пушкин формулировал задачи своей журналистской деятельности?
1) попытка повлиять на общество; формировать общественное мнение
2) объединить литературные интересы вокруг одного издания
3) уничтожить монополию газеты Булгарина "Северная пчела" на политические известия
и на влияние на власть

Три пушкинских издания


«Северные цветы». 8 книг карманного формата. Построен на дружеских связях.
Пушкин печатает здесь 60 своих произведений. Альманах выходил до смерти
Дельвига - 14 января 1831 года, потом вышел еще один выпуск – «Памяти
Дельвига». В нем были опубликованы такие стихотворения: "Я помню чудное
мгновение","Цыганы"; "О соловей...".

Булгарину, Гречу и Сенковскому противостояли Пушкин и Дельвиг с их


«Литературной газетой» (1830-1831 гг.). Отрывки из восьмой главы Онегина,
"брожу ли я вдоль улиц шумных", «Арап Петра Великого» напечатан здесь;
печатался молодой Гоголь под псевдонимами различными. Познакомились на
почве литгазеты. Именно здесь состоялся литературный дебют Гоголя. Пушкин в
этом издании начинает полемику с Булгариным и Гречем. Статья "О записках
Видока". Борьба с Булгариным начинается в иносказательной форме. "Видок
фиглярин" (Вяземский придумал "фиглярин") закрепилось прозвище за
Булгариным. Литгазета ценила карамзинскую традицию. Газета выходила
недолго. Акценты были журналистские: очерк, путевая повесть. Дельвиг
опубликовал стихотворение в поддержку французских революционеров. Газета
закрыта не была, но он лишился права её издавать. Право перешло к Сомову, она
просуществовала еще два месяца. Потом умер Дельвиг, Пушкин хочет создать
новый журнал.

«Современник» Пушкина выходил с 1836 года 4 раза в год. Сначала хотел


назвать “Орион”, но Вяземский подкинул лучшую идею. Гоголь дает "Коляску"
и "Нос" для нового альманаха. Пушкин пытался использовать политические
материалы, но ему нельзя. Сначала здесь, а потом у Надеждина он печатает
целый цикл своих памфлетов против Булгарина, в которых он разоблачает его
как политического шпиона в журналистике. Стоимость годовой подписки на
"Современник"- 25 руб, в два раза меньше, чем на "Библиотеку" (стали
соперничать с “Библиотекой для чтения” Сенковского). Но она выходит
ежемесячно, а Современник - 4 раза в год.

Пилотный номер выходит в апреле 36 г. И сразу становится сенсацией.


Открывается стихотворением "Пир Петра Первого". Это обращение к власти с
просьбой простить декабристов. Через несколько недель пишет "Памятник".
Первый номер "Современника" не произвел впечатления на публику.
Положительно отозвался о первом номере журнала Белинский. Пушкин мечтал
расширить программу издания, пригласить в журнал Белинского. Пушкин
рассчитывал хотя бы на половину тиража "библиотеки", хотя бы 2.500. В итоге -
1200 тираж, всего 700 подписчиков. 20 авторов всего: Одоевский, Языков,
Кольцов, Гоголь, Федор Тютчев, Жуковский. «Современник» не был журналом
оппозиционным, радикальным; он был журналом культурным. Неуспех
«Современника» угнетающе действует на Пушкина. Он закладывает все:
серебро, шали жены. Брат жены предлагает раздел имущества: речь идет о
продаже Михайловского. Пушкин погиб в 1837 году. Через 10 лет после его
смерти журнал купил у Плетнёва Некрасов.
Есин: Против Булгарина и Греча Пушкин выступал также в московском журнале
«Телескоп». Его фельетоны «О записках Видока», «О мизинце господина Булгарина и о
прочем» были важным вкладом в борьбу прогрессивной печати с печатью
проправительственной, какой были органы Булгарина и Греча («Северная пчела» и др.),
обывательской литературой и саморекламой.
8. Издания «триумвирата» (Н. И. Греч, Ф. В. Булгарин, О. И. Сенковский).
Источник: Западов
Эпоха. Поначалу Николай I показался либеральным, даже Пушкина вернул из
ссылки. Потом, однако, оказалось, что он тот ещё тиран. Ввёл жёсткую цензуру,
основал Тайную канцелярию, которая занималась политическим сыском. Тоже
постоянно вел войны, в том числе проиграл Крымскую войну, что было тяжелейшим
ударом для России. Объявив жестокую борьбу прогрессивной журналистике,
правительство Николая I охотно поддерживало реакционные издания Булгарина и
Греча.

Булгарин с 1822 г. начал выпускать собственный журнал «Северный архив».


Дружил с Милорадовичем, Аракчеевым. Тогда же подружился с Гречем.

В 1825 г. Греч в качестве соиздателя-соредактора пригласил в «Сын отечества»


Булгарина, который не только усиливает монархическую преданность журнала, но и
старается внести в него дух предпринимательства и наживы. В журнале начинают
печататься разного рода непроверенные факты и сообщения, имевшие целью
поразить внимание читателей и привлечь подписчиков. Булгарин не остался в долгу
перед Гречем и предложил ему стать соиздателем «Северного архива». По своему
типу это был двухнедельный научный журнал. В нем печатались оригинальные и
переводные статьи по истории, географии, этнографии, правоведению,
публиковались исторические документа, древние рукописи и т.д. Булгарин
несколько расширил программу «Северного архива», открыв в нем в 1825 г. отделы
«Правоведение» и «Нравы», а затем отдел библиографии. После этих
преобразований «Северный архив» из чисто научного журнала превращается
постепенно в журнал научно-литературный и становится как бы двойником «Сына
отечества». Опасаясь, как бы один из журналов не остался вовсе без подписчиков,
Булгарин и Греч решают объединить их. С 1829 г. начинает еженедельно выходить
«Сын отечества и Северный архив. Журнал литературы, политики и современной
истории» под общей редакцией Булгарина и Греча. Объединенный орган еще более
укрепился на реакционных позициях, с новым усердием славословил правительство,
ожесточенно боролся с передовой литературой и журналистикой и прежде всего с
теми изданиями, в которых сотрудничал Белинский. Однако эти качества только
оттолкнули читателей от «Сына отечества». Он оказался не в состоянии
конкурировать с «Московским телеграфом», «Телескопом», «Современником», и
тираж его в середине 1830-х годов снизился до 400 экземпляров. В 1837 г. Булгарин
и Греч передают издание «Сына отечества» опытному издателю и книгопродавцу
А.Ф. Смирдину, оставляя за собой редакторские функции. Смирдин приглашает в
качестве неофициального редактора бывшего издателя «Московского телеграфа» Н.
Полевого. Но и это не помогло. Потеряв надежду на успех, Булгарин, Греч и
Полевой в 1839 г. оставляют редакцию «Сына отечества». В последующие годы
журнал переходил из рук в руки и в 1852 г. прекратил свое существование.

Из всех изданий Булгарина и Греча наиболее влиятельным была политическая и


литературная газета «Северная пчела» (1825–1864) – первая крупная частная газета
в России. В номере «Северной пчелы» каждая из четырех страниц-полос делилась
горизонтальной линейкой на две части. В верхней находились три постоянные
отдела: «Внутренние известия», «Новости заграничные», «Стихотворения. Нравы.
Словесность»; в нижней части – четыре отдела: «Новые книги», «Смесь»,
«Литературные новости», «Наряды». Первая получила право печатать театральные
рецензии. В 1825–1830 гг. газета выходила три раза в неделю, с 1831 г. – ежедневно.
Булгарин и Греч руководили газетой до 1859 г. Политическая позиция «Северной
пчелы» определилась не сразу. В 1825 г. в газете печатаются произведения
Пушкина, Рылеева, Ф. Глинки, газета положительно отзывается о творчестве
Пушкина, о думах и о поэме «Войнаровский» Рылеева, об альманахе декабристов
«Полярная звезда». Со стороны Булгарина это был тактический ход: он понимал, что
в пору общественного возбуждения только эти имена принесут успех изданию. Но
уже тогда в «Северной пчеле» намечается то направление, которое вполне
устраивает правительство: за верноподданническую статью о кончине Александра I
Булгарин получил благодарность от царской семьи. С конца 1825 г. «Северная
пчела» открыто превращается в правительственный орган, в «почти официальную
газету» (Пушкин). Булгарин и его сотрудники старались предлагать легкое
занимательное чтение, часто основанное на сенсации, вымысле и непроверенных
фактах, но начиненное советами хранить преданность царю и церкви. Среди своих
читателей газета Булгарина стала популярной и к началу 1830-х годов собрала 4000
подписчиков – число по тем временам очень большое. Видное место в «Северной
пчеле» занимала рубрика «Нравы», под которой помещались коротенькие
нравоучительные рассказы, диалоги, шутки, написанные бойко, но без всякой
глубины. Здесь печатались и фельетоны. В отделе «Смесь» помещались короткие
заметки, небольшие фельетоны, а также разного рода сообщения, в которых
рекомендовались изделия фабрик, заводов, мастерских и т.д. и произведения
литературы и искусства. При этом «Северная пчела» расхваливала вещи,
руководствуясь размерами взятки, полученной издателями. «Северная пчела»
оказалась родоначальницей продажной «желтой» буржуазной прессы в России,
положила начало тому «торговому направлению» в русской периодике которое
укрепила и развила затем «Библиотека для чтения» (1834–1865) – первый русский
многотиражный журнал.

С 1834 г. Смирдин станет выпускать новый журнал «Библиотека для чтения»,


указав, что в нем будут сотрудничать все видные литераторы, от подписчиков не
было отбоя. Смирдин организовал «Библиотеку для чтения» как крупное
коммерческое предприятие. Взяв на себя финансово-хозяйственную сторону дела,
он пригласил в качестве редактора журнала О.И. Сенковского, назначив ему
огромное жалование – 15 тыс. руб. в год, не считая платы за сотрудничество.
Впервые в русской печати Смирдин ввел твердый авторский гонорар, полистную
оплату авторского труда – 200 руб., увеличив его до 1000 руб. и выше для
знаменитых писателей. «Библиотека для чтения» была создана как
энциклопедическое, универсальное издание, как ежемесячный «журнал словесности,
наук, художеств, промышленности, новостей и мод». Каждая его книжка включала
25–30 печатных листов. Выходил журнал с исключительной точностью – первого
числа каждого месяца. Уже во второй год издания «Библиотека для чтения»
насчитывала 5000 подписчиков, через два года их число увеличилось до 7000.
Большой тираж позволил Смирдину установить сравнительно невысокую
подписную плату за год – 50 руб. «Библиотека для чтения», как и «Северная пчела»,
ориентировалась на «среднего» читателя – городских и провинциальных
чиновников, мещан, младших офицеров. Но главную поддержку журналу Смирдина
оказывали провинциальные помещики, их интересам прежде всего и служил
журнал. Книжки «Библиотеки для чтения» имели постоянные отделы: «Русская
словесность», «Иностранная словесность», «Науки и художества»,
«Промышленность и сельское хозяйство», «Критика», «Литературная летопись»,
«Смесь». Номер заключался описанием модных туалетов, и к нему прилагались
картинки. Уделив большое место изящной словесности, наукам и искусствам,
критике и библиографии, Смирдин все же придал своему журналу экономический
уклон. Отражая интересы и потребности капитализирующейся русской экономики,
издатель «Библиотеки для чтения» вводит слово «промышленность» в название
журнала и создает отдел «Промышленность и сельское хозяйство». Многие
фельетоны Сенковского, объединенные личностью рассказчика, печатались за
подписью «Барон Брамбеус». Вскоре «Барон Брамбеус» из обычного псевдонима
превращается в литературную личность со своей биографией, интересами, образом
мысли, индивидуальной манерой разговаривать и писать. Открытый консерватизм и
скептицизм, подчеркнутая беспринципность, поверхностное остроумие, показная,
развязная веселость, назойливая болтовня, ничем не ограниченное многословие,
трескучие фразы, грохочущие слова – вот что было характерно для Брамбеуса-
Сенковского.

Дальше - Сенковский писал разгромные материалы на Пушкина, Лермонтова,


Гоголя, планируя таким “сенсационным” образом привлечь читателей. Но попытки
провалились, все его хейтили и в 1848 г. Смирдин, не желавший терпеть убытки,
передал издание «Библиотеки» книгопродавцу В.П. Печаткину; руководство
редакцией принял А.В. Старчевский. Журнал просуществовал до 1865 г.
9. Журнал «Телескоп» Н. И. Надеждина и начало творческой деятельности В. Г.
Белинского.
Источник: Есин
Журнал “Телескоп” возник в 1831 г. Издатель - профессор Московского
университета Н.И. Надеждин. Выдвигал в своем журнале идею нового искусства —
искусства, близкого к действительной жизни, что позднее было определено как
программа реализма. Журнал был энциклопедическим по своему содержанию,
структуре.
Одной из заслуг Надеждина было приглашение в журнал молодого В.Г.
Белинского, с приходом которого особого успеха достиг литературно-критический
отдел «Телескопа». Белинский обратил внимание на творчество молодого Н.В.
Гоголя как родоначальника, яркого представителя нового направления в русской
литературе. Дебют Белинского в «Телескопе» был настолько удачным, что
Надеждин, уезжая за границу, поручил редактирование журнала молодому критику.
Работая в «Телескопе», Белинский приступил к созданию передовой теории
журналистики в России. В статье «Ничто о ничем» он выдвинул как главное
условие успеха прогрессивного журнала его направление. Он провозгласил критику
ведущим отделом общественного журнала своего времени, поскольку литература
была доступна широким читательским кругам, и через критику публицист получал
возможность влиять на публику, а кроме того, в критике по цензурным условиям
легче можно было поставить вопросы социального развития и борьбы с
крепостническим угнетением, самодержавием.
В журнале сотрудничал Пушкин. Пушкин выступал против Булгарина и Греча, он
выступал также в московском журнале «Телескоп». Его фельетоны «О записках
Видока», «О мизинце господина Булгарина и о прочем» были важным вкладом в
борьбу прогрессивной печати с печатью проправительственной, какой были органы
Булгарина и Греча.
Журнал был закрыт правительством в 1836 г. за резко критический пафос по
отношению к самодержавной России «Философического письма» П.Я. Чаадаева,
опубликованного в журнале. Причем Чаадаев был объявлен сумасшедшим, а
Надеждин был сослан без права заниматься журналистикой.

Источник: Западов
«Телескоп» издавался два раза в месяц (в 1834 г. еженедельно).
Обычно шестилетнюю историю «Телескопа» делят на три периода.
1. Первый период охватывает четырехлетие с небольшим, когда во главе
изданий стоял Н.И. Надеждин и единолично ведал делами редакции (до его
отъезда за границу 8 июня 1835 г.);
2. второй период – когда журнал временно выходил под редакцией В.Г.
Белинского (с июня до середины декабря 1835 г.);
3. третий период – вновь редакция Надеждина, но при ближайшем
сотрудничестве Белинского (до запрещения изданий в связи с
опубликованием в «Телескопе» «Философического письма» П.Я. Чаадаева)
Надеждин решил сделать «Телескоп» органом «современного просвещения». Но
поскольку основой просвещения и образования Надеждин считал философию и
изящные искусства, он придал своему научно-литературному журналу
философско-эстетическую направленность. В «Телескопе» были следующие
постоянные отделы: «Науки», «Изящная словесность», «Критика» (в некоторые
годы вместе с библиографией), «Современные летописи», «Смесь».
ОТДЕЛЫ:
Самое большое внимание уделялось научному отделу. Каждый номер
открывался статьей по философии, эстетике, истории, географии, естественным
наукам – с преимущественным вниманием к их теоретическим основам, а не к
практическому применению, – по истории и теории литературы. В этом отделе
участвовали, кроме самого Надеждина, многие профессора и преподаватели
Московского университета, в т.ч. историк и теоретик литературы С.П. Шевырев.
Публиковалось также много иностранных научных статей. Научный отдел был в
«Телескопе» лучше, чем в других журналах. Правда, далеко не все сотрудники
журнала обладали способностью популяризировать достижения наук, поэтому в
большей своей части научные статьи были интересны только для специалистов.
Сухость, чрезвычайная наукообразность материалов этого отдела «Телескопа»
мешала стать ему массовым изданием.
В художественном отделе печатались повести и отрывки из романов Погодина,
Загоскина, Лажечникова, стихотворения Шевырева, Хомякова, К. Аксакова,
Тютчева и различных малоизвестных поэтов. Среди переводов наиболее широко
– четырнадцатью повестями – были представлены произведения Бальзака. Как и
в «Вестнике Европы», Надеждин в «Телескопе» и «Молве» (приложении к
журналу) пишет о том, что грядущее искусство не будет ни классическим, ни
романтическим, а соединит черты того и другого. Надеждина радует стремление
многих современных писателей: Крылова, Загоскина, Гоголя как автора
«Вечеров на хуторе близ Диканьки», даже Булгарина – рисовать картины
народной жизни. К числу «народных писателей» Надеждин относил и Пушкина,
но только как автора «Бориса Годунова».
Отдел «Современные летописи» включал статьи о современном состоянии
наук и искусств в разных странах, информацию о развитии просвещения в
России; в разделе «Знаменитые современники» печатались критико-
биографические очерки западноевропейских ученых, литераторов,
общественных деятелей. В этом же отделе печатались материалы по политике.
Журнал осуждал революцию во Франции, и в этом был схож с официальной
периодикой. В журнале появляются верноподданнические стихотворения,
положительно оцениваются статьи и рассказы из других журналов, в которых
сотрудники Надеждина усматривают близкие им тенденции.
С 1834 г. журнал начинает скатываться. Издатель, занятый службой, не мог уделять
достаточного внимания журналу. Кроме лекций в университете, Надеждин как член
училищного комитета должен был ревизовать учебные заведения московского
округа, подолгу отлучаясь из города. Большая группа сотрудников Надеждина,
пришедших из «Московского вестника» и «Европейца» – Шевырев, Погодин,
Хомяков, Языков – еще летом 1834 г. решила «отколоться» от Надеждина и основать
собственный журнал «Московский наблюдатель». И в августе – сентябре 1834 г.
место Надеждина занял Белинский. В отсутствие Надеждина Белинский выпустил
шесть номеров «Телескопа». К сотрудничеству он привлек своих друзей по кружку
Н.В. Станкевича – М.А. Бакунина и В.П. Боткина, а также молодых поэтов – А.В.
Кольцова, В.И. Красова, К.С. Аксакова, беллетриста П.Н. Кудрявцева и др. При
Белинском заметно усилился интерес «Телескопа» к вопросам политико-
экономическим: почти в каждом номере печаталась статья на экономическую тему.
Но больше всего оживлению «Телескопа» способствовали работы самого критика.
«Философическое письмо» Чаадаева, проникнутое глубоким пессимизмом,
неверием в великую историческую роль России и русского народа, содержало резкий
протест против показного казенного «благополучия», гневное осуждение всей
феодально-крепостнической системы с ее жестокостью, тиранией, насилием. По
словам Герцена, «Письмо» Чаадаева потрясло всю мыслящую Россию. Во время
истории с «Философическим письмом» Белинского не было в Москве: в конце
августа он уехал в имение Бакуниных. В его квартире был произведен обыск, изъяты
некоторые бумаги, и когда в ноябре Белинский возвращался в Москву, его задержали
на заставе. Но ничего компрометирующего у Белинского не отыскалось, и он больше
не привлекался к делу о «Философическом письме». Запрещение «Телескопа»
прервало развернувшуюся журнальнокритическую деятельность Белинского почти на
полтора года – до марта 1838 г., когда в его руки перешел журнал «Московский
наблюдатель». Что касается Надеждина, то по возвращении из ссылки он некоторое
время жил в Одессе, принимал участие в работах Общества любителей истории и
древностей. Потом Надеждин поселился в Петербурге и с 1843 г. до самой смерти,
последовавшей в 1856 г., редактировал «Журнал министерства внутренних дел», где
напечатал много серьезных научных статей по географии, этнографии и статистике
России.
10. «Отечественные записки» А. А. Краевского и публицистика В. Г. Белинского.
Источник: Есин
Журнал «Отечественные записки», издававшийся с 1818 г. как исторический,
далекий от злобы дня, обрел новую жизнь с 1838 г. под редакцией А.А.
Краевского. Первоначальный успех журнала был построен на
противопоставлении «Библиотеке для чтения». Главная сила популярности
«Отечественных записок» связана с именем Белинского, который переехал из
Москвы в Петербург и с 1839 г. начал активно сотрудничать в журнале как
литературный критик и публицист. Вскоре в журнале приняли участие такие
выдающиеся русские литераторы и журналисты, как Н.А. Некрасов, А.И. Герцен,
И.И. Панаев, Н.П. Огарев. Здесь печатаются М.Ю. Лермонтов, И.С. Тургенев и
другие писатели. Постепенно журнал становится рупором борьбы против
крепостничества, рутины, застоя. Большую роль здесь сыграла защита
гоголевского направления в литературе как направления критического реализма.
Не менее важным оказалось критическое отношение к идеализму в области
философии. Статьи Герцена по философским вопросам «Дилетантизм в науке»,
«Письма об изучении природы», опубликованные в журнале, были высоко
оценены современниками как защита передового, материалистического
мировоззрения. Белинский выступает как активный полемист против всех
противников прогресса, а также против апологетов буржуазных отношений,
начинается полемика со славянофилами. Памятниками этой борьбы являются
статьи Белинского «Педант», «Парижские тайны», «Ответ
"Москвитянину"», годичные обзоры литературы и др. Белинский превратил
«Отечественные записки» в политическую трибуну борьбы против
крепостничества, подготовки общественного сознания к неизбежности отмены
крепостного права.
Особенно удачно работает критик в жанре обозрений. «Отечественные записки»
скоро стали самым популярным журналом. В 1846 г. они имели 4 тысячи
подписчиков. В условиях кризиса крепостнического строя публицистика
Белинского и Герцена, стихи Некрасова явились важным фактором
общественной жизни, борьбы за прогресс, социализм. Однако политическая
осторожность и эксплуататорские склонности Краевского заставили в 1846 г.
уйти из журнала Белинского, Некрасова, Герцена и других.
Источник: Западов
Журнал «Отечественные записки» был основан чиновником коллегии
иностранных дел П. П. Свиньиным в 1818 г. Издатель заполнял его статьями на
исторические и географические темы. Несмотря на то, что подписывались на
журнал неохотно, Свиньин в течение многих лет не прекращал издания и
закончил его только в 1831 г. Однако в 1838 г. он сделал попытку возродить
«Отечественные записки», но успеха не имел и охотно уступил право на издание
журнала А. А. Краевскому. Дело сразу было поставлено на самую широкую
ногу. В программном объявлении сообщалось, что в журнале будет восемь
больших отделов, что в нем участвуют все виднейшие русские литераторы и
ученые — их список составляли несколько десятков фамилий.
1 января 1839 г. первая книжка обновленных «Отечественных записок» вышла в
свет. Среди сотрудников были и литераторы пушкинского круга (Жуковский,
Вяземский, В. Ф. Одоевский, Д. В. Давыдов), и будущие активные участники
«Москвитянина» (Погодин, Шевырев, М. А. Дмитриев, И. И. Давыдов), и
будущие славянофилы (Хомяков, С. Т. Аксаков), и перешедшие из
«Литературных прибавлений» молодые писатели (Лермонтов, Соллогуб, И. И.
Панаев). Преобразованные «Отечественные записки» стали объемистым (до 40
печатных листов) ежемесячником. Каждая книжка журнала была разбита на
восемь отделов: «Современная хроника России», «Науки», «Словесность»,
«Художества», «Домоводство, сельское хозяйство и промышленность вообще»,
«Критика», «Современная библиографическая хроника», «Смесь». С августа
1839 г. Белинский начал печататься в «Отечественных записках», а в конце
октября переселился из Москвы в Петербург и принял на себя руководство
критико-библиографическим отделом журнала. Вскоре Боткин, Бакунин,
Грановский, Кетчер, Кудрявцев, а несколько позднее Огарев, Герцен, Некрасов,
Тургенев начали работать в «Отечественных записках». Белинский и новые
сотрудники постепенно заставили покинуть журнал многих прежних его
участников, враждебно относившихся к происходившим в нем переменам:
Жуковского, Вяземского, Плетнева, Бенедиктова, будущих славянофилов и
будущих сотрудников «Москвитянина». «Отечественные записки» стали
трибуной Белинского и Герцена и органом писателей-реалистов. В
«Отечественных записках» появились лучшие произведения русской
литературы, созданные в 1840-х годах. Еще в 1838 г. в «Литературных
прибавлениях», редактируемых Краевским, вышла «Песнь о купце
Калашникове» Лермонтова. В «Отечественных записках» были помещены почти
все произведения поэта, написанные в 1839— 1841 гг., несколько десятков
стихотворений, «Бэла», «Тамань», «Фаталист».
Одним из наиболее активных авторов, вместе с Белинским, определявшим
направление журнала, был Герцен. Под псевдонимом «Искандер» он поместил в
«Отечественных записках» несколько художественных произведений («Записки
одного молодого человека», «Еще из записок одного молодого человека»,
первую часть романа «Кто виноват?»), а также философские работы
(«Дилетантизм в науке», «Письма об изучении природы») и публицистические
статьи, в том числе три фельетона, направленных против журнала
«Москвитянин». Тургенев передал «Отечественным запискам» почти все свои
произведения, созданные до «Записок охотника», печатавшихся с 1847 г. в
«Современнике». С начала 1840-х годов в журнале сотрудничал Некрасов.
Достоевский, дебютировавший в литературе романом «Бедные люди»,
опубликованном в «Петербургском сборнике» Некрасова (1846), поместил в
«Отечественных записках» почти все свои последующие произведения
сороковых годов: «Двойник», «Господин Прохарчин», «Белые ночи», «Неточка
Незванова» и другие. С «Отечественными записками» связано начало
литературной деятельности Салтыкова-Щедрина. В 1847 г. в журнале была
опубликована его повесть «Противоречия», а в следующем году — повесть
«Запутанное дело», за которую автор поплатился ссылкой. Кроме названных
писателей, в отделе словесности «Отечественных записок» 1840-х годов
помещали свои произведения Д. В. Григорович, В. Ф. Одоевский, В. И. Даль, В.
А. Соллогуб, И. И. Панаев, Н. П. Огарев, А. Н. Майков, А. А. Фет и др.
Публицистика Белинского
В отделе критики и библиографии печатались работы Белинского: общие обзоры
русской литературы за 1840— 1845 гг., статьи о народной поэзии, две статьи о
творчестве Лермонтова, одиннадцать статей о Пушкине, несколько
полемических заметок о «Мертвых душах» Гоголя и большое число других
статей и рецензий. Белинский хотел, чтобы «Отечественные записки» сделались
подлинным выразителем народных чаяний и обращались бы не только к узкому
кружку оппозиционно настроенной интеллигенции, а ко всем передовым
читателям. Белинский вел «Отечественные записки» в духе своих убеждений.
Известно, что в период написания первых статей для «Отечественных записок»
(«Бородинская годовщина», «Очерки Бородинского сражения», «Менцель,
критик Гете», «Горе от ума») он находился под влиянием теории «примирения с
действительностью». Однако уже в 1840 г. Белинский порвал с «примирением».
В своих последующих статьях, которые решали не только литературно-
эстетические, но все «проклятые вопросы» русской жизни, он стремился
пробудить политическую активность у читателей журнала, воспитать их в
революционном духе.
В статье о романе Э. Сю "Парижские тайны" Белинский с поразительной
глубиной раскрыл непримиримые противоречия между капиталистами и
рабочими и фальшь буржуазной демократии. Полагая, что капитализм был
шагом вперед в историческом развитии России, Белинский и Герцен
рассматривали его как переход к новой, высшей фазе общественных отношений
— социализму. Известно, что в сороковые годы идея социализма стала для
Белинского «идеею идей, бытием бытия, вопросом вопросов, альфою и омегою
веры и знания».
Основой литературно-эстетических позиций «Отечественных записок» явилось
утверждение подлинно реалистического, истинно народного, глубоко
прогрессивного по своему идейному содержанию искусства. Опираясь на
материалистическую философию, Белинский разъяснял, что искусство — это
реалистическое воспроизведение действительности, что природа искусства —
земная, материальная, а не потусторонняя, метафизическая, как считали
идеалисты. В искусстве он видел выражение общественных идей и, подчеркивая,
что «наш век» решительно отрицает «искусство для искусства, красоту для
красоты», горячо защищал гражданскую, социальную направленность искусства
и литературы. По мнению критика, в настоящем произведении искусства
глубокое общественное содержание гармонично соединяется с
высокохудожественной формой. При этом, указывал Белинский, «свобода
творчества легко согласуется с служением современности: для этого не нужно
принуждать себя писать на темы, насиловать фантазию; для этого нужно только
быть гражданином, сыном своего общества и своей эпохи, усвоить себе его
интересы, слить свои стремления с его стремлениями; для этого нужна симпатия,
любовь, здоровое практическое чувство истины, которое не отделяет убеждения
от дела, сочинения от жизни» («Речь о критике...», статья 1). Реализм в искусстве
и литературе Белинский тесно связывал с истинной народностью, которая, как он
считал, не имеет ничего общего с «квасным патриотизмом» и бахвальством,
прославлением порядков и нравов самодержавно-крепостнической России. Под
народностью в произведениях искусства Белинский понимал воплощение в них
национально-народного отношения к жизненным фактам, отражение идеалов,
мудрости, надежд народных масс, правдивое изображение действительности.
Статьи Белинского оказали огромное влияние на развитие русской литературы.
Исходя из принципов реализма и демократической народности, Белинский
развенчал реакционно-романтическую школу и подорвал популярность ее
наиболее видных представителей: Кукольника, Бенедиктова и др. Тем самым он
расчистил дорогу для дальнейшего движения русской литературы. Необычайно
глубоко раскрыл Белинский значение творчества Пушкина, Лермонтова и
Гоголя. С первых же дней своего существования «Отечественные записки»
начали выступать против «журнального триумвирата». После прихода в журнал
Белинского эта борьба усилилась. Свое первое полемическое выступление в
«Отечественных записках» против «литературных спекулянтов» Белинский
посвятил Н. А. Полевому. В первом номере журнала за 1840 г. появилась его
статья об «Очерках русской литературы» Полевого. В ней резко осуждался
«новый и особенный против прежнего» образ действий бывшего издателя
«Московского телеграфа», вскрывалась реакционность политических взглядов,
отсталость его эклектической философии, романтической эстетики и суждений о
конкретных явлениях русской литературы. Несмотря на все цензурные
препятствия, критик в своих «Литературных и журнальных заметках»
систематически разоблачал продажность «Северной пчелы» и беспринципность
«Библиотеки для чтения». Законченный портрет Булгарина Белинский нарисовал
в статье о его «Воспоминаниях», где отвратительная фигура агента Третьего
отделения в литературе, прикрывающего свои доносы болтовней о правдолюбии
и патриотизме, показана во весь рост. Из выступлений Белинского против
Сенковского и его журнала наиболее значительным является "Литературный
разговор, подслушанный в книжной лавке". «Литературный разговор»
раскрыл отсутствие убеждений и самостоятельных оценок у «барона Брамбеуса»
и его плоское остроумие. Особенно много внимания уделил Белинский мнениям
«Северной пчелы» и «Библиотеки для чтения» о «Мертвых душах». Вульгарное
отрицание Булгариным и Сенковским поэмы Гоголя как «грязного» и
«бессодержательного» произведения дало Белинскому возможность убедительно
показать все убожество их критических взглядов. Особенно большую роль в
полемике с журналом «Москвитянин» сыграл памфлет Белинского «Педант»
(1842), где в образе Лиодора Ипполитовича Картофелина была дана
уничтожающая характеристика Шевырева, а под именем «литературного
циника» и «хитрого антрепренера» изображен Погодин. Памфлет был написан в
ответ на статью Шевырева «Взгляд на современное направление русской
литературы», в которой он нападал на «темную сторону» современной
литературы. Называя Белинского «рыцарем без имени» (статьи Белинского
печатались в журнале без подписи), Шевырев обливал его потоками клеветы и
самой грубой брани. Критик «Отечественных записок» обвинялся в
уничтожении всей русской литературы, «за исключением двух или трех имен и
своего журнала», и в непостоянстве убеждений. «Педант» произвел необычайное
впечатление. Как сообщают современники, Шевырев неделю не показывался «на
людях».
Статья Белинского «Взгляд на русскую литературу 1844 года» включает
жестокую критику поэтов-славянофилов — Языкова и Хомякова. В ней
отвергаются претензии славянофильства и его поэтов на подлинную народность.
Выступлением «Отечественных записок» против славянофилов является и статья
Белинского о повести В. Соллогуба «Тарантас», написанная в обстановке
крайнего обострения борьбы со славянофилами и представляющая собою
памфлет на И. Киреевского.
Борьба «Отечественных записок» против враждебных журналов не осталась
безрезультатной. Не без влияния «Отечественных записок» в сороковые годы
упала популярность «Северной пчелы» и «Библиотеки для чтения», влачили
жалкое существование «Сын отечества» и «Москвитянин», прекратилось
издание «Русского вестника», быстро погас «Маяк».
Благодаря сотрудничеству Белинского, Герцена и их друзей «Отечественные
записки» стали лучшим журналом сороковых годов и пользовались большим
успехом у читателей. На 1847 г. они имели 4000 подписчиков, в то время как у
«Москвитянина», например, их было всего 300. С апреля 1846 г. Белинский
прекратил работу в журнале Краевского. Материальное положение Белинского
оставалось неизменно тяжелым: корыстолюбивый издатель чрезвычайно
неохотно соглашался на повышение его заработка. Вместе с тем Краевский
нещадно эксплуатировал критика, заваливал его непосильной и срочной работой.
Кроме того, были разногласия с Краевским, который делал журнал ради денег и
привлекал сомнительных литераторов. Пользуясь правом редактора, он
подвергал статьи Белинского правке, иногда сильно искажал их. С января 1847 г.
Белинский становится критиком журнала «Современник», купленного
Некрасовым и Панаевым у Плетнева.
После Белинского руководителем отдела критики стал Майков. Но он утонул,
успев разместить только одну статью. Потом был некто Дудышкин, умеренный и
заурядный критик. Журнал перестаёт быть революционным. Цензурный террор в
«мрачное семилетие» после 1848 г. привел их к окончательному упадку, потере
авторитета и влияния. Общественный подъем, наступивший после смерти
Николая I и Крымской войны, уже не смог вдохнуть жизнь в журнал. Даже
публикация «Обломова» Гончарова (1859), не улучшила его положения. Былая
популярность не вернулась к журналу и в 1860-е годы. И лишь после того как
отчаявшийся в успехе издания Краевский в 1868 г. передал его в руки Некрасова
и Салтыкова-Щедрина, к «Отечественным запискам» вновь пришла слава
передового общественно-политического и литературного журнала.
11. Журнально-издательская деятельность А. И. Герцена и Н. П. Огарева.
Герцен сделал прорыв в области свободного слова в России. Убедившись, что на
родине нет настоящей свободы слова, и стремясь открыто поставить вопрос об
отмене крепостного права, уничтожении старой бюрократии, журналист решил в
конце 40-х годов уехать из России и стать эмигрантом. Герцен увидел, что
французская революция 1848 года провалилась, им овладевают идеи социализма.
Решил создать свой журнал. Первоначально Герцен решил ознакомить Европу с
положением дел в царской России, показать и нелепость крепостнических
отношений, и наличие революционных сил, традиций в русском народе. Он
печатает брошюры «Россия», «Русский народ и социализм», большую книгу на
французском языке «О развитии революционных идей в России». Затем
выдвигает новую задачу — издание революционной литературы для России.
Публикует листовку-воззвание «Вольное русское книгопечатание в Лондоне.
Братьям на Руси». Вскоре Герцен печатает листовки и брошюры: «Юрьев день!
Юрьев день!», «Крещеная собственность». В них он порицает крепостничество,
защищает идею общинной солидарности, выдвигает требование передачи земли
крестьянству. Если дворяне не поймут необходимости отмены крепостного
права, утверждает он, то дело будет решено топором мужика. Значительным
документом революционной пропаганды была прокламация «Поляки прощают
нас», выпущенная Герценом. Здесь речь шла о законности борьбы польского
народа против царизма, об общности революционного дела польского и русского
народов.

В 1855 г. - «Полярная звезда». Преемственность идеям декабристов, в первом


номере было изображение пяти повешенных декабристов (Рылеева, Муравьева-
Апостола, Пестеля, Бестужева-Рюмина, Каховского). Вышло 7 номеров
альманаха. В первом номере «Полярной звезды» были опубликованы «Письмо
Белинского к Гоголю», запрещенные стихи Пушкина «Вольность», «Деревня»,
стихотворение Лермонтова «На смерть поэта», стихи и воспоминания
декабристов, произведения самого издателя. «Полярной звезде» была
предпослана программа. Главным в программе было «Распространение в России
свободного образа мыслей». Эта программа должна была объединить вокруг
Герцена все передовое общество в стране.

Издается революционная газета «Колокол» (прибавочные листы к «Полярной


звезде»). Эпиграф из Шиллера: «Зову живых!». В программе издания
выдвигались три основных требования: «Освобождения слова от цензуры!
Освобождение крестьян от помещиков! Освобождение податного сословия <т.е.
крестьян> — от побоев!» Герцен с первых же номеров развернул в «Колоколе»
критику крепостников-помещиков, всего государственного строя царской
России. Особенно остро критикует он помещиков, их жестокое отношение к
крестьянам, царских сановников-казнокрадов, глухих к страданиям народных
масс. Он ввел много рубрик: «Под суд», «Правда ли?», «Под спудом», очень
ярким сделал отдел мелких критических корреспонденции под названием
«Смесь», успешно использовал памфлет, мастерски вел комментирование
сообщений из России. Статьи Герцена: «Very dangerous» (резкие упрёки в адрес
Чернышевского, Добролюбова и Некрасова; предмет полемики - оценка “лишних
людей”, их исторической роли и отношение к так называемой обличительной
лит-ре), «Правда ли?», «Письмо из провинции» (автор аноним (есть версия, что
Чернышевский или кто-нибудь из сотрудников Современника, подпись - Русский
человек, называет себя “другом Герцена”), упрекает Герцена в компромиссности
и утверждает, что российское об-во спасёт только топор, Герцен ответил, что
нужно не к топорам, а к мётлам (= вымести из страны всех ненужных людей)),
«Лишние люди и желчевики».
Отмена крепостного права сначала обрадовала Герцена, но анализ условий
освобождения еще раз раскрыл глаза Герцену на антинародную политику в
крестьянском вопросе правительства. Восстания крестьян против условий
освобождения, которые снова закабаляли, обезземеливали их, заставили Герцена
повести более решительно пропаганду революционной борьбы за волю и землю.
Герцен и Огарев прямо обращаются к русскому народу и революционной
молодежи с призывом к восстанию против самодержавия. Герцен осуждает
правительство за арест и ссылку вождя русской демократии — Н.Г.
Чернышевского.
Успех «Колокола» все годы издания был чрезвычайным. Россия, по
свидетельству современников, была наводнена этой революционной газетой.

Герцен восторженно встречает новость о создании в России общества «Земля и


воля».

Спад революционного движения = спад популярности «Колокола» (прекратился


в 1868 г.). Опыт Герцена и Огарева был использован народниками в 70-е годы.
12. «Современник» Н. А. Некрасова в годы революционного подъема.
Эпоха. Начал выходить при Николае I, но в 1855 году он умер. На престол взошёл
Александр II - Освободитель. Главное о нем - отмена крепостного права. Но
народовольцам этого было мало, они хотели революцию, свергнуть царя, устроить в
стране социализм. Но рано родились. В общем, они не придумали ничего лучше, чем
убить царя. Застрелили Александра в 1881 году.
Кратко: "Современник" - один из лучших журналов XIX в. Главными его
достоинствами были полное идейное единство, строгая выдержанность
направления, преданность интересам народа, прогресса и социализма. Небывалое
значение приобрела публицистика. Здесь были напечатаны лучшие статьи русской
публицистики, многие стихи Некрасова, роман Чернышевского «Что делать?»,
здесь началась сатирическая деятельность великого русского писателя М.Е.
Салтыкова-Щедрина. Все годы издания «Современника» цензура зорко следила за
ним, в 1862 г. журнал был приостановлен за революционное направление на шесть
месяцев, а в 1866 г., уже после смерти Добролюбова и ареста Чернышевского, был
вовсе закрыт с нарушением законодательства о печати по личному распоряжению
царя.
История издания
Можно выделить три периода:
- вторая половина 1850-х годов: выработка нового направления, изменение круга
сотрудников;
- 1859-1861 гг.: наиболее радикальные общественно-политические и литературные
позиции журнала;
- 1862-1866 гг.: цензурные трудности, снижение тиража, постепенная утрата влияния.
В 1846 г. Некрасов и Панаев приобретают у П.А. Плетнева журнал «Современник»,
основанный Пушкиным. Идейным руководителем журнала становится Белинский.
Есин: Пережив годы «мрачного семилетия» (1848— 1855), жестокую политическую
реакцию, тормозившую развитие передовой русской журналистики после
европейской революции 1848 г., Некрасов уже в середине 50-х годов предпринимает
ряд мер к оживлению журнала, привлекает к исключительному сотрудничеству в
нем видных писателей: И.С. Тургенева, И.А. Гончарова, Л.Н. Толстого и др.,
открывает юмористический отдел «Ералаш» (где впервые появляется
литературный персонаж-пародия Козьма Прутков).
1847—1848 гг. — короткий, но самый замечательный период в журналистской и
общественно-политической деятельности Белинского. «Письма к Гоголю» —
единственное произведение Белинского, написанное без оглядки на цензуру и
известного долгое время только в рукописных списках. В этом произведении
публицист выступил в защиту гражданского значения литературы, против
крепостников и самодержавной формы правления, против догматов православной
церкви. Самыми важными, насущными задачами своей страны он провозгласил
уничтожение крепостного права, отмену телесного наказания и введение
элементарной законности. Его обозрения русской литературы за 1846 и 1847 гг.,
статьи по поводу последних произведений Гоголя («Выбранные места из переписки
с друзьями») стали манифестом передового движения России.
В 1854 г. в «Современнике» начинает сотрудничать Н.Г. Чернышевский — великий
революционер-демократ, сначала как литературный критик, а затем как публицист,
политик и организатор всех революционных сил в стране. Некрасов поддерживает
молодого сотрудника, и постепенно либералы, включая Тургенева, один за другим
начинают покидать «Современник».
С приходом в журнал в 1858 г. Н.А. Добролюбова позиции революционных
демократов значительно усиливаются. К 1859 г. противоречия русской жизни
настолько обострились, что в стране сложилась революционная ситуация, когда
крестьянское восстание против крепостничества, помещиков становилось все
реальнее. Чернышевский начинает идейную подготовку крестьянского восстания. В
журнале открывается отдел «Политика». Его начинает вести Чернышевский,
передав отдел литературной критики под руководство Добролюбова. Анализируя в
отделе «Политика» события европейской истории, факты классовой борьбы
народов, Чернышевский убеждает своих читателей в неизбежности революции,
необходимости изоляции либералов. Добролюбов в своих критических статьях,
таких как «Луч света в темном царстве», «Что такое обломовщина?», «Когда же
придет настоящий день?» и др., развенчивает крепостничество, порицает либералов
за нерешительность и предательство народных интересов, воспитывает веру в
освободительные силы народа, который не может без конца терпеть своих
угнетателей.
В 1859 г. Добролюбов при одобрении Некрасова организует в «Современнике»
новый сатирический отдел (фактически журнал в журнале) под названием
«Свисток». Здесь Добролюбов проявил себя как талантливый поэт-сатирик. В
статьях политического содержания Добролюбов, анализируя опыт исторического
развития передовых европейских стран, приходит к выводу об общих
революционных путях преодоления сопротивления эксплуататорских классов как в
Европе, так и в России («От Москвы до Лейпцига»).
В 1861 г., когда прошла крестьянская реформа, ее полного разбора не было, было
«молчание». В журнале посчитали реформу обманом и готовились к крестьянской
революции. Об этом говорит статья Чернышевского «Письма в редакцию» (их
публикация тогда была запрещена).
Популярность «Современника» в 60-е годы была исключительно велика. Тираж
журнала доходил до 6—7 тысяч экземпляров.
В 1863 году возникло польское восстание – и журнал был приостановлен на 8
месяцев. Но Некрасов возродил журнал. Однако из-за покушения Каракозова на
императора Александра II, журнал по решению правительства был закрыт.
13. Публицистика Н. Г. Чернышевского.
Источник: Есин
Эпоха. Чернышевский был ну слишком революционным для своего времени. А
любая революция - угроза царской власти. Поэтому самый действенный метод
обезопасить себя - арестовать и сослать куда подальше таких, как Чернышевский.
Так ещё и лет на двадцать. А после возвращения в европейскую Россию он и года не
прожил и умер в 1889.
В 1854 году в “Современнике” открыли сатирико-юмористический отдел. Туда
приходит Чернышевский. Он начинает при поддержке редактора Некрасова борьбу
за демократизацию журнала («Об искренности в критике», «Очерки гоголевского
периода русской литературы» и другие статьи). Дает бой оказавшимся в годы
реакции в журнале представителям дворянской эстетики, либеральным
беллетристам. Большое значение имели идеи его диссертации «Об эстетических
отношениях искусства к действительности», философские работы
«Антропологический принцип в философии» и др. Публикует «Полемические
красоты» против «Русского вестника» и «Отечественных записок».
Статья “Об искренности в критике” - Задача критики, утверждал Чернышевский,
«служить выражением мнения лучшей части публики и содействовать дальнейшему
распространению его в массе». Чтобы отвечать своему назначению, критика должна
отличаться строгой принципиальностью и твердыми убеждениями, стремиться к
«ясности, определенности и прямоте». По мнению Чернышевского, именно
уклончивая, умеренная и беспринципная критика повинна в том, что в русской
литературе опять появились риторические произведения. Защищая передовые идеи
и интересы читателей, критика, по словам Чернышевского, не должна бояться
выступать и против любых литературных авторитетов, если они предлагают
читателям «дурные сочинения».

С предельной ясностью Чернышевский высказал свои убеждения в рецензии (1854)


на пьесу А.Н. Островского «Бедность не порок». Чернышевский в своей рецензии
подверг резкой критике и «апофеоз старинного быта», и славянофильские идеи А.
Григорьева, и слабые стороны пьесы Островского.

Привлекает к сотрудничеству Гоголя, Гончарова, Толстого. Здесь были напечатаны


лучшие статьи русской публицистики, роман Чернышевского «Что делать?». В 1855
году статьи Чернышевского о Пушкине.

Разногласия в редакции «Современника» обострились в 1855 г. после выхода в свет


диссертации Чернышевского «Эстетические отношения искусства к
действительности». Прекрасное=Жизнь. Искусство берет начало в жизни. По
мнению Чернышевского, основная задача искусства – служить потребностям
общества, отражать и объяснять жизнь. Искусство должно помочь человеку прочнее
утвердиться на земле, стать хозяином действительности, оно – могучее орудие
перестройки общества.

Русская дворянская интеллигенция и, прежде всего такие ее представители в


редакции «Современника», как Григорович и Боткин, считали книгу Чернышевского
прямым вызовом всему тому, во что они до сих пор верили. Резко отрицательно
отозвался о диссертации Тургенев. Нападки особенно усилились в 1856 г., после
опубликования в «Современнике» «Очерков гоголевского периода русской
литературы».

В центре «Очерков» – защита идей Белинского, восстановление и дальнейшее


развитие его принципов, утверждение творчества Гоголя, разгром теории «чистого
искусства».

