Вы находитесь на странице: 1из 84

ВОСТОЧНО-

СЛАВЯНСКАЯ
ОНОМАСТИКА

И З Д А Т Е Л Ь С Т В О «НАУКА»

МОСКВА

1972
Сборник представляет собой первое в на­
шей стране совместное издание польских и со­
ветских исследователей в области ономастики
и посвящен малоизученной теме — анализу
собственных имен разны х типов в русском,
украинском и белорусском язы ках.
Сборник включает разделы : топонимика,
антропонимика, зоонимика, вопросы теории
ономастики, библиография.

Редакционная коллегия:
А. А. РЕФ ОРМ АТСКИЙ , С. РО С П О Н Д , В. Э. СТАЛ'ГМАНЕ,
А . В. С У П Е РА Н С К А Я (ответственный редактор)

7-1-1
353—72
СОДЕРЖАНИЕ

Стр.
От р е д а к ц и и ............................................................................................... 5

ТОПОНИМИКА

С. Роспонд. Структура и стратиграфия древнерусских то­


понимов ........................................................................................... 9
Г. Борек. Восточнославянские топонимы с формантом -ьн- 90
В . Э. Сталтмане. Родительный падеж в структуре балтийских
топонимов в сравнении со с л а в я н с к и м и ........................... 144
Г. П. Смолицкая. Из архива П. JI. М а ш т а к о в а ........................... 151
Н . В . Подольская. Программы и инструкции для сбора топо­
нимического материала на восточнославянской террито­
рии .................................................................................................... '166

АНТРОПОНИМ ИКА

Н. А . Баскаков. Русские фамилии тюркского происхождения 176

ЗООНИМ ИКА

П . Т. Поротников. Из уральской з о о н и м и и ................................ 210

ВОПРОСЫ ТЕОРИИ ОНОМАСТИКИ

Б. В. Томашевский. Русская передача французских имен . . . 251


A.A. Реформатский. Перевод или т р а н ск р и п ц и я ? .................. 311
B. И. Болотов. К вопросу о значении имен собственных . . . 333
A. В. Суперанская. Ономастические у н и в е р с а л и и .................. 346

БИБЛИ ОГРАФ ИЯ

B . Васченко. Библиография по русской антропонимике (ра­


боты, изданные за рубеж ом с 1860 по 1969 т.) . . . . 357

ПРИ НЯТЫ Е СОКРАЩ ЕНИЯ 365


ТОПОНИМИКА

СТРУКТУ РА И СТРАТИГРАФИЯ ДРЕВН ЕРУ ССКИХ


ТОПОНИМОВ*

С. Роспонд

Восточнославянская топонимия представляет собой не­


отъемлемую часть северославянской, а вместе с тем и пра-
славянской топонимии, поскольку район Одры — Вислы—
Западного Б уга — Припяти и среднего течения Днепра
считается колыбелью праславян1. У казанная территория
может быть разделена на зоны А (Одра — Висл«) и В
(Буг — Припять — Днепр)2.
Ряд древних памятников содержит восточнославян­
ские топонимы: Константин Багрянородный (X в.), так
называемый Нестор (X I—Х П вв.), грамоты и иные источ­
ники 3. Они выгодно отличаются от памятников, содержа­
щих западнославянские топонимы, тем, что в большинстве
своем написаны кириллицей, в то время как западносла­
вянские топонимы в латинских документах подверглись
значительным искажениям, ср. у Титмара РШ знп, \Viri-
Ьеш из слав. *Р]ьг-ыгь, *УгьЬ-ьпо (XI в.).
К сожалению, число монографических исследований
по восточнославянской ономастике невелико, на что обра­

* Славянские названия даны в латинской транскрипции, где ё


обозначает «ять», q — «юс больш ой», g — «юс малый», с — ч,
s — ш, — щ (Ред.).
1 Л окализация прародины славян остается дискуссионной
(Ред.).
2 S. R o s p o n d . P raslow ian ie w 3 w ietle o n om astyk i. «I M iedzy-
narodowy kongres arch eologii sto w ia n sk iej» . W arszaw a, 1968.
3 Ср.: E. П. Д м и т р и е в а . Библиография русского л ето ­
писания. М .—JI., 1962.
тил внимание в свое время известный русский исследова­
тель А. М. Селищев4.
О состоянии исследований в данной области и направ­
лениях, интересовавших исследователей X IX в., можно
судить на основании библиографии по восточнославян­
ской топонимике 5.
Уже А. X. Востоков — основатель русской слави­
стики — разработал в 1812 г. классификацию русских
гидронимов по суффиксам й. Основание в 1845 г. Русского
географического общества способствовало росту интереса
к топонимике, главным образом в связи с этнографиче­
скими проблемами. Появились работы русских славистов—
А. И. Соболевского, Г. Й. Ильинского, А. Л. Погодина,
А. А. Шахматова и др., а такж е иностранных — М. Фас-
мера, А. Брюкнера, В. Томангека, Й. Микколы, Я . Калимы,
Я . Розвадовского, Р. Экблома. Однако среди них не было
систематизированных, монографических или региональ­
ных работ по восточнославянской ономастике. В боль­
шинстве своем это — лишь отдельные, более или менее
денные, этимологические изыскания. За последние годы
в Советском Союзе наблюдается значительное повышение
интереса к топонимическим исследованиям 7.
Необходимо прежде всего систематически структурно
обработать самую древнюю восточнославянскую топони­
мию. Например, в «Повести временных лет» (ПВЛ) имеется
около 130 топонимов и микротопонимов, относящихся
к территории древней Руси. Но мы пока не знаем, какие
структурные и семантические типы там преобладают. Эти
топонимы нуждаются в таких же монографических обсле­
дованиях, какие были сделаны Я. Розвадовским 8 по ма­
териалам Гнезненской буллы 1136 г. или Т. Милевским 9

4 А. М. С е л и щ е в. Из старой и новой топонимики. «Труды


ИФЛИ», т. V . М ., 1939, стр. 124.
6 См.: «Onoma», V . L ouvain, 1954, стр. 1 —77; S. Rospond. Ono-
m astyka w Zwi^zku R adzieckim . «Slavia orientalis», 1967, X V I,
№ 2.
6 A . X . В о с т о к о в . Задача любителям этимологии. «Санкт-
Петербургский вестник», 1812, № 2.
7 S. R o s p o n d . Onom astyka w Swi^zku R adzieckim .
8 J. R o z w a d o w s k i . B u lla g n iezn ien ska z 1136 roku. «M ate-
ria ly i prace K om isji j^zykow ej». K rakow, 1909, IY , стр. 433
и сл.
ö T. M i l e w s k i . D w ie b u lle w roclaw sk ie ъ la t 1155 i 1245.
iP race filo lo g iczn e» , 1927, XI.
по Вроцлавским буллам 1155 и 1245 гг. Автор настоящей
работы обработал 231 антропоним из Тшебницкого доку­
мента 1204 г. (Тшебницкий монастырь в Силезии) 10.
Н а подобных материалах можно наблюдать становление
ономастических словообразовательных и семантических
типов.
Киевская Русь имела тесные связи с Византией, им­
ператор которой Константин Багрянородный (949—952) —
автор древнейшего документа, содержащего восточносла­
вянские топонимы и микротопонимы (De adm inistrando
imperio). Более древние данные имеются лишь по антро-
V
понимии антов (Avxai), благодаря византийским писате-
лям VI и следующих веков п .
Некоторые сведения по восточнославянской этнонимии
дает «Географ Баварский» (IX в.): Buzani (Buzani), Un-
•lizi (Qglici, Ulici). Имеются также собирательные названия
Ruzzi (Rusi) и (их соседи) Caziri (Chazari).
К. О. Ф ал ьк12 очень тщательно и методически рекон­
струировал названия днепровских порогов: 1. греч. еаооиит]
(Ustupi) 'die Felsvorsprünge, A bstürze’ от праслав. stgp-;
2. греч. ’oaxpoßoovtjtpa^ = ostrov-birb prag-ъ; 3. греч. vexa-qz
Nej^syfo 'd e r U nersättliche’ (новое ненасытецъ); ср. оно­
мастическую основу -jq~ в следующих древнерусских фор­
мах: nej^verb Яволод, Явид', 4. греч. ßouXvTjnpd^ — vol-ьпъ и
иъ1-ыгъ pragi>: праслав. *vol= *vel= j*vbl 'мокрый, влажный’.
Это типичная праславянская и праиндоевропейская основа,
встречающаяся также в польск. W^wel (современное W a­
wel), W ien *Уъ1-ьпъ (современное W ie n )— Силезия, Vo-
1упь (в настоящее время W olin) — Поморье; ср. также
W oiyn (Волынь). В апеллятивах: русск. волна, др.-ц.-слав.
уъ1ьпа, польск. weina; в иной огласовке: *vah>, русск.
вал, польск. wai; 5. греч. ßepoüxCi] = Vrucij 'der Kochende,
Siedende, Brausende’ (кипящий); 6. греч. (по
Фальку N astrezie: strezb, т. е. Nastrezbje (Настрежье).
Значение strezb такое же, как в параллельном скандинав­
ском варианте: греч. axpouxoov — Strukum : struka 'V eren­

as. R o s p o n d . S t a r o ^ s k ie im iona w dokum encie trzeb n ick im


1967O4 Г- «Zes^ y naukowe W S P . J^zykoznaw stw o», III. O pole,
11 S. R 0 s p 0 n d. S low ia n sk ie im ion a w zrodlach an ty czn y ch .
«Lingua P osnaniensis», 1968, X Il/X III.
12 K . O. F a 1 k. Dneprforsarnas namn i kejsar K onstantin V II
Porfyrogenetos. «De adm inistrando im perio». Lund, 1951.

11
gung im Flusslauf’ (сужение в реке). Однако можно ре­
конструировать более точно по греческой записи vowipeC-f],
т. е. *N aprag-bje: pragi.; ср. Запорожье. А затем На-
пражье, считая, что в этом случае имела место субсти­
туция славянского а через греч. е, основанная на коле­
бании а <— > е 13: ср. слав. Orechovo — греч. ’Apa^oipa, Za-
seka — Ziabaxas, Zalesbje — ZeXsaao, Zaserjane — ZeaeptavT],
Grebenb — Tpaßavdxi вместо Tpeßsvaxi. По-видимому, это
была форма на -ь/е того же типа, что и чеш. N äkri, Nä-
lesi. Труднее объяснить ошибку пишущего: греч. яр вм.
стр. Впрочем, основа strezb, принятая Фальком в значе­
нии 'Verengung im Flusslauf’, не является засвидетель­
ствованной. Реконструкцию Naprazbje (т. е. Напорожъе)
дал уже Шафарик и.
Это типичные первичные отапеллятивные топографи­
ческие названия (без специального топонимического сло­
вообразования: Ustupi, Nejqsytb, Vrucij) либо вторичные,
нередко сложные: *Уъ1-ьпуjb ргаgъ) Ostrov-bnyjb pragb,
Naprazbje.
Для древнего украинского вокализма и консонантизма
важны следующие замены: праслав. ц ^> и (U stu p i: stqp-,
VwLi,iy.Vbr-qt-)', праслав. (Nejasytb). В области кон­
сонантизма следует выделить изменение праслав. g ^ > x
(prah). Таким образом, засвидетельствованные славянские
формы топонимов можно считать разговорными, ибо лишь
неполногласная форма prah вм. poroh указывает на незна­
чительное влияние церковнославянских болгаризмов.
Скандинавские варианты — это почти прозрачные пе­
реводы исконных славянских названий: Nejasytb — сканд.
Aiforr 'perpetuo praeceps’, греч. deujräp, Vol-bnyj р гад ъ —
сканд. (ßapoü'föpog) Baruforos либо V aruforos: исланд. bara
'W elle’ (волна) либо швед, vara 'E rhebung’, 'U fer’, 'F e ls’
(скала); Vrucij — (Xeävxi) L e a n ti: швед, (также причастие)
lea, hlahjan 'издавать резкие звуки’; N aprazie— сканд.
(ахpoüxouv) Strukum : struk(a) 'kleine Strom schnelle’ (неболь­
шой поток).

13 M. V a s m e r . Die Slaven in Griechenland. B erlin, 1941, стр. 239,


2 4 3 -2 4 4 .
14 P . J. S z a f a r z y k . Slaw ische A lterthüm er, Bd II. L eipzig,
1844; ср. также K. О. Ф а л ь к . У каз. соч., стр. 201—202; см.
также: А . И. С о б о л е в с к и й . Лекции по истории русского
языка. М ., 1903.
12
Характер этих вариантов не разговорный, а скорее
письменный. Местное население, несомненно, употребляло
отечественные формы.
ПВЛ (ср. Лих. II 215) цитирую: «б’Ь путь изъ Варяг
въ Греки». Константин Багрянородный в IX главе, оза­
главленной «О русских, приезжающих из России на од­
нодеревках в Константинополь», перечислил нижеследую­
щие торговые пункты, расположенные по течению Днепра;
NejiOY<xp8âç, возможно вм. NsjüofâpSaç = Новгород (первич­
ная, еще без метатезы группа gard-); MiXmaxa = Смоленск
(путем субституционного упрощения группы согласных
sm ]> т); TeXioïkÇa = Любеч (скорее всего греч. te является
союзом 'и ’); TÇepvrfü'fa. = Чернигов; BouaeypaSs = Вышеград,
т. е. русск. Вышгород; Kiößa, Kioaßa, Sap-ßa-ra = Куява,
т. е. Киев, ср. также иной топонимический вариант на­
звания этого древнего города S^vod; Bitetüeßt) = Витичев1Г>.
К ак первичные топографические топонимы могут быть
объяснены К уява: Kujava : *Kujb, затем давшее Киев ^>
KiïB, S^vod : s^vod = s^ to k ie. Название Смоленск < ' *Smo-
1ьпь8къ : p. Smolbnja датируется IX в. (863 г. по ПВЛ
столица племени кривичей)17. В греческих источниках
XVI в. 2j*aXévtÇixa. Формант -ъвкъ, особенно продуктивный
для северной Руси, типичен также для северных Лехит-
ских земель (Гданьск G d aü sk — Gyddanyzc 998 г.). Та­
кое же притяжательное образование на -]ь Любеч <С Lju-
bec *Ljui№k-jb сигнализирует архетипичную модель18 для
древнерусских названий городов. Не надо, вероятно, при­
нимать как посессивные названия Чернигов и Витичев.
Среди древнейших силезских топонимов имеется Giogôw
(у Титмара Glogua), происходящий от giog 'шиповник’,
ср. польск. Gdöw : *gbd 'мокрый’ Tarnôw и др. Теорети­
чески можно принять происхождение названия Чернигов
от антропонима Черниг(а) или реконструировать апелля-

15 Оригинал текста Константина Багрянородного по Парижской


рукописи; ср.: К . О. Ф а л ь к . У каз. соч., стр. 2 7 5 —276 (фото-
графия); ср. Л и х. II. 215.
С. Р о с п о н д. Значение древнерусской ономастики для исто­
рии. К этимологии топонима Киев. — В Я , 1968, № 1, стр. 103
и сл.
Ср. также: H . H . Д у р н о в о . Введение в историю русского
языка. М ., 1969, стр. 224.
18 Ср.: F. Y . M a r e s . К ch ron ologii slovan sk ÿch p o sesiv m ch ad'
jek tiv starsih o a m ladsiho typ u (B u d e c — B udkov). «Zpravodaj
m istop isaé kom ise ÖSAV», roc. X I, cislo 3. Praha, 1970.

13
тив *cernyga — вид чернозема, ср. польск. тип lodyga
др.-ц.-сл. книга :*кънъ. Ср. REW . I I I , 326.
Формант -оиъ в древнерусских названиях такж е перво­
начально имел топографическую, а не посессивную функ­
цию: Клов (ПВЛ) от къ1ъ, Гъдов : Псков : *blbsk
*plbsk 19 и др. Витичев (холм над рекой Стугной, прит. Дне­
пра) может иметь теоретическое значение 'холм Витича’ :
Vit-iû. Однако основа vit- : v iti характерна для различных
апеллятивов, главным образом названий растений: др.-
русск. еитъ, 'витая работа’, польск. witwa 'верба, ива’,
w itarnia 'вид груш’, w itka 'усик у растения’, witecznik
'растение из семейства амарантовых’. В таком случае vit-ic
'какое-то растение’ было бы образовано при помощи суфф.
-icb -ikjo: польск. konicz, koniczyna 'клевер, trifolium ’.
Ср. в ПВЛ Боричееъ (увозъ). Древнюю Русь называли
страной городов (G ardariki) и поэтому среди самых ста­
родавних названий мы встречаем название Вышеград;
ср. ПВЛ Белгород.
Н а материале ПВЛ можно выявить основные словооб­
разовательные и семантические типы древнерусской оно­
мастики, в то время как у Багрянородного зафиксированы
лишь единичные имена. Этот памятник, сохранившийся
в списках 1377 г. и XV—XVI вв., несмотря на наслоения
времени, отражает названия древней Руси X —X II вв.
В памятнике преобладают названия топографического
характера, тем более, что, давая довольно подробное опи­
сание важнейших городов, он сообщает даже микротопо­
нимы (ср. части города Киева: Боричев, Щековица, Хоревица).
Из словообразовательных макротипов выделяется ар-
хетипный поссесив на -/ь (Всеволожъ), а также топогра­
фический тип на -ъзкъ ( Бужокъ) , отчасти также на -ънъ
(Ч ервенъ). Они были, как правило, мужского рода, так
как атрибутивные образования обозначали города: Свято-
славль (город), Изборск (город), Червенъ (город). Мужского
рода были и древние названия на -оиъ, -ъпъ с топографи­
ческим значением: Клов *Къ1оиъ : къ1ъ, Ростов : *rost~
(ср. roslina), Псков <; *Blbsk-ov: *blbsk-, ср. польск.
Pszczyna Blszczyna, Искоростенъ < iz- K orost-ьпъ : пра-
слав. *korst-, польск. Krosno.
См.: S. R o s p o n d . M icellan ea on om astica slavogerm an ica, I.
«O nom astica slavogerm an ica», 1966, II; О н ж e Ze stu d iöw nad
Dolska top on om astyk a, X I. Zaeadko na nazw a Pcirn. «Jezyk pol-
ski», 1965, X L V , стр. 8 —12.

14
В отличие от Польши и вообще западнославянских об­
ластей, в особенности лехитских, здесь поражает нети-
пичность патронимичных названий на -icv. 0 1 ь/iсi , село
(основанное княгиней Ольгой как специальный админи­
стративно-податной пункт); Уветичи, вариант названия
Витичев (ныне Вятичев Киевской обл.) Тих. 296 (карта):
Уветичи к северу от Киева, а Витичев к югу от Киева. Оба
названия Олъжичи, Уветичи не являю тся в строгом смысле
патронимичными, как, например, польск. Raclawice 'по­
томки Рацлава’. Ср. данные западнославянских доку­
ментов: в булле 1136 г. имеется 23 названия на -icy при
общем количестве 112, в булле 1155 г. их 15 из 63, т. е.
патронимические названия на -icyl-ice составляют около
четверти всех топонимов. Мы говорили об этом еще на IV
Международном конгрессе славистов в Москве (1958) 20.
Н а восточнославянской территории продуктивным сде­
лался формант -ъцъ- (мн. ч. -цы, производная форма -овцы):
владимирцы 'жители Владимира’, вышегородцы, выгошевцы,
муромцы и т. п. в ПВЛ были названия жителей различных
мест, с течением времени превратившиеся в названия по­
селений: Дмитриевцы, Киевцы. Имеются сигналы экспан­
сии посессивных -ов(-ев, -ово) , -ин (-ино): Васильев, Юрьев,
Горошин, М икулин, Нежатин и т. д.
Ниже приводится древнерусский материал, структурно
организованный в соответствии с моей классификацией 21
и разделенный на семантические подгруппы.

НАЗВАНИ Я IX —X II В В .

Первичные топографические названия (без названий,


связанных с деятельностью человека)
Б елз(ы ), затем Белз — город на границе Руси и Польши
на берегу р. Солокии, прит. Б уга Тих. 325. Эта река двумя
своими рукавами образует небольшой остров в виде непра-
20 S. R o s p o n d . Stratygrafia toponim iczna. «Z p olskicli studiow
slaw istycznych». W arszawa, 1958, стр. 159.
S. Rospond. K lasyfikacja strukturalno-gram atyczna sio-
w ianskich nazw geograficznych. «Prace W roctawskiego tow arzystw a
naukowego», ser. A , № 58. W roclaw, 1957. — Критику классифи­
кации C. Роспонда см.: В . H . Т о п о р о в . К проблеме класси­
фикации в топонимии. «Исследования по структурной типологии».

15
вильного четырехугольника. Лих. I, 101: В 1030 г. Яро-
славъ Белзы взялъ; Тих. 33, 277, 322, 325, 326; Siel. 317;
Siownik St. Si. I, 102; Ср. польск. Beiz — Бохнинский п.;
Beizöw Келецкий о., Beizec, Beizyce Люблинский о.:
бойк. beuza 'глубокая пропасть, вода’, beuz 'глубокое
заросшее травой русло потока’ z2. SEBr, 20 приводит диал.
польск. beizy (beizy sie) 'белиться’. Может быть связано
с лат. fulgeo 'блестеть, сиять’.
Броды, город на границе Волыни и Галицкой Руси:
Лих. I, 159, 160, 360, II, 444; Тих. 33 (конец X I в.).
Ср. польск. brôd, очень частое определение местностей,
расположенных возле речных переправ: ср. польск.
Brody (несколько топонимов Brodnica, Brodnia, Brodfce,
Brodna и т. д.). Ср. ниже Brodnia (вторичное название).
Следует вспомнить, что bröd происходит от глагола
праслав. bred^, bresti, broditi, русск. бреду, брести, брод,
лит. bradas 'топкое место, брод’.
Вручий (ныне Овруч), город на Волыни, администра­
тивно-податной пункт: Л их. I, 53, 251, II, 12, 56, 315,
320; Тих. 13, 16, 44 и т. д.; Siel. 264. В ПВЛ: у города Вру-
чога, у Вручего, в город, называемый Вручий. Идентично
назван днепровский порог (ср. выше у Багрянородного
В е р о б т Е л ;).

Это был очень древний город (977 г. согласно ПВЛ)


на земле древлян, названный от глагола vbreti, причастие
vbrucijb 'бурлящ ий’. Д л я названий надводных мест и
мест, расположенных возле н их, подобные названия были
нередко определениями: польск. Wrze(ca (несколько назва­
ний вблизи Лодзи, Познани, Серадза и т. д.). Ср. также
польск. Wrz£\cko, Wrze^ckie (Spis. 1271). Подобный же при­
частный тип польск. Grzmiqca Быдгощский о. и др. (Spis.
349). Неверно с точки зрения структуры этимологизирует
это название Тих. 304 как образованное от глагола въру-
читися, върущатися. Вторая форма Овруч возникла пу­
тем декомпозиции и агглютинации в сочетании во Вручем.
Ср. Н ик., 303: В ручий: vbrëti 'бить ключом, кипеть’ 23;
ср. срб. врутак 'источник, ключ’, а также в бассейне Де­

22 J. R u d п у с k у j. N azw y geograficzne B ojkow szczyzny. Lwow,


1939, стр. 18; S. R о s р о и d . О leksykografii n azew n iczej.
«Jqzyk polski» 1969, X L IX , 1, стр. 52.
23 Ср. также: JI. JI. Г у м е ц ь к а . H apic словотворюн еистеми
украшьсько! актово! мови X IV —X V стор. К ш в, 1958, раздел 2,

16
сны болото Оврут', ср. также R E W II 250 (О врут *vbrgt-:
vbreti).
Галич (в ПВЛ Галичане): Л их. I 10, 206, II 112, 212,
243; Тих. 37, 208. Затем возникло латинизированное Gali-
cija, а также укр. Галичина. Ср. Н ик. 95: Г а л т : 1.
на р. Днестр; 2. в Костромской обл.: 3. Галичина могила
на Подолии; 4. Галичъя гора и др. Арабский географ Аль-
Идриси (1150 г.) упомянул Галич в Словакии (civitas
Galicz в Хронике венгерско-польской). Предлагались раз­
личные этимологии, часто фантастические: Галич "место,
где садятся галки’, SEB r 133. Мы полагаем, что следует
принять основу gal-1/gol-, ср. польск. Galew, Galowizna,
G alia (местность в Краковском в.). Я. Розвадовский 2J
объяснял многочисленные топонимы и микротопонимы
G afo/H alo, G aiy/H aly, G aia/H aia из hala 'голое место’.
Следует признать, что слово галичъ того же топографичес­
кого типа что и борт , витич и т. д. Ср. Тих. 329 от галити
'радоваться’, галичъ — 'галочий кри к’.
Городец: 1. город возле Киева. Лих. I, 100, II, 32;
городок к северо-западу от П ереяславля Южного: Л их. I,
133, I I , 412. Продуктивность этой именной основы для се­
верославянских территорий (польск. grod-, чеш. hrad
русск. город,- ср. городец, 'городок’) может служить до­
казательством наличия большого числагородов. Ср. польск.
1155 г. gradice= G rodziec (Сем. I, 668) и часто повторяю­
щиеся названия: Городецъ, Городище, Городок.
Заруб, город (также Зарубъе) в районе Переяславля
на Днепре: Лих. I, 151, 352, II 423, 469 (1096 г.); от
основы гф - происходят различные топографические опре­
деления лесных вырубок: польск. por^ba, zariba, wi-гф;
ср. также przerqbla, wyrqbla.
К апиц: Лих. I, 54, 252, II, 322 межю Дорожичемъ и
Капичемъ (описание стоянки Владимира, которая находи­
лась между Киевом и Вышгородом). Название Капич
является, вероятно, топографическим от кар-, польск.
карас, kapla, русск. кап, капать — R E W I 520, 521.
В этом случае следует также признать апеллятив *кар-
i6b, ср. кап 'нарост на дереве’.
Острог: Л их. 1 , 181, 384, II 466: в БужъскЬмъ въ Ост-
роз$] следует понимать как два названия: Бужъск и Острог.
24 £■’ ? / ° 2 %w Д Studia nad nazw am i wod stow ianskich.
K rakow, 1948; S . R o s p o n d . О leksykografii nazewniczej.
стр. 54.

