Вы находитесь на странице: 1из 224

АКАДЕМИЯ НАУК СССР

Институт мировой литературы


им. А.М. Горького

А.С. Елеонская

РУССКАЯ
ОРАТОРСКАЯ
ПРОЗА
в Jtumepamypнoм
процессе

XVII века 1
Ответственный редактор

доктор филологических наук


А.И. РОБИНСОН

).

1 -~
МОСКВА

"НАУКА" {

1990
ББК 83.3(0)4
Е5 0 \
Рецензенты:

доктор филологических наук Н.И. Прокофьев,


до ктор филологических наук О.А. Державина

Елеонская А.С.
Русская ораторская проза в литературном процессе XVII в. -
Е 50 М.: Наука, 1990 - 224 с.
ISBN 5-02-011437-5
В монографии выявляются особенности ораторской прозы , характерные для
литературы XVII в . Анализируя литературную деятельность Епифания Славинецкого,
Симеона Полоцкого, Евфимия Чудовского и других, автор подчеркивает
публицистический характер их "слов" и поучений. Творчество писателей
рассматривается в контексте русской и зарубежной литератур .
В приложении даны относительно самостоятельные эпизоды из труднодоступных
дл я ш11рокого читателя книг .

Для литературоведов, историков и всех, интересующихся историей русской


л итературы .

4603020101-404
Е - - -- - 740-90-1 полугодие ББК 83.3(0)4
042(02)-90

ISBN 5-02-011437-5 © А.С . Елеонская, 1990


Введение

Интерес к ораторским произведениям был издавна характерен для


русского общества: "Умение произносить важные в церковно-полити­
ческом отношении· речи в изящной литературной форме столь же цени~
лось в древности, с коль и подвиги на полях войны" .
Восточным славянам в XI в. стали доступны лучшие образцы
грековизантийской ораторской прозы, уходящей своими корнями в
античную эпоху. Благодаря "Изборникам" Святослава 1073 и 1076 гг.,
"Златострую" (XII в .), "Лествице" Иоанна Лествични ка (XII в.) и дру­
гим переводным сборникам читатели познакомились с творчеств ом
блестящих писателей-риторов, прежде всего И оанна Златоуста. На­
пример, в "Златоструй", распространявшийся в списках начиная с XII в.
и имевший две редакции (краткую и полную), входили "слова" Иоанна
Златоуста преимущественно дидактического характера, в которых гово­
рилось о необходимости послушан ия родителям, учителям, старей­
шинам, звучал призыв быть милосердным к бедня кам, быть равн о­
душным к мирским соблазнам. Некоторые из слов сборника подп и­
саны также именами Василия Великого, Анастасия Синаита, Кирилла
"
А лексадрииского и др.
2

"Слова" Иоанна Златоуста календарного цикла читались в самом 9


древнем памятнике восточнославянской письменности, в так называе­
мом "Успенском сборн и ке", куда вошли не только переводные, но и
оригинальные древнерусские сочинения •
3

О культурных связях Древней Руси с Болгарией в области искусства


красноречия свидетельствует распространение в русских списках «слов))

Климента Охридского. Например, в списке XII в . сохранилось


"Похвальное слово пророку Илье'', в 8 списках XIII в . - "Поуче­
ние на преображение", в 10 списках XIII в. - "Поучение о евангелисте
Марке" •
4

Унаследовав от других народов систему, теорию и практику ис­


кусства красноречия, писатели Киевской Руси обогатили вме сте с
тем многовековую традицию опытом древнерусской литера туры , по­
скольку "общественный быт требовал постоянных устных речей" 5 •

1 Бегунов ю. К. Речь Моисея Выдубицкоrо как памятник торжественного красноре­


чия XII в. // Исследования по истор• прусской литературыХI-ХVII вв. л., 1974 _ С. 6О .
(ТОДРЛ. Т. 28).
2 Фомина М.С. Златоструй // ТОДРЛ. Л .,
1985. Т. 39. С. 243- 244.
3 Успенский сб~рник XII-XIII вв. / Изд. подrот. О.А. Князевская и др.; Под ред. tJr
С.И . Коткова. М., 1971. . /'
4 динеков п. н. О распространении древнеболrарс кой литературы на Руси / / Культурное

.наследие Древней Руси: Истоки . Становление. Традиции. М., 1976. с. 29; Николова Св.
Распространение и значение литературного творчества Климента Охрндскоrо в эпоху
средневековья / / Литература и искусство в системе культуры. М., 1988. с. 135-143.
s Лихачев д.с. "Слово. о полку Иrореве" и культура его времени . 2-е изд., доп . л., 1985.
С. 182.

з
Я вляясь частью государственно го церемониала, "ораторские вы­
ступл;н ия" пр оникают в лето писи, жития, хождения, истор ические по­
вести • П ризнаки ораторс ко го жанра налицо в "Слове о пол ку Иго­
r
реве":. И . П. Еремин находит их и в "Поучении" Владимира Моно­
маха . Благодаря творчеству выдающихся писателей-проповедн·t1ко в
ораторское прои зведение становится одн и м из ведущих литературн ых
жанров К иевс кой Руси в таких его формах, ка к "слово", "поучение",
"бе седа" , " всена родная речь" 9 .
Произведения русских писателей свидетельствуют о з нании ими
те о рии орато рского искусства, что особен но заметно в тв~J' честв е
Илариона Киевс кого (XI в .) и Кирилла Туровскоrо (XII в. ) , "сло­
ва" которых пр инадлежат к разряду тор жественно го красноречия,
доступного далеко не каждому. "Он тре б овал не т оль ко глубины
содержания, но прежде всего выучки, большо го пр о фессионального мас­
тер·ства, незаурядной литературн ой культуры", - отмечает И.П . Ере­
мин11 .
Способность эпидейктической речи отражать ·п ро блемы широ кого
общественно-политического и философского хара ктера и в то же время
быть злободневной проявилась, например, в "Слове о за коне и бла­
годати" (XI в.), приписываемом Илариону Киевс кому. Здесь з ву­
чит мнение о Русской земле ка к стране могучей, населенн о й мно го­
численным народом, имеющим славную историю .
12
Эта полити­
ческая речь отражала, несмотря на вымышленный сюжет, государ­
ственные идеи Ярослава и поэтому воспринималась современника м и
"не как литературная · риторика, а как живая действительность" •
13

В литературном отношении "Слово о законе и благодати" -


классический образец торжественного красноречия , безупречный с точ ки
зрения формы. Стройность композиции, пышность стилистики, р итмич­
ность речи, характерные для "Слова о законе и благодати", свидетель­
ствуют о высоком уровне русской риториче--ской культуры уже в пер­
вой половине XI в.
Идейно-худuжественные достоинства произведения определили его
популярность в читательской среде как русской, так и южносла­
вянской, что сказалось, в частности, в определенном влиянии па­
мятника на ряд последующих произведений (проложная похвала

6
Там же. С. 60.
'Еремин И. Л. Литература Древней Руси: (Этюды и характеристики). М .; Л. , 1966. с. 144-
163; Он же. "Слово O полку Игореве" как памятник политического красноречия Киев­
ской Руси// Слово о полку Игореве: Сб. исслед. и ст. М. ; Л . , 1950. С. 93- 129.
• Еремин и.л. Лекции по древней русской литературе. Л ., 1968. С. 69- 71 .
9 Бегунов Ю.К. Проблемы изучения торжественного красноречия южных и восточных
славян IX-XVI веков: (К постановке вопроса) / / Славянские литературы: VII Междунар.
съезд славистqв: Докл. сов. делегации. М., 1973. С. 383.
10 Бегунов Ю.К. Ораторсхая проза Киевской Руси в типологическом сопоставлении с
ораторсхой прозой Болгарии// Славянские литературы: 1?' Междунар. съезд славистов:
Дохл. сов. делегации. М., 1983. С. 42. .
11 Еремин Ил
. . Лехции по древней русской литературе. С. 62.
12 Греков Б.Д. l(иевсхая Русь. М., 1953. С. 408.
13 Робинсон А.Н. Литература Древней Руси в литературном процессе средневе ковья
XI- XIII вв. ~ Очерки литературно-исторической типологии. М. , 1980. С. 49.

4
Влади миру XII - XIII вв. ; Житие Леонтия Ростовского , XIV - XV вв.;
Житие Стефана Пермского, XV в. ; сербские жития Симеона и Саввы)1 •
4

з начительными художественными достоинствами отличались " слова "


Кирилла Туровского дошедшие до нас в количестве восьми и отно-
' 15 В
сящиеся предположительно к 60-м годам XII в. осходя своими
корнями к праздничным "дt: J<ламациям" античных софистов, они про­
должали и традиции патристичес1сой литературы . Вместе с тем про­
поведник позволял себе быть самостоятельным, дополнять библей­
ский расска з новыми подробностями , сочинять диалоги персона­
жей и т.д. Таким образом, "создавалась новая сюжетная канва ,
которая предоставляла большие возможности для аллегоричес к ого
истолкования изображаемого события" • Основным стилистическим
16

принципом Кирилла Туровского является риторическая амплифика­


ция, на основе которой возникает тирада, представляющая сложное
словесное сооружение. Для компо з иции "слов" характер на трехчаст­
ность 17.
Несмотря на усложненную ме тафорическую форму, речи Кирилла
Туровского обращены в силу их эмоциональности к чу вствам слуша­
телей. "Радость же нам, бра тье, днесь и веселье всему миру" -
основной мотив слова "В неделю цветную" • На контRасте радостных
18

и скорбных картин построено "Слово.. . на пасху" , опирающееся


9

в отдельных своих аналогия х в какой-то степени · и на примеры


из повседневной жизни .
Украшенности стиля и вместе с тем лирической тональности
произведений способствует использование писателем динамических
образов из мира природы: "горы и холмы точать радость" (с. 411);
"ужаснуся небо и земля трепещет" ( с. 420); "солнце помрачи и землею
потряси" (с. 424); "солнце красуяся к высоте въсхо дить и раду яся
землю огреваеть" (с . 416).
"Слова" Кирилла Туровского пользовались на Руси большой по-
20
пулярностью и многократно переписывались . Были известн ы он и
· 21
и в других славянских странах .
К древнейшим ламятни1<ам эпидейктического красноречия могут
быть отнесены также "Похвала Феодосию Печерскому" неизвестного
автора (конец XI в.)
22
и "Слов.о о князьях" (или "Слово похваль-
Там же. С.
14
81 .
15
Еремин И.П. Литература Древней Руси. С . 132.
16
История русской литературы: В 4 т. Л ., 1980. Т. 1. С. 72.
11
Еремин И. П. Ораторское искусство КириJiла Туровскоrо // ТОДРЛ . М .; л. , 1962.
т. 18. с. 50-58.
18
ТОДРЛ . М.; Л ., 1957. Т. 13. С . 409-411 .
19
Там же. С. 412-414 (далее ссылки на страницы этого издания даны в тексте).
20
О Кирилле Туровском см.: Еремин И. П. Литературное наследие К ирилла Туровскоrо / /
ТОДРЛ. М .; Л., 1955. Т. 11. С. 342-367; Он же. Ораторское искусство Кирилла
Туровскоrо. С. 50-58. Прокофьев Н. И. К литературной эволюции весеннего пейзажа :
(Кирилл Туровский, И . М. Катырев-Ростовский и В.К. Тредиаковский) / / Исследова­
ния и материалы по древнерусской литературе: Новые черты в русской литературе и
искусстве (XVII - начало XVIII в .). М., 1976. С. 231-242.
2
1
Адрианова-Перети В.П. Древнерусские литературные памятники в юrославянской
письменности // ТОДРЛ. М.; Л., 1963. Т. 19. С. 10.
22 Еремин И. П. Лекции по древней русской литературе. С. 81 .

5
н е на прен ение мощей святых страстоте рпец Б ори са и Глеба"),
и данн в в тор й п ло вине XII в. 23

Черты светской, политической публицистики приобретает так назы­


в а м ая дидакти ч еская ор аторская проза, представленная именам и
Феод сия П ч рского (XI в.), Луки Жидя ты (XI в . ) , Климента Смол я­
тича (XII в . ) Ильи Новгородского (XII в . ) , Се рапи она Владимир ­
ск го (XIII в. ) и др . Например , краткие и безы скусные поучен и я
Феодосия Печерскоrо раскрывают образ борца за независимост ь Не­
черскоrо монастыря от притязаний "клирик софийских", а в какой-то
мере и от княжеских утеснений • Основатель общежительно го устава,
24

Ф еодосий суро в о осуждает на р ушающих заповедь равенства , тех , кто


пытается "монастыр ьское или окрадати что и себ·е притя жати и сби­
рати". Примечател ьн о сравнение кл юча от монастырского хозяйства
с огнем, к о то р ый м о жет о св етит ь душу , н о в то же время и опа­
лить ее адс ким оrне м •
25

Как о бл ич ител ь выступает Феодос и й при с оздании картин повсед­


не вно го быта католических церковнослуж ител ей , что "не женятся
за кон н ою . женитвою , но ... наложници держат". Пр изы ва я слушателей
"бегать их", Феодосий вместе с тем считает воз можным за б ыть о
р ас прях , когда речь идет о бедняках : "Аще ли видиши нага , или
голодна , или зимою или бедою одержима , аще ли т и б удет жидовин ,
или срацин, или болгарин , или ере_тик , или латиняни н , или о т ото
всех поганых, - всякого помилуй и от беды избави" •
26

Теме "общественных несчастий" -посвящены "слова" Сера пиона


. 27
Владимирского (70-_е годы XIII в.) . В прошлом архимандрит Киев о -
Печерского монасть1ря, он стремился перенести в Восточн ую Р усь
28 ·
традиции киевского ораторского искусства . Написанные об ра зным
и в то же время простым языком поучения Серапиона осу ждали
княжеские усобицы
2,f
и суеверия
30
. 3 начительное место в учител ь-
ных "словах~' Серапиона Владимирского занимает изображен ие несча­
стий, принесенных татарским нашествием . "Не пленена ли бысть
земля наша? Не взяти ли быша rради наши? Не вскоре л и падоша
отци и брат~ия наши трупиемь на землю? Не ведены ли быша же н ы
и чада »аiии в плен? Не порабощени быхом оставше горкою си

23 Там же. С . 91 . См. также: Еремин И.П. Литература Древней Руси . С . 24.
24
Ер~мин И. П. Литературное наследие Феодосия Печерско го // ТОДРЛ . М .; л ., 194 7 .
т. 5. с. 164.
2s Поучение; слов 9 к келарю святаго Феодосия игумина Печерьскаго монастыря в Кыеве / /
Там же. С. ~83. Публ. И . П . Еремина .
,6 Слово свята го Федосья игумена Печерьскаго монастыря о вере крестья нской и O латын ь-
· С КОЙ // Там же . С. 171 - 17-2 / Публ . И . П. Еремина .
27 Лихачев д.с. ~•слово о · полку Игореве" и культура его времени . С. 10.
28 Робинсон А . Н. Литература Древней Руси ... С. 104.
29 Колобанов В. А . Обличение княжеских междоусобий в п оучениях Серапиона Влади­
мирского // ТОДРЛ. М. ; Л ., 1961 . Т. 17. С. 329- 333.
эо Петухов Е. Серапион Владимирский , русский прqповедник XIII века : Исследова­
ние с прибавлением поручений Серапиона Владимирс кого п о древне йши м спис-
кам . СПб. , 1888. С. 56- 176.

6
работою от иноплеменик?" - с болью пише т проповедник в о второ м
своем "слове" (из дошедших до нас пяти), согретом искренним
31
патриотическим чувством . "Слова" Серапиона Владимирского, также
популярные на Руси и распространявшиеся затем в составе сборни­
ков , как бы завершали первый период в развитии ораторской
прозы.

Ордын ское иго замедлило это развитие. Однако уже в середине


XIV в . появляется п вала-некролог Иван Калите. К концу XIV - на­
чалу XV в. относится литературйаядеятельность Киприана: "Слово
32 ~
похвально святителю Петру мит ро политу" (1381) , а также поучения
нравоучительного характера, проникнутые мотивами личных пережива­
ний33. Епи фаний Премудрый пишет между 1397 и 1408 гг. "Слово/
похвальное Сергию Радонежскому" . Заметное место в с оздании рито-
рических слов принадлежит Пахомию Ло гофету , который создае т в
середине XV в. панегирики Варлааму Хутынскому , митрополиту Петру, !
1
князю Михаилу Черниговскому, праздничные проповеди. Известны/
" ,, 1
имена и других риторов, сочиняющих похвалы местным святым :
34
Не особенно заботясь о "чистоте жанра", отмечает Ю. К. Бегунов , пи-
сатели соединяют панегирик то с книжной припиской , то с кн яжес­
ким житием, то с летописью, то с повествованием типа сказаний,
примером чему могут служить "Слово о житии и преставлении Димит­
рия Донского", "Похвала великому князю Васил и ю 11", "Сл ово по ­
хвальное великому князю тверскому Борису Александровичу", сочинен­
ное иноком Фомой.
Значительного развития достигает торжественное красноречие и в
XVI в., когда появляются "слова", прославляющие государственных
и церковных деятелей, а также предков теперешних князей.
XV-XVI вв. - это и время освоения литературных традиций в
области ораторской прозы, как бы возвращение к тому , что было

::~:нв:л:~::~::а~~::~:инкаи~:\т;:ся;и;енс::ай ~:~:~~~;~:1~~7i:c:p~~~~~,
переписывается и используется для составления }'усских оригинал ь­

ных сборников "Изборник Святослава 1073 г."


3
Распространяются

31 См . : Там же. С. 5 второй пагинации .


32 Бегунов Ю. К. Проблемы изучения торжественного красноречия ... С. 391 .
зз Дмитриев Л. А. Роль и значение митрополита Киприана в истории древнерусской
литературы : (К русско-болгарским литературным связям XIV- XV вв.) // Русская
литература XI-XVII веков среди славянских литератур . М .; Л., 1963. С. 232- 234.
(ТОДРЛ; Т. 19).
н Бегунов Ю. К. Проблемы изучения торжественного красноречия ... С. 392.
зs Гранстрем Е. Э. Иоанн Златоуст в древней русской и южнославянской письменности
(XI-XIV вв . ) // ТОДРЛ. Л., 1974. Т. 29. С. 186- 193; Она же. Иоанн Златоуст
в древней русской и южнославянской письменности (XI-XV вв.) / / Рукописное
наследие Древней Руси. Л ., 1980. С. 345-375. (ТОДРЛ; Т. 35); Пушкарев Л.Н. Ру к о­
писные сборники нравственно-поучительного характера собрания ЦГ АЛJ-1 в ЦГ АДА //
там же. С . 397- 416.
36 Левочкин И. В. Изборник Святослава и русские сборники XV-XVII 88 _ // ТОДРЛ Л
1985 . т. 39. С. 373- 378; Он же. Новый список Изборника 1073 г . / / П амятники
· ·•
культуры: Новые открытия , 1980. М., 1981 . С. 7- 11 .

7
сборники, в ключающие в себя святоо те ческ ие поучен ия : " Злато ус т" 3 7 ,
"Из м а раrд" , "Маргарит" 39 , "Торжественник" 4 0 .
38

, Дл я ново г о ч и тател я возрождается в с писках н а сл едие Киев с кой


/ ! Р уси, на пример " слова" Ки р илла Туровскоrо • Во многих списках
4 1

/ ста н овится из в естны м , п р и том почт и без передел о к , "П оуче н ие к бра-
1 тии " Л уки Ж идя т ы , созда н ное еще . в XI в . Е го соде р жание -
"ун иверсальное и об щее, - пише т С. А . Бугославский , - подо шло к
м но г очислен ным а нал о ги ч ным стр. тьям разли ч ных сборник о в по сто я н­
ного и п е р е мен н о го состава , и писц ы-редак то ры , не заду мываясь ,
вносили его и в Пролог, и в И змара гд , и в Златоуст , и даже в
Патерик смешанно го содержания" • 42

По учение могло при влека ть читателей с воим прост ы м и в то же вре­


мя образ ным языко м, . ярко в ыраженным гуман и з мом: автор говорит
о необходи мо сти не иметь "ино I:Ia сердци, а ино в ус тех"; настой ч иво
рекомендуе т не оскорбл ят ь " бра тий" срамны м сл ов о м , не пос м еят ься
" никакому же " , " ни гн ев а на всяк де нь и ме т и"; б ы т ь вн и мательн ы м
к п ереж и ваниям другого. человека (" с радующимися радуися, с печ ал­
н ы ми печален"); помнить о " стра н ных", уб огих , те м ничн и ках и си­
ротах . Заботясь о ~равственно й ч истоте сов ре менн ика, автор предо­
стерегает его от пьянства , хотя и не возражае т , е сли кто - то вы п ье т
"здовол",. т.е_. умеренно .
43

XVII -век - ~ледуJQщий этап в . и стор и и русс к о й о рато р ско й


про·зы , . который, однако, и зу чен недостаточно и в не п ол н ом о бъе ме .
Между тем , ~являясь одной из форм п у бл и ц исти ки, ора тор ская · пр о за
XVII в·. значительно дополняет наше представлен ие и о б о б щест­
венных . и о творческих процессах времени. Поэтом у более п ри стал ь­
ное и глу бокое ее · изучение закономерно и необходи мо. Отметим
з.десь общие - тенденции, позволяющие .говорить об особеннпстях дан-
ного периода . _
---прежде всеrо, меняется са~ способ распространения этой лите ра­
турЪ1;__ которая благодаря, ·книгопечатанию становится в ряде слу­
чаев ма_с~овой. В Москве--издаются сборники патр истиче с ких п р о из­
в~дений-: "Марга,рит" ( 1641), "Поучения Ефрема Сирина" ( 1647), "По уче­
ния Ефрема Сирина и аввы Дорофея" (1652) и др . В 1666 r. выходи т
книга произвед~ний византийских ораторов (Вас ил ия Велик ого, А фа­
насия Александрийского, Иоанна Дамаскина) в переводе известн ого

37
Твор'Огов О.В. Описание и классификация списков сборника "Златоуст" // ТОДРЛ . л.,
f985. Т. 39. С. 278-284; Творогов О.В., Черторицкая Т.В. Златоуст / / Там же .
с . 246-249.
38 Творогов О.В. Измарагд / / Там. же. С. 249; Адрианова-Перетц В. П. К вопросу
O круге
чтения древнерусского писателя / / ТОДРЛ . Л . , 1974. Т. 26. С. 3-29.
39 Черторицкая Т..В. Маргарит .// ТОДР Л . Л . , 1985. Т. 39. С. 258- 260.
40 Черторицкая Т.В. Торжественник // Там же. С. 271 - 273.

41 См.: Описание руl(j)писеА Синодального собрания (не вошедших в описан ие А.В. Го р­


ского и К.И. Невоструева) / Сост. Т.Н . ПрQтас~ева. М. , 1970. Ч. l. С. 96; 1973. ч. 2.
с. 50, 51, 52, 53, 68, 90; Древнерусские рукописи Пушкинского Дома: (Обзор фондов) /
Сост. В.И . Малышев. М.; Л., 1965. С . 41, 74.
42 Поучение еп. Луки Жидяты по рукопис~м XV-XVII вв. // ИОРЯС. СПб. , 1913.
т. 18, кн. 2. С. 215. Публ. С.А. Бугославского.
43
Там же. С. 222-225.

8
русского писателя~фgu~н.,~_С..[I аnине_Цl_(ого. Обращаясь к "русског о
нар ода ... людем", власти рекомендую т "таковыя душеполезныя вещи .. .
любовно приимати" •
44
t
Читатель XVII в . получает це~У.. бибJtиотеку ораторских произве ..; 1
де н ий с выходом старопечатног Пролога, йеоднократно издававше- i/
rося начиная с 1641 г. На ряду с изн-е-описаниями здесь и перевод-j
ные учительные слова и орат~рск ие панегирики в честь отечест- /
венных государ с твенных деятелеи. 1
О значени и, которое придав алось ор ат орском у жанру, свидетель­
ствует издательская практика отдельных писателей XVII в. Нап ри­
мер, Симеон Полоцкий пе ча та ет в первую очередь сво и орато р­
ские сочинения: в 1674 r. на Печатном дв оре выходи т его бр ошюра
с обличи тель ными поучениями ("О благоговейном стоян во е"
и "О е.. е пети бесовских пес. е.й") . В ерхней типографии , де­
лами которои писатель единовластно распоряжался, печатаются фун­
даментальные тома ораций "Обед душевный" (1681) и "Вечеря ду­
шевная" (1683), притом процессу подготовки ру к описей к печати
Симеон Полоцкий придает характер подлинного профессионализма.
Усилению общес твенной роли "речеточес тва" способствуют прави­
тельственные указы о возрождении устной проповеди. Например, ее
необ имость особо подчеркнута в постановлениях Собора 1667 r.
46

Это тем примечательнее , что устное слово не звучало на Руси со


времен Киевского госуда рства - из-за боязни, по определению
иностранных путешественников , "разнос тей во мнениях".
Практическим осуществлением этих указов является, в частности,
устное ораторс тво Симеона Полоцкого, что было подчеркнуто еще до­
революционными исследователями : как в Юго-Западной Руси возникла
в XVI-XVII вв. особая должность риторов с высшим образован ием,
как при польском двор е существовали особые придворные пропо­
ведники, "так и Симеон становится постоянны м и как бы официаль -
"4 7
ным ... оратором при дворе московском .
И действительно, уже в самом начале своего московского периода
Полоцкий произносит устные орации в честь вселенск их патриар­
хов (1666- 1667), выступает с торжественной речью в день объявле­
ния наследниК()М престола царевича Алексея Алексеевича (1668) 4 8 . О
произнесении проповедей вслух в московских храмах и в подмос­
ковных резиденциях царя свидетельствуют пометы писателя в черно­
вой рукописи "Ве ч ери душевной": в частности, он отмечает , что п роиз­
нес в дворцовой церкви слово, прославляющее царевну Евдокию
49
Алексеевну ..
44 Маргарит. М., 1641. Предисловие (без пагинации).
4
s См.: Демин А.С. "Жезл правления" и афористика Симеона Полоцкого / i Симеон
Полоцкий и его книгоиздательская деятельность: Русская старопечатная лин:ратура
(XVI - первая четверть XVIII в.). М., 1982. С. 79.
46 Доп. к АИ. СПб., 1853. Т. 5. С. 46i.
41 Майков Л.Н. Очерки из· истории русской литературы XVII и XVIII столетий.
СПб., 1880. С. 42.
48 Татарский И. Симеон Полоцкий: (Его жизнь и деятельность). М., 1886. с. 87-89.
49 ГИМ. Синод. собр. N 658. Л. 8 об., 156 об., 170 об., 179 об., 186 об. , 194 об.; ГИМ .
Синод. собр. N 657. Л. 458, 489, 717.

9
Об официальном светском красноречии пают возможность судить
речи, включенные в церемон иальные действа в частности в "чин"
п с~вле~а ~ство. Особенности
'
ораторства социальных
- н~
зов отражены в творчестве демократических писателей (Аввакума ,
федо_р...,...,,,..... ан.ов Ев pOCJ:Q-It\.JJ др .).
В зр ж ние живой проповеди в XVII в . определено отчасти самим
внелитерат рным употреблением оратор ских произведений : принад­
лежа к "обря овым" жанрам, он и рассч итаны на произнесение вслух 50 .
Вместе с тем роль устн о го орато р ства н е следует преувеличи­
вать . Живое сл ово не стало повседневным явл ением ни в граждан­
ской жизни, ни в церко вно м обиходе Московской Руси. Например,
автор "Статира" (1684), решивший произносить поучения устно , сам
никогда их не слышал , о чем и сообщил читателям в предисловии к
51
книге .
fi
ричина кроется, видимо, и в необычности самого дела,
и в малом количестве школ, где давалось бы систематическое. обра­
зование с изу чением риторических правил . Привычны м явлением куль­
ту. ы и быта с..IН.О слово становится лишь впеfровское- время.
Следует при этом подчеркнуть, чтоо - са мом- характере устного
красноречия мы можем судить, разумеется, лишь на основании напи­
санных текстов.

Ч то касается ораторской прозы XVII в. как части литератур но­


го процесса, то для нее в . неср.авненно большей степе ни, чем
раньше, _характерна связь- с общественной жизнью, прежде всего с
общественными движениями, · которыми так богат "бунташный" XVII
ве-к~ Одна из главных тем, которая поднимаете-я в орациях ведущих
писателей, - _ это тема власти. Вопрос о государстве , писал В. И . Ле­
нин, "затрагивает интересы господствующ11 х классов больше , чем
какой-нибудь другой- вопрос < ... >. В теории о государстве вы всегда
увидите < ...;> борьбу, которая ?тражается или находит свое выражение
в борьб~ взг.пядов на госуд~рство , в оценке роли и значения го-
17 сударства" 52 • · например, в -аспекте этой проблемы Симеон Поло цкий
рассматри~ает идею "Q_бщей пол!>зы", понимаемой им как процве тание
'f аболютистскQ:Го _госуда_р~Jва и_ благо монарха, который самовласт­
но, но мудро упрс;!В_ляет подданными. Как и его предшественник
Епифаний Славинецки.й; он считает справедливым иерархическое уст-
ройство -о·бщества. _
Вместе с тем ,писатели-риторы касаются противоречий между бед­
ностью и богатством, обличают злоупотребления власть имущих.
Симеон Полоцкий негодуе1' на помещиков, которые "рабы своя, яко
. ~3
безслове-ныя скоты вменяют .
Анонимный автор свидетельствует в своей книге поучений "Ста­
тир" 0 "зелнейшем и тяжком труде" на соляных копях, принадлежа-
щих Строганову.

50 Лихачев д.с. Поэтика древнерусской литературы. 3-е изд., доп. М., 1979. с. 66. См.
также: Робинсон А.Н. Литература Киевс~ой Руси в сравнительном освещении // Slavia.
1972. R. 41. С. 1. S. 32.
51 ГБЛ. Ф. 256 (Румянцев). 'N 411 . Л. S.
51 Ленин В И Полн собр. соч. Т. 39. С. 66- 67.
53 Жуков дм:. Луш~арев л. Русские писатели XVII века. М., 1972. С. 265.
Горькая участь л юдей труда - предмет изображения и в "Слове
о милости" Евфимия Чудовскоrо. Само это произведение представля­
ет собой своеобразный проект переустройства общества путем дейст-
венного сострадания !1 _!1Омощи.
,,__. ~---·
аким образом, эти произведения подтверждают справедливость
мнени я о том, что о раторское слово с развитием массовых антифео­
дал ьны х дв ижений обр ет ает ярко вы раженное полит ическое содержа­
ние: "Стра стн ые проп о веди ... обращенные к народу, становятся ката-
лизат ора ми политических движени й и общественных сдви гов
"54
.
В числе н овых тенденций раз вития необх одимо подчеркнуть ориен- }.
тацию орато р с ко й п р оз ы н а з ападные традиции в отличие от преж- \
них бо л га р о-в изантийских. Эт о вы ражается п р ежде всего в акп-rвном
освоении как ч ита тел я ми, так и писа те л ями Мо ск ов с ко й Руси у краино­
белорусских и польс ки х изданий . Н а пр и м е р , б ол ьш ую п опулярность
приобретает книга Кирилла Транкв илли она-Ставровецко rо "Е ванге­
л ие учительное" (1619), хотя м осков ские власти относились к ней
подозрительно , как к сочинению "папежском у " , о чем соо б щает сам
писатель .
55

Книга Кирилла Транкв илл и она, предс та в л яющая с обо й сб ор ник


нравоучительных слов, подк у пала ярко выра же нным де м окр ати ч ес к им

характером как по содержанию , так и по форме • Поуче н ия пред­


56

ставляют собой ~ц ростейшеrо типа , написанные на народн ой


"мове", без- каких-либо словесных ухищрений . Авторские ком ме нт а ри и,
обращенные непосредственно к читателю, не огра н ичиваю т ся о т вл е­
ченным: морализаторством , но касаются проблем общественного бы­
тия, которые решаются с позиций социальных низов. В час т но ст и;
автор высказывает популярную в народной среде идею об изначаль­
ном равенстве людей. В резко обличительном тоне пишет он о б о-/
rачах , негодует на социальное неравенство.

Популярность "Евангелия учительного" в Московской Р ус и по д­


тверждается конкретными примерами . Одним из них може т служит ь
рукописный сборник , почти целиком состоящий из "слов" Кирилла
Транквиллиона, подвергшихся значительному редактированию •
57

Особенно большое влияние сборник ораций Кирилла Транквиллио­


на оказал на книгу "Стати;(', безымянный автор ко т орой бы л в ы­
ходцем из социальных низов .
Из польских изданий ораторской прозы внимание русских чи- \
тателей привлекают сочинения Петра Скарrи, в частности е г о кни­
га "К ania prz odne" (1610), где представлены ораторские слова
"на разные случаи". Имеющие в основном политико-моралистический
59
характер , они известны в русских переводах . Имя Петра Скарги

54
Ученова В.В. Исторические · источники современной публицистики. М . , 1972. с. 16.
н Евангелие учительное албо казаня на неделя през рок ... Съставлена трудолюбием
иеромонаха Кирилла Транквиллиона ... Рахманово, 1619. Л. Зоб.
56
Маслов с. И. Кирилл Транквиллион-Ставровецкий и его литературная деятельность: /1
Опыт ист.-лит. моногр. Киев, 1984. С. 81 - 119. . /
57
гим . с~~ з. л. 543.
58
FБЛ:---Ф:"256 (Румянцев) . N 411.
59
Сборник поучений .. . / / ГИМ. Синод. собр. N 1202. Л . 293.
~----
11
неоднократно упоминает в черновых рукописях св оих "слов" и Симеон
Полоцкий.
В ~Y ll в. были также переведены орации Бернарда и Белляр­
6
мина . В 1652 г. по царскому указу Арсений н ский пере­
водит с латинского сборн ик омилий е рета "Hortus Reginae"
русское заглав ие "О град цар ицы". По предположению
( 1625) -
И.П . Еремина, читатели были знаком ы с со чинениями Старовольско­
го М лодзяновскоrо, М оршанция 61 • В переложени я х распространяются
)~ пастиллы М . Рея 6 2 •
Популяризации западн орусских издани й ораторской прозы содей­
ствуют первые русск ие пр освет и тел и . В ч а стно сти, Симеон Полоц­
кий защищает от обвине н ий кни гу Лаза р_ан.о.в~а...:_~еч духов­
н ы й" ( 1666), кото рую Никон о бъявил е ретиче с кой; пишет в похва-
- - 63
лу ее стихотворения . Си мео н Полоцкий ("я ко ис кусн ы й... н а сие
дел о уготованный") читает в рукописи и одобряет дрlrу ю книгу
эт ого же писател я - "Т бы словес проповедных" ( 1669) О н редак­
6

т ир ует тексты торжес т в е н н ых речеи
оанникия Галя т о в с ког о , про из-
65
не се нных последним в Москве в пр исутств ии ца р я (1 670)
Собственное творчество писателей-риторов, вос пита нны х на образ­
ца х европейской культ уры , развивается в р у сле н овей ш их литера­
турных течений . Господствующи м в русской ораторско й про зе XV II в.
становится стиль барокко . У его ист оков стоит Еп и фа н ий Сл ав и­
нецкий, создавший свои «слова» и поучения преи_муществе н но в 50-е
ГОДЫ 66 . .
}~
Славинецкоrо привлекают философские проблемы бытия . Пока­
зывая макрокосм и микрокосм в их взаимосвязях , он о тлич ите л ь-

ными чертами и мира внешнего, и мира внутреннего дела ет смятен­

ность , беспокойство , противоречивость . При этом Славин е ц к ий прояв­


ляет незаурядное психологическое м астерство , показ ы вая неду ги

души, ее боли , страсти.


Писатель высказывает барочные идеи "жизнь есть со н" и " memento
mori", однако не отрицает возможности улучшить мир п утем са мо­
усовершенствования человека. Огромную роль в очищени11 души от
скверны он отводит процессу познания.

Епифаний Славинецкий одним из первых бароч н ых п исателей


обратился к античности . Читая в подлиннике сочинения Платона, в
частности диалоги "Федон" и "Горгий", он популяризирует учение

60 Соболевский А.И. Переводная литература Московской Руси XIY- XVII веков :


Библиоr:р. материалы . СПб . , 1903. С. 48.
61 История русской литературы . М. ; Л. , 1948. Т. 2, ч. 2. С. 364.
~1 62 Витковский в. Работы польских ученых по древнерусской филологии за 1945- 1955 гг. / /
ТОДРЛ . М .; Л ., 1957. Т. 13. С. 617. .
6з Татарский и. Симеон Полоцкий . С. 152- 154: См . также: ГИМ. Синод. собр . N 602.
Л . 213- 214. ·
64 Сумцов н. Ф. к истории южнорусской литературы семнадцатого столетия . Харьков ,
1885. Вып. 1: Ла.зарь Баранович . С . 64.
6j Эйнгорн в. Речи, произнесенные Иоанникием Галятовским в Москве в 1670 г. м. ,

r 66
1895. С. IV.
История русской литературы. Т. 2, ч . 2. С . 365.
.

12
греческо го философа о зле ист инном и мнимом, о подавлении страха
смерти путем размышления .

Для Епифания Славинецкоrо как писателя барочного характерен


"трудный стиль", выражающийся в обилии метафор, использовании
мноrокор невых слов, усложненном синтаксисе .

Симеон Полоцкий значительно расширил сравнительно с Епифа­


нием Славинецким проблематику ораций, выведя их из с ~ы !l~ихо­
лоrии к вопросам социальной жизни . Вместе с тем его произве­
ден-ия, - удучи связан-ными с явлениями конкретной действительности,
опираются на традиции и вписываются в определенный литератур­
ный контекст. Например, многие темы, давшие содержание "словам"
Симеона Полоцкого, были предложены еще Аристотелем ("общее бла­
го", "война и мир" и др.) и широко разрабатывалис ь ритора ми. ,
Это мы видим, в частности, в "казанях" Петра Скарги, Антония 1
Радивиловскоrо, Иоанникия Галятовского и др. \
В лице Симеона Полоцкого русское барокко приобрело ярко
.,
выраженыни просветительскии характер
., 67
. Н
апример , важную идеино-
.,
эстетическую функцию выполняет в его произведениях так называе­
мый "посторонний материал", с помощью которого барочные писа­
тели амплифицировали свои произведения . "Как щедрый просветитель,
Симеон Полоцкий делится своими огромными познаниями", - пишет
И.П. Еремин, имея в виду прежде всего ':Щ,иклады исторические" •
68

Действительно, исторические, а также естёствёнiюнаучные вс ав­


ки в "словах" Симеона Полоцкого, приводимые писателем по обычаю
барочных писателей, - не формальный прием, а способ облагородить
и образовать юную душу, к которой и обращены его произведе­
ния преимущественно. Исследователями установлено прямое влияние
на Полоцкого и~6-шскоr.а маниста Яна Амоса Коменского •
69

Проза Полоцкого-ритора - сложная идейно-худо е-стwе-нна-я---сис­


тема. Его "помпезный и в известной мере официальный"
70
стиль
приближается в отдельных своих проявлениях к классицизму (про­
возглашение ценности человеческого разума, схематизм пос троения

характера) и соотносится со стилем школьной драмы, которая,


вырастая из барокко, готовит появление трагедий и комедий нового
типа.

Го в оря об усвоении русскими риторами XVII в. западных тра­


дицr.-;.я, мы выделили Епифания Славинецкого и Симеона Полоцкого
как наиболее ярких выразителей этой тенденции. Однако она харак-r
терна и для других писателей, в том числе и для противников
"латинян", примером чему служит деятельность Евфимия Чудов
ского.

Новые тенденции органически вливаются при этом в традицион-

Сборник ответов на вопросы по литературоведению: IV Междунар. съезд славистов .


67

м ., 1958. с. 85.
68
История русской литературы . Т. 2, ч. 2. С. 366.
Алексеев М.П. Эразм Роттердамский в русском переводе XVII в. / / Славянская
69

филология: IV Междунар. съезд славистов.М., 1958. Т. 1.С. 307-308 (сноска).


Лихачев Д. С. Развитие русской литературы X-XVII веков: Эпоха и стили. л. , 1973.
70

с. 205.
13
ные литературные формы. Как и другие
следует этикетному из об ражению жизни. "Древнерусский писатель,
жанры, ораторская проза
_
\
отмечает Д.С. Лихачев, - с непобедимой уверенностью влагал все
историчес ки происшедшее в соответствующие церемониальные формы,
создавал разн о образные литературные каноны. Житийные, воинские
и прочие формулы, этикетные саморекомендации авторов, этикетные 1
формулы интродукции ге роев, приличествую щие случаю молитвы , речи,
разм ы шле ния, формулы некр оло гических характеристик и много­
численные требуем ые этикетом поступки и ситуации пов торяются из
про изведения в произведение" 7 1 • ·
Р иторы XVII в. не чуждаются форм ы учительных апракосов и тор-
жественн ы х панегириков, давно известных на Руси
12
. Q ни тяготеют
к симво л и зму, к о то рый пр о низывал "всю систему взглядов средне-
вековог о о 6 щества, в том ч исле и средневековое мышление
"73 . н апри-

м ер , к чи слу т радици он ны х русс ких символов, применяемых риторами


XVII в. , относятся земледель ческие о браз ы ("душа - земля", "учи­
тель - ратай"). Представленные еще у Кирилла Туровского , они на­
74

ходят широкое пр и мене ние, в ча стн ости, у Епи фания Славинецкоrо .


В образную систе му р иторов XVII в. в ходит символика птиц -
лебедя, орла (известн о , что си м вол ичес кое толко в ание парящего
орла имеется и у К ирилла Тур овскоrо/ •
5

Символика весеннего пейза жа, блестя ще ра зрабо тан ная в свое


время Кириллом Туровским в "Слове на Ф о мину недел ю", исп оль­
зуется· Симеоном Полоцким и др. Все риторы испол ьзу ют в сво их
целях традиционный• образ "корабль в бурно м море".
На новой основе· в литературе барокко разв иваютс я и такие
особенности древнерусских произведений, как "плете н ие словес", л ю­
бовь к тератологии и контрастам , формальные увлечения •
76

, Новые ·риторы используют в своей л итературной пра ктике иск о н­


но русские жанры княжеск ой похвалы, воинской речи, ч ro мы видим,
например, у Симеона Полоцкого, Кариона Истомина, ав т ор а "Стат и­
[I, ра". Образы, - мотивы, сюжеты отдельных сочинений позволя ют сопо­
ставить - их с произведениями демократической сатиры. Все это го-
ворит об -· орат_орско-й прозе XVII в. как о продуктивн ом элемен­
те самоб~пного литературного развития.
Новой тенденцией в развитии ораторской прозы , характерной
для XVII в., является интерес к · вопросам теории, выразившийся в
появлении риторик. Примечательно, что самая ранняя из них , так
называемая "Риторика Макария", была создана раньше соотв·етствую-

11 Лихачев д. С. Поэтика древнерусско_й литературы. С. 89.


72
См . : Апракос Мстислава Великого / Изд. подгот. Л . П . Жу ковс кая и др .; Под ред.
· Л . П . Жуковской. М. , 1983.
73 Прокофьев Н.И. О мировоз;3рении русского средневековья и системе жанров рус­
ской литерат-уры XI-XV вв . / / Литератур·а Древней Руси / Сост. Н . И . Прокофье в . м .,
1975. Вып.1. С . 10. ·См . также: Кусков В.В. Характер средневекового миросозерцан ия и
система жанров древнерусской литературы XI - первой половины XIII в .// Вестн . М ГУ .
Сер . 9, Филология. 1981 . N 1. С. 4.
1• Адрианова-Перетц В. П. Очерки поэтического стиля Древней Руси . М .; Л . , 1947. с . 64.
75 Лихачев д. С. Поэтика древнерусской литературы. С. 165.
16 Лихачев д. с. Развитие русс.кой литературы X - XVII веков. С . 204.

14
щих трактатов на у краине, и •..1евшей к этому вре мен и развитое
77
ораторское искусство .
Риторики сразу же привлекли внимание читателей. Например,
книга Иоанникия Галятовского "Ключ разу__мения" (1659)78, включив- f
шая в себя сочинение о построении орации, вскоре была пере­
ведена с украинского на русский язык и стала известна в руко- {
79
писных списках . Распространялись в списках теоретические тру- /
ды Ан ея Белобоцкого и др.
80
,
Содержание русских- риторик гово рит о хорошем знакомстве их
авторов с античным наследием. В основу руководств положена преж­
де всего "Риторика" Аристотеля, а также труды Демосфена, Феофрас­
та, Квинтилиана, Цицерона. Имеются ссылки на Гомера, Верги­
лня, Овидия и других греческих и латинских писателей.
Русских теоретиков привлекло учение древних об "общих места х",
о "родах речей" , о вымысле . Они следуют за античным делением
риторики на пять частей (нахожден ие , расположение , изложен ие ,
запоминание , произношение). Бо льшое внимание авторов русских
риторик обращено на значение природных ораторских способностей ,
что было отмечено еще Цицероно м.
Вместе с тем русская теоретическая мысль в области к расно- -
речия развивается в русле современных ей зарубежных учений. Пи- _
сатели-полигисторы (Епифаний Славинецкий, Симеон Полоцкий и др.)
непосредственно знакомил ись с курсами, читавши мис я в Киево­
Могилевской академии на лати нском языке , а также в других у чеб-
ных заведениях, в том числе "
европеиских s1
. Х орошо б ыли им
известны и польские риторики.

Ряд руководств ("Наука , албо способ зложеня казаня" Галя­


товского, трактаты Андрея Белобоцкого и др.) отразили барочные
тенденции. Установка Иоанникия Галятовского на усложненность
стиля (избыточность формы, амплификация , концептизм), его требо­
вание п ов ышенной экспрессивности тона близки к рекомендациям ве­
дущего теоретика барокко в Европе - Грасиана •
82

ГБЛ. Ф . 3 10 (Ундольский). N 874. Л. 45; Бабки/-{ Д. С. Русская ритори ка начала


77

XVII в . // ТОДРЛ. М. ; Л . , 1951 . Т. 8. С . 326- 353; А1-1/fушкш1 В.И. , Була1-1ина ТВ.


Макарий // Там же. Л ., 1985. Т. 40. С. 126- 127; Грицай М.С., Микитась В.Л., Шо-
18лКом Ф. Я. Давня украiнська лiтература // За ред. М . С. Грицая . Киi~, 1978. С. 121 , 135. ~
люч разумения священником законны м и свеuким належачыи от не д осто йного
иеромонаха Иоанникия Галятовского, ректора и игумена монастыря братского
Киевского. Киев, 1659.
19
Вомперский В. П. Стилистическое учение М . В . Ломоносова и теория трех стилей . м ., /J
1970. С. 43- 44. У/

j Горфуlfкель ~-Х. Андрей Белобоцкий - поэ_~ и философ конца XVII - начала XVIII в . //
80

ТОДРЛ. М., Л., 1962. Т. 18. С. 188- 213, Зубов В. П. К истории русского оратор­
ского искусства конца XVII - первой половины XVIII в . : (Русская л юллианская
литература и ее назначение) / / Там же. 1960. Т. 16. С. 288- 300.
s ' Представление о них дают материалы в кн .: Стратий Я. М., Литвинов в.д. ,
Андрушко В. А . Описание курсов философии и риторнки про фессор ов Киево-Могилян-
ской академии . Киев, 1982. С . 11 - 44.
82
Грасиа1-1 Бальтасар . Остроумие, или Искусство изощре~rного ума / / Испанская
эстетика: Ренессанс . Барокко . Просвещение . М. , 1977. С. 169- 464.

