Вы находитесь на странице: 1из 383

.

,д Г . ХРУСТАЛЕВ

JPYCJb::
Olr JH[AJUU[ JEClrJB JV][Я[
\ДО ~JV][Jr A~

30-40 гс Х][][][ в .

Второе издание,
исправленное и дополненное

Санкт-Петербург
ЕВРАЗИЯ
2008
ББК 63.3(2)43
УДК 94
Х95

Хрусталев Д. Г.
Х95 Русь: от нашествия до «ига» (30-40 гг. ХIII в) 2-е изд.,
испр. и доп. - СПб.: Евразия, 2008. - 384 с.: ил.
ISBN 978-5-8071-0302-4
Монгольское нашествие относится к одному из самых мифоло­
гизированных периодов русской истории, неизменно привлекаю­
щих пристальное общественное внимание. Тем не менее, взглянув
на книжную полку, мы к удивлению не обнаружим там современ­
ного исследования, в котором фактический материал того времени
будет представлен достаточно подробно и без нарочито концепту­
ального флера. Предлагаемая вашему вниманию книга призвана
восполнить этот пробел. События в ней представлены на основе
всео доступного комплекса источников, максимально подробно
и предельно фактологично. Разумеется, в ключевых местах поня­
тийные акценты расставлены в авторской трактовке, однако они
везде лишены каких-либо отсылов к этногенетическим и геополи­
тическим концепциям. Материал развернут не только на узком
промежутке 1237-1240 ГГ., периода собственно монгольского
вторжения, но охватывает время предшествующее и последующее

ему. Изложение начинается за 7 лет до появления орд Батыя на


границах Руси и заканчивается через 7 лет после их ухода. Таким
образом, у читателя появляется возможность проследить обстоя­
тельства, ход событий и сделать собственные выводы на макси­
мально широком хронологическом отрезке. позволяющем наибо­
лее качествено и адекватно трактовать произошедшее.

ББК 63.3(0)43
УДК 94

© Хрусталев Д. Г., 2008


© Лосев П. П., оформление, 2008
ISBN 978-5-8071-0302-4 © Евразия, 2008
Посвящается
.моеЙ жене Ксении,
любимой иневозможной

ВВЕДЕНИЕ

Период монгольского вторжения на Русь (конец


1230-х - начало 1240-х гг.), по меткому выражению Р. Ко­
зелка, в исторической литературе называют «Время свя­
зующее эnохu» (Sattelzeit)l. И сколь бы ни были справед­
ливы призывы не рассматривать эти события в качестве
революционного преобразования общественно-политиче­
ского строя Руси, надлом все же произошел. Не единовре­
менный и не общерусский, но приведший в итоге к станов­
лению крупного и могущественного многонационального

государства - России.
Истоки большинства социальных, политических и эко­
номических изменений в русском обществе в последующие
за монгольским нападением два века мы вынуждены искать

именно в этом периоде, выступающем в роли границы

эпох: домонгольской и послемонгольской. В научной лите­


ратуре именно такая периодизация признаётся наиболее
осязаемой и доступной: исследователи очень часто исполь­
зуют эти годы в качестве ограничителя зоны своих интере­

сов (или своего изложения). При этом не раз отмечалось,


что не следует преувеличивать значение «Батыева нашест­
вия», придавая ему значение решающего, так называемого

«барьерного» события. Действительно, налет орды, пронес­


шейся смерчем по русским землям, нанес значительный
(катастрофический) урон населению и экономике Руси, от­
разился во многих регионах на социальных и демографиче­
ских процессах. Однако он не разрушил внутриполитиче­
ской структуры, общественной системы русских княжеств.
Тот самый путь к централизации, на который часто указы-
6 Русь: от нашестВия до «ига»

вают авторы научно-популярных изданий, не был непосред­


ственным результатом монгольского нашествия: Батый
расколол русские земли, а процессы централизации нача­

лись столетие спустя, причем в большей степени благодаря


внутреннему социальному развитию, и охватили прежде

всего северо-восток страны. Известно, что и «иго», то есть


система вассально-даннической зависимости, не было уста­
новлено сразу после нападения монголов, а стало результа­

том серии политических договоренностей русских князей


с ханами Золотой Орды, причем распространялась эта сис­
тема отнюдь не на все княжества.

Часто говорят о культурном и психологическом отста­


вании от других стран, начавшемся на Руси после нашест­
вия монголов. В отношении культуры заключения чаще
всего строятся на основе археологического материала, ко­

торый демонстрирует свертывание или сокращение мас­


штаба ремесленной деятельности в русских землях, бед­
ность находок второй половины ХIII - начала XIV в.,
отсутствие большого числа построек и архитектурных из­
лишеств. В социально-психологическом плане указывают
на то, что именно начиная с этого времени (середина
ХIII в.) наблюдается свертывание демократических инсти­
тутов на «подконтрольных» монголам землях, а также фор­
мирование в народном сознании элементов мировосприятия,

свойственных жителям восточных деспотий. Расплывча­


тость и низкое качество разработки понятийного аппарата
отмеченных проблем не позволяют делать однозначные за­
ключения о психологическом портрете русского человека

ХП, ХШ или ХУ в., а потому и привязывать к хронологиче­


ской шкале те или иные сдвиги общественного (и личного)
сознания. Не лишены противоречий и данные о состоянии
культуры и ремесла на Руси после монгольского нашест­
вия. Связывать сокращение производства и исчезновение
ряда ремесленных центров исключительно с последствия­

ми погрома 1237-1240 гг. не представляется возможным.


Чаще всего исследователи для качественного и количест­
венного сравнений используют находки, датированные на-
В6едение 7

чалом или концом ХIII в., то есть разделенные между собой


целым столетием, в котором, кроме .собственно вторжения
Батыя, содержал ось несметное количество других воору­
женных столкновений, следствием которых было и исчез­
новение ремесленных центров, и уничтожение населения.

Об архитектуре и строительстве также можно сказать, что


с начала 1230-х П. активности в этих областях не наблюда­
лось ни в одной из земель, а после вторжения нам извест­
ны, хотя и редкие, эпизодические постройки практически
во всех регионах Руси. То есть можно сказать, что мы име­
ем дело с последствиями крупного (самого крупного) воен­
ного вторжения в русские земли, но не с влиянием новой,
установившейся внезапно и революционным путем систе­
мы социально-экономических отношений, которую иногда
называют «иго». До сих пор у нас нет возможности указать
на точную дату утверждения описанной системы. Речь
должна идти о процессе, который занял первые 10-15 лет
после вторжения и вовсе не представлялся современникам

столь безвариантным, каким его иногда видят историки.


В эти годы каждый русский властитель, да и каждый
житель Руси был поставлен перед важнейшим выбором>
выбором дальнейшего жизненного пути (как в бытовом от­
ношении, так и в социально-психологическом). Фактически
проблема заключалась в поиске того, что противопоставить
подавляющей мощи MOHrOJlOB, силе их войск и администра­
ции. Это мог быть компромисс, система договорных отно­
шений, задабривания захватчиков и оттягивания времени.
Это могла быть и другая сила: Западная Империя> папа
Римский и / или государства> не охваченные вторжением
(Литва, Швеция, Тевтонский орден, др.). Это могло быть
бегство в географически отдаленные регионы и т. п. Каж­
дый центр политической власти Руси решал эту задачу
по-своему, используя комбинации из перечисленных вари­
антов и руководствуясь фантазией, обусловленной остро­
той момента. Результатом было размежевание, формально
обозначаемое сейчас как «Восток-Запад». Можно сказать,
что к середине 50-х гг. ХIII в. оно предстало со всей очевид-
8 Русь: от нашествия до «ига»

ностью. Земли Галицко-Волынской Руси после короткого


периода усиления и консолидации при Данииле Романови­
че окончательно сориентировались на путь союза с запад­

ноевропейскими государствами и с усиливающейся Лит­


вой - путь утраты титульной национальной и политической
идентичности, растворения и смешения в инородной среде,
результатом чего было создание новых национальных сооб­
ществ (белорусы, украинцы). Северо-Восток и Новгород
предпочли путь замирения и сотрудничества с Ордой -
путь рабской социально-политической зависимости, соци­
ально-психологической мутации под восточным влиянием,
при ведшей к формированию нации с «рабской психологи­
ей» и «имперским мышлением».
Такая общая картина, исключающая частные варианты
и неожиданные рецидивы, предстает перед наблюдателем
в качестве непосредственного результата нашествия хана

Бату, его естественного следствия. При этом часто из поля


зрения выпадают или берутся в скобки те примечательные
и сложные социальные и политические процессы, которые

шли в русских землях в течение первых 10-15 лет после


появления монгольских войск на границе Рязанского кня­
жества. А ведь именно в эти годы для большинства жите­
лей и властителей Руси наступил тот «момент истины», ко­
гда они оказались на перекрестке магистральных путей
своей дальнейшей судьбы, судьбы своих детей и внуков. Их
выбор наиболее предпочтительного маршрута тогда предо­
пределил многое в будущем. И именно коллизии указан­
ных лет подводят нас к действительному «результату Ба­
тыева нашествия». Позднейшее развитие уже не было
столь сложно проектируемым.

Это объясняет причины, по которым картина жизни


русских земель в период после похода Бату-хана и до
оформления в северо-восточных землях Руси «Татаро-мон­
гольского ига» очень важна при подготовке выверенного

ответа на щепетильные и зачастую весьма насущные во­

просы о возможных путях развития нашей страны как


в предшествующие эпохи, так и в нынешнее время.
ГЛАВА ~

НАКАНУНЕ

Готовясь описывать редкое народное несчастие,


гибель воинств и Княжений Российских,
порабощение Государства,
утрату лучших областей его,
считаем за нужное обозреть тогдашнее состояние России,
от времен Ярослава Великого
до нашествия сих грозных иноплеменников.

Н. "'1. Карамзuн 2

§ U. РУССКИJЕ ЗЕМЛИ К НА ЧАЛУ 30-х п. ХХН В.

К ХIII в. на Руси было известно до 13 крупных террито­


риальных образований - земель, фактически представляв­
ших собой суверенные государстваЗ. Девять из них закре­
пились за определенными ветвями княжеского рода

Рюриковичей: старейший представитель династической ли­


нии держал главный город, а остальная «братия» наделя­
лась волостями внутри подконтрольной территории 4 . В че­
тырех землях (Киев, Новгород, Псков, Переяславль
Южный), где своей династии не сложил ось, на главном
столе чередовались князья различных ветвей Рюрикови­
чей, отчего эти владения иногда обозначают как «общерус­
ские» держания. К разряду общерусских могли попасть и
земли, где династическая линия пресеклась (Галич); тогда
претендовать на стол мог любой властитель - как русско­
го, так и иноземного происхождения. Наследственное пра­
во и право старейшинства в этом случае практически нико­
гда не соблюдались, а окончательное решение зависело как
10 Русь: от нашествия до «ига»

от военной мощи претендента, его харизмы, так и от воли


жителей земли, то есть прежде всего главного города.
Основным стержнем политической жизни Руси второ­
го-третьего десятилетий ХIII в. была борьба за контроль
над «общерусскими» столами между четырьмя сильнейши­
ми династическими ветвями: черниговскими Ольговичами,
волынскими Изяславичами, смоленскими Ростиславичами
и суздальскими Юрьевичами. Фактически к середине
1230-х гг. Русь рас пал ась на четыре группы политических
образований, находящихся в той или иной степени зависи­
мости (порою вассальной) от одного из сильнейших терри­
ториально-династических центров. Подобные объединения
возникали в истории Руси не раз, и их рыхлый внутренний
характер, а также борьба с другими объединениями неиз­
менно приводили к развалу и дезинтеграции. Однако счи­
тается, что сложившиеся накануне монгольского нашест­

вия группы земель могли стать к концу ХIII в. прообразами


трех-четырех независимых государств, поделивших между

собой всю территорию Руси. Нашествие Батыя существен­


но изменило намечавшиеся перспективы оформления но­
вых государственных образований, статус земель и их по­
литические возможности.

Попытка разобраться в степени и характере этих изме­


нений потребует подробного всматривания в события поли­
тической истории накануне Батыева нашествия. Для этого
постараемся кратко представить тот «политический ба­
гаж», с которым пришла каждая русская земля-княжение

к отмеченному рубежу.

Полоцк
В рассматриваемое нами время процесс обособления
русских княжеств имел уже более чем двухвековую исто­
рию. Полоцк первым приобрел собственную династию из
рода Рюриковичей. В начале ХI в. Владимир Святой передал
эту землю своему сыну Изяславу, за потомками которого
Г.ла6а 1. Накануне 11

Полоцкое княжество в Х" в.


Границы указаны схематически (Насонов, 2002. С. 139)

утвердилось наследственное владение этой областью. Уже


в начале хн в. ливы, курши, земгалы и латгалы были дан­
никами Полоцка 5 . Однако контроль над племенами Латга­
лии и Подвинья русские князья на рубеже ХН-ХШ ВВ.
практически мирным путем уступили Ливонскому ордену
и Рижскому архиепископу6. Давление Литвы периодически
ставило Полоцкое княжество на грань выживания. К ХШ в.
12 Русь: от нашествия до ('ига»

княжество пришло сильно раздробленным и лишенным по­


литического веса. В 1223 г. в результате короткого похода
смоленские войска утвердили свой протекторат над полоц­
кими землями? Судя по всему, за местной династией со­
хранились лишь мелкие, зависимые от Смоленска (и Лит­
вы) держания внутри полоцкой земли: Минское, Витеб­
ское, Друцкое, Изяславское, Городецкое и Логожское
княжества 8 .

Галич

В конце ХI в. беспокойные внуки Владимира - старше­


го сына Ярослава Мудрого - Володарь и Василько Рости­
славичи закрепили за своими потомками Перемышльское
и Теребовльское княжения. Их объединил Владимир Воло­
дарьевич (1124-1153 п.), который, кроме того, присоеди­
нил некоторые соседние земли. Эти области стали костя­
ком обширного политического образования, столицей
которого в начале 40-х гг. ХП в. был признан Галич 9 . Пика
своего могущества Галицкое княжество достигло при Яро­
славе Осмомысле (1153-1187 п.), который «отворял Киеву
врата» и фактически контролировал старейший русский
стол. Красочный некролог этому правителю содержал лето­
писный источник, воспроизведенный В. Н. Татищевым:
(,Сей князь был честен и славен во всех землях ... Со всеми
князи жил в любви и совете, паче прилежал о устроении
земли, и тако всем соседем был страшен. Никто не смел на
него нападать, зане воеводы, непрестанно греком, венгром

и чехом помогая, искусны в воинстве и храбры в битве


были. Земля же его во всем изобиловала, процветала
и множилася в людех, зане ученые хитрецы и ремесленни­

ки от всех стран к нему приходили и грады населяли, кото­

рыми обогасчалась земля Галицкая во всем ... »IO. Однако


уже при сыне Ярослава, Владимире, стабильность в регио­
не была нарушена политической активностью галицких
горожан и бояр, а также претензиями соседней Венгрии.
ГалИLjко-Волынская земля В середине XII В.
ГраНИLjЫ указаны схематически (Насонов, 2002. С. 128)
14 Русь: от нашест6ия до «ига»

Борьба особенно обострил ась после смерти Владимира


(ум. ок. 1199 г.), с которой пресеклась династия, идущая от
Ростислава Владимировича. Можно сказать, что Галич
стал «общерусским,> столом, и в борьбу за него в начале
ХIII в. включились все четыре сильнейшие ветви Рюрико­
вичей, а также венгерские короли и польские князья.
Практически два десятилетия для Галицкой земли были на­
полнены внутренними усобицами и внешними вторжения­
ми, истощавшими силы и изматывавшими волю жителей
этой богатейшей страны. Период относительного спокойст­
вия наступил, когда в 1221-1227 гг. галицкий стол захва­
тил блистательный Мстислав Мстиславич Удатный (Уда­
лой). Однако практически сразу после его смерти (ум.
1228 г.) борьба началась снова и не прекращалась вплоть
до монгольского нашествия. Сильному дроблению княже­
ство подверглось только во второй половине ХIII в., а в на­
чале столетия можно говорить лишь о нескольких частично

обособленных областях, как то: Звенигород, Перемышль,


Теребовль, Белз, Понизье". В условиях непрекращающих­
ся внешних вторжений и междоусобной борьбы о монолит­
ной государственной территории говорить сложно, но опре­
деленное единство земли все же сохранял ось и поддержива­

лось. Иногда даже удавалось достигать высокой степени


централизации в управлении землей. К сожалению, эти пе­
риоды длились недолго, в отличие от Ростово-Суздальской
земли, где властвовала могучая династия Юрьевичей.

Владимиро-Суздальская земля

Северо-восточные земли Руси после длительного прав­


ления Юрия Долгорукого (конец XI в. - 1157 г.) сохрани­
лись за его детьми. Андрей Юрьевич Боголюбский бросил
свои владения на юге Руси и ушел на «милый его сердцу,> Се­
вер уже в 1155 г. С этого времени можно говорить об оконча­
тельном выделении Ростово-Суздальского (позднее - Влади­
миро-Суздальского) княжества в отдельное государственное
Владимира-Суздальское княжество в ХIII в.
ГраНИljЫ указаны схематически
(Насонов, 2002. С. 160)
16 PYCI): от наUtестбuя до «ига»

образование. Даже захватив в 1169 г. Киев, Андрей Бого­


любский не захотел сесть в нем, а, оставив князем своего
ставленника, вернулся во Владимир 3алесскиЙ. Позднее
северо-восточные князья редко принимали участие в усоби­
цах на юге страны, предпочитая роль стороннего наблюда­
теля и позицию сильного «выжидателя», который, как из­
вестно, часто побеждает. Другой сын Юрия Долгорукого,
Всеволод Большое Гнездо - в период своего княжения
(1176-1212 гг.) не раз демонстрировал свои самодержав­
ные претензии, диктовал свои требования соседним княже­
ствам (Киев, Смоленск, Новгород, Рязань) и добивался их
исполнения. Восхищенный отзыв о могуществе Всеволода
содержит ('Слово о полку Игореве»: (,Великий княже Все­
володе! .. Ты бо можеши Волгу веслы раскропити, а Дон
шеломы выльяти». После смерти Всеволода монопольное
господство Владимирского князя в северной части Руси
было подорвано, а в самой Ростово-Суздальской земле раз­
горел ась междоусобная война среди его наследников. В 1212 г.
спор старшего Всеволодовича, Константина, с отцом при­
вел к ссоре, результатом которой стало то, что верховную
власть в своих землях Всеволод завещал второму сыну -
Юрию. Константин сохранил за собой Ростов, но сложив­
шимся положением доволен не был. Ряд вооруженных
столкновений, в которых на одной стороне выступал Кон­
стантин, а затем и Мстислав Мстиславич Удатный с союз­
никами, а на другой - братья Юрий и Ярослав, завершил­
ся крупным поражением последних в Липецкой битве
(апрель 1216 г.). Константин вступил во Владимир и был
признан великим князем Северо-Восточной Руси, верхов­
ным сюзереном земли l2 . Юрий получил Городец-Радилов
на Волге (в 1217 г. был переведен в Суздаль), а Ярослав
вернулся в Переяславль 3алесский, которым владел еще
при жизни отца. После внезапной смерти Константина
(2 февраля 1218 г.) Юрий занял великокняжеский стол
и сохранял его вплоть до своей гибели в битве с монголами
на Сити (J 238 г.). Дети Константина поделили между со-
Глава 1. Накануне 17

бой области на северо-западе и северо-востоке Владимир­


ского княжества: Василько получил Ростов, Всеволод -
Ярославль, а Владимир - Угличе Поле (углич)l3. Братья
Юрия сохранили прежние владения: Ярослав - Переяс­
лавль 3алесский, Святослав - Юрьев-Польский, а Влади­
мир (ум. в 1227 г.) - Стародуб СуздальскиЙ l4 . После 1216 г.
и до монгольского нашествия Владимиро-Суздальское кня­
жество практически избежало сколько-либо значительных
междоусобных столкновений внутри земли (единственное
обострение в 1229 г. разрешилось мирным путем) и подо­
шло к 1237 г. сплоченным и сильным государственным
образованием.

Чернигов

Этого нельзя сказать о Чернигове. Годом окончательно­


го обособления этого стола считают 1127 ой. В этом году
потомки Святослава Ярославича поделили Черниговское
княжество на владения сыновей Давыда и Олега Святосла­
вичей (с 1167 г. наследовали только Ольговичи, так как
род Давыдовичей пресекся)l5: собственно Черниговская
земля и Муромо-Рязанское княжество, где закрепился Яро­
слав Святославич l6 . Потомки последнего чуть позже раз­
делили единое владение: наследникам Святослава Яро­
славича достался Муром, а наследникам его брата
Ростислава - рязаны l •. Представители династии Ольгови­
чей не раз утверждали свое старейшинство в Русской зем­
ле, и длительное время владели Киевом Всеволод Ольгович
(1139-1146 гг.), Святослав Всеволодович (1176-1194 гг.).
В начале ХIII в. активно боролся за Киев Всеволод Свято­
славич Чермный (черниговский князь примерно с 1204 г.).
Он несколько раз овладевал древнерусской столицей, но
так и не закрепился в ней. Всеволод Чермный умер в Чер­
нигове (1215 г.), где ему наследовал брат Мстислав, участ­
ник битвы на Калке (1223 г.), погибший TaM l8 . Вскоре
(1225 г.) в Чернигове утвердился старший представитель
rQ
" "''"
'~:C
_(1)
-'"О
'". :s:;,:

'~" R
'"
-1:: '"
I;!: ."'
'<
х
::J
(1)
",'"О
~ (")
~
;,:
I;!: 1;;
(") :<;
>: -
~ б>
'" ."'
>-j
:s:..:;-3
'<:'"0
~ О
:s:Х '"
о

""':J
Х:;:
~ :I:
О (")
~ ~
о "'
.!" :s:
Ntт.I
0(1)
0'"0
!'-'~
(J;:б
00 :S:<
0(")
,-"Х
~
'"
~
:s:
Глава 1. Накануне 19

следующего поколения Ольговичей - сын Всеволода


Чермного Михаил, который и сохранял этот титул вплоть
до своей смерти в Орде в 1246 r. 19 Михаил оказался князем
активным и амбициозным. В 1220-е гг. он вел ожесточен­
ную борьбу с Ярославом Всеволодовичем (Юрьевичем) за
контроль над Новгородом, а после поражения переключил­
ся на географически более близкий регион - Южную
Русь. В 1235 г. он захватил Галич, откуда накануне мон­
гольского вторжения перешел в Киев, став великим князем
и старейшим в земле. Непрерывные конфликты с претен­
дентами на подконтрольные Михаилу столы истощили
силы не только галичан и киевлян, вынужденных в той или
иной мере участвовать в вооруженных столкновениях, но
также силы «отчинных» владений Михаила, Черниговской
земли. Последняя встретила монгольские войска утомлен­
ной, лишенной лидера и боеспособных частей. Кроме того,
в конце ХН - начале ХIII в. активно шел процесс дробле­
ния Черниговского княжества. Начинали отчетливо выде­
ляться Сновское, Козельское, Трубчевское, Рыльское, Пу­
тивльское, Новгород Северское, Курское, Стародубское,
Елецкое, Вщижское и собственно Черниговское княжения,
признающие пока верховный сюзеренитет Черниговского
великого князя, но уже способные на самостоятельные
действия и инициативу.

Рязань
Аналогичные процессы наблюдались и в Рязанской зем­
ле, которая уже в начале ХIII в. подверглась наиболее зна­
чительному размежеванию: простой подсчет показывает,
что область была разделена более чем на десять (!) наде­
лов, хотя достоверные сведения сохранились только об от­
дельных княжен иях в Пронске и Белгороде 2О . Подобная
плотность и чересполосица существенным образом сказа­
лись на политической жизни региона. Более жесткой и крово­
пролитной междоусобной борьбы, чем среди рязанских князей,
3(, зх 40
~
'"~ РОСТОВа-СУЗДАЛЬСКАЯ

1-
()

~
;;:
56 I jI /. . ,
!
C~· L
I '~~
j>~-'. > ~
"
. + \' ) 6
.. - ...... \ ,~~

~ ~~/~/МУfОМСК~Я
~ ~~ ~ •. С·
~
~~. МУРОМ. •.•.::
, "'-
ЗЕМЛЯ·
3
(1)
J(~/"(J
х
r-..::<:
:r::,o
!>' ~
8 (ь
::<: [j
о '" '~.,".:-;~
'" !>'
~'"
0><
0-
!'-'::::
()9'
• '""-:1
....... '"0
со!>'
0">::<: 54
'-';;: S4t-- I
-!::
s'::
'<
х
!>'
'"::<:
!>'

s'::
Q

~
.<:
(1)
() 25 о 25
х
;;:
ГлаВа 1. Накануне 21

древнерусская история не знает. Так, в 1217 г. князья Глеб


и Константин Владимировичи пригласили на пир в село
Исады (6 км от Старой Рязани) пятерых своих двоюродных
братьев и одного родного (Изяслава). Только братья начали
«пити И веселитися», как были перебиты дружинниками Гле­
ба и Константина, которые после этой резни бежали к полов­
цам и еще не раз 21 . После событий в Исадах Рязанским вели­
ким князем стал Ингварь Игоревич, чудом уклонившийся от
приглашения на пир, как отмечено летописью: «H€ ~€ ~O "РН­

СПЕЛО RР€МЯ €ГO»22. ПО сообщению, сохранившемуся у В. Н. Та­


тищева, умер он в 1235 г. 23 Ему наследовал сын Роман, сме­
ненный вскоре (по необъяснимым причинам) братом
Юрием, который оставался верховным рязанским властите­
лем вплоть до монгольского нашествия 24 . В общерусской по­
литической жизни рязанские князья в начале ХIII в. склоня­
лись то К Владимиро-Суздальскому, то к Черниговскому
княжеству, но после походов Всеволода Большое Гнездо за­
висимость от северного соседа возобладала полностью 25 .

Муром
о междоусобной борьбе и системе дробления Муром­
ской земли мы известий не имеем. Значение и объем этого
окруженного лесами владения были невелики, и стабиль­
ность там, вероятно, удавалось поддерживать без труда.
Около 1205 г. князем здесь стал Давыд Юрьевич, а в 1228 г.
ему наследовал сын Юрий, встретивший монгольские вой­
ска вместе с рязанскими князьями в 1237 г. 26 В этот пери­
од в летописи зафиксирована полная зависимость муром­
ских князей от Владимиро-Суздальского властелина, для
которого они исполняют роль руководителей вспомогатель­
ного войска, то есть вассальную служб у 27.

Смоленск
Влияние Юрьевичей сказывалось и за западной границей
их владений, в Смоленске. Этот город и область после смерти
Владимира Мономаха О125 г.) были переданы деятельному
Смоленское княжество в середине XII в.
Границы указаны схематически
(Насонов, 2002. С. 129)
Г.лаба 1. Накануне 23

сыну Мстислава Великого Ростиславу, активность которо­


го привела к закреплению стола за его потомками. В 1154 г.
Ростислав после смерти брата Изяслава получил Киев, но
был выбит оттуда черниговскими войсками Изяслава Давы­
довича. Вторично завладев древнерусской столицей в 1159 г.,
Ростислав владел ею до своей смерти в 1167 г. 28 В Смолен­
ске ему наследовали сыновья: Роман, а затем Д авьщ29. Их
брат Рюрик, имевший держания как в Киевской, так и в Смо­
ленской земле, неоднократно владел Киевом в период с 1173
по 1211 г. После смерти в 1230 г. Мстислава Давыдовича,
старшего из второго поколения Ростиславичей, смолен­
ский стол более двух лет оставался вакантным 3О . Вероятно,
смоляне не хотели впускать в город естественного наслед­

ника - Святослава Мстиславича, владевшего после 1223 г.


Полоцком 31 . Несмотря на сопротивление горожан, в 1232 г.
Святослав подошел с полочанами к Смоленску и взял го­
род «на щитъ»32. Судя по всему, этот князь удерживал
за собой землю вплоть до 1238-1239 П., когда лето­
пись представляет нам уже Ярослава Всеволодовича
(переяславль-залесского Юрьевича) распоряжающимся смо­
ленским столом 33 .
В течение всей первой половины ХIII в. политическое
значение Смоленска неуклонно снижалось. Сначала жиз­
ненные силы общины истощили сами Ростиславичи, раз­
росшийся клан которых постоянно имел своего представи­
теля среди участников той или иной междоусобной войны.
Далее следовали участившиеся грабежи иноземцев, литов­
цев, которые вскоре перестали воспринимать смоленскую об­
ласть как некое препятствие в своих набегах на богатые нов­
городские города (Русса, Торжок). Литовское влияние в ре­
гионе неуклонно возрастало, не встречая какого-либо сущест­
венного противодействия со стороны русских княжеств34 .
Позднее вслед за Полоцком эти земли окончательно подпа­
дут под власть Литвы, усиление которой во второй полови­
не ХIII в. станет основным внешнеполитическим фактором
24 Русь: от нашестВия до «иzа»

как для Смоленска, так и для других западнорусских зе­


мель, прежде всего Волыни. Последняя, однако, оказалась
не такой легкой добычей.

Волынь
Волынскими князьями - после того как в 1156 г. сын
Изяслава Мстиславича Мстислав изгнал из Владимира Во­
лынского своего дядю Владимира - стали Изяславичи З5 .
В начале ХШ в. волынский князь Роман Мстиславич под­
чинил своей власти Галич, а затем и Киев. Лишь его вне­
запная смерть в 1205 г. во время похода на Польшу прерва­
ла стремительный процесс формирования могущественней­
шего государства Европы Зб . После 1205 г. Владимир Во­
лынский несколько раз переходил из рук в руки, пока
в нем в 1214 г. не закрепился сын Романа Даниил, присту­
пивший вскоре к возрождению империи отца. Галич в это
время захватили венгры, попытки выбить которых продол­
жались вплоть до утверждения в 1219 г. в этом городе
Мстислава Мстиславича Удалого, который, в свою оче­
редь, вынужден был в 1221 -1222 гг. заключить мир с венг­
рами на условиях наследования галицкого стола после его

смерти венгерским королевичем Андреем З7 . Мстислав умер


в 1228 г., и с этого года берет начало, длившаяся вплоть до
монгольского нашествия, затяжная жестокая битва за Гали­
цию, в которой неизменно участвовал и волынский князь.

Турово-Пинская земля

В западных областях Руси в ХШ в. сохранялись также


малозначимые в политическом отношении Турово-Пинское
княжество, где со второй половины ХП в. сидели потомки
Святополка Изяславича З8 , и так называемая «Болоховская
земля» в верховьях Южного Буга, Случи и Тетерева, где
владетелями были «Болоховские князья», этническая при­
надлежность которых остается предметом дискуссии З9 .
Г.лаба 1. Накануне 25

Киев

Кроме перечисленных земель существовали еще четы­


ре, которые, как отмечалось ранее, не создали своих кня­

жеских династий и оставались «общерусскими». Это преж­


де всего Киев, сохранявший в начале 30-х гг. ХIII в. статус
«старейшего» города и столицы Руси. Вплоть до 1234 г. го­
род и область40 контролировали Ростиславичи: в 1212-1223 гг.
Мстислав Романович Старый, погибший в битве на Калке,
а с 1223 по 1236 г. с коротким перерывом - его двоюрод­
ный брат Владимир Рюрикович 41 . Последний в результате
конфликта с князем Черниговским Михаилом Всеволодо­
вичем в итоге утратил киевский стол, на котором вплоть до
монгольского нашествия происходила настоящая «княже­

ская чехарда».

Переяславль Русский (Южный)


Не стал «отчинным» владением какой-либо ветви и Пе­
реяславль Южный, которым владели различные представи­
тели потомков Владимира Мономаха 42 . В начале ХIII в. это
были потомки Всеволода Большое Гнездо, который сначала
направил туда сына Владимира, но тот вскоре вернулся на
Северо-Восток. В 1227 г. в Переяславле был посажен Все­
волод Константинович, но в 1228 г. он был заменен дядей
Святославом Всеволодовичем, который, однако, уже к 1230 г.
вернулся на Северо-Восток 43 . Снижение военной активно­
сти кочевников, форпостом против которых являлся Пере­
яславль, а также существенное изменение направлений
торговых путей привели к упадку этой волости как в эконо­
мическом, так и в политическом отношении. Судя по все­
му, к моменту нашествия Батыя в Переяславле Южном
даже не было собственного князя, хотя номинально он
контролировался, скорее всего, владимиро-суздальскими

Всеволодовичами 44 .
26 Русь: от нашест6ия до «ига»

НОВГОРОД
К «общерусским» столам относился и Новгород, где
влияние купеческой верхушки и горожан на выбор князя
длительное время не позволяли закрепиться той или иной
династии 45 . В начале ХIII в. новгородцы то приглашали
представителя династии К)рьевичей -- Ярослава Всеволо­
довича Переяславского, то обращались к Ростиславичам --
Мстиславу Мстиславичу Удалому (Удатному), а то призна­
вали Ольговичей -- Михаила Всеволодовича Черниговско­
го. С четвертой попытки в Новгороде утвердился Ярослав
Всеволодович, который 30 декабря 1230 г. ЩЕЛОВ" СВЯТ\(Ю
Богороднцю Н" ВСЕХ ГР"МОТ"Х Ярос""в"нх Н Н" ВСЕ" ВОЛН
новгородчь,скон»46. С этого момента в городе княжат только
его наследники. А в 1236 г., отправляясь на княжение в
Киев, Ярослав без каких-либо опасений передал новгород­
ский стол своему сыну Александру (в будущем --
Невскому).

ПСКОВ
Аналогичная ситуация в отношениях с князьями скла­
дывалась и в Пскове, который вплоть до 1137 г. был новго­
родским пригородом. Обретя самостоятельность, город со­
хранял некоторые «элементы зависимости» от северорус­

ской столицы, которая покровительствовала ему инередко


оказывала военную помощь 47 . В начале ХIII в. Псков кон­
тролировали по преимуществу Ростиславичи: в 1216 г. --
Владимир Мстиславич, а под 1232 г. упоминается его пле­
мянник К)риЙ 48 .
Таким образом, к началу 1230-х гг. сложилось четыре
устойчивых династических объединения, охвативших сво­
им влиянием все территории Руси. Это прежде всего Всево­
лодовичи (К)рьевичи) с Владимиро-Суздальским княжест­
вом и тянущимися К нему Рязанью и Муромом. Верховной
властью здесь обладал К)рий Всеволодович, брат которо­
го, Ярослав, сохраняя за собой Переяславль 3алесский,
:r:
о

'...,"
о
"d
~r.
~

~
w
(1)

'""~
~'"~
8:t
о
.'" 9'
-
::::

N.....,
O"d
O~
.N:t;;:
п~
t:r
......
...... '<
-
N~
"-'~
w
~
:t
i2:
Q
~
~

~
.<:
(1)
r.
~
;;:
28 Русь: от нашестбия до «ига»

утвердился и в Новгороде. Последний, таким образом,


имея номинальную самостоятельность, попал в орбиту
влияния Суздальской династии. Другим центром была сто­
лица Ольговичей Чернигов с энергичным князем Михаи­
лом Всеволодовичем, который часто и не без успеха демон­
стрировал свои претензии на «общерусские» столы. Так
в 1220-е ГГ. он несколько раз владел Новгородом, а позднее
подчинял своей власти и Галич и Киев. Возмужавший Да­
ниил Романович с братом Васильком (Изяславичи - Рома­
новичи) к 1230-м гг. уже прочно держали Волынь, пресе­
кая любые попытки внешнего давления (Польша, Венгрия,
Литва) и выказывая явные претензии на Галич. Ряд княже­
ний в эти годы сохраняла династия РостиславичеЙ. Так,
Владимир Рюрикович сидел в Киеве, а другие его родствен­
ники занимали столы в Смоленске, Полоцке и Пскове. Гео­
графически эти владения заполняли водораздел между зо­
нами влияния Юрьевичей-Ольговичей и Изяславичей
(Романовичей), а также зоны контактов с особенно агрес­
сивными нерусскими соседями (Прибалтика, Литва, полов­
цы). Подобное положение вынуждало Ростиславичей ис­
кать союзнических отношений с соседями, участвовать
в частых военных предприятиях и находиться в центре

практически всех конфликтов своего времени, которых,


как мы увидим ниже, было немало.
Таким в самых общих чертах представляется внутрипо­
литическое положение Русских земель к началу 1230-х го­
дов, завершившихся трагедией монгольского вторжения.
[лава 1. flaKaHYHe 29

§ 2. МЕЖДОУСОБНАЯ ВОЙНА В РУССКИХ


КНЯЖJEСТВАХ В 30-Е П. ХНУ в.
Борьба за <.общерусские.) столы сопровожда·
ет всю историю Руси первых четырех десятиле·
тий ХIII века, но последнее десятилетие перед
монголо,татарским нашествием характеризует·

ся тем, что она приняла характер почти перма·

нентных военных действий, локализованных


главным образом в южнорусских землях.

А. А. Горский 49

Можно сказать, что после острых столкновений начала


века к середине 1220-х П. наступило временное затишье.
Обострение наступило лишь после того, как в 1227 г. ушел
из Галича, а в следующем году умер (в Торческе), непосед­
ливый князь Мстислав Мстиславич Удатный (Удалой)50.
Галицию он передал сыну венгерского короля Андрею, кото­
рый оказался не только не плохим дипломатом, но и вполне
способным администратором. За весь период княжения
(почти 7 лет) Андрея не зафиксировано ни одного случая
выступления против него внутри города или земли. Короле­
вич умудрялся всегда находить общий язык с представите­
лями городского патрициата и торговой верхушки.
Возмутителем спокойствия в регионе стал волынский
князь Даниил Романович, для которого смерть тестя Мсти­
слава послужила сигналом к возрождению претензий на
галицкий стол 5l . К этому времени Даниил со своим братом
Васильком уже контролировали большую часть «отчин­
ных» Волынских земель и могли приступить К активным
внешнеполитическим предприятиям. В конце 1229 г. им
представился удачный момент для нападения на Галич. Да­
ниил находился в Угровске, когда получил весть, что га­
лицкие войска, возглавляемые боярином Судиславом, от­
правились для подавления волнений в Понизье, «А корол€­
RНЧ!. R ГАЛНЧН ОС1"Алъ»52. Ожидая, что удастся быстро
30 Русь: от нашествия до «ига»

Галич. ХIII в. Гипотетическая реКОНСТРУКLJИЯ ТА. Трегубовой


(Аревнерусское градостроительство. М, 1993. С. 129)

захватить беззащитный ГОРОД, волынский князь бросил


свои основные силы на предупреждение действий Судисла­
ва, а сам «В ММО ДР\(Жt1НЕ» помчался к Галичу. Однако го­
рожане отказались его впустить и «затворились». Вскоре
к ним «прибежал», побитый волынцами, Судислав. Даниил
стал готовиться к длительной осаде, для чего сконцентри­
ровал под городом все наличные свои войска: «все силы
Волыни», дружину союзного князя Владимира Ингвареви­
ча, а также «cosp" ЗЕМЛЮ ГМt1'1СК\(Ю 0"1' Боsрокb.I ДОЖЕ t1 ДО
рЕКЬ.! УШt1ЦЕ t1 пр'("Г,,»53. Согласно летописному описанию,
на стороне Даниила выступала вся Галицкая земля, исклю­
чая собственно сам Галич. Подобная ситуация будет на­
блюдаться и позднее, когда волынский князь будет обнару­
живать поддержку в Галицких пригородах (Звенигород,
Понизье)54, но не в самом Галиче, где неизменно будут
Г.лаВа 1. Накануне 31

предпочитать венгерских ставленников. В начале 1230 г.


Даниил обложил Галич «К СНЛЕ '1'Я(КЬЦЕ» И принудил его
сдаться55. Пытаясь сохранить добрые отношения с венгер­
ским королем Андреем (Эндре) II «<ПОМЯНУКШЮ ЛЮЕ>ОКЬ ко­
роля tlНДРЕЯ»), Даниил отпустил его младшего сына «коро­
левича Андрея» в Венгрию с миром и непримиримым
боярином Судиславом. Однако спокойствия на границах
это не принесло. Лишь прибыв в Венгрию, Андрей обра­
тился за помощью к своему брату Беле (соправитель отца
с 1214 г., король Бела IV с 1235 г.). «tlЩЕ НЕ ПОНДЕШН, УК­
РЕПЯ'1'ЬСЯ НА НЫ», то есть если ты не пойдешь на них, они
подготовятся и пойдут на нас, увещевал Андрей. Бела
«НЗЫДЕ» вскоре «К СНЛЕ '1'ЯЖЬЦЕ» И попытался восстановить

справедливость. Однако до Галича он не дошел и, измотан­


ный в локальных стычках, вынужден был отступить 5б . Не­
смотря на очевидный успех и то, что «ДАННЛ'Ъ ЖЕ БОЖЬЕЮ
КОЛЕЮ ОДЕрЬЖА ГРАД'Ъ СКОН ГАЛН'Ib», внутреннего мира
в княжестве не наступило. Статью 6737 (1229-1230) г.
придворный летописец Даниил заключил тревожной фра­
зой: «По СЕМЬ, СКАЖЕМ'Ъ, МНОГНН МЯ'1'ЕЖЬ, КЕЛНКНЯ ЛЬС'1'Н
[Н] Е>ЕСЩНСЛЕНЫЯ РА'1'н»57.
Весь следующий год прошел для князя в противостоя­
нии с местным галицким боярством, которое составляло
бесчисленные заговоры, организовывало покушения и про­
тивилось всем начинаниям новой власти. Лишенного ка­
кой-либо поддержки внутри Галича, едва избежавшего на­
сильственной смерти, Даниила вынуждают покинуть город.
В верности князю отказали и некоторые галицкие пригоро­
ды (Перемышль, Ярослав), открывшие ворота венграм, ко­
торые организовали уже в следующем, 1231 г. новый поход
на Западную Русь58.
Попытавшийся оказать сопротивление иноземцам у мес­
течка Голые Горы, Даниил накануне решающего столкнове­
ния был предан лидерами галицкого ополчения, перемет­
нувшимися к венграм59. Оказавшись без решительного
перевеса в военной силе, Даниил отступил на Волынь, куда
32 Русь: от нашестВия до «ша»

за ним последовала и венгерская армия короля Андрея,


лично возглавлявшего поход. Оставив неприступный Вла­
димир Волынский на попечение воеводы Мирослава, сам
князь направился в западную часть своих владений, рас­
считывая, видимо, на содействие со стороны Польши. Од­
нако организовать какой-либо серьезный альянс он не ус­
пел: осажденный во Владимире Мирослав, без ведома
Даниила, заключил с венграми мир, по которому в Галич
возвращался Андрей, а города Белз и Черве н отходили со­
юзному венграм князю Александру ВсеволоДовичуБО. Раз­
гневанный Даниил успел только пожечь окрестности Бел­
за, но потом смирился со сложившимся положением

и отвлекся на события вокруг Киева. Королевич Андрей


снова вступил в Галич, где был с радостью встречен горо­
жанами и утвержден на столе, после чего венгерские вой­
ска покинули Русь.

***
В начале 1230-х гг. Михаил Всеволодович Чернигов­
ский, недавно потерпевший поражение в борьбе за новго­
родское княжение б1 , выступил новым претендентом на
«старейший» киевский стол и стал собирать силы для осу­
ществления своих планов. Узнав о его приготовлениях, ки­
евский князь Владимир Рюрикович обратился за помощью
к Даниилу Романовичу (вероятно в 1231 г.). Волынский
князь немедленно отозвался. Дело в том, что еще в 1228 г.
Владимир выступал как союзник Михаила и венгров в борь­
бе за Галич б2 . Внезапное обострение киево-черниговских
отношений было особенно выгодно Даниилу, для которого
коалиция с Киевом был естественным противовесом Венг­
рии, союзником которой неизменно оказывался Чернигов БЗ .
Причины внезапной ссоры Михаила Всеволодовича и Вла­
димира Рюриковича исследователи указать затрудняют­
ся б4 . Вероятно, Михаил не ожидал, что Владимир обратит­
ся за помощью к Даниилу и тот ее окажет: отец последнего,
Роман Мстиславич, в свое время изгнал из Киева и постриг
4 ··~-~

Владимир ВОЛЫНСКИЙ. ХIII в. Вид С юга. Гипотетическая реКОНСТРУКlj:ИЯ ТА. Трегубовой


(Аревнерусское градостроительство. М, 1993. С. 127)
34 Русь: от нащест6uя до <<ига»

в монахи Рюрика Ростиславича, отца Владимира. Однако


киевский князь сумел преодолеть фамильную неприязнь
и тем самым поставил Михаила в очень сложное положе­
ние. Чернигов еще не был готов к столкновению со столь
значительной коалицией, и после прибытия Даниила в Киев
Михаил согласился примириться. Волынский князь за ус­
луги по примирению получил часть киевской земли (г. Тор­
ческ): «... НЗ РУСКОН ЗЕМЛЯ RЗЯ СОБЕ ЧАСТЬ Торцы<;Нн»65.
Эта ситуация заставила проявить неожиданную и, веро­
ятно, не согласованную с Михаилом активность королеви­
ча Андрея, уверенного в неизменной и безоговорочной под­
держке галичан. «По ТЕХ ЖЕ I\ЕТЕХЪ ДRНЖЕ рАТЬ АНДРЕН
КОРOl\ЕRНЧЬ НА дАННI\А», - сообщает Галицко-Волынская
летопись под 1231 Г., хотя события эти, скорее всего, отно­
сятся уже к началу 1233 г. 66 Поддержка галицкой общины
убедила венгерского королевича в его способности органи­
зовать экспансию против волынского князя и соответствен­

но против союзного ему киевского. Направление похода


и его масштаб говорят о том, что Андрей стремился не
только обезопасить свои границы и упредить возможные
нападения Даниила, но и попытаться расширить область
зависимых от него земель. На Киев 67 двинулась большая
многонациональная армия, в которую кроме галицкого

ополчения входили дружины Александра Белзского, Боло­


ховских князей и венгерские войска (< Угоръ МНОЖЕСТRО»).
Несмотря на столь грозный состав, уже после первого
столкновения у реки Случ с волынским сторожевым отря­
дом воеводы Владислава королевич Андрей предпочел от­
казаться от продолжения кампании и отступил.

Извещенные о неожиданной удаче, Даниил с братом


Васильком бросились за отходившим к Галичу противни­
ком и догнали его около Шумска (весна 1233 г.). Андрей,
укрепившийся на берегу реки Вельи, вовсе не намерен был
оставлять свои позиции и ввязываться в бой с Романовича­
ми. Даниил вынужден был пойти на хитрость и изобразить
ложный отход своих войск на Торческ. Это заставило коро-
ГАава 1. Накануне 35

левича активизироваться в наде)f(де на успех при внезап­

ном ударе по построенным в походном порядке полкам про­

тивника. Так галицко-венгерские войска оказались в заведо­


мо невыгодном ПОЛО)f(ении. Андрей двинул их на Даниила,
когда тот начал переход через высокий холм, раСПОЛО)f(ен­
ный рядом. Романовичи быстро развернули войска и удари­
ли на едва успевшие выстроиться королевские полки: «А.Н­
ДРЕI1 КОРМЕ&I1ЧЬ., I1СПМЧI1&'Ъ ПМЫКь.! СВОЕ, I1ДЕ ПРО'Т'I1&У ЕМУ,

Сl1рЕ% НА СЕЧЮ, I1ДУЩУ ЕМУ ПО РО&НI1, ДАНI1ЛО&11 ЖЕ 11 ВА­


СI1ЛЬ.КО&11 С'ЪЕХА'Т'I1 SE со &ЫСОКI1Х'Ъ ГОР'Ъ» 68. Красочное и под­
робное описание сра)f(ения растягивается в летописи сразу
на две летописные статьи 6739 и 6740 гг. Правым флангом
волынских войск, действовавшим против венгерских наем­
ников, командовал Василько, левым руководил тысяцкий
Демьян, а в центре располагался «великий полк» Даниила.
Судя по летописному рассказу, волынцам удалось без тру­
да прорвать противника в центре. Полк Даниила «УС'Т'РОЕН'Ъ
SO SE XpASPb.lMI1 ЛЮДМI1 11 С&ЕТЛЫМ'Ъ ОРУЖЬ.ЕМЬ.», отчего те,

против кого он выступал, не )f(елали сра)f(аться с ним, но

отклонялись супротив более слабых соседей: «... ОНЕМЬ. ЖЕ


&I1ДЯЩI1М'Ъ НЕ ХО'Т'ЯХVТЬ. СРА311'Т'I1СЯ С НI1М'Ъ, но Кl\ОНЯХVТЬ.СЯ

НА ДЬ.МЬ.ЯНА 11 НА I1НЫЕ пмкы»69. Вероятно, наиболее бое­


способные части Андрея были сконцентрированы на флан­
гах. Скорее всего, именно такое, неО)f(иданное для Романо­
вичей, раСПОЛО)f(ение войск позволило королевичу избе)f(ать
полного разгрома. Пройдя центр, полк Даниила оказался
в тылу противника, но последний внезапно сомкнул фланги
и рассек волынцев на три отдельных фронта 7О . В случае
если бы галицко-венгерским войскам удалось смять слабые
фланги Даниила до того, как волынцы успели сориентиро­
ваться в обстановке, исход битвы мог бы быть иным. Одна­
ко полки Василька и Демьяна оказались стойкими, а дейст­
вия Даниила решительными. Сначала князь повернул
в тыл галичан, действовавших против Демьяна. В этот мо­
мент храбрый тысяцкий y)f(e вступил в единоборство с од­
ним из виднейших деятелей венгерской партии в Галиче
36 Русь: от нашествия до «ига»

боярином Судиславом. Классическое сражение того време­


ни распадалось на отдельные рыцарские сшибки и противо­
стояния отдельных героев, а не масс ополченцев. Исход
сражения такие столкновения, конечно, не решали, но соз­

давали в нем ряд важных смысловых узлов. Летопись тща­


тельно фиксирует подобные моменты в сражении. Если
в действиях Даниила описывается чуть ли не каждый удар
меча, то о его окружении информации гораздо меньше.
Демьян является исключением. В тот момент, когда князь
начал теснить галичан с тыла, тысяцкий уже слишком да­
леко врубился во вражеские полки. Встретив двигавшийся
ему навстречу княжеский полк, Демьян решил, что, пока
он был увлечен поединком с Судиславом, его воины уже
прошли сквозь противника и теперь идут в обратном по­
рядке. Тысяцкий развернулся и возглавил передовых вои­
нов Даниилова полка. Сам князь, оставив основные свои
подразделения на этом фланге, с малой дружиной напра­
вился на помощь теснимому венграми Васильку71. Его по­
явление с этой стороны поля, судя по всему, носило скорее
демонстративный и знаковый характер. Он лишь оттянул
на себя часть сил противника и своим стягом создал иллю­
зию превосходства. Это посеяло панику среди венгров и за­
ставило их отступить, то есть побежать, после чего «.8А­
СНЛ,,"КОRЪ полкъ ГНАШЕ Угры дО СТАНОКЪ Н С'J'ЯГЪ КОРОЛЕ­
КН"!Ъ ПОДЪ 'J'ЯЛН '"ЕА)(\(» 72.
Сражение продолжалось до самой ночи и, судя по все­
му, предполагалось к возобновлению утром, но бегство ос­
новной части венгров (<ННЕН ЖЕ VrpE I>ЕЖАША, ОЛН R r АЛН"!Н
С'J'АНОRНШАСЯ») И большие потери (<ЗАНЕ '"Е 'ГрАЗЪ RЕЛНКЪ
R ПОЛКАХЪ Ero») вынудили Андрея отступить 73 . В преследова­
нии принимал участие только Василько, основные части
Даниила остались у поля сражения. Судя по летописи, по­
тери волынцев были менее значительными, чем у против­
ника: «... ТЕХЪ 1>0 ПАДШНХЪ MHoro Vгоръ, А ДАННЛОRЫХЪ
МАЛО l>ояръ>/4. Однако факт того, что наступление не было
развито Даниилом немедленно, говорит скорее об обрат-
Глава 1. Накануне 37

ном. Несмотря на полную победу, урон в частях все же


был ощутимым и не позволял рассчитывать на немедлен­
ный захват Галича.
Доблесть Даниила неизменно превозносится и в под­
робностях описывается летописью. Князь сам прорубается
к стягу Василька и потом «понужающу» «угров». Сочета­
ние военной хитрости и личной храбрости, описываемые
летописью в превосходной степени, вынуждают нас при­
знать Даниила Романовича основным виновником победы,
хотя это ничуть не умаляет успехов других участников

битвы под Шумском. Для современников это были «R€ЛI1-


КАЯ БРАнь»75 И великая победа. Разгром войск королевича
Андрея не только ослабил позиции провенгерской партии
в Галиче и сделал неизбежной смену власти в этом регио­
не -- он фактически завершил целую эпоху венгерского
военного присутствия на русских землях. Только через
12 лет венгры предпримут попытку вернуть себе положе­
ние распорядителей Галиции, но будут снова разгромлены
под Ярославом (1245 г.) тем же князем Даниилом. Можно
сказать, что после битвы под Шумском закончился период
реального присутствия венгров в Галиче и начался период
их претензий на условное главенство в регионе. Для венг­
ров желаемое с действительным более никогда не встреча­
лись в Галиции.
Успех под Шумском решительно изменил расстановку
сил на западе Руси. На сторону победителей встал князь
Александр Белзский, а затем и некоторые галицкие город­
ские общины (Плеснеск и др.)76. Галич, однако, оставался
пока под контролем Андрея, который пытался подтянуть
к нему военную помощь из Венгрии. Отец отослал к нему
знаменитого венгерского воеводу Дионисия (Дианиша),
прославившегося еще во время похода на Галич и Волынь
королевских войск в 1231 г. 77 Даниил также готовился
к новому столкновению. Отправляясь в поход на Галич, он
сначала собрал ополчение на Волыни, а затем присоединил
к своим войскам половцев хана Котяна, дружины Владимира
38 Русь: от нашест6Wl до «ига»

Рюриковича и князя Изяслава Мстиславича «Смоленско­


го>/8. Последний, однако, союзником оказался ненадежным
и вскоре откололся от коалиции. Возможно, именно извес­
тие об отступничестве Изяслава побудило королевича Анд­
рея и Дионисия с венгерским войском выступить первыми.
Летом 1233 г. 79 они вошли В волынские земли и подступи­
ли К г. Перемылю, около которого расположились Романо­
вичи с союзниками. Возле моста через реку Стырь про­
изошло решающее сражение, в котором венгры снова

потерпели полное поражение и бежали: «БНШАСЯ О MOCrь


СО flОЛОДНМЕРОМ'Ь Н дАННЛОМ'Ь Н О'J'БНR'ЬШНСЯ НМ'Ь, УГРЕ ЖЕ
RОРО'J'НШАСЯ К r АЛНЧЮ Н "ОРОКЬ! nОМ€'ГАшм 8О .
Второй разгром войск Андрея позволил Даниилу пред­
положить, что жители Галича более не будут столь рьяны
в своих венгерских симпатиях. Распустив войска своих со­
юзников, которые могли восприниматься местными жите­

лями как интервенты, князь двинулся прямо на Галич. Од­


нако легкой победы не получилось. Горожане отказались
открыть ворота Романовичам и более девяти недель держа­
ли упорную «<НЗНЕМОГАХV ГЛАДОМЬ») оборону, умудряясь
даже проводить эпизодические вылазки на осаждавших.

Лишь внезапная смерть королевича Андрея вынудила их


сдаться и признать власть Даниила 81 .
Контроль над Галичем был установлен, но снова лишь
временно. Судя по всему, князь это понимал и не стал бес­
полезно тратить силы на разрешение внутренних противо­

речий, а полностью сконцентрировался на внешней поли­


тике. Военные победы, ставшие за последние годы
регулярными, могли внушить Даниилу уверенность в успе­
хе его начинаний в других землях, а также способствовать
укреплению его авторитета у галичан. Так, уже в начале
1235 г. обострилась ситуация вокруг Киева, куда вновь
двинул свои войска черниговский князь Михаил в союзе
с Изяславом Мстиславичем «Смоленским». Владимир Рю­
рикович немедленно послал к Даниилу: «ПОМОЗН МН, БРА­
'ГЕ!» Галицкий князь энергично принялся за исполнение со-
Глава 1. Накануне 39

юзнических обязательств и, «КЕI\'ЬЕЮ I\ЮБОКЬЮ, скоро


СОБР"К'Ь ПОЛКЫ ПОНДЕ»82. Михаил, не выдержав (<НЕ СТЕР­
П€К'Ь») противодействия коалиции, отступил в свои земли,
а Изяслав бежал к половцам. Полагая, что противник слом­
лен, Даниил и Владимир двинулись прямо на Чернигов. По
пути к победоносным союзникам «приде» один из чернигов­
ских князей Мстислав Глебович. Судя по всему, он пытал­
ся выступить в роли независимого примирителя, представ­

лявшего якобы интересы собственно черниговцев, а не


князя Михаила, который покинул свою столицу с основны­
ми силами 83 . Мстиславу удалось отговорить Владимира
и Даниила от захвата Чернигова. Они направились в поис­
ках Михаила далее, «ПI\€НЯ'!Н ЗЕМЛЮ, ПОНМ"Ш" ГР"ДЫ МНО­
ГЫ ПО Д€CHE, 'т'\( Ж€ КЗЯШ" Н ХОРОБОР'Ь, Н Gосннцю, Н GHO-
K€CKb, ННЫН ГР"ДЫ многнн»84. Однако вскоре выяснилось,
что Мстислав, действовавший в сговоре с Михаилом, лука­
вил, направляя союзников по ложному пути 85 . Чернигов­
ский план предполагал, что без генерального сражения ки­
евские и галицкие войска должны были измотаться в мел­
ких стычках и осадах небольших крепостей. Кроме того,
Михаил через Мстислава пытался расколоть противостояв­
шую ему коалицию, подкупить галицких бояр и советников
Даниила, склонив его к сепаратному соглашению. Похоже,
что и эта, по выражению летописца, «прелесть» Ольгови­
чам в какой-то мере удалась.
Осознав провокационные действия Мстислава, Влади­
мир и Даниил вернулись к Чернигову, и здесь, судя по все­
му, их союз подвергся серьезному испытанию. Летописный
рассказ об этом весьма не вразумителен и запутан. В изло­
жении НПЛ он выглядит так: «... Н МНОГО ПI(СТОШНКЬ около
Ч€РННГОК", ПОНД€ ОПЯТЬ [К городу Черн.игову]; Н МНХ"НI\'Ь
СТКОРНК'Ь ПР€I\€СТЬ Н" Д"ННI\€ Н МНОГО БН Г"I\Ш~"Н'Ь Н Б€­
ЩНСI\", Д"ННI\" Ж€ €ДK" '{HД€; " ВОI\OДНМНР'Ь ПРНШ€ДШН
ОПЯТЬ, C€Д€ К'Ь KH€K€»86. О «лютом» бое под стенами Чер­
нигова на завершающей стадии похода говорится и в Га­
лицко-Волынской летописи. Однако в ней результатом боев
40 Русь: от нашествия до «ига»

выступает мирный договор между Владимиром и Дании­


лом, с одной стороны, и Мстиславом и черниговцами -
с другой. Михаил среди участников событий в такой интер­
претации не значится. Вероятно, с помощью хитрости
и лживых переговоров черниговскому князю удалось либо
расколоть коалицию князей, либо развести во времени мар­
шруты движения союзных войск и напасть отдельно на Да­
ниила. Как бы то ни было, но истрепанные в боях галицко-во­
лынские и киевские полки вынуждены были отступить87 .
Причем, как оказалось, на этом военные действия для них
не прекратились. На подходе к Киеву выяснилось, что в ок­
рестностях города объявились половцы, призванные союз­
ным Михаилу князем Изяславом Мстиславичем. В утом­
ленных войсках Даниила начались волнения, галицкие
ополченцы отказались принимать участие в новых боевых
действиях, и князь, похоже, поначалу с пониманием отнес­
ся к их мнению: «дАННЛЪ БО Н ВОН ЕГО БЕ НС'I'РI(ДНЛАСЯ, по­
ПЛЕННЛЪ БО БЕ ВСЕ ЧЕРННГОRЬСКЫЕ С'I'РАНЫ, RОЕRАЛЪ БО БЕ
0'1' КРЕЩЕННА ДО 80ЗНЕСЕння»88. Согласно Галицко-Волын­
ской летописи, Даниил «БО БЕ НЗНЕМОГЛЪСЯ» И «ХО'l'ЯШЕ
НЗНН'I'Н ДОМОВН ЛЕСНОЮ С'I'РАНОЮ», то есть отступить в свои

земли по лесным тропам, где можно было избежать столк­


новения с кочевниками. Владимир Рюрикович и волынский
воевода Мирослав потратили немало сил для того, чтобы
переубедить князя и организовать новый поход: «НЕ ПОДО­
БН'I'Ь НЗНН'I'Н 'l'РI(ДНЫМЪ ВОЕМЬ ПРО'l'НВI( ЦЕЛЫМЪ», возра­

жал он 89 . Угроза того, что половецкие нападения могут рас­


пространиться и на собственные владения Романовичей
(перемещение половцев было зафиксировано у Звенигоро­
да), заставила Даниила в итоге согласиться с уговорами
и повернуть свои полки в степь.

