Вы находитесь на странице: 1из 239

Федеральное государственное бюджетное образовательное

учреждение высшего образования


«Сочинский государственный университет»

На правах рукописи

Бобина Надежда Владимировна

Организационно-экономические аспекты развития


олимпийского туризма и его влияние на принимающую
дестинацию

08.00.05 - Экономика и управление народным хозяйством


(рекреация и туризм)

Диссертация
на соискание ученой степени
кандидата экономических наук

Научный руководитель:
доктор экономических наук,
доктор медицинских наук, профессор
Ветитнев Александр Михайлович

Сочи – 2016
2

Оглавление
Введение ............................................................................................................... 3

Глава 1 Современные взгляды на олимпийский туризм .................................. 15


1.1 Олимпийские игры как мега событие и их влияние на развитие
принимающих дестинаций ............................................................................... 15
1.2 Развитие понятийного аппарата олимпийского туризма ....................... 36
1.3 Зимние Олимпийские Игры в Сочи как инициирующий фактор
развития олимпийского туризма в России....................................................... 44

Глава 2 Основные стейкхолдеры олимпийского туризма ............................... 60


2.1 Стейкхолдерский подход к управлению развитием олимпийского
туризма .............................................................................................................. 60
2.2 Характеристика олимпийских и паралимпийских туристов .................... 68
2.3 Обслуживающий персонал как сервисный элемент олимпийского
туризма .............................................................................................................. 83
2.4 Резиденты принимающей дестинации как важный фактор развития
олимпийского туризма: взгляд до и после события ........................................ 99
2.5 Волонтеры-туристы и принимающие волонтеры – две формы
вовлечения населения в олимпийский туризм .............................................. 117

Глава 3 Управление развитием олимпийского туризма после Олимпиады . 145


3.1 Развитие олимпийского туризма в контексте олимпийского
наследия ........................................................................................................... 145
3.2 Влияние олимпийского туризма на экономику принимающей
дестинации....................................................................................................... 168
3.3 Рекомендации по реализации стейкхолдерских стратегий
развития туризма на постолимпийской территории ..................................... 179

Заключение ....................................................................................................... 191

Список литературы .......................................................................................... 196

Приложение 1 ................................................................................................... 222

Приложение 2 ................................................................................................... 237


3

Введение

Актуальность темы исследования. Туризм на сегодняшний день


является одной из крупнейших в мире и наиболее динамично развивающихся
сфер экономики с вкладом около 10% от мирового ВВП и рекордными 1,522
трлн. долларов поступлениями от международных поездок [274].
Существенный вклад в эти показатели вносит спортивный туризм [212].
Спорт рассматривается как крупнейший социальный феномен в мире, в то
время как туризм, по прогнозам, становится одним из крупнейших секторов
экономики [183]. Поскольку проведение спортивных соревнований связано с
перемещением больших и разнообразных потоков участников и посетителей
этих мероприятий, соединение двух указанных сфер деятельности в форме
спортивного туризма выглядит естественным и взаимодополняющим [176].
Это положение особенно актуально в контексте Олимпийских игр,
одного из самых крупных спортивных событий современности. Опыт
последних Олимпиад показал, что их подготовка и проведение
сопровождалось привлечением значительных материальных, финансовых и
человеческих ресурсов и привело к выраженным изменениям всех сторон
жизни принимающих дестинаций [150, 203, 230], в том числе и в туристской
сфере [115, 257, 272].
В России за последние три года произошли серьезные изменения в
структуре, объемах и направлении туристских потоков. Экономический
кризис и снижение курса рубля по отношению к зарубежным валютам,
ограничения на заграничные поездки ряда категорий государственных
служащих и сотрудников правоохранительных органов, снижение
покупательной способности населения, применения к России
международных экономических санкций, массовые банкротства
туроператоров способствовали уменьшению объемов выездного туризма и
переориентацию поездок россиян на внутренние направления. Несмотря на
4

экономический кризис и санкции, несколько увеличились объемы въездного


туризма. Указанные количественные изменения в российском туризме
сопровождаются структурной перестройкой в отношении сложившихся
типов и видов туризма. Все большую популярность приобретает событийный
и спортивный туризм. Проведя Олимпиаду в Сочи, Универсиаду в Казани,
ряд чемпионатов мира по различным видам спорта, заслужив право на
проведение чемпионата мира по футболу, Россия стала одним из лидеров
мирового спортивного движения.
Между тем, опыт проведения в России крупных событий, и, в первую
очередь, Олимпийских игр Сочи-2014 с позиций их влияния на развитие
туризма не получил должного осмысления и обобщения, слабо отражен в
специальной литературе. Отсутствует согласованное мнение в отношении
направленности и силы влияния Игр на состояние туризма на принимающих
территориях, а имеющиеся фактические данные по этому вопросу носят
противоречивый характер. В то же время, указанная информация может
представлять значительный интерес, причем не только для организаторов
следующих Игр, но и для менеджеров, занимающихся подготовкой и
проведением других крупных событий как в России, так и за рубежом, а
также туристских администраций и руководства принимающих регионов.
Все это определило актуальность выбранной автором темы
диссертационного исследования.
Степень научной разработанности проблемы.
Олимпийская проблематика достаточно широко изучались учеными
различных областей знаний.
Наиболее разработанными представляются экономические вопросы
подготовки и проведения Олимпиад, довольно полно представленные в
фундаментальных работах А. Блейка, В. Гиргинова, Е. Казимати, К
Капланиду, В. Матесона, П. Портера, Х. Преуcса, Дж. Риччи, Х. Сольберга,
Г. Уэйта [92, 150, 173, 175, 203, 225, 228,241, 266].
5

Из отечественных исследователей в этом направлении следует


отметить работы В.Л. Бабурина, И.В. Бойко, А.В. Варнаева, М.С.
Верхуновой, Т.Е. Гварлиани, М.Д. Горячко, Н.Е. Злоказовой, Е.В.
Корчагиной, Е.В. Маркина, А.Ю. Никифоровой, Р.М. Нуреева, И.В.
Пилипенко, В.Н. Шарафутдинова [14, 16, 17, 23, 26, 27, 30, 37, 41, 48, 49, 62,
79].
В последние десятилетия усилилось внимание к социальным и
экологическим аспектам Игр. Этим проблемами занимались такие
специалисты как Дж. Ап, Г. Гурсой, Л. Джексон, С. Диксон, Дж. Кромптон,
М. Мюллер, К. Тугей, Д. Ховард, Й. Чжоу, Р. Шипвей и др. [86, 114, 124, 160,
166, 170, 210, 251, 261].
Отдельное освещение получили разнообразные вопросы формирования
и использования олимпийского наследия. Определено понятие олимпийского
наследия, уточнена его структура и основные элементы [38, 127, 151, 152,
194, 201, 235, 251].
В то же время воздействие Олимпийских игр на развитие туризма
изучено значительно меньше. К числу основных работ, посвященных данной
тематике, следует отметить труды таких зарубежных специалистов, как М.
Виид, Г. Гетц, Х. Гибсон, С. Граттон, С. Гуала, Е. Данзеро, Д. Лиу, Дж.
Плонер, В. Сонг, Н. Стевенсон, Б. Фолкнер, Л. Чалип, [99, 115, 132, 144, 146,
153, 158, 191, 222, 255, 257]. Среди отечественных ученых этой
проблематикой занимались С.В. Бут, А.В. Виноградов, Н.А. Восколович,
В.И. Жолдак, М.Д. Лагутина, С.И. Мишулина, Г.М. Романова, А.Ю.
Смирнова [15, 21, 31, 40, 43, 70, 71, 81].
Отдавая должное работам указанных авторов, следует отметить, что
нет единого мнения о терминологии и основных стейкхолдерах
олимпийского туризма, не вполне ясно, какое влияние он оказывает
экономику принимающей дестинации.
Хотя такие мега-события, как Олимпийские игры, привлекают
пристальное внимание исследователей, проблематика проведения XXII
6

Олимпийских и XI Паралимпийских зимних игр в Сочи еще не получила


должного освещения в литературе. Имеющиеся отечественные и зарубежные
публикации излишне политизированы, нередко противоречат друг другу и
данным организаторов Игр [49, 62, 210, 248]
Показатели динамики туристских потоков по курорту Сочи и
Краснодарскому краю даются в литературе без должного анализа
предшествующего Играм состояния туризма на принимающей территории, а
определение параметров влияния олимпийского туризма на развитие
экономики дестинации вообще прошло мимо внимания исследователей.
Практически отсутствуют сведения о характеристике туристов, посетивших
Олимпиаду Сочи-2014, и их потребительском поведении, не изучена реакция
обслуживающего персонала и резидентов на проведение Олимпийских игр в
их городе, а характеристика волонтеров, участвующих в этом мероприятии,
представлена однобоко, главным образом с позиции состояния их
мотивационного психологического профиля.
Особая социально-экономическая значимость и актуальность
указанных вопросов, наличие нерешенных теоретических и
методологических проблем, связанных с развитием олимпийского туризма,
обусловило выбор целей и задач данного диссертационного исследования.
Целью диссертационного исследования являлось изучение
организационно-экономических аспектов функционирования олимпийского
туризма для обоснования и разработки научно-методических и практических
рекомендаций по его развитию на принимающей территории.
При этом под организационно-экономическими аспектами автор
понимала рассмотрение вопросов организации Олимпийских игр, их влияния
на развитие туризма и экономику принимающей дестинации, участия
основных заинтересованных групп в этих процессах для подготовки
рекомендаций по дальнейшему развитию туризма.
В соответствии с поставленной целью были определены следующие
основные задачи диссертационной работы:
7

1) исследовать и уточнить понятийный аппарат олимпийского


туризма, определить его типологию и особенности; изучить современные
представления о влиянии Олимпийских игр и их наследия на развитие
принимающих территорий; обобщить данные об особенностях проведения и
наследия сочинской Олимпиады;
2) обосновать стейкхолдерский подход к управлению развитием
олимпийского туризма, определить основные группы стейкхолдеров и
обозначить соответствующие стратегии взаимодействия;
3) определить основные характеристика олимпийских и
паралимпийских туристов, выявить факторы, повлиявшие на решение о
поездке в Сочи, изучить особенности их удовлетворенности качеством услуг
и лояльности к дестинации, а также уровень расходов на поездку,
4) выявить отношение обслуживающего персонала к проведению Игр,
уточнить факторы, оказывающие влияние на мнение и поведение этого
персонала, сопоставить их с некоторыми показателями, характеризующими
трудовую деятельность на объектах размещения олимпийских гостей;
5) изучить динамику изменения отношения жителей города Сочи к
Олимпийским Играм и определить особенности восприятия сочинцами
различных факторов влияния Игр;
6) дать характеристику домашних и туристских волонтеров с
позиций их мотивации, отношения к Олимпиаде, удовлетворенности и
уровня расходов;
7) определить основные параметры и эффекты олимпийского туризма,
его влияние на экономику принимающей территории; на основе
проведенного исследования разработать стейкхолдерские стратегии
взаимодействия в туризме и рекомендации по его развитию при проведении
мега-спортивных проектов
В качестве объекта исследования был выбран олимпийский туризм
как фактор социально-экономического развития дестинаций, принимавших
крупные спортивные события.
8

Предметом исследования являлась совокупность организационных,


экономических, социально-культурных и правовых отношений,
возникающих в ходе становления, функционирования и развития
олимпийского туризма на принимающих территориях.
Гипотеза научного исследования заключалась в том, что
олимпийский туризм оказывает существенное социально-экономическое
влияние на развитие принимающих дестинаций, следовательно, оценка его
развития и разработка предложений по совершенствованию управления
имеет важное народно-хозяйственное значение.
Теоретической и методологической основой исследования являлись
общенаучные методы познания, современные управленческие концепции и
теории, фундаментальные исследования отечественных и зарубежных
ученых по проблемам олимпийского движения, формирования и
использования олимпийского наследия, управления и экономики в сфере
событийного и спортивного туризма, в том числе в области олимпийского
туризма.
В качестве методологический основы диссертации использовался
стейкхолдерский подход. При проведении исследования применялись
методы анализа и синтеза, научной классификации, опросов и экспертных
оценок, структурного моделирования и научного прогнозирования,
экономико-статистической обработки информации (методы описательной и
сравнительной статистики, ANOVA и MANOVA-тесты, факторный анализ).
Информационная база исследования включала данные органов
государственной статистики, материалы исследований отечественных и
зарубежных ученых по изучаемой проблематике, базы данных,
сформированные по результатам отдельных НИР Сочинского
государственного университета, интернет-ресурсы, а также базы данных,
сформированные автором в процессе проведения исследования.
Соответствие темы диссертации паспорту специальности ВАК.
Данное исследование выполнено в соответствии с п. 15.3. «Современное
9

состояние и прогнозирование основных тенденций развития международного


и внутреннего туристских рынков и их отдельных сегментов», 15.4.
«Государственное регулирование и поддержка деятельности предприятий,
организаций и комплексов в сфере рекреации и туризма», п. 15.16. «Развитие
различных видов рекреационной и туристской деятельности на
региональных, национальных и мировых рынках; факторы развития
внутреннего, въездного и выездного туризма» паспорта специальности
08.00.05 – «Экономика и управление народным хозяйством (рекреация и
туризм)».
Научная новизна исследования заключалась в применении
стейкхолдерского подхода к развитию олимпийского туризма на
принимающей территории и оценке его влияния на ее экономику. В числе
конкретных результатов, обладающих признаками научной новизны и
полученных лично соискателем, можно выделить следующие:
1. Определено место олимпийского туризма в рекреационно-
событийно-туристском пространстве. Уточнен понятийный аппарат и дано
авторское определение олимпийского туризма, позволяющее провести его
разграничение от смежных видов туризма. Предложена типология
олимпийского туризма и выделены три его основные направления.
Обобщены факторы влияния Олимпиад на принимающие территории,
уточнено понятие и классификация олимпийского наследия; дано авторское
определение туристского наследия Игр.
2. Впервые предложен стейкхолдерский подход к управлению
развитием олимпийского туризма на основе построения матрицы «важность-
заинтересованность», позволивший определить основные группы
заинтересованных лиц и разработать стратегические направления
взаимодействия с этими группами.
3. Впервые представлена развернутая характеристика туристов,
посетивших Сочинскую Олимпиаду, выявлены факторы принятия ими
решения о поездке и с помощью факторного анализа выделены три
10

типологические группы: ивент-турист, фанат и участник. С помощью


структурного уравнительного моделирования (SEM) определены факторы,
достоверно влияющие на уровень их расходов. Выявлены отличия основных
характеристик олимпийских туристов от паралимпийских, главным из
которых является цель поездки: для первых поездка на Игры является
главной целью, для вторых – сопутствующей.
4. Выявлено отношение обслуживающего персонала к проведению
Игр, зависящее от их восприятия факторов олимпийского влияния, а также
уровня их клиентоориентированности, удовлетворенности трудом и
лояльности к своему предприятию. Позитивное отношение персонала к
Играм трансформировалось в их поддерживающее поведение.
5. Разработаны методические подходы к определению отношения
местных жителей к проведению Олимпиады в Сочи и оценке их восприятия
основных факторов влияния Игр. Выявлена достоверная и значительная
положительная динамика указанных показателей после завершения
Олимпиады по сравнению с предолимпийским периодом. Определены три
факторных подгруппы резидентов с различным восприятием факторов
данного мега-события, различающихся уровнем поддержки Игр.
6. С помощью авторской методики получена характеристика
домашних и туристских волонтеров с позиций их мотивации, отношения к
Олимпиаде, удовлетворенности и уровня расходов. Составлен
мотивационный профиль волонтеров и выделена подгруппа с негативным
отношением к Играм в связи с административным подходом к их рекрутингу.
7. Вычислена динамика туристских потоков в принимающей
дестинации и определены два эффекта, определяющих их колебания: эффект
замещения и эффект трансформации. Предложена адаптированная методика
расчета мультипликативного индикатора влияния олимпийского туризма и
рассчитано его значение в процентах от уровня валового регионального
продукта.
11

8. На основе проведенного исследования разработаны


рекомендации по формированию и реализации стейкхолдерских стратегий
развития туризма на постолимпийской территории.
Положения, выносимые на защиту:
1. Предложенное определение и типология олимпийского туризма
позволили разграничить его от других видов туризма и конкретизировать его
особенности. Развитие олимпийского туризма на принимающей территории
может рассматриваться как олимпийское туристское наследие.
2. Выполнение предлагаемых этапов стейкхолдер-менеджмента
позволило провести оценку заинтересованных в развитии олимпийского
туризма лиц и сформировать четыре стратегии взаимодействия в
зависимости от уровня их влияния и заинтересованности в проекте.
3. Проведенный факторный анализ позволил выделить три основных
группы олимпийских туристов в зависимости от факторов, повлиявших на
решение о поездке. Уровень их расходов во время Игр зависел от величины
личных доходов, длительности и цели поездки, формы ее организации и
источников финансирования, оценки качества полученных услуг.
Паралимпийские туристы существенно отличались по своим
характеристикам от олимпийских, прежде всего из-за неосновной цели
поездки.
4. Позитивное отношение обслуживающего персонала к Играм было
значительно выше, чем у прочих резидентов, и прямо зависело от уровня его
клиентоориентированности, удовлетворенности и лояльности.
5. Значительные преобразования курорта Сочи в процессе
подготовки к Олимпийским играм и их успешное проведение вызвали
существенные и достоверные позитивные сдвиги в отношении местных
жителей к Олимпиаде и в их оценках ее влияния на принимающую
территорию. Эти сдвиги были более выражены у сочинцев с более высоким
доходом и имеющих отношение к индустрии туризма.
12

6. Получено, что в мотивации олимпийских волонтеров преобладали


патриотические и гуманистические мотивы, определявшие их позитивное
отношение к Играм и поддерживающее поведение, тогда как
административное давление формировало негативное отношение к
мероприятию. Для повышения удовлетворенности волонтеров организаторам
следует уделять серьезное внимание их бытовым, транспортным и
жилищным проблемам и способствовать снижению личных расходов.
7. Определено, что в развитии туризма в столице Игр имели место
эффект замещения сложившихся видов туризма олимпийским туризмом и
его последующая трансформация в спортивный, культурно-познавательный и
событийный туризм. Олимпийский туризм оказал выраженное влияние на
экономику Краснодарского края с мультипликативным эффектом 7,76%
ВРП.
8. Проведенное исследование и опыт сочинской Олимпиады
позволили сформировать четыре групповых стратегии взаимодействия с
основными стейкхолдерами Олимпийских игр в целях достижения задач
организаторов и развития туризма на принимающей территории.
Обоснованность положений и выводов диссертационного
исследования определялась использованием системного стейкхолдерского
подхода, а также логической и структурной взаимосвязью цели исследования
с поставленными задачами и полученными результатами. Достоверность
результатов обеспечивалось применением в качестве теоретической и
методологической основы диссертации фундаментальных достижений
отечественной и зарубежной науки по проблематике Олимпийского
движения, событийного и спортивного туризма, данных органов
государственной статистики; использованием системного и сравнительного
анализа, общепризнанных методов сбора и статистической обработки
информации; отражением основных результатов диссертации в публикациях
автора, в том числе в рекомендованных ВАК РФ научных рецензируемых
изданиях; достаточно полным обсуждением результатов исследования на
13

международных научно-практических конференциях, а также


использованием в учебном процессе.
Теоретическая значимость проведенного диссертационного
исследования состояла в уточнении и дополнении теоретического аппарата
олимпийского туризма, разработке методологических подходов к изучению
резидентов, волонтеров и сервисного персонала, приращении научного
знания в области управления развитием туризма на принимаемых
территориях.
Практическое значение результатов, полученных автором в
диссертационном исследовании, заключалось в возможности их
использования органами государственного управления всех уровней для
совершенствования управления развитием олимпийского туризма.
Полученные автором результаты оценки расходов основными
стейкхолдерами, определение мультипликативного эффекта олимпийского
туризма на экономику принимающей дестинации дают возможность
региональным администрациям более точно подойти к оценке влияния
Олимпиады и других мега-событий на развитие территорий. Предложения
автора по совершенствованию управления развитием туризма могут быть
использованы органами власти при составлении федеральных и
региональных программ.
Апробация основных результатов диссертации. Основные
положения работы обсуждались на следующих международных и
всероссийских научно-практических конференциях: VI Международная
научно-практическая конференция «Наследие Олимпийских и
Паралимпийских игр: инновации, технологии, персонал» (Сочи, 14 февраля –
16 февраля 2014 г.); VII международная научно-практическая конференция
«Олимпийское наследие: инновации, технологии, управление, персонал»
(Сочи, 28 октября – 1 ноября 2014 г.); II международная научно-практическая
конференция «Курортно-рекреационный комплекс в системе регионального
развития: инновационные подходы» (Краснодар, 20 апреля 2014) и др.
14

Полученные автором результаты были также использованы при выполнении


НИР по государственному контракту № 114-14-11-18-01 от 18 ноября 2014 г.
«Разработка методических рекомендаций, с учетом анализа российского и
международного опыта, по привлечению волонтеров для работы на
туристских объектах в период проведения крупномасштабных мероприятий в
Российской Федерации».
Публикации. По теме исследования опубликовано 13 работ, общим
объемом 7,05 п.л. (в т.ч. автора – 5,55 п.л.), из них в журналах,
рекомендованных ВАК – 8, объемом 5,04 п.л. (в т.ч. автора 3,55 п.л.), в том
числе входящих в базу данных Web of Science -2 и Scopus -1.
Структура диссертации. Работа имеет традиционную структуру и
включает введение, три главы собственных исследований, заключение,
список литературы и два приложения. Общий объем основного текста
работы составляет 195 страниц, включая 40 рисунков и 67 таблиц. Список
литературы включает 277 источников, в том числе работы 82 отечественных
и 195 зарубежных авторов.
15

Глава 1 Современные взгляды на олимпийский


туризм

1.1 Олимпийские игры как мега событие и их влияние на


развитие принимающих дестинаций

Мега-события занимают большое место в жизни современного


общества, привлекая значительные средства и вызывая большой
общественный резонанс. Сам термин «мега-событие» требует более
подробного рассмотрения. Согласно Маррису [202], мега-событие должно
иметь следующие характеристики: большое количество зрителей (более 1
миллиона посещений), капитальные затраты в размере по крайней мере 500
млн. долларов и репутацию мероприятия, которое «нужно обязательно
посмотреть». Роше [245] отметил, что мега-события являются
краткосрочными событиями с долгосрочными последствиями для
принимающих городов.
Различают мега события религиозной, культурной, коммерческой
(экономической), политической и спортивной направленности [213].
Спортивные мега-события классифицируются различным образом. В
частности, Роше (2000) предложил группировать спортивные события по их
масштабу (размеру), выделяя четыре основные группы: мега-события,
специальные события, холлмарк-события (то есть знаковые, брендовые,
известные события) и региональные события [246]. Сходной классификации
придерживается и Гетц (2008): разовые мега-события, периодические
холлмарк-события, региональные события (разовые и периодические),
локальные (местные) события [144].
Граттон с соавт. (2000) применили несколько иную классификацию
мега-событий, распределяя их по четырем типам (A, B, C и D) в зависимости
от силы влияния на принимающую дестинацию [152]. Типы A и B являются
16

глобальными мега-событиями с выраженным влиянием на дестинацию. Они


различаются периодичностью проведения и, соответственно,
интенсивностью воздействия: тип А разовый для данной дестинации, тип В –
регулярный (ежегодный). Типы С и D обладают ограниченным и менее
интенсивным воздействием на принимающую территорию. Аналогично
предыдущей паре, различия между ними в регулярности проведения: разовые
или на регулярной основе.
Мелфас и соавт. (2004) классифицировали события в соответствии с их
внутренними и внешними характеристиками. Внутренние характеристики
включали в себя продолжительность, размер и масштаб (в том числе
количество участников и зрителей), количество соревнований и степень
организационной сложности. К внешним характеристикам авторы отнесли
медиа-привлекательность, туристический потенциал и общее воздействие на
принимающую дестинацию [199].
Обычно мега спортивные мероприятия включают в себя Олимпийские
игры, чемпионаты мира и Европы по футболу, игры Британского
Содружества, Азиатские и Панамериканские игры.
Наиболее значительными мега-событиями являются Олимпийские
игры, вызывающие огромный общественный интерес и собирающие
многомиллионные телевизионные аудитории во всем мире. Несмотря на то,
что Игры являются одноразовым событием для данной территории, они
оказывают значительное и долговременное влияние на все стороны жизни
принимающих городов [152].
О значении Игр свидетельствует постоянный рост числа стран-
участниц и количества спортсменов. Число стран-участниц в летних
Олимпийских играх постепенно увеличилась с 14 стран в 1896 году до 121
страны в Мюнхенской Олимпиаде 1972 года. После Игр в Лос-Анджелесе их
число резко возросло и составило 207 стран-участниц на Играх в Рио-де-
Жанейро. В Атланте-1996 приняло участие более 10000 спортсменов, их
17

число увеличилось до 11 099 на Олимпийских играх 2004 года в Афинах и


достигло 11550 атлетов в Рио-2016.
Следует отметить, что зимние игры по масштабу примерно в четыре
раза уступают летним [213]. Так, в 1924 году было 16 стран, принимавших
участие в зимних играх; их число выросло до 37 стран на Олимпиаде в Лейк-
Плэсиде 1980 года и достигло 88 стран в Сочи. Число атлетов возросло от
1423 в Калгари-1988 до 2800 на сочинской Олимпиаде.
Такие глобальные события, какими являются Олимпийские игры,
требуют многолетней предварительной подготовки и оставляют после
завершения выраженные остаточные явления, создающие различные
вторичные эффекты. Блэйк (2005) распределил связанную с Олимпиадой
экономическую активность по трем стадиям [92, с. 21]:
1) предолимпийская стадия, включающая затраты на строительство и
подготовку региона к проведению Игр, а также затраты туристов, связанные
с их посещением принимающей дестинации;
2) олимпийская стадия, которая включает все доходы и затраты от
проведения Олимпиады, а также экономические процессы, связанные с
туризмом;
3) постолимпийская стадия, к которой относят экономические
последствия Игр и инфраструктурное наследие.
Сходной классификации делового олимпийского цикла
придерживаются Нуреев Р.М. и Маркин Е.В. [49,50]. Они выделяют в этом
цикле три этапа: предолимпийский, олимпийский и постолимпийский,
распределяя выгоды и издержки от проведения Игр раздельно по каждому
этапу.
Обобщая имеющиеся в доступной литературе данные, можно
представить концептуальную модель распределения деловой активности
по периодам Олимпийского цикла следующим образом (рис. 1.1.1).
18

МОК
Правительство Частный бизнес

НОК

Оргкомитет

Предолимпийский период Олимпийский период Постолимпийский период

инвестиции продвижение спортивные культурные ликвидационные инвестиции


мероприятия мероприятия мероприятия

миграция туризм туризм миграция туризм

Строительство Строительство и Формирование Продажа Усиление Формирование Снижение


спортивных реконструкция номерного билетов и деловой Олимпийского деловой
объектов объектов фонда сувениров активности наследия активности
инфраструктуры

Колебание Укрепление
Подготовка Информационное Увеличение Формирование турпотока имиджа
персонала сопровождение турпотока имиджа

Рисунок 1.1.1 – Модель распределения деловой активности по периодам Олимпийского цикла (авторская разработка)
19

Указанная модель рассматривает изменение различных видов


деятельности на принимающей территории в течение Олимпийского
делового цикла. Модель показывает, что основными стейкхолдерами
выступают правительство страны-организатора Игр, частный бизнес
(национальный и международный), Международный и национальный
олимпийские комитеты, оргкомитет Игр. Они организуют и финансируют все
процессы олимпийской деятельности, распределенные по трем периодам
делового цикла.
Предолимпийский период характеризуется привлечением инвестиций
(как государственных, так и корпоративных), освоением этих инвестиций на
строительстве и реконструкции спортивных объектов и объектов
инфраструктуры, подготовкой требуемого номерного фонда, значительным
усилением въездного миграционного потока за счет лиц, привлекаемых к
строительству и обслуживанию подготовки к Играм, проведением
мероприятий по подготовке персонала, развертыванием информационной
поддержки Игр (направленной, прежде всего, на формирование
благоприятного имиджа), появлением олимпийских туристов, проявляющих
интерес к будущим объектам. В то же время традиционные туристские
потоки в этот период в большинстве случаев снижаются.
Олимпийский период – это непосредственно сами Игры. Его началом
принято считать 30 дней до открытия Олимпиады и окончание - 30 дней
после церемонии закрытия [50]. В этот период максимизируется деловая
активность всех отраслей городского хозяйства, особенно связанных с
проведением Игр (объекты размещения, питания, транспорта, коммунальных
служб), осуществляется проведение запланированных спортивных
мероприятий и мероприятий культурной программы, продажа билетов и
сувениров, обеспечивающих значительную часть бюджета Игр, поступление
максимального количества олимпийских туристов.
Постолимпийский период включает в себя, в первую очередь,
ликвидационные мероприятия структур, связанных с проведением Игр, и
20

формирование материального и нематериального Олимпийского наследия.


После Игр обычно наблюдается снижение инвестиционной активности и
отрицательная миграция. Что же касается туризма, то после Олимпиады в
этой сфере происходят сложные разнонаправленные процессы (наличие
потока олимпийских туристов, появление относительно новых для
дестинации типов туризма, эффект замещения для уже сложившихся типов
туризма), результирующим эффектом которых будет рост или снижение
суммарного туристского потока. На процессы этого периода будет оказывать
влияние и сформировавшийся имидж принимающей дестинации.
Основные направления влияния мега-спортивных событий на
принимающую дестинацию
Рассматривая основные направления влияния мега-спортивных
событий на принимающую дестинацию, необходимо отметить, что такие
события генерируют долгосрочные эффекты как позитивной, так и
негативной направленности [115, 116, 162, 195, 232]. Эти эффекты могут
быть определены как экономические, социально-культурные и экологические
влияния, как это показано в табл. 1.1.1.
Таблица 1.1.1 – Основные типы влияния мега-спортивных событий на
принимающую дестинацию
Тип влияния Влияние Исследования
Позитивный Рост инвестиций и ускорение Gratton et al, 2005; Gursoy et al, 2011;
экономический роста региональной экономики Kim & Petrick, 2005; Singh & Hu,
2008; Solberg & Preuss, 2007; Waitt,
2003 [153, 160, 177, 252, 254, 266]
Рост расходов на развитие Horne, 2007; Owen, 2005; Solberg &
местного сообщества Preuss, 2007; Waitt, 2003; [164, 218,
254, 266]
Новые рабочие места Guala & Turco, 2009; Ritchie, 1988;
[158, 241]
Возрастание возможностей Kaplanidou, 2012; Kasimati, 2008; Kim
региона как туристской & Petrick, 2005; Ritchie, 1988; Zhou &
дестинации и увеличение Ap, 2009; [173, 175, 177, 241, 276]
туристских потоков
Укрепление местных Guala and Turco (2009); Morgan &
культурных и туристических Condliffe, 2006 [158, 209]
сервисов, улучшение качества
обслуживания
21

Рост доходов резидентов и Gursoy et al, 2011; Kaplanidou, 2012;


повышение возможностей для Kasimati, 2008; Kim & Petrick, 2005;
развития бизнеса Okech, 2011; Zhou & Ap, 2009; [160,
173, 175, 177, 216, 276]
Негативный Значительные долги после Porter & Fletcher, 2008; [226]
экономический завершения мега-событий
Высокие цены и стоимость Chen, 2011; Deccio & Baloglu, 2002;
жизни во время и после мега- Ntloko & Swart, 2008; Ritchie, 1988;
события Waitt, 2003 [105, 120, 214, 241, 266]
Недогруженность спортивных и Ritchie, 1988 [241]
связанных с ними объектов
после события
Спекуляции с недвижимостью, Jones, 2001; Ntloko & Swart, 2008;
рост спроса на покупку домов Ritchie, 1988; [172, 214, 241]
для отпуска
Позитивный Активизация культурных Chen, 2011; Fredline, 2008; Jackson,
социально- обменов и международных 2008; Schulenkorf, 2009; [105, 136,
культурный контактов 170, 250]
Рост патриотизма, национальной Chen, 2011; Fairley et al, 2011; Jones,
и региональной гордости 2001; Kim et al, 2006; Ntloko & Swart,
2008; Ritchie, 1988; [105, 129, 172,
178, 214, 241]
Расширение возможностей для Toohey & Veal, 2007 [261]
показа исторических и
культурных ценностей
принимающей страны и региона
Повышение качества жизни Chen, 2011; Kasimati, 2008; Kim et al,
резидентов 2006; Solberg & Preuss, 2007; [105,
175, 178, 264]
Создание больших Kim et al, 2006; Ntloko & Swart, 2008;
возможностей для отдыха и Shipway, 2007 [178, 214, 251]
развлечений
Улучшение здоровья населения Frey, Iraldo, & Melis, 2008 [138]
принимающей дестинации
Развитие волонтерства Shipway, 2007 [251]
Негативный Чрезмерное употребление Decker, Greene and Varano (2007);
социально- алкоголя посетителями, рост Jackson, 2008; Jamieson & Orr, 2009;
культурный криминальных проявлений Ritchie, 1988; [121, 170, 171, 241]
Повышение риска терактов Toohey & Veal, 2007 [261]
Нарушение ежедневного Fredline, 2008; Ntloko & Swart, 2008;
распорядка жизни местного [136, 214]
населения
Сложности с движением Fairley et al, 2011; Kim et al, 2006;
местного автотранспорта, Ntloko & Swart, 2008; Ritchie, 1988;
пробки [129, 214, 241]
Усиление волнений населения Roche, 1994 [245]
как результат отсутствия
широких консультаций в
процессе принятия решений
22

Позитивный Строительство новых и Orams, 2005; Ritchie, 1988; [217, 241]


экологический улучшение имеющихся
инфраструктурных объектов
(водоснабжения, канализации,
дорог, очистных систем,
удаления мусора)
Рост осведомленности населения Kim et al, 2006; Orams, 2005; [178,
по вопросам охраны 217]
окружающей среды
Использование современных Collins et al, 2009 [ ]
эко-стандартов в строительстве и
обслуживании
Повышение чистоты и Collins, Jones & Munday, 2009;
устойчивости окружающей Correia et al, 2006; Dickson & Arcodia,
среды благодаря введению 2010; Kim, et al, 2006; [111, 113, 124,
контроля загрязнения воздуха и 178]
воды, выбросов углекислого
газа, введения управления
сбором и утилизацией мусора
Негативный Урон окружающей среде, шум, Dickson & Arcodia, 2010; Kim et al,
экологический мусор 2006; Ritchie, 1988; [124, 178, 241]
Разрушение сложившейся Collins, et al, 2009; Dickson & Arcodia,
экосистемы, вандализм, 2010; Fairley et al, 2011; Gursoy, &
деградация ландшафтов, урон Kendall, 2006; Kim, Gursoy & Lee,
живой природе 2006; Mallen & Chard, 2011; [111, 113,
129, 160, 178, 200]
Изменения в землепользовании и Kim, et al., 2006 [178]
порча исторических или
природных ресурсов
Составлено автором

Большинство исследователей и специалистов-практиков подчеркивают,


что экономическое влияние является наиболее важным результатом приема
крупномасштабных спортивных событий. С позитивной стороны такое
влияние заключается в усилении бизнес-активности, повышении занятости
местного населения, притоке инвестиций, а также в ускорении
экономического роста принимающего региона в целом. Мега-события также
могут привести к улучшению понимания ценности туризма в регионе и
являться генератором его роста. В то же время, эти события могут иметь
различные отрицательные экономические последствия. Преусс и Сольберг
(2006) подчеркивают, что многие доклады консультантов, проведенные от
имени организаторов мероприятия, как правило, прогнозируют
23

положительное воздействие на местную экономику [232]. Тем не менее,


некоторые экономисты обвиняют тех, кто представляет такие отчеты, в
преувеличении преимуществ и недооценке затрат [114, 225, 226].
Предыдущие исследования [177] показали, что администрация
крупных спортивных мероприятий, проявляя большой интерес к
экономическим эффектам, часто не обращает внимания на последствия этого
мероприятия для социальной сферы и жизни местного сообщества. Преусс и
Сольберг (2006) отметили, что достижение только экономической выгоды
никогда не было первоначальной причиной для проведения крупных
спортивных мероприятий [232]. Олимпиада и другие мега-события имеют
ценность сами по себе, в первую очередь, для участников и зрителей.
Местные жители как зрители имеют возможность смотреть спортивные
состязания и насладиться атмосферой фестиваля в их городе. Говард и
Кромптон (2005) указали, что мега-события создают «психологический
доход», такой, как чувство гордости и патриотизма среди местных жителей и
граждан принимающей страны [166]. Поэтому, многие социологи считают,
что социальные последствия и выгоды важны в той же степени, что и
экономические последствия.
Краткая информация о выявленных социальных последствиях крупных
спортивных мероприятий, как полезных, так и вредных, также представлена
в таблице 1.1.1. С положительной стороны, проведение мега спортивного
мероприятия может способствовать культурному обмену и международным
контактам, предоставить возможности выгодно показать историю и культуру
принимающей страны, улучшить общие условия жизни в местном
сообществе, и создать больше возможностей для развлечений и активного
отдыха местным жителям. Как примеры негативного воздействия,
отмечаются транспортные проблемы в подготовительный период и во время
Игр, рост криминальных проявлений, шум, избыточное скопление людей,
нарушение привычного ежедневного распорядка жизни местного населения.
24

Одним из наиболее дискутируемых вопросов, связанных с проведением


крупных события, является их воздействие на экологию. С одной стороны,
улучшение инженерной инфраструктуры (водо- и электроснабжения,
канализации, состояния дорог), использование экологических стандартов при
строительстве, ремонт и реконструкция устаревших объектов позитивно
отражается на качестве окружающей среды. С другой стороны, массивное
освоение новых пространств при строительстве спортивных и
обеспечивающих объектов, скопление транспорта, вандализм посетителей
неминуемо ведет к нарушению экологии, ущербу природных ландшафтов и
порче исторических и природных ресурсов.
Таким образом, суммарный эффект мега событий представляет собой
сложное многомерное и разнонаправленное сочетание различных
воздействий, результирующая которых определяет их итоговое значение.
Несмотря на многообразие эффектов влияния Олимпиад на
принимающую территорию/страну, основное значение придается
экономическому воздействию, поскольку финансовые аспекты определяют
саму возможность проведения Игр и являются одним из основных
аргументов организаторов при принятии решения о включении в заявочный
процесс. Основные экономические оценочные показатели влияния отдельных
Олимпийских игр на принимающую дестинацию представлены в табл. 1.1.2.
В представленной таблице приведены данные об экономическом
эффекте Игр, начиная с 1984 года, поскольку результатов специальных
исследований в более ранние периоды обнаружить не удалось [92]. Хотя
величина этого эффекта значительно варьирует, в целом можно судить о его
значительных размерах. Даже скромные оценки прямого эффекта в
Барселоне компенсировались значительным увеличением туристских
потоков в этот город в долгосрочной перспективе.
В то же время, ряд исследователей считают, что экономические выгоды
Олимпиад значительно преувеличены [254], и реальные результаты
экономического влияния достаточно сложно подсчитать.
25

Основными причинами завышенных экономических прогнозов


являются следующие [204]:
- проводимые исследования часто игнорируют эффект замещения, за
счет которого затраты спортивных туристов являются в большей степени
перераспределением средств в региональной экономике, чем чистым
приращением дохода;
Таблица 1.1.2 – Основные показатели экономического эффекта
Олимпийских игр на принимающую территорию
Олимпиада Оценка экономического Дополнительные Источник
эффекта, $US рабочие места
Летняя
Лос-Анжелес, 1984 2,3 млрд., чистая 73 375 Economic Research
прибыль 225 млн. Associates (1984)
Сеул, 1988 2,3 млрд. 336 000 Kim et al. (1989)
Барселона, 1992 30 млн. наследие 296 640 Brunet (1995)
Атланта, 1996 5,1 млрд. 77 026 Humphreys and Plummer
(1995)
Сидней, 2000 5,1 млрд. 156 198 KPMG (1993); Andersen
4,5 млрд. 90 000 (1999);
4,5 млрд. 98 700 the NSW Treasury (1997)
Афины, 2004 10,2 млрд. (в ценах 2000) 300 400 Balfousia-Savva et al.
15,9 млрд. (в ценах 1999) 445 000 (2001);
Papanikos (1999)
Пекин, 2008 2 млрд. прямой эффект и Luo & Huang (2013)
72 млрд. суммарный
мультипликативный
эффект за период 2003-
2008
Лондон, 2012 2,85 млрд. (£2 млрд.) House of Commons. London
Legacy (2007)
50 000 Stevenson (2012)
Зимняя
Лиллехамер, 1994 1,9 млрд. - Flyvbjerg and Stewart (2012)
1,5 млрд. Preuss (2002)
Нагано, 1998 2,3 млрд. - Flyvbjerg and Stewart (2012)
3,4 млрд. Preuss (2002)
Солт-Лейк Сити, 1,9 млрд., 40 млн. Mackay (2002)
2002 наследие Игр
4,8 млрд. 35 000 Porter and Fletcher (2008).
Турин, 2006 4,1 млрд. - Flyvbjerg and Stewart (2012)
Ванкувер, 2010 10,7 млрд. 244 000 Matheson (2006)
Составлено автором на основе данных Блэйка (2005), Брюне (1995), Люо и Хуанг (2013),
Матесона (2006), Стивенсона (2012) [92, 97, 194, 203, 257]

- исследования, как правило, не учитывают эффект переполнения


(вытеснения). Многие крупные спортивные мероприятия приходят на
26

территориях, уже являющихся популярными туристическими


направлениями. Если отели и рестораны в городе принимающей страны
обычно достаточно хорошо заполнены в течение всего периода времени, во
время которого проводятся соревнования, мега-события просто вытесняют, а
не дополняют регулярные поступления от туризма [191];
- исследователи часто не могут решить, все ли деньги, потраченные на
спортивные события, остаются в местной экономике. Большая часть средств,
потраченных туристами, идет на оплату номеров, прокат автомобилей,
посещение ресторанов. В той степени, в которой фирмы, предоставляющие
указанные услуги, являются национальными сетями, прибыль, полученная в
ходе мероприятия на этих предприятиях, не влияет на рост благосостояния
местного населения, а достается акционерам по всей стране. Это же верно и
для организаторов спортивных событий, которые оставляют у себя большую
часть дохода от проведения мероприятия;
- редко учитываются неэкономические издержки, такие как пробки на
дорогах, вандализм, ухудшение состояния окружающей среды, нарушение
образа жизни жителей, требующих в дальнейшем дополнительных затрат;
- не все реально возникшие затраты удается предвидеть на проектной
стадии. В качестве наиболее распространенных примеров приводятся данные
по неучтенным затратам на безопасность на Олимпиаде в Солт-Лейк Сити
($US 310 млн.) и Афинах ($US 1.5 млрд.) [189];
- так как исследования экономического воздействия часто
используются спортивными организаторами, чтобы оправдать общественные
расходы на спортивную инфраструктуру, объективность такого анализа, в
конечном счете, вызывает вопросы.
Обсуждая оценки эффекта Игр, следует учитывать и период, в который
были произведены расчеты (так называемые ex-ante и ex-post модели
анализа) [231, 203]. Например, Матесон (2006), рассматривая экономический
эффект различных крупных спортивных событий, отметил, что этот эффект
27

часто значительно ниже прогнозного, и в масштабе региона не превышает


статистических колебаний измеряемых показателей [203].
В целом, большинство исследователей согласны с наличием
мультипликативного экономического эффекта Игр, реализуемого через два
основных механизма: развитие туризма и умелое использование
Олимпийского наследия [255]. Оценка мультипликативного экономического
эффекта Олимпиад проводится различными методами. Наиболее
распространенными подходами для определения суммарного влияния
являются: метод сателлитных счетов, расчет «затраты/выгоды» (cost/benefit
analysis), метод «вход/выход» (Input/Output), а также вычисление размера
мультипликатора как умножающего коэффициента к прямому эффекту [62,
203, 231, 255]. Используя указанные подходы, большинство исследователей
отмечают разнообразные воздействия Олимпиады на развитие региональной
экономики и стимулирующее влияние на развитие туризма.
Следует также согласиться с некоторыми независимыми экспертами
[231, 203], которые, признавая большие возможности, открывающиеся перед
принимающими дестинациями, указывают на необходимость грамотного
планирования и умелого использования этих возможностей для получения
положительного экономического эффекта. Поэтому ряд специалистов
призывают не концентрировать свою олимпийскую стратегию на расчетах
текущих прибылей и убытков, а обращать больше внимания на создании
долгосрочных преимуществ в перспективе путем формирования нового
имиджа территории и сигнализирования потенциальным стейкхолдерам о
готовности обновленной территории к дальнейшему развитию экономики и
туризма [192, 234, 235]. Пример использования такого подхода
продемонстрировали организаторы Олимпийских игр в Лондоне [165, p. 31)].
Они попытались оценить суммарное воздействие этого мега-события на
развитие принимающей территории помощью специально разработанной
МОК методики определения влияния Олимпийских игр (OGI - Olympic
Games Impact) [263]. Авторы методики - Международная академия
28

спортивной науки и технологий (the International Academy for Sports Science


and Technology, AISTS), создали систему мониторинга и анализа данных по
126 показателям для оценки экономических, экологических и социально-
культурных последствий Олимпийских игр (таблица 1.1.3). Эти три
направления («сферы» в терминологии OGI) воздействий соответствуют
основным группам параметров устойчивого развития территории [139].
Таблица 1.1.3 – Показатели оценки влияния Игр по методике OGI*
Сферы Показатели
обязательность дестинации события смешанные всего
экономическая обязательные 13 13 3 29
необязательные 12 3 0 15
экологическая обязательные 5 11 4 20
необязательные 13 1 0 14
социо- обязательные 16 11 1 28
культурная необязательные 12 7 1 20
всего - 71 46 9 126
* адаптировано автором на основе [263, с.3]