2 З а к а з Кч 661 17
Неверно рассматривается как одно название Бужъский
острог — Лих. I; Siel. 405—406: Ostrog Buski. Слово
острог: острый означало изгородь из заостренных кольев
(ср. острокол). Н а Руси острогов было большое число:
как апеллятив острог употреблен автором ПВЛ; Л их. I,
160: и не вдадуге внити имъ въ острогъ, однако Лих.1,
181: шед сяди в БужъскЪмъ въ острозЪ (Лавр. ОстромИ)',
Лих. I, 384: в Бужском остроге (перевод). Однако пра­
вильно ли считать их названиями одного и того же посе­
ления? Есть ли другой город Бужск, а такж е его вероят­
ная часть, названная острогом? Ср. рассуждения по этому
поводу Л их. II, 466, Siel. 405—406. Например, часть древ­
него силезского города (*Raciborz), основанного Ратибо-
ром (*Ratibor-jb), называлась именно Ostrog. Здесь архе­
ологи открыли древнее городище. Уже само название
подсказывает, что некогда здесь был город, обнесенный ча­
стоколом, т. е. остроколом, или острогом.
Переволока, город в Переяславском княжестве: Л их. I,
141, 342, II 417; Siel. 362. Н а территории древней Руси,
т. е. от земель северных полян и до Византии находился
важный водный путь по Днепру. В верхнем течении Днепра
необходимо было в некоторых местах перетаскивать лодки
с помощью деревянных чурбаков. Такие места называли
волока, или переволока. Ср. Лих. I, И : и верхъ Д н е п р а
волокъ до Ловоти. Ср. также Лих. II 445: прилук 'приста­
нище, постоялый двор’, или, там же, волок, переволок.
Польск. wlök, wiöka (от wlec) означало кусок забороно­
ванного поля, т. е. powioczony. Ср. польск. Przew ioka
(Жешувский и Люблинский о.). Ср. ниже Переволочна,
а также Schütz 75, с.-хорв. прввлака 'Landenge’.
П рилук, город в Переяславском княжестве на границе
с Половецкой степью — Лих. I 141, 160, 342, 361, II 417,
445. П рилук упоминается лишь в Ипат. и отсутствует
в Л авр. В. Н. Татищев 25 отметил в этом месте Устье,
вместо П рилук. Что касается цитаты: и %дучи к П рилуку
городу Лих. I, 160, II 445, то она означает город, находив­
шийся в княжестве Переяславском. В некоторых списках
ПВЛ вм. П рилук стоит Переволочна. Возможно, что это
был один и тот же город, поскольку термин прилука
означал 'пристанище’, 'постоялый двор’, которые были

26 В . Н . Т а т и щ е в . История Российская с самых древнейших


времен, кн. 2. СПб., 1773, стр. 144.

18
необходимы в районах, называвшихся волок, переволока.
Слав, основа lqk~Hluk- означала 'влажный, низкий луг,
расположенный в изгибе (излучине) реки’, что соответ­
ствовало общеславянскому prilqk-Hpriluk-, польск. przy-
l§k, przylqg 'бугристое место в низине, на влажном лугу’;
ср. срб. диал. прелука, гуцул, прелука 'полянка в лесу’.
Ср. частое в др.-польск. Przyf^k (Prilanc 1189 г., 1203 г .) 28,
которое М. К арась27 ошибочно относит к предложному
типу Podgöra, Zalas. Очевидна первичная структура на­
звания Przyi^k : przyt^k, без специальной топонимической
деривации, а не przyf^ku Przyiqk.
Сутёска: слав, s^teska 'angustiae, convallis’; ПВЛ
(Ипат. 178, Л авр. 238): Сутейск, ср. Л их. I 159, 180, 360,
382, II 440, 441, 464, Тих. 34. Это очень древний город,
отмеченный в арабских иточниках (Аль-Идриси). Однако
и в русском, и в польском язы ках слово soteska вышло
из употребления, и уже Нестор подогнал это первичное
топографическое образование под продуктивный тип на­
званий на -ъзкъ: Сутейск. Что касается более подробной
этимологии этого названия, ср. Ros. 235—236. Н а поль­
ской почве оно было преобразовано сначала в Sienciaszka,
затем Sqsiadka, Замосцьский у. Подобные первичные об­
разования хорошо сохранились на южнославянских тер­
риториях, где также известен апеллятив sutjeska 'у зкая
долина’, 'Engpass, enges T al, S chlucht.’ Cp. Soteska, окр.
Любляна, Sutjeska окр. Сараево, Сътеска в Болгарии.
Ср. чеш. souteska, словен. soteska, ср. Schütz 45. Эти на­
звания имеют большое значение для ономастической лекси­
кографии, а такж е для изучения других реликтовых слов,
поскольку они расширяют наши сведения о славянской
апеллятивной топографической лексике, некогда весьма
богатой 28.
Устье, урочище: Л их. I, 151, ср. R E W I II , 192: устье,
или устъ 'M ündung’, часто в составных названиях: Устъ-
Двинск, Устъ-Нарова, Устъ-Юг.

26 S R o s p o n d . Sl^skie stu d ia top oiiom astyczn e, I. Topograp-


h ic a . — RKJ , И, стр. 53.
27 К а г а й . N azw y m iejscow e typu Podgöra, Zalas w jqzyku
polsk im 1 w innych j^zykach sio w ia n sk ich . W rociaw , 1955,
стр. 28—29.
28 ®.,e z ^ a i- V yznam onom astiky pro Studium praslovanskeho
slovm k u. «Slavia», 1958, X X V III, № 3.

19 2*
Вторичные названия с топономической деривацией

Топографическое названия

Н а з в а н и я с ф о р м а н т о м -ьзкъ
(также с осложнениями в результате фузии):
Бужъск, Божъск, город на Буге: Л их. I 176, 181, 182,
379, 384, II 466; Тих. 33, 322—323. С древнейших времен
сложился тип названий городов, образованных от назва­
ний рек, чаще всего городов племенных (ср. Buzanie у «Ге­
ографа Баварского»). Что касается этимологии гидронима
Б уг, Бог (1. приток Вислы, 2. река, впадающая в Ч ер­
ное море, 3. в Македонии. Ср. R E W I 227, Н ик. 66—67),
то наиболее правдоподобной представляется гипотеза, со­
гласно которой различные апофонические ступени его
унаследованы от праиндоевропейской эпохи, и праслав.
*bag-l/*bog/l*bug- означают 'затопленное место, течение,
поток’. Ср. праслав. bag-ъпо, польск. bugaj со значением
'больш ая пойма’, русск. буга 'низкий берег, поросший
ивой’, бугор, бугра 'возвышенность, сток, по которому
стекает вода’. Ср. и.-е. *bhaug-, лит. baugus, лат. fugio,
скр. bh u jäti. Ср. также польск. Busk (совр. Busko-Zdroj)
Вислицкого y. Ros, 86.
Голотичъскъ, город недалеко от Полоцка: Л их. I 116,
317, II 401; Тих. 33. ПСРЛ указ. 77. От основы goh» обра­
зуются самые разнообразные топонимы: ср. польск. этнич.
Gol^szycy (в IX в. Golensizi), gradice Golensicezke 1155 г.,
луж . Golsk(o). Ср. Ros. 117. Ср. различные топографиче­
ские апеллятивы: русск. голотъ 'гололедица’, польск.
gola, golain, golina, golizna, g o iain , goioc, с.-хорв. го­
лица, roflnja.
Долобъскъ, урочище в районе Киева: Л их. 1 ,183: наД о-
лобъскИ, 190; II, 460 там же Долобско озеро. Ср. Ros. 104;
Dolob-, вар. DuUb-, D uleby, этническое название: dulebyj.
Племя волынян также названо Duleby: Л их. I 14, 23,
210, 220, II 109, 222. В случае Долобъскъ возможна ос­
нова 1ъЪъ-, русск. лоб в первичном топографическом зна­
чении; ср. польск. £eba, Lebno, fcebsko (jezioro): 1ъЬъ
'ров, русло, река’ ав. Ср. племенное название дулебы-.
чеш. D udleby, словен. (Panonia) D udleipa, D udleipin,

23 S. R о s p о n d. О leksykografii nazew niczej, стр. 6.

20
Tudleipin=naHHOHCKHe д у(д )леб ы я0 TT 9, 157, 192 оши­
бочно рассматривают как заимствование из балтийского
lab > русск. л об (Лобынск, Лобно, Лобжа, Лоба). Ср.
Ros. 176.
Дрютъскъ, также Друт ъскъ, город в районе Смолен­
ска: Л их. I 141: отъ Дрютъска, 159: на Дрютъскъ, 201:
Дрютескъ, II 417, 442; ПСРЛ указ. 102 (весьма обильный
исторический материал): Дрютска, Д рю цка-, Тих. 33, 201.
Название образовано от Дрютъ, вар. Д рут ъ — ТТ 185
установили балтийское происхождение названия: лтш.
druva, др.-прусск. Dr awe, D ruteyn, D rutthen : лит. dru-
tas 'сильный’.
ЗарЪческъ, трудно точно локализовать: Л их. I 186,
II 469: около ЗарЫъска — во всяком случае это не Заре-
ческ на Волыни, упомянутый под 1150 г. (Ипат.), Тих. 37
Зареческ (1106 г.). Ср. польск. Zarzecze : zarzecze, т. е. za
rëka с формантом -ь/е. Такой тип топонимов с префик­
сальным za- довольно част: русск. (Волжск — Заволжск),
Зашиверск — р. Шивера, Задонск и т. д.
Изборск, Псковской обл.: Избореск, Изборъск, Избо-
реско, Изборовъскъ (ПСРЛ 119—120), Ros. 129, Л их. I
18, 214, Сем. II 311, Тих. 13, 15, 16, 55, 3 8 9 -3 9 1 . Это на­
звание было притяжательным прилагательным от имени
личного Избор. Ср. русск. Изяслав, И змир, ИзбыгнЪв
(Туп. 166), чеш. Izbud, Izvëst, Izbram ir, слвц. Izbor
см. Sv 101. Уже М и ккол а31 выдвинул этимологию Из-
боръскъ : Избор — имя, известное у словенцев с IX в.
Суфф. -ъзкъ мог выполнять исключительно притяжатель­
ную функцию: польск. Raciborsko и т. д. — ср. R os.33 32.
Курск, Черниговского края. Л их. I 150: из Курска,
158: Куръску, II 422; Тих. 33, 177, 345—348. Н азван
по имени реки К ур : куръ 'петух’ или же куръ 'п рах,
пыль’ — ср. Ros. 163. ТТ 191—192 считают название
реки балтийским. Ср. такж е Н ик. 222. В связи с широким
использованием основ названий животных для именова-

30 тт V Р 0 n d- Struktura pierw otnych etnonim ôw siow ian sk ich ,



“ • F°rniacje po rozpadzie d ialek taln ym . «Rocznik siaw istyczny»,
31 т м •’S 1968’ CTP- 2 4 -
J. M i k k о 1 a. L ’avance des S laves vers la B a ltiq u e. «Revue
s , ï eS etudes slaves», 1921, I, стр. 200.
Ср. также: S. R о s p о n d. Sufiks -sk i -sko jako form ant zachod-
m o-siow ian skich nazw m iejscow ych. «Slawia occidentalis», 1933,
X I I , стр. 45 и сл.
ний рек (Бобр, Вепрь) интерпретация названия К ур как
балтийского не обязательна, ср. польск. Kursko, Познан-
ский о. или К урск, владение Новгорода (Лих. 346). Гра­
моты. . . II 584, 689, I II , 40, 759, 760: К урске, I 80 : Курь-
ско, V 138, 458 : Курецко. В денном труде Топорова —
Трубачева круг ономатологических балтизмов понимается
иногда слишком широко.
Логожск, ныне Логойск, Минской обл. Лих. I 159:
до Логожъска, И , 443; Тих. 33, 371; Сем. I I I , 80. Ср. русск.
лог, р. пад. лога 'T al Schlucht, Brachfeld; с.-хорв. лог 'V ertie­
fung’, 'углубление, местность, расположенная в долине
среди холмов’ 33, лог-ога : логъ тот же тип, что острога :
остръ, лысога : лысъ. Н азвание Ложанка не может про­
исходить, как полагают ТТ 193, из балтийского. Ср.
Ros. 173.
Лучьск, город на Волыни на р. Стырь. Лих. I 136,
177, 180 : Лучъск%, Лучъску, II 413, 445, 463; там же I 136,
337: Лучане 'жители Л уц ка’, ПСРЛ указ. 184—185.
Ср. русск. лука 'изгиб реки, речной залив’ (Ник. 243);
ср. Ros. 168: lqk-1/luk- 'болотистый луг’ и т. д. Частое
топографическое определение: чеш. Louckö, помор. Lucbsko,
польск. fc^cko.
М инск вар. Менъск, город на р. Свислочь в Белоруссии.
Л их. I 112: МЪнъску, МЬнескъ, 160, 162, 200: МЪнъску,
185: МЬнескъ 201: Менескъ 202: из МЬнъска, II, 397;
ПСРЛ указ. 204, 261; Тих. 34; ср. этимологию Ros. 182:
Minia, вар. Mienia — название реки (Minsk Mazowiecki,
ранее Mierisk) балто-славянского происхождения от и.~е.
*moi-n-l l*mei-n- : *min- *жег-'проходить мимо, идти’, лат.
т е о , т е а ге , лтш. m iju, m it, нем. Main < др. -в.-нем.
Moin < Men, галльск. Moenus < и.~е. *Moinos.
Одръскъ, Одреск, Одрск, город вблизи Полоцка. Л их. I
159: на Одръскъ-, Лих. II 442. Однако неизвестно, где на­
ходился этот город. Карамзин неверно считал, что Одръск
возникло вследствие ошибки вместо Дрютеск 34. Контекст
свидетельствует о расположении этого города где-то
в районе Полоцка. Ср. гидронимы: 1. Odra, Odrov, приток
Днепра, 2. Одра, бассейн р. Сновь, 3. Одр, Одрино болото
в Полесье. Предполагается, то Одръскъ был древним го~
33 Ср.: П . П . С е м е н о в . Россия. Полное географическое описа­
ние нашего отечества, IX . СПб., 1914, стр. 410.
и H . М. К а р а м з и н . История государства Российского, II.
СПб., 1842, стр. 134.

22
родом при впадении Одрова в Днепр. Возможна этимо­
логия польск. Odra от основы uod-r- 'вода’ — Ойкхйоба35.
П инск, город на р. Пина, прит. Припяти. Лих. I 171:
Пинъска, 174: Пинескъ, 178: к Пинъску, П 461. Ср. Л их. I,
180: Пиняне. Этимология окончательно не выяснена (Ros.
207); ср. польск. Pinsko Кцинский y ., Piusk в Поморье.
Наиболее правдоподобно говорить о нем как о славян­
ском названии (ср. ареал многочисленных польских и
восточнославянских речных названий): 1, и.-е. *poi-n-JI
*pel-n-j/*pi-n-, отсюда праслав. репа 'пена’, др.-инд. pinäs
'жирный’, 'толстый’, греч. m<bv 'тучный, плодородный’,
лит. pienas 'молоко’; может быть также лтш. spuma 'пена’,
инд. phena-, др.-герм. heim 'пена’; 2. праслав. -p in-:p^ti,
рьпц. Нет необходимости выводить его из балтийского
(ТТ 201) или из индо-иранского (REW II 358). Эта обще­
индоевропейская основа была характерна главным образом
для названий рек, широко разливающихся, не очень глу­
боких и пенистых. Для польских названий Piensko > P in­
sko можно принять праслав. основу рьпь 'пень’ (ср. луж.
P e r is k o p нем. Penzig).
Полоцк: Лих. I 18 (862 г.): Полотескъ, 24: ПолтИскъ,
54, 83: в ПолотъскЪ, 99: Полотъску, II 7, 8 и т. д. Ср. также
I 12, 209: Полочане. От названия р. Полота: праслав.
*1ool-t- происходит русск. Полота и польск. P fo ta, на ко­
торой находится такж е древний польский город Плоцк
на Мазовше (Ros. 209). Праслав. основа *pol-t- относилась
к *pol~ 'поле’, ср. многие другие производные: *pl-t-
(Poitow sk > Полтовск > Пултуск, р. Пелтев, Полтава,
Полтва и т. д.; *pol-n- 'полонина, горный луг’; pol- этно­
ним поляне (в Польше, на Руси и в Македонии), название
Польша, полевой. Анализ основы *pol- с детерминантами
-t-, -п- и т. д. позволяет выявить большое гнездо топогра­
фических названий, относящихся главным образом к рав­
нинным и надводным объектам.
Случъскъ, Случескъ, древнерусский город на р. Случь:
Лих. I 200, ПСРЛ указ. 428. Тих. 38, 306. Этимологию
см. Ros. 245—246. Случь — 1. *sblqcb, ср. s lu k ij'кривой’;
2. праслав. з1икъ 'влажны й’ от sluti (REW II 666), вос­
ходящий к праслав. основе Iqk-jjluk-, польск. i^k (Paiuki).

См. S. R o s p o n d . Odra — OuiaSoua. «Onomastica slavoger-


manica», 1966, II, стр. 111 и сл.

23
Смоленск, Смолъньскъ: Л их. I 13: Смоленъекъ, 20:
къ Смоленъску, 92: отпъ Смоленьска, 108: Смолинескъ, 112:
у Смолинъска, ср. 312, 150, 151, 158, 159, 161, 168, 197,
201, II 209 и т. д., ПСРЛ указ. 4 2 8 -4 3 5 , Ros. 2 4 6 -2 4 7 .
Имеется большой сравнительный общеславянский мате­
риал — топографические названия, производные от ос­
новы smol- гвид почвы’, ср. с.-хорв. смоница < смолъница.
О древности этого города на р. Смольня (по ней назван­
ного) свидетельствуют греческие и скандинавские источ­
ники: MiXivbxa (у Багрянородного), Смоленская. Ос­
нова smol- в первоначальном значении 'черная почва’
(возможно болотистая) широко представлена в обще­
славянской топономастике: смоляне — название племени
(на Руси их центром был город Смоленск); в Болгарии,
ср. у полабских славян; ср. Smeldingon у «Географа Б а ­
варского». Многочисленны были также названия мест
на -bsk- и -ъ п польск. и болг. Smolsko, слвц., Smolno.
Сновьскъ: Лих. 1 115: ко Сновъску.. . потопашавъ Сновщ
ПСРЛ указ. 435: Сновескъ, Снъвъскъ, Сновьскъ. Это был
древний город северян на р. Сновь. Этимология гидронима
Сновъ: и.-е. *snäu-/*näu- 'плыть, течь’, т. е. S n O ^ S n y ,
Sirbve, SnbVb; ср. также ТТ 146. В бассейне Немана
есть р. Сновка.
Торчийский (торчъский) град, совр. Торчица, город
на р. Торч, прит. р. Рось (земля волжских булгар). Л их. I
143: Торчъский 144,145,147: к Торцъскому, 145: Торцъскый,
160: на Торческый город-, ПСРЛ указ. 482, 483: Торческъ,
Торчъскъ,Торъский и др. Тих. 34, 303. Основа tore- ино­
язычного происхождения, ср. название племени торки
(Лих. I 59, 109 и т. д.).
Турийск, город на Волыни, на р. Турия: Л их. I 177:
Турийску, Турийск % (местя. пад. ед. ч.), ПСРЛ указ. 485:
Туръскъ, Туржиск, Туриск, Тих. 34. Согласно ТТ 210
Турия : лит. T aure, др.-прусск. Tauro, Taure. Ср. Туров,
город недалеко от впадения р. Струмень в Припять (Лих. I
54, 83 и т. д.); отсюда его жители туровцы; Siel. 265.
Черторыйск, вар. Чарторыйск, город на Волыни.
Лих. I 181: Черторыескъ. Ср. Черторыя (Тих. 408).
Н а з в а н и я с ф о р м а н т о м -оиъ, -ovo, ет>, -ino
Известно, что функция суфф. -оиъ была не только по­
сессивной, но также и топографической. Возможно, что
эта вторая функция была более ранней, так как в наиболее
24
древних названиях славянских городов, образованных
от личных имен, предпочитался формант -/&: (Serad-jb).
Судя по источникам, эта топографическая функция -оиь
была довольно частой: G logua= польск. Giogow (Титмар
XI в.)- Возможно, название Краков (Craccoa, Cracovia)
может быть объяснено также топографически (Krzakow :
krzaki 'кусты ’), ср. польск. Gdöw (др.-русск. Гъдовъ :
*gbd- 'влаж ны й, болотистый’), Gdynia, Gdansk. О проис­
хождении названия Киев от K ujava, а не от Kyjb мы пи­
сали в специальной статье 36.
ПВЛ дает материал для следующих топографических
названий на -ov, -ev, -in(o);
Берестово (дворцовое село), княж еская деревня под Ки­
евом (загородная резиденция кн язя Владимира Свято­
славича): Л их. I 57: на Берестов %в селъци еже зовутъ ныне
Берестовое, 89 : на Берестов ^мъ, 104 : Берестовое, 109 :
с Берестового, Берестового, 151 : на Берестов%мъ (2 раза),
на Берестово; Тих. 59, 161—163 и т. д. Основу berstb 'U1-
mus carpinifolia’ находим в русск. берест, польск. brzost;
ср. укр. берест, русск. Берестовая, ср. ниже Берестъе.
Очевидно, первоначально была форма на -ovo, затем при
переписке изменившаяся на -ovoe.
Клещино (озеро), под1Переславлем Залесским на се­
веро-востоке древней Руси Л их. I 13: на КлещинЪ oaepi
(совр. Плещеева. — Ред.). Основа klest-jjklesc- была частой
в топографических названиях. Ср. клещ 'вид насекомого
и рыбы’ а также в названиях растений: польск. kleSnica,
kle£niawa 'colocassia, am brosim a’. Отсюда многочисленные
топографические названия: макед. Klescino, укр. К лщ 1,
слвц. K liestinä, польск. Klesna, Klestno (jezio^o).
Клов ('урочище) между древним Киевом и Печерским
монастырем (теперь находится в городской черте К иева.—
Ред.). Л их. I 187: на КловИ: праслав. къ1ъ означало 'к у ­
сок дерева, бревна, спиленного пня’. Ср. польск. диал. kto
'вы рубка, на которой торчит много пней’ 37, отсюда польск.
Kielno, Kielce, слвц. K elca. Можно сомневаться, яв­
ляются ли в действительности притяжательными названия

С. Р о с п о н д . Значение древнерусской ономастики для исто­


рии, стр. 113 и сл.
37 М. П и с 1 п 1 с к 1 . тгесгпе О Ш ш са, икк'з’а , Э^роЬпа
1 рокге\тае. «ОпотавИса», 1964, IX , стр. 197.

25
городов Чернигов, Боричев, Витичев. С достоверностью
к топографическим названиям относится Псков : праслав.
*blbsk-,
Н азе а н и я с ф о р м а н т о м -ъп-
Восточнославянский материал, благодаря «славянской»
орфографии и формам косвенных падежей, позволяет раз­
личать форманты -ъпъ и -ьпо. Н а западнославянской почве
субституционное написание на -in, -еп (Stetin, Gnezden)
допускает реконструкции как Szc£ycien, GnieM zien, так
и Szczytno, Gniezdno. В восточнославянских же доку­
ментах существует почти фонетическое отличие -епъ и
-ъпо. Н азвания первоначальных городов были обычно
муж. рода на -ъпъ, а деревень — ср. рода на -ъпо.
Дубен, затем Дубно, город на Волыни. Лих. I 181:
Дубенъ, II 466; Тих. 33. Праслав, d^bb 'quercus’ особенно
часто встречается в собственных именах с формантом -ъп;
общеславянские топонимы: польск. D^bno, D^bna (около
40 названий; Вог. 46—47), чеш., слвц. Dubne, Dubne.
Красънъ — Красен, город на р. Красна, прит. Днепра
(недалеко от Триполья). Л их. I 160: у Красна. Л их. и
Siel, ошибочно дают Krasn, не понимая структуры наз­
вания. Ср. праслав krasa, кгаэьпъ 'краска, особенно кра­
сная, блеск, красный цвет’. Отсюда многочисленные то­
пографические названия, в том числе и для рек: в Греции
Красица (Крх-етса), с.-хорв. Красно, укр. Красна, польск.
K rasna, чеш. Krasno; ср. Вог. 115—116.
Листвен, местность недалеко от Чернигова. Л их. I
100 : в Листвену. Ср. русск. листва, лиственный.
Лубънъ, затем Лубно, Лубны, город на р. Сула в Пере­
яславском княжестве: Л их. I 161: к Лубъну, 186: около
Лубъна, к ъ Л уб ну. Ср. польск. Lubno, ibubna, чеш. Lubno,
Lubnä, ср. Барс. 116, 119: Любн% (1229 г.), Лубны (город
в Полтавской обл.), къ Л убну (1107 г.) Вог. 136—138
считает основу lub-ljljub- общеславянской с топографиче­
ским значением; ср. польск. tub 'кора’, lubo 'ободранная
древесина л и п ы , дуба’, чеш. lub, луж. iu b 'кора’, помор.
]ёЬа, lebina 'прутья для плетения’, lebizna 'густая, твер­
дая трава’. Следует принять праслав. корень lub-jjljub-,
и.-е. *loubh~, *leubh-3S.
38 М. R u d n i c k i . Stu d ia nad n azw am i rzek lec h ic k ich , I. Zeba
i Zupawa. « S la v ia o ecid en ta lis» , 1935, X IV .

26
Переволочна, город в Полтавской обл. (ср. выш еП рилук).
Л их. II 445. Ср. русск. переволока 'прибрежное место,
по которому переволакивались суда, пристань’. Вог. 176:
праслав.* pervolka, ср. польск. Przewtoszno // Preulocno
(1290 г.), диал. Psyvuocno, русск. Переволочна (1092 г.) —
см. Барс. 157.
Песоченъ, город в Переяславской обл. Л их. I 141:
ПЕсоченъ; Тих. 34: Песочен или Посочен (1092 г.); Л авр.
208, Ипат. 150, Тих. 38: Песочен (1172 г.). См. Ипат. 379.
Согласно Б арс. 161, во градка Песочнаго (1169 г., 1237 г.);
Песочня Смоленская обл., документально Песочна (1328 г.),
см. Барс. 161; ср. Сем. IV 261: Пясочно, см. SG
X V II 44—47: Piaseczna (8 раз), Piaseczno (9 раз.). Основа
рёйъкъ была необычайно продуктивной в общеславянских
топографических названиях: польск. Piaseczno, Piaseczna
(более 50 топонимов) — ср. Вог. 177—179. Ср. чеш. Pise-
спа, слвц. Pieseönä.
Коръдънъ (?), см. Л их. II 444: Коръдно (Кордно), не­
известно, что это был за город: Л их. I 159: ко Коръдну
(где-то в области торков). Вероятна адаптация какого-то
чуждого названия при помощи продуктивного фор­
манта -ъп-.