В первых трех статьях «Очерков» Чернышевский рассматривает критические


высказывания о Гоголе Полевого, Сенковского, Шевырева. Большая часть «Очерков
гоголевского периода» – это обстоятельная и всесторонняя характеристика
мировоззрения Белинского, его философских, политических, эстетических взглядов.
В заключительных главах «Очерков» он подчеркнул, что, считая идеи Белинского и
Гоголя важнейшими для 60-х годов, критика должна сделать новый шаг в своем
развитии.

Некрасов поддерживает молодого сотрудника, и постепенно либералы, включая


Тургенева, один за другим начинают покидать «Современник». Чернышевский уже
в это время понял, что реформа, которую в страхе перед натиском революции
готовят самодержавное правительство и помещики, будет обманом: коренные
интересы народа не будут удовлетворены. Исходя из этого он и начинает идейную
подготовку крестьянского восстания. Неизменно осуждая, разоблачая помещиков-
крепостников, журнал, тем не менее, главный удар наносит в это время по
либеральной идеологии, понимая, что либералы своей политикой соглашательства
могут свести на нет все усилия демократии, народа. В журнале открывается отдел
«Политика». Его начинает вести Чернышевский, передав отдел литературной
критики под руководство Добролюбова. Анализируя в отделе «Политика» события
европейской истории, факты классовой борьбы народов, Чернышевский убеждает
своих читателей в неизбежности революции, необходимости изоляции либералов.
Чернышевский и Добролюбов достигают большого совершенства в методах
революционной пропаганды. Примером революционной пропаганды в условиях
царизма, жестокой цензуры может служить статья Чернышевского «Не начало ли
перемены?». По форме — это литературно-критическая статья, посвященная
народным рассказам писателя Н. Успенского. Но в эту форму критической статьи
писатель-революционер сумел вложить острую оценку состояния страны, идею
неизбежности революции для удовлетворения справедливых требований русского
народа. Стремясь разбить представление о русском мужике как забитом и пассивном
существе, Чернышевский прибегает в статье к аллегории, сравнивая народ с
безропотной смирной лошадью, на которой всю жизнь возят воду. Но «ездит, ездит
лошадь смирно и благоразумно — и вдруг встанет на дыбы или заржет и понесет...».
Так и в жизни самого смирного человека, народа бывают минуты, когда его нельзя
узнать, ибо «не может же на век хватить ему силы холодно держаться в неприятном
положении». Без таких выходок не обойдется смирная деятельность самой кроткой
лошади. Такой порыв это и есть революция, которая «в пять минут передвинет вас
(и себя, разумеется) так далеко вперед, что в целый час не подвинуться бы мерным,
тихим шагом».

Прокламация «Барским крестьянам от их доброжелателей поклон» была


написана, но не была напечатана. Авторство приписывают Чернышевскому. В 1861
году была написана прокламация с целью рассказать народу о реформе-фальшивке с
освобождением крестьян. Порядки заводятся новые, да только на словах.

Сильным выступлением журнала, посвященным осуждению крепостной системы


прежде всего в плане экономическом, была рецензия Чернышевского на книгу И.
Фундуклея «Статистическое описание Киевской губернии». Взяв для разбора
составленную чиновником «ученую» работу, Чернышевский показал
экономическую несостоятельность описанных в ней помещичьих имений из-за
очень низкой производительности рабского труда.
В 1863 году возникло польское восстание – и журнал был приостановлен на 8
месяцев. Но Некрасов возродил журнал. Однако из-за покушения Каракозова на
императора Александра II, журнал по решению правительства был закрыт.
Не менее показательны с точки зрения мастерства революционера-публициста
статья «Русский человек на rendez vous» и многие другие. Аллегория, иносказание
очень часто оказывались надежным средством революционной пропаганды.
Бесспорно мастерство Чернышевского, умевшего в подцензурной печати говорить о
революции, воспитывать своими статьями настоящих революционеров.
Источник: Волгин
Статья «Русский человек на rendez vous» – анализирует повесть И.С. Тургенева
«Ася»; Чернышевский истолковывает психологию одного литературного персонажа
(господина N) как психологию целого класса, общественного течения либерализма.
14. Публицистика Н. А. Добролюбова.
Источник: Есин, Западов

Первая статья Добролюбова «Собеседник любителей российского слова»,


подписанная псевдонимом «Н. Лайбов», была напечатана в августовской книжке
«Современника» за 1856 год. В статье Добролюбов высмеял так называемое
«библиографическое» направление буржуазно-либеральной критики, разъяснил,
как следует понимать роль критика. По его мнению, давая «верную, полную,
всестороннюю оценку писателя или произведения», критик в то же время должен
произносить «новое слово в науке или искусстве», распространять в обществе
«светлый взгляд, истинные благородные убеждения». Политическим
темпераментом революционера были подсказаны Добролюбову и оценки
явлений литературы XVIII в.

С приходом в журнал «Современник» в 1858 г. Н.А. Добролюбова позиции


революционных демократов значительно усиливаются. Работа Добролюбова в
«Современнике» отличалась большой интенсивностью. Только в 1858 г. он
опубликовал 75 статей и рецензий.
Добролюбов в своих критических статьях, таких как «Луч света в темном
царстве», «Что такое обломовщина?», «Когда же придет настоящий день?» и
др., развенчивает крепостничество, порицает либералов за нерешительность и
предательство народных интересов, воспитывает веру в освободительные силы
народа, который не может без конца терпеть своих угнетателей. В своих статьях
Добролюбов прямо призывал к освобождению родины от «внутреннего врага»,
каковым считал самодержавие.
Не менее ярко отразились идеи революции в статьях и рецензиях Добролюбова.
В качестве примера можно назвать статью Добролюбова «Когда же придет
настоящий день?», отмеченную горячей симпатией критика к борцам за счастье
народа — Инсарову и Елене Стаховой. «Когда же придет настоящий день?» -
статья, посвященная роману Тургенева «Накануне». Она могла быть расценена
как прямая революционная прокламация. Д. утверждал, что придет день, и
настанет время революционных действий, что дворяне не способны уничтожить
крепостничество, на примере образа Инсарова Д. призвал начать борьбу со
врагами внутри страны. Тургенев был крайне недоволен подобной трактовкой
своего произведения и покинул журнал.

С позиций народности и реализма («приближения к настоящей, действительной


жизни») он подходит к оценке русской литературы, подвергает критике
древнерусскую литературу, литературу XVIII в., творчество Карамзина и
Жуковского, приветствует Пушкина, Гоголя, Кольцова, Лермонтова, но отмечает
в их произведениях и недостатки, которые, по его мнению, заключаются в
слабости критического начала у Пушкина, в безжизненности положительных
идеалов Гоголя, в ограниченности социального взгляда у Кольцова. В борьбе за
социальную тенденцию в литературе Добролюбов порой допускал
односторонние оценки или неоправданно резкие суждения о произведениях того
или иного автора. Как литературный критик он представлял «партию народа» в
русской литературе.

В 1859 г. Добролюбов при одобрении Некрасова организует в «Современнике»


новый сатирический отдел (фактически журнал в журнале) под названием
«Свисток». В “Свистке” Добролюбов использовал литературные маски: Яков
Хам и Апполон Капелькин. И этот отдел был направлен прежде всего против
русского и международного либерализма, всех носителей реакционных,
антинародных идей. Здесь Добролюбов проявил себя как талантливый поэт-
сатирик. В статьях политического содержания Добролюбов, анализируя опыт
исторического развития передовых европейских стран, приходит к выводу об
общих революционных путях преодоления сопротивления эксплуататорских
классов как в Европе, так и в России («От Москвы до Лейпцига»). Особенность
России должна заключаться только в более решительной и последовательной
борьбе с эксплуатацией, либерально-буржуазным соглашательством.
Тезисы - От Москвы до Лейпцига
* Две партии среди русских ученых по отношению России к другим народам
Европы. Одна: "Россия цветет, а Запад гниет". Другая партия должна была бы
утверждать: "Россия гниет, а Запад цветет". Но такой крайней формулы в
русской литературе до сих пор нет.
* У Европы надежные путеводители - гласность, общественное мнение,
образованность народов.
* Даже гении не нужны Европе, потому что гении нужны лишь в критические
моменты развития.
* Мы желаем России достичь хотя бы того, что есть сейчас в Европе, но не
уверены, что все так и будет.
* Логического, правильного движения в истории не может совершать ни один
народ. Ошибки необходимы.
* Прогресс всегда носил частный характер. Улучшение для одной части
общества оборачивалось ухудшением для другой.
15. Консервативные издания I половины XIХ века (на примере журнала (“Русский
вестник» М. Н. Каткова).
Эпоха. Россия первой половины XIX века - это отсутствие элементарных прав и
свобод, и вместе с тем - борьба за эти права и свободы. Повышение качества
образования, увеличение женского образования, книгопечатание, музеи,
библиотеки, пресса, научные общества. В политике - наоборот, ужесточение
всего чего можно, потому что власть не хочет терять власть.
Источник: учебник по истории России - Орлов А.С.

Консерваторы. Социальную основу этого направления составляло реакционное


дворянство, духовенство, мещанство, купечество и значительная часть
крестьянства. Самодержавие, православие, народность. Во внутриполитической
области консерваторы боролись за незыблемость самодержавия, свертывание
реформ и проведение контрреформ. В социально-экономической сфере они
ратовали за укрепление позиций дворянства, сохранение помещичьего
землевладения. Во внешней политике ими развивались идеи панславизма -
единение славянских народов вокруг России. В духовной сфере представители
консервативной интеллигенции отстаивали принципы патриархального образа
жизни, религиозности, безусловного подчинения власти. Основной мишенью для
их критики стала теория и практика нигилистов, отрицавших традиционных
моральные принципы.

Источник: Есин+Волгин
«Русский вестник» Каткова. Русский литературный и общественно-
политический журнал, значительное влияние на развитие общественной мысли и
движение литературной жизни в России. Журнал первоначально был
двухнедельным, затем с 1861 года стал ежемесячным. Основан в 1856 году в
Москве группой либерально настроенных литераторов и учёных, в которую
входили М. Н. Катков, Е. Ф. Корш, П. Н. Кудрявцев, П. М. Леонтьев, А. В.
Станкевич.

Разногласия среди учредителей журнала привели осенью 1857 года к расколу


редакции. Его возглавили М. Н. Катков и П. М. Леонтьев, ставшие и
владельцами типографии (которая была приобретена на средства и других
членов московского кружка либералов). Каждый номер состоял из
беллетристики и статей научного характера, объединённых в первый отдел, и
политического отдела под названием «Современная летопись». Политическим
отделом заведовали Е. Ф. Корш и П. Н. Кудрявцев.

После отделения «Современной летописи» от журнала «Русский вестник»


приобрёл репутацию относительно нейтрального и респектабельного издания и
привлёк крупнейших русских писателей. Наиболее значительные произведения
русской литературы второй половины XIX века, причисляемые к классическим,
за немногими исключениями, опубликованы впервые «Русским вестником».
Например, И. С. Тургенев опубликовал в журнале романы «Накануне», «Отцы и
дети», «Дым» и другие произведения. В журнале печатались «Семейное
счастие», «Казаки», «Война и мир», «Анна Каренина» Л. Н. Толстого.

Журнал в канун реформ выступил за отмену крепостного права, устранение


старой бюрократии, но при сохранении самодержавия и господствующего
положения в стране дворян-помещиков. После проведения крестьянской
реформы Катков все больше поворачивает вправо. Активно выступает против
демократов (особенно Герцена и Чернышевского), порицает польское восстание
1863 г., заявляет себя патриотом-государственником.

В 1863 г. Катков берёт в аренду “Московские ведомости”.

Во главе охранительных изданий стояла газета «Московские ведомости»


Каткова. Наблюдал за врагами России. Действовал с обер-прокурором
Победоносцевым. До середины 19 в. — самая крупная газета в России. В 1779—
1789 газету арендовал Н.И.Новиков. В этот период в МВ, наряду с материалами
о внутренней жизни и иностранных известиях, публиковались статьи по
литературе, искусству, науке, статистические материалы, библиография. Под
руководством Каткова «Московские ведомости» стали газетой право-
монархического направления, при этом не превратившись в правительственный
официоз. Напротив, периодически издание вступало в конфликт с министрами и
влиятельными сановниками, в силу ряда обстоятельств выступавшими против
традиционных истиннорусских охранительных начал. «Московские ведомости»
при Каткове стали интеллектуальным центром правоконсервативных сил,
выполняя те функции, которые в других странах выполняли политические
партии. Позиция газеты, поддерживавшей Царя против царских министров,
часто приводила к конфликтам. При М. Н. Каткове газета имела в общей
сложности 11 цензурных взысканий.
16. Журналы братьев Достоевских («Время», «Эпоха»).
Источник: Есин
Эпоха. Всё большую роль играют разночинцы - врачи, адвокаты, профессора.
Собирательный образ - Базаров. Молодые люди жаждут перемен, старшие не хотят
расставаться с привычным укладом - барскими поместьями, усадьбами,
крепостными.
В 60-е годы свою журналистскую деятельность начал русский писатель Ф.М.
Достоевский. Вместе с братом Михаилом в 1861—1863 гг. он издавал журнал
«Время». Здесь были опубликованы «Записки из мертвого дома», «Униженные и
оскорбленные» Ф.М. Достоевского, «Житейские сцены» Н.А. Плещеева, «Грех да
беда на кого не живет» А.Н. Островского и др. Большое место отводилось
французской уголовной хронике, мастерски обработанной в редакции; в статьях
затрагивались вопросы воспитания молодежи; имелись отделы внутренних новостей
и иностранных известий. Журнал собирал до 4000 подписчиков.
Существенную роль в журнале играл критик-идеалист Н.Н. Страхов, который с
согласия издателей защищал некую особую самобытность русского народа, развивал
идеи так называемого почвенничества в противовес западничеству, умозрительному
западноевропейскому утопическому социализму. Журнал утверждал, что беда
России не в крепостном праве (тем более что оно отменено), а в отрыве
интеллигенции от народа. Терпение русского народа истолковывалось как
заслуживающая одобрения добродетель, свою враждебность к нигилистам Страхов,
по собственному признанию, старался передать и Ф.М. Достоевскому.
В 1863 г. в связи с освещением в журнале причин польского восстания журнал был
закрыт правительством. Но Ф.М. Достоевский продолжил свою издательскую
деятельность, предприняв ежемесячник под названием «Эпоха», который выходил
два года (1864—1865). Журнал «Эпоха» продолжал защищать идеи почвенничества,
обсуждал новую судебную реформу и активизировал полемику по ряду вопросов с
демократическими журналами «Современник» и «Русское слово».
Почвенничество. Достоевский отвергал славянофильство и западничество, как
замкнутые идеологические системы, предполагавшие четкое разделение людей на
„наших“ и „не наших“. Устойчивым и неизменным «ядром» понятия Ф. М.
Достоевского «русская идея» была «вера в нашу русскую самобытность».
Почвенники признавали особой миссией русского народа спасение всего
человечества, проповедовали идею сближения «образованного общества» с
народом, на народной или национальной «почве» с религиозно-этической основой.
Представители почвенничества выступали против крепостнического дворянства и
бюрократии. Почвенники высказывались за развитие промышленности, торговли, за
свободу личности и печати.
17. Журналистика славянофилов («Русская беседа» А. И. Кошелева и др.).
Славянофильство - философское течение, поиск самобытности, мы - не Запад.
Противопоставляли себя западничеству. Сами себя называли москвичами,
московским направлением. Православие, община.
Источник: Западов
«Москвитянин» оказался более близок славянофилам, чем любой другой
журнал сороковых годов, но своим журналом они его не считали.
Восторженные статьи Давыдова, Шевырева, Погодина вызывали у славянофилов
недовольство. Однако многие славянофилы помещали свои статьи на страницах
«Москвитянина» и вместе с Погодиным и Шевыревым выступали против
«Отечественных записок»,
некрасовского «Современника» и натуральной школы.
Крайне узкий круг последователей славянофильства, недоверчивое отношение к
ним со стороны правительства, не приспособленность славянофилов к спешной и
постоянной литературной работе — все это мешало им организовать журнал.
В середине 1840-х годов потребность в своем периодическом издании стала для
славянофилов неотложной. К этому времени расширился круг славянофилов, в
котором наряду с представителями старшего поколения (Хомяковым
и Киреевскими) все активнее начинают проявлять себя молодые литераторы: К.
С. Аксаков, Ю. Ф. Самарин, Д. А. Валуев, А. Н. Попов и др. Естественно, что
славянофилы охотно согласились на предложение Погодина передать им
редактирование «Москвитянина». С января 1845 г. погодинский журнал стал
редактироваться славянофилом И. В. Киреевским, который не получил на это
официального разрешения и не имел, таким образом, права открыто объявить о
себе как о новом редакторе журнала. Погодин оставался издателем
«Москвитянина» и сохранял в своем ведении исторический отдел.
Однако Киреевский смог выпустить под своей редакцией лишь три книжки.
Разногласия, возникшие между славянофилами и Погодиным, и невозможность
для них стать хозяевами «Москвитянина» заставили Киреевского отказаться
от редакторства и снова передать журнал Погодину.
После того как неоднократные попытки организовать в 1840-е годы издание
журнала оказались безрезультатными, кружок московских славянофилов решил
ограничиться выпуском сборников. В те годы сборники были распространены и
часто заменяли собою журналы. В первой половине 1840-х годов Д. А. Валуев
при участии Хомякова и других выпустил «Симбирский сборник» и «Сборник
исторических и статистических сведений о России».
В конце 1846 г. появился «Московский литературный и ученый сборник на 1846
год», а годом позднее под таким же названием — сборник на 1847 г. Издание
этих книг принял на себя симбирский помещик В. А. Панов.
После выпуска «Московского сборника» 1847 г. славянофилы вынуждены были
надолго отказаться от всяких издательских планов. Революция 1848 г. напугала
их, а эпоха «мрачного семилетия» и «цензурного террора» ощутимо дала понять
несвоевременность подобных предприятий. Только в 1852 г. славянофилы
смогли продолжить издание «Московского сборника». К этому времени их
кружок усилился, его активными участниками стали богатый помещик и
литератор А. И. Кошелев и И. С. Аксаков. Кошелев взял на себя издание
«Московского сборника», а И. С. Аксаков — его редактирование.
Предполагалось за 1852 г. выпустить несколько сборников, превратив их тем
самым в издание журнального типа.
В апреле 1852 г. вышел новый том «Московского сборника». Однако
пропущенная московской цензурой книга навлекла на себя недовольство
властей.
Вторая книга «Московского сборника», подготовленная к октябрю 1852 г.,
подверглась продолжительному и тщательному просмотру не только в Москве,
но и в Петербурге. Книга была запрещена, И. С. Аксаков лишен права
редактировать какие-либо издания, а главные участники «Московского
сборника»: братья Аксаковы, Хомяков, И. В. Киреевский, В. А. Черкасский —
отданы под полицейский надзор.
«Московским сборником» 1852 г. заканчивается первый период
в истории славянофильских изданий. Следующий относится ко второй половине
1850-х годов, когда славянофилы издавали журнал «Русская беседа» и газеты
«Молва» и «Парус».
Наиболее известным журналом славянофилов была «Русская беседа», которая
выходила в Москве с 1856 по 1860 г., первые три года — раз в квартал, в 1859 г.
— один раз в два месяца, а в 1860 г. было выпущено две книжки. «Беседу»
редактировали в 1856— 1857 гг. А. И. Кошелев и Т. И. Филиппов, в 1858 г. —
один Кошелев, с августа 1858 г. заведовал редакцией (хотя и негласно) И. С.
Аксаков. Наряду со славянофилами, материалами которых заполнялись тома
журнала (здесь сотрудничали, кроме названных выше редакторов, Хомяков, И.
В. Киреевский, С. Т. Аксаков, К. С. Аксаков, Самарин, Черкасский), в «Русской
беседе» печатались по отделу словесности А. К. Толстой, Тютчев, Даль, а по
другим отделам — Погодин, М. А. Максимович, И. Д. Беляев. В основе
программы «Русской беседы» лежала славянофильская доктрина,
приспособленная к новым условиям эпохи 60-х годов. Славянофилы по-
прежнему защищали устои жизни, существовавшие в допетровской Руси,
критиковали реформы Петра I и социально-политические преобразования на
Западе. Они отстаивали так называемый «принцип народности», понимая его по-
своему, в реакционном духе. Неизменной частью славянофильского
мировоззрения была борьба за общину. Все эти идеи, характерные для
славянофильского мировоззрения и прежде, нашли отражение в «Русской
беседе». Теперь они дополнялись специальными материалами, посвященными
крестьянскому вопросу. Славянофилы придавали большое значение обсуждению
условий отмены крепостного права. Это можно видеть хотя бы по тому, что в
начале 1858 г. было решено издавать «прибавление к «Беседе» — «Сельское
благоустройство», журнал, исключительно посвященный этой теме. Редактором
«Сельского благоустройства» был А. И. Кошелев. Славянофильские журналы
выступали за освобождение крестьян с землею на основе общинного устройства
и круговой поруки за выкуп. Тиражи этих журналов были незначительны. И
«Русская беседа», и «Сельское благоустройство» перестали выходить в 1859 г.
18. «Русское слово» Г. Е. Благосветлова и публицистика Д. И. Писарева.

Источник: Есин

«Русское слово» Благосветлова. Журнал «Русское слово» имел научно-


популярный уклон. Здесь наряду с вопросами литературы и литературной
критики большое внимание уделяли естественнонаучным знаниям, фактам
научной жизни. Он был весьма популярен среди учащейся молодежи и в русской
провинции. Изменив состав сотрудников, Благосветлов сумел поднять тираж
журнала с 3 до 4,5 тысяч экземпляров. Как и Современник, его приостановили на
8 месяцев, а потом после покушения тоже закрыли.
Накануне реформы журнал приобретает ярый антикрепостнический характер, а
ведущим сотрудником становится Писарев («Схоластика XIX века»,
«Московские мыслители», «Базаров», «Пчелы», «Статья-прокламация против
Шедо-Ферроти»). Писарев обличал смело самодержавие, был категоричным.

Накануне крестьянской реформы 1861 г. Писарев выступает в защиту авторитета


Герцена, резко отрицательно отзывается о династии царствующего дома
Романовых в России, вообще об обществе, разделенном на классы.

В статье по поводу брошюры наёмного писателя Шедо-Ферроти Писарев прямо


призывал к свержению русского самодержавия. За попытку опубликовать эту
работу в нелегальной типографии публицист был заточен на четыре года в
Петропавловскую крепость.

Писарев выступил адвокатом «голодных и раздетых» людей, сторонником


раскрепощения личности от любых социальных и семейных стеснений и уз.
Прежде всего он защищал умственное раскрепощение человека от догм и
нравственных понятий, порожденных крепостничеством. Борцы за свободу
человечества от умственной темноты, угнетения (Вольтер, Гейне) заслуживают
самой высокой оценки критика.

Источник: Западов
«Русское слово» — одно из самых ярких демократических изданий 60-х годов.
«Русское слово» отстаивало революционно-демократические позиции.
Журнал «Русское слово» был основан графом Г. А. Кушелевым-Безбородко в
Петербурге, и первый его номер вышел в январе 1859 г. В редактировании
«Русского слова» на первых порах участвовали Я. П. Полонский и Ап.
Григорьев. В 1860 г. редактором журнала стал Григорий Евлампиевич
Благосветлов. Одним из первых Благосветлов пригласил сотрудничать в издании
Д. И. Писарева. Он дебютировал в № 12 «Русского слова» за 1860 г., напечатав
перевод из Гейне, и с тех пор стал душой журнала, его идейным руководителем.
В 1862 г. в «Русское слово» приходит В. А. Зайцев. Сначала он выполнял
обязанности сотрудника «Библиографического листка» — постоянного отдела
«Русского слова», затем выступал как ведущий критик и публицист. После
покушения Каракозова Зайцев был арестован, четыре месяца просидел в
Петропавловской крепости, а в 1869 г. уехал за границу.
По инициативе Благосветлова, в «Русском слове» вновь принялся сотрудничать
Н. В. Шелгунов. В первых трех номерах журнала за 1863 г. Шелгунов,
обогащенный большим опытом революционной борьбы, напечатал знаменитые
очерки «Сибирь по большой дороге», в которых показал расслоение и
обнищание русского крестьянства после реформы. Шелгунов вел в «Русском
слове», наряду с Благосветловым, так называемую «Домашнюю летопись» —
внутреннее обозрение на злободневные и общественно важные темы.
Немалую роль в выработке общественно-литературной программы журнала
сыграли статьи самого Благосветлова. Он не определился - писал как
революционные, так и антиреволюционные статьи. Например, в статье об
английском буржуазном политическом деятеле и историке Маколее он
высказывает мысль, что революционные восстания — бессмысленные
политические драмы. Благосветлов не ограничивался деятельностью редактора и
публициста «Русского слова» и принимал участие в революционной борьбе—
был членом «Земли и воли», а с 1862 г. — одним из руководителей этой
подпольной организации. Когда в 1866 г. «Русское слово» было закрыто царским
правительством, Благосветлов оказался под арестом и был заключен в
Петропавловской крепости. Приход во второй половине 1860 г. в «Русское
слово» Благосветлова, его энергичная деятельность на посту редактора во
многом способствовали тому, что либеральная тенденция в журнале резко пошла
на убыль, а демократическая с каждым номером усиливалась.
И все-таки коренная перестройка «Русского слова» связана с именем Писарева.
Дмитрий Иванович Писарев был одним из крупнейших деятелей революционно-
демократической журналистики 60-х годов XIX в. В октябре 1860 г. Писарев
принес в редакцию «Русского слова» перевод поэмы Гейне «Атта Троль» и
впервые встретился с Благосветловым. Вскоре они очень сблизились. С 1861 г.,
после окончания университета, Писарев начинает сотрудничать в журнале.
Первый период работы Писарева в «Русском слове» оказался недолгим: в
середине 1862 г. журнал был приостановлен на восемь месяцев, а Писарев попал
в Петропавловскую крепость. И все же за весьма короткий срок — менее
полутора лет — публицисту удалось сделать в журнале многое. В 1861 и 1862 гг.
статьи Писарева печатались в каждом номере, и читателя поражают
разнообразие их тематики, глубина постановки важнейших проблем философии,
истории, социологии, литературы. Одним из первых сочинений Писарева,
опубликованных в «Русском слове», была статья «Идеализм Платона», в
которой он показал оторванность идеалистической философии от
действительности и горячо защищал материализм. Писарев выступает
защитником освобождения человеческой личности от всех пут, сковывавших ее
в условиях феодально-крепостнического строя. Свои взгляды Писарев наиболее
четко выразил в большой статье «Схоластика XIX века». Писарев солидарен с
Чернышевским, обороняет «Современник» от злобной клеветы либерально-
монархической прессы. Ни одна философия не привьется в России так прочно и
легко, как современный материализм, утверждает он; но для него нужно
расчистить дорогу. Выдвигая в статье «Схоластика XIX века» тезис о
необходимости журналистике всерьез заняться проблемами личности и личной
свободы, Писарев обнаружил несколько суженное понимание задач
революционной борьбы. Преувеличенный интерес к человеческой личности стал
источником индивидуалистических тенденций. В воспитании личности Писарев
и его соратники видели порой единственный путь прогресса человечества. Но и
на этом этапе главным критерием решения социальных проблем для Писарева
были интересы народа, людей угнетенных и эксплуатируемых, что явствует из
статей «Меттерних», «Бедная русская мысль» и др.
Статья «Бедная русская мысль» посвящена раскрытию исторического значения
народа. Автор призывал народ к борьбе против политического произвола.
Памфлет «Пчелы». Написанный в 1862 г., он не был опубликован тогда в
журнале. Писарев рассказывает о трех пчелиных «сословиях»— матках, трутнях
и рабочих пчелах. Матка — царица, она управляет; трутни — ничего не делают,
но много едят; рабочие пчелы — это пролетарии. Под видом государства пчел
памфлет обличал русское самодержавие и крепостнические порядки. Автор
доказывал, что общественный строй, при котором попираются интересы
трудящихся масс, недолговечен и будет уничтожен революционным взрывом.
К 1862 г. относится статья-прокламация Писарева против Шедо-Ферроти
(псевдоним барона Ф. И. Фиркса), выступившего с клеветой на Герцена. В этом
произведении, написанном без оглядки на цензуру, критику удалось не только
обнажить доносительский характер заявлений барона Фиркса, но и высказать
свои политические взгляды. Перекликаясь с Герценом, Писарев отмечал, что
либеральные жесты Александра II лицемерны, его политика — цепь
преступлений, звенья которой — кровавый разгром польского восстания,
убийство крестьян в Бездне, аресты Михайлова, Обручева, гонения на
литературу. “Династия Романовых и петербургская бюрократия должны
погибнуть”. Писарев открыто выступил против самодержавия, против
эксплуатации и угнетения, против религии, за революцию. Это и было
политической программой революционных демократов 60-х годов. Статья-
прокламация против Шедо-Ферроти повлекла за собой заключение автора в
Петропавловскую крепость, где он провел более четырех лет.
Летом 1863 г. Писареву, по многочисленным ходатайствам родных и друзей,
было разрешено публиковать статьи в «Русском слове». Начинается новый
период деятельности критика и вместе с тем важнейший этап в истории журнала.
Статьи его появляются в каждом номере. Находясь в Петропавловской крепости,
Писарев сумел стать идейным вождем «Русского слова», одним из наиболее
видных представителей демократической печати. Первой работой Писарева,
напечатанной в «Русском слове» после длительного перерыва, была его большая
статья «Наша университетская наука». Вспоминая о годах, проведенных в
университете, Писарев рассказывает, почему он расстался с мечтой об
академической деятельности и стал журналистом. В условиях спада
революционного движения и натиска реакции такая исповедь публициста,
дошедшая из стен политической тюрьмы, звала молодежь к общественной
деятельности. Другая важная тема статьи «Наша университетская наука» — роль
естественных наук в системе общего образования. Писарев видит в них не
только средство, помогающее человеку овладеть природой, но и нечто большее.
Он придает естествознанию методологический смысл и отводит ему весьма
видное место в развитии общества. Писарев полагает, будто распространение
естественнонаучных знаний быстро приведет к гибели «рутины и
предрассудков». Преувеличение роли естественных наук в общественной жизни
является одним из главных тезисов в «теории реализма» Писарева, подробно
изложенной в статьях: «Цветы невинного юмора», «Мотивы русской драмы» ,
«Реалисты», «Посмотрим!» и др. Писарев, Благосветлов, Шелгунов, Зайцев и
другие публицисты «Русского слова» движущей силой истории считали
«знание», «умственный прогресс». Отсюда, собственно, и вытекает теория
реализма. Необходимо заметить, что если в статьях «Русского слова» 1864 г.
наука и революция нередко выступают еще на равных основаниях, то в 1865 и
1866 гг. значение революции подчеркивается все четче и определеннее. «Теория
реализма» принесла огромную пользу пропаганде естествознания в России. 60-е
годы XIX в. характерны бурным развитием точных наук. В это время
развертывалась деятельность таких видных ученых, как А. М. Бутлеров, Д. И.
Менделеев, И. М. Сеченов. Статья «Прогресс в мире животных и растений», в
которой Писарев изложил эволюционное учение Дарвина, очень помогла
распространению дарвинизма в России..
Заметным эпизодом истории «Русского слова» и журналистики 60-х годов была
полемика этого журнала с «Современником». Начало полемики относится к
апрелю 1863 г., когда в статье «Перлы и адаманты русской журналистики»
Зайцев неприязненно отозвался о «Современнике». Он отметил снижение уровня
журнала по сравнению со временем Добролюбова, несерьезность полемических
выступлений его сотрудников. На выпад Зайцева «Современник» сразу не
ответил. Только в январском номере за 1864 г. в хронике «Наша общественная
жизнь» Щедрин выступил с критикой «Русского слова» за «понижение тона»,
отвлеченное просветительство, за отход от революционно-демократических
традиций. Статья Писарева «Цветы невинного юмора» и фельетон Зайцева
«Глуповцы, попавшие в «Современник», напечатанные в февральской книге
«Русского слова» за 1864 г., были прямым откликом на выступление Щедрина.
Писарев обвинял Щедрина в политической беспринципности, называя его
«чистейшим представителем чистого искусства в его новейшем видоизменении»,
и заявлял, что его антикрепостнический пафос не что иное, как маскировка
либеральных настроений. Спор в самом начале принял необыкновенно острый
характер, он затронул не второстепенные, а узловые политические проблемы. В
дальнейшем Салтыков-Щедрин от полемики отошел. К концу 1864 г. он
отказался участвовать в редактировании «Современника» и все меньше писал
для журнала. Со стороны «Современника» полемику вел М. А. Антонович,
выступавший под псевдонимом «Посторонний сатирик». «Русское слово»
представляли Благосветлов, Зайцев, Писарев, Соколов. В 1865 г. спор
приобретает еще более острый характер. Писарев, доказывая свою верность
традициям Чернышевского и Добролюбова, обвинял Антоновича в отходе от
установок Чернышевского, в либерализме и реформизме. Когда Антонович
особенно резко нападал на Писарева за то, что он якобы не заметил реакционной,
антинигилистической направленности романа Тургенева «Отцы и дети», Писарев
убедительно ответил, что Антонович сам не понимает трактовки в «Русском
слове» образа Базарова. Литературная полемика «Русского слова» с
«Современником» нанесла ущерб освободительному движению, ослабила его
силы, привела по существу к расколу между различными направлениями
демократии. Что касается непосредственных результатов спора, то следует
отметить, что он привел к снижению популярности «Современника» в глазах
читателей. Антонович не мог выдержать соревнования с неизмеримо
превосходившим его по таланту Писаревым. В июне 1862 г. «Русское слово» по
настоянию цензуры подвергалось приостановке на восемь месяцев. Затем
последовал ряд «предостережений» редакции, а после каракозовского выстрела,
в апреле 1866 г., журнал «Русское слово» разделил участь «Современника»—
был закрыт за свое «вредное направление».
19. «Отечественные записки» Н. А. Некрасова.
Источник: Есин
Эпоха. 1870-ые - эпоха разочарований. Отмена крепостного права сразу же к
существенным изменениям не привела, потому что выкуп был большой, да и
выкупаться особо было некуда - своей земли у крестьян не было, либо давали в
сибирской глуши. Другие важные реформы 1870-х - всесословная воинская
повинность. (Позволяла сократить численность армии в мирное время и в то же
время подготовить обученный военный запас на случай войны).

Журнал «Отечественные записки» возглавлял Некрасов. В качестве


соредакторов выступали Салтыков-Щедрин и Елисеев. Прежде всего журнал
выступал против обезземеливания крестьян, против сословной неравноправности
основной массы русского населения, высоких налогов, особенно выкупных
платежей за землю. Вместе с тем журнал протестовал против новых
эксплуататоров — хищников-предпринимателей, пришедших на смену
крепостникам. Известное внимание «Отечественные записки» уделяли
международному революционному движению, деятельности I Интернационала,
марксизму. «Отечественные записки» уже в 1868 г. дали информацию о выходе
книги «Das Kapital» К. Маркса на немецком языке. После выхода первого тома
«Капитала» в 1872 г. в переводе на русский язык — это был первый перевод
«Капитала» на иностранный язык — журнал напечатал несколько статей,
связанных с книгой К. Маркса. Авторами этих статей были Н.К. Михайловский,
В.И. Покровский и молодой Г.В. Плеханов.
Боевую позицию занял журнал в вопросах литературной критики. Здесь
выступали Писарев, Салтыков-Щедрин и Михайловский. Все они были
сторонниками реализма, критиковали теорию чистого искусства, искусства для
искусства, натурализм и невзыскательность вкуса литературных ремесленников.
Особую роль в журнале «Отечественные записки» играла сатирическая
публицистика М.Е. Салтыкова-Щедрина.

«Господа ташкентцы» (1869-72): о войне России в Средней Азии


(колониальный характер). Видит в этой войне символ хищнической власти.
«Шелест ассигнаций» - фон, на котором идет эта война. «Ташкент – страна,
лежащая повсюду, где бьют по зубам».

«Дневник провинциала в Петербурге» (1872): о русском капитализме, новом


типе либерала-буржуа. Провинциал – человек с идеалами 40-х годов в новом
мире капитализма. Сравнивает «салон пенкоснимателей» (либералов) и «салон
крепостников» - особой разницы нет. Пенкосниматель вид имеет непременно
независимый, а внутренне трепещет, буржуа – общественная болезнь.
Пенкосниматель свободен от мечтаний (т.е. идеалов) и гордится этим. Либерал –
дворянин, потерявший идеалы и стыдящийся признаться в этом.

Цикл «За рубежом» (в 80-х гг. был в Европе, ездил лечиться, цикл публиковался
в 1879-81 гг.): приходит к мысли об общности Европы и России (ни один
француз тоже не может лечь спать в уверенности, что завтра его не
расстреляют). Но есть и разница: природа за границей та же, но у них урожаи и
много хлеба, живут в сытости, а у нас – разорение и нищета. Тот строй, к
которому Франция пришла после революции, настораживает С-Щ: рабочий там
сыт, но рагу и сосиски он получает из рук буржуа.

Цикл «Письма к тетеньке» (1881-83): об эпохе первой реакции в России.


Мужики-кулаки выходят на первый план. «Тетенька» - это либеральная
интеллигенция, которая ждала конституцию, боролась за нее, а теперь
испугалась своей борьбы. Критика как властей, так и самого общества,
потерявшего свои идеалы.