Для мониторинга и оценки такого большого количества индикаторов


авторы применили методику «последовательного уточнения» (consecutive
refinement method) [155]. Методикой предусмотрено, что на первой стадии
проводится отбор системных направлений, отражающих основные
проявления человеческой активности по трем вышеуказанным сферам. Затем
для каждой сферы идентифицируется набор критериев с точки зрения их
адекватности отражения выбранной сферы и их группировка по подгруппам,
после чего для каждой подгруппы устанавливаются конкретные индикаторы.
По этим индикатором страна-организатор Игр проводит по заданию МОК
мониторинг каждого этапа олимпийского цикла. Методика классифицирует
индикаторы на показатели оценки состояния принимающей территории
(прямо не связанные с Играми), показатели, отражающие проведение
Олимпиады, и смешанные индикаторы.
Используя методологию OGI, организаторы Олимпиады в Лондоне
разработали детальную программу подготовки и проведения Игр, включая и
постолимпийское наследие [165, 179]. Реализация данной программы
позволило сконцентрировать инвестиции на северо-востоке Лондона и
29

преобразить несколько районов, сделав их более пригодным для жилья и


бизнеса. Одним из основных направлений формирования политики
устойчивого развития территории является олимпийское наследие.
Наследие Олимпийских игр как важнейший результат их
проведения. Стремительный рост масштаба Олимпийских игр,
наблюдаемый в последние десятилетия, заставил организаторов Игр,
олимпийское сообщество, мировую общественность обратить внимание на
последствия их проведения. Понятие наследия (legacy) применительно к
Олимпийским играм впервые появилось при планировании Олимпиады-1996
в Атланте [102]. Первоначально внимание организаторов было
сосредоточено на экономических эффектах и инфраструктурных
преобразованиях [154, с.1925; 203, с.209;]. В обзоре [189] показано, как
наследие Игр институализировалось в рамках олимпийского движения и
расширялось содержание этого понятия. Х. Преусс [235] указывает, что
только после 2005 года начал складываться комплексный подход к оценке
наследия и усилилось внимание ряда авторов к социальным, экологическим и
политического аспектам наследия [103, 107, 156, 205]. Обобщая
значительный объем публикаций, он также отметил, что различные типы
наследия (например, туристское, спортивное или культурное) имеют сходные
составляющие элементы, поэтому введение единого концепта позволило
избежать повторений и структурировать измерения [235, с.3]. Различные
толкования понятия наследия применительно к мега-событиям представлены
в таблице 1.1.4. Рассмотрение предложенных формулировок показывает, что
в большинстве работ представлен какой-то один более узкий аспект
проблемы наследия. Так, Ли и МакКейб (2013) измеряли туристское
наследие, Гиргинов и Хиллс (2008), Гриффин и Армур (2013) исследовали
спортивное наследие с точки зрения стимулирующего эффекта на развитие
спорта в регионе, Капланиду (2012), Карадакис и Капланиду (2012)
рассматривали наследие с позиций влияния на население принимающей
территории.
30

Таблица 1.1.4 – Содержание понятия «наследие» в работах различных авторов


Автор Определение Аспект Плано Продол Позитив Распростр
вость жительн ность аненность
ость
Getz Физические, финансовые, психологические или социальные выгоды, комплекс нет долгоср +/- региональ
(1991), которые надолго достались обществу или региону в силу проведения ный очно но
[141, с.340] события. Термин также может быть использован для описания
негативного воздействия, такого как долги, миграция населения,
загрязнение окружающей среды и т.д.
Hiller Постоянные улучшения в антропогенной среде. Социальные улучшения, урбанист нет долгоср +/- локально
(2000), с.88 которые могут принести пользу одним людям больше, чем другим ический очно
Chappelet Долгосрочное воздействие на олимпийскую столицу и ее близлежащую комплекс - долгоср +/- глобально,
(2003), область и, возможно, на принимающую страну. Хотя термин «наследство» ный очно региональ
[102, c.55] имеет положительный смысл, значение воздействия может быть как но,
благоприятным и неблагоприятным локально
Essex and Любое развитие, которое было создано в рамках подготовки к проведению комплекс нет долгоср +/- глобально
Chalkley Олимпийских игр, даже если есть доказательства того, что развитие, ный очно и
(2003), возможно, возникло независимо от события локально
[127, с.95]
McCloy Долгосрочное хорошо планируемое использование спортивных развитие да долгоср + региональ
(2003), сооружений после Олимпийских игр, которое может положительно спорта очно но,
[197, с.155] повлиять на здоровье и благосостояние население принимающего региона локально
Chalip Туристское наследие Олимпийского игр многогранно и имеет обширную комплекс да долгоср + локально
(2003), [99, основу. Его эффекты являются краткосрочными и длительными. Оно ный, очно и
с.204] включает в себя досмотр за объектами в принимающем городе и стране в туризм глобально
течение многих лет до и после Игр. Это наследие, чьи выгоды выходят за
пределы принимающего города в принимающий регион и страну. Его
преимущества выходят за рамки спорта. Оно представляет собой больше,
чем просто экономическая выгода; оно может обеспечить существенное
увеличение социального капитала по этим причинам, олимпийские
собственники могут извлечь большую пользу от хорошо спланированной
и хорошо скоординированной стратегии эффективного развития туризма
31

Preuss Все экономические последствия, которые связаны с Олимпийскими экономич да долгоср + локально
(2003), играми после церемонии закрытия, и которые не имели бы места без Игр. еский очный и
[229,с. 244] Преходящие выгоды следует отличать от постоянных преимуществ. транзито
Самым известным преходящим преимуществом является "экономический рный
эффект", который возникает за счет инвестиций в инфраструктуру и
туристических расходов во время Олимпийских игр
Roche Концепция, ориентированная на будущее, а также опирающаяся на комплекс да долгоср + локально
(2003), прошлое, которая пытается распознать адаптивный потенциал, а также ный очный
[247,с. 302] сохраняющий традиции потенциал олимпийского движения
Getz Нетуристские выгоды (например, деловые и торговые), содействующие экономич да долгоср + локально
(2005), дестинации (брендинг, повышение имиджа, управление СМИ), а также еский очный
[143, с.144] разработка постоянного наследия (финансы, объекты недвижимости,
другие объекты инфраструктуры, расширение возможностей и т.д.)
Preuss Независимо от времени и места производства, наследие включает все комплекс да и долгоср + националь
(2007), плановые и внеплановые, положительные и отрицательные, материальные ный нет очный но,
[233,с. 211] и нематериальные структуры, созданные для и за счет спортивного региональ
события, которые остаются на более долгий срок, чем само событие но,
локально
Gratton and Наследие – это плановые и внеплановые, положительные и комплекс да и долгоср +/- националь
Preuss отрицательные, нематериальные и материальные структуры, созданные с ный нет очный но,
(2008), помощью спортивного события, и остающиеся после него региональ
[154, с. но,
1924] локально
Girginov Несмотря на спорный и двусмысленный характер, концепция устойчивого комплекс да долгоср + националь
and Hills развития наследия Олимпийских игр является очень привлекательной из- ный, очный но,
(2008), за своей способности сочетать практическую и политическую значимость социальн региональ
[151,c. с научной респектабельностью. Тем не менее, она не может быть в полной ый но,
2102-2103] мере оценена, если интерпретировать только как "вход-выход" систему, локально
мониторируемую с помощью крупномасштабных исследований по
методике ОГИ. Равное внимание должно быть уделено процессу
строительства морального, политического и спортивного наследия
Kaplanidou Наследие может включать в себя ряд инициатив и программ, которые социальн да долгоср + глобально,
(2012), охватывают экономические, социальные и экологические аспекты. Это ый очный националь
32

[173, с.400] наследие должно быть разработано с учетом потребностей каждого но,
принимающего сообщества и их культурного, социального и локально
экономического контекста. Наследия могут быть взаимосвязаны и их
значение для качества местных жителей жизни редко оценивали с
течением времени.
Karadakis Организаторы должны обеспечить, чтобы сооружения и объекты, социальн да краткоср +/- националь
and созданные для Олимпийских игр, были преобразованы в целях ый и очно, но,
Kaplanidou удовлетворения потребностей сообщества так, чтобы жители могли их экологич долгоср локально
(2012), использовать и получать выгоду от их использования после окончания еский очно
[174,с.260] Игр (устойчивое использование объектов). Кроме того, организаторы
должны планировать надлежащим образом и установить четкую политику
в области охраны окружающей среды и сохранения природы, чтобы
гарантировать, что ущерб местной окружающей среде является
минимальным. Организаторы и специалисты по планированию должны
далее сообщать о том влиянии, которое рассматривается как
потенциальное позитивное или негативное наследие, с которым жители
могут столкнуться.
Griffiths Молодые люди получат социальный капитал за счет более активного спортивн да долгоср + локально
and Armour участия в спорте, как прямой результат Лондона 2012. ый очный
(2013),
[156,с. 224]
Li and Материальные и нематериальные элементы крупномасштабных событий комплекс да долгоср + националь
McCabe оставленных будущим поколениям принимающей страны, где эти ный очный но,
(2013), элементы влияют на экономическое, физическое и психологическое региональ
[190, с.390] благополучие как на местном, так и индивидуальном уровнях в но,
долгосрочной перспективе. локально
33

В соответствии с отдельными направлениями наследия были предложены и


его классификации. Наследие было категоризировано как спортивное,
экономическое, инфраструктурное, социальное, информационное,
образовательное, городское, политическое, культурное и качества жизни [103,
261].
Многоаспектность содержания наследия затрудняет использование
универсального определения этого понятия. Обобщая представленные в
литературе материалы, Преусс (2015) предложил включить в определение
наследия следующие основные элементы [235, с.5]:
1) Продолжительность (время). Наследие длится дольше инициирующего
его события. Основная часть наследия возникает после изменения элементов Игр
по окончанию события.
2) Новые инициативы. Наследие дает возможности для первоначального
воздействия какого-либо элемента, который в дальнейшем может развить свою
собственную динамику по мере изменения ситуации.
3) Ценность. Наследие состоит из элементов, имеющих определенную
ценность для стейкхолдеров.
4) Осязаемость. Наследие может быть осязаемым или неосязаемым, или
материальным или нематериальным.
5) Пространство. Наследие ограничивается определенным пространством,
то есть принимающей дестинацией, но некоторые из его последствий могут
выходить ее пределы. Оно может быть индивидуальным (воздействие только на
одного человека), а также местным, международным и глобальным.
6) Намерение. Наследие часто развивается косвенно к событию, вызывая не
только положительные, но и отрицательные результаты, хотя они и являются
непреднамеренными.
Соглашаясь в целом с предложенными элементами и их трактовкой, следует
заметить, что некоторые достаточно важные аспекты понятия «наследие» не
нашли своего адекватного отражения. Основным моментом концептуализации
указанного понятия является наличие организационного компонента. То есть,
34

наследие есть результат планируемых и управляемых действий организаторов


Игр, направленных на создание постолимпийских ценностей для принимающей
территории/страны. На это же указывает включение понятия «наследие» в пункт 2
Олимпийской хартии: «способствовать позитивному наследию Олимпийских игр
в принимающих городах и принимающих странах [168, с. 15]. Этим наследие
принципиально отличается от понимания влияния мега-событий на дестинацию,
поскольку влияние может, в том числе, носить неосознанный и побочный
характер. Поэтому трудно согласиться в этой части с мнением Преусса [235] о
наличии неосознанного наследия, которое может оказывать отрицательное
воздействие. Такие непреднамеренные результаты как раз и относятся к понятию
«влияние», но не к понятию «наследие».
Рассматривая соотношение этих двух понятий, можно также заключить, что
«влияние» – это более общее по отношению к наследию понятие, включающее
любые регулируемые и нерегулируемые воздействия на принимающую
территорию, причем это влияние реализуется не только после события, но и на
всех других его этапах и может оказывать как позитивный, так и негативный
эффект.
Обобщая вышеизложенное, можно предложить следующее понятие
олимпийского наследия.
Олимпийское наследие – совокупность материальных и нематериальных
ценностей, сформированных организаторами Олимпийских игр в результате их
проведения для принимающей дестинации и создающих основу для будущего
прогрессивного развития территории.
В этом определении подчеркнута управляемость как сущностная категория
наследия и его направленность на развитие территории на новой расширенной
основе. Результатом освоения наследия должно быть улучшение состояния
города-столицы Игр по основным направлениям, повышение деловой активности
на его территории, развитие туризма и улучшение качества жизни жителей.
Структура олимпийского наследия представлена на рисунке 1.1.2.
35

Материальные и нематериальные элементы

экономическое физическое психологичес


состояние состояние кое состояние

экономическое комбинированное социальное


наследие наследие наследие

-Рост ВРП -Повышение качества -Рост патриотизма


жизни -Рост национальной
-Повышение -Улучшение здоровья идентичности
занятости населения -Улучшение
-Улучшение экологии региональной
-Повышение
-Развитие спорта самоидентификации
деловой активности

Рисунок 1.1.2 – Структура олимпийского наследия


Составлено автором на основе [190]

Все материальные и нематериальные элементы можно распределить по


трем категориям, определяющим экономическое, физическое и психологическое
состояние населения принимающей территории. Экономическое наследие
направлено на улучшение экономического состояния и отражается в таких
показателях, как рост ВРП, повышение занятости населения, повышение деловой
активности по сферам деятельности, рост туристской активности (числа туристов,
занятости номерного фонда и т.д.).
Комбинированное наследие направлено на улучшение физического
состояния населения и отражается в показателях качества жизни, снижении
заболеваемости и смертности, улучшении экологии, развитии спорта.
Социальное наследие включает такие нематериальные аспекты, как рост
патриотизма, улучшение национальной и региональной идентичности,
позитивный имидж территории.
36

Представленная схема показывает, что наследие представляет собой


комплексный междисциплинарный феномен, включающий взаимосвязи
различных сфер деятельности, что создает определенные трудности
организаторам и администрации принимающей дестинации при его
формировании и освоении.

1.2 Развитие понятийного аппарата олимпийского туризма

Без особых возражений можно принять положение, что олимпийский


туризм является субтипом спортивного туризма.
Большинство исследователей отмечают усиление внимания научной
общественности к спортивному туризму [Гибсон], чему в немалой степени
способствовало проведение масштабных и зрелищных спортивных мега-
мероприятий, таких как Олимпийские игры и Кубок мира по футболу,
собирающих огромные аудитории и оказывающих значительное экономическое,
социальное и экологическое влияние на развитие принимающих дестинаций
[235]. Известно, что спортивные мега-события вызывают огромный приток
туристов, желающих принять в них участие, и привлекают значительные потоки
посетителей после их проведения [90, 236].
Курцман и Заухер [182] обосновали пять основных факторов,
способствующих соединению спорта и туризма:
1) повышение доступности национальных и международных спортивных
событий широкому кругу населения;
2) повышение навыков организаторов трансформировать ценность спорта в
экономические выгоды;
3) более равномерное распределение мега-спортивных мероприятий в
течение года;
4) более высокая, чем раньше, транспортная доступность;
5) позитивное влияние мега-событий на здоровье населения принимающих
регионов как следствие его вовлечения в массовый спорт.
37

В отношении собственно спортивного туризма единое мнение ученых и


специалистов-практиков еще не сформировано. Основными проблемами,
затрудняющими его идентификацию, являются: 1) определение активностей,
включаемых в содержание спортивного туризма; 2) разграничение понятий
«спорт» и «туризм»; 3) разграничение спортивного туризма и других видов
туризма, особенно событийного (event tourism), культурно-познавательного
(cultural tourism) и рекреационного (recreation tourism). Рассматривая далее
вопросы спортивного туризма, попытаемся коснуться указанных проблем.
Пытаясь уточнить содержание спортивного туризма, следует учесть широко
известное определение Х. Гибсон [146, с. 49], которая рассматривает спортивный
туризм как «поездки с целью отдыха, которые совершают лица, временно
выезжающие за пределы их места проживания, чтобы принять участие или
посмотреть на спортивные события, или посетить достопримечательности,
связанные с этими событиями». Соответственно, Гибсон полагает, что
спортивный туризм основывается на трех основных моделях поведения,
включающих участников спортивных событий (active sport tourism), зрителей или
болельщиков (event sport tourism) и посетителей объектов, где проводились эти
мероприятия (nostalgia sport tourism) [147, с. 337].
Есть, однако, целый ряд других подходов к определению концепции
спортивного туризма, которые могут быть использованы для уточнения границ
обсуждения.
Один из таких подходов обозначен в исследовании Гаммона и Робинсон
[140], которые обосновывают разделение спортивного туризма на основе
различий в мотивации на две категории: спортивный туризм (sport tourism) и
туризм спорта (tourism sport). Обе категории включают в себя жесткий и мягкий
варианты определения. Спортивный туризм относится к тем лицам, кто активно
или пассивно участвует в соревнованиях или спортивной рекреации. Для них
спортивная мотивация является основной. Туризм спорта, напротив, включает в
себя людей, которые путешествуют в качестве главного мотива, а в спорте
участвуют в виде вторичной деятельности. Основные положения такого подхода,
38

поучившего название четырехсторонней конструкции [253], представлены на рис.


1.2.1.

Спортивный туризм - поездка преимущественно мотивирована


желанием принять участие в спортивных мероприятиях
+Твердое определение -Мягкое определение
Определение: Примеры: Определение: Примеры:
Участник - активный Олимпийские Участник – турист, спортивная
игрок или зритель в игры, основной целью ходьба;
спортивных Кубок мира по которого является лыжи;
соревнованиях; футболу, участие в серфинг;
Организатор – Уимблдонский рекреационной каноинг;
официально теннисный физической скалолазание
созданный орган; турнир, активности;
Часто с участием велосипедная Нет соревнования;
туристской гонка «Тур де Нет официального
администрации; Франс» мероприятия;
Имеет место Нет официального
формирование организатора;
субкультуры Формируется
субкультура

Туризм спорта - поездка преимущественно мотивирована желанием


посетить дестинацию; участие в спортивных мероприятиях вторично или
случайно
-Твердое определение -Мягкое определение
+ + -
Определение: Примеры: Определение: Примеры:
Участник – турист, Клубы здоровья; Участник – турист, плавание;
который физически Спа-салоны; который может прогулки на
подкрепляет свои Фитнесс центры принять участие в лошади;
силы во время Спорт круизы небольших биллиард;
поездки активно или физических боулинг
участвует пассивно развлечениях
(зритель) в виде случайного характера
деятельности,
сопутствующей
основной цели
поездки

Рисунок 1.2.1 – Четырехсторонняя конструкция спортивного туризма (по [253])


В российской практике до последнего времени было принято рассматривать
39

спортивный туризм как вид деятельности, представленный во Всероссийском


реестре видов спорта, и включающий пешеходный, лыжный, водный,
велосипедный, горный, конный, авто- и мототуризм и спелеотуризм [71]. Такой
подход, подчеркивающий преимущественно его самодеятельный характер, не
рассматривал в рамках спортивного туризма поездки зрителей и организаторов
соревнований, что существенно суживало его содержание.
Пытаясь дать определение спортивного туризма, следует также учесть
соотношение понятий «спорт» и «туризм», также как и соотношение понятия
«спорт» и «рекреация» [122, 212, 253]. Например, Нейротти [212] считает, что
«спортивный туризм включает в себя путешествия из своего основного места
жительства для участия в спортивных мероприятиях с целью отдыха или
соревнования, или для посещения спортивных мероприятий в качестве зрителя на
низовом или элитарном уровне, или для того, чтобы посетить связанные со
спортом места, такие как зал спортивной славы или водный парк». Диири и соавт.
[122] считают такое определение избыточно расширенным и пересекающимся с
рекреационным туризмом. Поэтому они предлагают включать в понятие «спорт»
только соревновательные виды физической активности, тогда как другие формы
спортивных занятий относить к рекреации или досугу. Соответственно, к
спортивному туризму относятся только те активности туристов, которые связаны
со спортивными соревнованиями, тогда как поездки, связанные с прочими видами
физической активности, являются рекреационным или досуговым туризмом.
Большинство авторов также соглашается, что сложно разграничить
спортивный и событийный туризм. Диири и соавт. [122] считают, что спортивный
туризм относится к событийному туризму частично, а именно в тех случаях, когда
объектом туристского посещения является спортивное событие. Если же поездка
совершается по местам прошедших соревнований (например, Олимпийских игр),
то такое путешествие следует отнести к культурно-познавательному туризму. В
качестве аргументации указанные авторы использовали критерии событийного
туризма Фалкнер с соавт. [132].
Таким образом, обобщая данные различных исследований, можно
40

определить место спортивного туризма среди других категорий туризма, а также


уточнить место олимпийского туризма следующим образом (рис. 1.2.2).

СПОРТ

Событийный Олимпийский
туризм туризм

Спортивный
туризм

Рекреационный
туризм
СОБЫТИЯ

ОТДЫХ

ТУРИЗМ

Рисунок 1.2.2 - Место спортивного туризма среди других категорий туризма


Спортивный туризм является нишевым типом туризма, включающим
поездки, связанные с физической активностью. Если это поездки для участия в
каком-либо спортивном событии, то это также часть (проявление) событийного
туризма, как, например, олимпийский туризм. Если же это участие во время
поездки в не соревновательных видах физической активности, то это не только
спортивный, но и рекреационный туризм. Исходя из данной схемы, несложно
определить место олимпийского туризма среди других категорий туризма. В
основном, он относится к событийному спортивному туризму, являясь его
характерным проявлением. Частично олимпийский туризм присутствует в
культурно-познавательном туризме, если иметь в виду посещение мест,
связанных с Олимпиадой, в постолимпийский период. Именно в таком контексте
41

рассматривает олимпийский туризм Администрация Краснодарского края [63].


Таким образом, можно дать следующее определение олимпийского
туризма: это поездки, которые совершают лица, временно выезжающие за
пределы их места постоянного проживания, чтобы принять участие или
посмотреть на Олимпийские игры, или посетить объекты Олимпийского
наследия.
Как любой тип/подтип туризма олимпийский туризм имеет определенные
особенности, отличающие его от других. Опираясь на имеющиеся в литературе
данные, можно определить их следующим образом:
-цикличность;
-четкая привязанность к одному определенному событию;
-относительно высокий уровень затрат на поездку;
-необходимость заблаговременной подготовки к поездке;
-высокий уровень влияния на решение о поездке неценовых факторов
(престиж, значимость участия в событии, патриотизм, фанатизм и пр.);
-личное участие туриста в оформлении ряда олимпийских формальностей.
Поскольку олимпийский туризм неоднороден, следует рассмотреть
основные подходы к его типологии. При разработке таких подходов, очевидно,
необходимо учитывать классификации, применяемые в спортивном туризме.
Чен и Фанк (2010) предлагают разделять всех туристов на спортивных и
неспортивных [104, с. 244]. В этом случае к спортивным туристам относятся
индивидуумы, которые остановились в принимающей дестинации на срок больше
24 часов и для которых основной целью поездки является принять участие или
посмотреть спортивные соревнования; при этом цели, связанные с дестинацией,
не относятся к значимым. Для неспортивных туристов, напротив, главные цели
определяются посещением дестинации, даже если они за время поездки посетят
какие-то спортивные соревнования. Вообще, использование целей поездки для
сегментации спортивных туристов является наиболее разработанным и
применяемым подходом.
Другим подходом к выделению сегментов спортивного туризма, является
42

характеристика самих туристов по их отношению к спортивному событию или по


специфике связанной со спортом деятельности. В качестве примера можно
привести классификацию людей, имеющих отношение к спортивным событиям,
предложенную Биличем и Радовановичем [91, с. 267] и включающую:
− спортсменов, являющихся непосредственными исполнителями
спортивных мероприятий с их обслуживающими командами;
− посетителей (публику), которые посещают и смотрят спортивные
соревнования; часть из них является туристами, часть – местными жителями;
− журналистов, которые обеспечивает освещение спортивных событий.
Виид и Булл (2009) предложили выделять пять типов спортивного туризма в
соответствии со спецификой связанной со спортом активности: дополняющий
спортивный туризм, спортивный туризм участников (спортсменов),
тренировочный спортивный туризм, событийный спортивный туризм и «люкс»
спортивный туризм. [270, с. 170]. Диаз [123], а также Риччи, Моусдале и Кинг
[242] выделяют различные типы болельщиков-туристов, выбирающих
определенные спортивные поездки в зависимости от их психографического типа.
Критериями сегментации выступают вовлеченность в спорт (и, соответственно,
частота посещений спортивных соревнований) и особенности поведения,
связанного со спортом (член спортивного клуба, наличие абонемента на
постоянное посещение, знание результатов любимой команды, участие в
спортивных состязаниях и пр.). Комбинация по указанным критериям дает
возможность формировать различные типологические группы.
Развивая подход к пониманию спортивных туристов на основе их
вовлеченности в спорт, Джексон и Виид (2003) разработали континуум спроса
спортивного туризма [169, с. 237]. Указанный континуум представляет собой
горизонтальное распределение уровня вовлеченности туриста в олимпийский
туризм в зависимости от наличия ряда факторов, являющихся
классифицирующими для каждого уровня признаками, позволяющими
определить принадлежность туриста к конкретному уровню по мере
43

интенсивности вовлечения.
Обобщая представленные в данном разделе данные, можно предложить
целевую классификацию олимпийского туризма (рис. 1.2.3).

Олимпийский туризм
Olympic tourism

Олимпийский туризм Туризм олимпийского


Событийный
участников наследия
олимпийский туризм
Participation’s Olympic Olympic Legacy
Olympic Event tourism
tourism tourism

Олимпийский Олимпийский
Олимпийский
туризм туризм
бизнес туризм
спортсменов волонтеров
Olympic business
Olympic sportsman Olympic volunteer
tourism
tourism tourism

Рисунок 1.2.3 – Целевая классификация олимпийского туризма


Данная классификация основывается на международном опыте и
представляется достаточно логичной и удобной для целей практического
применения.
Таким образом, рассматривая понятийный аппарат олимпийского туризма,
можно сделать следующее заключение.
1. Олимпийский туризм следует рассматривать как часть спортивного
туризма, относящегося к поездкам, которые совершают лица, временно
выезжающие за пределы их места постоянного проживания, чтобы принять
участие или посмотреть на Олимпийские игры, или посетить объекты
Олимпийского наследия.
2. Олимпийский туризм имеет определенные общие черты с такими
сферами, как спорт, рекреация (досуг), события (массовые зрелища),
определяющие его место среди различных видов деятельности.
3. Олимпийский туризм имеет определенные особенности, отличающие его
44

от других: цикличность, четкая привязанность к одному определенному событию,


относительно высокий уровень затрат на поездку, необходимость
заблаговременной подготовки к поездке, высокий уровень влияния на решение о
поездке неценовых факторов (престиж, значимость участия в событии,
патриотизм, фанатизм и пр.), личное участие туриста в оформлении ряда
олимпийских формальностей.
4. Олимпийский туризм можно классифицировать по целям поездки,
выделяя событийны олимпийский туризм, олимпийский туризм участников и
туризм олимпийского наследия.

1.3 Зимние Олимпийские Игры в Сочи как инициирующий фактор


развития олимпийского туризма в России

Идея проведения в Сочи Зимних Олимпийских игр возникла достаточно


давно, в начале 90-х годов прошлого века. Велась определенная подготовительная
работа по участию в заявочной кампании, обсуждались вопросы планировки и
размещения олимпийских объектов, проводились предварительные расчеты
затрат, однако реальных возможностей реализации такого большого
инвестиционного проекта у России не было.
Основными привлекательными аспектами проекта считались уникальное
сочетание теплого приморского климата с близостью горнолыжного курорта,
возможность компактного расположения объектов, уже имеющаяся в наличии
значительная база размещения туристов. Главными проблемами являлись
практически полное отсутствие в Сочи спортивных сооружений мирового уровня
для проведения соревнований, плохое транспортное сообщение между горной и
прибрежной территориями, изношенная городская инфраструктура, устаревшие
объекты размещения. В этих условиях было ясно, что затраты на подготовку и
проведение Игр будут значительными, а их окупаемость может быть достигнута
только в долгосрочном периоде.
45

Для реализации такого масштабного проекта была необходима


политическая воля руководства страны, которая появилась в середине 2000-х
годов. Россия включилась в заявочный процесс и на 119-й сессии
Международного олимпийского комитета в столице Гватемалы 4 июля 2007 года
российский город Сочи получил право на проведение XXII Олимпийских зимних
игр и XI Паралимпийских зимних игр.
Для осуществления Олимпийского проекта в стране была создана
соответствующая законодательная база.
Еще до победы в заявочной кампании в стадии реализации находилась
Федеральная целевая программа по развитию курорта Сочи, принятая
Постановлением Правительства РФ от 08.06.2006 № 357. Согласно этой
программе в течение 2006-2014 гг. в развитие Сочи должно было быть вложено
327,2 млрд рублей, в том числе 192,4 млрд рублей из Федерального бюджета, и
7,1 млрд рублей за счет средств Краснодарского края и Сочи. [22]. Программа
начала реализовываться, однако с 2008 года она была заменена по Постановлению
Правительства РФ №991 от 29 декабря 2007 г. «Программой строительства
олимпийских объектов и развития Сочи как горно-климатического курорта»,
рассчитанной на семь лет [52].
Поскольку достижение целей указанной программы было связано с
преодолением большого количества противоречий в законодательных и
нормативных документах различного уровня, в 2007 году был принят
Федеральный Закон № 310-ФЗ «Об организации и о проведении XXII
Олимпийских зимних игр и XI Паралимпийских зимних игр 2014 года в городе
Сочи, развитии города Сочи как горноклиматического курорта и внесении
изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации»,
создавший законодательную базу для реализации Программы [56]. На уровне
субъекта Федерации олимпийские обязательства регулировались постановлением
Главы Администрации Краснодарского края от 19.08.2009 г. №723 «Об
утверждении краевой целевой программы «Обеспечение строительства
46

олимпийских объектов и развития города Сочи как горноклиматического и


бальнеологического курорта» [57].
Для эффективной подготовки к Олимпиаде и ее успешного проведения
были произведены значительные институциональные преобразования.
Непосредственная организация и координация всей олимпийской деятельности
была возложена на АНО «Оргкомитет «Сочи 2014». Вопросы строительства в
рамках олимпийской программы осуществлял ГК «Олимпстрой», отдельными
функциональными направлениями руководили специально созданные структуры
АНО «Транспортная дирекция Олимпийских игр», АНО «Агентство по
проведению Церемоний», АНО «Единый информационный центр» и АНО
«Спортивное вещание». В Краснодарском крае эту работу координировал
соответствующий Олимпийский департамент.
Всего к вопросам организации Игр были привлечены около 50 федеральных
министерств и ведомств. Как результат, было достигнуто успешное
взаимодействие как национальных, так и международных институциональных
структур на всех этапах подготовки и проведения Игр [1].
Результатом реализации Программы стали подготовленные в нормативные
сроки спортивные и инфраструктурные объекты и их коммуникационное
обеспечение.
Объекты были распределены по двум кластерам, находящимся в
получасовой транспортной доступности друг от друга: прибрежному и горному.
Прибрежный кластер, расположенный в Имеретинской низменности, включал в
свой состав созданный впервые в истории олимпийского движения единый
Олимпийский парк, где в шаговой доступности располагались основные объекты
Игр: Центральный стадион, Ледовый дворец для фигурного катания, Ледовая
арена для керлинга, Большая и Малая ледовые арены и Крытый конькобежный
центр. В Горном кластере располагались объекты горно-лыжной части
программы: совмещенный лыжный и биатлонный комплекс, санно-бобслейная
трасса и комплекс трамплинов, сноуборд-парк и фристайл-центр, горнолыжный
47

центр «Роза Хутор». В каждом кластере имелась олимпийская деревня для


спортсменов и объекты инфраструктуры.
Однако строительство самих спортивных сооружений составило только
небольшую часть подготовительных мероприятий, а основные затраты
организаторов были направлены на инфраструктурное обеспечение.
К наиболее значительным объектам городской инфраструктуры, которые
были построены к Олимпиаде, можно отнести автомобильно-железнодорожную
трассу Адлер-Красная Поляна стоимостью 266,4 миллиарда рублей, аэропорт
«Адлер», строительство и реконструкцию объектов размещения, новые очистные
сооружения, автомобильные дороги и развязки, объекты энергоснабжения
(генерация и сети). Всего в процессе подготовки к Играм в Сочи было построено
и реконструировано 193 инфраструктурных объекта, в том числе 36 транспортных
объектов, 4 объекта связи, 45 инженерных объектов, 47 объектов
энергоснабжения и генерации, 7 природоохранных объекта, 3 объекта
здравоохранения и 51 объект туристско-рекреационной специализации.
Модернизация городских сетей включила строительство и реконструкцию
более 367,3 км автомобильных и 201 км железных дорог, а также 102
автомобильных и 54 железнодорожных мостовых сооружений, сооружение 22
тоннелей; обновление 967,4 тыс. кв. м дорожного покрытия и тротуаров;
строительство 3 ТЭС и 1 ТЭЦ, 19 электроподстанций и 550 км высоковольтных
ЛЭП; прокладку 690 км инженерных сетей и 650 км сетей газопровода;
сооружение объектов очистки хозяйственных и бытовых стоков
производительностью 255 тыс. куб. м в сутки [53, 54].
Для подготовки и проведения Игр по все стране было создано около 690
тысяч дополнительных рабочих мест, в том числе 40 тыс. на постоянной основе.
С позиций развития туризма определенный интерес представляют
изменения, произошедшие в сфере размещения.
В соответствии с требованиями МОК, зафиксированными в Заявочной
книге, в городе Сочи к открытию Олимпиады должно было быть развернуто в
пятидесятикилометровой зоне 57 385 номеров для гостей и участников Игр [29, р.
48

13, с. 15, 19]. Хотя заявители продекларировали наличие на тот момент 94 тыс.
номеров, структура номерного фонда по данным С.И. Мишулиной на 49,6% не
соответствовала требованиям МОК из-за недостатка высоко категорийных
объектов [43, с.76]. Ощущалась также нехватка номеров всех категорий в горном
кластере.
В процессе подготовки в Олимпиаде по данным Администрации г. Сочи
было построено 48 новых гостиниц и проведена реконструкция/капитальный
ремонт еще 25 объектов с общей емкостью 19673 номера [54].
В результате к началу Игр Организационный комитет «Сочи-2014»
располагал для приема гостей и участников объектами размещения суммарной
емкостью 57 тыс. номеров, позволяющих единовременно принять более 200 тыс.
гостей [54].
Следует отметить, что изменения в организации приема гостей коснулись
не только количественных параметров, но и качества гостиничного сервиса. К
строительству и управлению отелями столицы Олимпиады были привлечены
международные гостиничные цепи, такие, как Rixos, Radisson, Marriott, Swissotel,
Solis, Hyatt и пр. Основной контактный персонал средств размещения прошел
обучение стандартам обслуживания и иностранному языку.
Одной из проблем в гостиничной сфере было отсутствие у многих гостевых
объектов сертификации уровня размещения. Более того, в 2007 году в
Краснодарском крае в этой сфере действовало 7 различных систем добровольной
сертификации [18], не совпадающих по критериям оценки друг с другом и
затрудняющих ориентацию клиентов. Поэтому в Олимпийский закон был
включен пункт о приведении отелей Сочи к единой государственной
классификации объектов размещения. В течение 2007-2013 годов эта
беспрецедентная по своим масштабам работа на объектах, включенных в заявку,
была в основном закончена.
Рассмотрение структуры номерного фонда показывает, что организаторы
Игр постарались максимально выполнить требования МОК к структуре
номерного фонда, хотя нехватка высоко категорийных номеров все же имела
49

место: к открытию Олимпиады доля гостиниц 4-5 «звезд» составило 30%, тогда
как по заявочной книге их должно было быть 41% (табл. 1.3.1).
Таблица 1.3.1 – Изменения в структуре (в %) номерного фонда г. Сочи
Категория Период
Заявка 20122 янв.20143 июл.20141 дек.20142 июль
2007 1 20162
5* 11 5 7 5 6 5
4* 30 9 23 16 16 8
3* 42 37 52 44 49 28
2* 17 32 17 15 16 29
1* 0 17 0 12 13 25
мини-отели 0 0 0 8 0 5
Составлено автором на основе: [43], [34] 3[17]
1 2

Рассмотрение динамики изменения в структуре номерного фонда


показывает, что после завершения Олимпиады основной тенденцией продолжает
оставаться рост доли объектов 1-2 «звезды» и мини-отелей, что отражает
состояние спроса на такие объекты. Кроме того, по данным Министерства по
курортам и туризму края, очень значительное число отелей (65% всего
количества) получила статус «вне категории», то есть такие объекты не отвечают
требованиям по качеству ни одной из категорий. Это связано со строительством в
Сочи большого количества мини-отелей и гостевых домов для удовлетворения
растущего спроса населения и является значительным резервом для улучшения
качества гостиничного сервиса в будущем.
Главным вопросом, остававшимся в центре внимания всех
заинтересованных лиц на каждом из этапов олимпийского цикла, являлось
формирование и расходование денежных средств, выделенных на олимпийский
проект, то есть бюджет Олимпиады Сочи-2014. От его величины и организации
исполнения во многом зависела успешность проведения Игр, параметры
наследия, имидж города и страны в России и за рубежом. Этот вопрос является
наиболее критикуемым недоброжелателями сочинских Игр и наиболее
внимательно оценивается всеми заинтересованными сторонами.
Согласно отчета госкорпорации «Олимпстрой» за 2013 год суммарные
расходы на подготовку Сочи к Олимпиаде 2014 года составили 1,524 трлн рублей
50

[65]. Непосредственно на Олимпиаду «Олимпстрой» израсходовал 139 млрд руб.,


в том числе в прибрежном кластере 85 млрд руб., горном кластере – 28,4 млрд.
Наиболее значительными по затратам объектами стали Центральный
олимпийский стадион «Фишт» - 19 млрд руб., Большая ледовая арена для хоккея с
шайбой - 10,1 млрд рублей, санно­бобслейная трасса - 6,6 млрд рублей.
Основные источники финансирования Игр представлены в табл. 1.3.2.
Таблица 1.3.2 - Основные источники финансирования Игр «Сочи-2014»
№ Источник Размер, млрд руб.
Государственная корпорация «Олимпстрой» 389
РЖД 359
Газпром 224
Росавтодор 161
Компании Олега Дерипаски 34,7
Компании Владимира Потанина 81,8
Компания «Красная Поляна» 81,7
Администрация Краснодарского края 169
Итого 1500,2
Источник [65]
Независимый источник – Фонд борьбы с коррупцией [76], приводит
несколько иное распределение источников финансирования (табл. 1.3.3),
фактически смешивая понятие «источник финансирования» и «застройщик».
Спорно также отнесение кредитов ВЭБа к источникам финансирования
Олимпиады, поскольку банк напрямую Игры не финансировал, а являлся
источником заемных средств для инвесторов.
Таблица 1.3.3 - Основные источники финансирования Игр «Сочи-2014» по
независимым оценкам
№ Источник Размер, млрд руб.
Федеральный бюджет 822
Бюджет Краснодарского края 33
Компании, контролируемые государством 343
Внешэкономбанк 249
Частные 54
Итого 1500
Источник [76]
51

В любом случае, доля участия государства Олимпиаде «Сочи-2014»


выглядит значительной и является определяющей в олимпийском процессе.
Первоначальный бюджет Зимних Олимпийских игр Сочи-2014 представлен
в таблице 1.3.4. В дальнейшем бюджет корректировался сообразно фактическим
доходам и расходам.
Таблица 1.3.4 - Бюджет Оргкомитета XXII Зимних Олимпийских игр 2014 г.
в Сочи
Доходы млн Расходы млн долл.
долл.
Взнос МОК 310 Спортивные объекты (временное 119,4
оборудование)
Международные 175 Олимпийские деревни (временное 39,1
спонсоры оборудование)
Национальные спонсоры 297 Главный пресс-центр и международный 32,5
телецентр
Официальные 53 Сотрудники 279,4
поставщики
Продажа билетов 129,4 Информационные системы 154
Лицензионные товары 30 Телекоммуникации и другие технологии 93,2
Монетная программа 4 Интернет 5,9
Филателия 1,5 Церемонии открытия и закрытия 40
Лотереи 15 Церемонии награждения 34
реализация активов 12,4 Эстафета олимпийского огня 12
Субсидия Правительства 481 Другие программы 11,7
РФ
Другое (услуги 9,3 Медицинские услуги 22,6
участникам Игр и т.д.)
- Питание 31,1
- Транспорт 47,8
- Безопасность 32,3
- Параолимпийские игры 7,2
- Рекламные мероприятия 80,8
- Управление 148,8
- Выкуп прав маркетинга и резервный фонд 290,8
- Фонд «Олимпийское наследие» 35
Итого 1517,6 Итого 1517,6
Источник: [49].
52

Подводя итоги Олимпиады, руководитель Оргкомитета «Сочи-2014» Д.


Чернышенко указал, что организаторам по завершению Игр удалось получить
операционную прибыль в размере 5 млрд руб., в том числе денежной прибыли
около 1,5 млрд руб. и полученного имущества на сумму 4-4,5 млрд руб.
Полученное имущество подлежало передаче различным спортивным
организациям [61]. В отчете о результатах проверки расходования средств
Оргкомитетом «Сочи-2014» Счетная Палата РФ отметила, что Оргкомитету
удалось увеличить общую сумму полученных доходов по сравнению с Заявочной
книгой на 47,6 млрд. руб. или в 2,1 раза. Указанное увеличение было достигнуто
за счет привлечения большого количества маркетинговых партнеров, суммарные
поступления от которых в 3,2 раза превысило запланированные показатели [1].
При этом Счетная палата указала, что затраты на подготовку и проведение самих
Игр (строительство спортивных объектов и объектов, обеспечивающих их
функционирование, строительство временной инфраструктуры и организацию
Игр) составили 324,9 млрд. руб., в том числе поступления от частных инвесторов
221 млрд. руб., поступления из федерального бюджета - 103,3 млрд. руб., и 0,6
млрд. руб. были получены из средств г. Сочи и Краснодарского края. Таким
образом, непосредственные расходы на Олимпиаду составили 21,5% от
суммарного бюджета Федеральной целевой программы.
Это важно отметить, так как суммарные затраты на проведение сочинской
Олимпиады (вышеуказанные 1,52 трлн руб. или 51 млрд долларов) выглядят, как
одни из самых значительных за всю историю олимпийского движения, и
рекордные для зимних олимпиад (рис. 1.3.1).
Указание на необходимость адекватного по структуре затрат сравнения
содержится в ряде публикаций [14, 50]. Справедливо указывается, что для такого
сравнения следует рассматривать не только затраты на подготовку и проведение
самих Игр, но и затраты на инфраструктуру и содержание олимпийского
наследия. Если их не учитывать, то перечень наиболее окупаемых Игр по мере
убывания выглядит следующим образом: Сеул (1988) – 159%; Лос-Анджелес
(1984) – 141%; Афины (2004) – 110%; Атланта (1996) – 107% и Мельбурн (1956) –
53

83% [50, с. 10]. Между тем, хорошо известно, что проведение Олимпийских игр
2004 г. в Афинах обошлось вместо планируемых 2,5 млрд евро в 10 млрд евро, из
которых 8 млрд поступили из правительственного бюджета, что стало одной из
главных причин роста дефицита государственного бюджета Греции (с 1,4% в 2002
г. до 3,2% ВВП уже к 2003 г.) и спровоцировало экономический кризис не только
в Греции, но и в Европе в целом [14].