Названия с формантами -апъ, -ипъ, -епь


( -ёпъ)
Д л я территории Киевской Руси характерен формант
-мь с различными предшествующими гласными (ср. в апел-
лятивах -пъ, -апъ, -ипъ, -епъ, -ъпъ, -упъ, -ynja): др.-ц. сл.
grbtanb, jablanb, strbzenb, jesenb, pustynja. Труб. 231 раз­
бирает гидронимы Правобережной Украины: Березанъ,
Дубенъ, Здвиженъ, Студень, Горынъ, Родунъ, Любанъ.
Преобладание конечного -ъ (возможно субстратного)
в праславянской зоне В (между Бугом и Днепром) подчер­
кивалось много раз 39. Труб. 233 неправомерно причисляет
некоторые образования на -упъ и т. п. к иноязычным:
Оогупь < | gerin. Ср. славянский архетипичный формант
-ynja: Gdynia, K cynia.
М. Б алий приводит ценный материал на -апъ, -ипъ
в украинском языке: Череванъ, Хубанъ, Красунъ и т. д.

39 S. R o s p o n d . P ra slo w ia n ie w £ w ietle on om astyk i. «I M igd zy-


narodow y kongres arch eologii slo w ia ü sk iej» . W arszaw a, 1968.

27
Формант -анъ характерен для юго-восточных городов
Украины, а в юго-западных и северных почти неизвестен 40.
Продуктивность и исконность форманта -пъ в различных
ономастических образованиях иллюстрируется богатым
древнерусским материалом из ПВЛ. Название греческой
колонии Херсонес (в Крыму), через которую проходил
торговый путь, связывавший Киевскую Русь с Византией,
адаптировалось славянами в форме Корсунъ (Лих. I 12:
Корсунъ, ис Корсуня, 75—77: на Корсунъ, къ Корсуню',
там же 34: Корсунцы, жители Корсуня. Греческое назва­
ние города Фессалоники, расположенного в Македонии,
в ПВЛ русифицировано в Селунъ; Л их. I 21, 22: доСелуня,
вСелуни, в Селунъ.
Желанъ, местность на юго-запад от Киева: Л их. I 145:
на Желаню, II 516 считает рекой; Тих. 33: Ж еланъ, Же-
лянъ. Основа zel-lßal-, и.-е. *gel (возможно была огла­
совка *gol-?). Ср. с.-хорв. жал 'побережье, берег’, жало
'песок, песчаная местность, невысокий берег’ (Schütz, 82),
ср. др.-ц.-сл. эюалъ 'могила’. С надежностью следует при­
знать топографическое значение для названий польск.
Zalna, Zalno, с-хорв. Жална — см. Вог. 274.
Звижденъ (другие варианты Зв%жденъ\ Въздвиженъ',
звучание не было установившимся, ср. такж е мостъ
Звиженъскый, р. Здвижа — Л их. II 462), город к западу
от Киева, на р. Здвиж а. Л их. I 173: В ъ Звиждени городЪ,
мостъ Звиженъскый; Л их I I 131: Воздвиженск; ср. Ros. 280:
воздвижение: Воздвиженъское; см. SG XIV, 12: Wozdwi-
zensk Радомского y ., W ozdwizenskie Харьковской губ.
К ак вытекает из исторических записей, некоторые назва­
ния (и прежде всего Здвиженъ: р. Здвижа) подверглись даль­
нейшим преобразованиям под влиянием слова воздвиженье.
О гидронимических образованиях на -епъ (Ястребень,
Сербенъ, Дубенъ, ■Здвиженъ) см. Труб. 231. Здесь ярко
выражена агглютинация предлога въ~{-3виждень, с дальней­
шей идентификацией с апеллятивом воздвиженье.
Искоростенъ (различные варианты), сейчас Коростенъ,
Житомирской обл.: Л их. I 40: изъ града ИзъкоръстЬня,
у И скоръст Ы я, 42: на ИскоростЫъ градъ. Из-Пис-
может быть с достоверностью выделено как предлог, часто
встречающийся при словообразовании, ср. выше Воздви-

М м. В а 1 i j. Form ality -апь, - a n ja , -ипь,-unja w jqzyku ukrain-


skim . «S lavia o rieu ta ü s» , 1969, X V III, № 1.

28
жень. Славянская основа: праслав. *korsta, польск. kro-
sta, chrosta <С *chvorst/b, чеш. krästa, chrästa означала
холмистую неровную местность: ср. польск. Krosno (мно­
гочисленные топонимы см. Вог. 79—82), др.-русск. Хвар-
стен (1125 г.), русск. Хоросна, Хворосна, см. SG I 632,
666; болг. Храсна, с.-хорв. Храсно, на территории Греции
Фраатауа—Хварстъно.
Ошибочно этимологизировать Искороспгенъ из др.-норв.
skarfv 'K lip p e’ — подводный камень-|-швед. sten 'камень’.
Мы выступали с критикой этого так называемого «нор-
дизма» 41. Ср. также Н ик. 206.
Наилучшим подтверждением того, что из-, ис- было
агглютинацией предлога, служит материал «Хроники»
М. Стрыйковского (1582 г.) 123: Choroscienia, 123: Choro-
sten, 127: Choroscieniem, 127: w. Choroscienie, 124; w Cho-
rostenie, 122; K orostena, w Korostenie. Чередование со­
гласных cli-/k- было живым явлением в топонимах на -епъ.
Селищев, 157 проиллюстрировал примерами: Листпенъ
XVI в. (Московская обл.), Плашень (Рязанская обл.),
Городенъ, или Гордня ('Калининская обл.).
Корсунъ (в Крыму, греч. Херсонес): в Корсунь, из Кор-
суня, на Корсунъ, къ Корсуню, Л их. I 12, 75—78, 80, 83,
111; корсунцы 'ж ители К орсуня’ — Л их. I 34, 37. Продук­
тивность форманта -пъ, а также -ъ (-апъ, -упъ, -епъ, -ипъ)
ярко выражена на восточнославянской территории. Мно­
гие иноязычные топонимы были ассимилированы с по­
мощью этих формантов: Казань, Астрахань, Рязань,
Кубань. Этому типу следовало бы посвятить особую мо­
нографию.
Кснятынъ Л их. II 520 ошибочно пишет Кснятищ ср.
Siel. 385 K snjatyn, город на правом берегу Сулы, Л их. I
161: къ Кснятиню (363 в переводе: к Кснятину). От имени
Константин уменьшительным было Коснята. Однако
отнесение названий Snjatyn (ср. -уп) и K snjatin к притяж а­
тельным с формантом -in сомнительно, так как здесь ярко
выражено первичное -упъ. Ср. разъяснение о притяжатель­
ном суфф. -in (Ник. 387). Формант -упъ мог обладать, по­
мимо топографической, такж е и притяжательной функ­
цией: польск. Gdynia, чеш. Bechyne, K dyne, H ostyne,

41 S. R o s p o n d . O nom astische Slavo-nordica. K ritische Bem er­


kungen. «Sprawozdania W roclaw. Tow. Nauk», 1965, X X , «А»,
стр. 56.

29
русск. Велынъ, Курынъ, Смердынь, см. Селищ. 157. Воз­
можно, такж е существовала диалектная тенденция за ­
мены сонанта -п на ~п. Ср. польск. Lubin > Lubin? Ср. Лих. I
109: в Войню.
Радосынъ, урочище возле Городца, к востоку от Киева,
Лих. I 192: в Радосыни. Этимология не вполне ясна. Сле­
дует только выделить формант-гаь как характерный для
украинских топонимов. Ср. -ynia (польск. G dynia, Kcynia).
Родня, Могилевская обл., город на р. Рось, л. прит.
Днепра: въ граде Родъни на устъ Реи. Ср. Тих. 13, 16, 55,
149, 286, 302; Труб. 244—245 на территории Правобереж­
ной Украины выделяет около ста гидронимов с форман­
том, происходящим из первичного -ъпа: Лубня, Головня,
Ризня I/ Ризна, Рудня, Рокитня, Черемошия / Черемошна.
Формант ~nja<' -ьща в апеллятивах встречается прежде
всего в nom ina loci: польск. studnia : studzic 'место
с холодной водой’, stajn ia 'скотный двор’, Ia£nia и т. д.
Основа rod-, ср. польск. rodna ziemia, rodny 'плодород­
ный, урожайный’, чеш. rodny с тем же значением, чеш.
Rodnä; см. Барс. 175: до X V в. Родня называлась Родно.
Ср. с.-хорв. Родне, Родно брдо — см. Вог. 200—201.
Рязань, древний город на Оке. Л их. I 151, 170: к Ря-
заню, из Рязаня, рязанцы. Этимология либо иноязычная,
либо исконная. Ср. мордовское племя эрзя, эрзянъ. Мо­
жет быть слав, rjasa 'топкое место’. Недалеко от Рязани
есть село Рясы. Возможно также сближение с основой
*rqz-JI*rqg-/l*rqg- русск. ряж-'. Ряжск — город Р я ­
занской обл. Ср. Ros. 228. Замену 2 на z можно объяснить
влиянием угро-финского субстрата, т. е. Рязань << Ря-
жань. Сем. IV 366—369 привлекает также русск. ряж
'деревянный сруб, наполненный песком, для устройства
укрепления’. Ср. также основу r^za 'S palte, R inne’ (щель,
трещина), отсюда полабск. Rinsowe (1216 г.), Rensow —
см. ТМН 129.
Суздаль, древний город, Владимирской обл. Возможно
это адаптация какого-то иноязычного названия. Лих.
I 99, 100, 168—169: в Суждали, Суздалю, на Суждалъ,
Суждалю. Позже возобладала форма Суждалъ. Отно­
сительно различных иноязычных угро-финских основ
см. Н ик. 397. Однако убедительного объяснения нет.
Согласно Труб. 229 формант -а1ъ свойствен некоторым
гидронимам: Кривалъ, Звиздалъ, Тусталъ (бассейн При­
пяти) .
30
СутИнъ, урочище. Лих. I 184: на Сут$нъ\ II 468
пишет, что нигде в летописях это название не встречается.
К. В. Кудряшов полагает, что это река Молочная и что
этимология СутЪнъ — это перевод тур. süten 'молочная’ 42.
Тмутороканъ, русский город на Черном море: Лих. I 83,
99 и т. д.: (в) Тмуторокани, Тьмутороканю. В греческих
источниках Tajxaxap^a, в арабских Samkerz, Samkars, Sama-
kuä, ныне Тамань — ср. Н идерле43, 119; ср. также М. Фас-
мер и .

Названия с ф о р м а н т о м -ь/е
Первичное собирательное значение суфф. -ъ]е (ср. польск.
liscie 'листья’) было известно и в топонимике: польск.
Mi^dzyrzecze, срб. МеТ)улуж]е, Завод je.
Берестье (Брест, польск. Brzesc), древний город на
Буге. Лих. I 99, 158: къ Берестию, 174: Берестие, 178,
180: къ Берестью, 182: Заратися Ярославъ Ярополчичъ
Берестъи, 180: берестяне 'жители Б ерестья’. Ср. праслав.
основу *berste 'ulm us carpinifolia’: польск. Brzostek, укр.
Берест , русск. Берестовая, чеш. Brestce, болг. Брестава,
в Греции Бреста. В связи с продуктивностью апеллятивов
на -ъ je эти названия можно было бы считать первичными —
Берест ье: берестье 'березовая кора’. Ср. польск. Brzeäcie
(несколько топонимов), Brzesc Kujawski (с типичным исчез­
новением конечного е, ср. Podgörze > Podgörz, Mi^dzyr-
zeoze Mi^dzyrzecz).
Заволочье, местность, Л их. I 132, II 411: в Заволочии.
В первой Новгородской грамоте 989 г.: и бежа за Волок.
Siel. 352 сн. 1 комментирует: Город Волынь — нынешний
Grodek N adbuzny у впадения р. Хучвы в Б уг. О термине
волок писалось выше.
Олешье, крайний переволочный торговый пункт в устье
Днепра перед выходом в Черное море. Л их. II 413:
въ Олешъи. Л их. I 135, Siel. 353 неточно реконструируют
это название: Олеша, вместо Олеше. От основы праслав.
olbcha, jelbcha образованы многочисленные топоними­
ческие дериваты: польск. Olsze, укр. Олешня, в Греции
”ЕХаг).

К. В. К у д р я ш о в . Половецкая степь. М ., 1948.


44 Р - N i e d e r l e .
Slovanske starozitn osti, I, 4. Praha, 1902.
М. V а s m е г. Osteuropäische Ortsnamen. «Acta et com m enta-
tiones un iv. Dorpatensis», 1921, I, стр. 13.

31
Н а большую топонимическую продуктивность -ь;е
обратил внимание Селищ. 155: Завалье, Залесье, Заозерье,
Загорье. Это многочисленные собирательные топонимы,
образованные от предложных конструкций.

Названия с прочими формантами,


н а п р и м е р -ica
Вороница, урочище, которое трудно точно локализо­
вать. Лих. I 161 II 448: с ВороницЪ. Ср. русск. ворона,
укр. Ворона, название словенского города Vranica.
В восточнославянской и южнославянской группах это
был продуктивный топонимический формант, иногда вто­
ричный: Селищ. 155: Бры нница, Добровица, Каменица;
в XV в. (село) Заполитское, позже Заполица, Мощаница,
Погорелица // Погорелое, Радовица. О продуктивности фор­
манта -ica (мн. ч. -ice) на территории Сербии — ср.
Ф ранк 45. О плотном и довольно широком распростране­
нии гидронимов на -ica см. Труб. 171—172 (на Право-
бережной Украине он их насчитывает 301: Бы ст рщ а,
Рудавица, М уравица и др.). В ПВЛ есть гидронимы
Медведица (Лих. I 169: на МедвЪдици), Сальница Лих. I
192, II 476: на р-ёц$ Сальниц-ё — речка между Изюмом
и Изюмцем, теперь не существующая. А. И. Попов воз­
водит ее название к нынешней р. Сал, л. прит. Дона 4в.
Ср. также Сожица, прит. Суды, возможно совр. речка
Оржица (Лих. II 412). Л их. I 132: на СъжицЬ\ 14: на
Съжю. Ср. Лих. I 13: Хоривица (холм в Киеве), Щеко-
вица\ 171: Рудица, 184: в Хортичем островЬ (Хортица).
Ср. также Л их. I 170, II 459: на Кулачьце — река Ко-
локша. Позже наблюдается экспансия форманта -ica.
Среди топографических названий следует также упо­
мянуть Погорина. Л их. I 174: Погорину, II 462: Пого-
рина — побережье 1 р. Горыни (объяснение ^ Ермолаев-
ского списка Ипатьевской летописи). Однако Погорина
не может быть непосредственным дериватом от Горынь.
Этимологически Погорина <^ Погор-ина, т. е. с форман­
том такого же типа как срб. Горина, Слатина, Загра-
дина, Закутине — ср. Franck (указ. соч. 200—201).
45 F r a n c k . Studien zur serbokroatischen Ortsnamenkunde. L eip­
zig, 1932, стр. 189.
40 A . И. П о п о в . «Повесть Временных лет» в новом издании Ака­
демии наук СССР. «Вестник ЛГУ», 1951, V I, № 5, стр. 136.

32
Топонимы, образованны е от обозначений люден

Посессивы на -jъ
Это наиболее древние архетипы, характерные для
названий славянских городов. Формант -]ъ, унаследован­
ный от праиндоевропейской эпохи, проявляется в древ­
нейших записях, ср. др.-инд. pitryas, лат. patrius, греч.
Ttàxpioç и.-е. *patriios 'отцовский, отчий’. Архетипность
легче всего выявляется в основах, бывших наиболее ча­
стыми праславянскими композитами: Всеволод, Дорого-
буд, Перемысл, Переяслав и т. д.
Всеволож, город на Волыни (Тих. 33). Л их. I 175:
Всеволожъ, 116: в монастырЪ Всеволожи, 177: ко Всево
ложю, ср. такж е Всеволож, Черниговской обл. Ср. Все­
волод, древнерусское династическое княжеское имя, ср.
Тупиков; имена с первым местоименным членом все от­
носятся к древним общеславянским: русск. Всеслав,
польск. W szemit (1136 г.), хорв. Vbsemil, чеш. V sel’ub —
см. Sv. 92—93. Среди имен древнерусских князей в ПВЛ
упомянуты следующие композиты этого типа: Всеволод
(3 раза Л их. I 56, 101, 201), Всеслав, Всеславича
(Лих. I 88, 104,186).
Володимер, древний волынский город, основанный
при Владимире. Л их. I 81, 109: посадиша. . . Всеволода
Володимери (местн. над. ед. ч.), 108: Володимеръ (вин. над.
ед. ч.), 109: из Володимеря, 135: Володимери (местн. пад.
ед. ч. — 2 раза, 136 — 2 раза), 174, 175, 182; Володи-
мерю (дат. пад. ед. ч.) 158, 159, 173, 177, 179, 180, 182,
160: из ВолодиМеря, 162: къ Володимерю, 171, 180; Воло­
димеръ (вин. пад. ед. ч.), 177: в Володимери, 180: Воло­
димеря (род. пад. ед. ч.), 185: Володимерю (местн. пад.
ед. ч.), 202: во Володимеръ. Здесь восточнославянское
«живое» -olo- уживается с унаследованным от праслав.
m er/m ër, ср. др.-в.-нем. m âri 'славный’, готск. mers
'большой’, 'великий’, греч. [шро; 'неразумный’ 47. Лишь
позже закрепилась церковно-славянская форма Влади­
мир с заменой архетипного -тег. Одновременно в ПВЛ
часто упоминается князь Володимеръ (Лих. I 174, 185),

47 S. R о s р о n d. M iscellanea onom astica slavogerm anica, II.


«Onomastica slavogerm anica», IV , 1968, стр. 29; О н ж е . K azi-
mierz — Palas Kazimierowski czy Kazlmierzowski? «Prace filo lo -
giczne», X X . W arszawa, 1970, стр. 317— 323.
3 З а к а з № 661 33
174: къ Володимеру. Ср. Лих. II 488—489 (индекс) В ла­
димир Всеволодович М ономах, однако в ПВЛ Володимер
(Лих. I 108, 1 3 1 -1 3 3 , 1 3 5 -1 3 7 , 1 4 2 -1 4 4 и. т д.); Л их. II
489: Владимир Святославич, а в ПВЛ: Володимер, Воло-
димера и т. п. (Лих. I 17, 47, 49, 50 и т. д.), II 489: В ла­
димир Ярославич, а в текстах только Володимер (Лих. I 99,
101, 103, 104 и далее). Равным образом в атрибутивной
деривации на -bsk сохранялась первоначальная форма:
Володимер — Володимеръскаго (Лих. I 181). Nomen per­
sonale дифференцировано от nomen loci: Володимеръ,
къ Володимеру, Володимера (Лих. I 174, 181 и далее) и
Володимеръ, Володимерю, Володимеря (171). Образование
на -]ъ является в этом случае мемориальным, впервые
упомянутым в 988 г., оно было дано в честь кн язя Воло­
димера Святославича. Ср. другой Владимир на р. Клязьме,
известный с X II в. как крепость, названная по имени ее
основателя Владимира Мономаха.
Выдобыч, холм с расположенным на нем монастырем
в Киеве. Л их. I 152: на холму, нарЪцаемёмъ Выдобычи
(мест. над. ед. ч.), 171: на Выдобычъ. Siel. 372 ошибочно
принимает его как патронимическое название на -ici,
которых на самом деле в ПВЛ нет, и дает перевод: т а
холме, называемом Wydobycze». Правильно он перевел
на стр. 396: «переправился на Wydobycz». Первый ком­
понент следует связать с общеслав. vid- (смешение ily
типа Д авид—Давыд наблюдается в ПВЛ), ср. Sv. 91;
польск. W idoradz : W idorad, Wid(o)goszcz : W idogost,
др.-луж . *Vidogost-jb. Возможно, в копиях под влиянием
укр. i у записано Vyd- вместо Vid,-. Ср. польск. Jaw id :
Jaw idz, русск. Явид. Д ругой компонент -byt: ср. Sv. 72
Radobyt.
Дорогобуж, волынский город на р. Горынь. Л их. I
135, 180, 182: Дорогобужъ-, 178: Дорогобужю. Из *Dorogo-
bud-jb; ср. с.-хорв. Драгобуд, чеш. D rahobud, полабск.
*Dargob^d-jb. Второй член -bud может быть из праслав.
-bud: buditi или -bgd. На территории Польши имеется много
топонимических посессивов на -;ъ от имен со вторым ком­
понентом -b^d: Dargob^dz, Dobrob^dz, Niesieb^dz, Pob£\dz
и др. Cp. R K JV , 1965, стр. 96—98.
Дорогожич, урочище под Киевом (Лих. I 54, II 322:
стояше Володимеръ обрывся на Дорогожичи, межю Дорого-
жичемъ и Капичемъ). Л их. II 322 ошибочно определяет
Дорогожичи как якобы патронимическое вместо *Дорого-
34
житп-jb : Дорогожит; ср. имена со вторым членом -z it
(Sv. 93) чеш. Pozit, Zazit, с.-хорв. Драгожит, Доброжит,
Борижит и др. В качестве первого члена z it 'v ita ’ также
употреблялся часто: Ж итомир и др. Название Дорого-
жич вскоре, однако, было вытеснено другими образова­
ниями притяжательного типа на -ovo, ср. Ипат. (1146 г.):
И прииде Изяслав ко валови, идеже есть Надово озеро
у Шелвова борку и т у ста полки подле вал с сыном своим
Мьстиславом (Лих. II 322). А. А. Шахматов писал о До-
рогожичи, основанном у монастыря К ирилла, между
Вышгородом и Киевом, где согласно легенде в лесу умер
Борис 48. У Дорогожича, действительно, был бор (Лих. II
358). Это название искажено в Ипат. 222 (ср. Тих. 37, 72:
Дорогичин — 1142 г.).
Любеч, очень древний город земли Черниговской,
находившийся на Днепровском торговом пути, упоми­
нается уже у Багрянородного (ср. выше ТеХюитСа).
Лих. I 20: Любецъ, 24: Любечъ, 96: к Любичю (!) (прибав­
лено из Радзивил.) 105: от града Любча, 170: Любячи (!).
Варианты -ъкъН-тъ в антропонимических образованиях
указывают на колебание, при котором можно одинаково
принять как имя Любек, так и Любик. Наиболее частыми
были однако формы Любеч, Любча *Ljub-bk-jb. Су­
ществует севернорусская диалектная форма с цоканьем:
Любецъ. Четкое фонологическое противопоставление
к :ч к/ь намного увеличило число посессивных образо­
ваний этого типа: польск. SE\decz _"> S^cz, B^decz, Bie-
jecz > Biecz, Chodecz, Gdecz > Giecz, Lubecz, совр.
Lubcz, Sierpcz — Sierpe — cp. R K J V 128. Gp. Тих.
1 3 -1 6 , 177, 185, 345, см. ПВЛ 882 г., 907 г., договор
Олега с греками. В источниках X II в. еще упоминается
как древний город, но в 1159 г. уже считается опустошен­
ным. В конце X V III в. там можно было видеть лишь
«земляное обвалившееся укрепление, близ которого ярами
вокруг отделенное, 20 саженей вышины, необширное,
а ровное, ничем не укрепленное место, замок называе­
мое» 49.
Перемил, древний волынский город на р. Стырь:
Лих. I 176, II 463: Перемилъ. *Perem il-jb : Pevenul;
48 А . А . Ш а х м а т о в . Разыскания о древнейших русских
летописных сводах. СПб., 1908, стр. 75— 76.
Ср.: А . Ш а ф о н с к и й. Черниговского наместничества топо­
графическое описание. Киев, 1851, стр. 315.