После смерти Некрасова С-Щ. единолично возглавил журнал. После 1881 года
(теракт – убили Александра II) журналу стало тяжело – предупреждения
цензурные, все изымали, арестовывали и высылали сотрудников (Михайловский,
Кривенко) – в 1884 году ОЗ были закрыты.
Источник: Западов
В июле 1867 г. Некрасов начал хлопоты об аренде «Отечественных записок». С
Краевским был заключен договор, по которому за Некрасовым признавалась
полная самостоятельность в руководстве журналом. Лишь в том случае, если
Некрасов получит два предостережения, Краевский, очень боявшийся совсем
потерять свой журнал, мог вмешаться в редакционные дела. Вместе с тем он
оставался официальным редактором и имел определенные финансовые права в
журнале. Краевский выторговал еще одно условие — чтобы «Отечественные
записки» не критиковали газету «Голос», принадлежавшую ему же. Некрасов
привлек Салтыкова-Щедрина. Обязанности членов редакции распределялись так:
Некрасов осуществлял общее руководство журналом и вел отдел поэзии,
Салтыков-Щедрин редактировал беллетристику, Елисеев — публицистические
материалы. Несмотря на тяжелые цензурные условия уже в конце 1868 г.
определился успех «Отечественных записок». Тираж вырос с двух до шести-
восьми тысяч экземпляров, все лучшие прогрессивные силы русской литературы
и публицистики сосредоточились вокруг журнала. Здесь сотрудничали Г. И.
Успенский, А. Н. Островский, Д. И. Писарев, А. П. Щапов, Н. К. Михайловский
(который после смерти Некрасова становится соредактором журнала) и многие
другие. Официально с 1865 г. «Отечественные записки» были освобождены от
предварительной цензуры, однако это нисколько не улучшило положения
журнала. Чтобы избежать ареста отдельных номеров или полного прекращения
«Отечественных записок», Некрасов предусмотрительно показывал оттиски
набора одному из цензоров, так что фактически они проходили предварительную
цензуру. Каждый номер журнала делился на две части: первая отводилась
художественной литературе и статьям научного содержания, вторая —
публицистике. В обновленных «Отечественных записках», как и в
«Современнике», был отлично поставлен отдел беллетристики. Редакции
удалось привлечь в журнал лучшие прогрессивные силы русской литературы 70
—80-х годов. В «Отечественных записках» сотрудничали В. М. Гаршин, Д. Н.
Мамин-Сибиряк, поэты А. Н. Плещеев, С. Я. Надсон и др. Беллетристика
журнала в 70-е годы носит ярко выраженный крестьянский характер, который
придавали ей произведения Некрасова («Кому на Руси жить хорошо»), Г.
Успенского и ряда беллетристов-народников. Особое значение приобрела тема
поэтизации гражданского, революционного подвига, наиболее ярко воплощенная
в поэме Некрасова «Русские женщины». Иностранная литература была
представлена именами В. Гюго, A. Доде, Э. Золя и других писателей. В научном
отделе наибольшую ценность имели статьи таких крупных прогрессивных
ученых, как Сеченов, Мечников, Докучаев. Второй отдел журнала,
«Современное обозрение», состоял из статей, очерков, заметок на общественно-
политические, экономические и литературные темы и включал в себя ряд
постоянных рубрик: «Внутреннее обозрение», «Наша общественная жизнь»,
«Парижские письма» «Литературные и журнальные заметки», «Новые книги».
Важную роль в «Современном обозрении» играл Михайловский. Михайловский
создал теорию возможности для России миновать капитализм. Защищал
средневековую форму общинного землевладения. Выступал как представитель
интересов мелкого производителя, мелкого буржуа. Основной вопрос, который
ставили публицисты и писатели журнала, был крестьянский. Внимательно
следивший за распространением своей книги в России и полемикой вокруг нее,
Маркс в конце 1877 г. написал письмо в редакцию «Отечественных записок». Он
подверг принципиальной критике некоторые высказывания Михайловского и
протестовал против попытки приписать учению о капиталистической формации
и законах ее развития значение какой-то «универсальной отмычки», с помощью
которой можно пытаться разрешить все вопросы исторического развития и на
этом основании оспорить учение о капитале и о его применимости к России.
После 1881 г. положение журнала стало необычайно тяжелым. В 1883 г.
«Отечественным запискам» было объявлено последнее предупреждение.
Цензура без пощады вырезала статьи из набранных номеров. На 1884 г. журнал
потерял около 1500 подписчиков. Особенно трудно стало редакции после ареста
и высылки из Петербурга Михайловского за речь, произнесенную на собрании
студентов.
20. Журнально-публицистическая деятельность М. Е. Салтыкова-Щедрина.
Источник: Западов
Публицистическая и редакторская деятельность М. Е. Салтыкова-Щедрина в
«Отечественных записках» явилась новым этапом той работы, которую он начал
еще в «Современнике». В «Отечественных записках» сатирик работал
шестнадцать лет, с 1868 по 1884 г.; его произведения появлялись почти в каждой
книжке и во многом определяли характер и направление журнала. В
литературном наследстве писателя 70-80-х годов особое место занимают
крупные сатирические обозрения — циклы очерков, в которых органически
слиты элементы публицистики и художественной прозы. Начиная свое
сотрудничество в «Отечественных записках», писатель опубликовал в 1868—
1869 гг. два цикла: «Признаки времени» и «Письма о провинции»,
дополненные отдельными главами в 1870 и 1871 гг. И в том и в другом
произведении Салтыков-Щедрин, как бы подводя итог прожитому после
реформы десятилетию, ставит вопросы: что изменилось в жизни России после
реформы 1861 года? почему общественный подъем 60-х годов не принес
ожидаемых результатов? в чем причина разгрома революционного движения?
Салтыков-Щедрин увидел причину неудачи борьбы против самодержавия в том,
что слишком неоднородно было «движение реформаторов», как он условно
называл движение 60-х годов. Оценивая другие реформы 60-х годов, Салтыков-
Щедрин так же недвусмысленно раскрывает их крепостническую сущность. В
«Признаках времени» писатель дал верную характеристику земской реформы.
Либералы с радостью встретили положение о земствах, шуму было много, но
земства, которые были «пятым колесом в телеге русского государственного
управления», благополучно начали заседать, и никаких ожидаемых либералами
«потрясений основ» не последовало: пошли только разговоры о том, какое
значение имеют белье и рукомойники в местных больницах. Салтыков-Щедрин
верно раскрыл классовую природу земств, антинародный характер многих их
начинаний. Никогда не выступая против земств как органов местного
самоуправления, он был лишь против тех, кто засел там, против крепостников-
помещиков, которые прилагали все силы к сохранению своих привилегий.
В 1872-1876 гг. Салтыков-Щедрин печатает на страницах «Отечественных
записок» два новых публицистических произведения: «Дневник провинциала в
Петербурге» и «Благонамеренные речи». Оба эти цикла преимущественно
посвящены дальнейшему развитию капитализма в России и отражению этого
процесса в политической жизни страны. Писатель одним из первых в русской
литературе создал типические образы представителей русской буржуазии 70-80-
х годов и ее идеологов — либералов. Разоблачение либерализма становится
одной из главных тем его литературной деятельности.
«Дневник провинциала в Петербурге» вскрывает социальную сущность
либерализма как идеологии эксплуататоров, бичует «панегиристов
хищничества» — «пенкоснимателей», верных слуг буржуазии. В
«Благонамеренных речах» сатирик показал русскому массовому читателю —
читателю-«простецу», как он говорил, — всю ложь и лицемерие идеологических
основ дворянско-буржуазного государства. Писатель разоблачил грабительский
характер буржуазной собственности, уважение к которой у народа
воспитывалось с детства; вскрыл аморальность буржуазных семейных
отношений и этических норм. Особое место в цикле занимает рассказ о
Дерунове, содержащий беспощадную характеристику «опоры» современного
общества (глава «Столп»). До отмены крепостного права Осип Дерунов был
мелким хлебным торговцем, содержателем постоялого двора и лабаза. Позже он
арендовал винокуренные заводы, открыл кабаки, прибрал к рукам местную
торговлю хлебом и скотом. Из скромного скупщика Дерунов скоро превратился
в губернского деятеля. Капитал его рос, и вот Дерунов стал уже опорой власти.
Уголовное преступление послужило источником его богатства. Дальнейшее
было связано с беззастенчивым грабежом разорявшихся дворян и особенно
мужиков. Ему чужды какие бы то ни было гражданские чувства. Попирает
Дерунов и семейные основы. Расписывая благолепие своей семейной жизни,
заявляя о верности «семейному союзу», он оказывается человеком,
разрушающим собственную семью. «Дерунов не столп! — заявляет в конце
очерка Салтыков-Щедрин.
Тема государства подробно развивается в главе «В погоню за идеалами».
Салтыков-Щедрин обнаруживает понимание его классовой природы. Он
правильно отмечает, что народ («массы») равнодушен к идее буржуазной
государственности, что только господа дорожат государством, поскольку оно
защищает их от революции, ограждает собственность. В «Благонамеренных
речах» писатель попытался создать тип революционера-демократа (глава
«Непочтительный Коронат»), верного защитника интересов народа. Коронат,
представитель революционно-демократической молодежи, стремясь выполнить
свой долг революционера нырнул туда, «откуда одна дорога: в то место, где
Макар телят не гонял», т. е. подвергся ссылке.
В 1874 г .Салтыков-Щедрин начинает новый цикл очерков — «В среде
умеренности и аккуратности». Два основных события отразились в этом цикле:
политическая реакция первой половины 70-х годов и события, связанные с
русско-турецкой войной 1877— 1878 гг. Рассматривая общественную жизнь в
годы реакции, Салтыков-Щедрин типичным явлением русской действительности
называет «молчалинство». Безразличие к насущным вопросам современности,
стремление к личному благополучию господствуют в либеральном обществе.
Молчалины всюду.
Цикл «Убежище Монрепо» (1878— 1879) осветил положение мелких и средних
дворян в конце 70-х годов. Автор снова обращается к важнейшей теме: что дала
России реформа, как она отразилась на различных слоях населения, каково
будущее русской буржуазии? Салтыков-Щедрин показывает семью дворян
Прогореловых, чья деревня все больше и больше опутывается сетями местного
кулака Груздева; правдиво отмечает, что на смену дворянству идет буржуазия,
но не выражает ни сожаления, ни сочувствия отмирающему классу. В «Убежище
Монрепо» и особенно в «Круглом годе», написанном почти одновременно,
Салтыков-Щедрин большое внимание вновь уделяет вопросу о государстве. Его
прельщает не слава государства, а счастье народа, ибо не всегда они сочетаются.
В «Круглом годе» сатирик страстно и самоотверженно борется против молодых
бюрократов-монархистов вроде Феденьки Неугодова, против диких репрессий
правительства, напуганного размахом революционной борьбы народовольцев,
защищает честную журналистику и литературу — «светоч идей», «источник
жизни» — от правительства и от «московских кликуш» Каткова и Леонтьева.
После поездки по Европе Салтыков-Щедрин печатает в «Отечественных
записках» цикл очерков «За рубежом» (1880). Симпатизируя передовой,
революционной Франции, восхищаясь ее прогрессивными традициями, писатель
беспощадно разоблачает современную французскую буржуазию, затоптавшую из
алчности и страсти к наживе славные идеалы якобинцев. «Республикой без
республиканцев» назвал Салтыков-Щедрин Францию 70-х годов, оценив
буржуазную республику как классическую форму господства буржуазии. В
очерках «За рубежом» писатель признал милитаризм важнейшей чертой в
политике и настроениях немецкой буржуазии. Упоенная победой над Францией
в 1870— 1871 гг., Германия мечтала занять главенствующее положение в
Европе. Салтыков-Щедрин высмеял эту претензию и заклеймил наглость
прусской военщины. Он глубоко и верно обрисовал господствующие классы
Германии, сняв маску демократии и культуры с лица немецкой буржуазии 70-х
годов. В аллегорической сцене — диалоге между «мальчиком без штанов» и
«мальчиком в штанах» — сатирик ставит вопрос о характере дальнейшего
развития России и приходит к выводу, что она так же, как многие европейские
страны, пойдет по пути капиталистического развития.
«Письма к тетеньке», «Современная идиллия» и публицистические
произведения, написанные после закрытия «Отечественных записок», рисуют
русское общество в период обострения революционной борьбы и реакции,
наступившей вслед за разгромом движения народников. «Современная идиллия»
развертывает картину глубокого нравственного падения либерального общества
в обстановке кровавого террора самодержавия, в ней показаны характерные
черты торжествующей контрреволюции. Шпионаж и доносы вошли в обычай,
уголовщина стала признаком политической благонадежности. В «Современной
идиллии» и в «Письмах к тетеньке» писатель смело разоблачал
террористические организации самодержавия и в первую очередь так
называемую «Священную дружину». Яркой сатирой на царский суд и расправу
является сценка «Злополучный пискарь, или драма в Кашинском окружном
суде». В наиболее обобщенном виде тупость и реакционность царской
бюрократии была воплощена писателем в образе ретивого начальника, который
решил закрыть Америку.
Во многих обозрениях, почти во всех публицистических циклах Салтыкова-
Щедрина встречаются фигуры буржуазных журналистов, сатира на буржуазно-
консервативную прессу. Так, в «Дневнике провинциала в Петербурге»
содержится издевательская характеристика либерально-буржуазной прессы 70-х
годов — печати «пенкоснимателей». Под именем «Старейшей российской
пенкоснимательницы» сатирик изобразил «Санкт-Петербургские ведомости»
Корша — крупнейшую либеральную газету того времени, высмеял продажных,
трусливых газетных борзописцев, фразеров и болтунов, идеологов и теоретиков
хищничества.
Не менее злую сатиру на либеральную прессу, явно повернувшую в конце 70-х
годов к монархизму, содержит цикл «В среде умеренности и аккуратности».
Прототипом газеты «Чего изволите?» и ее редактора, Молчалина 2-го, явился
Суворин, издатель газеты «Новое время». Сатирик вводит читателей во все
тайны редакционной кухни и пародийно раскрывает сущность основных жанров
буржуазной газеты: передовой статьи, фельетона, корреспонденций. Уже само
название передовицы газеты Молчалина — «О распространении на все селения
империи прав и преимуществ, изложенных в Уставе о предупреждении и
пресечении преступлений» — является пародией на содержание и характер
передовых статей, на бюрократический язык, которым излагались законы.
Щедринское выражение «Чего изволите?» было очень удачным и прочно
укрепилось за газетой Суворина «Новое время».
Глава «Тряпичкины-очевидцы» из цикла «В среде умеренности и
аккуратности» целиком посвящена буржуазной прессе. Положение русской
периодики глубоко волновало сатирика. Он остро переживал почти полное
отсутствие честной, правдивой легальной печати в России, которая бы с
достоинством служила своему народу. Тряпичкин — не присутствующий на
сцене персонаж комедии Гоголя «Ревизор» — был не кем иным, как
обобщенным образом продажного писаки, щелкопера, одного из членов
«журнального триумвирата» 30-х годов, который составляли Булгарин, Греч и
Сенковский. И в названии газеты («Краса Демидрона» — несколько измененное
название публичного дома в Петербурге), и в поведении корреспондентов
Щедрин настойчиво подчеркивает общую черту буржуазной прессы —
продажность. Все три корреспондента газеты «Краса Демидрона» —
Подхалимов I, Подхалимов II и Ящерицын — вместо того чтобы ехать на театр
военных действий, оказались во внутренних губерниях России, и один из них
оттуда посылал в газету свои «фронтовые» корреспонденции. Редактор «Красы
Демидрона», бывший тапер публичного дома Иван Иванович Очищенный
(«Современная идиллия»), сам признается, что он не имеет никакого влияния на
газету. Все зависит от издателей — содержателей увеселительных заведений.
Скандальная хроника, порнография, социальная демагогия — вот основное
содержание газеты «Краса Демидрона» в 80-е годы. Под стать ей газета
«Помои», издаваемая Ноздревым («Письма к тетеньке»).
Трагический образ журналиста-демократа изображен в сказке «Приключение с
Крамольниковым». Он сожалеет о том, что не принял непосредственного
участия в революционной борьбе, а лишь в литературе, в журналистике боролся
с неправдой. Таким журналистом-борцом был и сам Салтыков-Щедрин.
Салтыков-Щедрин был и остается непревзойденным мастером
публицистической сатиры, замечательным художником слова. В своем
творчестве он часто прибегал к иносказанию, гиперболе, иронии, фантастике. Не
менее любил он и пародию, в совершенстве владел юмором. Для характеристики
различных сторон русской жизни 70-80-х годов Салтыков-Щедрин охотно
вводил в свои произведения литературных персонажей: Молчалина, Чацкого,
Рудина, Глумова, Ноздрева и многих других и заставлял их действовать. Во всех
сатирических очерках Салтыкова-Щедрина встречается образ рассказчика или
корреспондента, который в иных случаях становится рупором авторских идей и
оценок.
21. Журнал «Дело» Г. Е. Благосветлова.
Источник: Западов
Журнал «Дело» был задуман Н. И. Шульгиным еще в пору выхода «Русского
слова» и «Современника». Являясь непосредственным продолжением «Русского
слова», он был первым и около полутора лет единственным толстым журналом
демократического направления. На протяжении восемнадцати лет, с 1866 по
1884 г., находясь в исключительно тяжелых цензурных условиях, журнал «Дело»
неизменно сохранял свое прогрессивное лицо. Связь его с «Русским словом»
сказалась и в составе сотрудников, и в общем направлении журнала. Вражда к
существующему самодержавному строю и всем пережиткам крепостничества,
борьба за экономический прогресс, за просвещение и свободу, защита интересов
широких народных масс, пропаганда материализма в естествознании, сочувствие
и помощь революционному подполью — вот что характеризует как первый, так
и второй печатный орган Благосветлова. После закрытия демократических
органов в 1866 г. между редактором «Русского слова» Благосветловым и
Шульгиным состоялось соглашение о выпуске «Дела» как непосредственного
продолжателя журнала «Русское слово». Официальным редактором «Дела» до
1880 г. оставался Шульгин, но его фактическим руководителем все это время
был Благосветлов. Кроме них, непосредственное участие в делах редакции в 70-е
годы принимал также А. К. Шеллер-Михайлов, которому было поручено
редактирование беллетристического отдела. Благосветлов стремился сделать
журнал таким же ярким и популярным, каким было «Русское слово». Для этого
Благосветлов собрал коллектив “Русского слова”. Освобожденный в ноябре 1868
г. из крепости Д. И. Писарев согласился сотрудничать в «Деле» и напечатал
несколько статей. Большое участие в «Деле» принял Шелгунов, который после
ухода Писарева стал ведущим публицистом журнала. Кроме Писарева,
Шелгунова, Шеллера-Михайлова, из авторов «Русского слова» в «Деле»
выступали также П. Н. Ткачев, И. В. Федоров-Омулевский, Д. Д. Минаев, А. П.
Щапов, Н. Ф. Бажин, Эли Реклю и некоторые другие. Власти пытались закрыть
журнал, но законно сделать это было невозможно, потому что журнал «Дело»
был разрешен за несколько дней до закрытия «Русского слова» и юридически
являлся совершенно самостоятельным; тогда возник план цензурного удушения
журнала. Еще до выхода в свет первого номера цензуре было предложено
усилить наблюдение за новым журналом Благосветлова, чтобы вынудить его к
«добровольному закрытию». Нередко больше половины подготовленных
редакцией материалов попадало под запрет. Однако журнал упорно боролся за
свое существование. Благосветлов умело обходил цензурные препятствия и не
давал возможности изменить характер и направление издания. У «Дела» вскоре
сложился определенный круг постоянных читателей. Журнал был распространен
в обеих столицах, в провинции, в армии. Тираж его доходил до 4000
экземпляров. По традиции демократической прессы каждая книжка журнала
состояла из двух основных отделов: первый — беллетристика и статьи научного
содержания, второй — публицистика, объединенная под рубрикой
«Современное обозрение». В доступной для подцензурного журнала форме, с
различными предосторожностями, сотрудники «Дела» постоянно разоблачали
помещичью сущность, грабительский характер пресловутого «освобождения».
Их внимание в первую очередь обратили на себя малоземелье и тяжесть
выкупных платежей, наложенных на крестьян при освобождении,— главные
следствия реформы 1861 г. Публицисты «Дела» не ограничивались критикой
одной только крестьянской реформы, а развернули широкое обличение всех
сторон российской действительности, пробуждая в читателях чувство
искреннего негодования и протеста против существующего строя. Резко
критикует журнал политику царского правительства в области народного
просвещения, осуждает домостроевскую рутину и трусость русского общества в
вопросах женской эмансипации, ратует за расширение гражданских прав
женщины и сферы приложения женского труда.
Чрезвычайно важно отметить, что для характеристики положения
западноевропейского пролетариата в журнале были привлечены сведения,
почерпнутые из немецкого издания первого тома «Капитала» К. Маркса. В
статье «Производственные ассоциации» на десятках страниц цитирует и
пересказывает это произведение А. Шеллер-Михайлов. Однако понять, а тем
более применить учение Маркса к анализу русской действительности
публицисты «Дела» не сумели. Обращались они к трудам Маркса и позднее, в
80-е годы, но и тогда учение о классовой борьбе, историко-философское
содержание марксизма оказалось ими не понятым.
В решении вопросов, связанных с развитием в стране капитализма, журнал не
смог избежать ряда противоречий и ошибок. Идеологи крестьянства, по
преимуществу публицисты «Дела» (Шелгунов, Берви-Флеровский), испытывали
определенный страх перед беспощадной силой капитала, которая не знает
никаких человеческих чувств. Поэтому наряду с требованием развития
индустрии в журнале велась защита общины и кустарных промыслов как
коллективной формы ведения хозяйства и основы социалистического строя в
России, в связи с чем большое место отводилось вопросу о производственных
ассоциациях. Публицисты «Дела», как и многие русские социалисты того
времени, мечтали о промышленности без капиталистов, «где главным деятелем
является сам народ, где все выгоды производства достаются ему, а не немногим
фабрикантам».
Несмотря на противоречивость отдельных высказываний о русской общине,
Шелгунов, например, бесспорно, шел к преодолению общинных иллюзий, так
ярко воплотившихся в его прокламации 60-х годов «К молодому поколению».
Он уже в 1869 г. признавал, что надежды на общину поставлены под сомнение
всем ходом пореформенного развития.
Сравнительно большое внимание в журнале уделяется положению рабочего
класса, однако всемирно-историческая миссия пролетариата не была еще понята
публицистами «Дела». Они смотрели на пролетариев как на страдающий класс,
которому нужно помочь. Сотрудники журнала — Шелгунов, Ткачев, Михайлов,
Берви-Флеровский — заявляли, что рабочий вопрос не «выдумка», как считали
консервативные публицисты, в частности, Страхов и Катков: он уже поставлен в
повестку дня всем ходом исторического развития страны.
В начале 80-х годов, накануне крупных стачек текстильщиков в Центральном
промышленном районе (Владимир, Орехово-Зуево) журнал поместил ряд
материалов, связанных с рабочим движением: статьи «Русский рабочий»
Шашкова,«Хроника рабочего труда» Приклонского, «Наша фабричность»
Онгирского и др. Публицисты «Дела» во главе с Шелгуновым, несмотря на
отдельные заблуждения, способствовали правильной постановке рабочего
вопроса в России 70-х годов, вопреки попыткам Каткова, Страхова и прочих
представителей официальной идеологии принизить значение этого вопроса.
Журнал вел неустанную пропаганду науки, оставшись верным программе
«Русского слова». В естествознании публицистов «Дела» интересовали вопросы,
непосредственно связанные с человеком, его развитием и условиями
существования.
Беллетристика в журнале «Дело» играла второстепенную роль по сравнению с
публицистическими статьями, как это было и в «Русском слове», не отличалась
оригинальностью мысли и художественными достоинствами. Таких писателей,
как Л. Толстой, Тургенев, Гончаров, редакция «Дела» не считала
прогрессивными. Многие авторы были тесно связаны с «Отечественными
записками» и поэтому не могли участвовать в «Деле», хотя журнал охотно
предоставлял свои страницы, например, Г. Успенскому. Приходилось
ориентироваться на менее известные литературные силы, выдвигать молодежь.
Ведущее место в беллетристическом отделе занимали А. К. Шеллер-Михайлов,
Н. Ф. Бажин, И. В. Федоров-Омулевский, позднее— К. М. Станюкович. Кроме
них, печатались Г. И. Успенский, Ф. М. Решетников и др. В 80-е годы
сотрудничал Д. Н. Мамин-Сибиряк, выступивший с романом «Приваловские
миллионы». Невысокий уровень беллетристики журнала во многом зависел
также от редактора отдела А. К. Шеллера-Михайлова, склонного к серьезной
недооценке художественной стороны литературных произведений. Характерной
особенностью беллетристики «Дела» было то, что в центре ее внимания стоял не
крестьянин, хотя изображение крепостничества и его пережитков имело место в
журнале, а разночинец-интеллигент: авторы журнала стремились создать тип
положительного героя своего времени. Пробелы в оригинальной прозе редакция
пыталась восполнить за счет переводов.
В 70-е годы в «Деле» печатались романы В. Гюго, Э. Золя и других
прогрессивных романистов Запада, стихи Петефи. В 80-е годы появляются
переводы произведений Ги де Мопассана, А. Доде, Э. Ожешко.
Критика и библиография в журнале «Дело» были боевым участком и подчас
служили единственным средством политической пропаганды и агитации. «Дело»
ведет непримиримую борьбу с реакционными писателями, с теорией «чистого
искусства», разоблачает так называемую антинигилистическую литературу,
пытавшуюся опорочить революционно-демократическое движение 60-х годов.
Защите гражданского, высокоидейного искусства в значительной степени были
посвящены в «Деле» фельетоны Минаева «С Невского берега» и «Невинные
заметки», литературно-критические статьи Ткачева и Шелгунова. Особенно
показательна для борьбы с «чистым искусством» статья Шелгунова «Двоедушие
эстетического консерватизма», направленная против воинствующего критика-
идеалиста Н. Соловьева. В этой статье автор приближается к пониманию того,
что эстетические теории носят классовый характер и выражают интересы
определенных общественных групп. Шелгунову, как и Минаеву, Благосветлову,
Ткачеву, было ясно, что теория Н. Соловьева хороша только для обеспеченной
верхушки русского общества. Критики «Дела» восставали против подобной
теории искусства, согласно которой одни поют гимны, а другие пекут певцам
калачи. Другой стороной вопроса явилась теоретическая разработка проблемы
положительного героя. Критики и публицисты журнала считали, что литература
не может ограничиваться простым копированием жизни, а должна «возбуждать
стремления к отдаленным идеалам» (Шелгунов).
“Дело” негативно относилось к творчеству Салтыкова-Щедрина. Шелгунов в
статье «Горький смех — не легкий смех», опубликованной в десятом номере
журнала за 1876 г., признавая меткость сатиры Салтыкова-Щедрина, тем не
менее утверждал, что писателю недостает ясной мысли и последовательного
миросозерцания, которые бы дали содержание его творчеству. Следует указать,
что после смерти Благосветлова, недоброжелательно относившегося к
Салтыкову-Щедрину, журнал отказался от несправедливых нападок на великого
сатирика.
Журнал «Дело» сохранял свое демократическое направление вплоть до 1884 г.,
чем он в большой доле обязан Благосветлову, а также его соратникам и
преемникам по редактированию — Шелгунову и Станюковичу. Под давлением
правительства и цензуры с 1884 г., после ареста Шелгунова и Станюковича,
«Дело» как орган демократии фактически перестает существовать: он теряет
общественное значение, издается случайными людьми, нерегулярно, и в 1888 г.
выход его окончательно прекращается.
22. Нелегальная революционная журналистика 70-х гг. XIX века за рубежом
(деятельность М. Бакунина, П. Лаврова, П. Ткачева).

Источник: Есин

За границей было уже много революционеров-эмигрантов из России. Но они все


равно имели разные взгляды.

Западов пишет, что Народничество никогда не было единым течением, в нем


существовали два крыла — революционное и либеральное, причем первое к
середине 70-х годов делилось на три главнейшие группы: бакунистов, или
анархистов, лавристов, или пропагандистов, и сторонников заговорщической
тактики Ткачева.

Их можно разделить на ТРИ группы:

- анархисты (бакунисты). Анархисты – «Народное дело», «Работник»,


«Община». Идеи Бакунистов: захватить власть, распустить госинституты, народ
сам построит правильную жизнь

Западов: Анархизм не следует смешивать с народничеством, но нельзя


забывать, что он имел большое влияние на народническое движение в России
именно в силу своего мелкобуржуазного характера. В. И. Ленин в работе
«Детская болезнь «левизны» в коммунизме» указывал, что анархизм в 70-е годы
в России развился «необыкновенно пышно» и это способствовало выяснению его
непригодности «как руководящей теории для революционного класса».

Бакунисты уже в 1868 г. за границей организовали журнал «Народное дело».


История этого журнала особенно интересна в связи с тем, что после выхода
первого номера в редакции наметились разногласия и лидеру анархизма М.А.
Бакунину, организовавшему журнал, пришлось его покинуть. Руководство
«Народным делом» перешло в руки группы русских эмигрантов во главе с Н.
Утиным, учеником и последователем Чернышевского. Группа Утина,
ознакомившись с программой и деятельностью I Интернационала, порвала с
Бакуниным и продолжила издание «Народного дела» как органа Русской секции
I Интернационала. Западов: На страницах «Народного дела» Бакунин подвергся
критике за «анархическую бестолковщину». Просуществовало издание до 1870
г. Бакунисты издавали еще два периодических органа за границей — журнал
«Община» и первую революционную газету для народа «Работник».

«Работник» выходил в Женеве в 1875 – 1876 гг. в количестве 15 номеров. В


подзаголовке была обозначена аудитория – «Газета для русских рабочих».
«Работник» был рассчитан на малоподготовленных читателей – рабочих,
выходцев из крестьянства. Соответственно язык газеты был стилизован под
народный, а в самой программе популярно излагались анархистско-бунтарские
идеи бакунистов.

«Община» была рассчитана на подготовленную интеллигенцию. В ней


сотрудничали В «Общине» сотрудничали С. М. С. М. Степняк-Кравчинский и
будущий соратник Г. В. Плеханова по группе «Освобождение труда» — П. Б.
Аксельрод.

- пропагандисты (лавристы) - журнал и газета «Вперед».

П. Лавров и его сторонники издавали в 1873—1875 гг. журнал и газету под


названием «Вперед!». В этих изданиях защищалась идея подготовительной
пропаганды социализма и революции в России силами народнической
интеллигенции. Заслуга изданий Лаврова в широкой информации русского
читателя о новых формах революционной борьбы в западноевропейских странах,
публикации запрещенных в России произведений. Особенно выделяются две
статьи Лаврова в газете «Вперед!», посвященные Парижской коммуне. Уделял
внимание издатель и развитию социалистического движения в славянских
странах.
Западов: Основными сотрудниками газеты «Вперед!» были Лавров, Смирнов и
Корецкий, а также русские революционеры: Лопатин, Морозов и, возможно,
Заславский, руководитель Южнороссийского союза русских рабочих. Многие
корреспонденции по соображениям конспирации печатались без указания
автора.

- сторонники заговорщической тактики (Ткачев) - «Набат» (аналогия с


«Колоколом» очевидна).

Группа Ткачева издавала журнал-газету «Набат». Публицистическая


деятельность Ткачева обратила на себя внимание Ф. Энгельса, который в работе
«Эмигрантская литература» подверг серьезной критике социолого-теоретические
и тактические представления этой группы русских народников.

Источник: Западов

ПРО БАКУНИСТОВ И ПОСЛЕДОВАТЕЛЕЙ

Редакция ставила своей целью оказать борцам против самодержавия


посильную помощь в выработке революционного мировоззрения и тактики,
опираясь на опыт европейского движения. Она отказывалась от всяких
претензий на руководящую роль в революционной работе в России, что было
свойственно Бакунину, и стремилась сделать журнал помощником и «органом
всей сплоченной партии освобождения» в России — органом, который поможет
выработать правильную революционную теорию.

Сотрудники «Народного дела», как социалисты-утописты, были убеждены,


что неизбежность социальной революции обусловлена ростом умственного
сознания народных масс. Главными силами революции в России они считали
народ (крестьянство) и передовую разночинную молодежь, вставшую на его
сторону. Идеалом такой революционной личности был для них Рахметов.

Уже в конце 60-х годов участники журнала проявляли большой интерес к


деятельности I Интернационала, созданного К. Марксом. В 1869 г. на страницах
«Народного дела» появляется ряд материалов, отражающих деятельность первой
международной организации пролетариата. Тогда же Утин, Трусов, Нетов и
другие принимают решение создать русскую секцию 1 Интернационала для
пропаганды в России революционных идей и развития солидарности между
трудящимися классами России и Европы во имя общего освобождения.
Создав такую секцию в 1870 г., редакция «Народного дела» обратилась к
Марксу с просьбой быть ее представителем в Генеральном Совете I
Интернационала, на что был получен скорый и положительный ответ.

В том же году журнал «Народное дело» был реорганизован в газету,


имевшую целью не только разрабатывать вопросы теории, но и освещать
«текущую международную жизнь пролетариата», борьбу революционеров в
России. Именно с этого времени «Народное дело» становится официальным
органом русской секции I Интернационала. Первый номер газеты, вышедший в
апреле, целиком был посвящен основанию секции и переписке с Марксом по
этому поводу.

В 1870 г. «Народное дело» представляло собой многополосную газету,


печатавшуюся убористым шрифтом. Все номера ее (кроме первого) содержат по
одной статье теоретического характера, а также статьи и заметки, посвященные
различным вопросам текущей политической жизни, главным образом борьбе
трудящихся европейских стран за свое освобождение. Газета «Народное дело»
открыто выступает против Бакунина, продолжавшего свою раскольническую
деятельность в международном рабочем движении.

Уделив много внимания I Интернационалу, «Народное дело», однако, не


стало от этого марксистским изданием. Мелкобуржуазный характер социализма
руководителей журнала сказывался в выдвижении на первый план как для
России, так и для Европы аграрного вопроса, в нечетком понимании термина
«пролетариат», в непонимании учения К. Маркса о классах и классовой борьбе, в
защите общины.

Газета «Народное дело» просуществовала недолго. Увлеченные работой в


женевских секциях I Интернационала, руководители издания не могли отдавать
много времени литературной деятельности. К тому же им не удалось наладить
необходимых связей с Россией. Все это привело к тому, что в сентябре 1870 г. на
седьмом номере издание «Народного дела» прекратилось.

Бакунисты, потерпев неудачу с первым своим печатным органом, пытались


в 1869 г. издавать совместно с Нечаевым журнал «Народная расправа». Им
удалось выпустить только два номера.

Лишь в 1875 г. в Женеве бакунисты сумели наладить издание газеты под


названием «Работник». Это была первая русская популярная революционная
газета для читателей из народа. Революционные народники начали в середине
70-х годов вовлекать в свое движение рабочих, стали искать среди них
союзников, пробовали готовить из числа городских рабочих пропагандистов
крестьянской революции.

Газета «Работник», составившая комплект в 15 номеров, печаталась в


Женеве группой народников-эмигрантов (Н. Жуковский, Э. Ралли, Н. Морозов,
А. Эльсниц), причислявших себя к анархистам-федералистам. Возникла она по
инициативе группы революционеров, занимавшихся пропагандой среди
фабричных рабочих Москвы, а рассчитана была как на рабочих, так и на
крестьян, т. е. вообще на людей физического труда. Редакция не делала различия
между рабочими и крестьянами.

В статье «Почему мы печатаем газету», которой открывался первый номер,


редакция писала: «Мы хотим по мере сил и возможностей познакомить русский
рабочий люд с житьем-бытьем и делами рабочих других земель; мы хотим
познакомить их с тем, что думают другие работники о своем горьком положении
и каким средством хотят выйти из него».

Выполняя это обязательство, газета публиковала информацию о


деятельности I Интернационала, пропагандировала чувства международной
солидарности трудящихся, скрывая при этом серьезные разногласия между
Бакуниным и К. Марксом.

Отдельные экземпляры газеты доходили до рабочих в России,


использовались в революционно-пропагандистской работе на Юге, но серьезного
влияния на рабочее движение этот печатный орган не имел.

Связи с Россией и этой газете наладить не удалось.

Кроме газеты, бакунисты — Бакунин умер в 1876 г. — издавали журнал


«Община» (1878—1879), рассчитанный на революционную интеллигенцию. В
девяти вышедших номерах журнала печатались теоретические статьи. Взгляды
народников-анархистов, враждебные марксизму, нашли в них широкое
отражение.

Журнал «Община» был связан с организацией народников в России, и


освещение фактов их деятельности, публикация отчетов о политических
процессах имели революционизирующее значение для читателей. Сотрудничали
в журнале С. М. Степняк-Кравчинский и будущий соратник Г. В. Плеханова по
группе «Освобождение труда» — П. Б. Аксельрод.

ПРО ЛАВРИСТОВ

П. Лавров и его сторонники выпускали с 1873 по 1877 г. в Цюрихе, а затем


в Лондоне журнал «Вперед!». Вышло пять томов этого издания. Журнал
собирался объединить все оттенки русской революционной мысли и должен был
помочь русским революционерам организоваться и выработать правильную
революционную теорию и тактику.

В первом номере Лавров выступил со статьей «Вперед. Наша программа».


Основная задача социалистов, провозгласил он, состоит в их сближении с
народом для подготовки революционного переворота, который приведет к
социализму. Ячейкой будущего общества станет русская община. Общинная
собственность поглотит частную, и в этом смысле путь России к социализму
будет иным, чем в западноевропейских странах. Лавров требовал серьезной
личной подготовки пропагандистов, идущих работать с народом.

Сходясь с бакунистами в отрицании государственности, Лавров разошелся


с ними во взглядах на организацию восстания. Революция должна иметь
подготовленных руководителей.

Критикует он, не называя по имени, и Ткачева за установку на захват


государственной власти небольшой группой революционеров-заговорщиков. К.
Маркс и Ф. Энгельс хорошо знали Лаврова, виднейшего теоретика
революционного народничества, и поддерживали с ним дружеские отношения.
После выхода второго тома журнала «Вперед!», где Лавров выступил с защитой
Бакунина и его раскольнической деятельности в I Интернационале, Маркс и
Энгельс выразили сильное недовольство позицией русского народника.

Журнал «Вперед!» широко освещал революционную борьбу


западноевропейских рабочих. В постоянном отделе «Летопись рабочего
движения» излагалась история деятельности I Интернационала в 1872—1874 гг.
Вели этот отдел Лавров, Смирнов и Подолинский. Кроме того, были постоянные
отделы: «Что делается на Родине?» — его материалы с интересом, по
собственному признанию, просматривал Ф. Энгельс — и «Хаос буржуазной
цивилизации», где описывались порядки в капиталистических странах.
Непосредственное участие в журнале, кроме Лаврова и Смирнова, принимал
Кулябко-Корецкий. В качестве корреспондентов выступали в разное время
Ткачев, Лопатин и ряд анонимных авторов из России.

Огромное значение имело помещение в журнале отчетов о политических


процессах в России, документов по внутренней политике русского
правительства. Лавров впервые опубликовал знаменитую речь Петра Алексеева
на «процессе пятидесяти» московских пропагандистов, статью Чернышевского
«Письма без адреса» и другие запрещенные в России материалы.

Наряду с журналом Лавров издавал с 1875 г. газету «Вперед!». Выходила


эта газета один раз в две недели, очень аккуратно, на протяжении двух лет.

Основными сотрудниками газеты «Вперед!» были Лавров, Смирнов и


Корецкий, а также русские революционеры: Лопатин, Морозов и, возможно,
Заславский, руководитель Южнороссийского союза русских рабочих. Многие
корреспонденции по соображениям конспирации печатались без указания
автора. В передовой статье — «Новый 1875 год», — которой открывался первый
номер этой газеты, Лавров выступил как пламенный революционер, враг
самодержавия. Статья написана страстно, в духе решительного протеста против
эксплуататорского общества. Она нацеливала читателей на самоотверженную
борьбу против самодержавия за народные интересы.

В своей газете, как и в журнале, Лавров освещал международное рабочее


движение, деятельность немецкой социал-демократии, печатал большое
количество статей и корреспонденции о рабочем движении в России — от
Одессы до Петербурга и от Иркутска до Белостока, о революционных
выступлениях крестьян. В марте 1875 г. была напечатана статья, посвященная
памяти Парижской коммуны. Газета «Вперед!» опубликовала несколько
революционных стихотворений: «Новая песня» Лаврова, «Последнее прости!»
Мачтета, «Свидание» Огарева, фельетон «Шила в мешке не утаишь» Г.
Успенского и др.

ПРО ГРУППУ ТКАЧЁВА

В 1873 г. за границу эмигрировал активный революционер-народник,


незаурядный публицист и литературный критик Петр Ткачев. Первоначально он
предполагал сотрудничать в журнале «Вперед!», но это оказалось невозможным
из-за разногласий с Лавровым. В 1874 г. Ткачев выступил с брошюрой «Задачи
революционной пропаганды в России». В ней он критиковал Лаврова за якобы
присущий ему оппортунизм, за отказ от решительных действий и намерения
вести длительную и систематическую подготовку революции. Ткачев не видел в
этом необходимости. Он считал, что народ уже созрел для своей роли в
революции, ибо русское крестьянство «по инстинкту» настроено
социалистически. Русская революционная интеллигенция тем более готова к
тому, чтобы стать во главе переворота. Основное, считал Ткачев, надо
действовать, и притом немедленно. Хорошо организованная группа
революционеров может захватить государственную власть и, пользуясь ею,
осуществить социалистические преобразования общества. Народ примет самое
горячее участие в революции, как только увидит, что есть сила, способная
выступить против самодержавия; сам же он слишком забит, чтобы подняться на
борьбу с правительством. Царское самодержавие непрочно, у него нет никакой
социальной опоры, русское государство «висит в воздухе», утверждал Ткачев,
обнаруживая полное непонимание классовой природы государства.

В спор между двумя русскими революционерами-эмигрантами вмешался


Ф. Энгельс. Сурово критикуя Лаврова за эклектизм и примиренчество, главный
удар нанес он Ткачеву. В статьях «Эмигрантская литература» (1874) и «О
социальном вопросе в России» (1875) Энгельс научно разобрал воззрения
Ткачева и высмеял его как беспочвенного фантазера, «зеленого» гимназиста,
которому «нужно учиться еще азбуке социализма». Он подверг критике взгляды
Ткачева и на сельскую общину как ячейку социализма, и на мужика как на
«коммуниста по инстинкту», осудил его легкомысленное отношение к проблеме
революции. Энгельс доказал, что русское государство представляет собой орган
классового господства помещиков и капиталистов, а также «бесчисленной армии
чиновников».

Но даже столь глубокая критика не образумила Ткачева, полагавшего, что


Энгельс не знает русской действительности.

Для пропаганды среди революционеров-эмигрантов своих взглядов он


предпринял в конце 1875 г. издание журнала «Набат», который выходил сначала
в Женеве, затем в Лондоне нерегулярно. Менялась форма издания, ряд номеров
верстался в виде газеты.

«Набат», руководимый Ткачевым, требовал немедленного свержения


самодержавия. «Государственный заговор» был провозглашен наиболее
целесообразным средством низвержения царского самодержавия.
Революционная проповедь Ткачева была обращена исключительно к
интеллигенции. Информация из России ограничивалась фактами политической
борьбы народников, студенчества. В журнале были отделы: «Иностранное
обозрение», «Внутреннее обозрение», «Правда ли?».

Зарубежная революционно-народническая печать сыграла значительную


роль в развертывании революционной работы в России.

Она помогла организовать революционный натиск на самодержавие.


Однако заграничная периодика далеко не удовлетворяла всех потребностей
русского освободительного движения, и во второй половине 70-х годов встал
вопрос о выпуске нелегальных изданий на родине.

С весны 1874 г. в России началось хождение революционеров «в народ».


Скоро выяснилось, что крестьяне вовсе не такие прирожденные социалисты, как
думалось, и что в их массе преобладают мелкособственнические интересы.
Плохая конспирация повлекла за собой аресты агитаторов. Под влиянием неудач
народники меняют тактику: одни поселяются в деревнях, чтобы исподволь
поднимать революционные настроения крестьян, другие избирают средством
индивидуальный террор.

В конце 1876 г. из участников разрозненных народнических групп


организуется тайное общество, которое несколько позднее получит название
«Земля и воля». С приходом в 1878 г. к руководству обществом Александра
Михайлова происходит его заметное укрепление, вводится надежная система
конспирации. Об ее уровне говорит хотя бы то, что, несмотря на активную
деятельность «Земли и воли», полиция в течение трех лет не могла открыть
тайную типографию общества. Более того, у «Земли и воли» даже в Третьем
отделении был свой человек — Н. В. Клеточников, о котором знал только один
Михайлов, и сообщаемые им сведения позволяли избегать провалов.

В марте 1878 г. вышел первый номер нелегальной газеты общества


«Начало» с подзаголовком: «орган русских революционеров». В дальнейшем
газета именовала себя «органом русских социалистов». Последний, четвертый,
номер появился в мае. Критика существующего строя была объявлена основной
задачей нового издания. Редакция надеялась, что такая широкая платформа
объединит всех русских революционеров.

В газете сильно чувствуется влияние бакунистов-анархистов, заметно


типичное для них представление об анархичности русского народа, звучит
требование ввести федерацию вольных общин после победы народной
революции.

Революционная деятельность газеты выражалась в агитации, имевшей


целью поднять народ на восстание. Члены редакции поддерживали связь с
немецкими социал-демократами, в частности с В. Либкнехтом, и, больше того,
просили в одном из писем Маркса и Энгельса присылать свои статьи.

В программе газеты встречаются и социал-демократические требования:


передача земли и орудий производства народу, равенство, свобода слова, сходок
и собраний. Они, однако, не помешали редакции в № 4 заявить, что борьба за
политические свободы и социализм — вещи несовместимые. Отрицание роли
политической борьбы в буржуазно-помещичьем государстве составляет общий
недостаток народничества этого времени.

Постоянных отделов в газете «Начало» не было, кроме одного — «Хроника


социалистического движения на Западе». Без особых рубрик помещались
материалы о нуждах трудящихся, в особенности крестьянства, заметки о жизни
политических ссыльных, об арестах и обысках. В первом номере напечатано
подробное сообщение о стачке на Новой бумагопрядильной фабрике в
Петербурге, охватившей около двух тысяч рабочих. Эта информация,
опубликованная без подписи, принадлежала Г. В. Плеханову, который в это
время активно участвовал в рабочем движении столицы.

Газета «Начало» критикует внутреннюю политику правительства, осуждает


насилия царской администрации, создавая у читателей уверенность в том, что
очень скоро «самодержавие так или иначе должно рухнуть». Под заголовком
«Правительственная подпольная печать» публиковались секретные циркуляры,
направленные против участников освободительного движения.

Преемницей газеты «Начало» следует считать нелегальную газету «Земля и


воля», «социально-революционное обозрение». Пять номеров этого издания
выходили в России с октября 1878 по апрель 1879 г. Инициатором газеты был С.
М. Степняк-Кравчинский, с большим риском для себя вернувшийся из
эмиграции на родину. Он предложил название газеты, а позже вся организация
стала именоваться «Земля и воля».

Газета ставила своей целью с помощью организации революционеров


способствовать подготовке крестьянского восстания против царя и помещиков.
Редактировали ее Степняк-Кравчинский, Д. А. Клеменц, Плеханов и некоторые
другие народники. На первое место в «Земле и воле» выдвигался аграрный
вопрос.

Добиваясь земли и воли для народа, газета утверждала, что Россия придет к
социализму, минуя капитализм. Ее пути противоположны путям Европы. Эту
ошибочную мысль в газете, кроме прочих доводов, подкрепляли иногда
ссылками на учение Карла Маркса, показывая его полное непонимание.

Кроме передовых статей, отражавших основные положения народничества,


в газете велись постоянные рубрики: «Корреспонденции», «Фельетон», «Наши
домашние дела», «Хроника арестов», «Известия», в которых была широко
представлена летопись революционных событий и царских репрессий,
содержалась критика действий правительства, русского либерального общества и
печати. В 1879 г. вышло шесть номеров еще одного издания — «Листка «Земли и
воли» под редакцией Н. А. Морозова. Статьи и заметки были посвящены тактике
индивидуального террора: сторонники ее стремились обосновать свои взгляды, с
которыми не была согласна часть членов организации.

В «Земле и воле» печатались статьи молодого Плеханова, в ту пору


принадлежавшего к народникам.

Первым значительным выступлением Плеханова в прессе была статья «Об


чем спор?», опубликованная в 1878 г. в газете «Неделя» и посвященная защите
русской общины как ячейки будущего социалистического устройства России.
Статья была направлена против Г. И. Успенского, чьи правдивые очерки
разрушали народнические представления о русской общине. Вслед за тем в
«Земле и воле» появляются корреспонденции Плеханова: «Каменская станица»,
«С новой бумагопрядильни», «С бумагопрядильной фабрики Кеннига» и
«Волнение среди фабричного населения», а также две теоретические статьи под
общим названием «Закон экономического развития общества и задачи
социализма в России», опубликованные в качестве передовых. Современники
дали им высокую оценку и ставили рядом с лучшими работами Чернышевского.

Чрезвычайно характерным для Плеханова является то, что при общей


ориентации народников на крестьянство как основную революционную силу он
в своей публицистике постоянно касался рабочего вопроса. Пролетариат
напоминал о себе в 70-е годы XIX в. рядом организованных выступлений на
предприятиях страны и особенно в Петербурге. Многие народники, в том числе
и Плеханов, были вынуждены признать, что городской рабочий гораздо
восприимчивее к революционной пропаганде и агитации, чем крестьянин.

Летом 1879 г. по причинам различного подхода к политической борьбе и


индивидуальному террору землевольческая организация разделилась на две —
«Черный передел» и «Народная воля».

Разочаровавшись в революционности крестьянства и не понимая роли


рабочего класса, народовольцы положились в революционной борьбе только на
силы своей партии. В 1879 г. они создали газету «Народная воля». Передовая
второго номера начиналась словами: «Ниспровержение существующих ныне
государственных форм и подчинение государственной власти народу есть
главнейшая задача социально-революционной партии». Газета признает
необходимость политической борьбы с правительством и переворота как первого
условия осуществления социалистических идеалов. Она подробно аргументирует
эту точку зрения, говорит о том, что ошибкой народников было отрицание
борьбы за политические свободы. Надо вести борьбу с правительством и
свергнуть царизм, пока не окрепла русская буржуазия. Партия заявила, что
наряду с пропагандой и агитацией она будет вести террористическую
деятельность.

Газета «Народная воля» имела подзаголовок — «социально-революционное


обозрение». Редакторами ее первоначально были Л. Тихомиров, Н. Морозов.
Издавалась газета нерегулярно, печаталась в тайных типографиях, одна из
которых была организована Н. Кибальчичем, и выходила до 1885 г.

В газете публиковались передовые теоретические статьи, существовали


постоянные рубрики: «Хроника преследований», «Корреспонденции». В первом
и пятом номерах были помещены подборки под названием «Из деревни».
Систематически печатались отчеты о политических процессах, речи
революционеров-народников на суде, некрологи, биографии казненных
народовольцев и других революционеров, раскрывались имена провокаторов и
шпионов. Художественные произведения («Отрывок из драмы», № 1 или «Песнь
гражданки», № 3) призывали к стойкости в борьбе с царизмом.

Вторая революционная ситуация побудила некоторых легальных


народников, в частности Михайловского, выступить на страницах «Народной
воли» с призывом бороться против самодержавного двуглавого орла
(«Политические письма социалиста». Письмо первое и второе. Октябрь —
ноябрь 1879 г.).

Народовольцы возлагали большие надежды на убийство царя, полагая, что


оно послужит сигналом к революционному выступлению масс. Однако
террористический акт над Александром II, совершенный 1 марта 1881 г., лишь
ускорил разгром самой организации «Народная воля» и явился началом
глубокого кризиса революционного народничества.

Газета «Народная воля» выступила за соглашение с новым царем, если он


не будет преследовать народников за легальную деятельность (1884, № 10).
Наиболее талантливые и преданные революционному делу люди — Перовская,
Желябов и другие — погибли в неравной борьбе с самодержавием. После 1
марта газета «Народная воля» теряет свое значение и прекращается на 12-м
номере в 1885 г.

Народовольцы издавали «Рабочую газету». Если «Работник» бакунистов


был первой заграничной газетой для народа, то «Рабочая газета» явилась первой
попыткой народников наладить популярное издание в России. Редактировал ее
А. Желябов. С декабря 1880 по декабрь 1881 г. вышло три номера газеты и два
приложения к ней.

В газете печатались статьи, рассказы, стихи. Раздел под названием


«Рабочее житье-бытье» составлялся по материалам петербургских рабочих
сотрудником газеты студентом Коковским. В газете проводилась мысль о том,
что земля и фабрики должны принадлежать народу, а царская власть подлежит
уничтожению. Достичь этого предполагалось тактикой индивидуального
террора.

Народники неправильно представляли себе культурный уровень рабочих и


неловко подделывались под их речь.

«Рабочая газета» не смогла получить широкого распространения, так как


руководители ее не понимали самостоятельного значения пролетарского
движения, постоянно отвлекались от издательской работы террористической
деятельностью. В 1881 г. в связи с арестом Желябова и разгромом «Народной
воли» издание было прервано.
Группа народников, оставшаяся на старых позициях борьбы за землю и
волю для крестьян путем пропаганды восстания, отрицавшая политическую
борьбу и террор, издавала в 1880—1881 гг. свою газету под названием «Черный
передел». В ней выдвигались требования передела всех земель и конфискации
помещичьих владений в пользу крестьян, что было немыслимо без уничтожения
самодержавия. В «Черном переделе» сильно сказывалось влияние анархизма, и
К. Маркс неодобрительно отзывался об этой организации и ее печатном органе.

В редакцию газеты входили Плеханов, Засулич, Аксельрод и др. Два


номера были отпечатаны за границей, третий, четвертый и пятый — последний
— в России. Плеханов опубликовал в газете несколько статей, в которых
пытался защитить народнические взгляды.

Впоследствии часть членов партии «Черный передел» вошла в группу


«Освобождение труда», первую русскую революционную марксистскую
организацию, возглавленную Плехановым.

Группа чернопередельцев-москвичей (Буланов и др.) издавала в начале 80-х


годов газету под названием «Зерно» с подзаголовком «Рабочий листок». Вышло
шесть номеров газеты, каждый содержал передовую статью и агитационный
рассказ: «За кого царь», «Мужицкая беседа» и др. Иногда печатался обзор
«Русская жизнь».

Газета была рассчитана на малоподготовленного читателя,


преимущественно из рабочих. Она имела некоторое распространение в
Петербурге, а отдельные экземпляры доходили до Урала.

В «Зерне» разъяснялось политическое и экономическое положение


трудящихся — русских и иностранных. Издатели старались развенчать веру в
царя, нацелить своих читателей на борьбу с самодержавием, на организацию
всенародного восстания. Газета призывала рабочих действовать заодно с
крестьянами, поддерживать их выступления, печатала деловые советы о том, как
вести стачечную борьбу с предпринимателями, как обезвредить штрейкбрехеров.
Была даже предпринята попытка, — впрочем, мало успешная, — объяснить
теорию прибавочной стоимости и теорию денег К. Маркса («Хозяйственная
прибыль и барщина», № 1).

Авторы статей в газете «Зерно» звали рабочих добиваться сокращения


рабочего дня, повышения заработной платы, толкали к расправе над
нелюбимыми мастерами и отдельными предпринимателями, но ни словом не
обмолвились о политической борьбе, о политических задачах русских рабочих. В
этом смысле газета народников не идет ни в какое сравнение, например, с
газетой Северного союза русских рабочих «Рабочая заря».

«Зерно», как и «Рабочая газета» народовольцев, ориентировалась главным


образом на тех рабочих, которые еще не порвали связи со своим крестьянским
происхождением и в душе оставались мелкими собственниками, пришедшими
лишь на время, как они полагали, в город на фабрики и заводы. Действительно,
такая прослойка среди рабочих была очень велика в 70—80-е годы. Статьи,
помещенные в «Зерне», отличались нарочитой стилизацией речи, отчего газета
много теряла в глазах кадровых рабочих.

Народники не смогли создать подлинно рабочей печати, отражающей идеи


этого общественного класса, идеи научного социализма. Но при всех серьезных
недостатках газеты народников, издававшиеся для рабочих, сыграли известную
положительную роль в России, показали силу печатного слова при подготовке
штурма самодержавия. Передовые рабочие воспользовались этим уроком и уже в
80-е годы, идейно отмежевавшись от народников, совершили первые попытки
создать свою прессу, независимую от народнических организаций («Рабочая
заря», «Рабочий»).

23. Революционно-народническая печать в России 70-х гг. XIX.

Источник: Есин

Возобновило свою деятельность общество «Земля и воля», сущ. до 1879 г.


Революционеры ходили в народ.

Первая революционная газета, выходившая нелегально на территории России -


«Начало», вышло 4 номера, март 1878 г.

Преемница – газета «Земля и воля». Инициатор – Сергей Степняк-Кравчинский.


Выходила в 1878-1879 гг. Было свое приложение «Листок «Земли и Воли».
Редактор – Николай Морозов. Заметки в основном были посвящены тактике
индивидуального террора. Газета собрала лучшие силы революционного
народничества. Здесь сотрудничали С.М. Кравчинский, Н.А. Морозов, молодой
Г.В. Плеханов. Плеханов начинал свою революционную деятельность в рядах
народничества, но позднее в 80-е годы перешел на позиции марксизма и, создав
группу «Освобождение труда», стал первым пропагандистом революционного
учения Маркса в России. Газета «Земля и воля» просуществовала недолго.
Разногласия в рядах народников по проблемам политической борьбы и тактики
индивидуального террора привели к расколу «Земли и воли».