Основные силы противника союзники встретили у Тор­


ческа, и, как говорит летопись, «БЫСЬ СЕЧА ЛЮ'I'м 9О . Войска
Владимира и Даниила были смяты и рассеяны превосходя­
ЩИМИ силами половцев. Это был действительно полный
разгром со значительными людскими потерями 91 . Причем
Глава 1. Накануне 41

Избрание посадника. Миниаnoра ЛИl)евого летописного свода, ХУI в.

оказалось, что Даниил не зря сомневался в надежности ру­


ководителей галицких полков. Как отмечает Галицко-Во­
лынская летопись, именно совет «~€З~ОЖЬНАГО Грнгоря ВА­
СНЛ€RНЧА Н МОЛН~ОГОRНЧ€RЬ') (галицких бояр) позволил
половцам захватить в плен около Торческа Владимира Рю­
риковича Киевского и волынского воеводу Мирослава 92 .
Даниил, осознав, что сражение проиграно, бежал
в Галич 9З . Здесь его ожидали брат Василько «С nОЛКОМЪ,)
и новые провокации галицких бояр. Последние прислал и
42 Русь: от нащест6uя до «ша»

ложное донесение о том, что окрыленные победой половцы


двигаются к Владимиру Волынскому. Даниил немедленно
отослал брата с войсками для предупреждения кочевников,
«СТЕРЕЗН .GОЛОДНМЕрм 94 . В результате князь оказался во
враждебном городе практически в одиночестве, без ка­
кой-либо серьезной военной силы под рукой и в ненадеж­
ном окружении. Вскоре после отхода Василька «С пол­
КОМЪо» бояре просто предложили Даниилу оставить Галич,
и князь предпочел не искушать судьбу (<НЕ nOГYSH CESE»).
ОН покинул недружелюбный город и отправился искать
поддержку в Венгрии, где после смерти короля-крестонос­
ца Андрея II можно было ожидать смены внешнеполитиче­
ского курса.

Таким образом, к лету 1235 г. оба союзника, галицкий


и киевский князья, утратили свои столы. Плененный по­
ловцами Владимир Рюрикович был увезен в степь, где ко­
чевники ожидали за него выкуп. Изяслав Мстиславич
«Смоленский», сын Мстислава Романовича Старого, сел
в Киеве 95 . А в Галич после ухода Даниила, горожане при­
гласили Михаила Черниговского 9б , который превратился
теперь в самого влиятельного государя К)га Руси, возро­
дившего под своей рукой старый галицко-черниговский
союз.

Очевидно, галичане были более заинтересованы в союзе


с восточными соседями, чем с северными. Причин этому,
вероятно, было несколько. Во-первых - военные пораже­
ния Даниила, оказавшегося неспособным силой удержать
свою власть. Во-вторых - явный приоритет коммерческих
связей Галича по линии восток-запад, нежели север-юг. Го­
ризонтальные (широтные) торговые пути, на которых раз­
вился и усилился этот город, оставались наиболее предпоч­
тительными в период всего средневековья. Союзнические
отношения с властителями на пути Чернигов - Киев -
Галич - Венгрия (или Малая Польша) представлялись
в это время более выгодными, чем альянс с северной Волы­
нью, которая могла добавить к этому маршруту лишь бед-
Глава 1. Накануне 43

ную Мазовию и Литву. Вступать под власть волынского


князя Галич соглашался только под давлением военной
силы, а также при условии обеспечения торговых путей на
запад и восток (союз с Киевом, мир с Черниговом и Венг­
рией). Отсутствие одного из этих компонентов приводило
к сопротивлению, недовольству и «крамолам» галичан,

стремившихся к наиболее благоприятным коммерческим


условиям.

После разгрома своих основных войск и утраты главно­


го союзника (Владимира Рюриковича) Даниил оказался пе­
ред выбором: либо отказываться от покорения своей «отчи­
ны», либо активизировать поиски сторонней помощи. В по­
исках последней он направился в Венгрию, а своего брата,
после того как выяснилось, что никаких половцев на Волы­
ни нет, попросил съездить в Польшу. Предполагалось, что
переговоры с венгерским королем должны как минимум

предотвратить содействие противникам Романовичей с этой


стороны, а как максимум - обеспечить военную поддерж­
ку. В этом году (21 сентября 1235) в Венгрии умер король
Андрей II, и в октябре на престол должен был вступить
давний противник Даниила Бела IV 97 . Волынский князь
приложил много усилий для того, чтобы склонить нового
короля на свою сторону. Он даже участвовал в коронаци­
онной процессии Белы 14 октября 1235 г. в Секешфехерва­
ре, в роли и на месте вассала - вел под узцы королевского

коня 98 . Но и выражение предельной покорности не помогло


Даниилу составить с венграми альянс против Чернигова.
Новый король, который, по сообщению В. Н. Татищева,
еще в 1233 г. отрекся от претензий на Галич 99 , только под­
твердил мирные отношения с Даниилом, но ввязываться
в войну с Михаилом Всеволодовичем, союзным ему Изя­
славом и половцами отказался.

Зыбкий нейтралитет не устраивал волынского князя


и подвигнул его на поиски средств по предупреждению воз­

можного венгерского вмешательства в русские дела. Еще


находясь в Венгрии, Даниил сумел завязать дружеские
44 Русь: от нашест6ия до «ига»

контакты с австрийским герцогом Фридрихом 11 Бабенбергом,


враждовавшим как с Западной империей, так и с ВенгриеЙ 1ОО .
С дипломатической точки зрения это был очевидный ус­
пех. Позднее именно этот альянс позволил князю сохра­
нять уверенную позицию на пере говорах с Белой IV и даже
оказывать на него давление. Примечательно, что есть ука­
зания на то, что в 1235 г. и Михаил Черниговский вел ак­
тивную дипломатическую деятельность в поисках новых

союзников. Так, В. Т. Пашуто указывает на переписку им­


ператора Фридриха П, который отмечал, что посольство
к нему от «князя Руси» (ducem Rossiae) было перехвачено
и ограблено австрийским герцогом, союзником Даниила
Волынского 1О1 . Современные исследователи считают, что
это посольство было направлено к императору от чернигов­
ского князя 1О2 , который, В условиях нейтралитета Венгрии,
был вынужден искать содействия вдалеке от своих границ.
Обеспечив дипломатическое прикрытие с Запада, но не
обретя новых воинских контингентов, Даниил вернулся на
Волынь, где его ожидал брат, миссия которого в Польшу
имела совершенно противоположный результат. Василько
привел с собой отряд каких-то «ляхов», но кого они пред­
ставляли, остается неясным. Считавшийся основным союз­
ником Романовичей в Польше Конрад Мазовецкий помощи
им не оказал 103 . Более того, уже в следующем году этот
князь оказался в союзе с Михаилом Черниговским и даже
начал военные действия против Волыни. Возможно, Ва­
силько привел дружину наемников, независимых от Конра­
да или представлявших кого-то из других польских князей,
враждебных Конраду104. В любом случае дипломатического
успеха посольством достигнуто не было, а привлеченные
военные силы оказались незначительными.

В конце 1235 г. Даниил и Василько, стремясь не упус­


тить время и воспользоваться скудной польской помощью,
предпринимают беспомощный поход на Галич. «И RОНRАША,
НЕ ДОШЕДШЕ ГАЛНЧА, RОРО'Т'НСЯ ДОМОЮ,,», - печально заклю­
чает Галицко-Волынский летописецlО5. Можно сказать, что
rлаВа 1. Накануне 45

с этим походом для Романовичей завершился период ак­


тивных наступательных действий по· обретению-удержанию
Галича, с потерей которого приходилось смириться. Начи­
ная со следующего года волынские князья вступают в пе­

риод оборонительных столкновений и упреждающих боев.


Уже весной 1236 г. Михаил Черниговский вместе с новы­
ми подданными (галичанами) совершает поход на Волынь.
Мероприятие носило демонстрационный характер и далее
Каменца галицкие войска с союзными Болоховскими князь­
ями не пошли.

В эти годы обе конфликтующие стороны подошли к по­


рогу истощения своих военных ресурсов. Теперь успех за­
висел прежде всего от количества и верности привлечен­

ных иноземных войск, далеких союзников и внутренней


сплоченности (обороноспособности) земли-княжения. Да­
ниил опасался сам выступить против галичан, которые «по­

ВО€ВАША ПО ХОМОРУ Н ПОНДОША КО КАМ€НЦЮ, RЗ€МШН ПМОНЪ


В€Л"КЪ, ПОНДОША [ДОМОН] »106. Князь послал за помощью
к Владимиру Рюриковичу, который, выкупившись из поло­
вецкого плена зимой 1235-1236 П., уже изгнал из Киева
Изяслава Мстиславича lО7 • Владимир неожиданно отозвался
и направил в помощь Даниилу торков, верных союзников
киевских князей, к которым был присоединен полк «Дани­
ла Нажировича» (киевского, вероятно, воеводы)I08. Эти
войска нагнали отходивших от Каменца галичан, разгроми­
ли их «<Н ПОS€Ж€НН SЫША H€B€PH"H ГАЛНЧАН€»), а полон, ко­
торый включал всех Болоховских князей «<вен КЮIЗН Боl\O­
ховьецнн»), привели к Даниилу во Владимир ВОЛblнскиЙ IО9 .
Неожиданное возвращение Владимира Рюриковича к во­
енным действиям должно бblЛО взволновать черниговского
князя, для которого ПЛОДbl побед прошлого года начинали
ускользать. Союз ВОЛblНИ с Киевом раскаЛblвал его владе­
ния на две области, отрезаННblе друг от друга сотнями кило­
метров враждеБНblХ территорий. Теперь любая форма сооб­
щения между Галичем и Черниговом неизбежно требовала
пересечения недружелюБНblХ земель, что не только ПОДРblвало
46 Русь: от НДUlестбuя до «ига»

коммерческие связи в регионе, но и оставляло восточную

часть владений незащищенной, как анклав. Все это грози­


ло утратой доверия к князю в городских общинах. Долго
терпеть подобное положение вещей Михаил Всеволодович
не мог.

Уже летом 1236 г. Михаил с бежавшим к нему Изясла­


вом Мстиславичем подготовили новый поход на Волынь,
в котором, наряду с галичанами, должны были участвовать
Конрад Мазовецкий и половцы. Формальной причиной но­
вого похода стало требование освободить заточенных во
Владимире Волынском Болоховских князей. Согласиться
с таким ультиматумом, сохранив лицо и репутацию, Дани­
ил не мог, но и к вооруженному противостоянию он был
явно не готов. Значительных воинских контингентов на Во­
лыни не осталось, киевские войска и торки уже отошли до­
мой, а географический размах военных действий ожидался
весьма обширным (от польской границы до степей киевщи­
ны) и предполагал участие массы подвижных боевых под­
разделений. Князю оставалось только рассчитывать на
стойкость своих крепостей и верность гарнизонов, уповая
на скорую и внушительную помощь киевского союзника,

а также на обыкновенное чудо. Последнее, согласно Галиц­


ко-Волынской летописи, волынский князь и упоминал
в своих молитвах 11O •
И спасло положение действительно чудо, подготовлен­
ное, судя по всему, Владимиром Рюриковичем и неожидан­
ное как для Михаила Всеволодовича, так и для Даниила
Романовича. В то время, когда черниговский князь уже вы­
ступил к волынской границе и ожидал подхода к себе дру­
гих участников, пришла весть об измене половцев. Привле­
кая кочевников, союзники полагались на возможности

Изяслава Мстиславича, которого степняки неизменно под­


держивали и которому помогали. Однако ситуация переме­
нилась. Владимир Рюрикович, находясь у половцев в качест­
ве пленника, сумел не только обеспечить свое возвращение в
Киев, но и каким-то образом склонить кочевников к союзylll.
[АаВа 1. Накануне 47

Примечательно, что даже Изяслав не подозревал о подобном


повороте событий, чем немало подвел всю польско-галиц­
ко-черниговскую коалицию: «ПОЛОRЦН ЖЕ nРНДОШ" R ЗЕМ"Ю
r ""Н'IЬК\(Ю НЕ RОСХО'Т'ЕШ" Н'Т'Н Н" дАН Н"", RЗЕМШЮ RСЮ ЗЕМ­
"Ю r ""Н'IЬСК\(Ю, &ОЗRР"'Т'НШ"СЯ» 112. Действия степняков
произвели эффект разорвавшейся бомбы. Те силы, которые
Михаил считал своим решающим аргументом против Да­
ниила, внезапно повернулись против него самого. Все га­
лицкие войска немедленно вернулись в свою столицу и за­
перлись в ней. Конрад Мазовецкий, брошенный один на
один с Романовичами, был повергнут в шок осознанием
того, какую внешнеполитическую ошибку он совершил,
ввязавшись в союз с Черниговом-Галичем. Из всех союз­
ников поляки единственные, кто в эту кампанию уже успе­

ли повоевать волынские земли (около Червена). Получив


известие о предательстве половцев, Михаила, галичан
и Изяслава, Конрад не просто стал отходить к границам
Мазовии, но, сняв свой лагерь около Холма «<КДЕ НЫНЕ
rp"Aъ XOi\Мb С'Т'ОН'Т'Ь») ночью, побежал «<nОSЕЖЕ ДО Ля­
ХОRЪ 'lЕРЕСЪ НОЩЬ»), причем, отступая, умудрился пото­
пить часть своего войска при переправе через реку Вепрь
«<Н 'Т'оnн"ся SЯШЕ'Т'Ь О'Т' &ОН Ero RO ВЕПРЮ МНОЖЕСТВО») 113.
Летопись не сообщает, предпринял ли Даниил или кто-ли­
бо другой из волынской администрации какие-нибудь дей­
ствия для выдворения мазовецкой армии.
События этого похода заставили его участников реши­
тельно пересмотреть свои политические ориентиры. Для
Изяслава Мстиславича это была политическая смерть: дис­
кредитированный, он перестал быть фигурантом общест­
венной жизни Руси. После этих событий он совершенно
исчезает со страниц русских летописеЙ l14 .
Для Конрада союз с Михаилом был крупной и неоправ­
данной ошибкой, первый и последний раз он открыто вы­
ступил против Даниила l15 . Последующие несколько лет ма­
зовецкий князь потратил на то, чтобы найти какое-либо
достойное разрешение создавшейся ситуации без ущерба
48 Русь: от нашествия до «ига»

для себя. Мира с Даниилом он еще не заключил, но воен­


ных действий более не вел.
Несмотря на тактический успех, Романовичи оказыва­
ются неспособными в одиночку захватить Галич, к которо­
му Михаил успел подтянуть срочно вызванных венгерских
наемников. Поход волынских князей на Галич весной
1237 г. оказался безуспешным: «Rо.зRРАТНRЪШНСЯ, KO€KA-
СТА ОКОЛО ЗR€ННГОРОДА»ll6. Следует признать, что результа­
том этого этапа волынско-черниговского противостояния

было положение, близкое к пату. Ни та ни другая стороны


не обладали решительным перевесом в силах и не способ­
ны были на активные наступательные операции. Основным
средством воздействия стала дипломатия. И в таких усло­
виях Даниилу удалось переиграть галицко-черниговского
соперника. Романовичи совместно, вероятно, с Владими­
ром Рюриковичем придумали совершенно неожиданный
ход, нехарактерный для междоусобной войны. Они предло­
жили новгородскому (и переяславль-залесскому) князю
Ярославу Всеволодовичу занять киевский стол, до сих пор
сохранявший в сознании Рюриковичей (особенно - севе­
ро-восточных) статус «стареЙшего»lI7. Таким образом
в столкновения на юге Руси втягивалась самая могущест­
венная княжеская династия Юрьевичей, то есть Всеволо­
довичей, а это могло существенным образом подорвать по­
зиции Михаила Черниговского.

***
Северо-Восточная Русь, как отмечалось выше, практи­
чески избежала каких-либо междоусобных столкновений
за последние 10-20 лет. Единственным возмутителем спо­
койствия оставался Ярослав Всеволодович, который, одна­
ко, большей частью выплескивал свою энергию за предела­
ми отчинных владений. Единственный случай внутреннего
конфликта относится к 1229 г., когда Ярослав «ОТЛ'(ЧН» от
Юрия Константиновичей и поднял на брата смуту, но вско­
ре примирился l18 . Исследователи видят причину конфликта
гла6а 1. Накануне 49

в поддержке великим князем Михаила Всеволодовича, за­


хватившего в этом году новгородский стол, принадлежав­
ший прежде Ярославуl19. Дело в том, что Юрий, женатый на
сестре черниговского князя 12О , и прежде выступал в роли со­
юзника Михаила, а в 1225 г. сам посадил его в Новгород121.
Он неизменно укреплял и родственные связи с Ольговича­
ми, с которыми при его содействии породнились все три сына
Константина Всеволодовича (в 1216, 1227 и 1228 гг.)122. Как
отмечал Дж. Феннел, нам не известно ни одного случая
конфликта между Юрием Суздальским и Михаилом
Черниговским 123 . Ради справедливости можно отметить,
что Юрий вообще имел миролюбивый характер и редко до­
водил дело до открытого конфликта, но в таких конфлик­
тах неизменно побеждал, отчего даже молчаливая под­
держка с его стороны была ценной и важной. Жесткость
Юрия проявлялась, прежде всего, во внешних операциях
против иноплеменников, по преимуществу на востоке (бол­
гары, мордва). С другими ветвями династии Рюриковичей
он поддерживал ровные отношения.

Ярослав был человеком иного склада. В наследство от


отца он получил небольшое, но густонаселенное княжество
со столицей в Переяславле 3алесском 124 . Этот город возник
только в 1150-х гг. и именно в начале ХIII в. вступил в пе­
риод политической самостоятельности и экономической
зрелости. Основные коммерческие интересы его жителей
располагались по линии отношений северо-восточных рус­
ских земель с Новгородом и отчасти Смоленском. Скорее
всего, именно это и предопределило направление внешней
политики Ярослава, который руководствовался не только
личными амбициями, но и практической выгодой своей
вотчины. Переяславцев, видимо, политика их князя устраи­
вала, и они неизменно оказывали ему военную и любую
иную поддержку.

Три раза новгородцы приглашали Ярослава к себе на


княжение, и каждый раз ему не удавалось продержаться
там более одного-двух лет. В 1230 г. его пригласили в чет-
50 Русь: от нашестВия до «ИZа»

вертый раз, и на этот раз оказалось, что навсегда. Перед


ним на княжении здесь был Михаил Черниговский, чье
правление не принесло счастья новгородцам. Весь период
его управления в городе свирепствовали голод и дороговиз­

на, побежденные лишь с открытием навигации в 1231 r. 125 ,


то есть в первый год правления Ярослава.
Удачное стечение обстоятельств содействовали Яросла­
ву и позднее. Так, он убедил новгородцев в необходимости
их участия в карательном походе против Михаила Черни­
говского уже летом того же 1231 г. В этом походе при ни­
мали участие полки из всех «властей» Ярослава. Результа­
том его было сожжение Серенска и опустошение северных
областей Черниговщины «<НСТРАТН оsнлья MHoro») 126. От­
крытого столкновения с Михаилом так и не произошло. Ве­
роятно, основные силы князя находились где-то на южных

рубежах его владений, так как именно в этом году, как от­
мечалось выше, готовился поход на Киев, упрежденный
Даниилом Романовичем и соответственно Ярославом Все­
володовичем. Нет прямых указаний на то, что в данном
случае речь идет о согласованных действиях волынского
и новгородского князей, но их тесные родственные связи
(их жены были родными сестрами - дочерями Мстислава
Мстиславича Удалого, князя торопецкого, затем новгород­
ского, а затем и галицкого l27 ) позволяют предположить за­
рождение союзнических отношений. Причем предметом
этого политического альянса была именно борьба с Михаи­
лом Всеволодовичем. После этого похода черниговский
князь более не предпринимал попыток утвердиться в Нов­
городе. В следующем году он отослал укрывавшихся у него
новгородских оппозиционеров, которых в Новгороде не
приняли и вынудили бежать сначала в Псков, а затем
в Чудь (Эстонию)128. Возможно, это знаменовало времен­
ное замирение Михаила с Ярославом. Новгородско-переяс­
лавский князь начиная с 1233 г. был плотно вовлечен
в противостояние с «немцами» Прибалтики и не проявлял
интереса к делам на юге Руси. Лишь новое усиление Ми-
Глава 1. Накануне 51

хаила после 1235 г . могло взволновать его и породить но­


вые честолюбивые планы.
Под 6744 мартовским (март 1236 - февраль 1237) г.
Новгородская первая летопись сообщает: «ПОНД€ кня.зь
ЯРОСЛАRЪ Н.з ПОRАГРАДА КЪ KH€R\( НА СТОЛЪ, ПОНЯRШН СЪ со­
SОЮ НОRГОРОДЦОRЪ SОЛШНХ м\(ж < ... >, А НОRОТОРЖ€ЦЬ
100 м\(ж; А R ПОR€ГРАД€ ПОСАДН СЫНА CROErO АЛЕКСАНДРА;
Н ПРНШ€ДШН, C€ДE R KH€R€ НА СТОЛЕ; Н ДЕРЖАRЪ HORrOP0k
ЦОRЪ Н НОRОТОРЖАНЪ ОДНН\( НЕД€ЛЮ Н, ОДАРНRЪ, ОТП\(СТН

прочь; Н ПРННДОША RCH .зДРАRн»129. Эти события, если сопос­


тавлять их с известиями Галицко-Волынской летописи, от­
носятся уже к началу 1237 Г., то есть приблизительно
к тому времени, когда Романовичи, подойдя к Галичу, не
решились его осаждать и отступили. Согласно летописи,
Даниил позднее демонстрирует полную отрешенность от
угрозы нападения черниговского князя. Он идет на ятвя­
гов, затем на добжиньских крестоносцев, а потом вообще
начинает собираться в Австрию - помогать своему союз­
нику герцогу Фридриху. Судя по всему, подобную беспеч­
ность волынский князь мог себе позволить только при ус­
ловии, что не опасался более Михаила, которому был
противопоставлен Ярослав, занявший Киев.
Стабилизация на юге была достигнута ценой отказа
Владимира Рюриковича от обладания Киевом. Источники
не содержат указания на конкретные причины, подвигнув­

шие князя на такой шаг. Существуют предположения


о том, что он в последний момент был вытеснен из города
Изяславом Мстиславичем, которого, в свою очередь, из­
гнал новгородский князь. Однако более вероятным пред­
ставляется направление рассуждений А. А. Горского, со­
гласно которому в это время в Киевской земле утвердилась
некая форма дуумвирата, при которой и Владимир, и Ярослав
разделили власть над областью: например, Ярослав владел
Киевом, а Владимир - другим региональным центром 1ЗО •
Как бы то ни было, но дипломатическая комбинация Ро­
мановичей удалась. Михаил был решительно отрезан от
52 Русь: от нашествия до «ига»

своей черниговской вотчины, которую, к тому же, согласно


сообщению В. Н. Татищева, направлявшийся к Киеву Яро­
слав разорил и обложил данью: «К Киеву идучи, область
Черниговскую, где не было кому оборонять, разорил
и, тяжкие окупы с городов взяв, пришел к Киеву»l3l.
Дальнейшими действиями Даниила Михаил был лишен
и других своих союзников, источников пополнения войск
и перспектив. Той же весной 1237 г. 132 Конрад Мазовец­
кий, опасавшийся прямого столкновения с Волынью, попы­
тался создать буфер на границе с Русью и передал (8 марта
1237 г.) добжиньским рыцарям-крестоносцам замок Доро­
гичин на восточном берегу Западного Буга l33 . Судя по все­
му, Конрад «даровал» крестоносцам то, что никогда ему не
принадлежало. Даниил, направившийся в это время в по­
ход на ятвягов, но остановленный весенней распутицей
и половодьем, узнал о провокации польского князя и повер­

нул войска на Дорогичин: «НЕ ЛЕПО ЕСТЬ ДЕРЖАТt1 НАШЕЕ О'ГЧt1-


НЫ Крt1ЖЕRНt1КОМЬ ТЕПЛt1'1€МЪ, РЕКОМЫМЬ GОЛОМОНt1'1€МЬ»134.
Волынский князь штурмом взял город (март 1237 г.)135 и за­
хватил в плен орденского магистра Бруно с другими рьща­
рями, которых направили в заточение во Владимир Волын­
ский. Конрад Мазовецкий, понесший уже второе пораже­
ние от Даниила, так и не вступив с ним в бой, был
деморализован и более не проявлял своей враждебности.
Для того чтобы добить противника, в начале 1238 г. Дани­
ил подговорил литовского князя Миндовга и новогрудского
князя Изяслава совершить поход в Мазовию l36 . Этот на­
тиск окончательно склонил Польшу к мирным и союзниче­
ским отношениям с Вольrнью и Романовичами 137 .
Чтобы упредить возможную поддержку Михаила со
стороны Венгрии, Даниил использовал свой основной ко­
зырь - дружеские отношения с австрийским герцогом.
В начале 1237 г. (с февраля) император Фридрих II органи­
зовал большой поход против беспокойной Австрии. Волын­
ские князья немедленно вызвались предоставить военную

помощь своему дальнему союзнику. Только вмешательство


Гла6а 1. Накануне 53

венгерского короля Белы IV заставило их прекратить при­


готовления к походу «<КОРОЛЕКН ЖЕ КОЗSРАННКШ'(» )138. От­
каз от вмешательства в австрийские дела Даниил обменял
на надежный мир со стороны Венгрии, скрепленный в кон­
це апреля 1237 г. при личной встрече князя с королем
БелоЙ l39 .
Таким образом, галицко-черниговский князь не только
был отрезан от своей «отчины» (Чернигова), но и лишился
всех своих союзников (Изяслав, Конрад, Бела). В таких ус­
ловиях ему не оставалось ничего иного, как просить у Да­
ниила Романовича мира. Несмотря на очевидные успехи на
дипломатическом фронте, волынский князь не имел воз­
можности использовать их в наступательных целях. Пере­
веса в военных силах у него не было, к тому же Михаил,
судя по всему, сохранял поддержку среди галичан, отчего

рассчитывать на легкую победу не приходилось. Стороны


вынуждены были искать компромисса:

«дАННЛОКН Ж€ К 1"'ОМЪ Ж€ Л€1"'€ ПОШ€ДЪШ\{ НА


МНХАНЛА НА Г АЛНЧЬ., OH€M Ж€ МНрА ПРОСЯЩНМЪ ДАША
€M\{ П€р€МЬ.1шлЬ.»140.

Оценить объем усилий, на которые пошел чернигово-га­


лицкий князь для заключения соглашения, можно только
взглянув на географическую карту. Ради сохранения галиц­
кого стола Михаил передал Даниилу Перемышльскую об­
ласть, расположенную на путях из Галича в Венгрию
и Польшу. Волынский князь приобрел возможность кон­
тролировать практически все сообшение галичан с запад­
ными странами. Можно сказать, что к лету 1237 г. Михаил
Всеволодович стал обладателем двух анклавов (Галич, Чер­
нигов), окруженных землями враждебных властителей.
Причем любая попытка их объединить должна была на­
толкнуться на фактически обшерусскую коалицию князей:
от Романовичей и Ростиславичей до Юрьевичей (Яро­
слав), - то есть Волынь, Киев, Смоленск, Новгород, Пере­
яславль Залесский и примкнувшие к ним.
54 Русь: от нашестВия до «ига»

Ярослав Всеволодович был на юге человеком новым.


Решение об участии в конфликте с Михаилом на стороне
Романовичей было для него неожиданным и свидетельство­
вало об авантюрном складе характера. Конечно, пример
тестя, Мстислава Удалого, оставившего, несмотря на уго­
воры, Новгородское княжение и отправившегося на поко­
рение далекого Галича «<ПОНСКА'ГЕ r МНЦА»), порабощенно­
го иноземцами и иноверцами, был заразителен. В ту
рыцарскую эпоху романтические предприятия вызывали

только похвалу и восхищение. К тому же Ярослав посту­


пил гораздо предусмотрительнее и весьма прагматично.

Во-первых, оставил в Новгороде своего сына, Александра


(в будущем «Невского,». Во-вторых, отправился покорять
не далекий и незнакомый Галич, а «сердце земли Русской»,
старейший град Киев. При этом, естественно, все предпри­
ятие было организовано как военный поход. С Ярославом
к Киеву двинулись крупные силы новгородцев и новоторж­
цев, которые при проходе через Черниговскую область, «rAf
НЕ БЫЛО КОМ\( ОБО~ОНЯ'Гt.», местность «РАЗОРЯЛН» И «'ГЯЖКНЕ

ОКУПЫ С ГОРОДОВ» брали l41 . В Киев они вступили без боя,


а уже через неделю все войско было отпущено по домам:
«... Н ДЕРЖАRЪ НОВГ'ОРОДЦОВЪ Н НОRО'ГОРЖАНЪ ОДННУ НЕДЕЛЮ

Н, ОДАРНВЪ, О'ГПУС'ГН прочt.: н ПРННДОША ВСН ЗДРАRн»142. По­


добную беспечность Ярослав мог допустить, только осоз­
нав полную свою безопасность с любой из сторон. Князь не
видел угрозы себе ни от близких своих соседей, ни от дале­
ких. И именно такая позиция служит примером, действи­
тельно характеризующим положение в южнорусских зем­

лях весной-летом 1237 г., накануне великих свершений


и потрясений для всей Руси.
ГЛАВА 2

НАШ! JEСТВИ JE

Замысел татар состоит в том,


чтобы покорить себе, если можно,
весь мир, и об этом, <... >,
они имеют приказ Чингисхана.

Иоанн де Плана Карnини 143

§ 1. В ОЖИДАНИИ

Для Северо-Восточной Руси последнее десятилетие пе­


ред монгольским нашествием было периодом мира, спокой­
ствия и даже скуки. В Ростовской летописи отмечены це­
лые годы, о которых нечего было сказать. Для 1233 г.
единственным важным событием во Владимиро-Суздаль­
ском княжестве было завершение фресковой росписи со­
борной церкви Суздаля, а для 1234 г. - завершение строи­
тельства Георгиевского собора в г. Юрьеве-Польском.
Вся летописная статья 6743 (1235) г. состоит из одной
во всех отношениях примечательной фразы: «Мнрно
E;bICTb»144. Насколько должны быть счастливы люди, спо­
собные оставить потомкам описание целого года своей
жизни лишь в наикрасивейшей из фраз - «Мирно бысть».
Вся ценность и блеск мироздания заключены в этой лако­
ничной и незамысловатой записи, после которой очень
сложно продолжать чтение летописного текста без улыбки
и без влажных глаз. Возможно, в этом 1235 г. и проходит
та самая граница эпох, рубеж одной (к сожалению, только
одной) стадии развития одного (к сожалению, только одного)
из регионов Руси, того самого, где позднее родится и Россия
56 Русь; от нашествия до «ига»

и будет складываться ее судьба. Воистину блаженны люди,


способные представить свою историю такими словами!
Последний раз запись «Мирно бысть,) была использова­
на только в Повести временных лет для 6537 (1029) r. 145
Может быть, летописец хотел провести некую параллель
с той героической и легендарной эпохой, когда Русь, лишь
вступив на арену истории, плавно приближалась к своему
расцвету, когда не была построена София, но была уже Де­
сятинная, когда не было даже политического единства,
а страна была поделена на владения Ярослава Мудрого
и Мстислава Тмутараканского, на Чернигов и Киев, на про­
свещенный Восток и дикий Запад.
Конечно, модель «Мирно бысть» могла использоваться
и как простое заполнение досадной лакуны, ведь мы знаем,
что для других земель и не только русских 1235 г. вовсе не
был ни мирным, ни бесцветным. В южных землях в это
время перетягивали канат славы и власти две группировки

близких родственников: галицко-киевская коалиция шла


походом на гордый Чернигов, а потом бежала разгромлен­
ная под Торческом, перестав быть и галицкой, и киевской.
Очень тревожно начал статью того же «мирного,) 6743
(1235) г. новгородский летописец:

«НЕ хо'Гя HCnEpBA OKAHbHblН, ВСЕnАП(Еmын дня­


ВОЛЪ роду ЧЕЛОВЕЧЕСКОМУ ДОБРА ... ,)146.

И даже несмотря на то что после этих слов следует


описание событий вокруг Киева-Чернигова, такое вступле­
ние к рассказу дает пищу для более широкого символиче­
ского ряда. Ведь именно в 1235 г. на далекой реке Онон со­
стоялся исторический курултай, на котором монгольские
вожди приняли решение совершить большой общемонголь­
ский поход в Европу, «до последнего моря,). Началась воина ...

***
После смерти Чингисхана (Тэмуджина) в 1227 г. потре­
бовался съезд монгольской знати (курултай) для утвержде-
г/1. а6а 2. Нашест6ие 57

Чингизхан. Китайская миниаnoра XIV В.

ния его преемника в управлении обширной империеЙ l47 .


Им стал третий по старшинству Чингизид Угэдей, приняв­
ший в 1229 г. после двух лет траура титул великого хана
(<каан» )148. Он продолжил политику отца по расширению
зависимых от монголов земель и созданию универсальной
империи. Для первых лет правления Угэдея наиболее акту­
альными были военные операции вблизи собственных родо­
вых владений в Северном Китае и Корее. Часть войск, три
тумена под командованием Чормаган-нойона, была направ-
58 Русь: от нашествия до «ига»

лена в Персию, территорию которой к этому времени мон­


гольская армия покинула. Лидер сопротивления власти ве­
ликого хана, ставший персидским султаном, Джелал
ад-Дин был изгнан и вскоре (в 1231 г.) погиб в горах Кур­
дистана. Лишенные вождя, иранские области поочередно
признавали монгольский сюзеренитет. В 1230 г. монголь­
ское владычество признала Корея, а к 1234 г. завершилось
покорение империи Цзинь в Северном Китае l49 . На повест­
ку дня встал вопрос о дальнейших путях внешней полити­
ки «Великой Монголии». Угэдей решил посоветоваться о
перспективных планах со знатью, царевичами Чингизида­
ми и верховными чиновниками. Около 1235 г. на реке
Онон был созван второй курултай, решения которого опре­
делили новые направления экспансии: 1. Покорение импе­
рии Сун в Южном Китае. 2. Подавление вспыхнувшего не­
задолго до этого антимонгольского восстания в Корее.
3. Расширение владений на Ближнем Востоке, покорение
Кавказа, походы в Малую Азию, действия против Багдад­
ского халифата и сельджукского султаната. 4. Мероприя­
тия по увеличению улуса Джучи на Запад, то есть поход
в Европу.
Приоритетными были признаны операции в Корее и по­
ход в Европу (именно в такой последовательности)150. В по­
следнем случае важность и общемонгольский характер
мероприятия объяснялись недостаточностью армейских
подразделений, подчиненных хану Бату, главе улуса Дж у­
чи, в который была включена и еще не завоеванная Евро­
па. Интерес к этому региону возник давно и был обуслов­
лен естественным ростом кочевой, то есть прежде всего
степной империи. С восточной стороны степи обрываются
в лесах Кореи, а с западной - где-то в районе озера Бала­
тон в Венгрии. Универсальный характер власти монголь­
ского хана требовал фактической основы, хотя бы в отно­
шении родной стихии кочевников, степи.
Впервые в южнорусских степях монгольские войска
появились в 1222 г., когда 30-тысячный корпус под руково-
глаба 2. Нашестбие 59

ДСТВОМ Джэбэ и Субэдея, после безуспешных поисков


Джелал ад-Дина в Иране, прорвался через Кавказ на туч­
ные южнорусские равнины, где предполагал зазимовать

и затем отойти через Северный Казахстан к ставке Чингис­


хана. Разорив Нахичевань, опустошив Арран (область меж­
ду Курой и Араксом), захватив Байлакан, Гянджу, Шемаху
и повоевав в Грузии, они подошли к Дербенту, на штурм
которого сил уже не было. Жестокость и грозная слава
Чингисхана позволили им беспрепятственно миновать этот
неприступный город и пройти владения ширваншаха. Вый­
дя на плоскость Северного Кавказа, Джэбэ и Субэдей
столкнулись с коалицией местных племен: осетин (аланов)
и половцев (кипчаков). Лицемерные уговоры в сочетании
с богатыми подарками позволили монголам расколоть еди­
ный кочевнический фронт и разбить союзников поодиноч­
ке. Затем они совершили разорительный поход на Судак
(в Крым) и остались зимовать в причерноморских степях,
«В той области, которая вся представляла сплошные луга
и поросли»151. Следующей весной монголов пытались ата­
ковать уцелевшие половцы с союзными им русскими князь­

ями, но 31 мая 1223 г. были разгромлены в битве на реке


Калке l52 . Летом того же года Джэбэ и Субэдей совершили
налет на Волжскую Болгарию l53 , после чего повернули
свои утомленные длительным рейдом тумены на родину.
После этого похода дальнейшее продвижение на запад
для империи Чингисхана стало неизбежным. Сам великий
хан не успел совершить поход в Европу. Предполагалось,
что это будут осуществлять его наследники, которым он
еще при жизни выделил наделы (улусы), призванные обес­
печивать их и в хозяйственном и в военном отношении.
Младшему сыну Толую по традиции отходили родовые зем­
ли в Центральной и Западной Монголии. Второй сын Чин­
гисхана, Чагатай, получал области вдоль реки Или, насе­
ленные киданями (Кара-Кидан). Угэдей стал обладателем
Джунгарии и районов верхнего Иртыша. Кулькану достались
владения в Иране. Старшему же сыну Джучи, призванному
60 Русь: от нашествия до <<ига»

возглавить монгольскую экспансию после смерти отца,

Чингисхан выделил области к западу от Иртыша, Север­


ный Хорезм, низовья Амударьи и Сырдарьи, степи
Дешт-и- Кипчак к северу от Аральского моря в современном
Казах- cTaHe l54 . Ему же были пожалованы еще не завоеван­
ные земли на западе. Джучи, однако, оказался обладателем
менее воинственного характера, не желал новых вторже­

ний и, по сообщению персидского автора Джузджани,


даже пытался сопротивляться наступательной политике
отца, готовил заговор, но был разоблачен братом Чагатаем
и убит 155 . Улус Джучи был унаследован его сыном Ба ту
(Батый русских летописей): «Так как Джучи на основании
прежнего высочайшего повеления Чингиз-хана должен был
отправиться с войском завоевать все области севера, то
есть [земли] Ибир-Сибир, Булар, Дешт-и-Кипчак, Башгирд,
Рус и Черкес до Хазарского Дербенда, < ... >, и подчинить
их своей власти, но уклонился от [исполнения] сего прика­
за, то Угетай-каан, сев на царство, поручил [это] таким же
образом Бату» (Рашuд-ад-Дuн)156.
Следует отметить, что старшим сыном Джучи был
Орда, который добровольно уступил верховенство младше­
му брату и довольствовался лишь владениями в Восточном
Казахстане. Его имя всегда отмечалось в официальных до­
кументах первым, но реальной властью во всем улусе он не
обладал. Вероятно, в выборе наследника принял участие
сам Чингисхан, желавший иметь на западной оконечности
своих владений именно Бату, способного и воинственного
полководца.

Уже первые годы самостоятельного правления старшего


внука Чингисхана могли оправдать надежды деда. Именно
с конца 1220-х гг. в источниках неизменно сообщается
о нарастающем монгольском давлении за пределами их за­

падных владений. Под 1229 г. в киевской летописи сообща­


ется о вытеснении монголами с реки Яик (Урал) саксин
и половцев, которые «RЪЗБеГОША НЗ ННЗ\( К БОЛГАР ом перед
ТА'Т'Арt.l». Тогда же с Яика были изгнаны и «с'Т'орожеRе
глаfJа 2. НтиесmfJие 61

БМГАРЬСКЬIН»157. На следующий год монголы уже твердо


стояли на юго-восточных границах Башкирии и контроли­
ровали междуречье Яика и Волги. Под 1232 г. летопись
сообщает: «ПРНДОША Т А'"ГАРОВЕ Н .зНМОRАША НЕ ДОШЕДШЕ
Велнкого ГРАДА БМГАРЬСКАГО», а источник В. Н. Татищева
продолжает: «поплениша И покориша многу нижнюю зем­

лю Болгорскую и грады разориша»158. На протяжении


1233-1235 гг. продолжались болгаро-монгольские столкно­
вения пока еще локального (пограничного) характера. Ба ту
зондировал условия для крупномасштабного вторжения.
Забыв внутренние противоречия, болгары выступили
единым фронтом против захватчиков l59 . В 1229 г. с русски­
ми был срочно заключен б-летний мир, который вполне мог
перерасти и в военный союз l6О . Такое изменение внешнепо­
литической ситуации должно было насторожить Бату. Все
признаки указывали на то, что болгары собираются оказы­
вать ему решительное сопротивление и что сломить его

в одиночку будет нелегко.


Нам неизвестна численность войск, которыми распола­
гал хан Бату в эти годы. Чингисхан наделил Джучи улу­
сом, состоявшим из монгольских семей, способных выста­
вить 4000 всадников 161. Хотя позднее это число возросло за
счет покоренных народов, оно оставалось явно недостаточ­

ным для дальнего похода и большой наступательной опера­


ции. Требовалось содействие ближайших родственников.
По сообщению персидского историка Джувейни, «когда
каан во второй раз устроил большой курултай и назначил
совещание относительно уничтожения истребления осталь­
ных непокорных, то состоял ось решение завладеть страна­

ми Булгара, асов и Руси, которые находились по соседству


становища Бату, не были еще окончательно покорены
и гордились своей многочисленностью»162.
Для подкрепления войск Бату Угэдей приказал всем
улусам ~онгольской империи послать часть воинов ему
в помощь. Кроме того, к наступлению в Европу были при­
влечены многие царевичи Чингизиды лично. Кроме Бату,
62 Русь: от нашестВия до «ига»

MOCltB8 4::
о

Наступление монголов в 1229 - 1230 гг.

Наступление на Волжскую Болгарию в 1232 г.

~ Наступление монголов в прикаспийских степях в 1230 -1235 гг.


("-z--::: Действия отдельных монгольских отрядов

Военные действия монголов в 1228-1235 п. (Каргалов, 1967. С. 65)

осуществлявшего формальное руководство походом, в нем


приняли участие его братья - Орда, Берке, Тангут и Шей­
бан, сыновья Угэдея - Гуюк и Кадан, сын Чагатая - Бай­
дар, внук Чагатая - Бури, сыновья Толуя - Менгу (Мун-
гла6а 2. Нашест6ие 63

ке) и Бучек (Бюджик), а также самый младший сын


Чингисхана Кулькан 1БЗ • Каждый из Чингизидов, естествен­
но, прибыл со своим отборным отрядом. Отдельными под­
разделениями в армии Бату руководили виднейшие полко­
водцы своего времени: Субэдей-багатур, выполнявший
функции ближайшего советника Бату, Джэбэ, участвовавший
в первом западном походе 1222-1223 ГГ., а также молодой
и талантливый темник «багатырь» Бурундай. Выдающийся
состав участников похода может продемонстрировать то

значение, которое придавали покорению Европы руководи­


тели империи Чингисхана. Совершенно справедливо заме­
чание г. В. Вернадского о том, что кампания изначально
организовывалась как общемонгольское «<панмонголь­
ское») предприятие 1б4 •
О численности армии Бату, подошедшей к границам
Руси, существует много противоречивой информации
и многочисленная литература по ее обработке 1б5 • Совре­
менники считали, что монголы располагали во время похо­

да в Европу полумиллионным воЙском 1бб • В научной лите­


ратуре наиболее часто встречаются цифры от 300 до 500 ты­
сяч, в которые включаются как собственно монгольские
войска, так и ополчение из покоренных нароДов 1б7 • Не вда­
ваясь в подробный анализ источников, можно признать,
что наиболее взвешенные исследователи оценивают армию
Бату примерно в 120-140 тысяч воинов, из которых собст­
венно монгольские воины не составляли и половины 1б8 . Од­
нако и в таком составе войско практически никогда не пре­
бывало. Отдельные отряды постоянно находились в движе­
нии, не застаиваясь на одном месте и совершая дерзкие

одиночные рейды в тыл врага. Под рукой у руководителя «за­


падного» похода постоянно оставалось не более 50-60 тысяч
всадников.

По сообщению Джувейни, после завершения курултая


в 1235 г. «царевичи для устройства своих войск и ратей от­
правились каждый в свое становище и местопребывание,
а весной выступили из своих местопребываний и поспеши-
64 Русь: от нашестВия до «ига»

ли опередить друг друга; в пределах Булгара царевичи со­


единились; от множества войск земля стонала и гудела,
а от многочисленности и шума полчищ столбенели дикие
звери и хищные животные»169. Лишь соединившись, мон­
гольские войска были разделены на северную и южную
группы. Первую возглавил Бату, к которому присоедини­
лись Орда, Берке, Бури и Кулькан. Они направились на
Булгар. Южную группу составили подразделения Гуюка
и Менгу, целью которых было покорение куманов (полов­
цев), марийцев и мордвы (мокши, буртасов): они «занялись
войной С мокшей, бурта сами и арджанами и в короткое
время завладели ими»170.
Северная армия Бату зимой 1236-1237 гг. опустошила
и уничтожила Волжскую Болгарию: «сначала они силою
И штурмом взяли город Булгар, который известен был
в мире недоступностью местности и большою населенно­
стью; для примера подобным ему, жителей его (частью)
убили, а (частью) пленили» (Джувейнu)171. Несмотря на
подготовку болгар к вторжению, организованную и консо­
лидированную оборону страны 172 , их сопротивление было
сломлено практически мгновенно и даже не было замечено
многими современниками: «в короткое время, без больших
усилий, овладел ими и произвел избиение и грабеж» (Ра­
шuд-ад-Дuн)17З. Древнюю столицу Булгар жители покину­
ли еще до подхода захватчиков, которые предали ее

огню 174 . Были сожжены и другие крупные поселения: Би­


ляр, Кернек, Жукотин, Сувар. Летопись сообщает, что
в 6744 (1236 г.) «nРНДОША ОТ МСТОЧНЫЕ СТРАНЫ к БОЛГАРt.­
СКУЮ ЗЕМЛЮ БЕЗБОЖН"" ТАТАР" " КЗЯША СЛАКНЫtl flEI\tIKt.1t1
ГОРОД БОЛГАРt.СКЫ" [Бuляр I " НЗБ"ША ОРУЖt.ЕМ ОТ СТАРЦА
" ДО УНАГО" ДО СУЩАГО МЛАДЕНЦА" КЗЯША ТОКАРА МНОЖЕСТ­

КО, А ГОРОД "ЛЬ nОЖГОША ОГНЕМЪ " КСЮ ЗЕМЛЮ "ЛЬ nОnЛЕН"­

ША»175. Крупнейший город Восточной Европы Биляр имел


шесть (!) рядов оборонительных валов, а его посады окру­
жались дополнительными укреплениями. Он был взят, со­
жжен и более никогда не восстанавливался на прежнем
G..,..
40
'У'"{:.
/J
О
.17
О

~ .

.......--:::] Разгром Волжской Болгарии осенью 1236 г.


~ Монгольская "облава" в половецких степях весной-летом 1237 г.
~ Завоевание монголами мордвы, мокши и буртасов летом 1237 г.

€fi71!/;/l> Районы сбора войск Батыя для похода на Русь (осень 1237 г.)

Военные действия монголов в 1236-1237 ГГ.


(по: Каргалов, 1967. С.71)
66 Русь: от н.ашест(fuя до «ша»

месте. Сотни метров валов были срыты l7б . Археологи обна­


руживают в завалах зданий, рвах и колодцах множество
скелетов и отдельных костей. Найдена и коллективная
могила 177 . Тотальному разорению подверглась также сель­
ская округа. Вдоль рек Берды и Актая, согласно археологи­
ческим данным, в первой половине ХIII в. были единовре­
менно уничтожены практически все поселения (13 городищ
и 60 селищ)178.
Не меньших «успехов» достигли монгольские войска и в юж­
ном направлении. К концу лета 1237 г. было сломлено со­
противление аланов и половцев, оттесненных на запад,

а марийцы и мордва в большинстве своем признали сюзе­


ренитет монгольских ханов (см. рис. 12)179.
По завершении победоносной кампании 1237 г. мон­
гольское войско вновь собралось вместе. Как сообщает Ра­
шид-ад-Дин, «осенью упомянутого года все находившиеся
там царевичи сообща устроили курултай и, по общему со­
глашению, пошли войною на русских»180. Позднейшие три
года истории Руси получили наименование «Батыево на­
шествие».

***
При таком широком фронте монгольского наступления
утверждение о том, что в русских княжествах не знали

о нависшей угрозе или не ждали скорого вторжения, зву­


чат нелепо. Однако в некоторой мере это соответствует
действительности.
Информация о событиях в степи, без сомнения, посту­
пала и собиралась. В Ростовской летописи отмечено появ­
ление «Татар» на Яике (1229 г.), их вторжение на террито­
рию Волжской Болгарии в 1232 г., а также разгром этого
государства объединенными силами монгольских ханов в
1236-1237 гг. 181 У нас нет достаточных сведений, чтобы
утверждать, что столь пристальное внимание уделялось

«татарам» И на юге Руси. В южнорусских и западнорусских


источниках, сохранившихся до наших дней, о событиях тех
rла6а 2. Нашест6ие 67

лет в половецкой степи и Волжской Болгарии вплоть до


1237 г. нет ни слова. Скорее всего, властители этих земель
были увлечены усобицей и не обращали особенного внима­
ния на «восточные дела,). Подобную халатность демонстри­
руют и новгородские летописцы, более увлеченные пробле­
мами на своих западных границах.

Конечно, во всех русских землях помнили о столкнове­


нии с монгольским экспедиционным корпусом на Калке
31 мая 1223 г. Но возможно, выводы, которые сделали кня­
жеские полководцы из этих трагических событий, никак не
позволяли предупредить позднейшее вторжение. Русские
князья в 1223 г. решили упредить нападение «татар,) на
Русь и поддались на уговоры половцев, которые за год до
того были разбиты войсками Джэбэ и Субэдея. Полки
ушли в степь и попались на провокацию монголов, изобра­
зивших ложное отступление. Развернувшись, они атакова­
ли превосходящие силы русских и после ожесточенного

сражения обратили их в бегство. Монгольские всадники


долго преследовали побежденных (до Днепра), но на поход
в глубь непосредственно русской территории не реши­
лись 182 . Джэбэ и Субэдей, располагавшие ограниченным и утом­
ленным контингентом проделавшего длинный переход вой­
ска, продемонстрировали русским князьям типичную так­

тику кочевников, способных на решительные маневры


крупных по численности подразделений, но не обученных
штурму укрепленных пунктов. Известно, что именно созда­
ние укрепленного лагеря на возвышенном месте позволило

русским войскам в битве на Калке длительное время сопро­


тивляться монгольским атакам: «КНЯЗЬ ЖЕ МЬСТНСЛАКЪ
КЫЕКЬСКЫН, КНДЯЩН ТАКОКОЕ ЗЛО [бегство половцев], НЕ
nост\(nн НН КАМО С МЕСТА ТОГО [где стояли станом рус­
ские князья], нь СТАЛ БЕ НА ГОРЕ НАД РЕКОЮ НАДЪ КМКОМЪ;
БЕ БО МЕСТО ТО КАМЕННСТО, Н ТI( I(ГОШН [створи] ГОРОД ОКОЛО
СЕБЕ К КМЬНХ, Н БНСЯ С ННМН НЗ ГОРОДА ТОГО ПО 3 AHI1,)183.
В этом отношении особенно примечательны свидетель­
ства венгерского доминиканского монаха Юлиана, проез-
68 Русь: от нашестl3ия до «ига»

жавшего по Северо-Восточной Руси осенью 1237 г. и бесе­


довавшего с Владимирским великим князем. Юрий Всеволо­
дович продемонстрировал миссионеру широкую осведом­

ленность как о монгольской тактике, так и о перспектив­


ных планах их экспансии. В своем отчете епископу
Перуджи, легату апостольского престола, брат Юлиан
в начале 1238 г. писал: «На укрепленные замки они не на­
падают, а сначала опустошают страну, грабят народ и, со­
брав народ той страны, гонят на битву осаждать его же за­
MOK»184. Здесь со всей очевидностью подчеркивается, что
самостоятельных штурмов крепостей они не проводят. Это
не должно было удивлять. Известно, что на Руси вообще
не было принято прибегать к штурму, чреватому большими
жертвами. Предпочитали длительные осады, «обложение».
Плохо было известно само мастерство осады> а осадные ма­
шины (пороки) практически не использовались 185 . Порази­
тельно, что об обстоятельствах покорения монголами Хорез­
ма, где шах также применил тактику укрытия населения

в крепостях и разделения армии на гарнизоны 186 , на Руси


ничего не знали и, что называется, «пошли тем же путем».

Брат Юлиан совершил два путешествия в Башкирию, в


поисках так называемой Великой Венгрии, легендарной
прародины европейских венгров. Желание принести уче­
ние Христа своим дальним родственникам в предгорьях
Урала заставило братьев проповедников Юлиана и Герарда
в 1235-1236 гг. проделать длинный путь через Константи­
нополь, Тмутаракань и Волжскую Болгарию. Сложность
пути усугублял ась напряженной обстановкой в донских и
волжских степях, где вот-вот ожидали монгольского втор­

жения. Зимой 1235-1236 г. монахи находились в районе


устья Волги, где впроголодь жили в течение 6 месяцев, но
отправиться дальше в направлении Урала не решались
«из-за боязни татар, которые по слухам были близко»187.
Голодной зимовки не выдержал брат Герард, умерший в
мае 1236 г. Для того чтобы продолжить путь, в том же ме­
сяце монах Юлиан нанялся «слугою одного сарацинского
ГлаВа 2. Наш.естВие 69

Осадная машина монгольских войск Иранская миниа11Ора XIV в.

священника с женою», в свите которого и попал в Баш­


кирию 188 . Кроме того что он «открыл» Великую Венгрию
и начал проповедь христианства, он также собрал любо­
пытные сведения о политической ситуации в регионе. В ча­
стности, он вспоминал, что «в этой стране венгров» «нашел
татар и посла татарского вождя, который знал венгерский,
русский, куманский, тевтонский, сарацинский и татарский
[языки] и сказал, что татарское войско, находившееся то­
гда там же по соседству, в пяти дневках оттуда, хочет идти

против Алемании, но дожидались они другого [войска], ко­


торое послали для разгрома персов»189. После краткого пре­
бывания в Башкирии летом 1236 г. брат Юлиан поспешил
70 Русь: от нашествия до «ига»

обратно в Европу для доклада о своих достижениях. Не­


смотря на то что обратный путь он все же избрал через
Русь (Нижний Новгород - Владимир - Рязань - Черни­
гов - Киев - Галич), в своем отчете монах подчеркивал
свои опасения «преград от русских»190. После второго путе­
шествия, в письме епископу Перуджи он писал даже о «го­
нениях» на братьев проповедников от «суздальского KH~
зя»191. Неизвестно, насколько оправданной была тревога
Юлиана за свою судьбу на русских землях, но в следую­
щий раз он направился в Великую Венгрию прямым путем,
то есть сквозь территорию Руси.
После встречи в январе 1237 г. с королем Белой Юлиан
весной того же года побывал на приеме у папы Римского
Григория IX (1227-1241), который и направил его обратно
в Башкирию в составе группы христианских миссионеров,
дабы закрепить влияние апостольского престола в этих
землях. Эта поездка для Юлиана, можно сказать, окончи­
лась неудачно, однако именно от нее сохранилось то самое

письмо-отчет епископу Перуджи, из которого мы и черпаем


бесценные сведения.
Подойдя осенью 1237 г. к границе Руси, миссионеры
с Юлианом узнали, что «венгры-язычники, И булгары и мно­
жество царств совершенно разгромлено татарами»192. Про­
должать дальнейший путь было бессмысленно и действи­
тельно небезопасно. Любознательные монахи задержались
на некоторое время в Суздальских землях, познакомились
с местным князем, а затем повернули обратно. Информа­
ция из письма Юлиана демонстрирует то, что мог узнать
посторонний человек, незнакомый с русским языком, из
кратких бесед с окружающими. Оказывается, он имел пол­
ный объем сведений о тактике, стратегических планах
и даже легендарной истории монголов. Доминиканцам стало
известно, что «все войско, идущее в страны запада, разде­
лено на 4 части»: «Одна часть у реки Этиль [Ethyl] на гра­
ницах Руси [Ruscie] с восточного края подступила к Сузда­
лю [SudaL]. Другая же часть в южном направлении уже
ГлаВа Z. НашестВие 71

Рязань в первой трети ХIII в. Вид с севера. РеКОНСТРУКljИЯ


САаркевич, Борисевич, 1995. С. 93)

нападала на границы Рязани, другого русского княжества


[Recennie q uod est alius ducatus Rucenoruт]. Третья часть
остановилась против реки Дон [Den], близ замка Воронеж
[Ovcheruch], также княжества русских [q ui est alius
ducatus Ruthenoruт]. Они, как передавали нам словесно
сами русские, венгры и бушары [Rutheni, Vngari et
Bulgari], бежавшие перед ними, ждут того, чтобы земля,
реки и болота с наступлением ближайшей зимы замерзли,
после чего всему множеству татар легко будет разграбить
всю Русь [totaт Ruziaт], всю страну русских [totaт
terraт Ruthenoruт],)193. Кроме того, Юлиан указывает еще
на одно татарское войско, которое «осаждает всю Русь
[totaт Rusciaт],)194. Далее в тексте монах кратко переска­
зывает некую монгольскую легенду, отдаленно напоминаю­

щую отрывок из «Сокровенного сказания,)l95, а также изла­


гает полученные им сведения относительно монгольской
тактики. Сначала «во всех завоеванных странах они без
72 Русь: от нашестВия до «ига»

промедления убивают князей и вельмож [duces et mag-


nates;вар. - reges, magnes, duces], которые внушают опа­
сения, что когда-нибудь могут оказать какое-либо сопро­
тивление>}. Затем монголы собирают годных для военной
службы жителей и гонят их вперед, на следующее государ­
ство. Как было уже сказано выше, замков они не осаждают.
А о численности их сказать что-либо уверенно невозможно,
«кроме того, что изо всех завоеванных ими королевств они

гонят в бой перед собой воинов, годных к битве>}196.