35 3*
ср. многочисленные антропонимы с праслав. приставкой
per-: русск. Перемысл, ПеренЬг, Переслав, Переяслав,
польск. Przebor, Przem ysf, Przebqd. Второй член также
употребляли довольно часто: польск. Boguinii, чеш. Bohu
mil, ср. Sv. 79, 102. Gp. Niemil в Силезии и в Краков
ском y. (Nyemil 1242 г.) — ср. R K J V 105. Перемышлъ,
польск. Przem ysl Лих. I 54, 181; Перемышлъ, 136: Пере-
мышлю, 171: Перемышълъ, 179.- около Перемышля.
Ср. польск. Przemysl", чеш. Prem ysl (династия Пшемы-
слидов). Второй член -mysl был весьма продуктивным
в общеславянских личных именах: помор. Siemysi : Siemysl,
W itomysI, Pomygl и др., ср. R K J V 109—111.
Переяславль (Южный, Русский, совр. Переяслав-Хмель-
ни щ и й ). Л их. I 24, 84, 85, 108: на Переяславль, 25: ис
Переяславля, 36: ис Переяславля, 109: Переяславли, 135:
у Переяславля, 137, 142: в Переяславли, 143, 148, 151:
Переяславлю, ср. также 159—161, 183, 185, 186, 197, 199,
202.
Композиты структуры «indeclinabile+KopeHb+nomen»
были архетипными. П раслав. корень др.-русск.
-ja- был характерен главным образом для восточносла­
вянской антропонимии: русск. Яволод, Изяслав, Перея­
слав.
В Болгарии, на Дунае, был древнейший город *Ргё-
slav -jb (позж еПреслав822 г.; у арабского путешественника
X II в. Аль-Идриси: Beriskläfa). ПВЛ преобразовала это
название по-своему, с добавлением типичного русск.
-ja (праслав. ~jp); кроме того, переписчики древних сводов
добавили продуктивный и характерный формант -ъсъ
(-есъ): Переяславец — Слово о князе Святославе, который
отправился на Дунай, на болгар в 967 г.: взя городъ
80 по Дунаеви и cfsde княжа т у въ Переяславци — Л их. 1 47.
Там же: бяше Переяславци (мест. пад. ед. ч.), 48, 50:
в Переяславецъ. Ср. польск. Boleslaw, -wia, Boleslawiec.
Адаптации с помощью суфф. -ец, возможно, способство­
вало то, что летописец знал название переяславци (Лих. I
52) для жителей русского Переяславля. Идет ли речь
в действительности о ж ителях Переяславца на Дунае,
как думает Л их. (II 524): переяславци — жители Пере­
яславля на Дунае? За ним это же повторил Siel. 451.
Ср., однако, цитату: И послаша переяславци къ печенЪгомъ,
глаголюще: «Се идетъ вы Святославъ в Русь, вземъ имЪнъе
много у грекъ и полонъ бещисленъ» (Лих. I, 52).
Если речь идет о Переяславе болгарском (в действи­
тельности Преслав), то в таком случае форма Переяславец
была бы этническим дериватом от Переяслав вместо болг.
Преслав. В ПВЛ имя мазовецкого кн язя Маз1а\у изменено
в Моислав. С такими переделками можно встретиться
неоднократно, особенно если принять во внимание редак­
ции ПВЛ.
Посессивы н а -еиъ, -оръ, -т ъ
Выше мы обращали внимание на древние топографи­
ческие названия с суфф. -еи//-ои. Формант этот, особенно
-ои, был весьма экспансивным уже в эпоху раннего средне­
вековья. Доказательством этого могут служить субстрат­
ные образования с добавлением к ним типового форманта
-ои: Саратов (основа с достоверностью иноязычная —
ср. Н ик. 369—370), Тамбов (1636 г., такж е называется
река — ср. Н ик. 407), Харьков (укр. Харт е, основан
в X V II в. и река с таким же названием — Н ик. 453),
Ростов (Ник. 358) — надеж ная этимология отсутствует.
Стереотипные общеславянские образования на -ои требуют
подробных стратиграфических, исторических и синхро­
нических исследований. Это посессивное образование не
является столь древним, как -]ь. Можно подозревать, что
из древнейших названий городов только Краков и Киев
действительно являю тся посессивами. Кроме того, при­
тяжательное -оуъ не столь древнее, как другие форманты,
поскольку оно сходно с род. пад. мн. ч. основ с темати­
ческой гласной -и-: сыновъ, становъ. В эпоху феодализма
оно стало наиболее типичным для названий поселений,
образованных от имен владельцев: польск. ише^ешо,
чеш. Вгашёоу, русск. Любимово, сербск. Борисово. О сверх­
продуктивности этого форманта в феодальный период
свидетельствуют вторичные образования на -ои-: русск.
Валище—Валищево, Загорье—Загорьево, Высокое—Высо-
ково — ср. Селищ. 152.
Стратиграфия на современном русском материале (ев­
ропейская часть СССР) дает две четко выделяющиеся
зоны: 1) северная, с необычайно продуктивным макро­
типом -ои (к северу от линии: Б рян ск—Т ула—Г орький—
Казань); 2) южная, с очень продуктивным -ка (-овка,
-евка: Андреевка) 50. Первоначально этот формант был
50 В. А . Н и к о н о в . География русских суффиксов. «ОпотазМса».
М^гойа^у-Кгакоху, 1959, V , 2, стр. 321 и сл.
характерным для древней Руси, но вскоре, как свидетель­
ствуют, например, Новгородские грамоты, становится
типичным для севера.
Если бы мы захотели представить себе картину первич­
ной и вторичной стратиграфии топонимов с атрибутивными
-ov, -in, то прежде всего нам было бы необходимо разгра­
ничить названия топографические и посессивные. Из древ­
него материала ПВЛ следует, что топографические на­
звания на -ov (-ev) были нередки. Возможны также вто­
ричные образования на -ev-, хотя основа оканчивалась
на твердый сонант: Могилев : могила, Канев (?). Выше
обсуждались топографические названия на -ov, -in: Псков,
Верестово, Клещино и др. Некоторые из нижеследующих
топонимов также можно рассматривать как топографи­
ческие (Чернигов, Могилёв) или же как вторичные (ино­
язычные: Орестов, Сугров, Обров; ср. такж е мою этимоло­
гию Киевъ < Kujava).
а) Образования на -ов, -ев
Боричев (увоз), Боричев холм, связывал центральную
часть Киева, расположенную на горе, с низменной частью,
называемой Подолом. Л их. I 13, II 221: седяшЪ К и й на
гоp i , гдЪ же нынЬ увозъ Боричевъ. Это могло быть при­
тяжательным названием от патронимического имени Бо-
рич : Борислав, но нельзя игнорировать и доминирующую
топографическую номенклатуру древнего Киева: Щеко-
вица, Хоривица, Подол, откуда возможна этимология
Боричев : борич : бор. Ср. р. Боричка (Лих. II 444). Ср.
ниже Витичев, холм над р. Стугна, прит. Днепра. В ПВЛ
упомянут под 945 г. (договор Руси с греками) среди послов
Игоря с исконными именами (Гомолъ, Синко) такж е и
Боричь (Лих. I 35, II 290). В Радзивиловском списке,
явно переделанном, указано: и Синько биричь. Это дает
повод Лихачеву считать (правда, ошибочно 61, Siel. 244)
последнюю версию более правильной, поскольку бирич
означало 'сборщик податей’. Ср. в ПВЛ биричи (Лих I 84).
Возможно, по имени личному Борич упомянутого посла
холм в Киеве назван Боричев.
Васильев, Киевск. обл. (ср. Тих. 300): Радзивил.:
в Василеве, Л авр.: Василиви, ср. Л их. I 77, II 191. Лих.
I 85: к Василеву. Летописец упоминает будто бы соглас­
но традиции в этом городе был крещен Володимер.

“ А. И. Попов. Указ. соч., стр. 133.

38
Володимер получил при крещении христианское имя
В асилий; Василий, или Василь, было одним из самых
частых среди династических и других древнерусских
христианских имен. Происхождение его греко-византий­
ское, ср. греч. {kai'Xeuos, лат. B asilius, польск. B azyli.
Ср. Л их. I 177: Василя. Экспансивность посессивного
-ev в новых исторических названиях, образованных после
принятия Русью христианства, доказывается на примере
этого топонима, образованного от христианского имени.
В славянском мире отсутствуют посессивные топонимы
на -]ъ, образованные от основ христианских имен. Оши­
бочно считают богемисты таким топонимом чешек.
Alber <.' *Alber-jb, который в действительности проис­
ходит от герм. Alber-s (форма с посессивным нем. -s),
которое изменилось в Alber-z и, наконец, в A lb e f 52.
Витичев, холм над р. Ступна, прит. Днепра. Упоми­
нается уже у Багрянородного как город (ср. выше:
В'.тетОфт]). Конец X I в. Тих. 14 полагает, что со временем
древний город Витичев, упоминаемый византийским им­
ператором, стал заброшенным местом, получившим на­
звание холм Витичев. Тем более ценными являю тся сви­
детельства этого источника, рассказывающего о важных
торговых центрах древней Руси, со временем забытых.
Таким образом, даже список городов ПВЛ не полно
отражает самые ранние торговые и оборонительные центры
древней Киевской Руси, поддерживавшей довольно ожив­
ленные торговые и политические отношения с Византией.
Так как в различных рукописях название Витичев чере­
дуется с формой Уветичи, совр. Вятичев, Киевской обл.,
при выяснении этимологии следует принять во внимание
как основу Vit- (vit-), так и vjat- (ср. этноним вятичи).
Л их. I 149: городъ на ВытечевИ холму. Отношение напи­
сания Вытеч — к Вит ич не совсем ясно. Л их. II 513
(индекс) отсылает от названия Витичев к Уветичи, город
(460, 465). Л их. I 181: въ УвЪтичих — Уветичи, теперь
Деревушка Вятичев, Киевской обл. (ср. Siel. 405).
Предложная агглютинация встречается довольно часто
в топонимах ПВЛ (ср. выше Искоростенъ), значит, воз­
можно, у+Ветичи, Вят ичи. Можно отметить связь

52 См.: S. R o s p o n d . M istni jm 6na v Cechach Jejich v zn ik , рй-


yodm vyznam a г т ё п у . « S la v ia » , X X IX , 1960; ср.: S. R o s ­
p o n d . M iscellanea o n om astica, II, стр. 46.

39
Vyt-, Vit-, Vët-, Vjat-. Основой была форма Vjat-, т. e.
этнонимическое название вятичи, которое также упоми­
нается в ПВЛ. Лих. I 14: вятичи, на вятичЪхъ. Контекст
ПВЛ: Радимичи бо и вятичи от ляховъ следует понимать
в легендарном смысле. Н ародная традиция сохранила
память о древнем переселении из области диалектного
распада праславян, т. е. из области А между Одрой —
Вислой и Бугом в область В (Б уг—Днепр). Этимология
названия вятичи вызывает разногласия, хотя уже давно
является предметом исследования. По моему мнению,
оно происходит от и.-е. *ven-t 'мокрый, влажный’, прасл.
vçt- (ср. название реки в Силезии W içca *Vt>tja). Можно
такж е античных антов связать с этим позднейшим назва­
нием племени вятичи. С формантом -itjo образовывались
топографические этнонимы : Lçdzicy, Golçszycy, fcuzycy <
Lçzycy. Бубрих последовательно этимологически связы­
вал вятичей с антами и венедами 63. Сказочным является
выведение ПВЛ названия вятичи из имени вождя Вятко.
Л их. I 14: а Вятъко eide съ родомъ своимъ по ОцЪ. Ведь
таким же образом летописец выдумал легенду о Кие,
Щеке, Хориве, Лыбеди.
Уменьшительные имена на -ко с достоверностью можно
отнести к более поздним образованиям. Я вляется ли
локализация вятичей, отодвигающаяся не так далеко на
северо-восток, точной? Может быть, это племя следует
также переместить в направлении Днепра?
Этимологическое сближение греч. BtxexCép-ri— Вит и-
чев и Уветичи с вятичи способствовало бы изменению
локализации этого племени. Город Витичев, известный
Багрянородному как расположенный на торговом пути
«из В аряг в Греки», находился в Киевской Руси, неда­
леко от Днепра, ниже Киева и Вышгорода. Летописец
(Лих. I 13) указывает: «По Оц-Ь р'Ьц'Ь, где втечеть в Волгу,
мурома языкъ свой и черемиси свой язы къ, моръдва свой
язык». Следовательно, там жили угро-финские племена.
Из вышеприведенных доводов следует, что связывая на­
звание Витичев с первичной основой vçt-< ^vjat, мы пред­
полагаем некое графическое и фонетическое «сцепление»
Отсюда ВытечевЪ ПВЛ, УвЪтичихъ, там же.

?3 См.: Д . В . Б у б р и х . О названии анты, и связанных с ними


названиях. «Изв. А Н СССР», 1946, т. V , вып. 6, стр. 478; ср . ЫЕ\У,
I, 376.

40
Во времена Багрянородного (X в.) носовые в восточно-
славянской группе уже исчезли: ср. выше Вручай,
Неясыть. В противном случае Багрянородный написал бы
*BivTixClßrj или •Bevxi'tCeßTj, а не Btxcx^sß-r].
*Выгошев : Выгошевци, город на Волыни, локализовать
точно трудно. Лих. I 180: бЪша у него берестяне, пиняне,
выгошевцы. Последние были жителями города Выгошев
(ср. Лих. II 464). *Выгош:выг- ср. 'старая собака’, wyzet
от wyc 'вы ть’. Следует отказаться от гипотезы о заим­
ствовании из венгерского или немецкого, ср. R E W I,
367—368.
Кыевъ <С Куява — преобразование древнерусского то­
пографического названия первичного типа Куява : куява
под влиянием экспансивного притяжательного форманта
-ov / -ev. Это преобразование, возможно осуществленное
по образцу живой, обиходной формы, было необходимо
летописцу, который опирался на легенду о трех основа­
телях Киева (Кий, Щек, Хорив).
Обров, местность в Переяславском княжестве. Л ока­
лизовать более точно трудно. «Возможно, — пишет Ли­
хачев, — что «Обров» означает вал, находящийся близ
П ереяславля Южного». Л их. I 159, II 443: во ОбровЪ.
Это название не является в строгом смысле притяжатель­
ным, так как основа оЪг-----монгольского происхождения,
ср. латинизированное Avarus < тюркско-татар. араг,
abar 'м ятеж ник’, др.-польск. obrzyn <[ *оЬг-шъ, изме­
нившееся в olbrzym 'великан’. Авары могли оказывать
влияние на славян, своих соседей. В топонимии северной
славянской территории широко распространена основа
оЪг-: польск. Obrowo, Obrzycko : Obra, Obrzyca (назва­
ния рек), чеш. Obrovice.
Орестов, или Арестов, русифицированное название
Адрианополя. Лих. I 32: град ОндрЪнъ, иже первое Аре-
стовъ град нарщ аш еся, сына Агамемнонъ. Л их. II 283:
Адрианополь, расположенный в 240 км. от Константи­
нополя был, согласно легенде, основан Орестесом, Орестея-
сом (Орестом), сыном Агамемнона, героя Троянской
войны. С помощью притяжательного форманта -ov в ПВЛ
ассимилированы иноязычные названия — лишнее дока­
зательство продуктивности форманта -ov в посессивной
функции.
Римов, Переяславской обл., город на р. Суда, л. прит.
Днепра. Л их. 1 161, II 448; за Римовъ, ср. такж е ПСРЛ II,
132—133, V 86, Б арс. 172: это был пограничный, степной
город. С достоверностью его название является адаптацией
иноязычного имени, подобные названия были в Пере­
яславском княжестве. Ср. Ромен, город на р. Суле. Л их. I
162, II 450: ко Ромну. Может быть, та же самая основа
Rom- II R im - (ср. Н ик. 355): Ромны, город Сумской обл.,
прежде, в X II в. — Ромен. Имеются различные фанта­
стические этимологии. Может быть, лит. romus 'тихий’ 64—
ср. такж е Труб. 209, 262: Ромен И Ромон, название реки;
неясны связи с другими индоевропейскими гидронимами.
Краэ 56 приводит названия A rm antia, Arm enta; ср. также
лит. Armenä.
Несколько гидронимов бассейна р. Сулы в форме
Ромен приводит П. Л . Маштаков 86. Возможно происхож­
дение из лат. Rem us < греч. Remos и слав. Rim .
Ростов, город Ярославской обл., обильно докумен­
тированный в ПВЛ. Л их. I 18: Ростовъ, 24: на Ростов,
83, 141: РостовЪ (мест. пад. ед. ч.), 150: идоша Ростову,
161: к Ростову, 165: Ростова (род. пад. ед. ч.), 168: Ро­
стову, 169: у Ростова, 168—169: ростовци, 168: землю
Ростовъску; 13: на Ростовьскомъ озерЪ меря. Ср. Сем. IV,
327. Ср. Н ик. 358. Удовлетворительная этимология от­
сутствует. Возможна адаптация какого-либо иноязыч­
ного названия, ср. Тамбов, Саратов, Харьков. В качестве
основы можно принять имя Рост : Ростислав. Л их. I 110:
Ростислав, сын Владимира Ярославича, 116: сын Всево­
лода Ярославича, I 147: сын Мстислава; Тих. 394—396:
Ростов, главный город в Ростово-Суздальской земле. Город
расположен на берегу озера Неро. Ср. также R E W I I, 539.
Саков, город в Переяславском княжестве на л. берегу
Днепра, около Витичева. Л их I 182, II 466: у Сакова
(2 раза); Тих. 469 (индекс): Саков / Салъков. Ср. Л их. 1 149:
Засаковцемъ — Засаковци, люди, проживающие за горо­
дом Саковым. Славянское прозвище Sak : sak — ино­
язычного происхождения. Ср. sak, sakwa, sakiewka,
ит. sacca, sacco, лат. saccus, греч. оаххо? 'мешок’. В та­
ком случае для названия Саков, Переяславской обл. сле­

64 Ср.: О. С. С т р и ж а к. Назвы ричок Полтавщины. К ш в, 1963,


стр. 59—60.
Ср.: H . K r ä h e . D ie Struktur der alteuropäischen H ydronym ie.
M ainz, 1962, стр. 12— 13.
68 П. Л . М а ш т а к о в . Список рек Днепровского бассейна. СПб.,
1913, стр. 59.

42
дует принять половецкое происхождение. Ср. Л их. I 160:
Сакзя (Сакзь половецкий хан).
Сугров, половецкий город. Л их. I 191: к Сугрову,
201, II 476: Сугровъ. Ср. Л их. I 186: Сугра яша — Сугр
половецкий хан. Следовательно, этот половецкий город
назван по имени хана Сугр 57. Местоположение Сугрова,
как и Ш аруканя, К. В. Кудряшов точно определяет в рай­
оне Северского Донца.
Туров, город расположен недалеко от впадения р. Стру-
мень в Припять. Л их. I 54: БЪ бо Рогъволодъ пришедъ
из заморъя, имяще власть свою в ПолотъскЪ, а туры
ТуровЪ, от него же и туровци прозвашася. Н а основании
этого текста следует, что Туры был варягом, так же как
и его брат Рогволод. Л их. II 326, Siel. 270 приняли ин­
терпретацию А. А. Ш ахматова ®8, Тих. 306 справедливо
считает, что это норманистическое утверждение не под­
креплено доказательствами. Ведь речь идет только о том,
что Туры владел Туровом (в Турове). Ср. русск. tu rb
(.Б уй-т ур Всеволод в «Слове о полку Игореве»), Турова
божница в Киеве, Турова могила, Туров (1283 г.) Черни­
говской обл. Общеслав. Шгъ 'bos prim igenius, capra cau-
casica’ стал основой отыменных и топографических на­
званий: укр. Турецъ, русск. Туровка, польск Turzna,
Tursko, чеш. Turskо, с.-хорв. Турица (Smil. I I , 477).
Следует, однако, упомянуть, что основа tur- в зависимости
от территории является многозначной: ср. Туринск То­
больской обл.: р. Тура : тюрк, tu ra 'город’ и tu r, tor
'озеро’ (Ros. 268); на территории Волыни и Полесья мо­
жет быть балтийск. происхождения: Турийск, на Волыни:
р. Турия : лит. Таигё, др.-прусск. Tauro, Taure ТТ 210.
Чернигов, древний город, известный уже Константину
Багрянородному как ТО^^ш^-а Тих. 4, 13—17 и далее;
часто упоминается в ПВЛ. Л их. I 24, 108 : на Чернигов,
25, 36: ис Чернигова, 99, 100, 109, 115, 132: на Чернигова,
114, 128, 129: Чернигову. Происхождение названия, не­
сомненно, славянское, исконное, однако этимология не
вполне ясна структурально. Можно реконструировать
антропоним Cernig- с формантом -yg{ä), -ig(a). Такое
образование известно, хотя и очень редко: польск. iodyga,
57 Ср.: К . В . К у д р я ш о в . У каз. соч., стр. 119.
68 А . А . Ш а х м а т о в . К ак назывался первый русский хри-
стианин-мученик. «Изв. императорской Академии наук», серия
6. С Пб., 1907, № 9.

43
(Шас1у£а 'старый дед’, ostгyga. Н а восточнославянской
территории образования на -ыга часты в антропонимии:
Малыга, Ярыга, Коротыга, чеш. СеИЬа (Эу. 174) 8в.
Трудность в принятии этой этимологии заключается в том,
что к антропонимам, оканчивающимся на -а (типовым
было -уда, -1да, а не -уд) прибавлялся суфф. -т ъ: Пред-
слаеино от Предслава. Привлекает внимание греч. запись
-у шуа вместо уо[3. Возможно, ошибка у—у вместо у— р.
А, может быть, -гдо (ср. -ада, -ода, -щ а) было характерным
для гидронимии — ср. Труб. 77: Ствига, прит. Припяти,
Ковжига, прит. Ворсклы. Вероятно, однако, Ствига
происходит от и.-е. *(s)ueig- 'извиваться’. В пользу
древнего распространения форманта -д- свидетельствуют
слова: др.-ц.-слав. кънига : кънъ, острогъ 'палисад’,
калужа < * к а к ^ а : калъ. Исходя из этих доводов и
принимая во внимание первичную топографическую функ­
цию суфф. -овъ, можно, пожалуй, считать топоним Чер­
нигов топографическим названием, т. е. что он мог быть
образован от названия реки *Чернига. Тогда формант
-ов — детерминатив топонима. А, может быть, существо­
вал апеллятив чернига со значением 'чернозем’?
Юрьев, город в Эстонии (Тарту, Дерпт): Семь же лЪтЪ
иде Ярославъ на Чудь и побЪди я, и поетави градъ Юръевъ;
Л их. II 372 отмечает, что позднейшие летописи добавляют:
поетави градъ Юрьев в свое имя. При крещении Ярославу
было дано имя Георгий-Ю рий. Юрьев, город на р. Рось,
также основан Ярославом-Ю рием. Л их. I 149: к Гургеву,
Гюргевъ, юргевци, 160: на Гюргевъ, 185: городъ Гюргевъ.
Эти топонимы свидетельствуют об экспансии посессив­
ного -овъ, образующего топонимы от основ новых христи­
анских имен,
б) Образования на -ш
Нелегко отличить топографические названия от по­
сессивных, тем более, что -т в написаниях может дать
-уп (ь ). Развитие и распространение образований на -т ъ
проходило параллельно с образованиями на -оиь.
Б алин, половецкий город в районе Северского Донца.
Его трудно точнее локализовать. Л их. I 201: Балинъ;
там же упоминаются два других города с иноязычной

59 Ср. также: А . С е л и щ е в . П роисхождение русских фамилий,


личных имен и прозвищ: «Уч. зап. МГУ. Труды кафедры русского
языка», 1948, вып. 128, кн. 1, стр. 150.

44
формой: Сугровъ и Ш арукань, ср. Лих. II 483. Тих. его
не упоминает. Основа Bal- может принадлежать либо
христианскому имени (Б алт азар, Бартоломей) как гипо-
користическое сокращение, либо какому-нибудь другому
иноязычному слову (ср. Сугровъ : Сугр, князь половец­
кий). Ср. польск. Balice, срб. БалиНи. Ср. Б а ли н По­
дольск. о. Сем. I 200; Туп. 470: Балин.
В арин (трудно локализовать). Л их. I 160: у Варина
вежИ; II 446. С достоверностью основа var- может быть
отнесена к иноязычным: вара, варака 'крутой холм, ска­
листая гора на берегу моря’ RÊW I 273.
Воин, город к югу от П ереяславля Русского. Л их. 1 109:
на торкы зимЪ к Воиню, 135: с половци къ Воину, 161:
к Воиню (но в Л авр. Воину). Ср. Вой-ин : Воя — имя
личное, сокращение двучленного имени с первым ком­
понентом Вой-. Ср. Вой, купец в ПВЛ (Лих. II 481,
Siel. 425), Войкина слуга, там же (Siel. 356). Чередо­
вание п —п оправдано, так как для русской топонимии
и особенно гидронимии типичны формы на -ь.
Горошин, город в Переяславском княжестве. Л их. 1 160:
Горошинъ. Ср. уменьшительное Гороша от Городислав,
польск. Grodzisiaw.
Кснятинь, город на правом берегу Сулы. Л их. I 161:
къ Кснятиню. Кснята — вариант имени Коснята, сокра­
щение от Константин. Позже Коснята > Къснята
Кснята. (Ср. в древнерусских записях ъ <-> о). Предпочте­
ние форм с мягкой основой (Рось, к Воиню и др.) объяс­
няет написание Кснятиню. Ср. Тих. 37.
М икулин, город на р. Серет в Галицкой Руси. Л их. I
159: за М икулинъ . Одна из самых распространенных
антропонимических основ в русской ономастике.
Нежатин вар. Н еят ин, город к юго-западу от Киева.
Л их. I 116: у Неятина. Ср. Тих. 34: Нежатин, или Н ея­
т ин (Лавр. 169, Ипат. 122). Очевидно, притяж ательная
форма Нежатин произошла от имени Нежата: * n ë g -± ^ ta,
а Н еят ин от Неята: -jç~. Следует скорее всего за перво­
начальную форму принять Н Ъжатин, ср. у села на НЪжа-
тинЪ n u e i (Лих. I 133) — Нежатина Нива (около Ч ер­
нигова). Siel. 353 ошибочно перевел это название на
польский как N iezatynna (?) Niwa.