Раскол, в 1879 году организация распалась на: «Народную волю», которая была
приверженцем индивидуальной террористической деятельности, их газета
«Народная воля», вышло 12 номеров, также они издавали «Рабочую газету»
(1880-1883), вышло всего три номера. Она отличалась тем, что ее основное
содержание отражало жизнь и деятельность революционеров-террористов.
Факты революционной борьбы подавались с налетом сенсационности. Газета
издавалась с 1880 по 1885 г. Всего вышло 12 номеров и несколько «Листков
«"Народной воли"». Члены этой организации (А.И. Желябов) издали три номера
«Рабочей газеты» с целью привлечения на свою сторону людей из народа.

Вторая часть – «Черный передел», в нее входили Плеханов. Засулич, Аксельрод.


Основное требование – передел земель и конфискация их в пользу крестьян.
Газета «Зерно».

Покушение на Александра II позволило правительству расправиться с самим


революционно-народническим движением и перейти снова к политике реакции,
удушению всей демократической печати в России.
24. Публицистика В. Г. Короленко.

Эпоха. В 1881 году на престол взошёл Александр III. После убийства своего
отца он сразу же приступил к ужесточению власти. Издал указ “О незыблемости
самодержавия”, дал дополнительные права губернаторам, которые теперь могли
арестовать кого угодно, ссылать на 5 лет без суда. Расширил права военного
суда. Земская реформа привела к тому, что появилась бесконечная система
чиновников. Получить образование стало сложнее - “закон о кухаркиных детях”.
Но вместе с тем запретил ночной детский и женский труд. Запретил работать
детям до 12 лет, а с 12 до 15 - не больше 8 часов. При его правлении Россия не
вела ни одной войны, за что был прозван Миротворцем. Умер в 1894 своей
смертью от почечной недостаточности.

Источник: Есин

Основная журналистская деятельность - в журнале “Русское богатство”


«Русское богатство». Возник в 1876 г. и просуществовал до 1918 г. Сначала его
издавал Савич как журнал либеральный, антинароднический, нацеленный на
крушение общины и усиление промышленности. Потом в 80-е его приглушили,
но в 90-е он возродился благодаря Михайловскому. Михайловский дал карт-
бланш Короленко, который становится соиздателем и редактором

В «Русском богатстве» Короленко выступил впервые в 1886 г. с рассказом «Лес


шумит». Активное сотрудничество Короленко в журнале началось с 1892—1894
гг. Короленко - представитель русского критического реализма, продолжатель
традиций русской демократической литературы. Короленко был
непревзойденным мастером художественного очерка. Яркая публицистическая
форма, предельная правдивость, смелость постановки общественно-значимых
проблем, гуманизм характеризуют все его выступления в печати. Большинство
произведений написано им по личным впечатлениям, хорошо документировано.
Публицист ставит вопрос о тяжелом положении крестьян, малоземелье,
кулачестве в деревне, о беззакониях по отношению к простому народу («В
голодный год»), протестует против национальной политики русского
правительства, направленной на разжигание розни между народами и
народностями России («Мултанское жертвоприношение»).

В статье «Знаменитости конца века» Короленко осудил французское правосудие


по поводу расправы над А. Дрейфусом. Посетив в 1893 г. Америку, Короленко
печатает в журнале повесть «Без языка» и очерк «Фабрика смерти» (о чикагской
скотобойне) в «Самарской газете», где подвергает критике отдельные стороны
американской демократии и некоторые нравственные нормы, рассказывает о
трудной доле русских и украинских крестьян-эмигрантов.

Публицистика

«Павловские очерки» - внимание на расслоение в крестьянской среде, в


деревне. Народные промыслы уже стали не искусством, а промышленностью. Их
делают и продают в таких масштабах, чтобы прокормиться.

В “Павловских очерках” Короленко рассказал о варварском «прижиме»


кустарей, подвергающихся жестокой эксплуатации капиталистов-скупщиков. В
1889—90 он четырежды посетил село Павлово Нижегородской губернии и
убедился в обреченности кустарных промыслов, задавленных нищетой.
«Павловские очерки» разбивали иллюзорные надежды народников на
сохранение «кустарного строя», «самобытности» которого они пророчили
будущее.

В 1891—92 Короленко принял активное участие в кампании помощи


голодающим в Нижегородской губернии. В 1892 вышли очерки «В голодный
год».

«В голодный год» - ездит по Нижегородской области, люди голодают, родители


убивают детей, дети кусают родителей. Короленко открывает столовые. Как
очевидец, он показал, что крепостническая правительственная политика привела
к ужасающей нищете земледельческого населения, его бесправию и темноте.
Очерки с трудом прошли через цензуру.

«В холерный год» - Вслед за одним бедствием пришло другое - эпидемия


холеры охватила в 1892 г. южные районы Поволжья. И снова Короленко в гуще
событий. Летом 1892 г. он выехал в Саратов и свои впечатления изложил в
очерке «В холерный год», не пропущенном цензурой. Писатель бесстрашно
обличал царских администраторов, оказавшихся неспособными организовать
борьбу против эпидемии, резко осудил алчность православного духовенства.

1895-96: «Мултанское жертвоприношение» - полицейские сами обезглавили


труп Матюнина, чтобы обвинить в этом мултанцев и разжечь национальную
вражду. В очерках прослеживается правозаступническая линия публицистики
написанных в защиту группы вотяков, облыжно обвиненных в принесении
языческим богам человеческих жертв. Владимир Галактионович сам выступил
на процессе защитником, и невиновные были оправданы. Оправдательный
приговор, по существу, реабилитировал целую народность. Его очерки явились
первыми произведениями такого рода в мировой публицистике, их автор
сравнивался современниками с такими борцами против неправосудия, как
Вольтер и Золя.

12 января 1906 в газете «Полтавщина» появляется «Открытое письмо статскому


советнику Филонову», в котором писатель обвинил того в истязаниях крестьян
села Сорочинцы и потребовал привлечь к суду за преступления или судить
автора статьи за клевету. Через несколько дней Филонов был убит террористом.
На писателя посыпались угрозы отомстить за «подстрекательство». Следствие
раскрыло картину преступлений Филонова, и писатель был оправдан.
25. Журналистская деятельность А. П. Чехова. Журнально-публицистическая
деятельность М. Горького.
Источник: Есин
В 80-е годы началась литературная и журналистская деятельность А.П. Чехова.
Первоначально Чехов сотрудничал в юмористических еженедельниках Москвы
(«Стрекоза», «Будильник», “Зритель”, “Свет и тени” и др.), но вскоре был
приглашен в юмористический петербургский журнал «Осколки». Наряду с
художественными произведениями писатель вел в «Осколках» фельетонное
обозрение «Осколки московской жизни» за подписями “Рувер” и “Улисс”, где
затрагивал многие злободневные вопросы, в том числе и положение московской
печати, вступившей в полосу предпринимательства. В “Осколках” нашли
отражение многие недостатки общественного быта Москвы и содержалась
юмористическая хроника городских новостей. Сравнительно много места в
«Осколках московской жизни» отведено характеристике газетно-журнальной
жизни Москвы; это новая тема, внесенная Чеховым в фельетонное обозрение. Ее
трактовка свидетельствует о демократической ориентации автора в
общественных вопросах. Чехов зло высмеивает газетоманию, издевается над
дельцами и авантюристами, выступающими в роли редакторов.
В рассказах Чехова 80-х годов ярко (часто по-щедрински) запечатлен убогий тип
журналиста-поденщика, приспособленца, утратившего благородные черты
работника печати предшествующих десятилетий («Два газетчика»,
«Корреспондент», «Сон репортера» и др.)
С 1886 г. Чехов становится сотрудником газеты «Новое время». Здесь кроме
рассказов им напечатаны такие материалы, как статья о русском
путешественнике Н.М. Пржевальском, путевые зарисовки «Из Сибири», и
некоторые другие. Писатель организовал в газете «литературные субботники» и
много способствовал внедрению в практику русской журналистики жанра
небольшого рассказа-новеллы.
Во второй половине 80-х годов Чехова приглашают сотрудничать многие
столичные издания: журналы «Русская мысль», «Всемирная иллюстрация» и др.
Отклонив ряд предложений, Чехов в 1888 г. начинает работать в «Северном
вестнике» и печатает на его страницах рассказы «Степь», «Скучная история».
В 1892 г. Чехов по приглашению Короленко входит в редакцию журнала
«Русская мысль». В «Русской мысли» он заведовал отделом беллетристики и
впервые опубликовал здесь очерки «Остров Сахалин». Эти очерки, вышедшие
вскоре в виде отдельной книги, вошли в золотой фонд русской публицистики.
Книга сочетает в себе глубину и точность научного исследования с ненавязчивой
публицистичностью. Пренебрежение правительства к богатой окраине России,
превращенной в каторжную тюрьму, острову Сахалину, Чехову непонятно. Не
мог смириться писатель и с тем, что жизнь каторжников и населения Сахалина
определяется не законом, а произволом администрации. Жизнь на острове
напоминает ему крепостничество. Он не мог пройти мимо тяжелого положения
женщин, детей, местного туземного населения на Сахалине; осуждает
недостатки исправительной системы на каторге, экономическую отсталость края,
отсутствие налаженной медицинской помощи.
Писатель столкнулся с диким произволом и хамством царских чиновников,
кулаков и жандармов, с запущенностью сибирского тракта – единственной
магистрали, связывающей огромную территорию Сибири с Центральной
Россией, убедился в экономической отсталости богатейшего края. В своих
очерках писатель рассказывает о тяжелых условиях жизни и труда каторжных и
вольнонаемных, о тупости чиновников, об их наглости и произволе.
Администрация не знала даже, какое количество людей обитает на острове, и
Чехов проделал огромную работу, в одиночку проведя перепись населения
Сахалина!
И вместе с тем Чехов в очерках «Из Сибири» и книге «Остров Сахалин» показал
высокие моральные качества русского народа, особенно сибиряков-
первопроходцев, предсказал большое будущее сибирскому краю.

Источник: Есин

Весной 1894 г. Горький по рекомендации Короленко он переезжает из Нижнего


Новгорода в Самару и становится сотрудником «Самарской газеты». Он
выступает как обозреватель провинциальной прессы, ведет городской фельетон
«Между прочим», печатает отдельные статьи, рассказы и художественные
произведения («Старуха Изергиль», «Песнь о Соколе»). Горький остро
критикует недостатки самарской жизни: приниженное положение женщин,
отсутствие высоких идеалов у местной интеллигенции, эксплуатацию детского
труда, грязь в городе, некультурность городского обывателя, при этом постоянно
выступая защитником беднейших слоев населения. Печать он рассматривает как
«арену борьбы за правду и добро». Так называлась и одна из его статей. Однако в
самой статье отмечал, что в его время публицисты не выполняют своих
обязанностей – служить правде и обществу, а работают на собственное благо и
благо издателя, часто не понимают правды жизни или боятся ее рассказать. А
вообще газета должна быть «благородным колоколом, вещающим только
правду!»
В 1896 г. журналист возвращается в Нижний Новгород в качестве
корреспондента газеты «Одесские новости» на открывшейся в городе
Всероссийской выставке промышленности и художеств. Одновременно пишет
статьи и очерки для газеты «Нижегородский листок». М. Горький оказался
одним из немногих русских журналистов, кто скептически отнесся к замыслу и
экспозиции выставки. Выставка 1896 г. должна была по замыслу правительства
показать особые успехи, достижения русского капитализма за последние годы.
Но Горький увидел за размахом, экспонатами выставки многие недостатки,
несовершенства русской жизни конца XIX в. Машины, представленные в
павильонах, не облегчают труд рабочих: не машина служит человеку, а человек
служит машине. На выставке не были замаскированы факты эксплуатации
рабочих, бросались в глаза засилье в промышленности иностранных
предпринимателей-капиталистов, ложный патриотизм устроителей, которые
хотели некоторые образцы кустарных производств выставить в качестве
национальных достижений (велосипед, пианино, сделанные вручную кустарями-
одиночками). Не принесла журналисту полного удовлетворения и культурная
программа выставки. Горький высоко оценил выступления Малого театра,
чешского дирижера Главача, русской сказительницы Ирины Федосовой,
некоторые картины художников-реалистов (Маковского, Репина), но весьма
критически отнесся к представителям «нового искусства» — импрессионистам, в
частности к картинам Врубеля, выставленным в особом павильоне. Негативно
оценивал в эти годы писатель и русских поэтов-декадентов: Мережковского,
Гиппиус и др. Не мог пройти журналист и мимо того, что купцы, богатые
предприниматели, съехавшиеся со всей России на выставку, превратили ее в
арену пьяного кафешантанного разгула. «Разгром» — так назвал Горький свой
заключительный очерк о закрытии выставки, подчеркнув ее практическую
бесполезность. Такая негативная оценка была, конечно, односторонней, но
Горький стремился оценить выставку и развитие России с точки зрения рядового
человека, человека труда. Не вполне справедливы были и некоторые упреки
публициста в адрес «нового искусства», живописи и литературы.

Горьковские очерки и корреспонденции, составившие цикл «С Всероссийской


выставки», полны глубокого возмущения космополитизмом ее организаторов.
Горький говорил, что обидно видеть Запад постоянно и всюду в роли нашего
учителя. Машинный отдел поражает отсутствием русских имен — кругом только
Бромли, Нобели, Циндели, и это оскорбляет патриотическое чувство Горького:
«Я не националист, не апологист русской самобытности, но, когда я прохожу по
машинному отделу, мне становится грустно. Русские фамилии отсутствуют в
нем почти совсем — все немецкие, польские фамилии. Но, однако, какой-то,
кажется, Людвиг Цоп вырабатывает железо «по системе инженера Артемьева».
Это производит колющее впечатление. Говорят, что почва промышленной
деятельности всего скорей сроднит человечество. Это бы хорошо, конечно, но
пока мне все-таки хочется видеть инженера Артемьева самостоятельно
проводящим в жизнь свою систему обработки продукта». Из 200 павильонов
только 21 – русский.
26. Появление многопартийной легальной печати в начале ХХ века.

Источник: Махонина

Эпоха Николая II началась плохо - трагедия на Ходынском поле. Сам он мало


что мог, но у него были классные министры - Столыпин, Витте. Первую
революцию смогли подавить. Потом была Первая мировая, из которой Россия
вышла голодной, разрушенной, слабой. Этим воспользовались большевики, а
дальше вы знаете. Но это позже, а пока вернёмся в 1900-ые.

Толстые журналы уступили место газетам, теперь газеты – самая популярная


пресса. Это связано, во-первых, с ростом грамотности, во-вторых, с вовлечением
в промышленность, ростом образования. Рост образования вовлекал людей в
чтение, а газеты были дешевле. К тому же, события войны и революции
затрагивали всё население, оттого следить за новостями было принято. Русские
журналисты с удивлением наблюдали за растущим интересом необразованной
массы к журналистике. В это время много писали о смерти журнала вообще и
толстого журнала в частности. Капитализм, промышленный прогресс начинают
оказывать влияние на журналистику. Развивается издательское дело. Была
разделена роль издателя, редактора и журналиста. Редакторы и публицисты
зависели не только от цензуры, но и от владельца издания. Характерно
формирование качественной и массовой прессы.

Документ: Манифест от 17 октября 1905 года. По нему населению были


дарованы гражданские свободы. Давал официальное разрешение на создание
прессы политическими партиями. Вот они:

1. На крайнем правом фланге стояли черносотенцы, организовавшие «Союз


русского народа» и «Союз Михаила Архангела». Официальным органом
Союза стала газета «Русское знамя», не сумевшая ни у кого завоевать
авторитет. А.С. Суворин отмечал, что эта газета пишет холопским языком.
Черносотенцы тоже были недовольны газетой, которая выражала взгляды
самой правой части союза. На съездах не раз ставило вопрос о закрытии
этой газеты и замене ее другой.
2. Крупная буржуазия создала в конце 1905 г. несколько партий «Союз
правого порядка», «Всероссийский промышленный союз» но самым
долговечным оказался «Союз 17 октября». Его членов называли
«октябристами», под этим названием и вошла в истории партия,
объединявшая представителей крупного капитала и наиболее умеренные
слои русской интеллигенции. Инициатива создания партии принадлежала
московским текстильным фабрикантам, во главе стояли А.И. Гучков и Д.Н.
Шипов. «Октябристы» начали издавать газету «Новый путь», по она
быстро закрылась. К ним примыкала «Умеренно-прогрессивная партия» во
главе с П.П. Рябушинским. Органом прогрессистов стала газета «Голос
Москвы».
3. Близко к «октябристам» стояли и «мирнообновленцы», которые
выпускали с декабря 1906 г. газету «Слово». О «Слове» остряки говорили,
что эта газета «бывших людей», издавал и редактировал ее бывший
министр (М.М. Федоров), из числа сотрудников многие в свое время тоже
занимали государственные посты или перешли из других партий.
4. Самой популярной в России стала партия конституционных демократов
(кадетов), занимавшая самые левые позиции среди буржуазных партий.
Она с большим преимуществом победила на выборах в I Государственную
думу. Единства среди кадетов не было: одно крыло возглавлял П.Б.
Струве, который с декабря 1905 г. издавал еженедельник «Полярная
звезда», во главе другого стоял П.Н. Милюков. В качестве центрального
органа кадеты издавали газету «Речь», просуществовавшую до октября
1917 г.
«Речь» издавалась как политическая и литературная с февраля 1906 г. В газете
сотрудничали И.В. Гессен, П.Б. Струве, Газета стояла за укрепление
буржуазного строя, категорически отвергала революцию, революционную
«романтику». Ее публицисты признавали только мирные конституционные
методы политической борьбы, а революционное движение стремились направить
в русло парламентской деятельности. Газета постоянно ставила крестьянский
вопрос, защищая требование увеличения земельных угодий крестьян за счет
принудительного отчуждения части государственных земель и тех площадей,
которые не обрабатывали помещики. После Октябрьской революции газета 26
октября 1917 была закрыта большевиками.
Кадетов поддерживала почти вся легальная пресса. «Наша жизнь», «Русь»,
«Товарищ», «Русские ведомости» и многие другие влиятельные органы
периодики разделяли взгляды партии кадетов. На несколько недель, в конце 1905
г., до выхода «Речи» органом кадетов стали «Биржевые ведомости», сменившие
название на «Народную свободу», а позже ставшие «Свободным народом».
Опытный делец — издатель «Биржевых ведомостей» С.М. Проппер передал
газету П.Н. Милюкову, решив тем самым снискать симпатии подписчиков. Но
этот союз профессионального издателя и лидера партии быстро распался.

5. Довольно быстро некоторые органы печати разочаровались в программе


конституционных демократов. Так, разошлись с ними по вопросам
партийной дисциплины и признания принципа демократического
централизма в качестве основополагающего при организации партии
ведущие сотрудники журнала «Вестник Европы», являвшиеся видными
земскими деятелями. В начале 1906 г. журнал опубликовал программу
новой организации — партии демократических реформ, инициаторами
создания которой стали редактор журнала М.М. Стасюлевич,
политический обозреватель К.К. Арсеньев, активные сотрудники М.М.
Ковалевский, В.Д. Кузьмин-Караваев и др. В качестве неофициального
центрального органа Партии была основана газета «Страна», редактором
которой стал М.М. Ковалевский. Как политическая организация партия не
состоялась.
6. На левом фланге стояли эсеры и социал-демократы, в 1903 г.
разошедшиеся на две фракции — большевиков и меньшевиков. Первую
возглавил В.И. Ленин, вторую — Г.В. Плеханов. До 1912 г. обе фракции
существовали в рамках одной партии. В конце 1905 г., когда появилась
возможность издавать легальные газеты в качестве центральных органов
своих партий, большевики использовали газету «Новая жизнь»,
разрешение на издание которой получил поэт Н.М. Минский, а эсеры
превратили в свой орган уже издававшийся «Сын Отечества». Правда, эти
газеты были вскоре закрыты.
Большевики – «Новая жизнь». Издателем был Минский. Выходила с 1905
года. Тираж – 80 тысяч экземпляров. В организации издания большое участие
принял М. Горький, печатались К.Д. Бальмонт, Н.А. Тэффи, А.С. Серафимович,
Н.Г. Гарин-Михайловский, А. В. Луначарский и др. С девятого номера в
редактировании «Новой жизни» участвовал В. Ленин. Ровно через месяц после
выхода «Новой жизни» стала издаваться в Москве легальная социал-
демократическая газета «Борьба», посвященная целиком революционному
движению рабочего класса, а затем газета «Вперед». Все издания большевиков
вели неуклонную пропаганду революционного свержения царского режима,
безвозмездной передачи земли крестьянам, фабрик рабочим, защищали идею
демократической диктатуры пролетариата и крестьянства. С 1912 года издавали
«Правду»
Меньшевики – «Начало». (П.Б. Аксельрод, Л. Мартов, Плеханов и др.).
Активно выступая против самодержавия, они не верили, однако, в победу
социалистической революции, отказывались считать крестьян союзниками
пролетариата, примыкали по своей идеологии к социал-демократическим
оппортунистам западноевропейских стран (Каутский и др.). «Начало» было
чисто политическим изданием, в котором не затрагивались, например, вопросы
литературы, поскольку ее участники считали искусство стоящим вне политики.
27. Российская журналистика и Первая мировая война.
Источник: Махонина
Эпоха. Начавшаяся в августе 1914 г. Первая мировая война поставила перед
русским обществом целый ряд сложнейших вопросов. Одним из самых острых
оказался вопрос об отношении к войне. Общий патриотический подъем,
охвативший Россию в первые месяцы войны, довольно быстро угас: бездарное
командование, поражение на фронте, тяжелое положение в тылу из-за
неорганизованности и отсталости страны быстро остудили самые горячие
патриотические чувства. В сентябре 1915 г. представители социал-демократии
ряда европейских стран на проходившей в Циммервальде социалистической
конференции поддержали идею русских большевиков о необходимости
поражения собственного правительства в империалистической войне. Это
помогло бы скорейшей победе социалистической революции в России, а затем в
Европе и мире, утверждали представители большевиков. Они предлагали
заключить с Германией сепаратный мир. Эти взгляды, получившие название
«пораженческих», разделяли не только сторонники В.И. Ленина, но и более
умеренные представители освободительного движения. «Пораженчеству» был
противопоставлен лозунг «Война до победного конца!». Вокруг этих лозунгов и
разгорелась идейная борьба.
В начале войны русская пресса растерялась, ее деятельность не удовлетворяла
даже собственных сотрудников. Газетам приходилось довольствоваться только
официальными сведениями, так как послать своих корреспондентов на фронт
они не могли. В конце июля 1914 г. начальникам штабов была дана телеграмма:
«Корреспонденты в армию допущены не будут». В августе 1914 г. на передовые
позиции хотели отправиться сотрудники «Русских ведомостей», «Нового
времени», «Вечернего времени», «Газеты-Копейки», «Русского слова». Все они
получили отказ. В сентябре 10 человек, из них шесть представителей русской
прессы, получили разрешение посетить действующую армию. Поездка длилась
14 дней. Только более чем через год после начала войны стараниями известного
журналиста М.К. Лемке было учреждено Бюро печати для снабжения газет ин-
формацией о ходе военных действий. Очень долго обсуждался вопрос о
представительстве в Бюро. Левая печать исключалась. Отказано было и
провинциальным изданиям. Первыми корреспондентами Бюро печати были
сотрудники «Биржевых ведомостей», «Речи», «Русского слова» и «Русских
ведомостей». Но наладить работу Бюро никак не удавалось, оно практически
бездействовало. Таким образом, создать централизованную организацию по сбо-
ру информации о военных событиях не удалось. Петербургское телеграфное
агентство распространяло «не факты, а вымыслы», по выражению одной из
газет. Печать иногда тиражировала самые невероятные слухи. Так, в ноябре 1914
г. «Вечерние известия» крупным шрифтом на первой полосе сообщили о взятии
русской черноморской эскадрой Константинополя. Читатели устроили патриоти-
ческую демонстрацию, которую полиции пришлось разгонять. В 1915 г. в
докладе царю говорилось о необходимости «более широкого осведомления
отечественной печати и прессы дружественных России государств о ходе
военных действий». Было разрешено наиболее влиятельным органам прессы
послать своих корреспондентов в ставку. Но даже имея информацию с фронтов,
напечатать что-либо было трудно. Право цензурировать газеты и журналы было
передано департаменту полиции, который запрещал даже пометы на
корреспонденциях «из действующей армии». Иногда из уже набранного
материала цензура вырезала целые куски и газеты выходили с белыми пятнами.
Правительство, осознав силу печатного слова, уделяло прессе все больше
внимания. Министр внутренних дел А.Д. Протопопов — личность крайне
непопулярная в обществе — попытался создать такой орган периодики,
«который путем своего либерального направления мог бы подавить остальные
влиятельные петроградские газеты и затем, оставшись единственным крупным
ежедневным изданием, встал бы на защиту интересов промышленности в борьбе
с революционным движением в рабочей среде». Протопоповская газета вызвала
большой общественный резонанс в связи с тем, что в пей согласился работать
один из самых известных писателей демократического лагеря — Л.Н. Андреев. В
газете он заведовал сразу тремя отделами: беллетристики, критики и театра.
Согласившись работать в «Русской воле», Л.Н. Андреев разослал приглашения
писать в газету многим русским писателям — почти все отказались. Участие
Л.Н. Андреева в правительственном органе вызвало волну осуждения со стороны
социал-демократов. В газете писатель выразил свое отношение к войне, о
которой уже не раз писал, публикуя статьи в разных изданиях. Андреев стоял на
«оборонческих» позициях, поддерживал лозунг «Война до победного конца!».
Он считал, что народ, потерпевший поражение, становится малоспособным к
созидательной работе. В 1-м номере «Русской воли» за 1916 г. была
опубликована статья «Горе побежденному», где эта мысль была высказана
особенно ярко и наиболее полно доказана. Всеобщее недовольство положением
страны, политикой самодержавного правительства и лично Николая II, военные
неудачи, разрушавшаяся от непосильного военного бремени экономика — все
это и привело к февральской революции 1917 г., которую с энтузиазмом
встретили почти все слои русского общества. 27 февраля 1917 г. Николай II
объявил о роспуске Государственной думы. Растерялись министры, были
полностью деморализованы армия и полиция. 2 марта Николай II подписал
отречение от своего имени и от имени сына Алексея в пользу брата Михаила.
Чуть позже отрекся от престола и Михаил в пользу народа. Февральская
революция закончилась. Страну возглавило Временное правительство, но оно не
справилось с труднейшими проблемами, стоявшими перед проигрывающей
войну Россией. Агитация большевиков, их лозунги подготовили переворот
Октября 1917 г. Если практически вся русская легальная пресса считала Февраль
высшим достижением в борьбе за демократию и республику, то после Октября
большинство общественно-политических органов прессы, как и их сотрудники,
оказались в антибольшевистском, антисоветском лагере. Эти издания и были
постепенно закрыты в первой половине 1918 г.
28. Типология российской прессы начала ХХ века.
Источник: Махонина
В начале XX века газеты делятся на «большие», «малые» и «дешевые». Если
использовать европейскую и американскую терминологию, то «большая»
соответствует понятию «качественная», «малая» — «массовая», а «дешевая» —
«бульварная» газета. Таким образом, русская журналистика, приблизившаяся в
начале XX в. к мировому уровню развития, и в газетном деле повторяла путь,
уже пройденный наиболее развитыми странами.
1. Первыми в России возникли качественные газеты, которые рассчитывали
на интеллигентного читателя. Они являлись изданиями четко
выдержанного единого направления, печатали серьезные статьи.
2. Массовые газеты — продукт рубежа XIX и XX вв., первые из них возникли
в самом конце XIX в., когда к активной общественной жизни приходит
новый читатель, не подготовленный к восприятию публикаций серьезной,
качественной газеты. Это издания с нечетким, хотя в большинстве случаев
обличительным направлением, более востребованным широкой
аудиторией, учитывающие момент определенной развлекательности,
необходимый для привлечения внимания «улицы» — так называли тогда
читателей массовых, малых газет.
3. И, наконец, бульварные, дешевые газеты. В 1900 г. они существовали
только в Петербурге (по подсчетам Пешехонова их было 13), в 1904 г.
появилась одна, стоившая 1 копейку, а в 1908—1910 гг. они
распространились по всей стране в форме многочисленных «Газет-
Копеек», сразу же нашедших своего читателя.
Но в последней четверти XIX в. с разницей в 20 лет возникли две газеты,
которые по своим характеристикам «не вписывались» ни в одну из
типологических групп. По влиянию на русское общество, по распространению
среди читающей публики они быстро вышли на первое место в системе газет
России. Речь идет о «Новом времени» А.С. Суворина и о «Русском слове»,
имевшем самый большой тираж после 1902 г., когда издатель газеты И.Д. Сытин
пригласил редактировать газету В.М. Дорошевича. И ту и другую газету
отличала большая насыщенность информацией. Аудитория “Нового времени” -
самая широкая (вся Россия), и для этой аудитории важно, чтобы она была
«общераспространенною, первой по величине, живости и подписке». Так же
сложно определить тип «Русского слова» под редакцией В.М. Дорошевича.
Можно характеризовать издание как орган привилегированных классов и слоев
русского общества». Но если это верно для начала XX в., то после первой рус-
ской революции тиражи газеты стремительно растут, достигая сотен тысяч и
даже миллиона в 1917 г. — показателей, для России невиданных. Говорить о
привилегированной публике, читающей газету, уже не приходится. Таким
образом, на рубеже XIX и XX вв. современниками был замечен, но не назван
четвертый тип русских газет. Газеты, относящиеся к этому типу следует назвать
информационными. Если определять историческое место информационных
газет, то они возникали вслед за качественными, почти одновременно с массовой
прессой. Информационные газеты вводили в орбиту влияния периодики более
широкие слои достаточно образованных читателей, создавали привычку
ежедневного чтения газет для получения ежедневной информации о событиях,
происходящих в стране и в мире. Массовые газеты эту привычку закрепляли,
вовлекали в сферу воздействия периодики совсем не подготовленные к чтению
слои населения. Ту же задачу, хотя и на самом примитивном уровне, выполняла
бульварная газета. В начале XX в. в деятельности и информационных, и
массовых, и бульварных газет начали проявляться тенденции, пугавшие
журналистов и всю русскую интеллигенцию, привыкших видеть и оценивать
идейное служение обществу газет и журналов XIX в. Речь шла о проникновении
капиталистических отношений в журналистику, и в первую очередь, в газетное
дело. Тип такой газеты олицетворяется «Русским словом». Действительно,
неприятие многими современниками и «Русского слова», и «Нового времени»
объяснялось еще и тем, что обе газеты издавались предпринимателями
капиталистического толка.
29. Газета «Русское слово» как новый тип издания.
Источник: Есин

Русское слово. Новый тип издания, информационная газета широкого


либерального толка. Она не примыкала ни к какой партии. В ней активно себя
проявляет Гиляровский (репортаж с Ходынского поля). С 1902 редактор –
Дорошевич. Он поставил издание газеты на европейский лад, серьезно усилил
информационную службу, отдел фельетона. Тираж газеты доходил до 100 тысяч
экземпляров. Редактор постоянно уклонялся от партийных пристрастий и
называл свой печатный орган «газетой здравого смысла».

Современники называли газету «фабрикой новостей». Это была европейская


новостная газета. Для этого Дорошевич сделал всё: у него был огромный штат
корреспондентов – две тысячи. Не всегда эти корреспонденты были
оплачиваемы. Тогда газету считали популярной, и публикация в газете была
честью. Дорошевич имел в руках почти полную информацию о русской жизни.
Были корреспонденты и за рубежом. Также он покупал информацию у
информагентств. Он договорился с большими лондонскими и парижскими
газетами об обмене информацией: они поставляли ему иностранную
информацию, а он – российскую. К 1910 году тираж был 750 тысяч, что было для
России невероятным. Февральскую революцию 1917 года газета приняла с
восторгом, а октябрьскую не приняла. В газете было много материалов о
несогласии с большевиками, за что газету и закрыли.
Источник: Махонина
Ярким примером характерного для XX в. разделения редакторских и
издательских функций служит история самой популярной в России газеты
«Русское слово». По словам Сытина, идея газеты при издательстве принадлежала
А.П. Чехову. Сытин не мог сразу получить право на издание своей газеты, так
как был «не в чести» у великого князя Сергея Александровича — генерал-
губернатора Москвы — и у оберпрокурора Святейшего Синода всесильного К.П.
Победоносцева. Поэтому право на издание «Русского слова» было дано приват-
доценту Московского университета А.А. Александрову, который был близок
Победоносцеву. Александров, по рассказу Сытина, истинным владельцем газеты
не был, деньги на издание были выделены самим Сытиным, часть денег дал
известный русский адвокат Ф.Н. Плевако. Таким образом, формально Сытин
издавал «Русское слово» с 1897 г., фактически с 1895. С 1901 г. во главе газеты
встал Ф.И. Благов — зять Сытина. После долгих поисков редактора, который
смог бы создать газету, достойную известной издательской фирмы, И.Д. Сытину
удалось договориться с В.М. Дорошевичем. Договор о сотрудничестве был
заключен с ним еще летом 1901 г., но в это время «король русского фельетона»
был занят в газете «Россия». 13 января 1902 г. «Россия» была закрыта и
Дорошевич стал редактором «Русского слова». При подписании контракта с И.Д.
Сытиным В.М. Дорошевич поставил ряд условий: 1-е — удалить всех
сотрудников, известных своими реакционными взглядами; 2-е — газета «Русское
слово» Сытина — Дорошевича ничем не должна напоминать журнал «Русское
слово» Д.И. Писарева, братьев Курочкиных и других нигилистов 60-х гг.; 3-е —
предоставить редактору полную автономию в редакционных делах. Став
редактором «Русского слова», Дорошевич «развернулся вовсю», увеличил до
небывалых размеров гонорары сотрудникам, ввел строжайшую дисциплину в
редакции. Дорошевич, как в европейских газетах, распределил сотрудников по
отделам и во главе этих отделов поставил редакторов: военный редактор,
московский и т.д. Каждое утро он собирал заведующих отделами на совещания,
на них приходил и Сытин. Издатель построил дом для редакции и типографии,
тоже по примеру больших парижских газет. Типография была снабжена
новейшими печатными машинами. К 10 часам вечера номер газеты был готов, по
в процессе печатания, до последней минуты, на полосу вносились свежие
новости, в 4 часа утра помер выходил и попадал на самые ранние поезда,
развозившие «Русское слово» в разные города России. В.М. Дорошевич создал
практически первую в стране информационную газету европейского типа.
Последние известия часто без обработки шли прямо в печатную машину, что
естественно повышало оперативность газеты. Для более быстрого получения
информации «Русское слово» одним из первых в России заменило почтовую
связь телеграфной и телефонной, короткие сообщения, полученные по телефону,
публиковались отдельной рубрикой. Дорошевич потребовал круглосуточного
использования телефонных линий Московского телеграфного агентства. Прямая
телефонная линия в редакцию была проведена в 1917 г., а до этого курьер на
белой лошади скакал между телеграфным агентством и редакцией, доставляя
новости. Но славу «Русскому слову» приносили не только оперативные новости.
В газете сотрудничали крупнейшие русские журналисты: Осип Дымов, Петр
Пильский, Николай Шебуев, Алексей Яблоновский, Василий Немирович-
Данченко, Владимир Гиляровский и др. Сытин приглашал и русских писателей,
кроме В.Г. Короленко и А.П. Чехова, в газете сотрудничали все. В 1911 г.
Дорошевич хотел уйти из газеты из-за плохих отношений с журналистским
коллективом, Сытин искал нового редактора. С середины 1912 г. редактором
стал Н. Валентинов (Вольский). Он хотел сделать «Русское слово»
демократической газетой. Но Дорошевич снова вернулся и редактировал газету
до 20 мая 1917 г., когда он сложил свои полномочия и во главе встал
редакционный комитет. Популярность газеты стремительно росла. В период
русско-японской войны «Русское слово» имело 20 военных корреспондентов. Га-
зета имела компетентные источники информации в министерстве иностранных
дел России. Большой успех приносили газете специальные номера, посвященные
известным людям или знаменательным событиям: в 1910 г. — 50-летию А.П.
Чехова, 1911 г. — реформе 1861 г. и Александру II. Самыми знаменитыми стали
номера, посвященные смерти Л.Н. Толстого в 1910 г. и убийству Г. Распутина в
декабре 1916 г. Во время Первой мировой войны, как только появилась возмож-
ность, «Русское слово» отправило в действующую армию двух сотрудников и
художника. Чтобы показать читателям страдания людей во время войны, В.М.
Дорошевич на собственном автомобиле отправился из Москвы в Петербург
навстречу потоку беженцев и дал затем серию статей в газету. Успех «Русского
слова» обеспечивал рост тиража. Кстати, это была самая дешевая газета среди
ежедневных изданий — 7 рублей в год. В 1916 г. тиражи превысили уровень 700
тысяч экземпляров, а после февраля 1917 г. тираж достиг рекордного для России
показателя — 1 млн. 200 тыс.
30. Издатели А. С. Суворин и И. Д. Сытин, секрет их успеха.
СЫТИН - СМ. БИЛЕТ ВЫШЕ
Источник: Есин
Газета не менее преуспевающего журналиста-издателя Суворина «Новое время»
также в период войны 1877—1878 гг. заметно увеличила круг своих читателей.
Петербургская бюрократия, офицерство, значительная часть интеллигенции
стали подписчиками этой газеты. Постоянная критика военного руководства,
администрации, широкая внутренняя и иностранная информация, острая
постановка некоторых нравственных проблем в статьях Розанова, интересная
беллетристика благодаря участию А.П. Чехова создавали несомненный успех
изданию. Розничная продажа, реклама способствовали росту тиража. Суворин
полностью отрицал необходимость каких бы то ни было радикальных
выступлений интеллигенции, студентов или рабочих и постепенно, сохраняя
внешний радикализм, становился идеологом самодержавнобюрократического,
буржуазного государства, шел параллельным курсом к правительству и помогал
ему.
Источник: Махонина
Первой информационной газетой в России стало «Новое время» под
руководством А.С. Суворина. На протяжении 36 лет это была самая влиятельная
русская газета, с мнением которой считались правительственные чиновники,
министры, его должны были учитывать даже оппозиционно настроенные круги
русского общества. Пущенная в оборот М.Е. Салтыковым-Щедриным в начале
80-х годов XIX в. язвительная кличка «Чего изволите?» намертво прилипла к
газете. Самого Суворина сатирик называл «флюгером», ему в вину ставилось
«искательство» перед сильными мира сего, поддержка самодержавия,
охранительство и т.д. С 1876 г. А.С. Суворин начал главное дело своей жизни —
издание газеты «Новое время». Будущий издатель понял, что та газета, которая
«заводит себе корреспондентов в Париже, Вене, Лондоне вместо того, чтобы
завести их в Киеве, Воронеже, Саратове и проч.» наверняка прогорит, так как «в
настоящее время особенно дороги провинциальные корреспонденты». В первом
номере «Новое время» заявило о своем направлении. «Мы с направлением
откровенным... Такое мы сочинили в отличие от радикального, либерального и
консервативного». Таким образом, редактор-издатель «Нового времени»
нарушил традиционную для XIX в. идеологическую целостность периодического
издания. А.С. Суворин одним из первых понял, что газета формирует не только
общественное сознание, но и общественное мнение. Критерий отбора материала
— не идеологическое и стилевое единство всех публикаций, а живая, остроумная
форма.
Аудитория «Нового времени» не была массовой в современном понимании
(газета была слишком дорогой для массового читателя), но она была
внесоциальной, и это главное достижение А.С. Суворина. Не только крупные
писатели, такие как А.П. Чехов, но и талантливые, блестящие журналисты в
разное время сотрудничали в «Новом времени»: Амфитеатров, Потапенко,
Меньшиков, Тихонов, Фофанов, Энгельгард и др. Наиболее одиозными были
фигуры М.О. Меньшикова и В.И. Буренина. В.И. Буренин начинал как поэт-
сатирик и беллетрист, некоторую известность ему принесли сатирические
повести. В «Новом времени» он публиковал воскресные фельетоны на
литературные темы, где в резкой манере высмеивал русских писателей.
31. Сатирические журналы в эпоху общественных волнений начала ХХ века.

Источник: Махонина

Первая русская революция вызвала огромный количественный рост еще одного


типа еженедельника, существовавшего и прежде, но в 1905—1907 гг. буквально
заполонившего прессу. Это сатирическая журналистика. Сатирические песенки,
стихи, карикатуры стали непременным атрибутом русских сатирических
журналов этого времени. Около четырех сотен тонких, разрисованных злыми и
смешными карикатурами журналов и журнальчиков выплеснулись на улицы
больших русских городов. «Пулемет» Н.Г. Шебуева, «Сигнал» К.И. Чуковского,
«Жупел» 3. Гржебина, «Маски» С. Чехонина и многие другие оказывались в
центре политических скандалов, слухов и разговоров, вызванных острой
карикатурой, фельетоном или броским названием.

Всю Россию обошел первый номер журнала Н.Г. Шебуева «Пулемет»,


вышедший 13 ноября 1905 г. На последней странице обложки был изображен
кровавый отпечаток ладони на тексте Манифеста 17 октября. Подпись под
рисунком гласила: «К сему листу свиты его величества генерал-майор Трепов
руку приложил». Трепов заслужил особую славу своими действиями по
усмирению Петербурга. «Пулемет», просуществовавший около двух месяцев,
делали два человека: текст и темы для рисунков давал Шебуев, а рисунки вы-
полнял И.М. Грабовский, который имел опыт газетной оформительской работы.
За издание «Пулемета» Н. Шебуев был заключен в крепость.

В сатирических журналах «Жало», «Жупел» участвовали известные писатели —


A.M. Горький, И.А. Бунин, А.И. Куприн, К.Д. Бальмонт и др. Оформляли их
художники из группы «Мир искусства» — Е. Лансере, В. Перов, И. Билибин. В
сатирических журналах 1905 — 1907 гг. на первый план выходила карикатура,
рисунок. Очень часто живописная часть формировала журнал, текст только
дополнял рисунки. Поэтому участие хороших художников создавало успех
журналу.

Аверченко. В 1905 г. в Харькове он редактировал «Журнал сатирической


литературы и юмористики с рисунками «Штык» и его продолжение «Меч». С
именем А. Аверченко связана история двух сатирических журналов,
существовавших достаточно долго и сыгравших особую роль в русской жизни,
— «Сатирикона» и «Нового Сатирикона». Планы создания сатирического
журнала после подавления революции возникли в редакции известного
Петербургского юмористического журнала «Стрекоза», который в это время не
пользовался популярностью. Издатель журнала М.Г. Корнфельд, после смерти
отца получивший журнал в наследство, молодые художники Ре-Ми (Н.В.
Ремизов-Васильев), А.А. Радаков и только что приехавший из Харькова А.
Аверченко решили превратить юмористический журнал в сатирический.
Журналу дали название «Сатирикон», заимствованное из древнеримской
литературы. Роман Гая Петрония «Сатирикон» высмеивал эпоху Нерона, в нем
переплетались жизненные реалии с гротескными образами. Новый журнал
вышел 3 апреля 1908 г. в самый мрачный период реакции. Кроме Аверченко, в
журнале активно работали поэты-«сатириконцы», самым известным из которых
стал Саша Черный, печатались Н.А. Тэффи, П.П. Потемкин, иногда Л.Н.
Андреев, А.И. Куприн, А.Н. Толстой. Особо прославили журнал его художники,
кроме постоянных карикатуристов Н.В. Ремизова, А.А. Радакова, А. Яковлева и
А. Юнгера, в оформлении принимали участие А. Бенуа, Б. Кустодиев, К.
Коровин, М. Добужинский, Л. Бакст. Журнал часто использовал своеобразный
прием — выпускал тематические номера, которые сам озаглавливал. Так, после
убийства П. А. Столыпина, к деятельности которого журнал относился резко от-
рицательно, был выпущен «провокаторский» помер. Еще были «военный»,
«еврейский», «полицейский», «экзаменационный» номера. Роли текста и рисунка
в номере были многообразны. Иногда текст и рисунок тесно увязывались между
собой, в других случаях рисунок дополнял текст, часто изобразительный
материал существовал самостоятельно, занимая целые страницы. Использовался
прием рассказа в рисунках, где подписи поясняли карикатуры. При всей
осторожности и умеренности журнал умел придать политическую окрашенность
самым нейтральным материалам. Например, в «экзаменационном» номере
обыгрывались темы студенческих экзаменов, шпаргалок, зубрежки и прочее. Как
и все еженедельники, «Сатирикон» давал приложения — сборники
юмористических рассказов самого А. Аверченко и других русских и зарубежных
писателей-юмористов. К 1911 г. политическая острота журнала ослабела, он
потерял свою радикальность. Общественный подъем ставил перед редакцией
новые задачи. В 1911 г. ушел один из самых заметных авторов «Сатирикона» —
Саша Черный. В 1913 г. внутри редакции произошел раскол: вместе с Аверченко
и Радаковым журнал покинули Ремизов, Потемкин и Тэффи. На кооперативных
началах они начали издавать «Новый Сатирикон», постоянно подчеркивая, что
по сути он является старым «Сатириконом». В новом журнале были сохранены
самые острые отделы прежнего: «Волчьи ягоды» — сатира на злобу дня, «Перья
из хвоста» — полемика с инакомыслящими и «Почтовый ящик». Наряду с
редакционным ядром старого журнала появились новые авторы: А. Бухов, А.
Грин, С. Маршак, В. Маяковский. Фигура последнего, печатавшего в журнале
свои «Сатирические гимны», надолго заслонила всех остальных авторов
журнала. «Новый Сатирикон» вспоминали только в связи с участием там
Маяковского. Февральскую революцию сатириконцы приняли, но быстро
почувствовали слабость и нерешительность Временного правительства и начали
пропагандировать идеи сильного государства и порядка. Октябрьскую
революцию Аверченко и другие сотрудники восприняли как торжество анархии
и насилия и начали борьбу с новыми порядками. Они выпускали специальные
номера: «траурный», «исторический», «пролеткультовский», «марксистский» и
специальное приложение «Эшафот» под редакцией П. Пильского. Летом 1918 г.
журнал был закрыт.

Источник: Есин Б. История русской журналистики

Эпоха 1905 г. ознаменовалась еще одним заметным явлением в области


печатного слова — появилось множество сатирических иллюстрированных
изданий разной периодичности: «Пулемет», «Жало», «Топор», «Зритель»,
«Жупел», «Бич» и др. Общее число подобных изданий исчислялось сотнями. Эти
журналы издавались в обеих столицах, городах Одессе, Тифлисе, Харькове,
Киеве, Ярославле, Саратове и многих других. Все они были
ультрарадикальными, но с разной политической платформой: от
революционных, социалистических до умеренно конституционных и
реакционных, погромных. Многие были недолговечны. Главная мишень
большинства подобных изданий — власть. Цветные рисунки и карикатуры
дополняли стихи и прозу, широко практиковался жанр пародии. Объем журналов
колебался от 4—8 и более полос. Наряду с такими фельетонистами, поэтами, как
О. Дымов, Н. Тэффи, В. Потемкин, в ряде журналов печатались А. Куприн, М.
Горький, И. Бунин, К. Чуковский, В. Князев.