В дополнение ко всему великий князь Юрий Всеволодо­
вич лично просил передать о нависшей угрозе королю
Беле: «Многие передают за верное, и князь суздальский
[dux de SudaLl передал словесно через меня королю Венг­
рии [regi Vngarie] , что татары [Thartari] днем и ночью со­
вещаются, как бы придти и захватить королевство венг­
ров-христиан [Regnum Vngarie xpistianum]. Ибо у них,
говорят, есть намерение идти на завоевание Рима и даль­
нейшего [Romam et иига Romam]. Поэтому он отправил
послов к королю венгерскому,}т. Послов этих суздальский
князь (duce Svdat) перехватил, а послание, которое они
везли венгерскому королю, отобрал. Однако в Северо-Вос­
точной Руси не смогли (!) найти переводчика, чтобы озна­
комиться с татарским письмом. Его передали доминикан­
цам, которые оказались более расторопными и позднее
смогли ознакомиться с пренебрежительным по содержа­
нию текстом, обращенным к «венгерскому корольку [regule
Vngarie]>}.
Сюжет с письмом во многом характеризует готовность
Владимиро-Суздальского княжества к войне. Если монголы
уже в начале 1236 г. располагали специалистами, владев­
шими сразу пятью языками всех потенциальных противни­

ков, то к концу 1237 г. самый могущественный князь Руси


не мог найти даже переводчика с монгольского.
Резюме, которым заключает свое послание Юлиан, не
оставляет двух мнений о впечатлении, которое производи­
ла на сторонних наблюдателей боеготовность русских кня-
г.лава 2. Нашествие 73

жеств в декабре 1237 г., то есть непосредственно накануне


вторжения: «Мы же с товарищами, в.идя, что страна занята
татарами, что области [не] укреплены и успеха делу не
предвидится, возвратились в Венгрию»198.
Конечно, обороноспособность русских земель интересо­
вала доминиканских монахов в меньшей степени, чем судь­
ба «венгров-язычников», поэтому можно предположить,
что в приведенной выше цитате речь идет об успехе их
миссии, а не о войне с монголами. К тому же, как отмечает
Юлиан, обратный путь он со своими спутниками проделал
«среди многих войск И разбойников»199, из чего можно за­
ключить, что им постоянно встречались русские полки,

двигавшиеся к границе. Однако общего удручающего впе­


чатления от послания это затмить не может. Совершенно
ясно, что, располагая всем необходимым объемом инфор­
мации, Русь не сумела адекватно подготовиться к противо­
стоянию с монгольской армией. Ожидали, видимо, орду ди­
ких кочевников, а столкнулись с самой подготовленной
и хорошо организованной армией в мире.
В довершение ко всему Владимирский князь неверно
провел дипломатическую подготовку к войне. Юрий Всево­
лодович всячески старался не вмешиваться с великую ев­

разийскую войну. Он считал, что кочевники не пойдут се­


вернее Оки, как это не раз бывало ранее. Если не вступать
с ними с открытый конфликт, они не решатся углубляться
в лесистую местность, а предпочтут атаковать южнорус­

ские земли. К Рязани еще можно подойти, минуя лесные


массивы, но к Владимиру 3алесском.у - никак. По всем
признакам расчет был верным. На Калке русские вступили
в бой с монголами в открытом поле, что закончилось пора­
жением русских войск. Следовательно, теперь нужно дей­
ствовать совершенно иначе: наступательных действий не
предпринимать, затягивать кочевников в укрепленную кре­

постями и окруженную лесами местность, изматывать мел­

кими стычками на ограниченном пространстве. Такая обо­


ронительная тактика требовала полного отказа от помощи
74 Русь: от нащест6uя до «ша»

соседним властителям и государствам, что Юрий и сделал,


бросив на произвол судьбы как новых союзников, так
и старых вассалов.

(' ... 0,.. моря ДО БОЛГАРЪ, О,.. БОЛГАР'" ДО БУР,..АСЪ, О,.. БУР­
,..АСЪ ДО ЧЕРЕМI1СЪ, О,.. ЧЕРЕМI1СЪ ДО МОРЪДRI1, - ,..0 RCE по­

КОРЕНО БЫЛО Богом", КРЕС,..I1ЯН"'СКОМУ ЯЗЫКУ, ПОГАН"'СКЫЯ


С"'РАНЫ, RЕЛI1КОМУ КНЯЗЮ .GСЕRОЛОДУ, О"'ЦУ €ГО ЮР"'Ю' КНЯЗЮ
KbIER"'CKOMY ... »», - так описывал зону влияния владими­

ро-суздальских князей накануне монгольского вторжения


автор (,Слова о погибели Русской земли»200.
Несмотря на то что перечисленные здесь народы не яв­
лялись непосредственными подданными русских князей,
они выступали в роли потенциальных, а отчасти и реаль­

ных колоний Руси. Например, мордва занимала существен­


ное место среди внешнеполитических мероприятий Юрия
Всеволодовича. С 1226 по 1232 г. он чуть ли не ежегодно
организовывал походы на мордовские земли, где образова­
лись зависимые от Руси области: летопись, например, упо­
минает владения (,Пуреша ротника Юргева», а также враж­
дебную ему (,Русь Пургасову»201. Известно, что болгары
тоже претендовали на влияние в Мордовии, но их попытки
закрепиться в этих местах встречали жесткое сопротивле­

ние Владимирского князя 2О2 . Даже вторжение монголов на


болгарскую территорию в 1232 г. Юрий пытался использо­
вать для закрепления своей власти у мордвы: (''''ОЕ ЖЕ ЗН­
МЫ», когда монголы остались зимовать в Волжской Болга­
рии, ('ПОСЛА RЕЛНКЫН КНЯЗ'" ГЕОГРН СЫНА CROEro .GСЕRОЛОДА НА
MOPARY, А С ННМЪ ФЕОДОРЪ ЯРОСЛАRНЧ'" Н РЯЗАНСКЫН КНЯЗН
Н МУРОМ"'СКЫН Н ПОЖГОША СЕЛА 11 ль , А МОРДЪRЫ I1ЗБНША
много»20З. Через три года, когда монгольские ханы обруши­
лись на мордовские области, русский сюзерен никак не от­
реагировал на эти посягательства в зоне своих интересов.

Можно сказать, что к 1236 г. соседним государствам со


всей очевидностью стал ясен оборонительный уклон в по­
литике Суздаля. Зародился он, скорее всего, еще раньше
и впервые со всей очевидностью был проявлен по отноше-
г.лаВа 2. НашестВие 75

нию К Волжской Болгарии. Это государство после 1229 г.,


когда на его границах появились орды хана Бату, было ост­
ро заинтересовано в мирных соглашениях с Русью. С дру­
гой стороны, выгоды от союза с болгарами были очевидны
и для Руси, где поволжский хлеб уже в 1230-1231 гг. стал
фактически спасителем от голода. Однако никакие друже­
ские инициативы волжских болгар не смогли склонить рус­
ского великого князя к тому, чтобы он выступил их заступ­
ником от угрозы с Востока.
В источнике В. Н. Татищева сообщение о заключении
русско-болгарского мира в 6737 (1229) г. выглядело так:

«Тогда же прислаша к великому князю Юрию


болгари о мире и любви. И сослаша люди лепшие
со обоих стран опроче (особно).
[и сослали с обоих стран послов, знатных
людей, на особное .место близ границы Руской
на остров, и.мянуе.мыЙ Коренев. И оные учини­
ли .мир на 6 лет, Kym'raM ездить в обе стороны
с товары невозбранно и пошлину платить по
уставу каждаго града безобидно; (бродника.м)
рыболова.м ездить с обе стороны до .межи;
и и.меть любовь и .мир, пленников всех освобо­
дить; а буде будет разnря, судить, съехався
судиа.м от обоих на .меже!.
и тии мир И любовь учинивше на 6 лет, плен­
ныя вся пустиша и разыдошася с дары многими.

Того ж года глад бысть во всей Рустей земли


2 годы. И множество людей изомроша, а боле
в Новегороде и Белеозере. Но болгоре, имеюще
мир, вожаху Волгою и Окою по всем градам и про­
дающе, и тем много Рустей земли помогоша.
А князь болгорский присла к великому князю
Юрию тритцеть насадов жит. И князь великий
прият с любовию, а ему посла паволоки драгие,
шитые златом, и кости рыбии, и ина узорочия»204.
76 Русь: от наzaест6uя до <'ша»

Из текста видно, что был подписан взвешенный и дей­


ствительно взаимовыгодный договор о мире и сотрудниче­
стве. Однако он так и не был переведен на уровень воен­
но-политического союза, как того просило болгарское
посольство в 1232 г. Даже летописец с укоризной вспоми­
нал об этом поступке Юрия:

6740 (1232) «Того ж году приидоша татарове на


Волгу и зимоваше, не дошед Великого града. Болго­
ре же прислаша послы своя ко князю великому

Юрию, рекуще, яко <<прииде род силен, откуду неве­


мы, языка его же никогда слышахом», и просиша по­

мощи противо има, lобесчевая все его (Юрия. -


Д. Х) убытки заплатиты. Князь же великий, гадав
со братиею и слышаще, яко сила татарская тяжка,
не даша има помощи. А татаре поплениша и покори­
ша многу нижнюю землю Болгорскую и грады разо­
риша,)205.

В Ростовском летописце всю эту статью, за исключени­


ем первого предложения, вычеркнули. Видимо, особенно
неприятно было упоминание среди участников княжеского
совета <,братии,). Ведь ответственность за такой эгоисти­
ческий поступок лежит на всех Всеволодичах.
Юрий отказался заключать с болгарами военно-полити­
ческий альянс и защищать их от монголов. И у нас нет од­
нозначного понимания того, насколько такая позиция была
оправданна. Возможно, упорное противодействие монголам
на юго-восточных границах Болгарии, на Волге и Яике мог­
ло заставить хана Бату быть более осторожным в своем на­
тиске на запад, но вряд ли ОНО смогло предотвратить этот

натиск. В конце 1220-х гг. такие рассуждения еще могли


иметь место, но в 1230-х они были уже неактуальны. Ско­
рее всего, русские полки не смогли бы остановить монголь­
ских ханов в казахских степях, а лишь распылили бы соб­
ственные силы на излишне широком фронте борьбы.
Прагматизм князя Юрия требовал жертв из среды загра­
ничных союзников.
Глава 2. Haluecmeue 77

С обреченным положением болгар можно сопоставить


и ситуацию в Рязанском княжестве. ·Растерзанное внутрен­
ними усобицами, лишенное собственной инициативы влия­
нием могучего северного соседа, оно также было оставлено
один на один с Батыем.
Сведения, которые мы черпаем из летописи, составлен­
ной при ростовском дворе, не могут в достаточно полной
мере описать обстоятельства монгол о-рязанского противо­
стояния, а тем более со всей очевидностью указать на не­
благовидную роль великого князя Юрия, бросившего вер­
ного вассала на неминуемую гибель. Ростовская редакция
повести о монгольском нашествии на Северо-Восточную
Русь, приведенной в Лаврентьевской летописи (далее -
ростовская повесть), очень кратко повествует о падении
Рязани и ни словом не отмечает какую-либо роль в этих собы­
тиях владимирского князя, его имя вообще не упомянут0 2О6 .
К счастью, в новгородских и связанных с ними летописях
сохранился более подробный вариант этого повествования
(далее - новгородская повесть)207. Д. С. Лихачев считал,
что он восходит к несохранившейся Рязанской летописи.
Его же использовали и при составлении в 1270-х гг. «По­
вести о разорении Рязани Батыем», вошедшей позднее
в комплекс сказаний о чудотворной иконе Николая Зарай­
ског0 2О8 . Кроме того, летописец Даниила Галицкого, ис­
пользовавшийся в источнике Ипатьевской летописи, сохра­
нил южнорусский извод рассказа о нашествии Батыя на
Северо-Восточную Русь (далее южнорусская по­
весть)209. Ростовская повесть составлена участником собы­
тий вскоре после 1238 г. Новгородская - близким наблю­
дателем произошедшего и также практически синхронно.

Только южнорусский вариант повести появился несколько


позднее, лишь во второй половине 1240-х гг. При этом во
всех случаях повествователь отстоит от событий не более
чем на десятилетие и тем самым заставляет относиться

к своему изложению с исключительным доверием.


78 Русь: от нmuестбuя до «ига»

Сопоставление имеющихся источников позволяет дос­


таточно полно реконструировать события. Проведя часть
зимы где-то в лесостепи около Дона, Бату вместе с основ­
ной частью армии в ноябре-декабре 1237 г. подошел к гра­
ницам Рязанского княжества:

«3НМОRАША ОКААННЫН ТАТАРОВЕ nОД'Ь ЧЕРНЫМ'Ь


I\ЕСОМ'Ь, Н О'1"1'ОЛЕ nРННДОША БЕЗRЕСТНО НА РЯЗАНЬ­
СКУЮ ЗЕМЛЮ I\ЕСОМ'Ь, С'Ь ЦАРЕМ'Ь БАТНЕМЬ НХЪ;
Н nРЬВОЕ nРННДОША Н СТАША О НУЗI\Е, Н RЗЯША 10,
Н СТАША ту СТАном'Ь»210.

Обращает на себя внимание то, что «татары» подошли


К русским границам «безвестно,>, то есть неожиданно. Ве­
роятно, это было связано с тем, что они прошли «лесом,>,
то есть не через тот степной коридор, у которого их, оче­
видно, ждали. Ясно, что они хотели запутать русских. Кро­
ме того, имея возможность напасть неожиданно, они не

стали ее использовать и предпринимать каких-либо по­


спешных действий. Наоборот, Нузла (Нужа, или Онуза)
был, судя по всему, небольшим городком, расположенным
на границе лесостепи где-то на берегах Воронежа (возмож­
но, в устье Лесного и Польного Воронежа)211. Захватив
этот городок, Ба ту остановился нарочито на границе рязан­
ских владений и направил к русским вполне лояльное по­
сольство, якобы для того чтобы избежать лишнего крово­
пролития. Должно было создаваться впечатление того, что
монголы вовсе не желают двигаться на север и, если рус­

ские их не спровоцируют, далее не пойдут. Вина за втор­


жение в любом случае должна была лежать на непокорных
русских, а не на представителе универсальной империи.
История показывает, что в других регионах мира монголы
всегда поступали точно так же: предложения о мире были
подчинены целям дезориентации противника, разведки

и оправдания экспансии в глазах собственных воинов.


Послы Батыя, которых князья предусмотрительно не
подпустили к оборонительным укреплениям своих городов,
ГлаВа 2. НашестВие 79

предложили рязанцам мир в обмен на десятину, вероятно


ежегодную:

«-И О'Г'1'ОЛЕ ПОСЛА ПОСЛЫ СROЛ, ЖЕНУ ЧАРОДЕИЦУ


и ARA МУЖА С НЕЮ, КО КНЛЗЕМЪ РЛЗАНЬСЪКЫМЪ, ПРОСЛ
ОУ НИХЪ ДЕСЛТИНЫ RO RСЕМЪ: RO КНЛЗЕХЪ и R ЛЮДЕХЪ

и R КОНЕХ, ДЕСЛТОЕ R БЕЛЬJX, ДЕСЛТОЕ R ROРОНЫХ, ДЕСЛ­

ТОЕ R БУРЬJX, ДЕСЛТОЕ R РЫЖtIХЪ, ДЕСЛТОЕ R П€ГНХ.


КНЛЗИ ЖЕ РЕЗАНЬСТИН ЮРЬИ ИНЪRГОРОRtIЧЬ, БРА'f'Ъ
ЕГО ОЛ€ГЪ [и РОМАНЪ] ИНЪRГОРОRИЧЬ, и МУРОМЬ­
СКИН И ПРОНЬСКИИ, НЕ ПУСТЛЧИ К ГОРОДОМЪ, [RЫИДОША
ПРОТИRУ ИМЪ R .сОРОНАЖЬ] ,)212.

О результатах этих переговоров судить сложно. О даль­


нейших действиях князей источники содержат противоре­
чивую информацию, лишенную порою даже внутренней ло­
гики. Летопись излагает дело таким образом, что рязанцы
сразу и наотрез отказались вести какой-либо диалог с мон­
голами, но предложили им решить дело на поле брани «<хо­
ТЕША СЪ ними БРАНЬ СЪТRорити»213):

«И РКОША ИМЪ КНЛЗИ: " ... АЩЕ НАС НЕ БI(ДЕТ RCEX,


ТО RCE ТО RАШЕ БI(ДЕТ". И О'Г'1'ОЛЕ ПI(СТИША их КЪ
ЮРЬЮ R .сОЛОДИМЕРЬ, Н О'Г'1'ОЛЕ ПI(СТНША ОТ НI(ХЛЕ
ТАТАРЫ R .сОРОНАЖН. ПОСЛАША ЖЕ РЛЗЛНЬСТЕН князи
КЪ ЮРЬЮ К .сОЛОДИМЕРЬСКОМУ, ПРОСЛЩ€ 1( НЕГО ПОМО­
ЦЕ, или САМОМУ поити»214.

Остается непонятным, почему, если война признава­


лась неизбежной, было необходимо отсылать батыевых по­
слов во Владимир, а за ними вдогонку посылать собствен­
ные просьбы о помощи. И по какой причине в таком случае
князья вдруг разрешили «<пустиша» ) татарам переправить­
ся через Воронеж и вступить на рязанскую территорию -
от Нузлы, занятой татарами ранее, в «Воронажи», то есть
туда, где они встречались с татарскими послами (по неко­
торым предположениям, междуречье Лесного и Польного
Воронежа)?215 Тактическим ходом это назвать нельзя. Ско­
рее всего, перед нами следы позднейшей модернизации
80 Русь: от нашествия до «ига»

событий, направленной на прикрытие неуклюжих действий


князей накануне вторжения. Рязанцы, находившиеся фак­
тически в вассальной зависимости от Суздаля, должны
были действовать в рамках про водимой их сюзереном по­
литики, то есть уступать, замирять и соглашаться с татара­

ми. Вероятно, Юрий Ингваревич, встретив послов за горо­


дом, что могло быть признано дружеским жестом,
немедленно согласился с требованиями Батыя и позволил
его войскам переместиться для зимовки от Нузлы на Воро­
неж, где ждать послов от великого князя. Так как в Рязани
считали, что самостоятельно (без согласия сюзерена) мир­
ный договор с монголами они заключать не могут, то ото­
слали парламентеров во Владимир, где и принимались важ­
ные внешнеполитические решения 21б . Однако расчет на
заступничество со стороны Суздаля не оправдался. Вели­
кий князь Юрий предал рязанцев, хотя и сделал это перед
лицом нависшей над всеми его землями угрозой, что в гла­
зах летописца служит ему некоторым оправданием:

Юрьн ЖЕ с"мъ НЕ nОНДЕ, [НН nОСЛ" къ ннмъ,]


НН ЖЕ n"КЫ nОСЛ\(Ш" КНЯЗЬ РЯЗ"НЬСКЫХ МОЛБЫ, НЬ
САМъ ХОТЕ ОСОБЬ БР"НЬ СЪТВОРНТН.

Ль \(ЖЕ БЯШЕ БОЖНЮ ГНЕВ\( НЕ nРОТНВНТНСЯ, ЯКО


ЖЕ РЕЧЕНО БЫСТЬ ДРЕВЛЕ ИС\(С\( Л"'(ГНН\( ГОСnО­
ДОМЬ; ЕГД" ВЕДЕ Я ГОСПОДЬ Н" ЗЕМЛЮ ОБЕТОВ"Н\(Ю,
ТОГД" РЕЧЕ:
"l\.зъ ПОШЛЮ Н" НЯ nРЕЖЕ В"С НЕДО\(МЕННЕ Н ГРО­
З\( Н СТР"Х Н ТРЕnетъ".
Т"КОЖ Н nРЕЖЕ снх ОТЪЯТЪ госnодъ ОТ Н"С
СНЛ\( Н ХР"БРОСТЬ, " НЕДО\(МЕННЕ Н ГРОЗ\( tl СТР"ХЪ
Н ТРЕnетъ ВЛОЖН В Н"С 03" ГРЕХЫ н"шм 2l7 .

Примечательно, что позднейшая «Повесть О разорении


Рязани Батыем» предлагает более живописную версию со­
бытий, в которых центром произошедшего выступает не от­
каз Владимирского князя в помощи, а самостоятельные пе­
реговоры рязанцев с монголами. Согласно этому источнику,
Глава 2. Нашествие 81

после того как «безбожный царь Батый» пришел «на Рус­


скую землю» и остановился на р. Воронеж «<ста на реце на
Воронеже»), он «присла на Резань» к князю Юрию Игваре­
вичу «ПОСЛЫ 6езделны» , то есть бесполезные, ложные,
«просяща десятины въ всем: во князех, и во всяких людех,

и во всем». «Н !(СЛЫША RЕЛНКНН князь Юрьн ННГОРЕRНЧ РЕ­


ЗАНСКНН прнход БЕЗБОЖНАГО ЦАРЯ БАТЫА, Н КСКОРЕ ПОСЛА
R ГРАД .GЛАДНМЕР К БЛАГОRЕРНОМУ Н RЕЛНКОМУ КНЯЗЮ ГЕОРГНЮ
.GСЕRОЛОДОRНЧЮ .GЛАДНМЕРСКОМУ, ПрОСЯ ПОМОЩН У НЕго»218.
Повесть составлялась более чем через 30 лет после опи­
санных событий, и отдельные словосочетания здесь часто но­
сят случайный характер. Так, заранее сообщается, что послы
были «безделны», а за помощью рязанцы посылают, лишь
только «услыша» О подходе монголов. Это, конечно, не более
чем смысловая конструкция, в которой при всем при том со­
храняется безусловно верная последовательность событий.
После получения отказа в военной поддержке Юрий
Ингваревич, согласно Повести, созывает «братью» на со­
вет. В собрании приняли участие три Ингваревича -
Юрий, Роман, Олег, а также Юрий Давыдович Муромский
и кто-то из пронских князей, отождествить которого
затруднительн0 219 . Фактически князья собрались для опре­
деления дальнейшей совместной политики в условиях не­
исполнения Суздалем обязанностей сюзерена. Феодальное
право, как известно, позволяет вассалам отказаться от при­

сяги верности в том случае, если их покровитель оказыва­

ется неспособным защитить их. Дальнейшие действия кня­


зей демонстрируют их поиски новых оснований для
внешнеполитической ориентации. Во-первых, сам факт со­
вещания говорит о создании военно-политического альянса

Рязани, Пронска, Мурома, а также Коломны, чья принад­


лежность к Суздальскому княжеству в те годы, видимо,
была (или стала?) условной. Во-вторых, совещание приня­
ло решение искать сепаратного соглашения с Батыем:
«... Н НАЧАША СОRЕЩЕR"ТI1, ЯКО НЕЧЕСТНR"ГО ПОДОБ"ЕТ утоля­

']'Н ДАРЫ». Речи о войне пока не шло: ведь, как было сказано
82 Русь: от нашествия до «ига»

выше, рязанцы немедленно по прибытии батыева посольст­


ва согласились на предложенные ханом условия. Поэтому
у князей были основания рассчитывать на возможность из­
бежать военного столкновения. С другой стороны, планы
монголов на универсальное господство не были секретом
даже для странствующего доминиканского монаха, практи­

чески не понимавшего местных языков, а уж тем более не


могли оставлять иллюзий владетелям Рязани. Поэтому ос­
новной целью переговорного процесса с Батыем должно
было стать максимальное оттягивание начала войны.
Для переговоров и в качестве заложника в ставку Ба­
тыя на р. Воронеж был направлен сын Юрия Ингваревича
Федор «З ДАРЫ и МОЛЕНИИ RЕЛИКИИМИ, Ч'Т'О~Ы НЕ RОЕRАЛ РЕ­
ЗАНСКШI ЗЕМЛИ». ПО внешним признакам миссия княжича
оказалась успешной: «БЕЗ~ОЖНЫН ЦАРЬ БА'Т'ЫН, ЛЬС'Т'ИR
~O И НЕМИЛОСЕРД, ПРИА ДАРЫ И ОХАПИСЯ ЛЕС'Т'ИЮ НЕ ВОЕВА­

'Т'И РЕЗАНСКЮI ЗЕМЛИ, И ЯРЯСЯ ХRАЛЯСЯ RОЕRА'Т'И РУССКУЮ


ЗЕмлю»220.
Сепаратное соглашение было заключено, и казалось бы,
ничто не должно было предвещать разрыва. С рязанской
стороны стремление к миру было вполне искренним. В слу­
чае вооруженного столкновения их поражение было предо­
пределено. Кроме того, подстрекая хана к вторжению в «Рус­
скую землю», под которой, судя по всему, понималась Се­
веро-Восточная PYCb 221 , они оказывались изгоями среди
своих же родственников, а также восстанавливали против

себя Владимирского великого князя. При прочих равных


Батыя также должны были в большей степени интересо­
вать близкий к половецкой степи Киев и могущественный
Владимир 3алесский, чем бедная пограничная Рязань. Од­
нако эти расчеты оказались неверными.

Исследователи разнятся во мнениях о причинах, побу­


дивших Батыя разорвать только что заключенный мир.
«Повесть О разорении Рязани Батыем» объясняет случив­
шееся гневом хана, которому княжич Федор отказался пре­
доставить «на ложе» свою жену Евпраксию:
глаба 2. Нашесmбuе 83

«И НАЧА [БА'f'ЫН] nРОСНТН \( РЯЗАН"СКНХ КНЯЗ€Н


'f'Щ€РН НЛН C€CTPЫ CO~€ НА ЛОЖ€. И H€KHH от R€ЛМОЖ
Р€ЗАНСКНХ ЗАRНС'f'НЮ НАСОЧН ~€З~ОЖНОМ\( ЦАРЮ БА­
'f'ЫЮ НА КНЯЗЯ Ф€ДОРА ЮР"€RНЧА Р€ЗАНСКАГО, ЯКО
HM€€T \( CO~€ КНЯГННЮ ОТ ЦАР"СКА РОДА, Н л€nо­

'f'ОЮ-'f'€ЛОМ КРАСНА ~€ з€ло. ЦАР" БА'f'ЫН, Л\(КАR €CT"


Н Н€МНЛОС'f'НRЪ R H€R€PHH CRO€M, nOp€RA€M R nОХОТН

nЛО'f'Н СRО€Я, Н Р€Ч€ КНЯЗЮ Ф€дор\( ЮР"€RНЧЮ: "дАН


MH€, КНЯЖ€, R€A€'f'H Ж€НЫ 'f'RO€H КРАСОТ\(!" БЛАГОR€Р­
НЫН КНЯЗ" Ф€дор ЮР"€RНЧ Р€ЗАНСКОН Н nОСМ€ЯСЯ,
tl Р€Ч€ ЦАРЮ: "H€ nОЛ€ЗНО ~O €CT" НАМ, ХРНСТНАНОМ,
'ГO~€, Н€Ч€С'f'НRОМ\( ЦАРЮ, ROAH'f'H Ж€НЫ СRОЯ НА

~Л\(Д, - АЩ€ НАС nРНОДОЛ€€ШН, 'Го Н Ж€НАМН НАШНМН

RЛАД€'f'Н НА ЧН€ШН" »222.

В самом по себе требовании Батыя, как отмечал


ю. В. Кривошеев, не было ничего необычного. Для монго­
лов требовать от покоренных народов женщин себе «на ло­
же» было обычным, а если такое требование исходило от
самого хана - даже почетным актом 223 . Однако реакция
Федора оказалась непропорциональной и, видимо, изумила
Чингизида, показалась ему оскорбительной:

«Б€з~ожнын ЦАР" БА'f'ЫН RОЗЯРНСЯ Н огорчнся


Н nОR€Л€ RCKOP€ \(~HTH ~ЛАГОR€РНАГО КНЯЗЯ Ф€ДОРА
ЮР"€RНЧА, А 'f'€ЛО €ГО nОR€Л€ rIОRР€ЩН ЗR€Р€М Н nТН­
ЦАМ НА РАЗ'f'€РЗАНН€; HH€X КНЯЗ€Н, НАРОЧН'f'ЫХ ЛЮД€Н
ROHH"CKHX nо~нлъ»224.

Разумеется, мы не склонны связывать начало монголь­


ского вторжения борьбой за честь княгини Евпраксии. Од­
нако считаем, что какие-то общие отзвуки реальных собы­
тий эта история все же несет. Например, факт убийства
русских послов в монгольской ставке не вызывает сомне­
ний. Любопытно отметить, что даже Повесть не говорит
о немедленном после отказа наказании Федора, но лишь
«вскоре». Поводов для этой резни могло быть несколько.
Причем дипломатическая неопытность княжича Федора, да
и вообще всех рязанских князей, внешней политикой которых
84 Русь: от нашест6ия до «ша»

последние годы занимался исключительно суздальский сю­


зерен, могла играть не последнюю роль.

С другой стороны, не следует игнорировать и фактор


большой межгосударственной интриги. Сепаратное согла­
шение Рязани с Батыем напрямую било по интересам
Владимирского князя, который оказывался перед лицом
еще более усилившегося врага: пропустив через свои зем­
ли монгольское войско, рязанские князья, скорее всего, вы­
нуждены были бы к нему присоединиться. Фактически, от­
казавшись поддерживать рязанцев, Юрий Всеволодович
оказался в положении, когда был заинтересован в под­
стрекании монгольской агрессии против них. Получился
замкнутый круг интересов, в который были загнаны все
властители Северо-Востока Руси необдуманными действия­
ми владимиро-суздальского «замирителя».

На дипломатическом фронте монголы еще до начала


войны одержали сокрушительную победу над русскими
князьями. Среди виновников этого следует отметить то са­
мое посольство, которое состояло из «жены чародеицы

и двух муж с нею»225 и было отослано рязанцами из Воро­


нежа во Владимир. Вероятно, именно они окончательно
склонили великого князя Юрия к необходимости отказать­
ся от поддержки своих вассалов на юге. Аргументом могло
служить то, что рязанские земли в значительной части со­
ставляют степные территории, то есть потенциальную зону

интересов кочевников. Позволив монголам контролировать


степь, Юрий мог считать, что сумеет отсидеться за Окским
лесом, который Батый проходить не решится. На корыст­
ные интересы и планы Владимирского князя в сообщении
о разорении Волжской Болгарии в 1236-1237 гг. со всей
очевидностью намекает недоброжелательный источник, ко­
пированный В. Н. Татищевым:

«Того же году [6744 (1236)] от пленения татар­


ского многие болгары, избегши, пришли в Русь и
просили, чтоб им дать место. Князь же великий
Юрий велми рад сему был и повелел их развести по
Г.лаба 2. Нашестбие 85

городам около Волги и в другие. Тогда многие сове­


товали ему, чтоб городы крепить и со всеми князи
согласиться к сопротивлению, ежели оные нечести­

вые татара придут на земли его, но он, надеяся на

силу свою, яко и прежде, оное презрил. О, зависть


безумная, по Златоусту, искал бо, егда татара других
победят, великую власть получить, но за то от бога
сам наказан, гордяйся бо, по пророку, смирится,)226.

Справедливости ради следует отметить, что переговоры


Рязани, Батыя и Юрия Всеволодовича укладываются на
очень ограниченном отрезке времени -- не более месяца
(до середины декабря 1237 г.) -- и не могли содержать
слишком сложных политических комбинаций или состоять
из нескольких этапов. Скорее всего, Батый вел сепаратные
переговоры с княжичем Федором до тех пор, пока не полу­
чил от своих представителей во Владимире известие, что
Юрий не будет заступаться за Рязань 227 . Дальнейшие пре­
пирательства были бессмысленны, реки и болота замерзли,
коалиции противника расстроены, а возможное сопротивле­

ние дезорганизовано. Следовало наступать, что Батый и соби­


рался сделать, приказав убить русских послов в своей ставке.

§ 2. ВТОРЖЕНИЕ
СЕВЕРа-ВОСТОЧНАЯ РУСЬ, 1237-1238 гг.
Благодаря сильному сопротивлению русских
Они (Татары) не смогли продвинуться дальше;
И было у них множество сражений с народами Руси
и много крови было пролито С той И с другой стороны,
но русские сумели их отогнать. <... >
Потом, они снова вернулись на русских ...

Фома Сnлuтскuй 228

Если следовать изложению «Повести О разорении Ряза­


ни Батыем,), то первый удар по противнику нанесли
рязанцы 229 • И это в целом не противоречит рассказам лето­
писей, для которых, однако, первым значительным событием
86 Русь: от нашест6ия до «ига»

Батыева нашествия было падение Рязани. Осаде столицы


кнiжества, естественно должно было предшествовать разоре­
ние сельской округи и менее значительных городов. Симео­
новская летопись примерно так и описывает произошедшее:

«Н НАЧАША ВОЕВАТН Т АТАРОВЕ ЗЕМЛЮ РЯЗАНСК,(Ю,


Н ГРМЫ нхъ РОЗБНRАЮЩЕ Н ЛЮДН СЕК'(ЩЕ Н ЖГI(ЩЕ,
Н ПОПЛЕННША Ю Н ДО Пронь.СКА; Н ПРННДОША ОКААНННН
ННОПЛЕМЕНННЦН ПОД'" СТОЛНЫН НХ'" ГОРОД'" Ря­
ЗАнь.»230.

Можно вспомнить также рассказ монаха Юлиана о че­


тырех монгольских армиях. По его словам, одна из армий
еще в период его пребывания на Руси «уже нападала на
границы Рязани [Recennie]»231, но об осаде этого города он
не знал. Так как большинство источников отражает взгляд
стороннего наблюдателя, то для них далекие сражения, не
принесшие тактического перелома в военных действиях,
могли выглядеть малозначимыми. Уникальный осколок ря­
занского летописания, «Повесть О разорении Рязани Баты­
ем», восполняет этот пробел и предлагает менее сухую вер­
сию событий.
Ясно, что подлое убийство княжича Федора Юрьевича,
выполнявшего посольскую миссию, должно было вызвать
благородное негодование в Рязани:

«Н '(СЛЫША RЕЛНКНН князь. Юрь.Н ННГОРЕRНЧ '(БtIЕ­


ННЕ ROЗЛЮБЛЕНАГО СЫНА СВОЕГО князя ФЕДОРА, ННЕХ
КНЯЗЕН, НАРОЧНТЫХ ЛЮДЕН МНОГО ПОБНТО ОТ БЕЗБОЖ­
НАГО ЦАРЯ, Н НАЧА ПЛАКАТНСЯ, Н С RЕЛНКОЮ КНЯГННЕЮ,

Н СО ПРОЧНМН КНЯГННЕМН, Н 03 БРАТЕЮ; tl ПЛАКАШЕСЯ

ВЕСь. ГРМ НА МНОГЪ ЧАС, Н ЕДВА ОТДОХН'(В ОТ RЕЛНКАГО

ТОГО ПЛАЧА Н РЫДАННА; Н НАЧАША СОRОК'(ПЛЯТН ROНН­

СТВО СВОЕ Н I(ЧРЕДНША полкн 232 .

То, что рязанская коалиция князей сумела достаточно


быстро собрать крупные воинские подразделения, включав­
шие рядовых ополченцев «<I(ЧРЕДНША ПОЛКН» ), может гово­
рить, в частности, о том, что такой исход переговоров с Ба­
тыем ими предвиделся и подготовка к нему началась
Глаба 2. Нашестбие 87

значительно раньше. Возможно, рязанцы начали готовить


удар первыми сразу после получения из Владимира отказа
в помощи. В таком случае все посольство Федора было не
более чем отвлекающим маневром, целью которого было
оттягивание времени.

Как бы то ни было, но, если доверять изложению По­


вести, нападение рязанцев для Батыя было внезапным.
Создается впечатление, что хан и не подозревал, что это
маленькое государство способно решиться на самостоя­
тельные наступательные (!) действия. Ни одно из русских
княжеств ни в этом, ни в следующем году, ни много лет

позже не совершало подобной дерзости - самостоятель­


ный поход против основных сил империи Чингисхана. Ря­
занцы не обладали особенными претензиями в области гло­
бальной политики, они просто считали это делом чести
и смерть в борьбе с врагом признавали почетной - в от­
крытом поле и против армии всего мира. Как известно, бе­
зумству храбрых и следует петь песни ...
Князь Юрий Ингваревич вел свои полки на верную ги­
бель, и это особенно подчеркнуто в патетических репликах
Повести: речь перед братией (MI(Т'tE НАМ СМЕр'Т'ИЮ ЖИВО'Т'А
КУnИ'Т'И, НЕЖЕЛИ в nОГАНОН ВОЛИ SЫ'Т'И,»), поклон Успенскому
собору Рязани, плач перед образом Богородицы и «послед­
нее целование,) матери, великой княгини Агрепены Рости­
славны. Судя по дальнейшему изложению, рязанцы сумели
недешево продать свою жизнь и действительно произвели
впечатление на гордого монгольского хана. Внезапная ата­
ка небольшого даже по русским меркам войска рязанцев
была пощечиной монгольскому самолюбию:

«И nОИДОША nРО'Т'ИВ НЕЧЕС'Т'ИВАГО ЦАРЯ БА'Т'ЫЯ


и СРЕ'Т'ОША Ero sлиз ПРЕДЕЛ РЕЗАНСКИХ. И НАnАДОША
НА НЬ ИНАЧАША SИ'Т'ИСЯ КРЕПКО И М\(ЖЕС'Т'ВЕННО.

И "'ЫС'Т'Ь СЕЧА ЗЛА И \(ЖАСНА, МНОЗИ "'О СИЛНИИ ПОЛКИ


nАДОША БА'Т'ЫЕВИ. ЦАРЬ БА'Т'ЫН и ВИДЯЩЕ, Ч'Т'О roc-
"ОДС'Т'ВО РЕЗАНСКОЕ КРЕПКО И М\(ЖЕС'Т'ВЕННО SЬЯШЕ­
СЯ, И ВОЗSОЯСЯ.
88 Русь: от нашествия до «ига»

ДА nрОТИВ\( ГНЕК\( Божию ХТО ПОСТОИТ?


~ БАТЫЕRЕ БО СИЛЕ RЕЛИЦЕ tl ТЯЖЦЕ: ЕДИН БЬЯ­
ШЕСЯ С ТЫСЯЩЕЮ, А ДКА - СО ТМОЮ . .GtIДЯ КНЯЗЬ
RЕликиt1 \(БИЕНИЕ БрАТА СКОЕГО КНЯЗЯ ДАКЫДА ИН­
ГОрЕRИЧА И RОСКрИЧАША: «О БрАТИЕ МОЯ МИЛАЯ!
КНЯЗЬ ДАКЫДЪ, БрАТ НАЩ НАПЕРЕД НАС ЧАШ\( ИС­
ПИЛ, А МЫ ЛИ СЕЯ ЧАШИ НЕ ПЬЕМ?!» ПРЕСЕДОША
С КОНЯ НА КОНИ, И НА ЧАША БИТИСЯ nРИЛЕЖНО, МНОГИА

СИЛЬНЫЯ nОЛКЫ БАТЫЕRЫ nРОЕЖДЯЯ, А ХрАБрО И М\(­


ЖЕСТRЕНО БЬЯШЕСЯ, ЯКО КСЕМ nОЛКОМЪ ТАТАрЬСКЫМ

nОДИRИТИСЯ КРЕПОСТИ И М\(ЖЕСТR\( РЕЗАНСКМ\\( ГОС­

nOACTR\(.
И ЕДКА ОДОЛЕША ИХ СI1ЛНЫЯ nОЛКЫ ТАТАр­
СКЫА»2ЗЗ.

Повесть отмечает, что в этом сражении где-то на бере­


гах Воронежа погиб цвет рязанских воинов, а также мно­
гие князья со своими дружинами: Юрий и Роман Ингваре­
вичи, а вместе с ними и главы муромского и пронского

княжеств, то есть собственно все лидеры антимонгольской


коалиции. Однако, согласно вполне достоверной новгород­
ской версии событий, рязанский князь Юрий погиб при
осаде своего стольного града, а его брат Роман - в битве
у стен Коломны 234 . Вероятно, автору Повести представля­
лась более почетной смерть воина в битве в открытом поле,
и он немного приукрасил действительность. По нашему
мнению, это было более чем напрасно. Ведь в противном
случае мы получаем дополнительное свидетельство того,

что после сражения на реке Воронеж некоторые князья вы­


жили и сумели отступить в свои вотчины. Уцелеть в насту­
пательной операции против сильнейшей армии мира -
трудно припомнить других таких героев вплоть до Куликов­
СКОЙ битвы.
После событий на реке Воронеж Батый получил впол­
не законный повод вторгнуться на рязанскую террито­
рию. Это место в <<Повести о разорении Рязани» звучит сухо
;~;:;;:;-~~i~ ... '1::~!f, :y~!' ~' ,~~:;7, J~;-
6~~~?~ j-~-'~"~--'~ r'f}·, .~~--'Y:~c' ~ '~~f~''f::i' - ·:~YjJ!!~~~~Ei~:~i"~f;:f ;:"~~.:.' , <~~,:
-_ .. ~ . .""",;'c::.:c~~,..- : l' ! - ,,;т;т;rч~'~ j"

,:::!;t~~~~~'!~
._- '

____
---- ':....~ ...

f.X~~~~::======

;'-'"-~
~ ------= ~~~~;~
_: =:::_~;;;~-------;:--...,. '~~~~.:.~-C "'~ '~'. 'ifP~??;;,,_ 'С;: : : :'>_ .
-

Панорама Рязани со стороны Оки в первой трети ХШ в. РеКОНСТРУКljИЯ <Ааркевич, Борисевич, 1995. С. 8-9)
90 Русь: от наUlест(Jия до «иzа»

и очевидно представляет собой вставку из какого-то лето­


писного источника:

«И НА'!АША ВОЕВАТН РЕЗАНСК\(Ю ЗЕМЛЮ, t1 ВЕЛЯ


St1Tt1, t1 СЕ'!Н, t1 ЖЕщt1 SЕЗ Мt1ЛОСТt1. И ГР"А ПР'ЪНЕСК,
t1 ГРАД БЕЛ, t1 ИЖЕСЛАВЕЦЬ РОЗАРt1 ДО ОСНОВАНt1Я, t1 ВСЕ
ЛЮДt1 nОSt1ША SЕЗ Мt1ЛОСТt1. И ТЕ'!АШЕ КРОВЬ ХРНСТЬ­
ЯНСКАЯ, ЯКО РЕКА Сt1ЛНАЯ, ГРЕХ Р"А" НАШt1х'Ъ»235.

Примечательно, что в этом сообщении подчеркивается,


что города Пронск, Белгород и Ижеславец пали ранее, чем
монголы подошли к столице княжества. Эти населенные
пункты расположены на юго-запад (Пронск и, вероятно,
Ижеславец) и северо-восток (Белгород) от Старой Рязани 236 .
Следовательно, монголы совершали широкий охват самого
укрепленного города в области. Только разорив округу на
многие километры вокруг, Батый 16 декабря 1237 г. под­
ступил к крепости: «ТОГДА t1НОnЛЕМЕННt1Цt1 осТ\(nt1ША ГР"А

РЯЗАНЬ ДЕКАSРЯ 16 t1 ОСТРОГОМ'Ъ ОГРАДt1шм 237 .


В городе укрылся князь Юрий Ингваревич с остатками
своей дружины «(ЗАТВОРt1СЯ В'Ъ ГРАДЕ С ЛЮДЬМt1»), которые
после решительного разгрома в битве на р. Воронеж серь­
езного сопротивления оказать уже не могли. Судя по все­
му, профессиональных военных среди обороняющихся было
немного, но, несмотря на это, без боя столицу княжества
никто сдавать не стал. Внушительный характер Рязанской
цитадели позволял предполагать, что кочевники, каковыми

признавались монголы, не станут тратить силы на приступ:

крепость опоясывали две линии валов, которые в основа­

нии достигали ширины 23-24 м, а в высоту были до


9-10 м; глубина рвов была около 8 м 238 . После пятиднев­
ной осады монголы штурмом взяли эти беспрецедентные
по качеству оборонительные сооружения. Были применены
все осадные и наступательные приспособления, известные
тогда в Евразии (греческий огонь, камнеметы, штурмовые
лестницы), но практически неиспользовавшиеся на Руси:
г.лава 2. Нашествие 91

Старая Рязань. План городища. Обмеры 1970 г.


1- северный мыс городища; 2 - сеnерное городище; 3 - Спасский собор,
конеч XII n.; 4 - место торговища; 5- Борисоглебский собор, XII n.;
6 - Успенский собор, ХН в.; 7 - южная оконечность городища;
8 - Исадские ворота; 9 - Новые Пронские порота
(Ареnнерусское градостроительство. М., 1993. С. 120)

«А R ШЕСТЫ" ДЕН" РАНО nРННДОША nОГАННН ко гр"­


Al(, ОВНН С ОГНН, А ННН С nОрОКН, А ННЕН СО ТМОЧНСi\Е­
НЫМН ЛЕСТВНЦАмн»239.

в китайской истории монгольской династии К)ань


«<К)ань ШИ'», составленной в 1369 г. и содержащей жизне­
описания выдающихся монгольских военачальников, в ча-
92 Русь: от НДUlест6uя до «ига»

стности участвовавших в европейском походе, сообщается


лишь о двух крупных боевых столкновениях с русскими:
битва на Калке (в жизнеописаниях Хэсьмайли (Исмаила)
и Субутая (Субэдея» и штурм Рязани (в жизнеописании
Сянь-цзуна (Мунке) и тангута Сили Цяньбу)240. В жизнио­
писании Сили Цяньбу сообщается следующее: «Цяньбу со­
провождал великого князя Баду [Вату] в походе на Рос­
сию. Подошли к городу Елицзянь [вероятно, Рязань].
7 дней длилось великое сражение, (после чего) взяли ero.)241.
А про будущего великого хана Мунке (Менгу) сказано, что
он «вместе С великим князем Баду участвовал в каратель­
ном походе против русских, [и когда] дошли до города
Елицзянь [Рязань], лично дрался в рукопашную, [после че­
го] разрушили ее [Рязань].)242.
Эти сообщения явно указывают на особое значение
битвы за Рязань, которую монголы считали одним из клю­
чевых сражений всего похода. Спустя много лет в далеком
Китае вспоминали кровопролитное семидневное сражение,
а не короткий штурм города, как это отмечено в русской
летописи. Кроме того, отмечалось личное участие одного
из ханов в рукопашной схватке. Рязанцы заставили интер­
вентов напрячь силы.

21 декабря Рязань пала. Большая часть населения,


включая княжескую семью, монахов, клириков, женщин

и детей, была вырезана 243 . Дома сожжены, церкви разграб­


лены, алтари осквернены (<&0 С&ЯТЫХ MT"P€X МНОГО КРО&Н
nРМН"Ш€»). До сих пор археологи фиксируют на террито­
рии Старой Рязани большое количество коллективных мо­
гил того времени, руины, клады и толстый слой
пожарища 244 . Город фактически закончил свое существова­
ние и, превратившись в руины, заполненные грудами мерт­

вых тел, вскоре сошел до уровня села. Его статус изменил­


ся не сразу, но люди более в него не шли 245 . Это было
тяжелое место, одно большое и неухоженное кладбище:
г.лаВа 2. НаИlестВие 93

«И НЕ ОСТ" во ГРАДЕ НН ЕДНН ЖНRЬ% RCH P"RHO


\(МРОШ" Н ЕДНН\( Ч"Ш\( СМЕР'J'Н\(Ю. nНШ". НЕСТЬ БО 'У'\(
НН С'J'ОНЮЩ", НН nА"ЧЮЩ": н НН ОТЦ\( Н М"ТЕРЕ О Ч"­

ДЕХ, НАН ЧАДОМ О ОТЦН Н М"ТЕРН, НН БР"'У'\( О БР"'J'Е,


НН БАНЖНЕМ\( РОД\(, НО RCH RK\(nE MEP'J'RH АЕЖ"ЩА»246.

Судя по сообщению Рашид-ад-Дина, в штурме Рязани


приняло участие чуть ли не все войско Чингизидов, кото­
рое затем двинулось к суздальским пределам, к Коломне:

«Бату, Орда, Гуюк-хан, Менгу-каан, Кулкан, Ка­


дан и Бури вместе осадили город Арпан [вар. Риа­
зан, Ариан, Риан; =Рязань] и в три дня взяли. По­
сле того они овладели также городом Ике [=" город
на Оке", Коломна]»247.

Трудно себе представить, что стало с городом, в кото­


рый ворвались тумены сразу семи ханов (около 70 тысяч
воинов) и который обороняли в основном необученные ме­
стные жители. Археологические материалы демонстрируют
тотальное разорение основной части территории Рязанско­
го княжества. Только отдаленные лесистые области на гра­
нице Муромской земли остались нетронутыми. Наиболее
населенные районы по рекам Прони (Пронск, Ижесла­
вец) и Оке (Белгород, Ужеск (Ожеск), Ольгов (ЛЬГОВ),
Переяславль-Рязанский, Борисов-Глебов) были пройдены
«огнем И мечем». Многие поселения в этих местах пре­
кратили свое существование 248 . Вероятно, монголы дейст­
вительно мстили за некое оскорбление со стороны рязан­
цев. Жестокость с их стороны была проявлена совершенно
исключительная.

Цитированное выше сообщение Рашид-ад-Дина позво­


ляет также охарактеризовать ту группировку монгольских

войск, которая действовала на этом направлении. Ранее


при водился отрывок из письма венгерского монаха Юлиа­
на, в котором тот описал четыре направления натиска

татар:
94 Русь: от нашестВия до ('ига»

1. Первая армия «у реки Этиль [Ethy!] на границах Руси


[Ruscie! с восточного края подступила к Суздалю
[Sudat]», то есть действовала в обход муромских лесов
на левом берегу Волги, от Болгарии в направлении на
Нижний Новгород, Городец Радилов, Кострому, Яро­
славль, Галич МерскиЙ.
2. Вторая армия находилась «в южном направлении» и «на­
падала на границы Рязани».
3. Третья располагалась «против реки Дон [Den!, близ зам­
ка Воронеж [Ovcheruch!», то есть служила гарантом
против недружелюбных действий половцев.
4. Четвертая «осаждает всю Русь (totam Rusciam»>, то
есть контролировала границы Южной Руси, ее коммуни­
кации с половецкой степью и Северо-Востоком 249 .
Как видно, вторая группа составляла подавляющую
часть монгольской армии - 70 тысяч из предполагаемых
120 (примерно по 10 тысяч (один тумен) на каждого
хана - участника похода). Соответственно на все другие
направления приходилось не более 50 тысяч всадников,
что не так и много, если учитывать протяженность фронта
и масштаб задач. Полагаем, что большинство из этих вспо­
могательных частей концентрировались в южных регионах,
а для действий первой группы был выделен небольшой от­
ряд, который, кстати, позднее почти никак себя не про­
явил. Скорее всего, выделение волжского фронта наступле­
ния на Суздаль служило для растягивания сил противника
и его дезинформации. Активных действий на этом направ­
лении не предполагалось 2SО •
Создается впечатление, что Юрий Всеволодович попал­
ся практически на все военные хитрости Батыя. Он и отка­
зался от вооруженной поддержки соседних княжеств, и пе­
реоценил искренность монгольских мирных инициатив,

и неверно распределил свои военные ресурсы. О том, что


Юрий Всеволодович не ожидал немедленного вторжения
в Суздальскую землю, свидетельствует летописная фраза,
в которой говорится о том, что он послал воеводу Еремея
Глава 2. Нашествие 95

Глебовича к Коломне «К СТОРОЖАх,}251. Подойдя К Оке, дру­


жинники встретили местного князя Романа Ингваревича,
которому удалось избежать гибели в битве на р. Воронеж
и увести часть дружины в свою вотчину. Вероятно, от него
они узнали о событиях в Рязанских землях и о неуклонном
намерении монголов двигаться далее на север. Судя по
компилятивному изложению Тверской летописи, только
после этой встречи великий князь Х)рий направил к Ко­
ломне войска во главе со своим сыном Всеволодом:

«КНя.зь Ж€ К€ЛНКНI1 ЮРНI1 .GС€КОi\OДНЧЬ .Gолодн­


M€PCKHI1 ПОСЛА КЬ СТОРОЖ€ЛЬ И€р€м€я КО€КОДОЮ,
Н сняся С'Ъ РОМАНОМ'Ъ ИНГКАР€КН'I€М'Ъ; Т ATAPOK€ ЖЕ,
К.З€МШ€ Ря.зАНЬ, nОНДОША Х КОЛОМН€, Н ту "pHHД€
nРОТНК\( нхь СЫНЬ К€ЛНКОГО кня.зя Юр НА .GС€КОЛОДН'IА
н.з'Ъ ЕОi\OДНМ€РА Н РОМАН'Ъ ИНГКАР€КН'IЬ [С'Ъ] СКОН­
МН ЛЮДМН Н ОСТ\(nНША НЛЬ TATAPOK€,}252.

Появление у Коломны войск Еремея и Всеволода лето­


писи неизменно разделяют во времени. В Воскресенской и
Симеоновской летописях даже отмечено, что князь Х)рий
послал с сыном полки, а воеводу Еремея «НАn€р€д'Ъ К СТО­
рож€ль,}253. А новгородская (наиболее развернутая) версия
событий вообще не упоминает среди участников Коломен­
ской битвы Всеволода Х)рьевича. Однако при этом весь
рассказ о событиях под Коломной размещен в ней ранее
рассказа о штурме Рязани 254 . Судя по всему, это должно
отражать наличие у летописца лишь части информации
о хронологии событий. Вероятно, он знал, что дружина
Еремея подошла к Коломне еще до падения Рязани, а вот
о прибытии полков князя Всеволода у него сведения отсут­
ствовали. Предлагаемая последовательность событий объ­
ясняет и «сторожевой,} характер миссии Еремея.
Таким образом, великий князь Х)рий после заключения
с монголами некоего договора, по которому они гарантиро­

вали мир, а он отказывался от наступательных действий в сте­


пи, направил к своим границам около Коломны сторожевой
96 Русь: от нашествия до «ига»

отряд воеводы Еремея. Зимой в тех местах передвижение


крупной конной армии было возможно только вдоль русла
рек, на которых снежный покров был менее глубоким,
а риск заблудиться снижался до минимума. Следовательно,
для монголов существовало только два маршрута к центру

Суздальской земли: 1) минуя Нижний Новгород по Оке


и далее по Клязьме к Владимиру, а затем по Нерли к Суз­
далю; 2) минуя Рязань вверх по Оке и далее минуя Колом­
ну вверх по Москве-реке, после чего краткий переход
в верховья Клязьмы и прямо К Владимиру. Судя по сообще­
нию монаха Юлиана, возможность монгольского вторже­
ния со стороны Волги признавалась наиболее вероятной;
исходя из этой логики, требовалось размещать сторожей
на каждом из маршрутов, что Юрий и сделал: сторожевые
отряды у Коломны и, возможно, У Нижнего Новгорода,
а основные силы в центре - у Владимира. Вероятно, после
встречи с Романом Ингваревичем воевода Еремей Глебович
направил своему князю отчет о про изошедшем в Рязанской
земле. В столице должны были понять, что ими допущена
глобальная внешнеполитическая ошибка в отношениях
с монголами. Требовались немедленные меры по предот­
вращению нависшей над княжеством угрозы. Главные
силы были направлены во главе со старшим великокняже­
ским сыном Всеволодом к Коломне - тому месту, где, как
теперь стало ясно, будет нанесен главный удар. Здесь, у го­
рода на Оке, прикрывавшего проход в глубь Владими­
ро-Суздальского княжества, разыгралось, как потом выяс­
нилось, самое крупное и ожесточенное сражение русских

и монгольских войск периода Батыева нашествия:

«..• [Н т\( нысть. НМЪ НОН],


Н ННШАСЯ КРЕПКО,

Н нысть. СЕЧА RЕЛНКА,

Н nРОГНАША нх К НАДОЛНОМЪ

Н т\( I(ННША КНЯЗЯ РОМАНА [ИНГRАРЕRНЧА],


А 1( .вСЕRОЛОДА КОЕКОДI( ЕГО 6РЕМЕЯ [ГЛЕНОRНЧА] ,
" нных МНОГО МI(ЖЕН nОННШ",
Глава 2. Нашествие 97

[и т\( ПАД€ много ЛЮД€Н С'Ъ КНЯЗ€м'Ъ


И С'Ъ И€Р€м€€м'Ъ [ГЛ€БОRИЧ€М],
А МОСКRИЧИ ПОБ€ГОША, НИЧ€ГО Ж€ H€ RИД€RШ€],
А .GС€RОЛОД [ЮРЬ€RИЧЬ] R MM€ др\(жин€ ПРИБ€ЖА
R .Gолодим€рь,
А TATAPOK€ Ж€ ПОИДОША к MOCKK€ ... »255.

В сражении у Коломны под общим руководством кня­


жича Всеволода находилось значительное войско, которое
никак нельзя, вслед за В. Т. Пашуто, называть «дозорным
отрядом»256. В состав армии Всеволода вошел сторожевой
отряд воеводы Еремея, дружина коломенского князя Рома­
на Ингваревича, ополчения ближайших городов (Коломна,
Москва), а также собственно владимирский полк - основ­
ные силы княжества, которые князь привел сам 257 . Надо
полагать, численность войск была более значительной, чем
могли выставить рязанские князья в битве на Воронеже
или при осаде Рязани. Армию не стали размещать за стена­
ми Коломны, а поставили снаружи: об этом говорит то, что
в итоге ее оттеснили «к надолбам», то есть к скошенному
частоколу, предназначенному для ограничения действий
кавалерии 258 .
Со стороны монголов в сражении также принимал и уча­
стие основные части армии Бату, та же примерно 70-ты­
сячная орда, которая осаждала Рязань. Пере вес сил, конеч­
но, был на стороне нападающих, но русские войска имели
значительные преимущества в снаряжении (качество и мощь
доспехов) и в знании рельефа местности 259 . Исследователь
русского военного искусства А. А. Строков считал, что
«при исключительной опасности Русь могла выставить
и более 100 тысяч человек» воЙска 26О . С такой цифрой со­
гласны и другие исследователи 261 . Однако предполагается,
что только половина этой цифры приходилась на севе­
ро-восточный регион, включающий Новгород. Потенциаль­
но великий князь Юрий Всеволодович под своей рукой мог
выставить против Батыя не более 50 тысяч воинов, что, ко­
нечно, очень много даже по монгольским меркам. Реаль­
ность оказалась менее выразительной.
98 Русь: от нашестВия до «ига»

Кремль Коломны в X!V-XV! вв. ЗаштрихоВанная 'taCmb - XlV В.