Норвегия (1994) 2,03

Япония (1998) 14,00

США (2002) 2,45

Италия (2006) 4,37

Канада (2010) 8,10

Россия (2014) 51,00

0,00 10,00 20,00 30,00 40,00 50,00 60,00


млрд $

Рисунок 1.3.1 - Суммарные расходы на подготовку и проведение зимних


Олимпийских игр
Источник: [49] и [133].
Критики сочинской Олимпиады [76] также указывают на увеличение затрат
в процессе подготовки к Олимпиаде более, чем в 4,5 раза по сравнению с
цифрами, указанными в Заявочной книге, рассматривая в таком увеличении
неэффективность управления и коррупционную составляющую. К оценке этого
завышения следует подходить с осторожностью, так как специалисты указали
[65], что первоначальные цифры затрат в 2007 году - 314 млрд рублей, не
включали строительство дороги в Красную Поляну, мероприятия по выкупу
земли и реальные противооползневые мероприятия, затраты на которые стали
понятны только после выполнения проектной документации. Откорректированная
итоговая смета в 2010 году была утверждена в размере 1,1 трлн руб., то есть
54

удорожание действительно имело место (около 36%), но не в таких больших


размерах.
Некоторые авторы [22] указывают, что значительное увеличение затрат по
сравнению с первоначальной стоимостью имело место по большинству Игр
новейшего времени (табл. 1.3.5) и являлось обычной практикой.
Таблица 1.3.5 – Сопоставление плановых и реальных расходов на
подготовку и проведение Олимпиад 1980–2014 гг. [22]
Олимпийские расходы,
Год Олимпиада Город Страна млрд.$2012
план факт перерасход
1980 XXII Летние Москва СССР н/д 1,4 н/д
1980 XIII Зимние Лейк-Плэсид США н/д н/д н/д
Лос-
1984 XXIII Летние Анджелес США 0,35 1,2 +242,9%
1984 XIV Зимние Сараево Югославия н/д н/д н/д
Республик
1988 XXIV Летние Сеул а Корея 1,7 0,71 -58,2 %
1988 XV Зимние Калгари Канада 0,67 1,07 +59,7 %
1992 XVI Зимние Альбер виль Франция 0,86 2,03 +136,0%
1992 XXV Летние Барселона Испания 0,69 2,93 +324,6%
1994 XVII Зимние Лиллехаммер Норвегия 0,54 2,03 +275,9%
1996 XXVI Летние Атланта США 1,64 4,05 +147,0%
1998 XVIII Зимние Нагано Япония 1,57 2,45 +56,1 %
2000 XXVII Летние Сидней Австралия 2,36 4,48 +89,8 %
Солт-Лейк-
2002 XIX Зимние Сити США 1,90 2,45 +28,9 %
2004 XXVIII Летние Афины Греция 2,00 3,20 +60,0 %
2006 XX Зимние Турин Италия 2,40 4,37 +82,1 %
2008 XXIX Летние Пекин Китай 5,64 5,86 +3,9 %
2010 XXI Зимние Ванкувер Канада 2,10 2,45 +16,7 %
2012 XXX Летние Лондон Англия 3,93 15,39 +291,6%
Все Олимпиады в среднем 1,89 3,74 +97,9 %
Летние Олимпиады в среднем 2,29 4,73 +106,6%
Зимние Олимпиады в среднем 1,43 2,41 +68,5 %
55

2014 XXII Зимние Сочи Россия 5,14 8,60 +67,3 %


Итоговые олимпийские расходы (прогноз) 13,9 +171,0%
Справочно затраты на Олимпиаду в целом 13,10 50,9 +288,5%
Отклонение Сочи-2014 от Зимних ОИ (2010 г.) -2,1 % -72,0 % -0,14 %
Отклонение Сочи-2014 от Зимних ОИ
(предварительно) -72,1 % -82,7 % +14,7 %
Примечание: затраты приведены в долларах в ценах 2012 года
Исходя из приведенных данных, рост расходов на сочинской Олимпиаде
укладывается в средние показатели по другим Играм.
Таким образом, по мнению автора, следует разделять коммерческую оценку
Олимпийских игр, учитывающую только затраты, связанные непосредственно с
Играми (для Сочи - 324,9 млрд. руб.), и суммарные (для Сочи - 1,5 трлн руб.)
расходы, необходимые для оценки влияния Игр на принимающую дестинацию и
страну в целом. Такое мнение обосновано практикой отнесения к олимпийским
расходам только тех трат, которые бы не возникли без проведения Олимпиады. В
этом случае большинство мероприятий инфраструктуры было запланировано в
ФЦП «Развитие г. Сочи как горноклиматического курорта (2006–2014 годы)»,
принятой еще до определения Сочи столицей Игр, и выполнялось бы в любом
случае (хотя, возможно, и в меньшем размере).
Поскольку затраты на подготовку к сочинской Олимпиаде были
значительны, большой интерес у общественности вызывает рациональность и
эффективность использования созданного наследия. Исходя из опыта
предыдущих Игр неоднократно высказывались опасения об избыточности для
Сочи создаваемого нового потенциала и недостаточности ресурсов города и края
для успешной эксплуатации объектов наследия, в связи с чем современная
инфраструктура, отвечающие мировым стандартам спортивно-рекреационные
объекты, подготовленный к Олимпиаде персонал могут оказаться
невостребованными и создать избыточную нагрузку на бюджет.
Действительно, зимние Олимпийские игры Сочи-2014 оставили
значительное и разнообразное наследие. Оно детально описано в
соответствующем отчете Оргкомитета «Сочи-2014», размещенном на сайте
56

организации в январе 2014 года [72]. В нем указано, что после Олимпиады в Сочи
осталось 47 транспортных объектов, 367 километров дорог и мостов, около 200
километров железнодорожных путей, 690 километров инженерных сетей. К
началу Игр было построено 40 новых отелей и проведена реконструкция 15
объектов размещения общей емкостью 26 тыс. номеров. Основное материальное
наследие составили спортивные объекты. Их перечень и направление
использования представлено в таблице 1.3.6.
Помимо чисто спортивных объектов в наследие Игр вошли некоторые
обеспечивающие Олимпиаду сооружения: прибрежная и горная олимпийские
деревни (использование - как гостиничный комплекс и жилая недвижимость),
прибрежный медиацентр (преобразуется в выставочный комплекс), горный
медиацентр (преобразуется в конференц-центр), Олимпийский парк
(развлекательный центр) и некоторые другие объекты, в том числе здание
Оргкомитета Сочи-2014.
Помимо материальных объектов организаторы указали на значительное
число программ, нормативов и инициатив федерального и регионального уровня,
получивших распространение благодаря Играм и составившим нематериальное
наследие Олимпиады. К ним относятся внедрение стандартов «зеленого»
строительства, ряд экологических программ (создание экологического коридора
площадью свыше 670 тыс. га, открытие Орнитологического парка площадью
около 300 га, ликвидация свалок в Адлерском и Лазаревском районах, введение в
эксплуатацию Сочинского мусороперерабатывающего комплекса и пр.),
мероприятия по формированию безбарьерной среды, активизация волонтерского
движения. Благодаря Олимпиаде Россия получила статус одной из самых
влиятельных спортивных держав, а город Сочи приобрел международную
известность как спортивный центр и курорт мирового уровня.
В этом контексте особое значение приобретает туристское наследие
Олимпийских игр «Сочи-2014», поскольку туризм является тем механизмом,
который материализует созданное наследие в экономические результаты.
57

Таблица 1.3.6 – Использование основных спортивных объектов


Олимпийских игр Сочи-2014 в постолимпийский период
Наименование Вместимость Использование в постолимпийский период
№ спортивного объекта спортивного
объекта, человек
1. Стадион «Фишт» 40 000 Стадион тренировочного спортивного
центра национальной сборной России по
футболу
Объект на реконструкции.
2. Крытый конькобежный 8 000 Передан администрации Краснодарского
центр «Адлер-Арена» края как выставочный центр (Экспоцентр)
для проведения международных,
всероссийских и региональных выставок
3. Ледовая арена «Шайба» 7 000 Передана с июля 2014 года ФГБУ
«Всероссийский детский спортивно-
оздоровительный центр»
4. Ледовый дворец спорта 12 000 Функционирует как многофункциональный
«Айсберг» спортивно-развлекательный комплекс. На
нем планируется проводить спортивные
соревнования по фигурному катанию и
шорт­треку, а также проводиться
различные развлекательные шоу.
5. Ледовый дворец 12 000 Передан администрации Краснодарского
«Большой» (Большая края как многофункциональный
ледовая арена для хоккея с спортивный центр
шайбой) Домашняя арена хоккейного клуба «Сочи»
6. Керлинговый центр 3 000 Передан администрации Краснодарского
«Ледяной куб» края как многофункциональный
спортивный центр
7. «Трасса Формулы - 1» 55 000 Создана в Олимпийском парке после
завершения Игр для проведения гоночных
соревнований разного уровня.
Этап Гран-При «Формула-1»
8. Тренировочная арена для 500 Соревнования по хоккею, детский
хоккея тренировочный центр, площадка для
катания на коньках
9. Тренировочный центр для 500 Передан с июля 2014 года ФГБУ
фигурного катания имени «Всероссийский детский спортивно-
Т. Волосожар и М. оздоровительный центр»
Транькова
10 Совмещенный комплекс 7500 Часть горно­туристического центра ОАО
для проведения "Газпром"
соревнований по лыжным
гонкам и биатлону "Лаура"
58

11 Горнолыжный центр и 4000 (для Коммерческое использование


экстрим­парк "Роза Хутор" фристайла)
6250 (для
сноуборда)
12 Центр санного спорта 5000 Центр Минспорта России для проведения
"Санки" и Тренировочная соревнований и тренировок сборными
разгонная командами России
санно­бобслейная эстакада
13 Комплекс трамплинов 7500 Центр Минспорта России для проведения
"Русские горки" соревнований и тренировок сборными
командами России
Составлено автором
Можно дать следующее определение олимпийского туристского наследия
– это материальные и нематериальные элементы, сформированные в
результате проведения Олимпийских игр, и способствующие развитию туризма в
принимающей дестинации. Предлагается рассматривать туристское наследие Игр
по нескольким функциональным составляющим. В этом случае классификация
туристского наследия будет выглядеть следующим образом (рис.1.3.2).

Туристское наследие

материальное нематериальное

туристская транспортная повышение сглаживание


инфраструктура инфраструктура качества сезонных
сервиса колебаний

изменение экологическое
типологической состояние формирование
структуры туризма нового имиджа

Рисунок 1.3.2 - Классификация туристского наследия Олимпийских игр


составлено автором

Материальное наследие включает, прежде всего, изменения в туристской


инфраструктуре, которые заключаются:
- в количественном росте и улучшении качественных характеристик
объектов размещения (в том числе за счет введения обязательной классификации
средств размещения);
- в увеличении числа отелей, относящихся к мировым гостиничным цепям;
59

- в появлении новых объектов показа (в том числе олимпийских) и


развлекательных объектов;
Изменение типологической структуры туризма связано с изменением
туристского предложения и опережающем развитием видов туризма, ранее мало
представленных в регионе (деловой, культурно-познавательный, событийный,
спортивный). Транспортная инфраструктура, значительно обновленная к
Олимпиаде, существенно расширила возможности приема и перемещения гостей
и улучшила внутригородское сообщение. Реализация экологической программы
Игр улучшила качество жизни в регионе и создала новые объекты показа.
К нематериальному наследию можно отнести, прежде всего, мировую
известность города как столицы Олимпиады и горно-климатического курорта
мирового уровня, то есть формирование нового имиджа курорта. Олимпиада
задала новые более высокие требования к обслуживанию гостей, которые стали
постепенно внедряться в туристской индустрии курорта и повышать общее
качество сервиса. Изменения в предпочтениях гостей и структуре предложения
привело к появлению новых видов туризма и сглаживанию сезонных колебаний.
Таким образом, сформированное в результате Олимпийских игр Сочи-2014
туристское наследие создало реальные предпосылки для развития туризма в
городе Сочи и Краснодарском крае на новом более высоком качественном уровне.
Его дальнейшая судьба будет в значительной степени зависеть от тех решений в
отношении рационального использования наследия, которые принимают и
реализуют федеральные, региональные и городские органы власти.
60

Глава 2 Основные стейкхолдеры олимпийского


туризма

2.1 Стейкхолдерский подход к управлению развитием олимпийского туризма

За последние 30 лет крупные спортивные события превратились в популярный


механизм достижения политических, культурных и экономических выгод для
принимающего региона [219]. Экономические выгоды включают в себя увеличение
расходов и занятости в регионе, политическими выгодами можно считать более
широкое международное признание принимающей дестинации и распространение
определенных политических взглядов, проводимых правительством и местным
населением, культурными преимуществами могут быть укрепление местных традиций
и общественных ценностей [101; 240, 246; 249, 268].
В процессе подготовки к мега-событиям оргкомитеты затрачивают массу
усилий на формирование и поддержание отношений с различными партнерами, чтобы
приобрести необходимые ресурсы для эффективного проведения мероприятий. Эти
партнеры, являющиеся организациями, группами или лицами, которые могут
повлиять или быть затронуты действиями организации, получили наименование
стейкхолдеров [137, с. vi].
Управление взаимоотношениями с заинтересованными лицами осуществляется
через особую подсистему, имеющую свои методы и инструментарий и получившую
название «стейкхолдер­менеджмент» [73]. Мероприятия, проводимые в рамках
стейкхолдер–менеджмента, принято распределять по определенным этапам [137].
Предлагается следующая схема управления взаимоотношениями со стейкхолдерами
(рис. 2.1.1). Она осуществляется в три основных этапа: определение стейкхолдеров, их
анализ и взаимодействие с выделенными группами стейкхолдеров.
61

Определение определение перечня


стейкхолдеров контактов организации

выделение
стейкхолдеров

Анализ определение сферы


интересов
стейкхолдеров
стейкхолдеров

оценка важности и
заинтересованности
стейкхолдеров и
формирование
стратегических групп

Взаимодействие
со определение стратегий
стейкхолдерами взаимодействия

реализация стратегий
взаимодействия

оценка результатов
взаимодействия

Рисунок 2.1.1 – Этапы стейкхолдер-менеджмента (авторская разработка)


Произведем основные мероприятия стейкхолдер-менеджмента в соответствии с
указанными этапами применительно к Оргкомитету «Сочи-2014».
Этап определения стейкхолдеров предусматривает составление перечня
официальных и неофициальных лиц, заинтересованных во взаимоотношениях с
Оргкомитетом. По данным этой организации Оргкомитет имел официальные
контакты более чем с четырехстами различными заинтересованными лицами. К этому
следует добавить различные неформальные отношения с различными
62

неофициальными группами, такими как местное население, региональный бизнес,


средства массовой информации и т.д.
Определение перечня этих контактов и основных заинтересованных лиц по
отношению к Зимней Олимпиаде в Сочи позволило выделить несколько групп
стейкхолдеров, как показано в табл.2.1.1.
Таблица 2.1.1 – Основные группы стейкхолдеров Оргкомитета «Сочи-2014» и
сфера их интересов
Группа Тип Сфера интересов
стейкхолдеров матери полити аффилиров информа духо
альные ческие анность ционные вные
МОК, WADA, внеш + + + +
международные
федерации
Персонал внутр + + +
Волонтеры внутр + +
Спортсмены внеш + + +
Посетители внеш + +
Жители внеш + +
Организации- внеш +
партнеры
Инвесторы внеш +
Спонсоры внеш + +
Органы внеш + +
управления
федерального,
регионального
и локального
уровня
СМИ внеш + + + +
составлено автором
П е р в а я г р у п п а включает руководителей МОК, международных спортивных
федераций, НОК и других членов олимпийской семьи, всего 2850 человек по
официальным данным Оргкомитета «Сочи-2014» [75]. Это, безусловно, самая
влиятельная и заинтересованная группа стейкхолдеров.
К о в т о р о й г р у п п е относится собственный персонал Оргкомитета. По
заявлению Чернушенко, она составила 35 тыс. человек. Группа, безусловно, важная и
влиятельная, но не всегда и во всем заинтересованная.
63

К этой группе примыкают 25 тыс. в о л о н т е р о в [77], которые тоже


представляют персонал организаторов, хотя и на бесплатной основе. В этой группе
можно выделить две подгруппы, несколько отличающиеся по особенностям
поведения и расходов: волонтеры-туристы и волонтеры-резиденты.
Спортсмены в количестве более 2870 человек составляют ч е т в е р т у ю
г р у п п у стейкхолдеров. Группа является очень заинтересованной в мероприятии, но
не обладающей всей полнотой власти.
Туристы-зрители в количестве примерно 237000 1 образуют самостоятельную и
довольно значимую п я т у ю г р у п п у заинтересованных лиц.
М е с т н ы е ж и т е л и составляют группу косвенного влияния, но с этой группой
организаторам необходимо считаться для достижения успеха Игр. Из среды жителей
формируется штат предприятий партнеров, да и самого Оргкомитета (хотя достаточно
весомую часть персонала составили нерезиденты), персонал волонтерских центров,
просто контактные группы людей, с которыми происходит взаимодействие
участников Олимпиады и туристов. Их дружелюбие, атмосфера гостеприимства, на
которую они влияют, являются важным элементом успеха Игр и неотъемлемой
частью процесса формирования имиджа города/страны.
О р г а н и з а ц и и - п а р т н е р ы являются довольно представительной группой,
обеспечивающей Оргкомитет всем необходимым. К этой же группе относятся
организации туристской индустрии, сферы общественного питания, транспорта,
страховые и банковские компании, то есть те структуры, которые обеспечивают
доставку, прием и обслуживание гостей.
Спонсоры и инвесторы относятся к стейкхолдерам, прямо
заинтересованным в успешности Олимпиады, и ожидающим получить определенные
материальные и нематериальные выгоды. МОК выделяет три категории спонсоров
[14]:
− официальные спонсоры, включающие 34 транснациональные корпорации,
такие, как «Daimler Chrysler», ОАО «Газпром», «Schenker», «Mizuno»;
− официальные поставщики Игр, насчитывающие 64 компании;
1 Расчет: 250000 минус 13000 организаторов и членов олимпийской семьи [47]
64

− обладатели олимпийских лицензий (65 компаний).


Оргкомитет «Сочи-2014», в свою очередь, установил партнерские отношения с
14 компаниями, из которых 8 национальных партнёров, в том числе крупные
российские компании с государственным участием («Российские железные дороги»,
«Сбербанк России» «Роснефть», «Аэрофлот», «Ростелеком»), 2 – просто партнеры, и 4
– поставщики. Всего доходы от местных спонсоров принесли сочинским Играм
рекордную сумму 1,3 млрд долларов [47].
К инвесторам Сочинской Олимпиады, помимо государства, относятся такие
крупные частные инвесторы, как структуры В. Потанина, компания «РогСибАл»
О.Дерипаски, «Топ проджект» В. Вексельберга, «Итера­ СпортСтрой». Следует также
отметить крупнейшего кредитора Игр - государственный Внешэкономбанк, выдавший
20 кредитов на 240 млрд руб. [65]
Органы управления всех уровней также выражают свою
заинтересованность в успешном проведении Игр по политическим и материальным
мотивам, поэтому успешное взаимодействие с ними является важной задачей
организаторов.
Наконец, ж у р н а л и с т ы в количестве более 13000 человек [47] обеспечивают
информационную поддержку Олимпиады и оказывают значительное влияние на
формирование имиджа столицы Игр. При этом у средств массовой информации
имеются и свои материальные интересы. Их задача – продать как можно больше
информации, поэтому они не всегда заинтересованы в благополучном течении
мероприятия и стремятся вбросить привлекающую внимание информацию, нередко
носящую скандальный характер. Информационный повод Олимпиад насколько велик,
что СМИ платят значительные суммы за право трансляции Игр. По сочинской
Олимпиаде эта вложения составили 1,26 миллиарда долларов [47].
Для формализации групп заинтересованных лиц была проведена их экспертная
оценка по двум критериям: степени влияния на Оргкомитет и уровень
заинтересованности группы во взаимодействии с ним. Оценки ранжировались
следующим образом: 1 ­ слабый уровень, 2­ умеренный уровень, 3 – средний уровень,
4 – высокий уровень. Результаты представлены в таблице 2.1.2.
65

Таблица 2.1.2 ­ Результаты экспертной оценки стейкхолдеров


№ Группа стейкхолдеров Оценка Оценка
влияния заинтересова
нности
1 МОК, WADA, международные федерации 4 4
2 Персонал 4 2
3 Волонтеры 4 3
4 Спортсмены 3 4
5 Посетители 3 3
6 Жители 1 2
7 Организации-партнеры 2 3
8 Инвесторы 4 4
9 Спонсоры 4 4
10 Органы управления федерального, 4 3
регионального и локального уровня
11 СМИ 3 3
разработано автором

По результатам оценки выделены несколько групп стейкхолдеров, как это


рекомендуют [73]:
- обладающие высоким влиянием и наибольшей заинтересованностью – группа
ключевых игроков;
- обладающие высоким уровнем влияния, но невысокой заинтересованностью –
группа риска;
- обладающие невысоким уровнем влияния, но высокой заинтересованностью –
группа поддержки;
- обладающие невысоким влиянием и с низким уровнем заинтересованности –
группа контроля.
Для графического представления результатов оценки была сформирована
матрица «влияние-заинтересованность» (рис.2.1.1), которая показывает итоговое
расположение стейкхолдеров, исходя из полученных оценок. На данной матрице
выделены четыре указанные зоны (группы): группа ключевых игроков, группа риска,
группа поддержки и группа контроля. В соответствии с этапами стейкхолдер-
менеджмента для каждой заинтересованной группы должна быть сформирована
66

определенная стратегия. Целью стратегий является повышение уровня оценки каждой


из заинтересованных групп.

группа ключевые
риска игроки
низкий УРОВЕНЬ ВЛИЯНИЯ высокий

4 2 3, 10 1,8,9
3 5 4
2 7, 11
1 6
1 2 3 4
низкий УРОВЕНЬ высокий
ЗАИНТЕРЕСОВАННОСТИ
группа группа
контроля поддержки

Рисунок 2.1.1 – Матрица «влияние-заинтересованность»


Номера стейкхолдеров соответствуют данным таблицы 2.1.2
Стратегия для первой группы заключается в максимальном вовлечении в
процесс подготовки и проведения Игр и применяется к стейкхолдерам с высоким
уровнем заинтересованности и влияния. Необходимо повышать заинтересованность
группы в данном мероприятии и полностью удовлетворять ее потребности. К этой
группе относятся такие важные стейкхолдеры, как МОК, спортивные федерации,
инвесторы, спонсоры. Сюда же относятся спортсмены, зрители, волонтеры, органы
управления национального и регионального уровня.
Вторая стратегия относится к группе риска, так как имеет место сочетание
высокого уровня влияния при недостаточной заинтересованности. Эта стратегия носит
сдерживающий характер и направлена на большее вовлечение этой группы в проект,
так как падение заинтересованности при высоком уровне влияния может обернуться
проблемами организаторов. В данном случае эта стратегия относится к персоналу
Игр.
67

Третья стратегия применяется к стейкхолдерам с низким уровнем влияния, но


высоким уровнем заинтересованности (партнеры и СМИ) и заключается в
формировании поддержки мероприятия. Для достижения этой цели данную группу
следует знакомить со всеми ключевыми решениями по подготовке и проведению Игр,
несмотря на то, что эти лица не принимают прямого участия в организации
Олимпиады. Эту группу рекомендуется привлекать к обсуждению возможных
проблем и заручаться дополнительной поддержкой по важным решениям.
Четвертая стратегия используется для стейкхолдеров с низким уровнем влияния
и низким уровнем заинтересованности (резиденты) и заключается в контроле их
реакции на событие и предотвращении негативных реакций. Эту группу
рекомендуется информировать по основным вопросам проекта и вовлекать в решение
текущих задач.
У автора отсутствует информация, насколько реальные отношения Оргкомитета
Сочи-2014 со своими стейкхолдерами соответствовали описанным стратегиям.
Поэтому для анализа заинтересованных групп были проведены исследования,
представленные в данной главе. Выбирая стейкхолдеров, автор руководствовался,
исходя из цели исследования, прежде всего, их влиянием на развитие туризма на
принимающей территории. Для изучения были отобраны следующие стейкхолдерские
группы:
-непосредственно сами туристы, прибывшие в Сочи в период проведения Игр;
-обслуживающий персонал объектов размещения как представитель
организаций-партнеров;
-местные жители;
-волонтеры-туристы и принимающие волонтеры как часть персонала
организаторов Игр.
При этом автора интересовали вопросы отношения указанных стейкхолдеров к
Олимпиаде, оценки их удовлетворенности участием в Играх, а также уровень и
структура их расходов для оценки экономического эффекта олимпийского туризма. В
исследование не были включены стейкхолдеры первой и второй групп в виду их
ограниченной доступности, а также спонсоры и инвесторы, чьи отношения с
68

организаторами достаточно строго прописаны и не представляют существенного


интереса для целей данного исследования. Не проводилось также изучение
журналистов, чье участие заслуживает отдельного рассмотрения и выходит за рамки
исследования.

2.2 Характеристика олимпийских и паралимпийских туристов


Туристы, посетившие с различными целями Олимпиаду, являются одними из
основных стейкхолдеров Игр. Они представлены достаточно разнообразным
контингентом, о котором было частично сказано в главе 1.
В литературе накоплен значительный объем данных в отношении олимпийских
туристов. Так, Курцман и Заухар [182] представили детальный обзор о мотивации
спортивных туристов. Они установили, что решение о поездке и посещении
спортивных мероприятий принимается туристами под влиянием разнообразных
внешних и внутренних факторов, таких, как состав семьи, влияние друзей,
социальный статус, воздействие рекламы. Ривз [239] указывает на общие для туристов
и спортивных зрителей факторы, воздействующие на их решение о поездке. Виид
[272], развивая взгляды Макинтоша и Голднера [198] идентифицирует четыре
категории мотиваторов олимпийских туристов: физические, межперсональные,
культурные и статусные.
Виид и Булл (2004) [269] на основе многолетних наблюдений предложили
типологию спортивных туристов, которая затем была адаптирована Виидом (2008) к
категории олимпийских туристов [272]. Первый тип (профиль) – это так называемые
первичные (целевые) спортивные туристы, для которых посещение спортивных
мероприятий является главной целью поездки. К этому типу Виид относит самих
спортсменов, лыжников и других любителей зимнего спорта, зрителей соревнований и
участников массовых спортивных мероприятий. Второй тип – это ассоциированные со
спортом туристы, для которых спорт является главной причиной поездки, но есть и
другие важные причины для поездки. Этот тип может включать, к примеру,
лыжников, которых, помимо лыж, в поездке интересуют и другие события, а также
корпоративных туристов. Третий тип – туристы, интересующиеся спортом, включает
69

туристов, для которых спорт интересен, но не является главной целью поездки. Эта
туристская категория самая разнообразная и включает различные группы туристов в
соответствии с многообразной туристской активностью. Посещение спортивных
мероприятий в этих случаях происходит обычно спонтанно, без заблаговременного
планирования.
Более подробно вопросы типологии и классификации олимпийских туристов
представлены в разделе 1.2. Для выяснения основных характеристик олимпийских
туристов было организовано соответствующее исследование, результаты которого
представлены ниже.
Организация опроса туристов. Опрос туристов был проведен в феврале-марте
2014 года во время XXII Олимпийских и XI Паралимпийских зимних игр в два этапа.
Первоначально (в феврале 2014 г.) были опрошены туристы, приехавшие на зимнюю
Олимпиаду, затем (в марте 2014 г.) – на Паралимпиаду. Опрос методом интервью
проводился специально обученными группами волонтеров – студентов Сочинского
государственного университета во главе с преподавателями в электропоездах
«Ласточка», курсирующих из центра Сочи к олимпийским объектам горного и
прибрежного кластера.
В качестве инструмента использовалась специально составленная авторская
анкета (анкета 1, приложение 1), включавшая, помимо закрытых вопросов,
характеризующих социо-демографический профиль респондентов, вопросы об
основной цели поездки в Сочи и факторах, повлиявших на такое решение, вопросы об
уровне расходов туристов - суммарных по различным статьям, а также оценку
качества оказанных услуг.
Статистическая обработка результатов проводилась с помощью программного
пакета SPSS IBM Statistic, v.21. Первоначально анализировался социо-
демографические и поведенческие характеристики туристов с помощью описательной
статистики, затем различия потребительских сегментов в отношении расходов
туристов и их оценок качества полученных услуг с помощью тестов хи-квадрат,
однофакторного и многофакторного дисперсионного анализа (ANOVA и MANOVA-
test). Структурное моделирование факторов, влиявших на расходы туристов,
70

осуществлялось в программе Amos SPSS v.12. Всего было опрошено 404 человек,
посетивших Олимпиаду и 428 человек, побывавших на Паралимпиаде.
Результаты опроса олимпийских туристов
Социо-демографическая и поведенческая характеристика респондентов
представлена в таблице 1 приложения 2. Как видно из указанной таблицы,
большинство (52,6%) респондентов, опрошенных во время Олимпиады, были
женщины. Основной возрастной категорией были туристы в возрасте от 20 до 49 лет.
По роду занятий чаще всего среди опрошенных встречались рабочие (19,4%),
предприниматели (13,5%), и управленцы (13,2%). Почти 52% респондентов имели
ежемесячный доход от 20 до 60 тыс. руб. на 1 члена семьи. При организации поездки
эти туристы были более склонны выбирать частные объекты размещения и
формировать путешествие самостоятельно.
По целям поездки результаты распределились следующим образом (рис.2.2.1).
Ожидаемо, основной целью поездки туристов в Сочи в этот период стало посещение
Игр – 77,1%. Чуть более 10% считали основной для себя целью отдохнуть, 5,7%
приехали с деловыми целями. Различные социо-демографические признаки не оказали
существенного влияния на цели поездки, за исключением профессионального статуса
респондентов. Так, руководители более часто указали на деловые цели поездки
(14,3%), рабочие и пенсионеры – на поездки с целью лечения (12,5%).
прочее
лечение работа 4,2%
2,5% 5,7%

отдых
10,5%

посещение
Олимпиады
77,1%

Рисунок 2.2.1 – Цели посещения Сочи туристами в период проведения


Олимпийских игр
71

Информация о факторах, повлиявших на решение поехать в Сочи, представлена


в таблице 2.2.1.
Таблица 2.2.1 – Факторы, повлиявшие на решение о поездке в Сочи*
Факторы Олимпийские туристы
число %
желание поболеть 181 44,8
посетить соревнования 172 42,6
не упустить шанс посетить домашние Игры 160 39,6
участник Игр 17 4,2
желание поддержать спортсменов 108 26,7
получение нового опыта 32 7,9
окунуться в атмосферу праздника 125 30,9
за компанию с друзьями 56 13,9
неолимпийские факторы 26 6,4
Примечание: * одновременно можно было указать несколько факторов, но не более
трех
Наиболее значимыми факторами ожидаемо были желание поболеть за
спортсменов, посетить соревнования и не упустить шанс посетить домашние Игры.
При этом были получены некоторые отличия в факторах, повлиявших на поездку,
связанные с различными социо-демографическими признаками. Так, для мужчин был
достоверно более значимым, чем для женщин, фактор посещения соревнований
(48,1% против 36,3%), тогда как для женщин более важным по сравнению с
мужчинами был фактор приобщиться к атмосфере праздника (38% и 24,9%). Для
первичных туристов, приехавших в Сочи впервые, более важным по сравнению с
повторными туристами было приобретение нового опыта (13,8% и 5,8%).
Наличие нескольких переменных, повлиявших на решение туриста приехать в
Сочи, дает возможность сгруппировать их в отдельные типологические группы. Для
этих целей был применен факторный анализ с использованием метода анализа
главных компонент (PCA – principal component analysis). В этом случае полная
объясненная дисперсия выглядит так (табл. 2.2.2). Показатель адекватности
полученной модели и критерий сферичности являются вполне приемлемыми
(табл.2.2.3).
72

Таблица 2.2.2 - Полная объясненная дисперсия


Компон Начальные собственныеСуммы квадратов нагрузок Суммы квадратов нагрузок
ента значения извлечения вращения
Итого % Кумулят Итого % Кумулят Итого % Кумулят
Дисперс ивный % Дисперс ивный % Дисперс ивный %
ии ии ии
1 1,574 17,489 17,489 1,574 17,489 17,489 1,384 15,378 15,378
2 1,249 13,875 31,364 1,249 13,875 31,364 1,381 15,345 30,724
3 1,118 12,424 43,788 1,118 12,424 43,788 1,176 13,064 43,788
4 1,017 11,302 55,090
5 ,997 11,077 66,166
6 ,977 10,858 77,024
7 ,833 9,253 86,277
8 ,762 8,472 94,750
9 ,473 5,250 100,000
Метод выделения: Анализ главных компонент.
Таблица 2.2.3 - Мера адекватности и критерий Бартлетта
Мера выборочной адекватности Кайзера-Мейера-Олкина. 0,405
Прибл. хи-квадрат 169,839
Критерий сферичности
ст.св. 36
Бартлетта
Знч. 0,000
В результате анализа были получены три факторных группы, показанных в
таблице 2.2.4.
Таблица 2.2.4 -Матрица повернутых компонентa
Компонента (группа)
Факторы
1 2 3
желание поболеть -0,717 0,122 -
посетить соревнования -0,258 0,551 ,401
не упустить шанс - 0,576 -0,130
участвую - -0,165 0,579
поддержать - - -0,741
новый опыт 0,505 - 0,278
окунуться в атмосферу праздника 0,664 - -0,154
за компанию с друзьями 0,312 -0,335 -
цели, несвязанные с играми - -0,764 0,108
Метод выделения: Анализ методом главных компонент.
Метод вращения: Варимакс с нормализацией Кайзера.
a. Вращение сошлось за 5 итераций.
Анализ распределения факторов, побудивших к поездке, по этим группам
позволил выделить три типа олимпийских туристов:
1. Ивент-турист (получить новый опыт, окунуться в атмосферу праздника,
поехать за компанию с друзьями);
2. Фанат (посетить соревнования, не упустить шанс);
73

3. Участник.
Определенный интерес представляет оценка качества полученных услуг
туристами при использовании 5-ти бальной шкалы. Распределение оценок
представлено в табл. 2.2.5. В целом туристы довольно высоко оценили уровень
полученных услуг; интегральный индекс качества составил в среднем 4,53 балла.
Не выявлено различий в интегральной оценке качества у туристов разного пола,
возраста и статуса, хотя по отдельным категориям расходов некоторые различия
имели место. Мужчины более высоко оценили услуги размещения (4,05 против 3,65,
p=0,036), а более молодые туристы – уровень развлечений, шопинга и подготовку
персонала, по сравнению с более возрастным контингентом. Учащиеся и служащие
более высоко оценили услуги питания и развлечений по сравнению с руководителями
и пенсионерами.
Таблица 2.2.5 – Оценка качества услуг, полученных туристами во время
Олимпийских игр в Сочи
Оцениваемые параметры Число Средняя оценка Стд. ошибка
Олимпийские мероприятия 360 4,87 0,020
транспорт 362 4,59 0,034
размещение 333 4,62 0,035
питание 322 4,30 0,048
медицина 164 4,66 0,048
развлечения 321 4,63 0,034
магазины 295 4,34 0,048
достопримечательности 334 4,75 0,028
персонал 324 4,47 0,043
экология 329 4,47 0,039
безопасность 335 4,79 0,024
чистота 342 4,39 0,041
интегральный индекс 370 4,5334 0,02515
качества
составлено автором по материалам исследования
Туристы с более высоким уровнем дохода также более высоко оценили услуги
питания и возможность покупок по сравнению с низкодоходными группами
респондентов. Повторные туристы, побывавшие ранее в Сочи, оценили уровень
безопасности выше по сравнению первичными посетителями (4,26 и 3,80, p=0,033).
74

Уровень и структура расходов туристов является одним из важнейших


направлений исследования, поскольку они прямо влияют на доходы от туризма,
получаемые дестинацией [134]. Козак М. с соавторами (2008) рекомендуют для
оценки туристских расходов вычислять следующие переменные: суммарные и
ежедневные расходы на одного туриста, суммарные и ежедневные расходы на поездку
[181]. Ряд исследователей (напр., [188], [267]) считают необходимым рассматривать
дополнительно постатейную структуру расходов, выделяя затраты на проживание,
питание, транспорт, покупки, развлечения в отдельные категории. Руководствуясь
указанными рекомендациями, в данном исследовании определялись средние
суммарные, ежедневные и постатейные расходы олимпийских туристов. Результаты
представлены в таблице 2.2.6.
Таблица 2.2.6. – Расходы олимпийских туристов в сравнении с
расходами прочих туристов (на 1 чел., руб.)
Олимпийские туристы, Прочие туристы,
Расходы февраль 2014 (n=294) август 2012 (n=389)*
Сред Стд. % Дискон. Сред Стд. %
нее ошиб среднее нее ошиб
Суммарные расходы на 66425 4827 - 56724 39782 1420
поездку
Ежедневные расходы 9012 605 - 7665 3149 129
Структура расходов на 100,0 100,0
поездку, в т.ч.
Проживание 25695 3765 41,41 23489 11790 715 29,64
Транспорт 10898 846 17,56 9962 13059 530 32,83
Покупки 1555 262 2,51 1421 2306 230 5,80
Питание 5699 548 9,18 5210 7758 477 19,50
Культурно-спортивные 1167 174 1,88 1067 2599 245 6,53
услуги
Транспорт по городу 474 76 0,76 433 533 53 1,33
Медицина 176 49 0,28 160 1121 93 2,83
Услуги связи 897 140 1,45 820 0 0 0
Сувениры 2200 389 3,55 2011 0 0 0
Билеты на Олимпиаду 9162 969 14,77 8376 0 0 0
Прочие 4128 560 6,65 3773 616 88 1,54
Примечание: Дискон. среднее – это расходы 2014 г., приведенные к августу 2012 г.
Источник: данные автора; *- данные Ветитнева (2015), c. 679 [264]
Было получено, что средние суммарные расходы на поездку на 1 туриста
составили 66425 руб. или US$1843 при курсе Центробанка РФ рубля к доллару 36,05
на 28.02.2014. Ежедневные расходы в среднем составили 9012 руб. или US$250. Харди
75

и Перри (2013) сообщили о несколько более высоком уровне расходов туристов


(£1553) во время Лондонской Олимпиады [161].
По структуре расходов затраты на размещение составили 41,41% от всех
расходов, на транспорт – 17,56% и прочие расходы 41,03%.
Была проведена оценка влияния различных социо-демографических переменных
на суммарные расходы туристов. Оказалось, что мужчины в поездке в целом тратят
достоверно больше женщин, что подтверждается исследованием Коллинса и Тизделла
(2002) [112 ].
Что касается возраста, то по этому признаку достоверные различия не
выявились. Род занятий (профессиональный статус) в целом статистически значимо
(при использовании ANOVA-теста) влиял на уровень общих (F=2,366; p=0,011) и
ежедневных (F=2,089; p=0,025) расходов. Был выявлен более низкий уровень расходов
у респондентов - домохозяек, и ожидаемо более высокий – у руководителей и
предпринимателей. Ожидаемой также оказалась связь уровня расходов с
индивидуальными доходами туристов: чем больше их бюджет, тем выше уровень
суммарных расходов во время поездки. Эту зависимость подтверждают и другие
исследователи (напр., [100]).
Для оценки полученных данных представляется интересным сравнить их с
расходами туристов, приехавших на курорт Сочи в разгар летнего сезона с
неолимпийскими целями (см. табл. 2.2.6). В основном этот контингент представлен
пляжными туристами. Для такого сравнения были использованы данные, полученные
А.М. Ветитневым в 2012 году [264]. Для устранения инфляционного эффекта
полученные в 2014 году результаты приводились к ценам 2012 года, путем
использования ежемесячного индекса потребительской корзины (по данным
Росстата). Оказалось, что суммарные расходы туристов на Олимпийских играх почти
в 1,5 раза, а ежедневные расходы в 2,43 раза выше, чем расходы обычных туристов на
курорте Сочи. Структура расходов также отличалась за счет большей доли стоимости
размещения в период Олимпиады и появления дополнительных олимпийских
расходов. Полученные результаты соответствуют данным Харди и Перри (2013),
76

также отметивших более значительные расходы туристов на Олимпиаде в Лондоне по


сравнению с традиционными рекреационными туристами [161].
Для того, чтобы комплексно оценить влияющие на расходы туристов факторы,
было использовано структурное математическое моделирование (Structural equation
modelling - SEM) в программа Amos, v.12.
В результате нескольких аллитераций была построена структурная модель (рис.
2.2.2).

Рисунок 2.2.2 – Структурная модель расходов олимпийских туристов


разработана автором
77

Модель имела хорошие показатели согласованности: хи-квадрат = 7,037, при 9


степенях свободы p=0,63, а соотношение хи-квадрат/ст. св. = 0,782, то есть меньше 2.
В данном случае наличие p > 0,05 указывает на отсутствие достоверных отличий
полученной модели от расчетной. Другие показатели согласованности также были
приемлемыми: CFI = 0,000 (т.е. выше 0,95), NFI = 0,997 (также выше 0,95), RMSEA =
0,000 (меньше 0,05).
Рассчитанные регрессионные веса показателей модели представлены в таблице
2.2.7.
Таблица 2.2.7 – Направления влияния и регрессионные веса модели
Направление влияния Estimate S.E. C.R. p
Продолжительность поездки <--- Способ оплаты 0,975 0,477 2,046 0,041
Продолжительность поездки <--- Число мероприятий 0,223 0,083 2,696 0,007
Продолжительность поездки Срок принятия
<--- 0,001 0,001 0,832 0,405
решения
Продолжительность поездки Организация
<--- 3,488 1,164 2,995 0,003
поездки
Продолжительность поездки <--- Цель 2,692 0,471 5,711 0,000
Продолжительность поездки <--- Доход 2,231 0,660 3,379 0,000
Срок принятия
Индекс качества <--- 0,000 0,000 2,501 0,012
решения
Индекс качества <--- Стоимость билетов 0,059 0,030 1,988 0,047
Продолжительность
Индекс качества <--- -0,037 0,010 -3,531 0,000
поездки
Индекс качества <--- Участие 0,314 0,159 1,974 0,048
Организация
Суммарные расходы <--- -52048,839 20357,527 -2,557 0,011
поездки
Суммарные расходы <--- Индекс качества -96837,662 45804,381 -2,114 0,035
Продолжительность
Суммарные расходы <--- 10450,558 3588,654 2,912 0,004
поездки
Суммарные расходы <--- Способ оплаты -15780,629 7701,515 -2,049 0,040
Суммарные расходы <--- Цель -27412,527 10625,603 -2,580 0,010
составлено автором
Созданная модель показывает, что величина суммарных расходов на поездку
зависела от ее продолжительности (что объяснимо) и обратно зависела от оценки
качества оказанных услуг (то есть туристы, более высоко оценившие полученный
сервис, тратили меньше). На продолжительность поездки, в свою очередь, достоверно
влияли размер доходов, источники оплаты поездки (дольше жили туристы,
оплатившие поездку не из собственных источников), цель поездки (дольше жили
78

туристы с неолимпийскими целями), число мероприятий, которые планировалось


посетить, способ организации поездки (дольше жили туристы, которые организовали
поездку не сами). На оценку качества услуг оказали влияние: участие в Олимпиаде (то
есть, является ли респондент участником Игр), продолжительность пребывания в
столице Игр (более удовлетворены туристы с коротким сроком пребывания), оценка
доступности билетов (более высокие оценки качества у туристов, отметивших
сложности с покупкой билетов) и сроки принятия решения о поездке (более
удовлетворены туристы, заблаговременно принявшие решение о поездке).
Следует отметить, что по условиям моделирования разработанная модель не
является единственным вариантом, а только одним из многих, поэтому оставляет на
усмотрение других исследователей поиск сочетания факторов, повлиявших на
расходы туристов.
Характеристика паралимпийских туристов в сравнении с туристами,
посетившими Олимпиаду
Анализируя имеющиеся литературные источники, относящиеся к
паралимпийским туристам, следует отметить, что в них рассматривался этот сегмент
главным образом с упором на участников – спортсменов с ограниченными
возможностями [96, 206, 224]. Единичные статьи о туристах – посетителях состязаний
паралимпийцев, также, в основном, касались зрителей с инвалидностью и
сопровождающих их лиц [98]. Одной из немногих статей о зрителях паралимпийских
состязаний является работа Ekmekci с соавт. (2013), в которой подробно
анализируются социо-демографические и поведенческие характеристики посетителей
состязаний на Лондонских Паралимпийских играх, а также структура их расходов
[126].
В то же время автору не встретилось ни одной работы, посвященной
сравнительной оценке контингента туристов, посетивших Олимпийские и
Паралимпийские игры. Можно предположить, что эти два туристских потока
отличаются по своим поведенческим характеристикам и манере расходов во время
Игр. Поэтому целью данного раздела работы было выявление различий в социо-
79

демографических и поведенческих характеристиках туристов, посетивших


Олимпийские и Пароалимпийские игры, а также в структуре и размерах их расходов.
Всего было опрошено 428 паралимпийских туристов. Их социо-
демографическая и поведенческая характеристика в сравнении с олимпийскими
туристами была представлена ранее в таблице 2.1. Анализ показал, что статистически
значимых различий между этими двумя группами респондентов по указанным
показателям не наблюдалось.
Однако опрошенные респонденты указали на различные цели поездки (табл.
2.2.8): 77,1% олимпийских туристов отметили посещение Олимпиады как основную
цель поездки, тогда как 34,9% опрошенных во время Паралимпийских игр имели
другие (неолимпийские) основные цели приезда в Сочи (хи-квадрат Пирсона =
204,921, p < 0,0001). К таким целям они отнесли, прежде всего, отдых (20,5%). О том,
что поездка на Олимпиаду являлась целевой для олимпийских туристов,
свидетельствуют и более ранние сроки подготовки к поездке. Эта группа туристов
приняла решение о посещении Игр намного раньше по сравнению с паралимпийскими
туристами (табл.2.2.9).
Таблица 2.2.8 - Основная цель поездки на Игры
Цель Олимпийские Паралимпийские Среднее
туристы туристы значение
Посещение Олимпиады n 309 271 580
% 77,1 65,1 71,0
Отдых n 42 85 127
% 10,5 20,5 15,6
Лечение n 10 8 18
% 2,5 1,9 2,2
Деловая n 23 37 60
% 5,7 8,9 7,3
Прочая n 17 15 32
% 4,2 3,6 3,9
Хи-квадрат Пирсона = 20,394, ст. свободы 4, p < 0,000
Таблица 2.2.9 – Сроки принятия решения о поездке, дни
Туристы N Среднее Стд. Стд.
отклонение Ошибка
Олимпийские 268 231,35 443,161 27,070
Паралимпийские 287 48,39 181,151 10,693
Итого 555 136,74 346,361 14,702
Однофакторный дисперсионный анализ, F= 41,498, ст. свободы 1, p < 0,000
80

Были выявлены также достоверные отличия в некоторых основных факторах,


которые вызвали приезд туристов в Сочи (табл.2.2.10).
Таблица 2.2.10 – Факторы, повлиявшие на решение о поездке в Сочи
Факторы Олимпийские Паралимпийск Среднее
туристы ие туристы значение
желание поболеть* n 181 162 343
% 44,8 37,9 41,2
посетить соревнования n 172 186 358
% 42,6 43,5 43,0
не упустить шанс посетить n 160 205 365
домашние Игры* % 39,6 47,9 43,9
участник Игр n 17 14 31
% 4,2 3,3 3,7
желание поддержать n 108 140 248
спортсменов* % 26,7 32,7 29,8
получение нового опыта n 32 28 60
% 7,9 6,5 7,2
окунуться в атмосферу n 125 168 293
праздника % 30,9 39,3 35,2
за компанию с друзьями* n 56 39 95
% 13,9 9,1 11,4
неолимпийские факторы n 26 34 60
% 6,4 7,9 7,2
* различия достоверны при p < 0,000
Для туристов, приехавших на Олимпийские игры, такими факторами, в первую
очередь, было желание поболеть, а также поехать за компанию с друзьями.
Паралимпийские туристы были больше мотивированы желанием поддержать
спортсменов и не упустить шанс посетить Игры. По остальным факторам достоверных
отличий не было получено.
Определенный экономический интерес для принимающей дестинации
представляют различия в оценке расходов туристов на поездку. Оказалось, что
суммарные расходы на поездку между этими двумя группами туристов достоверно не
отличались (табл. 2.2.11) и составили в среднем 66792 руб.
Таблица 2.2.11 – Суммарные расходы туристов на поездку на 1 человека, руб.
Туристы N Среднее Стд. Стд. Ошибка
отклонение
Олимпийские 256 66425,23 86711,67 5419,47
Паралимпийские 305 67099,40 230608,73 13204,61
Итого 561 66791,75 179703,25 7587,07
Однофакторный дисперсионный анализ, F= 41,498, ст. свободы 1, p < 0,000
81

Однако ежедневные расходы у олимпийских туристов были в 1,5 раза выше, чем
у паралимпийских (табл.2.2.12) и сокращение суммарных расходов было достигнуто
туристами за счет уменьшения срока поездки: ее продолжительность составила в
среднем 9,23 дня у олимпийских туристов и 13,92 дня – у паралимпийских.
Таблица 2.2.12 – Ежедневные расходы туристов на поездку на 1 человека, руб.
Туристы N Среднее Стд. Стд. Ошибка
отклонение
Олимпийские 256 9011,83 9673,78 604,61
Паралимпийские 301 6651,19 15807,54 911,13
Итого 557 7736,15 13384,05 567,10
Однофакторный дисперсионный анализ, F= 4,329, ст. свободы 1, p = 0,039
Что же касается структуры расходов, то исследование с помощью
многофакторного дисперсионного анализа (MANOVA) выявило некоторые отличия
между этими двумя группами туристов (табл.2.2.13).
Таблица 2.2.13 –Расходы туристов на поездку на 1 человека по отдельным
статьям, руб.
Статья расходов Туристы N Среднее Стд. p
Отклонение
транспорт расходы олимпийские 256 11003,52 14601,98 0,024
паралимпийские 305 8171,69 14967,12
оплата размещения олимпийские 256 26226,72 68421,45 0,697
паралимпийские 305 31778,10 219416,7
стоимость билетов олимпийские 256 14409,54 22830,55 0,007
паралимпийские 305 9805,12 17362,15
стоимость олимпийские 256 3436,81 9559,793 0,494
сувениров паралимпийские 305 3005,67 4996,369
затраты на еду и олимпийские 256 6528,60 9838,728 0,015
напитки паралимпийские 305 10314,16 23207,41
транспорт по городу олимпийские 256 536,18 1382,043 0,585
паралимпийские 305 604,97 1569,629
культ. и спорт олимпийские 256 1298,11 3153,075 0,118
активность паралимпийские 305 1756,64 3688,322
покупка товаров олимпийские 256 1758,03 4740,119 0,001
паралимпийские 305 716,28 2326,182
медицина олимпийские 256 203,28 889,7787 0,000
паралимпийские 305 670,73 1479,81
прочие, в том числе олимпийские 256 1024,40 2543,99 0,000
связь паралимпийские 305 276,02 1913,622
MANOVA, F= 9,362, Лямбда Уилкса = 0,855, частная η = 0,145, p < 0,000
2

У олимпийских туристов были существенно выше расходы на покупку билетов


на мероприятия и товаров, транспортные расходы на приезд в Сочи, у
паралимпийских – на еду и медицину.
82

Одной из задач исследования была оценка качества полученных туристами


услуг, для чего использовались вопросы с использованием пятибалльной шкалы
Лейкерта. Оказалось, что достоверных отличий в оценке качества полученных услуг
между указанными группами туристов не было выявлено и значения индексов
оказались очень близкими. Это означает, что туристы довольно высоко оценили
услуги, полученные как во время Олимпийских игр, так и во время Паралимпиады.
Анализируя полученные сравнительные результаты, можно отметить, что
туристы, прибывшие на XXII Олимпийские игры, отличались от тех гостей, которые
посетили курорт Сочи во время XI Паралимпийских игр. Принципиальное отличие
заключалось в том, что большая часть туристов, находившихся в городе во время
Олимпиады, приехала специально для участия в Играх, тогда как Паралимпиаду
посетили люди, находившиеся на курорте с другими целями. Об этом
свидетельствуют сроки планирования поездки, которую олимпийские туристы
осуществляли заблаговременно и более длительное пребывание паралимпийских
туристов на курорте в сравнении с олимпийскими. Вторая группа туристов, в отличие
от первой, была больше мотивирована желанием поддержать спортсменов, что
понятно, исходя из особенностей соревнующихся, а также не упустить шанс
окунуться в атмосферу уже прошедших Игр. Олимпийскими же туристами управляло
в первую очередь желание поболеть, в особенности за компанию с друзьями.
Если применить к этим туристам типологию спортивных туристов Майкла
Виида [272], то олимпийские туристы-зрители могут быть отнесены к первому типу,
для которого посещение Игр является главной целью. Паралимпийские туристы по
этой типологии могут быть отнесены к третьему типу – туристов, интересующихся
спортом, но для которых основными целями поездки являются не спортивные
события.
Эти две группы туристов отличались и расходованием средств, выделенных ими
на поездку. Ежедневные траты олимпийских туристов оказались почти в полтора раза
выше, чем у паралимпийских, в основном, за счет стоимости билетов на дорогу и
олимпийские мероприятия и шопинга. В то же время туристы второй группы больше
тратили на еду, спортивно-культурную активность и медицину.
83

Полученные результаты позволяют организаторам мега-спортивных


мероприятий лучше учесть особенности посетителей с учетом целей их поездок и
уровня расходов, что, в свою очередь, может быть полезным при расчетах
экономического эффекта мероприятий и их вклада в экономику принимающих
дестинаций. Это касается, в первую очередь, маркетинговых стратегий и организацию
продаж билетов на спортивные мероприятия. Организаторов такого рода мероприятий
должны интересовать туристы третьего типа, как недостаточно используемый ресурс
посетителей. Туристы же первого типа, которые уже находятся на Олимпиаде,
должны более активно привлекаться к участию в следующем мега-событии -
Паралимпиаде.