Блестящим продолжателем этих изданий станет журнал А.Т. Аверченко


«Сатирикон» (1910), который возник из журнала «Стрекоза». Журнал сочетал
как политическую сатиру (направленную, например, против внешней политики
Германии до и во время Первой мировой войны, против черносотенцев, а после
октября 1917 года — против большевиков), так и безобидную юмористику.
Авторы: Саша Черный, Тэффи, Маяковский.
32. Журналы русского модернизма ("Мир искусства,,, "Весы", "Золотое руно",
"Аполлон").
Источник: Махонина
Эпоха. В конце XIX — начале XX в. искусство, в том числе и литература,
превратилось в составную часть единого общественно-эстетического движения
эпохи, стало детищем нового периода русской истории. Впервые в истории
русской литературы всеми признанному реализму пришлось разделить свое
влияние на читателей с представителями модернизма, в первую очередь самого
мощного и плодотворного его течения — символизма. Новое искусство
испытывало необходимость эстетически обосновать свои принципы, объяснить
обществу свои цели и задачи. Сначала его представители издавали отдельные
статьи и брошюры-манифесты, по вскоре создали новый для России тип
журнала-манифеста, прообразом для которого послужили европейские издания.
Но как часто бывало и раньше, европейские образцы претерпели столь
значительные изменения, что именно русские журналы-манифесты стали
оказывать значительное влияние на развитие искусства в Европе.
«Мир искусства». Все началось с кружка друзей-единомышленников,
существовавшего сначала в гимназии, потом на юридическом факультете Петер-
бургского университета. А.Н. Бенуа, В.Ф. Нувель, Д.В. Философов, чуть позже
присоединившиеся к ним Е.Е. Лансере, А. Нурок, Л.С. Бакст, К.А. Сомов и С.П.
Дягилев стали основателями и участниками первого и самого знаменитого
журнала русских модернистов «Мир искусства». Журнал вышел в ноябре 1898 г.
Бенуа был в Париже, и вся организационная и практическая работа легла на
плечи Дягилева и Философова. Дягилев стремился из самого журнала сделать
«предмет искусства», поэтому так много внимания уделял оформлению. В этом
плане «Мир искусства» открыл новую эру в развитии книжного дела и
полиграфии в России. Подлинный «елизаветинский» шрифт, даже не сам шрифт,
а матрицы, нашли в Академии наук. Не умели делать репродукции с картин, на
помощь пришел старый фотограф, автор известного руководства по фотографии.
Первое время клише и репродукции заказывали за границей. Виньетки, заставки,
рисованные шрифты создавали особый стиль оформления журнала. Репродукции
в первые два года помещались в тексте независимо от содержания, что вызывало
недовольство некоторых авторов. С 1901 г. их стали печатать в начале номера
альбомом на другой бумаге. В «Мире искусства» было очень много графики, что
тоже придавало его номерам особое своеобразие. Больше всего поразила
читателей вышедшего журнала его обложка, где «плавали в одиночестве на бело-
сливочном фоне две таинственные рыбы». Для «Мира искусства» обложки
рисовали художники. Первую с «таинственными рыбами» — К. Коровий, с 1900
г. ее сменил рисунок К. Сомова, более сложный, с 1901 г. обложка была
выполнена по рисунку Е. Лансере: увитый лентами венок с головой льва внизу.
Название журнала на каждом рисунке выполнялось особым шрифтом. По типу
это был журнал-манифест, призванный теоретически обосновать новое
искусство — искусство модерна. Много места занимали теоретические статьи.
Открылся «Мир искусства» статьей С.П. Дягилева «Сложные вопросы»,
излагавшей программу журнала. Взгляды авторов были достаточно
противоречивы, единства не существовало, однако все сходились в девизе:
борьба против академизма, с одной стороны, и против искусства передвижников
— с другой. Буквально заново познакомил «Мир искусства» своих читателей с
портретной живописью старых русских мастеров XVIII в., почти забытых в XIX
в. С Дягилев, специально занимавшийся творчеством Д.Г. Левицкого, разыскал
много портретов работы этого мастера и поместил их в журнале. Очень
интересными были статьи о театре. В театральных публикациях шла речь о
художественном оформлении спектаклей, о декорациях и костюмах, т.е. о том,
что раньше мало привлекало внимание театральных критиков. Большое
внимание «Мир искусства» уделял архитектуре Петербурга, буквально открыв
читателям его красоты. На втором году истории журнала Д.В. Философов
пригласил к сотрудничеству символистов-петербуржцев — Д.С. Мережковского,
З.Н. Гиппиус, Ф.К. Сологуба; известных философов — В.В. Розанова, Л.
Шестова и др. Весной 1901 г., чтобы оживить литературный отдел, Дягилев
пригласил главу московских символистов В.Я. Брюсова. Потом произошёл
раскол. Д.С. Мережковский и З.Н. Гиппиус усмотрели нежелание считаться с их
мнением и из журнала ушли еще до его закрытия вместе с другими
литераторами. В 1903 г. они организовали свой журнал «Новый путь», который
вызвал резкие оценки «Мира искусства». В 1904 г. закрылся и журнал
художников. Во-первых, он не имел большой читательской аудитории,
поскольку сложность и необычность журнала отпугивала неподготовленных
читателей. Тираж едва превышал тысячу экземпляров. Во-вторых, и именно это
явилось главной причиной закрытия, журнал-манифест не может издаваться
долго: как только выяснены основополагающие вопросы, журналу надо менять
тип или прекращать свое существование.
«Новый путь». Созданный Мережковским, Гиппиус, Перцовым, начал выходить
в 1903 г. как орган религиозно-философских собраний, что было указано в
разрешении на издание. В первое время журнал печатал протоколы заседаний, но
собрания достаточно быстро были запрещены, и фактически «Новый путь»
считался журналом Мережковского и Гиппиус. Разрешение на издание получил
П.П. Перцов, он дал значительную часть необходимой суммы и был назван в
качестве редактора журнала, но основную роль играл Д.С. Мережковский как
идейный вдохновитель, а на З.Н. Гиппиус лежала основная редакционная работа.
С самого начала «Новый путь» возник как своеобразный общественный орган,
пытавшийся создать иную, отличную от уже существовавших, религиозную
общественность. Главную партию в журнале исполняла З.Н. Гиппиус —
поэтесса, писательница, острый талантливый критик, хозяйка знаменитого
литературного салона, дающая путевку в литературу всем начинающим поэтам.
В 1904 г. к ним присоединился Д.В. Философов и тогда же стал редактором.
Обязанности секретаря взял на себя В.Я. Брюсов, но отошел от журнала еще до
появления первого номера. Его место занял Е. Егоров — участник религиозно-
философских собраний, а в 1904 г. секретарем стал поэт Г. Чулков, сыгравший
роковую для журнала роль. Первые два номера разошлись в двух изданиях
тиражом 2258 экземпляров, что для журнала подобного типа было достаточно
много. Аудитория, на которую «Новый путь» рассчитывал: с одной стороны,
высокообразованная интеллигенция, способная воспринять религиозную пропо-
ведь и понять основы нового искусства, с другой — широкие круги духовенства,
служители церкви разного уровня, в том числе сельской, не всегда обладавшие
развитым художественным вкусом и достаточным образованием. Одной из
главных заслуг своего журнала Гиппиус считала новый способ печатания стихов:
в номере помещалось сразу несколько стихотворений одного автора,
представлялся как бы маленький сборник поэта. Самым публикуемым был Ф.
Сологуб, З.Н. Гиппиус взяла в журнал подборку стихов А. Блока из цикла
«Стихи о Прекрасной Даме». Основными авторами стали Д.С. Мережковский,
В.В. Розанов, помещавший свои статьи в специальном отделе «В своем углу»,
Н.М. Минский, опубликовавший в журнале три большие теоретические работы.
Интересен отдел «Из частной переписки», который помещал материалы,
спорные с точки зрения редакции. Отдел «Религиозно-философская хроника»
печатал сообщения и заметки о церковной политике и церковных проблемах.
Композиционно был выделен отдел «Литературная хроника», где выступали Д.В.
Философов и Антон Крайний с очень субъективными, резкими, враждебно-
насмешливыми по отношению к противникам символизма заметками. Полити-
ческий отдел играл второстепенную роль и занимал достаточно незначительное
место в номере. Очень сжатые обзоры писали под рубрикой «Политическая
хроника», позже «Внутренняя хроника» сначала В.Я. Брюсов, потом Г. Чулков. В
1904 г. журнал теряет подписчиков. Чулков решил реорганизовать издание. В
«Новый путь» по его приглашению пришли Н. Бердяев и С. Булгаков, только что
порвавшие с «легальным марксизмом» и выступившие с проповедью идеализма.
Старые сотрудники начали покидать журнал, ушел В.В. Розанов. В январе 1905
г. редакция сообщила о приостановке «Нового пути» и обещала высылать
подписчикам новый журнал «Вопросы жизни». Это было совсем другое издание,
хотя оно и заявляло, что продолжает направление «Нового пути». Центральную
роль там начали играть будущие кадеты. Через год выход журнала прекратился.
«Весы». Вдохновителем и инициатором создания журнала московских
символистов «Весы» стал В.Я. Брюсов. В объявлении об издании нового
журнала подчеркивалось, что «Весы» — журнал идей. Основной предмет
журнала — пропаганда эстетических идей творчества вообще и творчества
символистов в частности. В обращении «К читателям» говорилось, что «Весы»
желают создать первый в России критический журнал. Свое название журнал
получил по названию созвездия «Весы», которое находится рядом с созвездием
«Скорпион» — символический намек на близость к издательству «Скорпион».
Издателем и редактором журнала стал С. Поляков, но его душой был В.Я.
Брюсов. В первый год журнал имел два отдела: общие статьи по вопросам
искусства, науки и литературы и «Хроника литературной и художественной
жизни». Самым необычным был полный отказ от отдела беллетристики. Так
Брюсов реализовал свое решение: чем печатать плохую беллетристику, лучше не
публиковать ее вообще. Это была редакторская ошибка поэта, и не только
потому, что читатели не принимали журнала без беллетристики, но и потому,
что, пропагандируя «новое» искусство, публикуя сложнейшие эстетические
изыскания, журнал не давал иллюстраций к этим поискам, не печатал
художественных произведений, в которых новые принципы получили бы более
или менее полное воплощение. Через два года, столкнувшись с неуклонным
падением тиража, «Весы» начали печатать беллетристику, правда, гораздо более
строго, чем «Новый путь», отбирая материал для публикации. Свою прозу давал
в «Весы» и сам Брюсов, в журнале увидели свет его нашумевший роман «Огнен-
ный ангел» и некоторые повести. От своих собратьев «Весы» отличались
оформлением. Журнал был меньше по объему - 6-7 печатных листов, в состав
номеров входили иллюстрации, иногда цветные. Отпечатанный на хорошей
бумаге, журнал был очень изящен и внешне и внутренне. Художественным
оформлением занимался Л. Бакст, поэтому в облике «Мира искусства» и «Весов»
было что-то родственное. Рисунки на обложке журнала — декоративные, полные
некой таинственности. Основными теоретиками «Весов» стали Андрей Белый и
Вячеслав Иванов. Очень много писал в первые годы издания и сам Брюсов.
Первый номер нового издания открывался знаменитой статьей «Ключи тайн»,
манифестом символизма, но манифестом, опубликованным через l2 лет после
появления этого течения в литературе. Во втором отделе («Хроника
литературной и художественной жизни») Брюсов помещал рецензии на новые
книги. «Весы» расходились лишь в столицах, найти подготовленного читателя в
провинции журнал не смог. В начале 1906 г. Брюсов хотел уйти из журнала.
Вняв просьбам друзей, он остался, но главенствующей роли в «Весах» уже не иг-
рал. В журнале меняются сотрудники, появляются Мережковский и Гиппиус.
«Весы» перестали выражать что-то новое и в 1909 г. закрылись.
«Золотое руно». Журнал «Золотое руно», вышедший в 1906 г., стал вторым мос-
ковским журналом, посвященным проблемам символизма. Деньги на издание
дал Н.П. Рябушинский, он стал издателем самого дорогого и роскошного
русского журнала. Он тратил на «Золотое руно» около 100 тыс. в год.
Великолепно иллюстрированные, отпечатанные на прекрасной бумаге, журналы
приходили к подписчикам в изящных футлярах, перевязанных золоченым
шнуром. Но Н.П. Рябушинский не ограничивался ведением материальных дел
журнала, он претендовал на редакторские функции, брал на себя диктаторскую
роль в журнале. Это стало причиной постоянных внутриредакционных
столкновений и смены сотрудников, требовавших устранения Рябушинского.
Название журнала было заимствовано из символики кружка «Аргонавты»,
созданного Андреем Белым. Литературной частью ведал в первое время С.
Соколов (псевдоним С. Кречетов) — руководитель издательства «Гриф», второго
после «Скорпиона» московского издательства символистов. В оформлении
участвовали «мирискуссники» Л. Бакст, Е. Лансере, К. Сомов и др. Рисунки,
виньетки, заставки, изящные, мастерски выполненные, напоминали старшего
собрата. Так же как и «Мир искусства», «Золотое руно» печатало альбомы
репродукций. Первый номер был посвящен работам Врубеля, в следующих
читатель знакомился с творчеством самих оформителей — Бакста, Сомова и др.
Первый номер украшали имена Брюсова, Бальмонта, Мережковского. Но уже в
июле 1906 г. С. Соколов отправил Рябушинскому заявление об уходе,
предварительно разослав его копии московским и петербургским литераторам.
Конфликт наделал много шума, однако остальные сотрудники из журнала не
ушли. В литературный отдел пришел А.А. Курсинский — поэт близкий В.Я.
Брюсову, что позволило последнему на некоторое время сделать «Золотое руно»
неким продолжением «Весов». Но и Курсинский долго работать с Рябушинским
не смог и ушел, за ним последовал Андрей Белый. Весной 1907 г. произошла
реорганизация журнала. В «Руно» пришли литераторы-петербуржцы — А. Блок,
Вяч. Иванов, С. Городецкий. В 1908 г. Н.П. Рябушинский утратил интерес к
журналу, его материальные дела пошатнулись. В 1909 г. оба московских издания
символистов, «Весы» и «Золотое руно», прекратились. В 1910 г. сами
символисты заявили о кризисе течения как литературной школы. На смену
символизму шли новые школы, и это нашло свое отражение в истории после-
днего модернистского журнала «Аполлон».
«Аполлон». Ориентировался на «Мир искусства». Первый номер «Аполлона»
вышел в ноябре 1909 г. в Петербурге. Организатором издания стал
художественный критик С. Маковский, в создании «Аполлона» активно
участвовал поэт И. Анненский. Среди сотрудников были как литераторы (К.
Бальмонт, А. Блок, А. Белый, В. Брюсов), так и художники и театральные
деятели (Л. Бакст, М. Добужинский, В. Мейерхольд, Ф. Комиссаржевский).
Оформление нового журнала во многом повторяло «Мир искусства», тем более
что им занимались все те же «мирискуссники» — Л. Бакст, А. Бенуа, М.
Добужинский. Обложку рисовал Добужинский. Журнал выходил на 80-100
страницах с черно-белыми и цветными репродукциями. Новое издание было
скромнее и строже, чем именитые предшественники, а главное дешевле: цена
номера около рубля. Отдел беллетристики занимал около трети объема, еще одна
треть отдавалась «Хронике», с 1911 г. она стала называться «Художественная
хроника». В отделе «Хроника» печатались и литературные рецензии под
рубриками «Письма о русской поэзии», «Заметки о русской беллетристике»,
«Новые книги», «Журналы». Существовал раздел «Театр», публиковавший
рецензии на спектакли. Оставшаяся треть отводилась статьям по эстетике,
истории живописи и театра, художественной критике. После объявленного
мэтрами символизма заката этого течения на смену поэтам-символистам в
«Аполлон» пришли другие поэты с новыми эстетическими идеями. Плеяда
молодых - Н. Гумилев, А. Ахматова, О. Мандельштам, С. Городецкий на
заседаниях «Цеха поэтов» провозглашают новое направление в искусстве —
акмеизм. Акмеисты берут в свои руки «Аполлон». В конце 1912 г. С. Маковский
пригласил лидера акмеизма Н. Гумилева заведовать литературным отделом.
«Аполлон» просуществовал дольше всех модернистских изданий (ноябрь 1909
— лето 1918 г.).
33. Сборник "Вехи": участники, затронутые проблемы, резонанс.
Источник: Махонина
В 1909 г. П.Б. Струве, Н.А. Бердяев, С.Н. Булгаков, М.О. Гершензон, С.Л. Франк,
А. Изгоев и Б. Кистяковский выпустили сборник «Вехи», который вызвал еще
более бурный общественный резонанс. Статьи семи авторов были посвящены в
основном двум темам: революции и интеллигенции, которая была «руководящим
и духовным двигателем ее». Участники сборника призывали русскую
интеллигенцию отказаться от идеи переустройства общества революционным
путем и начать работу по возрождению духовных, культурных, религиозных
основ бытия народа и общества. Реакция на сборник была очень резкой. Его
ругали и правые и левые. Наиболее резкие отповеди звучали со страниц социал-
демократических изданий, и в первую очередь со стороны «Современного мира»,
который не скупился на самые нелицеприятные оценки и Струве, и его журнала,
и авторов сборника. Резко осудили «Вехи» А.В. Пешехонов в «Русском богат-
стве». В защиту сборника выступил А.А. Столыпин, брат П.А. Столыпина —
министра внутренних дел, опубликовавший свой отзыв в «Новом времени», и
архиепископ Антоний в газете «Слово».
Источник: Новая философская энциклопедия
Призывая осудить “интеллигентщину”, авторы книги сосредоточились главным
образом на критике, а не на позитивных разработках, и потому их призыв не
нашел широкого отклика в обществе. Значение сборника видится прежде всего в
том, что его авторы первыми из русских мыслителей сумели предвидеть
трагические последствия тотальной идейной борьбы, которые неизбежно
должны были наступить в случае разделения интеллигенции изнутри. В. И.
Ленин назвал «Вехи» «энциклопедией либерального ренегатства»: в этом
сборнике оплёвывалась революционная деятельность интеллигенции в прошлом,
революционеры третировались, как худшие враги страны и народа. А. И.
Солженицын высоко ценил идеи «Вех», отметил пророческую силу сборника.
34. Становление журналистики советской России.

Источник: Минаева

Гражданская война. Функционирование прессы в годы гражданской войны


отличалось тем, что существовало несколько систем печати на территории
нашей страны: пресса большевиков, которая начала развиваться после
Октябрьской революции, пресса Белого движения, которая была на территории
белых, и остатки прессы до февральской революции.

Журналистика вышла из гражданской войны в состоянии, обусловленном


войной. Издания выходили недолго, основные издания – газеты, значение
агитационной работы. Был дефицит кадров, так как большевики не хотели
привлекать дооктябрьских журналистов к работе.

Документы: Декрет о печати + положение о военной цензуре + практика


ГОСИЗДАТА, который осуществлял функции, похожие на цензуру

Декрет о печати – против контрреволюционных газет. Подлежали закрытию


следующие издания: призывающие к сопротивлению новому правительству,
сеющие смуту путем искажения фактов, призывающие к деяниям наказуемого
характера, запрещённые и приостановленные по решению СНК. Положение
имеет временный характер и будет отменено по наступлению условий
общественной жизни (нет).

С октября 1918 года началась история советской экономической журналистики.


10 октября появился первый номер ведомственной газеты «Известия Высшего
Совета Народного Хозяйства».

За 1918 год были закрыты практически все небольшевистские издания.

Создание системы партийно-советской журналистики

1918 г. – организовано Российское телеграфное агентство – РОСТА.


Выпускалось издание «Окна РОСТА». Яркий плакатный рисунок, броские
подписи. В текстах использовались фольклорные жанровые песни, частушки,
пословицы, а также шапки-призывы, лозунги. Эти приёмы характерны для всей
массовой большевистской печати периода гражданской войны – население было
малограмотным.

1921 – был открыт Государственный институт журналистики (для решения


проблемы профессиональной подготовки кадров)

НЭП. Вызван экономическим и финансовым кризисом после Гражданской


войны. Первые действия власти в отношении СМИ – «Декрет о введении
платности газет».

«Декрет о переводе всех органов печати на начала хозрасчета» (или на


самоокупаемость) (1922 г.). Это значило, что газеты и журналы должны
самостоятельно зарабатывать на свое существование, отмена гос.
финансирования. Это привело к кризису печати. Из 800 газет к лету 1922 г.
выходили чуть более 300 газет – остальные закрылись. Пострадала в основном
пресса региональная. Потом придумали меры борьбы с этим кризисом
(перечислены в очередном документе съезда партии):

1) Печать должна была получать субсидии, но они покрывали только часть


расходов редакции, и они обеспечивали только работу типографий.
Косвенно поддержка издательской отрасли. Два источника для заработка
изданий – распространение (продажа/подписка) и размещение рекламы.
Оба источника были под вопросом: не было каталога, системы доставки по
стране и т.д., не было рекламного рынка. Особенно плохи дела были у
региональной прессы.

2) Подписка: коммунист должен был подписаться на коммунистическую


газету. Партийная аудитория.

3) Пропаганда среди крестьян – они обязаны были подписываться на газеты


крестьянские: одна газета на 10 крестьянских дворов. От этой меры –
гарантированная ЦА.

Начала выходить частная пресса – это было разрешено в годы НЭПа. Но частные
издательства не были конкурентами госиздательств.

Газеты периода – «Известия», «Красный пахарь», «Беднота», «Гудок». В числе


центральных газет появились «Труд», «Рабочая газета», «Крестьянская газета»,
«Батрак», «Красная звезда», «Комсомольская правда», «Советский спорт»,
«Пионерская правда», «Учительская газета», «Крестьянка». + детские «Юный
коммунист», Дружные ребята» + сатирические «Красный перец», «Крокодил».

1922 г. – создание цензурного ведомства ГЛАВЛИТ (документ «Положение о


ГЛАВЛИТЕ»)

ГЛАВЛИТ – государственный орган, который осуществлял допечатную и


политическую цензуру прессы. Создан при Наркомате просвещения. Первая
функция - борьба с инакомыслием, а также - воспитание.

ГЛАВЛИТ имел множество функций: следил, чтобы в печать не попали


запрещенные сведения, выдавал разрешения на издания, контролировал
библиотеки, книжную торговлю, ввоз и вывоз из страны полиграфии.
Политическая и идеологическая цензура, охрана военной и государственной
тайн. Перечень запрещенных тем – нельзя антисоветскую агитацию вести,
разжигать межнациональную и межрелигиозную рознь, нельзя пропагандировать
порнографию, нельзя сообщать ложные сведения, нельзя разглашать военные
тайны.

Место ГЛАВЛИТА не первое место в системе цензуры, орган занимал срединное


место среди фильтров. Контроль СМИ: высшие партийные органы, главред
издания (коммунист!), ГЛАВЛИТ, цензура редактора, самоцензура (отдельно –
цензура карательных органов).

Характеристика аудитории этого периода: большевикам досталась


неграмотная страна, большинство – крестьяне.

Характеристика журналистов этого периода: Журналисты – партийные


революционеры: принципиальны, знают, какую страну будут строить, какая
будет там идеология. Их никто не заставлял, они свято верили в то, о чем писали
= журналистика идей. Пресса занималась пропагандой коммунистической
идеологии, моноидеологии. Журналистика идей – в первую очередь занималась
пропагандой.

Основа идеологии – воспитать нового человека, который будет жить в идеальном


коммунистическом обществе. Был ряд социальных реформ, и они были
востребованы людьми: борьба за равенство всех трудящихся людей, за
эмансипацию женщин, за интернационализм.

В 20-е годы насаждает культ советского государства и культ государства, и все,


что оно делает – во благо трудящихся людей (пенсии, охрана труда). + Культ
партии большевиков + Культ лидера партии (Ленина)

Основная задача СМИ – формирование коммунистической идеологии

4 основных функции партийно-советских СМИ:

1) Организационная – формирование аппарата управления страной

2) Пропагандистская – распространение идей, идеологии

3) Воспитательная – воспитание нового человека; демонстрация


идеальных людей

4) Агитационная – побуждение людей действовать в определенном


направлении
Система СМИ формируется как вертикальная: и подчинение, и финансирование.
Центральные СМИ, республиканские, краевые, областные, городские, районные,
и печать на микроуровне, например, в трудовых коллективах.

Системой СМИ руководила партия большевиков. Конкретно, любые решения по


СМИ принимались съездом партии большевиков, политбюро, оргбюро и ЦК
партии. Реализует эти решения Отдел агитации и пропаганды ЦК партии.
(АГИТПРОП) – назначение главредов, установки, как освещать конкретные
события, определение тиражей, система распространения – по разнарядке.

В период НЭПа начинает развиваться речевое радио. Первые форматы на радио


– радиогазеты. Из газетных заметок формировалась радиопередача. Потом
началась дифференциация радио - передачи для определенной аудитории
(солдат, женщин и т.д.). Сначала радио существовало бесцензурно, но потом она
появилась. С 1927 – передачи начинают хранить в архиве, а тексты начинают
проходить цензуру. Сначала – агитационные, потом все. НКВД начинает
охранять эфирные зоны.

1925 – появляется Телеграфное агентство Советского Союза (ТАСС).

Система партийно-советских изданий:

1. Информагентства

2. Печатные издания

3. Радио (с 1921)

4. После войны – регулярное телевещание

5. Книгоиздание
35. Начало массового радиовещания в СССР.
Источник: Минаева
Важнейшее событие 1920-х годов — возникновение речевого радио. Первая
речевая радиопередача прозвучала 17 июня 1921 г. в Москве. На шести
московских площадях были установлены радиорупоры, и с 22 июня 1921 г.
ежедневно с 21 до 23 часов, кроме дождливых дней, через радиорупоры велось
чтение «устной газеты». По радио зачитывали материалы из газет, лекции,
телеграммы РОСТА. Дикторами выступали сначала сотрудники Наркомата почт
и телеграфа, затем артисты московских театров. 17 сентября 1922 г. из Москвы
был передан первый радиоконцерт. С 1922 г. речевые передачи стали
регулярными. В. И. Ленин сразу оценил перспективы радиотелефонии, назвал
это «газетой без бумаги и без проволоки», вся Россия будет слышать газету,
читаемую в Москве. Поэтому первые радиопередачи и называли «устными
газетами», «радиогазетами». Итак, с июня 1921 г. в Москве началось регулярное
речевое радиовещание — в эфир выходила ежедневная «Устная газета РОСТА».
В 1924–1926 гг. ее сменила следующая передача, которая называлась
«Радиогазета РОСТА». Для ее создания был собран штат журналистов. От них
требовали писать короткие, живые и интересные сообщения. Заметки, взятые со
страниц «бумажных» газет, дополняли собственные материалы радиогазеты.
Передачи передавались в эфир четыре раза в неделю, затем ежедневно два раза в
день. Читали радиогазету актеры, чередование мужского и женского голосов
позволяло дольше удерживать внимание аудитории. Дикторское чтение
выполняло и образовательную функцию — учило слушателей идеальной речи с
правильными ударениями. Постепенно в передачи стали добавлять музыку,
песни, частушки. Радио вызывало живой интерес, в период с 1922 по 1940 г.
выходило более 40 специализированных изданий о радиовещании и
радиотехнике, работали многочисленные кружки радиолюбителей. В. И. Ленин
со свойственной ему быстротой реакции увидел огромные возможности радио в
пропаганде идей большевиков на малограмотную и неграмотную аудиторию.
Кроме того, проблемой были огромные расстояния. Печатные СМИ доставить
оперативно потребителям всегда было трудно. Советское государство
вкладывало в развитие радиовещания большие средства. Для управления
речевым радиовещанием в 1924 г. было создано Акционерное общество «Радио
для всех» (затем называлось «Радиопередача»). Акционеры — государственные
организации: Наркомат (министерство) почт и телеграфа, Трест слабых токов,
который выпускал всю радиоаппаратуру, Российское телеграфное агентство (с
1925 г. — ТАСС). В короткий срок это акционерное общество обеспечило
переход от отдельных радиопередач к регулярным, выходящим в эфир по
постоянному расписанию. Были построены десятки радиостанций по всей
стране: если в 1924 г. их было 10, то в 1926 г. — уже 48. В период с 1921 по 1932
г. все регулярные передачи по радио назывались «радиогазетами». Всего их было
около 300, в том числе были и передачи на разных языках. Шел процесс
дифференциации радиопрограмм: их стали готовить для разных групп
аудитории. В 1927 г. было пять радиогазет: «Рабочая», «Крестьянская»,
«Комсомольская», «Пионерская» и «Новости по радио». Затем добавились
«Радио-октябренок» и «Радио-пионер» для детей, радиогазеты для
красноармейцев, учителей, национальных республик и т.д. Постепенно стали
складываться радиожанры и радиоформы; в 1920-е годы и позже были
популярны радиособрания, радиопереклички, радиолекции, радиоконцерты. В
1926 г. радиовещание велось на русском, белорусском, азербайджанском,
армянском языках, в 1927 г. добавились передачи на узбекском, туркменском,
казахском, таджикском, татарском, чувашском языках, в 1930 г. — на
молдавском и украинском языках. Советское радиовещание в первые годы
существования было почти свободно. Если периодическая печать уже полностью
подвергалась предварительной цензуре, то на радио просмотру подлежали
только тексты пропагандистских передач. Художественные, музыкальные и
культурно-просветительные программы шли в эфир без предварительно
написанных текстов и без визы цензора. Была широко распространена практика
приглашать к микрофону людей искусства, науки и культуры, они выступали
сначала без предварительно проверенного текста. Постепенно такая свобода
была ограничена. С 1925 г. было запрещено входить в радиостудию людям, не
имеющим отношения к передаче. Охрана эфирной зоны позднее строго
осуществлялась работниками органов внутренних дел. Затем для просмотра
цензором начали готовить полный текст того, что собираются говорить в эфире
как дикторы, так и приглашенные гости. С 1927 г. специальным Постановлением
ЦК ВКП(б) был определен порядок цензурирования всех радиоматериалов с
последующим хранением их в архиве. Кроме цензора за содержание передачи
отвечал и главный редактор. Проблему для цензурных органов представляли
прямые трансляции. В эфир могли попасть как политически сомнительные
высказывания, так и нелитературные выражения, попросту брань. Постепенно к
прямым трансляциям стали заранее готовить как основной текст, так
вспомогательный на случай пауз или непредвиденных обстоятельств.
Источник: Кузнецов
Военно-политический контроль над радиовещанием возлагался на
Главлит, который осуществлял это как через свой аппарат, так и через
уполномоченных им лиц в радиовещательных организациях.
36. Журналистика как средство идеологического и организационного обеспечения
сталинской концепции социалистического строительства.
Источник: Овсепян “История новейшей отечественной журналистики”
Получив всю полноту власти в свои руки, Сталин, опираясь на ленинские идеи
социалистического строительства, выдвинул собственную модель строительства
социализма в СССР. Опираясь на успехи, достигнутые в восстановлении
промышленности и сельского хозяйства, он привел в движение все механизмы
власти, чтобы быстрыми темпами осуществить социалистическое строительство.
В сложившихся условиях дальнейшее развитие средств информации
однопартийной системы было обусловлено необходимостью идеологического и
организационного обеспечения выдвинутой Сталиным концепции строительства
социализма.
В конце 20-х – начале 30- х гг. развитие советской периодики происходит за счет
интенсивного создания новых типов изданий. Широкое распространение
получает массовая низовая печать. В 30-ее гг. в стране выпускаются газеты для
рабочих различных отраслей народного хозяйства. В их числе: «Торгово-
промышленная газета», «Строительная газета», «Легкая индустрия». На
страницах газеты «За индустриализацию» широко освещались вопросы
организации производства, планирования, управления промышленностью,
передовой производственныйопыт. Газета вела настойчивую борьбу за освоение
новойтехники, за подъем темпов работ, прежде всего в тяжелой
промышленности.
К середине 30-х гг. в стране сложилась разветвленная дифференцированная
система многонациональной печати. Характеристика системы по вертикали:
республиканские, краевые, областные, городские, районные (с августа 1930 г.),
многотиражные газеты. Печать стала орудием административно-командной
системы. Это проявилось в том, что она превратилась в политический пресс и
средство расправы с инакомыслием, в проводника идеологии классовой борьбы
и ее обострения по мере продвижения страны к социализму. Пресса в условиях
тоталитарного режима стала средством формирования культа личности Сталина,
жестким орудием осуществления административнокомандного давления сверху,
средством расправы с теми, кто не выполнял указаний и директив самой печати.
Во время политических процессов 30-х гг. тон всей советской журналистике
задавала «Правда». Она занимала непримиримую и жесткую позицию по
отношению к тем, кого обвиняли во вражеской деятельности. В деятельности
прессы конца 20-х – 30-е гг. было немало трудностей и ошибок. Общая
атмосфера приверженности идеологии сталинизма сохраняла доверие масс к
журналистике. К ее голосу прислушивались, за ней шли. Стремлением к
дальнейшему усилению идеологического и организационного воздействия
прессы на массы объясняются меры, связанные с увеличением числа газет и
ростом их тиражей.
1930 – статья Сталина «Головокружение от успехов».
Главлит. Главлит был создан на основании декрета Совета народных
комиссаров РСФСР от 6 июня 1922 года в рамках проведения Культурной
революции. Основной целью создания Главлита было «объединение всех видов
цензуры печатных произведений». В декрете о создании Главлита были
сформулированы общие принципы, которыми должен был руководствоваться
Главлит при запрещении издания или распространении произведений:
• Агитация против Советской власти,
• Разглашение военной тайны республики,
• Возбуждение общественного мнения путём сообщения ложных сведений,
• Возбуждение националистического и религиозного фанатизма,
• Носящих порнографический характер.

Постановление о журналах «Ленинград» и «Звезда». Основная идея этого


документа: пресса не может быть аполитичной, каждое произведение должно
воспитывать молодежь определенным образом. Принимается около 50-ти
партийных документов с критикой состояния качества разных типов прессы.

Конспект: ЦК ВКП(б) отмечает, что издающиеся в Ленинграде литературно-


художественные журналы «Звезда» и «Ленинград» ведутся совершенно
неудовлетворительно. Произведения Зощенко чужды советской литературе, они
рассчитаны на то, чтобы дезориентировать нашу молодёжь и отравить её
сознание. Ахматова является типичной представительницей чуждой нашему
народу пустой безыдейной поэзии. Её стихотворения, пропитанные духом
пессимизма и упадничества, наносят вред делу воспитания нашей молодёжи. В
журнале «Ленинград» помещаются преимущественно бессодержательные
низкопробные литературные материалы. Советский строй не может терпеть
воспитания молодёжи в духе наплевизма и безыдейности. Задача советской
литературы состоит в том, чтобы помочь государству правильно воспитать
молодёжь, ответить на её запросы, воспитать новое поколение бодрым, верящим
в своё дело, не боящимся препятствий, готовым преодолеть всякие препятствия.

Постановить:

1. Обязать редакцию журнала «Звезда» принять меры к безусловному


устранению указанных в настоящем постановлении ошибок и
недостатков журнала

2. Прекратить издание журнала «Ленинград»

3. Обязать редакцию «Звезды» обеспечить своевременный выход


журнала и улучшить его внешний вид
4. Возложить на Управление пропаганды ЦК (т. Александрова) контроль
за выполнением настоящего постановления

5. Заслушать на Оргбюро ЦК через 3 месяца отчёт главного редактора


«Звезды» о выполнении постановления ЦК.
Борьба Сталина за единоличное лидерство в партии, за утверждение своей точки
зрения как единственно правильной проявлялась все больше. В то же время
крепла административно-командная система управления, шел процесс активного
сращивания партийного и хозяйственного аппаратов.
В мае 1929 г. был утвержден 1-й пятилетний план. Борьба за его выполнение
становится повседневным делом народа, главной темой средств массовой
информации. Центральная и местная пресса публиковала множество материалов,
освещавших проблемы пятилетки: борьбу за эффективность производства,
экономию сырья, материалов, электроэнергии, топлива. Газеты рассказывали о
конкретных результатах творческой инициативы масс. Десятки миллионов
юношей и девушек откликнулись на призыв «Комсомольской правды» добыть
миллион на индустриализацию. И газета образно рассказывала о борьбе
комсомольцев и молодежи за успешное выполнение первой пятилетки. У
Сталина возникает идея «сплошной коллективизации». Сталин, вопреки своим
указаниям, берет на себя миссию выступить в печати с критикой имевших место
нездоровых и даже преступных явлений в области коллективизации. 2 марта
1930 г. «Правда» опубликовала статью Сталина «Головокружение от успехов», в
которой совершенно правильно были вскрыты причины ошибок в
коллективизации. Но о своей вине в допущенных перегибах он не проронил ни
слова. Очень часто пресса становилась инициатором незаконных акций, арестов,
выселений тысяч и тысяч семей. Особенно усердствовали политотдельские
газеты, созданные в начале 1933 г. Они окончательно превратили политическое
доносительство в негласную функцию советской печати, пронизавшую все
звенья периодики. За счет людей, обвиненных во враждебной деятельности, в
политической неблагонадежности росло число обитателей ГУЛАГа. Их жизнь
проходила в изнурительном труде, в котором государство видело главное
условие их перевоспитания. Так, одна из гулаговских газет «Перековка»,
выходившая на строительстве канала «Москва-Волга», использовала все приемы
идеологического и организационного воздействия для того, чтобы в
полуголодной многотысячной массе заключенных появились свои ударники,
последователи стахановского движения.
37. Публицистика в годы Великой Отечественной войны (1941 - 1945 гг.).

Источник: Минаева

Изменения в системе СМИ

1. Создание Совинформбюро. 2 функции - выпуск военных сводок + обеспечение


подготовки материалов для иностранных журналистов и прессы. Работники
Совинформбюро получали сообщения из ТАСС, редакций центральных газет, от
корреспондентов, но основным источником был Генеральный штаб.

2. Сокращение центральной и гражданской прессы, чтобы перебросить ресурсы


на военную прессу (некоторые закрывались, другие сливались в одну, третьи
сокращали тиражи и количество полос). Не путать гражданскую и военную
печать. Контроль за военной осуществляло Главное управление политической
пропаганды Красной Армии, за гражданской – Агитпроп, цензуру – Главлит.

3. В некоторых центральных газетах появились военные отделы.

4. На оккупированных территориях возникла партизанская и подпольная печать.


Больше в Белоруссии и на Украине. Цели - укрепление веры в победу;
организация сопротивления врагу, контрпропаганда.

5. В особых условиях работали журналисты Ленинграда. Все 900 дней в


блокадном городе печатались основные центральные издания и местные –
областная партийная газета «Ленинградская правда». Всю войну, при любых
бомбежках и артобстрелах, работало Ленинградское радио. Круглые сутки
раздавался в радиосети стук «символического сердца города» – метронома.

6.Значительно увеличился объём вещания на зарубежные страны – более 50


часов в сутки.

«Положение о работе военных корреспондентов»

- Право иметь постоянных корреспондентов на фронте предоставляется газетам


«Правда», «Известия», «Красная звезда», «Красный флот», «Сталинский сокол»,
«Комсомольская правда». Республиканским и областным газетам разрешается
иметь своих корреспондентов на фронте только в том случае, если военные
действия происходят на территории данной республики или области.

- Все военные корреспонденты зачисляются в ряды Красной Армии


- Военные корреспонденты должны обеспечивать печать и радио материалами,
освещающими: боевой опыт, содействие населения, зверства захватчиков

- Главная задача военных корреспондентов – показывать людей на фронте

- Военкорр обязан: находиться в частях и соединениях Красной Армии,


привлекать к участию в печати или радио бойцов, строжайше хранить военную
тайну, показывать образец дисциплины, быть готовым в любую минуту к
участию в бою

- Командиры Красной Армии оказывают военкоррам всемерное содействие в их


работе: систематически знакомят с положением на фронте, ходом боевых
действий, знакомят с документами, помогают в передвижении по фронту

Темы. Темы Родины, патриотизма, подвиг солдат, образ врага.

Публицисты и публицистика.

Публицистика делится на три группы:

• Тема подвига. Это Фадеев. Бессмертие про героические поступки молодых


ребят из организации «Молодая гвардия», которые сначала давали отпор
фашистам, а потом были пойманы, терпели ужасные пытки и были убиты. Это
Симонов, «Дни и ночи», «На старой смоленской дороге»

• Тема родины. А. Толстой, «Родина»: На нас всей тяжестью легла


ответственность перед историей нашей родины. Позади нас – великая русская
культура, впереди – наши необъятные богатства и возможности, которыми хочет
завладеть навсегда фашистская Германия. Но эти богатства и возможности, –
бескрайние земли и леса, неистощимые земные недра, широкие реки, моря и
океаны, гигантские заводы и фабрики, все тучные нивы, которые заколосятся,
все бесчисленные стада, которые лягут под красным солнцем на склонах гор, все
изобилие жизни, которого мы добьемся, вся наша воля к счастью, которое будет,
– все это – неотъемлемое наше навек, все это наследство нашего народа,
сильного, свободолюбивого, правдолюбивого, умного и не обиженного
талантом. Так неужели можно даже помыслить, что мы не победим! Мы сильнее
немцев. Черт с ними! Их миллионы, нас миллионы вдвойне. М. Шолохов,
«Наука ненависти»: И воевать научились по-настоящему, и ненавидеть, и
любить. На таком оселке, как война, все чувства отлично оттачиваются. Казалось
бы, любовь и ненависть никак нельзя поставить рядышком; знаете, как это
говорится: «В одну телегу впрячь не можно коня и трепетную лань», – а вот у
нас они впряжены и здорово тянут! Тяжко я ненавижу фашистов за все, что они
причинили моей родине и мне лично, и в то же время всем сердцем люблю свой
народ и не хочу, чтобы ему пришлось страдать под фашистским игом. Вот это-то
и заставляет меня, да и всех нас, драться с таким ожесточением, именно эти два
чувства, воплощенные в действие, и приведут к нам победу. И если любовь к
родине хранится у нас в сердцах и будет храниться до тех пор, пока эти сердца
бьются, то ненависть всегда мы носим на кончиках штыков. Извините, если это
замысловато сказано, но я так думаю”.

• Тема врага. И. Оренбург, «Наука ненависти». Для нас гитлеровцы не просто


противники: для нас гитлеровцы не люди, гитлеровцы для нас – убийцы, палачи,
нравственные уроды, жестокие изуверы, и поэтому мы их ненавидим. Многие из
нас в начале этой необычной войны не понимали, кто топчет нашу землю. Люди
чересчур доверчивые или чересчур недоверчивые думали, что армия Гитлера –
это армия государства враждебного, но культурного, что она состоит из
воспитанных офицеров и дисциплинированных солдат. Наивные полагали, что
против нас идут люди. Но против нас шли изверги, избравшие своей эмблемой
череп, молодые и беззастенчивые грабители, вандалы, жаждавшие уничтожить
все на своем пути. Может быть, грядущая Германия его перевоспитает: сделает
из тупого убийцы труженика и человека. Пускай об этом думают немецкие
педагоги. Мы думаем о другом: о нашей земле, о нашем труде, о наших семьях.
Мы научились ненавидеть, потому что мы умеем любить. «Бешеные волки».
(Геринг и его миллионы, Геббельс и его неудавшиеся книжки в молодости,
Гитлер – самодур и изувер, презирает немцев).

Публицистика (другие примеры)

И. Эренбург. 3 июля 1941 года. Москва ещё живёт обычной жизнью, люди
встречаются, обсуждают сводки. Но уже готовятся к худшему: заклеивают окна,
учатся тушить зажигательные бомбы. Молодые парни уходят на фронт.

О ненависти. Война – это злоба людей, жаждущих войти в историю хотя бы с


черного хода. Много раз слово чёрный. Фашисты сделали из злобы религию

А. Толстой. Армия героев. Воодушевили оружие и машины своей волей к


победе. Европа не думала о войне, а потом было уже поздно. Всю её обобрали.
Ошибка Гитлера – недооценил мощь и дух Красной Армии. Аналогия с
русскими сказками. Гитлер – серый волк. Теперь одна надежда только на нас.
А. Адамович. Блокадная книга. Жизнь женщин – как выживали в Ленинграде,
размачивали хлеб в кипятке, всё лучшее детям. Кто лежал и, казалось бы, тратил
меньше энергии, умирал раньше. Движение – это жизнь. Делали студень из клея.
Меняли дрова на крупу

К. Симонов. День, в которой ничего не произошло. Совинформбюро


передало, что ничего не произошло. Но на фронте отвоевали дубовую рощу,
боевые действия, танки ходили, убили немцев.
38. Советская журналистика как единый информационно-пропагандистский
комплекс в 1950-1980 гг.

Источник: Кузнецов

Эпоха. Перестройка системы СМИ на мирный лад. В 1946 году декларируется


«холодная война». ХВ – война идеологий буржуазных стран, и военное
противостояние, ядерное. Этой идее и будет подчиняться система СМИ до
смерти Сталина в 1953 г. Есть проблема восстановления страны после войны
(строительство городов, жилья, предприятий) + проблема восстановления
населения страны от стресса, идеологический кризис.

Этот период характеризуется дальнейшим количественным ростом изданий и их


тиражей. Если в 1956 г. выходило 7246 газет разовым тиражом 48,7 млн. экз., то
к 1985 г. их стало около 8,5 тыс., а тираж превысил 180 млн. экз. Рост тиража
центральных газет: к 1985 г. он достиг у «Правды» – 10 млн. экз., у «Известий» –
8 млн., у «Комсомольской правды» – 17 млн., у «Труда» – 18 млн. экз. Рост
тиража газеты «Труд» оказался самым значительным: в 1962 году он составлял
всего 540 тыс. и увеличился, следовательно, в 33 раза.

Газетно-журнальный информационно-пропагандистский комплекс Советского


Союза к 1985 г. представляли 13,5 тыс. периодических изданий. Газеты
издавались на 55 языках народов СССР и 9 языках зарубежных стран.
«Советская Россия» начала издаваться как орган Бюро ЦК КПСС по РСФСР.
Газета освещала прежде всего жизнь областей, краев и автономных республик
Российской Федерации. Показ развития экономики и культуры РСФСР,
трудовых успехов тружеников республики – ее основная задача.

О печати. Довольно сложный период сокращения системы военной печати +


процесс восстановления гражданской прессы. В годы войны все кадры были
брошены на освещение войны. Резко упало кач-во прессы. Постепенно
восстановили все тиражи и периодичность, заново запустили закрытые издания.
Все эти мероприятия приводят к быстрому количественному росту прессы.

Темы: всемерное повышение урожайности сельскохозяйственных культур на


основе улучшения качества полевых работ, о применении передовой
агротехники, использовании трудовых и материально-технических ресурсов
деревни, о трудовых успехах комбайнеров, трактористов. (С 1953-54 гг. стали
проводиться меры по оказанию помощи сельскому хозяйству. В «Правде» и
«Новом мире» публиковали очерки В. Овечкина на тему проблем с/х)

В. Овечкин. Районные будни. Несколько колхозов в одном отстающем районе.


Одни колхозы – успешные, другие – меньше нормы. Одни покрывали другие.
Мартынов, бывший журналист, второй человек в районе, сказал председателю,
что хорошие будут покрывать плохих. Председатель против. Вывод –
председателя надо выбирать из народа.

Рекорды и урожай. В одном колхозе была Степанида Грачёва. Она была


ударница, но в районе никто не обращался к ней за помощью. Потому что она
сильно зазналась. Ей в дом провели телефон, прикрепили девочку-
десятиклассницу, которая за неё отвечала на корреспонденцию. СГ устроила
дома день приёмов. Но это неправильно. Нельзя, чтобы один человек тянул весь
район. Даже людей с других работ снимали, чтобы её свёклу прополоть или
насекомых убрать. Надо равномерно.

- международная проблематика: писалось о всемирно-историческом значении


разгрома гитлеровской Германии и фашизма. Много о Нюрнбергском процессе.

В рассматриваемый период появлялись не только новые газеты, но появился и


новый тип печати – колхозные многотиражки.