15
В риториках, имевших практическое предназначение, авт оры стре­
мились не только на чить "красно писать и говорить", но и разъяс­
нить читателю принципы государственной пользы , внуш ить ему
нравственные н ор мы . Большая ро ль отводи тся в этом плане нраво­
учительным орациям и панегирикам , которые в силу своих жанровых
особенностей позволяют показать крупным планом положительные
черты чел овеческого характера .
Обращенные в первую очередь к казнодеям-практикам , рито­
рики воспитывали эстетические вкусы читателей в целом , прививая
им вз гляд на произведение как на единую структуру, все элемен­
ты которой сора змерн ы и в заимосвязаны . Требование гармоничности
в архитектонике произведения - тот принцип, который объединяет
и самих речеточцев, даже при нал ичии у н их разных взглядов на

задачи тв о рчества.

Разделы о тропах и фигурах , основанные на античных теориях,


давали новым писателям инструмен т для работы над словом. Показа­
тельна в этом отношении ораторская проза СимеонG Полоцкого ,
активно осваивавшего на практике теор етические принципы риторик .

В качестве учебных пособий риторики содействовали развитию


устной и письменной речи будущего оратора , пр ививали навыки и
умения устного учительства и· литературного труда. Этому способ­
ствовали многочисленные примеры к правилам, образцы сочинений,
стилистические упражнения.

Анализируя ораторскую прозу XVII в., автор настоящей книги


опирался на разыскания дореволюционных и советских исследовате­

лей . Ссылки на их труды даны в отдельных главах. Здесь же оста­


новимся на обобщающих работах, помогающих найти подход к постав­
ленной проблеме .
Принципиальное значение имеют наблюдения над орат орской про­
зой И.П . Еремина. В книге "Лекции по древней русской литературе"
дана четкая классификация ораторских жанров по и х назначению,
содержанию и стилистике , которая помогает исследователю с исте ма­ ::

тизировать памятники этого рода. Например, характеризуя дидакти­


ческое красноречие в таких формах, как "поучение" и ''беседа",
автор подчеркивает их непритязательность в литературном отноше­

нии, решение в них целей "непос~fдственного назидания, информа­


ции, полемики", доступность языка .
Торжественная проповедь рассматривается как своеобразное "стихот­
ворение в прозе". Автор книги выделяет те жанр овые признаки,
которые способствуют эмоциональному воздействию "слова" на ауди-
u u 84
торию. Среди них, в частности, ритмиче~кии строи речи . Отме тим, что
к этому стилистическому приему охотно прибегали и риторы XVII в.
При анализе ораторской прозы XVII столетия исследовател ь одн им
из первых в советской науке . связал литературную деятельность
Епифания Славинецкого и Симеона Полоцкого с творчеством Иоанна
Шматковского, Лазаря Барановича, Антония Радивиловского, Иоанна

83 Еремин И. П. Лекции по древней русской литературе . С. 62.


84
Там же. С. 71.

16
Максимовича и других украинских писателей. И.П . Еремин с11равед- /
л ив о о т м етил важную роль в станов лении московского

арочного
,,

чител ь ной чертой барочных ораций , подчеркивает И.П. Еремин, 1


85 j
яв ля етс я и х оп о ра на античную литературу .
П о нять спе ц и фик у орат орс к ой прозы как искусс т ва традицион ­
ного помога ет к нига В . А . Адриановой - Пер ет ц "Очерки поэтиче ского
стиля Древней Рус и" 86 . М ы сль о то м , ч то худо жественное сознание
средневековья ст реми л ось выра зить п режде всего общее , а не индиви ­
дуальное, объ ясняет о бщн о сть тем, образов , стилистических формул
в творчеств е п исателей-р итор ов , зна ч ите л ьно отстоящих друг от
друга хронологически. Хара к те р исти ка систе мы мета фор -сим в олов в их
соотношени и с византи йско й лите ратур о й , с одн ой с т ор о ны , и ф оль­
клором - с др уг ой , показ и х конкретного прел омле ни я в о тдель ­
ных памятника х даю т ключ к а на л и зу сло жно го стил я ора т ор­
ской прозы XVII в.
Д.С . Лихачев раскрывает своеобраз ие ор ат орских жанр о в чер ез
характеристику художестве нн о г о време ни. И менно здесь о тра жаетс я
в полной мере представление ср едн е веков о го человека о н е и з ме н­
ности миропоря д ка , раз и навс егда ус танов ле нного свыш е . Напр им е р ,
как бы живущими ве чно , к том у же п о вторяющимися в ежегод­
ном круговоро те праздни ков и памятных д ней , воспринимаю тс я сред­
невековым сознанием вет хо заветные и новозаве тные события : " Хот я о н и
относятся к прошлом у, но в каком-то отношении они одновре­

менно являю тся и фактам и настоящего". О т сюда , от мечает Д . С. Л и­


хачев, смешение фор м време н и прош едшего и настояще го в и зоб ра-
жении со б ыти и u
хрис т ианскои ми
u ф
ологии
87
.
Это "настоящее время~' имеет разные ас пе кт ы : авторское , отн о­
сящееся к первому исполнению ораторского слова , и исполните л ьс к о е,

повторяющееся в каждом данн о м произне сении ил и чтени и т ек ста. Эт о


также время , названное Д .С . Лихачевым "настоящим временем бого­
словского обобщения", проявляющее ся в обличениях и призывах , к о ­
торые адресованы не каким-то конкретным лицам , а "имею т в в иду
людей всех эпо х и народов" . В структуре произведений обобщающее
настоящее время чаще всего проявляется в зачине (с. 275).
Очень важной для понимания специфики ораторских жанров яв­
ляется мысль Д.С. Лихачева о том , что художественное время празд­
ничной проповеди близко к художественном у вре м ени обрядовой
поэзии, в частности причитаний , гд е художествен ное время - тоже
время настоящее , хотя и несколько иное (с. 277) .
Эти положения раскрываются автором на ма териале произведений
Кирилла Туровского , однако они справедливы и для ораторской про­
зы XVII в., где также фигурирует категория худ ожественной "вечн о сти".
Вместе с тем к ораторской прозе XVII в . в полной мере приме-

85 История русской литературы. Т. 2. ч. 2. С. 363- 367.


80
Адриан о ва-Перетц В.П. Очерки поэтического стиля Древней Руси.
87
Лихачев Д. С. Поэтика древнерусской литературы. С. 271 - 272 (далее ссылк и на стра­
ницы этого издания даны в тексте) .

17
нимо положение Д.С . Лихачева о том, что литература барокко , пред­
ставленная произведениями С и мео н а Полоцкого, Сильвестра Медведе­ ·r
ва , Кариона Истомина , Андрея Белобоцкого , носит светский харак­
тер (с. 14).
Осмыслить тенденции ряда ораторских произведений помогают
выводы ученого о значительной демократизации литературы XVII в., ее
ориентации на массового читателя , близости к фольклору , разго­
ворному и деловому языку •
88

Ораторское слово как явление публицистики рассмат рива ет А.Н. Ро­


бинсон . На обширном материале старопечатных книг XVII в. ("Марга­
рит", "Евангелие у чи тельное", "Пролог", "Книга о вере", "Обед душев­
ный" и др.) он прослеживает развитие сюжетов , которые дали жизнь
ряду н р авоучительных "слов" и получили при этом разные социальные
тра ктовк и. В частности, анализ "Слова о богатом и Лаза ре" Симе о­
на Полоцкого и бесед н а данную тему Аввакума в их противопо­
став лении позволяет ученому говорить о двух основных идейных
тенденциях переходного вре мени (феодальной и демократической) , а
та кже о различии стилевых манер писателей-а-нтагонистов .
89

Для понимания процессов, происходивших в развитии ораторской


прозы XVII в., важна характеристика литературных направлений в
статье А.Н. Робинсона "Симеон Полоцкий и русский литературный
процесс". Исследователь сопоставляет здесь р усск ое барокко с за-
. падноевропейским, польским и вост_оч_нославянским и приходит к вы­
. воду, что в· России барокко преодолевалQ .традиции духовной депрес-
сии и сочетало · прежние литературные достижения с духом госу­
~
,/ дарственного оптимц_зма. Эти выводы , особенно справедливые по от­
ношению к творчеству -Симеона Полоцкого , могут быть подтвержде­
ны и произведениями его ораторской прозы.
_В плане изучаемой нами проблемы справедливо и утверждение
Робинсона об отсутствии острых противоречий между зарождавшим­
ся классицизмом- и традициями барокко. Ломоносов, пишет исследо­
ватель, обращался к таким же по типlо идеям и опытам, .какие ...
некогда вдохновляли Симе:она Полоцкого
0

Интересные наблюдения над развитием ораторской прозы старшей
поры в целом, а также -над творчеством отдельных ее предста ­

вителей, содержатся -В книге А.Н. Робинсона "Литерату ра Древней


Руси в литературном процессе средневековья XI - XIII вв ." . Здесь
подчеркивается, в частности, роль античного наследия для формиро-
вания жанра - древнерусского " слова" , отмечается влияние апокрифов

с их элементом- вольномыслия на · произведения ряда русских рито-


9.1
ров . .

88
Лихачев Д.С. Развитие русской литера.туры X-XVII веков. С. 140, 143. 142.
89
,РQбuнсон А . Н. Борьба идей в русской литературе XVII века. М. , 1974. С. 246--277.
Симеон Полоцкий и его книгоиздательская деятельность: Русская старопечатная
90

литература (XVI - первая четверть XVIII в.) / Изд. подrот.: В.К. Былинин
В. П . Гребенюк, О.А . Державина и др.; Под ред. А . Н . Робинсона . М ., 1982. с . 7-45. '
Робинсон А.Н. Литература Древней Руси ... С . 67, 70, 76, 80, 81 и др.
91

18
u н
Как форма пропаганды общественно-политиче с ки х иде и ра ссма т- 1,
92 11
ривается ораторская проза в книге Л . Н . Пушкарева . Ав тор подче р- 1
1
кивает, в частности , многопроблемность проповедей Симеона Полоц- 1 ;
кого~ Кариона Истомина, Сильвестра Медведева и др. 1\
Наша книга построена по хронологическому принцип у. В ней
значительное место отведено малоизученным писателям , в числе
которых Епифаний Славинецкий, Евфимий Чудовский, автор "Ста-
ти р а ". для анализа привлекаются рукописные сборники и отдельные
тек сты, не к оторые из них нпервые.

1
l

92
Пушкарев Л. Н. Общественно-политическая мысль России, вторая пол овина X VII ве ка ·
Очерки истории. М. , 1982. С. 160- 217. · ·
... ;;

r
ПИСОК СОКРАЩЕНИЙ

:
и Акт ы исторические
ГБЛ Государственная библиотека СССР им . В.И. Ленина (М осква)
гим Государственный Исторически/:i музей (Москва)
жмнп Журнал Министе рства народного просвещения
ИОРЯС И звест ия Отделения русско го языка и словесности
имп . Академии наук
олдп Общество л юбителей древней письменности
ПСРЛ По л ное собран ие русских летописей
РИБ Русская исто рическая библиотека
ТДКА Труды Киевской духовной академии
ТОДРЛ Труды Отдела древнерусской литературы . Ин ст итут русской литературы
(Пушкинский Дом) Академии наук СССР
ЦГАДА Центральный государственный архив древних ак то в (Москва )
ЧОИДР Чтения в Обществе ис1 арии и древностей российс ких при М осковском
университете
Глава первая

Т ЕОРИ Я О РАТОРСКОЙ ПРОЗЫ


В РУССКИХ РИТОРИКАХ XVII ВЕКА

Основные рито р ич еские понятия стали известны на Руси еще в


киевский пер иод. Напри мер, в "Изборнике Святослава" ( 1073) со­
держится перевод статьи византийского грамматика Георгия Хи­
ровоска "О образех", где излагаетс я у ч е ние о способах у кра­
шения речи.

Сведения об искусстве ритора, о видах ораторски х речей дан ы


в предисловия х Никиты Ираклийского к "словам" Григория На­
зианзина, получивших распространение на Руси с XIV в . Кроме
т ого , "риторические рецепты " были включены и в литерату рные
f
( произведения, служившие образца ми для русских книжников .
Однако создание специ,альных т рудо в п о риторике относ ится уже
к XVII в., в чем немаловажную рол ь сыграл, видимо , пример
соседних славянск их стран, где интерес к вопросам теории в
области искусства слова вообще и красноречия в частности был
чрезвычайно велик. Это характерно для Польши, где с разви тием
ораторской прозы , начиная с конца XVI в. , появляется ряд со ­
ответствующих учебных пособий, основанных на сочинении Марка
Фабия Квинтилиана "Intitutio oratoria" . ("Образование оратора") ,
а также на трактате Псевдоплутарха "De liberorum educatione"
("О воспитании детей"). В числе авторов риторик были при этом
видные писатели : Я . Гурский, А.-П . Видецкий , А. Ромер .
2

Большое значение для развития теории и практики русской ора­


торской прозы XVII в . имела деятельность Киево-Могилянской ака­
демии, где получили образование будущие русские писатели Епи­
фаний Славинецкий , Симеон Полоцкий, Димитрий Ростовский , Фео­
фан Проко п,о вич, Стефан Яво рский и др. 3

Буланина Т.В. Риторика в Древней Руси: Сведения о теории красноречия в русской


1

письменности XI - XVI веков : Автореф. дис . ... канд. филол . наук . Л ., 1985. С . 10- 15.
Brzozo wski М. Teorie kaznodziejstwa (wiek XVI-XVIII) // Dzieje teologii katolickiej w Polske .
2

LuЫin, 1975. Т . 2: Od odrodzenia do oswiecenia, cz. 1: Teologia humanistyczna. S. 390.


О риториках Киево-Могилянской академии см.: Петров Н. И. Описание рукопи­
3

сей Церковно-археологического музея при Киевской духо вной академии. Киев, 1875-
1879. Вып . 1- 111;· Он же. Описание рукописных собраний, находящихся в городе
Киеве. М., 1891 -1904. Вып . 1- 111; Лебедев А . Рукописи Церковно-археологического
музея при Киевской духовной академии . Са ратов , 1916. Т. 1; Ничик В. М. Собрание
курсов риторики и философии · профессоров Киево-Могилянской академии в ЦНБ
АН УССР // Русские библиотеки и их читатель: (Из истории русской культуры
эпохи феодализма). Л . , 1983; Стратий Я.М. , Литвинов В. Д. , Андрушко В. А. Опи­
сание курсов философии и риторики профессоров Киево-Мо гилян с кой академии . Киев ,
1982 (описание риторик сделано В . Д. Литвиновым); Буланина Т. В. Ри тор ика и философия
в · Киево-Могилянской академии // Рус. лит. 1984. N 2. С. 215- 220.

21
- ~- - - - - -- - - - - - - -- - - - - 1'

Курсы пиитики, риторики, фи лософии, читавшиеся здесь на ла -


ти н ском я зыке, представляли собой сплав идей античности, па тр истики, ~
схоластики, гу м анизма и реформации. Авторами этих кур со в б ыли
та к ие видн ые де ятели просвещения, как И. Кононович-Го рбацкий ,
Ин н окент ий Г и зел ь и д р .
Учебники риторики опирались преимущественно на античн у ю те о­
р ию красно р ечия, разработанную Аристо телем, Цицероном , Квин­
тилианом. В ч астности , киево-мог и лянские рито ры следуют за т ра­
ди ционн ым деле н ием ри то р ики на пять частей . Ав торы рассматри­
ва ют также те ор и ю т рех ст илей , сфо р мулированную Цицероном,
даю т р е ком ендации о ее ис п о л ьз ов а н ии.

Для ри торик х ара кте рн о обраще ние к общественно-поли тической


пробл е матике, о че м св идетель с тв у ю т о бразцы речей в чес ть в ид­
ны х дея т елей т о го вр е ме н и , н а п рим е р Петра Могилы .
Одним из ранних, дошедших до нас курсо в является книга
Иосифа Кононовича-Горбацкого "Orator Mohilea nus Marci Jullii Ci-
ceronis apparatissimis partitionibus excultus" ("Орато р моrилянский,
украшенный совершеннейшими ораторск и м и разделе н иями Марка
Туллия Цицерона") . Курс , прочитанный в 1635 / 36 уче б ном году ,
состоит из вступления и трех трактатов4. Во вступлении выяс­
няется, в частности: 1) необходимо ли искусство дл я усо в е р­
шенствования природного таланта оратора? 2) являе тс я ли рито­
рика искусством? В чем состоит долг оратора?
Автору курса прекрасно известны античные теории , о че м св и­
детельствуют ссылки на "Риторику к Герению" , на Цицер о н а;
например, популяризуется теория трех ст илей . Цитир у ю тся та кже
гуманисты Джакомо · Забарелла, Эразм Роттердамский , Стан ислав
Ориховский (с . 12).
Речь совершенного оратора, по · мнению автора кни г и , дол жна
откликаться на злобу дня. Кононович-Горбацкий включает в рит о­
рику панегирик Петру Могиле, дает образцы приветственных реч ей
от сына к отцу (с . 13). В.Д. Литвинов подчерк~вает демократи­
ческий, с·ветский характер учебного курса.
Определенный интерес представляет собой руководство аноним­
ного автора от 1677 г. Его заглавие . в переводе: "Врата ора­
торского факультета для новых атлетов, сражающихся в лите­
ратурном состязании, открывают не тернистый, а проторенный
путь к высоким вершинам красноречия; руками главы римско г о

красноречия они укажут приступающему ученику две стадии, или


две идеи обучения".
В риторике много рекомендаций и с~ответствующего иллюстра­
тивного материала для написания речеи, в частности панегириков
воинам и полководцам (с. 14).
Из более поздних риторик, . созданных в Киево-Могилянской
академии, должны быть отмечены руководство Иосафа Краковского
(1683), поместившего наряду с теоретическими полож~ниями при-

◄ Стратий Я.М. , Литвинов В.Д., Андрушко В.А . Описание курсов философии и ри то­
рики .. . С. J.J (далее ссылки на страницы приводятся в тексте) .

22
-
ветственные речи по адресу Петра Могилы , С ильве стра Ко ссова ,
гетмана Ивана Самойловича , Иннокентия Гизеля (с . 15), а также
ряд д ругих ри торик.
Начиная с 30-х годов XVII в. в библиотеке Киево-Могилян-
ской академии стал и появляться риторики из других городов,
преимущественно польских. В числе их "Риторика" Адама Ромерия
(1 633); анонимная "Rhetorica poli tica" ("Рит орика политич~с_к_ая"),
1652 г.; анонимное же руководство "Campus eloquentiae c1~I11s et
sacrae inventionis f ontibus laetus eruditionum aurifodinis dives, f1guram
sententiarum conceptumfloribus vernans anno... 1659" ("Гражданское
поле краснореч ия и священного нахождения , веселое источниками
ученостей , богатое золотыми приисками, оживающее весной цветами
ф игу р , сентенций , накоплений в году.. . 1659"); оно прочитано во
Львове .
В том же, 1659 г. прочитана риторика в Кракове , перед~н­
ная затем в Киев :
"Tullius latinopolonus ad normam quam pпn­
ceps eloquentia Romanae in suo oratore suis sequacibus proponit
t ad ustim Sarmaticae iuventuti anno perorantis in carne Sapientiae
f 1659" («Латинопольский Туллий по образцу, изложенному прин­
цепсом римского красноречия в своем "Ораторе", своим привер­
женцам предлагает к употреблению сарматской молодежи в году
1659»).
В Киево-Могилянской академии о казался "Учебник или ко мпен­
дий риторический , полезный оратору школьному, церковному , поли­
тическому" из г. Каменца (1666). Множество риторик поступает в
библиотеку в 70-80-е годы. Они также преимущественно поль­
ского происхождения, но одна из них привлекает внимание тем,

что была создана в немецком городе Эльбинг: "Georgi Beckneri


Elbingensis orator extemporanens sen artis oratoriae breviarum cuius
pars prior praecepta continet generalia posterior praxin in spcie ex-
tendit" ("Георга Беккнера Эльбингского импровизирующий оратор
или бревиар~й ораторского искусства в двух частях, первая часть
которого содержит общие наставления, а вторая - дем онстрирует
практическое упражнение в виде"). Книга была передана в Киево­
Могилянскую · академию Варлаамом Ясинским (впоследствии киев­
ским митрополитом), учившимся в Германии (с. 137- 142).
Подобный книгообмен был плодотворен для установления меж­
национальных связей, для развития культуры восточных славян ,
получавших возможность обогащать свою теоретическую мысль в
соответствии с установками западноевропейских ораторских школ.
К середине
XVII в. в теории орат0рской прозы на Украине
находят отражение тенденции стиля барокко • Большую роль в этом
5

отношении сыграла книга Иоанникия Галятовского "Ключ разу­


мения", вышедшая первым изданием в Киеве в 1659 г. Приме­
чательно, что она была написана не на латыни, а на украинском
языке. Здесь наряду с литературными произведениями помещался

5 .
Грицай М. С.. Микитась В. Л.. Шолом Ф. Я. Давня украiнська лiтература / За ред.
М . С. Грицая . Киiв , 1978. С. 191.
трактат "Наука албо способ зложеня казаня", представлявший со­
бой практическое руководство по составлению проповедей. Через
;, 0 д вышло продолжение книги: «Казаня , приданыи до книги
Ключ разумения названой"», где с циклом новых сочинений по­
мещен сокращенный вариант трактата - "Наука корот кая, албо
способ зложен я казаня" (Киев,
1660). Вскоре о_бе книги были
объединены и вышли в одном томе двумя изданиями во Львове
(1663 и 1665). Дополнительно сюда были включены рассказы о
чудесах (иллюстративный материал для составителей поучений).
Учебник Иоанникия Галятовского сразу же приобрел большую
популяр ность . Написанный на украинской "мове", он вскоре был
переведен на "славено-русский язык". Один из переводов был сде­
лан в Иверском монастыре по распоряжению новгородско го и
великолукского митрополита Питирима (1669). Другой - осуще­
ствлен Лаврентием Сна зиным " по обеща нию при своем животе
6
св оею рукою" в А лександро-Сви рско м монастыре . Определенное
вл ияние книга ока~а!fа на "Обед душевный" и "Вечерю душев­
ную" Симеона Полоцк ого.
Завершением р иторической традиции на Украине в переходный
период является лекционный курс Феофана Прокоповича "О рито­
рическом искусстве"7, прочитанный им в 1706-1707 гг. в Киево­
Могилянс~ой академи и. Курс в соответствии с традицией написан
на латыни.
Трактат Феофана Прокоповича состоит из 10 книг, три из
которы х посвящены собственно орациям: седьмая - особенностям
судебного красноречия, вось мая - эпидейктического , девятая -
гомилетике. Риторика опирается на Аристотеля, Цицерона, Квин­
тилиана, Гомера и других античнь_1х авторов. Писател ь широко
использует ренессансные и -- позднеренессансные источники, в ~аст­
ности уп6минает польског'о - поэта Яна Кохановского. При этом
раздел о гоми.тiеtике
- значительно .
пополняет
-
представления чи-
тателей
п ольшеи.
.. о
в
литературных связях России с Западной Е в ропой и

По своим-" эстетическим взглядам феофан Прокопович тяготеет


к "умеренному барокко", представители которого выступали против
замысловатости - и цветистости слога. "Опираяс ь на автор итет ре­
нессансной и позднеренесса-нс1iой теории искусства, умеренное баро к­
ко вело глубокую и всестороннюю критику барокко темного " _
- 9 '
пишет С. А. Кибальник . Так и Феофан Прокопович выступает

6
Вомперский В. П. Стилистическое учение М.В . Ломоносова и учение трех стилей. М
1970. с. 43-44. .,
Риторика Прокоповича опубликована полностью на украинском языке в кн.: Прокоп о­
7

вич Ф. Фiлософськi твори / В 3 т.: Пер. з лат. Киiв, 1979. Т. 1. С. 103-435 в


• 0 трыв-
ках на рус. яз. публ. в кн . Петровым, см. : ТДКА . 1865. N 4. С. 61 4-637 а
. , та кже
в кн.: Вомперский В.П. Стилисткческое учение М . В. Ломоносова .. . С. 195 -2ОО.
в Буланина т.в. Первое издание "Риторики" Феофана Прокоповича // Рус . л ит. _
1980
N 3. С. 232.
9
Кибальник С.А . О "Риторике" Феофана Прокопови ча / / XVIII век. л., 198 3 _ Сб. _
14
с. 199.

24
в в й риторике против перегруженност и стиля тропами, его излиш­
н ii прип нятости, отсутствия ясности, х о тя и сч итает украшен­
н ть р еч и о б язател ьным элементом красноречия.
он не сто р онни к и строго го с о б людени я
правил
, поскол ь ку

~ в ршенство науки состоит в том , чтоб ы не т олько изучить


п равила , но и з н ать и с кл ю чени я ,
без понимания чего очень

1 rtн гие ·'т огда-то о собен н о и п ог ре шают против нау ки, ко гда ос обен-
н о заботятся вы п о лнить ее" .
Вслед за риторами XVII в . Феофан Прок опович подчерк ивает
бщественную з начим о сть о р атор ск о й пр озы . Он осуждает тех , кто
вои познания в ис кусстве красн оречия размен ивае т на п оздравител ь­
ные речи ''за пакалами". В орациях необходимо показать , что
" не бесплодны доблестью наше отечество и наша вера " · "С и лою
красно речия" должны обладать "и военачальники и немалое числ о
воино в". И вообще изучение р иторики должно побу ждать писать
не о частн ом деле, но о важнейших общественных делах".
Трактат Феофана Прокоп ов ича сыграл значительную роль в раз­
в итии эстетическо й мысли XVIII в. В се п оследую щ ие р ит ор ики
( Митрофана Довгалевского, Лаврентия Горки, Порфирия Крайского ,
Георгия Конисского и др .) несут на себе сл еды влияния стили­
стических идей Феофана Прокоповича. Их воздействие испытал на
себе и Ломоносо-в. "Риторику" Прокоповича перевели с латинского
и переработали применитель но к своим взглядам вы г овские рас­
кольники10.
Первой риторикой , известной в Московс кой Руси, является так
называемая "Риторика Макария". Она дошла до нас в трех редак­
циях и 34 списках. Самый ранний из них надписан 1620 г., послед­
ний датируется 1714 r. О популярности рит_орики, возникшей,
видимо , в пределах Москвы. свидетельствует и широта ее геогр а-
ф изического распространения
11
. -

"Риторика Макария" стала объектом изучения с середины XIX в.


Ряд исследователей склонялись к мнению о ее польском происхож­
дении . (А.Х. Востоков, А.Н. Филонов) • А .И . Соболевский пред­
12

положил существование латинского оригинала, легшего в основу


русского текста •
13
В советское время мнение о "Риторике" как

Вомперский В. П. Риторики XVII-XV111 вв. и их роль в описании процессов ра1вития


10

русского литературного языка и русской литературы / / Науч . докл. высш. шк. Филол .
науки . М ., 1978. С . 42. О "Риторике" Феофана Прокоповича см . также: Петров Н.И.
О словесных науках и литературных занятиях в Киевской академии от начала до ее
преобразования в 1819 году // ТДКА. 1868. N 3. С. 465-525.
Аннушкин В.И. Первая русская "Риторика" начала XVII в. : Автореф. дис .... канд.
11

фил. наук. М. , 1985. С. 2, 6, 22. "Риторика Макария" издана фототипически Ренатой


Лахман : De Makarij-Rhetorik: ("Knigi sut retoriki dvoi ро ton k u v voprosech spisany ... ") /
Von R. Lachmann. Kбln, Wien, 1980. Bd. 1. 166 S.
Востоков А.Х. Описание русских и словенских рукописей Румянцевского музеума. СПб . ,
12

1842. С. 238; Филонов А.Н. Русские учебники по теории прозаических сочи­


нений / / ЖМНП . 1856. Апр . С. 23.
Соболевский А . И. Переводная литература Московской Руси XIV- XVII веков. СПб. ,
13

1903. с . 120.

25
перево де поль с кого оригина л а , вос х од ящег о , в свою очередь , к
латин с ком у источнику, раз вивал В . П . Вомпе р ски й
14

Точка з ре ния о русс ком происхожде нии " Рито р ики" в ысказана
Д . . Бабкиным , который атрибутировал авторство во лого дского архи­
епископа Макария • Однако исследования В . И. Аннушк ина и Т. В . Бу­
15

ланиной показали, что Макарий не был ав торо м "Ри т орики" ,


а в ее основе действител ьно лежит иноземный источник . В . И . Ан­
нушкин установил близость "Рито р ики" псевдо - Макария к " Р ито­
рике" Фили ппа Меланхтона, написанной на латинском языке (1531).
В .И. Аннушкин допускает при этом наличие промежуточно го пол ь-
16
скоrо тек с та . Важное уточнение сделала Т.В . Буланина, указав
на непосредственный источник р усс кой "Риторики" в виде адапт и­
рованного ваRианта книги Меланхтона, который составил Л у ка
Лоссий ( 1554) В конце XVII в. на основе первой русской рито­
7

рики была создана Михаилом Усачевым новая книга по искусств у


красноречия 18 •
''Риторика Макария" приобщала русского читателя к ев ро пей­
ской теоретико-литературной мысли, ·а также к античному насле­
дию. Например, в книге подчеркивается, что она ведет свое начало
"от Димостена, греческого ритора, сиречь хитроречива rо, и от
Маркусаталиуша Кикерона, латиньскаrо хитрословия началника" •
19

Первая русская риторика отличается светским характером . В


предисловии · под!-Iеркнуто, что ритору надлежит "о таковых ве ща х
rоворити... которые в делах, и на грацких судах, по обычаю
и закону господарства. . . бывают". Оратор должен уметь "рассуж­
дать" о делах "пригодных и похвальных" и славы достойных,
обличать "что ни есть безчестнаrо" (л. 2). Примечательно , что и
примеры, которыми оперирует автор, почти лишены ссылок на

церковные тексты.

"Книга первая" посвящена видам ораторских произведен ий , их


структуре, "_общим местам", которыми должен поль зо ватьс я ритор
при составлении . речей. Выделены следующие типы ораций : 1. "Род
научающий"; 2. "Род к суду пристоящий , сий речь судебный";
з. "Род разсужающий"; 4. "Род показующий". Род судебный "опи­
сует брани или спротивныя двух суперников на суде речени я" .
в нем, детализируется далее , "сопротивное слово и речениа содер­
жатся, котораrо образцы сиа суть: обвиновление , возбранение,
умиление, прощение, · обличение, покорение, или вины упрошение"
(л. 8).

14 Вомперский В. П. Стилистическое учение М.В . Ломоносова ... С. 22.


1s Бабкин д.с. Русская риторика начала XVII в. // ТОДРЛ. М. ; Л . , 1951 . Т. 8. с . 345 _
16 Аннушкин В.И. Компо зиция и терминология ~ервой русской "Риторики" / / Рито ри ка
и стиль: Сб. ст. / Под ред. Ю. В. Рожд..:ственского. М., 1984. См . также: А.ннушкин В. И.,
Буланина Т. В. // Макарий // ТОДРЛ. Л., 1985. Т. 60. С. 126- 127.
17 Буланина т.в. Риторика в Древней Руси. С. 16.
1s Вомперский в.п. Стилистическое учение М.В . Ломоносова .. : С. 30.
19Текст приводится по списку: ГБЛ. Ф. 310 (Ундол ьский). N 874. Р иторика ("Книги
суть РиторJfКИ двои, потонку в вопррсех списаны, скораго и удобнаго ради науче­
ния") .
1623 . л. 2 (далее ссылки на листы по этому списку приводятся в тексте) .

26
Зада ча "разсужающеrо рода" - "радети и советовати кому ни
есть в делах св оих". С о держ а ние "показующеrо рода" составляют
по вала или похуле ние " (л. 4). Объек тами qохвалы могут быть
"лица" и "действ а", наприм е р цесарь и его де яния , а также "вещи" -
'како то есть крепость и философиа, враче вская наука, покой
и сладость словесная" (л. 21 об .). Что каса ется "нау чающего ро­
да ", то он должен быть отнесен к гомилетике.
Конечная цель любого публичного выступления - чтобы оно
"чего ни есть научил о", привело к "познанию дела": именно во
им я н ее "всякое речение или слово постановляется и состав­
ляется", подчеркивает автор (л . 4 об . ). Этой цели должно служить
и "обретение дел", т.е. выбор материала и его интерпретация .
Примечательно обращение автора "Риторики" к авторитету Цице­
рона ("Кикерона") о праве писателя на "выдумание, или вымыс л
праведных вещей" . Эти выдуманные, но "к правде подобные" вещи
"всякое дело яснейшее или к правде подобнейшее показуют" (л . 2).
В "Риторике" подчеркнута необ ходимость знания "общих мест":
"Еrда хощем и желаем о каждом деле людей научити , чтоб те
статьи в · _памяти были у нас , где бы удобно иска ти начала дела
или которыя бы с великаго или мноrаrо собрания дел с обирати
· угоже было" (л. 5). Имеется в виду принятое с античности опе­
рирование топосами, различное сочетание которых дол жно служить

выражению той или иной идеи: " ... для античного ритор ического
взгляда на вещи ... топос есть нечто абсолютно необходимое, а
потому почтенное . Общее место - инструмент абстраг ирования,
средство упорядочить, сист~матизировать пестроту яв лений действи­
тельности, сделать эт.у пестроту легко обозримой для ра ссудка ...
Вся античная литература воспитывала вкус к общим местам" .
20

"Макарий" останавливается на топосах и общего порядка, и


более конкретных , применяемых в отдельных ораторски х _жанрах .
Например , при построении "судительной" речи могут бы ть ис­
пользованы такие "места", как "очищение", "пренесение вины" ,
"испрошение милости". "Очищение" - набор различных доводов,
с помощью которых "оставляем от себе вину": "Сице сот ворилося
то с нами с неразумия или з гневу, а не сотворихом омышле­

нием". · "Пренесение вины" - обвинение в своем проступке "иных


человек" или обстоятельств. Например, можно говорить : "Виноваты
в том любовь или слабость, виноваты в том вино , юность ,
сотворихом с повеления друrов". Для "упрошения милости" целе­
сообразно обратить внимание на "лета" говорящего, на его "достоин­
ство" или "живот смиренный" и т.д. (л. 13 об.) .
Определенный набор "мест" имеет для панегирических целей
и "род показующий" . Античные риторики рекомендовали при напи­
сании подобного слова выделить прежде всего рубрику "происхож­
дение", а затем разделить ее на части ("народ", "отечество".

Аверинцев С.С. Риторика как · подход к обобщению действительности // П оэтика


20

древнегреческой литературы. М ., 1981. С. 16.


27
,, предки " , " родители ") и т рактовать каждую по отдельн ости . Далее
следовал а рубрика "де ян ия", такж е со своими подрубриками ("ду­
ша" , "тело", "судьба") и т .д.
2 1

По доб ной сх е мы п р едлагает придерживаться и "Макарий" : род,


пол , ка ч ества , дела - те "места " , с помощью которы х как бы
рождается "бесконечное во с поминание . . . дел живота всего того че­
ловека, его же похваляем" (л. 22).
Что касаетс я н р авоучительных ораций ("рода разсужда юще го"),
то в н их имеют "вели кую силу и крепость ... образцы в совето­
вании и в несоветовании" (л . 21 об.) . К "сов ет ованию" отне­
се но изо бр аже ние таких добродетелей , как "честь", "корысть" (т.е .
п ольза), "удобст в о" и воо б ще все , что объединяется понятием "лзя".
К " н есоветованию" - "нечесть", "не к орысть" (бесполезность), "не­
удо бств о" и в се, ч то "нелзя" (л . 20 о б.).
Так им обра з ом, то п осы - тот, по сл ов ам автора , "ключ",
ко т орый открывает двери ора торского т вор чества . Чтобы им овла­
де ть и выбрать из разных областе й з н ания "лучшие и болшие
гл авизны", ритору необход имо уч итьс я. "Ка к и м о бычаем позна­
ваются подлинно места общие?" - задается в опр ос. И следует
ответ: "Егда те на у ки , в которых пребывает, со в ер шенно позн аны
будут ... чтоб ими ( т . е. " общими м естами". - А.Е.) ... де ло предло­
жен·ное и объявленн·ое искушенно и размноженно было" (л. 23 о б .).
Большое место уделяет первая книга "Риторики " стр уктуре пр оиз­
ведений. Называются шесть частей "речения риторско го" : 1. П р еди­
словие ; 2. Сказание дел , или считание ; 3. Предложен ие, или о бъяв­
ление дела ; 4. Укрепление; 5. Развязание , или толко ван ие дела ;
6. Совершение , или докончание беседы (л . 8 о б . ). Ка ждая из
этих частей строится по своим правилам .
Большое значение придается вступлению, ср а з у же создающему
определенный настрой аудитории: "имже приводим и у гото вляем
сердца и разумы слышателей к послушанию" (л. 8 о б. ) . Жела­
тельно , чтобы оно было "кратко , ясно и разумно" (л . 9).
Привлечь внимание слушателей можно разным и путя ми . Н ап р и­
мер, сразу объявить, ч т о далее речь пойдет "о вел иких и богаты х
делах" (л. 9). Можно начать слово "от време ни, от м ест и от
иных · различности дел ". о ратор может сделать п рисут ств у ю щи х

"охочими к слушанию", если начнет речь с обнаружения собст вен-


ных чувств: ,, отчаяния " , " подивления " и т . д. ( л. 9 об .) . Похваль -
ную речь при бракосочетании или на похоронах можно н ачать
"иногда... от яснаго и честнаго показания мирскаго , иногда же
от совершениа каковаго , и иногда от прошения , или от жела­
ния" (л. 22).
Определив риторику как науку , что "красовито и удобн о гла­
голати и писати научает" (л. 1 об. ), автор посвящает специаль-
ную часть книги
,, украшению слова
,, . з
десь содержи тся теорети-
ческий материал о тропах и фигурах , даются примеры их стил и­
стического употребления. Хара ктерно , что "украшенность" реч и для

21
Там же. С. 21 .

28
отнюдь не равнозначна ее перегруженности изобразитель­
ритора вами· "У кра шение слова есть, которое ясно и явно ,
ными ':с,е~ст ечи~ или глаголанием, дела и вещи объявляет и
и слад ,, (л р 27 ~б.). Или: нужно, "чтоб великие дела краткими
показует · б б авл яла и п ри-
овесы и малыми немно го выгов аривая . . . ч то пр и
:вала (риторика. - А . Е.) светлости и сияния словеснаrо" (л. 2 об.).
Как отмечает В. П. Вомперский, семанти ка тропов и фигур разъ­
ясняется в "Риторике" путем "синонимического сближения и uпроти­
вопоставления слов, фразеологических един иц, сло восоче:,ании , кон­
струкций, близких по смыслу, но различающихся поняти иными или
экспрессивно-стилистическими качествами" . Например , к rлaroлr,
22

"разумети" предлагаю тся мета ф оры " держа т и '' , " имети " , "видети
(л. 28 об.). Метонимиями к словам "царство", "назнаменование"
могут служить "скипетр", "знамя" (л. 29 об.) . Существительное
"философ" синонимируется с перифразом "печалник" (л. 30 об. ).
В ряде случаев дается реальный комментарий: например , чтобы
разъяснить метонимию "долгое портище" к слову "покой", приво­
дится рассказ о римлянах , которые в мирное время носили длин­
ную одежду.

К числу словесных тропов автор "Риторики" относит метафо­


ру, синекдоху, метонимию, uерефрасис и ряд других (л. 28). Не­
которые из определений отличаю т ся большой обстоятельностью.
Например, охарактеризовав сине кдоху ("синекдохе") как прием ,
''егда со единаrо слова многая разуметися может", автор далее
перечисляет шесть видов этого тропа : "Первое, егда целое дело
единого частию затворяем, яко rлi:1.rолем душу вместо душевнаго,

или вместо человека. Второе, еrда вместо части целое дело гла­
голем, якоже войско побитое, вместо многих побитых суть . Третье,
егда содержаще емлются вместо совершеньства, якоже есть напи­

сано у Кикерона: выпитые бочки, вместо выпитое вино . Четвер­


тое, егда же естество или материя описуется, и глаголет вместо

образца, или выотражения, или вместо вещи зделанной, яко железо


глаголем вместо меча. Пятое, егда образец ставится вместо роду,
якоже Понтус, вместо всякого моря. Шестое, егда с предидущих
дел разумевается последующе, я коже r лаголется жили, вместо из­

мерли, стрещаю или стреляю к стенам каменым вместо побежаю"


(л. 29-29 об.).
В ряде случаев обращает на себя внимание невыработанность
терминологии, обусловленная новизной для русского общества са­
мого дела. Например, "перифрасис" , т.е. перифраз, объясняется как
"окрест и окружение имения, якож печалник или ученик · пре­
мудрости, вместо философа; наука доброгласия, вместо риторики"
(л. 30 об.; ер. с современным определением перифраза: "стилисти­
ческий прием, заключающийся в замене какого-либо слова или сло­
восочетания описательным оборотом, в котором указаны признаки
..__ ")23
не названного прямо предмета .

22 Вомперский В. П. Стилистическое учение М.В. Ломоносова ... С. 26.


23 Квятковский А.П. Поэтический словарь. М., 1966. С . 209.
29
Вместе с тем примеры, иллюстрирующие отдельные понятия,
зна чительно пополняют наши нания о разговорной лексике того
вр мени . Это мы видим, например, при объяснении ономатопеи
(слова, основанного на звукоподражании): "бомбарда, вместо пи­
щал я ; тарантара, вместо гласа трубнаrо" (л. 30 об.).
Художественная специфика ораторских жанров отражена в раз-
деле "О втором чину видов ' ', где речь идет о поэтическ ом с ин-
таксисе. В числе фигур названы "вопрошение", "пред очи явление",
"гласное объявление", "неподлинная надежда", "неначаанное дело",
"общее разсуждение", "оставление", "произволение", "отвращение",
"смелство" и "дерзновение".
Задача фигур - создать атмосферу жив ого слова, непосредственно
общения оратора с аудиторией , усилить эмоциональность речи . К
числу приемов экспрессии отнесено, например , употреблен ие междо­
метий ("гласное объявление") - «еrда частку "о" или подобную
ее влагаем во rлаrолание, якоже есть: "О, времена худые, о,
обычае! Ах, увы мне ... "►► (л. 35 об.). При этом подчеркнуто,
что междометия особенно уместны при передаче проклятий, просьб,
жалоб.
Под определением "пред очи явление" имеется в виду диалог
автора с самим собой - "erда сами отвещаем нашему или св оем у
вопросу: Мне ли убити человека, - не убию! Мне ли обма нити
кого, - не обьманю" (л. 35 об.).
"Общее рассуждение", а также "смелость и дерзновение" - при­
емы, присущие судебным речам. В первом предлагается судьям
поставить себя на место обвиняемого и сказать, как они сами
стали бы себя вести (л. 36) в подобной ситуации. Второй прием
наряду со словом включает в себя мимику: чтобы не обнаруж ить
страха перед теми, которых "должни ... боятися", - "приемлем на
собе смелое лице или во общем действе или во брани" (л.
36 об.).
"Риторика" заканчивается главой "О тройных родех rлаrолания",
соде·р.жащей учение о трех стилях, - "смиренном" (низком), высо­
ком и "мерном" (среднем). Опирающийся в данном случае на
античный принцип, ее автор является одним из предшественников
Ломоносова с его теорией "трех штилей".
"Риторика Макария" была популярна на протяжении всего XVII в .,
о чем свидетельствуют поздние списки. Как отмечалось выше
на ее основе было составлено новое руководство, приписанное'
в одном из рукописных экземпляров "Михаилу Иоаннову, сыну
Усачеву". Книга создана в 1699 r. в пределах Новrорода 24 •
Использовав план "Риторики Макария", Михаил Усачев значи­
тельно пополнил ее новыми сведениями и в объяснениях, и
8
примерах. Отказался он и от вопросно-ответной формы, предпочтя
систематическое изложение материала. В результате возник ценный
для своего в·ремени теоретический труд, усвоивший, с одной сторо
,К ,К ны,
имеющиеся достижения, а с друrои, отразивши» последующие взгляды
на задачи и содержание ораторской прозы.

24 ВомпгрскиiJ В.П. СтилистичесJСое учение М. В. Ломоносова ... С. 30-34.

30
Несмотря на то что ко времени создания книги Михаила У са­
чева появился ряд гомилетик, сформировавшихся под воздействием
взглядов баро чных писателей, труд новгородского ритора сохра­
няет основной па фос учебника "Макария" - его светскую направ­
ленность и установку на простоту и доходчивость ("велеречием
ушеса не отягчевати"), что в преддверии XVIII в. было особенно
актуально.

В заново написанном предисловии подчеркнуто, что риторика


должна касаться "всяких вещех детелных и зрителных", имеющих
"2s
отношение к "судам земским", к "обычаям закона государьства •
В основном тексте книги эта задача реализуется с помощью приме­
ров из истории не только античной, но и отечественной. Напри­
мер, в разделе "О вопрошении" среди перечня вопросов имеется
такой: "Истинно ли государство Российское мудрости желает?"
(л. 2 об.). Иллюстрацией к одному из "мест" служат . слова:
"Славен есть Пожарский яко за царство на брани убиен бысть"
(л. 16). При отыскании источн иков автор рекомендует читать
русских "историографов, сиречь летописцев" (л. 12 об.). Это новый

l момент по сравнению с псевдо-Ма карием .

цели
Обращают на себя внимание воспитательные и . образовательные
книги, провозглашенные в предисловии от лица риторики:
''Аз бо младыя научаю и старыя умудряю... дабы зна:л и ведал"
r (л. 3 об.).
Непосредственно к оратору-практику обращена глава "О есте­
стве". Если "Макарий" лишь упоминает о необходимости для ри­
тора природных данных и соответствующих упражнений (л. 2 об.) ,
то Михаил Усачев дает конкретные советы. Чтобы преуспеть в
искусстве красноречия, необходимо прежде всего обладать "дарами
от тела": это "перси крепкия, громогласие, язык свободный, уст
и всего тела приустроение". Писатель с большим мастерством соз­
дает при этом карикатурный портрет горе-казнодея, который, не имея
необходимых способностей, берется витийствовать и наводит тоску
на слушателей : " ... егда и·меет язык заикавый, сиповатый , борбот­
ливый, гугнивый, шепетливый , хроповатый, горкавый ... или дви­
жение лица имеет зело простое и науклонное (т.е. невыразитель­
ное. - А.Е.) и взирающим разумным людем мерзское, сей _не
возможет между речеточцы почтен быти". Примечательно разгра­
ничение, которое делает Усачев между искусством красноречия
и ора1"орской прозой: не имея "даров от естества", можно стать
"слагателем глаголания", т.е. писателем (л. 9).
Обращает на себя внимание близость к точке . зрения Цицерона
о необходимости особых природных данных для оратора: хорошей
памяти, находчивости, звучного голоса, сильного сложения ("Об
ора торе")2 •
6

Автор "Ритор-ики" говорит также о необходимости ритору посто-

2
s ГИМ. Собр. Щукина . N 803. Л. 3 об. (далее ссылки на листы приводятся в тексте) .
26
Цицерон. Три трактата об ораторском искусстве / Пер . Ф .А. Петровского и др.; Под
ред. М.Л. Гаспарова. М., 1972. Т. 1. С. 113.