(Древнерусское градостроительство. м., 1993. С. 214)

Подсчеты М. Н. Тихомирова показывают, что концен­


трация населения вокруг крупных административных цен­

тров была невысокой. Лишь 6 русских городов составляли


по 20-30 тысяч жителей (Киев, Новгород, Галич, Влади­
мир Волынский, Чернигов, Владимир 3алесский), что по­
зволяло им выставить от 3 до 5 тысяч воинов (не более пя­
той части населения). В менее крупных городах (Ростов,
Суздаль, Рязань, Переяславль) жили от 5 до 10 тысяч чело­
век, а в основной своей массе в поселениях не собиралось
более 1000 человек одновременн0 2б2 . Если предположить,
что Юрий Всеволодович решил в неспокойную зиму
1237/38 гг. постоянно содержать до 5-6 тысяч воинов, то под
рукой воеводы Еремея было около 2-3 тысяч ратников 2БЗ , так
как равноценный отряд, скорее всего, был послан к Нижне­
му Новгороду, а часть была оставлена во Владимире. Ро­
ман Ингваревич вместе с коломенскими ополченцами рас­
полагал примерно тысячным полком. Владимир 3алесский
ГлаВа 2. НашестВие 99

(около пяти тысяч воинов) с ближайшими городами и сель­


ской округой в случае экстренной мобилизации мог выста­
вить около 8 тысяч воинов. Как сообщает южнорусская по­
весть, князь Юрий послал своего сына против татар «СО
ВСЕМН людмн»264, то есть все наличные силы были брошены
к Коломне. Таким образом, с русской стороны в битве на р. Оке
должны были принимать участие никак не более 20 тысяч
человек, из которых, однако, не было и трети знакомых с во­
инским делом.

Ни о каком противостоянии равных сил, конечно, речи


идти не могло, но события показали, что противники были
достойны друг друга. Об ожесточенности сражения гово­
рит не только летописный текст (<Бt.lСТЬ СЕЧА ВЕЛНКА»), но
и гибель важных лидеров из враждующих сторон. Кроме
бежавших москвичей, которые, возможно, находились в ре­
зерве или подошли уже в разгар битвы, русские полки
в большинстве своем были уничтожены (<много МУЖЕН nо­
БНША»). Были убиты владимирский воевода Еремей Глебо­
вич и коломенский князь Роман Ингваревич, старейший
представитель рязанской династии. У монголов тоже были
потери. В сражении был ранен и потом умер хан Кулькан,
младший сын Чингисхана, единственный Чингизид, участ­
воваший в Западном походе, и единственный Чингизид, по­
гибший на поле боя - за всю историю империи:

«••. они овладели также городом Ике [Коломна].


Кулькану была нанесена там рана, и он умер. Один
из русских эмиров, по имени Урман [Роман], высту­
пил с ратью (против монголов), но его разбили и
умертвили»265.

В рассказе о монгольском нашествии на Русь Ра­


шид-ад-Дин упоминает по имени и сообщает о неких дейст­
виях только трех князей (остальные имена используются
как топонимические ориентиры). Из этих трех об одном го­
ворится, что он был убит, о другом - что он бежал в лес,
а затем был пойман и умерщвлен, и лишь о Романе гово­
рится, что он выступил против монголов и бился с ними (!).
Эта неожиданная дань уважения коломенскому князю
100 Русь: от lialuестl3uя до «ига»

была высказана спустя 70 (!) лет в далекой Персии, причем


его имя, в отличие от многих других, приводилось практи­

чески без изменений: УР-м'ан. / Ро-М,ан.. Пожалуй, сложно


придумать лучший памятник храброму воину.
Гибель Кулькана, единственного сына Чингисхана, уча­
ствовавшего в Западном походе, должна была про извести
на Бату и войско большое впечатление, вызвав прилив
мстительности. Кроме того, она должна была отражать по­
тери, понесенные татарами. Судя по всему, тумен Кулька­
на был разгромлен, что говорит о почти 10-тысячных поте­
рях (убитые и раненые). В южнорусской версии повести
о Батыевом нашествии также отмечены большие потери
с обеих сторон: «... Н nАД'ЬШНМ'Ь МНОГНМ'Ь ОТ НН)('Ь ОТ ОБО­
н)('Ь»2бб. Захватчикам немедленно требовались новые побе­
ды, чтобы заставить покоренные народы заполнить этот
пробел.

***
Не задерживаясь у Коломны, монгольская армия двину­
лась в глубь Залесского края. Кочевники демонстрировали
удивительную скорость передвижения по заснеженной ме­
стности, практически лишенной дорог. Рязань пала только
21 декабря 1237 г., а 2 февраля 1238 г. интервенты уже по­
дошли к Владимиру. По подсчетам В. В. Каргалова, ско­
рость перемещения войска, превышающего в численности
50 тысяч человек, по незнакомой местности зимой в луч­
шем случае может составлять 10-15 км в сутки 2б7 , а ведь
это было наступление, которому иногда оказывали сопро­
тивление. Монголы двигались от Рязани к Владимиру по
рекам, через Коломну и Москву, а следовательно, должны
были преодолеть не менее 450 км за 43 дня. Совершенно
ясно, что дневных остановок они не делали и, судя по все­

му, гарнизонов на захваченных территориях не оставляли.

Коломенское сражение произошло в первых числах


1238 года, так как уже 20 января 1238 г., по сообщению
В. Н. Татищева 2б8 , монголы штурмовали Москву:
гла!3а 2. Нашест!3ие 101

~ Движение объединенных сил монголов (от Рязани до Владимира)


.----....... Направление движения отдельных монгольских отрядов с февраля 1238 г.

Города, захваченные монголами ВО время нашествия 1238 г.

х 1238 Места и даты битв

Вторжение монголов в Северо-Восточную Русь.


Декабрь 1237 - март 1238 г.
(по: Каргалов. 1967. С. 88)

«ТОЕ ЖЕ ЗИМЫ RЗЯШ" Москк\( Т "'Т'''РОКЕ И ВОЕКО­


д\( \(БИШ" Филип" Пянк" З" nР"RОRЕРН\(Ю ХРЕС'Т'I.ЯН­
СК\(Ю ВЕР\(, " князя .GОЛОДИМЕР" яш" Р\(КАМ сын"
ЮРI.ЕR", " ЛЮДИ ИЗБИШ" О'Т' С'Т'''РI.Ц'' И ДО С\(Щ"ГО
МЛАДЕНЦ", " ГР"ДЪ и ЦЕРКВИ СRЯ'Т'ЫЯ ОГНЕRИ nРЕД"Ш"
и М"Н"С'Т'ЫРИ RСИ И СЕЛ" nОЖГОШ" И МНОГО ИМЕНI.Я
ВЪЗЕМШЕ 0'Т'идош",)269.
102 Русь: от нашествия до «ига»

Маленький городок на Москве-реке не мог оказать за­


хватчикам серьезного сопротивления. У нас даже нет пря­
мых указаний на то, что город оборонялся 27О . Согласно ле­
тописи, местного воеводу убили «за веру», а князя просто
взяли в плен, без боя, «руками». Сам факт упоминания ги­
бели какого-то нигде ранее не упоминавшегося воеводы
подчеркивает необычность ситуации: скорее всего, его
смерть имела какой-то религиозный подтекст 271 . В случае
если некий городской воевода погибал от вражеской руки,
это чаще всего не отмечалось летописью.

С другой стороны, примечательные сведения о падении


Москвы содержатся в «Истории Угэдэй-каана», написан­
ной Рашид-ад-Дином. После сообщений о смерти Кулькана
и разгроме князя Романа под Коломной в этом источнике
содержится обширный текст, повествующий о дальнейших
действиях монголов на Руси. В связи с тем, что он требует
пространных комментариев, приведем его полностью:

«... (потом) сообща в пять дней взяли также город Ма­


кар [вар. Укан, Икан; воз},f,ОЖНО, Москва 272 ] и убили кня­
зя (этого) города, по имени Улайтимур [Владимир].
Осадив город Юрги-бузург [вар. Бурки-бузург; воз­
можно, «город Юргия Великого» или «город Тверской
Торжок»273] , взяли (его) в восемь дней. Они ожесточенно
дрались. Менгу-каан лично совершал богатырские подвиги,
пока не разбил их (русских).
Город Кыркла [вар. Каринкла; возможно, Переяславль
3алесский 27 4j, коренную область Везислава [возможно,
Всеволода], они взяли сообща в пять дней. Эмир этой об­
ласти Ванке Юрку [вар. Вике-Юрку, Йике-юрку, Рике­
Юрку; возможно, Георгий] бежал и ушел в лес; его также
поймали и убили.
После того они (монголы) ушли оттуда, порешив на со­
вете идти туманами облавой и всякий город, область и кре­
пость, которые им встретятся (на пути), брать и разрушать.
На этом переходе Бату подошел к городу Кисель Иске
[вар. Кuф Маmишка; = Козельск] и, осаждая его в тече-
г.лаВа 2. НашестВие 103

ние двух месяцев, не мог овладеть им. Потом прибыли Ка­


дан и Бури и взяли его в три дня. Тогда они расположились
в домах и отдохнули»275.
Между сражением у Коломны и штурмом Козельска,
в интерпретации которых нет оснований сомневаться
(слишком схожи реальные названия с теми, которые при­
ведены у Рашид-ад-Дина), отмечены осады трех городов -
Макар, Юрги-бузург и Кыркла.
Если следовать летописному изложению, то за это вре­
мя приступом были взяты Москва, Владимир, Суздаль, Пе­
реяславль, Торжок. Именно к этим городам применен гла­
гол «взяша», И они выделены по смыслу: остальные

перечислены списком 276 . Однако подробности осады сопро­


вождают только описания штурма Москвы, Владимира
и Торжка. При таких условиях единственным кандидатом
на отождествление с «Макар», позволяющим не нарушать
хронологию событий у Рашид-ад-Дина, является Москва,
имеющая с этим топонимом одну общую согласную (М).
Кроме того, под Москвой действительно попал в плен, а за­
тем был убит великокняжеский сын Владимир (у лайти­
мур). С отождествлением «Юрги-бузурга» и Владимира За­
лесского (в записи - «город Юргия Великого»277) также
приходится согласиться, так как, во-первых, это был имен­
но крупный штурм, в котором было место «богатырским»
подвигам, а во-вторых, он непосредственно следовал за взя­

тием Москвы. О вариантах интерпретации третьего города


следует поговорить подробнее.
Во-первых, топоним «Кыркла» или «Каринкла» (ряды
согласных - KRKL и КRпКL) легче разгадать как Торжок
(согласные - TRIO, чем Переяславль (ряд согласных -
PcSLvl'). Во-вторых, как Переяславль-Залесский, так и Тор­
жок очень трудно представить «коренной» областью Вези­
слава-Всеволода (?). Если речь идет о Всеволоде Констан­
тиновиче, племяннике великого князя Юрия, то он действи­
тельно упоминался летописью под 1227 г. как князь Пе­
реяславля, но Южного, и уже в 1228 г. был заменен там
104 Русь: от наUlест6uя до «ига»

дядей Святославом 278 . Может быть, под Везиславом скры­


вается не Всеволод, а Ярослав, что даже более близко по
звукам (целое общее окончание - слав)? Он действитель­
но оставался зимой 1237-1238 гг. князем Переяславля За­
лесского, но в городе его тогда не было, и становится за­
труднительно определить того местного «эмира» (князя),
который бежал в лес, был пойман и убит. Ведь Ярослав
Всеволодович, занявший великокняжеский стол после
смерти брата, был безусловно широко известной фигурой
в ханской ставке, где не раз бывал и со многими монголь­
скими князьями был знаком лично.
С другой стороны, Торжок также входил во владения
Ярослава как новгородского князя. Причем, по летописи,
осаждали Торжок долго, а затем «ГНАШАСЯ nРОКЛЯТНН О'ГЬ
ТОРЖК\( G€P€Г€PbCKHMb n\(Т€MЪ ДАЖДЬ н ДО ИГНАЧА KP€CTA,
А KC€ ЛЮДНН С€К\(Щ€ АКН ТРАк\(»279. Следовательно, после за­
хвата города татары еще гнались за кем-то. Можно предпо­
ложить, что это был тот самый «эмир» «Ванке Юрку [вар.
Вике-Юрку, Йике-юрку, Рике-Юрку]», который «бежал
и ушел в лес», а затем его «поймали И убили». Ведь среди по­
гибших при штурме Торжка упоминаются местный посадник
«Иванко» И далее за ним по иерархии, возможно, тысяцкий
или воевода «Яким Влункович»280. Имена оказываются
очень созвучными персидской транскрипции Иванко-[Юрь­
евич]-Ванке-Юрку или Яким-Влунко(вич)-Йике-Юрку. Мо­
жет быть, речь у Рашид-ад-Дина идет о ком-то из них? Та­
ким образом, получается достаточно ясное объяснение
того, как в области «Везислава» (Ярослава) мог оказаться
еще и другой «эмир» (посадник) «Ванке Юрку» (Иванко
Юрьевич?). Кроме того, можно получить конкретное разъ­
яснение причин похода монголов до Игнач-креста и того,
что до Новгорода они не дошли: это была погоня, которая
не преследовала цели наступления глубоко на север.
Подобное расследование, конечно, является вполне до­
пустимым. Однако при этом остается ряд нерешенных проблем.
Совершенно не совпадают сроки осады Торжка (14 дней)
ГлаВа 2. НашестВие 105

и Кырклы (5 дней). Непонятно, почему заштатный Торжок


назван «коренной» областью Ярослава, который потом
даже не послал войск для его обороны. Разрывается вся
структура рассказа Рашид-ад-Дина, который вполне может
быть уложен в русскую летописную канву. Ведь после
штурма Владимира татары направились именно к Переяс­
лавлю и, возможно, в полном составе. Лишь затем они раз­
делились и пошли «туменами облавой». Переяславль также
входил в Владимиро-Суздальское государство, великий
князь Юрий оставался его сюзереном, «эмиром этой облас­
ти». Полагаем, что под Кырклой следует все же понимать
Переяславль-Залесский, после взятия которого монголы
действительно рассеялись по региону в поисках ставки
Юрия Всеволодовича.
Рассмотренные соображения позволяют сделать полез­
ные заключения о хронологии событий. От Рязани до Ко­
ломны - около 150 км, которые Батый мог преодолеть
с полным составом войска не менее чем за 10-12 дней. От
Коломны до Москвы около 110 км, что составляет не менее
9-10 дней пути для монгольской армии. Падение Москвы
отмечено В. Н. Татищевым 20 января, но по Рашид-ад-Ди­
ну, осада длилась 5 дней; следовательно, подступить к го­
роду интервенты должны были не позднее 15 января. Соот­
ветственно и сражение у Коломны датировать следует
в рамках 2-4 января 1238 г.
От Москвы до Владимира по руслу Клязьмы примерно
200 км, которые монгольская армия не могла преодолеть
менее чем за 14-15 дней. Появление авангарда под стана­
ми Владимира 3 февраля 1238 г. только-только укладывает­
ся в эти рамки. Основные же части должны были подойти
позже. Видно было, что Батый очень спешил.
Уже после битвы у Коломны княжич Всеволод «в мале
дружине» прибежал во Владимир и сообщил отцу о случив­
шемся. Крах многолетней политической линии Юрия был
налицо. Самое могущественное русское княжество оказа­
лось неподготовленным к борьбе с самым опасным своим
106 Русь: от нашест6ия до «ига»

противником. Отправив имеющиеся под рукой войска к Ко­


ломне, великий князь оставил практически беззащитными
внутренние районы страны. Сбор нового ополчения требо­
вал времени, которого Батый, скорее всего, предоставлять
не будет.
Юрий решил применить самую известную впоследствии
русскую тактику затягивания противника в глубь страны.
Он оставил столицу на попечение сыновей, а сам напра­
вился на север через Ростов, Ярославль и Углич за Волгу,
где организовал военный лагерь на одном из притоков Мо­
логи - реке Сить. Сюда к нему должны были стекаться
«ВОИ» со всего региона. Однако основную ставку он делал
на помощь братьев Ярослава и Святослава:

«ТОЕ ЗИМЫ ВЫЕХ" ЮРЬИ из .сОЛОДИМЕРЯ в ММЕ


ДРУЖИНЕ, ОУРЯДИВ'Ъ СЫНЫ СВОЯ В СОSЯ МЕС'Т'О .сСЕВОt\O­
Д" И МС'Т'ИСЛ"В", И ЕХ" Н" .сОЛ'ЪП( С СЫНОВЦИ СВОИМИ
С .с"силы:м'ъ И СО .сСЕВОЛОДОМ'Ъ И С .сОЛОДИМЕРОМ'Ъ,
И С'Т''' Н" Gи'Т'и С'Т'''НОМ'Ъ, " ЖДI(ЧИ 1: COSE SP"T" СВОЕГО
ЯРОСЛ"В" С ПОЛI:Ы И Gвя'Т'осл"в" С ДРУЖИНОЮ СВОЕЮ,
И Н"Ч" ЮРЬИ I:ЮIЗЬ ВЕЛИI:ЫИ СОВI:УПЛЯ'Т'И ВОЕ ПРО'Т'ИВУ
Т "'Т'''РОМ'Ъ, " ЖИРОСЛ"ВУ МИХ"Иt\OВИЧЮ ПРИI:"З" ВОЕ­
ВОДЬС'Т'ВО В ДРУЖИНЕ СВОЕи»281.

Ярослав Всеволодович действительно к 1238 г. имел


возможность собрать значительное войско, ведь он сохра­
нял контроль над Киевским, Новгородским и Переяс­
лавль-Залесским княжествами. Однако это было практиче­
ски нереально на ограниченном отрезке времени. Осенью
1237 г. Ярослав, судя по всему, находился еще в Киеве.
Здесь он прокняжил немногим более полугода. Сложно
сказать, насколько киевляне были готовы отправиться на
далекий северо-восток поддерживать брата своего новоис­
печенного сюзерена. Да и особенных сил у них уже не
было - слишком беспокойным было предыдущее десяти­
летие. Полагаться на новгородцев также было затрудни­
тельно. Для созыва ополчения требовалось решение веча,
скептически смотревшего на дальние походы, прямая выго-
Глава Z. Нашествие 107

да от которых была неочевидноЙ. Фактически Ярослав мог


располагать только собственными дружинниками и верны­
ми переяславцами, полк которых, возможно, и был направ­
лен на Волгу. Сам же князь лично прибыть на помощь уже
не успевал. Даже если он получил тревожные известия
в ноябре, то сначала (такое предположение напрашивается
само собой) он должен был направиться в Новгород, в на­
дежде собрать ополчение, а уж потом повернуть к Влади­
миру282. Зимний путь от Киева до Новгорода мог длиться до
трех месяцев, то есть в лучшем случае к концу февраля
1238 г. Ярослав прибыл на север. Здесь его должны были
застать известия о падении Владимира, а также о подходе
монголов к Торжку. Смог ли князь убедить новгородцев
в необходимости активных наступательных действий, или
впечатление от поражений под Рязанью и Коломной не
позволило ему этого сделать -- источники умалчивают.

Известно только, что с этой стороны помощи Суздальскому


князю не последовало.

О владениях другого брата Юрия, Святослава, в конце


1238 г. точных сведений нет, о нем известно лишь то, что
в 1230-1234 гг. он упоминается как хозяин Юрьева
польского 28З . Скорее всего, этим городом с округой его вла­
дения не ограничивались, но значительными не были. Не­
даром в летописи отмечено, что от Ярослава Юрий ждал
«полков», а от Святослава -- только его дружину. Об ам­
бициозных инициативах или выразительных предприятиях
Святослава ни до этого, ни после ничего не известно. Чаще
всего он выступал немым и весьма пассивным орудием

в руках своих братьев, а затем и племянников. Однако


в условиях внешней опасности Святослав со своими скром­
ными возможностями не остался в стороне, а поспешил

присоединиться к полкам старшего брата.


Кроме братьев к Юрию должны были привести свои
полки племянники: Василько, Всеволод, Владимир Кон­
стантиновичи. Старший из них, Василько получил еще от
отца в 1218 г. Ростов с Костромой и «со всею областию
108 Русь: от нашествия до ('ига»

Галицкою,), которые сохранял и теперь; Всеволод держал


Ярославль и Углич (<со всею областию,), а Владимир -
Белоозер0284. Таким образом, на р. Сить должны были сой­
тись полки Ростова, Ярославля, Костромы, Углича, Юрьева
Польского, Галича Мерского, Белоозера, а также, скорее
всего, Суздаля, Переяславля и некоторых других менее
значительных гороДов 28Б .
Если вспомнить, что такой заштатный князь, как Юрий
Владимирович Белозерский, в 1146 г. без труда направлял
своим союзникам «'Т'ЫСЯЩI( SРОНННКЪ ДРI(ЖННЫ Белозерь­
СКНЕ»28б, то есть тысячу тяжеловооруженных всадников, то
собранные вокруг Юрия в начале 1238 г. силы должны
были быть весьма велики. Девять крупных городских цен­
тров могли выставить не менее 10 тысяч воинов, а если го­
ворить о поголовной мобилизации - и того больше. В слу­
чае подхода новгородцев эта армия могла удвоиться,

а следовательно, монгольским планам мог быть нанесен тя­


желый удар. Двадцатитысячный корпус тяжеловооружен­
ных воинов мог без труда противостоять двух- или трех­
кратно превосходящей армии кочевников, фактически
лишенных, доспехов и измотанных трехмесячными скита­

ниями в лесистой, засыпанной снегом Суздальщине. Пере­


жили бы монголы вторую битву у Коломны? В этом отно­
шении расчет великого князя был совершенно верным,
и ему требовалось только время.

***
С другой стороны, неизвестно, на что надеялся князь
Юрий Всеволодович, когда оставлял во Владимире жену
и всех сыновей. Владимирское воинство было разгромлено,
и предстоящая оборона должна была лечь на плечи стари­
ков и детей. При этом сдавать столицу, очевидно, никто не
собирался. В ней оставался Всеволод Юрьевич, уже подни­
мавший оружие против монголов и потому не имевший
возможности рассчитывать на сохранение жизни в случае

плена. Горожане также были настроены весьма решитель-


Глава 2. Нашествие 109

но. Первое, что ожидало монголов, когда они подошли


к Владимиру, был град стрел:

«ТОГДА nРННДОША МНОЖЕС'Т'RО КРОRОnРОЛНRЕЦЬ КРЕ­


С'Т'ЮIНЬСКНХ НЕС ЧНСЛА, АКН nРI(ЗН К flОЛОДНМЕРЮ МЕСЯ­
ЦА фЕRРМЯ К'Ь 3 ДЕНЬ К'Ь К'Т'ОРННК'Ь ПРЕЖДЕ МЯСОnI(С­
'Т'А ЗА НЕДЕЛЮ; flОЛОДНМЕРЦН ЗА'Т'RОРНШАСЯ R ГОРОДЕ
С'Ь flCEROMAOM'), Н МЬС'Т'НСЛАRОМ'Ь, А ROЕКОДА НЕ 01(
ННХ ПЕ'Т'Р'Ь ОСЛЯДЮКОRНЧЬ; flОЛОДНМЕРЦЕМ'ЬМ ЖЕ НЕ
О'Т'RОРЯЩНМСЯ, А ТА'Т'АРОКЕ ЖЕ nРНЕХАRШЕ К'Ь ЗЛА­
'Т'ЫМ'Ь КОРО'Т'ОМ'Ь, RОДЯЩН С СОНОЮ КНЯЖНЧА flолодн­
МЕРА ЮРЬЕRНЧА Н НАЧАША R'ЬnРАША'Т'Н: «RЕЛНКНН
КНЯЗЬ ЮРЬН ЕС'Т'Ь ЛН R ГОРОДЕ?» flОЛОДНМЕРЦН ЖЕ
nI(С'Т'tIША ПО С'Т'РЕЛЕ НА Т А'Т'Ары»287.

Неприступные стены и валы Владимирской крепости


еще никто за их 130-летнюю историю приступом не брал.
Расположенный на высоком (до 50 м) левом берегу Клязь­
мы город обладал исключительными по тем временам обо­
ронительными качествами. Этот гигантский по средневеко­
вым меркам мегаполис превышал по площади Киев
и Новгород, был самым крупным на Руси. Его валы имели
у основания ширину около 24 м, а в высоту достигали 9 м,
протянувшись в общей сложности на 7 км. На их гребне по
всему периметру были возведены высокие деревянные сте­
ны, которые с внешней стороны обрамлял еще и ров шири­
ной 22 м при глубине 8 м 288 . Город делился на три района,
отделенные друг от друга стенами и дополнительными ук­

реплениями. Древнейшим был Печерний (Мономахов) го­


род, в центре которого при Всеволоде Большое Гнездо был
возведен обширный каменный детинец с Успенским, Дмит­
риевским соборами и княжеским дворцом 289 . На запад от
него раскинулся Новый город, обращенный в напольную
сторону каменными Золотыми воротами. Восточную, ре­
месленную, часть Владимира составлял Ветчаной город,
образующий широкий мыс в междуречье Клязьмы и мелко­
водной Лыбеди.
110 Русь: от нашествuя до «ига»

Владимир 3алесскиЙ. Схема плана XII-XIII ВВ.


[- город Мономаха, 1108 г.; [[ - Ветчаной город, 1158-1164 гг.; Ш - Но­
пый город, 1156-1164 п. 1 - Успенский собор, 1158-1160 гг., перестроен
в 1185-1189 гг.; 2 - Спасская усрковь, 1164 г.; 3 - уерковь Георгия на
дворе Юрия Долгорукого, 1150-е п.; 4 - Дмитриепский собор, 1190-е гг.;
5 - Рождественский собор Рождественского монастыря, 1192-1196 гг.;
6 - Успенский собор Княгинина монастыря, 1200-1202 п.; 7 - Золотые
ворота, 1160-1164 г.; 8 - Серебряные ворота, 1160-е гг.; 9 - Волжские во­
рота, 1160-е гг.; 10 - Торговые ворота, 1160-е п.; 11 - Иринины ворота,
1160-е п.; 12 - Медные ворота, 1160-е гг.; 13 - Ивановскис ворота,
1160-е п.; 14 - стены детиНLjа Всеволода Большое Гнездо с надвартной
Ljеркопью Иоакима и Анны, 1194-1196 гг.; 15 - Вознесенский монастырь;
16 - черковь Воздвиженья на Торгу, 1218 г.
(,Дрепнерусское градостроительство. м., 1993. С. 167)

Защищенный самой природой, этот городской центр


обороняли лучшие на Руси инженерные сооружения.
Штурм этих преград требовал огромных людских ресурсов,
которых у монголов уже не было. Необходимо было также
строительство осадных машин, которые использовались

под Рязанью, но потом, судя по всему, были брошены как


недоступные для быстрого перемещения. Примечательно, что
в таких условиях даже после того, как по ним со стен начали
ГлаВа 2. НашестВие 111

стрелять, монголы пытались вступить в переговоры 29О .


О сущности их предложений летописи не сообщают. Гово­
рится только, что они попросили прекратить обстрел и под­
вели к Золотым воротам изможденного пленом княжича
Владимира. Распознав брата, князья расплакались, с ними
же разрыдались и горожане.

«.GОЛОДНМЕРЦН ЖЕ nУС'f'НША по С'f'РЕЛЕ НА ТАТАРЫ,


Н 'f'A'f'APORE ЖЕ np0'f'HRY nУС'f'НША 'ГАКО ЖЕ по С'f'РЕЛЕ

НА ГОРОДЪ Н НА ЗЛА'f'ЫЯ ROP0'f'A. И по СЕМ РКОША ROло­


ДНМЕРЦЕМЪ 'f'A'f'APORE: "НЕ С'f'РЕЛЯН'f'Е!" ОНН ЖЕ "РЕ­
С'f'АША С'f'РЕЛЯ'f'Н. И nРННДОША БЛНЗЬ КО RРА'f'ОМЪ,
Н nОКАЗАША НМЪ .GОЛОДНМЕРА. и НА ЧАША 'f'A'f'APORE
МОЛRН'f'Н RОЛОДНМЕРЦЕМЪ: "ЗНАЕ'f'Е ЛН КНЯЖНЧА RA-
ШЕГО?" БЕ БО УНЫЛЪ ЛНЦЕМЪ Н НЗНЕМОГЛЪ БЕДОЮ ОТ
НУЖА . .GСЕRОЛОДЪ ЖЕ Н МЬС'f'НСЛАRЪ С'f'ОЯС'f'А НА ЗЛА­
ТЫХ ROP0'f'EX Н nОЗНАС'f'А БРА'f'А CROErO .GОЛОДНМЕРА.
О, УМНЛЕННОЕ БРА'f'А RHAEHHE Н СЛЕЗЪ ДОСТОННО! ВСЕ­
RОЛОДЪ ЖЕ Н МЬС'f'НСЛАRЪ СЪ БОЯРЫ СROНМН Н RCE
ГРАЖАНЕ nЛАКАХУСЯ, ЗРЯЩЕ .GОЛОДНМЕРА>}291.

Какова была дальнейшая беседа монголов с владимир­


цами - ничего не сказано. Однако только после этого раз­
говора захватчики приступили к обложению города, а кня­
зья Всеволод и Мстислав начали произносить патриотиче­
ские речи: «БРА'f'Е! ЛУЧЕ НЫ ЕСТЬ YMp€'r'H ПРЕД ЗЛА'f'ЫМН
ROРОТЫ ЗА GRЯТУЮ Богороднцю Н ЗА nРАRОRЕРНУЮ REPY,
ННЖЕ R RОЛН НХ БЫ'f'н>}292. Возможно, Батый предлагал сдать
крепость в обмен на жизнь Владимира и всех осажденных.
По В. Н. Татищеву, «татара говорили, чтоб град отдали без
бою, обесчевая им всем дать живот»293. Прежде монголь­
ские послы Юрию говорили: мы не против тебя, а на Ря­
зань идем. Теперь аргументы могли быть те же: я не на вас
пришел, а на князя Юрия, которого и ищу. В южнорусской
повести также сохранились указания на некую «лесть» Ба­
тыя горожанам, которым указывали на трагическую судьбу
рязанских князей, и лишь молитвы епископа Митрофана
спасли положение, отвратив жителей от бесполезной наде­
жды на мир.
112 Русь: от нашествия до «ига»

«Б"ТЫЕ&И ЖЕ СТОЯЩО\{ О\{ гр М", БОРЮЩ"СЯ КРЕПКО


О ГР"Д'Ь, МOI\&ЯЩИМ'Ь ИМ'Ь ЛЕСТИЮ ГР"Ж"НОМ'Ь: "ГДЕ
CO\{'l'b ГР"ДИ РЕЗ"НСТИИ, И &"ШЬ ГРМ'Ь, И КНЯЗЬ &"ШЬ
&ЕЛИКИИ ЮРЬИ? НЕ РО\{К" ЛИ Н"Ш" ЕМШИ И, СМЕРТИ
ПРЕД"?" И О\{СЛЫШ"&'Ь О СЕМЬ ПРЕПОДОБЫНИ МИТРО­
ф"Н'Ь ЕПИСКОП'Ь, Н"Ч"'Т"Ь ГЛ"ГOI\"ТИ С'Ь СЛЕЗ"МИ К'Ь
&СЕМ: "ЧМ"! НЕ 0\{Боимся .. ."»294.

Как бы то ни было, но на этот раз монгольская хитрость


не сработала, и Батый вынужден был готовиться к штурму,
концентрируя вокруг Владимира все свои наличные силы:

«Т "Т"РО&Е ЖЕ ОТСТ\{ПИШ" 0'1' ЗOI\ОТЫХ &ОРО'Т"Ь И


ОБЬЕХ"Ш" &ЕСЬ ГР"Д И СТ"НЫ СТ"Ш" ПРЕД ЗЛ"ТЫМИ
&ОРОТЫ, ЯКО ЗРЕИМО; И МНОГО МНОЖЕСТ&О &ОИ ОКOI\О
&СЕГО город,,»295.

Для осадных работ требовалось большое количество


подсобных рабочих, которых из своей среды захватчики
уже выделить не могли. Решено было собрать местных жи­
телей и пустить их на изготовление пороков, установку ты­
на и прикрытие наступающих войск. Скорее всего,
именно с этой целью монголы после организации лагеря
под Владимиром направились к Суздалю, который взяли
и разграбили:

«Т"Т"РО&Е ЖЕ СТ"НЫ С&ОИ \{РЯДИ&'Ь 01'01\0 ГРМ"


ВOI\ОДИМЕРЯ, " С"МИ ШЕДШЕ &ЗЯШ" ГР"Д'Ь G\{ждмь И
С&Я'l'\{Ю Богородицю ЦЕРКО&Ь Р"ЗГР"БИШ", " Д&ор
КНЯЖЬ ОГНЕМ'Ь ПОЖГОШ" И М"Н"СТЫРЬ С&ЯТОГО ДмИТ­
РИЯ И ПРОЧИИ, Р"ЗГР"БИ&'Ь, ПОЖГОШ", " ШТО ЛЮДЕИ

СТ"РЫЯ И МOI\ОДЫЯ <... >, '1'0 &СЕ ИССЕКОШ", " ПРОЧИЕ


ЛЮДИ И ЖЕНЫ И ДЕТИ SOCbI И SECnOKpO&HbI, ИЗДЫХ"Ю­

ЩИМ'Ь ИМ'Ь 0'1' МРL\З", <... > '1'0 &СЕ МНОЖЕСТ&О С&ЕДО­
Ш" ПOl\ОН" &'Ь СТ"НЫ СRОЯ, " С"МИ ПРИИДОШ" К Воло­
ДИМЕРЮ [&'Ь ПЯТОКЬ ПРЕЖЕ МЯСОП\{СТ"] »296.

Под стенами Владимира монголы появились 2 февраля


во вторник мясопустной недели, а к вечеру пятницы 5 фев-
Глава 2. НашестВие 113

Оборона ВлаДI1J'vшра 3алеССI<Оro. Книжная миниа11Ора XVII в.

раля уже вернулись из-под Суздаля. Плененные во время


этого краткого рейда по окрестностям столицы Северо-Вос­
точной Руси были использованы для строительства осад­
ных машин, чье изготовление заняло еще сутки:

«В СУББОТ\( МЯСОПУС'1"НУЮ поч"ш" Н"РЯЖ"'1"Н ЛЕСI.I Н


ПОРОКЬ! С'1""RНШ" [0'1" ОУ'Т'р" Н] дО RЕЧЕР", " Н" НОЧЬ
ОГОрОДНШ" '1"ЫНОМЪ около RCEro город" .GОЛОДНМЕря»297.

Ранним утром в воскресенье 7 февраля 1238 г. начался


штурм 298 . Монголы умудрились преодолеть стены Нового
города сразу в трех местах, и уже к обеду защитники выну­
ждены были отступить к детинцу:
114 Русь: от нашестВия до «ига»

« [А Т "'1'''POK€ Н"Ч"Ш" "орокн РЯДН'1'Н, н К'Ь ГРАД\(


nРНС'Т'l(nНША, н RЬШЫRШ€ C'1'€H\( ГРАДН\(Ю, Н"М€'1'''RШ€

( К'Ь) РОК'Ь СЫРОГО Л€С", н '1'"ко по "pHM€'Т'\( RНННДОШ"


К'Ь ГР"Д'Ь] Н З"НДОШ" 0'1' ЗОЛО'1'ЫХ коро'Т"Ь О\( СRЯ'1'ОГО
Gn"c" н RННДОШ" по "pHM€'Т'I( R ГОРОД ЧР€С'Ь C'1'€H\(,
" СЮДЫ 0'1' С€R€РНЫЯ С'1'ОРОНЫ 0'1' Лы,,€Дн К'Ь ОРННН­
НЫМ'Ь КОРО'1'''МЬ (Н) К М€ДЯНЫМ'Ь, " О'1'СЮД\( 0'1'
КЛЯЗМЫ К .GОЛОЖЬСКНМ'Ь КОРО'1'ОМ'Ь; Н '1'"ко RЗЯШ"
K'ЬCKOP€ ГР"Д ДО O"€Д" НОКЫН, Н З"nМНШ" н OГH€M'Ь;
"€Ж" Ж€ .GС€RОЛОД Н МС'1'НСЛ"R'Ь Н KC€ ЛЮДН€ R П€­
Ч€РННН ГОРОД»299.

Судя по сообщению Рашид-ад-Дина, штурм Владимира


был для монголов самым сложным предприятием за все
время их похода. Во-первых, отмечено, что «они (русские)
ожесточенно дрались», а во-вторых, сам хан Менгу «лично
совершал богатырские подвиги, пока не разбил их (рус­
ских»)300. Жестокий бой в Новом городе потребовал напря­
жения всех сил имперской армии. Будущий великий хан
Менгу принимал личное участие в атаке. Даже лишенная
большого количества профессиональных защитников, Вла­
димирская крепость была «крепким орешком». Но, когда
линия обороны сместил ась к Печернему городу, исход сра­
жения был уже предрешен. Множество людей во главе
с княжеской семьей набились в Успенский собор к чудо­
творной иконе Богоматери Владимирской, где епископ
Митрофан возглавил общий молебен и начал принимать
постриги готовящихся к неминуемой смерти:

«... RНДИRШ€ КНЯЗН .GС€RОЛОД'Ь Н МЬС'1'tIСЛ"R'Ь


Н RЛАДЫК" МН'1'роф"НЬ, ЯКО \(Ж€ ГРАД\( НХЪ RЗЯ'Т'I(
"Ы'1'Н, НИ Н"Д€ЯХ\(СЯ H€ О'1'к\(до Ж€ nОМОЩН, н КНННДО­

Ш" КСН К'Ь Ц€PKOKb СRЯ'1'Ы" Богороднц", Н Н"Ч"Ш"


К"Я'1'НСЯ ГP€XOKb СКОНХЬ, Н €ЛНЦН О'Т"Ь ННХЪ ХО'1'ЯХ\( КЬ

"ГГ€ЛСКЫ" О"Р"З'Ь, nОС'1'РНЖ€ НХЬ KC€XЪ RЛАДЫК"


МН'1'РОф"Н'Ь, КНЯЗ€", Н КНЯГННЮ ЮРН€R\(, Н ДОЧ€РЬ,
Н CHOXl(, Н до"ры" М\(ЖН Н ж€ны»301.
Глава 2. Нашествие 115

Сквозь все летописные рассказы о взятии Владимира


неизменно проходит акцент на особой роли, КОТОРУЮ играл
мужественный владыка Митрофан в дни обороны. И в юж­
норусских источниках и в ростовских особенно подчерки­
вается его духовная забота о заLЦитниках и поддержка их
рвения во время боя. Когда монголы ворвались в детинец,
Митрофан с великой княгиней, ее дочерьми, другими при­
ближенными и многими простыми горожанами заперся на
полатях Успенского собора. Захватчики даже не попыта­
лись пленить безоружных прихожан, но, стаLЦИВ хвороста,
подожгли храм со всеми там находяLЦИМИСЯ:

«... А RЛАДblКА, Н КНЯГЫНН СЪ СНОХАМН, Н СЪ ДОЧЕ­

рыо КНЯЖНОЮ ФЕОДОРОЮ Н съ RНУЧА'ГЫ, HH,,"IH КНЯГЫ­


НН, Н БОЯРЫН" " ЛЮД" МНОЗ" RЪБЕГОША ВЪ ЦЕРКОВ""
СRЯ'ГЫА БОГОРОД"ЦА " ЗА'ГВОР"ШАСЯ НА ПОЛА'ГЕХЪ; А
Т А'ГАРОВЕ " 'ГО'Т'Ъ ГРАДЪ RЗЯША, " У ЦЕРКВ" ДВЕР"
НЗСЕКШЕ, " МНОГО ДРЕВ"А НАRОЛОЧ"ША, " ОКОЛО ЦЕРКВ"
ОБRОЛОЧ"RШЕ ДРЕВ"ЕМЪ, " 'ГАКО ЗАПАЛ"ША, " ВС" СУ­
Щ"" 'ГАМО "ЗДЪХОШАСЯ, " 'ГАКО ПРЕДАША ДУША СВОА
ВЪ РУЦЕ ГОСПОДЕR"; А ПРОЧ""ХЪ КНЯЗЕ" " ЛЮДЕН ОРУ­
Ж"ЕМЪ НЗБЫША»302.

Наряду с примерами героизма при обороне и мучениче­


ской смерти после поражения источники сохранили и не
совсем лицеприятные примеры действия руководителей об­
LЦины. Так, вслед за изложением патриотической пропове­
ди перед заLЦитниками города епископа Митрофана южно­
русская повесть сооБLЦает, что, когда глава оБОРОНЯЮLЦейся
стороны княжич Всеволод осознал бесперспективность даль­
нейшего сопротивления, он собрал богатые дары и направил­
ся к Батыю просить о помиловании и даровании жизни:

«GE 0УВ"ДЕВЪ КНЯЗ,," .GСЕRОЛОДЪ ЯКО КРЕПЧАЕ


БРАН"" РА'ГНЫХ НАЛЕЖ"'Г,,", ОУБОЯСЯ, БЕ БО " САМЪ
МЛАДЪ, САМЪ "ЗЪ ГРАДА tlЗЫДЕ С МАЛОМЪ ДРОУЖ"НЫ,
НЕСЫ" СЪ СОБОЮ ДАРЫ МНОГЫ, НАДЕАШЕ БО СЯ 0'1' НЕГО

Ж"RО'Т'Ъ ПР"Я'ГН; ОНЪ [БА'ГЫН] ЖЕ, ЯКО СВЕРЕПЫ"


ЗRЕР,,", НЕ ПОЩАД" ЮНОС'Г" ЕГО, ПОRЕЛЕ ПРЕДЪ СОБОЮ

ЗАРЕЗА'Г", " ГРАДЪ ВЕС,," "ЗБ"»303.


116 Русь: от нашестВия до «ига»

Судя по тому, что Юрию сообщили о смерти его сыно­


вей «вне града,)304, княжич Мстислав также пытался бе­
жать, но был убит. Примечательно, что речь идет о самых
титулованных особах в осажденном Владимире. В новго­
родских источниках Всеволод Юрьевич предстает лидером
обороны, вождем владимирской дружины 3О5 . Впрочем, его
роль выделялась и в Коломенской битве, хотя монголы, по
свидетельству Рашид-ад-Дина, своим противником обозна­
чали Романа Ингваревича.
Пожар в главном храме земли Владимирском Успен­
ском соборе ознаменовал собой падение столицы Севе­
ро-Восточной Руси. Последовала тотальная резня: «О'Г
ОI(НОГО Н дО С'Г.:\РЦ.:\ Н СI(Щ.:\ГО МЛ.:\Д€НЦ.:\ Н 'Г.:\ &СЯ НСС€КОШ.:\,

О&Ы ОI(БН&.:\ЮЩ€, О&Ы Ж€ &€ДI(Щ€ БОСЫ Н Б€З'I:. nOKpO&€H'I:. &'1:.


С'Г.:\НЫ C&O€, НЗДЫХ.:\ЮЩ.:\ МР.:\.30М'I:.,)306. Успенский собор,
другие городские церкви и монастыри были разграблены,
пожаром был уничтожен Новый город. Местное населе­
ние поголовно погибло или было выведено в полон. Разо­
рение хорошо прослеживается и на археологическом ма­

териале, который демонстрирует не только гибель многих


людей и материальных ценностей, но и последующее за­
пустение целых районов прежде весьма многолюдного
мегаполиса 3О7 .
Тактически монголы могли считать себя победителями.
Но формально великий князь Юрий еще оставался у вла­
сти и продолжал военные действия. И монголы должны
были как можно быстрее найти его и уничтожить, пока он
не восстановил свои силы.

***
Ход изложения в русских летописях позволяет гово­
рить, что Владимир был последним городом, который осаж­
дала единая монгольская армия. Рашид-ад-Дин утверждает,
что еще крепость ('Кblркла» (Переяславль 3алесский) Чин­
гизиды также «взяли сообща,) и лишь затем решили «на со­
вете идти туманами облавой и всякий город, область и кре-
г.лаВа 2. НашестВие 117

пость, которые им встретятся (на пути), брать и


разрушать»308. Возможно, так и случилось, но после 7 фев­
раля они обязаны были расширить диапазон своих набегов:
где-то скрывался великий князь, собирающий вокруг себя
войска для ответного удара. Суздальские города были прак­
тически беззащитны, так как ополчения ушли к военному
лагерю на Сити. Именно с этим следует связать такой ши­
рокий размах достижений интервентов:

«... Н ПОНДОША НА в,€лнкоrо КНЯЗЯ ЮРЬЯ О'Т"Т'ОЛЕ,


ов,НН Ж€ НДОША К РОС'Гов,\(, А НННН ЖЕ КЬ ЯРОСЛАв,лю,
А НННН НА .сОЛr'[, Н НА ГOPOД€Цb, Н 'Г€ ПОПЛ€Нt1ША в,СЕ
по .сОЛЗЕ, Н ДО Г АЛНЧА .сОЛОДНМ€РЬСКАrо, А НННН НДО­
ША К ПЕР€ЯСЛАВЛЮ, Н 'ГО'Г rpAA в,ЗЯША, О'Т"Т'ОЛЕ в,сю
С'ГРАН\( 'Т"(, Н ropoA МНОЗН ПОПЛ€Нt1ША: ЮРЬЕв,ъ,
Дмн'Гров,ъ, .солокъ, Тв,ЕРЬ, 'Т"( ЖЕ Н СЫНА ЯРОСЛАВЛЯ
О\(БНША, Н ДО ТОРЖК\(, НЕСЬ МЕС'ГА НД€Ж€ НЕ ПОROЕв,А­
ША, Н НА в,C€H CTPAtl€ РОС'ГОв,скон Н G\(ждмьскон
ЗЕМЛЕ; в,ЗЯШАropOAOR'}, Ч€'ГЫР€НАД€СЯ'Г€ ОПРОЧ€ сло­
БОД Н norOCTOR'}, в, одннъ МЕСЯЦЬ, фЕв,РАЛЮ КОНЧ€­
в,АЮЩЮСЬ ЛЕ'Т"( (67)45»309.
Как известно, все перечисленные в этом летописном со­
общении города имели стены и оборонительные укрепления,
причем порой, как в случае с Переяславлем 3алесским,
весьма значительные 31О . Ниже мы будем рассматривать
осады таких городов, как Торжок и Козельск, из которых
лишь первый обладал действительно полновесной оборони­
тельной линией, но на взятие как одного, так и другого
монголы вынуждены были тратить по нес кольку недель.
Надо полагать, такие первоклассные крепости, как Переяс­
лавль или Ярославль, могли держать и более длительную
оборону. Однако отдельные отряды монголов брали суз­
дальские города «с ходу». Причин этому было несколько.
Во-первых, конечно, отток боеспособного населения в ве­
ликокняжеское войско. А во-вторых, возможно, сговорчи­
вость и неожиданная порядочность монголов в тех насе­

ленных пунктах, которые не оказали им сопротивления.


118 Русь: от нашест6ия до «ига»

Они торопились, И им удобнее было действовать в среде


населения, которое еще не имело возможности озлобиться
на их жестокость. Кроме того, для розыска князя в заволж­
ских лесах требовались проводники, без участия которых
все усилия монголов были бы тщетны. Следует отметить,
что, в то время как описанию погромов и убийств в Рязан­
ской земле, Москве, Суздале и Владимире в летописи уде­
ляется значительно больше места, о разорении других го­
родов Суздальщины сказано очень сухо: «НЕС!. МЕСТА
НДЕЖЕ НЕ ПО~ОЕ~АШМ или «ОТТОЛЕ ~СЮ Т\( СТрАН\( Н грАДЫ

МНОГЫ ~CE ТО ПЛЕННША, ДОЖЕ н ДО ТОрЖК\(, Н НЕС!. МЕСТА НН


~(E)CH, НН С ЕЛ'Ь. , ТАЦЕЛЬ РЕДКО, НДЕЖЕ НЕ ~ОЕ~АША»Зll. Ис­
пользуются глаголы «взяша», «плениша», «воеваша», но

нет «пожгоша», «убиша», «избиша», «емше», «яша», «огне­


ви предаша», которые употреблялись ранее.
Можно предположить, что многие города сами открыли
свои ворота, отчего захватчики не подвергали их разграб­
лению, а количество убийств было невелико и ограничива­
лось административной верхушкой. Так, о Ростове это сле­
дует говорить со всей определенностью. Ростов упомянут
среди других объектов татарского «пленения», но после
битвы на р. Сить именно туда вывозят тело павшего князя
Василько и его встречает «множество народа». При этом
ростовский летописец, которым мы пользуемся, содержит
в себе текст, составленный современником тех событий,
о присутствии монголов в городе даже не сообщает. А соз­
дание самого летописного свода, чье составление стало

возможным в 1239 г., говорит о том, что захватчики не на­


несли городу значительного материального урона и по­

терь в населении 3I2 . Об Угличе местный уездный учи­


тель Ф. х. Киссель в 1844 г. опубликовал даже «подробно­
сти сдачи» города монголам, основываясь на некоей «древ­
ней угличской летописи»ЗlЗ, что, конечно, не может быть
признано полноценным свидетельством, но демонстрирует

устойчивую местную традицию, согласно которой город из­


бежал штурма.
г.ла6а 2. Нашест6ие 119

Дополнительные сведения о судьбе других русских го­


родов не получают подтверждения и. потому не подлежат

столь однозначному прочтению 314 . Ростовский летописец


1239 г. перечисляет следующие города, «взятые» монгола­
ми после Владимира в феврале: Ростов, Ярославль, Горо­
дец Радилов, Галич Мерский, Переяславль 3алесский,
Юрьев Польский, Дмитров, Волок Ламский, Тверь. Другие
источники добавляют Кострому, Углич, Кашин, Стародуб
и Кснятин 315 . Всего получается 14 городов, как и отмечено
летописью. При этом Переяславль 3алесский осаждали
пять дней, как следует из сообщения Рашид-ад-Дина, а пле­
нению Ростова, как следует из летописи, никакого военно­
го столкновения не предшествовало. Вероятно, следует
признать, что мирное подчинение городов монголам вовсе

не свидетельствовало о полном отсутствии вооруженных

стычек и локальных конфликтов.


Наоборот, поражения и пассивность великого князя
Юрия должны были вызвать всплески негодования и серию
безрассудных предприятий. Так, в Ярославле сохранилась
легенда о сражении на «Туговой горе», которая, как счита­
ют исследователи, может содержать отголоски реальных

событий сопротивления монгольской экспансии в этом


регионе 316 . Конструкция летописной фразы о «взятии» Пе­
реяславля заставляет думать, что речь идет о вооруженном

столкновении под его стенами, после чего (<ОТТОЛ€») по­


следовало «пленение» «всей той страны». Однако даже
если случались русско-монгольские стычки, то к длитель­

ной осаде или существенной задержке монгольского насту­


пления они не приводили. Нашествие развивал ось очень
стремительно.

По летописям известно, что 20 февраля 1238 г. интер­


венты подошли к Торжку317. Получается, что к этому мо­
менту они должны были уже занять Юрьев, Переяславль,
Дмитров, Волок, Тверь, а также преодолеть в общей слож­
ности не менее 500 км (от Владимира до Торжка по пря­
мой - 350 км). После штурма Владимира 7 февраля на та-
120 Русь: от нашестВия до «ига»

кой марш-бросок у кочевников было не более двух недель,


притом что у Переяславля они задержались на пять суток.
Средняя скорость в этом случае составляет примерно
35-40 км в сутки, что даже для современных воинских
подразделений очень неплохо. Конечно, в случае с Торж­
ком речь идет не о всей монгольской армии, а об ее части,
авангарде. Длительность осады этой крепости (две недели)
свидетельствует о том, что основные монгольские силы

подошли к ней позже, после того как «повоевали» осталь­


ные земли. Кроме того, остановка у Торжка могла носить
запланированный характер. Поход авангарда далее на за­
пад не имел особого смысла и в лесистых землях мог за­
кончиться катастрофой. Войска Батыя гнались в поисках
великого князя Юрия, который, это было очевидно, желал
воссоединиться с новгородским ополчением где-то в этих

местах, отчего и требовалось его упредить. В случае если


великого князя у Торжка не было, все дальнейшие поиски
требовалось перенести в другую местность.
Батый был недалек от истины, когда избирал предполо­
жительные пути отхода Юрия. Князь действительно отсту­
пил на север, к новгородской границе, но укрылся в сторо­
не от населенных мест и проторенных дорог, вследствие

чего сумел длительное время оставаться незамеченным. На


него наткнулся отряд из другой части монгольской армии.
Согласно летописному рассказу, после занятия Влади­
мира монголы разделились на три группы. Одна сразу дви­
нулась к Волге, возможно ради соединения с теми частями,
которые должны были подойти туда из Волжской Болга­
рии. Далее они «попленили» Городец Радилов, Кострому,
другие поволжские города «Н ДО ГМНЧА МЕРМЖОГО». Две
другие группы войск совместно подошли к Переяславлю
3алесскому, который взяли за пять дней. Не дожидаясь
падения цитадели, армии должны были разделиться и си­
лами отдельных отрядов продолжить поиски затаившегося

князя Юрия. После захвата Переяславля основная часть ДВИ­


нулась на Юрьев, ДМИТРОВ, Волок, Тверь «и до Торжку».
-=====~

//
,:/'

~._<~=.~===C~~,·- .- _
/-"0/ ~n,......
~_. .""~~,
,JF _.
....::."",--
"'...-::=--
_
-~<-"'~~~
'~~"
'Z.,.":!~.".:v!~~,~

~. '30f\~'3
~
~:
/~/J-~
/

/~~~
/-;;;/" ~
Ярославль. ХIIl в. Реконструкgия В.Ф. Марова (Древнерусское градостроительство. М., 1993. С. 193)
122 Русь: от нашест6ия до ('ига»

А второй отряд поспешил к древней областной столице -


Ростову, откуда ходил на Ярославль и Углич. Именно из
этой части, действовавшей в районе Углича, происходил
отряд багатура Бурундая, внезапно натолкнувшийся на
русские войска у реки Сить и разгромивший их. Этот тем­
ник уже успел зарекомендовать себя одним из виднейших
полководцев Батыя. Он не был ханского происхождения,
а выдвинулся исключительно благодаря своим военным та­
лантам. В южнорусской повести о монгольском нашествии
он известен как покоритель Волжской Болгарии и Суздаль­
ской земли и расположен по списку сразу за великим
Субэдеем З18 . Надо полагать, немалую славу Бурундаю при­
несло беспощадное убийство Владимирского великого кня­
зя Юрия Всеволодовича.

***
Угроза, исходившая от великого князя Юрия, была
вполне ощутима. Еще недавно монголов мучили осложне­
ния, вызванные деятельностью хорезм шаха Джелал-ад-Ди­
на. Погибший лишь в 1231 г., он более десяти лет боролся
с монголами, оставаясь лидером то партизанского, а то

и открытого военного сопротивления. В 1226 г. он даже


восстановил независимость Персии, полностью изгнав из
нее захватчиков и став султаном 319 . Борьба с Дже­
лал-ад-Дином длительное время сковывала силы империи
и ознаменовала первые годы правления УгэдэЙ-хана. Толь­
ко смерть знаменитого «монголоборца» позволила добиться
покорности в Персии и Хорезме, раздавить партизанские
центры в горах Курдистана. Теперь империя опять стояла
перед угрозой зарождения нового очага долговременного
сопротивления в заволжских лесах. В ханской ставке
должны были полностью осознавать важность происходя­
щего и неотложность принимаемых мер.

Юрий Всеволодович находился в не менее критичной


ситуации. Речь шла о выигрыше во времени. В случае если
ГлаВа 2. Нашествие 123

к нему успеет подойти новгородское войско, ход войны


можно будет изменить. В этом отнощении место для воен­
ного лагеря было выбрано идеальное. Здесь можно было
сохранять такие коммуникации с Новгородом, которые
монголам практически невозможно было прервать: даже
если перекрыть Мсту, главную транспортную артерию, то
оставалось бесчисленное количество лесных тропинок.
С другой стороны, сконцентрированные здесь войска имели
неограниченные возможности маневра. В зависимости от
обстоятельств, удары могли быть нанесены как в центр
княжества, так и в любой другой важный регион: расстоя­
ния от р. Сить до Твери, Переяславля или Ярославля -
практически одинаковы. Удобно было и укрываться в этих
местах, которые и сейчас остаются малонаселенными. Вы­
ставленные вовремя небольшие заградительные отряды
должны были полностью исключить возможность внезап­
ного нападения.

Примечательно, что планы Юрия, казалось бы, начали


осуществляться. Как было нами подсчитано выше, он к на­
чалу марта уже располагал почти десятитысячной армией.
И это только за месяц. На Сити раскинулся целый пере­
движной город, огромный лагерь вытянулся вдоль реки. По
летописи видно, что полки продолжали прибывать. Спешил
к брату Иван Всеволодович «с малым войском,) из
Стародуба 32О . Но ждали прежде всего Ярослава с новгород­
цами и, возможно, южанами. Причем ожидание длилось
уже долго. Великий князь решил покинуть Владимир после
возвращения разгромленного под Коломной Всеволода. Это
могло произойти примерно 10 января 1238 г., далее следо­
вали совещания и сборы 321 • Реальный выход из города со­
стоялся, скорее всего, около 15 января. Если учитывать то,
что Юрий двигался по землям медленно, собирая ополчен­
цев и давая указания, то расстояние до Сити (ок. 250 км)
он проделал примерно за 20-25 дней и лишь в самом нача­
ле февраля основал лагерь. Монголы подошли туда 4 марта,
124 Русь: от нашествия до «ига»

Битва на реке Сить 4 марта 1238 г. Книжная миниатюра XVII в.

а следовательно, русские полки бездействовали целый


месяц. Это должно было сказаться и на настроении и на
дисциплине.

Было ясно, что большое войско внезапно подойти к ла­


герю на Сити не может: слишком узки лесные тропы
и слишком рано его можно заметить. Однако злой рок
опять подготовил сюрприз великому князю, который снова
просчитался, продемонстрировав свои слабые знания в во­
енном искусстве.

Судя по всему, татары подошли к лагерю Юрия не с той


стороны, где были выставлены «сторожи». Когда князь по-
Гла6а 2. Нашест6ие 125

слал в этом направлении заградительный отряд, было уже


поздно:

«КНЯЗЬ Ж€ Юрьн ПОСЛА ДОРОЖА R ПРОСНКН ВЪ


30М-ль мужь, Н ПРНS€ЖА ДОРОЖ Н Р€Ч€: "А ОУЖ€,
КНЯЖ€, ОSОШЛН суть НАСЪ ОКОЛО ТА'ГАры!"»322.

Все другие источники (как ростовские, так и новгород­


ские) также подчеркивают внезапность монгольской атаки:
«Н C€ RН€ЗАПУ ПРНСП€ША TA'ГAPOB€»323 или «Н CHЦ€ €MY
[Юрию] МОЛЯЩУСЯ СЪ СЛ€ЗАМН [о погибших во Владими­
ре], н RН€ЗААПУ ПРННДОША ТА'ГАРОR€»З24. Непредвзятый юж­
норусский источник более конкретно указывает на обстоя­
тельства тактического успеха монгольских полководцев:

«СОRОКОУПЛЯЮШОУ €MOY [Юрию] ОКОЛО C€S€ ВОН н


H€ НМ€ЮЩОУ С'ГОРОЖНН, НЗЪ€ХАНЪ SbICb S€ЗАКОНЬ­

НЫМЪ БОУРОНДА€МА, ВС,," ГОРОДЪ [то есть лагерь]


НЗОГНА н САМОГО КНЯЗЯ ЮР""Я оуsншм 325 .