2.3 Обслуживающий персонал как сервисный элемент олимпийского туризма

Еще одним важным стейкхолдером олимпийского туризма является персонал


организаций, непосредственно обслуживающих олимпийские объекты: спортивные
сооружения, объекты размещения и питания, транспорт, обеспечивающий перевозки
участников Олимпиады. От их отношения к проводимому событию и лицам, в нем
участвующим, в немалой степени зависит успех мероприятия в целом.
Доброжелательность, вежливость, обходительность, компетентность сервисного
персонала ощутимо влияют на атмосферу мега-события, обеспечивают
предоставление качественных услуг и формируют положительный имидж
принимающей дестинации и страны в целом.
Сочинскую Олимпиаду-2014 обслуживал многочисленный персонал. Это
персонал организаторов Игр (члены МОК, ОКР и СОКОИ, представители спортивных
федераций, сотрудники аппарата), работники собственно олимпийских объектов,
работники средств размещения, включающих как объекты олимпийских деревень, так
и отели, принимавшие гостей Олимпиады и туристов, работники объектов питания,
открывших свои предприятия в различных зонах обслуживания, работники
предприятий-перевозчиков участников и гостей Игр, а также многочисленные
84

волонтеры. Вопросы участия волонтеров в спортивных событиях будут рассмотрены


отдельно в разделе 2.4 данной главы.
В контексте олимпийского туризма представляется важным определить
отношение обслуживающего персонала к проведению Игр, выявить факторы,
оказывающие влияние на мнение и поведение этого персонала, сопоставить их с
некоторыми показателями, характеризующими трудовую деятельность этих лиц.
С этой целью автором был проведен опрос работников некоторых средств
размещения, готовившихся принимать олимпийских гостей.
Опрос проводился накануне Олимпиады в ноябре-декабре 2013 года методом
самозаполнения персоналом объектов размещения специально разработанной анкеты
(анкета 2 приложения 1). Анкеты раздавались супервайзерами перед началом рабочего
дня и собирались по его окончанию.
Анкета включала в себя паспортный раздел (вопросы оценки социо-
демографического и профессионального статуса), вопросы на отношение к
проводимому мероприятию (три ключевых вопроса), вопросы восприятия
респондентами факторов влияния Олимпиады на принимающую дестинацию (21
вопрос), раздел, связанный с профессиональной деятельностью респондентов
(определение клиентоориенторованности, удовлетворенности работой, лояльности к
предприятию). Два последних блока вопросов тестировали с помощью пяти балльной
шкалы Лайкерта (от «полностью согласен», до «полностью не согласен»).
В качестве базы исследования были выбраны 4 объекта размещения, вошедшие
в заявочную книгу и включенные в перечень объектов приема гостей Олимпиады:
отель «Рэдиссон Лазурная» (опрошено 63 человека), «Сочи Бриз Отель» (47 чел.),
Объединенный санаторий «Сочи» (100 чел.) и «Гранд-отель «Поляна» (57). Первые
три объекта относились к прибрежному кластеру, четвертый расположен в горном
кластере и входил в комплекс ОАО «Газпром». Выбор объектов был обусловлен
возможностями доступа к персоналу этих средств размещения. Всего было роздано
500 анкет, вернулось 325 анкет, после отбраковки испорченных анкет в исследование
были включены 267 анкет. Процент возврата составил 53,4%.
В результате опроса были получены следующие основные результаты.
85

Социо-демографический профиль и профессиональные характеристики


опрошенных представлены в таблице 2 Приложения 2.
О т н о ш е н и е п е р с о н а ла к п р о в е д е н и ю О ли м п и й с к и х Иг р в С о ч и .
Прежде всего, автора интересовал вопрос отношения обслуживающего Олимпиаду
персонала к факту проведения Игр. Для тестирования этого отношения было выбрано
три закрытых вопроса, как это было предложено в исследованиях [276]: поддерживает
ли респондент выбор Сочи в качестве олимпийской столицы, перевешивает ли
позитивное влияние Олимпиады негативное, следует ли в дальнейшем стремиться к
проведению в Сочи аналогичных мероприятий мирового масштаба. Респондент
выбирал один из трех вариантов ответа: да, нет, не определился. Результаты опроса с
распределением по отелям представлены в табл. 2.3.1.
Таблица 2.3.1 – Отношение обслуживающего персонала различных объектов
размещения к проведению Олимпийских Игр
Вопросы Ответ Объекты размещения, % положительных Всего
ответов
Рэдиссон Сочи Бриз Сочи Поляна
Лазурная Отель
Поддерживаю выбор Согласен 47,6 74,5* 37,0 54,4 49,8
Сочи в качестве Не согласен 28,6 14,9* 44,0* 29,8 32,2
олимпийской столицы Не знаю 23,8 10,6 19,0 15,8 18,0
Позитивное влияние Согласен 39,7 45,7 40,8 58,2 45,0
Олимпиады Не согласен 33,3 28,3 32,7 18,2 29,0
перевешивает Не знаю 27,0 26,1 26,5 23,6 26,0
негативное
Сочи следует Согласен 25,4* 63,8* 35,1 58,2 42,7
дальнейшем Не согласен 42,9 14,9* 45,4 21,8 34,4
стремиться к Не знаю 31,7 21,3 19,6 20,0 22,9
проведению мега-
событий
Примечание: * используя χ2 p≤0.05
Из данных, представленных в этой таблице видно, почти половина опрошенных
(49,8%) поддержало выбор Сочи в качестве олимпийской столицы, несколько меньше
согласились, что позитивное влияние Олимпиады перевешивает негативное и Сочи
следует дальнейшем стремиться к проведению мега-событий (45,0% и 42,7%
соответственно). Отрицательное мнение продемонстрировали 32,2%, 29,0% и 34,4%
респондентов соответственно. Обращает на себя внимание значительный процент
неопределившегося персонала отелей: 18,0-26,0%%.
86

Полученные результаты нельзя признать хорошими, поскольку больше


половины опрошенного персонала не высказались однозначно в поддержку Игр.
Однако следует иметь в виду, что на население принимающего региона оказали
значительное и длительное воздействие различные факторы подготовительного
предолимпийского периода: стройки, шум, мусор, дорожные пробки и пр., что,
безусловно, не могло не повлиять на отношение к Играм [210].
Если же сравнить полученные данные с результатами ответов на эти же вопросы
местных жителей в целом (см. раздел 2.4), то обслуживающий персонал показал
достоверно более высокие положительные оценки и более низкие отрицательные
(рис.2.3.1).

поддержка резиденты 39,6 40,1 20,3


выбора Сочи
персонал 42,7 32,8 24,4

влияние ОИ резиденты 33,4 34,6 32

персонал 45,0 29,0 26,0


стремиться к
мега событиям резиденты 39,9 40,8 19,3

персонал 49,8 32,2 18

0% 20% 40% 60% 80% 100%


да нет затрудняюсь

Рисунок 2.3.1 – Сравнение результатов оценки отношения к Олимпийским


Играм местного населения и обслуживающего персонала в предолимпийский период

Что же касается различий в отношении персонала исследуемых объектов


размещения (см. табл. 2.3.1), то они отразили определенные особенности управления,
местоположения, ведения бизнеса, и прочих трудно учитываемых факторов. Следует
отметить, что «Сочи Бриз Отель» и Гранд-отель «Поляна» являются коммерческими
объектами, результатом деятельности которых является, в том числе, и зарплата
персонала. Санаторий «Сочи» относится к государственным учреждениям, где оплата
персонала не имеет значительной привязки к результатам работы учреждения, что,
87

вероятно, сказалось на оценках персонала. Отель «Рэдиссон Лазурная», первый


сетевой отель Сочи, в последние годы подвергался неоднократной смене руководства,
что повлияло на морально-психологический климат в коллективе отеля и могло
провоцировать различные негативные реакции сотрудников. Эти данные еще раз
указывают на важность эффективного управления персоналом не только для
достижения корпоративных целей, но и для решения задач, стоящих перед
сообществом дестинации в целом.
Это положение нашло подтверждение и при сопоставлении оценок отношения к
проведению Олимпиады с некоторыми характеристиками персонала. Автором было
проведено определение следующих параметров: клиентоориентированность,
удовлетворенность и лояльность персонала к своей организации.
Под клиентоориенторованностью персонала С.Н. Апенько [2] и М.Н.
Шавровская [78] понимают комплексную профессиональную компетенцию,
состоящую из совокупности взаимосвязанных элементов (знаний, навыков, умений,
мотивации, ценностей, установок, личностных качеств, поведения), характеризующую
качество рабочей силы, выполняющую функции базового компонента и фактора в
формировании профессиональных компетенций работников, а также в стратегии
установления и поддержания взаимоотношений с клиентами. Для ее оценки
применяют различные показатели, отражающие соблюдение персоналом сервисных
стандартов, эстетических норм, делового этикета, проявление необходимых
компетенций, выстраивание взаимоотношений с клиентами. В данном исследовании
был использован подход М.Н. Шавровской [78] в несколько сокращенном и
модифицированном варианте, включающим оценку компетентности взаимодействия,
вежливости взаимодействия, выстраивания долгосрочных отношений с клиентами, -
всего 8 вопросов, объединенных в указанные три подгруппы. По каждой подгруппе
выводился средний балл, на основании которого вычислялся средний балл показателя
клиентоориентированности в целом.
Удовлетворенность персонала рассматривался как средний балл ответов на три
вопроса: «Насколько Вы удовлетворены своей работой?», «Созданы ли для Вас все
необходимые условия для работы?», «Удовлетворены ли Вы оплатой своего труда?».
88

Лояльность персонала вычислялась как среднее значение ответов на вопросы о


рекомендации своего места работы другим людям и намерении долго проработать в
данной организации.
В результате исследования было получено, что клиентоориенторованный
персонал продемонстрировал существенно и достоверно более высокий уровень
поддержки Игр, чем сотрудники с более низкой клиентоориентированностью (табл.
2.3.2).
Таблица 2.3.2 – Отношение обслуживающего персонала с различными
показателями клиентоориентированности к проведению Олимпийских Игр в Сочи
Вопросы Ответ Показатель клиентоориентированности
Число Среднее Стд. Стд.
отклонение ошибка
Поддерживаю выбор Согласен 133 4,2297* 0,96866 0,08399
Сочи в качестве Не согласен 86 3,8475 1,20469 0,12991
олимпийской столицы Не знаю 48 4,0255 0,70803 0,10220
Позитивное влияние Согласен 118 4,2731* 0,89876 0,08274
Олимпиады Не согласен 76 3,8787 1,12468 0,12901
перевешивает Не знаю 68 3,9216 1,07676 0,13058
негативное
Сочи следует Согласен 112 4,3115* 0,89523 0,08459
дальнейшем стремиться Не согласен 86 3,9121 1,09108 0,11765
к проведению мега- Не знаю 64 3,9219 0,98064 0,12258
событий
Примечание: * однофакторный дисперсионный анализ, статистика Геймса-Хоуэлла, p≤0.05

Это показывает, что усилия менеджеров объектов размещения по


формированию клиентоориентированности персонала были направлены в нужную
сторону и дали положительный результат, который распространялся не только на
взаимодействие с клиентами своей фирмы, но и сопровождался позитивным
отношением к привлечению туристов в дестинацию в целом.
Определенный практический интерес вызвал также вопрос, влияет ли
удовлетворенность и лояльность персонала к своей организации на его отношение к
проведению Олимпийских Игр. Оказалось, что такое влияние имеется: позитивно
отнеслись к проведению Игр более удовлетворенные и лояльные сотрудники (табл.
2.3.3 и 2.3.4).
89

Таблица 2.3.3 – Отношение обслуживающего персонала с различными


показателями удовлетворенности работой к проведению Олимпийских Игр
Вопросы Ответ Показатель удовлетворенности
Число Среднее Стд. Стд.
отклонение ошибка
Поддерживаю выбор Сочи Согласен 133 3,753* 0,9676 0,0839
в качестве олимпийской Не согласен 86 3,357 1,0735 0,1158
столицы Не знаю 48 3,590 0,7787 0,1124
Позитивное влияние Согласен 118 3,780* 0,9560 0,0880
Олимпиады перевешивает Не согласен 76 3,338 0,9790 0,1123
негативное Не знаю 68 3,527 0,9911 0,1202
Сочи следует дальнейшем Согласен 112 3,801* 0,9283 0,0877
стремиться к проведению Не согласен 86 3,463 0,9567 0,1032
мега-событий Не знаю 64 3,438 1,0129 0,1266
Примечание: * однофакторный дисперсионный анализ, статистика Геймса-Хоуэлла, p≤0.05
Таблица 2.3.4 – Отношение к проведению Олимпийских Игр обслуживающего
персонала с различными показателями лояльности к своей организации
Вопросы Ответ Показатель лояльности
Число Среднее Стд. Стд.
отклонение ошибка
Поддерживаю выбор Согласен 133 3,703 1,2279 0,1065
Сочи в качестве Не согласен 86 3,390 1,3315 0,1436
олимпийской столицы Не знаю 48 3,677 0,9811 0,1416
Позитивное влияние Согласен 118 3,911* 1,1297 0,1040
Олимпиады Не согласен 76 3,224 1,2420 0,1425
перевешивает Не знаю 68 3,434 1,2456 0,1511
негативное
Сочи следует Согласен 112 3,946* 1,1198 0,1058
дальнейшем стремиться Не согласен 86 3,517 1,2065 0,1301
к проведению мега- Не знаю 64 3,117 1,2304 0,1538
событий
Примечание: * однофакторный дисперсионный анализ, статистика Геймса-Хоуэлла, p≤0.05

О ц е н к а ф а к т о р о в в ли я н и я Оли м п и й с к и х Иг р о б с л уж и в а ющ и м
п е р с о н а ло м . Поскольку положительное или отрицательное отношение жителей к
мега-событию формируется под влиянием различных факторов, было предпринята
попытка оценить восприятие этих факторов различными группами населения. В
данном разделе представлены результаты оценки восприятия факторов олимпийского
влияния персоналом, обслуживающим это мероприятие.
В качестве инструмента оценки был использован вопросник, включающий 21
вопрос, отражающий различные параметры влияния Олимпийских Игр на
90

принимающую дестинацию: экономические, экологические, социо-культурные.


Выбор вопросов основывался на материалах исследований, представленных в работах
[135] и [276]. Результаты оценки влияния отдельных олимпийских факторов
представлены в таблице 2.3.5.
Таблица 2.3.5 - Результаты оценки персоналом влияния Олимпийских Игр по
отдельным параметрам
Параметры влияния Положительный ответ (%)
Стд.
Полност Несог Нейт Согл Полнос
Сред. отклон
ью не ласен рален асен тью
.
согласен согласен
O1 Олимпиада полезна для
экономики нашего города
8,1 7,3 18,0 23,5 43,1 3,87 1,26
O2 Олимпиада способствует
привлечению денег в развитие 3,8 6,2 13,5 18,8 57,7 4,20 1,12
города
O3 Олимпиада способствует
улучшению обслуживания в 11,8 18,1 21,6 21,3 27,2 3,36 1,36
магазинах, ресторанах, отелях
O4 Олимпиада улучшает
транспортное движение в 19,7 9,6 14,9 17 38,8 3,49 1,55
городе
O5 Олимпиада расширяет
возможности трудоустройства 7,8 6,6 25,5 21,3 38,8 3,79 1,25
в городе
O6 Олимпиада приводит к
избыточному скоплению
людей, очередям в местах
11,1 6,7 18,7 29,8 33,7 3,65 1,32
общего пользования
O7 Олимпиада привлекает
культурные события на 6,2 3,5 23,8 26,8 39,7 3,91 1,15
курорт
O8 Олимпиада улучшает
взаимоотношения между
людьми разных культур и
8,1 8,1 24,1 25,6 34,1 3,71 1,24
национальностей
O9 Олимпиада приводит к
значительному росту цен
5,8 6,6 11,2 16,7 59,7 4,17 1,21
O10 Благодаря Олимпиаде
расширились возможности
для досуга и отдыха у
16,2 13,5 20,4 23,6 26,3 3,32 1,42
местных жителей,
O11 Благодаря Олимпиаде
возросли доходы местных 28,6 22 18,5 17 13,9 2,67 1,41
жителей
O12 Благодаря Олимпиаде
улучшилось транспортное
сообщение с другими
21,3 20,2 16,3 21,3 20,9 3,01 1,44
регионами
O13 Олимпиада усиливает
загрязнение курорта
11,2 6,9 15,1 18,5 48,3 3,83 1,39
O14 Олимпиада ухудшает
безопасность жителей и
увеличивает криминальные
10,4 8,5 18,5 17 45,6 3,76 1,38
проявления
91

O15 Олимпиада отрицательно


сказывается на состоянии 8,5 9,3 13,9 15,8 52,5 3,92 1,35
окружающей природы
O16 Новые коммуникации
(очистные сооружения и пр.) 10,1 15,5 27,1 20,6 26,7 3,40 1,30
улучшат экологию курорта
O17 Благодаря Олимпиаде
повысилась устойчивость
города к чрезвычайным
15,4 22,4 22,8 14,7 24,7 3,12 1,40
ситуациям, в том числе зимой
O18 Олимпиада отрицательно
сказывается на застройке 10 8,1 20,1 14,7 47,1 3,80 1,37
курорта
O19 Связанные с Олимпиадой
массовые мероприятия 15,4 12,7 24,8 18,1 29 3,31 1,41
мешают местным жителям
O20 Благодаря Олимпиаде в
городе стало больше 19,3 17 22 16,2 25,5 3,11 1,46
разнообразных товаров
O21 Олимпиада способствует
привлечению в город
туристов и узнаванию Сочи в
3,1 3,8 23,9 21,9 47,3 4,08 1,07
мире

Как видно из таблицы 2.3.5, сотрудники объектов размещения выразили


достаточное согласие в отношении положительного влияния таких параметров, как
увеличение привлечения денег в развитие города (76,5% согласны и полностью
согласны), привлечение в город туристов и узнавание Сочи в мире (69,2% согласны и
полностью согласны) и полезность Игр для экономики города (66,6% согласны и
полностью согласны). В то же время, сотрудники выделили такие негативные
параметры влияния Олимпийских игр как повышение уровня цен в Сочи, увеличение
мусора на улицах, ущерб окружающей природной среде и архитектуре курорта.
Для того, чтобы в дальнейших расчетах оперировать меньшим числом
параметров, был применен факторный анализ.
До его проведения все изучаемые параметры были проверены на адекватность и
пригодность с использованием теста выборочной адекватности Кайзера-Мейера-
Олкина (KMO MSA) и критерия сферичности Бартлетта. Оба теста дали приемлемый
результат: KMO MSA = 0,857 при рекомендованном не менее 0,8 [119], тест Бартлетта
показал p = 0,0001. Все извлеченные общности были более 0,4, что указывает на
достаточную общность переменных друг с другом. Основываясь на вышеизложенном,
все переменные были допущены для факторного анализа.
92

В исследовании был применен факторный анализ главных компонент с


вращением методом Варимакс с нормализацией Кайзера. Для статистики были
отобраны факторы с извлеченной нагрузкой больше 1,0. В результате образовались
три факторных группы, отвечавшие за 49,98% значений. Результаты распределения
переменных по факторным группам представлены в табл. 2.3.6.
Таблица 2.3.6 – Результаты распределения переменных по факторным группам
Распределение по Общнос
Std
Факторные переменные факторам ти Means
Deviation
F1 F2 F3
F1 Фактор развития туризма
O3 Олимпиада способствует
улучшению обслуживания в 0,563 - - 0,489 3,53 1,412
магазинах, ресторанах, отелях
O4 Олимпиада улучшает
0,641 - - 0,474 3,48 1,565
транспортное движение в городе
O7 Олимпиада привлекает культурные
0,518 - - 0,517 3,95 1,226
события на курорт
O8 Олимпиада улучшает
взаимоотношения между людьми 0,587 - - 0,476 3,82 1,285
разных культур и национальностей
O11 Благодаря Олимпиаде возросли
0,605 - - 0,482 2,83 1,448
доходы местных жителей
O12 Благодаря Олимпиаде улучшилось
транспортное сообщение с 0,599 - - 0,430 3,15 1,451
другими регионами
O16 Новые коммуникации (очистные
сооружения и пр.) улучшат 0,639 - - 0,418 3,50 1,260
экологию курорта
O17 Благодаря Олимпиаде повысилась
устойчивость города к
0,591 - - 0,375 3,27 1,427
чрезвычайным ситуациям, в том
числе зимой
О20 Благодаря Олимпиаде в городе
стало больше разнообразных 0,766 - - 0,588 3,25 1,511
товаров
О21 Олимпиада способствует
привлечению в город туристов и 0,599 - - 0,444 4,21 1,063
узнаванию Сочи в мире
F2 Фактор отрицательного влияния
-
O6 Олимпиада приводит к
избыточному скоплению людей,
- 0,566 - 0,401 3,56 1,399
очередям в местах общего
пользования
O9 Олимпиада приводит к
- 0,581 - 0,389 4,16 1,193
значительному росту цен
O13 Олимпиада усиливает загрязнение
- 0,743 - 0,631 3,77 1,377
курорта
O14 Олимпиада ухудшает безопасность
жителей и увеличивает - 0,731 - 0,548 3,64 1,414
криминальные проявления
O15 Олимпиада отрицательно
сказывается на состоянии - 0,772 - 0,614 3,76 1,400
окружающей природы
93

O18 Олимпиада отрицательно


- 0,656 - 0,479 3,68 1,413
сказывается на застройке курорта
O19 Связанные с Олимпиадой
массовые мероприятия мешают - 0,602 - 0,498 3,26 1,473
местным жителям
F3 Фактор городского развития
O1 Олимпиада полезна для экономики
- - 0,775 0,666 3,82 1,311
нашего города
O2 Олимпиада способствует
привлечению денег в развитие - - 0,766 0,668 4,25 1,138
города
O5 Олимпиада расширяет
возможности трудоустройства в - - 0,552 0,484 3,84 1,350
городе
O10 Благодаря Олимпиаде
расширились возможности для
- - 0,488 0,423 3,38 1,472
досуга и отдыха у местных
жителей
Eigenvalue 6,011 3,237 1,248
Variance explained (%) 28,63 15,41 5,94 Total: 49,98
Cronbach’s alpha (α) 0,863 0,771 0,753
Число переменных 10 7 4
Extraction Method: Principal Components Analysis. Rotation Method: Varimax with Kaiser Normalization.
Содержательный анализ переменных, распределившихся по трем факторным
группам, позволил определить их как «фактор развития туризма» (F1), «фактор
отрицательного влияния» (F2) и «фактор городского развития» (F3). Анализ
устойчивости каждой факторной неосязаемой переменной с определением
коэффициента Кронбаха α показал хорошие значения указанного коэффициента (см.
табл. 2.3.6), превысившего во всех трех случаях рекомендованные 0,70 [106].
В факторную группу «фактор развития туризма» вошли такие переменные, как
О3 - улучшение обслуживания в магазинах, ресторанах, отелях, О4 - улучшение
транспортного движения в городе, О7 - привлечение культурных событий на курорт,
О8- улучшение взаимоотношений между людьми разных культур и национальностей,
О11 - рост доходов местных жителей, О12 - улучшение транспортного сообщения с
другими регионами, О16 - улучшение экологии курорта благодаря новым
коммуникациям, О17 - повышение устойчивости города к чрезвычайным ситуациям,
О20 - больше разнообразных товаров, О21 - привлечение в город туристов и
повышение узнаванию Сочи в мире.
Факторная группа «фактор отрицательного влияния» объединила персонал с
восприятием преимущественно негативных аспектов Игр (переменные О6, О9, О13,
О14, О15, О18, О19). Третью факторную группу «фактор городского развития»
94

составили переменные, связанные в большей степени с вопросами городского


развития (переменные О1, О2, О5, О10). Эти три факторных группы образовали
ненаблюдаемые переменные, позволившие в дальнейшем определить их взаимосвязи
с различными сегментирующими независимыми переменными. В частности
выяснилось, что контактный персонал объектов размещения реагирует несколько
иначе, чем неконтактный персонал (табл. 2.3.7).
Таблица 2.3.7 – Сравнение восприятия факторов влияния Олимпиады
контактным и неконтактным персоналом
Фактор Персонал Число Среднее Стд. Стд.
отклонение ошибка
Фактор развития туризма контактный 180 2,63* 1,114 ,083
неконтактный 72 2,18 1,079 ,127
Итого 252 2,50 1,120 ,071
Фактор отрицательного контактный 180 2,58 1,103 ,082
влияния неконтактный 72 2,56 1,124 ,133
Итого 252 2,58 1,107 ,070
Фактор городского контактный 180 2,57 1,119 ,083
развития неконтактный 72 2,40 1,109 ,131
Итого 252 2,52 1,116 ,070
Примечание: * однофакторный дисперсионный анализ, статистика Геймса-Хоуэлла, p≤0.05
Контактный персонал достоверно более положительно воспринял факторы
развития туризма, индуцированные Олимпиадой, по сравнению с неконтактным.
Аналогичная картина была получена при выявлении реакции работников с
различным стажем работы (табл. 2.3.8). Сотрудники с небольшим стажем более
одобрительно подходили к оценке фактора развития туризма, чем длительно
работающий персонал.
Уровень влияния олимпийских факторов в определенной степени был связан с
местом проживания обслуживающего персонала (табл.2.3.9).
Сотрудники, проживающие в местах скопления туристов или вблизи
олимпийских объектов, более позитивно воспринимали факторы развития туризма в
городе по сравнению с жителями спальных районов. По мнению опрошенных,
вовлечение жителей в принятие решений по вопросам городского развития и знание
программы развития города приводит к более позитивной оценке влияния
Олимпийских Игр (табл. 2.3.10 и 2.3.11).
95

Таблица 2.3.8 – Сравнение восприятия факторов влияния Олимпиады у


работников с различным стажем
Фактор Стаж Число Среднее Стд. Стд.
отклонение ошибка
Фактор развития туризма до 5 лет 154 2,66* 1,074 ,087
5-10 лет 46 2,15 1,210 ,178
более 10 лет 33 2,12 ,927 ,161
Итого 233 2,48 1,107 ,073
Фактор отрицательного до 5 лет 154 2,41 1,100 ,089
влияния 5-10 лет 46 2,76 1,158 ,171
более 10 лет 33 2,76 1,146 ,200
Итого 233 2,53 1,126 ,074
Фактор городского до 5 лет 154 2,56 1,103 ,089
развития 5-10 лет 46 2,65 1,178 ,174
более 10 лет 33 2,12 ,992 ,173
Итого 233 2,52 1,111 ,073
Примечание: * однофакторный дисперсионный анализ, статистика Геймса-Хоуэлла, p≤0.05
Таблица 2.3.9 – Сравнение восприятия факторов влияния Олимпиады у
работников с различным местом проживания
Фактор Место проживания Число Среднее Стд. Стд.
отклонение ошибка
Фактор развития туризма в скоплении туристов 30 2,93* ,980 ,179
вблизи Олим. объектов 39 2,95* 1,025 ,164
спальный район 142 2,29 1,115 ,094
за городом 45 2,44 1,119 ,167
иное 8 3,00 1,309 ,463
Итого 264 2,51 1,124 ,069
Фактор отрицательного в скоплении туристов 30 2,37 1,098 ,200
влияния вблизи Олим. объектов 39 2,31 1,055 ,169
спальный район 142 2,63 1,139 ,096
за городом 45 2,42 1,138 ,170
иное 8 2,38 1,188 ,420
Итого 264 2,51 1,123 ,069
Фактор городского в скоплении туристов 30 2,77 ,935 ,171
развития вблизи Олим. объектов 39 2,51 1,097 ,176
спальный район 142 2,51 1,116 ,094
за городом 45 2,38 1,230 ,183
иное 8 2,00 1,195 ,423
Итого 264 2,50 1,117 ,069
Примечание: * однофакторный дисперсионный анализ, статистика Геймса-Хоуэлла, p≤0.05
96

Таблица 2.3.10 – Восприятие факторов влияния Олимпиады и вовлечение


работников в принятие решений по вопросам городского развития
Фактор влияния Вовлечение Число Среднее Стд. Стд.
работников в отклонение ошибка
принятие решений
Фактор развития не вовлечен 63 1,87 1,039 0,131
туризма скорее не вовлечен 66 1,98 1,102 0,136
скорее вовлечен 65 2,35* 1,152 0,143
вовлечен 65 3,15* 1,417 0,176
Итого 259 2,34 1,283 0,080
Фактор отрицательного не вовлечен 60 2,53* 1,346 0,174
влияния скорее не вовлечен 66 2,36 1,211 0,149
скорее вовлечен 66 2,55 1,279 0,157
вовлечен 67 1,96* 1,236 0,151
Итого 259 2,34 1,283 0,080
Фактор городского не вовлечен 64 1,92 1,103 0,138
развития скорее не вовлечен 67 2,27 1,238 0,151
скорее вовлечен 64 2,61* 1,443 0,180
вовлечен 64 2,58* 1,232 0,154
Итого 259 2,34 1,283 0,080
Примечание: * однофакторный дисперсионный анализ, статистика Геймса-Хоуэлла, p≤0.05

Таблица 2.3.11 – Восприятие факторов влияния Олимпиады и знание программы


развития города
Фактор Знание программы Число Среднее Стд. Стд.
развития города отклонение ошибка
Фактор развития не знаком 63 2,40 1,225 0,154
туризма мало знаком 65 2,34 1,253 0,155
знаком в общих чертах 65 2,32 1,226 0,152
знаком 64 3,09* 1,354 0,169
Итого 257 2,54 1,299 0,081
Фактор не знаком 59 2,78* 1,390 0,181
отрицательного мало знаком 66 2,41 1,150 0,142
влияния
знаком в общих чертах 65 2,68 1,276 0,158
знаком 67 2,31 1,351 0,165
Итого 257 2,54 1,299 0,081
Фактор не знаком 63 2,16 1,221 0,154
городского мало знаком 66 2,47 1,153 0,142
развития
знаком в общих чертах 64 2,73* 1,383 0,173
знаком 64 2,78* 1,362 0,170
Итого 257 2,54 1,299 0,081
Примечание: * однофакторный дисперсионный анализ, статистика Геймса-Хоуэлла, p≤0.05
97

И, напротив, пренебрежение городской администрации этими вопросами


способствует формированию отрицательного восприятия олимпийских эффектов
обслуживающим персоналом. Практически важно, что восприятие влияния
олимпийских факторов персоналом трансформируется в их поддерживающее
поведение по отношению к Играм. Если сотрудники объектов размещения оценивали
это влияние преимущественно как позитивное, то они были более склонны к участию
в различных олимпийских мероприятиях.
В данном исследовании тестовым вопросом на поведение было выявление
намерений изучать иностранный язык. В результате опроса было выявлено, что
персонал, положительно воспринявший влияние Игр (на примере факторной группы
3), был более склонен к изучению иностранного языка (табл. 2.3.12).
Таблица 2.3.12 – Восприятие факторов влияния Олимпиады и намерение
изучать иностранный язык
Фактор Намерение изучать Число Среднее Стд. Стд.
иностранный язык отклонение ошибка
Фактор развития не намерен 62 3,52 1,586 0,201
туризма мало вероятно 66 3,59 1,414 0,174
вероятно будет 64 3,64 1,373 0,172
обязательно 65 4,06 1,223 0,152
Итого 257 3,70 1,411 0,088
Фактор не намерен 60 3,63 1,518 0,196
отрицательного мало вероятно 66 3,64 1,260 0,155
влияния
вероятно будет 66 3,94 1,299 0,160
обязательно 65 3,60 1,559 0,193
Итого 257 3,70 1,411 0,088
Фактор не намерен 63 2,89 1,493 0,188
городского мало вероятно 67 3,66 1,297 0,159
развития
вероятно будет 62 3,84* 1,416 0,180
обязательно 65 4,42* 0,983 0,122
Итого 257 3,70 1,411 0,088
Примечание: * однофакторный дисперсионный анализ, статистика Геймса-Хоуэлла, p≤0.05

Этот вывод подтверждается и намерениями изучать иностранный язык


сотрудниками, у которых сформировалось положительное отношение к проведению
Олимпиады (табл. 2.3.13).
98

Таким образом, изучение персонала организаций – партнеров Оргкомитета


Сочи-2014 показало, что эта группа стейкхолдеров не высказались однозначно в
поддержку Игр, хотя уровень положительных ответов был достоверно выше, чем у
остальных резидентов. На их отношение к Играм определенное влияние оказали
особенности управления персоналом конкретных предприятий размещения, что
указывает на важность эффективного управления персоналом не только для
достижения корпоративных целей, но и для решения задач, стоящих перед
сообществом дестинации в целом.
Таблица 2.3.13 – Сравнение восприятия факторов влияния Олимпиады у
работников с различным стажем
Отношение Намерение Число Среднее Стд. Стд.
изучать отклонение ошибка
иностранный
язык
Поддержка выбора Сочи да 128 4,12* 1,240 ,110
нет 81 3,19 1,542 ,171
затрудняюсь 48 3,48 1,288 ,186
итого 257 3,70 1,411 ,088
Положительное влияние да 113 4,02* 1,289 ,121
перевешивает нет 73 3,36 1,531 ,179
отрицательное
затрудняюсь 66 3,53 1,361 ,168
итого 252 3,70 1,407 ,089
Следует стремиться к да 108 4,19* 1,145 ,110
проведению мега- нет 83 3,24 1,527 ,168
мероприятий
затрудняюсь 62 3,53 1,376 ,175
итого 253 3,72 1,397 ,088
Примечание: * однофакторный дисперсионный анализ, статистика Геймса-Хоуэлла, p≤0.05

Положительное отношение к проведению Олимпиады в родном городе в


большей степени продемонстрировали более клиентоориентированные,
удовлетворенные и лояльные сотрудники. Позитивность реакции персонала средств
размещения зависела от контактности занимаемой должности с клиентом, стажа
работы, близости проживания к местам скопления туристов и трансформировалась в
их поддерживающее поведение по отношению к Играм.
99

2.4 Резиденты принимающей дестинации как важный фактор развития


олимпийского туризма: взгляд до и после события

Отношение резидентов принимающей дестинации к воздействию туризма


изучается уже более 50 лет. Из существующей литературы можно заключить, что
жители играют важную роль в процессе развития туризма, поскольку они являются
объектом его непосредственного воздействия [83, 108, 185, 186, 215]. Если жители
отчуждены от процесса принятия решений в отношении развития туризма на своей
территории и не чувствуют своих выгод от этого процесса, то они, скорее всего, будут
негативно относиться к туристам. В свою очередь, туристы более охотно приезжают в
те места, где они почувствовали приветливое к себе отношение [180]. Поэтому
заинтересованные стороны, участвующие в развитии туристских дестинаций, все чаще
рассматривают жителей как жизненно важную часть «атмосферы гостеприимства» и
пытаются учесть их мнение в процессе регионального планирования [185].
Поскольку мега-спортивные события, такие, как Олимпийские игры, могут
иметь сильное влияние на принимающую дестинацию в экономическом, социально-
культурном и экологическом плане, то отношение жителей к мероприятию в целом
зависит от того, какие последствия (положительные или отрицательные) преобладают.
Можно предположить, что личные перспективы резидентов определяют, как они
воспринимают основные последствия событий, и что их уровень поддержки является
прямым результатом сформировавшейся точки зрения [227]. Поэтому отношение
резидентов занимает промежуточное (модулирующее) положение между восприятием
воздействующих факторов и уровнем поддержки событий[275].
Фолкнер и Тайдсвелл [131] предложили сгруппировать все переменные,
которые влияют на отношение резидентов, с точки зрения внутренней и внешней
дихотомии. Внешние факторы влияют на перспективу жителей на уровне сообщества
в целом, в то время как внутренние зависят от вариаций индивидуальных
характеристик.
Такие факторы, как социально-демографический статус [84, 177],
продолжительность проживания в данном месте [159], информированность о событии
100

[117, 220], участие резидентов в процессе принятия решений руководством


дестинации и процессе планирования [87, 135], а также близость проживания к месту
проведения мероприятий [125, 243], могут быть отнесены к внутренним переменным.
Очень важным фактором, влияющим на восприятие резидентов мега-событий,
является их уровень зависимости от туризма и событийной индустрии [86, 266].
Некоторые исследователи обнаружили, что если жители получали выгоду от туризма,
то их поддержка развития туризма была более выражена [185]. Гурсой и Кендалл
[159] изучали взгляды жителей Солт-Лейк-Сити в течение 2002 года на зимних
Олимпийских играх, получив, что предполагаемые выгоды положительно повлияли на
поддержку Олимпиады принимающей общины. С другой стороны, поддержка
жителей была отрицательной, если они воспринимали влияние туризма как
негативное, или если в результате события ресурсы принимающего сообщества
уменьшались [221]. Отмечено также, что позитивное отношение жителей к событиям
в дальнейшем трансформировалось в их поддерживающее поведение [220].
Сочинская Олимпиада была в центре внимания российского общества
последние 9 лет. Несколько опросов, проведенных в подготовительный период,
показали довольно высокий уровень поддержки Олимпиады россиянами в целом
[248]. Однако беспрецедентные масштабы строительства, загрязнение города, перебои
водо- и электроснабжения, дорожные пробки, переселение отдельных граждан из
зоны строительства стали негативно влиять на отношение жителей. Появились
сообщения о протестах против Олимпиады и недовольстве местного населения [210],
что могло бы повлиять на их поддержку Игр и негативно отразиться на качестве
сервиса для гостей. Поэтому «определение мнения резидентов и их отношения к
Олимпиаде может обеспечить организаторам Игр понимание озабоченности
общественности для более эффективного планирования и подготовки Игр» [276, с.
80].
Изложенное объясняет необходимость проведения специальных регулярных
исследований и мониторинга влияния различных социально-экономических
последствий крупных спортивных событий на поведение жителей принимающих
дестинаций.
101

Если отношение резидентов различных дестинаций к проведению Олимпийских


Игр и уровень их поддержки этих событий были достаточно подробно рассмотрены в
ряде работ [158, 160, 173, 227], то исследований мнения резидентов города Сочи в
отношении Зимней Олимпиады было мало, а их результаты противоречивы [210, 248].
Поэтому, целью данного раздела работы являлось изучение отношения
резидентов города Сочи к проведению Зимних Олимпийских Игр-2014 в
предолимпийский и постолимпийский период.
Для достижения указанной цели решались две поддерживающие задачи:
1. Исследование различий отношения жителей города Сочи к Олимпийским
Играм.
2. Рассмотрение восприятия сочинцами различных факторов влияния Игр, как
положительных, так и отрицательных.
Методика исследования
Для изучения мнения резидентов города Сочи использовался опрос методом
случайной нерегулируемой выборки с помощью специально составленного
опросника. Анкета (анкета 3 приложения 1) включала четыре секции. В первом
разделе были заданы закрытые вопросы об отношении к проведению Олимпиады в
Сочи: поддерживают ли они выбор Сочи в качестве места проведения Олимпиады;
перевешивает ли положительное влияние Игр их негативные последствия и следует ли
стремиться к проведению мега-событий в Сочи в будущем.
Второй раздел был предназначен для измерения восприятия резидентами
различных аспектов Игр. В этом разделе был 21 вопрос о согласии/несогласии
жителей с утверждениями об экономических, социально-культурных и экологических
параметрах влияния Игр на принимающую дестинацию с использованием
пятибалльной шкалы Лейкерта. Формулировка вопросов являлась авторской
модификацией методик [135] и [276].
Третий раздел опросника содержал вопросы для измерения ряда других
независимых переменных, представляющих исследовательский интерес (желание
изучать английский язык, возможность города принять большое количество туристов,
вовлеченность в принятие решений, знание целевой программы развития Сочи).
102

В четвертом разделе были представлены вопросы о социально-экономическом


положении респондентов (возраст, пол, образование, место проживания, социальный
статус, продолжительность проживания).
Анализ данных проводили с использованием статистического пакета SPSS (IBM
SPSS Statistics 21). Для анализа достоверности различий между зависимыми
переменными и факторами использовали однофакторный дисперсионный анализ
(ANOVA) или хи-квадрат. Был применен также факторный анализ для уменьшения
числа переменных воздействия и формирования групп резидентов с однотипной
оценкой влияния различных независимых переменных.
Исследование проводилось в два этапа. На первом этапе вопросник был роздан
местным жителям с помощью студентов осенью 2013 года в течение одного месяца.
После заполнения анкеты были собраны и обработаны. Три тысячи анкет были
доставлены жителям; 1048 были возвращены к 1 декабря 2013 года; процент возврата
- 34,9%.
На втором этапе в октябре 2014 года 2000 анкет были розданы жителям и
получены обратно 853; процент возврата составил 42,7%.
Результаты и обсуждение первого этапа
Социально-демографический профиль и поведенческие характеристики
респондентов представлены в таблице 3 приложения 2. Подавляющее большинство
опрошенных (69,1%) составляли женщины. Самая большая возрастная категория
включала лиц в возрасте от 25-39 лет; затем 24 года и младше. Самой большой
профессиональной категорией (28,3%) являлись студенты. Поскольку респонденты
обычно склонны избегать прямых вопросов об их уровне дохода, был применен метод
социальной стратификации Росгосстраха, позволяющий отнести респондента к
определенному социальному классу на основе возможностей затрат [258]. Средняя
группа среднего класса (в состоянии позволить себе машину, но не жилье) была самой
многочисленной в выборке (41,3%). Около 40% респондентов были вовлечены в
индустрию туризма и сервиса. Большинство респондентов (45,2%) проживали в Сочи
всю свою жизнь. Респонденты были хорошо образованы - 53,6% имели высшее или
среднее специальное образование.
103

Отношение резидентов к Олимпиаде 2014 года в Сочи


Три вопроса в соответствии с рекомендациями [276] были использованы для
уточнения общих представлений резидентов в отношении Олимпиады 2014 года.
Распределение ответов представлено в таблице 2.4.1. Распределение ответов на
указанные три вопроса показали сходную картину, но третий вопрос был более
трудным для респондентов. В целом, полученные результаты оказались несколько
хуже тех, что приводятся в специальной литературе.
Таблица 2.4.1 – Отношение резидентов к Зимней Олимпиаде Сочи-2014
Вопрос % ответов (n = 1048)
Согласен Не согласен Не определился
Поддерживаю выбор Сочи в качестве 39,9 40,8 19,3
олимпийской столицы
Сочи следует дальнейшем стремиться к 39,6 40,1 20,3
проведению мега-событий
Позитивное влияние Олимпиады 33,4 34,6 32,0
перевешивает негативное