31
я нно у пражня ться в сво ем искус стве (глава "О часто м употребле­
нии") , о з начении о браз цо в (глав а "О подражании"). Необходимо
следовать за "изрядными" , т . е . образцовыми, писате лями, которые
могут нау ч ит ь , "ка к о глаrо л ан ие на чати, како повествовати , пред­
л ожити, ка ко прилично и зъяснити и ра с п ространити, каковы м о бра­
зо м из мест вз яти дово д ы ко у тв е ржден ию и како оныя распо-

л ож ити ". Л итературны ми у чи те лями должн ы б ыть не только " рито -


р ич ные" , но и " п рочие т ворцы" , лиш ь о ни б ы ли бы искусны в
св оем деле (л. 11 об . ) .
В след з а "Макар ием" М и хаил У са ч ев говорит о п р аве писателя
при "изоб рете ни и" обра щаться к фа ктам ("вещам ") не только истин­
ным, но и "истине подобным" (л . 13). Одна ко значител ьно подроб­
нее, чем в перво й русс кой риторике , он п одчеркивает р оль "дово ­
дов", из к оторых рождаетс я " ве ра" слушателей. С п о м ощью нагляд­
ного приме ра п о ка з а н о р азлич ие сл о весно го оформлен ия доводов
в диалектике и в риторике .

В диалектике это крат к ое су ждение , соде ржащее " п редложе­


н ие" (тезис), "с о прият ие" (столкновение мне н и й) и заключе ние .
На пример, следующи м образо м предлагаетс я доказ ать , что м оре в
своем объеме неиз ме н но: " Еrда что от чесого , единою стра ною
истекая, паки во оно же иною страною тогда же вте к ае т, с ие от
сего не у бывает, но и~ моря единою страною воды исхо дят и
паки во оно же _ иною страною тогда же входят . Те м же мор е
не убывает" (л . 14). -
В р-иторике это суждение расширено за счет дв ух " утвержде­
ний", благодаря чему структура довода становится пятичастной:
"предложение", "утверждение", "соприятие", снова "утверждение",
"заключение". Приводим соответствующий текст: "Егда что о т чесого
единою страною истекая, паки во оно же иною страною тогда же

втекает, сие от сего не убывает, ибо сие не у бывае т , е гда че­


соrо _ е.J)ико ему убывает, -толико т оrожде и в тожде в р ем я и паки
прибывает. -Но из моря единою страною воды исходят и па ки во
оно · же иною страною тоr.ца же входят: зане елико из м оря во
различн~1х странах в скважни земленыя воды исходят , из н ея же

составляются - р~ ки, толикожде тояжде воды от рек в море в тожде

_ время в 1:1еже из моря в ск~ажни истекает, прибывает, те м же


мор-е не убывает" (л. 13 об. - 14).
Перед нами один из примеров, иллюстрирующий " rол ость" ре­
чи в диалектике и ее украшенность в риторике. "Распространен ие"
текста, уверяет нас писатель дальше, - тот прием , кот ор ый в оз­
буждает страсти, воздвигает сердца "или ко гневу, ненависти,
или ко печали, умилению, или ко страху и опасен ию, или к о радости
и любви" (л. 51).
Значительно расширен по сравнению с книгой «Макар ия» мате­
риал O "местах'\ Наприм~р, пополнена новыми пунктами и под­
креплена примерами схема биографии в "роде показующем". Такое
слово "прилично" начать "от роду", сказав к примеру: "Креп кии
родятся от крепких ... безза конный есть , яко от беззаконных рожден
есть родителей". Берутся также топосы "от страны" ("л~ив, яко
32
критенин", "неученый, я ко москвитян"). "От пола" - приводятся
примеры из Цицерона и Вергилия о женском непостоянстве. У поми­
ная о молодости героя в подобном произведении, можно при случа:
сказать: "Прости его, я ко мал есть, похотный есть яко млад
(л. 15). Героя необходимо характеризовать "от науки": "Премудр
есть, яко научен. Извитие словес и решение притчей весть, яко
научися. Разсудителен есть, яко философии слуша" (л. 16).
Предлагаются также места "от воспитания", " от страсте й" , "от
,,
сана", "от пищи", "от имства тела", "от имени", "от смерти
("Яко любим бе всему миру Сципио, тем же смерти его rорко
плакаше", л . 16).
Михаил Усачев подчеркивает огромное значение для ораторского
слова "расположения", т.е. строгого и четкого плана, стройности
в соотношении частей . Ритору "расположение" необходимо не меньш~,
чем полководцу, так как речь, произнесенная "непорядно и нечинно ,
приведет к такому же "смятению", что и беспорядочные действия
войск во время боя (л . 51).
В главе "О расположении ч&~те й 1~лаrолания" наряду с шести­
частной композицией слова, что мы видели у "Макария", приво­
дится и более простая, четырехчастная ("начало", "повесть", "утвержде­
ние", "заключение", л. 52 об.). Ср. с принятой в римской µ~коле
композицией из 5 частей: вступление (exordium), изложение об­
стоятельств дела (naпatio) , приведение доводов в свою пользу
(argumentatio), опровержение доводов противника (refutatio), заклю­
чение (peroratio) •
27

У силены аргументы о значении предисловия. Его задача создать


''добровольного слушателя", однако эта "добровольность" должна
родиться от мастерства казнодея . Последний может начать "от
лица же или нашего, или дружескаrо, или слышателей, или непри­
ятелскаго" (л. 54). "Внимательства" достигнем, если сначала "в
краткость вещь светло изъявим" или сообщим план поучения, -
именно с этого начинал свои речи Цицерон. Идти можно также
от всевозможных "прикладов", "сентенций", "историй". Примечатель­
но требование Усачева: чтобы "воздвигнуть страсти", оратор прежде
сам ими должен "воздвижен быти" (л. 56).
Вместе с тем нужно помнить, что вступление - лишь подго­
товительный · момент к восприятию основной части. Поэтому оно
должно быть с ней соразмерно ("да недолго будет начало") . "Стра­
сти", заложенные в нем, должны "возрастать" постепенно: "их
же удобнее употребити... во иных частей глаголания". • Лучше,
если вступительные слова будут произнес~ны тихим голосом ("аки
со опасением"), а в полную силу он зазвучит в главной части.
Начало не должно быть более украшенным, чем остальной "гла­
гол" (л. 56-57).
Автор русской "Риторики" особо останавливается на нзррации -
"повести", по его терминологии. Изложение обстоятельств дела,

Кузнецова Т.И., Стрельникоеа И. Л. Ораторское искусство в Древнем Риме. М., 1976.


21

с.42.

2.Зак.3868 зз
поясняет он, бывает "трегубым": 1) прямая передача фактов; 2) "от-
ступление " в виде соо б щения об "иных вещах", дающи х, однако
пищу для аналогий; 3) использование притч и прочих литературных
источников, которые встречаются в "описании пиитическо м или исто­
ричном" (л. 58 об.).
"Повесть" должна быть "краткой", "ясной", "достоверной". Но
сжимать материал нужно с умом, чтобы излишняя краткость не
затемнила самого дела. Ясность достигается использование м лек­
сики, понятной аудит ории, - "е rда употребителными и времени
служащими словесы повествуется". Своеобразна трактовка досто­
верности : при сообщении фактов следует учитывать обста новку -
место , время , состав аудитории, нравы народа, его веру . В соот­
ветс твии с таким пониманием достоверности рекоме ндуется исполь ­

зование событий и далекого прошлого (л. 59).


Вслед за Цицероном русский теоретик подчеркивает, что по­
весть особенно t'приятна", если содержит в себе "дела новыя,
нечаемы.я, великия, потребная". Тем не менее он не считает эту
часть д:!JЯ орации обязательной. Она может быть заменена "пред­
ложением" - "кратким собранием всей вещи" (л. 59-59 об.).
- В конце произведения уместно. возбуждение "страстей жесто­
ких", чтобы оставить слушателей во власти сильных эмоций (л. 62).
"Риторика" 1699 r. значительно подробнее по сравнению с пер­
вым учебником характеризует "роды вин", т.е. виды поучений.
"Ррд показательный" представлен рядом поджа}Jров: · "хваления или
похуления лиц, действо... благодарение, съприветствие... изъявление
историчное, плачь, воспомяновение добротворения" (л. 62 об.).
_Fазр_абатывая здесь известную - биографическую схему для па­
негириков, автор включает в нее пункт о "чудесах" и "видениях":
например, перед. рождением царя Константина отцу его привиделся
олен~, невредимо ст_о·явший в _ огне (д. 64 об.).
Применительно к -~аждому этапу жизни героя предлагается от­
деЛJ»НЬIЙ набор добродетелей и поступков. Говоря об отрочестве,
необход~мо указать, - "каковыми науками услаждахся", · подчеркнуть
усилия для усвоения мудрости, а заодно вспомнить учителей. Мо­
лодостУ и зрелость- героя !1Лекут за собой изображение его жиз-
венных успехо_в : " до·5poro ·
счастия", "чина ,,,,
, сана "й ..
, де ствии ''слав-
ных, мудрых, истинн.ых, -крепких.. . яко во обществе, тако и в
особности". Старость евязана с исходящими от нее добрыми со­
ветами, набожностью, благотворительностью (л. 65).
Примечательно утверждение о том, что характер похвалы, ее
сила определяются общественной ценностью человека, _ "каков
бысть отчиэн.е, каков бысть родителем, роду своему, жене, де­
тям... сочиновником" (л. 66). -- Если в жизни похваляемого · было
что-то, требующее "эбиения", т.е. обличения, то это лучше опустить
или "оправдати", чтобы не нарушать общего характера "слова"
(л. 67).
в "род показательный" Михаил Усачев включает панеrирикй:
только лицам, но также "де й ствам" (т.е. со б ытиям). При не
изобра-
жении "действа" необходимо знать, известна ли "историа дела"
34
слушателям , и в зависимости от этого строить свое "слово". Напри­
мер, если они хорошо ее помнят, то наррация не нужна. Она за­
меняется кратким изложением "синопсисом дела", притом часто 8

виде одного предложения. Та~ой пример приводится в "Риторике":


"Между всех прикладов крепости истинно первенство емлет дело
преславное онаrо Гораци я Коклете са, иже не щади живота своего,
на месте ста пр от ив сего войс ка царя Пирра и удержа" (л . 68).
Хвалить можно также и "ве щи", а именно государства, города ,
реки, горы. Приводим рекомендацию из "Риторики" о похвалении
царства: "Царства или страны похв аляются от к репкаrо хранения
веры, от древности, от первых жителей положения, оборонности,
от умерствования воздуха здраваrо, от веселости, от вод, о т градо в
частых славных прибылных, вест частых и чинно расп оложенных,
от преизобилия множайших вещей, богатств, от царей славных,
любомудрых, храбрых , воинских, от уложений государственных пра­
вых и твердодержимых, от множества людей мудрых , от акаде­
мий, от · школ славных, от расположения чинов праведных, от
науки храбрости воинов, от гражданства жителей человеколюбивых
и прочая" (л. 74).
Как жанр политический представлено в книгенравоучительное
слово ("род разсудительвый"). Его цель - достижение "пользы",
в первую очередь общественной: "Полза нуждная... есть здравие
государственное, яко... государство в себе содержит мноrочестных ,
сиречь веру, правду и прочая добродетели, и аще здравие госу­
дарственное упадет, то и мноrи добродетели упадают" (л. 81).
С точки зрения этой общей пользы рекоме!iдуется рассуждать
и о собственной пользе, соотносить ее с государственной пользой,
которая "наричется нужнейшая". В числе тем, наиболее актуальных
для "разсудителноrо рода", Михаил Усачев называет тему войны
и мира. Например, "слово" может быть построено как "советова­
ние": "Лучше ли мир с татары со опасением держати или, войною
их сносяще, от опасения во век свободитися... Лучше ли есть
изнемогающему в силе своей неприятелю миром время дати, во еже
бы ему паки в предваршую свою приити силу, или в силе изне­
моrающаrо силу его искоренити, да никогда же не возрастет на

пагубу царства нашего" (л. 75).


Начинать поучения этого рода лучше, отталкиваясь от нужд
присутствующих, а также "от лица своего": оратор подчеркнет,
что он руководствуется не личными соображениями, "но самою лю­
бовию общества сиречь государства" (л. 81 об.). В заключитель­
ной части для "возбуждения" страстей можно упомянуть родите­
лей, жен, детей, сказать, что их хочет уничтожить враг.
Значительное место отводится в "Риторике" судебным речам,
характеристика которых также имеет сугубо светский характер.
Михаил Усачев расширил и материал о тропах. Большой инте­
рес представляет собой глава "О приличном положении речений и
сказаний" (л. 142 об.-144), где излагается теория о трех сти­
лях: каждому из них соответствуют свои темы, жанры, изобра­
зительные средства языка.

35
"Речеточе"тво", т.е. изучение риторических прав ил , для У са­
чева - акт огромного культурного значения. Лишь под солне ч­
ными лучами асияет "лепота" прекрасных цветов, до того находив­
шихся во т ьме . Лишь извлеченный из ножен станет действовать
меч . Так и знание риторической науки "аки свет изъяв ит" красоту
сло ва "во ушесах человеческих", поможет их многому научить,
наклонить к полезному сердца (л . 116 об .). Поэтому желающему
"красноглаrолати" необходимо учиться, знать "много вещей", так
как "множество вещей рождает множество словес" (л. 117).
Так называемая "Риторика Макария" (1620) и "Риторика" Уса­
чева (1699), отдаленные друг от друга несколькими десятилетиями,
представляют собой плодотворную линию в развитии светского
красноречия. О продуктивности данного направления, ориентир ован­
ного на античные образцы, свидетельствует, как отмечено выше ,
рукописное распространение памятников. "Риторика Макария" оказала
при этом влияние не только на рассмотренное сочинение Михаила
Усачева, но и на трактат "О риторическом искусстве" Феофана
Прокоповича, _ который включил в свой труд главу первой русской
риторики "О тройных видах rлаrолания" . Использовал ее в извест-
u28
но й мере и М.В. Ломоносов при разработке теории трех штилеи .
С середины XVII в. большую популярность в Московской Руси
приобретает трактат Иоанникия Галятовскоrо "Наука албо способ
зложения казаня", сыгравший заметную роль в творчестве риторов
барочного направления (1659).
В обращении к "чителнику ласковому" Галятовский подчерки­
вает символический смысл заглавия книги: это ключ, который
"отмыкает двери" казнодейства, раскрывает тайны ораторского ма­
стерства. Значительное место в трактате уделено структуре произ­
ведений. Орация должна состоять из трех частей. Первая - ексор­
диум, "початок", в котором "казнодея приступ чинит до самой
речи". Здесь оратор сообщает "пропозыцию свою", называет круг
вопросов, которые "умыслил... мовити и показати", просит бога
о помощи, а людей "о слухане"
29

Например, в ексордиуме можно "что доброе хвалити", т.е. наз­


вать добродетели, о кQторых речь пойдет дальше. Или обличить
" злое" - " пыху, гнев, заздрость, лакомство, пянство , ал б о иншый

грех" (л_. 243). Можно пообещать слушателям рассказать дальше


нечто интересное, как это сделал сам автор в проповеди о бого­
родице, которая измерила ветер и вернула вчерашний день (л. 243 об.).
В ексордиуме допустимо также самоуничижение, упоминание ора­
тора о недостаточности его разума, о других недостатках. Но
лучше всего уже с самого начала приступить к развитию тем
("фемы"), понимаемой как эпиграф к произведению в виде цитат::
из "писания".
Основная часть - наррация, повесть. Она "наиболшая, бо в

28 Бабкин Д.С. Русск~11. риторика начала XVII в. С. 353.


29
'1оанни""ии"
п, " ГаАяmогский. Ключ разумения ... Киев, 1659. Л • 241 (да лее ссылки на
приводятся в тексте). листы

36
ней все казане замы кается и до ней иншии части стягаются " в
наррации казнодей "показует" все что обещал "поведати" 8
своем
вступлении. Наррация может бы~ь поделена на разделы в соот-
ветствии с синтаксически законченными частями " тем ь1" ·· "Треба
ро зделити фему на части.. . и каждую часть фемы особно пове­
дати" (л. 242 об.). Эти "части" как бы образуют план наррации .
Треть я часть - "конклюзия" (заключение), где подводятся итоги
сказанного, делаются выводы и даются рекомендации для слу­
шателей. Одним из приемов , который ее украсит, является, по
мнению Гал ято вского, " подобенство" (л. 241 - 242). В конклюзии
возможно ритори ческое обращение к одному ~з персонажей с пр~~ь­
бой о покровительстве , наприме р , быть защитн иком отечества от
наездов неприятельских", вдохновителем православного воинства на
победы (л . 244). Полезн о также подго т овит ь присутствующих к
слушанию последующих проповедей, которые в совокупн ости со­
ставят, таким образом , целую сис тему (л. 245).
Галятовский подчеркивает необходимость согласования частей друг
с другом и с темой ("фемой"), из которой, как из "малого
жродла (т.е . источника. - А.Е.) , выходит великая река" (л. 241).
Нарушение этого требования недопустимо. Отсутствие связи между
препозицией и наррацией подобно тому, как если бы некий будов­
ничий (строитель), пообещав монарху возвиrнуть роскошный дворец,
построил обычное здание.
Что касается собственных сочинений Иоанникия Галятовского ,
опубликованных в этой книге, поясняет писатель, то они впол­
не соответствуют сформулированному правилу: каждое из них отве­
чает теме ("що в феме, тое в ексордиум, и в наррации, и в
конклюзии"); в свою очередь, "наррация с пропозыциею згожается"
(л. 241 об.).
Провозгласив стройность, логичность композиции поучения, опре­
делив необходимость наличия лишь трех частей (в отличие от
классической пятичастной структуры), Иоанникий Галятовский вместе
с тем чрезвычайно усложнил форму орации за счет уплотнения
ее иллюстративным материалом и увеличения словесных рядов.

Избыточность формы, характерная для писателей барокко , - его


осознанная эстетическая позиция.' "Спытает кто, як может з малой
части великое казане учинити? - задает писатель вопрос в "Науке
короткой". - Отказую. Треба тую часть казаня амплефековати,
разширяти, треба придавати до ней приклады, подобенства , сен­
тенции, феrуры, то малая часть великим казанем застанет" • 30

Амплификацию ("amplificatio" - распространение, расширение)


писатель рекомендует создавать разными способами. Основой для
нее служит прежде всего сама "тема", любое слово которой может
стать началом обширцого рассуждения, что наглядно представлено
у Симеона Полоцкого и других писателей этого круга 31 •

Иоанникий Галятовский. Наука короткая, албо способ зложеня казаня / / Казаня


30

приданыи до книги Ключ разумения названой . Киев, 1660. Л. 131 (далее ссылки на
"Науку короткую" приводятся в тексте).
31 С
м . подробнее в главе о Симеоне Полоцком.

37
Распростр ани ть произ ведение можно за счет цита т. Любая "мо­
ва" оратора , л юбо е п ол ожение в пр о поведи должны быть подтвержде­
ны "пис мом св ят ым в биб ле и", ил и с в иде тел ь ством свято го отца -
учи те ля це рковного , ил и прикладом , ил и ка ким-нибудь "дов одом"
(л. 245). "Апплековати" орат орскую речь , поясняет Галятовски й,
м ожно выдержка ми из разных " казнодеев" : "знайде ш в них доста­
течну ю ма те р ию" (л. 246 об . ). Этой же цели мо гут служи ть истори­
ч ес к ие х р оники и др угие св етск ие произведения .
С равним с "Ра ссуждение м об остроумии в пр и ме нении древних
сти хов, про з ы или и зр ечений " Граси ана ; кото рый т р е бует от писа­
теля в данной ситуаци и учен ости и из об ретательности : "Первая
представл яет запас любо п ытны х цитат и изреч ений, вторая помога­
ет присп особ ит ь их к слу ч аю. Мастерство состоит здес ь в том,
чтобы быстро найти связь между из ре чен ием знаменитого автора
и предметом, о коем идет речь , а з ате м пр именить цита ту с
изяществом и остроумием" • 32

Ка-к о:rмеч-ает Н.Ф : . Сумцов, следы знакомства с о громной лите­


ратурой обнаруживают ораторские произведения Иоанники я Галятов­
ского. · В них встречаются ссылки на римских писателей: О види я ,
Вергилия, Плиния, Цицерона, Сенеку, Квинта К урция, В алерия
Флакка, Флора и -Евтропия. Украинский проповедник отличн о знает
сочинения западноевропейских схоластов: Петра Альфон са , Петра
~люнийского, Анседьма Кентерберийского, Альберта Велико го , Фомы
- ~Аквинског.о .._ Он ·_ ·широко цитирует "Звердцало истории" В икен тия
из __, Бове, "Хрон-ику баварских герцогов" немецкого историка и
1
богослова Трителия, ист-орические сочинения Альберта Кранция , Иоан­
1
. на Людовика . · вивеса, Яна Слейдана, Жана Бодэна. Он исп ольз ует
·1

i
сочинение Павла Иовия (XVI в.) о посольстве в Москву, состав­
и
<\
ле_нноё по рассказам русского толмача Дмитрия Герасимова. Постоян­
1; ны ссылки на "Анналы" Барония (XVII в.).
Хорошо известна Иоанникию Галятовекому польская л итература :
!• историки Мартин Бельский и Стрыйковский, проповедники Пет р Ска р­
,
i'
1
га, Яков Буек, Адам Апа-тович и др .
зз

Целям амплификации служи:r большое число стилисти ческих реко­


мендаций. Например, в "Науке", албо способе зложеня" п о дчерк и­
вается необходимость лексического разнообразия при обозначении
ка~ого-либо поня,:ия. Автор ссылается на .одно из сво их сл ов,
где, употребив- выражение "збавление наше", прибавил к не му
целый синонимический ряд: "живот вечный, слава, покой , веселье,
царство, . .корона, пенязь, вечеря". "Так и ты , - поучает он чи­
тателя,- - шукай разных имен, котрый · едной речи служат, т о
латво розшириш свое казанье" (л. 246).
Боль-шие возможности для распространения текста закл ючае т
в себе, по -м-нению Галятовского, толкование смысла слов , в то м

э2 Бальтасар Грасиан. Остроумие, или Искусство изощренного ума / / Испанс кая


эстетика: Ренессанс. Барокко. Просвещение. М., 1977. С. 386.
нС Н Ф Иоанникий Галятовский: -К истории южно-русс кой литературы XVII
умцов . . в.

Киев, 1884. С. 10-14.

38
числе собственных имен. Этот прие м особе нно у местен, за мечает
Галя товский, в похвале умершему, имя или фамилия которого мо­
гут стать зерном обширного панегирика: "Бронецкий для того
так называется, же боронил отчизну ... от неприятелей; Любомир­
ский для того так называется, же любив мир, покой и людей
незrодливых до миру" (л. 248 об .) и т.д.
Можно амплифицировать текст, подставив вместо общего поня -
тия несколько частных, например заменить выражение " камень
честный" перечнем драгоценных минералов : "Карбункуль, яспис,
шафер, хризолет, бергил, гагаток, аметист, измараrд, топазион,
магнес" ("Наука короткая ... ", л. 126).
"Ш ирокую мате рию" можно извлечь из вопросов (" кто" , "що
чинил", "на яком месцу", "з ким", "для чоrо", "яким спосо бом",
"котроrо часу", л . 251 об.) . На каждый из них могут быть даны
несколько подробных ответов.
Из ораторских жанров Галятовский наиболее полно характе­
ризует надгробное "слово", популярное в литературе барокко и
хорошо известное русским писателям XVII в.
34
Украинский казнодей
видит в этом жанре большие воспитательные возможности: слушая
о жизни близкого человека , люди задумаются и о собственных
поступках {л. 246 об.).
Такое "слово" прилично начать, пишет Галятовский, с размышле­
НИSJ о "короткости жития людского", о непрочности земного счастья
(л. 246 об.), о переменчивости всего сущего : последнее можно
подтвердить рассказом натуралистов о хамелеоне, все время меняю­

щем свои краски (л . 247 об.).


Тема "ексордиума" может быть и более частной: упоминание о
возрасте человека; о месте, в котором он жил; о церкви, где

стоит его тело; о . значении имени; о часе смерти: "Наприклад,


гды умер в понеделок, будеш мовити, же для того его бы взял в
понеделок . з света, же бы его душу аггелы до неба запрова­
дили, бо понеделок есть день аггелский" и т.д. (л. 251).
"Наррация" представляет собой похвалу умершему. Здесь осо­
бенно важно подчеркнуть его заслуги перед обществом: был мило­
сердным к убогим, жертвовал "на монастыри, на шпитале", "прий­
мовал в дом свой гостей, приходнев, пелгрымов, выкуповал невол­
ников з неволи поганской", с пользой трудился на благо отчизны
(л. 246 об.). Следуя общей схеме панегирической речи, Иоанникий
Галятовский рекомендует напомнить о жизненном пути умершего,
сказать о его предках - например, напомнить о знатности ("ста­
рожитности") рода, прославить герб и титул.
"Конклюзию" целесообразно написать как обращение самого умер­
шего к "приятелем", чтобы "о душе его мели старание", поми­
нали ее молитвами и милостыней (л. 24 7).
Разрабатывая подробнейшие правила о построении поучений,
Иоанникий Галятовский не требует вместе ·с тем от казнодеев
буквального следования его рекомендациям. Он поясняет, что, немно-
)4
См. подробнее в главе о Епифании Славинецком.
39
го изм ени в те к ст ы п омеще нны х в книге образцов, можно испол ь­
зовать и х и по д р угим п о водам: "Нехай будет тая же фема,
т е ж ексордиум, тая ж на ррация, тая ж конклюзия , тылко в
ты м не ай будет отмена, где я припом ина ю... Георгия, там ты
п ри пом н и... Димитрия , албо ... Евстафия , албо иншоrо" ("Наука
к оро т кая" л . 125). Однако при подобн о м присп о соблении текста
не должно быть натяжек . И вообще лучше , есл и оратор-практик
с меет са м о ст оят ел ь но ра зв ить мысль, предложенную автором т р ак­
тата ("Наука короткая", л . 129).
Стремясь оснастить составителей "слов" иллюстратив н ы м мате­
риалом , Иоанникий Галятовский помещает в книге 95 расска з ов о
,, чудесах ". з
начительная часть их связана с событиями из истори и
Киевской Руси, в том числе с постройкой церкви при Киево­
Печерском монастыре . Например, с ообщается, что однажды чудесн ой
красоты церк овь привидилась воину, раненному половцами на Алте­
реке в сражении, которым руководили князья Изяслав, Святослав
и Всеволод. Высказав мольбу о спасении, Симон (так звали воина)
тут же был исцелен, освобожден от пут и неведомым образом
оказался в Киеве, где поведал о своем видении Антонию Пече р­
скому.

Один из рассказов изображает препятствия , которые воздви­


гаются на пути цареградских живописцев, нанятых Антонием и Фео­
досием Печерскими для украшения церкви: когда "маляре" х отели
вернуться назад, не доехав до Киева, "встала на Днепре великая
буря, и чолн их ишол назад до Киева сам, яко бы его кто
тяrнул". И так до трех раз .
В качестве чудесного персонажа в этих рассказах фигурирует
икона богородицы: например, князь Владимир передал ее из Киева
в подарок ростовской церкви, и там во время пожара , когда все
сгорело дотла, образ совсем не был поврежден, так как Олимпию-
зs
живописцу, трудившемуся над ним, помогали небесные силы .
- Большое место . уделяет в своем трактате . Галятовский также
способам воздействия на аудиторию, требует от казно де я д охо д­
зб
чивости и эмоциональности в преподнесении материала .
К концу XVII в. теория- казнодейства пополняется новыми р и­
ториками, ряд которых связан с именем Андрея Белобоцкого .
Одна из них , названная в отдельных списк~х "Наукой пропове­
дей", создан.а, видимо, в середине 90-х годов . Предста вляя собой
"люллиацское" произведение, основанное на учении Раймунда Люллия
и его позднейших "толковников" о познании мира путем соче­
тания понятий ,
38
книга обнаруживает также знакомство ее ав­
тора с Аристотелем , Плутархом, Цицероном ; "Барониушем , лето-

н Иоанникий Галятовский. Ключ разумения . Львов, 1663. Л . 134- 134 об.


36См. подробнее в главе о Симеоне Полоцком . .
з1 Горфункель А. х. Андрей Белобоцкий - поэт и философ конца XVII - начала XVI II в. / /
ТОДРЛ. М. ; Л., 1962. Т. 18. С . 195.
зs См. : Зубов В. п. к истьрии русского ораторского искусства конца XVII _ первой
половины XVIII в: (Русская люллианская литература и ее назначение) / / Там же. 1960 _
т. 16. с. 288 - 300.
40
Схема второй формы поучения "От внутренних риторических мест".
Из риторики Андрея Белобоцкого (ГИМ. Собр. Уварова . N 126 (267).

41
писце м це р ковным", и Мехо витой (Меховс ким) , Соаресом ("De
arte rhetorica" Cypriani Soarii , 1636). П о меты на одном из списков
у каз ыв ают в числе источников "Ключ разумения" И оанникия Галя­
то вского 9

А ндрей Бело боц кий нач инает книгу разделом о неоднозначности
те кста в котором ин ые "то лковники" находят до 26 "разумо в",
или "сенсов", т.е . смысл ов • 40
Знать хотя бы нек отор ые из них
не обходи мо ритору, чтобы не понять превратно написан ное . Ведь
такую опасность таит в себе даже "разум л и тералный" (п ря мой):
скажем , если поня ть буквально выра же ния u из м и о ко твое" или
"отсеки руку твою", то это будет противоречи ть "за кону естест­
венному" (л . 7). По определению Белобо ц ко rо , "се не литералный
писмо имеет просто, явно, всем внятно и по само й силе сло в
реченных ясне вещи извещающий" (л . 12).
На "сенсе литарельном" основывается, по Белобо ц ко му , ''сен е
моральный", или "нравоправительный": моралью, извлеч енной из
тек~та, направляются "нравы человека к подвижению, к добр одете­
лем" (л. 3 об.). -Это хор_ошо удавалось, пишет он, "м удреца м
язычным" в наставлениях "к благому пожитию врем ен ному" . Что
касается христианских ораторов, ,:о им надлежит раскрыть мораль­
ный смысл текста и для спасения души. Андрей Белобоцкий при
этом неодобрительн-о отзывает,;;я об увлечении иными казнодеями
"басн_я·ми" и собственными выдумками (л. 14).
С . бол~шой подробностью разъясняет Андрей Белобоцкий суть
"сенса аллегоричного", представляющего собой "скрытость или утаение
многообразное". ·Например, если · скажешь: "Смеется поле, плачет
небо, - несть убо свойственно полю смеятися, .ниже небу плакати ,
но челов~ку", - поясняет автор, считающий, что понимание алле­
горичес-коrо смысла в равной .мере необходимо как "грамматику",
так и "краснословцу~' (л . 17).
Белобоцкий -напоминает, что риторь1 всех времен охотно обра­
щались к иносказанию, в частности к тропам - "чрез метафору,
чрез синекдоху, чрез метонимию, чрез аллегорию, чрез иронию"
(л. 17 об.). Однако последняя, уточняет он, допустима только в
светских п·роизведениях.
В трактате __приводятся определения т_ропов, знание и примене­
ние которых нео6ходи_мо _ритору. Вот как, например, объясняется
синекдоха: "Еrда полагается часть вместо целыя вещи, или вещь
целая - вмёсто части- своей. Еще еrда полагается материя вмест о
форм~·, -рли_ ф-ор~( вместо матеJ?ИИ, такожде егда полагается един
_ вмес:rо· мн о гих_, _или мнози вместо единаrо , наконец, егда полагае тся
предидуще вместо последующаго или последующе вместо преды-

- дymato" (л. 27); ..


к формам иносказания ~пнесены и "загадки мирские". Они также

"Са•ицкий д. Русский гомиnет начала 18_.ro века Иоаким БогомолевскиА ; ; ТДКА .


Киев, 1902. Кн. 8. С. 442. - "
40rим. Собр. У~роаа. · N 126 (267). л. 1-'-4 об. (-далее ССЫЛJСИ на листы приводятся
• тексте).
уместны в све тских орациях . Две из них (из "Вергилиуса ") при-

водятся в каче стве иллюстрации: "Скажи ми, где три токмо, а

не болше локте является небо?" Ответ гласит: в сосуде (соответ­


ствующего размера) с водой, которая "аки в зерцале неб о изо-
бражает".
На обыгрывании текста стро ится и другая загадка от "дев и цы
некоторыя" . Она просит юношу : "Даруйч чего сам не имееши,
ниже имети можеши, обаче можеши ми дати". Здесь "скрытыми
словесы" сказано , поясняет писатель, что юноша не имеет мужа,
поскольку это неприлично, но дать его девице може т, предло жив
"самого себе в супружество , а емля за жену себе" (л. 22 об.).
Белобоцки й подчеркивает, что "сене аллегоричный" связан и с
"литеральным" и "моральным". В первом случае, когда речь идет
о "с~<рытости" отдельного речения или "слова": перетолковав его,
получим прямой смысл. При выяснении "скрытости вещи... пола­
гаючи одну вещь за инную", получим "сене моральный" (л. 26).
Говоря о видах ("ф ормех") ораторских "слов", Белобоцкий под­
черкивает необходи мость их р а знообразия. Наиболее подробно он
останавливается на нравоучительных произ ведениях - по его терми­
нологии, "поучениях о времени", связанных с апракосными текста­
ми. Желательно их читать ежедневно, пишет автор "Науки", как
это принято "во Францыи, Италии, Ишпании, Фряндрии и протчих
землях" (л. 39 об.). Здесь подобает "рассуждати" о добродет_елях
и общечеловеческих (мудрость , мужество) и христианских ( бла го­
честие, послушание, терпение и др . ). Выделена такая добродетель,
как милосердное отношение к беднякам.
Лучшим литературным приемом для данных поучений является,
по мнению Белобоцкого, антитеза: "Яко убо белое близ чернаго
положенно бяше выдается, тако добродетель со славою положенна
честнейшая являет" (л. 41 об.). У ритора здесь большие возмож­
ности. Например, "послушанию противная суть непослушание богу,
церкви, царю, уложению, закону, родителям, наставником , ропта­

ние, противление, преступление заповедей, бунтование, измена" (л. 42)


и т.д. .
Панегирическую орацию Андрей Белобоцкий сводит к изображе­
нию "святых". Ее содержание он видит в перечне "титлов'\ приме­
нимых к любому персонажу: "солнце истинное", " источник жизни
вечныя", "свет мира", "свет. в темности", "судия живым и мерт­
вым", "вода живая" и т.д. (л. 43-43 об.). Специальный раздел
посвящен надгробному "слову". Рекомендации Белобоцкого близки
к советам Иоанникия Галятовского.
Разделяет он поучения и по их структуре. Замечательно вы­
сказывание писателя о том, ч то форма произведения должна отве­
чать вкусам современных читателей, так как "во всяком веку обре­
таются мудрецы, во всяком учении искуснии" (л. 92). Например ,
он считает устаревшим прием "sub tentacio" ("задержания"), при
котором события подробно излагаются от начала и до конца (л. 89 об.).
Устарела, по мнению Белобоцкого, и гомилия (л. 91).
Отвечающими современному вкусу Андрей Белобоцкий считает
43
три способа организации материала: 1) хрию; 2) "от внутренних
мест' ; З) "от внешних мест" . Их описание в "Науке" дано с чрез­
вычайной тщательностью. Вслед за Галятовским Белобоцки й считает
обязательной для хрии наличие "темы'', поскольку без последней
орация подобна "чело век у без главы" или ратным людям без полко­
вых знамен (л . 95). С темой д()лжны согласоваться все части "сло­
ва". Она должна быть проста и удобна для построения орации.
Автор т рактата советует не подр ажать хитроумным ораторам , кото­
рые "нарочне такую избирают фему, на которой протчим неудобь
есть основати поучения своя" (л . 97 об.). "Тема" - первая часть
хрии, имеющей восьмичастную композицию .
Начало - труднейшая часть хрии , поскольку из него должны
вытека ть остальные компонен т ы произведения, недаром искусные
риторы советуют сочинять его в самом конце . Белобоцкий счи­
тает справедливыми четыре требования предыдущих теоретиков к
началу слова: "Первое правило явити, коим намерением хочеши
беседовати; второе правило известити, о которых- ве щах реч твоя
будет; третие правило, что в них хощеши научити; четвер тое
правило просити слушателей о прилежном послушании беседы своей"
(л. 100).
Начало должно быть пропорционально размеру произведения -
"меры достойное, да поверстается со всем поучением осми частей
пространства своего". Не годится излишне краткое начало , не под­
ходит и "чрез лишек долгое" (л. 110). Оратор должен у"!Iиты­
вать аудиторию и в соответствии с этим начинать свою речь.
Например, было бы нетактично "в радостное убо время глаголати
о печалных вещах . или во время кручинное беседовати о радостных"
(л. 102 об.) . Если в церкви нельзя начинать речь "баснями", то
на "местах нецерковных ... а наипаче при гулянию" возможно прив­
лечь внимание "от преданий древних веков, от иероглификов,
апофмегматов, символов, емблематов, · исторей мирских" (л. 108).
За началом следует "пропозыцыя, или предложение", т.е. объяв­
ление темы, определение содержания: - по мнению автора, это тоже
трудная часть (л. 110).
Следующими частями хрии являются, как сообщает Белобоцкий ,
"прилоги" (примеры), "прилогам противности" (примеры по контра­
сту), "подобия" (уподобления), "свидетельства", "окончание". ''При­
логи", по мнению писателя, особенно действенны в речах , обра­
щенных к простым людям, которым трудно воспринимать "искусныя
хитрости и мудрствования", но доступны . житейские или лите­
ратурные аналогии, поскольку "ничтоже . новое есть под солнцем"
(л. 12S об.). Примеры могут быть взяты как из "писания", так
и из светских произведений, например из "Великого зерцала". Необ­
ходимо обращаться и к примерам из истории, особенно отечествен­
ной: "Мир охотне слушает дела в царстве своем бывшия и силнее
возбу•дается оными" (л. 126). ·
Из "свидетельств" (7-я часть хрии) наряду с источниками церков­
ными признаются высказывания ''мудрых людей мирских, аще и не
святых учителей, но в науце своей преславных" (л. 129 об.).

44
П од конец можно п рипомн ить " вся реченная в поучении". Лишь
бы за ключение было сора змерно с пр едыдущим текстом, что не всегд~
мы видим на практике : "иногда всего поучения болшая бывает
(л . 132).
Нельзя ко нчать орацию внезап но , е сли это только не сп ециал ь­
ный прие м . Белобоцкий приводит рассказ об уда чном применении
его Марко м А нто нием на смерть Юлия Цезаря, "штукою хи трости
своея" вну ши в шего слушателям жалость и сострадание к убито­
му: он прервал св ою речь рыданием, "яко бы великаго ради ,;кале­
ния слова доконч ити не в озмо же". Возбужденные слушатели схва­
тивше свещи горящия округ мертваго убиеннаго, с вел икою яростию
беrоша в домы убивших е го отмще ние сотвор ити и сожещи их
и з домы своими". И все это результат удачного ок ончан ия "сло­
ва", однако подобное мастерство доступно не всем (л. 130 об .). ,,
Вторая "форма" поучения "от внутренн их ри то р иче с ки х мест
и третья "от внешних риторических мест" и мею т п о чет ыре ча сти :
1) начало; 2) повесть ; 3) подтверждение; 4) окон чание . Одна ко
принципы организации материала в нем разные. В перво м случае
он извлекается из · стилистики самого произведения, во втор ом
создается с помощью дополнительных источников.
Белобоцкий насчитывает 16 "внутренних мест". Каждое из них
используется в определенной части поучения. Например, дефиниция
всего уместнее в приступе. Она, подчеркивает автор, очень ва жна,
так как от нее зависит точность в изображении предмета. Неда­
ром Аристотель посмеялся над своим учителем Платоном , о преде­
лившим человека как "животное двоиножное, безперное". Аристо­
тель обрил петуха и, принеся его в училище, сказал: "Сей че­
ловек Платона". И действительно, резюмирует Белобоцкий, Платон
неточно описал человека, и лучше это сделал Аристотель , "на­
рекше человека животным разумным" (л. 142).
Вместе с тем ритор не должен бояться в описаниях разнооб­
разия и стилистического богатства, он должен украша т ь свою речь
"многими образцами" (л. 144 об.). Чтобы подтвердить это , Бе л о­
боцкий пишет специальный раздел "Описание добродетели разными
способами", где дает дефиниции к слову "добродетель": !'добро­
детель есть качество исправное , приданое существу разумном у";
" до б радетель есть сила и крепость души и тела нашего"; "добро-
детель есть оружие против злобы и всякия неправды"; "добро­
детель есть свобода человека"; "добродетель есть свет душ и";
"добродетель есть окраса дел наших"; "добродетель есть потеха
и прохлада душам" и т.д . (л . 145-145 об.).
Дефиниция может быть усилена "подобенствами". Например, добро­
детель можно назвать "денницей, солнцем, луной, звездами , пла­
нидами, облаками ясным.и, воздухом чистым ,•~,ка-мнем драгоце нны м "
(л. 146 об.) . .Можно также уподобить ее разным видам оружия и
средствам обороны, поскольку добродетель защищает человека от
греха: мечам, стрелам, копьям, "стрельбам огнистым", граната м,
"б он б ам" , пушкам, щитам, панцирям, "обкопам", валам , "стенам ка-
менным", "башням крепким" (л. 147).

45
толь ж п одробно рассматривает Белобоцкий и другие "внут­
р нние риторические места " , применяемые во второй "форме" поуче­
ния. Сл дует сказать , что его стилистические рекоме ндации ориен­
ти р I<>T читателя на экспрессивн о сть и мета форичность слога, свой­
ственн ы барочным про изведениям.
Н ограничиваясь изложением тео рии, Белобоцкий дает образцы
поучени й no назва нцым "формам" с приведением полно го текста
и у ка3анием способо в его о р га низации. Этот иллюстративный мате­
риал находится в другом списке "Риторики" •
41

Ка к и другие казнодеи его времени, Андрей Белобоцкий - сто­


ронник привлечения об шир н ого дополнитель но го материала, в том
числе естественн онау чного. При этом он стрем ится облегчить поло­
жение рито ра включение м со ответствующих иллюстраций в те кст
кн и ги: "Т щахся по силе м оей . .. все вещи предл о ж ити, о писати
и явствен н о претолко вати, на которых всякие параболы о сн о вание
свое имети могут" (л. 69).
Опираясь на книгу средневекового писателя Раймо нда Люллия
(XIII в.) "Opera, quae ad inventam а Lullo a rtem universalem perti-
nent''42, писатель выделяет 9 основн ых "существ", охватывающих
собою все во вселенной: " 1-ое существо - есть бо г; 2-е существо -
arreл; 3-е существо - небо; 4-е существо - чел о ве к; 5-е суще­
ство - мыслителное; 6:е сущест~о - чувствител ное несовершен­
ное; 7-е -~ущество ;:-. одушевленное душею растителное, я ко древа,
цветы, · травы; 8-е существо - стихийное бездушное, яко четыр е
животныя стихии и прочая; 9-е существо - орудие: сиречь плоть
безживотная, разумом и.[iи хит.ростию 11остроенная" (л. 70).
Далее следуют главы, ~одержащие описание всех этих существ .
Например, о небе говорится, что оно "плоть твердая, нетленная ,
светлая, легкая, кругом движимая", что делится на несколько частей
("небо Сатурна, небо Ирвиша, небо Марса, небо Солнца , небо Вене­
ры, небо Меркурия, небо Луны"). Каждый из этих небесных кругов
оказывает определенное воздействие · на судьбу человека (л . 76).
Черпая _отсюда примеры-, оратор может леr1<0 найти стилистиче­
ские украшения для слс;>ва "небо" (л. 77).
Наряду с_ субъекrами ("существами") называются 9 предикатов -
· ("прилагаемые соборные'\ по ~ерминолоrии Белобоцкоrо): благость,
величие, крепость, могущество! премудрость, воля, добродетель ,
истина, слава. Они могут - быт~ .применены ко всем без исключения
вещам мира.
Следующая категория понятий - "прилагаемые разборные", т.е.
респективные предикаты: различие, согласие, противоположность,
на-чало, середина, конец, равенство, большинство , меньшинство .
и наконец, предлагаются во.пРсосы, . которые также могут быть прило­
жимы ко всем вещам в мире. Знание этих понятий, умение их
комбинировать по-может оратору составить «слово►> на любую тему.
Воз.можные результаты этих комбинаций отражены в таблицах.

4 1 ГИМ. Собр. Уварова. N ~72. Л. 320- 322 об.


42 См.: Савицкий д. Русский rомилет начала 18-ro века Иоаким Боrомол.евс киА . с. 429 _

46
в "Риторике" Андрея Белобоцк ого и другом его "люллианском "СО -
чинении, "Великой науке" Раймунда Люллия, она имеет вид "решет­
ки"43, чем отличается от трактата средневекового философа , пред­
ложившего принцип "круrоверчения'' .
44

Однако Белобоцкий отразил и этот принцип . Еще в одном


сочинении, а именно в "Краткой науке Раймун да Люллия" - его
45
переводе "Ars brevis" самого Люллия , вм есто "решетки" при ме­
нены "колесные фигуры", т.е . подвижные круги. Первый, наружны й,
включает в себя девять "начал", иначе - девять основных субъек­
тов. Внутри - один или два подвижных круга с другими поня т иями.
Поворачивая их то направо, то налево, можно получи ть разные
сочетания - "подлежащее менится в предреченное и против", как
говорится - в "Краткой науке" . Интересно помещенное здесь своеоб­
разное наглядное пособие: не просто чертеж с окружностями, а
вырезанные и наложенные друг на друга круги, которые могут
вращаться читателем •
46

Теоретические труды Андрея Белобоцкого пользовались боль­


шой популярностью. Они были известны во многих списках , а
"Великая наука" Раймунда Люллия позднее была переделана Андре-
ем
_
д енисовым и использовалась староо
б
рядцами в их практике
41
.
Вместе с тем можно предположить, что теория ораторского
люллианского искусства была знакома образованным русским рито­
рам и без посредства Андрея Белобоцкого. На такую мысль наводит,
в частности, сравнение Симеоном Полоцким процесса творчества с
"чинным составлением" колесиков, для чего необходимы знания и
умения •
48

К концу XVII - началу XVIII в. теория красноречия попол­


няется рядом новых риторик. В 1698 г. появляется в переводе
с греческого трактат Софрония Лихуда. Переводчик - монах Чудов­
ского монастыря Косьма, который в 1710 г. создает новую риторику.
Обе книги восходят к труду Франческо Скуффи (1681). К 1705 г.
относится перевод с латинского "Руки риторической" Стефана Явор­
ского, осуществленный Федором Поликарповым. В 1706-1707 гг .
пишет на латинском языке "De arte rhetorica libri Х" Феофан
Прокопович. В рукописных списках текст его сочинения также изве-
49
стен в русском переводе .
Остановимся более подробно на риторике Софрония Лихуда как
на одной из завершающих XVII в. хронологически. Автор видит
в ней своего рода синтез того, что уже сделано по теории ора-

Зубов В.П. К истории русского ораторского искусства... С. 294.


43
44 - -
Райков Б.Е.- Очерки по истории гелиоцентрического мировоззрения в России: Из прош-
лого естествознания. 2-е изд. М.; Л., 1947. С. 59. -
~

Горфункель А.Х. Андрей Белобоцкий - поэт и философ ... С. 195.


ГБЛ,- Муз. Ф. 396 (Буслаев). Л. 286 об.
46

41 н - х
иканор. "Великая наука" Раимунда Люллия в сокращении Андрея Денисова //
ИОРЯС. -СПб., 1913. Т. 18, кн . 2. С. 34; Дружинин В. К вопросу об авторе
сокращения "Великой науки" Раймунда Люллия // Там же. Т. 19, кн . 1. С. 342- 344.
::Симеон Полоцкий. Обед душевный. М., 1681. Л. 10.
Зубов В.П. К истории русского ораторского _искусства ... С. 299.

47
,,

Схема построения хрии . Риторика Андрея Белобоцко го


(ГИМ. Собр . Уварова. N 126 (127).