Отсутствие сторожей - непростительная оплошность


для военного времени. Можно себе представить ощущения
русских полководцев, оценивших произошедшее. Велико­
лепный стилист, русский книжник очень изысканно выра­
зил грусть, охватившую князя Юрия после получения из­
вестия о подходе татар:

« ... RЪН€ЗАПУ ПРНСП€ША 'ГA'ГAPOB€ < ... >,


Юрьн Ж€ князь О'ГЛОЖН RСЮ ПЕЧАЛь Н ПОНД€ К НИМЪ ... ;
И СЪС'ГУПНШАСЯ ОSОНЛЬ ПОЛЦН,
Н sыс'Гь С€ЧА ЗЛА Н R€ЛНКА ... »

(Софийская 1 летоnись)326.
Монголы подошли столь неожиданно, что великий
князь даже не успел выстроить полки: « ... Н ПОС'ГАRН ПОЛКН

ОКОЛО C€S€, НО H€ УСП€ША ннч'Гож€»327. Это подтверждается


и археологическим материалом 328 . Тумен Бурундая подошел
к вытянувшемуся вдоль Сити русскому лагерю с северо-за­
пада, а не с юго-востока от Углича, откуда его ждали. Вне-
126 Русь: от нашестВия до «ига»

запным налетом с марша он прижал часть войск Юрия


к реке и уничтожил. Оставшиеся в меньшинстве и дезори­
ентированные русские полки были обречены. Бурундай
двинул своих всадников вдоль речного русла и, создавая

численное превосходство на каждом участке наступления,

обратил противника в беспорядочное бегство. Последовала


широкомасштабная резня, в ходе которой были убиты ве­
ликий князь, войсковые руководители и многие рядовые
воины.

Излагая события сухо и порою формально, ростовский


летописец пытается затушевать значение трагедии на

Сити, в которой не лучшую свою роль сыграл великий


князь Юрий Всеволодович З29 :

«'ГО ЖЕ [что обошли его татары] СЛЫШАR'Ь


КНЯЗЬ ЮРЬ", RCEA НА КОНЬ CROH, С'Ь БРА'ГОМ CROHM
GRЯ'ГОСЛАRОМ'Ь, Н С'Ь СЫНОRЦ" CROHM", С .GАСНЛКОМ,
КОНС'ГЯН'ГННОRН'IЕМ, Н СО .GСЕRОЛОДОМ, Н .GОЛОДНМЕ­
РОМ, Н С М\(Ж" CROHMH, Н nОНДОША npoTHR\( nОГАНЬ%
Н НА'lА КНЯЗЬ nОЛКН CTARHT" Н СЕ RНЕЗАn\( nРНСПЕША

т ATAPORE НА GHTb np0THR\( КНЯЗЮ ЮРЬЮ, КНЯЗЬ ЖЕ


О'ГЛОЖН RСЮ nЕ'IАЛЬ " ПОНДЕ К Н"М'Ь, Н С'Г\(nНШАСЬ

ОБОН nОЛЦ", Н БЫС'ГЬ СЕ'lА ЗЛА, Н nОБЕГОША ПРЕД ННО­


nЛЕМЕНННКН, Н 'Г\( О\(БЬЕН'Ь БЫС'ГЬ RЕЛЛНКНН КНЯЗЬ

ЮРЬН .GСЕRОЛОДН'IЬ, НА РНЦЕ НА GHTH " ROH ЕГО МНОГН


nОГНБОША, А .GАСНЛКА КОНС'ГЯН'ГННОRН'IА Р\(КАМН
ЯША ЗЗО .

О численности войск у каждой из сторон в этом сраже­


нии судить затруднительно. Несмотря на то что Юрий со­
бирал войска со всего Северо-Востока, многие могли не ус­
петь подойти или отвлеклись на оборону собственной
территории. Однако, как мы отметили выше, около 10 ты­
сяч воинов в русской армии на Сити все же было. Судя по
сообщению Рашид-ад-Дина о том, что ханы после занятия
Переяславля решили «идти туменами облавой». можно
предположить наличие у Бурундая, рыскавшего в поисках
владимирского князя, войск не более тумена (ок. 10 тысяч
rлаВа Z. НашестВие 127

всадников). Получается, что в сражении 4 марта 1238 г.


силы сторон были практически одинаковы; успех был свя­
зан с тактическим искусством, которым монголы полно­

стью воспользовались, а руководители русской армии им


не смогли достойно ответить.

***
Персидский историк Рашид-ад-Дин, описывая героиче­
ские деяния армии Батыя на Руси, битву на Сити даже не
упоминает. Для него это был результат погони за великим
князем, который в момент своего убиения оказал сопротив­
ление. Ростовский великокняжеский летописец, сохраняя
лаконичность, тем не менее изображает события в другой
тональности. Смерть Юрия представлена как глубоко тра­
гическое событие для всей Руси, потерявшей последнюю
надежду на спасение от «окаянных татар'). В Лаврентьев­
ской летописи на этом вооБLЦе заканчивается изложение
о Батыевом пленении - далее следует только рассказ
о смерти Василька Константиновича. Однако уже в статье
6747 (1239) г. сводчик возвраLЦается к образу князя Юрия
и вставляет обширный панегирик ему. В нем великий
князь выступает миролюбивым и богобоязненным: «GE БО
ЧЮДНЫН КНЯЗ'" ЮР"'Н nОТЩАСЯ Бож",я ЗАnОВЕДН ХРАННТН
Н Божнн СТРАЛЪ nРНСНО НМЕЯ в СЕРДЦН, nОМННАЯ СЛОВО ГОС­
ПОДНЕ ... ». Особенно подчеркивается его отношение к тата­
рам в период до нашествия, когда они присылали послов:

«ПРЕЖЕ МЕНЕНЫЯ БЕЗБОЖНЫЯ ТАТАРЫ ОТnУЩАШЕ ОДАРЕНЫ,


БЯХУТ'" БО nРЕЖЕ nРНСЛМН ПОСЛЫ СВОЕ, ЗЛНН ТН крОКОnННЦН,

РЕКУЩЕ: "МНРНСЯ С НАМН!"; ОН ЖЕ ТОГО НЕ ХОТЯШЕ ... »331. Вы­


ходит, что Юрий изначально не верил мирным инициати­
вам татар, собирался воевать, а подарки богатые им дарил
для затягивания времени. К сожалению, подобная преду­
смотрительность не подтверждается позднейшими собы­
тиями. Ежели посольство с Батыева стана на р. Воронеж
покинуло Владимир в начале декабря 1237 г., а к границам
княжества монголы подступили в начале января 1238 г., то
128 Русь: от нашестбия до «ига»

почему не успели собрать полки для сопротивления, а при­


ступили к этому только после поражения под Коломной?
На границах первоначально вообще находился лишь воево­
да Еремей «в сторожах», который после встречи с местным
князем Романом решил послать Юрию предупреждение об
опасности. Владимирский властелин отвечал рязанцам, что
сам хочет биться с Батыем «особо», но навстречу кочевни­
кам направил сына Всеволода и Еремея, которые никак не
подходили на роль вождей общесуздальской армии. Все же
приходится прийти к заключению, что древнерусский
книжник лукавил в угоду сложившейся к 1239 г. конъюнк­
туре. Возможно, мира с язычниками заключать великий
князь и не имел желания, но был вынужден это сделать, так
как полагался на собственные представления о политиче­
ских устремлениях монгольских ханов. В противном случае
все его действия не поддаются логическому объяснению.
Примечательно, что только в 1239 г. новый Владимир­
ский князь Ярослав Всеволодович смог торжественно захо­
ронить своего брата, тело которого до этого более года хра­
нилось в Ростове. Его принес туда ростовский епископ
Кирилл, проезжавший возле места сражения на Сити по
пути из Белоозера, где он руководил созывом ополчения.
Принеся тело и положив его в Успенском соборе Ростова,
епископ только к концу года смог присоединить к нему го­

лову, что специально отмечено летописью:

«~ЛАЖЕНЫt1 ЖЕ ЕШ1СКОП'Ъ КНРНЛ'Ъ НДА З БЕЛАОЗЕРА,


'Т'АМО НЗ~ЫВ'Ъ рА'Т'НЬ% н ПРННДЕ НА МЕС'Т'О НДЕЖЕ

O\(~HEH'Ъ ~ЫC'Т'b ВЕЛНКНН КНЯЗЬ ЮРЬН, Н O~PE'Т'E 'Т'ЕЛО


ЕГО, ВЗЕМ ЖЕ Н ПРННЕСЕ Е в РОС'Т'ОВ'Ъ, Н ПЕВ'Ъ НАД
ННМ'Ъ О~Ы'lНАЯ ПЕНЬЯ, н ПОЛОЖНША ЕГО в ЦЕРКВН СВЯ­

'Т'ЫА БОГОРОДНЦА < ... через 17 строк и на следующей


странице ... >. ТОГДА ЖЕ ПРННЕСОША ГЛАВ\( ВЕЛНКАГО
КНЯЗЯ ЮРЬЯ, Н ВЛОЖНША Ю В ГPO~'Ъ К 'Т'ЕЛ\( Его»ЗЗ2.

Голова Юрия была отсечена Бурундаем, вероятно, для


идентификации и представления Батыю, который должен
Глава 2. Нашествие 129

был удостовериться в своей победе. Кроме того, это носило


и ярко выраженный ритуальный характер: была пролита
кровь верховного властителя занятой территории. Владе­
ния Юрия становились как бы вымороченными, перешед­
шими под чужой протекторат, вступившие в новую эпоху.
О подробностях смерти Юрия вооБLЦе мало что известно.
Даже новгородский летописец (современник) этим интере­
совался и не находил достоверного ответа. Он подчерки­
вал, что слухи ходят самые разные, возможно и нелицепри­

ятные, отчего их перечисление затруднительно. При этом


сама структура и последовательность рассказа о битве на Сити
в Новгородской первой летописи весьма примечательны:

«... Н ПрНБ€ЖА Дорожь, Н р€ч€: "А I(Ж€, КНЯЖ€,


ОБОШЛН НАС ОКОЛО!" И НАЧА КНЯЗЬ ПОЛКЫ СТАВНТН ОКО-
1\0 С€Б€, Н C€ В'ЪН€ЗАПI( ТАТАРН ПРНСП€ША; КНЯЗЬ Ж€,
H€ '(СП€В'Ъ ННЧТОЖ€, ПОБ€ЖА; Н БЫСТЬ НА P€Ц€ G€THH
[=Сиmь], ПОСТНГОША Н, Н ЖНROТ СВОН СКОНЧА ТI(. Богъ
Ж€ B€CTb, КАКО СКОНЧАСЯ: МНОГО БО ГЛАГОЛЮТ О H€M'Ъ

НННН. РОСТОВ'Ъ Ж€ Н GyЗДdl\Ь РАЗНДОШАСЯ РАЗНО»333.

Здесь и речи не идет о бое, говорится только о безус-


пешных попытках сопротивления и бегстве. Юрий также
упоминается среди поспешно ()ТступаюLЦИХ частей: его на­
стигают и убивают, но о подробностях убийства свидетели
рознятся в показаниях. Масштаб бегства и формат всего
«сражения» может передать и количество спасшихся после

него. Ростовский князь Василько Константинович попал


в плен, где был казнен, согласно ростовскому рассказу, за
нежелание «БЫТН К'Ъ НЛЬ ВОЛН Н BO€KATH С ннмн»334. Его
брат Владимир остался в живых и даже присоединил к сво­
им белоозерским владениям Углич. Умер он только в 1249 г. 335 ,
но о его деятельности в эти годы известно мало. Выжил
даже брат Юрия Святослав, сменивший другого своего
брата Ярослава на великокняжеском столе в 1246 г. Об об­
стоятельствах смерти последнего Константиновича - Все­
волода, который участвовал в событиях на Сити и опреде-
130 Русь: от нашествия до «ига»

ленно погиб во время нашествия, - можно говорить


только предположительно. Так как Константиновичей хо­
ронили обычно в Ростове, а во время захоронения Василь­
ка никто из его братьев там еще не лежал, то, возможно,
Всеволод умер от ран чуть позже. Только его и только ги­
потетически мы можем назвать среди тех, кто вместе с ве­

ликим князем погиб на Сити. Остальные успешно бежали


и спаслись.

Кроме беззубых действий русских войск обращает на


себя внимание также неожиданное административное из­
менение во Владимирской земле, отмеченное в новгород­
ской летописи. Речь идет о разделении Ростово-Суздаль­
ской волости. Столетнее единство неожиданно было
нарушено в марте 1238 г., когда, казалось бы, соседская
консолидация была единственным средством против навис­
шей угрозы порабощения. Однако общины Суздаля и Рос­
това решили иначе. В чем же причина таких действий? По­
лагаем, что отношение к «татарам» играло здесь не

последнюю роль. Ведь судьбы городов отличались диамет­


рально. Суздаль подвергся самому жестокому разгрому
5-6 февраля 1238 г. 33б , а Ростов умудрился уберечься и за­
ключить некое соглашение с интервентами. Насколько
в этом договоре учитывались интересы разоренного Сузда­
ля - неизвестно. Примечательно, что позднее, когда Яро­
слав стал наводить в земле порядок после ухода монголов,

его брат Святослав получил во владение только Суздаль,


а Ростов сохранили за собой Васильковичи - Борис
и Глеб 337 . Возможно, позиция ростовчан во время нашест­
вия была слишком необычной, чем вызвала возмущение
даже со стороны своего верного и многолетнего сателлита.

Уцелевшие суздальцы предпочли отмежеваться от благопо­


лучных соседей, и именно после событий на Сити, высту­
пивших жестким репером в действиях захватчиков на севе­
ро-востоке Руси.
глаl3а 2. Нашестl3ие 131

Убийство великого князя Юрия должно было послу­


жить для монгольского войска сигналом, что их миссия
в этом регионе в целом окончена. Можно было отходить
в спокойную степь. Однако передовые части во главе с са­
мим Батыем уже ушли далеко на запад, приступив к осаде
Торжка. Надо полагать, оставшиеся во Владимирском кня­
жестве тумены должны были двинуться сразу в южном на­
правлении. Направив углубившейся в западном направле­
нии группе войск уведомление о смерти князя Юрия,
можно было быть уверенным, что они также начнут отход.
Монгольская армия была измотана более чем трехмесяч­
ными переходами, стычками и погонями. Следует полагать,
что и потери монгольские были значительны. Если под Ко­
ломной погибло до 10 тысяч, то в Рязанской земле, при
осаде Владимира и других городов, вероятно, еще столько
же. Кроме того, требовались сопроводительные отряды для
контроля за пленными и награбленными материальными
ценностями. Имелись и раненые. Вероятно, боеспособные
части уменьшились в составе на 30-35 тысяч всадников
(до 50%!).
После смерти Кулькана в походе продолжили участие
шесть ханов: Бату, его брат Орда, сыновья Угэдея Гуюк и
Кадан, внук Чагатая Бури и сын Толуя Менгу. По сообще­
нию Рашид-ад-Дина известно, что позднее, когда Бату без­
надежно стоял под стенами Козельска, куда подошел после
взятия Торжка, к нему на помощь спешили тумены Бури и
Кадана. Следовательно, они не участвовали в походе в нов­
городские земли. Из четырех оставшихся туменов один
должен был находиться под управлением Бурундая и дей­
ствовать на северо-востоке. Таким образом, в лучшем слу­
чае у Батыя в начале марта 1238 г. под Торжком было три
тумена (условно по 10 тысяч), имевших до 50% потерь лич­
ного состава, то есть в строю находилось около 15-20 ты­
сяч. С такими силами штурмовать полноценный укреплен­
ный город было очень сложно, а продолжать наступление
на Новгород - вообще бессмысленно.
132 Русь: от нашестбия до «ига»

***
От Твери к Торжку монголы подошли 20 февраля 1238
г. и целых две недели держали планомерную осаду вокруг

него: «... Н ОТЫННША €ГO ТЫНОМЪ K€C!. ОКОЛО, ЯКОЖ€ НННН

ГРАДЫ НМАХ\{, Н ImШАСЯ Т\{ ОКААНННН ПО 2 Н€Д€l\н»ЗЗ8. Лишь


5 марта, собрав возможные подкрепления, Батый решился
на приступ ЗЗ9 .
Торжок, в отличие от многих других городов, ворота от­
крывать не стал и в переговоры вступать отказался. Не­
ожиданно жесткая позиция первой на пути монголов нов­
городской крепости должна была вызвать соответствующее
раздражение в ханской ставке. Еще не был найден Юрий
со своими ополченцами, укрывшийся, может быть, где-то
рядом. Армия находится глубоко во вражеской территории,
и опрометчивый штурм, сопряженный с большими потеря­
ми, был бы очень опасен. Батый не стал торопиться и при­
менил традиционную для Руси тактику измора. Результат
сказался очень скоро. В Торжке получили известие из Нов­
города о том, что помощи с их стороны не будет. Воля за­
щитников была подорвана. Последовал короткий и, судя по
всему, прошедший для монголов без значительных потерь
штурм. Горожане были «утомлены» длительной осадой,
массированным использованием осадных машин и беспер­
спективностью своего дела:

«Н Н'зН€МОГОШАСЯ I\ЮДН€ КЪ ГPAД€, А Н,З ПОКАГОРОДА


НМЪ H€ БЫСТ!. ПОМОЩН, Н!. \{Ж€ БО К ТО КРЕМЯ Н\{Ж!.НО€

КТО Ж€ БО О СОБ€ СТАЛЪ К H€ДO\{M€HHH Н КЪ CTPAC€;


Н ТАКО ПОГАННН К,ЗЯША ГРАД, Н НС€КОША КСЯ ОТ М\{ЖСКА

ПОЛ\{ Н ДО Ж€Н!.СКА, H€P€HCKЫH '(ННЪ КС!. Н 'I€РНОРН'з'IН­

СКОН, А KC€ Н,ЗООБНАЖ€НО Н ПОР\{ГАНО, ГОРКОЮ Н БЕДНОЮ

СМ€РТНЮ ПР€ДАША Д\{ША СКОЯ господ€кн ... »340.

Новгородский летописец как бы извиняется за пассив-


ность своих соотечественников: время было «нужное»,
и каждый думал о себе, находился «в недоумении и в стра­
хе». И такая позиция оказывается самой характерной для
Г.лаl3а 2. Нашесml3uе 133

всего периода Батыева нашествия. И ситуация с новоторж­


цами вовсе не была самой показателыюЙ.
Город был сожжен 341 . Во время осады погибли все вид­
нейшие руководители общины. Но группа горожан в по­
следний момент умудрилась организовать вылазку и про­
рваться в леса. Судя по изложению летописи, погоня за
ними длилась не один день. Многие погибли, но некоторым,
вероятно, удалось уйти. Монголы остановились в 100 вер­
стах от Новгорода у Игнач-креста 342 , проход за который мог
быть чреват для них столкновением со свежими полками
могучего северорусского княжества:

«ТI(ЖЕ I(БЬЕНН БЫ ША ИRАНКО, ПОСАДННК'Ь HORO-


ТОРЖЬСКЫН, ЯКНМ'Ь .GЛОI(НЬКОRНЧЬ, r
ЛЕБ'Ь Борнсо­
RНЧЬ, МНХАНЛО МОНСНЕRНЧЬ. ТОГДА ЖЕ ГАЮIШАСЯ
ОКАНЬННН БЕЗБОЖННЦН ОТ ТОРЖКI( GEP€rEP"CKbIM'b
П\(ТЕМЬ ОЛН Н ДО ИГНАЧА КРЕСТА, А RCE ЛЮДН СЕКI(ЩЕ
АКЫ ТРАRI(, ЗА 1М REpC ....... ДО HORAropOAA [НЕ ДО­
ШЕД]. HOR'brOpOA'b ЖЕ ЗАСТI(ПН БОr'b ... »343.

ТО, что во время штурма был допущен массовый прорыв


осажденных из крепости, говорит о слабой плотности ар­
мии штурмующих или об ограниченной площади приступа.
Никакой полномасштабной атаки на стены с нескольких
направлений, как при взятии Владимира 3алесского, не
было и речи. Перед нами - утомленные дальним походом
воины, которые сами начинали опасаться за свою жизнь.

Поход нужно было немедленно прерывать. В противном


случае он мог обернуться большим поражением для миро­
вой империи.
Расстояние от Торжка до Сити: такое же, как от Колом­
ны до Владимира - примерно 200 км, которые гонец мог
промчать за пять дней. Следовательно, сообщение о гибели
великого князя Юрия должно было поступить к Батыю уже
9-} О марта. Возможно, с этим и была связана остановка
передового монгольского отряда у Игнач-креста: они полу­
чили известие о полном разгроме противника. Совершенно
134 Русь: от НДUlест6uя до «ига»

ясно, что поход на Новгород не входил и не мог входить


в планы Батыя. Воевать в лесах и / или горах монголы ни­
когда не собирались. Другое дело - Суздальское Ополье,
равнинная местность с богатой полевой растительностью.
Как верно отметил еще В. В. Каргалов, сложные построе­
ния военных историков (М. Иванин, С. Н. Ильин), стремя­
щихся приписать Батыю намерение «выйти на "коммуника­
ции" между Новгородом и Псковом, пройти областями,
предоставлявшими "больше средств для продовольствия'',)
войск, избежать переправы через большие реки и т. д., не на­
ходят никакого основания в источниках344 • Они оторваны от
системы методов исторического моделирования и серьезно

модернизируют происходившее. «Селигерский путь», по ко­


торому двигались монголы, даже не был кратчайшим мар­
шрутом в Новгород. Он петлял и сильно уводил к западу,
что могло соответствовать тактике пытающихся оторваться

от преследования, но никак не наступающих войск. Как


только появилась возможность остановиться и, не теряя

чести и славы победителей, повернуть домой, монголы это


и сделали.

***
Близкий к современникам событий персидский историк
Джувейни оставил короткую запись о монгольском походе
на Русь:
«Они отправились в земли Руси и покорили области ее
до города М. к. с. lвар.: М. л. С., Машку, Микес], жители
которого, по многочисленности своей были lточно] мура­
вьи и саранча, а окрестности были покрыты болотами и ле­
сом до того густым, что lв нем] нельзя было проползти
змее. Царевичи сообща окружили [город] с разных сторон
и сперва с каждого бока устроили такую широкую дорогу,
что [по ней] могли проехать рядом три-четыре повозки,
а потом против стен его выставили метательные орудия.

Через несколько дней они оставили от этого города только


имя его и нашли (там) много добычи. Они отдали приказание
Новгородская земля (основная часть) в ХIII в. ГраНИLJЫ указаны схематически
(Насонов, 2002. С. 81)
136 Русь: от насuестбuя до «ига»

отрезать людям правое ухо. Сосчитано было 270000 ушей.


Оттуда царевичи решили вернуться,)З45.
Известный специалист по арабской и персидской исто­
риографии В. г. Тизенгаузен считал, что под именем
(,М. К. с.') скрывается Москва З46 . Однако, например, в тек­
сте Рашид-ад-Дина также встречается город «МКС,) (или
«Минкас,) ), но в его трактовке тот же В. г. Тизенгаузен со­
глашается с И. Н. Березиным, который интерпретирует то­
поним как некую крепость «Манач (Маныч),) или «Ор­
нач,)З47. Заметно, что предлагаемые варианты предполагают
очень широкий диапазон ошибок в написании. Скорее все­
го, следует ориентироваться не на созвучность слов, кото­

рая редко выглядит убедительной, а на исторический кон­


текст событий. Спустя 15-20 лет после описываемых
событий очевидцы могли передать предельно исковеркан­
ное название захваченного города, но вряд ли они забыли
тот населенный пункт, на котором монголы завершили на­
ступление и повернули домой - это должно было быть
особенное место. Именно после взятия Торжка (М. к. с.,
Машка =
Торг, Торжок) Батый повернул свою армию
в степь. Город брали долго и использовали при этом много
осадных машин, что и отмечено летописью. Численность
павших горожан, конечно, завышена. Трудно судить о том,
насколько цифра 270000 (или 27000) соответствует дейст­
вительности. Скорее всего, это большая условность, в кото­
рой следует видеть указание на огромные потери противни­
ка. Именно так в понимании монгольских историографов
должен был завершаться победный рейд великого, а следо­
вательно, и кровожадного хана.

***
Отход Батыя был триумфальным. Он вел тысячи плен­
ников, его воины щеголяли дорогими одеждами и награблен­
ными украшениями. Добившись решительной победы над
сильным Владимиро-Суздальским княжеством, Батый вполне
мог считать себя удовлетворенным и не предпринимать более
$:
о
:I:

~
Q
;s:
;s:,
~
о
~
""О
;>;:~
~..., n
rt
~ 'rt"
о
3"6 I
..... t;J:J
'00
O\r.
'-J>-J
. О

n~
'. о
о ~(
,j:.",
'-" '-<
~
'rtr."
8
",..... Рубеж, до которого дошли
монгольские войска
N
<..N
00 Направление движения

" монгольских отрядов

о, ЬО
. "'" * Место сбора отрядов Батыя
и оборона Козельска
138 Русь: от нашестбия до <'ига»

наступательных операциЙ 348 . Да и средств для этого у него,


судя по всему, более не было. Длительная осада, даже ве­
дущаяся максимально осторожно, неизбежно должна была
привести к потерям. Подкреплений от других ханов не по­
ступало: их воины также спешили в родные степи. Волна
нашествия плавно откатывал ась.

От Торжка Батый двинулся прямо на юг. Отдельные от­


ряды могли следовать с основным войском на параллель­
ных курсах, но более служили для прикрытия флангов ос­
лабленной орды, чем для ведения наступательных операций.
В этом контексте следует рассматривать свидетельства
«Повести О Меркурии Смоленском», согласно которому
монголы через Дорогобуж подошли к Смоленску «Н СТ" от
rpM" .з" 30 попрнщь»349. Купец Меркурий, причисленный
позднее к лику святых, единолично напал на монгольский
отряд и, устрашив его своей атакой, заставил отступить от
Смоленска. Позднее он умер от ран, полученных в этом
бою, и поминается 24 ноября. В его образе органично сли­
лись былинные (Сухман Домантьевич, Демьян Куденевич)
и церковные герои (Меркурий Постник, Меркурий Печер­
ский епископ Смоленский), наложившиеся на традицион­
ный мотив легенды (единоБОрство во имя спасения родного
города от иноверцев и последующая смерть от ран). Все
это в сочетании с поздней записью самого текста (не ранее
конца ХУ в.) не позволяет основывать на нем серьезные за­
ключения о ходе монгольского нашествия в 1238 г. Скорее
всего, речь должна идти о смутной легенде, в которой упо­
минается появление некоего отряда кочевников под стена­

ми Смоленска 35О .
Как и на Новгород, на Смоленск Батый не ходил. Он
шел на юг, в степь. Симеоновская летопись прямо указыва­
ет направление его пути: «~ТТI(ДI( Ж€ [от Торжка] ПОНД€
Б"тын н".з"Д'Ъ К'Ъ РЯЗ"НЬ Н ПРННД€ К'Ъ ropoAI( Коз€м.­
В других летописях сообщение более формальное:
CKI(»351.
«А. Б"тын Ж€ ОТС€Л€ [от Торжка] RОРОТНСЯ, н ПрННД€ К rO-
pOAI( КОЗ€ЛЬСКI(» 352.
Глаl3а 2. Нащесm13uе 139

Хан отступал и не ввязывался в новые авантюры. Осада


Козельска была для него досадным недоразумением, кото­
рое чуть не стоило ему уважения в среде родственников.

Даже спустя семь десятилетий, придворный историограф


одного из дальних родственников Бату, Рашид-ад-Дин, от­
метил, что «на этом переходе Бату подошел к городу Ки­
сель Иске [= Козельск] и, осаждая его в течение двух меся­
цев, не мог овладеть им»353. Память о таких промахах
сохранялась долго. Только прибытие подкреплений с двумя
другими Чингизидами, сыном Угэдэй-хана Каданом и вну­
ком Чагатая Бури, которые взяли крепость в три дня, по­
зволило сохранить лицо будущему основателю Золотой
Орды. Во всех его действиях в конце похода сквозила боль­
шая усталость.

От Торжка до Козельска - около 350 км, большая груп­


па всадников может преодолеть их примерно за 20 дней. На­
чав отход на юг 10-12 марта, Батый должен был в начале
апреля 1238 г. подойти к небольшому городку в Черниговской
земле, расположенному в междуречье Жиздры и Другусны 354 .
Укрепления Козельска были традиционными для малень­
ких русских городов: глубокий ров вокруг циркульного
вала с двумя проездными башнями, на котором расположе­
ны деревянные стены. Этот областной центр в земле вяти­
чей серьезно усилился во второй половине ХН в. И В иерар­
хии наследования среди черниговских князей занял
второе - после Чернигова - место. Здесь имелся свой
князь Василий, который вполне мог быть представлен в ка­
честве основателя местной династии. В Козельске правили
его дед и, возможно, отец. Оба они погибли в битве на Кал­
ке, после чего власть в Чернигове перешла к другой ветви
рода ОльговичеЙ. Вероятно, именно после 1223-1224 г.
в Козельске утвердился младенец Василий, родившийся на­
кануне гибели отца. После этого должен был усилиться про­
цесс обособления этой волости, претендующей как на эко­
номическую, так и на политическую самостоятельность355 .
Однако в военном отношении никакого серьезного препят-
140 Русь: от нашестВия до «ига»

ствия для захватчиков ни ранее и ни позднее Козельск не


представлял. Именно здесь великий хан Батый провел са­
мую длительную осаду в своей жизни.
Если Рязань осаждали шесть дней, Москву и Владимир
взяли за пять, а Торжок штурмовали две недели, то под Ко­
зельском монголы простояли почти два месяца - семь не­

дель (50 дней)! Поразительное единство в описании осады


Козельска демонстрируют русские летописи356 , которые в рас­
сказе о Батыевом нашествии имеют исключительное количест­
во расхождений. Удивительная по стойкости и мужеству
оборона маленькой, но гордой крепостицы устыдила всех
ее крупных (великих) соседей, сдававшихся и открывавших
ворота противнику без долгих разговоров. Лишь вступив
на арену большой истории (до этого момента мы имеем
о Козельске только краткие упоминания), этот город за­
столбил себе место в ней навечно. Как в летописце Дании­
ла Галицкого (Галицко-Волынская летопись), так и во Вла­
димирском великокняжеском летописце (Суздальская лето­
пись по Академическому списку) рассказ об осаде Козель­
ска является чуть ли не единственным совпадающим

местом, сходным чуть ли не дословно (1)357. От севера до


юга вся разодранная и разобщенная Русь отдала дань ува­
жения мужеству козельских горожан.

Недавно обретшие самостоятельность жители не захоте­


ли сдаваться напыщенным победителям, покорителям Севе­
ро-Восточной Руси. Они решили до конца защищать как
своего малолетнего князя, так и собственное достоинство:

«•.. Н ПРНДЕ [МОНГОЛbl] КО ГРАДI( КОЗЕЛ"'СКОI(, БI(ДI(­


ЩI( & НЕМ'" КНЯЗЮ МЛАДI(, НМЕНЕМ'" .сАСНЛ"'Ю; '(&Е­
ДА&'ЪШН ЖЕ НЕЧЕСТН&tlН ЯКО '(М'Ъ КРЕПКОДI(Ш"'НblН

НМЕЮТ'" ЛЮД"'Е во ГРАДЕ, СЛО&ЕСbI ЛЕСТ"'НblМН НЕ &003-


МОЖНО БЕ ГРАД'Ъ ПР"ЯТН, КОЗЛЯНЕ ЖЕ С&ЕТЪ СТ&ОРШЕ
НЕ &ДАТНСЯ БАТblЮ, РЕКШЕ: ЯКО АЩЕ КНЯЗ'" НАШ'"
МЛАД'Ъ ЕСТ"', НО ПОЛОЖ"М'Ъ ЖН&ОТЪ С&ОН ЗА Н"'. И СДЕ,
СЛА&I( СЕГО С&ЕТА ПРН"МШЕ Н ТАМ'Ъ НЕБЕСНblЯ &ЕНЦА
ОТ ХРНСТА БОГА ПРННМЕм",»358.
глаба 2. Нmuесmбuе 141

Козельск. ХIII в. План-схема Г. Я. Мокеева


(Древнерусское градостроительство. М., 1993. С. 51)

Батый упорствовал. Собственных воинов у него остава­


лось не так уж и много, да и риск потерять их был слиш­
ком велик. Были вызваны Кадан и Бури, тумены которых
позволили начать штурм.

Население таких городков, как Козельск, обычно не


превышало 5 тысяч человек. Даже если учитывать собрав­
шихся на защиту стен сельских жителей, боеспособных за­
щитников не могло быть многим более 2 тысяч. При этом
у монголов должно было быть не менее 15 тысяч всадни­
ков. Казалось бы, столь явный пере вес (1:7) был вполне со­
ответствующим для эффективного приступа. Однако Батый
решил удвоить свою армию, вызвав Кадана и Бури.
Причин этого можно назвать несколько. Прежде всего
следует выделить общую усталость войск, их неспособ­
ность к решительному наступлению. У выносливости ко-
142 Русь: от нашествия до «ига»

чевников также есть предел, который и наступил после за­


тяжной зимней кампании. Судя по тому, что на пути от
Суздаля к Владимиру пленные, «НЗДЫХ"ЮЩ€ О'Т' МР"ЗА» ,
зима в 1237-1238 гг. была холодной. Возможно, сказыва­
лись и проблемы с продовольствием, которое необходимо
было буквально отвоевывать. И в этих условиях многоты­
сячная армия за 4 месяца преодолела около 2000 км по пе­
ресеченной местности, лесистой и заваленной снегом.
Нельзя также забывать, что армия Батыя не была однород­
ной в национальном плане. Самые подготовленные части,
конечно, происходили из Монголии, но с ними рядом шли
многочисленные обитатели евразийских степей от кипча­
ков до саксин, а также представители других покоренных

народов от Китая до Кавказа. Одной из причин задержки


у Козельска могло служить то, что в распоряжении хана
остались либо части, которые жалко было бросать на
штурм малозначимого городка (например, собственно мон­
гольские), либо его основной контингент, наоборот, состо­
ял из многонациональной толпы побежденных народов, ко­
торыми сложно было управлять. Все говорит о том, что
великий Батый оказался под стенами гордого Козельска
в предельно затруднительном положении.

Приход туменов Кадана и Бури позволил начать штурм,


который, однако, длился целых три дня. И снова горожане
Козельска преподнесли захватчикам сюрприз. Пробив по­
роками стену, монголы кинулись на приступ в образовав­
шуюся брешь. Однако, как только они взобрались на вал
и завязали там бой, ополченцы открыли ворота с другой
стороны города и сделали вылазку на монгольский лагерь,
который захватили совершенно врасплох, устроив там на­
стоящую резню. По летописному сообщению, в том бою
погибло около 4 тысяч монгольских воинов, но полегли
и все нападавшие:

«ТО'Т'''РОМ ЖЕ, SЬЮЩНМСЯ О ГРАДЪ, nРНЯ'Т'Н ХО'Т'Я­


ЩНМЪ ГРАДЪ, Р"ЗSНRШНМЪ ГРАД\( C'Т'€H\( Н RОЗННДОШ"
tl" R""'" Т "'Т'''P€; КОЗМ'IН€ Ж€ НОЖН Р€З"Х'ГСЯ С ННМН,
ГлаВа 2. НашестВие 143

СВЕ'Т'Ъ ЖЕ СТВОРtIШ" НЗННТН Н" nолкы ТОТ"РЬСКЫЕ,


Н НСШЕДШЕ НЗ'Ъ ГР"Д", НСЕКОШ" nр"щ" Н)('Ъ, Н"nАДШЕ
Н" nОЛ'ЪКЫ Н)('Ъ Н УSНШ" от Т "Т"Р'Ъ 4 ТЫСЯЩН,
Н САМЕ ЖЕ НЗSЬЕНН sышм 359 .

Дерзость была колоссальная, а эффект от нее превышал


все вообразимое. Даже если в вылазке участвовала полови­
на гарнизона (около тысячи человек), то на каждого рус­
ского приходилось до 4 убитых захватчиков. Такого контр­
наступления не смог организовать ни один князь, ни один

город, каким бы крупным он ни был. Вообще о вылазках во


время других осад (Рязань, Москва, Владимир) у нас нет
сведений. Из Торжка люди просто выбежали с целью
где-нибудь укрыться. Жители же Козельска атаковали т.
Сам штурм города был также очень кровопролитным
для монголов. В ходе приступа погибли три сына темников,
то есть дети руководителей трех туменов. Причем их тела
не смогли потом найти в горе трупов. Каковы же были об­
щие (и в городе и в лагере) потери интервентов!?
Упорнейшее сопротивление, которого Батый никак не
ожидал, привело его в бешенство. При занятии Козельска
жителей просто вырезали, всех вплоть до молочных мла­
денцев. По улицам текли реки крови, в одной из которых
утонул (!) молодой княжич Василий. Действительно, тако­
го «злого» города на Руси монголы еще не встречали:

«Б"тын ЖЕ ВЗЯ ГОРОД'Ъ, нзsн ВСН, Н НЕ nощАДН от


ОТРОЧ"'Т'Ъ ДО СОСУЩН)('Ъ МЛЕКО; О КНЯЗН g"снльн НЕВЕ­
ДОМО ЕСТЬ, Н НННН ГЛ"ГОХУ ЯКО ВО KPOBtl УТОНУЛ'Ъ
ЕСТЬ, nОНЕЖЕ УБО МЛ"Д'Ъ SЯШЕ; ОТТУДУ ЖЕ В'Ъ Т "Т"­
РЕ)('Ъ НЕ СМЕЮТЬ ЕГО Н"РЕЩН ГР "д'Ъ КОЗЕЛЬСК'Ъ, НО
ГР"Д'Ъ ЗЛЫН, nОНЕЖЕ SНШ"СЯ ПО СЕМЬ НЕДЕЛЬ, УБНШ"
БО ОТ Т "Т"Р'Ъ сыны ТЕМННЧН трн, Т "т"рн ЖЕ НСК"В­
ШЕ Н НЕ МОГОШ" Н)('Ъ НЗН"НТН ВО МНОЖЕСТВЕ ТРУn'Ъ
МЕРТВы)('Ъ ... »360.

Нигде Батый не встречал столь единодушного и ожесто­


ченного противодействия, столь самоотверженных и дерз-
144 Русь: от нащестВия до «ига»

ких поступков, такой гордой непокорности. Если в бою по­


гибли сыновья трех темников, то и их отцы в ней
участвовали: три тумена брали небольшой городок. Холе­
ная выучка покорителей мира еле-еле справилась с доморо­
щенным упорством русской глубинки. Такое упорство за­
помнили надолго, оно вполне могло повлиять и на

позднейшую политику хана Бату по отношению к Руси.


Презрительного отношения эта страна более вызывать не
могла.

***
По сообщению Рашид-ад-Дина, после занятия Козель­
ска монгольская армия остановилась там на отдых: «Тогда
они расположились в домах и отдохнули»З61.
Однако, даже если город не был сожжен, что удиви­
тельно, задержались они в нем ненадолго. Летописное опи­
сание говорит о грудах трупов, смрад от которых не мог по­

зволить захватчикам длительное время находиться в этой


местности. Согласно русским источникам, Батый не остал­
ся в занятой крепости, а сразу ее покинул, направившись
в степь: «БАТЫ€ВН ЖЕ, ВЗ€МШЮ КОЗ€t\СКЪ, Н "OHД€ В ЗЕМЛЮ
ПОt\Oв€цк\(ю»З62.
Монгольские потери были колоссальными. Осада Ко­
зельска прибавила к ним еще как минимум 5 тысяч только
убитыми. В общей сложности боеспособные части Чинги­
зидов уменьшились примерно на 40 тысяч всадников, из
которых погибших было до 25 тысяч. Это более половины
всей 70-тысячной армии, вторгшейся в Рязанское княжест­
во (57%). Даже все оплошности руководителей русской
обороны не позволили Батыю обойтись малыми жертвами.
Было очевидно, что поход на Русь грозил сорвать успех на­
ступления на Европу. От немедленного продолжения воен­
ных действий пришлось отказаться, и последовала почти
трехлетняя передышка (весна 1238 г. - осень 1240 г.).
В это время производились лишь эпизодические набеги,
~
I

-(
;s>"9 есо&о(
НовroРОА
го'

~
СаОtJllOсOl. ... й
о
:I:

~
8
(1)

~
~
~
;::
(1)

'"
n
(1)

'"
~I
о::
О

~
::
~
(5
,;р
r.
!"
.....
N
\J.>
~
......
N
\J.>

...,
~
146 Русь: от нашест6ия до «ии/»

преследовавшие локальные цели и ограниченные по даль­

ности (от степи не более 250-300 км).


Совершенно непонятны те перспективные планы, кото­
рыми руководствовались монголы зимой 1238 г. в отноше­
нии Северо-Восточной Руси. Они навели в землях хаос.
С отдельными поселениями (возможно, с Ростовом) были
заключены некие соглашения. Другие - просто разруше­
ны, а жители уведены в полон. Областная администрация
в большинстве своем просто уничтожена. Причем никакой
новой (оккупационной) системы управления создано не
было (!)3б3. Летописи однозначно говорят, что монголы сна­
чала «придоша», а потом «отидоша»3б4. Взяв город, они его
грабили, а потом покидали. Их действия напоминали кара­
тельную экспедицию, а не планомерное завоевание. Нет
никаких признаков того, что захватчики желали изменить

структуру властных полномочий в этих землях. На грани­


цах Рязани им отказали в уплате дани или, что скорее все­
го, просто не оказали должного почтения. Такие действия
требовали порицания и возмездия, которое и обрушил ось
на рязанских князей и их сюзерена. Возможно, монголы
решили выждать, пока в разоренных землях не восстано­

вятся традиционные институты власти, а уже затем приме­

нить дипломатическое давление, которое должно было ут­


вердить систему постоянных даннических отношений.
Причем в ханской ставке хорошо понимали, что ни о каком
новом походе в северные регионы речи идти не может.

Даже используя эффект внезапности и плохую организа­


цию обороны, они потеряли более половины армии, а если
бы руководители противника были более дальновидными
и захватчикам везде давали отпор, могла последовать ката­

строфа. Все это должно было настроить Батыя на более


конструктивный лад. Как бы то ни было, но основной цели
он достиг - непокорные владения на флангах его наступ­
ления на Европу были устранены. Монгольская армия мог-
ГлаВа 2. НашестВие 147

ла не опасаться вражеских атак с этой стороны. Закрепле­


ние своего влияния в регионе империя могла на некоторое

время отложить.

§ 3. РУСЬ МЕЖДУ ВТОРЖЕНИЯМИ:


от РЯЗАНИ ДО КИЕВА, 1238-1240 гс

Л1онгольские войска покинули Северо-Восточную Русь


в марте 1238 г. Наступил период подведения итогов про­
шедшей зимы. Люди возвращались в свои дома или на их
пепелище, князья пытались восстановить нарушенную

в стране административную инфраструктуру.


В экономическом и хозяйственном отношении наиболь­
ший ущерб был нанесен Рязанской земле. Согласно пись­
менным источникам, Батый здесь прошелся «огнем И ме­
чем». Города сжигались и разорялись, жителей убивали
и уводили в полон. Речь должна идти не о социально-эконо­
мическом упадке, а о национально-государственном коллап­

се Рязанского княжества, тотальном ограблении и уничто­


жении целой страны, центральные районы которой просто
перестали представлять собой часть ойкумены. Процесс
возрождения к жизни в этом регионе шел медленно и был
сопряжен с немалыми трудностями.

По мере продвижения в глубь Руси заряд агрессивности


и жестокости у монголов, видимо, постепенно снижался.

Решительному разорению подверглись только самые круп­


ные города, а также те, которые отказались добровольно
открыть ворота (Коломна, Л1осква, Суздаль, Владимир, Пе­
реяславль Залесский, Ярославль). Археологические данные
показывают, что, например, Ярославль в эти годы был
сильно разрушен и долго не мог восстановиться в прежних

границах 36S . О Владимире известно, что князь Ярослав су­


мел собрать туда жителей (<<ЛЮДИ ОС'f'~ВШ~~ съsр~ Н '('Т'€­
ШН»), но городские стены восстановил только частично 3б6 .
О тех городах, которые лишь вскользь упомянуты летопи­
сью, что-либо определенное сказать трудно. Скорее всего,
148 Русь: от нашест6ия до «ига»

многим удалось сохранить свое хозяйство в неприкосно­


венности. Это, конечно, не относится к сельским поселени­
ям, на которые традиционно ложатся все тяготы войны.
Как в Рязанской, так и во Владимиро-Суздальской земле
они подверглись массовому разграблению 3б7 . Единствен­
ным «позитивным» фактом было то, что нашествие при­
шлось на зиму, что не позволило захватчикам разорить по­

севы и разразиться голоду.

Особенно заметным был урон от нашествия в среде во­


лостных лидеров. Погибли наиболее способные админист­
раторы, полководцы и обученные воины: князья, посадни­
ки, воеводы. Произошла повсеместная смена состава во
властной элите.
Из княжеской династии Рязани выжил только один по­
лулегендарный Ингварь Ингваревич, известный лишь по
«Повести О разорении Рязани Батыем»368. Да плененный
монголами Олег Ингваревич, который вернется из заточе­
ния через 14 лет в 1252 г. (ум. в 1258 г.)369. Во Владими­
ро-Суздальской земле погиб великий князь К)рий со всей
своей семьей (женой, дочерьми, сыновьями) и почти все
удельные князья (Всеволод и Василько Константиновичи,
Ярославич из Твери)370. Владимирский великокняжеский ле­
тописец специально перечисляет всех членов княжеской фа­
милии К)рьевичей, выживших после Батыева нашествия:

«... ГОННША ПО ННЛЬ ПОГАННН, Н НЕ ОSр€ТОША А;

Богъ НЗSАRН А О'Т' руку ННОПЛЕМЕНННКЪ, SЛАГОЧЕС'Т'Н­


ВАГО Н ПрАВОВЕрНАГО КНЯЗЯ ЯРОСЛАRА, С ПРАВОВЕРНЫМН
ЕГО Cb.ltIAMH, "Е "О У НЕГО СЫНОВЪ 6 ~ЛЕКСАНДРЪ, ~HД­
РЕН, КОС'Т'ЯН'Т'ННЪ, ~фАНАСЕН, ДАННЛО, МНХАНЛО, GRЯ­
'Т'ОСЛАR С СЫНОМ ДмН'Т'рНЕМЪ, Н ИRАНЪ .GСЕRОЛОДНЧН,
Н .GАСНЛЕН, .GОЛОДНМЕР КОС'Т'ЯН'Т'ННОRНЧЪ Н .GАСНЛЬКО­
RНЧА ДВА, Н СЕ ВСЕ СОХРАНЕН Н Sb.lША МОЛН'Т'RАМН СRЯ­
'Т'ЫА БОГОРОДНЦА»371.

Наибольшее количество выживших относилось к заро­


ждающейся династии Ярославичей. Старший сын Ярослава
Всеволодовича Федор умер еще в 1233 г., а другого его
ГлаВа 2. HaulccmBue 149

сына, неизвестного нам по имени, монголы убили в Твери


в феврале 1238 г. Однако и после этого новый великий князь
располагал шестью помощниками, еще не вступившими

в полосу зрелости (Александр, Андрей, Константин, Яро­


слав (Афанасий), Даниил, Михаил)372. Сразу трое из них
позднее также получат титул великого князя Владимирско­
го. Восемнадцатилетний Александр к этому времени уже
несколько раз оставался для самостоятельного правления

в Новгороде: сначала с братом Федором (до 1233 г.), а за­


тем ему «на руки» поручали АндреЙ 373 . Другие братья были
еще моложе, и круг их деятельности был ограниченным.
Недвусмысленное указание летописи на то, что монго­
лы гнались и искали перечисленных князей, может отно­
ситься к тем, кто участвовал в битве на Сити (Святослав
с сыном и Владимир Константинович). Для других это не
должно служить чем-то большим, чем намеком на их бли­
зость к маршрутам прохождения монгольских воЙск. Иван Все­
володович Стародубский, как известно, на Сить не успел374 , как
и его брат Ярослав, задержавшийся где-то в Новгородской
земле. Сын Всеволода Константиновича Василий, возмож­
но, был еще молод и не принимал участия в военных
действиях375 . То же следует сказать о Борисе и Глебе Ва­
сильковичах, - совсем ещё детях, - будущих ростовском
и белозерском князьях 37б .
Всего летопись отмечает 14 выживших князей, из кото­
рых, однако, реальными администраторами могли считать­

ся только 24-летний Владимир Константинович и три пере­


ступивших за 40-летний рубеж Всеволодовича: Ярослав,
Святослав, Иван. На них и легло руководство восстанови­
тельными работами в регионе. Лидером, естественно, стал
старейший - Ярослав, который покинул ради этого и Киев
и Новгород:

«ЯРОСЛАВ'Ъ, СЫН'Ъ .GСЕВОЛОДА В€ЛИКАГО, C€ДE НА СТОЛЕ


В .GОЛОДИМЕРИ; [и ОБНОВИ з€МtlЮ Gуздмскую, И ЦЕРКВИ
ОЧИСТИ O'I"Ъ ТРУnИЯ МЕРТВЫ)('Ъ, И КОСТИ И)('Ъ СОХРАНИВ'Ъ,
И nРИШ€ЛЦН УТЕШИ, И ЛЮДИ МНОГЫ СОБРАХ]; И БЬ.IСТЬ.
150 Русь: от нашествия до «ига'>

РАДОСТЬ КЕI\НКА ХРЕСТЬЯНОМ'Ь, НХЖЕ НЗБАКН БоГ'Ъ РУ­


КОЮ СROЕЮ КРЕПКОЮ ОТ БЕЗБОЖНЫ)С'Ь Т АТАР'Ь, Н nОЧА
РЯДЫ РЯДНТН, ЯКОЖЕ nророкъ ГI\АГОЛЕТ'Ь: "БОЖЕ, СУД'Ь
ТКОН ЦЕРККН ДАЖЬ Н nрАК'ЬДУ ТROЮ СЫНОКН ЦЕСАРЕКН
С\(ДНТН I\ЮДЕМ'Ь ТКОНМ'Ь К npAKAY Н ННЩНМ'Ь ТКО­

НМ'Ь К СУД'Ь ", Н nOTOM'], \(ТКЕРДНСЯ к СROЕМ'Ь ЧЕСТ­


НЕМЬ КНЯЖЕннн»377.

Как писал Н. М. Карамзин, «Ярослав приехал господ­


ствовать над развалинами и трупами»378. Летописец, кото­
рый велся при великокняжеском дворе, неизбежно должен
был нарисовать образ князя с верноподданническим почте­
нием и любовью. Однако если иметь представление об
ущербе, нанесенном монголами, и смотреть на позднейшую
достаточно динамичную реанимацию экономики Владими­
ро-Суздальской Руси, то мы вынуждены будем признать,
что новый властелин действительно проявил себя как энер­
гичный и рачительный хозяин.
Первые меры носили санитарный характер. Ярослав
лично руководил захоронением погибших. Так как смерть
унесла население целых городов, то у многих погибших
могло не остаться живых родственников, и их погребение
ложилось на плечи государства.

Очистка местности от последствий войны должна была


по казать жителям, что князь находится на месте и заботит­
ся о них. Возвращение населения в города было задачей
нелегкоЙ. Страх, как известно, всегда рождается раньше,
а погибает позже. Меры по привлечению населения в поки­
нутые места были важной заслугой новых руководителей.
Кроме того, требовалось упорядочить отношения между
общинами «<nОЧА РЯДЫ РЯДНТН»), на которые тяготы войны
легли непропорционально. Выше было отмечено неожидан­
ное размежевание, наступившее между Суздалем и Росто­
вом. Судя по всему, Ярослав не стал насильно восстанавли­
вать волостное единство. В это время на севере Владимиро­
Суздальского княжества образовалась целая группа на­
следственных владений Константиновичей (Ростов, Кост-
г.лаВа 2. НашестВие 151

рома, Галич, Ярославль, Углич, Белоозеро)379. Возможно,


горожанам Суздаля казалась более перспективной бли­
зость со столичным Владимиром, чем со все более удаляв­
шимся от большой политики ростовом 380 . Ярослав также
расценил, что разоренный город сейчас удобнее всего от­
торгнуть от ростовского клана, да и правильнее было пере­
дать его более подготовленному правителю. Суздаль пере­
шел ко второму Всеволодовичу - Святославу, владевшему
ранее Юрьев Польским 381
, а Ростов за собой сохранили на­
следники Василька Константиновича, Борис и Глеб 382 .
Другого серьезного пере распределения держаний в кня­
жестве не было. Иван Всеволодович закрепил за собой
Стародуб 383 , а остальные уделы, вымороченные после смер­
ти Юрия Всеволодовича и его детей, разошлись между под­
растающими Ярославичами 384 .
В военно-политическом отношении земля была предель­
но ослаблена. Армия разгромлена, хозяйство разрушено,
люди перебиты, разбежались или уведены в плен. Однако
значение Владимира вовсе не упало. Он неизменно оста­
вался гораздо более привлекательным местом пребывания
для Ярослава Всеволодовича, чем своевольный Новгород,
наделенный излишними демократическими институтами,
или дряхлый Киев, далекий и непонятныЙ. Вероятно, со
стороны клубок проблем вокруг северо-востока казался не­
соизмеримо меньшим. Фактически имелся один враг -
монгольский хан Батый. В Новгороде же приходилось про­
тивостоять сразу группе оппонентов: Тевтонскому ордену,
Тартускому и Рижскому епископствам, Дании, Швеции,
Литве и непокорным племенам Финляндии. На юге Руси
князь всегда оказывался в центре конфликта между груп­
пами князей, где с одной стороны действовала коалиция
Романовичей и Ростиславичей, а с другой - Ольговичей
и Венгрии. Головоломные комбинации политической
жизни в южнорусских землях и колониальные конфликты
в северных областях могли казаться чуждыми целям ук­
репления могущества рода Юрьевичей, базирующихся на
152 Русь: от нашествия до «ига»

остававшихся до последнего времени мирными северо-вос­

точных волостях.

***
Княжение Ярослава Всеволодовича в Киеве было не­
продолжительным. Прибыв в город весной 1237 г., он уже
в конце того же года покинул юг Руси и бросился в Новго­
род собирать подмогу для своего брата Юрия, вступившего
в смертельное противостояние с Батыем 385 . Помочь Севе­
ро-Восточной Руси Ярослав не успел. Возможно, новгород­
цы решили не давать ему воинов, а собственной дружины
было явно недостаточно. Вступив во Владимир вскоре по­
сле ухода монголов (около марта 1238 г.), Ярослав оказал­
ся, можно сказать, у разбитого корыта. Здесь не было того,
к чему он, возможно, стремился: здесь не было славы, ве­
личия и могущества, но были разруха, нищета, позор
и укор. Ярослав решительно с привычной энергией окунул­
ся в эти сложности, забыв на некоторое время о южных
делах.

А Киев в это время захлестнула новая волна княжеской


чехарды. Торопливо покидая древнерусскую столицу, Яро­
слав не оставил там преемника. Видимо, управление обла­
стью было передано союзному Владимиру Рюриковичу, на­
ходившемуся где-то поблизости 386 . Однако вскоре власть
в регионе захватил А1ихаил Всеволодович Черниговский.
В источниках нет указания на то, что Ярослав завещал
кому-то свои полномочия. Летописец Даниила Галицкого
следующим образом описывает смену власти в Киеве:

«... н потом!. nРНДЕ ЯРОСI\"RЪ G\(ждм!.скын н RЗЯ


KHER'!. nОДЪ .GОЛОДНМЕРОМЪ, НЕ мог" ЕГО ДЕРЖ"ТН,
НДЕ ""кы G\(ждмю, н RЗЯ ПОД ННМ!. МНХ"НI\Ъ, " Рос­
THCI\"R" СЫН" CROEro OCT"RH R Г "I\Н'lн»387.

В Воскресенской летописи содержится сообщение при­


мерно того же характера:
ГлаВа 2. НашестВие 153

«ЯРОСЛАR'Ъ ЖЕ, СЫН'Ъ R€ЛНКОГО кня.зя .GС€RОЛОДА


ЮРt.€RНЧА, ПРНШ€Д'Ъ н.з'Ъ KH€KA, C€Д€ НА СТОЛ€ К'Ъ
.GОЛОДНМ€РН, .б1I1J'1'. А ПО ЯРОСЛАRЛ€ C€Д€ НА KH€K€ кtIЯ.зt.
МНХАНЛО .GС€RОЛОДНЧt. ЧР'ЪННГОRt.скнН»388.

Такая поздняя летопись, как Густынская, вообще гово­


рит, что Владимир Рюрикович сначала «Н.згнм из Киева
Ярослава, а уже потом там сел Михаил Черниговский 389 .
Исследователи считают, что комбинация, при которой Яро­
славу в столице Руси наследует Владимир, а уже потом
Михаил, восходит к путаному перечню правивших в Киеве
князей, расположенному в начале Ипатьевской летописи.
В этом списке Владимир значится после Ярослава, но не
отмечен до него, а имя Михаила даже не упоминается 39О .
При всей недостоверности такого известия, следует под­
черкнуть, что оно вполне соответствует политической си­
туации на юге Руси в конце 1237 г. - начале 1238 г. Торо­
пившийся на север князь не мог вести длительные
переговоры и составлять сложные альянсы. Он просто ос­
тавил волость и направился в Новгород собирать войска.
Позднее он будет подтверждать свои права на Киев в Орде,
из чего можно заключить, что и ранее он от них не отказы­

вался. Владимиру Рюриковичу могли передать некие функ­


ции по текущему управлению, но, скорее всего, не верхов­

ную власть в городе. Михаил, узнав о несчастьях в Суздаль­


ской земле и об утверждении во Владимире Ярослава, оце­
нил ситуацию как свой новый шанс обрести старейшинство
в Русской земле. Причем он захватил «<R.зя») город, не
оказавший существенного сопротивления, именно под Яро­
славом, а не под Владимиром Рюриковичем, который имел
полное право уклониться от вооруженного конфликта.
Судя по всему, это должно было произойти примерно в ап­
реле 1238 г., когда информация о делах на Северо-Востоке
достигла Галича.
Страх утратить контроль над «материю городов Рус­
ских», возможно, стал причиной того, что Михаил не ре­
шился вступаться за свои черниговские волости, разоряе-
154 Русь: от нашестl3ия до ('ига»

мые монголами. В период героической обороны горожан


Козельска в мае 1238 г. их верховный сюзерен сидел в Кие­
ве и не сделал ничего, чтобы помочь осажденным. Все это
напоминало действия его кузена Юрия Всеволодовича Вла­
димирского: надежда на то, что налет диких кочевников за­

тронет лишь окраины, после чего отхлынет как природная

стихия. Действительно, разграбив Козельск, монголы ушли


в степь и увлеклись войной с половцами, удостоенными на
Руси давней неприязни. Все это должно было окрылить
Михаила Черниговского. Батый разгромил Владимиро-Суз­
дальское княжество и лишил Даниила Романовича возмож­
ности апеллировать к грозному суздальскому властелину,

а также привлекать на свою сторону брата этого властели­


на, владеющего богатым Новгородом и давно недолюбли­
вающего черниговцев. Теперь Ольговичам необходимо
было развить успех.
Вслед за известием о «взятии» Михаилом Киева сооб­
щается, что сына Ростислава он оставил в Галиче, а тот не­
медленно отнял у Романовичей приобретенный по миру
в 1237 г. ПеремышльЗ9 '. Создается впечатление, что речь
идет практически о синхронных событиях: «... " POC'1'I1C""S"
сын" своего OC'1'''SI1 S r МI1ЧI1 11 ОТЯШ" 0'1' A"HI1"" Пере­
Мb.lш"ь»З92. Вероятно, все это относится к весне - началу
лета 1238 г., периоду, казалось бы, полного и окончатель­
ного триумфа ОльговичеЙ. Теперь под их контролем нахо­
дились Киев, Чернигов и Галицкая земля в полном объеме:
фактически весь юг Руси. Волынские князья Даниил и Ва­
силько Романовичи оказались в полном замешательстве:
Ярослав уехал и был увлечен делами в Суздальской земле,
Владимир Рюрикович, который должен был воспротивить­
ся утверждению Михаила в Киеве, ничего не сумел пред­
принять и явно был деморализован З9З . Волыняне опять ос­
тались один на один с давним соперником, который
предельно удачно воспользовался сложившейся ситуацией.
Придворный волынский летописец ни словом не отме­
тил то отчаяние, которое должно было охватить деятельно-
г.лаВа 2. НашестВие 155

го князя Даниила, но вставил неожиданную сентенцию об­


щего характера: «... БЫКШЮ ЖЕ М€ЖЮ нмн ОКОГДА МНРI(,

ОКОГДА РАтн»394.
То место, которое избрал автор летописи для такого ам­
бивалентного резюме, надо полагать, не случайно. Сущест­
вовала некая временная лакуна, прежде чем Романовичи
осознали, что у них есть все шансы изменить положение

в свою пользу. Силы сторон были равными, баланс, как от­


мечалось в предыдущих главах, неизменно сохранялся уже

с 1236 г. Любое изменение в регионе могло произойти


только В случае появления там некоего нового раздражите­

ля, носителя новых как военных, так и политических воз­

можностей. В 1237 г. таким новым фактором стал Ярослав


Всеволодович Новгородско-Переяславль ЗалесскиЙ. Его
внезапный уход на северо-восток и вокняжение там позво­
лили Ольговичам переиграть замешкавшихся Романови­
чей, захватить Киев и вернуть Перемышль. Надо полагать,
реванш Даниила мог произойти только В случае ПОЯВJIения
в регионе другого раздражителя, на котором можно было
сыграть уже против Михаила. И такой фактор возник, но
только не в 1238 г., а на следующий год - это были все те
же монголы.