Например, Преусс и Сольберг [232], обобщив данные, содержащиеся в 117


опросах жителей городов или стран, когда-либо принимавших крупные мероприятия,
рассчитали, что три четверти резидентов поддержали это событие.
В данном исследовании было выявлено достоверное влияние некоторых
социально-демографических факторов респондентов на их отношение к Олимпиаде
2014. Мужчины чаще поддерживают выбор Сочи в качестве места проведения
Олимпийских игр 2014 года по сравнению с женщинами, что не согласуется с
данными Ким и Петрик [177]. Возможно, это связано с тем, что мужчины имели
больше шансов найти работу во время подготовки и проведения Игр в Сочи. Молодые
резиденты демонстрировали более позитивное отношение к проведению Олимпиады,
чем старшее поколение. Род занятий статистически значимо влиял только на
поддержку проведения очередных мега-событий в будущем (χ2=44.171; df=16;
p=0.000). Студенты были более склонны поддерживать это мнение (47,1%) по
сравнению с пенсионерами (26,7%) и служащими (35,0%). Автор не смогла найти
статистически значимых различий между поддержкой Олимпийских игр среди
жителей с разным уровнем образования. Социальный статус респондентов оказал
104

заметное влияние на их отношение к Олимпийским играм. Местные жители с более


высоким уровнем расходов поддержали Олимпиаду сильнее низкорасходных групп
(таблица 2.4.2). Респонденты продемонстрировали различный уровень поддержки в
зависимости от продолжительности проживания на курорте (табл. 2.4.3).
Таблица 2.4.2 – Отношение резидентов разных социальных групп к проведению
Олимпийских Игр
Вопросы Ответ Социальная группа, % положительных
ответов
SG1 SG2 SG3 SG4 SG5
Поддерживаю выбор Согласен 35,8 28,1* 39,9 42,3 52,6
Сочи в качестве Не согласен 52,2 49,6 43,5 37,5 21,1*
олимпийской столицы Не знаю 11,9 22,3 16,6 20,2 26,3
Сочи следует Согласен 31,3 28,8* 36,5 44,0 58,6*
дальнейшем стремиться Не согласен 55,2* 54,0* 41,6 35,5 22,4*
к проведению мега- Не знаю 13,4 17,3 21,9 20,5 19,0
событий
Позитивное влияние Согласен 22,4 22,5* 34,4 35,0 51,7*
Олимпиады Не согласен 50,7* 42,8 33,1 31,9 31,0
перевешивает Не знаю 26,9 34,8 32,5 33,1 17,2
негативное
Примечание: * используя χ2 p≤0.05

Таблица 2.4.3 – Отношение резидентов разной продолжительности проживания


в Сочи к проведению Олимпийских Игр
Вопросы Ответ Продолжительность проживания, %
положительных ответов
всю менее 1-5 6 лет и
жизнь года лет более
Поддерживаю выбор Сочи Согласен 36,0 39,0 48,4 41,4
в качестве олимпийской Не согласен 43,0 43,2 33,5 41,0
столицы Не знаю 21,1 17,8 18,1 17,6
Сочи следует дальнейшем Согласен 27,8* 33,1 41,0 38,2
стремиться к проведению Не согласен 41,5* 33,9 23,6* 30,1
мега-событий Не знаю 30,8 33,1 35,4 31,6
Позитивное влияние Согласен 35,8 38,1 43,6 44,3
Олимпиады перевешивает Не согласен 43,7 41,5 33,5 37,6
негативное Не знаю 20,5 20,3 22,9 18,1
Примечание: * используя χ2 p≤0.05
105

Несколько неожиданно оказалось, что респонденты, проживавшие в Сочи с


рождения, и те, кто прибыл в Сочи меньше года назад, были менее согласны с
поддержкой Олимпийских игр по сравнению со всеми другими сегментами. Вероятно,
это объясняется тем, что люди, прожившие более года, уже акклиматизировались к
местным условиям, определились со сферой деятельности и ощущают необходимость
развития дестинации. Негативная реакция жителей, проживших в Сочи всю жизнь,
возможно, связана с бурной перестройкой окружающей среды без учета их мнения.
Восприятие резидентами факторов влияния Олимпиады в Сочи
В таблице 2.4.4 представлены результаты оценки населением основных
факторов влияния Игр на принимающую дестинацию.
Очевидно, что имелось определенное согласие респондентов в отношении таких
положительных аспектов влияния, как увеличение инвестиций в местную экономику
(70,4% согласны и полностью согласны), привлечение в город больше культурных
мероприятий (70,7% согласны и полностью согласны) и эффективное продвижение
Сочи как туристской дестинации (73,4% согласны и полностью согласны). В то же
время, жители опасались негативных последствий Олимпийских игр: повышения
уровня цен, роста загрязненности города, ущерба окружающей природной среде и
архитектуре курорта. В отношении других вопросов ответы были не так однозначны.
Для того, чтобы в дальнейших расчетах оперировать меньшим числом
параметров, был применен факторный анализ (табл. 2.4.5). Предварительно все
оцениваемые переменные были проверены на надежность и адекватность. Далее был
применен факторный анализ методом основных компонент с вращением варимакс.
Эти факторы были ответственны за 48,2% дисперсии и были названы «фактор
городского развития и качества жизни», «фактор негативных последствий Игр» и
«фактор развития туризма и экономики принимающей дестинации». Анализ
надежности каждой факторной неосязаемой переменной с определением
коэффициента Кронбаха α показал хорошие значения указанного коэффициента (см.
табл. 2.4.5), превысившего во всех трех случаях рекомендованные 0,70 [106].
106

Таблица 2.4.4 – Оценка резидентов различных факторов влияния Олимпийских


Игр
Положительный ответ (%)
Полнос Не Нейт Согл Полност Сред Стд.
тью не согла рален асен ью нее откл.
согласен сен согласен
O1 Олимпиада полезна для экономики
13,7 9,3 24,6 21,7 30,7 3,46 1,369
нашего города
O2 Олимпиада способствует привлечению
7,2 6,8 15,6 24,5 45,9 3,95 1,238
денег в развитие города
O3 Олимпиада способствует улучшению
обслуживания в магазинах, ресторанах, 14,7 14,0 25,7 20,3 25,3 3,28 1,367
отелях
O4 Олимпиада улучшает транспортное
37,5 14,0 22,1 11,8 14,6 2,52 1,454
движение в городе
O5 Олимпиада расширяет возможности
12,7 13,6 25,4 23,0 25,3 3,35 1,329
трудоустройства в городе
O6 Олимпиада приводит к избыточному
скоплению людей, очередям в местах 7,7 8,9 20,6 20,8 41,9 3,80 1,279
общего пользования
O7 Олимпиада привлекает культурные
4,4 6,1 18,8 29,2 41,5 3,97 1,115
события на курорт
O8 Олимпиада улучшает взаимоотношения
между людьми разных культур и 13,5 13,5 25,6 21,3 26,1 3,33 1,350
национальностей
O9 Олимпиада приводит к значительному
2,5 2,7 11,5 21,0 62,3 4,38 ,966
росту цен
O10 Благодаря Олимпиаде расширились
возможности для досуга и отдыха у 21,7 17,5 26,4 17,3 17,1 2,91 1,376
местных жителей,
O11 Благодаря Олимпиаде возросли доходы
30,5 23,0 24,8 13,5 8,2 2,46 1,273
местных жителей
O12 Благодаря Олимпиаде улучшилось
транспортное сообщение с другими 19,5 18,3 31,2 17,3 13,7 2,87 1,292
регионами
O13 Олимпиада усиливает загрязнение
6,9 6,8 14,2 16,7 55,4 4,07 1,260
курорта
O14 Олимпиада ухудшает безопасность
жителей и увеличивает криминальные 9,3 12,1 24,1 18,4 36,1 3,60 1,329
проявления
O15 Олимпиада отрицательно сказывается
6,5 5,4 13,5 18,6 55,9 4,12 1,218
на состоянии окружающей природы
O16 Новые коммуникации (очистные
сооружения и пр.) улучшат экологию 14,5 13,1 30,2 20,0 22,2 3,22 1,323
курорта
O17 Благодаря Олимпиаде повысилась
устойчивость города к чрезвычайным 23,4 17,6 27,5 17,9 13,6 2,81 1,342
ситуациям, в том числе зимой
O18 Олимпиада отрицательно сказывается
9,3 9,7 20,0 17,4 43,5 3,76 1,345
на застройке курорта
O19 Связанные с Олимпиадой массовые
10,2 9,4 23,5 19,2 37,7 3,65 1,336
мероприятия мешают местным жителям
O20 Благодаря Олимпиаде в городе стало
21,4 16,2 31,1 16,2 15,1 2,87 1,331
больше разнообразных товаров
O21 Олимпиада способствует привлечению
в город туристов и узнаванию Сочи в 5,4 3,7 17,5 21,2 52,2 4,11 1,151
мире
107

Таблица 2.4.5 – Факторный анализ оценки резидентов различных переменных


влияния Олимпийских Игр
Факторные переменные Распределение по Общно
Стд.
факторам сти Средн.
откл.
F1 F2 F3
F1 Фактор городского развития и качества жизни
O12 Благодаря Олимпиаде улучшилось
транспортное сообщение с другими регионами
0,681 - - 0,523 2,86 1,266
O11 Благодаря Олимпиаде возросли доходы
местных жителей
0,680 - - 0,475 2,40 1,238
O10 Благодаря Олимпиаде расширились
возможности для досуга и отдыха у местных 0,665 - - 0,522 2,85 1,372
жителей
O20 Благодаря Олимпиаде в городе стало больше
разнообразных товаров
0,647 - - 0,451 2,84 1,295
O17 Благодаря Олимпиаде повысилась устойчивость
города к чрезвычайным ситуациям, вт.ч.зимой
0,609 - - 0,425 2,78 1,317
O5 Олимпиада расширяет возможности
трудоустройства в городе
0,570 - - 0,507 3,30 1,306
O16 Новые коммуникации (очистные сооружения и
пр.) улучшат экологию курорта
0,489 - - 0,339 3,11 1,307
O4 Олимпиада улучшает транспортное движение в
городе
0,454 - - 0,374 2,50 1,443
F2 Фактор негативных последствий Игр
O15 Олимпиада отрицательно сказывается на
состоянии окружающей природы
- 0,797 - 0,649 4,19 1,169
O13 Олимпиада усиливает загрязнение курорта - 0,795 - 0,645 4,10 1,252
O14 Олимпиада ухудшает безопасность жителей и
увеличивает криминальные проявления
- 0,736 - 0,562 3,67 1,301
O19 Связанные с Олимпиадой массовые
мероприятия мешают местным жителям
- 0,630 - 0,426 3,70 1,320
O18 Олимпиада отрицательно сказывается на
застройке курорта
- 0,617 - 0,441 3,82 1,324
O9 Олимпиада приводит к значительному росту
цен
- 0,514 - 0,369 4,39 0,944
O6 Олимпиада приводит к избыточному скоплению
людей, очередям в местах общего пользования
- 0,507 - 0,422 3,84 1,251
F3 Фактор развития туризма и экономики принимающей дестинации
O2 Олимпиада способствует привлечению денег в
развитие города
- - 0,780 0,661 3,90 1,230
O1 Олимпиада полезна для экономики нашего
города
- - 0,635 0,553 3,43 1,345
O21 Олимпиада способствует привлечению в город
туристов и узнаванию Сочи в мире
- - 0,601 0,441 4,12 1,131
O7 Олимпиада привлекает культурные события на
курорт
- - 0,597 0,463 3,96 1,094
O3 Олимпиада способствует улучшению
обслуживания в магазинах, ресторанах, отелях
- - 0,517 0,486 3,24 1,360
O8 Олимпиада улучшает взаимоотношения между
людьми разных культур и национальностей
- - 0,461 0,391 3,28 1,356
Eigenvalue 6,21 2,77 1,15
Variance explained (%) 29,55 13,18 5,49 Total: 48,22
Cronbach’s alpha (α) 0,82 0,79 0,81
Number of items 8 7 6
Extraction Method: Principal Components Analysis. Rotation Method: Varimax with Kaiser Normalization.
Ненаблюдаемые факторные переменные были затем использованы в качестве
зависимых переменных для определения уровня поддержки Игр, а также влияния
108

социально-демографических характеристик респондентов и внешних факторов с


помощью теста ANOVA.
Оценка факторов влияния на уровень отношения к Олимпиаде (табл. 2.4.6)
выявила высокий уровень поддержки со стороны факторных групп с позитивным
восприятием Игр (фактор 1 и 3).
Таблица 2.4.6 – Факторы влияния и отношение к проведению Олимпийских Игр
Фактор Отношение к проведению Игр F p
фактор городского развития и Поддерживаю выбор Сочи в качестве 48,861 0,000
качества жизни олимпийской столицы
фактор городского развития и Позитивное влияние Олимпиады 26,750 0,000
качества жизни перевешивает негативное
фактор городского развития и Сочи следует дальнейшем стремиться 41,715 0,000
качества жизни к проведению мега-событий
фактор негативных Не поддерживаю выбор Сочи в 24,988 0,000
последствий Игр качестве олимпийской столицы
фактор негативных Негативное влияние Олимпиады 12,839 0,000
последствий Игр перевешивает позитивное
фактор негативных Сочи следует дальнейшем стремиться 23,307 0,000
последствий Игр к проведению мега-событий
фактор развития туризма и Поддерживаю выбор Сочи в качестве 59,121 0,000
экономики принимающей олимпийской столицы
дестинации
фактор развития туризма и Позитивное влияние Олимпиады 38,469 0,000
экономики принимающей перевешивает негативное
дестинации
фактор развития туризма и Сочи следует дальнейшем стремиться 62,791 0,000
экономики принимающей к проведению мега-событий
дестинации
В отличие от этого, респонденты из факторной группы 2 (фактор негативных
последствий Игр) продемонстрировали отсутствие поддержки этого мега-события.
Различия между социально-демографическими параметрами резидентов и тремя
факторами влияния приведены в таблице 2.4.7. Респонденты, которые имели более
высокий уровень расходов (социальная группа 5), были более склонны полагать, что
позитивное развитие города и положительные экономические последствия для
туризма и принимающей дестинации имели бы место как результат Олимпийских Игр
по сравнению с теми, кто принадлежал к социальным группам с низким уровнем
расходов (социальные группы 1 и 2).
109

Таблица 2.4.7 – Факторные переменные и социально-демографические


характеристики респондентов
Фактор Отношение к проведению Игр F p
фактор городского развития и качества Социальная стратификация 5,147 0,000
жизни
фактор городского развития и качества Продолжительность жизни в 4,186 0,006
жизни Сочи
фактор негативных последствий Игр Вовлечение в туризм и сервис 4,483 0,012
фактор развития туризма и экономики Возраст 3,237 0,022
принимающей дестинации
фактор развития туризма и экономики Уровень образования 4,171 0,016
принимающей дестинации
фактор развития туризма и экономики Вовлечение в туризм и сервис 5,101 0,006
принимающей дестинации
фактор развития туризма и экономики Социальная стратификация 10,204 0,000
принимающей дестинации

Те респонденты, которые жили в Сочи от 3 до 5 лет, более вероятно, были в


согласии с фактором 1 о положительном влиянии на развитие города, в отличие
резидентов, проживших в Сочи всю свою жизнь, что совпадает с данными
исследования Ричи [244]. В то же время, резиденты, которые прожили в Сочи всю
свою жизнь или находились менее года, напротив, не согласны с утверждениями по
фактору 1 больше, чем другие возрастные группы.
Резиденты, связанные с индустрией туризма и гостеприимства, не разделяли
взгляды о негативном влиянии Игр и в большей степени поддерживали наличие
потенциальных позитивных экономических последствий для туризма и экономики
дестинации, чем те, кто не работал в сфере туризма.
Молодые респонденты с более высоким уровнем образования были более
согласны с утверждениями о положительном экономическом влиянии Игр на развитие
туризма в дестинации по сравнению с пожилыми людьми и респондентами со
средним образованием.
Таким образом, фактор позитивного развития туризма и экономики
принимающей дестинации в наибольшей степени зависел от различных внутренних
переменных. Он рассматривался более позитивно молодыми жителями, выпускниками
университета, теми, кто связан со сферой туризма и сервиса, а также респондентами,
110

имевшими более высокий уровень расходов. Второе наибольшее количество вариаций


было получено для фактора городского развития и качества жизни резидентов,
который имел больше согласия среди респондентов с более высоким уровнем
расходов, и тех, кто живет в Сочи в течение 3-5 лет. Фактор негативного влияния имел
наименьшее количество различий по сравнению с двумя другими факторами, что
отражает более равномерное отрицательное влияние Олимпийских игр на местных
жителей.
Некоторые достоверные различия были обнаружены между воздействием
нескольких внешних переменных на три факторные переменные (таблица 2.4.8).
Таблица 2.4.8 - Факторные переменные и внешние характеристики респондентов

Фактор Внешние переменные df F p


фактор городского Вовлечение населения в принятие 4 37,795 0,000
развития и качества жизни решений
фактор городского Знание ФЦП развития Сочи 4 7,492 0,000
развития и качества жизни
фактор городского Намерение изучать иностранный 4 8,312 0,000
развития и качества жизни язык
фактор городского Намерение переехать в другой 3 7,228 0,000
развития и качества жизни город
фактор негативных Вовлечение населения в принятие 4 6,859 0,000
последствий Игр решений
фактор негативных Намерение переехать в другой 3 3,526 0,015
последствий Игр город
фактор развития туризма Вовлечение населения в принятие 4 2,636 0,033
и экономики решений
принимающей дестинации
фактор развития туризма Знание ФЦП развития Сочи 4 3,598 0,007
и экономики
принимающей дестинации
фактор развития туризма Намерение изучать иностранный 4 9,750 0,000
и экономики язык
принимающей дестинации
фактор развития туризма Проживание вблизи олимпийских 3 2,726 0,043
и экономики объектов
принимающей дестинации
фактор развития туризма Намерение переехать в другой 3 6,405 0,000
и экономики город
принимающей дестинации
Участие жителей в процессе принятия решений существенно влияет на их
мнение по поводу позитивного развития города и улучшения качества жизни
резидентов (фактор 1), а также положительного экономического влияния на развитие
111

туризма и экономики дестинации (фактор 3). В отличие от этого, жители, которые не


были вовлечены в процесс принятия решений, уделяли больше внимания негативным
последствиям Игр (фактор 2). Эти результаты совпадали с исследованиями
Бечлентнера и Зинса [87] и Фредлайн и Фолкнера [135], и показали важность
вовлечения жителей в ход подготовки к Олимпиаде. Наличие информации об Играх
было следующим наиболее важным внешним фактором, влияющим на отношение
резидентов к Олимпиаде.
В ряде исследований [117, 220] была отмечена сильная положительная
корреляция между знанием параметров воздействия туризма на местную экономику и
оценками влияния туризма населением. В данном исследовании так же обнаружилась
подобная зависимость на примере знания Федеральной целевой программы развития
Сочи: более информированные жители демонстрировали более позитивные оценки
Олимпийских игр (факторы 1 и 3).
Проживание вблизи объектов туристического интереса также может быть одним
из факторов, влияющих на восприятие мега-события резидентами [125, 243]. В
таблице 2.4.8 указано на существенное различие мнений резидентов, проживавших
вблизи Олимпийских и туристических объектов и факторной группой 3. Местные
жителей, проживающие вдали от Олимпийских достопримечательностей, имели более
позитивное восприятие Игр (фактор 3), чем жители, живущие ближе к Олимпийским и
туристическим центрам. Положительное или отрицательное отношение резидентов к
проведению Игр могло существенно влиять на их последующее поведение в
отношении Олимпиады. Было использовано два вопроса, чтобы выявить намерения
жителей: готовность выучить иностранный язык как форма поддержки игр и
намерение уехать в другой город, как форма недовольства этим мега-событием.
Местные жители, которые отметили положительное влияние игр на развитие города,
были более настроены выучить иностранный язык, чтобы помочь на Олимпийских
играх, и не собирались покидать Сочи. В отличие от этого, жители с негативным
восприятием Сочинских Олимпийских игр высказывали намерение переехать в другой
город.
112

Выводы по результатам первого этапа и их практическое применение


В данном разделе было изучено отношение местных жителей к такому мега-
событию, как в Зимние Олимпийские игры в Сочи. Полученные данные указывают на
более низкий уровень поддержки сочинцами этого события по сравнению с
аналогичными мега-проектами. Можно предположить, что такой низкий уровень
поддержки имел две основные причины. Во-первых, в период подготовки к
Олимпиаде был рекордно высокий объем строительства в Сочи по сравнению с
другими Играми, затрагивающий все аспекты жизни населения принимающей
дестинации. Во-вторых, продвижение Олимпийских Игр местным жителям и их
привлечение в процесс подготовки к Играм были явно недостаточными.
Были также проанализированы факторы, влияющие на отношение жителей к
Играм. С помощью факторного анализа все переменные влияния были распределены
по трем группам: «городское развитие и качество жизни», «развитие туризма и
экономики принимающей дестинации» и «негативные последствия Игр».
Опираясь на теорию социального обмена и мнение многих исследователей,
можно заключить, что жители, которые смогли получить некоторую выгоду или
уменьшить негативные проявления Игр, показывали более позитивное отношение к
Олимпиаде. Также подтвердилась гипотеза об определенном влиянии на мнение
резидентов ощущение их участия в процессе принятия решений. На мнение жителей
также оказало влияние их информированность в отношении Олимпиады, что также
согласуется с данными других исследователей. Важно, что позитивные или
негативные представления об Играх сформировали поведение жителей в отношении
поддержки Олимпиады, или, напротив, повлияли на их желание избежать участия в
этом мероприятии.
Так как данное исследование было проведено до начала Олимпийских Игр,
можно ожидать, что мнение жителей изменится после завершения всех
подготовительных работ и освоения Олимпийского наследия, для чего было
необходимо провести повторное исследование.
113

Результаты второго этапа: резиденты после Олимпиады.


На втором этапе, проведенном через 8 месяцев после завершения Олимпиады (в
октябре 2014 года) было опрошено 853 жителя тех же районов Сочи с использование
того же инструментария, что и до проведения Игр. По своим социо-демографическим
характеристикам повторная выборка была близка первоначальной, поэтому эти
данные не приводим. Сравнительный анализ факторов восприятия Игр до и после
Олимпиады представлен в таблице 2.4.9.
Таблица 2.4.9 - Сравнительный анализ факторов восприятия жителями Сочи Игр
до и после Олимпиады
Факторы и факторные группы До Игр После Игр
Сред. Стд. Сред. Стд.
индекс отклон индекс отклон.
F1 Группа факторов городского развития и
2,827 0,881 3,417*** 0,811
качества жизни
O4 Олимпиада улучшает транспортное движение
2,52 1,454 4,03*** 1,23
в городе
O5 Олимпиада расширяет возможности
3,35 1,329 3,22 1,36
трудоустройства в городе
O10 Благодаря Олимпиаде расширились
возможности для досуга и отдыха у местных 2,91 1,376 3,72*** 1,23
жителей
O11 Благодаря Олимпиаде возросли доходы
2,46 1,273 2,82*** 1,41
местных жителей
O12 Благодаря Олимпиаде улучшилось
транспортное сообщение с другими 2,87 1,292 3,46*** 1,25
регионами
O16 Новые коммуникации (очистные сооружения
3,22 1,323 3,61*** 1,17
и пр.) улучшат экологию курорта
O17 Благодаря Олимпиаде повысилась
устойчивость города к чрезвычайным 2,81 1,342 3,44*** 1,20
ситуациям, в том числе зимой
O20 Благодаря Олимпиаде в городе стало больше
2,87 1,331 3,22*** 1,72
разнообразных товаров
F2 Группа факторов негативных последствий
3,919 0,832 2,982*** 0,898
Игр
O6 Олимпиада приводит к избыточному
скоплению людей, очередям в местах общего 3,80 1,279 2,98*** 1,35
пользования
O9 Олимпиада приводит к значительному росту
4,38 0,966 3,92*** 1,18
цен
O13 Олимпиада усиливает загрязнение курорта 4,07 1,260 2,89*** 1,44
O14 Олимпиада ухудшает безопасность жителей и
3,60 1,329 2,57*** 1,32
увеличивает криминальные проявления
O15 Олимпиада отрицательно сказывается на 4,12 1,218 3,01*** 1,40
114

состоянии окружающей природы


O18 Олимпиада отрицательно сказывается на
3,76 1,345 3,01*** 1,39
застройке курорта
O19 Связанные с Олимпиадой массовые
3,65 1,336 2,56*** 1,39
мероприятия мешают местным жителям
F3 Группа факторов развития туризма и
3,686 0,905 3,990*** 0,676
экономики принимающей дестинации
O1 Олимпиада полезна для экономики нашего
3,46 1,369 4,04*** 1,09
города
O2 Олимпиада способствует привлечению денег
3,95 1,238 4,24*** 0,99
в развитие города
O3 Олимпиада способствует улучшению
обслуживания в магазинах, ресторанах, 3,28 1,367 3,71*** 1,22
отелях
O7 Олимпиада привлекает культурные события
3,97 1,115 4,02*** 1,07
на курорт
O8 Олимпиада улучшает взаимоотношения
между людьми разных культур и 3,33 1,350 3,53** 1,24
национальностей
O21 Олимпиада способствует привлечению в
4,11 1,151 4,40*** 0,93
город туристов и узнаванию Сочи в мире
*** используя ANOVA-test, p≤0.001; ** p≤0.01
Все положительные факторы восприятия у жителей Сочи после Игр были
значительно выше, чем в предолимпийский период, за исключением переменной
расширения возможностей трудоустройства в городе. Это, вероятно, связано с
широким использованием мигрантов для строительства и эксплуатации олимпийских
объектов в период подготовки Игр. Что же касается отрицательных факторов, то их
значения после Игр стали существенно меньше, что указывает на низкие ожидания
жителей города перед Олимпиадой в отношении пользы и завышенные – в отношение
ущерба от проведения Игр.
Интересно отметить, что пять факторов восприятия после Игр получили средние
значения выше 4 баллов: «привлечение в город туристов и узнавание Сочи в мире
(4.40), «привлечению денег в развитие города» (4.24), «полезность для экономики
города» (4,04),«улучшение транспортного движения в городе»(4.03), и «привлечение
больше культурных событий на курорт» (4,02), что отражает реальное улучшение в
этих областях.
Можно предположить, что после Олимпиады не только улучшилось отношение
жильцов к мега-событию, но изменилась и сама факторная структура. С этой целью
был вновь использован факторный анализ (EFA). Те же 21 переменная восприятия
115

были подвергнуты методу оценки главных компонент (PCA) с вращением варимакс.


Тест сферичности Бартлетта (4272.515, р = 0,001) подтвердил пригодность проведения
факторного анализа. Мера адекватности выборки Kaiser-Meyer-Olkin показала
приемлемый уровень 0,85. Все значения альфы Кронбаха были выше 0,60, также
указывая на приемлемую валидность.
В результате было выявлено, что структура факторов несколько изменилась и
число позитивных групп увеличилось до трех при одной негативной факторной
группе. Эти группы следующие: «устойчивое развитие дестинации», «позитивное
экономическое воздействие на развитие туризма», «улучшение качества жизни
резидентов» и «негативное воздействие». Увеличение числа позитивных групп
указывает на существенное улучшение восприятия жителями результатов домашней
Олимпиады после ее завершения.
Также, как и на первом этапе, было получено, что более положительно
воспринимают Игры сочинцы, связанные с сервисом и туризмом, а также
респонденты с более высоким уровнем доходов.
В результате проведения второго этапа было найдено и значительное улучшение
отношения жителей к Играм (табл. 2.4.10).
Таблица 2.4.10 - Процент ответов жителей на вопросы поддержки Сочинской
Олимпиады
Вопрос До Игр (n = 1048) После Игр (n = 853)
Согла Не Не знаю Согла Не Не
сен согласен сен согласен знаю
Поддерживаю выбор Сочи в 39.9 40.8 19.3 79.1* 11.9* 9.0*
качестве олимпийской
столицы
Позитивное влияние Игр 33.4 34.6 32.0 60.2* 14.9* 24.9
перевешивает негативное
влияние
Сочи следует дальнейшем 39.6 40.1 20.3 75.7* 11.0* 13.3*
стремиться к проведению
мега-событий
Note: *используя chi-square test, p<0.05
Эта положительная динамика объясняется, в первую очередь, окончанием
неудобств, связанных с обширной подготовкой к Олимпиаде, таких как шум, мусор,
пробки и многое другое. Повышение удовлетворенности резидентов в пост-
116

олимпийский период способствует их большей склонности к поддержке хостинга


мега-событий в будущем: 75,7% респондентов считают, что Сочи должен регулярно
проводить такие мероприятия в будущем.
Поддержка местных жителей к Олимпиаде ведет к их поддерживающему
поведению. В качестве теста поддерживающего поведения был использован вопрос о
готовности изучать английский язык (таблица 2.4.11), так как знание иностранного
языка является обязательным требованием для персонала, привлеченного к
сервисному обслуживанию гостей Сочи. Во всех трех группах респондентов с
положительным восприятием (F1, F2, F3) была выявлена статистически значимая
связь положительных оценок восприятия с намерением выучить иностранный язык, в
то время как такая связь не была получена в группе с негативным восприятием (F4).
Таблица 2.4.11 – Факторные группы восприятия Олимпиады
резидентами в постолимпийский период и намерение учить иностранный
язык
Значение N F1 F2 F3 F4
Сред. Сред. Сред. Сред.
Полностью не согласен 182 2.52* 2.87* 2.81* 2.97
Не согласен 182 3.21 3.18 3.21 3.33
Согласен 182 3.53* 3.54 3.39 3.23
Полностью согласен 183 3.58* 3.25 3.44 3.31
Total 729 3.21 3.21 3.21 3.21
Note * using ANOVA-test, p<0.05
Заключение по второму этапу.
Результаты опроса жителей после окончания Олимпиады показало достоверное
и значительное улучшение их восприятия факторов влияния Игр по сравнению с
предшествующим периодом, причем имело место не только увеличение
положительных значений и снижение отрицательных оценок, но и изменение
факторной структуры восприятия резидентов в сторону увеличения положительных
групп факторов. Существенно улучшилось и отношение жителей к проведению
Олимпиады в Сочи в целом.
Более позитивное отношение к мега-событию резидентов, связанных с сервисом
и туризмом, а также населения с более высоким уровнем доходов указывает на
117

целевые группы, на которых местные руководители и организаторы мероприятий


должны направить усилия в будущем.
Проведенное исследование также показало, что позитивное отношение
резидентов к мега-событию трансформируется в их поддерживающее поведение.

2.5 Волонтеры-туристы и принимающие волонтеры – две формы вовлечения


населения в олимпийский туризм

МОК и национальные олимпийские комитеты стали привлекать значительное


число добровольцев в качестве дополнительного обслуживающего персонала для
участия в Олимпийских играх, начиная с 1980-х годов. Число лиц, предложивших
свою добровольную поддержку организаторам Олимпийских игр, за это время
возросло с 6 тыс. человек в Лейк-Плэсиде (1980) до 70 тыс. в Лондоне (2012) [193]. В
настоящее время участие добровольцев является ключевым элементом для процесса
производства и постановки спортивных мероприятий [142, 277].
Перспективы для использования волонтеров на Играх могут быть следующие
[208, с.151]:
1) Политические: волонтерство представляет собой новую форму участия и
самовыражения граждан в крупном общественном мероприятии.
2) Экономические: добровольцы способствуют существенному снижению
стоимости мероприятия (в первую очередь, за счет заработной платы). Кроме того,
можно ожидать, что высвобождается ряд высококвалифицированных специалистов,
готовых эффективно работать и в других отраслях экономики.
3) Культурные: взаимосвязи и сотрудничество между народами были усилены за
счет участия добровольцев.
4) Спортивные: прямое общение со спортсменами побуждает волонтеров к
участию в занятиях спортом.
Волонтерская команда Олимпийских игр, также как и других крупных событий,
формируется из двух источников: местных жителей (хост-волонтеры) и добровольцев
из других регионов и стран (волонтеры-туристы). Их соотношение определяется
118

возможностями организаторов принять необходимое количество добровольцев


(возможности оплаты дорожных расходов, емкость объектов размещения и питания),
политико-социальными требованиями (обеспечить определенное представительство
отечественных и зарубежных волонтерских центров), квалификационно-
профессиональными характеристиками участников (для определенных категорий
волонтеров требуется специальная подготовка).
Волонтерский туризм становится все более популярной формой туризма в мире
и альтернативой массовому турпродукту. Он рассматривается как практика выезда
туристов по программам временной работы на территории, где различным
организациям требуется труд добровольцев. Согласно прогнозам экспертов,
путешествия с волонтерской мотивацией станут во второй четверти нынешнего
столетия одним из самых динамичных видов международного туризма [59].
Термин "voluntourism" был впервые использован в 1998 году губернатором
штата Невада (США), который учредил премию в области волонтерского туризма,
чтобы признать достижения жителей Невады, которые работали добровольно с целью
сделать родной штат местом, в которое стремились бы посетить туристы. В настоящее
время в 90 странах мира ежегодно работает более 3000 летних волонтерских лагерей,
в которых участвуют тысячи добровольцев. Часть времени она отводят выполнению
определенной работы, остальное время посвящают традиционным туристским
активностям [13]. В этом аспекте волонтуризм можно определить как нишевую
форму туризма, являющуюся интегрированным сочетанием добровольной работы c
традиционными элементами путешествий и туризма.
Сформировались различные направления волонтуризма, в том числе
спортивное. Путешествия, основанные на интересе к спорту, получили резкое
распространение в последние два десятилетия [271]. В данном случае понятие
спортивного туризма рассматривается в тесной связи с целью путешествия, которая
сфокусирована на посещении спортивных соревнований различного масштаба. Если
турист выходит за рамки посещения, он вступает в поле организации мероприятий.
Событийное спортивное волонтерство является особым видом добровольчества, в
котором помощь направлена на проведение крупных спортивных событий.
119

Спортивное волонтерство дает возможность тысячам желающим увидеть


соревнования изнутри. В то же время спортивное волонтерство приносит очевидную
выгоду и организаторам спортивных мероприятий. Она особенно видна на примере
таких крупных соревнований как Олимпийские игры.
Современное волонтерское олимпийское движение начало формироваться в
период с 1980 по 1988 год (Олимпийские игры в Лейк Плесиде и Сеуле). Впервые на
Играх в Лейк Плесиде Организационный комитет официально заявил о работе
волонтеров. На Играх в Лос-Анджелесе волонтеры были основной движущей силой в
процессе подготовки и проведения. И уже на Олимпиадах в Сараево, Калгари и Сеуле
волонтеры были задействованы во всех службах. На XXIV Олимпийских летних играх
в Сеуле в 1988 году было задействовано более 27 тыс. волонтеров [35]. Из общего
количества обслуживающего персонала доля волонтеров составила 67% [35]. Эти
сведения показывают какова важность участия волонтеров в Играх.
С этих пор олимпийское волонтерство становится обязательной частью успеха
Игр. Пекинская Олимпиада и Паралимпиада в 2008 году поставила абсолютный
рекорд по количеству волонтеров – 100 тысяч волонтеров (70 тыс. на Олимпийских и
30 тыс. на Паралимпийских играх). Возраст волонтеров в Пекине был от 18 до 25 лет,
большинство составляли пекинские студенты. В качестве критериев отбора на первом
месте стояло знание иностранных языков, трудолюбие и коммуникабельность.
Волонтерская команда Ванкувера на XXI Олимпийских зимних играх в 2010 году
составила 29 500 волонтеров, отобранных из 60 000 кандидатов из 140 стран мира, то
есть являлась одной из самых интернациональных добровольческих команд в истории
Игр. На этой Олимпиаде не было ни одной службы, в которой не помогали бы
волонтеры.
В отличие от своих коллег, Организационный комитет Лондонских игр
(LОСОG) заявил, что Игры будут нуждаться в двух типах добровольцев:
профессионалах и специалистах общего профиля. Для того чтобы подчеркнуть
значимость волонтеров организаторы придумали им уникальное название «Gаmеs
mаkеrs» и официально объявили их «Лицом Олимпийских игр». Было отобрано 60 000
добровольцев из 240 000 заявок, поданных за три месяца. Заданные высокие критерии
120

отбора поставили в массовом сознании населения высокую планку отбора волонтеров


Олимпиады 2012 г. и сформировали престижность участия этом движении.
На сочинской Олимпиаде программа подготовки волонтеров была одним из
самых масштабных проектов Оргкомитета. При проведении Олимпийских игр в Сочи
было задействовано 25 000 волонтеров и 8 000 – на Паралимпийских играх. В целом,
на волонтеров пришлось более 30% от числа всего персонала Игр.
Поскольку волонтеры являются одной из самых значимых стейкхолдерских
групп Олимпиады, автор принял участие в качестве ответственного исполнителя в
исследовании команды волонтеров «Сочи-2014» в рамках выполнения НИР
Сочинского государственного университета «Разработка методических рекомендаций,
с учетом анализа российского и международного опыта, по привлечению волонтеров
для работы на туристских объектах в период проведения крупномасштабных
мероприятий в Российской Федерации», выполненной по заданию Министерства
образования и науки РФ.
Исследование состояло из двух этапов. На первом этапе опрос проводился среди
волонтеров - жителей г. Сочи (местные волонтеры) накануне Олимпийских игр Сочи-
2014. Второй этап выполнялся в период проведения Игр и включал опрос волонтеров
из различных регионов России и стран ближнего зарубежья.
Первый этап. Цель исследования:
- изучить волонтеров как представителей контактного сегмента резидентов
мега-событий;
- выявить отношение местных волонтеров к проведению в Сочи Зимних
Олимпийских игр 2014;
- определить социографические и поведенческие характеристики волонтеров,
влияющих на это отношение;
- определить факторы, мотивирующие резидентов участвовать в волонтерском
движении и оценить влияние этих факторов на их отношение к Олимпийским играм.
Исследование было проведено в период с октября по декабрь 2013 года в период
проведения тренинговых занятий, организованных на базе Сочинского
государственного университета по поручению Оргкомитета Сочи-2014 в виде опроса с
121

использованием специально составленной анкеты (анкета 4 приложения 1). Анкета


была сформирована с учетом инструментария, применявшегося во время предыдущих
Олимпийских игр и других крупных спортивных событий (табл. 2.5.1).
Таблица 2.5.1 - Инструменты измерения мотивации участия волонтеров в
спортивных мероприятиях
Авторы Инструмент Измеряемые факторы Число
вопросов
Clary et al. (1998) The Volunteer Шесть: ценности, понимание, менялось
[109] Functions Inventory социальные, карьера, защита,
(VFI) улучшение
Cnaan and Goldberg- Двух и трех- Альтруистические и менялось
Glen (1991) [110] факторная модель эгоистические или
мотивации альтруистические, материально-
эгоистические и социально-
эгоистические
Farrell et al. (1998) Special EventЧетыре: целевые, солидарность, 28
[130] Volunteer Motivation внешние традиции, внешние
Scale (SEVMS) обязательства
Strigas and Jackson The volunteerПять: материальные, целевые, 40
(2003) [259] motivation instrument отдыха, эгоистические и
(VMI) внешние
Giannoulakis, Wang, Olympic VolunteerПять: материальные, целевые, 24
and Gray (2008) [145] Motivation Scaleотдыха, эгоистические и
(OVMS) внешние
Bang H. and Volunteer motivations Шесть: SEVMS + патриотизм и 26
личностный рост
Chelladurai P. (2009) scale for international
[88] sporting events
(VMS-ISE)
Wollebæk and WSC-test event Четыре 20
Sivesind (2010) [273]
составлено автором
В результате разработанная анкета содержала три вопроса на выявление
отношения к проведению Игр аналогично анкете резидентов (одобрение Игр, оценка
преобладающего влияния Игр на состояние дестинации, стремление к проведению
мега-событий в будущем), вопросы на определение социально-демографического
профиля респондентов и 22 вопроса на определение мотивирующих факторов. Для
оценки мотивации вопросы были сгруппированы по пяти группам: общие ценности,
солидарность (контакты), личностный рост, обязанность (традиции), внешние
награды. Кроме того, задавались вопросы для выявления оценки волонтером своего
122

участия в Олимпиаде, рекомендации другим участвовать в волонтерстве, а также


намерении выучить иностранный язык.
Всего было роздано 1000 анкет, возвращено 475 анкет, отбраковано при
предварительном просмотре 35 анкет, итого к обработке было допущено 440 анкет.
Показатель возврата составил 44,0%. Таким образом, для обработки и анализа
использовались 440 анкет сочинских волонтеров, полученных из ВЦ СГУ «Форвард»
и городского волонтерского центра.
Социо-демографические характеристики опрошенных следующие:
По полу 32% мужчин и 68% женщин.
По возрасту: 18-24 года – 80,9%; 25-39 лет – 7,5%; 40-54 года – 3,4%; 55 и
старше -8,2%.
Образование ниже среднего было у 6,8% опрошенных, среднее или средне-
специальное - у 26,6%, высшее – у 66,6%.
Профессиональный статус: учащийся, студент – 77,1%; рабочий – 1,9%;
служащий – 7,5%; пенсионер – 4,2; домохозяйка – 0,4%; предприниматель – 1,2%;
руководитель – 1,6%; прочие – 5,9%.
Для оценки социальной стратификации опрошенного контингента применили
методику Росгосстраха, по которой судили об уровне доходов респондентов по
укрупненной самооценке их расходов. Результаты социальной стратификации
опрошенных представлены на рис. 2.5.1.

высший слой среднего класса (можем позволить


11,4
себе достаточно дорогие вещи)
средний слой среднего класса (можем без труда
50,1
приобретать вещи длительного пользования)
низший слой среднего класса (денег хватает на
26,1
продукты и на одежду)
верхний слой низшего класса (на продукты
7,6
денег хватает)
низший слой низшего класса (едва сводим
4,8
концы с концами)

0 10 20 30 40 50 60

Рисунок 2.5.1 - Социальная стратификация местных волонтеров


123

Интересно, что в той или иной форме к спорту были причастны 91,2%
респондентов.
Как уже было указано, об отношении волонтеров к Олимпийским Играм в Сочи
судили по трем вопросам: одобрение Игр, оценка преобладающего влияния Игр на
состояние дестинации, стремление к проведению мега-событий в будущем.
Оценка волонтерами преобладающего влияния Олимпийских игр-2014 показала
(рис. 2.5.2) достаточно высокий процент отрицательных ответов (14,1).

не определились
17,6

14,1
отрицательная
68,3
положительная

Рисунок 2.5.2 - Оценка волонтерами преобладающего влияния Олимпийских


игр-2014
Как показал анализ ответов на аналогичный вопрос резидентами, это связано с
противоречивыми оценками по данному вопросу как в России, так и за рубежом, а
также с излишней политизированностью этого вопроса. Важно, что более скептически
настроенные респонденты менее удовлетворены своим участием в волонтерском
движении и менее склонны рекомендовать другим участие в этом движении
Ответ на второй вопрос о поддержке волонтерами выбора Сочи в качестве
столицы ОИ-2014 показал существенно лучший результат (рис. 2.5.3): более 83%
опрошенных поддержали выбор Сочи как олимпийской столицы. У этих респондентов
были достоверно выше как показатели удовлетворенности участием в волонтерстве,
так и лояльности.
Поддержка выбора Сочи в качестве столицы Зимней Олимпиады была выше у
волонтеров с более высоким уровнем дохода: среди таких волонтеров более 87%
124

высказались за выбор, тогда как низкодоходная группа поддержала этот выбор только
в 70% случаев.

7 не
отрицательное определились
9,8

83,2
положительное

Рисунок 2.5.3 – Поддержка волонтерами выбора Сочи в качестве столицы ОИ-


2014
Ответы на третий вопрос - следует ли стремиться к проведению в дальнейшем
мега-мероприятий, показал сходную картину: более 81% высказались за дальнейшее
участие Сочи в крупных мероприятиях (рис. 2.5.4).

не 7,2
определились
не 11,2
следует

следует
81,6

Рисунок 2.5.4 - Следует ли стремиться к проведению в дальнейшем мега-


мероприятий
У респондентов, поддержавших необходимость дальнейшего участия в мега-
событиях, также были достоверно выше показатели удовлетворенности участием в
125

волонтерстве и лояльности. Финансово обеспеченная часть волонтеров при ответе на


этот вопрос также высказалась более отчетливо в поддержку проведения мега-
событий по сравнению с менее доходной частью волонтеров.
При изучении факторов мотивации волонтеров использовали раздел анкеты,
содержащий 22 вопроса. Эти вопросы были сгруппированы по пяти разделам:
1. Общие ценности
2. Солидарность, контакты
3. Личностный рост
4. Обязанность, традиции
5. Внешние награды
Вычислялись средние индексы мотивации по каждому вопросу, интегральные
индексы в виде средней арифметической по мотивационным группам и интегральный
индекс мотивации в целом. Отдельно определяли также по группам соотношение
промоутеров (4-5 баллов), детракторов (1-2 балла) и нейтралов (3 балла). Такое
выделение иногда более наглядно, чем интегральный показатель, отражает
распределение респондентов по контрастным подгруппам.
Интегральный индекс мотивации. Интегральный индекс мотивации был
достоверно выше у всех лиц, поддержавших проведение Зимней Олимпиады в Сочи
по каждому из трех вопросов (табл. 2.5.2).
Таблица 2.5.2 – Интегральный индекс мотивации и поддержка проведения
Олимпиады в Сочи
Вопрос о поддержке Ответ Интегральный индекс
проведения Игр в Сочи мотивации
Преобладающее позитивное 3,814*
влияние Игр негативное 3,577*
не определился 3,635
Поддержка выбора Сочи поддержка 3,850*
как столицы Игр нет поддержки 3,339*
не определился 3,234
Следует ли стремиться к да 3,837*
проведению мега- нет 3,255*
мероприятий в будущем не определился 3,650
* разница между группами статистически достоверна при p <0,05
126

Другими словами, более мотивированные волонтеры более позитивно


относились и к проведению Олимпийских игр в целом. Среди промоутеров (по
мотивации) индекс удовлетворенности был существенно выше, чем у детракторов, так
же как и индекс лояльности (рис. 2.5.5-6).
4,5
3,8853
4
3,4589
3,5
2,9679
3
2,5
2
1,5
1
0,5
0
детракторы нейтральные промоутеры
Удовлетворенность волонтерством

Рисунок 2.5.5 – Удовлетворенность волонтерством у лиц с разной степенью


мотивации
То есть, более мотивированные волонтеры оказались более удовлетворены свои
участием в Играх и более лояльны, чем менее мотивированные волонтеры.
4,5
3,9116
4
3,3855
3,5
3,0346
3
2,5
2
1,5
1
0,5
0
детракторы нейтральные промоутеры

Рекомендовать участие в волонтерстве

Рисунок 2.5.6 – Лояльность к волонтерству у лиц с разной степенью мотивации


Волонтеры с более высоким уровнем дохода в целом были более мотивированы
по сравнению с низкодоходными группами респондентов (рис. 2.5.7).
127

Мы можем позволить себе достаточно


4,003
дорогие вещи
Мы можем без труда приобретать вещи
3,805
длительного пользования
Денег хватает на продукты и на одежду 3,561

На продукты денег хватает 3,686

Мы едва сводим концы с концами 3,736

3,300 3,400 3,500 3,600 3,700 3,800 3,900 4,000 4,100

Оценка мотивации лиц с разным уровнем дохода


Рисунок 2.5.7 – Оценка мотивации у лиц с разным уровнем дохода
Выявлена также связь основной деятельности волонтеров с их мотивацией:
волонтеры, работающие по основному месту работы в сфере туризма и сервиса, имели
более высокие индексы мотивации, чем респонденты, не связанные с обслуживанием
(рис. 2.5.8).