48
торского искусства: "Хощу собрати от всех изяществ, остроумств
и веков , древлн ых же и н о в ых
" . 0 дна ко это не простое
риторов
повторение подчеркивает он но "некое третие особною мысfоию
' ' иала
сложение" т.е. иное более высокое качество трактовки матер
' '
П о своему направлению трактат "О силе риторичесте
й ил и о
й
риторице" близок к риторикам "Макария" и Усачева - после:не
в особенности. Это светская книга предназначенная для уче ных
' ляется о зна к о м-
целей . Автор подчеркивает что ее содержанием яв
' ,, итори ки 6 о жест-
лен ие с "человеческой ритори к о й" в отличие от Р
я,, "ритори к и иро и че-
веннои , котор ой пользовались прор оки, а также
ской", достояния отцо в церкви (л.
3 об.). ,, где
Характерна в этом отношении глава "О ползе ритор и ки '
утверждается что "благоrлаrолание" необходимо в жизни граждан­
ской, в част~ости в воинско м деле. Так, "изящное красноrлаrолба-
ние" полководца вдохновляет на п одвиг воин о в -
" не та ко тру -
ныя rласы.. . наостряют и попущают душу на брань, якоже слово
игемоново" (л. 7). ,
Человеческая риторика, "мужественная, мудрая и высокая', испол-
ненная "сил, сока, крови и благолепия", есть не что иное, ка к
учение "пресветлых еллинов". Составитель и переводчик, оба греки,
называют свои основные источники: это Демосфен, Феофраст, Ари­
стотель, Цицерон и другие античные мыслители (л. 4 _?б.) . Ри­
торику похвалял, подчеркивается в книге, " острый оныи слепец,
творцев отец, Омир" (л. 7).
В книге -традиционно называются три рода поучений: "пока-
зателный", "совестителный" и "судебный". При этом обращено вни­
мание на разницу между ними не только по предмету изображения,
но и по художественному времени. Время "показательного" рода -
настоящее и прошедшее, "понеже убо кийждо может . похвален ...
быти, за еже древле сотвори или днесь творит" (л. 9). Время
"совестительноrо" (нравоучительного) рода - будущее, поскольку
ради него обычно даются советы. Время судебных "слов" - прошед­
шее, "ниже бо может порицатися кто или ответствовати, разве
за вещь преждебывшую" (л. 9).
Софроний Лихуд _ делит риторику также традиционно на обрете­
ние, изложение, "красноrлаrолание", память, произношение. Его выска­
зывания о праве писателя на "вымышление", о необходимости для
оратора природных данных, о пользе подражания искусным учи­

телям близки к положениям Михаила Усачева. Например, утвержда­


ется, что при соч инительстве ритору необходимо "скорое движение
мысли", которое поможет ".изобретати, украшати и памятию содержа­
ти". А произнесение речей требует "кре п ких ребр, сиречь силы,
дыхан ия, · гласа велика, я з ыка свободна и всего тела приуподоб­
ления" (л. 9 об.) .
Излагая далее материал по общепринятой методике С'внутрен-
ю -
Софрониа иероманаха Ликудиева кефалинитянина, философии же и священныя бого­
~ловии ,;чителя. О силе риторичестеА или о риторице ... / / ГИМ . Собр . Уварова
98-1 (далее ссылки на листы приводятся в тексте).

49
ние" и "внешние" места, виды поучений, композиция ораторского
ел ва и т.д.), Со фр оний Лихуд значительно больше, чем другие
авторы , nроявля т стетический подход к проблемам т ворчества .
Прежде всег он вводит понятия "художественность" , " красота",
" сладо с ть " прои з в еде ния . По его мнению , именно этими осо 6 ен-
ностями отличаются со чин ения "риторов" от сочинений "историо­
писателей" . Если историку нужно л ишь " чисто и объявленно повество-
вати " то р иторы дол жны ' ' разделити и изъяснити" со 6 ытия , о ко-
то рых пишут, представ ить их в "образах", показывать "я ко дышу­
ща и жива", а также влиять на слушателей "разны ми движенми
душе вными" (л. 117).
"Достоинство красноrлаголства", т.е. стиля, достигается умелым
употреблением тропов. "У крашенное", "цветное" изложение отлича­
ется от "нецветного" столь же , сколь " бла-городная и избранная
во многоценном и сияющем одеянии отроков ица" от п оселянки
в "худых руб_ищах" (л. 117)._ Посмотри, говорит писатель, какие
разнообразные сравнения можно - приложить _ к человеку, например,
уподобляя его "лву, паве;. конем , червем , псом , телцом, орлом,
славием" - и т.д. От подобног-.о разнообразия- в душе читателя "ражда­
ется радость 11 утешение" (л. 17).
Бесконечен и выб.9р определений, что показано, например , при
"наиме:нq~ании" панегирического - рода: он и "похвалный", и "краси-
... , , ,, ~ .. u u ~-
телн ы и , и торжественныи'J, ·и "riоказат~лн:ь1и" (л. 130).
Выразитtдьность речи__ придают,- по мнению .тiихуда, фигуры.
на·пример, симплока ("егДа слово от отогожде речения нач инается
и кончается") "зело пристойна" - при изображении добродетелей и
пороков (л. 141 об . ). Как прида19щие слову особую эмоциональ­
ность · названы "дипласиаемо·с" (усугубление) , "полимтотон" (м ного-
п~д~жие), "климакс". ~-· _
Примечательно, что определенными литературными достоинствами
отлJ!чаются· и .примеры, которые включает Софроний Лихуд для
объяёнения теоретических понятий. Вот как !{ллюстрируется усу­
губление -С'егда тоежде слово ил-и ·В . начале и·ли в самом течении
сл·ова пов·торяется"):· "Живеши, живеши, не во еже низложити, но
во еже утв~рдити дерзость сию ; Или и сие: уже ли еще дерзаеши
11ред лицем их прияти, предателю отечества ; пред~телю, глагол ю ,
отечества, прии·ти- дерзаещи пред лицем их. Или сице: не смутился
ли еси, еrда ти мать нозе объя, - не смутился ли еси" (л . 42).
Эстетический подход- обнаруживается и при характеристике "пе­
риодов·'\ НаIJример, "соверш·ен}!ейш~м" из них Софроний Лихуд
:считае~; "чет~вероуголн•ый или kругловидньiй", который "содержит
всегда разум сво:ц и чее-"Т:iость и ~елость" (л. 6~ об.) .
в поня"fие. "сладости" стиля · -софроний Лихуд включает вместе
с тем не только украшенность речи в ораторской прозе , но и ее
ясность. Рнтор должен употреблять "потребная и свойственн ая сло­
веса", должен избегать оборотов "сумнителных" и далеких по
смыслу (л. 116 об.). Ошибаются те, кто видит красоту слога в
"пространных слов·есах", "'- о·б:разующихся, .в частности , "от желания
наращения". "Словеса краткие -и тесные", резюмирует автор, зна-

~;n
чительно скорее завоевывают сердце человеческое, чем "долгая",
которые подчас "не имут ползу, ниже действа" (л. 91 об.). Это
требование Софрония Лихуда, высказанное им в период моды на
барочное многоглаголание, говорит о появлении иных тенденций
в теории орат орского искусства .

С точки зрения "пр истойности и красоты" оценивает ав тор и


"внешние места", которые оратор включает в текст. К числу "при­
личных" в этом отношении жанров, привлекающих "сердца чело­
веков", он относит, в частности, басню. К ней прибегали Платон
и Демосфен: например; последний использовал басню об осле
и его тени. В свою очередь, Григорий Назианзин утешил совре­
менников "басницем, иже сложи о лебедех и ластвицах" (л. 26 об. -27).
Не только "разумн ым", но и "сладким" признается такой способ
амплифи каци и, как апофегматы . Недаром, подчеркивается в книге ,
и х чаще всего используют при изображении "светлых лиц'' -
самодержцев, послов, патриархов. Не случайно также "сия апофегмы"
были почитаемы древними, о чем "доволно показу ет мудрая книжи­
ца Плутархова ... яже Траяну са модержцу подаде" (л . 31 об.).
С точки зрения художестве нност и рассматривается и структура
произведения . Софроний Лихуд предлагает оратору позаботиться
прежде всего о достоинствах "предсловия", которое должно быть
"лепотнейшим и краснейшим", потому что оно предопределяет
"доброту ... изряднейшую красоту сочинения слова~' (л. 9 1). О собенно
ярким должно быть предисловие панегирического "слова", как бы
украшенное "друrими камеями и светлыми шары словес" (л. 148 об.).
Лучшим способом организации материала в ораторском слове
Софроний Лихуд считает "худо же ственное расположение", или "твор­
ческий чин". Например , возможно начать повествование, нарушив
хронологическую последовательность ("не от начала вещи, но от
среды"). Такая свободная композиция привлекает слушателей "сла­
достью от нечаянного стечения вещей".
Очень важно, особенно в судебных речах, искусно выстроит»
доводы. Ритор проявит мастерство, если начнет с меньших, а за­
тем перейдет к "вящщим". Наоборот, в случае равнодушия слуша­
телей, он должен предложить " силнии образы , имиже аки вящщим
устремлением да изженется изображенная мысль, и яко крепкий
клин исторгается крепчайшим клином" (л . 94 об.).
В похвальных орациях, где принято "повествовати лествичне
жизнь некоего", лучше следовать не обычной биографической схеме,
но "по чину художества" сосредоточить внимание на достоинствах
прославляемого (л. 95 об.) .
"Л еrким и сладким " должно б ыть заключение ораторского сло-
ва (л. 152).
Примечательна мысль · Софрония Лихуда о том, что ритору не
следует быть рабом учебников, что "душой риторики" является его
собственный разум. Поэтому в соответствии с обстоятельствамli
художник имеет право "многа пременить" и создать новое по форме
произведение (л. 95 об. ).
Книга "О силе риторичестей" не просто ученый трактат, но и
51
учебное руководство, адресованное "юным разума" (л . 3). Педаго­
гическая направленность книги не случайна. В заглавии указано,
что автором ее является учитель, а из "Предисловия к читателю"
явствует близость данной профессии и Козме Афоноиверскому, осу­
ществившему пер вод "тщанием и иждивением" своего ученика, куп­
ца Иоанна Иоаннова Краткого (л. 1 об.). С уважением говорится
здесь о роли "изящного учителя" в формировании умов (л. 3).
Стремление научить чувствуется в самой манере изложения ма­
териала, х отя книга и не имеет фо рмы "вопрос-ответ", что ви­
дим в первой русской "Риторике". Автор вовлекает читателя в бе­
седу, как бы делает его участником рассуждения, итогом которого
должны стать понимание и запоминание. Например, характер сиюми­
нутного разговора приобретают иллюстративн ые примеры при объяс­
нении риторически х фигур: "Ныне аз от вас совета про шу, что
ми творително есть, не тщуете; сей убо совет молчателный да­
дите ми, иже аз сам разумею" (л. 47).
Книга насыщена многочисленными инструкциями, подробнейшими
рекомендациями, а также наглядным материалом в виде разного
рода "древес" ("древо похвалы художества", "древо похвалы града"
и др.). Примером педагогической тщательности Софрония Лихуда
могут служить планы к панегирическим словам на темы: "Похвала
художества или ромесла родственне", "Похвала града" - последний
интересно сравнить с рекомендациями по аналогичной теме Михаила
Усачева. Легко убедиться, что материал, предложенный Лихудом,
не только подробнее, но и конкретнее, больше приспособлен к
учебным целям (л. 138 об.).
Подробны планы к "Похвале царю или царице" (л. 146 об. ),
"Коегожде дела похвале", "похвалам" в честь юноши, мужа, мла­
денца и т.д. Примерный конспект (но не окончательный текст)
предлагается для панегирика Алексею Римскому. Руководствуясь
этими рекомендациями, читатель может составить самостоятельное

"слово" (л. 142-143 об.).


Наряду с рекомендациями книги Софрония Лихуда содержит ли­
тературные образцы, поясняющие правила. Например, такова система
текстов, иллюстрирующих " периоды" , начиная с " единокольного "
и кончая "благовратным" .(л. 65 об.-67). Некоторые образцы взяты
из антично»
х
литературы, в частности
,, предсловие" защититель-
ной речи "из Ливания" (л. 110). ,, ,, u
В книгу включены также выдержки из слов и поучении
самого Софрония Лихуда, что он каждый раз специально подчеркивает .
Они интересны своей связью с русской действительностью . Например,
объясняя правила построения речи на день рождения, писатель
цитирует вступление из панегирика в честь Петра 1, произнесенного,
по его словам, "в 190-м году": "Торжествуйте, о москвитяне! Взыграйте,
0 греци! Устрашитеся, врази! Ужасайтеся, варвари! Отступите, турци!
Яже бо от многаго неплодствующа времене Константинуполь родила
есть своего лва, зрит своего самодержца" (л. 154).
Отрывок из другого "слова", содержащий, кстати, биографические
сведения O самом авторе, иллюстрирует правила написания эпилога:

52
"О б П убо аз от Еллады к
ла го по лу чн аго моего странства! риидох П ра
Москве во еже похвалити тишайшего великаrо государя царя ет
0
Алексиевича , всея Вел икия и М алыя и Белыя России самодержца.
добре наченшихся и прои ведшихся трудо в ! О между ка кими благими
обретаются! О какими радостми украшаю тся!" ( л. 152 об. ) .
обственный текст передающий реалии русской жи з ни, предл ага­
ет офроний Лихуд ' развивая мысль о необходимости изображать
героя в связи с обст~ятельствами: "Аще восхощу лохвалити великаго
государя, царя и великаго князя Петра Алексиевича Московскаrо и
всея России, да притеку к похвале града Москвы или москвитян;в~
либо христианнейшаго блаженныя памяти вел икаго государ я цар
великаго кня зя Алексиа Михайлови ча" (л . 8).
Почти одновременно с Софронием Лихудом создает риторик~ на
латинском языке и Стефан Яворский (1699). Под названием Ри­
торическая рука" она была в 1705 r. переведена на русский извест-
s1 В ии
ным деятелем просвещения Федором Поликар по в ым . предислов
подчеркнуто практическое назначение книги, излагающей "простран­
нейшую риторическую хитрость... немощи памятной" ( с. 9). В идимо,
автор смотрел на свой труд прежде всего как на справочник,
предназначенный для изучающих риторику, а также для пропо­
ведников.

"Риторическая рука" сообщает сведения по пяти разделам рито-


,,,, ,,,,
рическо й
и"
науки: "изобретению", "расположению , памяти , вити -
ству, или краснословию", "памяти", "произношению". При всей
традиционности этого разделения и помещенного в трактате матери­
ала мы можем судить о литературных •пристрастиях автора, видного

представителя барокко XVIII в.


Считая, что "витийство" должно быть не только "ясно и удоб­
но к познанию" ( с. 29), но и "красотою изобилующе" ( с. 30),
он большое внимание уделяет способам украшения речи, в част­
ности фигурам. Фигура, по его определению, - "украшение некоего
слова, отделенное от общия и простонародныя беседы. Художества
или фигуры есть не просто народный глаголания образ: красоту
слова приносящий" ( с. 48). Фигуры, упомянутые в книге, очень
типичны для стилистики барочных прповедей. Таковы "репетицио,
или повторение", "конверко, или общение", "комплексно, или сопле­
тение", "rрадацио (лествица)" и др.
В иллюстрациях, сопровождающих правила, Стефан Яворский прояв­
ляет себя сторонником сложного, метафорического стиля. Напри­
мер, при пояснении понятия "изображение (представление)" он сове­
тует проповеднику следующим образом изобразить войну: "Стоят
семо и овамо полки устроены, един кийждо огнем дышет, очеса
искры испускают, скрежещут зубы, ярится лице, мечи блистают,
железных ядер грады шумят, рыкающих пушек гремят громы,

лиется кровь, лежат трупи; между ~их неизвестными летает победа

si Риторическая рука: Сочинение Стефана Яворского / Пер. с лат. Феодора Поликар­


пова / / ОЛДП. СПб., 1878. Т. ХХ (ссылки на страницы приводятся в тексте) .

53
крилата" (с. 68). Здесь обращает на себ я также внимание динамич­
ность п о в ествова н ия, ха рак те рная для п о этики б арокко .
Д инам ич ны карт ин ы, уподобл яю щие "возмуще нное гражданст во"
волную ще м ус я морю (с. 42) и пожа р у с ег о " неистовостью" (с. 43).
Эти примеры привлечены дл я объя снен ия поняти я "аллего р ия". Х а­
р а ктерно, ч то сами сюжет ы, использованные в данном случае рито­
ром , представляют собой топосы , очень поп улярные у писа телей
б а рокко .
Ориентация Стефана Яворского на символико- мета ф о р ичес к ий стиль
подчеркнута заглавием книги : риторическая наука п о до б н а "не к ой
руке крепчайшей"; пять перстов которой подобны час тям р ит ори ки .
"Перст великой может силою . Указателный указует веде н ие и путь
ко зве здам. Сред н и й златому научает средству. Перстневый пер стне м
обучает премудрость. Мизинец или ушник ушеса утирает и отвер­
зает ко слышанию" (с. 11), . - в поэтической форме раскрывает
Яворский значение каждой из частей.
Большое значение придает Стефан Яворский эмоциональности ора­
торской речи: "Без аффектов слово не сладостно яко увядш о
и гнило содевается. Тем же аффекты суть аки душа слов у или
соль брашну" ( с. 80).
В книге показано, что выявлению аффектов, т.е. страстей , слу­
жат и ~ловесные · средства воздействия на слушателей (например ,
"возглашение"), _и голос оратора, и его действия. Например , "в
ярости глас подобает быти яр; в печали уныл и густ; во страсе
униженный, добрь1й, унылый'~ и т.д. (с . 87).
Чувства говорящего выражает мимика: "Да изменятся лице по
различию слова, и да будет лице ов9гда ласково, овогда печал­
но, овоrда весело" -(с. 88). Не меньшее значение придается жестам :
"Руце _место показуМ?т, на приклад: небо в высоту, землю вниз''
(с. 89). Перед нами -- - те~тр, на подмостках которого проповедь
как бы превращается в действо, что и имело место в практике
проповедников барочного напр~вления.
К . кQнцу XVII в. русская ораторская проза имела достаточно
развитую теорию, приобщавшую и риторов и просто читателей к ан­
тичному наследию и западноевропейскому опыту, в том числе к
новейшим _ литературным тенденциям . Немаловажно и то , что эстети­
ческая традиция переходного времени сделала возможным появление
замечательных трудов М.В. Ломоносова "Кр_аткое руководство к ри­
торике" (1743) и "Краткое руководство к красноречию" (1747),
в которых он, в чем-то отвергая опыт своих предшественников
а в чем-то его учитывая, создал теори~ нового типа, отвечающую'
задачам нового этапа в развитии русскои литературы.

54
Глава вторая

'МИР ВЕЛИКИЙ" И "МИР МАЛ ЫЙ"


В ИЗОБРАЖЕН И И ЕПИФА НИ Я СЛА ВИНЕЦКОГО

Епифаний Слав инец к ий - один из наиме нее изученных писа­


телей XVII в. Скудны б иографические сведения о не м , не все
произведения известн ы . О сн о вными работами о жизни и тво р честве
Славине~кого до сих пор остаются дореволюционные статьи В . Пе в­
ницкого и И. Ротара . О дна ко и то , что из вестно, п озволяет
говорить о Епифании Славинецком ка к о к рупн ом писателе и вид­
ном деятеле XVII в.
Епифаний, родом украинец или белорус, окончил Киевскую брат­
скую школу и, возможно, Краковскую академию . Приняв монашество ,
будущий писатель стал преподавать греческий язык в Киевской кол­
з
легии . В 1649 г. вместе с Арсением Сатановским и старцем
Феодосием приехал в Москву.
· По свидетельству Евфимия Чудовского, Славинецкий был призва н
f из Киева "в царствующий град Москву" царем Алексем Михай­
1 ловичем4. По другим сведениям, его пригласил Федор Михай­
1
лович Ртищев, который, как говорится в "житии" последнего , "приз­
1
ва от Киева, из святыя Лавры Печерския священномонаха Епифания ,
мужа мудрого ... к сему же и других иноков, во учении известных":
В источниках названа и цель приглашения: "да предадят учение
грамматики славенской и греческой, даже до риторики и философии,
хотящим тому учению внимати" ("Житие Федора Ртищева", л. 5 об.).
Или, как говорит Евфимий, "иеромонах, именем Епифаний Славинец­
кий", прибыл " ради научения славянороссийскаго народа детей еллин­
скому наказанию" (л. 76).
20 июля 1649 г. Епифаний был "у государевой руки" и стал получать
"поденный корм", поселившись при Большом посольском приказе.
Среди современников Епифаний Славинецкий пользовался славой
"мужа многоученоr.о". По словам Евфимия, он "не токмо грамматики
и риторики, но и _ философии, и самыя феологии известный бысть испы­
татель, и искуснейший разсудитель, и опасный претолковник гречес­
каго, латинскаго, славенскаго и полскаго языков" (л . 76). Эта харак­
теристика повторяется и в рукописных сборниках конца XVII в.
В одном из них Епифаний Славинецкий назван "мужем многоискус­
ным в философии и феологии" • В другом -
6
"известным испы-

1 Певницкий В. Епифаний Славинецкий, один из главных деятелей русской духовной


литературы в XVII в. // ТКДА. Киев, 1861. Кн. 8-10.
2
Ротор И. Епифаний Славинецкий, литературный деятель XVII в . / / Киевская старина .
3
1900. N 10. С. 1- 38; N 11. С. 189-217; N 12. С. 347-400.
Там же. С. 6-20.
Остен, книга Евфимия ч;удовск_ого // ГИМ. Синод. собр. N 545. Л. 76 (ссылки на листы
4

s далее приводятся в тексте) .


Житие милостиваго мужа Феодора, званием Ртищева // ГИМ. Синод. собр. N 716.
Л. 5 (да-лее ссылки на листы приводятся в тексте). Сведения этого жития о Епифании
Славинецком недостоверны, но они говорят об интересе к его личности в XVII в., чем
6
и ценны для современного читателя .
ГИМ (Барсов). N 459. Л. 146. ·
55
тат л м, и искуснейшим разсудитслем, и опасным пр ет о л ковником
" 7
гр ч к r , латинска о , словенскаrо и польска го диалектов .
Пр п лurают, что 011 нладел также древ нееврейским языко м ,
чем видстельствуст наличие в его библио теке еврейской гра м­
м тики и еnрсйско-халд~йского лексикона .
8
Знание языков отра­
. ило ь в частно сти, в соста влении им словарей, что с ува жение м
подчеркнут о источниками: "Епи фани й ... многи м трудом и тщанием
сочинил книгу Лексикон, речений языка сла в енска и греческа , и
со инеми языки в научение и во разумение учащымся потребный ", -
читаем в «Житии Федора Ртищева» (л . 5 об.) . Ср .: "Достоверно
с очини в царствующем г раде Москве книгу Лексикон т риглас сон ,
еллинославенолатинский" (Евфимий, л. 76). Как отмечает С . Брай­
ловский, для своего времени "Лексикон" Славинецко rо имел громад-
" 9
ное значение и долго не утрачивал своеи пригоднос ти .
В Москве Епифаний Славинецкий переводит греческие тексты
и участвует в исправлении богослужебных книг. При его участии
вышли "Служебник" (1655), "Скрижаль" (1656), "Следованная псал­
тирь" (1653), "Часослов" (1653), "Триодь постная" (1656), "Ми нея
общая" ( 1660), "Шестоднев" ( 1660), "Каноник" (1662), "Библия" (1663),
"Поучения отцов церкви" (1665), "Минея служебная" ( 1666) и др.
10

Над переводом святоотеческих сочинений он работае т в течение


u ll Э
ряда лет, о чем свидетельствует обилие рукописеи . тот труд
с уважением отмечен современниками: "Книги ... Афанасия Велика го ,
Григория Феолога, Иоанна Дамаскина, к сим и иныя, яко Кон­
стантина Арменопула, и иныя от еллинска на славенский диалек т
преложи", - пишет Евфимий Чудовский (л. 76).
Переводческая деятельность Славинецкоrо не ограничивается цер­
ковной сферой . Он переводит античных писателей Фукидида и Пли­
ния, а также современные ему естественнонаучные труды - курс

анатомии Андрея Везалия и космографию Иоганна Блеу. Последняя


замечательна тем, что в ней отразилось учение Коперника, на сто­
роне которого 1-щходятся симпатии .Епифания Славинецкого: это
единственная попытка популяризации в Московской Рrси учения
великого польского астронома на всем протяжении XVII в. 2

Епифаний Славинецкий, как доказал М.П. Алексеев, был также


переводчиком гуманистического трiктата "De civilitate morum pueri-
lium" (1530) Эразма Роттердамского. "Гражданство обычаев дет­
ских" (русское название книги) посвящено поведению отрока в

Цит. по кн.: Певницкий В. Епифаний Славинецкий, один из главных деятелей ...


7

Кн. 8. С. 408.
8
Райков Б.Е. Очерки по истории гелиоцентрического мировоззрения в России : Из прош­
лого русского естествознания. 2-е изд. М . ; Л. , 1947. С. 119; Временник Моск. о-ва
истории и древностей российских. М., 1850. Т. V.
9
Браиловский С. Филологические труды Епифания Славинецкого / / Рус. филол. вестн.
Варшава, 1890. N 2. С. 249.
10
Pomaf) И. Епифаний Славинецкий, литературный деятель XVII в. N 11 . с.
190 _ 216
11
См.: Горский А.. Невоструев К. Описание славянских рукописей Московский
синодальной биб-,иотеки. М., 1857. 01_'д. 2, ч. 1. С. 44; 1: 59_ Отд. 2, ч. 2. с. 42,
319.
1
Райков Б.~. Очерки по истории гелиоцентрического мировоззрения 8 России. С .
2
120 _
, 121, 130-132.
56
бы т : в ч илище за столом перед отходом ко сну, в процессе
н г ры . з дес ь даны
' ссылки на
' Горация ,
Овидия,
Т
epei ,ция ' Сократа,
Ю б мости воспитать
вен ала и др . Цитата из Аристотеля о нсо ходи й
жа "благим нравом" использована 13 качестве эпиграфа. Епифани
известным в б оль
wом количестве
лав инецкий своим пе р еводом "
' u педаrогическои
писко в , пр иобщал р ус ск и х ч итателей к передо в ои
исте ме . История этой кн иг и св идетельствует, что русская _;1еЕда-
р rсле педаrоrичес ки
х течении в-
гогиче ска я мысль ра з вивал ас ь в
роп ы , п рито м бе з всяких о по зда ний
1

Епифани й Славинецкий а ктивн о в ключается в подгото в ку цер­
ковной реформы, сближается с патриархом Никон ом, кот оро му по­
свящает, в частн ости, стихи 14 • Поддерживая Никона во всех его
начинаниях Слав и нец кий не отказывается от последнего и на су­
де 1660 г., 'где был переводчи ком. Как и Ни ко н , Епифан ий Слави-
которая нахо -
нецкии развивает иде ю "свя щен с тв о вы ше царства ,
u "

сре д и
дит отражение в ряде е го публ и цисти ч еских произведении ,
u

которых особенно выделяется предисловие к "Служебнику" 1655 r .


Это стройное в композицион н ом о тн оше нии прои зведение , н а­
писанное приподнятым и в то же время простым и ясным яз ыком .
Здесь два плана: философски-публицистический, где говори тся 0
"священстве", "царстве" и вселенском значении русской церкви ,
и событийный - о Никоне и его деяниях . Вначале рисуется обоб­
щенный образ России, которой вручены "два великия дара , яко
некая диадима царская, священство и царство". Происходящие от
,,
одного и того же корня , они "человеческое украшают житие ,
одно - "божественным служа", другое - "человеческим владея
и пекийся" •
15

Царь и патриарх, олицетворяющие два этих начала, - "благо­


честивая и богомудрая двоица", "богоизбранная сугубица" . Под­
черкивается их единодушие, их согласие: "Они... законно и пре­
мудро данную им власть строити потщашася . .. праведно и подобно
преданные им грады украшают ... " (с. 41).
Однако истинным героем предисловия является Никон. Подчер­
кивается, что он "брат вселенских патриархов", "единочинен им
и сопрестолен, и чином и достоинством равен" ( с. 6). Отбор ма­
териала сделан таким образом, что всюду на первом плане оказы­
вается Никон. Вот царь "со всем освященным собором" едва "умоли­
ша" Никона "прияти" патриарший престол (с . 3). Вот Никон начи­
нает изучать, что "надлежит пастыреви". Ревностный в вере монах ,
он "со многим трудом многи дни " проводит в " книгохранилище"
(с. 4). Подчеркивается главенство Никона в государственных делах,
в частности активная роль в переговорах с вселенскими патр~ар­

хами. Характерны изобразительные средства: Никон - "богоизбран-


ный", "христолюбивый", "премудрый", равный Илье пророку. ·
1]
Алексеев М. П. Эразм Роттердамский в русском переводе XVII в. / / Славянская
филология: Сб. ст. : IV междунар. съезд ела.вистов. М . , 1958. Т. 1. С . 330.
14
Позднеев А.В. Никоновская школа песенной поэзии / / ТОДРЛ . М . ; Л., 1961 . т. 17.
с. 419-428.
1~
Служебник . М . , 1655. С. 2 (далее ссылки на страницы приводятся в тексте) .
57
--
предисловием к " лужебнику" сходно по соде ржанию и "Пре­
исл вие к читателю" из книги "Скрижаль" (1656), также на писан­
ное nифанием лавинецким 16 ,
В "Послании" царю Алексею Михайловичу (1660) Епифаний Сла­
17

вин цкий ра вивает мысль о первенстве патриарха среди других


и рар в которого они не имеют права судить. Однако здесь
писатель уже признает право ца р я быть первым руководителем не
только государ ства, но и церкви.
Еще отчетливее эта мысль выражена в "Де янии Московского со­
бора" - лите рату рно обработанном описании собор ного заседания
от 14 августа 1660 r. Епи фаний спрашивает, кому о "боголепом
благочинии церковном... изрядно пещися и опасно тщатися подо­
бает?". И признает эт о право за царем. Ему надлежит радеть
"о блаrостроении и правлении" церкви, созывать церковные собо­
ры, раздавать чины духовенству. Образ Але ксея Михайловича рису­
ется в панегирических тонах. Он сравнивается с Константином Вели­
ким, Феодосием, антиохийским царем Флавиано м. Для характер и­
стики государя используются комплиментарные эпитеты: он "много­
ценною благочестия диадимою удобренный, зла т озарным православия
ненцем благолепно увенчанный , 8 драгую правды порфиры одеян­
ный и честными всяческих богоугодных добродетелей царских би­
серми обогащенный" {с. 96) .
Концовка пеоизJJеден-ия rо~орит ,О проникновении в стилисти­
.
ку · Епи·фания Слцвинецког.о барочных тенденций . Здесь предел ьн о
rиnерболизир(?ваны чувства радости, восторга . Внутрен нее состоя­
ние передано через движение, динамик-у, что подчеркну т о , в част­

ности, метафорой "плескать руками". Экспрессивности изложения


способствует восклицаrельная интонация: "Кто ныне не возрадуется ,
кто не возвес.елится, кто рукам.и не восплещет, кто утешения велия

не исполнится, кто радостно l!e возликует! .. " (с. 107).


Епифан_ий Слав!'{нецкий писал и стихи.. А.В. Позднеев , атри­
бутировал ему цикл стихотворений rимнологическоrо характера , ко­
тор_ые отлиt_!а_юtся -звуковой инструментовкой, разнообразием риф­
мы, - многоплановостью, метафоричностью, словотворчеством и сви-
. 18
детельствуют о незауря_дном поэтическом таланте автора .
Епифа-ний. Славинецкий умер в . 1675 r. После его смерти бы ло
напечатано его "Сказание - от божественных писаний, яко о святых
в небе сущих не достоит молитися нам: да оставятся им грехи"
(ок. 1680). Это сочинение догматического характера.

• • •
в творческой деятельности Епифания Славинецкого существенное
место занимала работа над ораторской прозой . Евфимий Чудов­
ский в "Описании книг, кто их . сложил" в числе сочинений своего

16
Скриж~ь. М., 1656. С. 3, 4, 7.
11 Дело 0 ·, патриархе Никоне / Изд. apxeorp. комис. СПб., 1897. С . 87 (далее ссылки
на страницы приводятся в тексте).
11 Позднеев А . В. Рукописные песенники XVII-XVIII веков / / Учен . зап.: Моск. гос .
заоч. пед. ин-т. М., 1958. Т. 1. С . 20- 25.

58
чителя называ ет "Слово похва л ьн ое И ако в у Боровицкому
"' "Сл о­
"слов"
во на пророчицу Анну", "В хр а м е его всяк ... ", п е реводы
Бернара на рождество Христово • 19
Существует мнение, что писа­
тель выступа л с устными проповедями, хотя это и н е подтверждено
документально 20 .
Обра зцы политических речей Епифаний Славинецкий дал 8 упо­
мянутом "Деянии Мос ковского собора", где они играю т роль ком­
позиц ионно го элемента в своеобразном драмату ргическом действе.
Такова литературно обработанная речь царя , выражающе го в мета­
форической форме надежду на избрание нового патриарха (с. 97)-
Примечательна одна из речей "Собора", переданная ритм ически:
" твое пресветлое величество царское есть светоносная благо;
честия твердь, есть незыблемый православия столп, есть непобараемыи
правоверия щит< ... >да благочестие во бл а г очестивом твоем ца рст в е,
яко златозарное солнце сияет ; да православие , яко крин бла говонный
процветает ... " ( с. 98). В "Деянии" приводится также покаянная речь
Никона. Объединенные репликами автора, его пояснениями и коммен­
тариями, эти речи воспринимаются как звучащие манифесты абсо­
лютизма.

Основная часть литературного наследия Епифания Славинецко го


в ораторской прозе представлена четырьмя рукописными сборни­
ками. Наибольшую ценность из них имеет книга из Синодального
собрания ГИМ. Это черновик самого Славинецкого • В тексте не­
21

которых "слов" имеются пометки Евфимия Чудовского. Данная книга


была qписана А. Горским и К. Невоструевым • В автограф вхо­
22

дят 30 "слов" различного содержания: нравоучительных, панегири­


ческих, на разные случаи. Каж,q;ая из проповедей строится на раз­
витии какого-либо изречения - "темы" , по терминологии гоми­
летиков.

Сборник создавался, видимо, в 50-е годы. В одном из "слов"


приводится молитва о патриархе Никоне, который назван "правя­
щим" и "благоустроенно" укрепляющим церковь (л. 97 об.): как
известно, Никон сохранял полноту власти до 1658 г. В другом
"слове" сделан намек на начало раскола, осуждаются ''новин, ныне
обретаемии лжеучителе" (л. 83 об.). Этим данным не противоречат и
особенности бумаги: филигрань "Голова шута" середины 50-х годов •
23

Приводим перечень ораторских "слов" Епифания . Славинецкого по


автографу (Синод. N 597):
Л. 1-4 об. ;'Благословиши венец лета ... " (на Новый год).
Л. 5-8 об. "Светися, светися ... " (на праздник пасхи).
Л. 9-12 об. "Пытайте писания" .

Оглавление книг, кто их сложил / Публ. В . Ундольского / / ЧОИДР. М., 1846. N 3,


19

разд. IV (смесь). С. 21-22.


Попов В. Симеон Полоцкий как проповедник. М., 1886. С. 9.
20
21 п
роповеди Епифания Славинецкого ГИМ . Синод. собр . N 597 на 131 л. (далее
ссылки на N рукописи и листы приводятся в тексте).
Г{)рский А .• Невоструев К. Описание славянских рукописей Московской синодаль­
22

ной библиотеки. Отд. 2. Прибавления. М . , 1862. С. 199-206.


23
Ср. : Водяные знаки рукописей России XVII в.: По материалам Отдела рукописей ГИМ /
Сост. Т.8. Дианова, Л. М . Костюхина. М ., 1980. N 422 (1654).
59
Л. 13- 16 об . " лово к монах ом".
Л . 17- 19 б . "Глас ... на в одах" (на крещенский праздник) .
(Л . 20- 20 об . - пустые) .
Л . 21 - 24 об. " J1e б наш на.сущный ... "
Л . 2 - 28 об . "И потщався слезе ..."
Л . 29- 2 об. "Бд те и молитися ... "
Л. - 6 об. "Аще кто хощет п о мне ит и ... "
л . 37- 40 6. "По каl,\теся ... "
Л . 41-44 об . "И щите же первое царст ва ... "
Л. 45- 50 об. " лово к иереем" .
Л . 51- 54 об. " Н е можете б ory ра б отати и мамон е ".
Л . 55- 59 об . "А ще б ы людие мои послушали м е н е ".
Л . 60- 63 об. "Быша же обновления ... "
Л . 64- 67 об. "Быша же обновления ... "
Л . 68- 71 об. "Очисти себ я от всякия скверни ...'
1

Л . 72- 75 об. " В емы же, яко грешников б or не слушает " .


л. 76- 81 . "Людие седнщеи во тме видеша свет велий" .
(Л . 81 об. - пустой) .
Л . 82- 85 об. "Словеса ... чиста".
Л . 86- 89 об. "Слово на верховныя апостолы Петра и Павла".
Л. 90- 97 об. "Слово на пророчицу Анну" (посвящено "тезоименитой" царевне
Анне).
Л . 98- 101 об. "Еrда же поститися, не будите якоже лицемери".
(Л . 102-103 об . - тропари, посвященные Алексею Римскому).
Л . 104- 107 об . "Помяни, яко смерть не замедлит".
Л . 108-111. "Аз есмь пастырь добрый ..." (на поставление церковнослужителя).
(Л. 111 об. · - пустой) .
Л. 112-115 об. "Заnовед нову даю вам, да любите друг друга ... ".
Л. 116--119 об. , "Gлов·о к иереем". _· _
Л. 120--:-12_3 'Об.-_::'"Еrда ж'~ приидет _ Параклит... "
Л. 124-121 об. : "Бдете и ·молитися" . .
Л, 128:_131 об. · "дще же хоще,iпи внити в )15Ивот, съблюди заповеди" .
В конце XVII -в. появляются списк1:1 проп.оведей Епифания Слави нец­
кого. Сборник -из собрания Киево-Печерской лавры был описан В . Пев­
ницким, ко~:орыц об,ратиµ _ в-нимание на почерк ("весьма четкий полу­
устав") и владельческую запис.ь, IJОЗв-оляющую говорить о принадлеж­
НQсти книги патриа-рху Иоакиму-. В р·укописи указывается, отмечает ис­
следователь, что "вся,_-~яже написашася в кни;rе сей", сочинено Епифа­
нием Славинецки-м, x-oт.si и ·не-,охватв1вает его сочинений полностью 24 •
Приводим перечен-~ .П~fповедей из . Киево-Пече.рского сборника по
описанию в : Пецницк6rо _. . _
"Слово на новое -лет9". -
"Слово на р·ождество Христовь".
"Глас .. . на водах": ·
"Обьюродившее сонмище .. .''-
"Ныне превеликий празднуем ... праздник".
"Аще хощеши внити в живот ..." ·
"Заповедь нову даю вам".
"Любите враги iщша". .
nслово к иереям ("Ве_леrласный пророк ... ") . .
"Второе слово к иереям ( "С ущи.м ... "'

"Не можете богу ра б отати и мамоне " . ·

24 Певиицкий в. Епифаний С.11авинецкий. один из rлавных деятелей ... Тl<ДА . Киев,


Кн. 8. С. 407.
1861.
2
~Там жес. С. 437- 438.

60
"Пытаi1те писания" .
" лово к монахом" ("Елицы благо ч естив11 11 людис") .
"В емы же яко грешников бог нс слушuст" .
"Б д ите и мол~11· и ся " (•• лма благоглагол11вы/.t псалм о певец ... ") •
"Бд11те II моли,· н я" ("Боговещанная цевница .. .").
"И nотщnвся низыде ... "
" л б наш насущн ый ... "
" ще кто ощет по мне идти ... "
"Т ы же постяся nомажи главу свою" .
"И щнте же прежде цар ст ва .. . "
" П окайтеся : nриближися бо царст во ... "
"Очистим себя от всякия скверны".
" Б ыша же о б н овлен и я .. ." ("Храм в славу ... ").
" Б ыша же обно вления ... " ("Иже храм во славу ... ").
"Аще бы л юд мoit послушал мене".
"Сие бо добро и п р иятно ... "
" В хра ме то го всяк, кто глаголет славу".
" М ир оставля ю ва м, мир мo it даю вам".
"Егда же приидет Паракл ит".
"Даждь м не часть достоit ну ю" .
"Ко иереям . Елма божест венное писание".
"Егда поститися, не будете я коже подсудители" .
"Светися , свет ися ... "
" На пророчицу Анну" .
"Сл ово на верховных апостол Петра и Павла".
"И п о днех шести пое млет Иисус Петра и Иакова и и оанна ".
" И знамение велие явися ..."
" На раскольника. Словеса ... чиста".
"На непокорники церкви, от лица тоя".
"Поучение .от иерея детям духовным".
"Наказание от архиерея ко архимандритам и игуменам".
"О трех боrословных добродетелях : вере , надежде и любви".

В. Певницкий считал принадлежащим Епифанию Славинецко му


также "Слово о милости" которое находится в данном сборнике.
' 26
Однако, как предположили сначала А. Горский и В. Невос тр уев ,
а затем пришел к этому мнению С. Брайловский, автором этого
незаурядного произведения является Евфимий Чудовский •
27

С автографом совпадают в киевской рукописи 28 "слов" ( кроме


"Аз есм пастырь добрый" и" Людие седящеи во тме"). 15 "слов" являют­
ся принадлежностью киевского сборника .
Суммарное описание киевской рукописи сделал также И . И .. Петров ,
отметивший, что в ней находятся "пятьдесят слов и канонов , соч и-
2s
ненных Епифанием Славинецким" .
К концу XVII в. относится и другой сборник с проповедя м и Епи­
фания Славинецкоrо (ГИМ. Собр . Барсова, N 459), который внимания
исследователей не привлекал. Судя по пагинации, он дошел до нас
не в полном объеме . Листы здесь пронумерованы дважды. Первая (бук­
венная) пагинация начинается с л. 21 ; после л. 41 об . сразу следует 63;

Горский А .• Невоструев К. Описание славянских рукописей Московской синодальной


26

библиотеки. Отд. 2. Прибавления. М ., 1862. С. 246.


пс
лово чудовского инока Евфимия о милости, сообщил С.Н . Брайлов с к и й / / Памят-
28 инки древней письменности и искусства ОЛДП. СПб., 1894. Т. 101 . С. 1- 7.

Петров Н.И. Описание рукописных собраний, находящихся в городе Киеве . М. , 1896.


Вып . 11. С . 98.

61
атем 89 - 109; nырв ан лист 167; после л. 187 следует л. 208; после
л. 239 и ет 251 · н ет л. 292.
По д н ее борник был еще ра з п рон умерован цифрами от начала до
К Hl\8 бе у ч ета . упомянутых пропусков . Н есмотря на дефектносr9ь
кни г и , она д пол ня ет наше представлени е о Еп иф ании-проповеднике •
Даем писа ние его соста ва в соответст_вии с цифровой пагинацией .
Л. 1- 3 " Любите в~аги ваша ... "
л. 3- 9 <сПервое "Сло во к иереем"».
л . 9- 15 <с В то р ое "Слово к иереем"».
Л . 15 об . - 2 1 об . " Н е можете богу работати и Маммоне ".
(Л . 22- 22 об . - от рыв о к текста) .
Л . 22 об . - 27 " Бдете и мол ит ися ... "
Л . 29--36 об . " И потщавс я и ни з иде ... "
Л . 36 об .-42 "Хле б н а ш н а сущ н ый ... "
Л . 42- 47 об . " Аще кто хощет п о мн и ити .. ."
Л . 48- 52 об . "Б е же о бновлени я ... "
Л . 52 об . -57 об . "Слово второе на обновление новосо здан н аго храма ... "
л . 58 - 65 "Заповедь нов у даю вам ... "
л . 65 - 74 "Аще бы люд мой послушал мене" .
Л . 74- 81 об . "Сие бо добро и приятно ... "
Л . 82- 88 об . "В храме того всяк, кто гла гол ет сл ав у" .
л . 89- 94 " Мир оставл яю вам ... "
Л . 94- 99 об . "Егда же приидет Параклис ... "
Л . 99 об. - 106 об. . "Даждь мне част ь достойн у ю" .
Л . 106 об. - 111 об. "Слово к иереем".
Л . 111 об. - 117 об. "Егда поститися, н е б удите яко~е п_осуди теле" .
Л. 117 об. - 122 об . "Светися, светися .. ."
Л . 122 об. - 126 об. "Слово на пророчицу Анну" .
Л . 126 об . -132. "Аще хощеши воити в жизнь , соблюди зап о в ед и".
Л . 132- 140 об . "Слово на верховныя апосто11ы Петра и Павла " .
л . 141-146 "И по днех шести ... " _
л . 146- 157 "Слово счиненное от писаний святых о тцев ие р о м онахом
Епифанием Славинецким , мужем многои с к усным в фи л о со ­
фии и феологии , яко о святых, сущих у же в небе , н е до­
стоит _молитися нам, да оставится тым грех или да всп о коют­

ся .. . в местех светлых и, зря лице божие , и о на с мол я тся ":


(Л . 157 об. - пустой) .
(Л . 158 - обрывок текста : конец какого-то "слова").
Л. 158-191. об . "О милости: и кии просящих достойни суть милости и ки и
же ни" .
Л. 191 об. -198 об. "Аз есмь па~тырь добрый ... "
(Л . 199-203 об. - без начала , судя по tодержанию , па нег ирик Ни к о ла ю
Мирликийскому) .
Л. 203 об .-211. "От небес прием божественную благодать ... " ( пане г ир и к
Иоанну Златоусту).
л. 211 - 217 "Люд седящ во т ме виде свет велий".
Л. 217- 225 "Помяни яко смерть не замедлит".
л. 225 - 229 "С ердце мое смятеся во мне и страх смерт и нападе на мя " .
л. 229- 232 '.'Чин боголепый ..."
Л. 232-233 об . "На мятежюrки церкви" (текст оборван).

21 "слово" из этого перечня совпадает с черновой рукописью Епи­


фания Славинецкоrо (Синод. N 597), принадлежность их ему, таки м

29 Проповеди Епифания Славинецкоrо / / ГИМ . Собр. Барсова, N 459 (далее ссыл к и


на N рукописи (Б-459) и листы приводятся в тексте) .

62
образом , сомнения не вызывает. Из ни х 19 ( за и с кл юче ни ем "А з ес мь
пастырь ... " и "Люд седящ во тме") им е ются и в киевском сборни кс.
О тсутствуют в автографе , но имею т ся в киевском сборнике "И по
д нех шести" , "Любите враги ваша" , "В храм е того всяк , кто глаголет
сла в у", "Мир оставляю вам, мир мой даю вам" , " лово к иереем . лма
божественное писание".
"Слово счиненное ... яко в свя тых сущих уже в небе не достои т
мол итися" было напечатано , как отмечалось выше, посл е смерти
писателя и значится под его именем 30
. "Сл ово о милости" исключаем
по приведенным ранее мотивам .
Таким обра зом, сбор ник Б-459 дает нам возможность познакомить­
ся с рядом проповедей Епифания Славинецкого, отсутствующих в
Синод. N 597 и киевской рукописи. Три из них, а именно панегирик
Иоанну Златоусту, "Сердце мое смятеся во мне" и "Чин боrолепый",
уп омянуты Филаре том как прю-,адлежащие Епифанию Славинецкому,
но утраченные. Примечате льно, ч то похвала Златоусту - первое
из ораторских произведе ний Славинецкого (1653), произнесенное в
Москве •
31

Должен быть также отмечен сборник (ГИМ. Синод. N IV), ко торый


не вошел в описание Горского и Невоструева, но впервые упомянут
У Саввы. Здесь сказано в самой общей форме , что в сборнике имеют­
ся проповеди Епифания Славинецкого , однако перечисления их не да­
но32. В современном описании рукописей Синодальной библиотеки как
принадлежащие Епифанию Славинецкому здесь названы два поуче­
ния33: "Ты же постяся помажи главу твою" (л. 234) и "Пытайте писания "
(л. 238). Оба они руки самого Славинецкого. Однако сюда следуе т
добавить еще пять поучений: "слово" на рождество Христово ("Ныне
всерадостный и веселоносный праздник", л. 226); "От небес прием бо­
жественную благодать ... " (л. 238); "Сие бо добро и приятно" (л. 243);
"Глас ... на водах" (л . 247); ,;Слово к монахом" (л. 320). Здесь особенно
ценным является текст панегирика Иоанну Златоусту ("От небес
прием ... "), упомянутого Евфимием в "Оглавлении книг , кто их сложил "
и считавшегося утерянным .