***
Разгромив северо-восточные земли Руси, Батый увел
свои поредевшие войска в степь. Однако серьезной пере­
дышки они не получили. Как верно отметил В. В. Каргалов,
в отличие от русских источников, согласно которым монго­

лы ушли в Поле на отдых, восточные, напротив, повеству­


ют о непрерывных в эти годы (лето 1238 г. - осень 1240 г.)
наступательных и карательных операциях монголов. Дешт-и­
Кипчак еще не был покорен. Пока одни ханы ходили гро­
мить Северо-Восточную Русь, другие сторожили их тылы
от половцев и других кочевников. Требовалось подчинить
эти народы для того, чтобы продолжить поход на запад. Их
покорность не только обеспечивала спокойные тылы, но
156 Русь; от ндщссm6ия до ('ига»

и позволяла пополнить войско новыми подразделениями.


Они же могли компенсировать и потери в лошадях.
Рашид-ад-Дин писал, что вслед за передышкой, последо­
вавшей после штурма Козельска, осенью (летом) 1238 г.
ханы Менгу и Кадан «выступили в поход против черкесов и
зимою убили тамошнего государя по имени Тукара [вар.
Букар, Букан, Тукан, Куркар и т. д.J»395. Дальний поход
за Кубань должен был отвлечь пару туменов вплоть до на­
чала 1239 г. Тем временем другие ханы - Шейбан, Бучек
и Бури - двинули своих всадников на юг, против полов­
цев и далее в Крым 39б . Берке, присоединив к своему тумену
дополнительные войска от родственников, также направил­
ся покорять половцев 397 . Войны с причерноморскими кочев­
никами должны были быть для монголов особенно сложны­
ми и принципиальными. Они встречали здесь родственные
как по образу жизни, так и по формам мышления народно­
сти. Перебить или покорить их было так же тяжело, как
самих себя. Это была «особая арена военных деЙствий»398.
И тем не менее масштабное наступление на кочевников
причерноморских степей вскоре дало свои результаты. Зна­
чительная часть степняков влилась в ряды монгольской ар­
мии. Только непокорный хан Котян решил уйти в Венгрию,
где был с радостью встречен королем Белой, нуждавшимся
в боеспособных воинах З99 .
Покорение половцев заняло 1238-1239 гг. Далее следо­
вали области в предгорьях Северного Кавказа и Дагестане:

«Потом В кака-ил, год свиньи, соответствующий


636 г. х. [14 августа 1238 - 2 августа 1239 г. по
Р. Х J, Гуюк-хан, Менгу-каан, Кадан и Бури напра­
вились к городу Минкас [вар. М. к. с.; Манач (Ма­
НblЧ) или Орнач 4ОО ] и зимой, после осады, продол­
жавшейся один месяц и пятнадцать дней, взяли его.
Они были еще заняты тем походом, когда наступил
год мыши, 637 г. х. [3 августа 1239 - 22 июля
1240 г. по Р. Х]»40'.
Весной 1240 г. монголы посылали войско на Дербент4О2 •
Глава z. Нашествие 157

Зона предположительного расположения основного


монгольской армии летом 1238 г.

~ Монгольские походы 1238 г.


- Монгольские походы 1239 г.

~ Монгольские походы 1240 г.

Монюлы В стегшх Дешт-и-Кипчак. 1238-1240 !Т. (КаРГаАОв, 1967. С. 115)

в этот тяжелый для Батыя период экспансии осложни­


лись и внутренние взаимоотношения в среде Чингизидов.
Недовольство руководителем западного похода высказыва­
ли молодые ханы Гуюк и Менгу. Угэдей расценил эти дейст­
вия как предосудительные, мешающие успеху дела, и отозвал

принцев в свою ставку. «По приказанию каана» осенью


158 Русь: от Ндluест6uя до «ига»

1240 г. они покинули Дешт-и-Кипчак, а в год быка, 638 г. х.


(23 июля 1240 г. - 11 июля 1241 г. по Р. Х.), достигли
и «расположились В своих ордах»403.
Высылка знатных участников похода должна была под­
крепить авторитет Бату, которому, однако, необходимо
было торопиться. Инцидент вполне мог повториться
и иметь совершенно обратные последствия: доверие вели­
кого хана, страдающего алкоголизмом, не могло быть веч­
ным. Вполне может быть, что к осени 1240 г. концентрация
сил монгольской армии еще не была завершена, но кон­
фликт в стане Чингизидов заставил Бату действовать ре­
шительнее. Пока шло покорение половцев и комплектова­
ние новых частей, Бату ограничивался в отношении Руси
эпизодическими набегами. Он сам, судя по сообщениям Ра­
шид-ад-Дина и других восточных авторов, никуда лично
войной не ходил. Ему достаточно было административной
и координационной работы. Соответственно и все опера­
ции против русских земель планировались в его ставке

и имели вполне четкую направленность и зону развития.

В 1238 г. после ухода из-под Козельска Бату больше


войск на Русь не посылал. Благостный ростовский летопи­
сец даже отметил в конце статьи этого года: «Того ЖЕ ЛЕ'ГА
БЫЛО мнрно»404. Позднейший редактор для улучшения пони­
мания незадачливым читателем добавил: «0'1' 'ГА'ГАр»405.
Однако уже в следующем, 1239 г. все изменилось. Мон­
голы провели сразу три рейда в разные части страны:
«Н nОНДЕ в ЗЕМЛЮ ПОЛОВЕЦКУЮ, О'Г'Г\{ДА ЖЕ nO'lA nОСЫЛА'ГН
НА ГРАДЫ Рl(сьскы€»40б.
Первым источники всегда называют поход монгольских
войск на Переяславль Южный:

«... Н ВЗЯ'ГЬ ГРАД ПЕРЕЯСЛАВЛЬ КОnЬЕМЬ, НЗБН ВСЬ,


[Н ЛЮДН ВСЯ СI(ЩАА во ГРАДЕОВЫХЪ НЗБНША, А ННЫХЪ
nЛЕННША], Н ЦЕРКОВЬ АРХАНГЕЛА МНХАНЛА СКРI(ШН,
Н COCI(ДЫ ЦЕРЬКОВЬНЫЯ БЕЩНСЛЕНЫЯ ЗЛА'ГЫА Н ДРАГА­
ГО КАМЕНЬЯ ВЗЯтъ., Н ЕnНСКОnА nРЕnОДОБНАГО СЕМЕОНА
I(БНША» 407.
Глава 2. HaulecmBue 159

Ни о каких переговорах или предварительных условиях


со стороны монголов, как в случае нападения на Рязань,
источники не сообщают. Говорится· только, что обруши­
лись и разорили. Другие подробности отсутствуют, а они
необходимы для понимания происходящего. Ведь после
этого нападения Переяславль Южный не просто был со­
жжен, а его главный храм стерт с лица земли, но и само
поселение перестало существовать 408. Завершилась более
чем двухсотлетняя славная история Переяславского кня­
жества, русского форпоста на границе степи. Князья сюда
и прежде-то ездили редко, а теперь вовсе прекратили. Не­
известно даже, сохранилось ли в округе русское население

или оно вновь пришло в ХУI в., когда город действительно


стал возрождаться - новые обитатели не всегда даже пра­
вильно знали посвящение местных храмов. Этот удел еще
в начале ХIII в., когда ослабла половецкая угроза и изме­
нился режим торговых путей, стал постепенно хиреть,
а после 1239 г. исчез как явление, передав название своей
епархии ордынскому Сараю 4О9 . Даже через триста лет
Тверской летописец отмечал, что в городе нет ни епископа,
ни людей:

«... ОТЪ ТОГО ДOHЫH€ Б€ЗЪ ШIТН Л€ТЪ 300 Л€ТЬ


КАКЪ ТАМО €nHCKOnA H€ТЪ, А н ГРАДЪ Б€ЗЪ люд€Н»410.

Дату взятия Переяславля сообщает такой поздний ис­


точник, как Летопись Авраамки: «Е Л€ТО 6747. .GЗЯША ТАТА­
POR€ П€Р€ЯСЛАRЛЬ, МАрТА 3»411. Большинство исследователей
с доверием относятся к этому указанию, происхождение

которого выяснить не удается 412 . Даже если признать вер­


ной указанную дату (3 марта 1239 г.), то сохраняется мно­
жество других обстоятельств, требующих комментария.
Так, Переяславль Русский (Южный) действительно был
крепостью, обращенной в степь и служащей для отраже­
ния нападений оттуда, отчего его захвата кочевниками сле­
довало ожидать и он не мог вызвать удивления. Однако это
совершенно не укладывалось в манеру поведения монго-
160 Русь: от нашест6ия до «ига»

лов, проявленную ими на северо-востоке. Необходимо


было сначала обратиться к сюзерену этого города и потре­
бовать дань, а уже после отказа - напасть и разорить. Ве­
роятно, это княжество и его столица номинально продолжа­

ли относиться к владениям Юрьевичей, войну с которыми


Батый вел годом ранее, отчего и новые переговоры не тре­
бовались. С этим можно связать и то, что город не получил
даже символической поддержки из расположенных рядом
княжеств. От Киева он находился в суточном переходе, но
правящий там черниговский князь Михаил вовсе не был
расположен содействовать обороне волостей Ярослава Все­
володовича. Впрочем, и свои волости Михаил охранял
с тем же рвением.

В том же 1239 г. Батый послал другой отряд своих


войск на захват Чернигова. Судя по тому, что как поход
под Переяславль, так и поход под Чернигов восточными ис­
точниками никак не отмечены, их значение и масштаб
были для монголов невелики. Возможно, использовались
небольшие соединения (один или максимум два тумена),
в руководстве которыми не было Чингизидов или был толь­
ко один. Однако даже такие небольшие мобильные части
умудрялись невозбранно разорять важнейшие области
древнерусского государства.

Судя по летописи, в случае с Переяславлем речь идет


о быстром штурме, а может быть, и «изгоне» .В отношении
же Чернигова подчеркивается, что проводилась планомер­
ная осада:

«... В ТО ЖЕ ВРЕМЯ ПОСЛА НА ЧЕРНl1rов'Ь, ОБЬС'П(nl1-


ША rpAAЪo В СI1ЛЕ ТЯЖЦЕ; СЛЫШАВ ЖЕ I\i\ЬСТI1СЛАВ'Ь
r ЛЕБОВI1ЧЬ HAnAДEHI1E НА rpAAЪo I1НОnЛЕМЕННЫхъ., "Р"­
ДЕ НА НЫ СО BCI1MI1 BOI1 [CBOI1MI1, 11] БI1ВШI1М'ЬСЯ I1MЪo
[КРЕПКО, лютъ. БО БЕ БОН 1( ЧР'ЬНl1rОКА, ОЖЕ 11 ТАРАНЫ
НА НЬ СТАВI1ША, 11 МЕТАША НА НЬ KAMEHI1EMЪo ПОЛТОРА
ПЕРЕСТРЕЛА, А КАМЕНЬ ЖЕ ЯКО МОЖАХI( 4 МI(ЖI1 СI1ЛНI1I1
ПОД'ЬЯТI1 Ero, НО] nОБЕЖЕН'Ь БЫСЬ МЬСТI1СЛАК'Ь,
11 МНОЖЕСТКО ОТ BOI1 Ero I1ЗБЬЕНЫМ'Ь БЫСТЬ, 11 rpAAЪo
Глава z. Нашествие 161

КЗЯША И ЗАПАЛИША огньмь; [А] ЕПИСКОПА ОСТАКИША


ЖИКА, И КЕДОША И КО r
Л\(ХОКЪ [И ОТТОЛЕ n\(CTI1-
ША и]»413; «И ПАКИ П\(СТИША; И ОТТ\(Д\( ПРИИДОША
С миромъ КЪ КИЕК\( И СМИРИКШЕСЯ СЪ МЬСТИСЛА­
КОМЪ И С .GОЛОДИМЕРОМЪ И С ДАниломъ»414.

Исследователи давно заметили текстуальную близость


летописных рассказов о штурме Чернигова весной 1235 г.
Даниилом Романовичем с союзным Владимиром Рюрикови­
чем и осенью 1239 г. «тяжкой силой» монгольской. И кам­
ни кидали «полтора перестрела», и поднять их могли толь­

ко «4 мужи», И Мстислав Глебович организовывал


контратаку, но был побежден и мирился. Расчленить оба
рассказа очень затруднительно, они переплелись и слиш­

ком похожи в подробностях. Однако известно, что в 1235 г.


союзники Чернигова не взяли, но вынуждены были мирить­
ся и отступили; а в 1239 г. монголы наголову разбили
Мстислава Глебовича, а город сожгли и разграбили.
Так как после известия о захвате Чернигова в летописи
киевским князем вновь обозначен Михаил Всеволодович,
то ни о каком «замирении» Мстислава, Владимира и Да­
ниила в Киеве вместе с епископом, отпущенным из Глухо­
ва, речи идти не может. С другой стороны, сохранение
жизни черниговскому епископу Перфирию 415 , да еще и от­
меченное летописью с топографической точностью (отпу­
щен из Глухова), должно свидетельствовать о неких до­
полнительных мотивах, кроме элементарного милосердия.

Возможно, в этих действиях отразилась дипломатическая


подготовка, предварявшая нападение на Киев, или какие-то
иные переговоры, которые пытались завести монголы

с Михаилом Всеволодовичем.
Чернигово-галицко-киевский князь, судя по всему, ни­
как не собирался реагировать на провокации Батыя, кото­
рого, вероятно, рассматривал как очередного кочевого во­

жака. Более важным казалось поддержание того статуса, ко­


торый был завоеван Михаилом лишь полтора года назад. Любой
военный поход после изнурительной войны с Романовичами
162 Русь: от нашестВия до «ига»

требовал предельного напряжения сил и тотальной моби­


лизации. Причем даже если армию удалось бы собрать, то,
отойдя от Киева, Михаил оказался бы перед совершенной
очевидной угрозой потери этого города, который немедлен­
но мог захватить кто-то из Ростиславичей или волынцев,
как позднее и произошло. Приходилось жертвовать родны­
ми волостями в обмен на общерусский статус.
Справедливости ради следует сказать, что со времен
Олега «Гориславича», провоевавшего пол-Европы, такое
поведение в среде Ольговичей не было характерным. Ско­
рее наоборот, этот род на вызов отвечал немедленно и не­
пропорционально, с энергией и решительностью. Так и по­
ступил Мстислав Глебович, о котором даже неизвестно,
каким уделом он владел в Черниговских землях 416 . Вероят­
но, очень небольшим. Однако он и в 1235 г. спас чернигов­
цев, вступив в лживые переговоры с незадачливым Дании­
лом Галицким, вскоре затем разгромленным, и в 1239 г.
бросился на выручку стольного града своей земли. Вероят­
но, он попытался снять осаду с Чернигова и во время штур­
ма города ударил нападавшим во фланг. Хотя летопись го­
ворит, что Мстислав собрал «ВСН ВОН СВОН», но, надо
полагать, полк его был очень малочисленным. Это была
атака отчаяния, за честь и славу «Ольгова племени», нико­
гда не склонявшего голову перед захватчиками. Мстислав
поднял на бой жителей своей волости (воев) и вместе со
своей дружиной бросил в кровавую мясорубку против пре­
восходящих монгольских сил. Хотя о гибели Мстислава
Глебовича в источниках ничего не сказано, но её можно
предположить исходя из того, что его имя в летописи более
не упоминается. Сражение было проиграно, город пал
и был сожжен. Можно сказать, что для него, как и для Пе­
реяславля, интенсивный период истории завершился. Воз­
рождать Чернигов более никто не стал, и он постепенно
опустился до статуса мелкого провинциального центра.

Судя по археологическим раскопкам, в некоторых районах


древнего города жизнь в XIV - ХУ вв. совершенно прекра-
Глава 2. Нащесmвuе 163

тилась, а по наблюдениям Б. А. Рыбакова, в прежних гра­


ницах город смог восстановиться только к ХУIII B. 4l7 После
отхода волны монгольского нашествия заселяться жителя­

ми и возвышаться стали другие центры (например,


Брянск). Разоренные же и оскверненные Батыем города
(Козельск, Чернигов) отступили в тень и остались достоя­
нием преимущественно древнерусской истории.
События под Черниговом исследователи опять датиру­
ют по сообщению летописного сборника, именуемого Лето­
писью Авраамки (а также Псковской 1 летописи):
«В Л€ТО 6747 < ... > Того Ж€ Л€ТА RЗЯША ТАТАРО­
R€ Ч€РНИГОRЪ, \)КТЯ~РЯ 18, И ХОДИША ДО ИГНАЧА KP€-
СТА»418.

Известие, конечно, путаное, снеразъясненным «Игнач


крестом» в окончании. Однако оно вполне удачно ложится
в контекст происходящего. Именно за взятием Чернигова
в летописях обычно следуют рассказы о монгольских зим­
них походах и прежде всего о новом нападении на мордву,

взятии Мурома и пленении по Клязьме:

«Того Ж€ Л€ТА, ПА ЗИМУ RЗЯША TATApOR€ Мор­


ДОRЬСКУЮ ЗЕМЛЮ, И МУРОМЪ ПОЖГОША, и по КЛЯЗЬМ€
RО€RАША, и ГРАДЪ СRЯТЫЯ БОГОРОДИЦА ГОРОХОR€ЦЬ по­
ЖГОША, А САМИ ИДОША R СТАНЫ СRоя»419.

Этот рейд был направлен в те районы, которые не по­


страдали во время военных действий зимы 1237-1238 гг.:
мордовские земли на границе Муромского княжества, соб­
ственно Муром и области в нижнем течении Клязьмы с го­
родами Гороховец, принадлежащим Успенскому собору
Владимира, и, возможно, Стародуб, резиденция одного из
Всеволодовичей, Ивана 42О . Это не была новая волна втор­
жения. Количество участников похода, судя по всему, было
невелико, а зона охвата ограниченна. На карательную экс­
педицию такое предприятие тоже не походило, так как оно

не затрагивало ранее покоренной территории.


164 Русь: от IШUlест6U>l до «ига»

Вероятно, основной целью рейда в район Клязьмы


должно было быть напоминание Ярославу Всеволодовичу
о том, что ему следует поскорее уладить свои отношения

с ханской ставкой, закрепить их личным визитом или дру­


гими гарантиями. Кроме того, требовалось наказать муром­
ских князей, участвовавших в сражениях вместе с рязан­
скими родственниками.

В поздних летописях даже есть указание на то, что во


время этого монгольского похода зимой 1239-1240 гг.
была вновь разорена Рязань:

«Toro ж ЛЕ'ГА nРИХОДИША БА'ГЫЕRЫ 'ГА'ГАрЫ R Ря­


ЗАНЬ И nОnЛЕНИША Rсю»421.

Под словом «Рязань» здесь, надо полагать, имеется


в виду вся область, столицу которой монголы сожгли зи­
мой 1237-1238 ГГ. На этот раз нападению, скорее всего,
подверглись регионы, ранее не затронутые вторжением: се­

веро-восточные, пограничные с Муромом земли Рязанского


княжества. Второй раз нападать на собственно город Ря­
зань, разрушенный и разоренный, не было никакого
смысла.

Таким образом, хан Бату провел в 1239 г. три наступа­


тельные операции против Руси. Две - закрепляющие его
успех, достигнутый в войне с Юрьевичами (на Переяс­
лавль Южный и на Клязьму), и одну - против столицы
земли, в которой располагался «злой город» Козельск (на
Чернигов)422. Везде ему сопутствовал полный успех, а сле­
довательно, были все основания думать, что и далее все бу­
дет продолжаться в том же русле. На очереди был Киев,
куда и был послан на разведку беспокойный хан Менгу:

« [ПОСЛА БА'ГЫН MEHryKAHA соrЛЯДА'ГИ rpAAA


КИЕRА]; М€нь.ryКАНОRИ Ж€ nрИШ€ДШУ съrЛЯДА'ГИ
rp"AA KЫ€KA, С'ГАRШУ ЖЕ €MY НА ОНОИ С'ГрАНЕ дНЕПРА
У rp"A ЪКА ПЕСОЧНАrо, RИД€RЬ rp"A Ъ, уДИRИСЯ KPACO'Г€
НО И RЕЛИЧЬС'ГRУ Ero, nрИСЛА послы СRОЯ К МИХАИЛУ
ГлаВа 2. НашестВие 165

н къ ГрАЖАНОМ'Ь, XOT~ н ПРЕЛС'f'Н'f'Н н НЕ ПОСЛУША €ГО,

[А ПОСЛАННЫХ'Ь к ННМ'Ь НЗSНША]»42З.

По сообщениям Рашид-ад-Дина, вплоть до августа 1239 г.


Менгу находился на Северном Кавказе 424 . Следовательно,
ранее поздней осени 1239 г. его визит к Киеву состояться
не мог, то есть он не был как-либо связан с захватом Пере­
яславля Южного или Чернигова 425 . В русских летописях
рассказ о появлении на Днепре хана Менгу обычно разме­
щается либо в самом начале статьи 6748 (1240) г., либо
в конце предыдущей статьи. Вероятно, речь должна идти
о марте 1240 г., когда лед с рек уже сошел.
Убийство послов и очевидное неприятие Михаилом
примиренческой линии должны были уничтожить для Кие­
ва все шансы избежать нападения. Нет никаких свиде­
тельств того, что русские князья в эти годы пытались за­

ключить некий альянс и что-либо противопоставить мон­


гольской угрозе. Ничего! В источниках об этом не сказано
ни слова! Наоборот, летописи повествуют о другом о том,
что монгольский фактор стал поводом для нового витка
княжеских междоусобиц.

***
Как только Владимирское княжество слегка оправилось
от пережитого разорения, великий князь Ярослав принялся
настраивать новую, свою систему междукняжеских отно­

шений на Руси. Возможно, он понимал, что ещё одного по­


хода Батыя на северо-восток не будет, на очереди была
южная Русь, причем далее захватчики должны были после­
довать в Европу. В Суздальских землях для монгольской
империи более не содержалось угрозы. Те воинские кон­
тингенты, которые сохранились в распоряжении великого

князя, теперь могли произвести впечатление только на со­

племенников, но никак не на монгольских ханов. Этим сле­


довало воспользоваться.

Первоочередной задачей Ярослав считал закрепление


своего статуса и своих наследников в северных землях, на
166 Русь: от нашестВия до «ига»

которые не распространялись интересы монгольской импе­


рии. Летом 1239 г. старший Ярославич, Александр, женил­
ся на наследнице Полоцкого княжества Брячеславне. Свадьба
состоялась в Торопце, а затем продолжилась в Новгороде 42б .
Связано это было, возможно, с тем, что собственно Полоцк
был занят каким-то другим князем, поддерживаемым Лит­
вой. То есть сам этот брак не означал автоматического ут­
верждения Ярославича в Полоцке, а лишь обозначал его
перспективные претензии 427 . С литовцами у Новгорода
были давние счеты. Эти дикие племена нападали на новго­
родские земли с завидным постоянством и нарастающей
интенсивностью в 1200, 1213, 1217, 1223, 1225, 1229,
1234 гг. 428 Русские князья сами ходили против языческой
Литвы в 1204, 1210, 1219, 1224, 1234 и 1236 гг. (в основ­
ном это были погони и карательные акции)429.
Для того чтобы показать при мер своему наследнику,
Ярослав Всеволодович еще до свадьбы сына весной 1239 г.
лично совершил поход на Смоленск и освободил его от за­
севших там литовцев, а «СМОЛЯНЫ Ж€ \(РЯДI1R'Ъ, 11 ПОСАДI1

\( НI1ЛЬ КНЯЗЯ .GС€RОЛОД" МСТI1С""КI1"" Н" СТОЛ€') 430. Лето­


пись подчеркивает, что Ярослав вернулся из этой кампа­
нии «СО МНОЖ€СТRОМ'Ъ ПО"ОН", С R€""КОЮ Ч€СТЬЮ,), что

должно говорить о его решительных и особенно показа­


тельных успехах, ознаменовавших начало фронтального
наступления на соседние с его владениями земли (пополня­
лись богатство и население Северо-Востока). Особенно
перспективным объектом экспансии должна была стать
значительно усилившаяся за последние годы Литва. Регу­
лярным нападениям кровожадных литовцев подвергались

новгородские владения вплоть до Старой Руссы и озера Иль­


мень. Для предотвращения этих набегов в том же 1239 г.,
сразу после окончания свадебных торжеств, молодой Алек­
сандр Ярославич приступил к организации линии оборони­
тельных укреплений «<городков,» В среднем течении Шелони
(Порхов и дрУ31. Эти же укрепления могли использоваться
гла6а 2. Нашест6ие 167

и в качестве базы для организации наступательных опера­


ций с целью отвоевания полоцких земель.
Примечательно, что Ярослав более активно стал расши­
рять сферу своего влияния в направлении, параллельном
наступлению монгольской армии, только чуть севернее. Он
открыто (через старшего сына) предъявил права на По­
лоцк, а в захваченный Смоленск посадил своего ставленни­
ка Всеволода. В жертву был принесен малозначимый те­
перь Переяславль Южный, положение которого на границе
лесостепи подчеркивало его обреченность. Фактически от­
казавшись от владений на юге, великий князь Владимир­
ский стал верховным сюзереном всех северорусских зе­
мель от Полоцка до Нижнего Новгорода и от Ладоги до
Смоленска.
«Властитель севера» успел даже провести акт мщения
в отношении Михаила Черниговского, отобравшего у него
Киев. Завоевывать приднепровские земли, на которые, со­
вершенно очевидно, вскоре нападут монголы, было нелепо.
Осенью 1239 г. Ярослав совершил настоящий карательный
рейд во внутренние области Киевской земли. Особенно это
вторжение должно было быть на руку союзникам князя на
Волыни.
Поход Ярослава описан в летописи, как изначально на­
правленный к городу Каменцу, который был взят и в кото­
ром была захвачена жена Михаила Всеволодовича, уведен­
ная затем вместе с полоном:

«ЯРОСЛАRЪ НДЕ К КАМЕНь.цю, ГРАДЪ RЗЯ КАМЕ­


НЕЦь., А княгыню МНХАtIЛОR\{ со МНОЖЕС'ГRОМЪ ПОЛОНА
ПРНКЕДЕ R СRОЯ сн»432.

В 1239 г. Владимирский князь демонстрировал неверо­


ятную активность. Прошло чуть больше года после Батые­
ва нашествия на Северо-Восточную Русь. На глазах у Яро­
слава вставало из руин его обширное государство. Была
даже отремонтирована Борисоглебская церковь в Кидекше
под Суздалем, на освящении которой 24 июля должен был
168 Русь: от нашестВия до «ига»

присутствовать сам князь. Ярослав чувствовал прилив сил


и строил новые планы. Казалось, что беда миновала, тата­
ры были страшным сном, который больше не явится.
Возможно, именно такие чувства должны были подвиг­
нуть владимирского князя ввязаться в новую авантюру

в южных землях. Связана она, конечно, была не с планами


создания антимонгольской коалиции, а с сугубо внутренни­
ми отношениями между русскими князьями. Готовилось
новое издание альянса, заключенного в начале 1237 г.: Да­
ниил и Ярослав против Михаила.
Сопоставляя все произошедшие на юге Руси осенью
1239 г. события, можно заметить их логическую взаимоза­
висимость. Укрывшись в неприступной киевской цитадели,
Михаил Всеволодович в эти дни наблюдал за действиями
татарских отрядов на территории его родовых чернигов­

ских владений. Князь в любой момент ожидал атаки на


свою столицу. И после взятия Переяславля Южного, и по­
сле взятия Чернигова эти опасения были вполне оправдан­
ными. Отвод сколько-нибудь значимых вооруженных час­
тей от Киева мог привести к потере города. Михаил не
хотел так рисковать. Жену он отправил подальше от приф­
ронтовой полосы, рассчитывая, что ей там будет безопас­
нее, а сам упорно сидел взаперти за стенами древнерус­

ской столицы - похоже, что для него так прошел весь


1239 г.
Пассивность Михаила очень скоро оценили его сопер­
ники и решили ею воспользоваться. В комбинацию были
вовлечены Даниил и Василько Романовичи, кто-то из ли­
товских князей, а также великий князь Ярослав, жаждав­
ший мести. Литве отводилась незавидная роль кролика,
приманки для «алчных Ольговичей,)433. Вероятно, была соз­
дана видимость благоприятных условий для нападения на
литовские земли. Ростислав Михайлович, которого отец
оставил «в свое MeCTO~ в Галиче, попался в искусно рас­
ставленную ловушку: он собрал галицкое ополчение и вы­
вел его из города в полном составе в сторону Литвы. Об
ГлаВа 2. НашестВие 169

этом немедленно доложили Даниилу, который в тот мо­


мент держал войска наготове в районе своей новой крепо­
сти Холм. Как только волынский князь узнал о случившем­
ся, он двинул своих всадников на Галич и уже через три
дня подступил К городу:

« ... НШЕДШЮ жЕ РОСТНСЛАR\( В ПОЛЕ, Богу ЖЕ ПОСПЕ­


ШНВШЮ ПРННДЕ ВЕСТЬ дАННЛУ БУДУЩЮ ЕМУ В ХОЛМЕ,
ЯКО РОСТНСЛАВЪ СЪШЕЛ ЕСТЬ НА ЛНТВУ СЪ ВСЕМН БОЯ­
РЫ Н СНУ-ЗННКЫ, СЕМУ ЖЕ ПРНЛ\('ItIRШУСЯ, Н-ЗЫДЕ дА­
ННЛЪ СЪ ВОН НС ХОЛЪМА Н БЫRШЮ ЕМУ ТРЕТНН ДЕНЬ У
ГАлнчн,)434.

Расстояние примерно в 250 км (от крепости Холм до Га­


лича) было преодолено за трое суток! Более восьмидесяти
километров в день! Даже монголам такие скорости не сни­
лись. Нет никаких сомнений, что этому рейду предшество­
вали серьезная подготовка и тренировка. Все было очень
хорошо спланировано. В блокировании коммуникаций ме­
жду Галичем и Киевом мог принимать участие и Ярослав
Всеволодович, примерно в это время организовавший напа­
дение на Каменец (один из Болоховских городов), располо­
женный в ключевом пункте между Киевской и Галицкой
землями 435 .
Оставшиеся в Галиче горожане открыли ворота Дании­
лу. Скорее всего, большинство из них были сторонниками
волынского князя, что еще раз подтверждает хорошую под­

готовку Романовичей к переходу власти 436 . Тактика «изго­


на,) осталась в прошлом. Теперь Даниил готовил захват го­
рода планомерно и собирался владеть им долго:

«дАННЛО ЖЕ ВННДЕ ВЪ rpAA'" СВОН Н ПРННДЕ КЪ


ПРЕЧСТЕН Н СRЯТЕН Богороднцн, Н ПРНЯ СТОЛЪ ОТЦА
CROEro Н ОБЛНЧН ПОБЕДУ Н ПОСТАВН НА ПЕМЕЦКЫХ ВРА­
ТЕХ xopyroRb СRою,)437.

Ростислав понял, что его обманули, уже через два дня


после выхода из города. Он повернул войска обратно, но
170 Русь: от нашествия до «ига»

было поздно. Полки оказались в окружении и в безвыход­


ном как военном, так и психологическом положении. Их со
всех сторон окружали сразу три армии противников: Дани­
ил с волынцами на западе у Галича, Ярослав с суздальцами
на востоке у Каменца и литовскими отрядами непонятного
происхождения - на севере. Кроме того, они были даже
лишены собственного крова над головой и какой-либо ты­
ловой базы. Среди дружинников начались брожения, за­
кончившиеся роспуском полков и бегством Ростислава
в Венгрию. Незадачливые ополченцы вынуждены были
просить нового галицкого князя о соизволении вернуться

им в свои дома:

«..• Н"\(ГРИ" Ж€ nРИИД€ к H€MY [Да/шилу] K€CTb,


r
ЯКО РОСТИСЛ"RЪ nощ€лъ Б€ к "ЛИЧЮ, СЛЫШ"RЪ Ж€
nРИ"ТИ€ ГPAДbCKO€, Б€Ж" къ УГРЫ n\(Г€Mb, ИМЖ€
ИДЯШ€ Н" БОРЬСУКОRЬ ДЕД, И nРИИД€ к Б"НИ Р€КОМ€И
РОДН" и О'Г'ГУД" ИД€ къ УГРЫ, БОЯР€ Ж€ nРИШ€ДШ€,
nАДШ€ н" НОГУ €ГO [Даниила], nРОСЯЩ€ милости, ЯКО
СЪГР€ШИХ ОМ ... » 438.

Даниил разрешил людям вернуться, а вдогонку за Рос­


тиславом послал дружинников. Княжича не догнали, но
это вовсе не должно было огорчить нового галицкого вла­
детеля. Это означало его окончательное утверждение на
княжеском столе Галича. И хотя Волынь он передал сво­
ему брату Васильку, казалось, что не за горами возрожде­
ние той великой единой Галицко-Волынской державы, ко­
торую составил его отец Роман Мстиславич в первые годы
ХШ в. Кроме того, вскоре под контроль Даниила перешли
и некоторые другие весьма значимые земли, превратив его

на короткое время в абсолютного властелина Южной Руси.

***
В начале 1240 г. особенное впечатление на современни­
ков произвел поступок киевского князя Михаила Всеволо­
довича, который после «проведения переговоров» с Мен-
Г.лаВа 2. НашестВие 171

гу-ханом, послов которого убил, затем просто бежал из


своей столицы в Венгрию:

«КНЯЗЬ МtlХАНЛО ЖЕ ПОСЛЫ tlЗБЫ, А САМЪ БЕЖА tlС


КtlЕКА ЗА СЫНОМЪ КЪ Vго~скУЮ ЗЕМЛЮ [ПЕ~ЕДЪ ТА­
TA~ы]»439.

Возможно, конечно, как отмечали многие исследовате­


ли, что князь направился за границу в поисках помощи

и содействия. Однако ничего подобного Михаил в Венгрии


не получил. Более того, он чем-то разозлил венгерского са­
модержца, да так, что тот отказал Ростиславу в руке своей
дочери, о чем, судя по всему, была предварительная дого­
воренность, а затем вообще изгнал отца и сына Ольговичей
из страны. После этого черниговские изгои направились
в Польшу, откуда стали посылать за миром к Даниилу
и Васильку Романовичам, владевшим теперь и волынюю
и Галичем и Киевом.
Древнерусскую столицу после ухода из нее Михаила
пытался захватить один из смоленских Ростиславичей --
Ростислав Мстиславич. В городе он продержался недолго
и был смещен со стола подоспевшими дружинниками га­
лицкого князя:

«РОСТtlСЛАКЪ МЬСТtlСЛАКtlЧЬ GМОЛЕНСКОГО СЕДЕ


К КЫЕКЕ, ДАНtlЛЪ ЖЕ ЕХА tI tlЮI Ero,>440.

Сам Даниил Романович не решился оставаться на днеп­


ровских берегах. Как сообщает летопись, он «КДА/\» город
«К ~YKtI» посаднику Дмитрию, для того чтобы тот «ОБЬДЕ~­
ЖАТtI n~OTtlKY tlНОПЛЕМЕНЬНЫХЪ ЯЗЫКЪ, БЕЗБОЖЬНЫХЪ Т А­
TA~OKЪ, ЯКО БЕЖАЛЪ ЕСТЬ МtlХАtlлъ tlС КЫЕКА К Vr~bI ... » 441.
Как считают большинство исследователей, раз Дмитрий
был назначен властью Даниила, то последний тем самым
предъявил свои права на столицу Руси. Но это был бы не
вполне дружелюбный акт по отношению к Ярославу, кото­
рый, надо полагать, имел свои виды на этот город. Возмож­
но, Даниил намеревался просто выждать время, а потом
172 Русь: от нашествuя до ('ига»

уступить свое покровительство над Киевом на наиболее


выгодных для себя условиях. То, что он оставил посадника
из местных бояр, а не сел сам, позволяет сделать именно
такое заключение. Утверждение в городе Ростислава
Мстиславича могло восприниматься как захват, а Даниил
как бы соблюдал права других, более весомых претенден­
тов. Владимиро-Суздальский князь в этом случае должен
был понять, что галицкий союзник действовал в его инте­
ресах. Именно после обретения Киева Даниил, судя по ле­
тописи, послал во Владимир Залесский за своей сестрой,
женой Михаила Черниговского, плененной в Каменце
и увезенной на северо-восток. Ярослав благосклонно отпус­
тил княжну, но своего наместника в Киев не послал (или,
возможно, признал полномочия Дмитра). Он тоже ожидал
волны Батыева нашествия, которая вскоре должна была
пронестись по южнорусским землям. Даниил после этого
мог посчитать свои союзнические обязательства исполнен­
ными, а альянс с Ярославом - исчерпавшим себя. Было
ясно, что северорусские княжества, возглавляемые Яросла­
вом, не желали вступать в новое противостояние с монго­

лами, ради прикрытия не пострадавших пока земель Гали­


ции, Волыни и Киевщины.
Зимой 1239-1240 гг. Батыевы войска пожгли города по
Клязьме и Муром. Это должно было отрезвить Владимир­
ского князя, слишком увлекшегося своими авантюрами

в далеких регионах. После известия об этом монгольском


нападении в суздальской и связанных с ней летописях сле­
дует примечательная по значению и важности фраза:

('ТОГ'ДА ЖЕ ~E ПОПОЛО)(Ъ ЗОЛЪ ПО ВСЕН ЗЕМi\Н, Н САМН


НЕ R€ДЯХУ Н Г'ДЕ )(ТО ~ЕЖН'Т'Ь [О'Т'Ъ С'Т'рАХА] » 442 .

В результате монгольских рейдов 1239 г. население


Руси окончательно убедилось в том, что единовременным
вторжением дело не обойдется. Политика широкого фрон­
та, облавы и террора, проводимая Батыем, должна была
произвести впечатление на жителей Северо-Восточной
Глава 2. Нmиесmвuе 173

Руси, региона, который ранее практически никогда не под­


вергался опасности нападения кочевников. За 100-200 лет
до этого люди бежали из южнорусских областей на север
и северо-восток в страхе перед набегами половцев и пече­
негов. Теперь их потомки столкнулись С внезапными атака­
ми кочевников и здесь. Паника обуяла население Суздаль­
ского Ополья. Люди не ведали, куда бежали. Эта волна
миграции охватила очень большой по площади регион. От­
дельные группы заходили глубоко в Европу, а другие за­
бредали далеко в северные леса 44З . Повлиять на эти про­
цессы князь имел мало власти.

Теперь спустя два года эффект от Батыева нашествия


был действительно достигнут. Уход людей и запустение це­
лых областей больно били по авторитету и благополучию
находящейся у власти элиты. Князь Ярослав был постав­
лен на место и вынужден был осознать, что его счастье
и благополучие находятся в подведомственных ему лично
землях Северо-Востока, а не в увенчанных богатой истори­
ей и традицией, но теперь обреченных областях юга. Мож­
но сказать, что, отпраздновав свое 50-летие (8 февраля),
владимирский властитель вернулся к осторожности, остепе­
нился и углубился в обустройство собственных владениЙ 444 .
Он строил новые крепости (например, Тверь), восстанавли­
вал старые, заботился о возрождении хозяйства и возвра­
щении бежавших в леса людеЙ 44S . Было ясно, что будущее
его земли -- в сохранении как можно более длительного
мира с монголами. Ради этого следовало использовать все:
и подарки, и выходы, и дани, и переговоры, и унижения,

и слезы, и молитвы.

***
Весной 1240 г. Ярослав отпустил к Даниилу его сестру,
жену Михаила Черниговского. С ней, надо полагать, отпра­
вилось и небольшое посольство, призванное сообщить га­
лицкому князю перспективы участия Владимирского кня­
жества в дальнейших событиях на юге Руси -- этого
174 Русь: от наutест6uя до «ига»

участия не будет. Северо-восточный союзник оставлял Да­


ниила наедине с благоприобретенным Киевом и монголами
у порога.

Став властелином русского Юга, волынский князь ока­


зался «халифом на час». Нет никаких сомнений в том, что
в последние месяцы перед подходом Батыя к Киеву Даниил
судорожно искал в соседних землях дополнительные воин­

ские контингенты, способные противостоять кочевой орде.


Собственных сил у региона было явно недостаточно. Изма­
тывающая более чем десятилетняя междоусобица поглоти­
ла огромное количество людских ресурсов и боевой мощи
княжеств. Не было единства и в стане Рюриковичей. Яро­
слав уклонялся от конфликтов С Батыем, а с другим авто­
ритетным властителем, Михаилом Черниговским, сохраня­
лось состояние войны.
И в это время летом 1240 г. изгнанный из Венгрии Ми­
хаил Всеволодович присылает в Галич послов с мольбою
о мире:

«... nРНСЛА SO МНХdНЛЪ nОСЛbI КЪ дАННЛ\( Н 8А­


СНЛЬК\( Н РЕ'I: "МНОГОКРА'Т' СЪГРЕШНХОRЕ Н МНОГОКрА'Т'Ь!
nАКОС'Т'Н 'Т'RОрЯХ 'Т'Н, 'I'Т'О 'Т'Н ОSЕЩАХЪ - 'Т'ОГО НЕ

СЪ'Т'ВОРНХ, dЩЕ КОЛН Хo'Т'ЕХ ЛЮSОRЬ НМЕ'Т'Н С 'Т'ОSОЮ -


НЕВЕрННН Г МН'lАНЕ НЕ RДАДЯХI('Т' МН, НЫНЕ ЖЕ КЛЯ'Т'­
ВОЮ КЛЕН\( 'Т'НСЬ, ЯКО ННКОЛН ЖЕ RРАждbl С 'Т'ОSОЮ НЕ
НМАМ Ъ НМЕ'Т'Н" » 446 .

Даниил и Василько соглашаются на замирение. Они


возвращают Михаилу жену, недавно при бывшую из Сузда­
ля, и приглашают его к себе на совет. Черниговскому кня­
зю обещают отдать Киев, а его сыну Луцк, но взамен Рома­
новичи рассчитывают на альянс с Ольговичами против
монголов. Это была последняя попытка русских вождей до­
говориться о совместных действиях против восточных за­
хватчиков. Причем некоторое время казалось, что антимон­
гольский фронт сформирован. Михаил согласился на
предложенные условия, а также получил право беспрепят-
ГлаВа 2. НашестВие 175

ственного передвижения (охранную грамоту) по землям Га­


лицко-Волынского княжества и множество продовольст­
венных припасов для той армии, которую, вероятно,
собирался набрать.
Все это, судя по всему, происходило осенью 1240 г., ко­
гда Батый уже подступил к Киеву. Мир Романовичей
с Ольговичами был заключен, что называется, в послед­
нюю минуту, когда уже мало на что можно было надеять­
ся. Выманивая к себе Михаила Черниговского, Даниил
понимал, что на успех в деле борьбы с Батыем рассчиты­
вать не приходится. Максимум чего можно было добиться,
это, сложив свои головы, немного задержать продвижение

монгольских войск. Роль героического защитника русских


земель отводилась беспокойному и, вероятно, не очень
дальновидному киевско-черниговскому князю Михаилу.
Однако, как только последний поддался на лестные угово­
ры, пришла весть о падении Киева. Безвыходность положе­
ния и бесполезность любых усилий по сопротивлению
встали перед глазами князей со всей ясностью. Понял это
и Михаил. Он немедленно отказался от всех принятых на
себя обязательств и снова ушел в Польшу, даже не успев
создать сколько-нибудь боеспособное подразделение под
своим началом. Там он укрылся у Конрада Мазовецкого, но
при подходе монгольских отрядов вновь бежал в Силезию
(<в землю Вроцлавскую»), где его ограбили немецкие куп­
цы, а все его люди были перебиты. В начале 1241 г., нака­
нуне битвы при Легнице, в которой Михаил участвовать не
захотел, несчастный Ольгович вынужден был вернуться
в прифронтовую Мазовию и здесь у своего «уеви» (дяди по
матери) Конрада ждать ухода монголов из Европы 447 •
Даниил Галицкий также не стал встречать Батыя на
своих землях. Он поехал обсудить происходящее с венгер­
ским королем. Судя по тому, что Бела еще не знал о паде­
нии Киева, галицкий князь отправился в Венгрию до полу­
чения известия о монгольских успехах 448 , то есть до того,
как Михаил в очередной раз нарушил свои обязательства
176 Русь: от нашестВия до «ига»

и бежал в Польшу. Даниил Романович, таким образом, спе­


шил к венграм для того, чтобы создать сильный антимон­
гольский союз. На Руси ополченцев должен был уже соби­
рать новый союзник - Михаил, которому был выделен
соответствующий фураж и сопроводительные документы.
В это же время Волынь покинул княживший там Василько,
который, возможно, как и в 1235 г., направился искать со­
юзников и помощи в Польше 449 .
Никто не знал, сколько времени сможет продержаться
Киев. Счет шел на дни, и отчаянная попытка Романовичей
в последние полгода организовать более или менее креп­
кую коалицию против Батыя была обречена. Ставка могла
делаться только на помощь западноевропейских госу­
дарств, в которых также не было единства. Польско-вен­
герские войска в сочетании с галицко-волынскими полками
и литовцами, конечно, могли создать для монголов непре­

одолимый барьер. Однако такая фантастическая комбина­


ция имеет в своей основе такое количество «но», что факти­
чески была совершенно нереальноЙ. Как только в декабре
1240 г. в Венгрию поступили известия о взятии Киева, все
переговоры прекратились. Властелин Южной и Западной
Руси Даниил Романович утратил для короля Белы интерес
как полноценный переговорщик. Остались считанные меся­
цы до того, как Батый пересечет Карпаты и вторгнется
в долину Паннонии. У венгров было очень мало времени
для подготовки, в которой русские уже ничем помочь не
могли.

Князь Даниил в эти дни попытался прорваться к Гали­


чу, но остановился у Синеводского монастыря в Карпатах
уже на русской стороне. Далее пути не было, навстречу
двигалась волна беженцев, сеявших панику ужасными рас­
сказами о зверствах кочевой орды. Даниил поразмыслил
и не стал без пользы класть свою жизнь на алтарь благо­
родства. Он уехал обратно в Венгрию: «... &ОРОТНСЛ НАЗАД'Ь
&0 Угры, H€ МОЖ€ SO ПРОНТН P\(CKO€ З€МЛН, ЗАН€ МАМ S€
Глава 2. Нашествие 177

С НtlМЬ ДР\(Жtlны»450. Более того, вместе с ним не решились


возвращаться в Галич и многие сопровождавшие его мест­
ные бояре. Они опасались как монгольского пленения, так
и того, что князь окончательно покинет их город и уступит

его враждебной черниговской партии. Многие головы поле­


тели бы после этого. Даниил дает клятву вернуться после
того, как все уляжется. Он даже передает боярам на руки
своего малолетнего сына Льва, который и провел с ними
последующие полгода в Венгрии. Сам князь направился на
север в Польшу к Сандомиру, у которого надеялся перехва­
тить жену и брата Василька, «RЫШЕДШtlХ» «Cl('Т'b tI.з Р\(СКОЕ
ЗЕМЛЕ R ЛЯХЫ ПРЕДЪ БЕ.зБОЖНЫМtI ТАТАРЫ» 451. Встретив­
шись «НА РЕЦЕ РЕКОМЕtI ПОI\ЦЕ», они решили отъехать по­
дальше от театра военных действий и укрылись в лесистой
Мазовии у сына князя Конрада, Болеслава, который был
настолько любезен, что даже выделил изгнанникам лен:
дал им в держание град Вышгород, с которого они могли
кормиться и в котором укрываться. Здесь Романовичи
и провели все время «Батыева нашествия».

***
Более чем двухлетний исключительный по примеча­
тельности период в русской истории, отделяющий походы
Батыя на Северо-Восточную и на Южную Русь (весна
1238 г. - осень 1240 г.), завершился, можно сказать, бес­
славно. Ни Михаил Черниговский, доминировавший в юж­
ных землях с весны 1238 г. до осени 1239 г., ни Даниил Га­
лицкий, ставший обладателем всей Южной и Западной
Руси в 1240 г., не смогли решить главной для всей страны
проблемы - надвигающего монгольского нашествия. На­
верняка хан Бату ожидал появления здесь кого-то подобно­
го персидскому Джелал-ад-Дину - умного, непримиримого
и способного объединить соплеменников в борьбе с инозем­
ной угрозой. Ведь Русь считалась одним государством, часть
которого подверглась нападению. Однако подобный взгляд не
178 Русь: от Нatuест6uя до «ига»

отражал действительного положения вещей. Русские княжест­


ва уже жили сами по себе. Летописцы на севере очень скупо
отмечали у себя южные события, а на юге (например,
в том же Галиче или Киеве) большей частью вообще не
знали о про исходящем где-нибудь в Новгороде или Пскове.
Неизвестно, насколько монголы были в курсе ситуации.
В любом случае опасения у них имелись. После похода на
Владимиро-Суздальское княжество последовала вынужден­
ная пауза более чем в два года. За такое время можно было
не только выстроить новые города и линии укреплений, но
и собрать (или нанять) несколько новых армий. Батый
очень рисковал. Его политика, судя по всему, нравилась не
всем его родственникам. Затягивание похода в Европу
было одним из поводов для возмущения ханов Менгу
и Гуюка, отозванных затем ханом Угэдеем. Причем их отъ­
езд состоялся вскоре после того, как именно Менгу подхо­
дил к Киеву и якобы пытался вести переговоры с князем
Михаилом (весна 1240 г.). Возможно, Чингизид намеревал­
ся спровоцировать русских и тем самым подстегнуть Бату
к активности. Похоже, что именно это ему и удалось. С од­
ной стороны, он настолько очевидно проявил свои агрес­
сивные намерения, что даже киевский князь Михаил пом­
чался искать союзников, только почему-то в Венгрию, а не
сразу на Волынь. С другой стороны, монголы вынуждены
были прежде времени начать наступление в Европу. Пер­
сидский историк Джувейни, почти современник событий,
писал, что Бату очень опасался своих противников, кото­
рые превышали его армию в численности, «пылом храбро­
сти и прочностью орудиЙ»452. Надо полагать, что за такими
словами скрывается действительно сложная ситуация
с подготовленностью монгольских войск к вторжению. Но
именно то, что поход начался осенью 1240 Г., а не через
год, привело к известному его успеху. Время оказалось
предельно удачным. После почти пяти лет ожидания Евро­
па все-таки оказалась застигнутой врасплох.
Г.лаВа 2. НашестВие 179

§ 4. ВТОРЖJEНИЕ JEВРОПJEЙСКИЙ ПОХОД,


1240-1242 гг:

«ПРННДЕ БАТЫН КЪ KbIEBI( В СНЛЕ ТЯЖЬЦЕ, МНО­


ГОМЬ МНОЖСТВОМ СНЛЫ СВОЕЯ, Н ОКРI(ЖН ГРАДЪ, Н ОС­

Т'ГПН СНЛА Т АТАРСКАА, Н БЫСТЬ ГРАДЪ (ВО) ОБЬДЕР­


ЖАНН Н ВЕЛНЦЕ, Н БЕ БАТЫН 1( ГОРОДА Н ОТРОЦН ЕГО
ОБЬСЕДЯХI( ГРАДЪ Н НЕ БЕ СЛЫШАТН ОТ ГЛАСА СКРНПАНЯ

ТЕЛЕГЪ €ГО, МНОЖЕСТВА РЕВЕНЯ ВЕРЬБЛЮД ЕГО,

Н РЬЖЕНЯ ОТ ГЛАСА СТАДЪ КОНЕН ЕГО, Н БЕ НСПОЛНЕННА

PI(CKAA ЗЕМЛЯ РАтныхъ»453.

Монгольская армия подступила к Киеву в сентябре 1240


г. Согласно поздним источникам, восходящим к Псковскому
летописному своду 50-60-х гг. ХУ в. (Летопись Авраамки,
Супрасльская и Псковская 1 летописи), осада длилась
1О недель и 4 дня и завершилась решительным штурмом
19 ноября 1240 г. 454 Примечательно, что даже летописец
Даниила Галицкого не знал точной даты взятия древнерус­
ской столицы и оставил в тексте пробел, а во Владимирском
великокняжеском своде вообще было просто записано, что
это случилось «ДО РОЖДЕСТВА ГОСПОДНЯ НА ПНКОЛННЪ
Д€Hb»455. Бои в Киеве были настолько кровопролитными,
что потом некому было вспомнить о датах их проведе­
ния - в живых остались очень немногие.

Побывавший в этих местах спустя пять лет (зимой


1245-1246 п.) папский посланник брат-минорит Иоанн де
Плано Карпини (Giovanni da Pian del Carpine) записал
в своем отчете:

«... они !монголы] пошли против Руссии и произ­


вели великое избиение в земле Руссии, разрушили
города и крепости и убили людей, осадили Киев, ко­
торый был столицей Руссии, и после долгой осады
они взяли его и убили жителей города; отсюда, ко­
гда мы ехали через их землю !на восток к Волге], мы
находили бесчисленные головы и кости мертвых лю­
дей, лежавшие в поле; ибо этот город был весьма
180 Русь: от нашестВия до «ига»

большой и очень многолюдный, а теперь он сведен


почти ни на что: едва существует там двести домов,

а людей тех держат они в самом тяжелом рабстве.


Подвигаясь отсюда, они сражениями опустошили
всю Руссию»456.

Даже спустя 5 лет в Переяславской и Черниговской


землях не нашлось кому захоронить погибших. А о разо­
ренном Киеве даже итальянец, впервые побывавший здесь,
писал, что тот «сведен ПОЧТИ ни на ЧТО». Длительная
(самая длительная) осада, а затем жестокий штурм Киева
стали кульминацией Батыева вторжения на Русь.
Захватив пленного, осажденные узнали, что на их город
обрушились орды сразу семи Чингизидов:

«... ЯША ЖЕ R НН)('ь ТАТАрННА НМЕНЕМЬ ТОКР\{ЛЪ


Н тъ HCnOREAA НМЪ RСЮ СНЛ\{ НХЪ; СЕ БЯХ'{ БрАТА ЕГО

СНЛНЫЕ КОЕКОДЫ VРДЮ, Н БАНДАрЪ, Бнрюн, КАДАН,


БЕЧАКЪ, Н МЕNЬП(, Н К\{юкъ, НЖЕ RрАТI1СЯ, \{КЕДАКЪ
СМЕрТЬ КАНОК\{, Н БЫСТЬ КАНОМЬ, НЕ ОТ РОД\{ ЖЕ ЕГО,

НО БЕ КОЕКОДА ЕГО ПЕрЬКЫН GЕБЕДЯН БАГАТЫрЪ 11 Б\{­


Р\{НДАН БАГАТЫрЪ, НЖЕ RЗЯ БМГАРЬСК\{Ю ЗЕМЛЮ Н G\{-
ЖДAi\ЬСК\{Ю, Н I1НЕ)('Ь БЕС ЧНСi\А КОЕКОДЪ, НХЖЕ НЕ ПН­

САХОМ ЗДЕ»457.

В походе на запад под общим руководством Бату приня­


ли участие ханы-чингизиды Орда, Байдар, Бури, Кадан, Бу­
чек, Менгу и Гуюк. Последние два вскоре после начала
осады Киева были отозваны в Монголию великим ханом
Угэдеем, что не должно было снизить общее количество
воинских подразделений. Кроме собственно «принцев кро­
ви» В летописи среди вождей названы знаменитый Субэ­
дей-багатур, громивший русские дружины еще на Калке
в 1223 г., а также прославившийся убийством великого
князя Юрия Всеволодовича БурундаЙ-багатур. В целом
если следовать принципу, что на каждого предводителя

приходилось не менее одного тумена, то через Днепр долж­


но было переправиться около 90 тысяч воинов.
Глаl3а 2. Нащесm1311е 181

По меркам средневековой Европы это была колоссаль­


ная армия. Такого полчища под стены Киева еще никогда
не подступало. Ворот захватчикам, однако, никто откры­
вать не стал. Гордые горожане, покинутые своим князем
и брошенные в водоворот мировой истории в совершенном
одиночестве, решили помериться силой с покорителями
мира. Хотелось бы услышать от кого-нибудь социаль­
но-психологическую интерпретацию такого положения дел,

когда жители обреченного, покинутого даже собственной


элитой населенного пункта внезапно вступают в бесполез­
ное с военно-политической точки зрения противостояние
с заведомо сильнейшим противником. Наверное, речь
должна идти об особенном состоянии сознания людей, осо­
бом комплексе поведенческих стереотипов, образцовом
коллективизме и глубокой, безоглядной вере.
Практические надежды горожан могли быть связаны
с оборонительными укреплениями, возведенными вокруг
их домов. Киев имел исключительную по качеству систему
фортификации - целых три линии укреплений. Вокруг го­
рода по периметру (более 3,5 км) тянулись валы высотой
до 12 м и шириной при основании 20 м. На их гребне раз­
мещались деревянные стены с каменными воротными баш­
нями. Кроме того, отдельные стены имела центральная
часть Киева - «город Владимира», а также «Ярославов
двор»458. Городские укрепления можно было назвать бес­
прецедентными. Да и сложно было представить себе силу,
способную прорваться через все оборонительные линии ки­
евской крепости.
Крепость поражала своей мощью. Штурмовать ее с ходу
значило положить под стенами значительную часть армии.