3,95 3,9239
3,9
3,85
3,8 3,7796

3,75
3,7103
3,7
3,65
3,6
да нет затрудняюсь
Связана ли работа с обслуживанием

Рисунок 2.5.8 – Оценка мотивации у лиц, связанных с обслуживанием


Поскольку мотивирующие факторы у различных волонтеров существенно
отличались, представлялось практически важным сопоставить отношение к
проведению Олимпиады у волонтеров с различными группами факторов-мотиваторов.
Средние индексы мотивации по отдельным факторным группам представлены в
таблице 2.5.3.
128

Таблица 2.5.3 – Средние индексы мотивации по факторным группам и


поддержка проведения Олимпиады в Сочи
Вопрос о Ответ Общие Солидар Личный Обязанн Вознагра
поддержке ценности ность рост ость ждение
проведения Игр
в Сочи
Преобладающее позитивное 4,4527* 4,2595* 4,2192* 2,6810* 3,4604
влияние Игр негативное 4,1158 4,0651 3,9701 2,7545 3,2704
не определился 3,7628* 3,8975* 3,7938* 3,0574 3,3730
Поддержка поддержка 4,4645* 4,3066* 4,2516* 2,7812 3,4532
выбора Сочи как нет поддержки 3,3636* 3,5625* 3,5284* 2,8182 3,4205
столицы Игр не определился 3,6828 3,5645 3,4271 2,4113 3,0861
Следует ли да 4,4454* 4,2752* 4,2200* 2,7840 3,4664
стремиться к нет 3,3403* 3,5521* 3,4844* 2,7483 3,1510
проведению не определился 4,1255 4,1176 4,0294 2,5271 3,4485
мега-
мероприятий в
будущем
* разница между подгруппами статистически достоверна при p <0,05

Общие ценности. Более мотивированные волонтеры этой группы


достоверно выше поддерживали проведение Игр в Сочи по сравнению с менее
мотивированными по всем трем тестовым вопросам. Участие в волонтерстве из-за
общечеловеческих ценностей и патриотизма было более выражено у женщин, лиц
более пожилого возраста и с более высоким уровнем дохода, а также у болельщиков.
Волонтеры, для которых общие ценности являлись основным мотивирующим
фактором, вполне логично считали проведение Олимпиады в Сочи поводом для
гордости. Эти волонтеры были также более удовлетворены соей волонтерской
деятельностью по сравнению с менее мотивированными респондентами. Практически
важно, что более высокая мотивация по этой группе факторов сопровождалась и
конкретными действиями в поддержку Игр. В качестве индикатора такой
деятельности был использован вопрос о намерении изучить иностранный язык (рис.
2.5.9). Это намерение было достоверно более выражено у волонтеров с более высоким
уровнем мотивации по группе «Общие ценности».
129

5
4,4444 4,4318
4,5 4,1808
3,9673
4
3,5
3,0694
3
2,5
2
1,5
1
0,5
0
1 2 3 4 5
Намерение выучить иностранный язык

Рисунок 2.5.9 – Намерение выучить иностранный язык у лиц с разным уровнем


мотивации (интегральный индекс) по мотивирующей группе «Общие ценности»

Солидарность, контакты. Участие в волонтерском движении под


влиянием чувства солидарности и причастности, а также с целью контактов с другими
людьми, относилось ко второй группе мотиваторов. Эти мотивирующие факторы
были более выражены у женщин и у лиц с более высоким уровнем дохода. Так же, как
и в предыдущей группе все три тестовых вопроса о поддержке Игр были более
позитивны у волонтеров с более высокой факторной мотивацией солидарности. У них
также более выражена удовлетворенность своим участием в волонтерстве. Эта группа
волонтеров, так же как и предыдущая, трансформирует свое положительное
отношение к Олимпиаде в стремление внести свой вклад в ее проведение. Это видно
на примере вопроса о намерении выучить иностранный язык (рис. 2.5.10): наиболее
мотивированные волонтеры выражают более активно свое желание улучшить свои
знания иностранного языка.
130

5
4,5 4,3227
4,0625
4 3,8029
3,5 3,3333 3,2917
3
2,5
2
1,5
1
0,5
0
1 2 3 4 5

Намерение выучить иностранный язык, баллы

Рисунок 2.5.10 – Намерение выучить иностранный язык у лиц с разным уровнем


мотивации по мотивирующей группе «Солидарность»
Л и ч н о с т н ы й р о с т . В эту группу мотивирующих факторов отнесли вопросы,
связанные со стремлением волонтера повысить свои персональные показатели,
связанные с личным развитием, карьерным ростом, служебным положением.
Выяснилось, что стремление к личностному росту было более выражено у женщин и у
более молодых волонтеров, уровень дохода существенное влияние не оказывал. Эта
группа волонтеров, как и две предыдущие, достоверно сильнее поддерживала выбор
Сочи в качестве столицы Зимней Олимпиады и стремление к дальнейшему
проведению в городе мега-событий, но затруднялась с оценкой влияния Игр на
развитие города (см. табл. 2.5.3). Эти волонтеры также более отчетливо
демонстрируют свою гордость за проведение Олимпиады в Сочи. У них также более
выражена удовлетворенность своим участием в волонтерстве и они также относятся к
той части волонтеров, которые желают выучить иностранный язык.
О б я з а н н о с т ь , т р а д и ц и и . В эту группу мотивирующих факторов вошли
вопросы, отражающие административный характер формирования волонтерских
центров. Волонтеры этой группы пришли в центр по приказу руководства, за
131

компанию с друзьями, сослуживцами, под административным давлением, то есть,


вынуждено и не разделяя основные волонтерские ценности. Такое волонтерство по
обязанности было более выражено у мужчин и у более молодых волонтеров,
существенно чаще у студентов и реже у служащих, а также чаще у лиц с наименьшим
уровнем дохода.
В отличие от первых трех групп волонтеры-по-обязанности не поддерживают
олимпийский выбор. Они достоверно более негативно оценивают влияние Олимпиады
на развитие Сочи (табл. 2.5.3) и не вполне удовлетворены своим участием в данном
проекте (рис. 2.5.11): индекс мотивации у детракторов и промоутеров в этой группе
практически одинаков.

5,00
4,50
4,00
3,50
3,00 2,7163 2,7038 2,7805

2,50
2,00
1,50
1,00
детракторы нейтральные промоутеры
Удовлетворенность волонтерством

Рисунок 2.5.11 – Удовлетворенность волонтерством у лиц с разным уровнем


мотивации по мотивирующей группе «Обязанность»

Особенно негативно в этой группе были настроены волонтеры, у которых


определялись высокие оценки на вопрос «Участвую, потому что заставляют» Эти
волонтеры не поддерживали выбор Сочи в качестве олимпийской столицы (рис.
2.5.12) и не испытывали гордости за такой выбор МОК (рис.5.2.13).
132

4
3,63
3,5 3,16
3
2,44
2,5

1,5

0,5

0
да нет затрудняюсь
Поддержка выбора Сочи

Рисунок 2.5.12 – Поддержка выбора Сочи у лиц с разным уровнем мотивации по


фактору «Участвую, потому что заставляют»

4 3,78
3,53
3,5 3,21
2,9
3
2,5 2,28

2
1,5
1
0,5
0
1 2 3 4 5
Олимпиада - повод для гордости, баллы

Рисунок 2.5.13 – Гордость за выбор Сочи у лиц с разным уровнем мотивации по


фактору «Участвую, потому что заставляют»
Эти волонтеры были наиболее негативно настроены и в вопросах
сотрудничества с организаторами Игр на примере намерений выучить иностранный
язык (рис. 2.5.14).
133

4,5
4
4 3,65
3,5
3 2,58
2,33 2,4
2,5
2
1,5
1
0,5
0
1 2 3 4 5
Намерение выучить иностранный язык, баллы

Рисунок 2.5.14 – Намерение выучить иностранный язык у лиц с разным уровнем


мотивации по фактору «Участвую, потому что заставляют»
В н е ш н и е н а г р а д ы . Внешние награды, такие как форма волонтеров, доступ
к соревнованиям, возможность получить автографы, контакт с олимпийцами,
бесплатный приезд в Сочи и пр., являлись достаточно мотивирующими факторами.
Волонтерство из-за внешних наград было более выражено у мужчин (тенденция) и у
более молодых волонтеров, существенно чаще у лиц с наименьшим и наивысшим
уровнем дохода. Волонтеры этой мотивирующей группы безразлично отнеслись к
поддержке Сочи как столицы Игр (см. табл. 2.5.3), хотя и в большей степени
испытывали гордость за этот выбор. Волонтеры этой группы с более высоким
доходом достоверно более мотивированы возможностью участвовать в спортивных
событиях, тогда как низкодоходная часть группы явно заинтересована в получении
формы и экипировки.
Выводы по первому этапу:
1. Волонтеры Олимпийских игр Сочи-2014 являются более приверженной к
Олимпиаде частью населения, чем остальные резиденты. Уровень поддержки
колебался от 68,3% в вопросе оценки позитивного влияния Олимпийских Игр на
развитие дестинации до 83,2% в вопросе поддержки выбора Сочи столицей Зимней
Олимпиады.
134

2. Положительные оценки проведения Олимпиады в Сочи были выше у


волонтеров, более удовлетворенных своей волонтерской деятельностью, а также лиц с
более высоким уровнем дохода.
3. Более благожелательно относятся к проведению Олимпиады в г. Сочи
волонтеры с более высоким уровнем общей мотивации.
4. Существенно выше поддержка проведения в Сочи Олимпиады была у
волонтеров, мотивированных достижением общечеловеческих ценностей,
проявлением солидарности и карьерным ростом
5. Негативно относятся к проведению Игр волонтеры, участвующие в
добровольческом движении по принуждению. Они демонстрируют и самые
негативные оценки своего удовлетворения от участия в волонтерском движении и не
намерены рекомендовать его другим. Они также не стремятся предпринимать какие-
либо активные действия в поддержку данного мега-события.
6. При рекрутинге волонтеров следует учитывать мотивирующие их факторы и
проводить отсеивание лиц, не проявляющих заинтересованности в волонтерстве.

Второй этап.
На этом этапе во время проведения Зимних Олимпийских игр (февраль 2014)
было проведено анкетирование волонтеров, участвующих в обеспечении ОИ Сочи-
2014.
Цель исследования:
- уточнить отношение всех волонтеров (как резидентов, так и туристов) к
проведению в Сочи Зимних Олимпийских игр 2014 во время Игр;
- определить уровень удовлетворенности волонтеров участием в проведении
Игр в целом и по отдельным составляющим (размещению, питанию, транспорту,
форме, доступности просмотра соревнований);
- выявить различия в удовлетворенности волонтеров в зависимости от баз
размещения и исполняемых функций, оценить микроклимат коллективов различных
баз размещения;
135

- уточнить факторы, мотивирующие резидентов участвовать в волонтерском


движении;
- оценить уровень личных расходов волонтеров.
Анкетирование проходило в виде самозаполнения волонтерами специально
разработанных анкет, которые затем собирались членами научной группы.
Самозаполнение осуществлялось преимущественно в местах размещения волонтеров
и частично – на их рабочих местах. Всего было роздано 1500 анкет, возвращено 981
(66%), которые и составили базу данных. Анкеты, примененные на этом этапе (анкета
5 приложения 1) отличались от тех, которые использовались для тестирования
волонтеров, тем, что к ним были добавлены вопросы по отдельным компонентам
сервиса, участия в олимпийских мероприятиях и личных расходов.
Распределение опрошенных волонтеров по базам размещения было следующее:
Аква-Лоо – 85 чел. (8,7%), Веселое – 188 чел. (19,2%), Эсто-Садок – 197 чел. (20,1%),
Омега – 130 чел. (13,3%), Курортный городок – 106 чел. (10,8%), прочие
(анкетировались на рабочих местах) – 275 чел. (28,1%).
Результаты обрабатывались с помощью программного пакета SPSS, v.21.

Анализ результатов в разрезе баз размещения


Отношение к проведению ОИ Сочи-2014.
Как уже было представлено в начале раздела, отношение к играм является
своеобразным индикатором, показывающим искренность и заинтересованность
волонтеров в этой деятельности. Отношение к Играм тестировалось теми же тремя
вопросами, что и при опросах резидентов и местных волонтеров.
Поскольку статистика ответов на каждый из указанных вопросов была близка,
приводятся результаты только по первому вопросу (табл. 2.5.4).
Как видно из таблицы, наименее позитивно отнеслись к выбору Сочи в качестве
столицы ОИ волонтеры из кампуса «Омега». Возможно, такие оценки связаны с тем,
что волонтеры этого кампуса в наименьшей степени по сравнению с другими
отметили, что они достигли цели своего участия в Олимпиаде, как это будет показано
дальше.
136

Таблица 2.5.4 - Поддержка выбора Сочи как столицы ОИ волонтерами


различных баз размещения, % респондентов
База размещения Да Нет Затрудняюсь
Аква-Лоо 80,0% 3,5% 16,5%
Веселое 80,3% 8,0% 11,7%
Эсто-Садок 82,7% 8,1% 9,1%
Омега 66,9% 20,8% 12,3%
Курортный городок 87,7% 2,8% 9,4%
Прочие 87,3% 4,7% 8,0%
Всего 81,8% 7,8% 10,4%
Оценка мотивации волонтеров
Как и у местных волонтеров, мотивацию оценивали по пятибалльной шкале
Фарелла в собственной модификации по 22 вопросам, распределенным по пяти
группам: «ценности и патриотизм», «солидарность, контакты», «личное развитие
(карьера)», «обязательства и традиции», «внешние награды». Результаты оценок по
мотивирующим группам представлены в табл. 2.5.5.
Таблица 2.5.5 – Группы мотивирующих факторов у волонтеров различных баз
размещения, средний балл
База Патриотизм Солидар Личное Обязательства Внешнее
размещения ность развитие вознагражде
ние
N Сред. N Сред. N Сред. N Сред. N Сред.
балл балл балл балл балл
Аква-Лоо 85 4,531 85 4,073 85 4,021 85 1,941 85 2,964
Веселое 187 4,365 187 4,244 187 3,935 187 2,015 187 3,373
Эсто-Садок 197 4,359 197 4,144 197 3,768 197 1,943 197 3,136
Омега 130 3,989 130 3,746 130 3,481 130 2,681 130 3,796
Курортный 106 4,539 106 4,009 106 3,757 106 2,788 106 2,951
городок
Прочие 275 4,463 274 4,222 274 4,041 273 2,664 273 3,332
Всего 980 4,375 979 4,111 979 3,859 978 2,348 978 3,289

Патриотические ценности и патриотизм как мотивирующие факторы


преобладали у волонтеров в Аква-Лоо и Курортном городке, в то же время эти
факторы меньше всего мотивировали волонтеров в Омеге. Факторы солидарности и
контактов (желание расширить свои связи) дали аналогичную картину. Обе эти
137

группы мотиваторов – проявление бескорыстности намерений и высоких моральных


ценностей.
Следующая группа мотивирующих факторов – личное развитие и карьерный
рост, в большей степени отражают уже личную эгоистическую позицию. Наименее
значимой эта группа факторов оказалась также у волонтеров Омеги.
Четвертая группа факторов – «Обязательства и традиции», отражают главным
образом административные и прочие принудительные факторы привлечения
волонтеров. Это особенно характерно для учебных заведений, стремящихся
выполнить плановые показатели. Наиболее мотивирующей эта группа факторов
оказалась для волонтеров Омеги и Курортного городка. Вероятно, ряд негативных
оценок у волонтеров Омеги (например, более низкое восприятие ценности
Олимпийских игр) связан, в том числе, и с тем, что они участвуют в этой деятельности
не вполне осознанно, а в определенной степени по принуждению.
Наконец, пятая группа факторов – это мотивация, основанная на определенных
материальных и нематериальных выгодах (форма, бесплатные билеты, сувениры и
пр.). Как видно из данных табл. 2.5.3, материальные выгоды также были более
выражены у волонтеров «Омеги».
Таким образом, достоверно отличались в худшую сторону результаты,
полученные по кампусу «Омега», а наиболее высокими были оценки у волонтеров,
разместившихся в Курортном городке, Аква-Лоо и Эсто-садке. Эта разница, вероятно,
объясняется тем, что в последних трех кампусах селились волонтеры, выполнявшие
более квалифицированные и престижные функции. В Омеге, кроме того, были самые
худшие условия размещения (только построенные жилые дома с неотлаженными
коммуникациями), что сказалось на общем настрое волонтеров и уровне их оценок.
Анализ результатов в разрезе исполняемых функций
В данном разделе представлены ответы на вышеуказанные вопросы в разрезе
исполняемых волонтерами на Олимпиаде функций.
Распределение ответов, характеризующих отношение к выбору Сочи как
столицы ОИ волонтерами различных функций представлено в таблице 2.5.6.
138

Таблица 2.5.6 - Поддержка выбора Сочи как столицы ОИ волонтерами


различных функций, % респондентов
Функция Да Нет Затрудняюсь
размещение 79,0% 9,7% 11,3%
питание 77,3% 11,4% 11,4%
транспорт и охрана 81,4% 7,6% 11,0%
организация мероприятий 84,4% 5,3% 10,3%
тех обслуживание 82,4% 8,1% 9,5%
администрирование 79,1% 14,0% 7,0%
другое 79,5% 9,2% 11,3%
Всего 81,7% 7,7% 10,6%
Распределение ответов достаточно близкое и находится в пределах
статистических погрешностей, хотя у администраторов оценки несколько хуже.
Наиболее высокий уровень поддержки Олимпиады у волонтеров, непосредственно
работавших на спортивных мероприятиях.
Общий уровень мотивации у опрошенных волонтеров был близок и
существенно не зависел от выполняемых функций. Распределение по факторным
группам выявила некоторые отличия мотивации волонтеров в зависимости от
выполняемого функционала (табл. 2.5.7).
Таблица 2.5.7 – Группы мотивирующих факторов у волонтеров различного
функционала, средний балл
База Патриотизм Солидар Личное Обязательст Внешнее
размещения ность развитие ва вознаграждение
N Сред. N Сред. N Сред. N Сред. N Сред.
балл балл балл балл балл
размещение 62 4,427 62 4,233 62 3,750 62 2,601 62 3,431
питание 44 4,102 44 3,773 44 3,712 44 2,716 44 3,909
транспорт и 117 4,269 117 3,908 117 3,721 117 2,626 117 3,431
охрана
организация 377 4,445 377 4,222 377 3,984 376 2,291 376 3,268
мероприятий
тех. 74 4,394 74 4,219 74 4,035 74 2,571 74 3,662
обслуживание
администриро 43 4,231 43 3,924 43 3,651 43 2,494 43 3,012
вание
другое 239 4,373 238 4,066 238 3,755 238 2,039 238 3,032
Всего 956 4,375 955 4,111 955 3,856 954 2,340 954 3,288
139

Патриотически настроенных волонтеров было несколько меньше среди тех, кто


работал в зоне питания, хотя в целом показатели достаточно высокие и равномерно
распределены по функциям.
Мотивирующие факторы из группы «солидарность» были менее всего
представлены у волонтеров, исполняющих функцию питания.
Личное развитие как мотивирующий фактор так же был наименее выражен у
волонтеров, выполняющих функцию питания, и у администраторов.
Участие в волонтерском движении по обязанности было более выражено у тех,
кто работал в сфере питания и охраны. Это понятно, если иметь в виду, что отбор в
эти функции проводился с учетом имеющегося опыта или работы по основной
профессиональной деятельности. То есть в охрану и питание набирали людей из этих
же сфер деятельности и конкурс при отборе был существенно ниже, а в ряде случаев
практиковалось направление по разнарядке. Это подтверждается результатами ответа
на конкретный вопрос в этой группе мотивации - участие под административным
давлением (табл. 2.5.8). Мотивирующий балл административного давления был
наиболее высок как раз в этих функциональных группах волонтеров. У волонтеров,
осуществляющих функцию питания, также были высокими оценки мотивации
факторами внешних наград. Внешние награды были важны и для волонтеров,
задействованных в техническом обслуживании.
Таблица 2.5.8 – Участие под административным давлением как основной
мотивирующий фактор волонтеров различных функций, средний балл
Функция N Средний балл
размещение 62 2,34
питание 44 2,70
транспорт и охрана 117 2,47
организация мероприятий 374 1,94
тех обслуживание 74 2,05
администрирование 43 2,05
другое 237 1,54
Всего 951 1,98
Было также выяснено, что волонтеры различных баз размещения по-разному
определили достижение своих целей участия в Олимпиаде (таблица 2.5.9).
140

Таблица 2.5.9 - Достигнута ли цель участия в ОИ волонтерами различных баз


размещения, средний балл
База размещения N Средний балл
Аква-Лоо 85 3,93
Веселое 187 3,78
Эсто-Садок 197 3,98
Омега 130 3,56
Курортный городок 106 4,00
Прочие 272 3,93
Всего 977 3,87
Наименее довольны достижением своих олимпийских целей были волонтеры
«Омеги». Не вполне удовлетворены своим участием в ОИ и волонтеры,
размещавшиеся в п. Веселом.
Недостаточная удовлетворенность участием в Олимпиаде отразилось на оценках
общей удовлетворенности респондентов участия в волонтерском движении (табл.
2.5.10).
Таблица 2.5.10. - Удовлетворенность участия в волонтерском движении
респондентов различных баз размещения, средний балл
База размещения N Средний балл
Аква-Лоо 85 4,11
Веселое 187 3,99
Эсто-Садок 197 4,15
Омега 130 3,58
Курортный городок 106 4,10
Прочие 274 4,12
Всего 979 4,03
Такие неудовлетворенные волонтеры в целом менее склонны рекомендовать
участвовать в волонтерском движении другим лицам, хотя в случае с волонтерами из
кампуса «Веселое» это оказалось не так выражено.
Указанные оценки в определенной степени могут быть объяснены возникшими
проблемами, связанными с подготовкой баз размещения, неудачным режимом работы,
транспортными трудностями. Это нашло свое проявление в оценках отдельных
сервисов, имеющих различия по базам размещения. Так, наиболее удовлетворены
организацией питания были волонтеры, размещавшиеся в действующих гостиничных
объектах («Аква-Лоо» и «Курортный городок»), наименее удовлетворены условиями
141

размещения волонтеры «Эсто-садок» и «Омега», которые являются


приспособленными помещениями, более всего недовольны транспортом волонтеры
самой дальней точки - «Аква-Лоо».
Расходы волонтеров. Исходя из целей исследования, определенный интерес
представляли личные расходы волонтеров на участие в Олимпиаде. Существует
распространенное мнение, что волонтерам оплачиваются все расходы, связанные с
добровольчеством, однако это не так. Волонтеры в той или иной мере берут на себя
часть расходов своего участия в мега-событии.
Исследование показало, что в среднем каждый волонтер потратил на участие в
Олимпиаде 15748 руб., включая дорогу (табл. 2.5.11). В расчете на один день
пребывания расходы одного волонтера составили в среднем почти 760 руб.
Наибольшая их часть приходилась на транспорт к месту проведения
мероприятий и обратно (31,65%). Это говорит о том, что значительной части
волонтеров транспортные расходы не были компенсированы.
Таблица 2.5.11 – Расходы волонтеров во время Олимпиады Сочи-2014
N Минимум Максимум Среднее
Статистика Стд. %
ошибка
затраты суммарные 733 150 250000 15748,28 588,078 100
затраты суммарные на один
728 ,6 11363,6 759,98 28,2121 -
день
расходы на размещение 734 0 23000 211,99 48,699 1,35%
транспорт расходы 734 0 90000 4983,82 281,681 31,65%
расходы на еду 734 0 35000 2772,45 154,431 17,60%
расходы на сувениры 733 0 30000 1982,61 104,415 12,59%
расходы на билеты 734 0 62000 1250,14 138,583 7,94%
расходы на экскурсии 731 0 20000 291,66 44,829 1,85%
другие расходы 736 0 20000 1165,41 95,408 7,40%
неучтенные прочие расходы 736 0 - 3089,81 - 19,62%
В отличие от других форм туризма, очень небольшую часть расходов (1,35%)
составили расходы на проживание, что является в данном случае объяснимым,
поскольку все волонтеры обеспечивались жильем на время их участия в Играх.
Существенную часть бюджета волонтиртуристы отвели покупке билетов на
142

мероприятия и сувениров (7,94 и 12,59 % соответственно), что объяснимо и


существенно отличается от других групп туристов.
В процессе исследования также были выявлены различия в затратах у
волонтеров, исполнявших различные функции. Наиболее экономными оказались
волонтеры функций питания и администрирования (табл. 2.5.12).

Таблица 2.5.12 – Суммарные расходы волонтеров разных олимпийских функций


Функция N Среднее Стд. отклонение Стд. Ошибка
размещение 46 17447,83 15078,856 2223,256
питание 26 11425,00* 10647,152 2088,078
транспорт и охрана 93 15704,30 11801,434 1223,752
организация мероприятий 301 14020,07 11053,645 637,122
тех обслуживание 54 19068,52 34292,531 4666,622
администрирование 21 12190,48* 8543,237 1864,287
другое 186 18234,41 17193,640 1260,699
Итого 727 15759,96 15943,212 591,301
* различия статистически достоверны при p≤0,05

Вероятно, эти различия в поведении волонтеров объясняются особенностями


контингента, подобранного для исполнения каждой функции, рассмотренных выше.
Поскольку в процессе данного исследования выяснилось, что волонтеры понесли
значительные личные расходы в процессе участия в Олимпийских играх Сочи-2014,
можно было предположить, что это могло негативно отразиться на оценке
волонтерами своего участия в Играх и уровня их удовлетворенности.
Действительно, волонтеры, имевшие более высокие личные расходы во время
исполнения своих волонтерских обязанностей, были значительно менее
удовлетворены своим участием в Олимпиаде (рис.2.5.14) и были менее склонны
рекомендовать другим участвовать в волонтерском движении (рис.2.5.15).
143

25000,00
20875,00
20000,00 18552,33
16870,93
15719,31
14543,86
15000,00
Руб.
10000,00

5000,00

0,00
1 2 3 4 5
Степень удовлетворенности,

Рисунок 2.5.14 – Суммарные расходы волонтеров с разной степенью


удовлетворенности своим участием в Сочинской Олимпиаде
25000,00 23027,59

20000,00 18800,00 18266,97

14628,86 14868,94
15000,00
Руб
10000,00

5000,00

0,00
1 2 3 4 5
Рекомендовать другим, баллы

Рисунок 2.5.15 – Суммарные расходы волонтеров с разной степенью намерений


рекомендовать другим

Выводы по второму этапу:


1. Опрос волонтеров во время проведения Зимней Олимпиады Сочи-2014
показал сходные результаты поддержки Игр, что и опрос местных волонтеров перед
Играми (в среднем «за» 81,8%). Наименее позитивно отнеслись к выбору Сочи в
качестве столицы ОИ волонтеры из кампуса «Омега», а в разрезе функций -
волонтеры из группы «Питание», «Охрана» и «Администрирование». Вероятно, такие
144

оценки связаны с тем, что волонтеры кампуса «Омега» в наименьшей степени по


сравнению с другими отметили, что они достигли цели своего участия в Олимпиаде.
2. Изучение мотивирующих факторов в зависимости от места размещения
волонтеров позволило выявить некоторые различия в мотивации, обусловленные
особенностями организации волонтерских сервисов и микроклимата в каждом
кампусе. Наименее мотивированными выглядели волонтеры, проживающие в «Омеге»
и п. Веселом, наиболее высокие – в «Эсто-Садке», «Аква-Лоо» и в Курортном
городке. Особенности подбора волонтеров на разные функции также отразились на
оценке мотивирующих факторов. Наименее мотивированными оказались волонтеры,
занятые в сфере питания и охраны, что отражало особый характер укомплектования
этих функций
3. Таким же образом распределились и показатели удовлетворенности
волонтеров. Указанные оценки в определенной степени могут быть объяснены
возникшими проблемами, связанными с подготовкой баз размещения, неудачным
режимом работы, транспортными трудностями. Это нашло свое проявление в оценках
отдельных сервисов, имеющих различия по базам размещения. Так, наиболее
удовлетворены организацией питания были волонтеры, размещавшиеся в
действующих гостиничных объектах («Аква-Лоо» и «Курортный городок»), наименее
удовлетворены условиями размещения волонтеры «Эсто-садок» и «Омега», которые
являются приспособленными помещениями, более всего недовольны транспортом
волонтеры самой дальней точки - «Аква-Лоо».
4. . Несмотря на компенсацию волонтерам значительной части затрат на
поездку, их личные расходы все же являлись достаточно ощутимыми и составили в
среднем 15748,28 руб. суммарно и 759,98 руб. в сутки. Доказано негативное влияние
величины расходов на удовлетворенность и лояльность волонтеров. При организации
мега-событий оргкомитетам, привлекающим волонтеров, следует уделить больше
внимания компенсации их затрат для обеспечениях большей лояльности.
145

Глава 3 Управление развитием олимпийского


туризма после Олимпиады

3.1 Развитие олимпийского туризма в контексте олимпийского наследия


Одним из важных вопросов, не имеющих однозначного ответа в специальной
литературе, является проблема изменения туристских потоков в принимающей
дестинации как следствие проведенных Олимпийских Игр. Иными словами, каково
Олимпийское туристское наследие и чему количественно равен постолимпийский
туризм?
Из материалов главы 1 следует, что олимпийский туризм в послеолимпийском
периоде следует рассматривать как часть олимпийского наследия. Можно
предположить, что величина и структура туристских потоков в постолимпийский
период изменяется различным образом в зависимости от сочетания разнообразных
влияющих факторов конкретной дестинации. К таким факторам можно отнести:
− туристскую зрелость принимающей дестинации и исходный уровень развития
туризма;
− периоды олимпийского цикла;
− интенсивность (масштаб) воздействия на регион в предолимпийский период и
во время самой Олимпиады;
− качество проектных и управленческих решений по подготовке и проведению
Игр национальной олимпийской и местной администрации;
− уровень и полноту включение объектов олимпийского наследия в программы
развития принимающей дестинации;
− организацию продвижения постолимпийского туристского продукта.
Несомненно, что интерес к олимпийскому наследию убывает с течением
времени и в итоге становится малозначимой величиной. Вместе с тем, успешность
интеграции олимпийского наследия в региональный туристский продукт имеет
долгосрочное значение для развития туризма на принимающей территории.
146

Состояние и показатели развития олимпийского туризма нельзя рассматривать в


его отрыве от общего состояния туризма на данной территории и тенденций его
развития, складывающихся под влиянием различных факторов, не имеющих прямого
отношения к Олимпиаде. Поскольку Олимпийские Игры относятся к мега-событиям,
то их влияние на различные сферы деятельности выходит далеко за пределы
принимающей дестинации. Этот тезис справедлив и по отношению к туризму. Можно
распределить это влияние по нескольким территориальным иерархическим уровням:
национальному (страновому), региональному и локальному (городу - столицы
Олимпиады). При этом сила и направленность факторов влияния, исходя из
имеющегося международного опыта, могут меняться в зависимости от стадий
олимпийского цикла.
На уровне страны туристские потоки предположительно должны
перераспределиться следующим образом: в предолимпийский период возможен
умеренный рост въездного туризма как индикатор международного интереса к
событию, по этой же причине может быть некоторое увеличение внутреннего туризма
и практически отсутствие изменений в выездном туризме, поскольку на цели выезда
указанное событие существенно не влияет. В олимпийский период (год проведения
Олимпиады) эти тенденции должны усилиться, въездной поток иностранных туристов
должен увеличиться, внутренний туризм может увеличиться за счет значительного
возрастания интереса к внутренним поездкам, а выезд несколько уменьшиться по этой
же причине. В постолимпийский период в ближайшие несколько (2-5) лет можно
ожидать достаточно устойчивый туристский поток в столицу Игр (ностальгия-туризм)
как отечественных, так и зарубежных визитеров. В олимпийский период (год
проведения Олимпиады) эти тенденции должны усилиться, въездной поток
иностранных туристов должен увеличиться, внутренний туризм может увеличиться за
счет значительного возрастания интереса к внутренним поездкам, а выезд несколько
уменьшиться по этой же причине. В постолимпийский период в ближайшие несколько
(2-5) лет можно ожидать достаточно устойчивый туристский поток в столицу Игр
(ностальгия-туризм) как отечественных, так и зарубежных визитеров.
147

На уровне региона все олимпийские тенденции, характерные для


национального уровня, проявляются более отчетливо: умеренный рост потоков
въездного туризма в регион как иностранных, так и собственных граждан в
предолимпийский период, еще большая их переориентация на столицу Игр в год
Олимпиады и постепенное снижение интереса в постолимпийский период.
Н а у р о в н е п р и н и м а ю щ е й д е с т и н а ц и и изменения в потоках туристов
являются более сложными и разнонаправленными из-за значительного объема
воздействия подготовительных мероприятий на все стороны жизни города. В
предолимпийский период сочетаются две противоположных тенденции – стимуляция
притока гостей из-за интереса к будущей столице Игр и противодействующее этому
притоку негативное влияние подготовительных работ. Результирующая этих двух
тенденций определяет численность туристов, прибывших в город в период подготовки
к Играм.
В год Олимпиады (особенно месяц ее проведения) количество туристов
значительно увеличивается за счет как внутренних туристов, так и иностранных
граждан. При этом можно было ожидать изменений в целевой структуре туристского
потока: сокращение объема некоторых видов туризма, традиционно характерных для
столицы Игр и увеличение числа туристов других видов (эффект замещения). В
постолимпийский период действие этого эффекта будет вероятно пролонгироваться
при постепенном снижении потока собственно олимпийских туристов. Выраженность
указанной трансформации будет в значительной степени зависеть от успешности
интеграции объектов Олимпийского наследия в региональный туристский продукт, их
перепрофилирования и использования для новых целей.
Анализ влияния проведенных Олимпийских игр на развитие туризма в
принимающих дестинациях
Изучение публикаций по вопросам олимпийского туризма и анализ реальной
динамики туристских потоков показали, что существует значительная
неопределенность в отношении количества туристов во время Олимпийских Игр и их
влияния на постолимпийское развитие туризма в принимающем регионе. Хотя все
аспекты, связанные с подготовкой, проведением и последствиями Олимпиад
148

тщательно прорабатывались организаторами, реальная картина в большинстве случаев


выглядела более пессимистичной [230, 231]. Это положение относится и к прогнозам
в отношении олимпийского туризма, касающихся как величины туристских потоков,
так и эффекта влияния наследия Игр на различные сферы жизнедеятельности
принимающей дестинации [222]. Данные, приведенные Европейской Ассоциации
туроператоров (2010) по переоценке таких прогнозов в соответствии с реальными
данными, показали чрезмерный оптимизм (дословно, «бахвальство») организаторов
[128, 222].
Отсутствие точной статистики до 2000 года затрудняет достоверные
количественные оценки связанных с этими Олимпиадами туристских потоков.
Европейская Ассоциация туроператоров (2010) приводит дисбаланс количества
развернутых номеров и числа туристов, прибывших по данным организаторов на
Олимпиаду-1996 в Атланте: 55 тыс. участников и 110 тыс. болельщиков никак не
смогли бы вписаться в 60 тыс. номеров в Атланте, не говоря уже о 13,5 тыс. номеров
Барселоны-1992, о которых официально заявил национальный олимпийский комитет
[128].
В Сиднее Олимпийские Игры-2000 генерировали одиннадцатипроцентный рост
въездного туризма в 2000 году по сравнению с 1999 г. и способствовали приезду 1,6
млн. олимпик-мотивированных туристов в течение 1997-2004 годов (в среднем, по 200
тыс. человек в год) с расходами около 3,5 млрд. долларов США [118]. В то же время
отмечается, что за период самих Игр ожидалось 132 тыс. зарубежных посетителей,
тогда как реально приехали 97 тыс. [222]. Число внутренних туристов, приехавших на
Олимпиаду, составило 368 тыс. [128].
Олимпийские Игры 2004 года в Афинах принесли десятипроцентное увеличение
числа въездных туристов в 2005 году, и, как ожидалось, должны была генерировать
дополнительно 5-7 миллионов ежегодных посетителей в год к 2009 году, однако эти
ожидания в полном объеме не оправдались [118]. Власти прогнозировали в период
Олимпиады в среднем 105 тыс. ночевок в сутки, а реально было достигнуто только 14
тыс. [222]., а всего за время Игр было размещено 89 тыс. туристов и участников [128].
149

В Пекине в августе 2008 года было зарегистрировано 943 тыс. гостей, которые
провели суммарно 2,5 миллиона ночевок. Из этого числа 708 тыс. были внутренние
туристы, совершившие 1,56 миллиона ночевок [128]. Ожидался приезд 400 тыс.
иностранных гостей, но за весь август 2008 года прибыло только 235 тыс. туристов
[222]. Важно отметить, что в Пекине имело место падение в среднем на 20% от
ежегодно сложившегося числа туристов, прибывших в течение шести месяцев до и
после Игр [128]. Даже во время самих Игр в Пекине было почти на 10% меньше
посетителей, чем в предолимпийском году. Рост прибытий в 2009 году (который
составил 10% к 2006 году) был более наглядным только на фоне предыдущего спада,
при этом даже в сентябре 2009 года доход в расчете на номер (RevPAR) еще оставался
ниже уровня 2007 года на 9,2%.
Многочисленные оценки и прогнозы были сделаны в отношении Лондонской
Олимпиады 2012 года. Например, специалисты агентства “VisitBritain” подсчитали,
что от 50% до 70% экономической выгоды от проведения Игр, измеренной в течение
7-10 лет, будет получено за счет туризма. В чисто денежном выражении эта сумма
должна была составить около 2 млрд. фунтов стерлингов [165]. DCMS (департамент
по культуре, средствам массовой информации и спорту) Парламента Великобритании
дал близкую, хотя и более консервативную оценку – доходы туристской индустрии
страны должны вырасти на 1,4-2 млрд. фунтов стерлингов [118]. Известное
консалтинговое агентство “PriceWaterhouseCoopers” оценило дополнительные доходы
в сфере туризма в период с 2005 по 2016 год еще более скромно: 762 млн. фунтов,
причем 146 млн. из них во время самой Олимпиады. Основным сдерживающим
фактором, влияющим на оптимизм оценок, является феномен замещения. Британское
национальное объединение туриндустрии «Tourism Alliance» прямо указало, что
«…больше всего въездной олимпийский туризм будет являться заменой
рекреационного и делового туризма, который в противном случае имел бы место»
[165, с. 39]. «Tourism Alliance» считает, что в этом случае всем заинтересованным
лицам следует направить усилия на сохранение неолимпийского турпотока, который
может снизиться из-за опасения отсутствия мест в отелях и снижения качества
туристского сервиса в связи с избытком гостей Олимпиады. Отмечено, что его
150

годовое снижение всего на 5% приведет к снижению поступлений от туристских


расходов на 1,1 млрд. фунтов.
В отношении туризма в постолимпийский период ожидания были более
оптимистичными. DCMS прогнозировал в 2012-2015 гг. рост потока туристов в 1,5%
ежегодно, однако для достижения такого роста специалисты отмечали необходимость
проведения соответствующей массивной маркетинговой кампании [118]. Наследие
Олимпийских игр-2012 должно было принести 4 млн. дополнительных посетителей и
50 тыс. дополнительных рабочих мест в течение 4-х лет, однако Смит и Стивенсон
(2009) указали на излишнюю оптимистичность такого прогноза [257].
Суммарные данные о динамике въездного туристского потока по различным
олимпийским столицам в течение года приема Игр в сравнении с предолимпийским
годом представлены в табл. 3.1.1.
Таблица 3.1.1- Въездной туризм в течение года приема Игр
Год Принимающая страна Изменение въездного
(столица Игр) потока в % к
предыдущему году
1996 (летние) США (Атланта) +7,2%
1998 (зимние) Япония (Нагано) -2,7%
2000 (летние) Австралия (Сидней) +10,6%
2002 (зимние) США (Солт-Лейк Сити) -7,1%
2004 (летние) Греция (Афины) -4,7%
2006 (зимние) Италия (Турин) +12,0%
2008 (летние) Китай (Пекин) -3,1%
2010 (зимние) Канада (Ванкувер) +2,3%
2012 (летние) Великобритания +1,1%
(Лондон)
Составлено автором по [265]
Видна отчетливая негативная динамика численности туристов после завершения
трех Игр: в Солт-Лейк Сити, Афинах и Пекине. В остальных случаях виден более или
менее выраженный рост числа туристов.
Обобщая имеющиеся в специальной литературе данные, можно отметить три
наиболее распространенных эффекта, наблюдаемых в постолимпийском развитии
туризма на принимающей территории: эффект замещения, интермеццо-эффект и
эффект трансформации.
151

Э ф ф е к т з а м е щ е н и я (displacement effect) в той или иной степени отмечался на


всех Олимпийских Играх последнего времени [115, 161]. Он заключается в
вытеснении сложившихся на принимающей территории видов туризма олимпийскими
туристами и развитием относительно новых для данной территории видов туризма
(рис. 3.1.1).

Туристский поток по годам Олимпийского цикла


120

100

80

60

40

20

0
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11

олимпийский традиционный новый

Рисунок 3.1.1 – Эффект замещения (заштрихован) традиционного для


принимающей дестинации вида туризма олимпийским и новым видом туризма
Этот эффект был детально описан для Олимпиады-2006 в Турине [115]. В этом
случае наблюдалось снижение в предолимпийский период числа традиционных
альпийских туристов (из-за опасений излишнего скопления людей) и развития
относительно нового для данной местности событийного туризма в постолимпийский
период. Аналогичного процесса опасались при проведении Олимпиады-2012 в
Лондоне [165]. В то же время суммарный туристский поток может существенно не
измениться или даже увеличиться.
Различают пространственный и временной дисплейсмент-эффект.
Пространственный вариант выражается в замене (вытеснении) одного типа туризма
другим в регионе, принимающем Игры. Например, в период проведения Олимпиады-
1984 в Лос-Анжелесе число бизнес-туристов уменьшилось на 70% за счет их
вытеснения олимпийскими туристами, но быстро восстановилось после ее окончания
152

[187]. На этой же Олимпиаде представители бизнеса развлечений и отдыха сообщили


о снижении числа посетителей на 20-35% из-за массового отъезда резидентов на
период ее проведения [237] (временной эффект).
И н т е р м е ц ц о - э ф ф е к т (рис. 3.1.2) означает временный экономический успех
после окончания мега-события, который обычно длится в течение короткого
промежутка времени (месяцы или недели), после чего происходит спад ниже
состояния, предшествовавшего мега-событию [157].

Рисунок 3.1.2 – Интермеццо-эффект олимпийского туризма


Например, массивная информационная кампания в средствах массовой
информации, сосредоточенная на хостинге мега-события, может привлечь большое
количество туристов на определенный период, но после этого кратковременного
интервала туристические потоки будут падать. Этот синдром был исследован в
отношении зимних Олимпийских игр-1994 в Лиллехаммере [256]. Это происходит
тогда, когда организаторы не сумели предложить туристам новые возможности,
основанные на использовании олимпийского наследия. В случае с Лиллехаммером
имел место краткосрочный интерес туристов к олимпийской столице, который после
окончания Игр достаточно быстро угас, а небольшая деревня не нашла способов его
поддержать какими-то альтернативными проектами.
Э ф ф е к т т р а н с ф о р м а ц и и , ранее не описанный в литературе, заключается в
следующем (рис. 3.1.3).
153

Рисунок 3.1.3 – Эффект трансформации олимпийского туризма


Олимпийские Игры инициируют определенные туристские потоки туристов,
распределяемые в течении предолимпийского, собственно олимпийского и
постолимпийского периодов. По окончании Игр интерес к событию неизбежно падает,
и интенсивность этого падения определяется сочетанием различных факторов:
предшествующей подготовкой, успешностью самих Игр, уровнем информационного
сопровождения, качеством и организацией использования олимпийского наследия.
В последнем случае продуманное вовлечение постолимпийских объектов в
региональный турпродукт и определенные усилия по его продвижению приводят к
трансформации потока олимпийских туристов в поток туристов другого вида
(культурно-познавательного, событийного, спортивного). Этот эффект можно считать
одним из основных в долгосрочной перспективе.
Основные тенденции в колебании связанных с Олимпиадой Сочи-2014
туристских потоков в России
Применительно к развитию туризма в России указанные тенденции сложились
следующим образом. Одной из основных особенностей отечественного рынка
туристских услуг в постсоветский период является существенное превышение
выездного турпотока над въездным (табл. 3.1.2), что связано с целой группой
факторов: неконкурентным соотношением цены и качества оказываемых туристских
154

услуг, высокой стоимостью внутренних перевозок, отставанием туристской


инфраструктуры в ряде регионов, усложненными визовыми формальностями,
недостаточными усилиями по продвижению туристского продукта на внешнем и
внутреннем рынках [20].
Таблица 3.1.2 – Соотношение потоков въездного и выездного туризма в России,
млн. чел.
Показатель 2005 2010 2011 2012 2013 2014 2015
Въезд иностранных
граждан в Россию с 2,39 2,13 2,34 2,57 2,66 2,58 2,94
туристскими целями
Выезд российских граждан
за границу с туристскими 6,79 12,61 14,49 15,33 18,3 17,6 12,1
целями
Источник: Росстат, Rata-news http://www.ratanews.ru/news/news_9032016_1.stm
Ситуация стала меняться, начиная с 2013 года, когда, после запрета заграничных
поездок сотрудникам силовых ведомств и банкротства ряда туроператоров, выезд
россиян за рубеж снизился. В 2014-2015 году эта тенденция значительно усилилась
из-за ослабления рубля по отношению к мировым валютам и сложной
внешнеполитической обстановки. Неблагоприятная рыночная конъюнктура
спровоцировала банкротства ряда крупных туроператоров, работавших по
демпинговым ценам и не сумевших выполнить свои обязательства перед клиентами.
По ряду популярных зарубежных направлений (страны Центральной и Западной
Европы, Китай, Финляндия) и целом по выезду в 2014 году произошло значительное
уменьшение потока туристов из России. В 2015 году ситуация с выездом усугубилась
запретом на поездки в самые популярные у россиян страны – Египет и Турцию. В то
же время существенного прироста въездного туризма не произошло, несмотря на
более конкурентоспособный отечественный турпродукт из-за снижения курса рубля.
Указанные причины, отрицательно повлиявшие на выездной спрос, в то же
самое время позитивно сказались на развитии внутреннего туризма.
По данным Ростуризма путешествия по России в 2014 году совершили почти 42
млн. россиян, что на 30% больше, чем годом ранее (рис. 3.1.4). В 2015 году
внутренний турпоток вырос до 50 млн. туристов [28].
155

60
50
50
42
40 33,2
31 32
27,9 30,5
30

20

10

0
2009 2010 2011 2012 2013 2014 2015

Рисунок 3.1.4 - Численность туристов на внутренних направлениях (млн. чел.)