Развитие газетной периодики характеризуется значительной реорганизацией


отдельных центральных изданий. Нельзя не отметить преобразования некоторых
из них в органы ЦК КПСС. С марта 1960 г. органом ЦК КПСС стала
«Экономическая газета», с апреля этого же года «Сельская жизнь», с августа
1972 – «Советская культура». В постановлениях о преобразовании этих газет в
органы ЦК КПСС подчеркивалось, что они «призваны вести активную борьбу»
за осуществление политики партии в развитии народного хозяйства, исходить в
пропаганде вопросов культуры «из ленинских принципов партийности
художественного творчества».
Значительно развилась журнальная периодика: ежегодное пополнение журналов
и изданий журнального типа составляло 30–40 новых названий: «Аврора»,
«Советская печать», «Собеседник». К 1985 г. в Советском Союзе действовало
более 230 издательств, из них около 60 – центральных. Крупнейшими были
Политиздат, «Мысль», «Художественная литература», «Молодая гвардия»,
«Детская литература», «Прогресс», «Искусство», «Колос», «Наука».

В 1961 г. в системе средств массовой информации СССР, кроме ТАСС, начало


функционировать Агентство печати «Новости» (АПН), учредителями которого
явились Союз журналистов СССР, Союз советских писателей, Союз советских
обществ дружбы и культурной связи с зарубежными странами (ССОД) и
Всесоюзное общество по распространению политических и научных знаний.
АПН имел представительства более чем в ста странах мира, издавал за рубежом
журналы, газеты, пресс-бюллетени на 45 языках тиражом около 2 млн. экз.
Ежегодно на русском и на иностранных языках выпускались миллионы
экземпляров книг и брошюр, а также вестники АПН «По Советскому Союзу»,
«Советская панорама», «Новости науки и техники», «Международная
информация» для зарубежной и советской печати.

К середине 80-х годов еще больший размах получила деятельность ТАСС,


которое располагало 14-ю республиканскими агентствами, имело 6 отделений и
72 корреспондентских пункта в РСФСР. Его зарубежные отделения и
корреспонденты передавали сообщения из 110 стран мира. В мощную
творческую организацию превратился созданный в 1959 г. Союз журналистов
СССР. В 1984 г. в стране трудилось 100 тыс. журналистов и 6 млн. внештатных
корреспондентов. Союз журналистов поддерживал связи с журналистскими
организациями 66 стран.
39. Развитие радиовещания и телевидения в СССР: их место в системе СМИ в 1950-
1980 гг.
Эпоха.
1950-ые. Хрущёв. Главная заслуга - разрушение авторитарной системы Сталина.
Решил жилищную проблему, развитие сельского хозяйства, промышленности.
Освоение космоса. Период назвали оттепелью.
1960-ые и 1970-ые. Брежнев. Работал над развитием тяжёлой промышленности,
в итоге лёгкая страдала. В итоге - экономический и социальный кризис.
Период назвали застоем.
1980-ые. Андропов, Черненко. Пытались вывести страну из экономического
кризиса, но мало что успели.
С 1985 - Горбачёв. Кризис усугубила Чернобыльская катастрофа. Перевод
предприятий на самоокупаемость. Гласность. Упразднена цензура. Можно
слушать западные радиостанции. Прекращение Холодной войны - разрядка.
Источник: Кузнецов
Радио. Радиовещанием к 1985 г. практически была охвачена вся территория
СССР, телевидением – 93% населения страны. Центральное (Всесоюзное)
радиовещание вело передачи по десяти программам и их дублям.
Первая – основная общесоюзная информационная, общественно-политическая,
культурно-образовательная, художественная программа с 1980 г. стала вести
передачи с учетом часовых поясов. Впервые дубли программы для слушателей
различных регионов страны совпали с дублями первой программы Центрального
телевидения. Начали обслуживать радиослушателей Сибири, Дальнего Востока,
Средней Азии и Крайнего Севера.
Вторая программа «Маяк», начавшая свою деятельность 1 августа 1964 г., вела
свои круглосуточные передачи одновременно для всех регионов страны. В
основе ее деятельности – часовой отрезок времени: в начале и середине каждого
часа – два коротких выпуска новостей, за которыми следует музыка или другой
развлекательного характера материал. С 1978 г. передачи «Маяка» звучат на
английском, с 1983 – на французском языке.
Третья программа – литературно-музыкальная. Предназначенная для Москвы и
Московской области, с 1 апреля 1982 г. она стала передавать дубль для
слушателей Сибири и Дальнего Востока.
Четвертая программа – музыкальная. Она появилась в январе 1972 г.,
передается на средних и ультракоротких волнах. Половину ее вещания занимают
стереофонические записи.
Пятая – круглосуточная информационно-политическая и художественная
программа адресуется советским гражданам, находящимся за рубежом.
Все большей популярностью пользовались передачи радиостанции «Юность»,
позывные которой впервые прозвучали в октябре 1962 г. Привычной для
«Юности» стала Практика прямого выхода в эфир, оперативная обратная связь
со слушателями по телефонным каналам и радиомосты, соединяющие советскую
молодежь с зарубежными сверстниками.
Телевидение. Неизмеримо в системе СМИ возросла роль телевизионного
вещания, среднесуточный объем которого к 1985 г. возрос до 500 часов.
Основное содержание эфира – кинофильмы и общественно-политические,
музыкальные, литературно-драматические программы, подготовленные в
студиях. К этому времени вещание осуществляли 115 программных телецентров,
из них, включая дубли, более ста в цветном изображении. В деятельности
телевизионного вещания нельзя не отметить таких знаменательных событий, как
первые передачи в цветном изображении Останкинского телецентра в октябре
1967 г., переход Центрального телевидения на круглосуточную работу с 1
октября 1976 г., первые прямые передачи из Москвы с помощью спутника-
ретранслятора «Экран» для жителей Якутии, Красноярского края и Тувинской
АССР в ноябре 1976 г., передачи программы «Время» с сурдопереводом для
лишенных слуха телезрителей (1987 г.). В 1981 г. исполнилось 50 лет со дня
начала телевизионного вещания в СССР. К этой знаменательной дате в стране
ежедневно загоралось свыше 75 млн. телеэкранов, собиравших 230 млн.
зрителей, или 88 процентов советских граждан, передачи велись на 40 языках
народов СССР, свыше 80 городов транслировали программы в цветном
изображении. В 1984 г. количество телецентров увеличилось до 126, сто из
которых готовили передачи в цветном изображении. У советских людей стало 85
млн. телевизоров, в том числе 15 млн. приемников цветного изображения. Самой
популярной для телезрителей стала информационно-публицистическая
программа «Время», впервые появившаяся на телевизионном экране в январе
1962 г.
Передачи.
Большую популярность завоевали телесериалы «Летопись полувека» и
«Наша биография», созданные к 50-летию и 60-летию Советского государства.
По примеру «Летописи полувека» в 1968–1970 гг. были созданы также
«Летописи» пятидесятилетней истории союзных республик. Эти
документальные сериалы, построенные в основном на документах кино-,
фотоархивов советской и зарубежной хроники, хотя и не раскрывали всей
правды отечественной истории, все же относятся к несомненным достижениям
советского телевидения.
Популярными стали на телевидении и устные рассказы, с которыми
выступал И. Андроников. Первое его выступление с рассказом «Загадка Н.Ф.И.»
состоялось в 1959 г. Затем последовала целая серия выступлений с очерками о
творчестве М.Ю. Лермонтова, а также с репортажами-лекциями из музеев
Пушкина, Горького, А. Толстого. Самую большую известность получили
рассказы о героях Брестской крепости С. Смирнова, как и его телевизионный
альманах «Подвиг», благодаря чему тысячи семей нашли своих близких,
затерявшихся в годы Великой Отечественной войны.
Искреннюю благодарность выражали радиослушатели и за передачи по
«Маяку», которые вела Агния Барто с 1965 по 1975 г. под рубрикой «Найти
человека». Хотя поиск разлученных войной проводился без точных данных, а по
каким-то запомнившимся эпизодам детства, за девятилетний период этих
передач было воссоединено свыше девятисот семей.
40. Средства массовой информации в Российской Федерации 1991-2015.
Эпоха. Вывести СССР из кризиса у Горбачёва так и не вышло. Падали цены на
энергоносители, а это была главная статья доходов СССР. Экономика СССР так и
не стало самоокупаемой. Кроме того, возник конфликт с Ельциным, который в
итоге провозгласил независимость РСФСР.
Источник: Кузнецов
Принятый Закон СССР «О печати и других средствах массовой информации»
(1990), а затем Закон Российской Федерации «О средствах массовой информации»
(1991) с отменой цензуры закрепили право на их издание не только
общественными, партийными, коммерческими организациями, но и отдельными
гражданами, что обусловило небывалый рост численности газетно-журнальной
периодики.
В 1996 г. у нас произошло беспрецедентное событие: главные редакторы
региональных газет объединились в свой Клуб и приступили к изданию журнала
«Четвертая власть». Сделать региональную прессу «богатой и подлинно
свободной» – такую задачу поставил перед собой редакционный коллектив
журнала, девизом которого стали слова Вольтера: «Я не согласен ни с одним
словом, которое Вы говорите, но я готов умереть за Ваше право это говорить».
Издания КПСС из официальных правительственных превратились в
оппозиционные, официальными же стали президентские демократические газеты
и журналы. К 1998 г. у федерального правительства из печатных СМИ имелись:
«Российская газета», «Российские вести», «Россия», из электронных – телеканалы
ОРТ, РТР, «Культура», «Радио 1», «Радио России», радиостанция «Маяк», а также
информационные агентства «ИТАР-ТАСС», «РИА-Новости», «Интерфакс».
Вместо однообразных партийных стали выходить качественные и массовые,
дотируемые из казны и коммерческие, официальные издания, отражающие точку
зрения правительства и властных структур, и издания, критикующие
существующий режим. Уже в начале 1990-х годов появилось свыше тысячи газет
и журналов разных политических направлений. В 1992 г. в стране действовало
около 150 разных политических партий и движений, приступивших к изданию
своих печатных органов. В числе первых появились газеты «Демократическая
Россия», «Речь» (партия народной свободы), «Гражданин» (кадетская
демократическая партия). Наиболее многочисленными были издания
коммунистической и либерально-демократической партий. Из коммунистических
можно выделить газеты «Народная правда», «Молния», «За Родину, за Сталина».
С марта 1995 г. начала выходить газета компартии Российской Федерации
«Правда России». Продолжали издаваться также «Правда», «Советская Россия». К
середине 1990-х годов компартия объединяла в своих рядах более полумиллиона
человек, имела около 120 газет, общий тираж которых составлял полтора
миллиона экземпляров.
Значительную издательскую деятельность развернула и либерально-
демократическая партия (ЛДПР). Кроме газет «Правда Жириновского» и «Сокол»,
имелись издания на местах: «Либерально-правовая газета» (Тамбов), «Елецкие
вести» и др.
Газета «Новое время» (партия «Демократический выбор России»), «Новая газета»
(«Яблоко»), одной из главных газет демократов стали «Известия».
Наибольшую популярность и наибольший тираж в постсоветский период имеют
газеты, не выражающие открыто своей партийной приверженности, стремящиеся
к объективности, независимости своих суждений: «Аргументы и факты»,
«КоммерсантЪ», «Комсомольская правда», «Общая газета», «Труд». Одна из
старейших в России газета «Труд», имея полуторамиллионный тираж,
распространяется не только в СНГ, но и странах Европы, Америки, Азии и даже
Африки. Газета получает сотни тысяч писем в год, что свидетельствует о
неизменном интересе читателей.
Как и в советский период значительным количеством изданий представлена
аграрная, женская и молодежная пресса. Из аграрных, наряду с издававшейся
ранее «Сельской жизнью», появились «Крестьянские ведомости», «Крестьянская
Россия», «Нива России» и др. Новыми газетами «Сударушка», «Москвичка»,
«Натали» (Петербург), «Женские игры» (Волгоград), «Аннхен» (Калининград)
пополнилась женская пресса.
Самые значительные перемены произошли в прессе для детей и подростков.
Единственная, издававшаяся в СССР «Пионерская правда» выходит в окружении
многих газет, из которых следует выделить «Детскую деловую газету» и
«Школьную роман-газету». Последняя рекомендована учащимся 6–10 классов для
внеклассного чтения. В первых же ее номерах появились «Овод» Этель Лилиан
Войнич и «Наследник из Калькутты» Роберта Штильмарка. Нельзя не отметить
газет, делающихся исключительно юнкорами: «Глагол» (Москва), «Контакт»
(Калуга), «Честное слово» (Екатеринбург). «Сами» (Барнаул), «Юнкор
Прибалтики» (Калининград).
Все больший размах в отечественной журналистике получают религиозные
издания. Большой популярностью пользуются «Семейная православная газета»
(для семейного чтения), «Благовест» (для военных), «Утоли моя печали» (для
заключенных), «Татьянин день» (для студентов). Возобновили выход некоторые
дореволюционные церковные журналы «Духовный христианин» (основан в 1905
г.) и «Христианин» (1906 г.).
Существенные изменения произошли и в отечественной журнальной периодике.
Появились философской ориентации журналы «Логос», «Человек», религиозные
– «Мир библии», «Пробуждение», литературно-художественные журналы
«Новый мир», «Знамя», «Октябрь», «Аврора», «Звезда», «Москва».
Появление газетно-журнальных издательских домов – одна из отличительных
особенностей журналистики постсоветского периода, так как в рыночных
условиях отдельному изданию не всегда удается выжить. Самыми первыми и
наиболее крупными стали издательские дома «КоммерсантЪ», «Экономика и
жизнь». Крупнейшим в мире стал издательский дом газеты «Аргументы и факты».
Кардинальные изменения произошли в региональной журналистике. В столицах
автономных республик, в краевых, областных и районных центрах наряду с
общественно-политическими издаются деловые, информационно-коммерческие,
правозащитные, религиозные, литературно-художественные, спортивные,
уфологические и многие другие газеты и журналы. В газетном мире регионов
появились многочисленные религиозные газеты: «Воскресный день» (Мурманск),
«Православная Тверь», «Пензенские епархиальные ведомости», «Благовест»
(Самара), «Православный голос Кубани» и др.
На рубеже тысячелетий все более мощными конкурентами газет и журналов
становятся электронные средства массовой информации.
После дезинтеграции СССР структура Гостелерадио была разделена по
республикам, ставшим независимыми государствами. В ведение России перешло
75 телецентров и телестудий, на ее территории передачи стали вести две
государственные компании – «Останкино» и «Россия». С 1 января 1993 г.
начались передачи телекомпании ТВ-6 «Москва», а с 10 октября того же года –
канала НТВ. С 1 апреля 1995 г. первый канал «Останкино» перешел к новой
структуре – акционерному обществу закрытого типа ОРТ (Общественное
Российское ТВ). К 2000 г. сформировалась следующая система телевизионных
СМИ: государственное ТВ, включающее каналы РТР, «Культура», региональные
телекомпании; концерн медиа-мост В. Гусинского, куда вошли НТВ, «НТВ-
плюс», «НТВ-кино», «ТНТ» (твое новое телевидение), в структурах Б.
Березовского оказались каналы ОРТ, «ТВ-6»; в информационном холдинге мэра
Москвы Ю. Лужкова – «ТВ-Центр», «РЕН-ТВ», кабельное ТВ «Столица».
ОРТ имеет более 70 корпунктов на территории России и за ее пределами, его
программы доступны 99% населения страны. Практически всю территорию
страны охватывает и Российское телевидение (РТР). Около 90 млн. человек могут
смотреть программы НТВ.
Новыми радиостанциями пополнилась система радиовещания. В январе 1992 г.
начала вещание коммерческая российско-французская радиостанция «Радио
России – «Ностальжи», в октябре того же года – радиостанция «Надежда». В
декабре 1993 г. создана радиостанция «Голос России», которая стала вести
передачи для миллионов зарубежных слушателей на 38 языках.
Безусловно, самым важным событием в истории отечественной журналистики
постсоветского периода стало относительно стремительное развитие в России
Интернета: если в начале 1997 г. только 0,15% россиян пользовалось Интернетом,
то к 2000 г. их стало 6,3%, или 9 млн. человек. В середине 90-х годов в
электронном исполнении появились газеты «Известия», «Аргументы и факты»,
«Экономика и жизнь», журнал «Огонек», представлявшие точную копию
бумажного образца. В 1998 г. в русскоязычном Интернете насчитывалось уже
свыше 700 периодических изданий, а к 2000 г. практически все периодические
издания, радиостанции и телевизионные каналы заимели в Интернете свои сайты.
Возрастает и группа Интернет-медиа (т.е. СМИ, не имеющих печатных аналогов).
Журналистика русского зарубежья после распада СССР своего существования не
прекратила. Возникшие еще в годы войны и вскоре после ее окончания и спустя
десятилетия журналы «Посев», «Грани», «Новый журнал», «Континент», газета
«Русская мысль» продолжают издаваться и в настоящее время. Выходит в Нью-
Йорке и газета «Новое русское слово», созданная еще в 1910 г. Самым важным
событием в истории журналистики русского зарубежья стало возвращение на
Родину таких наиболее популярных журналов, как «Посев», «Грани»,
«Континент». Все они с 1992 г. стали выходить в России.

Зарубежная журналистика
41. Становление и развитие журналистики в странах западной Европы (Франция,
Германия, Англия) и США в XVII-XVIII вв.
Источники:
На все билеты по миржуру - Л. Саламон “Всеобщая история прессы”. Книжка
старая - 1909 года! В контексте первой и второй мировой и т.д. не упоминайте!!
Универсально - Прутцков. История зарубежной журналистики
А дальше - опционально. Для этого билета:
Великобритания: С.И. Беглов “Четвертая власть: британская модель”
Германия: Вороненкова Г.Ф. Путь длиною в пять столетий: от рукописного
листка до информационного общества. Национальное своеобразие средств
массовой информации Германии

17-18 век – формирование журналистики.

История в датах:
Германия.1609 год – в Германии появляется первая газета. Точнее две,
«Relation» - Страсбург, «Авизо» - Аугсбург.
1648 – закончилась Тридцатилетняя война. Итог – Германия разделена на 300
государств. В каждом свои законы, но в целом – цензура очень жёсткая, что
тормозило развитие журналистики.
1661 – первая ежедневная «Лейпцигская газета»
Конец 17 века – появление развлекательных изданий
Начало 18 века – появляются журналы.

Франция.

1631 – самая влиятельная газета «La Gazette». Её первый номер вышел в Париже
при дворе короля Людовика XIII. Идея создания газеты принадлежала кардиналу
Ришелье. Главным редактором был Теофраст Ренодо. Ежедневная газета была
призвана помочь королю управлять государством и стала рупором авторитарной
власти – через нее не только сообщались новости, но и посылались директивы на
места. Обязательна была предварительная цензура, отсутствовали сенсации,
правдивая информации приносилась в жертву интересам власти. С появлением
«La Gazette» во Франции сложилась авторитарная модель печати. Король
Людовик XIII сам анонимно писал в газету о своих подвигах и, по сути, стал
первым военным журналистом.

1789 – 1799 – революция во Франции. Идет борьба за свободу печати,


принимается декларация прав и свобод гражданина.

1799 – 1815 – правление Наполеона, упразднение свободы слова.

Имена: Теофраст Ренодо, Жан-Поль Марат («Друг народа»), Жан-Рене Эбер


(«Папаша Дюшен»)
Жан Поль Марат - издатель газеты “Друг народа” (1789 - 1793). Целью этого
издания было изобличение врагов народа, причём Марат с одинаковой резкостью
обрушивался на королевскую семью, на министров и членов национального
собрания. «Друг народа» много способствовал распространению среди народа,
особенно в Париже, крайнего революционного фанатизма; его читали нарасхват,
популярность его выразилась и в многочисленных подделках под него.

“Дар отечеству” - в этой статье он защищал идею народного суверенитета,


конституционной монархии, разделения властей и призывал к сплочению
Третьего сословия в борьбе с абсолютизмом.

Англия.

1622 – 1641 – период выхода первой регулярной газеты. Weekly News. Издатель
– Даниэль Баттер. Писала об экономике. Издатель приходил в порт, разговаривал
с матросами, собирал в газету. Цензура ему запрещала писать о политике, о
работе парламента. Оставалась только экономика.

1640-ые. Расцвет политической журналистики (и в первую очередь, памфлета)


приходится на время, когда в Англии началась гражданская война, приведшая к
казни короля Карла I и отмене цензуры.

1644 год - Джон Мильтон опубликовал без разрешения цензуры памфлет «О


свободе печати. Речь к английскому парламенту «Ареопагитика». Он взял за
основу форму античной речи и подражал Исократу. Цензура, писал автор,
бесполезна, вредна и унижает человеческое достоинство.

1660 - При Карле II была восстановлена цензура. Началось издание


правительственных и государственных газет, первой из которых стала «Oxford
Gazette» («Оксфордская газета»), переименованная вскоре в «London Gazette»
(«Лондонская газета»).

1689 год – Славная революция в Англии, парламент принимает Билль о правах,


который действует сегодня, который заменяет Закон о печати, конституцию.

В 18 веке в Англии ситуация меняется, парламент не мог сдерживать


политически журналистику, но он делал это экономическими методами: законы
о рекламе, налог на каждую страницу бумаги (штемпельный налог), налог на
объявления. Это делало газеты убыточным предприятием. Парламент запрещал
писать о себе. Поэтому появились новые формы: например, огромная газета А1,
ватманский лист. До этого они были А5, формат школьной тетрадки. Это для
того, чтобы меньше налогов платить (страниц-то меньше). Журналисты по-
всякому обманывали. Еще фишка: газета печаталась на одной полосе, ее
сворачивали, и появился конверт в виде газеты.
Общие черты прессы:
- газеты не имели четко обозначенного названия;
- место издания и фамилия редактора-издателя не указывались;
- расположение новостного материала зависело от дня поступления информации;
- новости не комментировались и подавались без всяких рубрик;
- политические события перемежались с сенсациями;
- маленькие тиражи (средний тираж – 300-400 экземпляров);
- основная аудитория газет – образованная аристократия.
- первые газеты были, как правило, еженедельными.

Теперь о факторах.

Политические – революции. (см. выше)

Экономические – ярмарки. Становление прессы происходит в ярмарочных


городах. Ярмарка – целая культура, микромир, где вместе с торговлей были
театры, своя жизнь. Покупателям и продавцам надо было понимать, что
происходит на ярмарках. Соответственно, газета появилась в первую очередь как
орган печати, посвященный ярмаркам, а потом публикует более широкую
информацию. Это экономический фактор развития журналистики – ярмарка,
торговля.

Имена: Джонатан Свифт (газета «Обозреватель»), Даниэль Дефо (журнал


«Обозрение»), Ричард Стил, Джозеф Аддисон (журнал «Болтун», газета
«Зритель»)
Свифт «Скромное предложение»
1729 год. Суть памфлета: Предлагает продавать детей ирландских бедняков для
употребления в пищу представителями высших слоёв английского общества.
Скрытая политическая подоплека: Памфлет написан во время одного из крупных
в истории Ирландии неурожаев картофеля, который привёл к голоду. Несмотря
на вымирание целых селений, английское правительство не предприняло
никаких мер, а, напротив, и дальше продолжало препятствовать развитию
земледелия Ирландии, опасаясь возможной конкуренции ирландского хлеба.
Даниель Дефо
Стал известен благодаря памфлету «Опыт о проектах» (1697), где он предложил
правительству проложить дороги, поощрять торговлю, дать возможность
женщинам получить образование, выплачивать пенсии, создать систему
социального страхования, лечить людей в больницах за счет государства.
В 1702 году опубликовал «Простейший способ разделаться с диссидентами». Это
сатирический памфлет, где он предложил разделаться со всеми несогласными с
политикой королевы Анны. Когда раскрылось, что писал это не всерьёз, а как
сатиру, Дефо объявили в розыск. В итоге его приговорили к позорному столбу.
Перед тем, как отправиться к позорному столбу Дефо успел написать “Гимн
позорному столбу”.
За полгода в тюрьме Дефо разработал проект нового журнала Review
(«Обозрение»), который выпускал, выйдя на волю, с 1704 по 1713 год. В своем
журнале Дефо затрагивал политические вопросы, обсуждал государственные
мероприятия, писал статьи против пороков, предлагал реформу нравов. Всё
писал сам Дефо. С журнала «Ревью» в Англии началась эпоха политической
журналистики. Дефо стал зачинателем жанра репортажа. Однако, если сначала
он был борцом за свободу, в итоге через некоторое время стал продажным
журналистом. Стал писать то, что выгодно правящей партии, постоянно менял
мнение, лишь бы это было выгодно.
Ричард Стил и Джозеф Аддисон
В апреле 1709 года Стил стал от имени вымышленного редактора издавать
сатирический журнал The Tatler («Болтун»). Стил создал жанр газетного эссе и
предвосхитил жанры газетной передовицы и фельетона.
Стилу активно помогал Аддисон, опубликовавший в журнале более сорока
сатирических очерков. Участие в издании «Тэтлера» принимал и Джонатан
Свифт, политические симпатии которого еще совпадали в то время со взглядами
Стила и Аддисона.
После закрытия Тэтлера Стил и Аддисон вместе основали в The Spectator
(«Зритель»). Это первый ежедневный журнал. Что писали: политические
новости, про общественные нравы, литературная критика, про религию и мораль.
Были и материалы отдельно для женщин.
С 1713 Стил и Аддисон открыли The Guardian («Опекун»). Поддерживали вигов
и выступали против тори. За это журнал закрыли в тот же год.
Стил в 1713 году был избран в парламент и стал издавать журнал The Englishman
(«Англичанин»). Он выходил три раза в неделю и отличался исключительной
смелостью публикаций. За это Стила судили и лишили депутатского мандата.
42. Английская, французская, американская концепции свободы печати.

Источник: консультация Прутцкова


Концепция печати – форма взаимоотношений власти и журналистики; то, что
регулирует работу журналистики в той или иной стране.

Концепция свободы печати - это альтернатива авторитарной концепции печати,


которая сложилась во Франции в середине 17 века. Особенность – гос-во
управляет жур-кой.

Концепция свободной печати формируется в Англии в конце 17 века. В 1689


году - Славная революция, по итогам приняли Билль о правах. Но реально
последний закон, который ограничивал права журналистики, отменили только в
1861 году. Схожая ситуация во всех странах мира – документы не сразу
действовали после принятия.

Английская концепция свободы печати. В Англии свобода печати


сформировалась именно в 1689 году. Дальше шла борьба, парламент противился.
В конце концов журналисты победили. Мильтон со своей «Ареопагитикой»
оказал решающее влияние на формирование этой концепции печати, часто ее
даже называли «мильтоновской». Об этом писал и Беглов. Мильтон написал
обращение к парламенту о свободе печати “Ареопагитика” (1644). Мильтон
впервые формулирует проблему взаимоотношений печати и власти. Он считал,
что власть не имеет права управлять печатью. В «Билле о правах» говорится, что
Парламент имеет право влиять на СМИ, и СМИ должны подчиняться решению
Парламента. Кроме того, Парламент назначает комиссии, которые контролируют
деятельность СМИ.

Французская концепция свободы печати. Борьба за свободу печати началась с


французской революции, с 1789 года. Тогда была принята декларация прав
человека и гражданина. Были пункты, которые касались свободы печати. После
революции происходит сложный процесс. На протяжении следующих 100 лет
было принято около 60 законов о журналистике, которые принимали каждые
несколько лет. Даже опытные юристы не могли сказать, что работает, а что нет.
Поэтому начали работу над Законом о печати. И в 1881 году он был принят
французским парламентом. Автор закона – Эмиль Жирарден. (Первый в мире
закон о печати – в Швеции, в 1766 году). Во Франции Закон о печати оказался
самым всесторонним, около 300 статей, им до сих пор пользуются.
Подавляющие число стран Европы пошли по стопам Франции, европейская
концепция свобода печати. Условно, и Россия тоже.
Американская концепция свободы печати. Возникла как отрицание
английской концепции печати. Американская – ведет отсчет от конституции
1787 г. И первой поправки (гласит, что конгресс не будет издавать законы,
ограничивающие свободу слова). Именно с этой поправки начинается свобода
печати в США.

Сходства всех концепций печати: во главе угла – экономическая свобода,


принцип издания не разрешительный, а уведомительный, отсутствие
предварительной цензуры.

Главное отличие – в формах взаимоотношений государства и журналистики. В


Англии парламент регулирует свободу печати. Во Франции арбитр –
законодательство. В США арбитра нет. Государственная журналистика
запрещена, влияние государства на журналистику запрещено. Единственное
влияние – когда медиа выходит за пределы США, роль государства допускается,
внешнеполитический имидж формируется, в это вливаются деньги.

К началу 19 века начинают формироваться три концепции свободы печати –


английская, французская и американская. В конце 19 века – окончательное
формирование. Все эти концепции стояли у истоков медиасистем разных стран.
43. Совершенствование техники и технологии издательского дела в XIX веке.
Источник: Прутцков
Все изобретения и открытия XIX века, которые привели к изменениям в
журналистике, можно условно разделить на две категории: технические и
технологические и социально-политические.
Технические и технологические изобретения разделяются, в свою очередь, на
средства передачи информации, средства связи и средства фиксации
информации.
1. Средства передачи информации. С античных времен и вплоть до XIX
столетия новости развозили гонцы. Лошади, потом - суда. Очень медленно.
Скорость передачи информации стала постепенно увеличиваться только в
XIX веке.
Пароход. 17 августа 1807 года в США вышел в рейс первый в мире
пароход North River Steamboat («Пароход Северной реки»), курсировавший
по реке Гудзон между городами Нью-Йорк и Олбани со скоростью 11
километров в час. Его создал инженер и изобретатель Роберт Фултон.
Первый почтовый пароход стал курсировать между Германией и Швецией
по Балтийскому морю с 1 мая 1824 года. И хотя пароходы стали
господствовать на морях только со второй половины XIX века, их
появление резко ускорило передачу информации между Европой и
Америкой: до пяти-семи дней к началу ХХ века.
Паровоз. В 1814 году в Англии изобретатель и инженер-механик Джон
Стефенсон создал первый в мире паровоз, предназначенный изначально
для перевозки вагончиков с углем. В 1823 году Стефенсон основал
паровозный завод в городе Ньюкасл-апон-Тайн, на котором был построен
паровоз Active («Активный»). Он же спроектировал оптимальную, на его
взгляд, ширину железнодорожной колеи, которая до сих пор используется
в Европе. 27 сентября 1825 года Стефенсон сам повел грузо-пассажирский
состав в первый рейс. В 1816 году Стефенсона посетил путешествовавший
по Англии будущий российский император Николай Первый. Он
покатался на паровозе и, вернувшись на родину, решил построить
железную дорогу в России. Первая железнодорожная ветка в нашей стране
— из Петербурга в Царское Село и Павловск — вступила в строй 30
октября 1837 года, связав зимнюю и летнюю резиденции императора.
Теперь оперативную информацию стали передавать с поездом, и
существовавший до того оптический телеграф ушел в прошлое. 1 ноября
1851 года железнодорожное сообщение связало две российские столицы.
Самолет. К XIX веку относятся и разработки самолета. Особых успехов в
этом деле добились американцы братья Райт. Их трудовой путь начался в
журналистике: с марта 1889 года они редактировали и издавали
еженедельную газету The West Side News («Новости Вест сайда») в городе
Дейтоне, штат Огайо. С 1890 года она стала выходить ежедневно под
названием Evening Item («Вечерние события»), но спустя четыре месяца,
не выдержав конкуренции, закрылась. В 1892 году братья открыли
мастерскую и магазин велосипедов. Заработанные деньги они тратили на
авиационные опыты. 17 декабря 1903 года в местечке Китти-Хок, штат
Северная Каролина, Райты дважды подняли в воздух самолет Flyer+1
(«Летун-1») и смогли управлять им в полете. Первый полет
протяженностью около 40 метров длился 12 секунд на высоте около трех
метров от земли. Его снял на карточку фотограф, специально
приглашенный братьями для такого случая. В 1909 году Райты создали
двухместный самолет, который мог летать в течение часа со средней
скоростью 64 километра в час, и продали его военным за фантастическую
по тем временам сумму в 30 тысяч долларов. Совершенствование
летательных аппаратов со временем привело к возможности совершать
авиаперелеты из Америки в Европу и обратно.
2. Средства связи.
Телеграф. 21 октября 1832 года русский ученый-электротехник П.Л.
Шиллинг устроил у себя на квартире в Петербурге первый в мире
электромагнитный телеграф. Сигналы, передававшиеся по электрическим
проводам, оператор на другом конце провода легко расшифровывал по
разработанной Шиллингом специальной таблице. В ней каждая буква
русского алфавита передавалась через определенные символы, которые
проявлялись на телеграфном аппарате черными и белыми кружочками. В
Германии электромагнитный телеграф построили в 1833 году физики Карл
Фридрих Гаусс и Вильгельм Эдуард Вебер. Описание немецкой модели
телеграфа увидел в 1836 году американский художник Сэмюэл Финли
Бриз Морзе. Он решил усовершенствовать эту модель и с тех пор
полностью посвятил себя изобретательству. В 1837 году Морзе разработал
и запатентовал телеграфный код — систему передачи букв алфавита
комбинациями точек и тире. Эта система впоследствии стала известной во
всем мире как Азбука Морзе (или Код Морзе). В 1844 году Морзе с
компаньонами построил 40-километровую телеграфную линию между
городами Вашингтон и Балтимор. Телеграф Морзе быстро нашел себе
применение в редакциях газет, управлениях банков, на железных дорогах.
Уже через несколько десятилетий телеграфные линии буквально оплели
весь мир. На принципе использования телеграфа была построена работа
созданных в середине XIX столетия информационных телеграфных
агентств.
Информационные агентства. К концу 1860-х годов три крупнейших
европейских телеграфных агентства — Гавас (Франция, 1835 год), Вольф
(Германия, 1849 год) и Рейтер (Англия, 1851 год) — жестко конкурировали
между собой в распространении информации за пределами своих стран.
Так, например, агентство Рейтер, стремясь подчинить себе
информационные потоки континентальной Европы, открыло филиал в
германском городе Ганновере. Это был прямой вызов агентству Вольфа.
Руководители агентств, обеспокоенные ужесточением этой борьбы,
решили поделить доступные покрытию их информацией страны и
территории на зоны влияния. В 1870 году они подписали Картельный
договор о создании всемирной сети обмена информацией. Согласно этому
договору Рейтер приобретал приоритетное право в распространении
информации на территории Великобритании и ее многочисленных
колоний, а также в Восточной Азии; Гавас — во Франции, всех
франкоязычных странах и колониях; Вольф — в Германии, Северной
Европе, Австро-Венгрии и России. Вместе с тем агентства договорились о
регулярном обмене новостями. Таким образом, была создана первая в мире
международная сеть информации. На территории американского
континента монопольное право признавалось за «Ассошиэйтед пресс». Так
произошел первый в истории мировой журналистики информационный
передел мира. Он просуществовал до Первой мировой войны. В 1856 году
было принято решение соединить телеграфной линией Европу и Америку.
Для этого по дну Атлантического океана предстояло уложить четыре с
половиной тысячи километров армированного телеграфного кабеля. Эту
нелегкую задачу взяло на себя акционерное общество Atlantic Telegraph
Company. Трансатлантическая телеграфная связь вступила в действие 5
августа 1858 года. Но спустя месяц связь между Европой и Америкой
прервалась из-за несовершенства кабеля. Несколько лет ушло на его
технические доработки. Новая трансатлантическая телеграфная линия
протяженностью 5100 километров заработала в 1866 году. Вскоре был
проложен телеграфный кабель из Европы в Африку и в Азию. В 1870 году
заработала прямая телеграфная связь между Англией и ее крупнейшей
колонией Индией (линия Лондон—Бомбей). К концу XIX века телеграф
соединил практически все страны мира.
Телефон. Изобретателем телефона считается американец Александр
Грэхем Белл. Изобретенный Беллом телефон был на первых порах
несовершенен: его трубка служила и для передачи, и для приема голоса
абонента, в нем отсутствовал звонок, а дальность действия первой
телефонной линии составляла лишь около полукилометра. Несмотря на
несовершенство первых телефонных аппаратов, новый вид связи быстро
завоевал прочные позиции в редакциях газет и журналов. Уже в конце XIX
века репортеры ведущих газет мира передавали по телефону свои
репортажи с мест событий, которые порой отстояли на сотни километров
от редакций.
3. Средства фиксации информации. Фотография. Долгое время все
попытки зафиксировать изображение предмета, человека или события
заканчивались безрезультатно. Лишь в 1822 году французский
изобретатель и ученый Жозеф Нисефор Ньепс после шести лет работы
смог при помощи серебряной соли получить негатив. Первое
зафиксированное изображение — накрытого стола — не сохранилось. До
наших дней дошел нечеткий снимок Ньепса, сделанный в 1826 году: вид из
окна. Ньепс экспонировал его восемь часов. Чтобы внедрить новое
изобретение в жизнь, требовалось уменьшить время экспонирования
снимка. Опыты Ньепса продолжил его ученик Луи Жак Дагер. 9 января
1839 года он представил на рассмотрение Французской Академии наук
результат одиннадцати лет опытов — принцип фотографирования.
Изобретение Дагера — дагеротипия — было основано на получении
изображения с помощью паров ртути, которые при подогревании
проявляли снимок. Затем его нужно было зафиксировать
концентрированным раствором пищевой соли и горячей водой.
Изобретение Дагера быстро приобрело популярность и распространилось
по всему миру. Уже в середине XIX века в книгах, а затем и в газетах стали
печатать фотоснимки. Они были еще низкого полиграфического качества,
но, несмотря на это, ознаменовали появление нового этапа в развитии
журналистики, когда текстовой материал стал подкрепляться
фотоиллюстрацией. Впервые фотожурналистика проявила себя на полях
сражений Крымской войны (1853-1856). Среди репортеров, освещавших
боевые действия с обеих воюющих сторон, были и фотожурналисты
(например, англичанин Роджер Фентон - первый официальный военный
фотограф. На крымской войне он сделал более 360 снимков.)
Новые средства массовой информации.
Радио. К концу века мир обогащается изобретениями, которые привели к
возникновению новых средств массовой информации. 7 мая 1895 года
русский ученый Александр Степанович Попов на заседании Русского
физико-химического общества продемонстрировал изобретенный им
прибор «грозоотметчик», предназначенный для регистрации
электромагнитных волн. Это был первый в мире радиоприемник - аппарат
беспроводной телеграфии. С его помощью в 1897 году Попов наладил
радиосообщение между военным кораблем, находившимся в море, и
берегом. Вскоре радиосвязь стала широко использоваться на военных и
спасательных судах. Изобретение Попова стало широко известным в
Европе и в мире. В июне 1896 года итальянский радиотехник и
предприниматель Гульельмо Маркони, живший в Лондоне, прочитал об
опытах Попова, слегка усовершенствовал созданный им приемник. В 1897
году Маркони запатентовал его как свое собственное изобретение и создал
акционерное общество «Маркони и Ко». Его силами в том же году была
построена первая в мире стационарная радиостанция на британском
острове Уайт. В 1901 году Маркони наладил регулярную передачу
радиосигнала из Европы в Америку через Атлантический океан. В 1909
году Маркони была присуждена Нобелевская премия по физике. Развитие
радио на рубеже XIX–XX веков шло быстрыми темпами. К началу 1920-х
годов оно стало средством массовой информации. Кинематограф - билет
51.
Журналистские изменения. К собственно журналистским изменениям
относится, прежде всего, экономическая революция в прессе, которая началась в
1830-е годы сначала во Франции, США, затем в Англии, позднее — в других
странах. Жирарден - билет 45. Рост экономики способствовал развитию
грамотности, культуры. Кроме того, к середине XIX века появился новый
читатель — человек невысоких доходов, с трудом воспринимавший язык и стиль
элитарной прессы. Рекламодатели впервые заинтересовались людьми с
относительно небольшими доходами: дешевые товары считались наиболее
выгодными для извлечения прибыли. Появление массовой прессы. Вплоть до
1830-х годов среди типологических характеристик прессы не было деления на
качественную (элитарную) и массовую журналистику.
Социально-политические и экономические изменения в мире в первые
десятилетия XIX века (наполеоновские войны, промышленная революция и пр.)
породили армию новых читателей. Как правило, это были вчерашние крестьяне,
которые, уехав на заработки в города, стали рабочими. Для успешной работы
они получили, по крайней мере, минимальный уровень образования. Для таких
читателей в противовес качественной и появилась массовая пресса. Первой
массовой газетой в Европе была La Presse Жирардена, в США — The New York
Sun Бенджамина Генри Дея. В читателях с невысоким уровнем доходов были
заинтересованы не только журналисты и издатели, но и рекламодатели,
поскольку дешевые товары — самый выгодный способ извлечения прибыли.
Впрочем, многие элитарные газеты отказывались публиковать рекламу дешевых
товаров и потому остались дорогостоящими. Появление рекламы в газете
позволило сделать газету не только окупаемой, но и прибыльной, а цена газеты
снизилась до общедоступного уровня.
Концентрация прессы. В 1870-е годы газеты стали скупать первые синдикаты и
тресты. Таким образом, начался процесс концентрации прессы. Газета из
информационно-политического института постепенно превращалась в институт
информационно-политико-коммерческий. Одновременно с газетным развивалось
и журнальное дело. Но настоящие массовые журналы в Европе и Америке
появились только на рубеже XIX–ХХ веков. От персонального — к
дифференцированному журнализму. Изменилась и структура газеты. Прежде
один человек вполне мог самостоятельно выпускать периодическое издание, и
журналистика до 1840-х годов носила в целом персональный характер. Теперь в
редакциях газет создавались отделы, появились журналистские специализации
репортеров, колумнистов, аналитиков, сборщиков информации.
Принцип перевернутой пирамиды. Большая часть информации поступала в
периодические издания по телеграфу. Из-за технического несовершенства
телеграфная лента часто рвалась, и журналисты в редакции оставались без
информации, которую ждали. Во многом чтобы не зависеть от исправности
телеграфного аппарата, постепенно западная пресса стала уходить от старого,
традиционного принципа составления журналистского материала, который
строился от постепенного изложения основной мысли к заключению. Сложился
принцип усеченной (или перевернутой) пирамиды: самая главная новость шла
фактом в начале текста, затем следовали ее пояснение и комментарии. Теперь в
случае обрыва телеграфной ленты редакция все равно успевала получить факт и
уже имела возможность прокомментировать его. Так со временем сложился
западный принцип журналистики — журналистики фактов. В то же время
всегда существовала большая категория серьезных читателей, предпочитавших
глубокие, аналитические материалы. Поэтому принцип прямой пирамиды в
журналистике по-прежнему сохранялся.
Социально-политические изменения К социально-политическим изменениям в
журналистике относятся, прежде всего, появление партийной печати — газет и
журналов политических партий, упразднение предварительной цензуры и
переход многих государств от авторитаризма к демократическим концепциям
журналистики. Появились периодические издания, основанные специально как
официальные органы политических партий и движений.

44. Политика Наполеона в области печати.