45
Патронимические названия на -ici

В отличие от западнославянской территории, которая


характеризуется значительной продуктивностью патро­
нимических топонимов на -ici, -ice, восточнославянская
с древнейших времен (если не считать отдельных «оази­
сов») была чужда типу названий на -itjo. Вот что писал
А. М. Селищев (указ. соч., стр. 159—160): «Такое обра­
зование для названия местных пунктов применялось на
севере и в центре не часто, как и образование на -овцы.
Чаще было применение таких имен на юго-западе и на ,
западе: в Калужском, в западной части Орловского края.
Примеры из Московской, Владимирской, Новгородской,
Рязанской и Тульской областей: Белыничи (Зарайск, у.
Р яз.), Боровичи (Новг.), Витославичи (село, Новг. обл.,
X I в.), Войничи (волость, Р яз. у., XVI в.), Воловичи
(село, Колом, у.), Всегодичи (Ковров, у. Влад.), Галичичи
(Боровск, у., XVI в.), Городковичи (Спас. у. Р яз.), Го-
родошевичи и Гремичи (в районе р. Протвы, X IV в.),
Гусиничи (Влад, у ., XVI в.), Дроздовичи в Сузд. крае
X IV в. Дубровичи (в Р яз. у.), Киверничи (Моск. у. XVI в.),
«Пустошь, что была деревня Луковичи, Волковичи тож»
(Моск. у ., XVI в.), Луховичи (Зарайск, у. Р яз.), Луконичи
(Зарайск, у. Р яз.), Любичи (в обл. Л уж и, XV в. З а ­
райск. у. Р я з., Кирсан, у ., Тамб.), Людгощичи (улица
в Новгороде в X I —X II вв.), Петровичи (Спас. у. Р яз.),
Пневичи (Моск. у ., Переясл. у ., X IV в.), Пустошь По­
повичи (Моск. у ., XVI в., село в Прон. у. Р яз.), Свит-
ничи (Влад, у., XVI в.), Семенычи (Вер.), Тервиничи
(Тихвинск. у., Н овг., погост Михайловский в Тервини-
чах, X V I в)., Угодили (Ростов, у. Я росл.), Филиповичи
(Зарайск, у., Р яз.), Шереховичи (Боровицк. у., Новг.)
Скушевичи (Егорьевск, у ., Р яз.), Ярославичи (погост
в Лодейнопольск. у., Олонецк». Автор справедливо счи­
тает, что не все названия происходят от имен личных,
т. е. являю тся патронимическими в строгом смысле. «Не­
которые из них, — писал автор, — как топонимические
имена с подчеркнутым значением коллектива появились
позднее по образцу других названий на -ичи, которые
уже не выражали указания на личную принадлежность
владельцу. Возможно, таково происхождение названия
погоста — Ярославичи вместо Ярославец. Также позд­
него образования названия не от личного имени, напри-
46
мер Городковичи. Имеются примеры в форме единствен­
ного числа на -ичъ (из -itj): село Вседобричь (Моск. обл.
начала XIV в.), от личного имени Вседобр, Микуличъ
и Никуличи (Ряз. у.), Люторич (Епиф. у. Тульск.)».
Эту непродуктивность топонимов на -ичи на восточно-
славянской территории мы подчеркивали уже, когда пи­
сали: «Исторический материал показывает, что в самом
деле в определенных границах, на определенной террито­
рии (главным образом северо-западной, т. е. белорусской)
тип -itj-(ic i) был известен, однако одновременно появился
его конкурент» -ci, -ovci, -inci, который оказался в неко­
торых областях до такой степени экспансивным, что стал
доминирующим» 60.
В хронике Нестора названы этнонимы на -ичи (кото­
рые в принципе не являются патронимикой): вятичи,
дреговичи, кривичи, псковичи, радимичи, уличи и два
названия поселений на -ичи: Олъжичи, УвЪтичи, кото­
рые, как будет видно из дальнейшего, не являются в стро­
гом смысле патронимическими, означающими потомков (?)
Ольги, УвЪт- (?). Мы также писали в цитированном выше
исследовании: «Несомненная продуктивность типа -itj
объясняется тем, что именно эти восточнославянские по­
граничные территории соседствовали с польскими (бело­
русские и украинские земли). Кроме того, следует при­
нять во внимание канцелярские топонимические поло­
низмы, возможные, например, в галицко-волынских гра­
мотах и заключавшиеся в прибавлении суфф. -ici, -ice
под влиянием продуктивного польского -icy -ice». На ана­
логичные явления для Чернигова обратил внимание
Ю. С. Виноградский 61. Там в 1360—1503 гг. распростра­
няется тип на -ичи, -овичи, что связано с литовским вла­
дычеством, и возможно возникло под влиянием польско-
литовской канцелярии ба. Много названий на -ичи есть
также в реестре черниговских границ. Отчасти это могло
также объясняться белорусским влиянием. Ср. в этом
районе названия: Яковичи, Охрамиевичи, Тихоновичи.
Приводим материал на -ичи из грамот Новгорода и
Пскова, двинских и галицко-волынских.

60 S. R o s p o n d . Stratygrafia toponimiczna. . ., стр. 171.


61 Ю. С. В и н о г р а д с ь к и й . Назви mîct, ein та р1чок Черш-
пвщини. «Мовознавство», X IV . K iiïb , 1957, стр. 33.
“а Там же, стр. 37.
47
Топонимы на - и ч и
Н овгородские Двинские Галицкие
Бежичи, Битосла- Каковичи, П ау- Баличи, Болестра-
вицы*, Волотови- стовичи шичи, Бориничи,
ци, Демяничи, Дя- Будятичи, Бышко-
телици, Лопасти- вичи, Велбичи, Вол-
ци, Ловшичи, Ля- ковичи, Гневковичи,
ховичи, Молвяти- Грибовичи, Грико-
чи, Нитничи, Пи- вичи, Добаневичъ,
киничи, Хавдини- Дедошичи, Ловчи-
чи, Хотуничи, чи, Пекуличи, По-
Яжелбици, Ясе- гоничи, Смолигови-
ничи, чи, Тишковичи.

JI. JI. Гумецкая 63 выделила в украинских грамотах


X IV —XV вв. 25 названий на -ici, -ovici (и только 6 -ovci),
например: Жасковичи, Облазничи, Михалковичи, Узворот-
вичи, Борховичи, НЫловичи и т. д.
Доказательством того, что тип -ici группировался
в северо-западной (белорусской) и пограничной польско-
русской части территории может служить материал из
III тома словаря П. Семенова: Киевская обл.: Лисовичи,
ЛЪсовичи, М икуличщ Минская обл.: Любаничи, Ляхо-
вичи, Негневичи, НедзвЪжичщ Могилевская обл.: М ай-
латичи, Милославичи, Носовичщ Черниговская обл.: Лы-
щичщ Подолье: ЛЪсниче\ Виленская обл.: Манъковиче.
Исследования, проводимые мною в общеславянском мас­
штабе в связи со «Славянским топонимическим атласом»,
показали, что об образованиях с формантом -itjo следует
говорить, имея в виду севернославянскую общность: зона А
праславянского диалектного распространения (Одра —
Висла — Буг) и зона В (Буг — Припять — Средний
Днепр) в отличие от южнославянской области, которая
(не считая «оазисов») не обнаруживала такого предпочте­
ния типа -itjo 64.
Таким образом, названия на -ичи сосредоточились на
определенной территории древней Руси, примерно совпа­

* Диалектная цокающая форма на -ic i (Р е д .).


03 JI. Л. Г у м е ц к а я . Указ. соч., стр. 13—15.
*'*4 S. R o s p o n d . Pôinocna i poludaiowa Slowiaûszczyzna w éwi-
etle onomastyki. «Makedonski Jazyk» (в печати).

48
дающей с территорией распространения белорусских гово­
ров, гранича на севере с псковскими говорами (переход­
ный белорусско-русский диалект) и на юге — с переход­
ным белорусско-украинским.
Многочисленную полесскую патронимику на -ича об­
работал JI. Оссовский 65. В. А. Никонов 66 обратил вни­
мание на специфический ареал названий на -ичи. В ПВЛ
приведены следующие названия мест на -ичи:
Олъжичи, село, специально основанное Ольгой как
административно-податной пункт. Лих. I 43: и есть село
ее Олъжичи и доселе. Ср. Лих. II 304, 306. С топонома-
стической точки зрения это название следует считать ме­
мориальным.
Ув$тичи. Лих. I 181: въ УвЪтичих. Он идентифици­
рует Уветичи с современной деревней Вятичев Киевской
обл., ср. Siel. 405. Можно предположить также, что
в ПВЛ имеется не одно название агглютинативного типа,
включавшее в состав основы предлог у или из: у — в$тичи,
т. е. вятичи. Именно на этой территории существовал
город Витичев (ср. выше), точнее холм Витичев (Лих. I
149). И.-е. основе *ven-t-, праслав. vqt- посвящена бога­
тая, но противоречивая литература (ср. REW I 376).
Мы уже рассказывали об этимологических связях этой
широко распространенной основы: и.-е. *ven- 'мокрый,
влажный’, праслав. v^t : польск. Wi^ca, название реки,
вятичи , название племени и этноним венеды — славяне и
восточнослав. анты 67.
Можно принять и письменные варианты: vjat-, vet-,
vit-. Лих. II 460, 466 от названия Ув$тичи отсылает
к Витичев. Так, Вятичев > Витичев , позже измененное
в УвЪтичи под влиянием, с одной стороны, вятичи (за­
мена -ev на -ici), а с другой, — агглютинативного добав­
ления у + в$тичи. В ПВЛ вырисовывается явное пред­
почтение патронимических названий — с филиационным,
родовым значением (nomina personalia ед. ч.). Лих. I 186:
Всеславичъ, 162: Бурчевичъ, 103: Творимиричъ, 149: Рат и-
боричъ, 201: Володимеричъ и т. д.

65 L. О s s о w s k i. Gwarowe biaiorusko-ukrainskie nazwy miejscowe


na -ic a . «Onomastica», I, 1955, стр. 117 и сл.
66 В. А. Н и к о н о в . География русских суффиксов. «Onoma­
stica», 1959, V 2.
87 S. R о s р о n d. Struktura pierwotnych etnonimow slowian-
skich.
4 З а к а з № 661 49
Известно, что личная натронимика во мн. ч. на -itjo
стала основой позднейших названий поселений: польск.
Ractawicy 'потомки Рацлава’, позже Raclawice (переход
им. над. > вин. пад.) 'местность, на которой живут по­
томки Рацлава’.
Формант мн. числа -ичи был употребителен в ПВЛ для
названий жителей определенных поселений и местностей:
псковичи (Лих. I 201) жители Пскова, берендичи (Б е­
рендей — славянская адаптация иноязычного Berendej,
тюркского происхождения); Лих. I 176: берендичи , пече-
н%зи, торци. Ср. Беренды имя личное (Лих. I).
Законом так называемой ономастической поляризации
мы объясняем то, что западнославянская продуктивность
-itjo в названиях поселений должна была в коммуника­
тивных целях уменьшить и даже до некоторой степени
ликвидировать их употребление в качестве nomina per­
sonalia: польск. Janowic было заменено новым вторичным
патронимическим образованием с формантом -k-: Janik,
Jan iak и др. В противоположность этому восточнославян­
ская (подобным же образом южнославянская) личная
патронимика на -itjo: русск. -ич, -ович, -евич, с.-хорв. -и%,
-овШ не позволяла разрастаться местным названиям на
-itjo 68.
Composita
В моей структурной классификации 69 выделены, кроме
первичных и вторичных топонимов, еще и сложные
(III группа). В общем славянская топонимика, взятая
в сравнении, например, с германской, не слишком часто
пользуется композитами, которые могут быть характер­
ными для начального ономастического этапа (микротопо­
нимы), но со временем подвергаются универбизации pod
gora > Podgora, za lasem > Zalesie, Zalas, Zalesice. Ком­
позиты часто являются кальками с иноязычных названий,
что очевидно на территориях со значительной интенсив­
ностью субстратных влияний. Ср. польск. Jelenia G6ra —
нем. Hirschberg, помор. Zielony Dwor — нем. Griinhof

68 S. R о s p о n d. Prawo polaryzacji onomastycznej (доклад на


Международной ономастической конференции в мае 1969 г.
в Нитре).
69 S. Rospond. Klasyfikacja strukturalno-gramatyczna sto-
wianskich Bazw geograficznych. Wrociaw, 1957.
50
и др. В ПВЛ сохранились следующие сложные, не всегда
полностью топонимизированные микротопонимы состав­
ного типа. Они расположены отчасти на чужих терри­
ториях.
Белая Вежа или вернее БЪла Вежа, хазарская кре­
пость, находившаяся на Волге. Лих. I 47: Б%лу Вежю
взя; II 311, 446, 486; Siel. 257. Ср. польск. Biatowieza <
<^Biaiawieza.
БЪла Вежа (Остерская), город на р. Остр. Лих. I 160:
идохом к БЪлЪ Вежи.
Белгород, древний город на территории Киевской Руси
(возле Вышегорода). Лих. I 57: в Б Ил Огород 83: градъ
Б елгород, 87: около БЪлагорода. Затем произошло сраще­
ние обоих членов. Ср. серб. Београд вместо древнего
Singidunum, помор. Bialogard и др.
Белобережъе, берег Черного моря, между устьем
Днепра и Днестра, в настоящее время остров Березань
в устье Днепра; ср. Stownik st. st. I 111, 451; Siel. 247.
Лих. I 37: въ Б Ълобережъи. Очевидно, вторым членом
является основа праслав. *bergb, русск. берег-, русск.
Набережное, укр. Бережанка, польск. B rzezan y — см.
Smil.I 35. Что касается не всегда дословного значения
Ъё1 — ср. ниже.
Белоозеро, местность и город, 100 км к югу от Онеж­
ского озера. Лих. I 13: Н а БЪлЪозерЪ сЬдять весь, 18:
на БЪлЪ-озерЪ, раздая грады. . . другому БИлоозеро.
Ср. REW I 148: калька с вепс. Väuktar, фин. Valkea
Jä rv i: вепс, väuged 'белый’ 70. Апеллятивная основа bei-,
особенно в композитах (ср. Белоруссия, Biata Chrobacja)
не всегда может интерпретироваться дословно как цвето­
вая, но часто и как метафорическая, иногда также как
страна света. Известно, например, что в сибирской и
азиатской ономастике 'черный’, 'белый’ имеют символиче­
ские значения 'запад’, 'восток’, срб.бели брег 'южный берег’.
Вообще славянская ономастическая семасиология почти
никем не затронута и нуждается в специальном иссле­
довании.
Вышегород, древний город возле Киева (ср. Тих. 294).
Лих. I 43: Вышегороду, Вышегородъ, 57: Вышегородi . Это
одно из самых частых «культурных» названий со значе­

70 См. также: J. J. М i к к о 1 а. Finnisch-ugrische Forschungen,


t. 2. Helsingfors, 1902, стр. 76.
нием город, расположенный на холме, чаще над рекой:
польск. \Vyszogrod, чеш. Уу§е1ш^.
Звенигород (Червенский), город, находившийся между
впадением Серета и Збруча в Днестр. Лих. I 136: иде
Звенигороду. Ср. другие идентичные названия: Звениго­
р о д , Московской обл., а также Киевской обл. — см.
Тих. 33, 37, 334—337; Ник. 146. Значение первого члена
праслав. гиъп-, гиоп- можно объяснить по-разному: 1 в мо­
мент приближения неприятеля звонили тревогу; 2 в черте
города находились церкви, в которых звонили в колокола.
Ср. болг. Звенъгород (ударение на ъ). Ошибочной, однако,
является реконструкция польск. Zmigг6d > Zmigrбd как
первичного *Zwшgrбd 71.
Медвежа Глава, город в Эстонии, лат. написание
Odenpe. Лих. I 201: взя городъ ихъ именемъ Меде -ёжа
Глава. На этом примере очевидна тенденция русифика­
ции, калькирования иноязычных названий.
Нежатина Н ива, около Чернигова. Лих. I 133: и быв-
шимъ имъ на м’Ьст’Ь у села на НЪжатинЪ нивЪ. Ср. выше
Нежатин — Нежата. Н а этом примере видно, что назва­
ния поселений были топонимизированы; ср. Спасское что
на Березниках > Березники 7а.
Новгород, северный центр древней Руси. Лих. I И :
Н о в ъ г о р о д 12, 13: в НовЪгородЪ и т. д. В ПВЛ, как пра­
вило, склоняются обе части названий: ср. от Ц арягорода,
ко Ц арюгороду (I 11). Новгород известен был уже визан­
тийскому писателю Багрянородному под названием Ке-
п ^ а ^ а в , правильнее Nevogardas; ср. сканд. Но1п^аМ,
араб, (вероятно X в.) Славил. Называние таким образом
новых городов было частым: польск. ]Ч о \т е^ ^ (несколько
топонимов); ср. Новгород-Волынский, Северский. Это и
предшествующие названия с компонентом -город (затем
-град) указывают, что действительно древняя Русь спра­
ведливо была названа в скандинавских источниках Оаг-
dariki 'страна городов’.

71 Тавгускь ппе.]'8СО\уа Zmigr6d. «.Цгук РоЬкЬ),


1947, XXVII; Э. Б о з р о п Д . ёЦвЫе вЪихПа 1юропота81усгпе, I.
Торс^гарЫса. — Н Ю , II, 1959.
72 См. об этом: Э. Н г а Ь е с. Podzia^ гпас 2ешо\уу гозузвЫсЬ паг\у
пне]8со\уус11. « К в ^ а рапщ1ко\уа 75-1ес1а То\у. Йаик ч/ То-
гиши». Тогий, 1952, стр. 163 и сл.
52
Оковский лес, в районе Валдайской возвышенности
(ср. Ока). Лих. I 11: потече из Оковъскаго лЪса. Этимоло­
гию р. Ока ср. Ник. 305.
Рожне поле, местность на верхнем Буге, недалеко от
Звенигорода Галицкого. Лих. I 178: на поли на Рожни : от
основы rogb образованы названия: (ср. Bor. 202—203):
польск. Rozna, Rozno, чеш. Roznä, укр. Рожная; Барс. 175:
на Рожни, болг. Рожей, словен. Rozno и т. д.
Стародуб, город возле Чернигова. Лих. I 150: въ Ста-
родубъ .
Треполъе (позже Треполь), город в устье р. Стугны,
прит. Днепра. Лих. I 143: къ Треполю, II 419.
Числительное т ри, т рие встречается в качестве основы
некоторых имен собственных: словен. Triglav (три гор­
ные вершины). В русск. Треполъе имеются в виду стыки
нескольких полей, т. е. это название такого же типа, как
польск. Sqpolno.
Хортичев остров (ср. Хорт ица), ниже днепровских
порогов. Это место издавна было бродом, служащим
местом переправы. Лих. I 184: в Хортичем остров i.
Ср. русск. гортань <[ прасл. g w ta n b .

Иноязычные и неясные названия


Желъди, город в Переяславском княжестве, на р. Сула:
Лих. I 201: городъ Желъди, ср. Тих. 37: Ж елди, или
Ж елдя; в одной из рукописей даже Ж елний. Различные
варианты указывают на вероятную адаптацию какого-то
иноязычного названия.
Копыса, город около Орши, на л. берегу Днепра.
Лих. I, 200: взя. . . Ръш ю и Копысу. Уже формант -ыса
указывает на иноязычное, балтийское происхождение.
Ладога, город на Ладожском озере, сканд. Aldeigju-
Ь о ^= ф и н . названию реки Alode-joki 'равнинная река’ —
Лих. I 197: Ладога, в Л адогу. Относительно этимологии
из финского с метатезой a lt ]> lad-, ср. Ник. 226 (фин.
aalto 'волна’ — REW II 5). С несомненностью сначала
возникло название реки, затем города и, наконец, озера.
Другим названием озера было Nevo, ср. ниже.
М уром , город на р. Оке, основан в IX в. Лих. I 18:
в М уромЪ , М уром а. Название города дано по имени угро-
финского племени muroma — четкая этимология отсут­
ствует, ср. Ник. 279. Но происхождение бесспорно ино-
53
язычное. Возможно, сюда же относится М урманск: саам,
mur 'море’ + maa 'земля’.
Нево (вариант названия Ладога), озеро. Лих. I 11:
озеро великое Нево. Летописец, описывая местонахожде­
ние полян и их дорогу «изъ Варягъ въ Греки», упомянул
названия угро-финского происхождения Ильмень и Нево
(озеро), Нева (реки): фин. neva 'болото’ — ср. Ник. 286.
Ср. там же (305) этимологию названия р. Ока, прит.
Волги, от фин. joki 'река’.
Рш а ^>О рш а , селение на Днепре. Лих. I 112: на Рш и
у Смолиньска, I 200: взя Ръш ю.
Этимологию см. Ник. 313: река Орша, ранее Рш а
(агглютинация о-), позже город на ней с тем же назва­
нием. Вероятно, балтийского происхождения.
Суздаль, город Владимирской обл. Лих. I 99: в Суж-
дали, 100: Суздалю , 168: на Суждаль, Суздалю, 170:
Суждалю. Далее происходило чередование г — z. Трудно
из многих фантастических псевдоэтимологий, ср. Ник. 397,
найти и выбрать правильную. Ср. также Тих. 397—402.
Несомненна адаптация какого-то иноязычного (угро-фин­
ского?) названия.
Шеполь, город на Волыни на р. Став, недалеко от
Луцка. Лих. I 175: Шеполь. Понятен второй член -поль <
поле, но неясна этимология первого члена ше- (может
быть, шесть, ср. Треполь, Триполь).
Тмутороканъ, русский город на Черном море. Лих. I
83: Тмуторокани (мест. пад. ед. ч.), 99: ис Тъмуторо-
каня, 110: Тмутороканю, Тмуторокани, 111: Тмуторо­
кани.
Х алеп, село на р. Стугна. Лих. I 160: у Х а л Ы а .

Из вышеприведенного сопоставления иноязычных то­


понимов ПВЛ следует, что отсутствуют норманские, скан­
динавские названия. На севере и юго-востоке встречаются
только финно-угорские названия. Известно, что славян­
ские названия здесь складывались на значительном угро-
финском субстрате, оставленном племенами гребенчатой
культуры.
Новгородские берестяные грамоты, открытые благо­
даря археологическим раскопкам, дают 106 текстов, кото­
рые также очень важны для древнерусской ономастики.
Этот материал исторический, почти диалектный, не под­
54
вергавшийся «литературной» обработке летописца, т. е.
орфографическим, фонетическим, морфологическим и лек­
сическим «коррекциям». Язык их обиходный, живой.
В них также записаны имена собственные. Содержание
грамот касается повседневной жизни новгородцев. При­
водимые там названия относятся к ближайшим к Новго­
роду местностям, и только при заключении торговых
сделок упоминаются отдаленные города: Ярославль,
Переяславль. В некоторых случаях — это микротопо­
нимы и даже не совсем топонимизированные образования
от обозначений личностей: у шурина, у въщина-еойчина,
у тимоште и т. п. Не совсем ясно, что это: nomina loci
или nomina personalia. Материал этих грамот относится
к X II—XVI вв. В это время преобладающим макротипом
были посессивы на -ов(о) , -и н (о ). На их продуктивность
указывал В. Курашкевич Kur. 33. Например, гр. 1 (вто­
рая половина XIV в.) перечисляла: с менова села, с Ва­
сильева села, с оке Нева, с Шадрина, с ошвина, с [г]афанова,
с хариенова, мохова, с менова стана. Остальные три назва­
ния имеют вид: с лут и, с/. . ./рунъекого, з бабинихъ.