Составлено автором по данным Ростуризма
Таких темпов роста в кризис не дал ни один сектор российской экономики, чему
способствовали также, помимо вышеперечисленных причин (ослабление курса рубля,
санкции, запрет выезда государственных служащих), присоединение Крыма и
реальное улучшение качества услуг туриндустрии. Вероятно, свой вклад в этот рост
поездок внутри страны внесла и Сочинская Зимняя Олимпиада. Не случайно, в 2014-
2015 годах Сочи являлся лидером спроса среди россиян. Однако вычленить эффект
Олимпийских Игр из других стимулирующих факторов, действующих совокупно в
указанный период, не представляется возможным.
Анализ реальных процессов, происходивших в сфере туризма и гостеприимства
на уровне принимающего региона - Краснодарского края, позволил выявить
следующие тенденции (табл. 3.1.3). К настоящему времени Краснодарский край
является лидером туристской индустрии страны. Он обладает разнообразным
туристско-рекреационным потенциалом, сосредоточенным на 18 курортно-
рекреационных территориях, в том числе трех городах-курортах федерального
значения: Сочи, Анапа и Геленджик. На территории края успешно развиваются
различные виды туризма, из которых наиболее популярными являются
рекреационный, в том числе пляжный, лечебно-оздоровительный, детский,
событийный, горно-климатический, аграрный.
156

Таблица 3.1.3 – Изменение основных показателей туристско-рекреационной


сферы Краснодарского края по годам
Показатель 2010 2011 2012 2013 2014 2015
Общая численность туристов,
10600 11100 11900 11800 13750 14100
тыс. чел.*
Численность туристов,
размещенных в коллективных
2726 2783 3073 3227 4419 5135
средствах размещения, тыс.
чел.**
Численность туристов,
размещенных в
4365 4649 5011 4818 5650 6700***
индивидуальных средствах
размещения, млн. чел.
Число коллективных средств
1355 1207 1583 1609 1684 2922
размещения
Число мест в коллективных
212657 202285 215344 215203 257253 307112
средствах размещения, тыс.
Доходы от предоставляемых
услуг коллективными 31031 32961 36330 38769 52027 58686
средствами размещения
Среднегодовая заработная
13884 15078 18510 21635 26163 27776
плата по отрасли, руб.
Налоговые поступления, 4,0 3,9 4,0 4,3 5,6 5,6
млр.руб.*
*по данным Министерства по курортам и туризму Краснодарского края
**без учета микро предприятий
***предварительно
составлено автором по данным Краснодарстата
В соответствии с принятым 28 января 2015 года Законодательным Собранием
Краснодарского края законопроектом, Закон Краснодарского края «О туристский
деятельности в Краснодарском крае» был дополнен новым видом туризма -
«олимпийским туризмом», под которым понимается вид туризма, ориентированный
на ознакомление с олимпийскими объектами, расположенными на территории края
[55].
Несмотря на экономический кризис, общая численность туристов в крае
ежегодно возрастала и достигла в 2015 году 14,1 млн. чел. Наиболее значительный
прирост наблюдался в 2014 и 2015 годах (соответственно, 19,0% и 21,6% к 2013 году),
что в какой-то степени подтверждает высказанную ранее гипотезу о росте туристского
потока как эффекта Олимпийских Игр. В этом случае сравнительная динамика роста
числа туристов, посетивших Сочи, должна быть более выраженной, чем по другим
курортам края. Действительно, сравнение прироста численности туристов (в
157

процентах) по трем федеральным курортам края показало (рис. 3.1.5), что в 2014 году
Сочи имел существенно большее приращение потока туристов (149,71%), чем два
других курорта.

200,00

149,71
150,00

%
100,00

20,71 57,99
50,00 10,42
12,17 36,94 34,48
2,09 14,48
16,20
1,97
0,00
5,01
1,10
-14,36
-5,58 -22,98
-8,19
-13,58 -9,97 -39,14
-50,00
2011 2012 2013 2014 2015

Краснодарский край Сочи Анапа Геленджик

Рисунок 3.1.5 – Темп прироста численности туристов, размещенных в


коллективных средствах размещения Краснодарского края по годам, в % к
предыдущему году (составлено автором по данным Краснодарстата)
В 2015 году положительные темпы роста по Сочи сохранились, тогда как по
Анапе и Геленджику имела место отрицательная динамика числа туристов (-14,36 и -
39,14% соответственно). Выявленная избирательность роста потока туристов
косвенно подтверждает сделанное выше предположение о положительном влиянии
Олимпийских Игр на развитие туризма в регионе.
Как и предполагалось, на всех стадиях олимпийского цикла имело место
умеренное увеличение и числа иностранных туристов. По данным краевой
158

администрации число прибытий иностранных граждан с целью туризма на


территорию Краснодарского края за четыре года (в период с 2010 по 2014 гг.)
увеличилось на 77,4% (рис. 3.1.6).
60000

50000
48688

40000 46009

32107
30000

27919
25939
20000

10000

0
2010 2011 2012 2013 2014

Число иностранных туристов в Краснодарском крае, чел

Рисунок 3.1.6 - Число иностранных туристов в Краснодарском крае, чел.


(составлено автором по материалам Министерства по курортам и туризму
Краснодарского края)
Наибольшее число прибытий имело место в 2013 году – 48,7 тыс. иностранных
туристов. Хотя указанное количество невелико в сопоставлении с внутренним
турпотоком, но хорошо иллюстрирует имеющуюся тенденцию.
На уровне принимающей дестинации – города Сочи, динамика туристских
потоков оказалась разнонаправленной из-за большого объема подготовительных
работ, повлиявших на качество приема туристов и последствий Олимпиады. Для
подтверждения приведем анализ статистических данных по размещенным туристам в
коллективных средствах размещения курорта Сочи (табл. 3.1.4).
159

Таблица 3.1.4 - Число размещенных туристов в средствах размещения курорта


Сочи
Число размещенных туристов в средствах размещения Сочи, тыс. чел.
Гостиницы и
Годы Коллективные Специализированные
аналогичные средства
средства размещения средства размещения
размещения
2005 1031,9 330,6 701,3
2006 1030,4 361,2 669,2
2007 1092,9 371,3 721,6
2008 1090,4 375,3 715,1
2009 881,4 242,6 638,8
2010 816,8 191,1 625,7
2011 701,1 241,0 460,1
2012 676,7 247,0 429,7
2013 641,3 226,9 414,4
2014 1731,5 1142,2 589,3
2015 2297,1 1543,1 754,0
Источник: Данные администрации г. Сочи
Для наглядности был построен график ежегодного числа туристов,
остановившихся в коллективных средствах размещения (рис. 3.1.7).

Рисунок 3.1.7 – Изменение численности гостей в коллективных средствах


размещения курорта Сочи по годам (составлено автором по данным администрации г.
Сочи)
Из представленного графика видно, что в рассматриваемом периоде показатель
численности туристов несколько раз менял свою динамику. В «доолимпийский»
период (2005-2008 годы) наблюдался медленный рост, в подготовительный период
(2009-2013 годы) количество туристов резко снизилось (более чем на 40% от уровня
160

2008 года), и в олимпийский год и «постолимпийский» период (2014-2015 годы)


наблюдался выраженный рост показателя. Указанные изменения можно объяснить
следующими обстоятельствами. Тенденции 2005-2008 годов демонстрируют
поступательный рост количества туристов в г. Сочи. Указанная динамика являлась
общей для всех курортов края, более того для остальных городов и после
рассматриваемого периода.
Начиная с 2009 года, в городе начала реализовываться обширная
инвестиционная программа по подготовке к Олимпийским Играм. Данная программа,
как уже указывалось, повлекла за собой повышенную нагрузку на транспортную и
социальную инфраструктуру, масштабное строительство и другие, негативные для
рекреационного потенциала территории, факторы. Эти обстоятельства повлекли за
собой резкое падение количества туристов в городе. Как и предполагалось, после
окончания строительной программы проведение Зимних Олимпийских Игр и
возможности вновь построенных объектов размещения увеличили количество
туристов на курорте. Подтвердилось также структурное изменение туристского
потока. Если в «доолимпийский» период туристы в основном размещались в
специализированных средствах размещения преимущественно лечебно-
оздоровительной направленности (санатории и т.д.), то, начиная с 2014 года, большая
часть туристического потока пришлась на гостиницы. Указанные выводы
подтверждаются данными, представленными на рис. 3.1.8. Таким образом, в
постолимпийском Сочи имел место эффект замещения, о котором упоминалось ранее.
Анализируя показатели колебания численности туристов, посетивших Сочи в
2005-2015 годах (см. рис. 3.1.7), можно подойти к оценке влияния Олимпиады на
развитие туризма. В этом случае оценивать «олимпийский» эффект на турпоток
города от уровня 2013 года представляется неверным, так как реализация программы
подготовки сама по себе оказала существенное воздействие на исследуемый
показатель. Для более корректного описания искомого эффекта нужно разделить его
на 2 части: негативный (на подготовительном этапе) и позитивный (в период
проведения Олимпийский игр и после них).
161

Рисунок 3.1.8 – Численность гостей, размещенных в коллективных средствах


размещения курорта Сочи разного типа (составлено автором по данным
Краснодарстата)
Ключевой гипотезой исследования в этом случае является предположение о том,
что без проведения Олимпийских игр туристско-рекреационный комплекс города
развивалась бы в рамках тенденций «доолимпийского» периода.
На основе известных статистических данных показатель был аппроксимирован в
виде квадратичной функции вида:
T 05 − 08 = −0.25 * x 2 + 1.027 *10 3 * x − 1.0532 *10 6 , (1)
где Т05-08 – функция тенденции туристического потока в период с 2005 по 2008 год, х
– год.
Указанная функция с достаточной точностью моделирует показатель.
Отклонение и относительная ошибка, вычисляемая по формуле (2) представлена в
таблице 3.1.5.

 x − x  (2)
∑  xn 
 
где x – фактическое значение, x - модельное значение, n – численность выборки)
162

Таблица 3.1.5 - Отклонение и относительная ошибка модели показателя


численности туристов от фактических данных за период 2005-2008
Относительная
Показатель Факт Модель Отклонение ошибка
2005 1031,9 1025,5 6,4 0,62%
2006 1030,4 1049,7 -19,3 1,87%
2007 1092,9 1073,5 19,4 1,78%
2008 1090,4 1096,9 -6,5 0,60%
Средняя относительная ошибка 1,22%

Для уточнения указанной тенденции было произведено наложение полученной


функции на фактическое значение показателя на всем наблюдаемом периоде. После
этого была произведена оценка влияния программы подготовки к Олимпийским
Играм на численность туристского потока. В качестве аппроксимирующих
испытывались несколько функций, наибольшую точность дал полином третьего
порядка следующего вида:
T 08 − 13 = −3,2344 * x 3 + 1,9527 *10 4 * x 2 + 3,9296 *10 7 * x − 2,6359 *1010 (3)
где Т08-13 – функция тенденции туристического потока в период с 2008 по 2013 год, х
– год.
Значения отклонения и ошибок, полученных при аппроксимации функции (3)
представлены в таблице 3.1.6.
Таблица 3.1.6 - Отклонение и относительные ошибки модели показателя
численности туристов от фактических данных за период 2008-2013
Относительная
Показатель Факт Модель Отклонение ошибка
2008 1090,4 1084,8 5,6 0,51%
2009 881,4 903,0 -21,6 2,45%
2010 816,8 787,0 29,8 3,65%
2011 701,1 716,6 -15,5 2,21%
2012 676,7 675,1 1,6 0,23%
2013 641,3 640,3 1,0 0,16%
Средняя относительная ошибка 1,54%

Далее была произведена оценка тенденции туристического потока в


постолимпийский период. Исходя из того, что известны статистические данные
163

только за 3 года (период 2013-2015 год), использовалась линейная аппроксимация.


Уравнение функции имело вид (4):
T 13 − 15 = 827,88 * x − 1,6658 *10 6 (4)
где Т13-15 – функция тенденции туристического потока в период с 2013 по 2015 год, х
– год.
Графическое изображение аппроксимации представлено на рис. 3.1.9.

Рисунок 3.1.9 - Наложение кривой функции численности туристов в периоды с


2005 по 2008 гг. и с 2008 по 2013 гг. на фактическое значение данного показателя
Значения отклонения и ошибок, полученных при аппроксимации функции (4),
представлены в таблице 3.1.7.
Таблица 3.1.7 - Отклонение и относительная ошибка модели показателя
численности туристов от фактических данных за период 2008-2013
Относительная
Показатель Факт Модель Отклонение ошибка
2013 641,3 728,8 -87,5 13,64%
2014 1731,5 1556,7 174,8 10,10%
2015 2297,1 2345,5 -48,4 2,11%
Средняя относительная ошибка 8,61%

В итоге кусочная аппроксимация туристского потока в г. Сочи за период с 2005


по 2015 год представлена на рис. 3.1.10.
164

Рисунок 3.1.10 - Аппроксимация туристского потока в г. Сочи за период с 2005


по 2015 год
Для оценки эффекта влияния программы подготовки к Олимпийским играм на
туристский поток необходимо вычесть из оцениваемого по тенденции 2005-2008 года
показателя недостающую часть за период 2008-2013 года и добавить
сверхнормативный поток за период с 2014-2015 год. То есть, переформатируя график
на рис. 3.1.10 так, как показано на рис.3.1.11, из области выше аппроксимации кривой
2005-2008 гг. (заштриховано) необходимо вычесть область, лежащую ниже этой
кривой (заштриховано).

Рисунок 3.1.11 – Моделирование объемов туристского потока


Математически это действие имеет вид:
165

 2013 2015
 2015
Эф =  ∫ Т 08 − 13( х)dx + ∫ Т 13 − 15( х)dx  − ∫ Т 05 − 08( х)dx
 (5)
 2008 2013  2008

И, находя определенные интегралы, можем вычислить текущий эффект:


Эф = (3945,2 + 3113,3) − 8213,8 = −1152,2 тыс. чел.
Таким образом можем сделать вывод, что в краткосрочном периоде по
состоянию на конец 2015 года, Олимпийские Игры в Сочи имеют кумулятивный
отрицательный эффект на показатель туристического потока в город, связанный с
э ф ф е к т о м з а м е щ е н и я . Увеличение количества туристов во время Олимпиады и
после нее в течение двух лет еще не компенсировали падение спроса в период
подготовки. Текущие потери составляют порядка 1 млн. 150 тыс. туристов.
К сожалению, для построения достоверного прогноза «постолимпийского»
развития двух точек недостаточно, поэтому в дальнейшем при публикации
статистических данных за 2016 год необходимо скорректировать модель в части
тенденций постолимпийского этапа, что позволит построить прогноз влияния мега-
события на туристскую отрасль в среднесрочной перспективе.
Помимо эффекта замещения в оценке туристских потоков по курорту Сочи
определенный интерес вызывает наличие эффекта трансформации.
Возможность наступления такого эффекта связана со значительным материальным
наследием Олимпиады-2014 и большим общественным интересом к городу Сочи в
постолимпийский период. Поэтому можно ожидать трансформацию олимпийского
туризма в культурно-развлекательный и событийный туризм на базе эксплуатации
объектов Олимпийского наследия.
Для оценки эффекта олимпийского туризма с трансформационной точки зрения
была предпринята попытка сопоставить суммарный, олимпийский и культурно-
развлекательный туристские потоки. Данные о проценте туристов, приехавших на
курорт с целью развлечения, брали из отчетов по НИР СГУ и КубГУ [45, 60, 69, 70], а
также в Министерстве по курортам и туризму Краснодарского края.
В таблице 3.1.8 представлены данные о процентном отношении туристов
выбравших место курорт для целей культурно-развлекательного туризма.
166

Таблица 3.1.8 –Доля туристов (%), прибывших с культурно-развлекательной


целью
Регион 2011 2012 2013 2014 2015
Сочи,% 10,7 8,4 6,2 15,6 21,3
Краснодарский край,% 13,8 12,3 13,4 14,0 19,2
составлено автором
Соотнесем эти данные с имеющейся информацией об общем количестве
туристов и получим абсолютные цифры турпотока с целью посещения культурно-
развлекательных мероприятий (таблица 3.1.9)
Таблица 3.1.9 – Число туристов, прибывших с культурно-развлекательной
целью
Регион 2011 2012 2013 2014 2015
Краснодарский край, чел 243276 215981 219608 396110 650000
Сочи, чел 75018 56843 39761 270114 489282
Край без Сочи, чел. 168258 159138 179847 125996 160718
рассчитано автором
Для того, чтобы вычленить долю Сочи из общего числа культурно-
развлекательных туристов края проведем обратную операцию – найдем процент
турпотока культурно-развлекательного туризма для Краснодарского края без учета
Сочи (поделив число туристов данного типа, на общий поток) – таблица 3.1.10.
Таблица 3.1.10 – Число туристов, прибывших с культурно-развлекательной
целью
Регион 2011 2012 2013 2014 2015
Сочи,% 10,7 8,4 6,2 15,6 21,3
Краснодарский край,% 13,8 12,3 13,4 14,0 19,2
Край без Сочи, % 15,8 14,7 18,0 11,5 14,8
рассчитано автором
По данным таблицы 3.1.10 построим диаграмму (рис. 3.1.12).
Как видно из представленного графика общая тенденция туризма искомого типа
схожа с динамикой общего туристического потока. «Чистые» краевые показатели
колеблются около некоторого числа (в данном случае 15%), а показатели Сочи в
предолимпийский период снижаются, а затем резко, опережающими темпами, растут.
То есть, явление трансформации очевидно.
167

25,0

20,0

15,0
Сочи
Край
Край без Сочи
10,0

5,0

0,0
2010 2011 2012 2013 2014 2015 2016

Рисунок 3.1.12 – Динамика доли (в %) туристов культурно-развлекательного


типа
Таким образом, в событийно-познавательного туризме города Сочи наблюдается
«удвоенный рост» - растет как общий туристический поток, так и процент туристов
данного типа.
Следует, однако, опять оговориться, что данная оценка является гипотезой, так
как делать более значимые количественные выводы на основании постолимпийской
статистики всего за 1 год не вполне корректно.
Представленные в данном разделе данные позволяют сделать следующее
заключение.
1. Состояние туризма на принимающей территории есть результат сочетанного
воздействия различных факторов как олимпийской, так и неолимпийской природы,
при этом направленность туристских потоков имеет отличия в зависимости от уровня
воздействия. Анализ опыта прошедших Олимпиад в различные периоды
олимпийского цикла показывает, что в принимающих дестинациях имело место как
увеличение, так и снижение числа туристов. К основным факторам, влияющим на
туристские потоки, являются туристскую зрелость принимающей дестинации и
168

исходный уровень развития туризма, интенсивность (масштаб) воздействия на регион


в предолимпийский период и во время самой Олимпиады, качество проектных и
управленческих решений по подготовке и проведению Игр национальной
олимпийской и местной администрации, уровень и полноту включение объектов
олимпийского наследия в программы развития принимающей дестинации,
организацию продвижения постолимпийского туристского продукта.
2. Можно отметить три наиболее распространенных эффекта, наблюдаемых в
постолимпийском развитии туризма на принимающей территории: эффект замещения,
интермеццо-эффект и эффект трансформации. Эффект трансформации предложен
автором по результатам исследования.
3. Моделирование туристского потока в городе Сочи с помощью интегральных
уравнений показало, что в столице Олимпиады имел место эффект замещения в
размерах, которые не были компенсированы в течение первого постолимпийского
года и составили 1,1 млн. человек. Выраженная положительная динамика этого потока
в дальнейшем позволяет предположить полную компенсацию выбывших в
предолимпийский период туристов за второй (2016) год постолимпийского цикла.
4. Можно предварительно считать имеющим место в постолимпийском Сочи и
эффект трансформации олимпийского туризма в другие виды туризма.

3.2 Влияние олимпийского туризма на экономику принимающей


дестинации
Известно, что туризм является одним из лидирующих секторов по своему
влиянию на экономику [274], поэтому в рамках изучения Олимпийского наследия
туристская составляющая всегда находилась в центре внимания исследователей [173,
175, 232, 272]. В России возможности туризма использовались явно недостаточно,
поэтому и его влияние на экономику оценивалось до недавнего времени достаточно
скромно. Ростуризм считает, что прямой эффект от туристской деятельности не
превышает 1,5% от ВВП страны [68]. В то же время, проведение такого глобального
события как Олимпийские игры, вызывает значительное увеличение туристских
потоков, оказывающих прямое и косвенное влияние на экономику принимающего
169

региона. При всей очевидности данного тезиса, в официальных отчетах организаторов


Зимних Игр Сочи-2014 отсутствуют какие-либо конкретные цифры, отражающие
влияние на экономику Краснодарского края индуцированное Олимпиадой увеличение
числа туристов и уровня их расходов.
Поэтому целью данного раздела работы было проведение оценки вклада
олимпийского туризма в экономику принимающего региона. Для достижения
указанной цели были произведены расчеты прямого и мультипликативного эффекта
туризма (с учетом олимпийских туристов) на валовой региональный продукт (ВРП)
Краснодарского края.
Для расчета использовались данные о структуре и величине расходов различных
групп олимпийских туристов, представленные в главе 2. Учитывались также данные о
расходах туристов, отраженные в отчетах о НИР, выполненных научными
коллективами под руководством проф. Г.М. Романовой [45, 69, 70] и проф. М.Ю.
Беликова [60]. Кроме того, использовались официальные статистические данные
Росстата и Краснодарского территориального управления государственной статистики
и информация, предоставленная Министерством по курорту и туризму
Краснодарского края.
Оценка экономического эффекта туризма на экономику региона производится
обычно по нескольким критериям.
К таким критериям большинство исследователей относит прирост валового
внутреннего продукта, индуцированное туризмом новые рабочие места, динамика
налоговых поступлений в бюджет [25]. На эти показатели основное влияние
оказывают расходы туристов в принимающей дестинации. Поступая в экономику
дестинации через предприятия, предоставляющие туристам услуги и товары, эти
расходы вызывают прямой и косвенный эффект [25, 64].
Прямой эффект возникает в связи с доходами тех секторов экономической
деятельности, которые непосредственно формируют туристский продукт (это
деятельность турфирм, коллективных и индивидуальных средств размещения,
предприятий массового питания, транспортных предприятий, объектов досуговой
сферы). Косвенный эффект является результатом поступивших в оборот средств,
170

полученных от прямого туристского эффекта. Совокупный эффект воздействия


туризма на экономику вычисляется путем суммирования прямого и косвенного
эффекта.
Определение прямого эффекта обычно не представляет затруднений. Данные
для расчётов получают либо путем выборочного опроса туристов, либо расчетным
путем, зная количество рекреантов и стоимость основных элементов турпродукта.
Для определения косвенного эффекта наиболее часто применяют вычисление
мультипликатора, являющегося численным коэффициентом, показывающим долю
увеличения (изменения) показателей экономики в результате увеличения инвестиций
(расходов) в анализируемую сферу деятельности [24]. Согласно теории
мультипликатора рост какого-либо элемента расходов приводит к непропорционально
более высокому увеличению доходов в экономике территории за счет генерирования
активности смежных секторов.
Основоположником такого подхода считается известный экономист Д.М. Кейнс,
предложивший формулу вычисления коэффициента мультипликации m [33]:
1
m= (1−с)
(1)
где с – предельная склонность к потреблению.
Предельная склонность к потреблению с определяется как отношение роста
потребления C и вызванное этим потреблением увеличение дохода Y:
𝛥𝛥𝐶𝐶
с= (2)
𝛥𝛥𝛥𝛥
При этом соблюдается условие 0 < с < 1.
Применяя указанный подход к сфере туризма, проводят расчет туристского
мультипликатора раздельно по каждому кругу экономической активности. На первом
круге увеличение спроса на туристские услуги на ΔI, вызывает рост спроса на c×ΔI в
одной из отраслей туристской индустрии (размещение, питание, транспорт, и т.д.).
Второй круг индуцируется импульсом c×ΔI, приводящим к увеличению спроса в
последующих отраслях на c×c×ΔI. Таким образом, имеет место уменьшение в
геометрической прогрессии эффекта первоначального воздействия с каждым
последующим кругом, поэтому для практических целей применяют исчисления
171

только от первых двух кругов оборота инвестиций из-за исчезающе малого эффекта
следующих кругов [82].
Оценка мультипликативного эффекта туризма на экономику территории
осуществляется различными путями. Наиболее часто для этих целей применяется
построение межотраслевого баланса на основе таблиц «затраты-выпуск», что
позволяет учесть прямые и косвенные эффекты влияния туризма на объемы
производства по отраслям и оценить изменения в структуре формирования доходов в
регионе [24, 42]. Признанными ограничениями указанного метода является
трудоемкость вычислений и сложность получения межсекторальной информации [24].
Кроме того, данный метод не вполне адекватен для расчета эффекта разовых событий,
поскольку в этом случае прямые затраты участников мероприятий не учитываются в
полном объеме применяемыми методами официальной статистики.
Как усовершенствованный вариант метода «затраты-выпуск» применительно к
оценке экономического эффекта объектов показа нередко применяются
автоматизированные модели общего равновесия [44, 207, 262, с. 96].
В международной практике основным подходом определения эффекта влияния
на экономику является метод «сателлитных счетов», рекомендованный в качестве
основного инструмента Статистической комиссией ООН и UNWTO [262]. В нашей
стране этот метод пока еще не получил широкого распространения.
Из-за технической сложности и значительных информационных потребностей
для проведения вышеуказанных процедур иногда используются вычисленные по
другим странам или регионам так называемые экзогенные мультипликаторы, которые
по аналогии преобразуют значение туристского потребления в оценки косвенных и
индуцированных эффектов [262]. В нашей стране широкое распространение для
вычисления мультипликативного влияния туризма на региональную экономику
получила методика, разработанная специалистами Карельского научного центра РАН
[74, 80]. Данная методика была апробирована в нескольких регионах и основная
формула для вычисления совокупного эффекта от туризма в регионе выглядит
следующим образом [74].
172

𝑌𝑌∗ 𝑄𝑄 ∗ ( 𝑉𝑉 − 𝑍𝑍 ) 1
M = MT + 𝑇𝑇 𝑇𝑇 𝑇𝑇 ∗ , (3)
𝑋𝑋 (1−𝑅𝑅)
где M – совокупный эффект от туризма в валовом региональном продукте
(ВРП); MT - объем средств, вошедший в ВРП на первом круге обращения; VT –

выручка от туризма; ZT - объем затрат на приобретение товаров и услуг турфирмами у

других предприятий; Y – ВРП; X – выпуск товаров и услуг в регионе за отчетный


период; R – коэффициент, отражающий степень замкнутости экономики; QT - доля

затрат туризма, остающаяся в региональной экономике.


В последующем, в методику расчета вносились некоторые уточнения и
дополнения, связанные с преодолением некоторых неточностей [24]. В частности, в
работе [19] было предложено вычислять добавленную стоимость от всего
потребленного туристами продукта. Тогда формула расчета прямого эффекта MT

выглядит следующим образом (4):


MT = VT * S, (4)
где VT – выручка от туризма в стоимостном выражении; S – коэффициент

себестоимости турпродукта.
Объем выручки от туризма VT определяется, исходя из средней стоимости одной

туристической поездки и годовой численности организованных и неорганизованных


туристов T, полученных из региональных органов управления или государственной
статистики. Для определения средней стоимости одной поездки Р необходимо
провести опрос туристов, прибывших в регион. Тогда VT равно произведению

указанных показателей:
VT = P ∗ T (5)

Определенные сложности встречает определение S. В работе [19] рекомендован


следующий подход. В статистической базе органов региональной статистики берутся
данные о выручке туристских фирм V и объеме средств, направляемых ими
поставщикам Z. Тогда S вычисляется по формуле:
𝑍𝑍
S = (1 - ) (6)
𝑉𝑉
173

В этом случае окончательная формула расчета прямого эффекта приобретает


следующий вид:
𝑍𝑍
MT = VT ∗ (1 - ) (7)
𝑉𝑉

Следует отметить, что с 2011 года органы госстатистики изменили некоторые


показатели статистического учета деятельности туристских фирм и перестали
предоставлять данные об объеме средств, направляемых ими поставщикам. В этом
случае себестоимость производства турпродукта возможно определять только
экспертным путем.
Косвенный эффект от туризма M1 по методике [19] рассчитывается следующим

образом:
𝑌𝑌∗ 𝑄𝑄 ∗ ( 𝑉𝑉 − 𝑍𝑍 ) 1
M1 = 𝑇𝑇 𝑇𝑇 𝑇𝑇 * (8)
𝑋𝑋 (1−𝑅𝑅)
Показатели Y и X берутся из базы данных территориальных органов
государственной статистики. Показатель QT (доля затрат туризма, остающаяся в

региональной экономике) рассчитывается как доля налогов на прибыль и доходы (N) в


структуре консолидированного бюджета региона (B):
𝑁𝑁
QT = (9)
𝐵𝐵

Объем затрат на приобретение товаров и услуг предприятиями туриндустрии у


других предприятий ZT рассчитывается также, как и для прямого эффекта.

ZT = VT ∗ (1 –S) (10)

Коэффициент R, отражающий степень замкнутости экономики и связь двух


последовательных кругов обращения средств, вырученных от туризма в регионе,
рассчитывается по формуле:
VR = V0 + V1, (11)
где VR – суммарная доля средств, остающихся в экономике региона; V0 – доля
средств, остающихся в экономике региона на первом круге; V1 - доля средств,
остающихся в экономике региона на втором круге.
Эти два показателя, в свою очередь, вычисляются с использованием формул (12)
и (13).
174

V0 = VT ∗ QT (12)

V1 = ZT ∗ QT (13)

тогда
(𝑉𝑉0 + 𝑉𝑉1)
R= (14)
𝑉𝑉
𝑇𝑇
В целях решения задач данного исследования указанная методика была
адаптирована для расчета расходов олимпийских туристов. При этом исходили из
следующих положений. Основными стейкхолдерами Олимпиады, формирующими
самостоятельные туристские потоки, являются следующие группы: организаторы Игр
(члены МОК и олимпийская семья, технический персонал), спортсмены, волонтеры,
туристы-зрители, журналисты. Точные данные об их количестве и произведенных ими
расходах отсутствуют. Поэтому за основу расчетов брали официальные данные МОК,
НОК, Организационного комитета Сочи-2014, информацию из открытых источников
по данной тематике и сопоставляли ее с аналогичной информацией по другим Играм.
Величина расходов туристов–посетителей Игр и волонтеров была получена в
результате данного исследования (см. главу 2) и составляла 57327 руб. на поездку для
одного олимпийского туриста и 15748 руб. для одного иногороднего волонтера.
Численность организаторов и членов олимпийской семьи брали из отчета
[Уровни безопасности и риски]. Данные о числе спортсменов и волонтеров
опубликованы в официальных отчетах Оргкомитета «Сочи-2014». При расчете
расходов всех категорий гостей Олимпиады использовали данные по Олимпиаде в
Ванкувере, приведенные в [30].
Итоговые данные о количестве олимпийских туристов Олимпиады Сочи-2014 и
их расходах представлены в таблице 3.2.1. Из расчетов, представленных в таблице
3.2.1, следует, что суммарные расходы всех категорий олимпийских туристов
составили 15,934 млрд. руб. за февраль 2014 года. При дальнейших расчетах
необходимо учесть в годовой численности турпотока по краю 274723 туриста.
Применяя указанные подходы, были вычислены основные показатели для
расчета туристской добавленной стоимости в Краснодарском крае в 2010-2015 гг.
(табл.3.2.2). Из представленных в таблице 3.2.2 данных видно, что вклад туризма в
175

ВРП Краснодарского края в последние годы существенно увеличился, если судить по


доле добавленной туристской стоимости в ВРП (рис. 3.2.1).
Таблица 3.2.1 – Численность и расходы основных групп олимпийских туристов
Группа Численность Суммарные расходы на поездку ***
руб. US$
Организаторы 2850 – организаторы и
члены олимпийской семьи 494902500 14250000
Спортсмены 2873 199558580 5746000
Туристы-зрители 237000* 13586499000 391203542
Иногородние 19000 (25000 минус 6000
волонтеры сочинцев)** 299212000 8615375,8
Журналисты 13000** 1354470000 39000000
Всего 274723 15934642080 458814917
*[47], **[77], ***при расчетах использовали курс рубля к доллару 34,73 по данным Центробанка на
07.02.2014
(составлено автором по материалам исследования)
Таблица 3.2.2. - Основные показатели для расчета туристской добавленной
стоимости в Краснодарском крае в 2010-2015 гг.
№ Показатель 2010 2011 2012 2013 2014 2015
1. T, млн. чел. 10,6 11,1 11,9 11,8 13,749* 14,1
2. P, руб. 29967 31662 33320 45072 46530 39960
3. VT, млн. руб. 317650 351448 396508 531849 642926** 563436
4. С 0,687 0,667 0,666 0,677 0,666 0,664
5. S 0,313 0,333 0,334 0,323 0,334 0,336
6. МT, млн. руб. 99424,5 117032,3 132543,1 171995,9 214845,6 189494,8
7. ZT , млн. руб. 218226 234416,0 263964,9 359853,7 428080,7 373941,3
8. QT 0,434 0,411 0,426 0,479 0,493 0,468
9. Y, млн. руб. 1028308 1244653 1459491 1662969 1792048 1720366
10. X, млн. руб. 2576000 2924900 3274082 3125800 3228300 3844903
11. R 0,7322 0,6851 0,7096 0,8031 0,8213 0,7786
12. М1, млн. руб. 64310,5 65007,4 86672,2 222597,5 328938,9 179227,8
13. М, млн. руб. 163735,0 182039,7 219215,2 394593,4 543784,6 368722,6
14. m, % 15,92 14,63 15,02 23,73 30,34 21,43
* с учетом 0,274 млн. человек олимпийских туристов в феврале 2014 г.
**с учетом 15,934 млрд. руб, полученных от олимпийских туристов в феврале 2014 г.
(составлено автором по материалам исследования)
Полученные результаты позволяют ориентировочно оценить и краткосрочный
вклад олимпийского туризма в экономику Краснодарского края. Если предположить,
что средний размер мультипликатора, вычисленный как среднее арифметическое за
предшествующий и последующий после Олимпиады годы, равен 22,58%, то его
разница с показателем 2014 года (30,34%), равная 7,76% от ВРП, может
176

рассматриваться как величина влияния олимпийского туризма на экономику


Краснодарского края.
35,00
30,34
30,00

25,00
23,73
21,43
20,00
15,92 14,63
15,00
15,02
10,00

5,00

0,00
2010 2011 2012 2013 2014 2015

Рисунок 3.2.1 - Динамика ежегодной доли добавленной туристской стоимости в


ВРП Краснодарского края, % (собственные данные)
Для верификации полученных результатов было проведено сопоставление
расчета эффекта от туризма в экономику Краснодарского края в 2011-2012 годах,
выполненных по предлагаемой авторской методике и по методике «затраты-выпуск».
Для такого сопоставления использовали расчеты, представленные в отчете по научно-
исследовательской работе, выполненной в 2013 г. сотрудниками Кубанского
государственного университета под руководством проф. М.Ю. Беликова по заказу
Министерства по курортам и туризму Краснодарского края совместно
Краснодарстатом [60].
По данным отчета [60, с. 399] величина валового регионального продукта края
(ВРП) в 2011 году составила 1229,738 млрд. рублей, рассчитанная авторами отчета
туристская добавленная стоимость (ДСт) – 166,715 млрд. рублей.
В этом случае доля туристской добавленной стоимости в ВРП (∆т) составила:
∆т = ДСт / ВРП = 166715 / 1229738 х 100 = 13,6%
Таким образом, авторы отчета полагают, что полученная величина – 13,6 %
является примерной оценкой вклада туризма в формирование краевого валового
регионального продукта в 2011 году.
177

Сопоставим это значение с полученным по результатам данного исследования


индикатором за 2011 год (см. табл. 3.2.2), равным 14,63. Расхождение составило 1,03
процентных пункта, что вполне укладывается в величину погрешности измерений.
Применение указанного подхода к расчетам за 2012 год позволило получить
сходный результат. Представленные расчеты КГУ составили: ВРП края – 1423,406
млрд. руб., туристская добавленная стоимость – 199,023 млрд. руб., доля туристской
добавленной стоимости в ВРП – 14,0% [Отчет, с. 411]. По данным данного
исследования эта доля составила 15,2%, расхождение в 1,2 пункта, что также лежит в
пределах погрешности измерений.
Другим способом верификации полученных результатов является их
сопоставление с динамикой других экономических индикаторов. Этот прием
применялся некоторыми зарубежными исследователями для выявления наличия
экономического эффекта мега-событий на принимающую территорию (см., например,
[92], [203]).
Одним из таких общепризнанных индикаторов является средняя заработная
плата. Ее повышение косвенно указывает на улучшение экономической ситуации в
регионе. В табл. 3.2.3 показана динамика среднемесячной начисленной заработной
платы работников организаций Краснодарского края в среднем и по некоторым видам
экономической деятельности.
Таблица 3.2.3 - Среднемесячная начисленная заработная плата работников
организаций Краснодарского края по видам экономической деятельности (рублей)
Виды деятельности 2010 2011 2012 2013 2014 2015
Всего 16330 18416 21409 24063 25777 26767
в том числе по видам деятельности:
гостиницы и рестораны 10019 12602 15642 17683 21333 23773
транспорт и связь 21210 23923 26326 28893 31557 33598
финансовая деятельность 31497 35725 39176 41150 43318 44574
операции с недвижимым
имуществом, аренда
и предоставление услуг 19971 22339 23419 26205 27030 25826
предоставление прочих
коммунальных, социальных
и персональных услуг 12487 14298 18008 22753 26621 28880
Источник: Краснодарстат
178

Видно, что средняя зарплата по краю в 2014 году выросла по сравнению с 2013
годом на 7,1%, а в 2015 по сравнению с 2014 – на 3,8%. Еще более отчетливая
положительная динамика зарплаты имела место у работников секторов, прямо
связанных с туризмом. Так, по сектору гостиниц и ресторанов рост заплаты составил в
2014 году 20,6% по сравнению с предыдущим годом, а по транспорту и связи – 9,2%.
Напротив, в бизнесе, связанном с недвижимостью, наибольший рост заработной
платы имел место в 2012-2013 годах с последующим спадом после завершения Игр.
Еще один косвенный показатель роста экономики – это увеличение налоговых
платежей в бюджет (рис.3.2.2). На представленном графике видно, что в 2014 году
рост налоговых платежей составил 30,2% по отношению к предыдущему году, в 2015
году – 3,6%.

Налоговые поступления
7
5,8
6

5,6
5 4,9
4 3,9 4
4,3
4
3,4
3,4
3
2,6
2,4
2
2 2,1
1

0
2003 2004 2005 2006 2007 2008 2009 2010 2011 2012 2013 2014 2015

Рисунок 3.2.2 - Налоговые поступления в краевой консолидированный бюджет


от объектов туристско-рекреационной сферы, млрд. руб. (по данным Министерства по
курортам т туризму Краснодарского края)
Еще один показатель, косвенно указывающий на усиление экономической
активности – уровень занятости населения (табл. 3.2.4). Его позитивная динамика в
2014-2015 годах указывает на некоторое улучшение экономики края в
постолимпийский период.
179

Таблица 3.2.4 – Динамика уровня занятости населения Краснодарского края


Показатель Годы
2007 2008 2009 2010 2011 2012 2013 2014 2015
Уровень
59,8 62,1 60,4 60,0 60,4 61,6 60,9 61,2 62,6
занятости,%
источник: Краснодарстат
Таким образом, представленные в данном разделе материалы позволяют сделать
следующее заключение:
1. Олимпийский туризм внес значимый вклад в экономику принимающего
региона. Расчеты прямого и мультипликативного эффекта туризма (с учетом
олимпийских туристов) на валовой региональный продукт (ВРП) Краснодарского края
показали, что около 7,76% прироста ВВП края в 2014 году произошло за счет
олимпийского туризма.
2. Положительный экономический эффект, рассчитанный в результате
исследования, подтвержден положительной динамикой некоторых других
региональных экономических индикаторов (ростом заработной платы и занятости
населения, увеличением налоговых поступлений в бюджет Краснодарского края от
организаций туристско-рекреационной сферы).
3. В результате исследования была уточнена и дополнена методика расчета
мультипликативного эффекта от событийного туризма на экономику региона на
основании более полного учета связанных с событием показателей. Сравнение
данных, полученных с помощью предложенной методики, с показателями по методу
«затраты-выпуск» дало сопоставимые результаты.