Отдельные "слова" Епифания Славинецкого встречаются и в других


сборниках. Например , "слово" "Очистим себе от всякия скверни" вклю­
чено в одну из рукописных книг XVII в . наряду со словами Кирилла
Транквиллиона, Лазаря Барановича, Иоанна Златоуста, а также безы­
мянных авторов .
34

Таким образом , мы имеем в настоящее время тексты 48 поучений

[Епифаний Славинецкий]. Сказание от божественных писаний яко о святых в небе


30

1680.
сущих не достоит молитися: да оставятся им грехи. М . , ок.
Филарет [Гумuлевский]. Обзор русской духовной литературы . 3-е ИЗД. СПб., 1884 .
31

Кн. J. С . 236.
Архимандрит Савва. Указатель для обозрения московской Патриаршей (ныне Синодаль­
32

ной) библиотеки. М. , 1858. С. 241 - 242.


33
Протасьева А.В. Описание рукописей Синодального собрания (не вошедших в описание
н А . В. _ Горского и К.И. Невоструева). М., 1973. Ч. 2. С. 107.
Сборник поучителной, а в нем писаны слова поучителные / / ГИМ. Синод. собр. N 883.
Л. 1-13 об .

63
пифания лавинец к ого. Но, в идимо, их было еще больше - "около
шестидесяти проповедей самого разнообразного содержания" •
35

В . Певницкий , говоря о тематике "слов" Епифания Славинецкоrо,


отмечает их отвлеченный харак тер. "Для Еп ифания, - пишет он, - на
первом плане ст оя ла ис тина с ее глубокими тайнами ... Почти все его
сло в а можно был о произносить в р азн ых м естах, и не в один век ему
современный , а и во все другие"36 • Понимая по д "истинами" религиоз­
ную проблематику , Певницкий прав лишь отчасти, поскольку при всей
отвлеченности проповедей Епифания Славинецкоrо в ажное место зани­
мают в них человек и окружающий его мир, существованию которых
Епи фаний Славинецкий стремится дать философское осмысление.
э то направление мы обнаруживаем сразу же , знакомясь со словом
,, "
"Блаrословиши венец лета", открывающим черновую рукопись и напи­
санным , как явствует из содержания , на Новый год . Оно начинается
картиной "мира великого" - так переводит Епифаний Славинецк ий
греческое слово "макрокосм". "Мир великий", созданный "всемощною
десницею божиею", огромен и многолик . Его наполняют "безсло­
весные животные"- "рыбы водоплежные", "птьщы воздухопарные,
четвероногие " (N 5 97, л. 1). Здесь также "стволие',' " терние " , ''б ыл ие" ,
"цветы", плоды (N 597, л. 1 об.). Радостная картина первозданной
природы подчеркивает величие творца: "Поля ... ту ка исполнишася крас­
ния, пусти ни утучишася, холм и радостию препоясашася ... бразды зем­
ныя упоишася, . река ... вод исполнися, источницы вод явишася" (N 597,
л. 3). Частицей макрокосма является и "малый мир" - человек, соз­
данный ("О велия чести!") по образу и_.подобиiо божию, но затем изгнан­
ный из рая в результате первородного греха.
Терминология, которой пользуется Епифаний Славинецкий , отражает
представления о строении мира, известные с античности . Согласно
им, мир представляет собой единый организм, где нет нагроможде­
ния случайных предметов, но все гармонично и целесообразно. Имен­
но так смотрел на вселенную Пифагор (VI в. до н.э.), первым введ­
ший слово "·космос" для ее обозначения. Общую картину мира ка к
целостного существ-а, где все элементы связаны друг с другом и под­

чинены общему закону, рисовал Фалес (VI в. до н.э.). Мир - подобие


живого организма с неразрывно связанными между собой частями и
для Зенона (IV-11-1 в. до н.э.)3 •
7

В средние века эти представления выливаются в концепцию "великой


цепи бытия": вселенная (макрокосм) наполнена разнообразными ве­
щами и существами, взаимосвязанными друг с другом как звенья

огромной, непрерывной цепи, - "вся вселенная охватывается этой


цепью бытия" •
38

В дальнейшем идея о взаимосвязанности элементов стала одним


из эстетических принципов барокко: "Все предметы ... обязательно соот-

зs История русской литературы: В 10 т. М.; Л., 1948. Т. 2, ч. 2. С. 365.


36 Певницкий в. Епифаний Славинецкий, один из главных деятелей ... N 10. с. 140.
37 История всемирной литературы .. М . , 1983. Т. 1. С. 379, 412.
1s Аникст А . А. Ренессанс, маньеризм и барокко в литературе и театре Западной
Европы // Проблема стилей в западноевропейском искусстве XV- XVII веков:
Ренессанс. Барокко. Классицизм. М. , 1966. С. 1~5.

64
Древо "Похвала града". Из кн. Софрония Лихуда
"О силе риторичестей или о риторице" (ГИМ. Собр. Уварова. N 98- 1°).

нqсились друг с другом, были со-противопоставлены, могли группи­


роваться в классы, которые, в свою очередь, соотносились между

со6о'й" •
39

В своем подходе к устройству вселенной писатель использует


также идею о строгой иерархичности мира как в небесной сфере,
39
Софронова Л.А. Принцип отражения в поэтике барокко / / Барокко в славянских
кул ьтурах. М., 1982. С. 80.
З .Зак. 3868 65
где имеются свои выс ш ие и низш ие, существа, так и в земной . Напри­
мер , о не бесн ой иера р хии пишет в "Ми стагоrии" Максим Исповедник
(VII в.) • В подлунном мире , по средневековым представлениям ,
40

выс шее мест о зани м ают л ю ди, за тем следуют животны е, а далее рас­
те н и я и на кон е ц, ме р тва я природа - камни . Притом , как подчерки­
вает А . А. Аникст при из ображении мира людей принята обычная
феодальная иерархия • Эта иде я та кже возрождается писателями
4 1

барокко .
О соподчиненности в надземн ых сферах Епифаний Славинецкий
пишет в "слове" В храме т ого всяк , кт о глаго лет слав у": "бесплот­
ные ангелы" и "духи бессмертные", кажд ы й в соответствии со своим
рангом , славят владыку (Б-459 , л. 82 об . ) . Та же мысль звучит в
"Слове к иереем": "высшие" ангелы учатся у б ога, за тем уч ат анге­
лов "низших", а те "человеков" (N 597, л. 119).
В проповеди "Сердце мое смятеся во мне и страх смерти нападе
на мя" речь идет о чинах "священноначалия": "превы шнии" прос ве ща ют
"светозарными лучами" · "началствуемых", а те , в свою очередь , "св е­
товодителст~уют" следующий ряд "подчинных" (Б-459 , л . 229). Сх одные
рассуждения о иерархии ("всяк человек ... или есть на чал ст ву ю щ или
есть началствуемый") мы находим и в "слове" "Аще кт о х о щет по мне
ити, да отвержется себе" (N 597, л . 35 об.) .
Из других писателей XVII в. концепцию о иерархическом ус тр о йс т­
ве вселенной активно развивал Симеон Полоцкий. В "Слове н а день ...
Михаила" он также пишет о целесообразной соподчиненности как в
небесной, та·к и в земной сфере: ангелы "велицы, славни и честн и",
но д~уг другу -они неравны, - "вышшия чинове нижшия освещают и
подают им таинства божия. Вышшия волю божию и веление нижшым
изявляют, нижшии же исполняют" • И у людей -
42
"сего зван ие владе­
ти, онаго же обладаамlз быти, сего служителство повелевати, о н а го
1 паки послушливу быти"- 3 .
1 В "Орации при питии государевой чаши" Симеон Полоцк и й т акже
утверждает , что изначально был установлен "преизряднейший чин во
всей твари", чтобы большие '!обладали" меньшими , а меньшие пови­
новались б6льiпим. Это мы видим и в- "безсловесных", у которы х
"
1
!, имеется свой "преизряд"ый чин", и в неживой приро де - например ,
луна главенствует над звездами, а солнце над ними , вместе взятыми .

Подражанием этой "гармонии" является устроение всякого государс тва :


"... везде
бо различния чини и санове , различныя власти и службы .
Над всеми же сими един председательствует владыка "44 . Об щест венные
противоречия Симеон Полоцкий рассматривает как результат нар у ше-
ния сложившейся системы. '

40 Живов В. М. "Мистаrоrия" Максима Исповедника и развитие византийской те о р ии


образа ; / Художественный язык средневековья. М . , 1982. С. 111 .
41 Аникст А.А . :Ренессанс, маньеризм, барокко ... С. 185.
42 Симеон Полоцкий. Вечеря душевная . М . , 1683. Л. 88 (ссылхи на листы далее прив о-
дятся в тексте). .
4J Симеон Полоцкий. Обед душевный. М. , 1681 . Л: 149 (ссылки на листы далее
приводятся в тексте) .
44 ГИМ 11-1004. Синод. собр. N 229. Л . 380- 380 об.

66
Как и Симеон Полоцки й, Е пиф а ний Слав и нсцкий не устр аняетс я от
социальных в о п росов . Однако в бо л ь ш ей ме р е ег о привлекают эт иче ­
с кие пробл емы . О б р ащаясь к миру л юдей - " мир у ле стному" , писатель
стремится осмысл и ть категории добра и зла в целом . В п р о п о в ед и
"Аще к то хощет п о мне итти .. ." о н использует п р ием к а к бы в згл яда
сверху, характерны й для др евнерусс кой литературы . " Аще кт о умная
45

очеса отверз , опасно присмотри тся се м у лес т ному м и р у, ч то он в


нем узрит? - спрашивае т оратор и тут же дает невеселый отв е т : -
Узрит быти в нем болше скорбе й, не жели радо стей, бо л ше п л ача , нежели
веселия , болше р и дания, нежели л и ков а н ия , б ол ше се тования , нежели
утешения, болше бр ани, нежели мира , бо лш е мятежа , н е жели покоя,
болше безчестия , нежели чести , болше убожества , нежел и богатства,
болше горести, нежели сладости" (N 597, л. 33).
От "общего взгляда" автор далее переходит к "рассмотрению де­
талей" и называет бедствия, в ко торые погружен мир : г оло д, болезни ,
убийства, лжесвидетельства, сребролюбие, развра т (N 597, л. 33 об. ) .
Делается общий вывод, что мир лежит во зле.
Это зло иллюстрируют примеры и из других поучений. В "слове"
"Хлеб наш насущный даждь нам днес" Славинецкий вспоминает о те х ,
кто устраивает свое благополучие "неправедным хищением, или бого­
ненавистным разбойством , или беззаконною татбою, или богомерзлост­
ным лихоимством" (N 597, л. 21 ).
В "Слове к монахом" обличительный пафос писателя направлен
против тунеядцев-чернецов, которые "чревеса своя разшыривше сласт­
ними пищами чревонеистовно питаются" , стремятся к "приобретению
1 богатств тленных" и "стяжанию излишних мьлеядных одежд". Епифа­
ний осуждает при этом монахов, которые , разбогатев в миру , рас­
считывают жить в монастыре "не своими труди, но своими имении";
инок, считает автор, должен все "делать своими руками" (N 597,
л. 14 об.).
В поучении "Егда же · поститися" Епифаний Славинецкий негодует
46

на лицемеров, . которые при показном смирении величаются славою,

возносятся саном, как "высокие холмы" . Будучи "достоинством вели­


цы и богатством крепцы", они "подручники свои томят, ближния своя
изничтожают, убогаго обиждают, невиннаго оплевают и смиреннаго
биют". Выразительны метафоры, с помощью которых автор срывает
маску с лица лжепостника: изнуряя свое тело "неядением", он "чуж­
дая имения · поглощает"; воздерживаясь от вина , "кровь ближних пиет";
отказываясь "от мяса зверсного ... яко зверие сверепии плод ближняго
пожирает, иже рыб неядуще, брата снедает" (Б-459, л. 113 об. - 114 об.)
Эти высказывания достаточно традиционны. Общим местом являет­
ся, например, изображение церкви в виде торжища, идущее из сред­
невековой учительной литературы и использованное ~пифанием Сла­
винецким (Б-459, л. 84). В произведениях писателей-проповедников
мы найдем также обличение современных нравов, социальные харак-

◄5 6
•ь Лихачев д.С. Поэтика древнерусской литературы . 3-е изд. , доп. М., 1979. С. 34 ·
Приводим выдержки по рукописи Б-459 : в автографе "Слово" плохо читается из-за
расплывшихся чернил.

з*
67
теристики , быт овые картины , яркие сатириче с к ие пор треты - большим
ма стером в их создании бы л , в час тности К и рил л Транквиллион,
нарисовавший выразительные образы п ьян ицы , сребролюбца , ще голи хи •
47

О дна ко Е пифаний Славин е цкий не ограничива ется прив едение м


примеров. Кон кр етным аналогиям он предпочитает философское ос­
мысление явлений, в данном случае хочет ос озна т ь , "что есть зло
сие в нем же весь мир лежит?" (N 597, л. 33 об.) .
Размышления Епифания по этому поводу говорят о знакомстве
его с филос офс кими системами, где в той или ино й с тепе н и рас­
сматриваются категории добра и зла. В сл о ве "Людие седя ще и в о
тме" писатель оспаривает "у мовредное мудрствование" о то м, чт о
человек зол по своей природе и поэтому его невозможно исправить :
"Человек не по естеству, но по делех злых ... бывает" (N 597, л. 79 об.).
Точно та к же и "добродетель" - не принадле жнос ть "естества", а
резул ьтат "произволения", утверждает он в "Слове к иереем" (N 597,
л. 45).
Особенно подробно учение о зле развивается в проповеди "Аще кто
хощет по мне ити, да отвержется себе". Славинецкий о п ровер гает
здесь учение "злобожных" манихеев об извечном и самостоятельном
существовании "благого" и "злого" начал, олицетворяющих, с одной
стороны , бога , а с другой - сатану. Манихеи "баснословят", него­
дует он, что "мир сей от злаго начала, сиречь лукаваго ангела
создан быти.: ." (N 597, л. 33 об.).
Счита~ :с зло принадлежностью не "естества", - а "дел", Епифаний
Славин-е-цки_й говорит далее о двух видах зла: "Сугубо есть злое:
едино _убо свойств-енно злое, другое же мнимое злое". "Свойственное"
зло, т. е. зло действительное, - - это "есть всяка неправда, есть
всяко законопреступление, есть всяк грех". "Мнимое злое" - это то,
_что "по мнению человеческому, глаголется злое", а именно "есть
вражие нашествие, есть градов борение, есть имений тщета, есть
губителство смертоносное, есть глад человекогубителный, есть неду г
телесный, есть всяка язва и рана". Иначе , "свойственное" зло - это
проступки, которые совершает сам человек. "Мнимое" - все, что посла­
но как бы в ответ "-r:-pex ради наших на ны, в исправление наше", и
поэтому оно может быть названо также "человеконаказательным" ,
поясняет писатель (N 597, Ji. 33 об.). Приведенные Епифанием при­
меры как раз и служат иллюстрациями того и другого зла. Здесь он
выражает точку зрения Платона, высказанную в диалоге "Горгий", о
том, что "поступать несправедливо хуже, чем терпеть несправедли­
вость"48. Иначе говоря, зло в том, чтобы делать зло, а не в том, чтобы
его претерпевать.
Носителями "свойственного" зла в современной жизни являются, в
"
частности, для с лавинецкоrо мноrомятежные раскольники" ("Сердце
мое смятеся", 459, л. 232). Приверженность их злу подчеркнута также

47 Евангелие учительное албо каэаня на неделя преэ рок и на праздни ки господские . ._


Сьставлена трудолюбием иеромонаха Кирилла Тран квилшtона . Рахманово, l бl 9 _

48 л . 156·
Платон. Соч.: В 3 т. М . , 196-8. Т · I · С · 292 ·

68
в поуче н ии "Словеса чиста". Омраченные невежеством , они "душевред-
но кра молвствуют", "умовредно раздорствуют", насаждают " терни я ···
душетленн ых расп рь", "дерзостно преступают" установленные законы
и
" кичливо пр е н е б рега ю т" ими, "горделиво присво
яют" себе пастыр-
скую власть. С по мощью яркой метафоры писатель раскрывает опас­
ность "смертоносн ых лжесл ови й": " В их же устех не есть истинна, их
же серд це есть су етно иже я з ики св о и ми летя т, и з их же гортани мерт­
вых догмати исходят: гроб отверст горта нь их" (N 597, л. 83 - 84 об .).
Однако , укоряя "нынешних времен ... лжеучителей", Епи фаний Сла­
винецкий не высказывает ненависти к ним и не внушает ее с во и м
читателям. Прав В . Певницкий писавший , что "слова против расколь­
ников паказывают в Епифании ~еловека, живо сочувствовавшего бедст­
виям раскола... в нем не видно излишней нете р пимости и крутого
фанатизма" 4 9 • Снисходительное отношение к раскольникам проявляет_:­
ся, в частности, в уподоблении "сих окаянних" узникам мрачнои
пещеры, сидящим во "тьме кромешной" и не видящим "света небес­
ного". Они "скорбеют, воздыхают и печални бывают"(" Людие седя щеи
во тме ... ", N 597, л. 76).
Терпимость Епифания Славинецкого можно объяснить, думается,
тем, что писатель главным способом улуч.mения мира считает "преме­
нение на лучшее" каждого отдельного человека. Так, от "мира вели­
кого" и его человеческой части - "мира лестного" - Славинецкий
переходит к "миру малому". "Мал мир , - поясняет он в "С лове" "Н а
венец лета", - есть словесный человек" (N 597, л. 1).
Взгляд на "микрокосм" также определялся концепцией "великой
цепи бытия". В "малом мире" повторялись те же закономерности, что
и в большом. Например, Гонорий Оттенский (XII в.) говорил , что
человек составлен из тех же элементов, что и макрокосм (земли,
воды, воздуха, огня) . Его взгляды разделяли Бернард Сильвестр,
Гильберт Порретанский, Алан Лилльский и др.
50
В речи "Ко госу­
дарю царю и великому князю Алексию Михайловичю и проч. по
новом браце", находящейся в бумагах Симеона Полоцкого и, видимо,
им написанной, говорится, что "премудрые" назвали человека "микро­
космосом", а вселенную "макрокосмосом" и установили между ними
"великое согласие .. . тако во стихии четырех содержаний, яко в по­
добии качеств и действ различных"
51

в ,, малом мире " то-же находили иерархию. С древности 6 ыл извес-

тен сюжет о неравенстве частей тела . Например , притчу о вражде


их друг с другом приводит Плутарх. Позже этот сюжет использует
ш експир 52 . П
етр
С
карга в
·
однои
u
из с воих проповедеи
"
пишет: как

в обществе друг от друга зависят отдельные сословия, так в теле его


члены, связанные между собою и подчиненные голове 53 •

:: Певницкий В. Епифаний Славинецкий, один из деятелей ... / / ТКДА . с. 160.


Ревякина Н.В. Проблемы человека в итальянском гуманизме второй половины XIV _
первой половины XV в. М. , 1977. С. 21 . ·
ГИМ. 11-1004. Синод. собр. N 229. Л. 192 об.
51

52
Аникст А.А . Ренессанс , маньеризм и барокко ... С. 188.
53
Skarga Р. Kazania о siedmi sakramentach ... Krak6w, 1600. S. 293 (далее ссылки на листы
приводятся в тексте).

69
.
Однако для Епифания Славинецкоrо "малый мир" это прежде всеr 0 -
духовное начало в человеке, "душа человеческая" . Примеч ательно, ч-r 0
само слово "душа" (с производными от него) - одно и1 наиболеt
продуктивных в лексике поучений . Разнообразны эпитеты к существи­
тельно му "душа": она "жаждущая", "алчущая", "блаженная ", "креп­
кая" "незы блемая" . Ра зличн ы е комбинации возникаю т с помощью
прилагательного "душев ный" : "смер ть душевная", "чистота душевная",
"брашно душевное", "спасение душевное" и т. д .
Широко употребляются двусоста вные слова типа "душевредный",
"душетленный", "душеrубительный'', с одной стороны, и "душеполез­
н ый" , "душеспасительный" - с дру гой. Отсюда "душевредная неправда.",
"ду шетленное лихоимство", "душеrубительный раздорник", "душепо­
лезное врачевств о" , "ду шеполезная бодрость'', "душеспасител ьн ое
оправдание".
Со словом "душа" и производными от него образуе тся множество
метафор. Обращаясь · к слушателям, Епифаний Славине цкий предлагает
"обновить душу", "ощитить душу щитом веры", "недуrующие души
уврачевать душеполезным врачевством", одеться "душеполезной правды
одеждой", "многоценных чистого жител·ьства монистов душеполезно
украшаться", "воспалить души небесным пламенем" , оградиться от гре­
хов "златой душеспасительного послушания наушни цей" , украсить
"души венец ... чистого жития крином" и т.д. Больш инст в о из этих
выражений традиционны, но для нас в данном случае важн о другое -
их обилие в .словесной -т кани.
Следует сказать, что вопрос о душе чрезвычайно интересовал
Епифания Славинецкоrо вообще. Как отмечал И. Ротар , в одном из
разделов "Скрижали" (1656), написанном Епифанием Славинецк им ,
видно знакомство автора и с областью психологии, и с фило соф-
54 .
ским_и теориям11 .
В _ проповедях Епафаний Славинецкий высказывает ср едне веков ый
взгляд о примате души над телом. "Душа ... умная , нетленная и без­
смертная есть лучшая и честнейшая, паче чувственаrо, тленна rо и смер т-
1rаr9 тела", - пишет он в поучении "Покайтеся . Приближися бо
ц~рство небесное" (N 597, л. 37). Писатель использ ует легенду о
расставании души с телом, поэтически изображая смер т ь праведника
в поучении "Помяни, яко смерть не замедлит": «Яко лебедь егда
смерть к себе rо..ядущую ощущает, тогда сладким и скорбным гласом
спевает, -- тако ... усопший, ~гда смерть боrолюбивую душу того о т
тела отлучаще, тогда радостным и скорбным гласом сию песнь к
вседетелю богу nояше: "В руки твоя предаю духа моего"» (N 597, л. 107).
Здесь соединились мотивы: душа-птица , ужас перед смертью С'поем
скорбным гласом"), ожидание вознаграждения на том свете ("пое т
радостным гласом"). Не исключена при этом возможность прямо го
· · заимствования_ из ·диалога Платона "Федон", на который ссылается
Епифаний Славинецкий (N 597, л. 104 об.): лебеди, рассказывается
здесь, "как почуют близкую - смерть, заводят песнь таку ю гром кую и

s4 Ротор и. Епифаний Славинецкий, литературный деятель XVII в. // Киевская


старина. 1900. N 11. С . 205.

70
прекрас н ую, какой никогда еще не певали: они ликуют оттого, что
"
скоро о т о идут к
б огу, кот орому служат
"55

Ср . с " Ф изиологом" : "Егда у ведает, яко имать умрети, три дни


прежде ден ь и нощ поет сладко и тако поя издыхает, и сим о бразом
поругается человеком, боющимся смерти, зане той являет , як о ра-
.. ,,56
д уе т ся о смер т и с в о е и, и тако по.я и радуяс я у м и р ает

в проповедях Славинецкоrо . отр азился и моти в ,,чистоты " , "бе -


1

лизны" души, пришедшей в м ир: она бела, "яко снег", она п одобна
источнику "чистительной воды" и лишь по том, "очер евлененная"
(или "очерненная") греха ми, ста н ов ится "як о багор" или как "черно­
видные ефиопляне" (N 597, л. 68, 69 об ., л . 16).
Все эти мотивы мы найде м в средневековых леге ндах о споре
души с телом. н апример , они отра зил ись в апокри ф ическом
" слове "
57
Иоанна Солунскоrо , а также в "Притче о слепце и хромце" • Эти
58

мотивы использовали митропо_лит Макарий в "Великих Четьих минеях",


д митрии" р "
остовскии в проповедях
59
, авторы школьных пьес
60
.
Однако Епифаний Славинецкий не ограничивается приведением тра­
диционно-мифологических мотивов . Обращают на себя внимание сино­
нимы к слову "душа" - "ум", "разум" , "сердце". Например, писатель
осуждает тех, кто губит "сердце свое, ум свой, душу свою" (N 597, л. 16).
Он пишет о необходимости очищать "душу" с помощью знания и
тут же совершает подмену: чтобы приблизиться к "златозарному
царству небесному", нужно также очищать "сердце" и "разум" (N 597,
л. 12).
Употреблением этих синонимов как бы подчеркнуто, что "душа"
не просто замкнутая нематериальная субстанция, но часть самого
человека, его внутренний мир , существующий не изолированно, а в
связях с миром внешним. "Малый мир" повторяет "мир великий",
прежде всего его человеческую часть, то, что назвал писатель "ми­
ром лестным". В человеческом сердце повторяются те же черты ,
клокочут те же страсти, обнаруживаются те же проявления зла, что
и в обществе в целом.
"Да не царствует в вас душевредное сребролюбие, искорените оное
из боголюбивых душ ваших", - умоляет . автор слушателей в "Слове
к монахом" (N 597, л. 15 об.). Он говорит о необходимости "очис­
тить сердце" от греховных помыслов в поучении "Очистите себе от
всякия скверни плоти и духа" (N 597, л. 70 об.) .
В "слове" "Вемы же, яко грешников бог не слушает" он снова
изнутри раскрывает человеческую душу с ее недугами, напоминающими

н Платон. Соч. 1970. Т. 2. С. 51.


гим. 11-964. л. 27.
56
51
Порфирьев И. Я. Апокрифические сказания о новозаветных лицах и событиях. СПб.,
1890. с. 283.
58
Батюшков Ф. Спор души с телом в памятниках средневековой литературы. СПб., 1891 .
с. 58.
я .
Сочинения Димитрия Ростовского. М., 1842. С. 469.
60
Елеонская А.С. Ужасная измена сластолюбивого жития // Пьесы школьных театров
Москвы: Ранняя руссхая драмматургия (XVII - первая половина XVIII в.). М., 1974.
С. 469.

71
1
недуги " мира" в цел о м (N 597, л. 116 об.) . Таким образом, "мир мал ый"
как и " мир велики й" , оказывается вместилище м скорби и страданий'
что приводит Славинецк о го к выводу об иллюзорности того и друrо~
го . Как "мир есть неп остоя нный и преходящий" (" Аще кто хо щет по
мн е ити, да о т вержется се бе" , N 597, л. 34 об.), так и человек - "сон .. .
нестоящий, мечтание некое недержи м ое, летание птицы преходящия,
корабль на мори следа неи мущий , прах , пара, утренняя роса, цвет ,
временем рождаем ы й , времен е м решимый" ("В храме того всяк , кто
глаголет славу" , N 459, л. 83). Пе ред нами типичн о барочное вос­
приятие мира.

Тем не менее Епифаний Славинец кий считает возможны м "преме­


нение на лучшее" человека, а в месте с ним и мира , лежащего "во
зле ". г лавными путями к этому я вля ют ся , по е го мнен ию , "пытание
писания " , " поучение смерти " , б езмолвие и по каян ие.
Настоящий гимн "писанию" создает Епифаний Славинецкий в поуче­
нии "Пытайте ~ писания". Священная книга - эт о "рай писаний", он
песнями оглашает. "наша ушеса", касается "нашего сердца" , приводит
"наш разум" к познанию мудрости. "Рай писаний" всегда с человеком
и в - горе и в счастье: он "печалующее убо утешающ , я р ящееся укро ­
щающ и радости .. . исполняющ" (N 597, л. 12).
При этом Епифаний выделяет "греческое учение" , кото рое счита ет
ворлощением не только высшей мудрости , н о и высшего бла га. " О ка­
ко ве_ли-я есть благо ясная учения греческаго луча, - пи шет он в
"слове':-:с "Лю,J;J;и седящеи во тме"; - ею же мрачная нев идени я тьма
разрушается, во~ток и запад озаряется , север и юг п росве щается
и вся вселенна облистанна бывает". Славинецкий подчерк и вает , ч то ,
будучи благом для "всей вселенной", "лучи греческо го уче н и я" - " ве­
лие благо" и для отдельного человека : им "естест во чело ве ческ о го
разума просвещается" (N 597, л. 78 об.) Примечательна здес ь сс ы лка
на античность : так считал, поясняет писатель, "премудр филосо ф П и­
фагорас", сказавший в свое время, что "человек уп одобл яетс я б огу ...
аще воистину поучится" '(N 597., л. 80).
Строя· свее "слово" на контрастных образах света и ть мы, пи­
сатель с негодованием говорит о римлянине Катоне ("ненавистно м
человеке ·Марко Като"), который возненавидел греческий я зы к и з а­
претил изучать его собственному сыну. "Не бе ли слеп сей нен а в и с т­
ник", - восклицает автор (N 597, л. 79), как бы сол идари зи р ую щий с я
с высказыванием Платона в "Федоне" о том, что "нет боль ше й беды,
"61
чем ненависть к слову

Правда, Славинецкий отделяет при этом византийскую кн и жнос ть


от "философии внешней". Последняя, утверждает он в проповеди
"Аз есмь пастырь добрый", подобна дочери библейского фараона, сна­
чала "безчадной и неплодной",_ а потом родившей извергов ( Б-459 ,
л. 205). Светские писатели для Славинецкого - "суемудрии любо муд-
рецы тщеславнии словописцы , велеречивии ветии, лжеучит илни и уч и-
телие, ' баснословнии стихотворцы ". их можно сравнить с н оч ными

61
Пмтон. Соч. Т. 2. С. S1.

72
j
птицами, "спевающими" в "темномрачной нощи" и "безмолствующими "
при солнечном свете (Б-459, л. 208).
На первый взгляд точка зрения Епифания здесь отлична от взгля­
дов Симеона Полоцкого , писавшего: "Не гаждаются .. . художества сво­
бодная , грамматика, риторика, философия и прочая, иже зело суть
полезна во гражданстве" ("Вечеря ду шевная", л. 225) . Однако Сла­
винецкий практически тоже не различает христианскую мифоло гию и
мифологию античную . с;о крат и Плиний для него столь же автори­
тетны , как Иоанн Дамаскин и Василий Кесарийский. ~
Идеальным героем Епифания является Иоанн Златоуст , которыи
вышел из "академии афинской Аристотелевой", был вспоен "философии
внешней млеком", победил в споре "высокомудрствующих и хитр?­
глаголивы х аф инских софистов", но оставил их ради "златотечнеи­
ше й реки" истинного знания (Б-459 , л. 205, 209) . Из современнико в
писател ь выдел яет царя Алексея Михайловича, по его мнению, носи­
теля "греческого учения". В "слове" "Седящеи во тме ... " подчеркнуто,
что "пресветлое величество ... благоизво лит ясному учения свету сияти и
природный разу м челове ческий просвещати" (N 597, л . 79 об.).
р азмышления
,,
Е пи ф ания с лавинецкого о греческом учении в ел -
,, ,, о

ве" "Чин боголепый" близки текстологически к предисловию писате­


ля к "Скрижали". Здесь "световодителем" изображен Никон: подобно
древнему Иакову, отвалившему камень от источника, чтобы напоить
людей, "благотщаливый патриарх" оттолкнул "невежества камень" от
"мысленного кладезя" знаний . К предисловию близка характеристика
и самой "благополезной книги" , переведенной "из греческого на ела­
венский диалект" и изданной "типом" (Б-459, л. 230 об.) .
В проповеди "Пытайте писание" Епифаний Славинецкий говорит об
огромной роли в жизни человека самого процесса познания. Писатель
настаивает на формулировке "пытайте писание" (курсив мой. - А.Е.).
Надлежит "не просто читать", а именно "пытать" книгу - "с великим
опаством и многим прирадетельством", вгрызаться зубами в текст, как
в скорлупу ореха. Для Славинецкого важен здесь не столько резуль­
тат - овладение знанием, сколько сама работа, ему предшествую­
щая. Именно тяжелый труд познания очищает душу "от вся кия скверны",
одевает ее "приснозелеными листьями добродетелей" (N 597, л.
9-11).
Важным способом очищения души Епифаний Славинецкий считает
также размышление о смерти. Мотив "memento mori" звучит в про­
поведях "Покайтеся. Приближися бо царство небесное", "Ищите же
первое царства божия и правды его" ; "Аще же хощеши внити в живот,
со б люди заповеди " и осо б енно в " словах " "П омяни, яко смерть не

замедл'Ит" и "Сердце мое смятеся во мне ... "


Обращение древнерусского писателя к этой теме закономерно:
изображение смерти и смертного часа постоянно встречается и в
устнопоэтических сказаниях, и в литературных произведениях средне­
вековья. "Пляску смерти, - пишет Я . С. Лурье, - изображали худож­
ники на стенах церквей. Взявшись за руки, вместе с безглазым ске-

73
лето м -с~е р т ью , п лясал и люди всех с осл ов ий, всех пр офессий и воз­
растов" .
О сме ртн ом часе н а п оминали апокрифы • Смерть - один из пе р со­
63

нажей популярнейшего " Прения Живо та и Смер т и" 64 . О на ге р о ин я


6s б 66 .
древнерусск и х миниатюр , лу очных кар т ин . Темы "va ш tas" ("суета")
и "memento mori" (" помни о сме рти") , в заимосвяз анны е между собой ,
были осо бе нно поп ул ярны в ли те рату ре бар окко , в частности в поэзии
ру сс к их с иллабиков XVII в. - С имео на Полоцко го , Кариона Исто­
м ина, Андрея Белобоцко го • Обра з сме р ти вводи тся в сценические
67

представл ения •
68

В ораторской прозе тема "memento mori" разрабаты вается п р ежде


все го в жанре над гробного слова , вос х одящего к античн ой тр адиции
эп иде й ктичес ко г о красноречия: "П охвала есть с п особ и зъя сн ить вели­
чие добродетели какого-нибудь челове ка" 69 • В Древней Руси блестя щим
образцом такой литературы является "Слово о за коне и бла года т и"
митрополита Илариона (XI в.), где характерист и ка конкретного исто­
рического лица .соеди~илась с политической публ иц ис ти к ой .
К XVII в. в европейском и _ славянском каз н одействе появилось
множество надгробных слов . Некоторые из них , п иса вшиеся по заказ у
родственников, отличались неумеренным пенегиризмо м , пр отив че г о
возражал, в частности, в "Науке пропов~дей" Андрей Бело боцкий .
Такие поучения, писал он, уместны "разве на похорона х вельможе й и
князей мира", а не среди обывателей для "суетного величан ия уме р­
шего и · сродников его". · Писатель негодует на продажных "красно ­
словцев", которые ради "ласки и нескудного подаяния" сделают "то н­
кие вь1воды", "натягивают" тексты , "приверстываю т" цитаты. " Не про­
пущая ни единой вещи славной", они составляют пышный пане ги р ик в
честь покойно~о , "ащеб и всему миру досадил".
Однако , как правило , "классическое" · надгробное слово эпохи ба­
рокко не исчерпывалось пенегирическими темами. Обобщая опы т со вр е­
менного ему казнодейства , Андрей Белобоцкий называет основные те­
м~• похоронной пр~поведц_ - необходимо говорить о греховнос т и че ло ­
века от рождения, его слезном пришествии в мир , трудах и печаля х,

напощ:1яющих жизщ~, скорбной С!арости и неизбежной смер ти, к отор ой


це может избежать и сильнейший: " ... горкая память об умерших ,

62
Лурье Я. С. Предисловие / / Повести о споре жизни и смерти / Исслед. и подгот.
текстов Р.П. Дмитриевой . М.; Л . , 1964. С. 3.
63
Тихонра.вов В.С. Соч. М. , 1863. Ч. 11. С. 431; Порфирьев И. Я. Апокрифич ес кие
сказания о новозаветных лицах и событиях. СПб., 1890.
64
Повести о споре жизни и смерти. ·
65
ГБЛ. Рукоп. отд. Ф. 344 (Шибанов). N 180: Л. 112 об. , 193 об.; Ф . 299 (Тихонраво в) .
N 460. Л . 82 об.; Ф. 37 (Большаков) . N J56. Л. 215, 217 об. , 237 об. , 240.
66 Ровинский Д. Русские народные картинки. СПб. , 1881 . Кн . 111; Притчи и листы

духовные . ·
61 Панченко А . М. Русская стихотворная культура XVII века. Л . , 1973. С . 202. .
6• -веселовский А. Старинный театр в Европе. М . , 1970. Франко J . Новi матерiяли
до icтopii украiнського вертепу / / Зап , _ наукового товариства iменi Шевченка . Львiв ,
1908. Т. LXXXII, кн. 11. С. 30- 52. .
69 Аристотель. Риторика / / Античные риторики / Собр. текстов, ст., коммент. и общ.
ред. А . А . Тахо-Годи . М. 1978. С . 46.

74
слезы , болес т ь и рыдание над ними, великое убожество, нищета
мерших , яко убо родися нагий , ничтоже с собою на он свет возмет:
богатства не выкупил от смерти, державы, царства и много людей
войска не обороня т их, сродники силнии , слуги верныи не помогут
им. Единыя токмо дела еще добрая ..." Эти тем ы близки и само му
70

Белобоцкому как представителю б арокко.


Жанр надгробно го слова получа ет большое развитие в польском
казнодействе XVI - XVII вв. Особе нно заметно в этом плане твор­
чество Петра С карrи, оказавшего влияние и на украинских писателей ,
в частности на Лаврентия Зизания • В произведениях С карги мы видим
7 1

органическое соединение панегирических мо т ивов с размышлениями о


суете мира, н еиз бежнос ти смерти , необходимости гото вить себя к ней
добрыми поступками.
Характерна, например, в этом плане его вторая похоронная про­
поведь (pogrzebne kazanie). Краткость жизни человеческо й на скорбной
земле всем известна - начинает св ою речь оратор. И хот ь бы кто-то
из нас , подобно древ ни м, п ро жил 600, 800 или даже 900 лет, вс е
равно перед вечностью это миг единый. Поэтому необходимо поспе­
шать с работой , на которую дано так мал о времени, п омни ть, что
жизнь как некий день торговый и нужн о успеть купить необходи­
мые товары. Автор сожалеет о предающихся мирским соблазнам и
говорящих: "Будем наслаждаться -молодостью , упиваться дорогим
вином, увенчиваться розами, пока они не увяли, предаваться в е­

селью". Все эти удовольствия , поясняет проповедник , по д обны кар тин­


ке с намалеванными плодами , привлекающими малых дет ей, которые
принимают их за настоящие. Не более успешны и попытки честол юб­
цев поймать миг удачи: он вырыва ется из р у к , как скользкий угорь.
Автор призывает слушателей взглянуть на покойного , почтить
которого они пришли, ч т обы увидеть в нем , как в зеркале, свое
будущее. Был он молодым , а где ныне цвет молодости его? Был бога­
тым, а где ныне достояние его? Не с собой взял . Был великим и знат­
ным, а теперь лежит в унижении . Был могучим и здоровым , а тепе рь
недвижим, бесчувствен . Однако , как и положено, проповедь заканчи­
вается панегириком в честь ее адресата. Счастлив наш пок ойный , ус­
покаивает Скарга окружающих . Глядя на плоды своей деяте л ьности ,
он может сказать: "Благословен, кто меня предостерег и научил покая­
нию, состраданию, добрым посту пкам" (s. 389- 393).
Мотивы бренности бытия звучат и в "Kazanie о smierci, ktore sie у
na pogrzeby przyda". Дни нашей жизни непрочны , как облака и дым
на ветру, пишет Скарга. Расцветши утром, вечером того же дня мы
увянем , и никто о нас не вспомнит. Подчеркивая иллюзорность бытия ,
Петр Скарга ра~вивает здесь известный литературный образ "жизнь
есть театр" 72 • · он пишет, что жизнь подобна сценическому представ­
лению: актера-школяра, как короля, наряжают и облекаю т властью .

Наука проповедей // ГИМ. Синод. собр. (Уваров) N 126 (267). Л. 69.


70

Возняк М. Причинки до студiй над писаниями Лаврентiя Зизанiя / / Зап. н ау ков ого
71

товариства iменi Шевченка . Львiв , 1908. Т. LXXXIII, кн . Ш . С. 51 .


Об использ овании этого образа в русс кой литературе XVII в. см. : Робинсон А . Н.
72

Борьба идей в русской литературе XVII века. М . , 1974. С. 110.

75
Но за кончилась комедия , король снова стал школяром , а королевство
школой и бедной каморкой (s. 420).
Всесилие смерти предстает особенно зримо, по мнению Скарги,
в судьбах сильных мира. С м ерть знатных людей вызыва ет большую
жалость, ч е м смерть простол юд инов , пише т он в поучении "На смерть
польской королевы Анны" . Здесь виднее тщетность земного счастья,
заметнее е го упадок, страшнее угроза божье го суда. В месте с тем
данная проповедь не лишена социальных мо тивов . Испо льзуя прием
антитезы, писатель показывает на одном пол юсе бо гатство (коробы
зол ота и серебра , же мчуг , ш ел ка, благовония) , на другом - неска­
занную бедность : мало имел , немно го и потерял; не и мел пропи тания ,
изнурял себя работой (s. 399 - 400).
Мысль о
равенст ве всех перед смер т ью звуч ит и в проповеди
"Przy pogrzebie рапа wielkiego". Велико несчастье для государства,
когда из жизни уходят знатные деятели - сенаторы , воево д ы, гет­
маны, когда смерть отнимает мудрых, а их место зани мают глупцы.
Тем не менее сделать ничего нельзя, так как общий конец неиз­
бежен, резюмирует автор (s. 394-397).
Епифания Славинецкоrо интересует главным образо м этико-фи ло-·
софский аспект проблемы . В "слове" "Помяни яко смерть не замед­
лит", написанном на смерть не названного по имени иеромонаха , он
не столько говорит о покойном, сколько старается пояснить , зачем
нужно "поучение смерти". Писатель ссылается на "изящнейшего" из
философов - Платона, который "сице в Федоне описа философию:
философия есть смерти поучение". Как ''смерть естест венная разре­
шает ... узу естественную, ею же телу душа съюзствуется", так "в фило­
софех философия" разрывает "узу нравную", соединяющую "волю че­
ловечу" с "похотями плотскими и чувствителным тленных вещей же­
ланием". Преодолев зависимость от тела, посвятив себя размышлениям
о смерти, человек познает истину и спасется. Этому учению, добав­
ляет Славинецкий , следовали, по свидетельству Плу тарха , "мноз и
внешнии еллинистии философове".
В слове "Помяни, яко смерть не замедлит" переданы довольно
близко идеи диалога Платона "Федон". Надеясь на лучшее бу дущее
в загробной жизни, говорится здесь, люди должны спокойно думать
о смерти. Задача истинного философа - подготовиться к смерти
путем размышления о ней, а также отказаться от чувственных удо ­
вольствий, поскольку к постижению истины приводит лишь чистое ,
отрешенное от тела познание. Философ, истинно любящий мудрость
и стремящийся ее постигнуть, избежит таким путем страха смерти .
"Истинным ф илосо ф ом " в "Ф едоне " и з о б ражен С ократ, умирающий
"бесстрашно и благородно", так как в загробной жизни, к которой
он подготовил себя "очищением", его ждет "некое буду щее": "А очи­
щение _ не в том ли состоит ... чтобы как можно тщательнее о тре­
шать душу от тела, приучать ее собираться из всех его частей , со­
средоточиваться самой по себе и жить, насколько возможно , - сейчас
и в будущем _ наедине с собою, освободившись от тела , как от оков? " 7 3

13
Платон. Соч . Т. 2. С. 26.-

76
I
1
Прим енительно к этой точке з рения в "слове" Епифания создается
панегирик почивше му. "Невеществен в вещи, в теле нетелесен, н а
земли небесний в страстех бесстрастен" он ст яжал "истин ну ю фи-
' ' ,,
лософию", так как был не "забвеником", а "поминальником смер ти ·
Необходимост ь "поучения смерти" Епи фаний Славине~ий подтв:рж­
дает рядом примеров . Он считает похвальным обычаи византиицев
напоминать царям о скоротечности бытия при их венчании на царст­
во: вместе с "многоценной порфирой" , "драгой диадимой", "златы~
венцем" и скипетро м избраннику вр учали "некий сосуд, прахов и костеи
мерт вых исполнен". Это был как бы наказ жить "смиренно мудр о
философствуя", не погребать "в пепле забвения" па мя ть о последнем
часе.

В поучении приводится также расс каз из '"естествословцев": смерт ь


подобна василиску, "яко бо василиск, когда первее человека съзирает ,
т огда ядоносним взором своим человека убивает, когда же человек
первее василиска взирает, тогда сам умирает".
"Memento mori" - тема рассказа и о некоем пустынножи теле.
"Леностно жительствуя", он впал в смертельн ый недуг, но, исцелившись
все-таки, заградил двери своей кельи, отряс прах ленос ти, стал ж ит ь
"в безмолвии и молчании", потому что "никто же, _ памят смерти
познав,. может грешити когда".
Епифаний Славинецкий призывает своих слушателей не поддаваться
общему мнению о том, что день рождения лу чше дня смерти , иметь
"память смерти" своей "сожительницей" (N 597, л. 104-106).
С~одные мысли выражает Епифаний Славинецкий и в поучении
"Сердце мое сметеся во мне и страх смерти нападе на мя". Несмотря
на ·то что "смерть сверепа", безжалостна ("ни доброт милует , ни
юности щадит, ни слезам приклоняется"), она полезна , так как
и~бавляет "от _ болезненных недугов, от · наветов вражиих, от тяжест­
нь1х трудов, от скорбей суетных , от потов стужных, от riопечений
житейских". Она полезна и тем, что карает преступников , - "да не
бессмертно будет зло" (Б-459 , л . 225-228 об . ).
Тема этого "слова" близка к "Беседе о пособии мертвых" Си-
,_ 74
меона Полоцкого , его же покаянному · поучению от лица Павла
с арского и п одонского 1s , а также к
"С лову по престав ле нии по-

чившаго ... Павла митрополита Сарскаго и Подонскаго" 76 , которое


Полоцкий поместил после переработки в "Вечере душевной" под
названием "Слово на погребение архиреа" (л. 171). Однако в це­
лом надгробные проповеди Славинецкого значительно отличаются от
последующих произведений этого жанра , поскольку почти лишены па­
негирического и конкретно-исторического элементов, характерных

для Симеона Полоцкого и писателей начала XVIII в.


Трудясь душой, помня о смерти, очищая сердце покаянием, че­
ловек "пременится" на лучшее, а вместе с ним, следовательно,
и "мир" в целом , приходит к окончательному выводу Епифаний Сла-

7◄
ГИ М. Синод. собр. N 289. Сборник бесед Симеона Полоцкого. Л. 171 - 172.
75
ГИМ. 11-1004. Синод. собр. N 229. Л. 281 об. - 292 об.
ГИМ. Синод. собр. N 675. Л . 632-639.
76

77
-
и Uffmoгf~"'
,
] mo,w "
., d"-:h.
Н nA 'f,OHU,НM " t4 l<df«> ПА<\

Древо панегирического жизнеописания из кн . Софронии Лихуда


"О силе риторичестей или о риторице" (ГИМ. Собр. Уварова . N 98- 1° ).