Источник: Прутцков.
Консульский указ о газетах 17 января 1800 года. Став первым консулом
Франции, Наполеон спустя два месяца, 17 января 1800 года опубликовал
консульский указ о газетах, который открыл новый этап в развитии
журналистики. Наполеон утверждал, что газеты «могут служить оружием в
руках врагов Республики».
Чтобы этого не произошло, согласно первому параграфу декрета, из 73 газет,
выходивших в то время в Париже и ближайших пригородах, закрытию
подлежали 60. Оставшиеся 13 газет подлежали строгому контролю. Впрочем,
Наполеон не употреблял слово «цензура», предпочитая пользоваться
эвфемизмами, и лицемерно называл должность цензора постыдной.
Второй параграф декрета уполномочивал министра полиции Жозефа Фуше
следить за прессой, редакторами газет и предоставлять доклады о
провинциальной печати.
Третий параграф запрещал создание каких бы то ни было новых газет — как в
Париже, так и в провинции.
Газета Le Moniteur Universel. Главной французской газетой, рупором и
орудием наполеоновской политики стала Le Moniteur Universel («Всеобщий
наставник»). Ее основал в 1789 году, на заре Французской революции, известный
издатель и журналист Шарль Жозеф Панкук. До революции он владел
небольшой газетой Mercure de France («Вестник Франции»). Когда началась
революция, Панкук решил издавать большую универсальную газету. Сначала
газета имела название Gazette Nationale ou Le Moniteur Universel («Национальная
газета, или Всеобщий наставник). Она быстро завоевала популярность и, став
одной из самых известных газет, распространялась не только во Франции, но и в
других европейских странах. 2 декабря 1799 года Наполеон, едва став первым
консулом, объявил Le Moniteur официальной государственной газетой.
Ответственным за ее выход в свет и содержание был назначен один из
секретарей Наполеона, опытный политик и журналист Уго Бернар Маре. Став
правительственным официозом, газета сразу же изменилась: вместо изложений
парламентских дебатов на ее страницах стали публиковать указы и статьи
Наполеона, сводки о военных действиях, которые вела наполеоновская Франция,
и полемические статьи против заклятого врага Наполеона — Англии. Все другие
газеты должны были ориентироваться на Le Moniteur. В провинциях создавались
отделы этой газеты. Le Moniteur обладала монополией на международную
информацию.
Дальнейшая политика Наполеона в отношении прессы. Наполеон
кардинально переосмыслил авторитарную модель печати, и, по мере укрепления
своей власти, вывел ее на принципиально новый уровень. Впервые в истории
мировой журналистики сформировалась вертикальная система управления
прессой из единого центра. Наполеон часто сам писал статьи —
преимущественно в Le Moniteur. В 1800 году была принята новая конституция
Франции, где уже ничего не говорилось о свободе печати. Таким образом, пресса
окончательно потеряла независимость. В 1801 году было создано бюро
общественного настроения — с одной стороны, для дополнительного контроля
и проверки соблюдения газетами указаний Наполеона, с другой стороны, для
сбора информации об отношении французов к режиму Наполеона — сначала
первого консула, а затем, с 1804 года, императора. В штат каждой газеты был
введен фактически цензор, зарплату которому в размере 1/6 дохода издания
должна была платить редакция. Эта сумма значительно превышала оклады самих
журналистов и даже редакторов. Декрет от 6 ноября 1807 года запрещал всем
провинциальным газетам писать какие бы то ни было статьи по политическим
вопросам, за исключением перепечаток из правительственного официоза. Кроме
того, для всех газет устанавливался единый налог в пользу государства в размере
1/6 дохода. В 1809 году министр полиции постановил, что в каждом
департаменте должно существовать не более одной политической газеты (а их
насчитывалось около ста семидесяти). Удивительно, что этот указ способствовал
появлению политической прессы в некоторых отдаленных провинциях Франции,
где доселе не было ни одной газеты. Наполеоновскими декретами от 8 февраля
и 17 сентября 1811 года закрывались все парижские газеты, кроме четырех: Le
Moniteur Universel, Journal de l’Empire («Газета империи»), Journal de Paris
(«Газета Парижа») и La Gazette de France («Газета Франции»). При этом лишь Le
Moniteur имел право публиковать политические материалы. При Наполеоне во
французской журналистике существовал ряд запретных тем. Так, например, не
разрешалось писать о прошедшей революции, свергнутой королевской династии
Бурбонов. До 1807 года запрещалось упоминать в положительном контексте
Россию. После заключения Тильзитского мира между Наполеоном и российским
императором Александром Первым вектор французской политики изменился, и
о России — вплоть до 1811 года, когда Наполеон решил начать войну против
нашей страны, — разрешили писать лишь положительные статьи.
Рекомендовалось также по возможности не упоминать Римского папу Пия VII,
который попал в плен к Наполеону и жил под домашним арестом в замке
Фонтенбло.
Военная пресса. В течение практически всего своего пребывания у власти
Наполеон вел захватнические войны. На первых порах его армия уступала по
численности и обученности войскам противника, в военных походах нередки
были случаи нехватки продовольствия, обмундирования. Для подъема боевого
духа солдат и офицеров Наполеон решил издавать и распространять в войсках
специальные газеты. Так, еще в годы Директории, в 1797 году, по его
инициативе были созданы газеты «Курьер итальянской армии» и «Франция
глазами армии». Наполеон публиковал там, в частности, военные бюллетени и
приказы по армии. Помимо газет, во всех военных походах Наполеон издавал
бюллетени, листовки и прокламации, обращенные к армии. Кроме того, во
многих светских газетах появились должности военных корреспондентов.
Политика в области прессы в завоеванных странах. В завоеванных странах
Европы Наполеон издавал собственные газеты. Кроме того, впервые в истории
по его инициативе была создана система распространения прессы. Во время
военного похода в Египет (1798–1801 гг.) Наполеон выпускал газету Courrier de
Egypte («Египетский курьер»). Она была рассчитана на политических и
религиозных лидеров Египта. В каждом покоренном государстве создавались
газеты наполеоновской администрации. Так, официальной газетой в
оккупированной французами Италии была Monitore di Roma («Инструктор
Рима»). Кроме того, всячески поощрялась местная печать, поддерживающая
Бонапарта. Так, например, в захваченном французами Минске стала издаваться
пронаполеоновская «Часовая Мiнская газета» («Временная Минская газета»).
Она выходила еженедельно, в общей сложности за полгода оккупации Минска
вышло в свет 25 номеров этого периодического издания. Часто газеты,
выпускавшиеся в захваченных странах и городах, были билингвальны.
Например, с 1810 по 1814 год в захваченной французами Барселоне выходила
газета Diari del Govern de Catalunya y de Barcelona («Газета правительства
Каталонии и Барселоны») — одновременно на каталанском и французском
языках. Впрочем, в некоторых оккупированных странах местная пресса сначала
искренне поддержала Наполеона. Например, захватив в 1808 году северную
часть Испании, где проживали угнетавшиеся испанским королем каталонцы,
галисийцы и баски, Наполеон разрешил им издавать газеты на их родных языках.
И малые народы Испании решительно поддержали Бонапарта. Но к 1811 году
национальная пресса северной Испании осмелела и стала критиковать политику
французских захватчиков. Закрытие властями всех этих газет (или переход их
только на французский язык) привело к партизанской войне и изгнанию
Наполеона из Испании в 1814 году. Во время неудачной войны с Россией, в 1812
году, Наполеон издавал бюллетени, обращенные к русской армии, а также к
населению захваченных районов страны. Для этого в распоряжении штаба
французской армии был типографский станок с кириллическими литерами. Но
практически никакого успеха эти бюллетени не имели.
Новаторство Наполеона в отношении прессы. Отличие созданной в начале
XIX столетия во Франции авторитарной концепции от аналогичной концепции
XVII–XVIII веков в том, что для Людовика XIII и кардинала Ришелье пресса
была инструментом власти, ее использовали в интересах правительства.
Наполеон превратил журналистику в орудие власти, поставив практически всю
прессу на службу себе. Кроме того, наполеоновская журналистика практически
впервые в истории мировой прессы стала элементом пропаганды. Задумывая
войну с той или иной страной, Наполеон за некоторое время до начала боевых
действий продумывал план пропагандистского прикрытия военного вторжения.
К примеру, с конца 1811 года он стал готовить общественное мнение Франции и
при возможности завоеванных стран Европы к необходимости завоевать Россию.
В ход пускались не только газетные статьи, читатели которых подводились к
мысли о том, что Россия — дикая, варварская страна. Распространялись также
сфальсифицированные заведомые фальшивки, самая известная из которых — так
называемое «Завещание Петра Великого», где якобы говорилось о
необходимости завоевать соседние с Россией страны и выйти к берегам
Индийского океана. Таким образом, Наполеон стремился выглядеть в глазах
общественного мнения защитником Европы от русских варваров. Наполеон
широко использовал политику дезинформации противника через
подконтрольную прессу. По его приказу в газетах публиковались выгодные для
Франции слухи о военных и политических победах над врагами. Нередко
Наполеон подкупал иностранных журналистов, а иногда и целые газеты
враждебных ему стран. В то же время по его инициативе в Париже была создана
англоязычная газета Argus («Бдительный страж»). На ее страницах
перепечатывались из европейских газет статьи, авторы которых писали про
Францию и Наполеона в положительных тонах. Большая часть тиража газеты
распространялась в Англии — стране главного противника. Эффективность
политики Наполеона в отношении прессы была очевидной даже его врагам.
Пресса в период Ста дней. Потерпев поражение в 1814 году, Наполеон вскоре
бежал из ссылки и 20 марта 1815 года захватил Париж. Наступил последний
период деятельности Наполеона — Сто дней (фактически он длился 95 дней). В
течение этого короткого времени его взгляды полностью переменились, и печать
получила практически неограниченную, всеобщую свободу. Одним из первых
был опубликован указ о ликвидации должности королевских цензоров. 22 апреля
Наполеон утвердил соответствующий Дополнительный акт конституции
Французской империи, который провозглашал свободу слова. По сути это был
Декрет о свободе печати. Но такие демократические меры оказались
запоздалыми: союзные армии 22 июня 1815 года свергли Наполеона.
45. Реформа прессы Э. де Жирардена.
Источник: Прутцков
Жирарден был внебрачным сыном графа Александра де Жирардена,
ставшего впоследствии генералом французской армии. В 1827–1828 годах
Жирарден выпустил два автобиографических романа, но затем решил
заняться журналистикой, причем создать принципиально новую газету.
Voleur. В том же 1828 году Жирарден стал издавать еженедельную газету
Voleur («Вор»), которая стала первым в истории журналистики дайджестом.
Материалы для своей газеты он подбирал сам, перепечатывая из парижских газет
наиболее интересные заметки за неделю, без разрешения их авторов и
редакторов. Друзья советовали Жирардену дать газете нейтральное название,
например «Волшебный фонарь». Но начинающий журналист настоял на своем
варианте: он считал, что надо называть вещи своими именами. Кроме того, по
мнению Жирардена, название «Вор» сразу будет бросаться в глаза покупателям.
Расчет Жирардена оказался точным: и необычное, шокирующее название газеты,
и развернувшаяся в печати резкая критика методов сбора публикаций послужили
лучшей рекламой нового и необычного издания, а сам издатель сразу же
приобрел скандальную репутацию. Задумка Жирардена о газете-дайджесте
удалась: читателям было гораздо выгоднее покупать раз в неделю одну газету и
читать в ней самые интересные материалы, чем ежедневно тратить немалые
деньги на покупку всех газет, откуда они были перепечатаны. А вопросы
журналистской этики и авторского права подавляющее большинство читателей
волновали очень мало. В июне 1831 года Жирарден продал Voleur.
La Mode. В 1829 году Жираржен основал еженедельный журнал La Mode
(«Мода»). Он был задуман для широкой публики, но не просто как журнал о
моде — такие издания существовали и прежде, а, прежде всего, как
политическое издание с разделами о жизни королевского двора и парижской
элиты, о моде, женщинах, детях, семье и браке. Для работы в журнале Жирарден
привлек Оноре де Бальзака, Александра Дюма, Жорж Санд, Эжена Сю - в
будущем знаменитых французских писателей, а тогда начинающих авторов.
Сначала они публиковали в La Mode только журналистские материалы. Но затем
Жирарден стал публиковать на страницах журнала их романы. Так появился
жанр романа с продолжением. В XIX веке подавляющее большинство
художественных произведений пришло к французскому читателю через романы
с продолжением,
которые были сначала опубликованы в газетах Жирардена и только потом
выходили в свет отдельными книгами. Писатели получали за них
огромные гонорары и были крайне заинтересованы в таких публикациях. Это
сотрудничество выгодно было и Жирардену, поскольку тем самым росла
популярность его прессы.
Первоначально Жирарден платил писателям гонорары в зависимости от
количества строк. Но некоторые писатели (например, Александр
Дюма), стремясь получить больше денег, строили романы на диалогах,
так что в строке иногда было всего по нескольку слов. Тогда Жирарден
изменил правила и стал платить только за строки, в которых количество знаков
превышало половину газетной строки. И количество диалогов в романах таких
авторов значительно снизилось.
Романы с продолжением, публиковавшиеся в La Mode, крепко привязывали
читателей к журналу. Более того: романы верстались таким образом, что можно
было их вырезать из журнала, а по окончании публикации переплести, чтобы
получилась книга. Книги в магазинах стоили дорого, и далеко не каждый
любитель литературы мог позволить себе регулярно покупать книжные новинки.
А регулярные читатели La Mode собирали домашнюю библиотеку, не заходя в
книжные магазины. Вскоре по примеру Жирардена и другие парижские газеты
стали публиковать романы с продолжением. Этот жанр быстро распространился
и за пределами Франции. В апреле 1831 года Жирарден продал La Mode.
Garde Nationale. В сентябре 1830 года Жирарден начал издавать газету,
рассчитанную на более широкую аудиторию, чем читатели еженедельника La
Mode. Она называлась Garde Nationale («Национальный гвардеец») и была, по
замыслу Жирардена, адресована элите французской нации. Чтобы газета уже с
первого номера имела успех, Жирарден предпринял необычную рекламную
кампанию. Он подписал на Garde Nationale короля Луи Филиппа, королеву,
членов королевского двора, премьер-министра и всех министров — разумеется,
не спрашивая у них разрешения. И в первом же номере сообщил читателям о
столь высокопоставленных подписчиках. Читатели, польщенные возможностью
читать ту же газету, что и руководство страны, с удовольствием ее покупали.
Но такая реклама не могла быть действенной долгое время. Вскоре
число подписчиков начало снижаться, и Garde Nationale стала терпеть
убытки. Тогда Жирарден закрыл газету. Неудачная судьба этого издания привела
Жирардена к мысли о необходимости провести реформу прессы, которая
заключалась бы в уменьшении ее зависимости от политических партий. Для
этого, по мнению Жирардена, следовало бы привлечь больше подписчиков.
Journal de connaissance utile. Закрыв Garde Nationale, продав La Mode и Voleur,
Жирарден в том же 1831 году основал Journal de connaissance utile («Газета
полезных сведений»). Это был 32-полосный еженедельник, где печаталась
полезная информация политического, коммерческого и сельскохозяйственного
характера: выдержки из законов, официальных документов, советы читателям и
т.п. Объявляя подписку на Journal de connaissance utile, Жирарден снизил ее
стоимость до четырех франков в год, в то время как годовая подписка на
аналогичные периодические издания стоила около 15 франков. Успех не
заставил себя ждать: если первые номера газеты имели тираж 400 экземпляров,
то спустя год Journal de connaissance utile насчитывал уже 132 тысячи
подписчиков, а Жирарден завоевал массовую известность.
Альманах-ежегодник Almanach de France. («Альманах Франции»), который
Жирарден выпустил в 1832 году, разошелся во многом благодаря славе издателя
фантастическим тиражом в 1 миллион 300 тысяч экземпляров.
La Presse. Вершиной журналистской деятельности Жирардена и первым
периодическим изданием принципиально нового типа стала ежедневная
информационная газета La Presse («Пресса»). Ее первый номер увидел свет 1
июля 1836 года огромным для того времени тиражом в пять тысяч экземпляров.
Подписная цена газеты — 40 франков в год — была вдвое ниже всех остальных
ежедневных французских периодических изданий. Такая дешевизна достигалась,
в первую очередь, за счет платных объявлений и рекламы: из-за большего, чем у
других газет и журналов, тиража реклама в La Presse стоила дороже, чем у
конкурентов. Успеху La Presse способствовала и выбранная Жирарденом
позиция
газеты: не затеряться среди массы других газет. Вот как пишет В. Е. Аникеев
(“История французской прессы”) о намерениях Жирардена: «Его главной
задачей было представить свою газету в качестве органа, стоящего над другими
изданиями. Само ее название должно было способствовать этому, как бы
олицетворяя всю прессу, не отдавая предпочтения какому-либо политическому
оттенку». Кроме того, Жирарден перенес и успешно сгенерировал в La Presse
приемы и журналистские находки, которые он использовал в предыдущих своих
газетах. Из этих новаций самый большой успех имели романы с продолжением.
Их авторы, лучшие французские писатели того времени — Виктор Гюго,
Теофиль Готье, Оноре де Бальзак, Александр Дюма и другие, — с первых
номеров были литературными сотрудниками La Presse. Через месяц после начала
выхода в свет тираж газеты вырос до десяти, затем — до двадцати тысяч
экземпляров, что явилось абсолютным рекордом. La Presse старалась не
ссориться с властями и, как правило, поддерживала политику главы государства.
Новаторство Жирардена
1. Рекламно-тиражная спираль. Чем выше тираж газеты, тем выше цена
рекламы в ней.
2. Жирарден первым разделил газетные расходы на убывающие и
прогрессирующие. К убывающим расходам относятся затраты, не
зависящие от тиража издания: например, на редактирование, типографский
набор, административные расходы. Прогрессирующие расходы зависят от
тиража: на бумагу, изготовление газеты, печать тиража, почтовые сборы,
налоги.
3. Роман с продолжением.
4. Французская массовая газета была рассчитана на достаточно
образованного читателя. Жирарден, открыв серию других массовых газет,
ставил перед собою цель просветить читателя.
Жирарден и конкуренты
За долгие годы своей деятельности Жирардена сопровождали как
взлеты, так и падения. Первые годы его решительно не признавали старшие
коллеги. Редактор республиканской газеты National Арман Каррель
обвинил Жирардена на страницах своего издания в спекулятивном характере его
журналистской деятельности и вызвал его на дуэль. Поединок между ними
состоялся 22 июля 1836 года. Жирарден смертельно ранил Карреля, и через
несколько дней он умер. Однако год за годом все больше издателей и редакторов
стали использовать достижения и новации Жирардена в своих изданиях. Иногда
из-за этого тиражи газет Жирардена падали. Так, например, приятель и
компаньон Жирардена Арман Дютак одновременно с La Presse стал издавать
собственную газету Le Siecle («Век»), где активно использовал концепцию
успеха, придуманную Жирарденом. Из-за жесткой конкуренции между двумя
газетами тираж La Presse упал в 1840 году до 13 500 экземпляров, тогда как
тираж Le Siecle, наоборот, повысился до 33 тысяч экземпляров. На фоне этих
тиражей газеты, выступавшие против реформ Жирардена - La Gazette de France,
Journal des Debats, Constitutionnel, — продолжали терять читателей.
Жирарден — политик. Еще в самом начале своей карьеры, в апреле 1831 года,
Жирарден представил премьер-министру Казимиру Перье свой план реформы
прессы — Ноту о периодической печати. Жирарден, в частности, предлагал
отменить налог на газеты — гербовый сбор, который составлял более половины
расходов редакции. Премьер-министр не согласился с этим предложением: он не
без оснований полагал, что отмена налога вызовет резкий рост числа
периодических изданий. Жирарден ответил, что его программа развития прессы
есть одновременно программа ее ослабления, так как «чем больше газет, тем
больше они борются между собою, а не с правительством. И если премьер-
министр хочет ослабить прессу, он должен способствовать ее развитию». Тем не
менее программа Жирардена не была принята властями.
Достигнув известности и финансового успеха, Жирарден в 1834 году, в возрасте
28 лет, стал депутатом Национального собрания. Его политическая позиция
менялась вместе с трансформацией политической системы Франции. В
парламенте Жирарден неоднократно становился организатором и фигурантом
различных политических акций и даже скандалов. “В одном из
майских номеров журнала La Presse он обвинил министерство в разных
злоупотреблениях и, между прочим, что оно продавало обещания на звание
пэра за 80 000 франков. Палата пэров, оскорбленная этою выходкою, обратилась
в палату депутатов, прося выдачи г. Эмиль Жирардена для преследования его
судебным порядком... По этому случаю 17 июня в палате депутатов было одно из
самых шумных заседаний. Г. Жирарден приступил к оправданию себя и
обвинению министерства. Объяснения, представленные им, были очень
неудовлетворительны и неопределенны. Затем, при сильном большинстве,
последовало решение отправить г. Эмиль де Жирардена на суд палаты пэров.
Дело, начавшееся так громко, кончилось ровно ничем: г. Жирарден оправдан
палатою пэров, министерство успокоилось, Journal des Debats торжествует и
гордо вызывает оппозицию на бой» - писал наш “Современник”
Накануне революции, 14 февраля 1848 года, Жирарден сложил с себя
депутатские полномочия и 24 февраля участвовал в отречении от престола
короля Луи Филиппа. Впрочем, вскоре он разочаровался в наступившей
республике и стал публиковать в La Presse едкие заметки против временного
правительства. За них в июне 1848 года Жирарден был арестован, а издание La
Presse прекращено.
Жирарден вышел на свободу уже через одиннадцать дней и снова
окунулся в гущу политической борьбы, поддержав Наполеона III, когда
тот еще был президентом Французской республики. Однако после переворота,
когда Наполеон провозгласил себя императором, Жирарден
выступил с антинаполеоновских позиций. От преследований Наполеона III он
вынужден был целый год скрываться в эмиграции, в Бельгии.
Жирарден в последние годы жизни. Вернувшись во Францию, Жирарден
вскоре продал La Presse и в 1866 году стал издавать газету Liberte («Свобода»).
Всего за несколько недель Liberte из малоизвестного издания стала одной из
популярнейших газет с тиражом 60 тысяч экземпляров. В 1873 году Жирарден
купил массовую газету Petit Journal («Маленькая газета»). Через пять лет ее
тираж составил полмиллиона экземпляров. В 1874 году Жирарден стал
владельцем политической газеты La France («Франция»). В том же году его снова
избрали депутатом Национального собрания. В 1878–1881 годах Жирарден
активно участвовал в разработке Закона о печати. На заключительном этапе
обсуждения закона Жирарден предложил отменить наказания для журналистов
за ложные новости. Но депутаты парламента проголосовали против этого
предложения. Это была последняя инициатива Жирардена: через несколько дней
он умер. Закон о печати — детище Жирардена — был принят 29 июля 1881 года,
спустя три месяца после его смерти.
46. К. Маркс и Ф. Энгельс - журналисты «Новой Рейнской газеты».
Источник: Прутцков
Карл Маркс. Родился в Рейнской провинции Пруссии в семье адвоката.
Окончил юридический факультет Берлинского университета. Получил диплом
доктора философии. В 1843 году он женился на племяннице основателя
концерна Philips.
Эпоха. Маркс — публицист и журналист. В 1840 году на прусский престол
взошел король Фридрих Вильгельм IV, который издал 24 декабря 1841 года
цензурную инструкцию. С одной стороны, в ней осуждались несправедливые
притеснения, которым подвергались журналисты и литераторы, говорилось о
необходимости и значении смелой публицистики. С другой стороны, инструкция
предписывала цензорам соблюдение цензурного эдикта 1819 года, носившего
дискриминационный характер. Одним из немногих решительных критиков новой
цензурной инструкции был молодой Карл Маркс. Статья Маркса, написанная
весной 1842 года, называлась «Заметки о новейшей прусской цензурной
инструкции». В ней Маркс вскрыл истинный характер инструкции, показал
лицемерие короля и предложил ликвидировать цензуру. Несмотря на запрет
публикации “Заметок”, статья вскоре стала известна всем, а сам Маркс обратил
на себя внимание как смелый и принципиальный публицист. Впервые статья
была опубликована в сборнике «Неизданное из области новейшей немецкой
философии и публицистики» под псевдонимом Житель Рейнской провинции.
Сборник вышел в феврале 1843 года за пределами Пруссии — в Швейцарии, где
свобода печати была гарантирована конституцией 1818 года. Вскоре Марксу
пришлось переехать из Берлина в Кельн, где законодательство было
либеральнее, чем в Пруссии. В частности, там все еще продолжал действовать
Кодекс Наполеона. В апреле 1842 года Маркс поступил работать в либеральную
газету Rheinische Zeitung fur Politik, Handel und Gewerbe («Рейнская газета
политики, торговли и ремесел»).
5 мая 1842 года Маркс начал публикацию цикла критических статей под общим
заголовком «Дебаты о свободе печати». Поводом к написанию послужили
дебаты депутатов Рейнского ландтага шестого созыва при обсуждении вопросов
о публикации протоколов заседаний ландтага. Дебатам VI Рейнского ландтага
Маркс посвятил три статьи. В первой статье автор продолжил критику прусской
цензуры и противопоставил ей образ смелой народной печати. Рассуждая о
свободной печати, о ее экономической свободе, Маркс выделил два аспекта
свободы печати: свобода журналиста и свобода промысла — и пришел к выводу,
что главнейшая свобода печати состоит в том, чтобы не быть промыслом. В
свободе печати Маркс видел не инструмент (как впоследствии Ленин), а зеркало
народного духа. «Вопрос не в том, должна ли существовать свобода печати, она
всегда существует, — писал Маркс. — Вопрос в том, составляет ли свобода
печати привилегию отдельных лиц или же она есть привилегия человеческого
духа». В статье Маркс также рассматривал вопрос о представительном строе в
Германии. На примере дискуссий о свободе печати и об опубликовании
протоколов сословного собрания Маркс убедительно доказал, что ландтаг не
имеет ничего общего с народным представительством, ибо упрямо отстаивает
сословные привилегии вопреки интересам всего народа. Статья «Дебаты о
свободе печати» была опубликована в шести приложениях к Rheinische Zeitung
— за подписью Житель Рейнской провинции. 15 октября 1842 года Маркс стал
главным редактором газеты. По его инициативе Rheinische Zeitung начала
выходить с подзаголовком «Первая политическая газета Германии». Как
редактор, Маркс поднял тираж до 3400 экземпляров. Это являлось невиданным
успехом и вызвало раздражение у властей, которые неоднократно преследовали
газету и, наконец, 21 января 1843 года запретили ее. Последний номер Rheinische
Zeitung вышел 31 марта того же года.
Фридрих Энгельс. Энгельс родился в Вестфалии. Он происходил из богатой
немецкой семьи: его отец был совладельцем одного из крупнейших в Европе
текстильных предприятий, имел заводы в Германии и Англии. Фабрикант отец
послал сына учиться торговать в городок Бармен. Там, начиная с марта 1839
года, в свободное от учебы время Энгельс писал заметки в газеты Stuttgarter
Morgenblatts («Штутгартская утренняя газета») и Augsburger Allgemeine Zeitung
(«Аугсбургская всеобщая газета»). Хотя Энгельс не имел даже высшего
образования, он был разносторонне образованным человеком, знал несколько
иностранных языков, в том числе русский. Он писал в Rheinische Zeitung очерки
о жизни родного города, расположенного недалеко от Кельна, и статьи о
положении рабочих в Англии. Сотрудничество Маркса и Энгельса с тех пор
продолжалось всю их жизнь и переросло в глубокую дружбу.
Совместная публицистика Маркса и Энгельса в 1840-е годы. После закрытия
Rheinische Zeitung Маркс и Энгельс издавали в Париже альманах «Немецко-
французский ежегодник» (единственный номер вышел в феврале 1844 года
тиражом 1000 экземпляров), затем некоторое время сотрудничали в
еженедельнике «Вперед» и «Немецко-брюссельской газете», где публиковали
статьи о принципах коммунистической печати. В 1847 году Маркс и Энгельс
основали «Союз справедливых», который вскоре переименовали в «Союз
коммунистов». Его лозунг был «Пролетарии всех стран, соединяйтесь!». По
сути, это была первая в мире коммунистическая партия. В феврале 1848 года
Маркс и Энгельс написали ее программу — «Манифест Коммунистической
партии», который стал гневным вызовом капиталистическому строю и
традиционным буржуазным ценностям.
Neue Rheinische Zeitung (“Новая Рейнская газета”). Когда началась
Мартовская революция 1848 года, Маркс и Энгельс возвратились в Германию. В
Кельне Маркс и Энгельс приступили к изданию Neue Rheinische Zeitung, первый
номер которой увидел свет 1 июня 1848 года. Эта газета явилась прообразом
коммунистической прессы. «Конституция редакции сводилась просто к
диктатуре Маркса», — вспоминал позднее Энгельс. Сам Энгельс руководил
международным и военным отделами газеты. Программа Neue Rheinische Zeitung
сводилась к двум пунктам: скорейшая победа революции и провозглашение
республики; война с Россией, которая одна в Европе противостояла
революционным беспорядкам. Интересно, что, по мнению Энгельса, народы
Европы делятся на революционные и реакционные. Neue Rheinische Zeitung
отличалась особым вниманием к теоретическим вопросам. Ее тональность была
активно полемической, большую роль играла сатирическая направленность
многих материалов. Когда революция пошла на спад, 19 мая 1849 года Neue
Rheinische Zeitung была закрыта властями, а Маркс выслан из Кельна за границу.
Последний номер газеты вышел в красном цвете.
Подробнее про газету. Уже не Прутцков, а кто - не знаю. Политическая
программа: “Единая, неделимая, демократическая немецкая республика и война
с Россией”. Важнейшим пунктом политической программы газеты было
объединение Германии как необходимая предпосылка ее быстрого социально-
экономического и культурного развития на демократической основе.

«Новая рейнская газета» выступала за такой вариант объединения, который


обеспечил бы демократическое развитие Германии. Идеологи газеты отвергали
идею объединения Германии как под прусским, так и под австрийским началом.
Они видели Германию единой демократической республикой, каковой она
сможет стать лишь после распада Пруссии и Австрии. Газета боролась с двумя
лагерями мелкобуржуазной демократии: с северогерманским (желавшем
демократического императора) и с южногерманским (за федеративную
республику).

В своей внешнеполитической стратегии газета выступала с резкой критикой


монархической Англии, юнкерской Пруссии и царской России как оплота
европейской абсолютистско-феодальной реакции.

На страницах газеты были представлены различные жанры: статья,


информационная заметка, рецензия, корреспонденция, фельетон, обзор печати.
Из крупных работ на страницах «Новой рейнской газеты» были опубликованы
«Классовая борьба во Франции с 1848 по 1850 г.» Маркса и «Крестьянская война
в Германии» Энгельса. «Новая рейнская газета» регулярно печатала материалы о
рабочем движении в Германии и революционном и рабочем движении в других
странах.

Газета неизменно выступала за свободу прессы, в поддержку преследуемых


демократических изданий и их журналистов. Она раскритиковала закон о печати,
подготовленный одним из руководителей правительства Ганземаном. Проект
предусматривал, по существу, восстановление цензуры для демократической
прессы, усиление репрессивных мер против оппозиционных газет и журналов.
Вместе в тем одним из важнейших направлений деятельности «Новой рейнской
газеты» была критика охранительной, консервативной и реакционной немецкой
прессы. В отделе «Тупость немецких газет» давалась подборка, часто даже без
комментариев, цитат из разных газет, представляющая собрание стилистических
«перлов» и откровенных глупостей. Особенно доставалось газете «Крестовая
рыцарша», о которой «Новай рейнская» писала, что ее делали «провалившиеся
на экзаменах студенты, неудачливые лейтенанты»

Снова Прутцков. Публицистика Маркса и Энгельса после 1849 года. После


Neue Rheinische Zeitung Маркс уже не редактировал газеты, хотя сотрудничал с
целым рядом периодических изданий. Например, с августа 1851 по март 1862
года он был европейским корреспондентом американской газеты The New York
Tribune («Нью-Йоркская трибуна»). Маркс в то время еще не знал английский
язык, и статьи за него писал Энгельс, подписывая их фамилией Маркса.
Публикации за подписью Маркса появлялись также в британском рабочем
журнале The Democratic Review («Демократическое обозрение»), либеральной
австрийской газете Die Presse («Пресса») и других периодических изданиях.
Весной 1871 года Маркс и Энгельс горячо приветствовали Парижскую Коммуну
и посвятили ей несколько статей. Маркс был уверен, что восставшие коммунары
руководствовались его идеями. Но, как впоследствии выяснилось, они даже не
читали трудов Маркса и Энгельса. Главная заслуга Маркса и Энгельса перед
журналистикой состоит в том, что они основали социал-демократическую,
коммунистическую прессу, отражавшую идеи рабочего класса, и выработали
принципы партийной печати.

Дебаты. Краткое содержание

В этой статье Маркс приводит своего рода протокол заседания ландтага, на


котором обсуждался вопрос о свободе печати в Рейнской провинции Пруссии.

Работа начинается с того, что Маркс опровергает точку зрения прусской газеты
“Staats-Zeitung”, (“Штатс-Цайтунг”) которая уверяет, что современная прусская
пресса совершенно свободна и государство вовсе не влияет на формирование
общественного сознания. Маркс с этим совершенно не согласен и считает, что
все, о чем пишет “Staats-Zeitung” не более чем ее невинное заблуждение,
вызванное полным незнанием действительности. Далее Маркс начинает
разбирать само заседание ландтага. Все выступающие в парламенте делятся на
противников и сторонников свободы печати. Но с самого начала Маркс дает
понять, что принципиальной разницы между этими группировками нет. В этом
Маркс видит главную проблему, по которой свобода печати не существует в
Пруссии на должном уровне. Корень зла заключается в том, что власть
предержащие, коими являются депутаты сословного собрания, не нуждаются в
этой свободе, не осознают того, что она необходима обществу: они никогда не
знали свободу печати как насущную потребность. А происходит это потому, что
все они находятся еще в слишком сильной связи с прежними порядками, не
могут оторваться от прошлого, когда узурпаторство и цензуру все воспринимали
как должное.

Маркс считает, что сам факт существования цензуры опровергает свободу


печати. Она противоестественна печати вообще. Цензура не может быть
благодатной почвой для духовного развития общества и не может быть
свойственна той или иной стране в силу особенностей ее национального
развития.Он соглашается с тем, что печать фиксирует все грехи народа и
текущего времени, но это, по мнению Маркса, простительно, в отличие от
преступлений цензуры, которые она совершает против нации, заглушая ее
свободный голос. Затем он заявляет что свобода, над которой хоть в какой то
мере осуществляется контроль, тоже не может считаться настоящей свободой.
Если ландтаг будет решать, что публиковать можно, а что нельзя, то это будет
таким же ограничением, как цензура. Во всем этом Маркс усматривает
притеснение прав народа теми, кто стоит во главе государства, то есть
господствующим классом.

Что касается различия между хорошей и дурной печатью, то Маркс полагает, что
это разделение опять-таки выгодно противникам свободной печати. Они
считают, что дурная печать - это печать, которая обращена к человеческим
страстям, то есть способна пробуждать только темные силы в обществе; хорошая
же печать - это печать, которая призвана сдерживать и укреплять это общество.
Но по Марксу такое разделение - лишь предлог для существования ограничений
свободы печати.

Свобода печати, по Марксу, есть всегда. Но весь вопрос заключается в том,


является ли она всеобщим достоянием? В странах, где господствует цензура,
этой свободой могут пользоваться лишь избранные, а именно - правительство.
Свобода же печати является одной из составляющих свободы вообще!
Отсутствие свободы, по Марксу, - смертельная опасность для человека. Затем
Маркс сравнивает закон о печати с законом о цензуре. Закон о печати карает
злоупотребление свободой, он выражает право. Закон о цензуре - карает свободу
как некоторое злоупотребление, он выражает бесправие.

Свобода печати не должна превращаться в свободу промысла. Печать становится


промыслом тогда, когда авторы произведений делают ее простым материальным
средством. Смысл их работы сводится исключительно к зарабатыванию денег,
причем только на чем-то одном. При этом писатели не ставят перед собой каких-
либо высоких целей, не ощущают своей ответственности перед страной и
народом. Утилитарный подход к печати уничтожает какую-либо истинную
идейную направленность.

Маркс провозгласил принципиально новую составляющую лозунга свободы


печати, а именно необходимость принятия закона о печати! Свобода, по Марксу,
- высшая ценность - и за нее нужно сражаться не только копьями, но и топорами.

47. Становление и развитие информационных агентств (Гавас, Рейтер, Вольф).