МАТЕРИАЛ БЕРЕСТЯНЫХ ГРАМОТ

Посессивы на -овъ, -инъ или -ово, -ино


Это наиболее репрезентативная, как мы уже об этом
говорили, ономастическая структура. Материал цити­
руется с указанием номера грамоты и века ее происхо­
ждения.
Акосово, название села: в акосово (вин. пад. ед. ч.),
№ 55 (X III в.). Ср. Kur. 33, 74. Имя личное Акос, ве­
роятно, греческого христианского происхождения: ср.
А кулина — греч. ’AxoXTva см. REW I 67.
Васильево (село), с Васильева села (гр. № 1). Ср. Kur. 33,
45, Грамоты 376: Васильево село. Христианское имя В а­
силь, Василий из греч. BaafXeiog, а также Василиса из
греч. Baat'Xtaaa было с давних пор известно на Руси:
ср. в новгородских грамотах (Kur. 67): ко Василъеви, ко
Василю, № 25 с Васильемъ.
Гафаново: с /Г/афанова гр. № 1, Kur. 33, 44, 45. Лич­
ное имя Гафан — греч. ’Aya&cov (Агафон). На фотогра­
фии с оригинала виднеются контуры двух букв перед
афанова, и поэтому издатели реконструируют с Гафа-
нова. Имя Гафанко в гр. № 23 разговорно-сокращенный
вариант имени Агафон.
Давидова (деревня) или Давыдова-, у Давыдовы (род.
над. ед. ч.) гр. № 20 (вторая пол. XIV в.). Gp. Kur. 33,
58. Относительно колебания и/ы (Давыда , гр. № 33, но
Давидову гр. № 65), ср. Kur. 30.
Лопинково (?) или у Лопинкова (составное предложное
название): у Лопинкова гр. № 2 (середина XIV в.) —
ср. Kur. 33, 46—47. В этой грамоте перечисляются подат­
ные и торговые обязательства отдельных лиц: у Филипа,
у Фом-ё, у Гостили, у Ж идили и т. д. Можно также коле­
баться, является ли название у Лопинкова в строгом
смысле nomen loci. Возможно это была прозвищная фа­
милия Лопинков', Ср. Туп. 231 Л опак, Лопах, Л о п ух (а ).
Kur. 33, 98 считает его nomen loci.
Меново (село), М еновъ (стань): с менова села, с менова
стана (гр. № 1), Kur. 33, 45, 99. Личное имя М ен : пра-
слав. тёп-, польск. M ieniec, чеш. Мепес.
Мохово (село): /с/ Мохова села (гр. № 1), Kur. 33, 45.
Сокращенное имя М ох происходит от сложных имен типа
Моислав и т. д. Можно объяснять также как отапеллятив-
ное имя: ср. русск. мох "muscus’. Ср. Туп. 258 М охъ,
Мохонько.
ОвсЪево\ с Овс Ъева (гр. № 1) Kur. 33, 45. Личное имя
*Овс%й: 1. О всей вар. Евсей ; 2. Овсей : овес; праслав.
овъсъ; Туп. 285: Овсяник, Овсяной ; польск. Owiesek, Owsian,
Owiesny.
C nixoeo, или же на C n ix o e i — предложная форма
(гр. № 92 — первая пол. XIV в.), Kur. 33, 86—87. Содер­
жанием грамоты являются записки купца, торгующего
лососями и перечисляющего рыбаков, которые ему должны.
Многочисленны предложные формы: на Флоре или Фларе
(ср. имя Ф л ор(к а), на Лавре (Лаврент ий, Л авр(ок) —
имя личное), на Заяце (прозвище Заяц), на Зуйке (ср.
З уй , Зуйка) и т. д. Как справедливо указывает Kur. 87,
прозвищами могли быть: на Стуковицъ (местн. пад. ед. ч.
с конечным ь вместо е — t ) , на C n ix o e i. Только в этом
случае выступает ё ('£), т. е. в первоначальном проявле­
нии, так как в других случаях представлено е (местн.
пад. ед. ч.): на шюрине и т. д.
Далее можно признать прозвищем СпЪхов: *сп$х —
отсюда на Сп-ёховИ было бы местн. пад. ед. ч. от личного
имени, ср. на Лавре, на Зуйке и все др. Не исключено
также, что здесь предложное название места на Сп$-
xoei.
Харияново (село): /с/ Х арш ш ова се/ла/ (гр. № 1), Kur. 33,
45, 104. Личное имя Х ариян, вероятно, иноязычного про­
исхождения, ср. греч. j^aptstç и др. образования от *х<*р-
'красивый, приятный’.
Ошвино : с Ошвина села (гр. № 1), Kur. 33, 45. Основа,
вероятно, иноязычная.
Шадриной [с] Ш адрина (гр. № 1), Kur. 33, 45; ср.
REW 365 шадра казанск. татар, шадра 'пестрый’,
русск. диал. шадра 'оспа, следы оспы на лице’. Туп. 434
Ш адра.
Большинство этих притяжательных названий образо­
вано от иноязычных, чаще всего христианских имен, что
служит доказательством того, что эти посессивные обра­
зования были более поздними, чем формы на -]ъ.
Kur. 33 справедливо считал, что в этих грамотах не­
много имен славянского происхождения: Радослав (гр.
№ 50), Богша (гр. № 68), Г остАта (гр. № 9) и нек. др.
Подавляющее большинство составляют христианские
имена, фонетически и морфологически в значительной
степени ассимилированные: Борис, Василий, Волос ( = В л а с ,
Власий) и т . д.
Отсутствуют патронимические примеры на -ичи (nomina
loci), или -ич (nomina personalia).
Единичные топонимы на -/ъ относятся к отдаленным
городам: Переяславль в Киевской земле, т. е. !въ! ПереА-
славълЪ (гр. № 105 X II в.), Kur. 33, 89—90. Лишним здесь
является ъ (Kur. 26). В гр. № 69 также упомянут Я р о ­
славль (на а рославли), Kur. 33, 80. Остальные названия
Новгородской земли топографические — иногда кальки
с иностранных (карельских, эстонских).
К первичным образованиям относятся:
Л ут ъ, с лут и (род. пад. ед. ч.) гр. № 1. Топографи­
ческая основа lut- первоначально означала: 'мокрый,
болотистый’, ср. польск. L u tyn ia, Luciqza, болг. Лют а,
макед. Л ут иш т а, в Греции Люто Село (AnôaiXov),
хорв. Ljutava и т. п. Для топографических названий не
следует вводить значение 'жестокий, свирепый’ (Smil. 1263).
Волок или Волоки, название поселения (Грамоты, 377).
Гугморо на волоки (вин. пад. мн. ч.) гр. № 2. Неясным
остается, пожалуй, иноязычное имя Гугморо, Kur. 35, 47.
Апеллятив волок означал 'сухое место между двумя ре­
57
ками, используемое для перетаскивания лодок’ — ср.
REW I 341.
В гр. № 69 есть местное название до Углеца, Kur. 80—
81, 33, 28. Следует принять основу праслав. с)^ъ1ьсь,
qgblbca (род. п. ед. ч.) углец, уголца. Форма Углеца вместо
Уголъца является аналогичной к им. пад. ед. ч. Углец
(Kur. 28). Грамота относится к середине X III в., когда
уже несомненно произошло исчезновение и вокализация
еров (ь, ъ). В 4-й Новгородской летописи 1148 г. есть
упоминание о военном походе из Новгорода вдоль Волги
к Ярославлю и упоминается эта местность: от Углеча
поля воротишася к Новгороду — ПСЛ 4, 8; Kur. 81. Из­
вестна также местность Угол (Грамоты 196, 198). Диалект­
ное произношение Углеч понятно на цокающей террито­
рии, где избегается этот диалектизм. В той же гр. № 69
есть форма углицане как этническое название. Содержа­
ние грамоты — донесение из военного похода (возможно,
что эта грамота относится даже к X II в. — Kur. 80).
Эти ценные ономастические данные следует связать
с современными. Что касается этнонима уличи : Unlizi
(«Географ Баварский»), то можно реконструировать ос­
нову *qglitji (формант---- itjo в непатронимической, а то­
пографической функции, ср. Gol^szycy, fcqzycy, Lqdiicy).
Это было сильное восточнославянское племя, так как,
по свидетельству «Географа Баварского», владело 318 го­
родами. Возможно, это относилось к IX —X вв. и было
почерпнуто из какого-либо византийского источника.
ПВЛ среди других древнерусских племен (северяне, по­
ляне, древляне) в соседстве с тиверцами (тиверцы) выде­
ляет на Днестре уличей: Лих. I 14, II 183: а улучи (дру­
гой вариант лутичи, угличи) и тиверъци сЬдяху бо по
Днестру, присЬдяху къ Дунаеви. Б й множьство ихъ;
сЬдяху бо по Днестру оли (или) до моря и суть гради их
и до сего дне, да то ся зваху от Грекъ Великая скуфь.
Из контекста, локализующего это племя, достаточно точно
вытекает, что, обитая на Черном море, т. е. на периферии
древней Руси (восточнославянских земель), они могли
быть названы термином qgh> 'окраина, угол’ и т. д. Ср.
другую цитату из ПВЛ Лих. I 20—21: и бЪ обладая Олегъ
поляны, и деревляны, и стбверяны, и радимичи, а съ уличи
и т'Ъверци имяше рать. Данные, взятые из донесения нов­
городской грамоты, очень древней и, возможно, относя­
щейся к X II в., позволяют объединить этот этноним с ос­
58
новой gglb, так как ectbj разборчивая запись углицане,
до Углеца (gl.)- «Географ Баварский» засвидетельствовал
уже в IX в. существование носового q (= u n ), т. е. Unlizi.
Что касается этимологии этнонима, см. выше.
Характерными являются композиты, иногда кальки:
ОцИкоза : в ОцЫ озе (гр. № И XV—XVI вв.), Kur. 33,
54—55. Следует принять как прозвищное имя ОцЪкоза
и образованное от него тождественное название местности.
Пустопържа или Пустопержа 73, на пустопържи (гр.
№ 23 XIV—XV вв.) Kur. 33, 59—60. Местность находилась
в верхнем течении р. Плюсы. Второй компонент назва­
ния пърг-, т. е. pjg-; REW И 337 русск. перга, укр. перха.
Великъ Островъ : во[ве]ликомо остров £ = въ великомъ
остров^ (гр. № 2), Kur. 33, 46.
В ИлъАказа, топоним или имя личное (?) гр. № 2, Kur. 33,
принадлежит к числу карельских топонимов velli-käz
'имеющий брата’, ср. Kur. 46—47: в$лют из карел, vellyt
уменьшительная форма от 'брат’. В эстонском также
есть корень välja 'поле’ и суфф. -t, -kaz. Для топонима
естественнее вторая интерпретация. В индексе (Kur. 95)
эта запись определена как nomen personale. Встречаются
также личные (родовые) имена мн. числа: Бабины, т. е.
з Б абинихъ (гр. № 1). Может быть, это позднейшее Б а-
бинское поле — Грамоты 274, Kur. 33, 45. Прозвище Б а ­
бин: Б аба было известно: ср. Туп. 33 Б аба, Бабайка,
Б абан, Б абаха.
Хомут ина (?): на хомутини (гр. № 50 серед. XIV в.),
Kur. 33, 71—72. В новгородских грамотах один раз упо­
мянуто село Хомут ка в род. п. ед. ч., ср. Грамоты 180,
Kur. 72. Из русских материалов XVI в. известно слово
хомутина 'подкладка под хомут’, вероятно, оно стало
прозвищем Хомут ина и затем топонимом. Во всяком слу­
чае это название не следует помещать под формантом -инъ
(Kur. 33), как и Шадрина, ошвина. В грамоте же выра­
жена ясная локативная форма: на хомутини, ср. хому­
тина топонимич. термин 'изгиб реки’.
Испорченными являются записи: [ ] ипова села (гр. № 1,
Kur. 33, 44). Несомненен здесь только суфф. -ово; с [ ]
рунъского или ружиного — Kur. 33, 55. Неясна этимо­
логия формы на ушеменки вместо ушъменкЪ (гр. № 20

73 Ср.: Новгородские писцовые книги, 4, . . . 1885, стр. 124.

59
вторая пол. XIV в.), Kur. 33, 58. Речь идет о названии
реки или поселения.
Вышеуказанный топонимический материал, представ­
ляющий большую ценность как единственный во всем сла­
вянском мире записанный в X II—XVI вв. в живой, оби­
ходной форме, позволяет нам делать следующие выводы:
1. Колебание и отсутствие ярко выраженных топо­
нимических форм затрудняет различие nomina loci от
nomina personalia или appellative: ср. грамота № 1.
Это «nomina in statu nascendi».
2. Преобладают посессивные формы на -ов(о), -ин(о),
а также первичные топографические и «составные».
Для более наглядного представления о древнерусской
топонимии, вышеприведенный материал следует допол­
нить тем, который приводит в своей работе «Древнерусские
города» М. Т. Тихомиров, установивший хронологию
возникновения древнерусских городов на основании исто­
рических источников, главным образом ПВЛ и различ­
ных грамот. Многочисленные исторические данные он
сопоставил с результатами археологических исследова­
ний. Нижеследующий комментарий является лингвисти­
ческим, топономастическим к его историческим свидетель­
ствам.

НАЗВАНИЯ ДРЕВНЕРУССКИХ ГОРОДОВ

Для IX —X вв. М. Н. Тихомиров отметил 23 города:


Белгород (980 г.), Белоозеро (862 г.), Васильев (988 г.),
Вручий (977 г.), Изборск (862 г.), Искоростенъ (946 г.),
Вышгород (946 г.), Киев (основанный очень давно), Л а ­
дога (862 г.), Любеч (882 г.), М уром (862 г.), Новгород
(862 г. или еще раньше основанный), Пересечен (922 г.),
Перемышлъ (981 г.), Переяславль (907 г.), Полоцк (862 г.),
Псков (903 г.), Родня (980 г.), Ростов (862 г.), Смоленск
(очень старый город), Туров (980 г.), Червенъ (981 г.),
Чернигов^ (907 г.).
Все эти названия выше были классифицированы и эти­
мологизированы структурно. Это делает возможным вы­
деление архетипных атрибутивных структур (таэсиНпа
с подразумеваемым город): 1. -/ь, например, Переяславль
и т. д.; 2. -ьэкъ, например Изборск, Полоцк и т. д.; 3. -ьнъ,
которое иногда подвергалось влиянию топонимов с осно-
60
вой, оканчивающейся на мягкий согласный -ънь, напри­
мер Искоростенъ <^Искоростенъ, Червенъ Червенъ.
«Новгородская летопись» (с. 80) дает Пересечен : пере-
сека.
Из этого сопоставления названий городов IX —X вв.
вытекает, что посессивы на -ев уже были экспансивными:
1. Киев < Куява (первичное, топографическое название);
2. некоторые формы на -ов (Ростов, Псков, Туров, Черни­
гов) следует, пожалуй, считать топографическим типом,
а не посессивным; ср. Василев (от христианского имени!).
Обращает на себя внимание продуктивность и древ­
ность сложений со вторым членом -город: Белгород , Выш-
город, Новгород. Это указывает на высокую степень адми­
нистративного и организационного развития (ср. силез.
Оро1е : оро1е). Известно также, что скандинавы называли
Русь Оагс1ап1й 'страна городов’. Именно этот второй
член -город указывает на функцию этих древних назва­
ний как названий «культурных». Нужно также подчерк­
нуть отсутствие скандинавских названий (кстати Искоро­
стенъ ошибочно считается скандинавским) и наличие
названий угро-финского происхождения: Ладога, М уром .
В XI в. число городов достигало 58. Некоторые из них
могли быть основаны и ранее, однако не позднее состав­
ления источников, в которых они засвидетельствованы.
Это: Берестъе (1019 г.), Белз (1030 г.), Броды (конец
X I в.), Буж ск, или Божеск, Вздвижень, или Здвижденъ,
Всеволож (1097 г.), Воин (1055 г.), Вырь (конец XI в.),
Голоттеск (1071 г.), Городец под Киевом (1026 г.), Го­
рошин (конец XI в.), Г уры ев, или Юрьев (1095 г.), Д о ­
рогобуж (1084 г.), Д рю т еск = Д р уц к (1092 г.), Д убно,
или Д убен (1100 г.), Желанъ, или Желянъ (1093 г.), З а р уб
(1096 г.), Звенигород Червенский (1086 г.), Изяславлъ,
К урск (нач. XI в.), Логожск , Л убно, или Л убен (конец
XI в.), Л уц к (1085 г.), Менъск, или М ене к = М и нск ,
(1067 г.), М икулин (конец XI в.), Нежатин, или Неятин
(1071 г.), Новгород Святополч (1095 г.), Обров, Одрск
(конец XI в.), Олешье (1084 г.), Острог (1100 г.), П ере­
волока (1092 г.), Перемилъ (1097 г.), Песочен, или Посечен
(1092 г.), Пинск (1097 г.), П рилук (1092 г.), Римов, Ромен
(конец X I в.), Ростовец (1071 г.), Рш а (—Орша 1067 г.),
Рязань (1096 г.), Саков (1095 г.), Святославль (конец
XI в.), Сновск (1068 г.), Стародуб Северский (1096), Су-
тейск, Теребовлъ (1097 г.), Торческ, Триполъ (1093 г.),
62
Турийск (1097 г.), Тмутораканъ (1022 г.), Уветичи
(1100 г.), Устье (1096 г.), Халеп (конец XI в.), Черто-
рыйск (1100 г .),Ш еполъ (1097 г.), Ю рьев (в Эстонии, 1030 г.),
Ярославль. Перечисленные названия также были клас­
сифицированы и структурно этимологизированы.
В дальнейшем в X I в. среди названий городов сохра­
нялись характерные макротипы---- /ь: Ярославль, Все-
волож, Изяславль, Дорогобуж и т. д. В том же XI в. отме­
чается появление новых образований этого типа: Пере-
милъ, Святославль : Святослав. В дальнейшем характер­
ными становятся образования на - ьскъ: Буж ск, К урск
и т. д. Доказательством экспансивности этого типа может
служить преобразование названия C y m tc m в Сутейск.
То же относится к атрибутивному типу на -ьнъ (для назва­
ний городов следует принять мужской род, а не средний
на -ьно)\ Л убен, Д убен , Песочен или Посечен. Топографи­
ческие названия первичного и вторичного типа, как пра­
вило, сохраняют свою устойчивость: Б елз, Берестье,
П рилук, Устье, Острог и т. д. Более поздними, по срав­
нению с типом -/ъ, и в то же время более экспансивными
оказались названия на -ев (Юрьев, Гурьев), -ов (от основ
заимствованных: Римов, Саков, Обров), -ин (Воин, Горо­
шин, а также от основы христианского имени: М икулин).
Адаптация иноязычных имен была актуальна в связи
с освоением новых, и в том числе половецких, территорий:
Тмутораканъ , Халеп и др. Для X II в. Тихомиров насчи­
тал 134 названия городов. Так как самая старая редакция
ПВЛ описывает события до 1117 г., большая часть ма­
териалов, относящихся к X II в., почерпнута Тихомиро­
вым из позднейших ее редакций и из других источников.
Моя лингвистическо-топономастическая обработка си­
стематизирует материал по структуре и дополняет крат­
кими этимологиями.

XII век

Посессивные названия на -]ъ


Богуславль (1195 г.), Киевск. обл.: ср. Богуслав имя
личное.
Буличъ (1162 г.), Киевской обл.: *Bulik-jb.
Воронеж, или Воронаж (1177 г.) на р. Дон, ср. Ник. 89,
REW I 229. Есть также река Воронега. Известны раз­
63
личные малоудовлетворительные этимологии. Можно ли
допустить *В оро(но) + н$г-]'ъ?1 Ср. ниже Уненеж. Второй
компонент -нЪг известен антропонимии, ср. Sv. 82.
Всееолож, Волынской обл. (1147 г.), Тихомиров лока­
лизует его в Черниговской обл.: *Всеволод-]ъ, т. е. от часто
встречающегося династического двукомпонентного имени
Всеволод (ср. ПВЛ Всеволод Давидович, Ярославич, Воло-
димирович).
Глеблъ (1147 г.), в Заднепровской Украине (ср.
Тих. 296 карта). Династическое имя Глеб не следует
выводить из скандинавского Gudlefr (ср. REW I 411),
так как древнерусское ГълЪбъ можно этимологизировать
как гъ + л$б--, ср. ниже мой вывод против нордизмов. Ср.
в ПВЛ Глеб Святославич, Всеславич, Владимирович. Один
из половецких князей также носил имя Глеб (Лих. I 100).
ДЪдославлъ (1146 г.), к северу от Курска: *ДЪдослав-]ъ.
Домагощ (1147 г.), к северу от Курска: *Домагост-]ъ\
ср. многие восточнославянские топонимы и гидронимы
на -гощ 74. Второй мелиоративный компонент -gost отно­
сится к древнейшим и самым продуктивным в славянской
антропонимии: Onogost (греч. ’Ауауаэто;75) .
Лукомлъ (1178 г.), Киевской обл. *Луком-}ъ. Первич­
ные причастные антропонимы на -ом, -им были очень
древними: польск. Radom, Chocim.
Мстиславлъ (1156 г.) на р. Сож: в ПВЛ встречаются
династические имена Мстислав Владимирович, Всеволодо­
вич, Давыдович, Изяславич.
О р(о)гощ (1159 г.), Черниговской обл. Второй ком­
понент -гощ ясен; ср. выше Домагощ-, первый ор- можно,
вероятно, сопоставить с праслав. orati.
Переяславль Залесский (1152 г.), за Доном: ср. П ере­
яславль Русский (907 г.) на Украине.
Путивлъ (1146 г.), Киевской обл.: вероятно *П у-
тив-)ъ\ имена с формантом -в-, хоть и редко, но встреча­
лись. Ср. Sv 173: чеш. *Zliv, хорв. Staniv; или может
быть *Путим-]ъ с заменой мл > вл: ср. *P^tim-jb в Мек­
ленбурге. *Podstapim-jb, нем. Potsdam.
Радощ <^Радогощ (1155 г.), Смоленской обл.: *Радо-
гост-jb, одно из древнейших и частых общеславянских

74 P. A r u m a a . Sur les principes et methodes d ’hydronymie russe:


1. les noms en gost. «Scando-slavica», VI. Copenhagen, 1960.
75 S. R o s p o n d . Stowiaiiskie im iona w zrôdiach antycznych.

64
имен, например Radogost 1188 г., Riedegost XI в., нем.
Radegast=*Radogost-jb; в Словении Rategasth 1080 г.,
нем. Tradigist и Ratgoz 1112 г., Ratkoz 1179 г., нем. Raabs.
Тихомлъ (1152 г.), к северу от Курска: *Тихом-]'ь, ср.
имена на -ом: Радом, Луком и др.
Уненеж (1147 г.), Киевской обл. *У нЫ Ъ г-]ъ‘, первый
компонент праслав. une (unij, unëj 'лучший’), польск.
Uniedrog, Uniemir, полаб. Unebor, русск. Ун^н^г, ср.
Sv. 90; второй компонент -нЪ г(а): чеш. Mironëha, Uby-
nëha Sv. 82.
Хоробор (1153 г.), Киевской обл., второй компонент
-бор : борити был весьма продуктивным (Bolebor, Cstibor
и т. д., ср. Sv. 71); первый апеллятивный компонент хор-
известен также в качестве личного имени: Chor, Chorus,
ср. Sv. 49.
Чернобыль (1193 г.), на р. Припять, что касается вто­
рого компонента -byl, его следует сравнить с чешскими
именами Radobyl, Drahobyl.
Ярополч (1160 г.), Киевской обл., династическое имя
Ярополк было частым: ПВЛ Ярополк Владимирович, Изя-
славич, Святославич.

Названия с формантом -ъскъ

Другим структурным типом названий, характерным


для древнерусских городов, были топонимы на -ск-.
Воротынск (1155 г.), Калужской обл., др.-ц.-сл. врата
'ворота’. Ср. Ros. 281.
Дебрянск > Брянск (1146 г.), город на Десне в земле
вятичей: ср. Ros. 108—109 dbbrb, или dbbrb 'долина’.
Девягорск (1147 г.), Псковской обл.: возможно перво­
начально Деревьягорск : деревья ? Ср. Ros. 101. Не исклю­
чена также этимология Девят-горск, ср. П ят и-горск ,
возможно сопоставление с именем личным Девгений <
греч. Digenes.
Зареческ (1106 г.), Волынской обл.: предложное соче­
тание за+рИ ка стало основой топонима Зареческ — ср.
Ros. 284. Ср. этого же типа русские названия: Заярск,
Зарайск , Зашиверск, Заволжск.
Клеческ (1127 г.), Киевской обл., другие формы: К лъ-
ческъ, Клъчъскъ , далее первичная форма *К ълък-ьскъ :
къл-, ср. польск. Kfecko, Kielce, Kielno, см. Ros. 164.
5 З а к а з № 661 65
Козельск (1154 г.), Калужской обл.: от праслав. козълъ
'козел’ образованы польск. Kozielsko, Kozielsk. Ср.
Ros. 155.
Коречъск, или Корческ (1150 г.) Волынской обл., ср.
основу kor- 'рубить’, отсюда к^сь 'раскорчеванное место’,
польск. Korzecko, Когпо, или Korzno — см. Ros. 151.
Лобынск (1146 г.) праслав. лъб- в первичном топогра­
фическом значении (ср. аблаутные формы и.-е. *loubh-,
праслав. *lub-, польск. lub-, а также и.-е. *leubh-, пра­
слав. Ijub-, польск. Luban и т. д.). От этой основы обра­
зованы такие топографические названия, как польск.
fcebsko (оз.), £-eba (p.), fcebno и русск. Лобно, ср. Ros.
176.
М илеск (1150 г.): для него можно принять в качестве
топографической основы mil-11тё1- (и.-е. eiloi ), т. е.
тот же корень, что и в Mielec, Mielczanie (ошибочно Mil-
czanie лужицкие, топоним MiXtpoJ, ср. название южно-
слав. племени MiX-riyxoi в Греции). Ср. Ros. 183. Согласно
ТТ 134 m il- балтийского происхождения: Meluken, Mylu-
ken, Miluke, отсюда название реки Mileca, Milca.
Мичъск (1150 г.), Киевской обл. В бассейне Дона есть
несколько рек с названием Мечъ, М еча. Ср. Ros. 182,
Ник. 266: удмурт, т е с 'крутой, обрывистый’.
Моровийск (1139 г.), ср. Моровск, Черниговской обл.,
другие формы в грамотах М орив Шск, М оравийск, ср. Ros.
187. Основа праслав. mor-, morje, morava 'сырая, порос­
шая травой земля5.
Мченеск, или Мценск (1147 г.), Орловской обл. При­
нимая во внимание цоканье, возможно Мченеск <^М це-
неск, М ценск : М ецна — название реки. Последняя же
происходит, вероятно, от *Мътъсна или *Мъдъсна <;
фин. mäimä 'рыбья икра’. Ср. Ros. 179, а также REW
II 182, Ник. 280, ТТ 225. В записи 1147 г. Мъценъскъ.
Мылъск (1150 г.), район Луцка: и.-е. основа тй- /
той-, праслав. т у- имела широкий диапазон значения:
'плыть, течь’; ср. Ros. 189, где дается эта этимология,
а также сравнительный материал: Мылинка, прит. Десны,
прусск. au-mU-snan 'мытье’, лит. mau-d-yti 'купать’,
др.-инд. mü-tra 'моча5.
Неринъск (1147 г.), на Волыни Норинск, ср. Ros. 191.
Гидронимическая основа Ner- и N or-, N ar- балтийского
происхождения — ср. ТТ 198: Нерята, Н еруса, Нерлъ,
прит. Волги, Неро, оз. у Ростова Великого.
66
Полтеск (1146 г.), в земле вятичей, ср. Ros. 209—210,
также Полотеск , Полтеск на р. Полота, прит. Западной
Двины. Основа p o l-t (аблаутная форма pl~tü, праслав. pity),
отсюда Poltwa, Poitawa, ср. REW II, 397, Ros. 209—210.
Пресненск, или Плесненск (1188 г.), на Волыни, ср.
Ros. 212: пл%снъ 'плесень, гниль’; ТТ 201—202: р. Плесса ,
Плисса.
Пронск (1186 г.), Рязанской обл.*- Ros. 220 от названия
р. П роня, которое в REW II 441 считается славянским;
по ТТ 202—203 — Проня — П ра восходят к мордовск.
prja 'голова’.
Ропеск (1159 г.), Черниговской обл., ср. Ros. 230
porta: Ропеск > Ропск. Часто встречаются гидронимы
Ропа, Ропянка, ср. название поселения Ropczyce, укр.
Ропавско.
Рылъск (1152 г.), Курск, обл. на р. Рыло\ Ros. 232:
основа рыть, ср. польск. Rylk(o).
Свирилъск (1177 г.), Черниговской обл. Ros. 259: от
названия р. Свиръ или СвЪръ, слав. Съвиръ (польск.
Swirz, éwirzanka) или фин, Syväri (оз.): syvä 'глубокий’.
Ср. REW И 594.
Севск (1146 г.), Брянской обл.: ср. Ros. 239: р. Сев,
или Сева, слав, d e - , сюда же СЪвер- (необязательно со
вторичным значением 'северный ветер’).
Случеск, или Слуцк (1116 г.), Минской обл., Ros. 245—
246 от названия р. Случъ < *сълучъ, русск. слукий 'кри­
вой, изогнутый’, ср. также слукъ 'влажный’.
Трубецк, или Трубческ (1185 г.), Брянской обл., Ros.
266 от праслав. trqb-.
Ушеск (1150 г.) на Волыни. Ros. 272 от названия
р. Уша; по ТТ 212, балтийского происхождения: Usa,
Ussa, от лит. uosis, диал. ousis 'ясень’.
Чернеск, или Чернъческ (1142 г.), ср. Ros. 96 от пра­
слав. сгьпъ 'черный’. Существуют многочисленные сла­
вянские топонимы с формантом - ъ с к польск. Czersk(o),
полабск. Czersk, луж. Cersk и т. д. Ср. многочисленные
гидронимы Czarna и от них города Сгьп-ьвкъ, -ъвко
(pole).
Чичерск (1159 г.), может быть, следует этимологически
связывать с польск. Czeczersk. Ср. Ros. 94 название
Чечера : Чечерск, Могилевской обл. По ТТ 212 гидроним
Чечера, Чечора, Чичора происходит из балтийск. Kikir,
Kieker, лит. Cicirys, лтш. Ciecere. Однако польск. Cze-
67 5*
czersk(o) или Cieciersko от праслав. чечерити, польск.
czochrac, ч ет. ceöeriti.
Шумск (1149 г.) на Волыни: ср. Ros. 263 от шума
'лес’, ср. польск. Szumsk, Szumsko.