11
винецкий в своей концепции устройства вселенной и соотношения
"мира малого" и "мира великого" .
Тяготея к глубоким философским обобщениям на уровне содер­
жания, Епифаний Славинецкий проявил себя в ораторской прозе
незаурядным художником слова. Его стилю свойственна эмоционально­
экспрессивная . окраска, обусловленная как спецификой ораторско го
жанра, так и использованием отдельных приемов барокко. Например
при характеристике ,, мира малого " и " мира великого ,, писатель широко'
использует принцип отражения, част~ встречающийся в произведениях
барочных писателей XVII- XVIII вв.
7.

11 См. : Софронова Л. А. Принцип отражения в поэт~ке барокко. С. 78- 101 .

78
В поучени и "На венец л ета" сходство "малого мира" и "мира ве­
ли ко го" подчеркнуто уподоблением души земле. И та и другая быва«:;
и "злоплодно й и доброплодной". П ервая рождает "те рния " и "волчцы ,
вторая - "благопотребное былие''. "Что же суть землев редная тер­
ния? Пагубоносни и греси суть": они "терни е м в сердце человека вонзают­
ся". И напротив
' "былие же благопо требное и доброе есть до бр о-
,.
де тел ь" (N 597, л . 2). Добродетелями, как "благовонными цветами ,
расцве та ет душа-земля (л . 2 об . ) .
Метафора "душа-земля" традиционна 78 Однако Епифаний Сла­
винецкий применяет ее с большим мастерство м, подчеркивая с
помощью образов из мира внешнего проти воречивость , смятен­
ность, динамичность мира внутреннего. В душе клокочут "скор­
би и печали", подобные "глубокой пучине погружений" при со­
творении земли (N 597, л. 1 об.). Душу-землю омывают "горь­
котечные слез струи" (л. 5). По ней мчатся "грехоповещатель­
ных искушений потоки", наполненные "мутнотечною смертонос­
ных грехопадений водою" и волнуемые "бурним страстей плот­
ских треволнением" ("Слово к монахом", N 597, л . 15 об.-16).
Перед- нами два плана: динамичный образ вселенной и мятежное
человеческое сердце с его внутренни м беспокойс-твом .
Сходство '! мира малого" и "мира великого", их " взаимозаменяе­
мость переданы и с помощью символа "корабль в бурном море".
Он также традиционен. Известный еще с античной литературы, этот
символ был рожден самой жизнью древних греков. "В образах бу р и,
волн, скал, гавани, корабля, плавания по морю, кормчего и кора­
блекрушения греческие авторы описывали почти вс~ действительность ,
с которой им приходилось иметь дело, - пишет Т.А. Миллер. -
АттичесJ(ие ·трагики привыкли сравнцвать с морским волнением и че­
ловеческую душу с ее страстями , горем, болью, и человеческую жизнь
с ее страданиями и несчастьями. Обычным было сравнение жизни с
плаванием, бедствия - с бурей, философии - с-гаванью , государства -
· 79
с кораблем" . - ·
К образу "корабль в бурном море" широко обращались визан­
тийские писатели IV в. - Григорий Назианзин, Василий Кесари й­
ский, Иоанн Златоуст, а также более поздние - Никита Хониат
(ХЦI в.) и Никифор Григора (XIV в.) • Каждый из них вносит что­
80

то новое в разработку этой метафоры. Например, Василий Кесарий­


ский использует бытовые детали, в частности упоминает морскую
болезнь и сбрасывание груза. Для Иоанна Златоуста характерно на­
громождение развернутых метафорических картин •
81

Образы моря, бури в их прямом и метафорических применениях

78
Адрианова-Перетц В. П.
Q ч~рки поэтического стиля Древней Руси . М . ; Л ., 1947. С. 68.
19 -
Миллер Т.А . Образы моря в письмах каппадокийцев и Иоанна Златоуста: (Опыт сопо-
став. анализа) // Античность и современность: К 80-летию Ф.А. Петровского. М. , 1972.
С. 360. .
80
Каждан А. П. Корабль в бурном море: К вопросу о соотношении образной
системы и исторических взглядов двух в·изантийских писателей // Из истории культуры
средних веков и Возрождения. М., 1976. С. 3.
81
См .: Миллер Т.А. Указ . соч . С. 364.
79
1
нах дят место в дре внерусской литературе в частности
8
ке "Пре1-- s2 ' пам ятни
ше земли и моря" . Широко ра з рабатывался и с - ~
"корабль в б " Н им во л и
урном море . апример , ярки е примеры мы найдем
прот попа Аввакума и Симеона Полоцкого , каждый из которых тр ~
товал тот обра оответственно своей ли те ратурной манере . ак
Аввакум , тталкивавшийся от реальных жизненны х впечатлений
развивает л и тературный символ в цепь реалистическ их картин: эт~
бури на Байкале с дожде м и снегом; это плавание, которое, начав­
ши ь от Тобольска, продол жается "четвертое лето"; это "дощеник"
с разорванным парусом, идущий ко дну вместе с про топопом , его
женой и детьми. Обр аз корабля в бурном море «как б ы апперце­
пирует , - пишет В . В . Виноградов, - воспоминания Аввак ума о дей стви­
тельных событиях из его "плавания", определяя характер их стили­
сти ческого воспроизведения» 83 .
Симеон Полоцкий предельно лоrизировал , аллеrори зировал образ .
Примером этому может служить уподобление блудного сына "кораблю
без кормчия искусного": как неуправляемый корабль "на море све­
репое отпущенный, скоро разбивается и вся сокровища носимая собою
погубляет, тако он , отпущен быв и плавав по житейск ому морю са­
моволно, ветры страстей и похотей носим, а не кормилом ума пра­
вимь , нападе на камень соблазни и претыкания" ("Обед ду шевный",
л. ~40 об.).
Оба писателя - и Авва·кум и Симеон Полоцкий - имели п р и этом в
виду прежде всего внешние обстоятельства, которые , r:~одобно водной
стих;ии, окружают человека и подвергают его опасностям.
Епифаний Славинецкий вычленяет из - этого символа в первую оче­
редь образ моря , означающий как внешнюю сторону че л овеческой
жизни, так и страсти и искушения. в самом человеке. Оба ЭТИ "мо­
ря" совмещаются, мен~ю_тся местами, входят одно в другое . Например ,
в "Слове к монахом" говорится о -человеческом бытии как о "много­
бурном в_ременноrо сего жития море" и тут же упоминается море,
волнуемое "бурных· страстей треволнением" , наполненное "глубокими
водами грехопадений" (N 597, л. 15 об.). В поучении "·Бдете и молити­
ся" море __ также, с одной стор_оны, "вещественная жизнь ... много­
печалная, м·ноrоскорбная, многобедственная и многомятежная", а с дру­
гой - "горьких искушений море", "горькая скорбей и печалей вода",
волнуемая "бурно веющими искушений ветрами" (N 597, л. 29).
Многозначность символа особенно наглядно представлена в пане-
-
гирике и оанну з латоусту: это и " "
чувственное , т.е . реальное, море ,

это и "плавание" по жизненцому пути; в то же время "мысленным


морем" оказывается духовнь1й мир чел.овека, в данном случае Иоанна,
который вместил в себя "глубокое неисчерпаемое нравнаго(нравствен­
ного. - А.Е. ) учения моря" (N 459, л. 209).
- Картина моря, к которой многократно обращается Епифаний Сла­
винецкий в проповедях для изображения внешнего и внутреннего мира

82 Алексее(I М. П. Сравнительное литературоведение. Л., 1983. С. 17- 20.


81 ви·ноградов В.В. О задачах стилистики: На блюдения над стилем жития прототопа
Аввакума / / Русская речь: Сб. ст . ./ Под ред. Л. В . Щербы. Пг., 1923. С. 234.

80
человека , необычай но ди намична , экспрессивна. Он а ка к бы подчер­
кивает неустойчивость всего сущего. Характерны эпитеты: море -
"многом я тежное" , "м етущееся", ветры - "бурновеющие", волны -
"б рные" , "нестояные" , "с оле ны е" ("сланыс") . Выразительн ость послед­
него эпитета усиливается к тому же его ассоциациями со слезами,:
' лез токи", "очесотеч ные слез воды", "rоркотечных слез струи
п "ТОЯННО присутствуют в этих описаниях (N 597, л. 13, 4 3, 5).
Интересно что к обра зу сам ого корабля Епифаний Славинецкий
бращается с равнительно редко . Чело век у него поставлен чаще один
на один с морской стих ией , не защищен от нее никакой преградой
("Ищите же первее царства ... ", N 597, л . 42 об.) .
Епифаний Слав инецкий является сторонником сложно го, стимули­
рующего стиля. Используя библейское выражение "темна вода во
облацех", он счи тает "темно ту" достоинством , а не недостатк о м сло­
га (N 597, л. 10 об. - 11).
Известно , что те м ноту поэзи и, "темный стиль" как источник эсте­
тического наслаждения защищал испан ский поэт XVII в . Луис де Го н­
гора . Представитель высокого барокко , он главное достоинство своих
поэм видел в затрудненности их формы , благодаря которой "неуверен­
ный разум, изощряясь в размышлении, трудясь над каждым сл овом ...
постигал то, чего не смог бы понять при чтении поверхностном :
и так; надо признать, что польза тут - в обострении ума , и порож­
дается она темнотой поэта" .
84
Это положение близко к доводам
Епифания Славинецкого.
Одной из примет стимулирующего стиля Епифания Славинецко го
является перенасыщение текста сложными двухкорневыми словами.
Данный ле·ксический прием, указывает Б.А. Ларин, появился на Руси
еще в XI-XII вв. в результате переводов с греческого. Он стано­
вится особенно продуктивным в период второго южнославянского
влияния, служа целям торжественности, приподнятости стиля • Это
85

мы видим ; в частности, в сочинениях Епифания Премудрого. , Что


касается Славинецкого, то обилие в его поучениях цитат на гре­
ческом языке позволяет думать, что использование им двухкорневых

слов, в первую очередь эпитетов, является прямым воздействием


древнегреческой поэтики.
Мы найдем у Епифания такие существительные, как "грехопаде­
ние", "законохранение", "смиренномудрие", "благодеяние", "междора­
мие", "любомудрие"., "бра тоненавистие", "лжеувещание", "зло на чина­
ние", "зловестие", "благополучение", "благоздравие", "благостроение'' ,
"блатоусердие", "богознание", "гортанонеистовство" , "законопреступле­
ние", "любопенязство", "долготерпение", "садосадитель", "злосадитель",
"садотщатель", "пастироначалник", "рыбароначалник" , "законоложи-.
тель" и др . Одни из э_тих слов традиционньJ, другие - словотворчество
самого Епифания Славинецкого.
Писатель используе т в огромном количестве составные прилага-

84
Цит. по ст. : Штейн А.Л. Четыре века испанской эстетики / j Испанская эстетика:
Ренессанс. Барокко. Просвещение. М., 1977. С. 34.
Ларин Б.А. Лекци и по истории русс кого литературного языка (Х -· середина XVIII в .).
85

М ., 1975. С. 247.
81
.,
тельные и наречия . Выступающие обычно в фун кции эпитетов , они
б квально перенасыщают текст, примером ч е му м о жет служить пане­
гирик "блаrоч стивым людям" в "С лов е к мона хом" . О ни "злородное
умовр дных бе аконий терние блаrоострым п о каян ия сечивом боrо­
посп шно nосецают , очесотечными rр е х о о чи с т и те л ных слез токами
rнепалный смертоносных злодеяний пламен погашают и с благоле­
пием боrолюбивым се рдца своего сокрушением о душетленых r р ех о­
падениих сво их (N 597, л. 13). Из 27 слов , со ставля ющих
плачут"
предложение, половина (13) - составные, из которых 10 - оп ределе ни я .
Это образ е ц действительно "трудного стиля", заставляющего читате­
ля в думатьс я в смысл текста.
Сло жные эпитеты - о дн о из изобразительных средств , п омогаю­
щих Епифанию Славинецкому обн овить привычные символы , внести в
словесную ткань черты индивидуальности. Таково, например , уп о­
добление Алексея Михайловича орлу в "слове" "На венец лета".
Сравнение "царь- - орел" было_ широко распр остранено в дре вне-
русскои
u
литературе и. народном творчестве 86 . В XV 11 в. традицион-
ное . восприятие орла как царя птиц усилилось гербовой эмблемат и­
кой. Наиболее известным дитературным вопло щением последней
является "книжица" Симеона Полоцкого "Орел российс кий" (1667) •
87

Видимо, ко времени собора 1666- 1677 rr. относя тся довольно неук­
люжие стихи Паисия Лигарида "На двоеглавна_го орла, всевеличай­
шаго царя нашего Алексея Михайловича, напис", где утверждается:

В птицах -орел всепревысочайший един от них,


В царех царь московский преимуществует •
88

Из . казнодеев стихи на герб Московской - Рус_и создает Лазарь


Баранович в книге "Меч духовный" (1666), посвященной Алексею
Михайловичу. Здесь та же параллель:
Орел на солнце обращает око,
Человек божий Алексий на бога.
. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .-. . . . . . . . . . . . . . ~

От .сего орла орлы ся раждаю~:_


89
Во венцех царских, царми бо бывают .· ,
Епифаний Славинецкий, обратившийся к этому символу еще в
50-е годы, идет в какой-то мере от "Физиолога". В последн~м под-
черкивается, что орел - "царь над всеми летающими ". о н о тличается
такой зоркостью, что. ·"егда летает на облаки горе, может видети
на зем_ли тончайшую вещь". Цезащищен-ными глазами орел смотри т на
солнце и пользуется этим свойством ; чтобы отличить собственных
птенцqв от _ чужих. Свое гнездо он "возносит на высоту". Его боят­
ся звери, птицы и змеи. -Когда родятся пте_нцы, "орел стоит выше,
"90
орлица же ниже
.,

86 Адрианова-Перетц В.П. Очерки поэтического стиля ... С. 83- 86.


87 Ореол рqссийский . Творение Симеона Полоцкого_ / Сообщил Н.А. Смирнов / / ОЛДП .
СПб., 1915. Т. 133.
88 Соболевский А.И. Переводная литература Московской Руси . XIY- XVII веков :
Библиогр. материалы. СПб., 1903. С. 364.
89 Лазарь Баранович. Меч духовный. Чернигоц, 1666 (без пагинации).
90 ГИМ . 11-964. д". 12- 12 об.

82
Эта схема под пером Е11ифания ланинецкого превращается D рсt 1-
в рнуту ю метафориче скую картину, где сложным эпитетам принадле­
жит nанегирико-гиперболическая ф ункция. Царь подобен "нравовысоко­
парному орлу", кото рый "п рав ым летанием на высоту взлетает" .
"Быстроз рн ый'', он "... отстоящая бо далече аки близ сущия зря ,
~ отв рзенними очесы несмеж но на луча солнечная озирает" . "Пресвет­
лому величеству" писатель желает "со всяким блаrополучением ...
д лгоденственно правити", крепко держать "златозарный скипетр"',
прогнать "ядоносно го змия адского". В образе "высокопарной ор­
лиц ы" п редстает супруга царя вме сте "с пресветлими, боrоданн ими
и б о rо благо словенними в боrохранимом гнезде царстем благород­
нор ождшими ся птенцы". Картину дополняют "беловидные лебеди" -
"преиз ящны е сигклит ики", - последующие за царем и "до брогласно"
п оющие (N 597, л. 4- 4 об.). Так соверше нно нестандартно написал
Епи фаний Слав инецкий приветствие на герб, соединив незамысловатый
сюжет ле генды с одним из наиболее изысканных элементов укращаю­
щего стиля.

Затрудненность стиля Епифан ия Славинецко го не исключает, одна­


ко , эмоциональности изложен и я, лирической тональност и его про­
поведей, чему с п особств уют, в час тности, · особенности поэтического
синтаксиса. Например , в подче ркнуто воскл ицательной интонации даны
его обращения к слушателям, воспр ин и маемые порой как крик ("Егда
же приидет Параклит" , N 597, л. 123). Например, гневно звучит
обличительная речь: "Възстаните от ложа греховнаго, раздерите
зловетхое душетлених прегрешений вретище , изкорените из сердец
вашых умовредных законопреступлений терние! .. " ("Вемы же , яко греш­
ников бог не слушает", N 597, л. 73).
Обращает на себя внимание обилие глаголов в повелительно м
наклонении, как бы подчеркивающее установку автора на непосредст­
венное общение: "Совершайтеся , утешайтеся, тожде мудрствуйте"
(N 459, л. 91); "Покайтеся , вси неправедницы и лжесведителе ... по­
кайтеся вси прелюбодее и блудницы... покайтеся вси грешницы"
(N 597, л. 37 об.); "Будьте не малодушнии, но паче великодуш­
нии, не надугуйте, но паче здравствуйте душею, не см ущайтеся во
искушениях, но паче радуйтеся" (N 597, л. 29 об . ) .
Атмосфера лиризма, своего рода интимности создается благодаря
приему совмещения авторского "я" с собирательным образом слушате­
ля: "Мы да не отлучимся от небеснаго отечества .. . да не вселимся
в далекую страну" ("Даждь мне часть достойную", Б-459, л. 100 об.).
Или: "Вооружем душы наша богозданным орудием правды, растле м
адокованную неправды броню" ("Покайтеся. Приближися бо царство" ,
N 597, л. 37 об.).
В поучениях Епифания Славинецкого встречаются обращения и к
отдельным лицам. В частности , теплым чувством наполнена его речь ,
адресованная непосредственно Алексею Михайловичу, в слове "На
венец лета" (N 597, л. 4).
Живости изложения способствуют многочисленные риторические
вопросы. Размышляя, желая уяснить истину и довести ее до сведения
других, автор постоянно задает вопросы : "Что же суть сии чистии

83
кринии (лилии. - А . Е.)?"; "Что сотворим?"; " Кии же чел овецы .. . в страсе
работают?"; "Что сътворите, да спасутся ду ш и ва шы?"; "Что же есть .. .
правда?"; "Чесо ради м ир не дело плоти, н о дело духа?" Эти м и и
подобными вопросами как бы беспрерывно побу ждается мысль читате­
ля, направляется н а поиск нужного ответа.
На повторении одного и того же вопроса строятс я целые периоды.
Вот один из примеров : "Что есть высокоумное напыщен ие, на пыщенное
кичение, кичливая гордость? - Смерть души есть . Ч то есть богоне­
навистное оклеветание, лжеrлаrоливое сведе те льство , мздокупленая
неправда и по гневу или по любви бываемый суд лицеприя тен? -
Смерть души есть. Что есть всяко беззаконие, всяко грехопаден ие,
всяк грех смертоносен - смерть души есть" ("Даждь мне часть до­
стойную", N 459, л. 102 об.). Повторяющиеся вопросы в сочетани и
с тавтолог1:1ями, а также градациями и гномами со здают здесь слож­
ную риторическую фигуру и говорят о стилистическо м мастерстве
Славинецкого.
Разнообразные, порой прямо противоположные , чувства выражаю т
риторические· восклицания. Это может быть чувство восторга : "О ра­
достнаго воскресения утро, в нем же радость ... водворися!" (N 597, л. 5).
Чувство преклонения: "О како велие есть благо ясная учения гре­
ческаго луча" (N 597, л. 78 об.). Чувство негодования: "О кол ь мнози
ныне новин обретаются суемудрии . книжницы и лицемернии фарисее !"
(N 597, л. 83).
Эмоциональности проповедей Епифания Славинецкого, их стилисти­
ческому богатству способствует обращение в ряде случаев к стиху.
Ритмическая организация речи издавна характерна для ораторской про­
зы Древней Руси. В эпидейктических жанрах она являлась одним из
средств торжественного красноречия, способом эмоционального во з­
действия на аудиторию. Сосуществуя с неритмическими формам и,
ритмика подчеркивала наиболее важные моменты в структуре произ­
ведения. Это мы - видим, в частности, в "Слове о законе и благо­
дати" митрополита Илариона, где ритмическое оформление получает
- .и. 91
такая значительная в идеином плане тема, как тема Владимира .
Казнодеи XVII в. обращаются не только к прозе ритмической , н о
и к прозе рифмованной. Соответствующие образцы обнаруживаем в
"Евангелии учительном" Кирилла Транквиллиона, который обращается ,
в ча~тности, к раешнику, отвечающему демократическому характер у
его произведения в целом, Позднее раешник применяет автор "Стати­
ра", испытавший сильное влияние "Евангелия учительного".
К середине XVII в. относит.ся попытка переложить неравнослож­
ными виршами святоотеческие "слова" и поучения, опубликованные в
92
"Соборнике из 71 слова" (1647 ) .
Рифмованные ,куски ~ проповедях Епифания Славинецкого отли­
чаются ритмическим разнообразием и богатством рифмующихся окон-

91
Сазоноt1а Л.Н. Принцип ритмической организации в произведениях торжественного
красноречия старшей поры ("Слово о законе и благодати" Илариона, "Похвала
св. Симеону и св. Савве" Доментиана) / / Исследования по истории русской лите­
ратуры Xl_:._XVII вв. Л., 1974. С. 30-46 (ТОДРЛ; Т. 39).
91 Панченко А.М. РуссJСа·я стихотворная культура XVII века. Л., 1973. С. 61 .
84
чаний . Писатель как и многие прозаики его времени, не членит
текст на стихотв~рные строки но наличие последних явственно ощу­
щается (для большей нагляднос~и мы эти строки выделяем). У Епифания
можн о найти ко ро ткую строку:

Жаждущих напаяет,
Неч истыя очища ет,
Н едужныя уврачевает,
Чер ныя убеляет,
Мер т выя оживл яет,
Мрачн ыя просвещает,
Грешныя спасает,
Грехи потопляет.

Перед нами семи-, восьми- и де вятисложн ые строки с женской риф­


мой на конце ("Глас ... на водах", N 597, л. 17).
Епифаний Славинецкий сочетает разновеликие строки и использует
для рифмы неодинаковые окончания:

Идеже пагубоносное тщеславие обитает,


Тамо добродетель человеческая расточает,
Ибо елма тщеславие есть благих нравов развращение.
Душеполезных трудов расточение .. .
("Егда же поститися ... ", Б-459 , л. 111 об. )

Другой пример ритмического разнообразия в сочетании с меняющей-


ся рифмой:

Подражающь подражаемому себе уподобляет,


Подражая сыну блудному, сын блудный бывает.
Кто же человеков правоверних сыну блудному подражает
r
И сын блудный бывает?
Иже , закон божий преступая , от бога отца небеснаго отлучается ,
В далекую нечистаго жития страну вселяется ...
(Б-459, л. 101 об. )

Выразительность данного текста усиливается к тому же использова­


нием аллитерации и повторов, вопросит~льной интонацией .
Не ограничиваясь глагольными окончаниями, Епифаний Славинец-
r кий рифмует причастия:

Суть всегда в злосмрадной душетленных прегрешений тине лежащии,


Всегда косвенною пагубоносных законопреступлений стезею ходящии ,
Всегда лжеrлаголивым языком своим душевредную лесть сплетящии
("Вем же, яко грешников ... ", N 597, л. 72).
Использует деепричастия: (преступник живет),
r
1
В злосмрадном душевредных страстей гноищи валяяся ,
Любострастно в чревоугодии питаяся,

Благих плодов лишаяся

("Слово к иереем", N 597, л. 50)

В двух последних случаях обращает не себя внимание дак т илическая


рифма, характерная и для поэтических произведений Славинецкого93 •
Для отдельных поучений Епифания Славинецкого ритмика является
способом организации материала, помогает подчеркнуть главную
мысль. н апример, в "
слове ,, "Б дете и молитися " ...
меняю щиися ри тми-

93
Позднеев А.В. Рукописные песенники XVII - XVIII веков . С. 22.

85
ческий рисунок рельефно выделяет идею о необходимости молитвы за
царя. Значение этой молитвы подчеркнуто с п о мощью синтаксического
параллелизма: она - "обуревающихся пристан ище, волнующихс я
к тва, иблящихся палица, нищих сокровище, бо гатствующих твер­
дость, недугов разорение , здравие хранение " (N 597, л. 124).
Единицей р итмич н ости является также анафора . Автор увер яет,
что м о л и т ва " бла г опол езна есть, целому дрствующим , я к о сущи це ло ­
мудрия х р анил о . Бла гополезна есть я р ящимся , ·яко сущи ярости на­
казателст во . Бла гополез н а есть кичащимся , яко сущи кичения съп ря­
та ние . Благополез н а ест ь памя т о зло б ству ющим, яко с ущи памя т о зло­
б ия чист ил о ... " (л . 124 об . ) .
Р итмичес ки, с приме не нием рифм ы п ередаются прямые цитаты .
"Умоля ю у бо первое всех тв орити м оления, молитвы, прошения ,
бла годарения", - приводит Е пифа ний Слав ине цкий выдержку из "Апра­
коса" (N 597, л. 127). Подобны е примеры, которые могут быть
у множены , говорят не только о поэтиче ск ой одаренности Епифания
Славинецкого, но и о сознательном применении им ритмики и рифм ы
как определенного стилистического пр иема .
Ораторская проза Епифания Славинецкого - незаурядное идей­
но-художественное явление . Однако отсутствие вы хода произведений
в печать, рукописный способ их распространен и я п р и не большом ко­
личестве списков не дали возможности "словам" и поу чения м Епи­
фания Слави-нецкого сыграть значительной роли в л итер а ту р ном про­
чесе~ - XVII В; Это выпало на долю его современника Симеона По­
лоцкого.

-
- - ~ ,_ Глава третья
КО-il.ц:tп·цJJя~- "0,БЩЕЙ ПОЛЬЗЫ" В ОРАТОРСКОЙ ПРОЗЕ
- - - ~ _ СИ~ЕО-НА ПОЛОЦ~ОГО
.:ОТ БАРОККО К КЛАССИЦИЗ_МУ

~ Симеон Пол·оцкий_. ебра~ился · к ораторской прозе в силу полити­


ческих обстоятельств : в связи с подготовкой и проведением церков­
ного Собора 1666-1667 гг. он составляет по поручению пр ав и­
тельства ряд то.ржественных реч~й в честь вселенских патриархов ,
1
.
а также от их лица.

и звестны его новогодние


,, приветства
,, царю
2
и панегирики и честь
цареврчей Алексея Алексеевича.. и Феодора Алексеевича . В орато р­
ской форме излагает Полоцкий свои взгляды на войну, живоп ись ,
историю.

Писатель преобразует в значительно~ мере жанр церковной пр о-

1 ГИМ. Синод. собр. N 229 (IJ-1004). Л. 451 - 465.


2
Там же. Л. 15- 17 об.
3
Там же. Л .175- 177 об.
• ГИМ . Синод. собр. N 289с. Сборник бесед· Симеона Полоцкого.

86
по веди в произведения социального содержания, что отразилось в
брошюре с обличи тельными поучениями ("Поучение о благоговейном
то янии ... " и "По учение от иереев" (1674) 5 ) и в книгах "Обед душевный"
(1681) и "Вечеря душевная" (1683). Вышедшие после смерти писателя,
ти две книги явили сь результатом серьезной текстологической ра­
боты, в которой Симеон Полоцкий раскрылся как профессионал •
6

Свои проповеди Симеон Полоцкий произносил и устно, о чем


видетельствуют пометы в его рукописях •
7

Ораторская проза Симеона Полоцкого примыкала в известной мере


к традиции учительных сборников, издавна бытовавших на Руси.
Например, список одного из них находился в Верхней типографии:
это собрание нравоучительных "слов", переведенных с греческого на
славянский в начале XV в. Составление сборника и авторство от­
дельных поучений приписываются Филофею Константинопольскому.
На первом листе книги почерком
XVII в. написано: "Из верхния
типографии", а на корешке (на наклейке) -- "ис хор", т.е. "из хором" •
8

Однако определяющей для Симеона Полоцкого была украино­


белорусская традиция, испытавшая, в свою очередь, влияние запад­
ноевропейской и польской культуры. В конце XVI - на·чале XVII в.
известными проповедниками Западной Руси были братья Лаврентий и
Стефан Зизании Тустановские, Леонтий Карпович, Мелетий Смотриц­
кий, Захария Копистенский, Кирилл Транквиллион Ставровецкий,
также преодолевавшие в своих сочинениях чисто религиозную темати­

ку. Например, Лаврентий Зизаний ("'муж еллинских и славенских ис­


кусный дидаскал и проповедник") касается вопросов нравственности
в проповеди на смерть княгини Софьи Чарторыйс~sой, обнаруживая
при этом знание античной истории (1618) К данному произведению
9

- близки две проповеди Захарии Копистенского на "погреб" киево-


печерского архимандрита Елисея Плетенецкоrо (1625)
10

Центром казнодейства становится Вильна, где "проповiдь була


безпереривна. Кождоrо дня, рано й вечером rомонiла вона в езуiт­
ском костелi на чотирьох мовах : польськiй, латинськiй, нiмецький
и iталiйськiй" • Есть предположение, что в иезуитской Виленской
11

академии пополнял свои знания Симеон Полоцкий после окончания им


Киево-Моrилянской коллеrии • Он получил, таким образом , возмож­
12

ность овладеть приемами звучащей польской проповеди .

См. о них: Демин А. С. "Жезл правления" и афористика Симеона Полоцкого / / Симеон


5

Полоцкий и его книгоиздательская деятельность: Русская старопечатная литература


(XVI - первая четверть XVIII в.). М., 1982. С. 79.
См. подробнее в главе ссТекстологическая работа Симеона Полоцкого над книгами
6

"Обед душевный" и "Вечеря душевная"►> .


ГИМ. Синод. собр. N 658. Л. 8 об. , 156 об., 170 об. , 179, 186 об. , 194 об.; N 657. Л. 458,
7

459, 717. _
Сборник поучений XVI в. // ГИМ. Синод. собр. N 76. Л . 510. Этот сборник неоднократ­
8

но издавался на Украи не и в Москве.


Ботвиюшк М. Лаврентий Зизаний. Минск, 1973. С. !01 .
9

Возняк м: Причинки до студiй над писаниями Лаврентiя Зизанiя / / Зап. нау кового
10

товариства iменi Шевченка, Львiв, 1908. Т . LXXXIII , кн . 111. С. 49.


Там же.
11
·
12
Робинсон А.. Н. Симеон Пол·оцкий и русский литературный процесс / / Симеон Полоц­
кий и его книгоиздательская деятельность. С . 9.

87
О знании Симеоном Поло цким западн оевропейских источников го­
ворят его сс ылк и на имена Ме фрета (XV), Белармина (XVI), Сальме­
рона (XVI), Петра Бесса (XVII) • Он использует также латинское
13

издан ие ''слов" Златоуста '4. Анализ те ксто в Симеона Полоцкого го­


ворит и о хоро шем з нании писателе м о раций известного польского
писателя Петра Скарrи. О н не мог не знать сочинений видных поль­
ск их казнодеев XVII в . Ф. Бирковскоrо , И . Вуе ка , Ходкевича, Грод­
зи цкоrо, Маковского , Поводовскоrо, Соколовского и др., печатавших
свои с очинения на яз ыках (латинс ком и п ольском) , ко торыми владел
в соверше нстве .

Творчески Симеон Пол оцк ий наиболее тесн о был связан со сво ими
однокашниками по К иево-Моrилянской коллегии: Иоанникием Галя­
товским, Лазарем Барановичем, Иннокентием Гизелем, Анто нием Ра­
дивиловским. "Обед душевный" и "Вечеря душевная" близки ти поло­
гически к "Ключу разумения" (1659), "Мечу духовному" (1 666),
"Трубам проповедным" (1668), "Оrородоку Марии Богородицы" (1676)
и другим произведениям этого круга. Но и среди них книги Си мео на
Полоцкого выделяются своей монументальностью, многоплановостью,
богатством типов проповеди: "Обед душевный" содержит 109 "слов" мо­
ралистического характера, в "Вечере душевной" 78 панегириков и
29 поучений "на разные случаи", при этом последние - совершенно
новый ~анр для рус~кой ораторской прозы. Обе книги построены по
календари-ому принципу.
. Св~ю главную задачу Симеон Полоцкий определил в предисловии
-i -- ~обеду д шев1rому" как обязанность писателя творить "во ползу
народную"
1 1 Принц.ил "пользы", "блага" как цели ораторской речи был

сформу_!Iирован еще Аристотелем . К категории "блага" последний от­
носил "природные дарования, науки, знания и искусства, жизнь , спра­
ведливость", а также умение ''хорошо говорить и действовать" в
интересах государства • Аристотель при этом -подчеркивал, что оратор
16

должен знать все сущест.вующие. формы -правления, а именно "демо­


кратию, олигархию·, ~ристократию, монархию" (с. 41).
Направление, указанное античным философом, означало для Си­
меона Полоцкого, жившего в условиях формирующегося абсолютиз-
& 17
ма, пре-сла-в~ение неограниченно.» власти монарха . Эта тема занимает
центральное место во всех его произведениях, что наглядно представ­
лено в "книжицах"-~екламациях, вошедших в "Рифмологион" (1669), где
царь изебра~ен, по -~ловам И.П. Еремина, как щедрый покровитель
п-росвещения, неустрашимый "оборонца" подцанных, опора и надежда
всех народоl!, признанный глава христианского мира 1 • Таким он
предстает, в частности, в ~кламаци-и ~орел российский".
' -
13
ГИМ. Синод. собр. N 658. Л. 40 ~б., 83-06.,,..155 об., 179, 208, 311, 363 об. , 424, 428 и др.
14
Там же. Л.
30, 197, 203; 208, 256, 360, 361, 405. - .
15
Симеон Полоцкий. Обед душевный. М., -1681. Л. 8 (далее ссылки на листы приводятся
в тексте).
Аристотель. Риторика / / Античные ри,:орики / Собр. текстов, ст., коммент. и общ.
16

ред. А.А. Тахо-Годи . М., 1978. С. 33 (сс.,~лки на страницы далее при водятся в те ксте).
См . : Робинсон А. Н. Борьба идей в русской литературе XVII века. М ., 1974. с. 56- 93.
17
11
История русскоЯ литературы: В 3 т. М . ; Л., 1958. Т. 1. С. 359.

88
..,
Подобное понимание общеи пользы мы видим в
цикле приветствен-
., й и его сыновьям (ру-
ных речеи, адресованных Алексею Миха ловичу е
к описный сборник конца XVII в. ) 19 • В "Орации при питии r~судар -
вой чаши" Симеон Полоцкий говорит о монархии как луч~,еи фо~ме
правления. Он особо выделяет при этом " блаrоустроение , своист­
ве нное "па че солнца сия ющей России". Людям , ее населяющим, выпа:
ло великое счастье уверяет писатель, жить под крепкой десницеи
са модержца, "иже б~аrодатию своею толико всему роду российскому
содевает, елико чювствен ное солнце всей подсолнеч ной и живущым
8 ней". П ри этом образ монарха как бы сливается с образом Рос,:
си и: о н "источник добродетеле й", которыми "вс я Россия исполнися
(л. 382).
Перед нам и мудры й правитель, что "блаrия милует, хранит, бо,:
гати т и в че сть возводит . А зл ыя и лукавыя испр а вляет и наказует
(л . 382). Подчер кнута щедрость царя: цер кви "украшает иконами, зла­
ты м и и серебр яными обо га щае т утварми, св етлыми украшает канди­
лы" (л. 382 об.). Отмечена ме ждународная слава, котора я "пр ост­
ранно разширися ... и в чу ждых с транах" (л . 382).
Эти мотивы звучат и в "приветствах" царевичам . В "Речи о явле­
нии государя царевича Алексия Алексиевича" (1668) последне му пред­
сказывается царствование и "над погаными" (л. 175). Апофеозом аб­
солютизма являе тся "Приветство о я влен ии го сударя царевича Феодо­
ра Алексиевича". Объявление • его наследни ко м престола именуетс я
"веселием ... гражданствующим во вселенной", "златосветным днем" для
Российского государства. Достойный "наследник отчеству и царствии
сопрестольник", он приумножит "славу всемирную, красоту пресвет­
лого царского рода" (л. 177 об.).
Апологетическую функцию выполняют концовки ораторских слов
в "Вечере душевной". Посвященные деятелям прошлого, они часто
завершаются молением за Алексея Михайловича от лица автора и всей
Русской земли. Например, быть "пособницей" царю Алексею Михай­
ловичу "во всех его потребах", хранительницей "благочестивого царст­
ва Российского" просит Симеон Полоцкий великомученицу Екатерину.
Писатель надеется, что она даст храброму русскому воинс тв у "не­
победимую силу ... противу всяким врагом и супостатом" (л. 115 об. ) .
Образ могущественного земного бога рисуется в концовке "Сло­
ва в день преподобного Серrия Радонежского": Алексей Михайлович
достоин "силы Сампсоновой", "мира Соломонова", "обладания Авгус-
това " , " славы А лександровои u,, , " по б еды над враги ... яко Д авиду на

Голиафа". Царь - обладатель расширяющейся и укрепляющейся дер­


жавы, которая украшена " о б илием всяческих плодов земли", огражде-
на "благочестивым воинством" (л. 64 об.).
Развернутый панегирик в честь Алексея Михайловича венчает
"Слово в день Григория Неокесарийскоrо" в автографе "Вечери ду­
шевной" (в печатное издание эта концовка не вошла). Желая Алексею
Михайловичу "здравия телесе , души спасения, долголетнего блаrоден-

ГИМ. Синод. N 229. (11-1004). Сборник поздравительных ре чей (WJ"итулярник"), XVII в .


19

(ссылки на листы приводятся в тексте).

89
ствия", автор вместе с тем рисует о бо б щенн ы й образ могуществен­
ног монарха , ко т ором у же л а ет по лу чи т ь от вышнего "жезл силы",
чт обы бы ть "сил ну на устре мл е ние вс я к и х в р агов и супостатов".
Жи ть "п л ы ра ди всего царствия" призывает Си меон Полоцкий здесь
ближайших сподвижников государя. О н желает иметь им "в советах
премудрость . .. во бранех веждество и успеяние . . . в п р авительст в е
(т. . правлении . - А . Е.) безмездие ... в судах правды взыскание ...
любовь ко правимым" . Поминая русское воинство, пи сатель надеется ,
" ,,20
ч то никто из супостатов дерзнет противу им стати
В концовк е "Слова в де нь святаrо равноапо столна го к н я з я В л а­
д ими р а" ("Вечеря душе вн а я") московский государь изображен пря м ым ,
кровным наследником великого киевско го князя. Подчеркивается ,
ч то , занима я этот п р ест ол по закону ("боrоутверженне"), А л ексей
Михайлович и своими делами равен Владимиру, "возсиявшем у яко
солнце на российском оризонте" . Панегирическим целям служит пояс­
нение автора о значении имен Владимир и Василий (христианское
имя киевского князя). "Аще . и несть тебе имя Влад имир , - обра щается
проповедник к Алексею Михайловичу , - но самым делом Владимир
еси , ибо владееши миром от бога тебе врученным" . "Самим делом"
стяжал Алексей Михайлович и имя Василий, так как Василиос "не
что ино знаменует, точию царь" (л. 401).
Симеон Полоцкий развивал здесь популярr1ые с XVI в. идеи о
династической связи Романовых с могущественными правител ями древ-
- них царств, что нашло яркое выражение· в Никоновской летописи и
"Книге- степенной чарского родословия", а в XVII в. широко по­
пуляризовалось в старопечатных предисловиях и послесловиях и дру­

гих публицистических жанрах. Например, автор послесловия к "Триоди


цветной" 1591 г. уподобляет крещению Владимиром "мноrонародного
человечества" деятельность царя Федора Иоанновича в "новопросве­
щенных- землях" - - "во граде Казани, и Асторохани, и в Сибири,
- 21
и во окрестных их градех и местех" . "Соревнователем" Влади-
мира назван в ·предисловии к "Триоди цветной" 1604 г. "изрядный
правитель" Борис Годунов. Используя выражение "Степенной книги" ,
автор сообщает; чт·о, подобно Владимиру, Борис "яко некими степень­
ми день _ о дни" восходит на высоту добродетели: он хочет "насла­
дитися" : славы своего предшественника. По аналогии со строительс т­
вом Владимира _ р_исуете:я и возведение Бgрисом Годуновым церквей ,
украшение -их и напQлнение сокровищами .
В uредислов!"и к "Минее" 1600 r . для из.ображения Бориса как
преемника киевского князя использована легенда о происхождении

книги ("Сказание известно книге сеи, в кое время в которыя лета


избран~~ быша· каноны сия"):· Кирилл Философ "сотворил" книгу Ми­
нею, которую переда-:!) князю Владимиру Святославичу. Он завещал при
этом "исполнити~' к~йга~и J>усскую землю, что и делает теперь
23
Борис .
20 ГИМ. Синод. собр. N 658. Л. 40- 41 об.
21
Триодli цветная. М., 1591 . Л . 247.
22
Триодь цветная . М., 1604. Л. 2- 2 Qб.
23 Минея общая. М., 1600. Л. 4- 4 об.
90
Проводи тся также мысль о кровном родстве московских само­
держцев с князем Владимиром. В послесловии к Евангелию 16О 6 r.
{Радишевского) "равноапостольный великий князь Владимир" именует­
ся "прародителем" Василия Шуйского, по закону заняв шего "ис­
конный скифетродержавный прародительский престол" • Отраслью
24

"пре жних благоверных царей корене", в пер вую очередь Владимира


5
Киевского , назван Шуйски й в "Повести 1606 r.".L • О "благоверных
царях", Владимире и Алекса ндре Невском, как прародителях Шуйско го
уп оминает "Иное сказание", подчеркивающее к том у же, что сами-то
они - прямые потомки Рюрика 26 . В "Хроно графе" 1617 r. приводится
полная родословная Шуйского, начало котор ой положил "Владимир
великий Киевский, крестивший всю землю· Русскую" • К Владими­
27

ру Святославичу как "начальнику ... всеа Русская земли" и потомку


властителя вселенной "Августа кесаря Римского" возводится генеа­
логия Шуй_ских и в "Повести о преставлении и о погребении князя
Михаила Васильевича Шуйского, рекомоrо Скопина" • Эти утвержде­
28

ния , имевшие агитационный характер, должны были в данном случае


поднять авторитет непопулярного царя.
Образу Владимира отводится важное место в хитроумных генеа­
логических построениях Романов_ых: "Трефолоrионе" - за март-май
1638 г. , "Книге, глаголемой Новый летописец"- (1630)3°, в "Собор­
29

нике из 71 слова" (1647)3 1 • То же самое видим в "Истори_и, сиречь повести


или сказании вкратце" Федора Грибоедова (1669), отражавшей -офи­
циал1?ную точку зрения и написанной , чтобы "поставить вне сомнений
принадлежность Романовых к Рюриковичам" •
32

Политическая направленность "Слова о Владимире" Симеона Полоц­


кого, развивавшего здесь идеи абсолютизма, становится очевидной
и при сопоставлении памятника с одноименным ораторским про­

изведением Антония Радивиловского, который возвеличивает Влади­


мира прежде всего как святого, крестителя Руси. Украинский пи­
сатель подчеркивает, что Владимир стал "властелином над людми"
не столько из-за светских заслуг или княжеского "урожения", сколь­
ко благодаря "цнотам" (добродетелям. - А.Е.) • Политических аллю­
33

зий с современностью мы здесь _не найдем.


Симеон Полоцкий был не единственным из ораторов, кто прославлял
монархию как политическую форму, наиболее отвечающую принципу
пользы. "Absolutum dominum" предпочитает другим видам власти
Петр Скарга. Ссылаясь на античных философов и церковные книги,

Евангелие. М., 1606. Л . 259-259 об.


24
25
Памятники древней русской письменности, относящиеся к Смутному времени . 2-е изд. //
РИБ. СПб., 1909. Т. 13. Стб. 60.
26
Там же. Стб. 71.
Там же. Стб. 1295-1296.
27

Там же. Стб. 1332-1333.


28
29
Трефологион, третья четверть (март-май). М . , 1638. Л. 449 об.
ПСРЛ. М ., 1965. Т. 14.
30

Соборник из 71 слова . М . , 1647. Л. 879- 880.


31

Алпатов М.А. Русская- историческая мысль и Западная Европа XII-XVII вв. М. , 1973.
32

С. 382.
Антоний Радивило-вский. Огородок Марии Богородицы~ Киев, 1676. С. 248.
33

91
он на з ывает прав ление одного наилучшим , нескольких - средним,
а мн о гих - совсем слабым. Когда в государстве два или тр и
правителя, поясняет он, люди не знают, за кем идти, но, ра з­
делясь начина ют говорить: "Я думаю, как Павел . - А я, как
Петр· - А я , как Я ков" . Обращаясь к современным порядкам,
С кар га считает необ ходимым наличие в Польше сильной королевской
власти с негодование м п и шет о зл о уп о треблении правом "шл яхет­
ской вольности" . Вместе с тем он отвер гает дес потиче скую монарх ию,
примером которой служит, по его мнению, Россия •
34

В "Орации при питии государевы чаши" Полоц кий о пределяет


обязанности и подданных: "Ему (т.е. государю. - А . Е.) ... все повинуют­
ся , и его повелению суть послушливи, ему раболеп но служат, и слово
делом исполняти готови" (л. 380 об . ). С этих позиций р ас сматривал
Симеон Полоцкий достоинства, необходимые для слу жения государ­
ственной пользе. "Добродетели души" как предмет изображения в ора­
торских произведениях названы Аристотелем : это "справедливость, му­
жество, умеренность, великодушие, щедрость и том у подобные ка-
чества "з s. Д ля С имеона П олоцкого "основанием добродетелен
.. ,, - " о б-
щия · ради ползы" - является "смирение", получившее в его поуче­
ниях не только моральную, но и социальную трактовку, поскольку
оно означало беспрекословное приятие существующего порядка, а
именно изначально предопределенного неравенства.
Выш~ отмечалось, что - Симеон Полоцкий отражал здесь- средне­
вековые: взrлядь1 и иера,рхичности всей вселенной. В частности,
Петр Скарга также считал, что в обществе не :может быть порядка
без трех вещей: без неравенства, без подчинения одного другому,
без единого руководства . Люди не одинаковы по происхождению,
по должности, по чести, которая им воздается. Необходимо воздавать
каждому свое, благодаря чему сглаживается и само нер·авенство:
считать же всех равными · друг другу - строптивость и глупо.сть
(s. 293).
Советские исследователи -отметили, что Симеон Полоцкий, будучи
идеологом господствующего класса, вместе с тем не умолчал об
общественных неустроиствах
.. зб
. Н
апример, рисуя о
б
раз милосердного
.
господина, он пишет о владельца, которые "рабы своя, яко бе_з­
словесные скоты вменяют, б_ремена не удобь носимая налагают, язвы
часто обновляют, пищу нуждныя· лишают и одеяний не дают потреб­
ных" ("Обед душевный", л. 151 об.). Иные толкаJQт своих подвластных,
сообщает он, "на татбу и хищение", на "скверные деятия", о чем
,,
"срамно помянути и скаредно rлаrолати .
Эти высказывания писа·теля легко . сопоставимы · с фактами реаль­
ной действительности. Характерны наказания, которые рекомендует
уложение 1649 г. для крестьян, сопротивляющихся· владельцам: смерт-

34 Skarga Р. Kazania O siedmi sakramentach kosciola s. katholickiego, do ktorych ... nabozenst-


wach wedle czasu, ktorych jest wypisany na przodku Regestr. Krak6w, 1600. S. 308-309
(далее ссылки на страницы приводятся в тексте) .
35 Аристотель. Риторика. С. 34.
"Жуков дм.. Пушкарев Л. Руссхие писатели XVII века. М. , 1972. С. 265 (раздел
о Симеоне Полоцком написан Л.Н. Пушкаревым).