Разумеется, последовала длительная осада, в ходе которой


военные мастера Батыя имели возможность проявить все
изыски своего «искусства брать города»: действовали
32 осадных орудия 459 . Только после продолжительной рабо­
ты пороков и других механизмов, сумевших пробить в сте­
нах большие бреши, начался массированный приступ:
182 P)vi.': от нашествия до «ига»

«..• ПОС'ГАКН ЖЕ БА'гыH порОК:L-j К'Ъ ropOA\( ПОДЛЕ


КРА'Г'Ъ ЛЯДСКЫХ, 'г\( БО БЯХ\( ПРНЦj,,,, ДЕБРН, ПОРОКОМ'Ъ
ЖЕ БЕС ПРЕС'ГАНН БНЮЩНМ'Ъ ~, RЫБНША

С'ГЕНЫ Н R'Ъ.зЫДОША rОРОЖАNЕ " " ~.зБН'ГЫЕ С'ГЕНЫ, Н


'Г\( БЯШЕ КНДЕ'ГН ЛОМ'Ъ КОПЕННЫI1 I ЩН'ГОМ СКЕПАННЕ,
С'ГРЕЛЫ ОМРАЧНША СКЕ'Г'Ъ ПОБЕЖЕtIIl,"'Ъ,)460.

После первого дня штурма пол f{Dстью город взять не


удалось. Храбрый посадник Дмитри {. ()ыл ранен (<Н ДмН'Г­
РОКН РАНЕН\( БЫRШ\('», но сумел ОТВNГи часть своих воинов

в глубь столицы. Здесь они за ночЬ. Ньзвели «другой град,)


около Десятинной церкви. Утром БНfва началась с буль­
шим ожесточением. Численное преf3(Сходство было на сто­
роне монголов, которые оттеснили JlC\следних защитников

древнерусской столицы под стены ~Ф,ВОГО русского камен­


ного храма, построенного еще СВЯТь'I,1 князем Владимиром.

От большого скопления людей цеР"НЗные хоры не выдер­


жали и обрушились, погребая под сс5'Ой тех, кто не желал
сдаваться:

« .•. R'Ъ.зЫДОША 'ГА'ГАРЕ НА С'ГЕН"'" СЕДОША 'roro ДНЕ


Н NОЩН, rРАЖАNЕ ЖЕ с'Ъ.зДАША n~!I:.,1 Н Ap\(rbIH rp"A'}.
ОКОЛО СRЯ'ГЫЕ Боrороднцн, NА\('Г~IА ЖЕ ПРННДОША НА
НЕ Н БЫС'ГЬ БРАНЬ МЕЖЮ НМА RЕЛtt.~, ЛЮДЕМ ЖЕ .зБЕr­
ШНМ НА ЦЕРКОК'Ъ Н НА КОМАРЫ Ц~~K'ЪHЫA Н С 'ГОКА­
РЫ СКОНМН, 0'1' 'Гяrос'Гн ПОRАЛНШД,Ж С ННМН С'ГЕНЫ КО­
МАРЫ ЦЕРКОR'ЪНЫА,)461.

Разорение Киева было масштаБН:Н'v,1 и всеобщим. Его не


следует преувеличивать - жизнь НаЭ)ТОМ месте все же не

прекратилась, - но не следует и П!реуменьшать. Убиты

были почти все жители; по мненн} п. п. Толочко, из


50-тысячного населения осталось неEJ\олее 2 тысяч (1). От
огромного мегаполиса, состоявшего II~ 9 тысяч дворов, за­

нимавших до 400 га, в 1245 г. Гt:Т'ешественник застал


200 домов - деревню(!). Храмы БЫJJII разграблены, здания
462
разрушены, а церкви сожжены .
г.лаВа 2. НашестВие 183

Даже каменную Десятинную церковь разломали, не го­


воря уже о крепостных сооружениях, которых просто не

стало:

«.GЗЯША КЫЕК'Ь. Т АТАРОКЕ, " СRЯ'П(tO Gофью РАЗ­


ГРАБ"ША " МАНАСТЫР" КСЕ, " "КОНЫ " КРЕСТЫ ЧЕСТ­
НЫЯ " RЗЯ, УЗОРОЧЬЯ ЦЕРКОRНАЯ RЗЯША, А ЛЮД" 0'1'
МАЛА" ДО RЕЛ"КА RСЯ УБ"ША МЕЧЕм'Ь.»463.

Монголы были поражены упорством оборонявшихся,


которыми руководил какой-то посадник Дмитрий, не имев­
ший не только княжеского происхождения, но даже про­
звища или мало-мальского титула. Батый приказал даро­
вать жизнь израненному вражескому воеводе (<Дм"ТРА ЖЕ
"ЗRЕДОША ЯЗRЕНА " НЕ УБ"ША ЕГО, МУЖЕСТRА РАД" Его»464)
И позднее разместил его в своей свите на правах почетного
пленника. Существует мнение, что героя обороны Киева
Дмитрия следует отождествлять с галицким тысяцким
Дмитром, упоминаемым в летописи под 1213 г. в качестве
сподвижника князя Даниила Романовича 465 , но уверенных
указаний на это нет.

***
Создается впечатление, что только после захвата Киева
монголы стали приблизительно ориентироваться в полити­
ческой ситуации на юге Руси. Хан Менгу в начале 1240 г.
пытался вести переговоры с Михаилом Всеволодовичем,
которого, вероятно, считал наиболее влиятельным лиде­
ром. Однако сам Батый в конце того же 1240 г. уже знал,
что властители поменялись и теперь следует искать князя

Даниила, после убийства (или пленения) которого можно


было действительно считать Русь покоренноЙ. Примеча­
тельно, что даже узнав, что Даниил выехал в Венгрию,
монголы все равно направились разорять его родовые зем­

ли на Волыни. Специально для этого Бату сделал 150-кило­


метровый «крюк» В своем маршруте:
g:
:I:
g
<:т
r.
:3
"
о:

d
"d
~
":I::;:
"
о:

~
:I:
е:
(J)

;s:
VJ
р.:

::з

~е:
"
w

~
ГлаВа 2. НашестВие 185

«БА'Т'ЫЮ ЖЕ в.ЗЕМШЮ ГРАДЪ КЫЕв.ъ н, СЛЫШАв.ъшу


ЕМУ О дАННЛЕ яко в.ъ УГРЕХЪ ЕС'Т'Ь, ПОНДЕ САМЪ .GОЛО­
ДНМЕРУ [.GОЛЫНСКОМУ] »466.

Ни для кого из иноземцев не было секретом, что статус


князя, обладавшего Киевом, был значительно выше любого
другого, это был «старейший» князь в стране. Надо пола­
гать, что от него следует ожидать особенно решительного
противодействия захватчикам. Глядя со стороны, можно
было подумать, что для такого человека единственной при­
чиной отступления в сопредельное государство может быть
соединение его войск с тамошним правителем для совмест­
ной атаки. Возможно, именно так и оценивал ситуацию Ба­
тый: прежде чем состоится решительное сражение, необхо­
димо как можно больше вреда нанести владениям
противника - это лишит его продовольственных баз и ос­
лабит психологически. Рашид-ад-Дин пишет о монгольском
походе таким образом:

«Царевичи Бату с братьями, Кадан, Бури и Бучек


направились походом в страну русских и народа чер­

ных шапок [сиях-кулахан; черных клобуков] и в де­


вять дней взяли большой город русских, которому имя
Манкер-кан [вар. Манкерман; Киев 467 ] , а затем про­
ходили облавой туман за туманом все города У лад­
мур [Владимирские] и завоевывали крепости и об­
ласти, которые были на [их] пути»468.

Во-первых, обращает на себя внимание то, что, по мне­


нию персидского историка, в штурме Киева принимали
участие только три хана, возглавляемые, о чем умалчивает­

ся, самим Батыем. Известно, что Менгу и Гуюк в период


длительной осады были отозваны в ставку хана (между
сентябрем и ноябрем 1240 г.). Но неупоминание Орды и Бай­
дара говорит о том, что они, скорее всего, были посланы
воевать в другие заднепровские земли Руси. Позднее дея­
тельностью этих ханов были охвачены Польша, Моравия
и Словакия, куда, таким образом, они отправились еще до
взятия Киева.
186 Русь: от нашествия до «ига»

Второе, что обращает на себя внимание в цитированном


сообщении, - это акцент на «облаве» и завоевании облас­
тей, лежащих на «[их] пути». В источнике подчеркивается,
что ключевой точкой был именно «город русских» Ман­
кер-кан, а все остальное - просто «зачистка» пути, комму­

никаций, необходимых для связи со своими степными вла­


дениями. Не раз указывалось, что монголы собирались
сделать в Паннонии кормовую базу и основать ханскую
ставку, чтобы совершать оттуда рейды в другие части Ев­
ропы. Южнорусским землям, Киеву и Галиции, отводилась
роль проездного пути из глубин Азии на цивилизованный
Запад, пути завоевателей и грабителей, протоптанного еще
в эпоху Великого переселения народов. Для надежности
весь регион по линии Восток-Запад должен был быть при­
веден в состояние исключительной покорности, города за­
хвачены и безоговорочно подчинены. С этих владений мон­
голы не хотели получать богатые подношения, они просто
хотели сделать их своими.

Таким подходом объясняется и предельная жестокость,


проявленная здесь захватчиками. Как записано в поздней
Никоновской летописи, Батый по дороге «R Угры» «MHOГO€
МtIОЖ€С'Т'RО Б€С'lI1СЛ€НtIО Русскнхъ rPAДOR RЗЯ'Т'Ъ, 11 RC€XЪ
nОРАБО'Т'Н» 469.
Обрабатывая клады, закладка которых условно датиру­
ется второй четвертью ХIII в., Г. Ф. Корзухина выделила
широкую полосу их залегания, совпадающую с маршрутом

монгольского вторжения: в зоне между линиями, проведен­

ными от Киева на Галич и на Владимир Волынский 47О • Ба­


тый наступал широким фронтом. Археологически фиксиру­
ется разорение населенных мест по среднему течению

р. Тетерев, а также укрепленных городков-крепостей «рай­


ковецкого типа» на Случи, в верховьях Тетерева и на Горы­
ни. Эта область, обозначаемая в источниках как «Болохов­
ские города», располагалась между Галицко-Волынским
и Киевским княжествами, создавая буфер между этими, по­
рою враждующими, землями. Транзитная торговля и обес-
г.лаВа 2. НашестВие 187

печение транспортировки товаров по своей территории


были здесь смыслообразующими факторами экономики.
«Болоховские» поселения традиционно старались укло­
няться от открытой вражды с кем-либо из соседей. И те­
перь многие города (Деревич, Губин, Кудин и др.) сдались
монголам без боя на милость, судя по археологическому
материалу и письменным источникам, действительно про­
явленную к ним 471 .
Однако были случаи и другой встречи. Так, ставшие
классическими археологические раскопки на Райковецком
городище в верховьях Тетерева позволяют говорить, что за­
хватчикам здесь было оказано ожесточенное сопротивле­
ние. Вокруг валов, окружавших небольшое (около 1,25 га)
поселение, обнаружено большое количество трупов защит­
ников и нападавших в доспехах и с оружием в руках. Рвы
(особенно в районе воротной башни) засыпаны камнями
и обломками жерновов, сброшенными со стен во время
штурма. Под этими грудами также найдены трупы людей.
Пепел и остатки сгоревших зданий покрывали множество
человеческих костяков, которым сопутствовали богатые
находки хозяйственной утвари, погибшей явно не от ста­
рости. В одной из построек был даже найден обуглившийся
горшок с остатками недоеденной каши и воткнутой в нее
ложкой. Картина внезапной паники и разорения дополня­
ется женскими и детскими трупами, лежащими на обочи­
нах городских улиц. Поселение было стерто с лица земли
в одночасье. Некоторые жители сельской округи не успели
укрыться в крепости и встретили смерть за стенами детинца,

о чем также свидетельствуют археологические материалы 472 •


Следующей за Киевом сильно укрепленной крепостью
на пути Батыя был Колодяжин, расположенный на высо­
ком (почти 40 м) крутом берегу Случи и окруженный дву­
мя рядами рвов и валов (в настоящее время высота до
3,5 м)47З. Город был практически неприступным, и монго­
лы, измучившись В бессмысленных попытках разломать его
стены осадными машинами, пошли на хитрость:
188 Русь: от нашестВия до «ига»

«... Н nРННДЕ К ГОРОД\( КЪ КОЛОДЯЖН\( 11 nOC'f'ARI1 "о­


РОКА 12 11 НЕ МОЖЕ РАЗБI1'f'11 C'f'EHbl, 11 НАЧЯ'f' "РЕ­
МЛЪRЛI1RА'f'Н ЛЮДI1, ОНН ЖЕ nОСЛ\(ШАRШЕ злого СЪRЕ'f'А

ЕГО, nЕРЕДАШАСЯ 11 CAMI1 I1ЗБI1'f'11 БЫША»474.

Жителям Колодяжина были приведены в пример неко­


торые из Болоховских поселений, пощаженные интервен­
тами, обещаны дружба, мир, широкие возможности для
дальней торговли, и те согласились открыть ворота. Ре­
зультат оказался показательным для многих других: город

был сожжен и разорен. Раскопки внутри его стен подтвер­


ждают то, что там проходил жестокий и запоздалый бой,
точнее бойня 475 .
Ближайшие к Колодяжину города Каменец и Изяславль
были взяты приступом И подверглись разграблению. Лето­
писные данные подтверждаются археологами. Изяславль
имел три линии валов и рвов при наличии дополнительного

рва и вала вокруг детинца, но это его не спасло. Раскопки


демонстрируют материал, характерный для судьбы разо­
ренного монголами поселения: слой пожарища, скелеты
под развалинами зданий, завалы обуглившегося зерна
и массовые находки оружия на большой площади 47б . Похо­
жая судьба постигла многие другие города Волыни
и Галиции 477 .
В некоторых других аналогичных случаях горожанам
удалось отсидеться за высокими стенами. Так, расположен­
ные в стороне от магистрального пути монголов и хорошо

укрепленные Данилов и Кременец (Кремянец) взяты не


были: «... ЯКО НЕ RОЗМОЖНО nРНЯ'f'11 ЕМ\( 11 O'f'I1AE ОТ Hl1xъ»478.
Вероятно, к ним подходили не главные силы Батыя, а вто­
ростепенные подразделения, которые сами на штурм не ре­

шились, а переговоры им не удались.

Сказывалась и спешка. Не хватало времени даже откло­


ниться для захвата такого важного регионального центра,

как Луцк, расположенного в полусотне километров от вполне


второстепенного Данилова, к которому, однако, монголы под­
ходили. Батый рвался к родовой столице Романовичей -
Глава 2. Нашествие 189

Владимиру Волынскому, обладателю великолепных, по са­


мым предвзятым европейским взглядам, фортификацион­
ных сооружений. В 1231 г. к городу подходил венгерский
король-крестоносец Андрей 11, который, по словам летопи­
си, «ДН&Н&Ш'(СЯ» красоте и мощи Владимира и «РЕКШ,(, ЯКО
ТАКА ГРАДА НЕ НЗОБР€ТОХЪ НН R ПЕМЕЦКЫХ'" СТРАНАхъ ... »479.
Такое мнение видавшего виды воителя говорит о многом.
Например, тот же Галич или какой-нибудь другой русский
город его так не поразил.

Однако и эту крепость монголы взяли после непродол­


жительной осады. Вероятно, именно ее штурм отметил Ра­
шид-ад-Дин как последний, случившийся у Батыя на рус­
ских землях:

«Потом они [Кадаli, Бури и Бучекl осадили город


Учогул Уладмур [Владимир ВОЛblliский 48О 1 и в три
ДНЯ взяли ero»481.

Три дня осады говорят, конечно, не о слабости оборо­


няющихся, а о решимости атакующих. История с Владими­
ром Залесским повторилась с одноименным ему Волын­
ским городом. Было, правда, существенное расхождение -
Даниила Романовича, волынского князя, все же не нашли
и не убили. С этим связаны как позднейшие реконструкция
и реставрация в области, так и молчание летописи о под­
робностях обороны. Нам даже не известно ни одного из
имен защитников. Записи предельно лаконичны и избегают
конкретных подробностей: «... Н nРНДЕ К .GОЛОДНМЕР,( Н RЗЯ
Н КОnЬЕМЬ, н НЗБН Н НЕ ЩАдя»482.
Только археологический материал позволяет говорить
об ожесточенном сопротивлении местных жителей. Слой
угля на всей площади никогда более не возродившегося
в прежнем объеме поселения достигает 30 см. Вокруг руин
некоторых церквей обнаружены груды костей и черепа,
пробитые гвоздями (1), что, надо полагать, свидетельствует
о массовых казнях, проведенных захватчиками 48З . Батый ста­
рался стереть память о стольном граде князя, уклонившегося
190 Русь: от наutест6uя до «ига»

Владимир Волынский. План ХlII в. Реконструкtjия Т. А. Трегубовой


(Древнерусское градостроительство. м., 1993. С. 127)

от личного военного противостояния. Вернувшись после


ухода монголов, Даниил, по словам летописи, не нашел во
Владимире Волынском никого живого:

«НЕ БЕ БО Н" .GОЛОДНМЕРЕ НЕ ОСТ""Ъ ЖНВЫН, ЦЕРК-


ВН Gвятон Богороднцн НСnОЛНЕН" ТРl(nь,я, ННЫ" ЦЕРК-
вн Н"nОЛНЕНЫ БЫШ" ТРl(nь,я н ТЕЛЕСЪ МЕртвыхъ»484.

Поход на Волынь, возможно, не входил в монгольские


планы. Или, что тоже вероятно, сами планы подверглись
корректировке после захвата Киева. На эту мысль наводит
то, что произошла совершенно нетрадиционная задержка

всего похода. К венгерской границе монгольская армия


смогла подойти только в марте 1241 г., в то время как пе­
реправа через Днепр завершилась еще в сентябре 1240 г.
Практически всё зимнее время, когда реки и болота замер-
ГлаВа 2. Наи~есmВllе 191

зали, было потрачено на покорение Руси, а в весеннюю


распутицу начался переход через Карпаты. Известно, что
в начале января отдельные отряды монголов уже проника­

ли на территорию Польши, но затем почему-то были отве­


дены обратно и вернулись только после начала вторжения
в Венгрию, в марте. Видимо, в январе-феврале Батый начал
сомневаться, стоит ли продолжать нашествие, когда клима­

тически благоприятное время уже закончилось. Или поход


в Венгрию в этом году вообще не планировался, но тогда
необъяснимой становится та торопливость, с которой мон­
голы прошлись, например, по Волыни. Как бы то ни было,
но ясно, что после захвата Владимира Волынского перед
руководителями интервентов встал вопрос о дальнейших
планах. С этим связана и проявленная ими в начале 1241 г.
медлительность, и особенная планомерность в разорении
Галиции, в отличие от Волыни.
Волынские земли пострадали не слишком сильно по
сравнению с той же Киевской или Болоховской землей.
Возможно, некоторые отряды доходили до Берестья, так
как именно здесь вернувшийся в 1242 г. на родину Даниил
чувствовал смрад от гниющих и незахороненных тел погиб­
ших «(nрнш€дш\( КО БЕРЕСТЬЮ Н НЕ возмоrост" НТН в ПОЛЕ
СМР"Д" РАДН Н МНОЖЕСТВ" НЗSЬЕныхъ»485). Но В целом из
крупных городов разорению подвергся только Владимир.
Луцк, как мы уже отмечали, не был затронут вторжени­
ем, не пострадал и Холм. Батый быстро начал отвод сво­
их войск в направлении на Галич. Случилось это, судя по
всему, в первых числах 1241 г., а к февралю монголы
уже появились в верховьях Днестра. Здесь они задержа­
лись подольше, что подтверждается археологическими

материалами.

Второй четвертью ХIII в. датируется прекращение жиз­


ни в целой серии поселений, расположенных на условной
линии, протянувшейся от города Кременец до верховьев
реки Прут: города Плеснеск, Звенигород486, городища Ясе­
нив, Олесько (южнее Кременца), Городок (южнее Галича),
Галич (современное село Крылос).
План чентральной части по А. Чачковскому и я. Хмелевскому.
1- Золотой ток; 2- <'Базар»; 3- Успенский собор, 1140-е гг.;
4 - (По­
рох, Яльна('), Поздняя Успенская уерковь в с. Крылос, ХУI в.; 5 - Митро­
поли'Iья палата (новые палаты); 6 - первые валы; 7 - «Воротише»; 8 - обо­
ронительная башня; 9 - <,ГалИ'Iина могила»; 10 - раскопанный старый
вал; 11 - другие валыl; 12 - три оборонительные башни; 13 - продолже­
ние других валов за Мозолевым потоком; 14 - Благовещенская уерковь;
15 - Ильинская уерковь, 1160-е п.; 16 - Воскресенская черковь, ок.
1180-х гг.; 17 - оборонительные валыl. Черными широкими лU1ш}/ми 060-
'зllа'lены 060роltt/mСА bllblC балы, меаnами UСЧСЗllубlllUС (,Древнерусское гра-
достроительство. М., 1993. С. 128)
ГАаВа 2. НашестВие 193

Бильче Золоте (левый берег Серета), три городища близь


села Зеленче, селище Болотня (междуречье Серета и Боб­
рока), два городища у села Васильев на Днестре, Ленко­
вецкое городище на Пруте, многочисленные городища Бу­
го-Днестровского междуречья (Южная Подолия), около 60 го­
родищ и селищ в верховьях Днестра, по Пруту и Серету
(Северная Буковина) и др.487
Тем не менее центральным объектом для монгольских
войск в этом районе оставался Галич, который был захва­
чен и сожжен. В летописи Даниила Галицкого он упомина­
ется «в строчку» вслед за захватом Владимира Волынского
и перед указанием на взятие многих других городов:

«... Н ПРНДЕ К flОЛОДНМЕР'Г н RЗЯ Н КОПЬЕМЬ, н НЗ"Н


Н НЕ ЩАДЯ, ТАКО ЖЕ Н ГРАДЪ ГМНЧЬ Н ННЫ ГРАДЫ
МНОГЫ, НМЖЕ НЕСТЬ ЧНСi\А»488.

Возродившись на старом месте после ухода монголов,


Галич никогда более не приобрел того значения в общерус­
ской жизни, которое имел до монгольского пленения. Раз­
грабленный и обескровленный, он стал постепенно хиреть
и вскоре был покинут жителями 489 , превратившись в за­
штатное село, каковым и является ныне.

***
Проведя некоторое время в богатой Галиции, Батый
практически всю ее разграбил, запасся продовольствием
и дождался, когда спадет снег на карпатских перевалах 49О .
Период раздумья закончился для него в начале марта
1241 г., и он все-таки решился на немедленное вторжение
в Венгрию. Предварительно хан провел консультации со
своими многочисленными приближенными и пленными
русскими военачальниками. Летопись приводит забавный
эпизод, согласно которому Батый спрашивал пленного ки­
евского посадника Дмитрия о целесообразности скорого
выступления в Европу и Дмитрий высказался за необходи­
мость немедленно начать поход. Автор этого рассказа под-
194 Русь: от НдUlесm8uя до «ща»

черкивает, что воевода преследовал цель поскорее вывести

захватчиков с Руси, но - факт показательный - никто не


хотел заступаться за соседей:

«ДмНТРНЕВН ЖЕ КНЕВСКОМ\( тысяцком\( д"ННЛОВ\(


РЕКШ\( Б"ТЫЕВН: "НЕ МОЗН МЕШК"ТН В ЗНМЛН СЕН
долго ВРЕМЯ, ТН ЕСТЬ Н" УГРЫ \(ЖЕ ПОНТН, "ЩЕ ЛН
\(МЕШК"ЕШ,,", ЗЕМЛЯ ТН ЕСТЬ СНЛН", С'Ъ~ЕР\(тСЯ Н" ТЯ

[Н] НЕ П\(С'l'ЯТ"" ТЕ~Я В ЗЕМЛЮ СВОЮ"; про то ЖЕ РЕЧЕ


ЕМ\(, ВНДЕ ~O ЗЕМЛЮ ГЫ~Н\(ЩЮ Р\(СК\(Ю от НЕЧЕСТНВ"­
го; Б"тын ЖЕ, ПОСЛ\(Ш"ВЬ С'ЪВЕТ" ДмНТРОВ", НДЕ В'Ъ
У г ры»491.

По сути своих соображений Дмитрий был прав. Король


Бела, несомненно, готовился к отпору, и медлить не стои­
ло, ведь концентрация войск под его началом могла достиг­
нуть значительной, критической для монголов величины.
Нападению уже подвергались области Польши. В начале
января 1241 г. отдельный отряд монголов переправился че­
рез Вислу и штурмом захватил Люблин, а затем Завихост,
разорил ближайшую округу и дошел вплоть до Рацибужа
(Racib6rz, нем. Ratibor)492. Во время отвода войск с Волы­
ни нападению подвергся и Сандомир, после захвата которо­
го монголы разгромили малопольские войска под Турском
(I 3 февраля 1241 г.)493. Затем интервенты на некоторое
время отступили в Галицию. Однако свои намерения они
в Польше уже продемонстрировали, и ожидать от правите­
лей этой страны пассивности в оставшееся время вряд ли
стоило. Чтобы не столкнуться с единой польско-венгерской
армией, следовало торопиться и решительно наступать, что
Батый и сделал.

***
Рашид-ад-Дин посвятил походу монголов в Европу еще
более пространное сообщение, чем нападению на Севе­
ро-Восточную Русь. Это было для него значительно более
г.лаба 2. Нашестбие 195

важным событием. Начало вторжения он представляет та­


ким образом:

«В хукар-ил, в год смерти Угедей-каана [по


Джувейни, умер 11 декабря 1241 г. 494 ], в весен­
ние месяцы они [царевичи-Чингизиды] отправи­
лись через горы Марактан [вар. Баракбан; Карпа­
ты] к буларам [полякам] и башгирдам [венграм].
Орда и Байдар, двинувшись с правого крыла,
пришли в область Илавут [вар. Илавун, Уйлавут,
Ублавун; Польша (<Полония» )495]; против [них]
выступил с войском Барз [вар. Берзенам, Базаран­
бам, «некто по имени Аяндбарз»; Генрих Благо­
честивый, сын Генриха Бородатого 496 ], но они раз­
били его.
Затем Бату [направился] в сторону Истарила­
ва [вар. Истари, Иснади; Эстергом, венгерская
столица], сразился с царем башгирдов [венгров],
и войско монгольское разбило их.
Кадан и Бури выступили против народа
сасан 497 [где-то в Трансильвании] и после трое­
кратного сражения победили этот народ.
Бучек, через Караулаг [Валахию] пройдя тамош­
ние горы, разбил те племена [Кара]улага. оттуда,
через лес и гору Баякбук [?], вступил в пределы
Мишлява [вар. Пишладу, Милявдур, Мишляв­
руд; район Семиградья] и разбил врагов, которые
там стояли, готовые встретить его.

Отправившись упомянутыми пятью путями, ца­


ревичи завоевали все области башгирдов, маджа­
ров и сасанов и, обратив в бегство государя их,
келара, провели лето на реке Тиса [ « Тиса и Туна»;
Тисса и Дунай]»498.

Не совсем понятно, почему, перечислив четыре пути,


Рашид-ад-дин заключает, что их было пять. Может быть,
следует разделять действия одной из пар военачальников
(Орда-Байдар и Кадан-Бури). Существует предположение,
196 Русь: от нашестВия до ('ига»

что у Орды была собственная миссия по покорению облас­


тей на севере Польши и в Пруссии, но для подтверждения
этого недостаточно материала источников. Как бы то ни
было, налицо традиционное деление монгольской армии на
три фронта: правое крыло, левое крыло и центр.
Правое (северное) крыло составляли тумены Байдара
и Орды, призванные обезопасить фланги основной армии
Бату, направившейся в Венгрию через карпатские перева­
лы. Около 10 марта 1241 г. монголы вновь пересекли Вис­
лу и заняли уже разоренный Сандомир. О численности их
войск существуют различные мнения. Так, г. Лябуда счи­
тал, что на территории Польши действовал только один
монгольский тумен 499 . В. Т. Пашуто считал, что их должно
было быть в два раза больше, так как участвовал тумен
еще одного хана Орды 500 . Надо полагать, что на двух Чин­
гизидов приходилось не менее чем 20-тысячное войско,
а скорее всего, еще больше, так как зона их действий была
слишком широка. К тому же, вступив на вражескую зем­
лю, они немедленно и безбоязненно разделились. От Сан­
домира тумен Орды (Кайду) направился для разорения
внутренних польских областей в сторону Ленчицы и далее
на Силезию, к Вроцлаву. Байдар (Пету) же пошел на Кра­
ков. Ханы не смущались численности своих армий, для ко­
торых все же 1О тысяч было маловато.
На полпути к Кракову Байдар столкнулся с ополчением
малопольских городов, которым руководили краковский
воевода Владимеж (Wlodzimierz) и сандомирский Пако­
слав (Pakos/aw). В сражении под Хмельником (Chmielnik)
18 марта 1241 г. он их разгромил, после чего осадил мало­
польскую столицу501. Местный (краковский и сандомир­
ский) князь Болеслав Стыдливый (Boles/aw Wstydliwy),
сын Лешка Белого, вместе с семьей, включавшей его мать
Гржимиславу, дочь киевского князя Ингваря Ярославича,
заблаговременно покинул Вавельский холм и бежал
в Венгрию к своему тестю королю Беле 5О2 . Бегство перед
подходом монгольских войск было в те годы повальным
ГлаВа 2. НтиесmВuе 197

«увлечением» князей. Единственно только, что маршрут


Болеслав избрал необычный - в южных областях тоже
шла война. Хотя и отступление на север могло казаться за­
труднительным благодаря действиям Орды, который мог
выделить часть воинов для блокады Кракова.
Лишенные, как и киевляне, своих военных лидеров,
обескровленные после гибели ополчения под Хмельником,
оставшиеся жители малопольской столицы (многие также
бежали в Германию и Венгрию 5ОЗ ) не стали добровольно от­
крывать ворота захватчикам и дали монголам жестокий
бой на городских стенах и улицах. После кровопролитного
приступ а 28 марта 1241 г. изнуренные оккупанты даже не
смогли установить полного контроля над всей территорией
Кракова. Горстка ополченцев, укрывшись в храме св. Анд­
жея, так и не сдалась и не была захвачена, сохранив под
церковными сводами клочок свободной земли. Захватив
много пленных и не задерживаясь, Байдар повел своих
всадников через Рацибуж и Ополе на столицу Силезии
Вроцлав, куда должен был подойти и Орда 5О4 •
Генрих Благочестивый (Henryk РоЬогnу), сын Генриха
Бородатого, спешно собирал в Силезии у городка Легница
(Legnicq, нем. Liegnitz) полки из обширных своих и сопре­
дельных земель. Воинством из Великой Польши и Кракова
руководил воевода Сулислав (Sulislaw), брат краковского
воеводы Владимежа, погибшего под Хмельником. Из Верх­
ней Силезии воинов привел опольский князь Мешко
(Mieczyslaw). Большой отряд, включавший различных ино­
земных охотников, добровольцев из немецкого и чешского
рыцарства, горожан, крестьян, возглавлял Болеслав, сын
моравского маркграфа Дипольда. Группу тевтонских рьща­
рей привел прусский великий магистр Поппо фон Остерна
(Рорро иоn Osterna). К нему же присоединилось и не­
сколько тамплиеров и госпитальеров. Силезское воинство
находилось под рукой самого Генриха. На соединение с ним
спешил также чешский король Вацлав 1 О228-1253 п.) со
своей армиеЙ 5О5 .
198 Русь: от нашествия до «ига»

О подходе войск из Мазовии или Куявии в источниках


ничего не сообщается. Сказывалась давняя вражда между
княжескими родами, а также упреждающие действия туме­
на Орды под ЛенчицеЙ.
Однако и без этого под знамена Генриха стеклось зна­
чительное по средневековым меркам воинство: по разным

оценкам от 8 до 20 тысяч 5Об • Направляясь на соединение


с чешской армией (ок. 40 тысяч воинов), силезский герцог
не стал оборонять свою столицу. Жители Вроцлава сами
отбили приступ монголов. Вероятно, Байдар и Орда зна­
ли, что скоро войско их противников может утроиться,
и не стали задерживаться для осады. Всё решали считан­
ные дни.

9 апреля 1241 г. в понедельник войска сошлись на Доб­


ре Поле под ЛегницеЙ 5О7 • Отряд моравского маркграфа Бо­
леслава вместе с рыцарями-крестоносцами сформировал
авангард европейской армии. Слева и справа от него, чуть
поодаль, заняли позиции воины Сулислава и Мешко. Сам
Генрих возглавил резервный полк и расположился вдали за
основными силами.

Монгольское войско было расчленено также на четыре


подразделения: три в ряд и одно, возглавляемое самим Ор­
дой, в тылу. По сообщению польского летописца Яна Длу­
гоша, первый копейный удар польско-тевтонского авангар­
да заставил интервентов отступить. Однако когда, по
мнению европейцев, дошло дело до рыцарских рукопашных
единоборств, монголы пытались всячески от них уклонить­
ся, делая ставку на лучников. Монгольские стрелы проби­
ли брешь в христианском воинстве - погиб и сам маркграф
Болеслав. Положение выправили только подоспевшие
польские арбалетчики из отрядов Сулислава и Мешко.
Чаша весов в битве вновь стала склоняться в пользу евро­
пейцев. Монголы стали отступать. Но в то же время до
слуха воинов Сулислава и Мешко стал долетать кличь:
«Бегите! Бегите!». Как впоследствии выяснили, его выкри­
кивал на польском разъезжавший по полю провокатор
ГлаВа 2. HaulecmBue 199

Битва ПОД ЛеГНИ1Jей 9 апреля 1241 г. Начало сражения. Миниаll0ра


из «)Кития Св. Ядвиги Силезской», 1353 г.

(Длугош пишет: «не известно, русского или татарского


рода»). Князь Мешко принял клич за правду и побежал, ув­
лекая за собой часть своего отряда.
В кризисный момент стороны вводят в бой резервы:
вперед выезжают князь Генрих и хан Орда. В жестокой ру­
копашной сталкиваются полки, трещат копья, хлюпает
сталь, лязгают доспехи 5О8 . Несмотря на заверения летопис­
ца, исследователи сходятся во мнении, что силы сторон

были примерно одинаковы - никто не имел численного


преимущества. Польский летописец приписывает монголам
использование колдовства, которое привело к перелому

в битве и разгрому европейцев:

«... так как боевые порядки татар поредели, они


начали подумывать о бегстве. Была в их войске ме­
жду иными хоругвями одна огромной величины, на
которой можно было увидеть нарисованный знак Х;
на вершине древка этой хоругви торчало подобие
200 Русь: от нашест6ия до «ига»

очень уродливой и безобразной головы с бородой.


Когда татары в едином порыве уже двинулись назад
и приготовились бежать; знаменосец при той хоруг­
ви начал сильно размахивать той головой, а из неё
сразу стали исходить пар, дым и туман с таким силь­

ным смрадом, что из-за этой разошедшейся между


войсками вони, поляки разомлели и едва живы оста­
лись, силы их покинули и они стали не способны
к бою»509.

Позднейшие исследователи считали, что здесь мы име­


ем дело с первым случаем использования химического ору­

жия в боевых целях. Как бы то ни было, но после описан­


ной «ворожбы» армия Генриха дрогнула и повернула
к бегству. Силезского князя пытались вывести из битвы
ближайшие соратники, но неудачно. Из вождей выжил
только Мешко Опольский, бежавший ещё до конца сраже­
ния и укрывшийся В Легницком замке. Несмотря на то,
что силы сторон были примерно одинаковы, азиатские ди­
кари нанесли сокрушительное поражение одной из самых
крупных армий цивилизованной Европы. Количество по­
гибших измерялось тысячами - средневековые авторы
называли до 40 тысяч павших. Погиб сам Генрих Благочес­
тивый, а также многие представители рыцарства. Ян Длу­
гош пишет, что монголы отрезали каждому убитому евро­
пейцу ухо и наполнили ими «девять больших мешков аж
доверху»5IO.
Был нанесен сокрушительный удар по престижу и дос­
тоинству европейского рыцарства, всплеск панических на­
строений прокатился по странам цивилизованного Запада.
После битвы под Легницей магистр Ордена тамплиеров
во Франции Понс д'Обен срочно пишет письмо королю
Франции Людовику IX, в котором излагает тревожные вес­
ти, полученные «от наших братьев в Польше», и указывает
монарху на смертельную угрозу его государству, весь тон

его письма передает едва скрываемое напряжение:


>.'_' _~irA~}
(!
"О м a~ i.
р ь

.?< ~'"
W/Я"Х' ~ ~ ~~
~

t...,
:I:
о
:>
'"
()
х
о

'~"
о
'"d
~
'"
:I:
:;:
''""
::::1
о
~
S
':'=
......
N
~
......

"

. /
'-'-"

А В С Т
Русь: от llащест6uя до ('ша»
202

«Татарины опустошили землю Генриха, польско­


го князя, и убили его со многими баронами и ше­
стью из наших братьев, тремя рыцарями и двумя
сержантами, а пятьсот из наших людей погибло,
а трое из наших братьев, которых мы хорошо знаем, бе­
жали. Вся земля Венгрия и Богемия опустошены, и при
уходе они разделились на три отряда, и один находится
в Венгрии, другой в Богемии и третий в Австрии.
Они разрушили две лучшие башни и три виллы,
какие У нас были в Польше, и какие у нас были
в Богемии и в Моравии разрушены. И мы подозре­
ваем, что то же происходит в Алемании [Германии].
и знайте, что царь Венгрии и царь Богемии и два
сына князя польского, и патриарх Аквилен с великим
множествоМ народу не осмелились напасть ни на
один из ИХ отрядов. И знайте, что все бароны Алема­
ниИ, и сам император, и все духовенство, и все цер­
ковники взяли на себя крест. И рыцари св. Иакова
и братья Минориты в Венгрии подъяли крест, чтобы
идти на татар.
Как наши братья, мы заявляем, что, если бы волею
господа они были побеждены, не найдется на пути их
до Вашей земли, кто бы мог противостоять им»511.

Никакого ответного выступления европейского рыцар-


ства никогда не случилось. Эти слова скорее свидетельст­
вуют о психологическом состоянии руководителей евро­
пейСКИХ стран, охваченных страхом перед неведомой
и сокрушительной силой. Показательно, что магистр там­
плиеров более подробно перечисляет тех людей, кто не ре­
шился напасть на монголов, чем тех, кто действительно вы­
ступил против них. Име~но Легницкое сражение стало тем
ориентиром для европеиuев, по которому они интерпрети­
ровали и силу, и важность монгольской угрозы.
Разгром польской армии был полным. Князю Генриху,
как когда-то и Юрию Владимирскому, отрезали голову, ко­
торую насадилИ на копье, и подступили к ближайшей
Легнице512. Однако горожане ворот не открыли, а приступ
отбили. И это был тупик. Никакого дальнейшего наступления
Глава 2. Нашествие 203

Осада АеГНИljЫ. 9 апрель 1241 г.


Миниатюра из «)Кития СВ. Ядвиги Силезской)~, 1353 г.

на этом направлении быть не могло. Монгольские победы


произвели впечатление, но подкрепить их было нечем. Не­
большой по степным меркам отряд двух ханов, изрядно по­
трепанный в нескольких крупных сражениях, конечно, не
выдержал бы еще одного столкновения с полноценным про­
тивником. Он даже не мог себе позволить планомерной
осады небольшого Легницкого замка, который почему-то не
хотел сдаваться при виде своего поверженного сюзерена.

Потери в частях Байдара и Орды были очень большими.


Это подтверждают и позднейшие свидетельства Плано Карпи­
ни: «... из этих татар многие были убиты в Польше и Венг­
рии»513. Кроме того) буквально в одном дневном переходе от
места битвы находился опоздавший король Вацлав 1 со сво­
ей свежей армией. Все решил только один день и один днев­
ной переход, который монголы успели совершить, а чехи -
нет. Но теперь все опять могло измениться. и ... Вацлав
отступил.
204 Русь: от нашестВия до «1Ilа»

Как победители, Байдар и Орда ограбили области во­


круг Легницкого поля, а затем начали планомерный отход
в сторону моравской границы через Одмухов и Рацибуж.
Последний город они так и не смогли взять и, отойдя от
него, lб апреля покинули польские земли 514 • Расположив­
шись в Моравии, можно было даже небольшими силами
предотвратить возможность соединения чешской армии
с войском венгерского короля Белы. Вероятно, в этом и был
изначальный план для туменов Байдара и Орды: ворваться
в Польшу, разорить ее и обеспечить спокойствие на правом
фланге главных сил (СО стороны Польши и Чехии). Задача
была с блеском выполнена, теперь можно было спокойно
разорять небольшие моравские города и монастыри, а за­
тем перебраться в беззащитную Словакию.

***
Основные силы монгольской армии, возглавляемые ха­
ном Бату, в это время, в начале (около б-го числа) марта
1241 г., перешли через «Русские ворота» (Верецкий пере­
вал) и спустились в долину Паннонии. Здесь их поджидала
большая армия недавних коллег по кочевому скотоводству,
угров (венгров), проделавших тот же путь, но на 300 лет
раньше. Теперь им предстояло столкнуться с собственным
отражением в искривленном временем зеркале. Исход по­
казал, что венгры действительно «обрели Родину».
Наиболее подробное изложение событий монгольского
вторжения в этом регионе оставил итальянский монах Ро­
герий из Апулии (Rogerius или Rogerios; Ruggero di
Puglia), капеллан папского легата, попавший в 1241 г.
в монгольский плен и вернувшийся из него лишь в 1243 г. Бl5
Он перечислял следующих «крупнейших королей из та­
тар», вторгшихся в Венгрию: Бохетур иn militia potentior
Bohetor), Кадан, Коактон (Coacton), Фейкан (Feycan),
Байдар (Petu), Гермеус (Hermeus), Кхеб (Cheb), Окадар
(Ocadar)516. Кроме Байдара и Кадана, отождествление дру­
гих имен затруднительно. За именем «Окадар» может
скрываться Орда, а «Бохетуром» может быть назван Субэ-
ГлаВа 2. НашестВие 205

деЙ-багатур. То, что в списке присутствуют Байдар и Орда,


действовавшие на территории Польши.и лишь потом перемес­
тившиеся в Словакию (входившую тогда в состав Венгрии),
говорит о большой осведомленности Рогерия и одновре­
менно о ретроспективности его изложения, составленного

только в 1244 г. Автор старался охватить всех участников


монгольского похода, независимо от степени их причастно­

сти. Поэтому вполне могли быть упомянуты и такие ханы,


как Менгу (например, Гермеус) и Гуюк (например, Фей­
кан). Реального состава участников вторжения в Венгрию
этот перечень не отражает 517 .
Не позволяет он оценить и численность армии интер­
вентов. Большинство ханов, участников осады Киева, были
задействованы на флангах. Орда и Байдар увели на север
примерно 25 тысяч всадников 518 , столько же (или чуть
больше: 30-35 тысяч) действовало на юге под началом Ка­
дана, Бури и Бучека. У Бату для похода в Венгрию остава­
лось не более 45 тысяч воинов. Это примерно 5 туменов, из
руководителей которых известен (по сообщению Джувей­
ни) только один - Шейбан, младший брат Бату. Еще два
(возможно, не полные) могли достаться по наследству от
Менгу и Гуюка и возглавляться темниками неголубой кро­
ви (например, Субэдей или Бурундай). Один тумен должен
был принадлежать лично Бату. Если суммировать все эти
малоубедительные рассуждения, то в глаза бросается осо­
бая доминанта ханов из рода старшего сына Чингисхана
Джучи. Среди участников не упомянуты два его сына (Бер­
ке и Тангут), которые, возможно, остались в тылу для кон­
троля за уже покоренными областями. Старший, Орда, об­
ходил северные земли, а на самом ответственном участке,

в центре, действовали сам Ба ту и молодой ШеЙбан. Из рас­


становки войск видно, насколько важно было детям опаль­
ного Джучи закрепить завоевание своими личными заслу­
гами, участием в боях и славой. Представителям других
родов было отдано на откуп менее значимое южное направ­
ление: север Балканского полуострова (Валахия, Трансиль­
вания, Болгария, Сербия).
206 Русь: от Нatuествuя до «ига»

***
Наиболее раннее восточное свидетельство о западном мон­
гольском походе обнаруживается в написанной в 1250-е гг.
«Истории завоевания мира» «<Тарих-и-джехангуша») пер­
сидского чиновника Джувейни:

«Когда Русь, кипчаки и аланы также были унич­


тожены, то Бату решил истребить келаров и башгир­
дов, многочисленный народ христианского исповеда­
ния, который, говорят, живет рядом с франками. Для
этой цели он приготовил войска и по наступлении
нового года выступил. Народы эти обольщались
своею многочисленностью, пылом храбрости и проч­
ностью орудий,)519.

Нельзя сказать, что король Бела не ждал интервентов.


Об их подходе его предупреждали при личной встрече
и Михаил Черниговский, и Даниил Галицкий, а по свиде­
тельству монаха Юлиана, еще в 1237 г. Бату посылал к не­
му посольство (и не одно) с требованием покорности. По­
сле захвата Галича напряжение должно было только нарас­
тать. Возможно, венгерский король, как и Юрий Владимир­
ский, ждал, что, может быть, в этом году монголы не нач­
нут вторжение: зима заканчивалась, а после покорения

Руси войска устали. В начале 1241 г. он направил на­


блюдать за карпатскими перевалами воеводу (палатина)
Дионисия (как Еремея Глебовича, «в сторожа,) )520. Это
случилось после отъезда от него Даниила, но, что примеча­
тельно, еще до захвата Галича, который венгры не стали
защищать.

Описывая события 1239 г., архидьякон Фома Сплит­


ский писал:

«... В те дни уже долетала до слуха каждого горе­

стная молва о том, что нечестивый народ татар


вторгся в пределы христиан, в земли Рутении; одна­
ко многие считали это вроде бы шуткой,)521.

Бела до последнего надеялся, что беда минует его.


Свою армию он стал собирать только после того, как
глаба 2. Нmuесm13ие 207

10 марта ему сообщили, что Батый перешел Карпаты 522 .


К Пешту начали стекаться ополчеНЦI~I из всех областей ко­
ролевства. Полки выставили города Секешфехервар и Эс­
тергом. Большое войско привел брат короля хорватский
герцог Кальман (Коломан). Прибыл даже небольшой отряд
из Австрии во главе с беспокойным герцогом Фридрихом II
Бабенбергом, который, однако, вскоре вернулся на родину.
Австрийский сюзерен лично убил одного «татар а» из аван­
гардного монгольского отряда, подошедшего в конце марта

в район Пешта, после чего счел себя удовлетворенным


и уехал 523 . Как следует из источников, других иноземцев
в армию короля Белы не прибыло. В первые годы правле­
ния Бела проводил политику на сокращение земельных по­
жалований за службу, отчего оттолкнул от себя большую
часть венгерской знати, которая в минуту опасности не
оказала ему помощи. Совсем незадолго до вторжения Венг­
рию покинули и укрывшиеся там половцы 524 . Как писал мо­
нах Рогерий, при подходе монгольских войск король «не
имел в своем распоряжении вооруженных сил»525.
Тем временем Батый беспрепятственно миновал горные
перевалы и двинулся в сторону Эстергома. Путь проходил
в обычном для монголов режиме. Города, отказавшиеся
добровольно сдаться, подвергались штурму и разорению.
Такая участь постигла Эрлау (Эгер) и Кё вешд526. Передо­
вые части захватчиков - тумен хана Шейбана - в конце
марта 1241 г. показались на окраинах Пешта. Венгры со­
чли его главными силами и дали бой, в котором обратили
противника в бегство. Первая победа окрылила их. Бела
срочно собрал войска и двинул их в направлении отсту­
пающего Шей ба на. Последний в это время уже докладывал
Бату о проведенных авангардных столкновениях. По сло­
вам Джувейни, хан Бату был шокирован численным пре­
восходством венгров, у которых было 450 тысяч воинов.
Далее передаются слова Шейбана, который говорил, что
«ИХ вдвое больше воЙска»527. Конечно, цифры персид­
ским историком использовались преувеличенные, но мас­

штаб все же был указан вполне достоверный: двукратное


208 Русь: от нашествия до «ига»

превосходство в численности венгров над монголами. Из­


вестно, что Бела вывел из Пешта ба-тысячную армию,
а Бату, по нашим подсчетам, располагал не более чем
40 тысячами, часть из которых была рассеяна в окрестных
землях 528 . Монголам ничего не оставалось, как полагаться
на волю Неба: Бату уединился на высоком холме и два дня
провел в усердной молитве. Этот любопытный сюжет так­
же передает ДжувеЙни 529 . Своевременная религиозная эк­
зальтация хана-язычника привела к обратному результату,
чем тот, который последовал после печальной молитвы
князя Юрия перед битвой на Сити.
Войска сошлись в долине притока Тисы - реки Шайо
(венг. Saj6, слов. Sland, нем. Salz, Солёная) у местечка
Мохи (Muhi, Mohi) 11 апреля 1241 г., через два дня после
битвы под Легницей. Венгры подготовились к сражению
хорошо. Была избрана сугубо правильная тактика актив­
ной обороны. Армия стала лагерем, который был обнесен
по периметру рядами сцепленных между собой телег, что
делало бесполезными атаки конницы. Русский перебежчик
из монгольского стана даже известил Белу о времени нача­
ла нападения 53О • Однако и военное искусство, и правильная
подготовка, и храбрость королевских войск не сказались на
исходе баталии.
Венгры позволили монголам захватить мост через
Шайо и перевести войска на свою сторону. Кроме того,
сказывалась очевидная несог ласованность в действиях вен­
герских военачальников. Большинство старалось укрыться
за укреплениями лагеря. Полки хорватского герцога Каль­
мана и колочского архиепископа Уголина (Hugolin), располо­
жившиеся севернее лагеря основных сил, отразили первый
монгольский натиск и выдержали более чем двухчасовой
бой. Но многие дворянские дружины оказались менее стой­
кими. Сказались и внутренние распри венгерской знати,
недолюбливавшей суровые манеры правления короля
Белы. Все это и привело к решительному поражению и раз­
грому в битве под ШаЙо.
Глава z. Нашествие 209

Монголы окружили венгров в их укрепленном лагере


и начали планомерно уничтожать, забрасывая копьями
и стрелами. Венгры попались в ловушку. Кучно составлен­
ные телеги и переплетенные между собой шатры не позво­
ляли войскам развернуться, ограничивали их маневрен­
ность, люди и лошади путались в веревках, падали,

становились лёгкой мишенью для метких кочевников.


Вскоре битва переросла в форменную резню.
Обратившимся в бегство венграм позволили вырваться из
лагеря. Их настигали потом, уставшими и обессилившими.
«Татары же, видя, что войско венгров обратилось в бег­
ство, как бы открыли им некий проход и позволили выйти,
но не нападали на них, а следовали за ними в обеих сто­
рон, не давая сворачивать ни туда, ни сюда. < ... > И когда
они увидели, что те уже измучены трудной дорогой, их
руки не могут держать оружия, а их ослабевшие ноги не
в состоянии бежать дальше, тогда они начали со всех сто­
рон поражать их копьями, рубить мечами, не щадя никого,
но зверски уничтожая всех. Как осенние листья, они пада­
ли направо и налево; по всему пути валялись тела несчаст­

ных, стремительным потоком лилась кровь; бедная родина,


обагренная кровью своих сынов, алела от края и до края», -
вспоминал Фома сплитский 531 .
О том, что путь от Шайо к Пешту был «устлан телами
убитых» писал и Рогерий 532 . Погибла б6льшая часть армии
и ее видные вожди, многие церковные лидеры: архиеписко­

пы эстергомский Матиас, колочский Уголин, епископ тран­


сильванский Рейнольд, епископ Нитры Яков и другие 533 .
Судьба обширной страны была решена в одной битве -
идеальная для захватчиков ситуация. Никаких других воз­
можностей противодействовать у Венгрии не было. Батый
мог считать себя обладателем этой земли. В сочинении Си­
мона «О деяниях королей венгерских» сказано:

«В его дни [Белы] монголы или татары вошли


в Венгрию с трех сторон, с 500 тысячами вооружен­
ных, да еще [с] центурионами, и декурионами около
40 тысяч. Упомянутый король, сойдясь с ними у
210 Русь: от наUtссmбuя до «ига»

р. Сайо, был побежден манглами в 1241 г. < ... >, I.!)g


уничтожено было все царство. А сам Бела бежал
пред лицом их к морю ... »534.

Для монголов была только одна неприятность во всем


происходящем: в сражении выжил король Бела, который
бежал в Австрию. Он бросил все и всех. Его личный шатер
был захвачен монголами, и позднее, по словам Плано Кар­
пини, в нем жил сам Батый: «Шатры у него [Вату] боль­
шие и очень красивые, из льняной ткани; раньше принадле­
жали они королю венгерскому»535. Бела бежал к давнему
недругу и сопернику герцогу Фридриху. Он засыпал запад­
ных правителей паническими письмами с просьбой о помо­
щи. Он говорил, что под угрозой - вся Европа, но так и не
был услышан.
Хроники того времени перенасыщены информацией
о великом страхе, охватившем Европу после прибытия вес­
тей о поражении под Легницей и ШаЙо. Торговые операции
прекратились, люди бросали имущество и покидали наси­
женные места, расположенные в опасной зоне возможного
продвижения дикой кочевой орды. Большая хроника Мэ­
тью Пэриса (его часто неверно именуют Парижским) сооб­
щает «о татарах, устремившихся из своих мест и опусто­

шивших северные земли» (Северо-Восточную Русь), после


чего «жители Готии И Фризии, боясь их набегов, не отпра­
вились, по обыкновению своему, в Англию и Гернемус, во
время ловли селедки, какой нагружали свои суда»53б. Воз­
никла даже специальная молитва: «Господи, избави нас от
ярости татар»537.
Столь очевидная и близкая угроза, однако, совсем не
вызвала в Европе прилива мужества и единения сил для
сопротивления. Переписка венгерского короля Белы с пап­
ским престолом закончилась ничем 538 . Император Фридрих
II в своих письмах к Беле и к английскому королю Генриху
Ш, конечно, упоминал монголов, требовал нового крестово­
го похода против них и даже вскользь продемонстрировал

осведомленность о разорении Киева 539 . Но более всего его


интересовало противостояние с папой Римским Григорием
ГлаВа 2. НашестВие 211

IX, ат лучившим его. ат Церкви и призывавшим к крестава­


му пахаду не пратив мангалав, а про.тив нега, Фридриха.
Императар действительна вскаре сабрал бальшую армию,
катарую в июне 1241 г. двинул, на не на мангалав, а на
Рим. Все планы сазыва в Нюрнберге дабравальцев для на­
падения «пратив татар» астались лишь фантазией 54О .
На прасьбы венгерскага караля сматрели с вниманием,
на с реальными действиями временили. Для мнагих прати­
вастаяние с мангалами васпринималась как дела аднай
талька Венгрии 541 , за пределы катарай захватчики пака не
выхадили, а если небальшие атряды и забредали, та их бы­
стра и без асабага труда уничтажали 542 .
Венецианцы, например, гардились тем, что. благарадст­
во. не пазвалила им нанести удар в спину венграм, напасть

на них, пака Венгрия сражается с язычниками. Венециан­


ский хранист Андрей Дандала писал па этаму паваду:
.Лишь из внимания к христианскай вере венецианцы не
причинили тагда 'венгерскому] каралю вреда, хатя мнагае
магли пратив нега предпринять,)543.
Другай ближайший венгерский сасед не был сталь изы­
сканным в вапрасах веры и чести. Он праста захватил
в плен несчастнага Белу и патребавал выкуп. Этим гераем
был уже упаминавшийся выше австрийский герцаг Фрид­
рих, экзатический саюзник Даниила Галицкага. В качестве
выкупа ан патребавал ат караля 1О тысяч марак, а кагда
деньги были абещаны, захватил у Венгрии в качестве залага
три западных приграничных камитата (Шапран (Sopron) ,
Машан (Moson), Пажань (Pozsony». Всех бежавших пад
мангальским давлением жителей из саседних стран ан гра­
бил и аблагал высакими пабарами 544 .
И все эта праисхадила в 1241 Г., в периад прадалжав­
шегася разарения Венгерскага гасударства. На, несматря
на пассивнасть саюзникав, разграм каралевскай армии, ис­
чезнавение титулаванных рукавадителей, сапративление
рядавых людей внутри страны прадалжалась. Кагда атсту­
пающие дружинники правазили через Пешт тяжела ранен­
нага пад Шайа харватскага герцага Кальмана, тат призы-
212 Русь: от нашестВuя до «ига»

вал горожан не оказывать сопротивления интервентам,

положиться на их добрую волю и милость. Однако жители


не последовали совету. Они не открыли ворота и выдержа­
ли трехдневный штурм, после чего все были вырезаны 545 .

«Во время резни стоял такой треск, будто множе­


ство топоров валило на землю мощные дубовые
леса. К небу возносился стон и вопль рыдающих
женщин, крики детей, которые все время видели
своими глазами, как беспощадно распространяется
смерть. Тогда не было времени ни для проведения
похоронных церемоний, ни для оплакивания смерти
близких, ни для совершения погребальных обрядов.
Грозившее всем уничтожение заставляло каждого
горестно оплакивать не других, а собственную кон­
чину. Ведь смертоносный меч разил мужей, жен,
стариков и детей. Кто смог бы описать этот печаль­
нейший из дней? Кто в состоянии пересчитать
стольких погибших? Ведь в течение одного дня на
небольшом клочке земли свирепая смерть поглотила
больше ста тысяч человек. О, сколь же жестоки
сердца поганого народа, который без всякого чувст­
ва сострадания наблюдал за тем, как воды Дуная
обагрялись человеческой кровью» (Фома Сnлum­
скuЙ)546.