Источник: Прутцков
Первые агентства. В 1826 году в Париже открылась книгоиздательская и
торговая фирма Луи Ашетта, которая через некоторое время превратилась в
агентство по распространению прессы Hachette («Ашетт»). Ашетт начал
деятельность с выпуска книг французской и мировой классики, а с
распространением во Франции железных дорог заключил договоры с их
владельцами о доставке газетной и книжной продукции в регионы поездами.
Agence Havas. На принципе использования телеграфа была построена работа
созданных в середине XIX столетия информационных телеграфных агентств.
Первое агентство «Гавас» основал в Париже француз Шарль Луи Гавас в 1835
году. В молодости Гавас был банкиром, но впоследствии разорился. В 1825 году
он решил переводить с иностранных языков новости, опубликованные в
европейских газетах и журналах, и стал предлагать их редакторам парижских
изданий. Услуги Гаваса оказались востребованными, и вскоре он создал
собственную компанию — «Бюро переводов Гаваса», на базе которой возникло
первое в мире информационное агентство Agence Havas («Агентство Гавас»).
Гавас первым убедился в необходимости создания инфраструктуры французской
журналистики. Он разработал концепцию информационного агентства, согласно
которой источниками информации были не только заграничные газеты, но и сеть
собственных корреспондентов в крупнейших городах Европы, а затем и мира.
Полученную таким образом информацию Гавас продавал на первых порах в
столичные газеты, затем в провинциальные, а завоевав безоговорочный
авторитет на информационном рынке, — и в зарубежные периодические
издания. В первые годы и даже десятилетия своей деятельности, когда новые
средства связи и передачи информации еще были развиты слабо, Гавас
использовал голубиную почту. В середине XIX века она передавала информацию
быстрее, чем железнодорожное и пароходное сообщения. Французское
правительство, осознавая важность деятельности Гаваса, финансировало
значительную часть работы его информационного агентства.
Информационное агентство Вольфа. В дни Германской революции 1848 года
одним из корреспондентов-стажеров в информационном агентстве Гаваса в
Париже был сын берлинского банкира Бернгард Вольф. Поработав несколько
месяцев у Гаваса, Вольф, когда революция пошла на спад, вернулся на родину и
в конце того же 1848 года создал в Берлине информационное агентство Wolffs
Telegraphisches Bureau (WTB — «Информационное телеграфное бюро Вольфа»).
Базой для нового агентства стала новая столичная газета National Zeitung
(«Национальная звезда»). В редакции — впервые в истории прусской прессы —
был установлен телеграф, по которому Вольф получал новости (в том числе
экономические, биржевые) из других городов и стран. Чтобы окупить большие
расходы на телеграф, Вольф стал продавать биржевые новости редакциям других
периодических изданий, которые не могли себе позволить столь дорогое
новшество, банкирам и финансистам. В 1865 году Вольф продал свое агентство
Континентальной телеграфной компании. Новый владелец сохранил название
WTB.
Информационное агентство Reuter’s. Поль Джулиус Рейтер родился в семье
раввина в маленьком германском городке. В ранней молодости он руководил
издательскими фирмами в Берлине, Париже, а затем и Лондоне, где для
продвижения по службе принял христианство. Сотрудники Рейтера переводили
информацию из иностранных газет и журналов и продавали ее
заинтересованным лицам. В 1848 году Рейтер приехал в Париж и начал
стажироваться в агентстве Шарля Гаваса. В 1849 году он стал выпускать
новостной листок на французском языке. Жена Рейтера переводила его на
немецкий язык и рассылала подписчикам в Германию. Но этот листок не принес
прибыли издателям и, просуществовав меньше года, был закрыт за долги. А сам
Рейтер уехал в германский город Аахен, который имел выгодное географическое
расположение — недалеко от границ Германии, Франции, Бельгии и
Нидерландов. Там он открыл информационное агентство, используя для его
работы как уже построенные телеграфные линии до Берлина и Парижа, так и
голубиную почту — до тех городов, куда телеграф к тому времени еще не
проложили. На этот раз к Рейтеру пришел успех, и его агентство быстро
завоевало популярность. Накопившийся опыт и налаженные связи Рейтер
захотел применить в Англии. Переехав туда, он 4 октября 1851 года основал в
здании Лондонской фондовой биржи компанию The Underwater telegraph
(«Подводный телеграф»). Эта дата считается днем основания информационного
агентства Reuter’s. В первые годы деятельности Рейтер работал, в основном, с
распространением биржевой информации о деятельности английских и
континентальных бирж. Рейтера не сразу приняли в Англии. Редакции крупных
газет (в первую очередь, The Times, у которой были собственные
корреспонденты в большинстве крупных городов мира) заподозрили в нем
шпиона, засланного из Германии для подрыва информационной безопасности
страны. Живший в Лондоне Карл Маркс подозревал в Рейтере разведчика,
работавшего на ненавистную ему Россию. И даже смена вывески — в 1853 году
агентство Рейтера стало называться The Continental Telegraph
(«Континентальный телеграф») — не изменила ситуацию. Тем не менее долгая и
напряженная конкуренция с The Times привела к победе Рейтера. 8 сентября
1855 года агентство Рейтера первым сообщило англичанам долгожданную
новость о взятии англо-французскими войсками после 349-дневной осады
российского Севастополя в Крымской войне. С этого времени британские газеты
стали постоянно пользоваться информацией Рейтера, а сам он расширил
информационный диапазон, включив в него не только биржевые, но и
политические новости. В 1865 году агентство первым в Европе сообщило об
убийстве президента США Авраама Линкольна. Со временем заслуги Рейтера
признала и власть. В 1891 году королева Виктория присвоила Рейтеру
дворянский титул барона. Аналогичный титул получил он двумя десятилетиями
раньше и от германского герцога.
48. Движение «разгребателей грязи» в американской журналистике.
Источник: Прутцков
В начале ХХ века в США возникает движение разгребателей грязи —
журналистов, специализировавшихся на критике коррупции в аппарате власти и
в различных концернах, трестах и монополиях, на железных дорогах. Понятие
разгребатели грязи появилось после серии публикаций в 1900–1902 годах в
журнале McClure’s Magazine («Журнал МакКлюра») цикла разоблачительных
статей журналистки Айды Марианны Тарбелл о нефтяной компании Рокфеллера
Standard Oil.
Хотя у Я.Н. Засурского другое мнение на этот счёт.
Источник: Я.Н. Засурский. Американская литература XX века
Название "Разгребатели грязи" впервые употребил по отношению к ним
президент США Т. Рузвельт в 1906, сославшись на книгу Дж. Беньяна "Путь
паломника": один из её персонажей возится в грязи, не замечая над головой
сияющего небосвода. Началом литературного движения "Р. г." считается
статья Дж. Стеффенса, направленная против взяточников и казнокрадов
(1902).
Прутцков. Эффект от этих публикаций был, по свидетельствам современников,
подобен взрыву бомбы. Так, тираж McClure’s Magazine поднялся до 350 тысяч
экземпляров. Президент США Теодор Рузвельт (1858–1919), недовольный
разразившимся громким скандалом, назвал таких журналистов, как Айду
Тарбелл, разгребателями грязи. «Разгребатели грязи» создали серию
еженедельных журналов. Среди них выделялись McClure’s Magazine, American
Magazine («Американский журнал»), Cosmopolitan Magazine
(«Космополитический журнал»). Сложилась традиция помещать на страницах
этих периодических изданий хотя бы один критический, разоблачительный
материал. Разоблачения «разгребателей грязи» доходили до самых вершин
власти. Например, Стеффенс в своих статьях приходил к выводу о том, что
методы и цели коррупционеров в провинции и в руководстве страной
одинаковы. Основные принципы «разгребателей грязи» — объективность,
принципиальность, критическое отношение к власти — легли в основу нового
журнализма. Спад активности «разгребателей грязи» наступил после
финансового кризиса 1911 года. McClure’s Magazine был закрыт, другие
журналы изменили профиль. Например, Хёрст переделал Cosmopolitan Magazine
в женский журнал, каким он остается и по сей день.
Источник: А.К. Малаховский. Статья “Разгребатели грязи”: след в истории
современной американской журналистики”. - в отличие от Прутцкова, не
считает, что после 1911 явление исчезло.
Казалось бы, Первая мировая война должна была бы снять с повестки дня
разоблачения отрицательных сторон американского общества. Однако, несмотря
на очевидную смену приоритетов повестки дня в связи с началом масштабных
военных действий, критические материалы не исчезли со страниц американских
периодических изданий. В годы подъема этого журналистского направления
макрейкерские (muckraker - разгребатель грязи) статьи печатались в массовых
журналах. Во втором десятилетии ХХ века большинство разоблачительных
статей ушли в элитные журналы мнений (например, «Нью Рипаблик»),
рассчитанные на более образованную часть читательской аудитории. Ряд
книжных издательств продолжал печатать таких авторов, как, Эптон Синклер,
который и в условиях жизнерадостной «джазовой журналистики» 1920-х гг. смог
достичь массовых тиражей.
После окончания Первой мировой войны американская цензура, введенная на
время военных действий, официально прекратила свою деятельность. Некоторые
представители «разгребателей грязи» нашли себя в социалистической,
коммунистической, феминистской прессе. Несмотря на то, что острые
журналистские расследования перестали еженедельно появляться в массовых
коммерческих журналах (как в годы подъема макрейкерства), окончательно они
не канули в лету. Острые разоблачительные материалы публиковались не только
в радикальных изданиях, время от времени возникали и на полосах
многомиллионных изданий.
«Разгребатели грязи» - это яркое, заметное явление в американской
журналистике, исторически связанное с периодом, когда страна с
головокружительным темпом покрывалась гигантскими городскими
конгломератами с их гигантскими промышленными зонами, окруженными
районами трущоб, в которых царили бедность, болезни, преступность и
беспросветность. Движимые романтическим порывом изменить в лучшую
сторону мрачные стороны окружающей действительности, макрейкеры, тем не
менее, пользовались реалистическими методами анализа социальных проблем и
прагматическими способами донесения этих проблем до массового читателя.
*Добавить к Айде Тарбелл. После публикации тем же «Мак-Клюр'з» материалов
Рэя Стэннарда Бейкера «Железные дороги на допросе» и длительного
расследования Конгресс США принял «Закон Хэпберна» (1906 г.), согласно
которому Национальная торговая комиссия ужесточила контроль над частными
железнодорожными компаниями. Таким образом можно говорить о реальном
влиянии журналистики на политику и экономику. Книга Эптона Синклера
«Джунгли» катализировала расследование государственных органов положения
дел на мясопроизводящих предприятиях Чикаго, в результате чего в 1906 г.
Конгрессом был принят «Закон об инспекции мясных продуктов».
Расследование деятельности фармацевтических компаний Сэмьюэла Хопкинса
Адамса «Великое надувательство американцев», опубликованное журналом
«Коллир'з», стимулировало принятие Конгрессом в 1907 г. «Закон о качестве
пищевых продуктов и лекарственных препаратов». Разоблачение преступной
торговли женщинами, незаконно удерживаемых для того, чтобы использовать их
в публичных домах, которое провел Бертон Хендрик («Мак-Клюр'з»), ускорил
принятие в 1909 г. «Закона Манна», запрещавшего незаконную транспортировку
женщин. В целом, после «прогрессивного десятилетия» начала века в стране
смягчаются условия труда для женщин и детей, активно обсуждается
предоставление избирательных прав женщинам (это произойдет только в 1920
г.), усиливается контроль за деятельностью конгрессменов и сенаторов,
«большой бизнес» начинает искать пути диалога с общественностью, возникает
такая область деятельности, как «связи с общественностью» (PR). Сама пресса
после ряда разоблачительных материалов начинает вводить этические кодексы
для журналистов, растет значение специального журналистского образования,
пресса начинает более четко работать в правовом поле, в большем объеме
используя проверенные источники (хотя до совершенства было еще далеко).
Творческое наследие журналистов – «разгребателей грязи» заложило основу
направления, ставшего стандартом современных СМИ – журналистского
расследования. Макрейкеры открыли для последующих поколений журналистов
ценность систематического сбора и обработки информации, комплексности
исследования общественных явлений, во многом предвосхитив современные
социологические подходы, используемые современными СМИ.
49. Концентрация печати в США, Англии и Франции на рубеже XIX -ХХ вв.
(основные группы прессы и их владельцы).
Источник: Прутцков
Концентрация прессы. В 1870-е годы газеты стали скупать первые синдикаты и
тресты. Таким образом, начался процесс концентрации прессы. Были созданы
газетные империи, которыми управляли газетные магнаты. Экономика газет
активно включилась в финансовую и экономическую сферы. Газета из
информационно-политического института постепенно превращалась в институт
информационно-политико-коммерческий. Одновременно с газетным развивалось
и журнальное дело. Но настоящие массовые журналы в Европе и Америке
появились только на рубеже XIX–ХХ веков.
На Западе концерн - это развитая и сложная форма объединения промышленных
предприятий, банков, газет и журналов, производств, обеспечивающих их
бумагой и другим сырьем, фирм по их распространению, типографий, торговых
и других структур.
В 1982 году половину мирового рынка СМИ контролировали 50 крупных
корпораций. В 1987 году их число сократилось до 29, в 1993 - до 20. Сейчас этих
корпораций 17. Все владельцы медиа-империй входят в список самых богатых
людей мира
Одно из следствий деятельности газетно-издательских концернов - уменьшение
количества периодических изданий, вытеснение с рынка более слабых
конкурентов.
США
В 1900 году американская пресса удерживала 1-ое место в мире по кол-ву газет и
тиражей.
Главная особенность американской массовой прессы заключалась в том, что в
погоне за сенсациями газеты не собирались просвещать читателя (как это было
во Франции, а позже и в других европейских странах), а прежде всего
стремились заработать как можно больше денег.
Одним из первых газетных магнатов в США был Джозеф Пулитцер. Всегда
покупал по дешевой цене убыточные газеты, затем вкладывался в них. В 1883
году купил нью-йоркскую газету «The New York World» («Мир Нью-Йорка») и
создал первый в стране концерн. П. сделал NYW моделью журнализма,
основанного на «человеческих репортажах» и освещении происшествий.В этой
газете – впервые в истории американской журналистики – он ввел редакционную
полосу. Т.е., произошло отделение новостей от мнений – важный признак нового
журнализма. В 1887 году Пулитцер начал издавать газеты «Evening world»
(«Вечерний мир») и «Sunday world» («Воскресный мир») – на манер английских
газет. Именно в газетах Пулитцера утвердился принцип «перевернутой
пирамиды» как тип новостей, тип подачи материалов. Пулитцер стремился к
сенсационности: не выдумывал псевдособытия, а сам создавал сенсации.
Журналистка Нелли Блай – кругосветное путешествие + телеграф/телефон –
заметки о путешествии (выехала из Нью-Йорка пароходом в Лондон 14 ноября
1889 года – возвратилась через 72 дня 25 января 1890 года). Эта кругосветка
стала одной из первых громких рекламных акций и принесла империи
Пулитцера огромные деньги. Плюс она же под видом больной попала в
психлечебницу, чтобы написать оттуда разоблачительный репортаж.
Еще один пример: Пулитцер создал в газете юмористическую полосу с
комиксами под общим названием «Похождения желтого мальчика» (автор
комиксов – известный художник-каррикатурист Ричард Фелтон Аутколт).
В 1885 году Пулитцер стал конгрессменом от Демократической партии США и
тогда же организовал через The New York World сбор средств для установления в
Нью-Йорке Статуи Свободы – подарок французов к 100-летию принятия
Декларации о независимости США.
Главным конкурентом Пулитцера был Уильям Рэндольф Хёрст. Учась в
университете, во время летних каникул стажировался у Пулитцера в The New
York World. В 1895 г. Хёрст приобрел в Нью-Йорке газету «The New York
Journal» («Нью-Йоркский журнал»), которая стала образцом желтой прессы.
Политика издания: привлекать внимание столь же важно, как и добывать факты.
Публика жаждет развлечений гораздо больше, чем новостей. В отличие от
Пулитцера, Хёрст выдумывал сенсации, допускал нечестные методы в
конкурентной борьбе. Заметка о мальчике, собиравшем на нью-йорских улицах
подаяние (сотрудники благотворительных организаций выяснили, что эта
история – фальсификация). Нарушение этических норм. В 1896 году Хёрст
перекупил художника Аутколта из пулитцеровской The New York World
(комиксы «Похождения Желтого мальчика»). Пулитцер нанял другого
художника, который продолжил серию этих комиксов. Жестокая борьба за
авторские права – тогда в ходе судебных разбирательств появилось понятие
«желтая пресса».
Сейчас в собственности Херста-младшего находится 11 ежедневных газет, две
воскресные газеты и одна еженедельная газета (совместно со Скриппс-
Говардом). Общий разовый тираж газет Херста достигает 6 миллионов
экземпляров. «Сан-Франциско Экземинер», «Морнинг Джорнэл». А вот империя
Пулитцера до наших дней не дожила.
Великобритания
В Англии деление газет на качественные (элитарные) и массовые (популярные)
было выражено наиболее четко по сравнению с др. странами.
К началу XX в. ведущими элитарными газетами были ежедневные The Times,
The Daily Telegraph, The Guardian, The Financial Times. Из воскресных самой
крупной и влиятельной была The Sunday Times и The Observer.
Братья Альфред и Гарольд Хармсворты решили создать сеть периодических
изданий для разных профессий и возрастов с небольшим уровнем доходов.
Особенно преуспели в жёлтых изданиях – Daily Mirror, Daily Mail. Владели более
чем 20 изданиями - для женщин, детей, журналы мод, газеты, одностраничные
информ-листки и т.д. Первым таким изданием стал основанный в 1888 году
Альфредом Хармсвортом еженедельник «Answers to Correspondents» («Ответы
корреспондентам»). Для женщин-работниц братья издавали еженедельник
«Forget-me-not» («Незабудка»), для домохозяек – еженедельник «The Home Chat»
(«Домашняя беседа»), для детей – «Comic Cats» («Смешные коты») и «Union
Jack» («Юнион Джек»). Поскольку все лондонские вечерние газеты были
элитарными, Хармсворты решили создать массовое вечернее издание и в 1894
году купили газету «The Evening News» («Вечерние новости»), которая быстро
завоевала популярность и стала приносить прибыль хозяевам. 4 мая 1896 года
Хармсворты основали ежедневную утреннюю массовую газету «The Daily Mail»
(«Ежедневная почта»), которая продавалась за полпенни. Первая и последняя
полосы газеты были чисто рекламными, новости начинались со второй полосы,
причем размер каждой заметки не должен был, по замыслу издателей,
превышать 300 слов (англичане читали газеты, как правило, по дороге на
работу). Для привлечения читателей – писатели – включали главы романов с
продолжением (изначально это придумал француз Жирарден). К 1900 году тираж
поднялся до 989 тыс. экз. Конкурсы и розыгрыши призов (первый, кто перелетит
на самолете через пролив Ла-Манш получит 1000 фунтов стерлингов). В 1903
году Альфред Хармсворт решил издавать ежедневную газету «The Daily Mirror»
(«Ежедневное зеркало») – периодическое издание специально для женской
аудитории. Впервые речь шла о ежедневной газете и работать в ней должны
были только женщины. Провал женской газеты: недостаточный
профессионализм женщин + неготовность британского общества принять
массовую женскую журналистику. В 1908 году братья приобрели основанную в
1785 году ведущую британскую ежедневную газету «The Times» («Времена»).
В 1890 г. газетный магнат Артур Пирсон основал свой собственный журнал
«Pearson`s Weekly» («Еженедельник Пирсона») – это было 1-ое периодическое
издание в Британии, названное по имени его владельца. Модель: больше
развлекательного материала, меньше серьезного, всякие шарады, конкурсы,
кроссворды. Здесь Пирсон публиковал шарады, ребусы, объявил премии за
лучшие ответы на каверзные вопросы. Изощренные способы борьбы за читателя:
различные лотереи, конкурсы, победители получали значительные денежные
призы. Суд запретил Пирсону проводить конкурсы на угадывание пропущенных
слов (дефицит бумаги+подражание других изданий). П. для привлечения
читателей пошел по др. пути: заключил договор с владельцами ж/д о продаже
Pearson`s Weekly на вокзалах, ж/д станциях и платформах (чтобы покупали,
поместил объявление о том, что семье любого пассажира, погибшего на ж/д со
свежим номером этого издания в кармане/багаже будет выплачена компенсация
в размере 2000 фунтов стерлингов – исключение: самоубийцы).
В 1898 году Пирсон приобретает Morning Herald. В 1900 – Daily Express. В 1903
году он владеет в общей сложности 17 периодическими изданиями.
Франция
В 1890-е гг. окончательно сложилась типология газет: полит. партийные,
политич. беспартийные, коммерческие (в т.ч. массовые, бульварные) издания.
Многие парижские газеты стали выходить 3 тиражами (1-ый: печатался поздно
вечером, накануне дня, указанного в выходных данных, и поездами развозился в
дальние регионы, чтобы утром попасть к читателям; 2-й – печатался ночью и на
лошадях/автомобилях распр-ся по столичным пригородам; 3-ий – ранним утром
и предназначался для Парижа).
С принятием Закона о свободе печати во Фр. наступил «золотой век» прессы –
бурный рост количества газет и тиражей. В Париже только за 3 года, в 1881-
1884 гг., число ежедневных газет увеличилось в 2 раза, а к концу XIX столетия –
почти в 3 раза. В то же время многие газеты сознательно сделали упор на
сенсационность, а затем уже на правдивое изложение информации
В 1890-е гг. самыми популярными газетами (из называли «большой четверкой»)
были «Le Petit Journal» («Маленькая газета»), «Le Petit Parisien» («Маленький
парижанин»), «Le Journal» («Газета») и «Le Matin» («Утро»). В начале XX в.
ежедневный тираж каждой из этих газет составлял более 1 млн. экз.
1826 – Ашетт. Изначально книгоиздательство. Но также издаёт France Soir.
1950 – Робер Эрсан. Издавали Figaro. В 2005 году их выкупили, и ныне группа не
существует.
Германия
С уходом Бисмарка из политики в Германии — позднее, чем в других странах
Европы, — стал набирать силу процесс концентрации печати, появилась
коммерческая, массовая пресса. Первыми газетными магнатами в Германии
были Рудольф Моссе, Леопольд Ульштайн и Август Шерл.
Рудольф Моссе первым занимался созданием многопрофильного издательства.
Его процветанию способствовало объединение Германии. В декабре 1871 года
он основал газету Berliner Tageblatt («Берлинский ежедневный листок»), которая
к началу ХХ века стала одной из самых читаемых немецких газет с тиражом
более 300 тысяч экземпляров.
Леопольд Ульштайн был основателем одного из первых германских газетно-
журнальных концернов. Наиболее известные газеты, издававшиеся им, —
Berliner Zeitung («Берлинская газета»), Berliner Morgenpost («Берлинская
утренняя почта»).
Главную конкуренцию Ульштайну составлял Август Шерл. Его первая газета
Berliner Lokal Anzeiger («Берлинская местная газета объявлений») с
первоначальным тиражом 200 тысяч экземпляров в 1883 году положила начало
созданию нового типа германских газет. Ее основу составляли объявления
простых немцев. В 1899 году Шерл основал иллюстрированный еженедельник
Der Woche («Неделя»), в 1900 году — газету Der Tag («День»). К началу ХХ века
германская пресса стала исключительно разнообразной: появились
экономические издания, газеты мнений, бульварные газеты, политическая и
партийная печать.
Специфика прессы в Германии:
- полное отсутствие столичной национальной прессы
- преобладающее количество региональных периодических изданий с местными
выпусками
- печать политических партий была слаборазвитой
50. Появление массовой газеты как нового типа издания в конце XIX века.
Источник: Прутцков
До 1830-х гг. не было деления на качественную и массовую ж-ку. Первая
массовая газета The Daily Evening Transcript («Ежедневная вечерняя копия»)
выходила с 24 июля 1830 года в Бостоне. Главный редактор Линдон Уолтер
продавал ее всего за один цент. Но через месяц, 28 августа, выпуск был
приостановлен из-за финансовых трудностей. Когда The Daily Evening Transcript
вернулась к читателям, то не смогла серьезно соперничать с уже возникшими
массовыми газетами.
Настоящая история регулярной массовой прессы началась в Соединенных
Штатах только через три года. Ее основателем считается типографщик из
городка Спрингфилд в штате Массачусетс Бенджамин Генри Дей. В
четырнадцать лет он бросил школу и устроился учеником в городскую газету
The Springfield Republican («Спрингфилдский республиканец»), где в
совершенстве освоил профессию типографщика. В неполные двадцать лет Дей
переехал в Нью-Йорк и стал работать наборщиком в различных периодических
изданиях. Вместе с тем он задумал издавать дешевую газету для рабочих. Такие
попытки уже делались, но неизменно заканчивались неудачей. Дей внимательно
изучил отрицательный опыт коллег и 3 сентября 1833 года выпустил первый
номер газеты The New York Sun («Нью-Йоркское солнце») с характерным
девизом: «Оно светит для всех». The New York Sun стала первым в стране
массовым периодическим изданием, рассчитанным на простого читателя. Чтобы
газету было удобнее читать в любой обстановке, Дей придумал новый,
уменьшенный формат — 20 × 30 сантиметров, тогда как все остальные газеты
издавались форматом 60 × 90 сантиметров. На первой полосе The New York Sun
печатались объявления, которые Дей брал из других газет. Городские новости
публиковались на развороте второй и третьей полос. Большую часть этих
новостей составляли полицейские сводки. Затем шла информация из других
городов и стран — как правило, неполитического характера. The New York Sun
продавалась по одному центу за экземпляр, тогда как все остальные нью-
йоркские газеты стоили не менее шести центов. Впервые в истории
американской журналистики газета распространялась в розницу. Для этих целей
Дей нанял мальчишек-распространителей, каждый из которых получал по 87
центов от продажи ста экземпляров. В погоне за читателями Дей сочинял
новости, устраивал различные мистификации. Например, в 1835 году он
опубликовал на первой полосе газеты сенсационный репортаж об открытии
жизни на Луне. Героем репортажа стал реальный человек — известный
английский астроном Джон Гершель, который действительно, изучал Луну в
обсерватории на юге Африки, у мыса Доброй Надежды, но о публикации ничего
не знал. Впрочем, Дея подобные недочеты в работе не смущали: тираж The New
York Sun постоянно рос. В конце 1833 года он составил пять тысяч экземпляров
и за два первых года увеличился почти в четыре раза: до 19 тысяч экземпляров к
концу 1835 года. Когда в 1837 году Дей продал газету, она распространялась
тиражом в 30 тысяч экземпляров. Мозес Бич, сводный брат Дея, купивший The
New York Sun за 40 тысяч долларов, продолжил редакционную политику Дея.
Сам Дей в 1842 году основал еженедельник Brother Jonathan («Брат Джонатан»),
который имел большой успех у читателей и стал первым иллюстрированным
периодическим изданием в США. Большая заслуга Дея перед журналистикой
состоит в том, что, задумывая газету или журнал, он одним из первых глубоко
изучил потенциальную целевую аудиторию, а также рынок печатной продукции.
В результате Дей выработал принципы, которые легли в основу всей массовой
прессы США.
The New York Herald. Конкуренцию The New York Sun составила
четырехполосная газета The New York Herald. Ее основал 6 мая 1835 года
Джеймс Гордон Беннет, имея всего пятьсот долларов. Он приехал в США в 19
лет и отличался сложным, неуживчивым характером, но при этом искренне
верил в высокую, почти религиозную миссию журналистики. Главный принцип
The New York Herald, выработанный Беннетом, — «сообщать как можно скорее
все новое и интересное, не жалея никаких издержек». При этом отсутствовали
запретные темы для публикации. Такая газетная политика привела к тому, что
уже в 1836 году тираж The New York Herald составил 20 тысяч экземпляров.
Газета стала оперативнее и разнообразнее, чем The New York Sun. Именно
Беннет впервые в американской журналистике ввел в своем издании регулярную
страницу для женщин, давал советы влюбленным и вместе с тем публиковал
воскресные проповеди. В 1836 году The New York Herald провела первое в
истории журналистское расследование: параллельно с судебно-следственными
органами журналисты газеты шаг за шагом расследовали убийство 23-летней
нью-йоркской проститутки Хелен Джуитт и регулярно публиковали в газете
соответствующую информацию. Вскоре выяснилось, что журналистам удалось
собрать больше сведений и фактов, чем следствию. На суде и прокурор, и
адвокат апеллировали к материалам из The New York Herald. В результате
предполагаемого убийцу проститутки признали полностью невиновным, как это
установили журналисты. Беннет одним из первых в США понял, что любое
периодическое издание ценно, прежде всего, эксклюзивной информацией. Он
создал широкую сеть корреспондентских пунктов The New York Herald по всей
стране и даже за ее пределами. Собственные и специальные корреспонденты
посылали в газету информацию по телеграфу — The New York Herald была
первой газетой на американском континенте, установившая телеграфный
аппарат прямо в редакции. Это случилось в 1846 году, всего через полтора года
после ввода в строй телеграфной линии между Вашингтоном и Нью-Йорком.
Беннет считается основателем жанра интервью. Интересно, что в первых
публиковавшихся на страницах The New York Herald интервью вопросы
журналистов не приводились, а только ответы интервьюируемых лиц. В 1867
году газету возглавил сын Беннета — Джеймс Гордон Беннет младший (1841–
1918). К этому времени The New York Herald выходила на 72 полосах тиражом
более 60 тысяч экземпляров. Беннет-младший продолжил редакционную
политику отца. Когда популярность The New York Herald пришла в Европу,
Беннет с 1878 года стал издавать еженедельный, а затем ежедневный дайджест
газеты в Париже — специально для читателей Старого Света.
The New York Tribune. В 1831 году шотландец Гораций Грили приехал в
Америку, не имея никаких средств к существованию. Тем не менее он начал
реализовывать свой замысел: создать серьезную газету для простых людей. Так
со временем появилась газета The New York Tribune («Нью-Йоркская трибуна»).
Ее запуск в производство потребовал вложения трех тысяч долларов. Первый
номер вышел в свет 10 апреля 1841 года тиражом пять тысяч экземпляров и
продавался за один цент. Грили был известен своими социалистическими
взглядами. Он создал жанр газетной передовицы и писал на страницах The New
York Tribune передовые статьи против пороков общества: рабства, притеснения
черного населения, пьянства, выступал против войн и насилия. В поиске новых
форм и подходов к читателям Грили привлекал к сотрудничеству в газете
женщин. Одной из первых в мире женщин-журналисток была американская
писательница, публицистка и литературный критик Маргарет Фуллер. В 1840–
1844 годах в Бостоне она редактировала литературно-философский журнал The
Dial («Циферблат»), выходивший раз в три месяца, а с 1844 года сотрудничала в
The New York Tribune. Здесь Фуллер публиковала очерки, которые вошли потом
в книгу «Женщина в девятнадцатом столетии» (Woman in the Nineteenth Century)
— одно из первых исследований о месте и роли женщины в обществе. Всего
Фуллер написала для The New York Tribune более двухсот очерков на
злободневные общественные темы и литературно-критических статей. Особенно
горячо она выступала за равноправие женщин и была, по сути, первой
феминисткой. 1 августа 1846 года Фуллер отправилась в Европу в должности
европейского корреспондента газеты. После её смерти Грили пригласил на
должность европейского корреспондента газеты жившего в Англии Карла
Маркса, от имени и за подписью которого Фридрих Энгельс неоднократно
публиковал в The New York Tribune статьи с августа 1851 по март 1862 года. В
1855 году штат газеты насчитывал десять редакторов и четырнадцать
корреспондентов. Среди них была первая в истории женщина — специальный
корреспондент в Конгрессе США феминистка Джейн Грей Суиссхелм. Грили с
помощью своей газеты республиканцу Аврааму Линкольну победить на выборах.
1-ая массовая газета в Европе – La Presse (Эмиль Жирарден) - см. билет 45
51. Особенности развития кинематографа в странах западной Европы и США.
Источник: Прутцков
Как вариант: История зарубежного кино. Издательство Academia XXI. Но
только на период 1945-2000
По Франции: Отар Тенейшвили “Будни французского коммерческого кино”
По Германии: З. Кракауэр “От Калигари до Гитлера: Психологическая
история немецкого кино”
Краснова Г.В. “Новое немецкое кино: вчера и сегодня”

Кинематограф изобрели французы братья Луи Жан и Огюст Луи Мари Николя
Люмьеры. Точнее, непосредственно изобретательством и технической стороной
дела занимался Луи, а Огюст был менеджером и организатором. Их отец владел
фабрикой фотоматериалов, на которой работали сыновья. В 1895 году Луи
Люмьер изобрел и запатентовал киноаппарат для съемки и воспроизведения
кинофильмов — «движущихся фотоснимков», которые он сам назвал
«кинематограф». 28 декабря 1895 года в подвале «Гран-кафе» на бульваре
Капуцинок в Париже прошла платная демонстрация первых в истории
документальных фильмов: «Прибытие поезда на Северный вокзал в Париже»,
«Выход рабочих с фабрики братьев Люмьеров», «Завтрак младенца»,
«Вылавливание красных рыбок» и др. В Россию кинематограф пришел спустя
полгода, в мае 1896 года. Первый русский фильм был посвящен коронации
императора Николая Второго. Позднее, в начале ХХ века, на основе синтеза
радио и кинематографа был изобретен принцип телевидения.

Перед Первой мировой войной фактически в каждой европейской стране


появились свои национальные киностудии. В малых странах их было по две-три,
а в больших, таких как Франция и Германия, по нескольку десятков. Конечно,
война нанесла значительный урон производству фильмов, но все же многие
студии выжили и даже подняли художественный уровень европейского фильма
до невиданного ранее уровня. В европейском кино появляются принципиально
новые направления: французский импрессионизм. немецкий экспрессионизм.
дадаизм. сюрреализм.

Франция

В начальный период своего развития французское кино было преимущественно


трюковым, важная роль принадлежала изобретателю кинотрюковой съёмки -
автору "кинофеерий" Ж. Мельесу и фирме "Фильм д'ар", привлекшей к работе в
кино видных драматургов, театральных актёров и композиторов. В 1910-е годы
международной известностью пользовались кинокомедии с участием М.
Линдера, авантюрные серии Л. Фейада. До Первой мировой войны французское
кино выпускало около 90 % мировой кинопродукции.

30-е годы ХХ-го века заслуженно считаются "золотым веком" французского


кинематографа. Никогда, ни до, ни после этого периода, ни в одной другой
стране мира, кино не имело такого большого влияния на судьбу целой нации. В
кино ходили все: от мала до велика, целыми семьями, целыми трудовыми
коллективами. По количеству посещений кинотеатров на душу населения был
поставлен абсолютный и непревзойденный рекорд. Впервые французским
кинематографистам удалось несколько потеснить голливудскую продукцию на
европейском кинорынке. Наиболее значимое направление в этот период -
поэтический реализм.

Французская "новая волна" - художественное движение, в корне


преобразившее характер национального кинематографа Франции на рубеже 50-
60-х годов. Зарождение "новой волны" принято связывать с именем крупнейшего
французского критика Андре Базена и созданным его учениками и
единомышленниками кинематографическим журналом "Кайе дю синема"
(“Кинотетрадь”). В работе журнала принимали участие молодые реформаторы,
будущие кинорежиссеры "новой волны" Ж.-Л. Годар, Ф. Трюффо, К. Шаброль,
Э. Ромер и Ж. Ривет. После молодежного протеста в 1968 во Франции
сотрудники журнала призывали политизировать кинокритику, которая смогла бы
соперничать с собственно политической природой фильма. Вышло в свет более
400 номеров журналов. Молодых сотрудников журнала, энтузиастов
французской синематеки, объединяло неприятие мертвящего духа и однообразия
штампов коммерческого кино, не отражавшего действительного богатства
окружающей реальности. Вдохновленные примером итальянского неореализма,
эти молодые люди требовали от кинематографа большей заземленности и
социальной направленности, отказа от традиционных костюмных и салонных
сюжетов, обращения к жизни простого человека. Многие из кинокритиков,
журналистов потом сами стали режиссёрами, именно они и сформировали
течение “Новой волны”.

История современного французского кино. После ряда антифашистских лент


произошло важное обращение французского кинематографа к гуманизму.
Большинство фильмов конца 1950-х это развлекательные ленты, далёкие от
социальных тревог. С 1946 ежегодно (кроме 1948 и 1950) проводятся
Международные кинофестивали в Каннах. В 1976 году учреждена ежегодная
национальная кинопремия "Сезар". После войны также получили мировую
известность лучшие экранизации французской классики. Потом “Новая волна”.
Затем появились до сих пор известные фильмы-мюзиклы режиссёра Жака Деми -
"Шербурские зонтики" (1964) и "Девушки из Рошфора" (1967). В 1960-1970-х
годах во французском кино появилась целая плеяда актёров, среди которых
наиболее известные это: Жан-Поль Бельмондо, Катрин Денёв, Ален Делон, Анни
Жирардо. Стали популярны и французские комики Жерар Депардье, Пьер
Ришар.

Германия

1895-1918: эпоха пионеров кинематографа. История развития кинематографа


Германии берёт своё начало в год рождения кино: уже в 1895 году, за два месяца
до братьев Люмьер, показывавших своё "Прибытие поезда" в Париже, в
берлинском дворце Винтергартен (Wintergartenpalais) братья Складановски
организовали для публики просмотр коротких лент с помощью собственного
изобретения - так называемого "биоскопа". Однако аппарат Складановски из-за
дороговизны своей технологии не смог конкурировать наравне с проектором
Люмьеров, который использовался не только для проекции изображения, но и
для съёмки. Кино становится элитарным, а затем - массовым развлечением.
Особенно популярными были детективные фильмы. Бойкот французских
кинофильмов, связанный с Первой мировой войной, спровоцировал некоторый
кризис кинопроката тех лет. В 1917 году с основанием наполовину
государственной кинокомпании УФА (Universum Film AG) немецкая
киноиндустрия обретает структурированность и поддержку Рейха. Подобный
шаг властей Германии был обусловлен тем, что кинематограф как никакой
другой вид искусства оказался эффективен в качестве орудия пропаганды.

1918-1933: переход к звуковому кино. С 1919 года в немецком кинематографе


преобладает экспрессионизм. "Кабинет доктора Калигари" - первый в мире
фильм ужасов. Критики отмечали очень сильные тенденции к изображению
апокалипсиса и авторитаризма в немецком кино этого периода. К тому времени в
одном только Берлине кинопроизводством занималось свыше 230
кинокомпаний; построенные кинопавильоны в Бабельсберге позволяли
осуществлять всё более масштабные постановки. К середине 1920 годов в
Германии вовсю строились гигантские кинотеатры на 1600 и больше мест.
Новые темы - фильмы социальной и нравственной тематики, затрагивавшие
вопросы абортов, проституции, гомосексуализма, наркомании, подвергались
резким нападкам. В 1927 году компания "УФА" стала частью консервативного
концерна "Хугенберг", и в его продукции стали преобладать фильмы о
путешествиях в далёкие страны, которые рядовой зритель мог увидеть только
купив билет в кино. Постепенно, с конца 1920 годов до 1933 года, наступает
эпоха звукового кино. Марлен Дитрих - звезда этого периода.

1933-1945: немецкий кинематограф и национал-социализм С приходом в


Германии к власти национал-социалистов в кинопроизводстве произошли свои
изменения. Свыше полутора тысяч видных кинодеятелей эмигрировали из
страны. Ввиду возрастающей антисемитской политики нацистов многие
кинематографисты еврейского происхождения были вынуждены прекратить
свою работу. Некоторые не подчинились режиму и позже были казнены в
концлагерях. В период конца 1930 - начала 1940 годов выходили только фильмы
развлекательного характера или пропагандистские фильмы. В 1934 году
государство ввело предварительную цензуру фильмов, а с 1936 окончательно
была отменена кинокритика. В середине 1936 года в стране был введён в
действие закон об отнесении к компетенции министерства пропаганды Германии
полномочий по выдаче разрешений на прокат иностранных фильмов.
Фактически на выпуск кинофильмов не-германского производства был наложен
запрет, и с 1937 года киноиндустрия окончательно перешла под
государственный контроль.

1945-1980: две Германии. После Второй мировой войны условия


кинопроизводства, прежде всего экономические, в Германии резко изменились.
Часть имущества компании УФА была изъята и находилась под контролем
союзников. 21 августа 1949 года в силу вступил статут, согласно которому
Германия впредь больше не могла вводить запрет или ограничения на прокат
зарубежного кинематографа на своей территории. Фильмы иностранного
производства снова стали доступны немецкому народу. Наибольшей
популярностью в послевоенные годы пользовались картины с Чарли Чаплиным и
мелодрамы производства США. Удельный вес германских фильмов в
кинотеатрах всё равно оставался на высоком уровне - более 40 %.
Западногерманское кино в 1950-е годы После короткого периода преобладания
социального кинематографа, в немецкую киноиндустрию возвращается
развлекательное кино, особенно патриотической направленности. Очень многие
фильмы, выпускавшиеся в те годы, являлись ремейками старых кинолент студии
УФА. На киноэкранах появляется Роми Шнайдер, ставшая мировой кинозвездой.
Восточногерманское кино. Восточногерманское кино оправилось от раздела
Германии куда быстрее, чем его западная половина. Почти вся инфраструктура
студии УФА была расположена на территории ГДР. В восточногерманских
фильмах послевоенного периода преобладали антифашистская тематика. Прокат
в ГДР был довольно открытым для зарубежного кино. За годы своего
существования студия ДЕФА произвела более 750 игровых картин; большой
подъём наблюдался в документалистике и детском кино.

Кризис кинематографа. С конца 1950 годов число посетителей немецких


кинотеатров стало стремительно сокращаться, и с 800 миллионов в 1957 году
упало до уровня в 172 миллиона в 1969 году. Сократилось (почти вдвое) и
количество киноэкранов. Многие киностудии вынуждены были объявить себя
банкротами. Пиком данного кризиса стало объявление о банкротстве
отраслеобразующей студии УФА в 1962 году; все активы студии перешли через
два года к концерну Бертельсманн. Причина - развитие телевидения, люди стали
меньше ходить в кино.

52. Первая мировая война и журналистика.


Источник: Прутцков
До 1914 года западная журналистика развивалась в основном в русле традиций,
сложившихся в последние десятилетия XIX века.
Эпоха. 1 августа 1914 года началась Первая мировая война (1914 — 1918).
Россия, Франция, Великобритания воевали против Германии, Австро-Венгрии.
Позднее в войну втянулись и другие страны (например, Турция, Япония, затем, в
1915 году, Италия, в 1917 — США). В общей сложности в мировую войну было
вовлечено 38 государств.
Система СМИ. В прессе воевавших стран произошли значительные изменения.
Многие читатели мужчины (всего 74 миллиона человек) были мобилизованы в
армию. Из них за четыре года войны на фронте оказались 29 миллионов солдат и
офицеров. Регулярная и своевременная доставка газет и журналов на передовую
была проблематичной. Появились перебои с бумагой, выросли цены на сырье и
типографские услуги. По этим и некоторым другим причинам тиражи
большинства газет значительно сократились. Многие периодические издания и
вовсе прекратили существование. В то же время у большинства женщин —
жительниц воевавших государств впервые появился регулярный интерес к
качественной прессе. Читательницы стали интересоваться, в первую очередь,
военными новостями, особенно из тех регионов, где воевали их родные и
близкие. Мировая война привела к появлению практически во всех
сохранившихся крупных периодических изданиях должностей военных
корреспондентов. В их число — впервые в истории войн — входили также
художники, фотожурналисты и кинооператоры. Очень часто журналисты,
собиравшие информацию о положении на фронте, работали сразу для
нескольких периодических изданий. В то же время в войсках появились
фронтовые и армейские газеты. Их читали в перерывах между боями.
Большинство таких изданий ставили своей целью поднять боевой дух солдат и
офицеров. В воевавших странах была введена предварительная цензура на
военную информацию.
Пропаганда в годы войны. В годы войны впервые начала широко применяться
пропаганда: на войска противника, на население противника, на собственные
войска и на собственное население. Важным элементом пропаганды во всех
странах была не только печать, но и кинематограф. Впервые во всех воевавших
странах появились и широко развили деятельность государственные учреждения,
отвечавшие за пропаганду.
В Германии было учреждено Бюро печати при министерстве иностранных дел.
При генеральном штабе работало Управление печати. В 1917 году начало работу
Бюро военной прессы, в ведении которого находились цензура, внешняя и
внутренняя пропаганда. На информационном пространстве Германии
монополистом оставалось телеграфное агентство ВТБ (Wolfsche Telegrafenburo
— Вольфше телеграфенбюро).
Во Франции при министерстве иностранных дел был создан отдел по изучению
зарубежной прессы. При военном министерстве появилось бюро прессы,
занимавшееся цензурой. В 1916 году приступила к работе Межминистерская
комиссия по делам печати. В ее ведение входило распределение бумаги между
периодическими изданиями, контроль цен на печатную продукцию. В 1918 году
Комиссия была преобразована в Национальную службу печати.
В Великобритании первым официальным органом пропаганды стало Военное
пропагандистское бюро (War Propaganda Bureau) при парламенте. Военный
министр Гораций Герберт Китченер и первый лорд адмиралтейства Уинстон
Черчилль предложили создать для контроля над информацией Пресс Бюро. Оно
стало подчиняться министерству внутренних дел. Черчилль хорошо разбирался в
вопросах военной пропаганды. В январе 1917 года был образован Департамент
пропаганды. Он состоял из четырех отделов и занимался распространением
официальной информации в прессу дружественных и нейтральных стран. В
феврале 1918 года в британском правительстве появилось министерство
пропаганды. Его эффективность признавали даже непосредственные адресаты
пропаганды — немцы и австрийцы.
В США, вступивших в войну 6 апреля 1917 года, по инициативе президента
Вудро Вильсона (1856 — 1924) 14 апреля того же года был образован
государственный орган регулирования пропаганды — Комитет общественной
информации (Committee on Public Information — CPI). «Главной и определяющей
чертой деятельности Си-пи-ай, — пишет Е.А. Привалова ( “Русский
эксперимент»: Комитет общественной информации и внешняя политика
США (1917–1920 гг.)”) — стало комплексное воздействие на аудиторию путем
использования печатных (газеты, в том числе и правительственные издания,
брошюры, листовки и т.д.), наглядных (кинофильмы, фотографии, плакаты,
карикатуры, значки, открытки, художественные выставки и т.д.) и устных
(лекторы, “четырехминутные ораторы”) средств массовой информации и
пропаганды. Такого рода эксперимент проводили впервые в истории США». Си-
пи-ай издавал ежедневную газету The United States Official Bulletin тиражом 100
тысяч экземпляров, выпускал информационные бюллетени о ходе войны,
посылал военную информацию в 16 тысяч газет и журналов, подготовил за
короткий срок семьдесят пять тысяч пропагандистов.
Источник: Аникеев В.Е. История французской прессы
Война 1914 г. вызвала как резкое сокращение числа выпускаемых газет и их
объема, так и изменения в их оформлении и содержании. Трудности военного
времени: мобилизация значительной части служащих, ограничения бумаги,
трудности с транспортом, сокращение рекламных поступлений, наконец, строгая
цензура информационных сообщений – все это отражалось на положении прессы
с первых же дней войны.
Уже с августа 1914 г. прессе запретили публиковать какое-либо сообщения
относительно военных событий, помимо тех, которые будут исходить от Пресс-
бюро при военном министерстве. Частой гостьей на страницах газет становится
карикатурная фигура «Анастезии» угрюмой старухи, похожей на сову с
длинным носом в виде цензорских ножниц. Рядом с ней обычно стояло ведерко с
белой краской, которой она закрашивала газетные колонки. Эти колонки, кстати,
и становились обычным местом ее обитания.
Все эти трудности не коснулись лишь «большой четверки». «Пти паризьен»
довела свой тираж до 2 млн. экземпляров. Одного миллиона достиг к 1918 г.
тираж «Матен». «Пти журналь», хотя и потеряла часть читателей, все же
держалась на уровне 500 тыс. До 1917 г. уверенно шла вперед и «Журналь».
Благодаря своей ура-патриотической позиции имела превосходные отношения с
Генеральным штабом «Эко де Пари», и ее тираж быстро вырос до 400 тыс. Эта
пятерка вполне заслуживала доверия правительства, и только ей было дано
разрешение на распространение в войсках. Однако официальный тон этих газет
мало привлекал солдат в окопах, и они гораздо охотнее читали нелегально
распространявшиеся политические газеты и популярные сатирические
иллюстрированные листки.
Среди этой прессы выделялась созданная в 1916 г. ежедневная газета Гюстава
Тери «Овр». Имена некоторых ее сотрудников вскоре можно было встретить на
страницах начавшей регулярный выходе 1916 г. «Канар аншене». Сатирическая
газета с первых же номеров завоевала сердца десятков тысяч читателей. В
течение всего последующего существования и до наших дней «Канар аншене»
занимает самое видное место в рядах сатирической политической прессы
Франции.
Среди «окопных» изданий, объединявших лучших карикатуристов и
художников, многие из которых находились в действующей армии, были
«Байонет» и «Мо», которые выступали с антивоенных позиций. Но в окопах
имели хождение и «патриотические» листки с характерными заголовками:
«Храбрец», «Смех под взрывы», «С ними будет покончено!»..
Активизация пацифистского движения после Кинтальской конференции в 1916
г. вызвала к жизни ряд газет этого направления. Группа европейских
социалистов, в которую входили три французских парламентария» начала
издавать 1 мая 1916 г. газету «Ваг». Жан Лонге в «Попюлер де Пари» и А. Фабр
в «Журналь дю пепль» также отстаивали пацифистские лозунги. С приходом к
руководству «Юманите» Марселя Кашена в октябре 1918 г. позиция газеты
меняется. С этого времени тон в редакции задают социалисты левого крыла.
В день подписания перемирия – 11 ноября 1918 г. – «Пти паризьен» вышла
трехмиллионным тиражом. Она и стала во главе буржуазной прессы. В
политической орбите «Пти паризьен» находились «Эко де Пари», «Матэн»,
«Тан», крупнейшая вечерняя газета «Энтрансижан», католическая «Круа»,
радикальная «Ом либр», крайне правая «Аксьон франсез», не считая
многочисленных провинциальных газет. Печать сыграла большую роль в победе
крупной буржуазии на выборах 1919 года.
53. Развитие радиовещания и телевидения в странах западной Европы и США.

Источник: консультация Прутцкова

Технологическое развитие
Радио.

1895 – изобретение. Попов и Маркони (за ним патент). Радио стало СМИ только
в 20-ые годы XX века.

В 50-е годы произошло второе рождение радио: изобрели транзистор (вместо


ламп).

В 70-е годы - массовое производство портативных радиоприемников,


появляются портативные и переносные приемники на батарейках, приемники в
автомобилях, можно слушать в дороге. Изменение возможности доставки
радиосигнала - стерео, FM. Итог: увеличение шансов радиовещания в борьбе за
лидерство среди СМИ.

Телевидение.

1930-ые – первые эксперименты. Зворыкин. Телевидение стало СМИ после


окончания Второй Мировой войны. 1945 – возрождение. 1960 – аудитория
телевидения в США стала превышать аудиторию прессы.

Развитие цветного ТВ: придумали в 50-ые годы, но распространяется гораздо


позже, т.к. производители телевизоров были заинтересованы в продаже сначала
всех выпущенных ч/б телевизоров, а потом уже цветных.

В 1964 году американцы запустили спутник, который давал возможность


передавать трансляции по всему земному шару.

К 1960-м — кабельное ТВ (прежде всего там, где были проблемы с приемом


сигнала). Вначале дублировало эфирное, потом стало способом доставки новых
программ. Центр развития — США. У кабельного ТВ большая дифференциация
аудитории по интересам

К слову.

Все транспортные достижения (см. билет выше). Телеграф – скорость передачи


информации.

Развитие информагентств, расширение коррсети.

Интернет.
Разработки ЭВМ шли с 1945 года в США. Создателями интернета принято
считать американских военных – в 1957 году. Протокол www. создали только в
1991 году в ЦЕРНе (Швейцария, хотя изобретатель - британец) – с этого времени
начинается современная история интернета. Сначала использовался только для
электронной почты, потом стали создавать сайты, потом – сайты СМИ.
Теперь - о СМИ

США

Радио. Именно по радио сообщили результаты президентских выборов в 1920


году. Потом спортивные трансляции – первенство США по боксу. Две
крупнейшие компании – NBC и CBS – созданы в 1927-1929 годах. Радио быстро
превратилось в средство политического воздействия. С 30-х гг. стали выступать
политики и президент. Рузвельт – “Беседы у камина”. Со временем появились
музыкальные, развлекательные, спортивные радиопередачи, особую
популярность приобрел жанр радионовостей. Были заложены основы
радиорепортажа и радиоинтервью.

Телевидение полностью частное, государственное запрещено. В конце 1944 г.


первыми возобновили вещание в США – NBС, CBS, DuMont. В 1986 г. из трех
общенациональных каналов первым по значимости стал NBС. Но появился
новый канал, с которым конкурировать не смог никто – CNN. В начале 70-х Тед
Тернер купил в Атланте загибающуюся компанию CNN и поставил ее на ноги.

Главные компании:

Си-би-эс (CBS), 1926. выросла из радиокомпании 20-х годов. 80% доходов


поступают от рекламы. Занимается др. видами бизнеса – издательство книг, пр-
во фильмов. Изобрела видеокассеты.

Эн-би-си (NBC), 1926 г. Выросла на базе мощной радиокомпании, которая


производила теле- и радиооборудование, также выпускала ракеты, спутники.

Эй-би-си (ABC), 1943 г. Утвердилась только в 60-х. за счёт показа передач


студии Дисней и голливудских фильмов.

Франция

Телевидение.
Во Франции после второй мировой войны телевидение оказалось под контролем
госбюрократии де Голля.

Гражданские волнения 1968 → реформы телевидения


(например, использование коммерческой рекламы в
качестве источника финансирования). После прихода к
власти правительства французских социалистов в начале
1980-х гг. – изменение законодательной базы и частичная
приватизация ТВ, часть из гос. вещательных служб
трансформирована в общественные.

Во Франции существуют квоты на показ и производство национальной


телепродукции - все каналы обязаны показывать 50% французских программ.

Общественные телеканалы финансируются на 70% за счет абонентской платы,


вносимой раз в год каждым владельцем телевизора (около 160 евро), и рекламы.
Общенациональные телеканалы – TF1, M6 – частные и France 2, France 3, La
Cinquieme, Arte - государственные. Существуют также абонементы на Canal+,
кабельное и спутниковое телевидение.

Радио охватывает 20% радиоаудитории. Лидеры в радиовещании – RTL и


Energie.

Великобритания

Сложилась дуальная система - общественное вещание (BBC) и частное (ITV)

Для справки:

- все общественные телерадиоканалы формируются только на основе


специального законодательства (Королевская хартия, составляющая правовую
базу Би-би-си)

- любое общественное вещание предусматривает контроль со стороны общества


через соответствующие коллегиальные органы, и гарантирует вещателю
независимость от государства.

Германия

В западных секторах оккупации Германии была введена система общественно-


правового телевидения и радиовещания. В советском секторе радиовещание
оставалось исключительно государственным. Телевещание в первые
послевоенные годы во всех зонах оккупации было запрещено.

Сейчас телевидение тоже дуальное - общественно-правовая форма и частная


форма собственности.

Главные компании: ARD и ZDF. И ARD, и ZDF были правительственными.


Сейчас – общественные.

1 января 1984 года в Германии впервые появилось коммерческое телевидение,


которое уже жило за счет рекламы.
54. Приемы и методы нацистской пропаганды.
Источник: Прутцков
Эпоха. 30 января 1933 года президент Германии Пауль фон Гинденбург назначил главу
национал-социалистической партии (НСДАП), имевшей больше всего мест в рейхстаге,
Адольфа Гитлера рейхсканцлером и поручил ему формирование правительства. Началась
эпоха правления нацистов, продолжавшаяся двенадцать лет — до разгрома нацистской
Германии в мае 1945 года. Придя к власти, нацисты провозгласили концепцию трех
рейхов. Согласно этой концепции, Первым рейхом называлась Священная Римская
империя германской нации, которая существовала до нашествия Наполеона. Второй рейх
— Германская империя, объединенная в 1871 году Отто фон Бисмарком и уничтоженная
революцией 1918 года и Версальским договором. Третий рейх, по убеждению нацистов,
должен был ознаменовать собою торжество нацистской идеологии по всему земному
шару и продлиться тысячу лет.
СМИ. Главной газетой Третьего рейха стала Volkischer Beobachter («Народный
наблюдатель»), официальный орган НСДАП. 4 февраля 1933 года, через три дня после
роспуска рейхстага, был принят закон «О защите немецкого народа». Он, в частности,
запрещал оппозиционные газеты и публичные выступления. Вскоре, 27 февраля, нацисты
устроили поджог здания рейхстага и обвинили в этом коммунистов. Гитлеру
представился удобный повод наложить запрет на деятельность коммунистической
партии. Через несколько дней была запрещена издававшаяся с 1918 года
коммунистическая газета Die Rote Fahne («Красное знамя»). Два года газета выходила в
подполье, а затем издавалась за пределами Германии: сначала в Праге, а с затем — в
Брюсселе. Спустя несколько месяцев, 14 июля 1933 года, новый нацистский закон
запретил все партии в Германии, кроме НСДАП, и, соответственно, всю ненацистскую
партийную прессу. Создавшееся положение законодательно закрепил Закон о
редакторах. Провозгласив журналистику общественно значимой профессией, закон
утвердил принципы расовой чистки в прессе. Отныне редакторы, издатели газет и
журналов и сами журналисты должны были относиться к арийской расе и не состоять в
браке с лицами еврейского происхождения. Закон привел к изгнанию из газет не только
евреев, но и всех лиц неарийского происхождения. Так, например, один из ведущих
германских магнатов Ганс Лахман Моссе, еврей, был принужден отказаться своего
бизнеса и эмигрировал. Через несколько лет, в 1937 году, была закрыта издававшаяся им
газета либерального направления Berliner Tageblatt («Берлинский ежедневный листок»),
которая была основана его тестем Рудольфом Моссе в 1871 году. В 1934 году прекратила
выход одна из старейших газет Германии берлинская Vossische Zeitung, существовавшая
с 1704 года. Ею владел концерн, возглавлявшийся евреем Ульштайном. Таким образом, в
течение короткого времени германская журналистика лишилась всей оппозиционной
прессы, многих ведущих газет и лучших журналистов и приобрела ярко выраженный
пронацистский характер.
Г. Ф. Вороненкова приводит следующую статистику: накануне прихода нацистов к
власти, в 1932 году, в Германии выходило 4700 газет, в 1937 году их осталось 2671, а в
1944 году, за год до падения Третьего рейха, — лишь 9773.
Пропаганда в нацистской Германии. Еще до прихода к власти нацисты уделяли
серьезное внимание пропаганде. Именно благодаря умелой пропаганде НСДАП за
короткий срок завоевала симпатии большинства избирателей. 13 марта 1933 года было
образовано министерство народного просвещения и пропаганды. Его руководителем стал
Йозеф Геббельс. Он сформулировал принципы работы министерства: простота, размах,
концентрация. За короткий период министерство Геббельса, не имевшее аналогов в
мировой истории, сосредоточило в своих руках всю систему получения и
распространения информации. Главная задача министерства состояла в пропаганде
нацистской идеологии. Основными темами пропаганды были: — расизм (проповедь
исключительности арийской расы и ущербности неарийских рас и народов); —
антисемитизм (преследование евреев вплоть до геноцида — полного физического
уничтожения еврейской нации); — культ фюрера. Первоначально в составе министерства
находилось пять отделов: пропаганды, прессы, радиовещания, кино, театра. Спустя два
года министерство расширилось до девяти отделов, а в 1942 году включало в себя уже
четырнадцать отделов, где работали 1902 сотрудника. Органом министерства стала
выходившая с 1927 года под редакцией Геббельса нацистская газета Der Angriff
(«Атака»). За пять лет ее тираж увеличился в два раза и составил к ноябрю 1940 года 306
тыс. экземпляров. Принципы пропаганды, сформулированные Гебельсом: умственное
упрощение, ограничение материала, вдалбливающее повторение, субъективность,
эмоциональное нагнетание. Законы нацистской пропаганды были тесно взаимосвязаны и
для достижения максимального пропагандистского эффекта применялись на практике не
выборочно, а совокупно.
По типологическим источникам информации пропаганда делилась на белую, серую и
черную. Белая пропаганда отличалась открытостью, ссылалась на официальные
источники, использовала исключительно проверенные данные и никогда не маскировала
своих целей. Серая пропаганда не всегда точно указывала свои источники информации,
умышленно использовала как проверенные, так и непроверенные сведения, подавала
факты, вырванные из контекста и, таким образом, потерявшие первоначальный смысл,
стремилась навязать свои выводы и мнения. Черная пропаганда всегда скрывала свои
настоящие цели, использовала ложные источники информации, сознательно стремилась
ввести людей в заблуждение.
Сотрудники министерства народного просвещения и пропаганды ежедневно устраивали
закрытые пресс-конференции, брифинги для германских и иностранных журналистов.
Геббельс, нередко проводивший подобные пресс-конференции, дал нацистским
журналистам три важные рекомендации:
1. Врите наглее. Чем чудовищнее ложь, тем быстрее в нее поверят.
2. Тысячекратно повторенная ложь становится правдой.
3. Чтобы самая чудовищная ложь выглядела правдоподобной, на три четверти этой
чудовищной лжи добавьте одну четверть правды.
Геббельс подкупал зарубежных журналистов, аккредитованных в Германии: им выделяли
роскошные квартиры, дарили автомобили, возили на экскурсии, предоставляли
возможность бывать в самых труднодоступных местах. И хотя далеко не все западные
журналисты стали сторонниками политики нацистов, многие оценивали деятельность
главарей Третьего рейха очень высоко. Так, например, вскоре после Мюнхенского
сговора американский журнал Time назвал Гитлера человеком 1938 года.
Радиовещание в Третьем рейхе. В 1930-е годы радио было самым распространенным,
популярным и доступным средством массовой информации — не только в Германии, но
и во всем мире. Для централизации радиовещания и контроля над всеми радиостанциями
Германии 3 июля 1933 года была создана Палата радиовещания. Вскоре были
национализированы все радиостанции. Сразу же после прихода к власти нацисты
наладили широкое производство дешевых радиоприемников. Над этим проектом
трудились в принудительном порядке представители двадцати восьми германских
радиофирм. Первые сто тысяч «народных приемников» были выпущены уже в конце мая
1933 года. А к концу 1933 года их количество превысило полмиллиона. Особенность
таких приемников была в том, что они работали только на средних волнах и могли
принимать передачи лишь государственных радиостанций. К концу 1930-х годов
германские радиоприемники стали самыми дешевыми в мире. Враги рейха дали такому
приемнику тайное название «морда Геббельса». В то же время нацисты активно
развивали пропагандистское радиовещание на зарубежные страны. Оно шло
исключительно на коротких волнах. Г. Ф. Вороненкова приводит следующие данные,
характеризующие нацистское иновещание: в 1933 году его длительность составляла 45
минут в сутки, в 1937 году — 47 часов 15 минут. К 1940 году общая продолжительность
радиопередач на зарубежные страны выросла до 87 часов, при этом передавалось 240
прог