92
ная казнь , о трубание ног, рук, о брезан ие ушей, вырезание я зыка,
битие кнутом, плетьми, батогами 37 . Г . Котошихин писал, чт о поме­
щики берут поборы "через силу и грабе же м" , чинят "над кресть яны
своими убийство смертное или какое надругател ьство" . Из о щренно
38

пытал своих крестьян помещик Тимофей Желябужский , обирал слу­


жилых людей воевода Раевский •
39

Напоминая о подобных фактах , Симеон Полоцкий справедливо


сравнивал себя в предисло вии к "Обеду душевному" с врачом, ко-
..
торыи " палит и режет" . Он высказывал надежду, что " гор яч ая" и

,,"горькая" пища духовная, предл о женная им читател ю, послу жит


во ползу народн у ю" (л. 8- 9).
Вместе с тем "Обед душевный" и "Вечеря душевная" - опреде­
ленное звено в развитии ораторской прозы, поскольку изображе­
ние социальных противоречий дано в сочинениях и других проповед­
ников. Например, Петр Скарrа в "Проповеди о даровании дождя во
время засухи и голода" обличает панов, самоуправно распоряжающих с я
жизнью, здоровьем и имуществом своих крестьян, обременяющих
их непосильными работами, притесняющих их без всякого послабле­
ния, видящих в них невольников, а не братьев по крови. "И кто , взирая
на это, не заплачет, - восклицает писатель, - они им своими
трудами приобретают богатства, а сами обречены на мучения. И как
может бог после этого не карать мечом и гол одом" (с. 247).
С большой эмоциональной силой говорит Скарrа о бедственном
положении крестьян и в восьмой сеймовой проповеди: "Земля про­
питана неотмщенной кровью невинных. Это кровь крепостных, ко­
торая течет не прекращаясь, готовя наказание всему королевству.

Нет поместья, в котором бы землепашцы не были подчинены неогра­


ниченной власти господина ... Как зерна под мельничным жерновом,
так и крестьяне под панами своими. Разгневанный помещик или
староста королевский могут не только полностью обобрать бедняка,
но и убить его безнаказанно. И об этом слове гневного не скажи!"
(с. 323).
,,О шляхте и богатых" - тема одного из "слов" Кирилла Транкви­
ллиона. Помещики ("окаянные", "не.милостивые", "варваров лютейшие")
подвергают крепостных "биению, ранам, досадам, в темницу затво­
рению", · налагают на них "дани нестерпимые", "службы трудные",
которые не только человеку, но "ослом и волом томителство нала­
гают". Крестьяне "гладом погибают, и рубища раздранноrо скудны ,
и через всю жизнь свою труждаются на них, делающе день и нощь".
"Беззаконнейшим" называет Кирилл Транквиллион право помещиков
торговать людьми, "яко безсловесными, и имение их похищати без
,,40 ~
правды
Обличение общественных неустройств - одна из тех тем, свя-

37 Уложение царя Алексея Михайловича . М . , 1649. Л . 1- 111.


38 Котошихин Г.О. О России в царствование Алексея Михайловича. 4-е изд. С Пб ., 1906.
С. 142.
39 Чистякова Е. В. Волнения служилых людей в южных городах России в середине
XVII в . / / Русское государство в XVII в. М. , 1961 . С. 257.
40 Евангелие учительное ... Кирилла Транквиллиона .. . Рахманово , 1619. Л. 260 об .

93
1

титульный лист беловой рукописи ("белой книги") "Вечери душевной"


Симеона Полоцкого (ЦГАДА. Ф. 381 . N 503.)

94
зывающих старую литературу с новой . Например, Плутарх писа л ,
что Тиберий Гракх (II в. до н.э . ) в своих политических речах
говорил о страданиях бедняков, которые бездомными скитальцами
бродят. по стране вместе с женами и детьми, воюют и умирают
за чужую роскошь и бо гатство , ни единого комка земли не могут
назвать свои м 41

А через несколько десятилетий после смерти Симеона Полоцкого
тема социального неравенства найдет яркое воплощение в творче­
стве русских писателей XVIII в ., воспитанных в том числе и на учи­
тельной литературе . А . Д. Кантемир следующим образом обличит
"бл агородного " в первой сатире:

Ты смеешься нищете; каменный душою,


Бьешь холопа до крови, что махнул рукою
Вместо правой - левою" _4 2
А.П. Сумароков с негодованием напишет о "господском сыне" ,
который видит свое "благородие" в том, что "целый полк людей
на карту он поставит" 43 • Как ораторская речь зазвучат широко из­
вестные слова А . Н. Радищева о жестокосердном помещике в "Пу­
тешествии из Петербурга в Москву". Разумеется, и Кантемир , и
Сумароков, и Фонвизин, и Новиков, и Радищев шли от реальной
действительности, ~ однако и литературных традиций не учитывать
нельзя.

С позиции "общественной пользы" рассматривает Симеон Полоцкий


тему "война и мир". Обусловленная конкретной исторической обста­
новкой - войнами с Польшей и Турцией, - эта тема дала жизнь
" 44 Т
ряду поэтических и прозаических произведении писателя . аковы
"Метры" Полоцкого, стихотворения из "Вертограда многоцветного",
отдельные мотивы его "княжиц" "Гусль доброгласная", "Орел Россий­
ский", "Глас последний"; таковы проповеди "Слово к православному
воинству" и "Слово к православному и христоименитому запорожскому
воинству", вошедшие в "Вечерю душевную". В рукописях известна
"Беседа о брани", где Симеон Полоцкий выступает с учением о пра­
ведных и неправедных войнах, о соотношении войны и мира.
Проповеди Симеона Полоцкого о войне, вызванные к жизни опре­
деленными историческими событиями, опирались и на литературные
традиции. По Аристотелю, война и мир - один из важнейших "пунктов",
по поводу которых произносятся речи ( с. 28). .
Военная тема дала жизнь ряду ораторских произведений Древней
Греции. Например, Андокид в речи "О мире" (IV в. до н.э.) рекомендует
афинянам заключить мир со с партои"45 .
- · "Речь 0 С
ходное заглавие
мире" - имеет произведение его современника Исократа (ок. 355 г.) .
в- другой своей речи - "Об обмене состоянием" (353) - Исократ

41
Цит. по кн . : Кузнецова Т. И., Стрел ышкова И. П. Ораторское искусство в Древнем
Риме . М ., 1976. С. 20.
42
Кантемир А. Собр. стихотворений. 2-е изд. Л. , 1956. С. 75 . (Б-ка поэта. Большая сер . )
43
Сумароков А.П. Избр. произведения . 2-е изд. Л., 1957. С. 190 (Б-ка поэта. Большая сер.).
44
См .: Пушкарев Л. Н. Общественно-политическая мысль России. Вторая половина XVII
века : Очерки истории . М., 1982. С. 202- 212.
45 История греческой литературы. М. , 1955. Т. 2. С. 241 .

95
б ж ет мак н к r царя Филиппа быть руководителем в войне
тнв п Р" К поен н ой теме обращался и знаменитый древ-
46
11 R .
11 гр ч кнй пи ат ль Д м сфен. В речи "О симм ория х" (354/ 353) он п р и-
ывu 'Т аф ин ян б рьбе с перс идским царем Артаксе р ксом, предва-
р ит л ъ н в ор жи в ши ь и в о сста н овив морскую мощь . В опросы войны
и мира тр rи в ают я в той ил и и ной мере в ре чах Демосфена
' а м rал. политян" (353 / 352), "О свободе р одосцев", "О мире" (346),

n л жении дел н а Х е р с он есе " (341) и др . d7
В п риод не посредст венно пр едшеств ующий твор ческой деятель­
н сти имеона Полоцкого, батал ьная те м атик а разрабатывалась в поль-
кой раторской пр о з е , где возникает жа нр та к на з ы ваемых ла герных
п роповедей . В пропов ед и "О по х вале миру" Пе т р Ск арrа просла вляет
"золотой мир" , при котором процветают добродетели, а люди ста­
новятся искусными мастерами, тружениками, мудреца м и и зн а токами.
Напротив, во йна делает людей жестоки ми, безбожными , бесстыж им и
и своевольными; она "чинит" их неумны ми простаками , о тн и м ая вре мя
для учения. Если война подобна зиме , то мир как лето : он л юдей
размножает, увеличивает их достатки. Напр имер , при миро люб це
Соломоне народа стало как песку морского и б ыло м ножеств о
з о л о т а и серебра (с. 219- 220).
Вместе с тем, говорит дальше Скарга , иногда мир употребля­
ется во зло, и тогда множатся грехи, что мы и видим сейчас
в Польше: излишняя роскошь, обжорство, прелюбодейство, бесплодное
чванство - это все результаты злого мира (с. 221-222).
Специальную проповедь посвящает Петр Скарга "война м необхо­
димым". Это прежде всего выступ.,ения в защиту отечества. Как необ­
ходимо карать убийц и разбойников , так следует сражать ся и с за­
хватчиками. В справедливых войнах, уверят писа тель, небесные си­
лы всегда помогали добродетельным царям, чему много примеров
мы найдем и в Ветхом и в Новом заветах (с. 228- 229).
В _ проповеди-напутствии '~К воинам" Петр Скарrа с бо л ь шой ли­
рической силой говорит о любви к милой отчизне, которую хотят
поработить неверные магометане. Он просит жолнеров защитить же н
и невинных деток, напоминает им о военной доблести предков (с. 243 -
245).
Воинская те~а находит место в украинских ораторских произведе­
ниях. Например, ее касается Игнатий Оксенович Старушич в речи
на погребение князя Четвертинскоrо (1641) "Слова часу войны"
48
.
создает Антоний Радивиловский. В первом из них, "побуждаючи вои­
нов хр_истианских _ до потканя ся турками и татарами", автор также
размышляет о справедливых и несправедливых войнах . Война в защи ту
отечества, против ворога-захватчика, справедлива: вести ее "писа­
ние святое не забороняет". Воину в первую очередь надлежит обо­
ронят·ь отчизну от "стрил и сабель поrанских" и, если нужно, погиб-

...
Там же. С. 253.
46

Там же. С. 268- 270.


47

48
Перетц в. Н. К биографии Игнатия Оксеновича Старушича, киевс кого проповед­
ника XVII в .// ИОРЯС. СПб. , 1914. Т. XlX , кн. 1. С . 194.

96
нуть за нее, "яко рицару и як мучен ику". Вместе с тем, подчерки­
вает писатель , и все "посполитство" должно помнить о своем патрио­
тическом долге : "Кгды в яком небезпеченстве застает отчизна, теды
кождый цар , князь, гетьман повинен борзей взr~:f меты на отчизну
свою, нежели на власный живот свой и здоровье

О высокой миссии "гетманов полковников и всех людей воен-
' "
ных" пишет Иоанникий Галятовский в "Казаню 2 на въехание... и з
"Ключа разумения" •
50

В "Беседе о бран и" Симеон Полоцкий сам называет своих запад­


ных предшественников, касавшихся в оенной темы: с одной стороны,
это авторитетные для него Амвросий, Ор иrен, Тертулиан, Каэтан,
с другой - "еретик Еразм" (Эраз м Роттердамский) и Лютер, извест­
ный "своими еретическими писании".
Сосредоточив основное внимание на обличении противников, Си­
меон Полоцкий сталкивает здесь поочередно противоположные точки
зрения, но оставляет за собой последнее слово. Например, он цити­
рует силлогизм Эразма: "Брань противна есть миру, но мир есть
благ и любве изводство, убо зла есть брань" - и разбивает этот
силлогизм, показывая его неполноту и неточность: брань может быть
и "противна" миру, но может быть и его "средствием": "брань не
праведная противна есть миру благому и ведет ко миру злому .. .
праведная противится миру злому и ведет к миру до б рому "51
.
Прием "противоборства" особенно ощутим в третьей части "Беседы"
("Свободно есть христианом брань даяти противу J"урком"). Симеон
Полоцкий полемизирует здесь с Лютером, . видящем во вражеском
нашествии "бич некий", орудие казни за грехи: "во.riи же божией не
подобает противитися". С помощью остр-оумно подобранных аргумен­
тов писатель разбивает эту точку зрения: ведь "бичом" являются
и голод, и огонь, и всякое rубительство, "но никто же тако буй есть",
чтобы не искать против них "врачевства" (л. 196 об.).
Полоцкий заканчивает "Беседу о брани" характерным для воин­
ских ораторских слов призывом "противу врагов нечестивым стояти
со оружием защищения ради жен и чад ... ", быть готовым "сверепаго
бисурмянина от предел государства Российскаго отrнати, наветы его
отразити и вся казни уне потребити" (л. 197 об.).
Симеон Полоцкий, опиравшийся на западные образцы, осваивал
вместе с тем и древнерусскую традицию. Например, воздействие
жанра воинской повести ощущается в "Слове к православному запо­
рожскому воинству ... противу нечестивым турком и татаром", напи­

санном в 70-х годах в связи с русско-турецкой войной. Одним из


героев "слова" является митрополит Московский и Киевский Алексий
,, '
"всечестная икона которого дарована запорожскому войску царем
Алексеем Михайловичем. Симеон Полоцкий вспоминает эпизод O поезд­
ке Алексия в Орду, где тот сумел "ярость зверообразных скифов в

49
Цит. по: Грицай М.С., Микитась В.Л.. Шолом Ф. Я. Давня украiнська лiтература ;
За редакцiею проф. М.С. Грицая. Киiв, 1978. С. 214- 215.
50 Иоанникий Галятовский. Ключ разумения . Киев, 1659. Л. 62 об.
51
ГИМ . Синод. собр: N 289. Сборник бесед Симеона Полоцкого. Л . 191 (ссылки на листы
далее приводятся в тексте).

4 . Зак. 3868
97
-
крот сть пр дл жить" . а исцелени е татарской царицы святой был
n ч1·ен аном Чанибе ком . ,.Ув етли вым увещан и ем" он удержа л от новых
л яниi:\ и вирс11оr Б рдеб ека, в результате чего "сладкую содея
т ишин ' 152

До тойным пр е мником митрополита Алекс ия изображен в "слове"
Ал к й Ми айлович ,' "теплый православия поборник", "всех право-
в рны ащи тник", устроитель "мир а и ти шины желанной ".
В эпических тонах рисуютс я русские воины , ог раждающие "аки
необоримою стеною Российскую зе мл ю" ("Вечеря душевная", л. 93 об. -
96 об . в то рой пагинации) . Э пич ес к ую характе р истику получают и про­
т ивники : это "д ивыя з в е ри" , "враги злобные ", "нечес тивые агаряне",
"супостаты ,, , ,, яко лвы люты я и медведи жестокия
". в
лексике про-
поведи вс т речаю тся выражения, характерные дл я устно-поэтических
произведений: "братие и срод ники" , "не устрашайтеся , не ужасай­
те ся", "не убойтес~, ниже устрашитеся" , "радость в в еселие", "верность
и радение" и т .д.
Сходные мотивы звучат и в "Слове к православном у во ин ст в у" , где
покровительницей русских изображена икона Богородицы. Про повед­
ник подчеркивает праведность предстоящей брани, на кото ро й "яко
победити есть славно, тако и умрети душеспасенно": каждый погиб­
ший во им_я отечества "близ святых мученик водворяе тся чина"
("·Вечеря душевная", -л. 92 о_б. второй пагинации).
:-1Радиции - в§инског.о - ораторского слова развивают современн ики
и цреемни~и - Сймеон~ Полоцкого. Евфимий Чудовский в "Поздравле­
нии -на новое _ лето" (находится в бумагах Симеона Полоцкого) жел ает
царю "победы на супротивныя супостаты ... на враги и попиратели ...
на злочествыя турки и агаряны". Писатель надеется , что "вся
окрестныя супо.~таты'~, приносящие своим "зломышлением" беды Рос­
сийскому царству, ~спь!тают "страх и трепет",_ будут "язвенни" и "па­
дут мечем". Автор с удо·вретворением вспоминает при этом "дарован-

ные" ранее победрI и п_оздравля~т с ними государя .
К ратному_ прдвигу- зове:r русских воинов Карион Истомин в "слове"
"Еrда же _услышите -бр_а1:iи ·и ·нестроения, -. не убойтеся" (1687). "Слово"
напJ:Jсано_ от Щ1Ца шiтриарха Иоакима и представляет собой об-
р аще_ние к "бQля.ром-:._и воеводам, ·в полки идущия". Произведе ние
54 '
иэвестно·е в ав:rоrрафе , позже -{?ыло включено автором в его книгу
· ,,55
"Веселеил . "
Используя ·прие~ -антитезы, Истомин рисует обобщенные образы
не-приятельского войска ("от. проклятых народов варваров махометан")

52 Сюжет, к которому обр.атился ~имеон Полоцкий , был широко известен по летопис­


ному рассказу, житийным рукописным текстам, популяризировался в XVII в. старо­
печатным Прологом. См. подробнее: Елеонская А.С. Тема борьбы против ордынского
ига 8 старопечатном Прологе / / Куликовская битва в литературе и искусст ве. м . , 1980 _
с. 101-114.
н ГИМ. Синод. собр. N-229 (11-1004). Л . 1_0.
54 Напечатан 8 кн.: Памятники общественно-политической мысли в России конца XVJI
века. Литературные панегирики / Подгот. предисл. и комментарии А . П . Богданова ;
Под ред. В. И. Буrанова. М., 1983. Вып . 1. С. 118- 127.
н Веселеил си есть скиния ... в царствующем граде Москве, ... 1698 г. / / ГБЛ . с. 29R.
(Тихонравов). N 634 (ссылки на листы приводятся по этому ~ писку в тексте) .

98
и р сских защитников . Подчеркнута агрессивность неприятеля, его
ковар ство: " ... бр атию нашу меч ем пожинают и пленуют и госуда р ­
ст во благ о ч естивое великого государя нашего царя разоряют все ­
коне чн о и п устошат мно rа лета н е престанно" (л . 91).
В противоположнос ть н еприятелям русски е изображены но сите­
лями сп раведливой идеи. Подчеркну та, что они не хотят "брань
творити та к как имеют "разстояние до предел до волн ое" (л. 9 IJ.
луr и царского величес тва , они "защитители правосланныя веры , за­
щитители государства Мо ско вс кого" . Обращают на себя внимание
моральные наставления в о инам : хран ить чистот у и "воздержание я зыка
от безчиннаrо срамословия", не д оп ускать "тат ьбы и обиды и досад"
ми рному населению, других "б езчинств законопреступных" (л. 93).
Это "слово" со держит также философ ские размышления о губи­
тел ьности войны . Она пр и н есла человечеству "всеконечные разорени я":
" ... никогда убо толика rлады и моры, огни и звери , реки и моря
л юдей поrубиша , яко мечь военный и огнестрелныя казни" (л . 95).
Автор привлекает внимание и к нравственному урону , нано симому че­
ловеку · войной: люди, изгнанные из родных мест , "др угим ... в до­
роге обиду творят", "от уныния и скорб и в пиянстве погибают ...
в нечистотах сквернятся" (л. 94 об . ). Это совершенно новый асп ект .
"Слово благочестивому и христолюбивому воинству" И гн а тия
Римского-Корсакова (1687) приурочено к 1-му Крымскому походу •
56

Особенн9стью произведения являются ссылки на русскую историю, по-


. 57
черпнутые из "Степенной книги" . Автор приводит-рассказ о поединке
Мстислава и Редеди. В эпических тонах рисует победу Владимира
Мономаха над половцами .
Оратор призывает слушателей следовать славным предкам в
"мужестве и храбрости", так как это поможет перенести "жестокие ,
трудные и тяжкие вещи" в бою. В числе храбрецов назван Дмитрий
Донской. Пример таких, как он , должен служить укором "лежебокам ...
ижи болезни себе не сущия притвориша" (с . 151).
Римский-Корсаков органически сплетает воинскую тему с кон­
цепцией о рюриковичах , прямых наследниках великих государей
древности. Как "славнейший Август" расширял свои земли , так царь
Иван Васильевич "приобрете с божиею помощью, к Российскому цар­
ствию, царства татарския, Казанское, Астраханское и Сибирское".
Не забыты и заслуги Але-ксея Михайловича, который "собра воедино"
русские земли".
Чтобы "общей пользе всего гражданства ратовати" , необходимо ,
58

по Симеону Полоцкому, содействовать также развитию русского


просвещения. Ему, учителю по профессии , эта задача была особенно
близка, поэтому вопросы воспитания нашли широкое отражение в

56
Памятни кн общественно-политической мысли ... Вып. 1. С. 135- 173 (ссылки на страницы
приводятся в тексте) .
н Богданов А . П. Комментарии // Памятники общественно-политической мысли ... Вып . 2.
С. 282.
58
Опровержение челобитной попа Никиты / / Материалы для истории раскола за первое
время его существования / Под ред. Н . Субботина, М . , 1895. Т. 9, ч. 1. С. 234 (далее
ссылки на страницы приводятся в тексте).

99
,
творчеств писателя. Педагогические взгляды Полоцкого к настоя­
щему времени достаточно изучены , наиболее полно они оха рактеризо­
ваны Л . Н . Пушкаревымs 9 • Мы коснемся их здесь лишь в связи
с темой "общ й пользы" в ораторских сочинениях писателя.
Уж в своих ранних произведениях Симеон утверждает, что между
успехами государства и степенью образованности его подданн ых су­
ществует пря мая с в язь. В "Оп роверже нии челобитной попа Н икиты" ,
написанном в форме ораторско го слова 60 , писатель говорит о необх о­
димости открытия училищ, так как от них проистекает, "аки от
источников, благополучие народное" . Школы подобны "крылам орлим",
на которых поднимается слава и пролетает по всей вселенно й (с. 235). Их
ценность не меньше ценности золота, уверяет писатель, вспоминающий
сюжет из античной истории: " ... прехрабрый некто воевода Алкивиад
ответ даде древле Афином, яко ко блаrополучнорат ованию три вещи
суть нужны: первая есть злато, вторая злато, третия злато. Аз же , воп ро­
шен о сане цер·ковном и гражданском, кии были бы столпы и завесы
обою, рекл бых: первие училища, второе училища, третие училище
пренужно быти" (с. 234).
В "Опровержении" намечена программа приобщения "остроумных
младенцев" к культурным ценностям. Это прежде всего овладение
языками - греческим (язык церкви), латинским (язык науки), сла­
вянским (родн,ой язык). Этим языкам издавна придавалось большое
общественное значение61 •
I<ак задача rсосударственной важности рассматривается открытие
б_:цблио_те·к, в чем должен убедить пример древних. Так, царь Пто­
ломей Филадельф открыл училище и при нем библиотеку. Считая
чтение "ума врачевством" и приобщением к "душам бессмертным", он
просил и других правителей присылать ему книги "пиитов или инаго
рода пис~телей_, ве_тиев_, софистов, врачей историков и прочих". Созда­
вали "р~зличныя книFохранилницы", собирали "отвсюду премногия
книги", говори-тся здесь, и другие монархи. Примечательно поже­
лание Симеона Полоцкого, чтобы в библиотеках имелись книги
"т-ако мирс~ия,_ JaKQ же и свять1я" (с. 243). Призыв писателя не был
абстраl(тен: соб~рательством кн11г в это время занимались многие
62
частные л.ица . . ~ .
Тема науки ~авершается в "Опровержении" похвалой учению: оно
"в благоденствии_ ес:rь украшение, в противных прибежище... сие
учение дает юношам трезвение, старейшином утеху, убогим богат­
ство, богатым лепоту". Эти слова из речи Цицерона имели своею
целью убедить, что лучше . "есть ниществовати, веже неучену быти"
(с. 245--246).
59
Пушкаре8 Л.Н. Общественно-политJtческая мысль России ... С. 160-201.
'°"Опровержение ... " было первоначально написано на латинском языке совместно Паи­
сием Лигаридом и Симеоном Полоцким, который затем перевел сочинение и подверг его
литературной обработке.
61 Робинсон А..Н. Борьба идей в русской литературе XVII века. М . , 1974. с. 347.
6
2 См .: Луппо8 С.П. Книга в России в XVII веке. Книгоиздательство. Книготорговля.
Распространение книг среди различных слоев населения. Книжные собрания частных
лиц. Библиотеки. Л., 1970. С. 97-<----152:
100
j К "Опровержению" тематически близко "Поучение или беседа
увещателная" (1667) написанная от лица греческих патриархов к
празднику рождества 63 . Здесь также подчеркнуто, что немалая польза
будет государству, если "спудеи и питомцы, паче и паче растуще
в прем удрости достигнут высоты премудрости". Высказывается поже­
лание, чтобы "~отворился" "собор училищный, украшенный различн~:ми
приходами. .. к рас ширению учения и юнош, хотящих учитися , а
также открылись греческие школы. Автор советует брать пример
с греков: находясь под турецким игом , "в самом кентре мучитель­
ства", они открывают училища "ради сохранения перваго и царствен­
наrо ... диалекту девственно и безвредно". В произведении подчеркнута,
таким образом, важность овладения родным языком для националь­
ного самосознания •
64

Пользе наук посвящена еще одна орация, приуроченная к празд­


нику рождества и также написанная от лица вселенских патриархов, -
"Слово в день рождества Христова от лица святейших патриархов
Паисия Александрийского и Макария Антио хийского о взыскании
премудрости божественныя". Это самостоятельный текст, хотя и близ-
-кий по содержанию к "Поучению или беседе увещателной" ("Слово ..._"
включено в книгу "Вечеря душевная"). _
- Прославляя русских за благочестие ("благоговеинство"), писатель
вме_сте_ с тем- сожалеет, что наукам на Руси не воздается должное:
"Видим - бо яко во мнозех от вас не имеет премудрость места, идеже
Г.flаву приклонити. Скитается она... и несть взыскааяй ея". Автор
ПQОСИТ. государя "положить в своем сердце" заботу об открытии
-:уч·илищ "с-лавенских", об у~ножении "спудеов" и благоискусных
_ уiит~лец ("Ве-черi душевная", л. 151 об. - 153 второй пагинации) .
Знаниями, наиболее полезными для государства и человека, Симеон
Полоцкий счи~ает знания исторические. Опыт истории необходимо
. . . \
изу~ать монархам, наставляет писатель Федора Алексеевича в поэти-
чес~ой кнl]жице "Глас последний":
- Кни_rи историй возлюби читати,
От них бо· мощно, что бе в мире знати,
И по_ примеру живот своА правити,
, -Дабы спи~~нно и преславно жити •
65

В ора'!"орёкой прозе эта мысль развивается в "Беседе о преданиих


церковных" и "Слове о писании божественном" из "Вечери душевной".
"Беседа" ( 1677) подчеркивает "полезность" устных - преданий, кото­
рые передаются от поколения к поколению. "Во всяком царстве
земных доброустроенном гражданстве не точию законами писаными
жителие правими бывают, - поясняет Симеон Полоцкий, _ но и
доброхвалными обычаи или преданми древними, аще в писаниих и
не обретаются". Устные предания особенно необходимы "неученым",
поскольку в CИJJY неграмотности им недоступно "писание" . "Стойте,
братие, и держите предание, им же научистеся", - завещает автор66 •
63
Первоначально также создавалось сов~естно с Паисием Лигаридом.
64
Материалы для истории раско.ла ... Т. 9. С . 277- 278.
6
·s ГБЛ. Ф. 173 (муз.). N 9427. Л. 79 об. - 82.
ГИМ . Синод. собр. N 289. Сборник бесед Симеона Полоцко го. Л. 175- 181.
66

101
....

В " лове о писании божественном" дана апология письм енност и.


Она и т чник и · которого можно ч е рпать сведения о "божь ем" ri
"ч л вече к м", о тайном и явном , о настоящем и бvпvшР-м . "Писа­
ние" п м rа "т п нать са мого себ я , та к как, подобно "зерuал у",
п ка ыва т "лице н аше внутренне". "Писани е" служит улучшению че­
л в ч ко« нату р ы : " поле но есть ко учению, ко обличению ,
к и рравлению , к наказанию е же в прав ду , да совершен будет ...
ч л в к на всякое дело бла г ое уготован ". При ме ч ательно сужде­
ние имеона Полоцкого о т ом , что "ч те ние .. . писаний всем полезно ,
и м ужу и жене" . Однак о писатель учиты в ает , ч то не все в равной
мере могут проникнуть в книжные глубины . Если "украшенные"
мудростью вправ е пустит ься в " плавани е" по глубоко й пуч ине писа­
ния то неискусным "дов ольно.. . на брезе р еки стояще , жажду
си тою животворною утоляти водою " ("Вечеря душевная" , л . 3- 5 об.) .
Подчеркивая прямую связь между обра зованностью граждан и бл а­
гополуЧ.ием государства, Симеон Полоцкий в то же вр ем я ставит
знак равенства между_ неве~еством и неблагонадежностью . В "Слове ...
обличительном крамолившимся в мятежное время , купно же похвално м
слугам боярским" "невегласы" изображены восставш ими на "обладаю­
щих и противу благочестивейшему самодержцу" ("Вечеря душевная" ,
л. 164 об. второй пагинации). Таким образом , Симеон Полоцкий е ще
раз подтвердил, что для него , "польза народная" - это служба абсо -
лют~ному ~мо.нарху. "
А~олб-FЦя знания присуте·твует также в ряде "слов" "Обеда ду шев­
ноr<~", в ·па-негири-ках "Вечери душевной" ("В -день святыя Марфы" ,
"О Ксенофонте и Марии", "В день святых Софии и чад ея",
"В день Гри-гория Неокесарийского" и др.). Трудиться для общего
блага с помощью образов~ния Полоцкий призывает читателей и в п ре­
дисловиях -. ·к букварям 1·667 и · 1669 гг., к "Тестамент;r , или Завету
Васили_я, цар_я ГреческогQ" (1680), к стихотворным сборникам "Вер­
тоград ·многоцветный" и ,..,.Рифм-ологион" (1678-1680).
·Со стороны формы црщюведи Симеона Полоцкого н е однозна чны .
Он~~ продолжают - традиции - __барокко, но в то же время содержат
- новые т.енденции. ~-н-ачительцое влияние на ораторские "слова" Симеона
Полоц~ого оказала книга И. Галятовского "Наука, албо способ
зло женя казаня" (1659) 0\ =:ч-rо.- было отмечено еще Л . Майковым 68 .
Для лроповедников баро~ко характерна установка на усложнен-
- ность формы проязведения, структура которого , согласно опреде­
лению Симеона Полоцкого, напоминает, с одной стороны, некий
механизм-, где все к0лесики '-'чJц-1но составляются", т .е . располо жены
в строго~ порядке ("Обед душев1:1ый", л. 9 об.) , а с другой - пропо-
ведь подобна "мреже" (рыболовной сети), сплетенной "из различных
разумений писа-ния'~. "Жестокие поучения", обращенные к грешникам,
утяжеляют ее, "яко свинец", а слова утешения возносят на поверх-

67
"Наука, албо способ зложеня казаня" напечатана ~ "Ключе разумения" (ссылки на стра­
ницы по изданию 1-659 r. приводятся в тексте) .
68
Майког Л.Н. Очерки из истории русской литературы XVII и XVIII столетий. СПб . , 1880.
С. 77.

102
ность , как "древеса", к которым сеть обычно прикрепляется ("Обед
душевный", л. 32 ] об . ). Несмотря на метафоричность излож, ени я ,
здесь дана довольно то ч ная характеристика барочного " слова ' с е го
стр огим делен ием на части и в то же время избыточностью фор-
мы , услож н енностью стиля.

Плетение "сети" начинается с в ыбо ра "темы", вокруг которой


Иоанникий Гал я товский рекоме ндует "чи н ить казан ье", понимая под
"темой" отдел ьн о в з я тое из речение , обычно (но не в сегда) предпо­
сылаемое тек сту пр о поведи (л . 241). Согласно Грасиан у, это "назида­
тел ьная и мас тер ска я нить " , соед иня ющая "мно гие элементы... и
основные част и" 6
• Раз витие "тем ы" вле чет за с об ой по явление це­
л ой цепи дополн ител ьных образов и по н я т ий , часто весьма далек и х
д руг от друга и свя з анны х только ассоциа т ивно .
"Темами" для п роповедей "Обеда душевно го" слу жат ева нтел ь­
ские изречения , "Вечери душевной" - преим у щес твен но выде ржки
из житий. Эти тексты обычно очень кратки. Например , "Сл ов у в ден ь
Петра , митрополита Московского" предпослана "тема" - "он бе све­
тилник горяй и светяй" , навеянная проложным рассказо м: м атери
Петра перед его рождением привиделся агнец , между рогами которо го
росло "благолиственное" дерево , украшенное ц.вета~и, . плодами и- го-
рящими свечами 7 0 . --
Воспроизведя этот мотив в выражениях , близких к проложны м ,
Симеон Полоцкий затем развивает его в сложную символическу ю
структуру. С образом дерева ассоциируется символ власти _ - жез л
митрополита. "Дерево велие" ~ и сам Петр , украшенный "зеленым
листвием приснорастных добродетелей вне-шних и множеством пло дов
внутрных". Этими "плодами" являются, продолжает писатель ассо­
циативный ряд, "любы , радость, мир , долготерпение ; благость , - ми­
лосердие; вера, кротость, воздержание". В то же время доброде­
тели "суть светилницы горящии". И вместе с тем свеча , зажженная
на ветвях дерева, - это снова сам Петр ("Вечеря душевная" , л . 152-
155 об . ) .
Символ далее дробится: наряду с обобщенным образом дерева
появляются образы ветвей , которым уподобляются органы чувств и

,,члены - тела ·героя,


.
ветви-руце ,
,, ,, "ветви-ушеса" , "ветви-уста", "ветви-перси",
,, ,, ветви-нозе ,,.
ветви-чрево , свою очередь , каждое
в

и-з этих уподоблений разрастается в обширный самостоятельный пе­


рифраз . Например , образ "ветви-очеса" дает возможность писателю
- говорить об остроте духовного зрения Петра Московского , что под­
черкнуто подбором синонимических глаголов: "он усмотряше .. . путь
правый; соглядаше вреды и струпы .. ., зряше _на вся страны прилежно ..."·
(л. _166, подчеркнуто мною. - А.Е.). Мотив "бдящих очей" опреде­
ляет и выбор цитат из Библии : это и упоминание об "очитом жезле",
и слов- о камне , имеющем
,, семь очес
,,, и т.д.
А
вслед затем и но-
вый ряд образов, вызванный символикой имени Петра (Петр - камень).
69
Гр~сиан Бальтасар. Остроумие, или Искусство изощренного ума / / Испанская
эстетика : Ренессанс . Барокко. Просвещение. М . , 1977. С. 181 (ссыл ки на страни цы
дал ее приводя т ся в тексте).
70
Пролог. М . , 1661. Л. 140 об.

103
,, Перед на ми - типичн ый концепт , сут ь кот оро го, по Грасиану,
в из ящно м со ч е тан и и, в гармоническом сопос т авл е нии двух или трех

далеких пон я тий , с в язан ных ед ины м акт ом разума" ( с . 175).


"Темой" одного из "сл ов" я вл яется упоми нание о кор абле в бурном
м ре ("Корабль же бе посреде моря , влаяся вол нами, бе бо про­
т иве н ве т р", "Обед душев н ый", л . 209). Выш е отмечалось , что образ
это т традиционен . Яркое изо браже ние корабл я - чел овеческо й суд ь бы -
нарисовал Аввакум : «... не зл а т ом украш е н , но р азными пестр о­
тами, - красно, и бело, и сине, и черно , и по пелесо - его же ум
чел овечь не вмести красоты его и доброты; юноша светел на корм е
сидя , правит ; бе жит ко мне и з -за Волги , яко пожрати мя х ощет.
И я вскричал : "Чей корабль?" И сидяй на нем отвещал: "тв ой кора бл ь !
на, плавай на нем с женою и детьми, коли д оку чаешь ! " И я востре-
11
петах и седше рассуждаю: что се видимое? и что будет плавание? » .
Симеон Полоцкий пишет об этом в отвлеченной манере: " ... на мор и
житейстем корабль жизни человеческия... всякое стра ждет бедств о
и конечней привлекается поги.бели" (л. 216); он "страждет и волн уется ...
от противных ветров, терпя гонение" (л. 210 об . ). Ассоциат ив н о
возникают "корабль плоти", "корабль целомудрия", "корабль без­
чинного желательства временных благ", "корабль непослушания", "ко­
рабль ненависти", "корабль небрежения", "корабль совести" и т .д .
"Слово 2 в неделю 6 по пасце" основано на евангельском рас­
сказе об " 1:19целени~ Христом слепорожденного. Тема "помаза очи
бр~нием слеп-ому" ~ повод для размышления о человеческих пороках
и способах их излечения. В числе "слепцов" названы еретики, гор­
де_цы, завистники, "злобники" и прочие грешники. Каждому из них ав­
тор назначает свое "врачевство". Нап_ример, пост и воздержание
необходимы "пиянице", затума.1:1енные очи которого видят "не право ,
а криво". ~'Правдолюбие" - лекарство для судьи неправедного, чьи
глаза "дарове ослепляют". Блуднику, плоть которого "яко плоть
сверепеет", надлежит отвра-щать взор "от красоты лица женска".
Наиболее суровым должно быть, по мнению проповедника, "врачев­
ство" длsг-.сребролюбца_, которого излечить может только ад ("Обед
душевный", ·л. ~5-10).
Прим-ерь~ dбыгрывания "темы"- можно найти и у других проповед­
ников XVII в. Так, - слова из Псалтири ("предста царица одесную тебе
в ризы позлащенн.ы~_ одеяна") дают возможность Иоанникию Галятов­
скому метафори_чески изобразить смирение и терпение Богородицы :
- u "
ее одежда сшита из льнянои ткани, лен же означает · умертвение
и терпение", поскольку его моч~т, с~шат, трут, бьют. И пре­
чистая Дева ум~рщвляла тело свое постами, молитвами, поклонами,
неспанием" и т.д. ("Ключ разумения", л. 146 об.).
в "Слове... о мироносицах" Лазаря Барановича символизируется
образ "ароматов", купленных для помазания умершего: они · знаменуют
радость ·исцеления, отсюда "елей радо_сти", но вместе с тем эт о
и зн·ак смерти. Эти образы возникают в связи с "темой" , навеян-

1 1 Житие протопопа Аввакума, им самим написанное, и другие е г о сочинения // Ли­


тературные памятJiИКИ Сибири. Иркутск, 1979. С . 23.

104
ной Евангелием ("Мариа Магдалыни и Мария Иаковля и Саломи ку-
пиша ар омата да прише дше помажут и суса
")72 .
Усложнен и ю художественной формы проповеди, уплотнению ее
слове ной ткани служит включение в текст инородного материала.
исторического, общественно-публицистического, географического, u ес­
тественнонаучного , что для литературы барокк о было чрезвычаино
характерно . Произведения "распухали" за счет "посторонних" све-
дений, пRевращались в своего рода энциклопедии или даже " куне т -
камеры" 3 • Как следствие этого - смешение в пределах одного
произведения античной и христианской мифо_логии. Обоснование дан­
ного приема мы видим у Грасиана , который один из разделов своего
трактата так и назвал: "Об остроумии в применении древних тексто в
для рассуждений о священных предметах" (с. 386). Нео бходимость
привлекать дополнительный материал подчеркивает также Иоанн икий
Галятовский (л . 246 об.) .
К "посторонним сведениям" широко обращаю тся польские бароч­
ные ораторы . Например, Ф. Бирковский утверждает, что с псал ма­
ми Давида согласуется Гораций , а с апостолами Цицерон , и при­
водит цитаты из Геродота, Овидия, Сенеки и др. Шимон Староволь­
ский прославляет древних венценосцев за их мудрость и книголюбие.
"Шляхетство" девы Марии он выводит из утверждения "главы фило­
софов" Аристотеля о превосходстве личных заслуг над происхожде­
нием ("noЬilitas est generis virtus"). "Святейшая панна" уподобляется
утренней заре, что влечет за собой миф об Авроре. Здесь же приводятся
74
стихи в ергилия .
Светские сюжеты для аналогий и доказатедьств охотно используют
Иоанникий Галятовский и Антоний Радивиловский. Галятовский
ссылается на Овидия, Вергилия, Плиния, Цицерона, Сенеку. В кни­
ге "Небо новое" он уверяет, что Сивиллы-пророчицы предсказали
появление девы Марии, а "Оведиуш баснописец, будучи поганином",
назвал ее богиней ·и пqсвятил ей стихи. В "Казане на рождество
Христово" из "Ключа разумения" он приводит легенду об афинском
царе Кодре, который ценой собственной жизни спасает в бою "жолне­
ров" и помогает им одержать победу над врагом (л. -6- 6 об . ). Непосред­
ственным источником этого сюжета является "Хроника" Мартина Бель­
ского75.
Выступая против "темноты идолопоклонства" , Иоанникий Галятов­
ский удачно включает в одну из проповедей "Ключа разумения" све­
дения о древних халдеях, поклонявшихся стихиям, и о египтянах,

обожествлявших "птахов" и "бестий", говорит о верованиях древних


римлян.

"Посторонний материал" является органической частью художе­


ственной системы €имеона Полоцкого как в поэзии , так и в прозе.
Эстетическую функцию выполняет при этом сама количественная сто-

Лазарь Баранович. Меч духовный ... Киево-Печерская лавра, 1666. Л. 17.


12

Морозов А. Проблема барокко в русской литературе // Рус. лит. 1962. N 3. С. 10- 11 .


73

Staroи10/ski Szymon. Wieniec niewie dzieiacy ... Krakow, 1649. S. 3.


74

15 '
Сумцов Н.Ф. Обзор содержания проповедей Иоанникия Галя товскоrо. Харьков , 1913.
С. 4.

105
рона обильных вставок, цитат, ссылок, утяжеляющих архитектонику
произведений. Например, в "книжице" "Орел Российский" такую роль
играет обращение к анти чности: вслед за стихотворным вступле­
нием, где Алексей Михайл ович уподобляется солнцу и орлу, следуют
обширные монологи Аполлона и девяти муз, развивающих мысль о
царе-солнце и велич ии русского герба. Здесь же фигурирую т библей­
с кие перс о на ж и.

Эпизоды из жизни Древнего м ира и средневековой Европ ы , ан­


тичные мифы , высказывания "естествосло вцев" - постоянный элемент
проповедей Симеона Поло цко го . Н апример , утверждая вслед за Иоан­
ном-евангел истом , чт о "ни кто же бла г, то кмо един бог", писатель
обращается и к авторитету Дио гена, "еллинскоrо любо мудрия учи­
теля", которому не удалось в "многонародн ом граде" найти хотя
бы одного человека, поскольку люди подобн ы "с кото м несмыслен­
ным" ("Обед душевный", л . 37)-.
Размышления о пагубности "сластей мира сего" заставля ют про­
поведника вспомнить , .о "С_килле и Харивд", а та кже о си рена х,
"сладце зело по_ющих" и усыпляющих корабельщиков в мо мент опас­
ности ("Обед душевный", л. 218, 219).
Соединение христианской и языческой мифологии хара ктер но дл я
"Слова 2 в неделю 34 по сошествии святого духа", где речь идет
о "достодолжном чад восцитании". Отталкиваясь 0 от притчи о блуд­
lJОМ сыне·, Симеон Полоцкий. приводит многочисленные примеры не­
разу-мн_ой~ ЛIQб!IU- Осуждению плотс1юй любви способствует при это м
библейский рассказ о царе, ставшем игрушкой в руках наложн ицы: он
смотрит на нее с "Qтворенными устами", разрешает ей примерят ь
·свой венец и бить по ланитам, ловит каждое ее слово. А па гу б-
ность излишней f!ОJЦп:ельской любви раскрывается на примере м ифа
о Фаэтоне, сыне -Солнц~_, которому последний неосмотрител ьно разре­
шил- ПQКаТаТЬСЯ На-·оу~еННОЙ · колеснице И стал ВИНОВНИКОМ гибели
ЮЦОШИ ("Обед душевный", д. ,540, 542 об.) . .
· ,:;П-0_сторонний -материал", прцвлекаемый Симеоном Полоцким, вы­
полняет, с одно·й стороны, просветительную функцию, как бы пред­
ставляя "семь -св·ободных · наук", которыми должно овладеть молодое
поколение; _ с другой - ·формирует моральные и социальные принципы
читателей. Например, правомерность социального неравенства дока­
зывается с помощью "бас_ни ... Есопа пиита" (о науке и подагре.
-
А.Е.) Ха·рак~еристика "до(>роrо раба" сопровождается ссылкой на
античных художников, которые писали рабов с ослиными ушами и
оленьими ногами, так как ослиные уши означают готовность терпе­
ливо внимать "жестокие слова", а оленьи ноги - "скорость деяний
велимых" ("Обед душевный", л. 149 об.).
к авторитету древних живописцев обращается Симеон Полоцкий,
обличая пагубную страсть наживы: они "богатств спону хотяще
образно прописати, изображаху юношу крилата на воздусе, тщащася
выспрь летети, у ногу . же начертаваху камень увязанный, иже низу
его влечаше" ("Обед душевный", л. 258 об.). Обличению златолюбия
служат также античные мифы и занимательные рассказы о деятеля х
Древнего мира. Такова леrенда о Мидасе, получившем от Вакха
способ н ость превращать в золото все, к чему он при коснется, но
те м самым обреченном на гол одн ую сме р ть (" О бед душе вн ый" ,
л.165); " ... баснословие се ес ть ел л ин с к ос, но ;~об р е лакомых и зъявляет
нравы" , - заключает писа т ель . Ана лог ич ну ю ф ункц и ю выполн я ет рас-
каз о Дио гене , который , по пр еда нию , не им ел ни чего, кроме
де ревянной чаши , но, у в идев о.q,нажды мальчика , пивш его в оду и з при­
го ршни , ра збил чаш у и стал корить себя ("Обед ду шевный", л. 143 о б . -
144).
Обращаясь к усложненной, метафорической форме , пр едс та ви тели
барокко вмес те с тем не отр ицали н еобходимости "простоты". Симе о н
Полоцкий с о чувст венно цитирует слова Василия Вели кого о целесооб­
разност и "просто ты речений" , по дчерк ивая при этом , что сам также
ориентируется на "вкус ы различные" - не тол ько на читателей ,
"мудростию ... украшенных", н о и на не у чив шихся вовсе (" Обед ду­
шевный", л. 8).
Обоснов·ание ясности стиля ка к необходимой че р ты ораторской
прозы мы находим еще у Арис то тел и . О днако яснос ть, по Арис то­
телю, отн_юдь не адекватна просторечности . Ора т о~t необходимо быт ь
"не ·низменным , не преувеличенным ; но уместным" . _ -
. Напротив ,- для барочных писателей "простота речений" _н-е только
ясность, но и "низменность". Это прием , благодаря ко торому соз­
даются разнородность сти л я и контрастность изображения - од­
ного из главных принципов эстетики барокко . Контрас т прозаиче с­
кого - и поэтического , уродливого и прекрасного , карика ту рн ого и

возвыше}!но ·го, низкого и высокого создает причудливость ф ормы ба-


u77 н
рочных _ .произведении . апример, соединение изысканности слога

с ~фамильярность_ю, использование вульгаризмов, на ту ралистических


дета{!еЙ при изображении христианских святых характерно для
польских проповедников, в частности для Томаша Млодзяновско го,
1 который не-принужденно, а порой развязно беседует со свои ми пер­
сонажами, осыпает их упреками. Н . Ф. Сумцов указывает на просто­
речную лексику, "меткие выражения" у Иоанникия Галятовского , в сцен­
ке расправы архангела Михаила с иконоборцем Феофил ом • Снижен­
78

ную лексику мы видим и в описании им пьяницы (само это опи­


сание является "общим местом" в произведениях проповед ников) .
У станов ка Симеона Полоцкого на сочетание сложности и просто­
ты прослеживается в его ораторской прозе достаточно отчетливо.
Любитель метафорической речи , он отказывается от "сопряжения
далековатых идей"·, когда хочет внушить рядовому слушателю осо­
бенно дорогие для него правила жизни. Охотнее , чем к метафоре ,
писатель в этих случаях прибегает к развернутому сравнению. Напри­
мер , раскрывая отношения в семье, Симеон Полоцкий включает в
сравнение образы и выражения, языковая простота которых обусло в­
лена их традиционностью для древнерусской поэтики: "отец должен

76
~ристо~ель. Риторика, книга 111' / Пер . С.С. Аверинцева / / Аристотел ь и античная
литература . М , . 1978. С. 170.
11
Штейн А . Л. Четыре века испанской эстетики // Испанская эстетика . С. 14.
78
Сумцов Н. Ф, Обзор содержания ... С . 13.