Ожесточенное сопротивление захватчики встречали по­


всеместно в Венгрии. Батый вынужден был изматывать
свои войска в локальных столкновениях, штурмах малых
крепостей на обширной территории. Численность войск
снижалась, а их пополнение, судя по всему, было скудным.
Приходилось сокращать область действия и концентриро­
вать силы. К лету 1241 г. армии правого и левого крыла по­
сле обширного охвата далеких земель вновь сошлись
в среднем течении Дуная.
Возглавлявшие левое крыло ханы Кадан и Бури ещё
из-под Галича направились в Трансильванию, где, по сообще­
нию Рашид-ад-Дина, провели три победоносных сражения 547 .
Они появились 31 марта у Родны, 2 апреля - у Бистрицы
Г.лава 2. Нтиесmвие 213

(Бестерце), заняли Колочвар и затем двинулись на Вара­


дин (румын. Орадя (Oradea), нем .. Гросвардейн (GгоjЗ­
wardein», который взяли после упорного и кровопролитно­
го штурма 548 .
Другой маршрут проделал хан Бучек в сопровождении
некоего «Бохетура» (Субэдея или Бурундая). По сообще­
нию Рогерия, они «вместе С другими вождями, переправив­
шись через реку, именуемую Серет, вторглись в землю по­
ловецкого епископа и, победив людей, которые собрались
на битву, приступили к ее полному завоеванию»549. Монго­
лы прошли Молдавию и обрушились на Семиградье, захва­
тили и разорили такие города, как Дьюла-Фехервар (Вей­
сенбург), Темешвар, Арад, Перг550 . В этих краях сохрани­
лось множество легенд о борьбе населения с захватчиками.
Войска правого фланга после разорения Польши и по­
беды под Легницей отошли в Моравию. Об их действиях
в этих краях достоверных сведений не много. Известно, что
они воевали в районе Опавы, Градищенского и Оломоуц­
ского монастырей 551 . О занятии ими других городов (Бене­
шев, Пржеров, Литовель, Евичко) сохранились только ле­
генды. В любом случае можно сказать, вслед за В. Т. Пашу­
то, что Моравия была разорена «на глубину четырехднев­
ного перехода», о чем свидетельствуют и заметки Плано
Карпини 552 .
Перейдя Грозенковский и Яблоновский перевалы в ап­
реле 1241 г., монголы покинули Чехию и приступили к по­
корению Словакии, являвшейся тогда частью все той же
Венгрии. В этих областях они оставались вплоть до декаб­
ря 1241 г. и разорили здесь почти каждый уголок. Погрому
подверглись словацкие жупы 3емплин, Абов, Турна, Гемер
вплоть до 3воленского леса, а также Ясовский монастырь.
Были захвачены горные города Баньска Щтявница, Пука­
нец, Крупина. В некоторых областях Словакии монголы
простояли на отдыхе около года и даже пытались наладить

административное управление регионом через своих «бави­


лов», располагавших также и судебной властью. Количест­
во воинов, вернувшихся из Польши и Моравии, было неве-
214 Русь: от нашестВия до «ига»

лико. Они даже не могли захватить более или менее


значитеЛЬНblЙ город, отказавший им в покорности. Так,
в Словакии монголам не покорились Братислава, Комарно,
Тренчин, Нитра 55З .
Лишь в самом конце 1241 г. БаТblЙ приказал изрядно
поредевшим туменам Байдара и ОРДь! спешно отойти
в Венгрию, где приступить к осаде Эстергома 554 . Ясно бblЛО,
что они опасались нападения свежего 40-ТblСЯЧНОГО войска
короля Вацлава, которое уже давно готовил ось к открыто­
му столкновению 555 . Монголам не хватало сил для утвер­
ждения своего господства в Венгрии, для покорения других
областей попросту не бblЛО людей. ТуменЬ! пополнялись
плохо, а редели бblСТРО. Кроме того, местное население
окаЗblвало упорное сопротивление, откаЗblвалось сдавать

города и сражалось до последнего. Фома Сплитский прямо


укаЗblвает, и то же самое можно заключить из логики изло­

жения в других источниках, что вплоть до ЗИМbI 1241-1242


П. МОНГОЛbl не предпринимали операций за Дунаем, но ог­
раничивались свои действия восточной частью Венгрии,
Словакией и ТрансильваниеЙ 556 . Даже на захват БУДbl (Бу­
далии), находившейся на правом берегу Дуная напротив
Пешта (будущей составной части Будапешта), МОНГОЛbl по­
шли только спустя 9 месяцев после взятия Пешта:

«По прошествии января [1242 г.] зимняя стужа


лютовала более обblкновенного, и все русла рек, по­
КРblВШИСЬ от холода льдом, ОТКРblЛИ прямой путь вра­
гам. Тогда кровожаДНblЙ вождь Кайдан (Caydanus)
с частью войска ВblСТУПИЛ в погоню за королем. А на­
ступал он ОГРОМНblМИ полчищами, сметая всё на сво­
ем пути. Так, спалив вначале Будалию (Budalia), он
подошел к Эстергому (Strigonium) ... »557.

ПринципиаЛЬНblМ бblЛО завоевание венгерской СТОЛИЦbl,


Эстергома, хорошо укрепленного города с большим гарни­
зоном, усилеННblМ ополченцами из окрестных сел. Монго­
Лbl согнали множество плеННblХ для того, чтобbl землей
и их телами заСblпать ров, в то время как по крепостным
глаба 2. Нашестбие 215

стенам и днем и ночью били сразу 30 пороков. Жители


стойко оборонялись, а когда стало 51СНО, что им не удер­
жаться, решили не оставлять захватчикам ничего ценного

и уничтожить свое имущество. Были сожжены все склады


товаров, все драгоценности зарыты в землю, а лошади пе­

ребиты. Город пал после продолжительных кровопролит­


ных уличных боев. Взбешенный Батый приказал растер­
зать тех, кто выжил 558 . Однако и после этого не удалось
захватить цитадель (внутренний замок) Эстергома, в кото­
ром засел отряд арбалетчиков во главе с испанцем
Симеоном 559 .
Экспансионистский заряд интервентов явно ослаб. Со­
храняя за собой принципиальную победу, монголы упуска­
ли частные случаи сопротивления. Многие венгерские кре­
пости они так и не взяли. Не удалось им захватить даже
такие небольшие укрепления, как монастырь св. Мартина
Паннонского (Паннонхалма), обороной которого руководил
аббат Урош, не говоря уже о крупных городах, подобных
Секешфехервару, не открывшему ворот захватчикам даже
после разгрома своего ополчения в битве при ШаЙ0 56О •
Вы купившись из австрийского плена, король Бела в мае
1241 года осел в Загребе, где всё лето ожидал дальнейших
действий интервентов 5бl . Собственных войск собрать не
удалось, и он, заметив оживление монголов в приближении
зимы, бежал в Далмацию. Сначала король прибыл в Сплит,
а потом через Трогир перебрался на ближайшие острова,
попасть на которые монголам было затруднительно.
В целом поход Кадана в Хорватию и Далмацию уже
нельзя было назвать вторжением. Судя по всему, осталь­
ное монгольское войско вместе с Батыем даже не перехо­
дило Дунай или, по крайней мере, не отдалялось от него.
Кадана послали в погоню за Белой, чья смерть должна
была стать логическим завершением похода и покорения
страны.

После Эстергома монголы захватили Альбу и разорили


Загреб, в котором уже не застали венгерского самодержца.
Более таких крупных операций они уже не предпринимали.
I!II
, I

i
; I
1

'" !

. i
i 11
I
111: I !
: I I

11 .

Монroльское вторжение в Венгрию. 1241-1242 п.


ГлаВа 2. НашестВие 217

Штурмовать маленькие окруженные водой далматинские


городки Кадан не решался. В этих местах к противостоянию
с захватчиками присоединились многочисленные партизан­

ские отряды, изматывавшие интервентов мелкими стычка­

ми, саботажем и провокациями. Под Трогиром, например,


прославился отряд Степко Шубича с острова Брибира.
В Венгрии стал известен отряд из Чернхазе, возглавляе­
мый Ланкой ПрекрасноЙ 5б2 .
Весь проход по адриатическому побережью был для
усиленного тумена Кадана тяжелым испытанием. В районе
Сплита и Трогира Кадан оставался весь март 1242 г., но
так и не захватил ни одного города. Решив поначалу, что
Бела укрылся в горной крепости Клис невдалеке от Спли­
та, монголы начали её штурмовать, но немедленно отступи­
ли, как только выяснилось, что короля там нет. Примерно
то же происходило и под стенами Сплита. Монголы не­
сколько раз подходили к городу, но так и не решились на

штурм 5БЗ . Контрастом этому предстает рассказ того же


Фомы Сплитского о штурме того же Сплита, оказавшего
неповиновение королю, венгерскими войсками бана Диони­
сия в 1244 г. В ходе штурма под натиском нападавших, ко­
торые «беспорядочной толпой приступом взобрались на
стену», обрушил ась городская стена. Был сожжен почти
весь город - «более пятисот строений». Численность про­
тивостоявших войск можно определить по количеству по­
гибших: у сплитчан - 1О человек, а у венгров - «почти
тридцать человек». Из других известий можно узнать, что
всё население города Сплита в 1239 г. составляло «почти
две тысячи мужеЙ»5б4. И даже такие городки вызывали
у монголов нерешительность. Трогир они также не взяли,
и промучившись В поисках Белы более месяца, в начале ап­
реля 1242 г. начали отход.

«... покинув земли Хорватии, они прошли по дука­


ту Боснийской провинции. Уйдя оттуда, они прошли
через королевство Сербия (Seruie), которое зовется
Рашкой (Rasia), и подступили к приморским горо­
дам Верхней Далмации (superioris Dalmatie). Миновав
218 Русь: от нашествия до «ига»

Рагузу (Ragusium), которой они смогли причинить


лишь незначительный ущерб, они подошли к городу
Котору (Catariensem ciuitatem) и, предав его огню,
проследовали дальше. Дойдя до городов Свач
(Suagium) и Дривост (Driuosten), они разорили их
мечом, не оставив в них ни одного мочащегося к сте­

не. Пройдя затем ещё раз через всю Сербию


(Seruiam), они пришли в Болгарию (Bu[gariam), по­
тому что там оба предводителя, Бат (Bathus) и Кай­
дан (Caydanus), условились провести смотр своим
военным отрядам,)5б5.

Хорошо укрепленный Котор монголы таки взяли и со­


жгли, но Дубровник (Рагузу) даже не пытались штурмо­
вать. Весной-летом 1242 г. их уделом были грабежи сель­
ского населения и захваты небольших городков типа Свача
и Дриваст (близ Шкодера)5бб.
Адриатика стала тупиком «татарского нашествия» (венгр.
tatdrjdrds). В начале 1242 г. монголы после продолжитель­
ного отдыха в Паннонии начали отход домой. Батый попал
в очень тяжелое положение, из которого зимой 1241-1242 гг.
не было видно выхода. Потери его армии были колоссаль­
ными: надо полагать, не менее половины. Позднее Плано
Карпини видел в ставке Гуюка специальное кладбище, «на
котором похоронены те, кто был убит в Венгрии, ибо там
были умерщвлены многие,)5б7. Уже к лету 1241 г. Батый на­
чал стягивать свои армии в район среднего Дуная, а зимой
смог двинуть на покорение Хорватии-Далмации только вой­
ско Кадана, то есть не более 10-15 тысяч всадников. Под
началом самого Бату и других ханов осталось немногим
больше. Всю осень 1241 г. монголы провели в безуспешных
попытках наладить оккупационный аппарат и администра­
цию в Паннонии, где они собирались основать базу для
дальнейших вторжений в глубь Европы. Об этом писал
РогериЙ 5б8 . Судя по всему, план такого рода так и не был
реализован. Не хватало воинов и смирившегося населения.
Города отказывались сдаваться, а законного короля Белу
поймать не удалось.
глаба 2. Нmuесmбuс 219

***
Смерть 11 ноября 1241 г. великого хана Угэдея, как
уже давно заметил В. Т. Пашуто, стала отличным предло­
гом для почетного отступления Батыя из Европы. Версию
о том, что основным поводом к возвращению была необхо­
димость участвовать в выборах нового хана, выдвигали еще
средневековые авторы, а в современной литературе ее сто­
ронниками являлись Г. В. Вернадский и Л. Н. Гумилев 569 .
Такой подход грешил односторонностью. Например, нахо­
дившийся в таком же положении, как Батый, но в Сирии
хан Хулагу не стал отводить войска из-под Алеппо и Дама­
ска, но отъехал сам, передав руководство темнику Кет-Бу­
ге. Вовсе не требовалось прекращать войну для того, чтобы
съездить в Монголию. Основные причины были иного
характера.

Рашид-ад-Дин писал о завершении Западного похода


так:

«Тот год закончился [у них] в тех краях. В начале


тулай-ил,года зайца, соответствующего 640 г. х.
[1 июля 1242 - 20 июня 1243 г. по Р. х.!, освобо­
дившись от завоевания того царства, они ушли об­
ратно, провели лето и зиму в пути и в могай-ил, то
есть год змеи, соответствующий 641 г. х. [21 июня
1243 - 8 июня 1244 г. по Р. х.], прибыли в свой
улус и остановились в своих ордах»570.

Неопределенная формулировка «освободившись от за­


воевания» призвана была затемнить реальный результат:
никакого завоевания не состоялось. К огромным потерям
от наступательных боевых действий прибавлялись погиб­
шие при подавлении многочисленных восстаний в тылу, на
территории уже покоренных стран. В 639 г. х. (12 июля
1241 - 30 июня 1242 г. по Р. Х.), как пишет Рашид-ад­
Дин, «кипчаки [ПОЛОВЦЫ] в большом числе пошли войною
на Кутана [Кадана] и на Сонкура [возможно, Тангута!,
сына Джучи»571. В то же время (1241 г.) кроме половецкого
бунта состоялось и возмущение в Волжской Болгарии «та-
220 Русь: от liашест6uя до «ига»

мошних владельцев Баяна и Динеки»572. Все восстания


были жестоко подавлены, но их возможность сохранялась
и продолжала отвлекать силы от основного театра военных

действий.
Великий Чингисхан завещал, что монголы «должны
подчинить себе всю землю и не должны иметь мира с ка­
ким народом, если прежде им не будет оказано подчине­
ния»573. Такое установление могло расцениваться как за­
кон. Венгрия формально считалась покоренной: ее армия
была разбита, а сюзерен бежал. Никто не мог упрекнуть
Батыя в трусости и неудаче. Смерть великого хана создава­
ла благоприятный повод для возвращения в степи
Дешт-и-Кипчак, где можно было отдохнуть, откормить ло­
шадей и подготовиться для новой атаки в Европу. Второго
похода она бы не выдержала.
Отход в символический год зайца проходил тихо и отно­
сительно мирно - через Боснию, Сербию и Болгарию, земли
ещё не подвергшиеся разорению. Весь путь был проделан
практически без стычек с местным населением 574 и пото­
му не замечен большинством источников (в частности,
русских).
По Рашид-ад-Дину, они «осенью [1242 года] опять на­
правились обратно, прошли через пределы Тимур-ка хал ка
[Валахия] и местные горы »575. Армия более не представля­
ла ничего общего с той, о которой автор «Истории фран­
цузского королевства» писал, что она на марше вытягива­

ется на «18 миль 8 длину и 12 8 ширину,)576. В живых


осталась ее меньшая часть, которая торопливо двигалась

по направлению к тучным лугам и низовьям Волги. Гово­


рить о поражении при такой раскладке событий не прихо­
дится, но и одержанная победа имела резкий привкус
разочарования.
ГЛАВА 3

Они берут дань также с тех народов, которые нахо­


дятся далеко от них и смежны с другими народами,

которых до известной степени они боятся и которые


им не подчинены, и поступают с ними, так сказать,

участливо, чтобы те не привели на них войска или


также чтобы другие не страшились предаться им.

Иоанн де Плана Карnuнu 577

§ 1. ЮЖНАЯ И ЗАПАДНАЯ русь


ПОСЛJE УХОДА МОНГОЛОВ

Как только Даниилу, отсиживавшемуся в труднопрохо­


димой Мазовии, доложили, что монгольские войска остави­
ли Южную Русь, он попытался вернуться в свое княжест­
во. Однако оказалось, что такового более не существует.
Уже в первый на пути город Дорогичин его не пустили. За­
севший там «держатель», не названный в летописи по име­
ни, объявил о своей независимости_ Более того, двигавше­
муся с малой дружиной Даниилу пришлось смиренно
принять этот факт. Позднее он накажет сепаратиста и жес­
токо расправится с поддержавшими его горожанами, но

пока приходилось терпеть_

Миновав Дорогичин, Даниил и его брат подошли к Бе­


рестью_ Далее их подстерегали очередные неожиданности_
Они встретили разоренную землю и сожженные поселе­
ния, горами трупов были завалены храмы Владимира Во­
лынского, в государстве царил административный хаос.
Местное боярство захватывало оставшиеся бесхозными
222 Русь: от НДUlест6uя до «ига»

земли и демонстрировало в них полное самоуправство.

В Галиче «вокняжился,) некий Доброслав Судеич, «попов


внук,), который пытался распространить свою власть и на
Понизье, а Перемышльскую «горную страну,) при брал
к своим рукам боярин Григорий Васильевич:

«... БОЯР€ Ж€ ГAi\ИЧ"'С'Т'ИИ дАНИЛА КНЯЗ€М'" СОБ€ НА­


ЗЫВАХ\(, А CAM€ ВСЮ ЗЕМЛЮ Д€РЖАХУ; ДОБРОСЛАВ Ж€
ВОКНЯЖИЛЪСЯ Б€ И G\(д",ич"" ПОПОВЪ ВН\(К, И ГРАБЯШ€
ВСЮ З€МЛЮ, И ВЪШ€ДЪ ВО БАКО'Т'\( BC€ ПОНИЗ"'€ ПРИЯ,
Б€ЗЪ КНЯЖА ПОВ€Л€НИЯ; ГРИГОР"'И Ж€ ВАСИЛ"'€ВИЧ'"
СОБ€ ГОРН\(Ю С'Т'РАН\( П€Р€МЫШЛ"'СК\(Ю МЫШМIШ€
ОД€РЖА'Т'И. И БЫС'Т'''' МЯ'Т'€Ж'" В€ЛИКЪ В З€МЛ€ Н l'pA-
Б€Ж'" О'Т' нихъ,)578.

На словах верховным сюзереном пока признавался Да­


ниил, от которого совершенно недвусмысленно требовали
признания за боярами новых приобретений. При этом на­
мекали, что на Галич есть и другие претенденты, такие как
черниговские Ольговичи, которые вернулись из Польши
вслед за Романовичами.
Волынским князьям требовалось время, чтобы собрать
войска и силой утвердить свое превосходство. Однако те­
перь, после монгольского погрома, это сделать было очень
и очень сложно. Даниилу приходилось лавировать. Он по­
слал к Доброславу для пере говоров «С'Т'Ot\ННКА СВОЕГО') Яко­
ва, который должен был договориться с галицким «держа­
телем,) полюбовно: Доброслав принимал Галич в лен из
рук Даниила, но тот возвращал князю его доходы от прода­
жи Коломыйской соли (верховья р. Прут). Договоренность
практически была достигнута, но в последний момент вы­
яснилось, что Доброслав уже самовольно распорядился Ко­
ломыей - отдал ее в держание (от своего имени) неким
Лазорю Домажирцу и Ивору Молибожичу, которые «кланя­
лись,) ему как своему господину. На возмущенный вопрос
Якова: «Как ты можешь без княжьего повеления раздавать
волости, которыми повелевает только князь, выдавая их
[лава 3. Последствия 223

своим дворянам?!,) «<КАКО МОЖЕШН "ЕС nОRЕЛЕНЮI КНЯЖА


О'ГДА'ГН Ю СНМА, ЯКО RЕЛНЧНtl КНЯ.ЗН ДЕРЖА'ГЬ сню Коломыю
НА ро.зДАRАННЕ ОР\(ЖЬННКОМЪ [т. е. служилым дворя­
нам],»), - Доброслав только рассмеялся «<ОН ЖЕ \(СМЕЯRЬ­
СЯ') )579. Вернувшись, Яков все рассказал Даниилу, но тот
ничего поделать не мог, он выжидал. Как писал М. С. Гру­
шевский, «Данило чув ще себе не досить сильним, аби взя­
ти за роги сю боярську ол·iгархiю,)580. Вскоре ему подвернул­
ся случай продемонстрировать свои властные полномочия.
Судя по всему, галицкие бояре не смогли самостоятель­
но повластвовать и более года. Уже зимой 1241-1242 гг.
между новоявленными владетелями соседних областей, Га­
лича и Перемышля, разгорелся конфликт, разрешать кото­
рый они направились, как то и велит феодальное право,
к своему сюзерену - Даниилу. Князь посмотрел на занос­
чивых подданных и, посоветовавшись с братом, арестовал
их, восстановив прежнюю вертикаль власти 581 .

***
Не всем жителям Галиции понравились эти действия
Романовичей. Начали зреть заговоры, традиция которых
вполне утвердилась за последнее десятилетие: появились

желающие пригласить на княжение черниговскую дина­

стию. Ольговичи этому только способствовали.


Вернувшись из Польши, Михаил Всеволодович оставил
без продолжения установившиеся накануне монгольского
нашествия добрые отношения с Даниилом и Васильком.
Он прошел Волынские земли, «НЕ nОКА.зА npARAbI», и занял
Киев, откуда послал Романовичам весть о своем вокняже­
нии. Подобный формат поведения, разумеется, не соответ­
ствовал тому, который ожидался галицко-волынскими
князьями. Однако политическая ситуация теперь радикаль­
но изменилась по сравнению с летом 1240 г. Масштаб воз­
можных вооруженных конфликтов между княжествами
снизился чрезвычайно. Даже небольшая дружина теперь
могла восприниматься как серьезная сила. Вокруг царство-
224 Русь: от нашестВия до «ига»

вали разор и смерть. Горстки людей укрывались в непри­


ступных лесных дебрях и болотах. Править было некем,
поэтому и статус владетеля того или иного города, точнее

его руин, был малозначимым.


Непочтительные действия Михаила были не замечены
Романовичами. Все оставалось в рамках приличия, которое,
как мог, поддерживал и старший Ольгович. Вернувшись
к Киеву, он поселился «под» сожженным и опустевшим го­
родом «въ. ОСТРОВЕ»582. Это соответствовало достигнутым
в 1240 г. договоренностям с Даниилом: Михаил получил
Киев и более не претендовал на Галич. Однако теперь
у него подрос сын Ростислав О223 г. рождения)583, которо­
му по воле отца должно было теперь владеть разоренным
и небезопасным Черниговом. Надо полагать, молодого от­
прыска это не устраивало, и он начал готовить план воз­

вращения себе Галича.


Примерно весной 1242 г. Ростислав подговорил «Боло­
ховских князей» и «ОСТАТОКЪ0 ГАЛИЧАНъ.» на совместные
действия против только устанавливавшейся в Галиции вла­
сти Даниила. Лишь недавно были пленены Доброслав
и Григорий Васильевич. Теперь по землям ездили специ­
альные княжеские чиновники, призванные описать зло­

употребления бояр за время их вольницы: «... ИСnИСАТИ ГРА­


IШТЕЛЬС'ГВА НЕЧЕСТИВЫЛЬ sояръ., '(ГЕШИТИ ЗЕМЛЮ »584 . Надо
полагать, подобный документ готовился для публичного су­
дилища над незаконными держателями из бояр. Аналогич­
ную ситуацию можно было наблюдать в Англии в 1275 г.,
когда вступивший на трон Эдуард I проводил опись зло­
употреблений баронов в период Гражданской войны (так
называемые «Изыскания старьевщика», Ragman q uest) ,
после чего созвал парламент для вынесения приговора

виновным.

С целью оценить ущерб Даниил весной 1242 г. послал


к низовскому городу Бакоте своего печатника Кирилла, бу­
дущего митрополита. Здесь его и застал Ростислав, напра­
вившийся с союзниками в эту область создавать базу для
г.лава 3. Последствия 225

нападения на Галич. После безуспешной стычки у ворот го­


рода Ростислав вступил в переговоры с Кириллом «<БНR­
ШНМ'Ь Ж€ СЯ НМ'Ь \( RpAT, ОТС'П(ПНRСЯ, ХОТЯШ€ Пр€МОЛRНТН

€ГO СЛОR€СЫ многымн»). Тот стал укорять княжича в небла­


годарности по отношению к князьям Даниилу и Васильку,
оказавшим ему с отцом многие «добродеяния»:

«H€ ПОМННШН ЛН СЯ, ЯКО король Угорьскын НЗ­


ГНАЛ'Ь ТЯ Б€ нзь ЗЕМЛ€ сь OTЦ€M'Ь ТН? КАКО ТЯ
R'ЬспрНАСТА ГОСПОДННА МОЯ, \{Я ТRОЯ, ОТЦА ТН R'" R€-
ЛНЦН Ч€СТН Д€рЖАСТА Н KbI€R ... ОБ€ЦАСТА, ТОБ€ Л\{­
Ч€СК'Ь RAACTA, Н MAT€P'Ь ТRОЮ Н C€CTP\{ СRОЮ нзь

ЯРОСЛАRЛЮ Р\{К\{ НЗ'ЬЯСТА Н ОТЦЮ ТН RAACTA!»585.


Велеречивый Кирилл отвлек юношу благочинными на-
ставлениями и, когда тот отвлекся или смутился, сделал

внезапную вылазку из крепости. Застигнутый врасплох,


Ростислав побежал, причем по дороге растерял свое воин­
ство и ушел за Д непр 58б. В этой своей попытке захватить
Галич он потерпел полное фиаско. Причем своими дейст­
виями Ольгович выдал Даниилу всех его противников. Ре­
акция Романовичей не заставила себя ждать.
Как только Кирилл известил жителей о случившемся,
они приступили к активным действиям. Даниил собрал
всех наличных «воев», включая дружину брата Василька,
который остался стеречь границы с Литвой, и направился
наказывать Болоховских князей. Были заняты их города
«ДЕР€RНЧЬ Г\{БНН'Ь Н Ко Б\{Д'Ь , К\{ДНН'Ь ГOpOД€Цb, Божьскын
ДЯДЬКОR'Ь»587. Последний, Дядьков, брал печатник Кирилл
с тремя тысячами «П€ШЕЦЬ» И 300 «КОНьННК'Ь», после чего
прошелся «<ПЛ€ННR'Ь») по Болховской земле «Н пож€Г'Ь»588.
Будущий митрополит отличался крутым и воинственным
нравом.

Кроме этих подробностей, летопись содержит и изложе­


ние «вин» болоховцев: «... ОСТАRНЛН БО НЛЬ Т ATAPOR€, ДА
НМ'Ь ОРЮТЬ ПШЕННЦЮ н ПРОСА; ДАННЛ'Ь ЖЕ НА НЕ БОЛШ\{Ю
RРАЖЬД\{, ЯКО о'Г'Ь ТОТАР'Ь БОЛШ\{Ю НdДЕЖ\{ НМЕАх\{,)589. Ока-
226 Русь: от llашест6ия до «ига»

зывается, их участие в борьбе за Галич на стороне Рости­


слава вовсе не является главной причиной. В основном они
обвинялись волынцами в том, что оказывали продовольст­
венную помощь монголам в период их похода в Европу.
Нет никакого сомнения, что перед нами - поздняя акцен­
тировка, которая не являлась существенной в 1242 г. У Бо­
лоховских князей, столкнувшихся с армией Бату, не было
выбора, причем в этой своей торговой деятельности с но­
выми хозяевами степи они не были ни одиноки, ни ориги­
нальны. Позднее это могло выглядеть предосудительно, но
в те годы - ничуть.

***
Только Ростислав «одинако не престааше», как записа­
но в летописи, после разгрома Болоховской земли. Более
того, деятельность Романовичей практически не ослабила
его позиций в Галиче. Наоборот, уже вскоре власть в горо­
де захватывает великий боярин Владислав> который при­
глашает на княжение молодого Ольговича и принимает от
него руководство галицкой тысячей. В начале осени 1242 г.,
когда монголы еще находились на Балканах> Западная Русь
опять была охвачена междоусобицей и расколота на враж­
дующие группировки: Ростислав с галицкими боярами (ты­
сяцким Владиславом с сотоварищами) против волынских
князей Даниила и Василька. Престарелый Михаил Черни­
говский, казалось бы, на этот раз в событиях участия не
принимал, но пребывал в днепровской столице, восстанов­
ление которой должно было его особенно заботить.
Романовичи на новый захват Галича среагировали
очень быстро: «... cr.:opo ПОНДОС'Т'А НА нн)(Ъ»590. Ростислав ис­
пугался стремительного наступления волынских дружин

и бежал в Щекотов. Вместе с ним город покинули Влади­


слав, епископ Артемий и другие сторонники. Видимо, обо­
ронительные сооружения спустя полтора года еще не были
восстановлены: местный «самодержец» Доброслав в период
своего правления обустройством не занимался, а Даниил
глаба 3. Последстбия 227

еще не имел такой возможности. Укрыться повстанцам


было не за чем.
Романовичи погнались за отступающим противником,
но внезапная весть заставила их остановиться. Батый на­
чал отход из Европы:

«... RECTb nРНДЕ ЕМУ, ЯКО TOTAPORE RЫШI\Н СУТЬ

и[зъ] ЗЕМЛЕ УГОРЬСКОЕ, НДУТЬ R ЗЕМЛЮ r МН'lbСКУЮ Н


ТОЮ RЕСТЬЮ СnАСЕСЯ [Росmuславъ] Н НЕКОЛНКО ОТ 1>0-
яръ ЕГО ЯТО I>bICTb»591.
Судя по всему, часть монгольских войск должна была
возвращаться через Галицию, что должно было насторо­
жить местного властителя, заставить его прекратить пого­

ню и отвести полки в укрытия. Однако, кроме как о пре­


кращении погони, в летописи ничего не говорится.

Напротив, сразу вслед за известием о спасении Ростислава


сообщается о желании Даниила «уставить» (<<усmавиmи»,
«усmановиmи») свою землю. С этой целью князь направил­
ся к городу Бакота и крепости Калиус на Днестре - рус­
ским поселениям, находившимся в зоне прохода монголь­

ских туменов с Балкан в Половецкую степь. Причем рать,


изгнавшая перед этим Ростислава из Галича, была распу­
щена. Василько отъехал обратно во Владимир Волынский,
а дворский Андрей с другой частью дружины был послан
на занятие Перемышля, в котором укрыл ась часть сторон­
ников Ольговичей (в частности галицкий епископ Артемий
и Константин РязанскиЙ 592 ).
В следующей летописной статье говорится, что монго­
лы гнались за Ростиславом, но тот бежал в Венгрию, где
женился на дочери короля Белы, а Даниил в это время был
в крепости Холм, и к нему прибыл «nОЛОRЧННЪ ЕГО НМЕ­
НЕМЬ "'-КТАН», известивший о возвращении Батыя из Венг­
рии. Кроме того, Актай сообщил о том, что монголы напра­
вили на поиски Даниила отряд под командованием
багатуров Маномана и Балая. После этого князь оставил
Холм и отъехал к брату Васильку (вероятно, во Владимир)
228 Русь: от нашестi3uя до «ига»

вместе с митрополитом (уже!) Кириллом, <'А TA"J'APORE ROE-


RАША ДО .GОЛОДАRЫ t1 ПО ОЗЕрАМЪо MHoro ЗЛА С"J'RОРШЕ»59З.
Обращает на себя внимание схожесть известий двух
вышеописанных статей. Создается впечатление, что перед
нами - два варианта сообщения об одних и тех же собы­
тиях осени-зимы 1242 г., когда Ростислав действительно
был изгнан из Галича и бежал в Венгрию, а Батый вернул­
ся в Причерноморские степи. Однако это не совсем так. Во
второй статье упоминается брак Ростислава и дочери коро­
ля Белы, состоявшийся не сразу после его бегства, а Ки­
рилл назван митрополитом, что допустимо только после

1246/47 г. Причем и о монголах в первой статье говорит­


ся, что они только что <'вышли» из Венгрии, а во второй,
что <,БАТЫt1 [уже I RОРО"J't1ЛЪоСЯ ЕСТЬ t1ЗО YropЪo t1 О"J'РЯДИЛЪо
ЕСТЬ НА "J'Я ARA БОГАтыря»594. Таким образом, даже если
признать вторую статью более поздней и обобщающей
больший промежуток времени, то описанные события все
равно никак не могут переплетаться.

Последовательность произошедшего реконструируется


таким образом. Осенью 1242 г. Даниил изгоняет из Галича
Ростислава, погоню за которым прекращает после получе­
ния известия о возвращении монголов из Европы. Далее
Романовичи при ступают к срочному приготовлению укреп­
лений для возможного столкновения с захватчиками. Для
подготовки крепостей к предполагаемому вторжению Да­
ниил едет на Днестр, Василько - к Владимиру, а дворский
Андрей захватывает Перемышль. Монголы действительно
проходят рядом, но нападений не предпринимают. Только
задевают дружину обездоленного Ростислава. После того
как зимой в начале 1243 г. Батый прибыл в Волго-Донское
междуречье, он посылает в покоренные русские земли не­

большие конные отряды, призванные сообщить местным


властителям, что им следует прибыть в его ставку на поклон
и уложение отношений 595 . Весть об этом застает Даниила
в Холме, но князь уклоняется от встречи с монгольскими
посланниками. Отряд Маномана и Балая, обескураженный
Глаl3а 3. Послсдсml3uя 229

поведением местного властителя, в озлоблении громит


сельские поселения вплоть до Володавы в среднем течении
Западного Буга.

** *
Очевидно, что контакт между галицко-волынским кня­
зем и Батыем в 1243 г. установлен не был. В то время как
Ярослав Суздальский направился на Нижнюю Волгу в мон­
гольскую ставку, Даниил приглашение проигнорировал.
Так же, судя по всему, поступил и Михаил Всеволодо­
вич Киевский (Черниговский). Летопись сообщает, что как
только он узнаёт о браке своего сына с дочерью короля
Белы, то немедленно отправился «<БЕЖЕ» =
побежал) в Вен­
грию 596 . Подобные эксцентричные действия должны были
быть связаны с некоей угрозой для него. О каких-либо ак­
циях, направленных против Киева или Чернигова со сторо­
ны Даниила. мы не знаем. Скорее всего, эти разоренные
области не интересовали волынцев, их заботил Галич, бо­
лее удаленный от Половецкой степи «<Ко.мании»). Выхо­
дить к Днепру они не собирались, в противном случае ле­
тописец, панегирист Даниила Романовича, обязательно
отметил бы это - претензии на древнерусскую столицу ос­
тавались явлением почетным и знаменательным, подчерки­

вающим величие и амбиции князя претендента. Ничего по­


добного мы не наблюдаем. Михаил просто бежит в Венг­
рию. Но в Венгрии его родной сын и новоиспеченный тесть
«ЧЕС'Т'Н ЕМУ [Михаилу] НЕ с'Т'корнс'Т'м 597 . Вскоре разгневан­
ный «<РОЗГНЕR"RСЯ Н" СЫНМ) князь снова вернулся на Русь,
на этот раз в Чернигов.
Во всех отношениях примечательная ситуация, которая
изобилует зонами недосказанности. До нас не дошло ника­
ких письменных источников киевского или черниговского

происхождения, повествующих об этом периоде. Мы не


располагаем какими-либо обрывками летописания Ольго­
вичей. На Волыни и на северо-востоке образ князя Ми­
хаила неизменно представляется в неблагоприятном свете
230 Русь: от нашестВuя до «ша»

и кратко. Как Ярослав, так и Даниил были его соперника­


ми. Поэтому все рассуждения о действительных причинах
ссоры Михаила Черниговского и его сына, выступающего
в союзе с венгерским королем, остаются предельно гипоте­

тичными. Затруднительна для определения даже датировка


этих событий. Летописная конструкция выглядит так: Рос­
тислав с Белой не оказали Михаилу чести, после чего
князь разгневался, вернулся в Чернигов и далее направил­
ся к Батыю «ПРОСЯ RОЛОС'1'Н CROEE 0'1' HEro»598. В монгольской
ставке Михаилу велели «ПОКЛОНН'1'НСЯ orHERH Н БОЛR"НОМ'Ь
НЛЬ», что невероятно возмутило невоздержанного и свобо­
долюбивого князя. Он «'(КОрН Н [х'Ь] Н ГI\I(XЫЯ
Ero К'(МНрЫ»,
после чего был (вместе со своим боярином Федором) зако­
лот по приказанию хана. Батый был оскорблен хамским от­
ношением русича к кумиру (идолу) Великого Чингисхана,
а также нежеланием того очиститься, пройдя между двумя
кострами. Другие русские князья исполняли эти процеду­
ры, но черниговский своеволец отказался. Его постигла
унизительная мученическая смерть 599 , благодаря которой
он был вскоре причислен Церковью к лику святых. Счита­
ется, что инициатором почитания «Мучеников Михаила,
князя Черниговского, и боярина его Феодора» была дочь
Михаила Мария (ум. 1271 г.), мать Бориса и Глеба Василь­
ковичей, князей ростовских 6ОО • Вскоре в его честь был воз­
веден в Ростове деревянный храм, сгоревший от удара мол­
нии в 1288 г. 601 Такая скорость для утверждения нового
праздника весьма необычна и отражает решительное
стремление семьи Васильковичей закрепить новый культ.
По их инициативе была создана также (<Повесть об убие­
нии Михаила Черниговского», сохранившаяся в большом ко­
личестве списков, как в составе летописей, так и отдельн0 6О2 .
Традиционно считается, что князь погиб 20 сентября 1246
(6754) г. Эту дату используют как историки-исследователи,
так и священнослужители 6О3 •
Однако ближайшее рассмотрение источников не позво­
ляет согласиться с этой датировкой однозначно. В Новго-
Глава 3. Последствия 231

родской 1 летописи смерть Михаила отмечена 18 (или 8)


сентября 1245 (6753) г., в Софийской 1 - 23 сентября
1245 (6753) г., а в Воскресенской - 23 сентября 1246
(6754) г. 6О4 Если признать более достоверной действитель­
но используемую в «Повести об убиении Михаила» и тра­
диционную дату 20 сентября 605 , то год смерти князя следу­
ет вынести за скобки. Наиболее часто встречается 1245
(6753) г. 6О6 , чуть реже 1246 (6754)607, а порою и 1247
(6755) г. 6О8 Для уточнений попробуем выбрать некий вре­
менной ориентир, на который вполне можно будет поло­
житься. О смерти Михаила, произошедшей где-то на Вол­
ге, сообщить было практически некому, да и интерес
к точной дате могли проявить только В Чернигове и Росто­
ве. Фактически мы располагаем известиями только из по­
следнего города, куда информация попала, скорее всего,
очень не скоро и через пятые руки. Другое дело - извес­
тие о смерти великого князя Ярослава Всеволодовича на
пути из Каракорума. Его можно датировать сразу по не­
скольким независимым источникам (русские летописи, за­
писки Плано Карпини), к тому же в источниках никогда не
бывает расхождений в этой дате - 30 сентября 1246 г. 6О9
При этом смерть Ярослава в летописях всегда отмечена по­
сле смерти Михаила, что естественно, но иногда эти сооб­
щения разнесены в разные погодные статьи, что заставляет

призадуматься бlО . Вероятно, о точной дате убийства Ми­


хаила велись разные толки, но позднее она была при вязана
к комплексу известий о коварстве монгольских ханов, тра­
вивших и губивших русских князей. Поэтому гибель Ми­
хаила и Ярослава, давних врагов, была совмещена в неко­
торых сочинениях в одну статью, к тому же весьма бедную
на другие события. Последовательность изложения в лето­
писце Даниила Галицкого также заставляет удревнить по­
ездку Михаила к Батыю. Если брак Ростислава с дочерью
Белы состоялся около весны 1243 Г., то черниговский
князь мог прибыть в Венгрию примерно осенью этого года,
а уже зимой вернуться (надо полагать, ситуация с тем, что
232 Русь: от liаUlCст8uя до «ига»

«чести» ему не оказали, сложилась достаточно скоро). Та­


ким образом, отъехать на Волгу Михаил имел возможность
начиная с весны 1244 г. Ход изложения в Ипатьевской ле­
тописи ведет к тому, что эта поездка состоялась сразу по­

сле возвращения Михаила из Венгрии, то есть в том же


1244 г. Возможно, следует несколько более широко разно­
сить события этих лет, и тогда мы выйдем на вполне под­
тверждаемую в письменных источниках дату 1245 (6753) г.,
притом что 1246 г. остается слишком удаленным, как и все
последующие.

***
О событиях на юге и западе Руси, произошедших после
1242 г., рассуждать очень сложно. Летописные известия
становятся эпизодическими, причем последовательность их

изложения нарушается. После сообщения о судьбе Михаила


Черниговского, охватывающего произошедшее за два-три
года О243-1245 гг.), следует серия вставок с рассказами о
разновременных событиях, из которых только некоторые
имеют отношение к противостоянию с монголами. Здесь
размещены совершенно независимые повести о войнах Ро­
мановичей с Польшей, Литвой и ятвягами.
Походы под Люблин и Завихост против краковского
князя Болеслава Стыдливого, сына Лешка Белого, можно
датировать по польским источникам О243-1244 гг.). Эти
предприятия Даниил и Василько совершили ради поддерж­
ки союзного князя Конрада Мазовецкого. После гибели
9 апреля 1241 г. в битве при Легнице Генриха Благочести­
вого Краков занял его сын Болеслав Рогатка (Boleslaw
Lysy), которого в сентябре того же года изгнал из города
Конрад. Однако 25 мая 1243 г. в битве под Суходолом Кон­
рад был разгромлен и лишился княжения. Теперь Малую
Польшу объединил под своей властью Болеслав Стыдли­
вый, владевший до этого только Сандомиром. Неугомон­
ный Конрад начал мстить. Он организовал несколько нале­
тов на Краков и призвал на помощь Романовичей.
[лава 3. Последствия 233

Галицко-волынские князья подошли к делу обстоятельно


и начали наступление на Болеслава максимально широким
фронтом. Войска Даниила весной 1243 г. атаковали Люб­
лин, Василько выдвинулся в бассейн реки Лады (приток
Танвы) и дошел до Вислы и Сана (пытался переправиться
у Завихоста), дворский Андрей действовал в районе Сандо­
мира, а воевода Вышата разгромил какое-то Подгорье 611 .
Наступление русских князей было поддержано и литов­
ским нападением на Сандомирщину. В ответ Болеслав со­
вершил налет на Волынь, где дошел до города Андреева (на
Западном Буге, севернее Холма)612. После чего Романовичи
вновь (весной 1244 г.) совершили поход под Люблин бl3 .
Итогом было то, что Конраду удалось удержать за собой
Клецкую землю, а волынцы приобрели как надежного со­
юзника, так и постоянного врага на западе 614 .
О датировке и причинах походов на Литву и ятвягов
рассуждать гораздо сложнее. Фактически они могут быть
размещены в широких хронологических рамках: от 1242 до
1247 или даже до 1248 г. бl5 Более уверенно расположить
во времени эти события не удается. Племена ятвягов были
традиционно беспокойными соседями как Польши и Лит­
вы, так и Волыни. Поход на них не может вызвать удивле­
ния. Действия же против Литвы примечательны. Несмотря
на постоянный союз Романовичей с князем Миндовгом, об­
ладавшим, казалось, верховной властью среди литовских
племен, происходили и постоянные стычки с другими ли­

товскими вождями, не столь дружелюбно настроенными


в отношении русских соседей. Действия волынцев против
Литвы носили как карательный, так и наступательный ха­
рактер, призванный содействовать консолидации власти
в стране в руках Миндовга бl6 .
За этими известиями следует обширная повесть о вели­
кой битве под Ярославом, знаменующей окончание более
чем 40-летней гражданской войны в Галицкой Руси, борь­
бы Романовичей, Ольговичей, венгров и поляков за Галич,
окончательную победу князя Даниила. Эти события стали
234 Русь: от нашестВия до «ига»

следствием последней попытки Ростислава Михайловича


отобрать у Даниила княжество. Как отмечалось выше, из­
гнанный из Галича осенью 1242 г. княжич бежал в Венг­
рию, где женился на дочери короля Белы Анне. После это­
го он поссорился с отцом, испросил у тестя войско для
нападения на западнорусские земли и весной-летом 1243 г.
попытался захватить Перемышль, но потерпел неудачу617.
Судя по всему, эти действия Ростислава находились во
взаимосвязи с политикой короля Белы, стремившегося вер­
нуть краковский стол своему другому зятю -- Болеславу
Стыдливому. В мае 1243 г. Конрад был разгромлен под Су­
ходолом, где Романовичи ему помочь не смогли, возможно,
из-за того что были отвлечены на оборону Перемышля.
Спустя два года был подготовлен новый крупный поход
малопольско-венгерских войск против Галицко-Волынской
Руси. Инициатором, скорее всего, выступил Ростислав Ми­
хайлович, которому не терпелось отвоевать себе волость.
Кроме того, к лету 1245 г. до него должны были дойти вес­
ти о недружелюбных планах собственного отца, который
отправился к Батыю просить войск для наказания сына.
Нужно было торопиться: вскоре против Венгрии могла дви­
нуться новая волна монгольского нашествия, которая ожи­

далась даже независимо от действий Михаила. Пройдя во


второй раз через владения короля Белы и краковского кня­
зя Болеслава, Батый невольно выступил бы на стороне Ро­
мановичей и Конрада, у которых оставалась возможность
укрыть свои резервы в густых лесах Мазовии и Литвы.
Даже если бы пострадали все участники конфликта, то
и это не было бы на руку Ростиславу. Лето 1245 г. остава­
лось наиболее удачным временем для выступления.
Бела выделил Ростиславу для захвата Галича большое
войско под руководством старого воеводы бана GDильния
(,Филя», Ft1le)618. Вместе они направились к Кракову, что­
бы присоединить к своей армии и войска Болеслава Стыд­
ливого. Здесь Ростислав оставил свою жену, родную сест­
ру Болеславовой жены Кунигунды (Кинги). Малопольская
г.лаВа 3. ПоследстВия 235

знать не была единодушна в желании осуществить мас­


штабный поход против Волыни. Многие настолько не хоте­
ли принимать в нем участие, что даже бежали из своих зе­
мель, укрывались и стремились перейти на сторону
Даниила: « ... НАРО'lНТЬ! 1'>0ЯРbI Н НННН ЛЯХОR€ НЗI'>€Г"Н I'>ЯХУ
НЗЪ З€М"Н, ХОТЯЩ€ НТН К дАННЛОRн»619. Других это не сму­
тило, и в итоге был составлен значительный польский полк
ПОД руководством знатного пана <Рлориана Войцеховича
Авданца «< Творьян» ). Кроме венгерских и польских ВОЙСК
в армии Ростислава, возможно, состояли и дружины неко­
торых опальных галицких бояр, сторонников черниговской
(или антиволынской) партии. Таким образом, на Русь дви­
галась огромная интернациональная армия, никогда преж­

де не посещавшая этих земель в таком составе. Угроза дей­


ствительно была велика. Прежде и менее значительные
коалиции приводили Романовичей к борьбе за собственное
выживание, а удержать Галич никогда не удавалось. Мон­
гольский ПО гром существенно изменил ситуацию, но и те­
перь численное превосходство было не на русской стороне.
Враг был уверен в победе и не спешил в своих переме­
щениях по Галиции. С легкостью был занят Перемышль,
после чего интервенты планомерно обложили хорошо укре­
пленную крепость - «КР€ПОК ГРАД» - Ярослав. Местные
жители дали «I'>ОН R€"HK ПР€Д ГРАДОМ», после чего укрылись
за стенами. Изумленный таким упорством бан <Рильний
вынужден был послать отряд к Перемышлю, поручив ему
доставить «сосудЬ! PATHЫH€ Н ГPAДHЫ€ Н ПОРОКЫ» (осадные
орудия). Началась неторопливая осада. Со штурмом не
спешили. Поход был организован торжественно, и предпо­
лагалось, что он закончится триумфально. В нем не приня­
ли участия ни малопольский князь Болеслав, ни венгер­
ский король Бела. Победителем должен был выступить
именно Ростислав, возвращавший себе свои волости (воз­
МОЖНО, вплоть до Киева) и утверждавший свое могущест­
во на Руси. В благородном предприятии приняли участие
многие представители дворянской поместной верхушки
236 Русь: от нашестl3uя до «ига»

Польши, Венгрии и Галиции. Представители блестящего


европейского рыцарства предпочитали проводить время
в воинских забавах, не распыляясь на борьбу с какими-то
провинциальными горожанами. Город падет и сам, а впере­
ди их ждут великие подвиги в борьбе с коварными волын­
скими князьями.

Под стенами Ярослава было организовано несколько


рыцарских турниров «<С'Ъ.ТКОРН Hrpy nрЕД'Ъ. rp "АОМ'Ъ. » ),
в одном из которых принял участие даже сам глава похода

Ростислав Михайлович. Однако результат сшибки оказал­


ся плачевным. Польский рыцарь Ворш выбил князя из сед­
ла, в результате чего тот вывихнул себе плечо и надолго
утратил боеспособность. Предзнаменование было не из
благоприятных «<НЕ НА ДОБРО Сt\\{'IНСЯ ЕМУ ЗНАМЕННЕ» ),
И оно позднее оправдалось62О .
В то же время Даниил и Василько Романовичи, изве­
щенные о вторжении «<РАТНОМ nРНШЕСТКНН»), ускоренно
готовились к ответным мерам. Были посланы просьбы о во­
енной помощи Конраду Мазовецкому, литовскому власти­
телю Миндовгу и половецким ханам. Все они вызвались
направить вспомогательные части к галицко-волынскому

войску. Однако прийти вовремя смог только половецкий


отряд. Романовичи, «СКОРО СОБРАКШЕ КОН», двинулись на вы­
ручку осажденному Ярославу.
Вперед ушел сторожевой отряд дворского Андрея с це­
лью разведать вражеские силы «<ДА НХ КНДНТЬ») И извес­
тить ярославцев о близкой помощи «<Н YKpEnHTb rp"A, ЯКО
УЖЕ Бt\НЗ ЕСТЬ CnACEHHE tIX»). Основное войско из Холма
вывел сам Даниил. На подходе к реке Сану, на которой
расположен Ярослав, полки остановились и воины облачи­
лись в доспехи, извлеченные из обоза. Летописец даже от­
мечает, что грохот, который стали извлекать тысячи зако­
ванных в железо ратников, буквально переполошил всех
лесных жителей, и над галицко-волынской армией еще до
битвы кружили стаи пере пуганных воронов и других птиц.
Глава 3. Последствия 237

Современники видели среди этого пернатого хаоса и одно­


го орла, символа и предвестника победы:

«... Н SЫКШ\( ЗНАМЕНИЮ СИЦЕ НАДЪ nМКОМЪ, СИЦЕ

nрНШЕДШНМЪ, ОрЛОМЪ и МНОГИМЪ КОрОНОМЪ ЯКО OSO-


ЛОК\( КЕЛИК\( ИГрАЮЩИМЪ ЖЕ nТИЧАМЪ, ОРЛОМ ЖЕ

КЛЕКь.щ\(щимъ И nЛАКАЮЩИМЪ КрИЛОМЪ СВОИМИ

И ВОСnРОМ€'ГАЮЩИМЪСЯ НА ВОЗД\(СЕ»б21.

В полном обмундировании воины вынуждены были пе­


реправляться глубоким бродом через Сан. Первым пере­
шел реку отряд половцев, подтвердивший, что «НЕ SE SO
СТрАЖь. ИХ [венгров - Д. х.] \( рЕКЫ». Благородные против­
ники не стали мешать и позволили русским князьям вы­

строить боевой порядок уже на другом берегу: «ИСnМЧИК­


ША ЖЕ конь.НИКИ Н nЕШь.ци».

В расстановке войск Даниил использовал необычную


композицию. Основные силы под его собственным руково­
дством были расположены на левом фланге. Центр держа­
ла «малая дружина» во главе с дворским Андреем. Правый
фланг занимали волынские полки Василька Романовича.
Эту комбинацию мы уже видели десять лет назад в битве
под Шумском.
Ростислав также проявил оригинальность в расстанов­
ке сил. Центральный полк, состоявший, вероятно, из венг­
ров, был удален за основные порядки и превратился в за­
пасный. Им руководил бан ФильниЙ. Правый фланг,
выполнявший теперь функцию центрального, включил как
венгерские войска, так и отряды галицких оппозиционеров
«<Р\(сь. И УГрЫ И ЛЯХЫ»). Его возглавил сам Ростислав. Ле­
вый фланг интервентов заняли польские дружины Флориа­
на. При этом некоторая часть пехоты «<nЕШЦЕК»), вероятно,
поляки, была оставлена под стенами Ярослава для предупре­
ждения вылазок горожан и охраны осадных машин:

«... nЕШЦИ ЖЕ ОСТАКИ ПРОТИК\( КрАТОМЪ ГрАДА,

СТЕрЕЧИ КР А'ГЪ. , ДА НЕ ИЗЫДI('Г НА nомощь. дАНИЛ\(


И НЕ CЪCEKI('Г "орококь.»622.
238 Русь: от нашествия до «ига»

cDактически Ростислав изолировал от боестолкновения


значительную часть пехоты, то есть рядовых воинов, кото­

рые остались либо под городскими стенами Ярослава, либо


в составе запасного полка cDильния. Вперед выступили тя­
желовооруженные рыцари, ожидавшие от битвы новой се­
рии единоличных противоборств по правилам великосвет­
ских турниров.

С началом боя никто затягивать не стал. Судя по всему,


день 17 августа 1245 г. уже клонился к концу, так что сто­
роны пребывали в нетерпении 62З . Медленно двигались рус­
ские «пешцы» на врага, «nOHAOCTA С 'ГНХОС'ГЫО НА БрАНЬ,

СЕРДЦЕ ЖЕ ЕЮ КРЕПКО БЕ НА БрАНЬ tl УС'ГрЕМЛЕНО НА БРАнь»624.


Ростислав демонстрировал б6льшую скорость перемеще­
ний. После краткого обстрела лучников он двинул на про­
тивника своих всадников. Их целью была хоругвь князя
Даниила, удар наносился именно по этому полку. Однако
дворский Андрей предупредил действия противника и за­
слонил левый фланг: «УСКОРНВЪ, СрАЗНСЯ С nОЛКОМЪ РОС'ГН­
СI\АВl\нмъ»625. План Даниила заключался в том, чтобы ввя­
зать в схватку в центре и оттянуть к реке как можно

больше интервентов, после чего ударить на них с фланга.


Ростислав, вероятно, был настолько уверен в победе, что
просто пустил вперед тяжеловооруженную конницу, оста­

вив в тылу пехоту, призванную потом довершить дело. Впе­


чатление, которое производили эти великолепные, закован­

ные в дорогостоящие доспехи рыцари, было очень


сильным, и одно оно могло обернуть в бегство неискушен­
ного русского «воя') или степного кочевника. Так и про­
изошло с некоторыми половцами, обратившимися в бегст­
во сразу после переправы через Сан, только завидев
солнечные блики на латах польско-венгерских воинов. Но
это было только исключение из правил. Другие ратники га­
лицко-волынской коалиции не только не дрогнули, но
и проявил и В ходе сражения чудеса мужества и стойкости.
ГлаlJа 3. ПоследстlJия 239

Q' Q2 Первое положеНt1е ДРУЖJ1НЫ д!)op~н.aгo


Андрел

отхода
н второе

~ нераоно"4
ПОСЛ~

6010
некоторого
~ Преследованне бегущих

~ Бегство захватчиков

Битва под Ярославом 17 августа 1245 г.


Предположительная схема по В. Т. Пашуто
(Пашуто, 1956. С. 195)

Дружина дворского Андрея встретила первый удар вен­


герской кавалерии лесом копий, «копь€м Ж€ Н3ЛОМНRШНМ­
СЯ, ЯКО ОТ гром" TP€CHOK€HH€ "ЫСТЬ». Сокрушительного
удара не получилось. Всадники вынуждены были остано­
виться и ввязаться в позиционный бой. На левом фланге
польские рати Флориана врубились в полки князя Василь­
ка и, как сообщает летопись, «КР€ПКО НДУЩА» С криками:
«ПОЖ€Н€МЬ Н" R€ЛНКЫН "ОРОДЫ!». Очевидец вспоминал:
«И СНЛ€Н ГЛ"С Р€RУЩ€ R ПОЛКУ нх»б2б. Даниил же, пройдя че­
рез «A€I>Pb ГЛУI>ОКУЮ», С основными силами ударил на «зад­

ний полк» Фильния.


240 Русь: от нашествия до «ига»

Сражение было предельно упорным и жестоким. Поте­


ри каждой из сторон были очень значительными: «мно.зн
ПАДШ" С КОНЕН Н I(МРОШ", нннн l(я.зКЕНН SЫШ" О.... КРЕПОС .... Н

I(Д"РЕННЯ КОПЕНН"ГО». Воины дворского Андрея долго сдер­


живать натиск тяжелой кавалерии не могли и начали по­
степенно отходить к Сану, оставляя за собой груды мерт­
вых тел. Даниил, все еще выжидавший нужного момента,
чтобы ударить на нападавших сзади, послал к Андрею не­
большое на вид подкрепление. Оно состояло из «20 МI(Ж
н.зSР"ННЫХ», то есть двадцати рыцарей с оруженосцами
и сопроводительными отрядами. Всего не менее ста про­
фессиональных воинов. Но и это не спасло положения, Ан­
дрей неуклонно отступал, «КРЕПКН SОРЯШЕСЯ С ННМН».
Наконец Даниил перестал скрывать истинное располо­
жение своих полков и развернул свои основные части про­

тив бана Фильния. Он сам выехал «НС ПОЛКI(» и, располагая


до того укрытыми отрядами стольника Якова Марковича
и Шелва, молниеносным ударом опрокинул венгров, смял
и приступил К истреблению. Воевода Шелв был убит, про­
ткнут копьем «<CSOAEHI( SЫКШI(»). Даниил лично пробился
к ставке Фильния, сорвал его хоругвь и изорвал в клочья.
Венгры стали покидать поле боя, обращаясь в бегство. Бес­
покойство в тылах привело к тому, что дрогнули полки
Ростислава и Флориана:

« ... П"КЫ ЖЕ д"ннло СКОРО ПРННДЕ н" Н!. Н р".зДРI(­


ШН ПОЛК'" €ГО Н XOPl(rORI. ЕГО рА.3ДР" Н" ПОЛЫ, КНДНК
ЖЕ СЕ, РоС ....НС""К ... ПОSЕЖЕ н Н"SOРО.... НШ"СЯ УГРЕ Н"
"Егъ»627.

Князь Василько вместе с дворским Андреем преследова­


ли отступавших. Старик Фильний пытался скрыться, но был
схвачен дворским Андреем. В плен попал и пан Флориан.
Спастись удалось только самому Ростиславу, чье участие
в битве, судя по вывихнутому плечу, было ограниченным.
Победа Романовичей была полной: «УГРЕ ЖЕ Н ЛЯХОRЕ
МНО3Н н.зSI.ЕНН SЫШ" н я .... НН SЫША». Даниил приказал каз-
Глава 3. Последствия 241

нить пленных венгерских рыцарей во главе с баном Филь­


нием «Н НННН УГРЕ МНО.3Н H.3S!.EHH SЫЩА .3А ГНЕКЪо» победи­
телей. Умерщвлению подверглись и попавшие в плен
галицкие оппозиционеры во главе с их предводителем боя­
рином Владиславом 628 . Лагерь (<ГОРОДЪ0») Ростислава
с осадными орудиями был торжественно сожжен. Даниил
и Василько не стали вступать в Ярослав, их изможденные
воины заночевали посреди поля боя среди трупов (<НА МЕС­
ТЕ КОННОМ!. ПОСРЕДЕ ТРУП!.Я»), как бы предлагая противнику
продолжить сражение. По средневековым канонам, подоб­
ные действия должны были демонстрировать безоговороч­
ность победы (<ЯRЛЯЮЩА nOSEAY СROЮ»): поле битвы при­
надлежало победителю 629 .
В течение ночи постепенно возвращались воины, от­
правленные в погоню за противником. Они вели множест­
во пленных и свозили награбленное, «КОРНСТ!. MHOГl(». Дру­
гие в темноте разыскивали выживших однополчан. Их
крики заполнили призванную быть триумфальной ночь по­
сле великой битвы под Ярославом: « ... КСЕЕ НОЩН КЛНКУ НЕ
ПРЕСТА НЩУЩНМЪо АРУГ'Ь АРУГА»630.
Утром