Посессивы на -овъ
Боголюбов (1175 г.) под Суздалем, ПСРЛ II 111, Сем.
I 277, ср. русск. имя Боголюб, чеш. Boholjub (с.-хорв.,
словен. не обязательно калька с нем. Gottlieb), Sv. 70.
Названо так по имени основателя князя Андрея Бого-
любского.
Болохов (1150 г.), Подольской обл. (ПСРЛ 14). Болох
сокращенная форма Болеслав. Относительно форманта -ох
в личных именах см. Sv. 148, ср. русск. Дорох, Жироха.
Ср. Болехов, Ивано-Франковской обл.
Борисов (1127 г.), Смоленской обл. на р. Березина.
Одно из наиболее частых династических имен. В ПВЛ
Б орис Владимирович, Вячеславич; Туп. 60, Барс. 12.
Город был основан князем полоцким Борисом.
Борисов-Глебов (1180 г.): династическое имя Глеб,
др.-русск. ГълЪб (якобы нордического происхождения) 76
было также основой посессивного топонима Глеблъ. Ср.
Глебов : Гл'ёбъ; Туп. 106—107.
Василев Смоленский (1165 г.) Смоленской обл., ср.
Тих. 36: Василев Смоленский, 41: Василев Галицкий, 13,
16; Василев, древний город Киевской обл.
Вернее или Чернев (1151 г.), Киевской обл. ПСРЛ
II 31; ср. праслав. e ip - \ согласно Sv. 98 от этой основы
образованы имена Bezver, чеш. Verislav, ср. Туп. 82:
Вереня, Верета, Вереша.
Володарев (1150 г.), Киевской обл., Володар имя лич­
ное. Ср. Туп. 92 Володаръ (1082 г.).
Выгошев (1152 г.), также в ПВЛ выгошевци 'жители
Выгошева1, ср. Лих. II 464, 1 180. Выгош могло быть сокра­
щением от Выгон, выгонити. Ср. Туп. 99: Выгал, Выг-
лядко.
Глухов (1152 г.) под Переяславлем: от прилагатель­
ного глухъ было образовано прозвище Глух (Туп. 106),
польск. Gtuch. Ср. Барс. 150, ПСРЛ II 69, Сем. I 642.

78 S. R о s р о n d. Onomastische Slavo-nordica, стр. 55—56.


68
Дмитров (1154 г.) под Суздалем, а также Дмитров
Киевский (1183 г.). Имя Д м ит р часто упоминается в ПВЛ
(Лих. I 173, 187), как и Д м ит рий (там же I 24). Ср. Барс.
61, ПСРЛ III 8, а также I 164 во Дмитров $ (1284 г.),
Сем. II 70.
Канев вар. Канов (1149) Киевской обл. Тих. 302: воз­
можно от тюрк, хан — кан 77; ср. личное имя К ан или
К а н ь , чеш. Kanin, Kanice, польск. Kaniow. Туп. 565
К анин (отчество).
Карачевъ (1146 г.), вар. Корачев, Орловской обл. на
территории вятичей, ср. Карачаево и Карачаевок, а также
племя карачаевцы от тюрк, kara гчерный’-}-с^ 'вода’.
Ср. ПСРЛ II 2 7 -2 8 , Сем. II 507; Туп. 174: К арач (1495 г.).
Копоново (1187 г.), Рязанской обл.: ПСРЛ V II 105,
Барс. 102. Возможно от основы копати, ср. также копим
'вялый человек’; Туп. 586 Копотич, Колосов.
М ихайловъ (1172 г.), Киевской обл.: М ихаил одно из
самых обиходных имен, ср. Лих. I 107, 121, Барс. 125,
ПСРЛ II 102.
М унаревъ (1150 г.), на Подолье. ПСРЛ II 258, Туп. 260:
(только) М унзора, М ун т , 654: М унев, М унин, М унехин.
Носовъ (1148 г.) вблизи Переяславля ПСРЛ II 318.
Прозвище Нос и его многочисленные дериваты служили
основами топонимов: польск. Nosalewice, Noskow, Noso-
cice, чеш. Nosakov, Noskov. Ср. Туп. 281: Носалъ, Носан,
Носачъ, 282: Нос (часто).
Обловъ (1159 т .)=Болве, на территории вятичей. ПСРЛ
II И . Адаптация иноязычного названия Blove, Bleve,
сближение с Обловъ : облъ; Туп. 672: Облов (отчество).
Радиловъ (Городецъ Радиловъ на ВолгЬ 1172 г.), ср.
Селищ. 129: Радилово (XVII в.) возле Можайска, Радило
имя личное. Туп. 332: Радило 1147 г., 1169 г. Ср. ПСРЛ
II 74.
Рогачевъ (1142 г.), Смоленской обл. Ср. Ник. 354:
от прозвища Рогач. Встречались напрасные осложнения
исконной этимологии типичного притяжательного назва­
ния на -ов, -ев как якобы происходящего от лит. ragas

77 Заслуживает внимания следующее: у ряда тюркских народов


имеются «кости», т. е. ответвления родов, носящие имена К а й
и К а н . Ср. также названия сибирских рек К и й и К а н а . См.:
H . A . А р и с т о в . Заметки об этническом составе тюркских
имен и народностей и сведения об их численности. «Живая ста­
рина», т. 6, вып. I l l —IV. СПб., 1896, стр. 346.
69
'алтарь* или тog 'мыс, образуемый впадением р. Друть,
при устье которой лежит Рогачев ’. Ср. ПСРЛ Указ. 388,
Барс. 173, Сем. IV 303.
Роговъ (1194 г.), ПСРЛ указ. 388: от прозвища Рог
образовано польск. Ыо£о\у, 1 ^ о \т о , Туп. 337: Рог (очень
часто).
Стрежевъ (1127 г.) Смоленской обл. Возможна антро-
понимическая основа зЬгеы- / в1гег(о)-, ср. Бу. 87; польск.
81ггуге\уо, 81ггуге№1се, 8{,ггуге\у.
Ср. ПСРЛ I 130, II 11; СтрЪжевъ ; Барс. 191, Туп. 763:
Стрежов (отчество).
Товаров (1190 г.). Ср. Туп. 783: Товарков. ПСРЛ II 474:
только Товарый.
Чурнаев (1190 г.), ПСРЛ II 77: а дворъ Чурная сожженъ;
Туп. 432—433: только Чура, Чурак, Чурило, Чуръ, 828:
Чурлаев (отчество).
Юрьев Польский (1177 г.), город при впадении Гзы
в Колокшу: ср. также Юрьев, город на р. Рось. Туп. 456:
ЮР-
Ярышевъ (1148 г.) в земле вятичей: от основы ]агъ ,
ср. имена Я р , Яротпа, Я рош и т. д.; Туп. 459: Я р у н ,
Ярышь, Я р ы га, ПСРЛ указ. 574. Ср. также Ярышев (Я ры -
шова) улица в Новгороде.

Посессивы на -инъ
Б рягин (1147 г.), Черниговской обл. Ср. Туп. 63:
только Б рага.
Воробиин (1147 г.), Черниговской обл.: Воробей, Во-
робий : др.-русск. воробий 'воробей’, ср. польск.\У гбЫ т,
\УгбЫе\у. Ср. Туп. 92: Воробей (часто). ПСРЛ II 100.
Дорогичин (1142 г.), Волынской обл., Туп. 132: Дорога,
133 Дорогой.
Кснятин (1148 г.), этимологию см. выше.
Кучелмин (1159 г.), возле Галича. Туп. 221: Куча,
Кучага, Кучина.
Л учин (1173 г.), Смоленской обл. ПСРЛ I I 107 от имени
или прозвища Л ука. Ср. ПВЛ 79 Л ука (евангелист), 101
Л ука , новгородский епископ.
М алот ин (1139 г.), М олот а имя личное. Туп. 242
Малош, М ал и т. д.
П ирят ин (1154 г.), под Переяславлем: Пирятпа <
Р й -^ а : слав. р1г-, рйШ 'пировать’. Ср. ПСРЛ II 200.
70
Чемерин (1149 г.), на Волыни: прозвище Чемеръ от
чемерь 'ядовитое растение’ (ср. Срез. III, 1498), Туп. 423:
Чемеръ.

Названия с непосессивным форман­


т о м -ънъ
Городен Волынский (1183 г.). Bor. 66—68: Городънъ ,
совр. Городно (Волынь), изъ Городна 1127 г.: в Греции
TapSsva — *Гордьно.
Д верен (1192 г.) Киевской обл.: Двър-ънъ от праслав.
двьри 'двери’, ср. польск. Diwierzno.
Красънъ (1165 г.), или Красный, Смоленской обл.
(ср. также Красно, Киевской обл.: около К расна 1136 г.).
Много общеславянских топонимов от основы kras- 'краска’,
'цвет’: польск. Krasna, Krasne, чеш. Kräsnä (Bor. 115-—
116).
Пересеченъ (1154 г.), ср. выше ПересИченъ 922 г. город
в Киевской обл. Ср. праслав. perseka, польск. Przesieczna,
чеш. Prisecna, с.-хорв. Пресечно, болг. Просечен (Bor. 175).
Песоченъ (1172 г.) под Переяславлем: во градка Песоч-
наго; ср. также Песочня, Смоленской обл. — 1328 г.:
Песочна\ Пясочно, праслав. рёэъкъ 'песок’ было основой
общеславянских названий на -ънъ, -ъно, -ъна : польск.
Piaseczna, Piaseczno, чеш. Pisecnä, ср. Bor. 177—179.
Полкостен (1125 г.), под Переяславлем, вероятно,
адаптация какого-то иноязычного названия.
Эти структуры (-]ъ, -ъскъ, -овъ, -инъ, -ънъ) составляли
основу древнерусской топонимии вторичного, атрибутив­
ного типа, свойственную главным образом названиям го­
родов. Отсюда их мужской род: Ярополчъ, Ш умскъ, Но-
совъ, ПЪсоченъ. Добавление материала X II в. не изме­
няет пропорции отдельных топонимических структур, за­
метным является лишь некоторое увеличение посессивов
на -овъ, -инъ. Как бы компенсируя это, непродуктивными
делаются патронимические названия на -ичи. Приводимые
у Тихомирова Бежицы, или Бежицкий В ерх (1196 г.) —
Бежичи, Новгородской обл. и Углич, или Углече поле
(1149 г.) нельзя считать патронимическими названиями
в строгом смысле этого слова. Ср. Бежичи: big- 'беглые
поселенцы’; угличи: qgH, ср. выше об этнониме уличи.
Очевидно, так же, как и в западнославянской топонимии,
родовые коллективы, соответствовавшие сельскохозяй­
71
ственным поселениям, еще не составляли городов. Поэтому
Тихомиров и не упоминает их. Однако, как мы наблюдали
в ПВЛ, названия этого типа в общем не были продуктив­
ными, за исключением отдельных «оазисов». Ср. сопостав­
ления на основе грамот Новгорода, Двины и Галича 78.
Первичные или вторичные топографические названия
оставались по-прежнему продуктивными.
Бароч, или Б аруч (1125 г.) у Переяславля: бара 'бо­
лото’; формант -усъ (ср. польск. Barycz) мог быть записан
как -исъ.
Волок (1135 г.), Волок Ламский (1178 г.), позже В о­
локоламск, Московской обл.: волок 'сухая часть пути
между двумя реками, через которые приходится пере­
таскивать лодки’ — ср. REW I 341.
Галич (1138 г.), центральный город Галиции (укр.
Галгчта), различные этимологии, нередко фантастиче­
ские, см. Ник. 95. Мы считаем единственно правильным
выводить его из праслав. gal- // gol-. Я. Розвадовский 79,
приводя примеры главным образом из западнославянской
территории: Gaio, Gafy, Gaia, Hafy, Hafo, Zahale, Haie,
Hala и т. д., писал об этих апофонических морфемах
gal- II gol- : goh>: «Само собой разумеется, что этот эле­
мент gal- находится в непосредственной этимологической
связи с общеславянским словом goH 'голый, обнаженный’
(gol- Ц gal- представляет собой обычный апофонический
параллелизм). Тем, кто потребует еще особого доказатель­
ства, укажем на следующие семантические параллели:
наряду с польск. hala и т. д. распространены такие слова,
как: польск. gala 'открытое голое место’, (Linde), слвц.
hala, лит. gälas 'конец’, первичное значение 'голый ствол,
пень’».
Здесь Розвадовский не упомянул Halicza —Galicza,
однако не подлежит сомнению, что эти названия также
представляют собой основу gal-Hgol- с формантом -гс.
Ср. этноним Golqzycy, или Gol^szycy. Следует упомянуть,
что имеются следующие Галичи: 1. Галич в УССР на
Днестре; 2. в РСФСР, Костромской обл., там же Галиц-
кое озеро. Согласно Mik. 210 -ic : срб. голиЬ, укр. модрыч,
чеш. holic, слвц. trebic, польск. wisnicz. REW I 388

?8 S. R о s р о n d. Stratygrafia toponimiczna, стр. 172—173.


?9 J. R o z w a d o w s k i . Studia nad nazwami wod slowianskich,
стр. 82.
72
ошибочно отклоняет связь с праслав. gal-, hal-, укр. га-
лт а 'прогалина в лесу’. Малоубедительна этимология,
предложенная еще Брюкнером от galica 'галка’.
Гнойница (1152 г.) Волынской обл.: гной, гнойный
Срез. I 524—525, польск. Gnojnica, чеш. Hnojnice, болг.
Гнойница. Ср. ПСРЛ II 71.
Гомий (1142 г.), Могилевской обл. REW I 435: гом,
или гомъ 'шум, громкий смех’. ПСРЛ указ., 72: Гомий,
Гомей, Гомъе, Гоменъ, Гомъи, совр. Гомель.
Дерновый (1146 г.), в Киевской земле: ПСРЛ указ. 94:
Дерковый праслав. йьгпъ, русск. дерн', Smil. I 98: укр.
Дернова, полаб. Darnowa, словен. Drnova, слвц. Darnava.
Ср. Срез. I 654 дерновый от дернъ.
Котелничъ (1143 г.) в земле вятичей: праслав. коШъ;
Smil. I 204: словен. Kotlic, чеш. Kotelsko. Ср. Срез.
I 1304: котълъ, котълъникъ. Возможно, что это служеб­
ное название ед. числа типа *kotblbnik-jb 'поселение,
принадлежавшее котельнику’. ПСРЛ II 159 приводит
также названия Котеленъ, Котелно, Котелнича.
Л ук и Великие (1166 г.), Новгородской обл. праслав.
Цка, русск. лука (в значении 'мокрая земля’).
Л ут ава, или Лут анъ (1155 г.), Черниговской обл.:
ПСРЛ указ. 184, праслав. lju t-, слав, lut- с первичным
топографическим значением. Миклошич не упоминает
этой основы среди отапеллятивных, но дает среди оти-
менных; Smil. I 263 приводит лишь вторичное значение
'жестокий, лютый, резкий’. Однако такие названия, как
макед. Лут иш т а, в Греции AuôaiXov (Ljuto Selo) с.-хорв.
Æ ymaea, польск. Lutynia, укр. Люта и др. не могут
быть выведены из lju t- 'лютый’. На территории Польши
топографическое значение 'болото, нечистота’ наиболее
отчетливо обнаруживают названия рек и озер: Luciqza,
Lucien, Lutynia, Lutryna, ср. лат. lutum, lustrum 'луж а’,
греч. XujAa 'грязь’, кельт. Luteva, Lutetia, лит. Iiütynas,
liütynè 'лужа, болото, грязь’ 80.
М оравица , или М уравица (1149 г.), на Волыни: ср.
выше этимологию морав. М орава. Ср. ПСРЛ II 237.
Неколочъ (1127 г.), Bap.v НЪклочъ, Неклочъ (ПСРЛ
II 264). Ср. праслав. holt- Smil. I 187, праслав. kolfrb
'бревно’.

so М. R u d n i c k i . Prasïowiaiiszczyzna — Lechia — Polska, t . II.


Poznaû, 1961, стр. 7.
73
Обловъ (1159 г.), ср. выше Блова, Б леве: оЫъ, др.-
русск. облый, Обловка, польск. ОЬИса.
Пересочница (1149 г.), на Волыни: основа -sop- -вър-,
переспа 'земляное укрепление’ (ср. Тих. 323). Ср. Smil. II
447: въръ 'земляной вал, дамба’, в Греции ПрЪсъпа
Презла), польск. Sepno, Zaspy, др.-русск. con. Чаще
были апеллятивы с долгим гласным: польск. nasyp,
с.-хорв. насип.
Полоной (1169 г.), совр. Полочное, укр. Полонне,
Хмельницкой обл. (Ник. 337); праслав. *pol-n-, отсюда
русск. полонина 'луг’. Smil. II 349: в Греции ПХотЧоа,
польск. Pfonina.
Попашъ (1147 г.), город в Посемьи Черниговской обл.
(ПСРЛ II, 357), Тих. 38: Спаш (1152 г.). Ср. -pas-, пашня.
Ср. ПСРЛ II 438. REW Н 328 паша 'пастбище’.
Тисмяница (1144 г.), Тисмяничя, у Галича: ПСРЛ II
474; ср. Я. Розвадовский, указ. соч., стр. 300, польск.
p. Tuchmienica, прит. Вепша, а также в бассейнах рек
Варты и Днестра. Основа tys-, tysz-lItqch-, tuch-. Воз­
можно, это была тихо, спокойно текущая река; от нее
и получил название город.
Ушица (1144 г.), у Галича: ср. р. Уша (Тих. 59),
а также выше город Ушеск.
Отапеллятивными, очевидно, являются следующие на­
звания с «культурным» значением: Городец, или Городок,
на Остре (1135 г.) Городец Радилов на Волге (ср. выше),
Торжок, или Новый Торг (1139 г.).
Наиболее характерными являются следующие компо­
зиты: Межибожще (1146 г.) : р. Б ог, Межимоспгъе (1170 г.),
Звенигород Киевский (1150 г.), Зарытый (1160 г.), ср.
польск. Zaryte, Зарой (1154 г.) : rojb — ср. Smil. II 376:
rojb, izroj, poroj 'источник, струя’; в Греции порой, укр.
рш ок. Ср. также У стилог = У стилуг (1150 г.).
Следующие названия иноязычного и неясного проис­
хождения (довольно многочисленные, в той или иной сте­
пени ассимилированные).
Блеве (1147 г.), ср. ПСРЛ II И Блове (Обловъ) на
земле вятичей.
Болдыжъ (1146 г.) ПСРЛ II 14: ЛЪсъ между С веским
и Карачевом, Туп. 57: лишь Болдыръ.
Бохмач (1147 г.), ПСРЛ II, 16, совр. Бахмач, Черни­
говской обл.
Б р а н ь , или Б рон (1125 г.) ПСРЛ II 17: Б ронь, княжь ,
на территории Черных Клобуков.
Визна (1445 г.), или Визьна, польский город на Во­
лыни: ПСРЛ II 32.
Вьяхань, или Вьехань, Явьхань, Переяславской обл.
ПСРЛ II, 61, Туп. 101: только Вяхорь : vech-.
Ж елди, Ж елдя, или Ж елний (1116, ср. выше ПВЛ).
Копыс (116 г.), ср. выше ПВЛ.
Корсунъ на Роси (1169 г.) см. выше.
Мозырь (1155 г.), Гомельской обл. на р. Припять:
ПСРЛ II 620.
Москва (1147 г.), различные этимологии, чаще всего
иноязычные, см. Ник. 275. Конечно, первичным следует
признать название реки Москва.
Небль (1158 г.), Волынской обл.: ПСРЛ II 63.
Сапогынь (1151 г.) на Волыни: ПСРЛ II 417, ср. русск.
сапог.
Семынь (1152 г.), Черниговской обл.: ПСРЛ II 422.
Семычь, вар. СИмъчь, СИмочь, Семичь Киевской обл.:
ПСРЛ II 422. Ср. 11Е\У И 608—609: Семён, др.-русск.
Сьмеон, Сьменъ < греч. Еоцвйпр. Может быть от основы
праслав. *8ёт-, русск. семя, семья ; ср. также р. Семь
(др.-русск. также СЗинь), р. Семица (неясно).
Тумащь (1150 г.), Киевской обл. ПСРЛ II 481.
Удеч (1164 г.), или Удечевъ, у Галича. ПСРЛ II 496;
*ис1ък-]ь : ис1, ис1а; Туп. 469: Уда, Удалик.

Перечисленные у Тихомирова 47 городов первой поло­


вины X III в. нуждаются в такой же классификации.

X III век

Посессивы на -]'ь

Збараж , или Збыраж, Тернопольской обл. Збараж ,


Збыраж (1211 г.) Тих. 41. Несомненно притяжательное
название от имени Збы рад, *2Ьуга(1^ь. Ср. польск. ЪЪу-
год и гЬугог названия поселений. Ср. русск. Събыслав
и со вторым членом -рад : Урад, С урад , Сбырад (Эу. 83).
Изяславль Галицкий (1240 г.) Тих. 41. Ср. выше Изя-
славь от Изяслав, часто встречающееся династическое имя.
75
Ярославль Галицкий (1231 г.) Тих. 42. Этимологию от
употребительного династического имени Ярослав см. выше.
В X III в. и позже возникло мало новых названий на -]ъ,
не считая известных (Изяславлъ, Ярославль), отметим
только одно название Збыраж.

Посессивы на -ов-, -ин


Василев Галицкий (1229 г.) Тих. 41. Ср. выше этимо­
логию от имени Василь.
Зубцов, Рязанской обл. (1216 г.). Барс. 80, ПСРЛ III
34, I 201, Сем. II 289, Тих. 41: Зубцов, ср. в индексе 459:
Зубьчев. Ср. Зубец (1215 г.), Туп. 163; чеш. Zubec (Sv. 141).
Любачев (1211 г.), город на Волыни Тих. 41, Барс. 119,
ПСРЛ II 160, совр. Lubaczow, Жешувского в. От личного
имени Ljubac : ЦиЪ~ образованы посессивные топонимы 81.
Ольгов, Рязанской обл. (1207 г.). Тих. 42. Ср. Л ьгов ,
ранее Ольгов Сем. I I 114 от Олъгъ, князь (879 г.), Туп. 283;
ср. ПСРЛ II 59, Барс. 142.
Щекарев, на Волыни (1219 г.). Тих. 42. Личное имя
[Цекарь следует связывать с основой seek-, ср. чеш.
S6ekna (Sv. 156), праслав. sceka, Scekati. Туп. 453 Щека ,
Щекун.
Торчев (1231 г.). Тих. 42. От этнонимической основы
tork- (ср. Tjurk-) нередко образуются топонимы. Ср. ниже
Торчевск, Туп. 787: Торчев.
Формант -ов- как очень экспансивный добавлялся
к иноязычным основам: Номов (1204 г.) Тих. 41, Моклеков
Галицкий (1211 г.). Тих. 42. Топографическим является
название Ржев (а также Ржевка) ръж ь. Ср. Mik. 311,
укр. Рожыска, Ржавец, словен. Rzisce. Ср. Ros. 232:
rbg-l/rbZ-.
Намного реже были названия на -ин-: Верещин, на
Волыни (1204 г.) Тих. 41. Ср. др.-русск. врЪщати 'кри­
чать’, было прозвище Верещака. Ср. Sv. 204: Vresc,
Туп. 83: Верещака, Верещалка.

Топографические названия на -ьскь


Орельск (не существует сейчас) (1204 г.), Тих. 42.
Ср. Орельска в Греции, т. е. ’АрХЬха 1361 г., см. Ros. 200.
81 Ср.: S. K o z i e r o w s k i . Nazwiska, przezwiska, imiona pol-
skie niektorych typow siowotworczych. Poznan. 1938, стр. 58.
76
От основы огь1ъ существуют общеславянские топонимы:
польск. Orzelec, Orlik и т. д.
Ожск (1237 г.) Тих. 42, ср. Ros. 272 У шеек на Волыни,
Ужск, или Ожск, на земле древлян, Ужеск, Рязанской
обл., ПСРЛ указ. 496: Ужескъ, или Ожескъ, р. Уша,
Ужа, балтийского происхождения (ТТ 212).
Угровеск (1204 г.) Тих. 42, ср. Ros. 270 от праслав.
основы qgr-, ср. чеш. Ühersko.

Топографические названия на -ън-


Быковен (1211 г.) Тих. 41. От праслав. Ьукъ ^бык’
образованы многие топографические названия: укр. Б ы ­
ков, польск. Byczyna, русск. Быковка, ср. Smil. I 58.
Колодяжен (1240 г.) Тих. 41. Об основе колодязъ,
колодезь писал Никонов 82. Она была частой в названиях
рек и расположенных возле них местностей. Колодезь
означает 'водный источник’, ср. REW III 601.
Любно (1229 г.) Тих. 41. Следует принять топографи­
ческую основу ljub- < и.-е. *leubh-, ср. выше Любен.

Различные другие первичные


или вторичные т оп ог раф ич ес ки е
названия
Первичные: Холм (1223 г.) Тих. 42, Соль Великая
(1214 г.) Тих., там же; Плав (1213 г.) Тих., там же, ср.
Smil. II 344: р1ауъ : укр. Плав, чеш. Plav, русск. П ла-
вянка, польск. PJawy. С суфф. -ица образовано название
Сосница (1234 г.) Тих., там же; с собирательным суфф.
- bje-: Столпъе (1204 г.) Тих., там же.
Вторичные: Городок Волынский (1213 г.) Тих. 41;
Городище на Саре (1216 г.) Тих., там же. Гороховец (1239 г.)
Тих., там же, ср. Smil. I 125, русск. Гороховка, польск.
Grochowa и др. Добрый (1207 г.) Тих., там же, вероятно,
от праслав. основы йъЪг-. Ср. Smil. I 93, укр. Д об р ят .
Формант -ъць был довольно частым: Каменец (1196 г.)
Тих., там же, Кременец (1226 г.) Тих., там же; Олонец
(1137 г.) Тих., там же, из фин. alan- ср. alanko 'низмен­
ность’. Ср. Ник. 307 и REW II 265.
82 В. А. Никонов. Р уч е й —клю ч —колодезь — к р и н и ц а —
р о д н и к . «Материалы и исследования по русской диалектологии
(новая серия)», II. М., 1961.
Композиты
Составные названия в новой восточнославянской топо­
нимии были довольно продуктивными: Белгород Рязан­
ский (1208 г.) Тих. 41, Коломыя (1240 г.) Тих., там же,
ср. коло-\-Мыя как предложное определение типа русск.
Кологрив 'около гривы’, грива 'поросшая лесом узкая
возвышенность’. Ср. Ник. 200: укр. диал. коломыйе 'за­
полненные водой глубокие выбоины дороги’ 83. Так как
в этом месте река М ыя (Мыява) : мы-ть впадает в Прут,
простейшим объяснением будет коло 'около’ +М ыя назва­
ние реки. Основу праслав. ту- < и.-е. *тй-1тои- следует
сопоставить с др.-прусск. au-mü-snan 'умывание’, лит.
mau-d-yti 'купать’, инд. mü-tra 'моча’. Ср. русск. Мылск
на Волыни (1150 г.), Мылъскъ, р. М ылинка, прит. Десны
(ТТ 190, 196 помещают среди неясных). Ср. Ros. 189.
Стародуб Ряполовский (1218 г.) Тих. 42. Определение
Стар- в составных, как и в сложных названиях, было
частым: Старая Руса, Старая Рязань, Старгород и т. д.
Устъ-Юг (Устюг), Вологодской обл., в устье р. Юг
(1218 г.) Тих. 42, Ник. 77. Сложения с первым членом
устъ: Усть-Каменогорск, Устъ-Катав, Устъ-Медведиц-
кая и т. д. см. Ник. 440. Второй член юг — угро-финский
'река’, он известен в гидронимии Севера Европейской
части СССР: ср. Ник., там же. Устъ-юг следует причис­
лять к гибридным образованиям.