107
...
быть в дом аки солнце, мат и ак и луна, чада яко звезды" ("Обед
д ш вный", л. 545); "до машн я я разгласия" у подобл яются "тьме", ко­
т рая все в о круг "n м р а ч ает " ("Обед ду шевный" , л. 545 об . ). Раз­
в рн то равн ние ч асто прио б р етает характер простейшего нагляд­
ног пр и ме р а р азъя сняющего сло жн ую мысль : наприм ер, в "Слове
8 день Ксе нофон та и М а рии" ум р е бе н ка у п одобляется воску и чистой
д ке, а в " " л ове в день ... Марфы" - молодому деревцу, "от расли
человече ской" " юной в е рсте " ("Вечеря ду ше вна я", л. 8 обл.).
Нередко сравнение выполняет обл и ч ительн у ю функцию . Так , бо­
гач уподобляется "псу , на се не лежащему", к от орый "сам сена не
яст и овце rладней питатися не дает" ("Обед душевны й", л . 255 об.).
Он похож на "пленника , златом окованного", а так же н а па у ка ,
ибо " яко паук внутренняя си испраздняет , соплетая сети н а ловление
мух на всяком месте: тако сребролюбцы бога т ии весь ум свой
изнуряют на промыслех ловления злата и сребра" (" Об ед душев н ы й",
л. 138, 136). , · .
С помощь·ю развернутого сравнения выявляется никчемнос ть ис ка-
те л еи
., "б
лагодати смертных
,, , т.е. расположения начальства: они
,, по -
добии суть детищем, чрез весь день единого мотыля го нящим"
("Обед душевный", л. 328). "Чрево" пьяницы сравнивается с сос удом
дырявым; который "ни налити, ниже жажды утолити ведуще" ("Обед
душевный", л. 564).
· Симеон - ПоJJоцкий удач-но использует и афористику, понятн у ю и
nривЫЧJ:!УЮ о-для читателей · московской Руси. К этому приему писа­
тель обращался еще в
- "Жезле правления" , проявив определенное
литературное мастерство _ в книгах проповедеи а ф оризмы выпо л няют
79 u .

роль своего рода назидательных прописей. Например, в предисловии к


"Обеду душевн·ому" _ афоризмы подчеркивают значение пищи духовной :
"брашно укрепляет плоть, слово ... душу; - брашно есть нуждно в п уть
житейс-кий, - слово... в путь .духовный; хлеб вои крепит во брани
гражданстей; слово ... _на брани духовней" (л. 7-7 об.,).
- В - "Слове 2 .на неделJ<> 34 по сошествии святого духа" афоризмы
подкрепляют утвержд~ниё о необходимости "жезла": "конь не учен
свереп · и~ет,·-1-1 ·сь1t1 самоволный блудник будет; накажи чадо, - и уди­
вит тя, не_ иг-рай- с ним, - · да не сотворит ти печали; не смейся_ с
ним, да нё"' поб--олиши ~о не·м; не даждь ему власти во юности,
сокруши - его ребра, донде?fСИ млад есть, еда како ожестев не по­
коритисся" ("Обед - душевный", л. 540). Ср. с афоризмами на эту
тему в "Слове на день Марфы": "Жезл бо есть злобы искоренител ь
и насадитель добродетелей. Мало. сына оскорбиши, но много 11о л ­
зуеши его''. - Или: 1'Снопа аще не -млатиши, не возмеши хлеба и ядра.
не при·имеши сытост_и- и сладости: чад же аще не биеши, не спо до­
бишися радости" ("Ве·черя душевная", л. 11).
В "Слове в день Саввы Звенигородского" афоризмы заостряю т
мысль O -воспри11мчивости детской натуры: "млад конь без труднее
оброздевается и всадника приемлет, не~ели стародивый; и мало л е-

19
Демин А. с. "Жезл правления" и афористика Симео.на Полоцкого // Симеон Полоцкий и
ero книrоиздате,nьская деятельность. С. ·60-'92: .

108
тен вол сый удобее ярем на выи носити приучается, неже в празд­
новании состаревыйся" (" Ве черя душевная", л . 1З 1 об. ) . Афоризмы
же подчеркивают необходимость труда : "в юности не хотяй тружда­
тися , во старости зле постраждет ... Кто не орет , не сеет во юности
лета... той во старости его .. . и хлад и глад стр ада ти должен­
ствует" ("Слово первое в день Николая Мирлики йскоrо" из "Ве­
чери душевной", л. 199 об.) .
По обычаю полемистов своего времени, Симеон Полоцкий не чуж­
даетс я просторечной, а порой и бран·ной лексики. Например, он
именует Ария "препроклятым", "злокозненным", имеющим "волчьи
зубы" и "всес кверные челюсти" ("Обед душевный", л. 95 об.).
Сребролюбец назван "страшным позорищем" и "позорным страшилом"
("Обед душевный", л. 164 об.). Он "скаредный" и "окаянный". У лицеме­
ра - "вне злато, а внутрь блато", снаружи шелк, "а внутрь паучи­
на яко в идоле"; кажущи йся "омовенным сосудом", он на са мом
деле "кала и нечистоты" полон ("Обед душевный", л. 582 об.).
Пирующие на масленице уподо·бляются объевшемус я вол ку, который
"на мноrи дни валяется, не имея алкания, за сто маха заткание"
("Обед душевный", л. 564). Еретики - "беззаконные", "богомерзкие",
"умомраченные", "боrоненавистные", "проклятые". Они традиционно
уподобляются псам, характеристика которых также отличается боль­
шим разнообразием: они "ворчющие", "несыточревнии", объедающиеся
"до блевания", "погании", "похотствующие", "воскрежещущие зубами
своими" ("Обед душевный", л. 318-318 об.). С помощью слов, пе­
редающих натуралистические детали, -. "чрево", "стомах", "сырище",
"жевать" -· Симеон Полоцкий снижает метафоризированный образ в
эмблеме, которая используется для разъяснения заглавия "Обед ду-
шевный" (л. 9-10). -
Выразительны глаголы, снижающие образ: "Совесть лает. на грех,
в душу вшедый", лежебоки "гнюснеют в лености", злобник-дьявол
"отрыгнул глубокую пропасть сладкими словесы", грешники "бесну­
ются", богач "напыщается" гордостью ("Обед душевный", л. 122 об. ,
177 об, 216 об., 232, 527 об.).
Убежденный, что "удобнее ядро снедается излущенное, нежели
в коже содержимое", Симеон Полоцкий добивается доходчивости с
помощью житейских примеров , сценок, картинок, комментариев. На­
пример, тезис о подобии человека богу он разъясняет с помощью
рассказа о _ повадках пифика ( обезьяны), который, что "видит че-
ловека творяща ,, , то и сам " творити тщится " ("Об ед душевны й ",
л. 239 об.).
На житейских впечатлениях основана динамичная- характеристика
купца- "златожелателя": он "всю землю преходит, пустыни пребывает,
и труд стропотных путей подъемля, и от_ разбойник убийства бояся: море
преплавает в_о тление сосуде, забывая присущего погибели бед­
ства: да токмо желаемое имению сотворит приплодство" С'Обед
душевный", л. 115). Да-лее следует отвл:ченно-метафоричес кое рассужде-
ние O суетности человеческих желании. _
Побасенку включает Симеон Полоцкий и в "концепт" о корабле
в бурном море. Употребив метафо·ру "корабль нелюбви или ненависти",

109
...
он ри т ал ценку: "В сицевой лодии плаваху по вода м овии
два н дру и, т них же единому в воду падшу и уто нувшу, дру­
гой в пи : радо тно ныне сам умираю и тону, яко видех смерть
н р га м го и в лею утопися" ("О бед душевный", л . 21 4 об.). Так
становится ясно, что ненав исть - "корень всех зол" не только дл я
ближн г , но и для самого ненавистника .
Описание орудийного огня, с одной стороны, и света , проница ю­
щ г ст кло - с другой, исполь зуется при рассу ждении о б "о гн е
вещественном" и " огне духовном". Упоминание об аптеках, " всякая
врачевства содержащих", предшествует размышлению о целительности
веры. Рассказ о "хитростя х" "ловителей" жив отных и птиц иллю­
стрирует уловки дьявола ("Обед душевный", л. 25, 43, 227) и т.д .
Сделать восприятие текста более доступным предназначены так­
же раз вернутые планы (так называемые "изявления"), отражающие
содержание проповедей.
Барочные писатели придавали большое значение эмоциональной
стороне произведения. Своеобразная "активность" искусства барок­
ко, стре~ление "захватить И увлечь" читателя И зrlителя8°, привести
его в нзумле.ние, вызвать восхищение и восторг наглядно пред­
стают в ораторской прозе, адресованной широкой аудитории. О
необходимости сопереживания говорит Иоанникий Галятовс кий, под­
черкивающий, что то_н проповеди должен быть "часом веселый , часом
смутный!.'"" Этот. "тон" зависит и ot предмета, о котором идет речь,
и от характер~ аудитории ("КJ!юЧ разумения", л. 245).
Привести слушателей в состояние экзальтации, исторгнуть у них
то следы сочувствия, 1_'0 возгласы радости стремится и Симеон
Полоцкий. На контрастных образах света и тьмы, дня и ночи,
весны и зимы, горя и радости основан ряд его проповедей. Напри­
мер,_ ра-звu11ая _тему -радости в пасхальной проповеди, оратор пр и­
зывает слущателе~ "не кончаемым услаждаться веселием", "веселыми но­
га.ми _душ ~их-,. скакати'\ -_"з.11обНJdХ _радований не искати", надеется,
что они будут _"-радоваться", -'"веселиться", "ликовать", "торжество­
вать·". И -=- напротив, · _ в состояние трепета он стремится привести
грешников, к,ёТОРЬ!Х. -ожидает нескончае~ая ночь ("Обед душевный",
л. 11)~ ~ . ,,жена ,, ,
Скорбит над телом _умершего х риста . грешная умывающая
"нозе его слезам.и~ .. -в :' "слов~"- о мироносицах. И здесь антите_за:
... яко не обре­
"Воста госпо.ць-весел9, 110 мироносицы_ плачут и рыдают
тоша искомаrо - rоспода" ("qбед душевный", л : 28- 28 об.). "Слеза­
ми-,, "скорбию", "печалию" наполнены сердца апостолов при возне-
,
сепии Христа, с-меняющимися за тем .весельем
(" Обед душевный",
л. 71 об.). -К чувствам человека обращено "слово" о воскреше­
нии Хриётом сына вдовы: "О радость! О веселия! По велицей пе­
чали велие наступует утешение ... Кто изречет тоя матери радость,
кто изrлаrолет весе~ие ея!" ("Обед душевный", л. 351).

ао ШтеfJн А.Л. Четыре века испанскоjt ~тет,ики / / Испанска-я эстетика. С. 28.


•• Лимто• А.В. Литературный облик п~льскоrо барокко и проблемы изучения древне­
русекоА ли-rературы / ГСлавянское барокко. Исторпо-кул.ьтурные проблемы эпохи. м.,
1979. с. 48. -
110
В "Вечере душевной" выделяетс я своей эмоциональностью "Слов о
в день преподобного Алексиа человека б ожия". Сюжет, известны й
с XI в., переживает в XVII столетии второе рождение. В оз н икаю т
новые редак ции жития: перевод на ос н о ве польско го текста из
"Римских деяний"; перевод с греческо го , сделанный Арсением Гре­
ком и вошедший затем в сборник "Анфоло гион" и староп ечатнь:r
.Пролог; ряд дра матургических произведений на украинском языке .
Симеон Полоцки й дал свой вариант в разработке популярной темы .
Это взволнованная ора торская речь, где внима н ие фиксируется не
столько на событиях, сколько на эмоциях автора. Например , он
заменяет рассказ об уходе Алексея из дома лирическим моноло­
гом, передающим чувство восторга аскетическими п одв игами ге роя
и в то же время ско рбь о его близких: "Оле чюдесе! Оле жалости!
Оставляет любимый сын любезны я родители ! Оставляет прекрасный
юноша прекрасную девицу! Оставляет наследник наследие пребо­
гатое! Оставляет господин рабов множество ..." ("Вечеря душевная"',
л. 283). Полоцкому удается передать динамику настр оения и действую­
щих лиц, в частности мгновенный переход о т о щущения счастья к
отчаянию: с уходом Алексея "проложишася - лицы во плачь, радость

во слезы, и пения в вопли" (л . 283 об.). Все это еоздает экспрессивность
изложения.

Созданию эмоционального фона способствует часто встречающая­


ся антитеза "свет"-"тьма". Так, праведники несут в себе "свет
добродетелей", "свет правоверия". На лица их - "светлые" и "пре­
f
светлые" - ·"весело и светло зрети". Они одеты в "светлые ризы",
в "одежды - белые". Напротив, грешник подобен "ефиоплянину", "чер­
ному человеку с волчьей мордой". "Помраченный", с "очерненной
душой'\ он "помрачитель" и других. Ему сопутствуют "мрак пиянст­
венный", ·"темный облак" еретичества, "тьма невежества". Друг другу
про·тивопоставлены "мрачный ад" и "пресветлая дверь неба", "нощь
темная" и "день светлый", "тьма безбожия" и "благоразумия свет"
и т.д.

Экспрессивность тона достигается также многочисленными диа­


l логами, монологами, плачами, риторическими вопросами и восклица­

ниями.
f
1
Ораторская проза Симеона Полоцкого - сложная идейно-художест­

,!
1
венная система. Опирающаяся на античные традиции, вобравшая :& се­
бя творческие достижен;ия барокко, она готовила вместе с тем появ­
J лен-ие· новых - а именно классицистских - тенденций в данном
роде литературы. Эти тенденции проявились в ораторских словах
Полоцкого как на содержательном уровне, так и на уровне формы.
К их числу относится усвоенный классицизмом от Ренессанса
r пиетет перед "человеком разумным". "Мудрость", "разумность" -
отличительна-я черта положительных героев Полоцкого. "Предивной

12
Сазонова Л.И. Повесть об Алексее Римском в третьем-пятом изда~иях Пролога и по­
литический смысл темы Алексея в литературе 1660-1670-х годов / / Литературный
сборник XVII века. Пролог. Русская старопечатная литература (XVI - первая
четверт.ь XVIII в.) М ., 1978. С. 100-101.

111

мудростью •• о б ладает " премудр ых учительница" Екатерина. "Ветий-
ство с мудростию" характерны для Иоанна Златоуста. Как равный
беседует "со множеством любомудрых" Григорий Неокесарийский:
Не только "честен родом", но и "мудростию славен" Алексей Римский.
··в
ысокомудр ., н .н.
иколаn МирликийскиА . "Высотой разума славится рус-
ский митрополит Филипп" (''Вечеря душевная", л. 112 об., 113, 226,
347 94- 95, 282 об ., 146 об., 211 об.) . Настоящий гимн челове­
ческому разуму создает писатель в "слове" об Иоанне Богослове"
("Вечеря душевная", л . 67 об.) .
С уважением рмсует писатель обобщенный образ "разумного ху-
дожника " , " хитростью" которого земные ископаемые превр ащаются
"ови во злато, ови во сребро, ови во медь, ови во железо" ("Ве­
черя душевная", л. 7 об.) .
В лексике Симеона Полоцкого постоянно употребление таких слов ,
как
,, мудрыи. . ,, , '' премудры й.,, "разумный", "любомудр.ыи", "высокомуд-
u

рый", при этом "мудрость•• для Симеона Полоцкого синонимична


просвещеннос11:,1. Например, Григорий Назианзин, сам постигший
"седмь свободных учений", просвещал "солнцеобразно" их "хитро­
стями" и своих современников ("Вечеря душевная", л. 236 об.). Для
обучения светским наукам "ко учителем преславным, премудрым и
преблагим•• отправляются в путешествие Иоанн и Аркадий, герои
"Слова о Ксенофонте и Марии" ("Вечеря душевная", л. 241) и т.д.
Как_ показывает текстологическая сверка, одним из источников
для панегириков была книга Петра С карги "Жития... на каждый
день года", вышедшая на польском языке в 1598 _r, 8
) Мы, например ,
узнаем, что - обучение "красомувству и философии" развивает разум
Гжегожа: з Назианзу (Григория Н~зианзина, с. 403); что "поганским
наукам" обучена прекрасная Катажина (Екатерина), читающая Диодора
и Плутарха (с.
1039). Из жи_знеописания Иоанна Златоуста ("Zywot Jana
Chryzo3toma albo Zlotoustego") взят Симеоном Полоцким эпизод
стычки ме~ду Иоанном и ритором Анфимом ("mistrz Anthenius poga-
nin" - у Скарги): Анфим, позавидовав разуму и красноречию Зла­
тоуста, начал хулить его пред множеством народа, за что был от­
дан на мучительство сатане. Книга Скарги была основным источ­
нико.м и упомянутого "слова" об Алексее, человеке божием. Общим
для обоих писателеtt явл~ется здесь заострение важности для чело­
века знаний, цросвещенности. Так, если в проложном рассказе Арсения
Грека лишь· упоминается, что Алексея отдали "в научение грамоте"
(л. 86 об.), то у Петра_ Скарги перечислен круг наук, которыми
овладел Алексей: " ... dali go uczyc grammatyki у w koscielnych historiach у
krasomowskiej naucze cwieczonym у dobrze uczonym zostal'• ( с. 640).
и Симеон Полоцкий . подч~ркивает, что родители питали свое чадо
не только "млеком от сосцу материю", но и "художествами учений
свободных" - "грамматическим, историческим и ветийским, да яко
честен родом бяше, тако и мудростию славен будет" ("Вечеря ду­
шевная", л. 282 об.).

11 Skarga Piotr. Zywoty swietych starego i nowego zakonu kazdy dzien przez caly rok ... Krakow,
1S98 (далее ссылки на книгу приводятся в тексте).
112
К классицизму тяготеют и принципы построения характера. Ставя
перед "Обедо м душевным" нравоучительные, в том числе обличи­
тельные, цели, Симеон Полоцкий писал, что в книге "злии . нрави
обличаются не в лице... но обще" ("Обед душевный", л. 9). Эта
эстетическая задача, сформулированная в предисловии, находит" за­
тем художественное выражение в портретах грешников , каждыи из
которых является носителем одной черты: скупости, гневливости,
лицемерия, обжорства , пьянства, честолюбия и т.д.
Названные персонажи много кратно встречаются в "Обеде душев­
ном", однако суть их остается неизменной. Например, образ завист-
ни ка использован в "Слов е 1 в неделю 7... " для пояснения притчи
о двух слепцах. В "Слове 2 в неделю 1О ... " он включен в систему
уподоблений жизни бурному морю, а человека обитателю утлого
суденышка . В "Слове 2 в неделю 21 ... ", тр актую щем притчу о виногра­
даре, образ завистника иллюстрирует мысль о бессердечных людях,
подобных "худородной земле". Однако и в первом, и во втором,
и в третьем случаях внимание заострено, с одной стороны, на бо­
лезненно ревнивом отношении завистника к чужим успехам, а с дру­

гой - на смаковании им чьих-то неудач. "Слепи суть завистни­


цы, - пишет Симеон Полоцкий в "Слове I в неделю 7", - яко
ненавидят добродетели, якоже сова солнца, не могут зрети
на свет благоденствия ближних, яко болная имеяй очеса на сияние
солнечное. Чуждая радость - печаль им, иных же печаль - тех радова­
ние. Чуждым блаженством снедаются сами, якоже железо своею р~ею
снеденно бывает". Подобно птицам-стервятникам и навозным мухам,
которых влекут к себе не "веселая и благотворная места", а "зло­
воние трупов", "завистницы на светлая и великая и преизящная
дела ниже возгладают, на гнилая же нападают" ("Обед душевный",
л. 188 об.) . Завистник, читаем в "Слове 2 в неделю 10", прохо­
дит мимо "добродеяний", но всюду ищет "погрешений" и, "елико
может, терзает злословием" своих "сверстников". Писатель и в этом
"слове" уподобляет завистника птицам и мухам, живущим падалью,
при этом не просто механически переносит сравнение из одной про­
поведи в другую, но развивает и обогащает его новыми образа­
ми: Завистник подобен птице неясыти, которая, "оставляющи зе­
леные луги, цветы красныя и благовония, летит на скверные и
смрадные трупы" (л. 231 об.).
Сравнения в характеристиках грешников, взятые Симеоном Полоц­
ким из животного мира, играют роль своеобразной маски, позволяю­
щей еще резче оттенить ту или иную отрицательную черту. На
этот прием обращает внимание читателя сам Симеон Полоцкий, пояс­
няющий, почему он уподобляет человека тому или иному зверю:" ... яко­
же в пустыни зверие различнии жителствуют, тако в мире сем зло­
нравнии людие обитают. Обрящеши в нем лютаго человека, яко
лва; хищнаго, яко волка; гневливаго, яко медведя; хитраго, яко лиса;
пестраго в словеси, яко рыся; двоедушнаго, яко бобра, иже и на
земли живет, и в вqде пребывает; обрящеши малодушнаго, яко
зайца" ("Обед душевный", л. 128). Например, ряд "животных масок"
примеряет Симеон Полоцкий на лицемере, и они, несмотря на их

113
кажущееся различие, выявляют главную черту: лицемер напоминает
лисицу с хитрыми повадками , крокодила с его лживы ми слезами ,
волка (имеет ''в ликие и острые" зубы на терзание чужой славы),
'мн г нога морско rо", принимающего цвет окружающей среды ("О бед
д шевный' л. 580- 582 об .).
Характеристике персонажей служат и их портреты . Например,
выразительно описание внешности rневливца который , придя в ярость,
" мещет главу, зубы скрежещет, в сваре '
пены тещит, весь трясется,
власы на главе жестеют, вс и уды трепещут, множицею воздыхает
и стенет, зрение страшно, лице или бледо велми или излише кро­
ваво, разума мало, пам яти ничтоже ..." ("Обед душевный", л. 232).
Определенность, одноплановость отрицательных персонажей "Обеда
душевного" подчеркнуты прямыми обращениями к ним автора, при­
зывающего каждого из грешников освободиться от своего порока
и обрести недостающую ему добродетель, называемую здесь по прин­
ципу антитезы: ;~ востани, rорделивче, во смирение; востани, среб­
ролюбче, к творению милостыни; востани, блудотворче, в чистоту;
востани, гневливе, во мир; востани, чревонесытие, во воздержание ;
востани, завистнице, во доброхотение; востани, ненав истниче, в любовь ;
востани, скупче, к подаятелству ... " ("Обед душевный", л. 47 об .).
Отметим, что однозначные персонажи "Обеда душевно го" близки
типологически к аллегорическим фигурам школьных пьес конца
XVII - начала XVIII в., --также выступающим носителями какой-то
одной черты; - Р - чем говорят - сами их имена. Например, в "Рож­
дественской драме" Димитрия- Ростовского ( 1702) действуют , с одной
стороны, Любовь, Кротость Незлобие, Радость , Милосердие , с дру­
гой - Ненависть, Ярость, Злоба, Зависть.
Каждая из этих фигур демонстрирует в монологах черту, кот орую
она олицетворяет. - Например, Вражда и Зависть следующим образом
сообщают о своем злодействе:
Процвету:r моя плоды; убийство и вражда,
Тым плодом утолится iс~овавым ми жажда.
В_улкане, а Вул·кане! Тя мо:7.1ю усильне:
Остра ми -оружqя- надобно:есть зелне ...
... Не единому -сотворит мечь rоркое горе,
У nиется JСОПИе не В едну утробу,
Поплывет крове т~к~м ,не един ico гробу,
Будет зде и невинный _ мечем погиба~~•
Будет себе самого мечем- побивати; ..

О том, насколько устойчивым оказался подобный способ изобра­


жения характера, свиде·тельствует структура таких поздних школь­
ных пьес, стоящих на пороге классицистического театра, как "Сте­
фаJ1отокос" (между 1741-1745 rr.), "Декламация ко дню рождения
Елизаветы- Петровны в Тверской семинарии февраля 1745 г.", ''Опера
.об Александре ·мак~донском" (1745-1748) и др.
Схематизм как основа построения характера лежит в основе и
положительных образов. К числу наиболее продуктивных приемов

u Русс1еая драматургия последней четверти XVII - начала XVIII в. / Под ред. О . А . Дер­
жавиной. М. 19'72. С. 230.

114
1

f их создания относятся дефиниции, развивающие до гиперболических


размеров главную черту героя. Например, на этом принципе основаны
характеристики "совершенного человека" Серrия Радонежского, мудрой
девы Екатерины и других персонажей "Вечери душевной".
Ораторская проза Симеона Полоцкого наглядно доказывает, таким
образом, что "барокко в истории русской культур ы послужило мостом
к новому времени" 85 •
После смерти писателя "Обед душевный" и "Вечеря душевная"
подверглись церковному запрету, так как в них находили католи­
ческие тенденции. Однак о книги охотно читались, о чем свидетель­
ствуют владельческие записи в печатных экземплярах. Нап ример, широ­
кую географию получает "Обед душевный". Это прежде всего Москва.
"В лето 7190 месяца ноемвриа" книгу передают в Спасский мона­
стырь, "что за иконным радом" для "вечерноrо поминовения" пи-
86 · '
сателя . 25 ноября 1689 r. один из экземпляров покупает Димитрий
Феодоров Чижев, дьякон церкви Николая Чудотворца, "что за Месниц­
кими вороты" • В 1785 r., т.е. почти через сто лет, книга приобретается
87

"в Москве на Спасском мосту в книжной лавке"_ неким Михайловым


88
сыном ...
Читают проповеди Симеона Полоцкого · и- в провинции. Например,
''7190 году февраля в 11 ден", т.е. в 1682 r., царь Феодор Алексеевич
жалует книгу "Обед душевный" "в Нилову пустынь в Столбен­
ской монастырь" • В 1685 r. "Обед ду.шевный" куплен . "на казенные
89

деньги" братией Покровского монастыря, "что на Углече" . Экзем­


90

пляр книги дарит старицам Кутеинского девичьего монастыря Феодо­


сия Ивановна Милославская "по души своей". Дата дарственной за­
писи не указана, но она не позже 1685 г., ко.гда умерла княгиня • В 1750 r.
91

книга "Обед душевный" приобретена Ярославской приходской цер­


ковью92.
Разнообразен и социальный состав читателей "Обеда душевного".
Среди них монахи, светские лица из дворянского сословия, пред­
ставители социальных низов. Например, книгу приобретает (1685) столь-
r ник Петр Коробов
93
. В
ладельцем одного из экземпляров является
к ириллова
94
Иринарх, архим~ндрит монастыря . Экземпляр "Обеда
душевного" покупает в 1718 r. за два рубля "монетного денежного
двора мастер" Емельян Лукьянов. В числе других владельцев данного
экземпляра также "монетного двора сторож Иван Афонасьевич"95 •
Отдельные экземпляры имеют пометы на полях, свидетельствую­
щие о том, что книга читалась: "по се прочитал" , "раз~~ей", "зри" и
96

•~ Лихачев Д. С. Развитие русской литературы X-XVII веков. Л., 1973. С. 212.


86
ГБЛ. МК. 3-й экз.
87 ГИМ. Собр. Хлудова. N 266, печ.
88 ГИМ. Собр. Щапова. N 997. Л . 1-8 (на верхних полях).
89
ГБЛ. МК. 5-й экз.
90 ЦГАДА. Собр. ЦП. N 1044. Л. 1-20 первой пагинации .
91
ГИМ. Собр. Миш . N 367.
92 ГИМ. Собр. Миш . N SH.
93 ГИМ. Собр. Щапова. N 997. Л. 1-40 (на нижних полях).
94 ГБЛ. МК. Экз. N 1. Л. 1-10 (на нижних полях) .
9 ~ ГИМ. Собр. Миш. N 400. Оборот обложки и поля л. 43-48.
96
ГБЛ. 5-й экз. Л . 172.
1
115
1
даже "1'13" 97 д
· ан о п ояснение к слову "пифик": "обезьяна" 1111 • Некоторые
аб ацы отчеркнуты и nрокомментированы: например, зна комясь со
" ловом
в день сощ ствия св. духа", читатель, жи вший , судя по
~очерку, уже в XIX в. , резюмирует: "Не на лица зрит бог" и
во всяком я ыци делая и добро и творяй правду приятен ему есть" 99 •
О положительном отношении· к труду Симеона Полоцкого го­
ворит эпитет "богоглаголивая книга", который мы встречаем во владель­
ческой записи экземпnяра, принадлежавшего Покровскому мо настырю
100
"на Уrлече•• .
Одобрительный характер имеют записи и в печатных экземпля-
рах "В ечери душевной", кото·рая была предметом купли-продажи не
только 8 XVII, но и в XVIII в. Например, экземпляр, пожалован­
ный 8 1685 г. царями Иоанном Алексеевичем и Петром Алексеевичем
в церковь Антипия, "что у конюшен", позже был куплен подъячим "мун­
дирной от инфантерии канцелярии" Петром Поморцевым, который за­
тем продал его "то.я же канцелярии подьячему Андрею Кондратьеву
за чисто" в 1716~ г:101 .
О внимательном изучении кем-то из читателей тек.ста "Слова о седми
rpecex смертных" ("Вечеря душевная") свидетельствуют пометы на
полях другого экземпляра: "зависть", "гордость", "сребролюбие",
"чревоугодие", "гнев", "леность" 102 .
Ораторские · слова Симеона Полоцкого оказали влияние и на твор­
чество ряда писатеJJей XVil в., в том числе демократических, в чем
убеждает, в частности, книга неизвестного писателя "Статир".

Глава четвертая

ТЕКСТОЛОГИЧЕСКАЯ РАБОТА СИМЕОНА ПОЛОЦКОГО


НАД К"И.ГАМИ . "ОБЕД ДУШЕВНЫЙ"
И '~ВЕЧЕРЯ ДУШЕВНАЯ"

Формирование книг началось в середине 7O-х годов. В 1675 г.


Симе.он Полоцкий подносит дарю рукописную книгу с названием
"Словеса похвална~ купн~i же и нравоучителная на двадесять и един
праздни:_~с угодников божиих во оглавлении изъявителных народотща-
тельныя ползы ради христиан православных "1
. С ам с б орник до нас не до-
шел, но- сохранились "Эленх.ос или оглавление словес в книге со­
держимых"2, написанное в форме четверостиший, а также обширное

91 ГИМ. еобр.- Щапова. N 991 (на многих листах).


91
Там же Л. 239 об. -
"ГБЛ. МЗ. Экз. N 1. Л. 107.
100 ЦГАДА. Собр. ЦП. N 1044. Л. 1.

101 ЦГАДА. Собр. Синод. тип. N Э.10.


102 ГИМ. Собр. Царского. N 216. Л. 2~ об., 2_7, 28, 19, 30, 30 об. второй пагинации.

1 Тата ский и. Симеон Псщоцкиf: {Его жиэн~ и деJ1тельность). М ., 188~. С. 134.


2 гим': Синод. собр. N "602. Л. 231 (дале-е ссылки на листы приводятся в тексте).
116
предисловие с посвящением книги государю. Из "Эленхоса" явствует,
что из канонизиро ванн ы х выбраны в основном тезоименитые члены
царской семьи (Алексей - человек божий, Наталья, Федор, Иоанн, апос­
тол Петр, Татьяна, С о фья и др.), а также наиболее видные деятели
церкви (Петр, Алексий , Иона, Филипп, Сергий). Об этом принципе
отбора говорит в обращении к царю С имеон П олоцкий: " ... на праздни­
ки твоему пресветлому царс кому величеству, и всей твоей пресвет­
лой царстей крови, еже есть подружию, чадо м и сестрам тезоиме­
ния ради... к · тем приложил и словеса на праздники великих све­
тильников российския церкве преосвя щенных митр ополитов москов­
ских Петра, Алексия, Ионы и Филиппа, всея Р оссии чюдотворцев,
и преподобных отец Сергия Радонежского и Савы Звенигородского ,
игуменов и чюдотворцев. Вся же та словеса, числом 21, совокупив
в книжицу сию, дерзаю, на царския ти щедроты уповая, твоей
царстей пресветлости вручити" (л. 236).
Видимо, - эта "книжица" из 21 "слова", была затем использована
при составлении "Вечери душевной", где, как отмечено выше, также
имеются "слова" в честь поименованных деятелей. Примечательно по­
желание Симеона Полоцкого, высказанное им в предисловии, чтобы
сборник хранился "не в сокровищех царских", а в церкви. Рассчи­
тывая на чтение проповедей вслух, автор полагает, что "правоверные
людие" потщатся стать "подражателями непорочному житию" изобра­
жаемых (л. 237).
В этом --предисловии Симеон Полоцкий отмечает, что данный
сборник - лишь часть задуманного труда (л. 236).
Отсюда явётвует, что в 1675 г. близилась к завершению книга
"Обед душевный", в основу которой был положен годовой пасхаль­
ный цикл: в печатном экземпляре на все "дни недельные", т.е. на
каждое воскресенье, действительно приходится большей частью по два
слова.

Шла полным ходом, но еще не была закончена работа и над кни­


гой "Вечеря душевная", где многим "праздникам" в окончательном
варианте посвящено не по одному слову, как сообщает Симеон По­
лоц~ий, а по два-три и даже в ряде случаев больше. К тому же книга
в ее печатном виде содержит также поучения на разные случаи

жизни. Тем не менее в 1676 г. был готов и этот сборник, что


явствует, в частности, из письма Сильвестра Медведева, посланного
им Симеону из "Курская пустыни" 25 сентября 1676 г. С восхи­
щением отзываясь о многочисленных заслугах своего "любезнейшего
учителя" перед "Российским царствием", Сильвестр Медведев поиме­
новывает как "сотворенные" четыре книги писателя: "Первая _ Жезл
правления, вторая - Венец веры, третия - Обед душевный, четвер­
тая - Вечеря душевная". "Те бо веру укрепляют, - продолжает
он, - в печали утешают, любовь воспевают; те благовеинство воз­
буждают, усумнение разрешают, те чистое от нечистого отделяют,
помощь ко благоделанию содевают, от преступления обета на святом
крещении и от всякого зла восхищатися научают" • И далее, обыгрывая
3

Письма Сильвестра Медведева. Сообщение С. Н. Брайловского / / Памятники древней


3

письменности и ис1еусства. T.CXLIV. С. 23.


11 7
аrлавия ти ил вес р Медведев желает в будуще й жизни их
вт 'На и а В н ц веры прияти венец живота ... и за Обед
н ти б д в ц р твии божии ... за Вечерю же душевную
б нн tми на вечерю вечныя всяких благ исполненн ои сла-
ти я и амо насытитися славою божественною ... Зде же за
Ж л правл ния ... Же л сил ы , им же да возгосподствуеши посреде
врагов твоих ... "
4

На 1 75 r. как год о кончания "Обеда душевного", а 1676 r . - "Вечери


ш вной" указывают и титульные листы печатных изданий, а также
беловых рукописей и корректурных экземпляров обеих кни г. Вышли
из печати они уже после смерти писателя в Верхней типографии
соответственно в 1681 и 1683 rr.
Дошедшие до нас материалы по з воляют проследить путь созда­
ния книг от первых черновых набросков до тиража. Симеон Полоц­
кий предстает при этом перед читателем не только как талантли­
вый и чрезвычайно работоспособный ' писатель, но и как европей­
ски образованный чел_овек, придирчивый редактор , скр упулезный счит­
чиl< собственнь1х раб.рт . Ясной стано~ится и роль Сильвестра Мед­
ведева, вложившего кропотливый труд в подготовку к печати книг
учителя.

Методика работы над "Обедом · душевным" и "Вечерей душев­


ной~' была сходной. _ Книги сQздавались в несК<;шько этапов. Вна­
чале. появились черновые _ рукописи, от начала и до конца написан­

ны~ рукою са-мого _ с1:.втора. _s:_имеон....:.:Полоцк-ий не сочинял , однако ,


все заново, а использовал болыuей_ частью сrарые проповеди: черно­
-вые книги и "Обеда -душе~но,го", и "Вечери душев-ной" сшиты из те­
тра,дей разных лет. __
.- _ Чернqвые_ py:I(onиc~ зате~ ..,были . переписаны, судя по почерку,
одними и _:rеми- же - IIисц~ми.:-:однако и авт.орская _ работа не закончи­
лась: Симеон Полоцкий по-полнил оба сборника новыми словами,
впис~л йх с0.бственнор-уч~,ё _-между · перебеленными текстами. Так
появились св0еобра.знь1е __ру0копцсн.f?1е _l(IJИГИ "Обеда душевного" и '~Ве­
чери душевной", сосгоящ~е -"i<:а.~ ~,и~ сl~репи~анн1'!IХ текстов, так и из
автографов. - -.. " _
Названные руюописнь__!е . к--ниг_и, ~:находящиеся в настоящее время в
Синодальном с9'бран~и J:И"М, были- <?Пrсаны еще в середине прошлого
века А. }:'орским и К. Nевос-т-руевым и легли наряду с печатными
экземплярами в основу тру дев _Л. Н. Майкова6, И. Татарского 7 , В . По­
пова8. Однако уже А. ['орский и К. Невоструев высказали предполо­
жение,, 0 существовании дру-гв·х рукоп.~сных текстов. Они, в частности,
обратили _вtrимание на п.омет.~у- Сильвестра Медведева в автографе
"Обеда душевного" о наличии "е~лой книги'\ отличающейся в неко­
торых деталях от уломянутоrо свис-ка, которым располагали иссле-

• Там •е. С. 24.


, ropcxuiJ А" №•ocmpyet1 К. Описание славяцских рукописей Московской синодаль-
ноl библиотеки. Отд. 2. М., 1862.
, Маi1ко.-А.Н. Очерки по истории русской литературы X~II и-XVIII столетий . СПб., 1880 _
7 Татарс1'иi1 и. Симеон Полоцкий: (Его жизнь и деятельность).
• Лопо• JJ. Симеон Полоцхий ка_ж проповедн_ик. М., J886.
'
118
до ва тели. Обнаружи ть "белую книгу" "Обеда душевногu'' им не уда­
лос ь .

Межд тем "белые книги", притом не только "Обеда душевного",


но и "Вечери душевной", действительно существуют. В насто яще е
время они находятся в ЦГ АДА , в собрании Синодальной типо­
граф ии. Обе рукописи представляют собой наборные э кземпляры .
Можно было бы предположить, что их видел А. Прозоров ский, упо­
минающий о наличии в Московской синодальной библи отеке начисто
перебеленных списков ряда произведений , в том числе "Обеда ду­
шевного" и "Вечер и душе вной" . Эти списки, отмечает исследо­
ва тел ь , собственноручно исправл енные Симеоном Полоцким и пе­
реписанные Медведевым , приведены в такой вид, "что их осталось
тольк о предать тиснению" . Однако , как пока з ывают дальнейшие
ссылки , под беловыми списками "Обеда душевного" и "Вечери ду­
шевной" А . Прозоровский 9 имеет в виду те же рукописи из Синодаль­
ного собрания ГИМ , которые были описаны А. Горским и К. Невоструе­
вым .

Процесс создания книг выглядит следующи м образом :


"Обед душевный" "Вечеря душевная"
1. Автограф (ГИМ . Синод. собр. N 656). 1. Автограф (ГИМ . Синод. собр. N 658).
2. Промежуточная рукопись (ГИМ. Синод. 2. Промежуточная ру копись (ГИМ . Синод.
собр . N 655). собр . N 657).
3. Белая книга (ЦГАДА. Ф. 381. Синод. 3. Белая кни га (ЦГ АДА. Ф. 381 . Сино д.
т ип . N 504). тип. N 503).
4. Первая корректура (ЦГ АДА . Синод. 4. Первая корректура (ЦГ АДА . Синод.
тип . N 612 [2]). тип . N 309).
Вторая корректура (ЦГ АДА. Собрание
книг церковной печати N 612 [1]).
5. Печатный экземпляр (издание 1681 r.). 5. Печатный экземпляр (издание 1683 r .).
• 10
Автограф "Обеда душевного" свидетельствует о том, что Симеону
Полоцкому с самого начала был ясен план книги. Как и в печат­
ном экземпляре, она начинается стихотворными и прозаическими пре­
дисловиями, последнее из которых раскрывает цели труда, пред­

назначенного дать духовную пищу читателям . Здесь всячески обыгры­


вается метафора "обед душевный", однако самого заглавия книги
еще нет, и оно внесено в рукопись позже Сильвестром Медведе вым .
На титульном листе рукою последнего написано: "Книга, что Симеон
Полоцкий Обедом назвал, черная"_, а на л. 7 об. Сильвестром Медве­
девым же помещено полное заглавие труда, анологичное заглавию
в "белой книге", откуда оно и перенесено в данный текст: "Обед
душевный на вся дни воскресныя всего лета . Из пищ слова божия
душам христиан православных в насыщение духовное, божиим посо­
бием уготованный. Трудолюбием многоrрешнаго Симеона Полоцкого,
иеромонаха недостойнаго, во царствующем граде Москве. в лето
от создания мира 7184, от рождества же бога во плоти в лето

9
Прозоровский А. Сильвестр Медведев: (Его жизнь и деятельность) . м . , 1896. с . 158.

0
ГИМ. Синод. N 656, 4° , на разной бумаге, скоропись XVII в . (руки Симеона
Полоцкого), в кожаном переплете с тиснением, 443 л. (ссылки на N рукописи и листы
приводятся в тексте).

119
1675, месяца дня". По справедливому замечанию А. Горско го и К . Не­
воструева, и учавших автограф "Обеда душевного", « заглав ие по вклю­
чению в него слова "многогрешнаrо" должно с читать при надлежащ и м
самому Полоцкому►> 11 •
Черновая рукопись почти полностью совпадает с печатны м изда­
нием и по составу - в ней недостает лишь после дних пя т и сл ов :
двух на великую субботу, "слова" на неделю пред просвещен и ем,

ло ва " по просвещении и на день недельныи
ul 2
.
У Симеона Полоцкого, думается, не было трудностей со стру к­
турой книги, так как она была определена традицией составлять
подобные сборники на основе календарного цикла . Для сборников
сочине ~шй на евангельские тексты этот цикл был раз и навсегда
определен : он начинался пасхальным воскресеньем и завер шался
им же , а между ними последовательно друг за другом шли недел я
о Фоме, неделя о мироносицах, неделя о рассла бленном, неделя о
слепом и т.д. Характерны в этом плане и сами .заголо вк и "слов" Симеона
Полоцкого , которым он не дает каких-то особых названий, а именно так
их и обозначает в- порядке следования недель , приняв за точку
отсчета праздник пасхи .

Из других текстов в автографе нет "изъявления словес" оглав-


ления, которым открывается печатное издание.

Вместе с тем черновая рукопись свидетельствует о серьезно й


предварительной работе. Как уже отмечено , _книга представляет
собой соединение ранее написанных текстов. Это видно , во-первых ,
из отдельных указаний о времени написания проповедей, которые
следуют друг за другом не в хронологическом порядке , а враз б ивку.
Так, в конце "Слова 2-го на · день сошествия свя т ого духа" читаем :
"Anno . 1672" (л. 87 об.).- После "Слова 2-го на неделю 18" назван
1674 г. (л. 231 об ;). После "Слова 1-го в неделю сыропустную" помечено :
"1673. Febr~ 12" (л. 371 об.), а после второго "слова" на эту же неделю -
"1673. Febr. 11" (л. 375 об.). На листе, где заканчивается "Слово 2-е в
неделю крестопоклонную", встречается запись "scripsi anno 1672 Mart 4"
(л. 395). Хронологические указания о времени написания поучений
не вошли в печатное издан-ие. Это пометки 'писателя для себя .
О соединении в сборнике написанных ранее проповедей говорит,
во-вторых, сам характер ~рукописной книги: это сборная рукопись ,
на разной бумаге. Ни . одно из поучений не начинается на оборо тной
стороне листа, даже ,в том случае, если стоящее перед ним произве­

дение за.канчивается в сам.ом начале предыдущего лицевого листа.


Написав на каждое воскресенье в основном по два слова, Си­
меон Полоцкий не сразу определил их порядок по отношению др уг
к другу. Например, не в той последовательности по сравнению с
печатным изданием стоят слова на неделю 20 ( об умершем, а за тем
воскрешенном юноше, сыне вдовь1); на неделю 28 ( о не коем человеке ,

11
Горский А., Невоструев К. Описание славянских рукописей Московской синодальной
библиотеки. Отд.2. Писания- святых отцов. Отд. 3. Разные бог осло вские сочинения
(Прибавление). С.
836. .
12
В печатном и,здании 1681 г. находятся на л. 662- 787 об.

120
сотворившем вечерю); на неделю крестопоклонную (на слова "Иже хо­
щет по мне ити, да отвержется себе"); на неделю цветоносную и др.
Однако порядок "слов" дл я последующего переписывания определен
уже в ав т огра фе: в тексте обозначены номера , многие из которых,
как это явствует из ха рактера записей, проста влены позже: цифра
"а" (т . е. "1") или "в" ("2") вписана, как правило, другими чернилами,
обычно стоит сверху или между словами, часто сливаясь с ними
(см. например, "Сл ово 1 в недел ю 3 по пасхе", л . 29).
Текст самих произведений пестр ит встав ками, вычеркну тыми кус­
ками, зач·еркнутыми и вписанными словами и предложениями. Вставка
имеет характер дополнительной иллюстрации. Например , в "Слове 2
в неделю 16 по сошествии св. духа", где толкуется притча о пяти
талантах , вспоминаются персонажи, каждый из которых приумножил
свой "талант": Давид, победивший Голиафа, Лазарь, умерший на гнои­
ще , и др . Однако Симеону Полоцкому этого кажется мало, и он
приводит на поле новый пример - из античн ой истории: "Алекса ндр
Македонский в мале возрасте дивное име великодушие, яко на вся
бывшая цари во вселенной дерзновение ему восприяти, ратовати же
и одолети". Эта вставка подчеркивает, что свой талан'!' у каждого:
в данном случае воинский талант проявился уже у Александра-ребенка.
"И в безсловесных малый лев, - поясняет писатель, - великия прости­
рает звери" (л. 216 об.). С этим, отсутствовавшим в первоначаль­
ном виде добавлением текст , дважды затем переписанный, был и напе­
чатан (1681, л.302 об.).
В "Слове 2 в неделю 26", где осуждается богатство, на поле
· новая приписка об Александре Македонском, жажда завоеваний
которого уподобляется алчности богатых. " ... У слышав от философ,
не един токмо быти, но мноrи ины обретатися, плакася горце, яко
мало бе время жития его на покорение тех миров. Оле несытства ,
оле любоимения", - сокрушается писатель о неуемном стремлении
Александра Македонского завоевать все миры (л. 216 об., в печ.
издании 1681 r. - л. 434). Эти вставки Симеона Полоцкого делают
изло?l(ение более наглядным.
В