Иноязычные и неясные названия


Н а осваиваемой территории, ранее заселенной различ­
ными угро-финскими племенами, нередки иноязычные
названия, ассимилированные в различной степени. Часто
это топонимы балтийского происхождения.
Кострома, название города от названия р. Кострома
(1214 г.) Тих. 41. Различные, часто фантастические эти­
мологии см. Ник. 208—209. Основа kostr- могла быть
славянской. Smil. I 200: праслав. kostbr- в различных зна­
чениях 'вид травы’ и т. д.; польск. Kostrzytf, макед.
К ост ур, Кострец, блр. Костричи. Однако формант -ма,
-ома характерен для гидронимов Севера, средней полосы
Европейской части СССР и для Сибири. Ср. Б. А. Сереб­

83 Л. Л. Гуиецька. Указ. соч., стр. 39.


78
ренников: Костромская обл. со многими гидронимами на
-ма: Кострома, Шекшема, Щилъдома и т. д.84
Кукенойс и Герцике Тих. 41, 362: города полоцкого
княжества на Зап. Двине.
Н ерехта, город и река в Костромской обл. (1214 г.),
Тих. 42; REW 11.214 ошибочно выводит из славян, не+ре-
готатъ (!?). Гидронимические образования на -та (ср.
выше -ма) неславянские, ср. Ухта (несколько раз,
также и в Сибири), Тахт а, Тохта, Чачапта, К ухт а,
ср. Ник. 290.
Тверь (1209 г.) Тих. 42, город на верхней Волге
(с 1931 г. Калинин). Ср. Ник. 168—169: в новгородской
летописи ТъхвЪръ. Ник. ошибочно связывает это ино­
язычное название (ср. также название р. Тверца, прит.
Волги) с польск. twierdza, возводя к tworda 'крепость’,
и лит. tvora 'ограда’. Скорее всего следует допустить
связь с финским написанием Тихвин , р. Тихвинка (Ник.
419) из фин. tihkua 'сочиться’. Ср. REW Ш 86.
Неясными, вероятно иноязычными, являются:
Серегер (1230 г.) Тих. 42; Онут (с 1213 г.) Тих. 42;
Зопиш (1211 г.) Тих. 41 (В указ: Зопищ\).
Каким образом можно объяснить Толмачь (1213 г.)
Тих. 42? Ведь среди славянских топонимов трудно до­
пустить название, образованное от апеллятива толмачь,
толмачити 'переводить’. Это слово объясняется как вос­
точное заимствование из половец, tolmaö и telmac, турец.
tilmas/dUmag, венг. tolmäcs. Сташевский объяснял название
р. Толмач, на которой находится поселение Толмач, от
русск. Толмач 'чибис’ 86.
История заселения древней Руси в свете
топонимической структуры и стратиграфии
Археологические разыскания объясняли не одну за­
гадку из прошлого древней Руси. Слишком широко и
в прямом смысле понятый нордизм, опиравшийся глав­
ным образом на свидетельства ПВЛ, не нашел достаточ­
ного подтверждения в топонимике и даже в антропони­
мике 86. Образование древнерусских городов было дли-
84 Б. А. Серебренников. Топонимические загадки Си­
бири. «Onomastica», 1959, RV, Z. 1, стр. 102, 111.
86 J. S t a s z e w s k i . Stownik geograficzny, стр. 309.
89 S. R o s p o n d . Onomastische Slavo-nordica (Kritische Bemer­
kungen).
тельным и самостоятельным эволюционным процессом
(ср. центр племени ополян г. Ополе в Силезии). В. Ген-
зель 87 создал работу о возникновении славянских горо­
дов в свете археологии; топонимист должен заняться
этой же темой с топонимической точки зрения: посредством
тщательного структурного и стратиграфического, а также
хронологического анализа выявить названия древнейших
городов, выделяя патронимические, служебные, «куль­
турные» 88 и др. названия. История поселений «Anti-
quissima Polonia», а затем «Slavia» находятся в процессе
создания. Речь идет не об индивидуальных этимологиях
отдельных названий, исконных или иноязычных, а о при­
менении т и п о л о г и ч е с к о г о метода. Таким об­
разом, топономастические исследования разъясняют более
широко и полно вопросы этногенеза праславян и славян.
Образование праславянской области на западе и востоке
можно проследить на двух гидродинамических слоях:
в сфере А (Одра—Висла—Буг) находятся в основном
первичные гидронимы, чаще всего образования на -а:
Slçza < *slçga, W arta, Odra, Bug; в сфере В (Буг—
Припять—Средний Днепр) доминируют вторичные обра­
зования, нередко на -ь: Буясок, Супраслъ , Свислочъ. Север
и юг славянских областей достаточно ясно вырисовы­
ваются благодаря исследованиям по составлению онома­
стических атласов 89.
М. Н. Тихомиров описал древнерусские города с точки
зрения истории поселений. В этом смысле его работа
представляется исключительно полезной. Однако, не бу­
дучи языковедом, а также не имея созданного топони-
мистами историко-этимологического словаря географиче­
ских названий древней Руси, он не мог правильно линг­
вистически интерпретировать некоторые топонимы. Заслу­
живает внимания его общее заключение об отсутствии
норманнизмов: «Поражает отсутствие каких-либо назва­
ний, которые могут быть отнесены к названиям скандинав­
ского или хазарского происхождения. . . Таким образом,

87 W. Н е n s е 1. Archeologia о poczatkach m iast siowianskich.


Warszawa, 1963.
88 Разряды названий, принятые в классификации В. Ташицкого
(Р е д .).
89 Ср. библиографию к ст.: S. ЕЦк: Stanislaw Rospond. «Опота»,
XII, 1966—1967, XII, № 2 — 3; ср. S. R o s p o n d . Polnocna i
poludniowa Slowiafiszczyzna w £w ietle onomastyki.
80
изучение истории русских городов наносит решительный
удар по разного рода построениям о норманнах, хазарах,
готах и т. д. как создателях русской государственности
и культуры» (Тих. 15—16).
Однако нижеследующие этимологии М. Н. Тихоми­
рова с лингвистической точки зрения ошибочны:
Л уц к , или Луческ, выводится им «от крутой луки, ко­
торую здесь образует Стырь, охватывающая город с трех
сторон» (Тих. 322). Оно же происходит от повсеместно
употребительной праслав. топонимической основы Iqk-ßuk-
в значении 'болотистый луг’ (Ros. 168); польск. Ъцско,
чеш. Loucko, хрв. Lucko.
Червень автор этимологизирует от червенъ 'темно-крас­
ная ткань, червец, пурпур или багряная краска’ . . .«в пе­
реносном смысле это могло обозначать красивый город
или город, стоявший в красной местности» (Тих. 324—
325).
Польские археологи 90 локализовали главный город
Городов Червеньских в местности Чермно, расположен­
ной на р. Гучва, Г. Борек91 доказал, что праслав. ср’т ь ,
сг’т ь п ъ — вторичная основа, ср. c p ’v b , с г ’у ь п ъ . Она по­
всеместно встречалась в западнославянских языках в то­
пографическом значении (для названий рек с водой рыже­
ватого, ржавого цвета, а также в названиях поселений,
происходящих от упомянутых гидронимов или данных
в связи с окраской почвы): Czermno, Czermna (10 назва­
ний на территории Польши, особенно в южной ее части);
подобные же названия встречаются в Чехии, Моравии,
у лужичан. Ср. Вог. 40—41.
Из этих лингвистическо-топономастических рассужде­
ний следует заключение, что: 1. нужно принять локали­
зацию археологами города Червень в местности Чермно;
2. первичное название содержало в себе основу c fm -,
а не cfv~\ 3. наиболее вероятным был формант -ънъ, а не
-ьиь. Замена Червенъ на Червенъ (ср. Лих. I, 58, 178, 180:
червенъ) объясняется тенденцией восточнославянской то­
понимии к мягкотематичности.

90 Ср.: A. G i e y s z t e r .
Polskie badania na Grodach Czerwienskich
w latach 1952 i 1953. «Kwartalnik Instytutu Polsko-Radzieckiego»,
1 (6). Warszawa, 1954.
ei H. В o r e k. Prasiowianskie с г ’т ьп ъ w jqzyku polskim . «Roz-
prawy Komisji Jqzykowej W rociawskiego Towarzystwa Nauko-
wiego», 1966, VI, стр. 283 и сл.
6 З а к а з Mi 661 81
Вместо явно топографического значения Галичъ —
НаНсь (ср. выше), автор дает этимологию: галити 'радо­
ваться’, галичъ 'галочий крик’ Тих. 329.
Очень древний город Любеч (упоминаемый уже у Баг­
рянородного) Тихомиров (345) неструктурно выводит из
апеллятивов любы, любовь, любый, тогда как это было по­
сессивное название *Ljubbk-jb типа польск. S^decz <
*Sg(dbk-jb, словен. Chotec, русск. Trubeö и т. д.
Путивлъ не может происходить, с лингвистической
точки зрения, от р. Путивлъка\ как раз наоборот, назва­
ние реки с формантом -ка является дериватом от более
раннего посессивного названия Путивлъ. Справедливо
предположение автора (с. 346), что это название относится
к типу Мстиславлъ, Изяславлъ. Но основой было не имя
П утша или П ут ят а, а Пут ив или П ут им (ср. выше).
Этимология Смоленска и смолян (352) не уточнена.
Ср. Ros. 246—247.
Не уточнена этимология Пскова (389): от плеск, плеска­
ние «для обозначения свадебного языческого обряда или
языческих игр». Ср. выше мою этимологию от *blbsk-
(польск. Pszczyna, Pcim и т. д.).
Совершенно ошибочна этимология названия Суздаль
(397) как город Сузда или Сужда (посессивный тип на
-ль!?). В названиях Ярославль, Ростиславлъ имеет место
так называемое эпентетическое I (праслав. vj > vlb).
Ни в коем случае это название не может происходить от
личного имени Сузда или Сужда с добавлением -ль (??).
Сила аргументации М. Н. Тихомирова заключается
в анализе исторических источников и соотнесении данных
с археологическими находками. Четко вырисовывается
крепкая организация городов и в частности ранние тор­
говые связи с Византией. Расширение городских поселе­
ний было неизбежным. Наша структурная и стратиграфи­
ческая топонимическая интерпретация, выявляющая хро­
нологические макротипы, подтверждает выводы историков.
Для названий городов очень продуктивными были
определительные, притяжательные (-]ъ) и топографические
(-bskb, -ъпъ ) структуры: *Ярослав-jb городъ (муж. род),
*Полот-ъскъ городъ, *Ср’у-ьпъ городъ.
Для Руси были характерными большие города и не­
большие городки (ср. название Gardariki); «Географ Ба­
варский» на территории племени unlizi насчитывает до
318 городов (unlizi civitates).
82
К атрибутивным ономастическим формам примыкают
все более разрастающиеся топографические и особенно
посессивные названия на -ovь1 -еиъ, -т ъ: Васильев, Ю рьев,
М икулин. Уже сама антропонимическая основа, образо­
ванная от христианского имени, указывает на их более
позднее появление по сравнению с посессивами на -]ъ,
которые не образовывались от христианских имен.
В феодальную эпоху образования на -ов(о), -и н (о) ста­
новятся самыми представительными и даже стереотип­
ными для русской ономастики. На древней Руси этот
формант был в равной степени характерным как для
Северной (Новгородской), так и для Киевской Руси:
ср. выше, см. карту. Лишь позже наступило характерное
дифференцирование, которое отметил В. А. Никонов:
перевес -ов(о), -ин(о) на севере Европейской части СССР.
«Абсолютно преобладая на старинных московских, псков­
ских, частью новгородских территориях, -ов-, -ин- сла­
беют южней, утрачивая абсолютное большинство, а дальше
и совсем отступая на задний план. Южная граница преоб­
ладания -ов-, -ин-, за которой начинается господство
-ка, — самая выпуклая черта во всей русской топони­
мике, разделяющая страну на две самые большие зоны.
Эта линия, изгибаясь, проходит северней Могилева и
Брянска на Тулу, значительно южней Рязани, выходя па
Волгу выше Камского устья. К северу от нее всюду
«задают тон» -ов-, -ин-, а южней ее преобладает -ка. Чрез­
вычайно наглядна зональность в полосе переходной, на­
пример в Тульской обл., северные районы которой при­
надлежат зоне -ов-, -ин-, юго-восточные — зоне -ка, а про­
межуточные — арена борьбы» 92.
Следовало бы подробно исторически исследовать это
знаменательное и довольно четкое разграничение русской
топонимии на две части — северную и южную. Необхо­
димо иметь в виду его вторичность, обусловленную экс­
пансивностью форманта -ка, а главное то, что большинство
топонимов на -ов перестало быть топонимически комму­
никативным. А. М. Селищев писал: «Весьма широко рас­
пространено в обиходе применение суфф. -ка. По отно­
шению ко многим пунктам употребляются две формы:
с суфф. -ов (-ин), -ок и с суфф. -ка (-вка, -нка). Часто форма
на -ка является единственной формой имени пункта: Б ер-

92 В. А. Никонов. География русских суффиксов, стр. 328.


83 6*
сенево—Берсеневка, Обухова —Обуховка, Львова —Лъвовка,
Поповка, Воскресенка. Во многих названиях этот суффикс
применен в позднее время. Ср. указанные выше примеры
Станиславка, Милославка. Несомненно, вторичное обра­
зование представляют такие названия, как Скородайка
вместо более раннего Скородаево, Полетайка, Полежайка
вместо Полетаево, Полежаево, Цареборисовка при более
раннем Ц арев—Борисов и мн. др.» (Селищ. 153—154).
Доказательством экспансивности -ов, -ев могут также
служить не вполне ясные, возможно не посессивные, то­
понимы Могилев, Чернигов и русификация иноязычных
названий при помощи этого топонимического форманта:
Саков, Римов и др.
Топонимическим «выразителем» сильного и развитого
городского, а позже феодального уклада являются атри­
бутивные, посессивные (-]'ъ, -ov, -in) или топографические
(-bskb, -ъпъ) образования. В промежутке между X в. и
первой половиной X III в. преобладали образования муж.
рода на -]'ь, -ъэкъ, -ъпъ, реже встречались среднего рода
на -ovo, -ino, -ъпо.
Другим важным для истории поселений древней Руси
фактом можно считать непродуктивность (за исключением
«оазиса» Белоруссии) патронимического типа -ici. Из моих
монографий 93, касающихся топонимов на -itjo, выяс­
няется исторический, социальный и экономический ха­
рактер этих сельских коллективов. Это в античном смысле
villae (не civitates — города), окружавшие как бы венком
древние города. Они были поставщиками сельскохозяй­
ственных продуктов для городов, а позднее для феодала.
Сельскохозяйственные поселения сосредоточивались на
плодородных безлесных и равнинных территориях, нахо­
дящихся не на периферии, которая могла подвергнуться
нападению врага. Поскольку Новгородская и Киевская
Русь защищали свою независимость от половцев и других
кочевников, то на этих перифериях в оборонительных и
прочих целях создавались главным образом города, а не
сельскохозяйственные поселения. Позже, когда эти районы
уже перестали быть периферийными, на их территориях
93 S. R o s p o n d . Poludniowosiowianskie nazwy miejscowe z sufik-
sem -it]'-. Krakow, 1937; Он ж е . Z geografii toponomastycz-
nych typow sufiksalnych w Polsce. Patronym ica. «Lud Siow ian-
ski», 1938, IV, А, стр. 22—47; О н ж е . Palronim iczne nazwy
miejscowe па ЙЦэки. Wroclaw, 1964.
84
выделяются патронимические названия, но уже новые:
на -цы, -овцы, -инцы. С ними также связаны плюрали
типа Горбуны, Бузят ы и др.

Выводы
Структурные и стратиграфические ономастические ис­
следования важны как для лингвистики, так и для исто­
рии. Оба направления исследований должны привести
к созданию ономастических монографий и Славянского
ономастического атласа. Не подлежит сомнению, что оно­
мастика, постоянно имеющая дело с географическими и
историческими реалиями, является научной дисципли­
ной, связывающей языкознание со смежными науками:
археологией, историей, географией, социологией.

Для восточнославянского языкознания представленное


здесь исследование ономастики древней Руси (до первой
половины X III в.) с точки зрения структуры и стратигра­
фии делает возможными следующие выводы:
1. Наиболее характерными для древней Руси были
формы на -]ь, -ъвкъ, -ьпъ.
2. Уже в те времена (XII в. и позже) проявляется
экспансивность посессивов на -оиъ, ~еиъ, -т ъ .
3. X III в. становится периодом отмирания названий
на -;'ь и интенсивного образования атрибутивных назва­
ний на -ov-, -ш-.
4. Непродуктивными для древней Руси (Новгородской
и Киевской) были патронимические названия на -ici:
Олъжичи (?), У вятичи (?).
5. Различные первичные и особенно вторичные топо­
графические образования (-ica, -ъсь) были продуктивными
и характерными с точки зрения топонимической вырази­
тельности основы, иногда «скрытой» в названиях: Ки-
java : kujava > Kyjevb, S^vodb (греч. Sambatas для обо­
значения Киева).
6. Характеристика источника необходима для соответ­
ствующей интерпретации названий. Нередко редакторы
ПВЛ (особенно старейшего киевского свода) вносили уче­
ные «этимологии», например Щековица от Щека, Хоривица
от Х орива ; их многочисленные записи неясно отражали
живую, обиходную ономастику. Новгородские грамоты,
написанные на бересте, наоборот, характеризуются живой
ономастикой, которая вследствие этого отражала названия
в процессе зарождения. Они не являются в строгом смысле
слова nomina loci, а скорее nomina personalia, употреб­
ляемые в функции nomina loci: у Ш урина.
7. Встречаются иноязычные названия, однако не нор­
дические, скандинавские, а только балтийские (Герцике ,
Кукенойс), угро-финские (Л адога , Кострома) и др. На Чер­
ном море, называемом в ПВЛ Русъкое море, или Понът-
ское море: Понетъское море, еже море словетъ Русъкое
(Лих. I 120) — были древнегреческие колонии, названия
которых затем русифицировались: Chersones > Корсунъ,
Tamatarcha Тмутороканъ > Тамань, возможно Каг-
kina или Каркинит а > Кърчъ, Кърчевъ 9i.
Нордические названия (скандинавские) появляются
чаще всего как варианты и кальки древнерусских (ср.
названия днепровских порогов); ср. также в скандинав­
ских сагах и рунических письменах Garda-riki — слав.

СЛОВООБРАЗОВАТЕЛЬНЫЕ
И СЕМАНТИЧЕСКИЕ СТРУКТУРЫ
(ПРОДУКТИВНОСТЬ)

Исконные топонимы IX—XI вв.


(Багрянородный, ПВЛ, Тих.)

Перви­ Сложные
слова и пред­
чные Вторичные ложные кон­
струкции

Отапеллятивные 17 -ь с к ъ 16
(топография) -ь н ъ 5
-овъ, -евъ 5 _
-ино 1 38 17
-ь/е 3
прочие 8
Отантропонимиче- посессивы -]ъ 9
ские -овъ, -евъ
-и н ъ 5 22
патронимика -ичи 2

94 L. N i e d e r l e . Slovanske starozitnosti, стр. 119—120.


86
Заимствованные топонимы IX—XI вв.

Сложные
Перви­ слова и пред­
чные Вторичные ложные кон­
струкции

Отапеллятивные 8 -овъ 11
прочие 4 15

Отантропонимиче- -овъ , -евъ 51


ские -и н ъ 116

gard-fгepм. -пЫ 'страна’, ср. также топонимическую


полукальку для Новгорода Н о1п^а^г.
8. В качестве характерного лингвистического процесса
в топонимии следует отметить (возможно главным образом
в письменных источниках) ономастическую агглютинацию
Рш а Орша, *Коростънъ Искоростеиъ, Вручий > Ов-
ручь, Вятичи > УвИтичи. Известно, что названия в ос­
новном употребляются в контексте, т. е. с предлогами
в косвенных падежах. Так создавались частые в русской
топонимии агглютинативные названия.

Исконные топонимы XII в.


(ПВЛ, Тих.)

Сложные
Перви­ слова и пред­
чные Вторичные ложные кон­
струкции

Отапеллятивные -ь с к ъ 22
-ъ н ъ 6
-овъ 2 44
-ь/е 2
прочие 12
Отантропонимиче- -}ь 18"
ские -овъ, -евъ 25 52
-и н ъ 9

Заимствованные топонимы разных типов, включая неясные, 17


87
Исконные топонимы XIII в.
(Тих., Грамоты)

Сложные
Перви­ слова и пред­
чные Вторичные ложные кон­
струкции

Отаиеллятивные 4 -ъ с к ъ 3 8
-ъ н ъ 3
-евъ 1 13
прочие 6

Отантропонимиче- -/ь Т
ские -овъ, -евъ
-ово, -ова 18 26
-и н о, -ина 4

Заимствованные названия разных типов 7

П р и м е ч а н и е . Естественно, приведенные данные не могут быть йод­


ными, поскольку здесь использован ограниченный материал. Но и этого
достаточно для того, чтобы показать распространение посессивных топони­
мов на -ов, -ово, -ова, -ино, -ина (22) и вытеснение ими типа ь. По данным
новгородских грамот, в ближайших окрестностях Новгорода в X III в. не по­
явилось ни одного топонима с суфф. -]ь, хотя еще в X II в. этот архетип
не уступал «экспансивным» -оеь, -ееъ, -инъ.

ИСТОЧНИКИ И ПРИНЯТЫЕ СОКРАЩЕНИЯ

Барс. И. Б а р с о в . Материалы для историко-географи­


ческого словаря России, I. Географический словарь
русской земли (IX — ХУ ст.). Вильно, 1865.
Грамоты Грамоты Великого Новгорода и Пскова. М., 1949.
Ипат. Ипатьевская летопись.
Лавр. Лаврентьевская летопись.
Лих. Д. С. Л и х а ч е в . Повесть временных лет, ч. I —II.
М.—Л ., 1950.
Ник. В. А. Н и к о н о в . Краткий топонимический сло­
варь. М., 1966.
ПВЛ «Повесть временных лет», ч. I—И. М.—Л ., 1950.
ПСРЛ «Полное собрание русских летописей», т. I—VII.
Указатель к первым осьми томам. СПб., 1907.
Радзи- Радзивиловская летопись,
вил
Селищ. А. Н. С е л и щ е в. Из старой и новой топонимики.
«Труды ИФЛИ», т. V. М., 1939.
Сем. II. II. С e M e H о в. Географическо-статистический сло­
варь Российской Империи, т. I—V. СПб., 1863—1885.
Срез. И. И. С р е з н е в с к и й . Материалы для словаря
древнерусского языка, т. I—III. Град, 1955.
Тих. М. Н. Т и х о м и р о в . Древнерусские города. М., 1956.
Труб. О. Н. Т р у б а ч е в . Названия рек правобережной
Украины. М., 1968.
ТТ В. Н. Т о п о р о в , О. Н. Т р у б а ч е в . Лингви­
стический анализ гидронимов Верхнего Поднепровья.
М., 1962.
Туп. H. М. Т у п и к о в . Словарь древнерусских личных
собственных имен. «Зап. Отд. русской и славянской
археологии Император. Русского Археолог. Об-ва»,
т. VI, 1903, стр. 58—913.
Шахм. А. Ш а х м а т о в . Исследование о двинских грамо­
тах Х У в., ч. I, II. СПб., 1903.
Bor. Н. В о г е k. Zachodnioslowianskie nazwy toponimiczne
z formantem -ь п -. Wrociaw, 1968.
Kur. W. K u r a s z k i e w i c z . Gramoty nowogrodzkie na
brzezowej korze. Warszawa, 1957.
Kur .2 W . K u r a s z k i e w i c z . Gramoty halicko-wolyüskie.
Krakow, 1934.
Mik. F. M i k l o s i c h . D ie Bildung der slavischen
Personen und Ortsnamen. Heidelberg, 1927.
REW M. У a s m e r. Russisches etym ologisches Wörterbuch.
Bd. I—III. Heidelberg, 1953.
RKJ «Rozprawy Kom isji Jqzykowej Wroclawskiego Towar-
zystwa Naukowego», t. I и сл. W roclaw, 1959.
Ros. S. R o s p o n d . Siow ianskie nazwy miejscowe z su-
fiksem -b sk -, Wroclaw, 1969„
Schütz J. S c h ü t z . Die geographische Terminologie des
Serbokroatischen. Berlin, 1957.
SEBr A. B r ü c k n e r . Siownik etym ologiczny jqzyka pol-
skiego, t. I—II. Krakow, 1927.
SG «Siownik geograficzny Krolestwa Polskiego i innych
krajow siowianskich», t. I—X V . Warszawa, 1880—1902.
Siel. F. S i e l i c k i . Pow iesc m inionych la t. W rociaw, 1968.
Siownik «Siownik starozytnosci slowiaüskich». Wroclaw,
st. si. 1961 и сл.
Spis «Spis miejscowoäci Polskiej Rzeczyspolitej Ludowej».
Warszawa, 1967.
Sv. J. S v o b o d a . StaroSeskä osobni jmena a nase pri-
jmenf. Praha, 1964.
Ömil. V I . S m i l a u e r . Prirucka slavanskö toponomastiky,
t. I—II. Praha, 1963-1964; изд. 2. Praha, 1970.
TMH R. T r a u t m a n n . D ie slavischen Ortsnamen Meck­
lenburgs und Holsteins. Berlin, 1950.
Перевел с польского В. П . Нерознак
89