3.3 Рекомендации по реализации стейкхолдерских стратегий развития туризма


на постолимпийской территории

Поскольку Олимпийские игры – это событие, которое происходит в


принимающей дестинации один раз в истории, бессмысленно говорить о развитии
олимпийского туризма в долгосрочном аспекте после окончания Игр. Однако, как
было отмечено в главе 1, Олимпиада – это крупное спортивное событие, поэтому опыт
180

ее проведения может быть полезен организаторам других мега событий спортивной


направленности. Этот опыт может быть интересен и для проведения крупных
мероприятий не спортивного типа.
Следовательно, рекомендации, базирующиеся на результатах проведения
Олимпийских игр, являются полезными для развития на принимающей территории:
• олимпийского туризма и его «ностальжи»-разновидности;
• событийного туризма на материальной базе олимпийского наследия;
• культурно-познавательного и спортивного туризма, активированного за счет
эффекта трансформации.
Для более эффективного развития туризма на принимающих крупные события
территориях представляется целесообразным руководствоваться стейкхолдерским
подходом, как это было представлено в разделе 2.1.
В соответствии с рекомендациями специалистов в данной области [73, 219],
организаторам мероприятий необходимо было формировать и реализовывать
определенную стратегию для каждой группы стейкхолдеров.
В разделе 2.1. была представлена разработанная автором матрица «влияние-
заинтересованность», с помощью которой были выделены 4 группы стейкхолдеров:
группа ключевых игроков, группа риска, группа поддержки и группа контроля. Для
повышения уровня результативности взаимодействия были предложены четыре
соответствующие групповые стратегии. В данном разделе на основе собственных
данных и имеющейся информации из открытых источников представлены
рекомендации по дальнейшему развитию олимпийского туризма, исходя из
реализации стратегий основных стейкхолдеров Олимпийских игр (табл. 3.3.1).
Первая стратегия – стратегия ключевых игроков, разрабатывается для
стейкхолдеров с высоким уровнем заинтересованности и влияния. Она направлена на
их максимальное вовлечение в процесс подготовки и проведения Игр и заключается в
повышении заинтересованности группы в данном мероприятии и максимально
полном удовлетворении потребностей стейкхолдеров группы.
181

Таблица 3.3.1 – Стейкхолдерские стратегии развития олимпийского и других


видов туризма
Стратегия Содержание Стейкхолдеры Стратегические направления
Стратегия Направлена на МОК, НОК, Согласование и утверждение
ключевых максимальное международные всех мероприятий по
игроков вовлечение спортивные подготовке и проведению Игр
стейкхолдеров в федерации по каждому функционалу
процесс Согласование и распределение
подготовки и финансовых потоков
проведения Определение и согласование
мероприятия и Наследия Игр
заключается в Инвесторы Повышение инвестиционной
повышении Спонсоры привлекательности путем
заинтересованност предоставления налоговых,
и группы в данном таможенных льгот,
мероприятии и государственных гарантий,
максимально образования особых
полном экономических зон (ОЭЗ)
удовлетворении их Для спонсоров главным
потребностей является соблюдение
организаторами условий
контракта и эффективность
формирования
соответствующего имиджа.
Спортсмены Обеспечение наиболее удобных
условий для проведения
соревнований и комфортных
бытовых и транспортных
условий.
Туристы (зрители) Максимально полное
информационное обеспечение
мероприятия и возможности
предоставления онлайн услуг;
Формирование продукта в
зависимости от типологии
олимпийского туриста;
Управление качеством
сервисов;
Привлечение корпоративных
клиентов
Волонтеры При рекрутинге исключение
волонтеров, участвующих в
движении под
административным давлением,
более тщательный подход к
отбору специальных
волонтеров;
Обеспечение волонтеров
достаточными условиями
размещения, питания и
182

транспорта;
Минимизация их личных
расходов
Органы Обеспечение юридического
управления сопровождения мероприятия;
федерального, Определение и реализация
регионального и финансового участия
городского уровня государство в проекте;
Организация межуровневого
взаимодействия
Стратегия Направлена на Персонал Вовлечение персонала в
снижения большее мероприятия принятие решений по вопросам
риска вовлечение этой их компетенции, создание
группы в проект и коллектива единомышленников;
повышение ее Стимулирование труда в
заинтересованност формах, связанных с самим
и мероприятием;
Повышение заинтересованности
сотрудников путем
возможности их привлечения к
следующим проектам
Стратегия Заключается в Партнеры и их Внедрение мероприятий по
поддержки формировании мер персонал повышению
поддержки клиентоориентированности
мероприятия обеспечивающего персонала;
Повышение его
информированности
СМИ Предоставление им
максимально подготовленных
мест для работы;
Четкое и своевременное их
информирование по
возникающим
информационным поводам;
Нейтрализация и опровержение
недостоверной или искаженной
информации
Стратегия Заключается в Местные жители Обеспечение
контролирую контроле реакции информированности жителей по
щих действий стейкхолдеров на вопросам местного сообщества
событие и и развития территории;
предотвращении Вовлечение в принятие и
их негативных исполнение решений;
реакций Опора на жителей, занятых в
сфере туризма и сервиса

К этой группе относятся такие важные стейкхолдеры, как МОК, национальные


олимпийские комитеты и спортивные федерации, инвесторы, спонсоры. Сюда же
183

относятся спортсмены, зрители, волонтеры, органы управления федерального,


регионального и городского уровня.
Поскольку стейкхолдеры данной группы довольно разнообразны,
представляется целесообразным конкретизировать стратегические мероприятия для
каждой подгруппы.
Международный Олимпийский комитет и международные спортивные
федерации являются одними из самых заинтересованных стейкхолдеров Олимпиад.
Для организаторов Игр необходимой стратегией является исполнение разработанных
МОК детальных требований, затрагивающих все стороны подготовки и проведения
Олимпиады. Вопросы туризма регламентируются в функциях размещения гостей,
логистики, организации питания, волонтерского участия, подготовки кадров.
Требования международных федераций конкретизированы в отношении курируемых
ими видов спорта. Немаловажным вопросом двухстороннего взаимодействия
Оргкомитет-МОК является распределение финансовых потоков, образуемых в
результате работы с инвесторами и спонсорами и коммерческой деятельности самих
организаторов мероприятия. МОК также согласовывает и одобряет направления и
формы использования олимпийского наследия Игр, так как создание современной
спортивной инфраструктуры создает базу для развития, как спорта высших
достижений, так и массового спорта в стране и принимающем регионе.
Для инвесторов наиболее важным являются вопросы окупаемости проекта и
приобретение имиджевых выгод. Такое соглашение является предметом переговоров
организаторов с инвестиционными стейкхолдерами в последствии должно
неукоснительно выполняться. Одним из направлений привлечения инвесторов к
крупным событиям является решение через органы власти соответствующего уровня
вопросов повышения инвестиционной привлекательности путем предоставления
налоговых льгот, таможенных льгот, государственных гарантий, образования особых
экономических зон (ОЭЗ).
Для спонсоров основным условием является соблюдение организаторами
условий контракта, их присутствие в информационном пространстве мероприятия и
эффективность формирования соответствующего имиджа.
184

Спортсмены как стейкхолдерская подгруппа обладают наивысшей


заинтересованностью, но несколько меньшим влиянием. Задача организаторов в
отношении этих участников заключается в обеспечение наиболее удобных условий
для проведения соревнований и создание комфортных бытовых и транспортных
условий.
Туристы-зрители являются очень заинтересованными участниками мега-
событий, осуществляющими значительные расходы в принимающей дестинации.
Рекомендации для этой подгруппы стейкхолдеров выглядят следующим образом:
1. Так как проведенное исследование показало целевой характер их поездки на
Игры и преимущественно самостоятельное и заблаговременное формирование тура,
то очень важным для организаторов представляется максимально полное
информационное обеспечение мероприятия и возможности предоставления онлайн
услуг.
2. Поскольку было выявлено три основных типа олимпийских туристов: ивент-
турист, фанат и участник, то для каждого типа организаторам необходимо
формировать свой продукт. Для первого типа очень важным являются сопутствующие
мероприятия (встречи с известными личностями, разного рода «тусовки», культурная
программа и развлечения). Для болельщиков-фанатов важным является доступ к
мероприятиям и возможность пообщаться с любимыми спортсменами и
единомышленниками, приобретение олимпийских сувениров и аксессуаров. Для
участников значимыми параметрами являются условия размещения, питания и
транспорта к месту соревнований.
3. Так как на удовлетворенность и размер расходов существенно влияло
качество полученных услуг, вопросы управления качеством сервиса должны
находиться в центре внимания организаторов.
4. В связи с тем, что более высокие личные расходы имели место у туристов,
приехавших по корпоративным программам, внимание маркетинговых служб
организаторов должно быть направлено на увеличение таких программ.
Представляется также коммерчески привлекательным реализации олимпийских и
185

паралимпийских билетов в одном пакете, что способствует продлению пребывания


туристов.
Волонтеры, как было указано выше, являются неотъемлемым элементом
организации и проведения любого крупного события. Основные рекомендации для
повышения их вклада в проведение мероприятий заключаются в следующем:
1. Поскольку факторы мотивации волонтеров по-разному влияют на уровень их
поддержки мероприятий и отношение к самой волонтерской деятельности,
целесообразно при отборе добровольцев волонтерскими центрами исключать
волонтеров, участвующих в движении под административным давлением. Такие
волонтеры не способствуют созданию атмосферы гостеприимства и не склонны
качественно выполнять свои обязанности.
2. Важный вклад в удовлетворенность волонтеров, а, следовательно, и в их
заинтересованность в волонтерском сервисе вносит деятельность организаторов по их
обеспечению достаточными условиями размещения, питания и транспорта.
Пренебрежение этими вопросами может негативно отразиться на выполнении
волонтерами своей работы.
3. Особенности подбора волонтеров на разные функции также влияет на уровень
их мотивации. Поскольку наименее мотивированными оказываются волонтеры,
требующие специальной квалификации, необходимо более внимательно относиться к
их подбору.
4. Поскольку доказано негативное влияние величины расходов на
удовлетворенность и лояльность волонтеров, организаторам мега-мероприятий
следует более тщательно подходить к вопросу обеспечения добровольцев всем
необходимым. Одним из направлений минимизации расходов является выделение для
них бесплатных мест на проводимые мероприятия, а также предоставление
бесплатного набора сувениров с событийной символикой.
Органы управления всех уровней являются основными организаторами и
координаторами развития туризма в постолимпийский период. Их основной задачей
можно считать обеспечение максимально эффективного использования
олимпийского/событийного наследия для развития принимающей территории, в том
186

числе и в сфере туризма. Решение этой задачи в отношении сочинской Олимпиады


обеспечивалось соответствующими нормативными актами федерального [67] и
регионального [66] значения. Для реализации этих решений необходимо создания
соответствующего органа управления. Таким органом для наследия Сочи-2014
являлся Олимпийский департамент Краснодарского края [51], который в 2016 году
вошел в состав Министерства по курортам и туризму края с передачей ему
соответствующих функций. Одним из документов, принятых по инициативе
указанного департамента, являлся вышеуказанный перечень мер по использованию
наследия и стимулированию олимпийского туризма. Подобные решения необходимо
готовить участникам любых крупных событий, оставляющих после себя определенное
наследие. Таким образом, одним из направлений совместной работы
организационного комитета с данной группой стейкхолдеров является обеспечение
юридического сопровождения мероприятия на требуемом уровне.
Другим важным направлением работы организаторов с органами управления
можно считать вопрос финансирования мега-мероприятия. В виду политической и
социальной важности многих таких мероприятий государство через федеральные и
региональные органы управления осуществляет выделение бюджетных средств и
средств государственных корпораций на их проведение, а также контролирует их
целевое расходование. Решение вопросов по этому направлению связано с
длительным и многоэтапным согласованием, поэтому требует заблаговременной
подготовки.
Следующим направлением работы с органами управления является обеспечение
межуровневой координации всех действий в рамках событийного проекта. Практика
сочинской Олимпиады показала, что значительное число мероприятий по подготовке
и проведению Игр не может быть реализована Организационным комитетом из-за
отсутствия у него необходимых полномочий (вопросы застройки на федеральных
территориях, логистика, обеспечение безопасности, использование прибрежной
полосы и т.д.). В качестве формы такой координации можно рекомендовать создание
временных координационных штабов по каждому функциональному направлению с
187

включением в состав этих образований представителей управления соответствующей


функцией всех уровней.
Вторая стратегия - стратегия снижения риска. Она в данном случае относится к
персоналу Игр. Так как имеет место сочетание высокого уровня влияния при
недостаточной заинтересованности, то эта стратегия направлена на большее
вовлечение этой группы в проект, так как падение заинтересованности при высоком
уровне влияния может сказаться на выполнении своих функций персоналом. В этом
случае рекомендации близки к тем, которые касаются персонала организаций-
партнеров, представленные далее. Эти мероприятия сводятся к следующему:
1. Вовлечение персонала в принятие решений по вопросам их компетенции,
создание коллектива единомышленников.
2. Стимулирование труда в формах, связанных с самим мероприятием
(выделение льготных билетов на спортивные соревнования и культурную программу).
3. Повышение заинтересованности сотрудников путем возможности их
привлечения к следующим проектам организаторов и подготовки отзывов-
рекомендаций для других работодателей.
Третья стратегия – стратегия поддержки, применяется к стейкхолдерам с
низким уровнем влияния, но высоким уровнем заинтересованности (партнеры и СМИ)
и заключается в формировании мер поддержки мероприятия. Для достижения этой
цели данную группу следует знакомить со всеми ключевыми решениями по
подготовке и проведению Игр, несмотря на то, что эти лица не принимают прямого
участия в организации Олимпиады. Эту группу рекомендуется привлекать к
обсуждению возможных проблем и заручаться дополнительной поддержкой по
важным решениям.
Отдельные рекомендации для партнеров касаются их персонала,
привлеченного к обслуживанию участников Игр. Поскольку применение факторного
анализа позволило выявить три различных группы сервисного персонала по их
отношению к Олимпиаде (группа, позитивно оценивающее влияние на развитие
туризма, группа, положительно воспринимающее влияние на развитие города и
группа отрицательного отношения), то партнерам организаторов следует
188

сосредоточить внимание на уменьшении представительства третьей группы. Это,


прежде всего, внедрение мероприятий по повышению клиентоориентированности
персонала, поскольку в процессе исследования была выявлена связь уровня
клиентоориентированности с отношением к мега-событию. Так как, по мнению
опрошенных, вовлечение жителей в принятие решений по вопросам городского
развития и знание программы развития города приводит к более позитивной оценке
влияния Олимпийских Игр, следует также лучше информировать персонал о
мероприятии, в котором придется принимать участие.
Рекомендации в отношении журналистов, представляющих многочисленные
средства массовой информации, заключаются в следующем:
1. Предоставление им максимально подготовленных мест для работы.
2. Четкое и своевременное их информирование по возникающим
информационным поводам.
3. Нейтрализация и опровержение недостоверной или искаженной информации
в отношении события и его участников.
Большинство этих рекомендаций организаторы сочинской Олимпиады
реализовали.
Четвертая стратегия – стратегия контролирующих действий, предназначена
стейкхолдерам с низким уровнем влияния и низким уровнем заинтересованности
(местные жители) и заключается в контроле их реакции на событие и предотвращении
негативных реакций.
Поскольку опрос, проведенный до начала Игр, показал достаточно высокий
процент жителей, негативно относящихся к проведению Игр в их городе,
организаторам мега-событий следует в процессе подготовки к этим событиям
планировать и реализовывать ряд мероприятий, направленных на смягчение их
негативного влияния на принимающую дестинацию. К этим мероприятиям следует
отнести следующие:
1. Более широкое информирование населения на подготовительной стадии
мероприятия. Вовлечение жителей в процесс принятия основных решений, важных
189

для местного сообщества. При этом особое внимание следует обращать на лиц,
проживающих близко к местам проведения мероприятий.
2. При организации мероприятий следует более полагаться на жителей,
интересы которых связаны с туризмом и гостеприимством ввиду их большей
лояльности.
3. Поскольку жители, которые смогли получить некоторую выгоду или
уменьшить негативные проявления Игр, показывали более позитивное отношение к
Олимпиаде, организаторам мега-событий необходимо формировать программы по
участию местных бизнес-структур в подготовке и проведении этих событий.
Опираясь на имеющиеся публикации по данному вопросу и данные, полученные
в результате исследования, можно рекомендовать следующие основные направления
развития туризма в постолимпийский период:
1. Развитие круглогодичного курорта за счет диверсификации предложения.
Необходимо использовать новые возможности не только горноклиматического
кластера, но и прибрежного и бальнеологического потенциала (медицинский и
водный туризм). Для достижения данной цели следует также продолжить практику
проведения крупных событийных мероприятий (событийный туризм), на что указали
при опросе и резиденты. Большие возможности имеются для развития в городе и крае
культурно-познавательного туризма, в том числе за счет эффекта трансформации.
2. Формирование и продвижение конкурентоспособного турпродукта и
снижение его себестоимости за счет тарифного, налогового и таможенного
регулирования. Как следует из опроса туристов, остается актуальным вопрос о
повышение качества турпродукта и индивидуализации его предложения.
3. Развитие социального туризма, в том числе для лиц с ограниченными
возможностями с опорой на олимпийское наследие для мало мобильных граждан.
4. Увеличение привлекательности курорта для зарубежных туристов.
Упрощение визовых и миграционных формальностей, включая поездки на деловые,
спортивные, конгрессные и прочие мероприятия.
5. Применение современного маркетингового инструментария для продвижения
постолимпийского продукта в России и за рубежом. Проведенный опрос туристов
190

показал необходимость расширения использования технологий онлайн-бронирования


и продаж в деятельности участников туристского рынка, а также разработки
программы репозиционирования обновленного курорта Сочи для более
высокодоходного сегмента потребителей.
6. Отмечаемые респондентами проблемы обслуживания подчеркивают
актуальность совершенствования работы по подготовке и повышению квалификации
туристских кадров. Назрела необходимость создания на курорте Федерального центра
подготовки кадров для индустрии туризма и гостеприимства.
7. Так как спортивные объекты, вошедшие в перечень Олимпийского наследия
вместе с объектами инфраструктуры, сконцентрированы в двух кластерах,
целесообразно рассмотреть вопрос о комплексном их использовании в рамках особых
экономических зон (ОЭЗ). В данном случае наиболее подходящим представляется
создание особой экономической зоны нового типа – спортивно-рекреационной,
которая практически уже сложилась в нижнем кластере в Имеретинской долине. Такая
ОЭЗ может быть рассмотрена как разновидность туристско-рекреационной
экономической зоны.
.
191

Заключение
Проведенное исследование позволяет сделать следующие выводы:
1. Определено место олимпийского туризма в рекреационно-событийно-
туристском пространстве. Уточнен понятийный аппарат и дано авторское определение
олимпийского туризма, под которым понимаются поездки, совершаемые лицами,
временно выезжающими за пределы их места постоянного проживания, чтобы
принять участие или посмотреть на Олимпийские игры, или посетить объекты
Олимпийского наследия. Обобщены особенности олимпийского туризма и
предложена его типология, включающая выделение трех его подтипов.
Разработана модель распределения деловой активности по периодам
Олимпийского цикла. Отмечено завышение прогнозных показателей положительного
влияния Олимпийских игр на экономику принимающей дестинации организаторами
Игр. Изучены факторы влияния Олимпиад на принимающие территории, уточнено
понятие и классификация олимпийского наследия; дано его разграничение от понятия
«влияние» с позиций планируемости и позитивности содержания.
Обобщены данные об организационных, экономических и социальных аспектах
сочинской Олимпиаде и дано авторское определение туристского наследия Игр,
которое включает материальные и нематериальные элементы, сформированные в
результате проведения Олимпийских игр, и способствующие развитию туризма в
принимающей дестинации.
2. Для изучения туристской составляющей Сочинской Олимпиады был
предложен стейкхолдерский подход к управлению развитием олимпийского туризма
на основе построения матрицы «важность-заинтересованность», позволивший
определить основные группы заинтересованных лиц с учетом их интересов и
разработать стратегические направления взаимодействия с этими группами.
3. Впервые представлена развернутая характеристика туристов, посетивших
Сочинскую Олимпиаду, выявлены факторы принятия ими решения о поездке и с
помощью факторного анализа выделены три типологические группы: ивент-турист,
фанат и участник. С помощью структурного уравнительного моделирования (SEM)
192

определены факторы, достоверно влияющие на уровень их расходов. Величина


расходов туристов во время Игр зависел от величины личных доходов, длительности и
цели поездки, формы ее организации и источников финансирования, а также оценки
качества полученных услуг. Выявлены отличия основных характеристик олимпийских
туристов от паралимпийских, главной из которых являлась цель поездки: для первых
поездка на Игры - это главная цель, для вторых – сопутствующая. Ежедневные
расходы паралимпийских туристов были существенно ниже, чем во время
Олимпиады.
4. Изучение персонала организаций – партнеров Оргкомитета Сочи-2014
показало, что эта группа стейкхолдеров не высказались однозначно в поддержку Игр,
хотя уровень положительных ответов был достоверно выше, чем у остальных
резидентов. На их отношение к Играм определенное влияние оказали особенности
управления персоналом конкретных предприятий размещения, что указывает на
важность эффективного управления персоналом не только для достижения
корпоративных целей, но и для решения задач, стоящих перед сообществом
дестинации в целом. Положительное отношение к проведению Олимпиады в родном
городе в большей степени продемонстрировали более клиентоориентированные,
удовлетворенные и лояльные сотрудники. Позитивность реакции персонала средств
размещения зависела от контактности занимаемой должности с клиентом, стажа
работы, близости проживания к местам скопления туристов и трансформировалась в
их поддерживающее поведение по отношению к Играм..
5. Разработаны методические подходы к определению отношения местных
жителей к проведению Олимпиады в Сочи и оценке их восприятия основных
факторов влияния Игр. Выявлена достоверная и значительная положительная
динамика указанных показателей после завершения Олимпиады восприятия
сочинцами различных факторов влияния Игр по сравнению с предолимпийским
периодом. Определены три факторных подгруппы резидентов с различным
восприятием факторов данного мега-события, различающихся уровнем поддержки
Игр: «городское развитие и качество жизни», «развитие туризма и экономики
принимающей дестинации» и «негативные последствия Игр». На уровень поддержки
193

Олимпиады также оказали влияние вовлеченность резидентов в процессы принятия


решений, уровень их информированности о проекте и их аффилированность с
индустрией туризма.
6. С помощью авторской методики получена характеристика домашних и
туристских волонтеров с позиций их мотивации, отношения к Олимпиаде,
удовлетворенности и уровня расходов. Перед Олимпиадой было выявлено, что
местные волонтеры являлись более приверженной к Олимпиаде частью населения,
чем остальные резиденты. Положительные оценки были выше у волонтеров, более
удовлетворенных своей деятельностью, а также лиц с более высоким уровнем дохода.
Позитивнее отнеслись к проведению Олимпиады в г. Сочи волонтеры с более
высоким уровнем общей мотивации. Существенно выше поддержка проведения в
Сочи Олимпиады была у волонтеров, мотивированных достижением человеческих
ценностей, проявлением солидарности и карьерным ростом. Негативно отнеслись к
проведению Игр волонтеры, участвующие по принуждению. Они демонстрировали
самые негативные оценки своего удовлетворения от участия в волонтерстве, не
стремились рекомендовать его другим, и не собирались предпринимать какие-либо
действия в поддержку данного мега-события. Поэтому при рекрутинге волонтеров
следует учитывать мотивирующие их факторы и проводить отсеивание лиц, не
проявляющих заинтересованности в волонтерстве.
Опрос волонтеров во время проведения Зимней Олимпиады Сочи-2014 показал
сходные результаты поддержки Игр, что и опрос местных волонтеров перед Играми (в
среднем «за» 81,8%). Изучение мотивирующих факторов в зависимости от места
размещения волонтеров позволило выявить некоторые различия в мотивации,
обусловленные особенностями организации волонтерских сервисов и микроклимата в
каждом кампусе. Особенности подбора волонтеров на разные функции также
отразились на оценке мотивирующих факторов. Наименее мотивированными
оказались волонтеры, занятые в сфере питания и охраны, что отражало особый
характер укомплектования этих функций. Аналогично распределились и показатели
удовлетворенности волонтеров. Указанные оценки в определенной степени могут
быть объяснены возникшими проблемами, связанными с подготовкой баз размещения,
194

неудачным режимом работы, транспортными трудностями. Несмотря на компенсацию


волонтерам значительной части затрат на поездку, их личные расходы все же являлись
достаточно ощутимыми и составили в среднем 15748,28 руб. суммарно и 759,98 руб. в
сутки. Доказано негативное влияние величины расходов на удовлетворенность и
лояльность волонтеров. При организации мега-событий оргкомитетам, привлекающим
волонтеров, следует уделить больше внимания компенсации их затрат для
обеспечениях большей лояльности.
7. Состояние туризма на принимающей территории есть результат
сочетанного воздействия различных факторов как олимпийской, так и неолимпийской
природы, при этом направленность туристских потоков имеет отличия в зависимости
от уровня воздействия. Анализ опыта прошедших Олимпиад в различные периоды
олимпийского цикла показал, что в принимающих дестинациях имело место как
увеличение, так и снижение числа туристов. К основным факторам, влияющим на
туристские потоки, являются туристская зрелость принимающей дестинации и
исходный уровень развития туризма, интенсивность (масштаб) воздействия на регион
в предолимпийский период и во время самой Олимпиады, качество проектных и
управленческих решений по подготовке и проведению Игр национальной
олимпийской и местной администрации, уровень и полноту включение объектов
олимпийского наследия в программы развития принимающей дестинации,
организацию продвижения постолимпийского туристского продукта.
Можно отметить три наиболее распространенных эффекта, наблюдаемых в
постолимпийском развитии туризма на принимающей территории: эффект замещения,
интермеццо-эффект и эффект трансформации. Моделирование туристского потока в
городе Сочи с помощью интегральных уравнений показало, что в столице Олимпиады
имел место эффект замещения в размерах, которые не были компенсированы в
течение первого постолимпийского года и составили 1,1 млн. человек. Выраженная
положительная динамика этого потока в дальнейшем позволяет предположить полную
компенсацию выбывших в предолимпийский период туристов за второй (2016) год
постолимпийского цикла. Эффект трансформации предложен автором по результатам
195

исследования. Можно предварительно считать наличие эффекта трансформации в


другие виды туризма имеющим место в постолимпийском Сочи.
Олимпийский туризм внес значимый вклад в экономику принимающего
региона. Расчеты прямого и мультипликативного эффекта туризма (с учетом
олимпийских туристов) на валовой региональный продукт (ВРП) Краснодарского края
с помощью адаптированной автором методики показали, что около 7,76% прироста
ВВП края в 2014 году произошло за счет олимпийского туризма. Положительный
экономический эффект, рассчитанный в результате исследования, подтвержден
положительной динамикой некоторых других региональных экономических
индикаторов (ростом заработной платы и занятости населения, увеличением
налоговых поступлений в бюджет Краснодарского края от организаций туристско-
рекреационной сферы).
8. На основе проведенного исследования разработаны четыре
стейкхолдерских стратегии развития туризма на постолимпийской территории:
стратегия ключевых игроков, стратегия снижения риска, стратегия поддержки и
стратегия контролирующих действий. Опираясь на имеющиеся публикации по
данному вопросу и данные, полученные в результате исследования, были
рекомендованы основные направления развития туризма в постолимпийский период.
196

Список литературы

1. Анализ мер по устранению нарушений при подготовке и проведении ХХII


Олимпийских зимних игр и ХI Паралимпийских зимних игр 2014 г. в Сочи.
[Электронный ресурс] // Счетная палата РФ. Пресс-центр от 10.04.2015. - Режим
доступа: http://www.ach.gov.ru/press_center/news/21280.
2. Апенько, С.Н. Методологические основы оценки
клиентоориентированности персонала организаций /С.Н.Апенько // Омский научный
вестник, 2010. - №1 (85). – С. 72-74.
3. Артемова, Е.И. Развитие индустрии туризма в Краснодарском крае в
постолимпийский период /Е.И. Артемова, Н.А. Цаценко // Научный журнал КубГАУ,
2015. - №112(08). – С.1-12.
4. Бобина, Н.В. Олимпийский туризм: определение и классификация / Н.В.
Бобина, А.М. Ветитнев // Известия СГУ, 2015. - № 3-1 (36), c. 69-74.
5. Бобина, Н.В. Отношение жителей принимающей дестинации к мега-
событию (на примере Олимпийских Игр Сочи-2014) /Н.В. Бобина, А.М. Ветитнев //
Вестник Национальной академии туризма, 2016 - №2(38). – С.41-49.
6. Бобина, Н.В. Стейкхолдерский подход к управлению развитием
олимпийского туризма / Н.В. Бобина, А.М. Ветитнев // Экономика и менеджмент
систем управления. - 2016. - №3.1. – С. .
7. Бобина, Н.В. Некоторые эффекты олимпийского туризма / Н.В. Бобина,
А.М. Ветитнев, А.С. Копырин // Современная наука: Актуальные проблемы теории и
практики. Серия «Экономика и право». – 2016. - №8. – С. .
8. Бобина, Н.В. Характеристика олимпийских туристов на примере Сочи-2014
/ Н.В. Бобина, А.М. Ветитнев // Современные проблемы сервиса и туризма, 2016. - №
9. Бобина, Н.В. Об отношении резидентов к Зимним Олимпийским играм
Сочи-2014 (предварительное сообщение) / Н.В. Бобина, А.М. Ветитнев // Курортно-
рекреационный комплекс в системе регионального развития: инновационные
подходы: Материалы II междунар. науч.-прак. конф. – Краснодар: КубГУ, 2014. – С.
19-23.
197

10. Бобина, Н.В. Оценка резидентами Зимних Олимпийских игр Сочи-2014


(предварительное сообщение) / Н.В. Бобина, А.М. Ветитнев // Инновации.
Менеджмент. Маркетинг. Туризм: Материалы 2-й междунар. науч.-практ. конф. / Под
науч. ред. А.М. Ветитнева, Н.С. Матющенко. – Сочи: РИЦ ФГБОУ ВПО «СГУ», 2014.
–с. 7-10.
11. Бобина, Н.В. Отношение населения к спортивным мега событиям: контент-
анализ публикаций и практика Зимних Олимпийских игр Сочи-2014/ Н.В. Бобина,
А.М. Ветитнев // Олимпийское наследие: инновации, технологии, управление,
персонал: материалы VII Междунар. науч.-практ. конф., г. Сочи, 28 октября – 1 ноября
2014 г. / отв. ред. Г.М. Романова. – Сочи: РИЦ ФГБОУ ВПО «СГУ», 2014. – С. 6-17.
12. Бобина, Н.В. К вопросу об олимпийском туризме / Н.В. Бобина, А.М.
Ветитнев // Туризм: гостеприимство, спорт, индустрия питания: материалы
Всероссийской научно-практической конференции. - Сочи: РИЦ ФГБОУ ВО «СГУ»,
2015. – С. 19-23.
13. Божко, Л.Д. Культурные последствия глобализации: «новые кочевники» и
«новые идентичности» /Л.Д. Божко // Научные Ведомости БелГУ. Серия История.
Политология. Экономика. Информатика. 2013, № 22 (165). – Выпуск 28 – С.73-78.
14. Бойко, И.В. Структура затрат и проблемы окупаемости Олимпийских игр
/И.В. Бойко // Теория и практика сервиса: экономика, социальная сфера, технологии,
2012. - №2 (12). – 106-112.
15. Бутт, С.В. Город-курорт Сочи в рекреационной системе Черноморского
побережья Краснодарского края в условиях подготовки к XXII зимним Олимпийским
играм: автореф. дис. … канд. экон. наук: 25.00.24. / Станислав Владимирович Бутт. –
Краснодар, 2012. – 24с.
16. Варнаев, А.В. Оценка влияния Олимпийских игр на социально-
экономическое развитие принимающего региона: автореф. дис. … канд. экон. наук:
08.00.05. / Андрей Викторович Варнаев. - Гатчина, 2013. - 23 с.
17. Верхунова, М.С. Устойчивое развитие и олимпийское движение / М.С.
Верхунова // Вестник РЭУ. – 2013. - № 6. – С.38-46.
198

18. Ветитнев, А.М. Курортное дело / А.М. Ветитнев, Л.Б. Журавлева. – М.:
КноРус. – 2007. – 528 с.
19. Ветитнев, А.М. Определение влияния лечебно-оздоровительного туризма
на экономику региона. / А.М.Ветитнев, А.А.Торгашева // Проблемы современной
экономики, 2013, №4. С. 352 - 355
20. Ветитнев, А.М. Импортозамещение в туризме: новые возможности для
российской туриндустрии /А.М. Ветитнев, Г.М. Романова // Известия Сочинского
государственного университета. – 2015. - № 1 (34) c. 144-150.
21. Виноградов, А.В. Проблемы развития туристической отрасли в преддверии
Олимпийских игр в Сочи-2014 / А.В. Виноградов // Теория и практика сервиса:
экономика, социальная сфера, технологии, 2012. - №2 (12). – 112-118.
22. Выскребенцева, А.С. Анализ относительных размеров капиталовложений
на строительство олимпийских объектов и проведение XXII Олимпийских зимних игр
и XI Паралимпийских зимних игр 2014 года в г. Сочи [Текст] / А. С. Выскребенцева,
М. Н. Щигорева // Молодой ученый. - 2013. - №12. - С. 274-279
23. Гварлиани, Т.Е. Особенности организации бюджетно-налогового
регулирования развития города-курорта Сочи в условиях подготовки к Олимпиаде
2014 года / Т.Е. Гварлиани, А. Голубев // Известия Сочинского государственного
университета. 2013. № 2 (25). – С.40-48.
24. Глинский В.В. Оценка мультипликативного эффекта туристической
индустрии на региональном уровне / В.В. Глинский, Л.К. Серга, И.В.Щербак //
Вопросы статистики. - 2012. - № 1. - С. 48-52.
25. Гончаров В.В. Туристский мультипликатор как инструмент регионального
управления / В.В. Гончаров // Вестник ИНЖЕКОНа. - 2009. - Вып. 1(28). - С. 277-280.
26. Горячко, М.Д. Олимпийский импульс постиндустриальной модернизации
регионов России / М.Д. Горячко // Региональные исследования. – 2011. - №3(33). – С.
75-82.
27. Горячко М.Д. Трансформация и модернизация городской экономики под
влиянием реализации олимпийского проекта / М.Д. Горячко, В.Л. Бабурин, Р.П.
Колосова, Е.А. Черных // Олимпийское наследие Сочи, М.: ОЛМА, 2014. - с. 378-416.
199

28. За прошлый год выросло количество и внутренних туристов, и


туроператоров по России [Электронный ресурс] // RATA-news. 2015. - №3732. –
Режим доступа: http://www.ratanews.ru/news/news_5022015_1.stm
29. Заявочная Книга «Сочи–2014» [Электронный ресурс]. Режим доступа:
http://www.sochi2014.com.
30. Злоказова Н.Е. Международный опыт подготовки кадров сферы туризма и
сервиса в решении задач кадрового обеспечения Олимпиады «Сочи-2014»
[Электронный ресурс] / Н.Е. Злоказова. - Режим доступа:
http://www.sochi.ntf.ru/DswMedia/__7-8_2008.doc
31. Жолдак, В.И. Олимпийский туризм: перспективы развития /В.И. Жолдак //
Теория и практика физической культуры. – 1999. - №11. – С.26-28.
32. Иванова, Е.И. Возможности использования олимпийских объектов после
проведения Олимпиады 2014 года в Сочи: экoномико-правовые аспекты / Е.И.
Иванова // Общество и право. – 2012. -№ 3 (40). – С.274-277.
33. Кейнс Дж. М. Общая теория занятости, процента и денег. / Дж. М. Кейнс. -
М.: Гелиос АРВ, 2002. - 352 с.
34. Классификация средств размещения Краснодарского края и г. Сочи.
[Электронный ресурс]. - Режим доступа:
http://min.kurortkuban.ru/informatsiya/klassifikatsiya-sredstv-razmeshcheniya.
35. Ко Янг Чвул, Ким Хияул. Олимпийский опыт Кореи и миссия социальных
услуг университетов // Инновационные технологии в подготовке кадров для
обслуживания Олимпиады «Сочи-2014»: Материалы Международной научно-практич.
конференции. – Ростов-на-Дону. 2008.
36. Коновалов, А.В. Формирование условий развития спортивно-событийного
туризма в регионе: автореф. дис. … канд. экон. наук: 08.00.05. / Алексей Васильевич
Коновалов. – СПб, 2007. – 24 с.
37. Корчагина, Е.В. Анализ влияния Олимпийских игр на развитие городской
инфраструктуры (на примере г. Сочи) / Е.В. Корчагина, А.В. Варнаев // Вестник
Российской академии естественных наук. – 2013. - №17(3). – С.64–66
200

38. Кузнецова, З.М. Наследие Олимпийских Игр / Коллектив авторов. Под общ.
редакцией З.М. Кузнецовой. – М.: Флинта, 2014. – 53с.
39. Кулишкин, Д.Ю. Постолимпийский период: реализация наследия, пути
развития, оценка потенциала (на примере г. Сочи) / Д.Ю. Кулишкин // Известия
Сочинского государственного университета. 2015. № 2 (35). – С.69-74.
40. Лагутина, М.Д. Олимпийский туризм: историографический обзор. / М. Д.
Лагутина // Научно-спортивный вестник Урала и Сибири. – 2015. - №1. – С. 60-64.
41. Маркин, Е.В. Совершенствование механизма влияния макроэкономических
факторов в рамках олимпийского делового цикла на рост экономики страны
проведения Олимпийских игр: автореф. дис. … канд. экон. наук: 08.00.05 / Евгений
Валерьевич Маркин. – М., 2009. – 28с.
42. Марков, Д.Н. Экономическая оценка туристской деятельности на
региональном уровне (на примере Хабаровского края): автореф. дис. … канд. экон.
наук: 08.00.05 / Дмитрий Николаевич Марков. - Владивосток, 2013. - 24с.
43. Мишулина, С.И. Наследие Олимпиады 2014: развитие туристской
инфраструктуры /С.И. Мишулина // Современные проблемы сервиса и туризма. –
2014. - №4. – С. 75-87.
44. Мозговая О. Туристский мультипликатор в оценке экономического вклада
экологического туризма в развитие региона / О. Мозговая // Журнал международного
права и международных отношений. - 2009. - № 2. - С. 85-90.
45. Научно-методическое обеспечение и проведение исследований в сфере
рекреации и туризма : отчет о НИР № 43-1-12/11. - Сочи: СГУ, 2011. - 105 с.
46. Немцов, Б. Зимняя Олимпиада в субтропиках [Электронный ресурс] /
Б.Немцов, Л. Мартынюк // Персональный сайт Б.Немцова. - Москва, 2013. - Режим
доступа: http://nemtsov.ru/2013/05/zimnyaya-olimpiada-v-subtropikax.
47. Никитин, А. Олимпийский ВВП [Электронный ресурс] /А. Никитин //
Итоги – 2014. - №8 (924). - Режим доступа: http://www.itogi.ru/polit-
tema/2014/8/198263.html
48. Никифорова, А.Ю. Генезис и развитие олимпийского туризма / А.Ю.
Никифорова // Теория и практика физической культуры. – 2012. - №4. – С.100-104.
201

49. Нуреев, Р.М. Издержки и выгоды Олимпийских игр / Р.М. Нуреев, Е.В.
Маркин // Общественные науки и современность. – 2010. - № 1. - С. 88-104.
50. Нуреев Р.Н. Олимпийский деловой цикл / Р.Н. Нуреев, Е.В. Маркин //
Экономический вестник Ростовского государственного университета. - 2008. - Том 6. -
№3. – С. 50-64.
51. О Департаменте олимпийского наследия Краснодарского края.
[Постановление Главы Администрации Краснодарского края от 28.05.2014]
[Электронный ресурс] // Информационно-правовой портал «Гарант». – 2014. – Режим
доступа: http://base.garant.ru/36905972
52. О Программе строительства олимпийских объектов и развития города Сочи
как горноклиматического курорта. [Федеральная целевая программа. Постановление
Правительства РФ от 29 декабря 2007 г. N 991] [Электронный ресурс]. - Система
ГАРАНТ: http://base.garant.ru/192573/#ixzz4LLQRrvD9
53. О состоянии олимпийской инфраструктуры в постолимпийский период на
25 ноября 2014 года [Электронный ресурс] // Официальный сайт Департамента
Олимпийского наследия Краснодарского края. – Краснодар, 2014. – Режим доступа:
http://www.olympdep.ru/doc/spravka_ olymp_25.11.pdf.
54. О состоянии олимпийской инфраструктуры в постолимпийский период c 4
апреля 2014 года на 8 мая 2015 года [Электронный ресурс] // Официальный сайт
Департамента Олимпийского наследия Краснодарского края. – Краснодар, 2015. –
Режим доступа: http://www.olympdep.ru/doc/spravka_olymp_05.2015.pdf.
55. О туристской деятельности в Краснодарском крае. [Закон Краснодарского
края от 25 октября 2005 г. №938-КЗ] [Электронный ресурс]. - Система Гарант. - Режим
доступа: http://base.garant.ru/23940938/
56. Об организации и о проведении XXII Олимпийских зимних игр и XI
Паралимпийских зимних игр 2014 года в городе Сочи, развитии города Сочи как
горноклиматического курорта и внесении изменений в отдельные законодательные
акты Российской Федерации. [Федеральный закон от 01.12.2007 N 310-ФЗ
(действующая редакция, 2016)] [Электронный ресурс]. - КонсультантПлюс. - Режим
доступа: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_72966/
202

57. Об утверждении краевой целевой программы «Обеспечение строительства


олимпийских объектов и развития города Сочи как горноклиматического и
бальнеологического курорта [Постановление Главы Администрации Краснодарского
края от 19.08.2009 г. № 723] [Электронный ресурс]. - Официальный информационный
ресурс департамента олимпийского наследия Краснодарского края. - Режим доступа:
http://www.olympdep.ru/723.
58. Олимпийское наследие Сочи / Под ред. С.Е. Шипуновой. – М.: ОЛМА
Медиа Групп, 2014. – 416 с.
59. Отчет о состоянии добровольчества в мире за 2011 год. // United Nations
Volunteers (UNV), 2011. – Режим доступа: http://www.unv.org/en/about-us/swvr/report-
more-languages/doc/otchet-o-sostojanii-dobrovolchestva.html
60. Отчет по результатам проведения опроса туристов и экскурсантов с целью
изучения удовлетворенности организацией отдыха на курортах Краснодарского края
в 2013 году, составлению портрета туриста 2013 года и расчету оценки вклада туризма
в экономику региона за 2011, 2012 годы. Под рук. проф. М.Ю. Беликова : отчет по
НИР. - Краснодар: СГУ, 2013. - 431 с.
61. Пешкова, А. Глава Оргкомитета Сочи-2014 подвел итоги зимних
Олимпийских и Паралимпийских игр в Сочи [Электронный ресурс] / А.Пешкова //
Газета.ru. 07.04.2014. Режим доступа:
http://www.gazeta.ru/sochi2014/2014/04/07/a_5984077.shtml
62. Пилипенко, И. Использование анализа затраты-выгоды для оценки
эффективности государственных инвестиционных проектов (на примере зимних
олимпийских игр в Сочи) / И. Пилипенко // Вопросы экономики. – 2011. – №11. – С.
57-78.
63. Поиск идей на создание изобразительного и словесного образа
"Олимпийский туризм" [Электронный ресурс]. Департамент олимпийского наследия
Краснодарского края. – Режим доступа: http://www.olympdep.ru/press-
center/ads/adsitem?n=133.
203

64. Помелова, Е.В. Применение теории мультипликатора для расчета


косвенного влияния туризма на экономику региона / Е.В. Помелова // Вестник
ИНЖЕКОНа. - 2012. - Вып. 5(56). - С. 51-55.
65. Портер, С. Сочи сосчитан [Электронный ресурс] / С. Портер // Ведомости. –
2014. - № 3620 от 01.07.2014. URL:
http://www.vedomosti.ru/business/articles/2014/07/01/sochi-soschitan
66. Постолимпийское использование олимпийских объектов в Имеретинской
низменности города-курорта Сочи и развитие олимпийского туризма
[Государственная программа Краснодарского края. Утверждена постановлением
главы администрации (губернатора) Краснодарского края от 05.10.2015 № 942]
[Электронный ресурс]. - Официальный информационный ресурс департамента
олимпийского наследия Краснодарского края. - Режим
доступа:http://www.krasnodar.ru/upload/iblock/e95/e95b51d0f9572c2eb7cbf0fe2dd5ed7b.p
df
67. Программа постолимпийского использования олимпийских объектов.
Утверждена Заместителем Председателя Правительства Российской Федерации Д. Н.
Козаком 9 февраля 2013 года, № 630п-П9 (в редакции поручения от 21.12.2013 № ДК-
П9-9224)
68. Развитие внутреннего и въездного туризма в Российской Федерации (2011 -
2018 годы). [Федеральная целевая программа. Утверждена Постановлением
Правительства РФ №644 от 02.08.2011]. [Электронный ресурс] - Федеральное
агентство по туризму. Режим доступа: http://www.rg.ru/pril/60/73/76/644_fcp.pdf.
69. Романова, Г.М. Опыт проведения статистических исследований туристской
деятельности в курортной зоне Краснодарского края /Г.М. Романова, Н.Г.Матющенко
// Вестник СГУТиКД. - 2009. - № 1 (7). - С. 23-35.
70. Романова Г.М. Информационное обеспечение системы регионального
управления сферы туризма и рекреации на основе социологических исследований
/Г.М. Романова, Н.Г. Матющенко, И.В Каплюченко // Вестник СГУТиКД. - 2011. - №
3 (17). С. 86-94.
204

71. Смирнова, А.Ю. Взаимодействие субъектов спортивного туризма и


олимпийского движения / А.Ю. Смирнова // Интеллектуальный потенциал XXI века:
ступени познания: сборник материалов IV Студенческой международной научно-
практической конференции / Под общ. ред. С.С. Чернова. – Новосибирск:
Издательство НГТУ, 2010. – С. 150-155.
72. Сочи 2014: Наследие [Электронный ресурс]. Отчет о наследии - Режим
доступа: 2014http://gtcdn.sochi2014.com/uplcontent/k4-PUY/legacyITOG.pdf.
73. Тарский, М.О. Стейкхолдер­менеджмент как инструмент повышения
качества управления организацией [Электронный ресурс]. / М.О. Тарский, Е.Г.
Першина, Г.А. Подзорова // Управление экономическими системами, 2014. - №10. –
http://uecs.ru/uecs70-702014/item/3074-2014-10-11-09-12-22
74. Управление развитием туризма в регионе / Под ред. Ю.В. Савельева, О.В.
Толстогузова. - Петрозаводск: Изд-во КарНЦ РАН, 2008. - 141 с.
75. Уровни безопасности и риски при проведении Олимпиады-2014 в Сочи
[Электронный ресурс] - Режим доступа: http://www.polit-
info.ru/images/data/gallery/0_2618__BEZOPASNOSTI_OLIMPIADA-
2014_SOCHI_2.0.pdf
76. Фонд борьбы с коррупцией. Сколько стоила Олимпиада [Электронный
ресурс]. // Сайт Фонда борьбы с коррупцией. – Режим доступа:
http://sochi.fbk.info/ru/price/
77. Цифры Олимпиады: из чего складывались Игры в Сочи? [Электронный
ресурс]. - Режим доступа: http://m.rsport.ru/blog_rian/20150210/803143572.html
78. Шавровская, М.Н. Результаты анализа формирования и оценки
клиентоориентированности персонала в организациях г. Омска / М.Н.Шавровская //
Вестник Омского университета. Серия «Экономика». 2011. - № 2. - С. 35–40.
79. Шарафутдинов, В.Н. О необходимости пересмотра подходов к
исследованию проблем создания и реализации сочинского турпродукта (на примере
сочинского олимпийского проекта) /В.Н. Шарафутдинов // Известия Сочинского
государственного университета. - 2013. - № 1 (23). – С.80-90.
205

80. Экономика и стратегия развития туризма в регионе: аналитическая база,


современные требования и подходы / Под общ. ред. Ю.В.Савельева, Е.Г. Немковича. -
Петрозаводск: Изд-во КарНЦ РАН, 2002. - 143 с.
81. Экономические и социальные аспекты развития спортивных услуг / Н.А.
Восколович, И.Н. Молчанов, Н.Б. Луговских и др.; под общ. ред. Н.А.Восколович. –
М.: МГУ, 2012. – 189 с.
82. Якубовская Н.А. Проблемы учета косвенного влияния туризма на
российскую экономику /Н.А. Якубовская // Известия Российского государственного
педагогического университета им. А.И. Герцена. - 2008. - № 61. - С.325-329.
83. Andereck, K. L., & Vogt, C. A. (2000). The relationship between residents’
attitudes toward tourism and tourism development options. Journal of Travel Research,
39(1), 27-36.
84. Andereck, K. L., Valentine, K.M., Knopf, R.C., & Vogt, C. A. (2005). Residents’
perceptions of community tourism impacts. Annals of Tourism Research, 32 (4), 1056-1076.
85. Andriotis, K., & Vaughan, R. D. (2003). Urban residents’ attitude toward tourism
development: the case of Crete. Journal of Travel Research, 42(2), 172-185.
86. Ap, J. (1992). Residents’ perceptions on tourism impacts. Annals of Tourism
Research, 19(4), 665-690.
87. Bachleitner, R., & Zins, A.H. (1999). Cultural tourism in rural communities, the
residents’ perspective. Journal of Business Research, 44(3), 199-209.
88. Bang, H. & Chelladurai, P. (2009). Development and validation of the volunteer
motivations scale for international sporting events (VMS-ISE). Int. J. Sport Management
and Marketing, 6 (4), 332–350.
89. Barney, R. K. (2003). The Olympic legacy of wealth: A double edged sword.
Paper presented at the Legacy of the Olympic Games 1984–2000, International Symposium.
90. Beijing Olympic Update. (2009). European Tour Operators Association Report.
– Retrieved from: http://www.etoa.org/docs/default-source/Reports/ETOA-reports/2009-
etoa-olympic-report-beijing-update.pdf?sfvrsn=2.
206

91. Bjelac, Z. & Radovanovich, M. (2003). Sports Events as a Form of Tourist


Product, Relating to the Volume and Character of Demand. Journal of Sport Tourism, 8(4),
260–269
92. Blake, A. (2005). The Economic Impact of the London 2012 Olympics Games.
Retrieved from http://www.t-stats-uk.co.uk/VTO/Documents/Events/2005_5.PDF.
93. Bobina, N., Vetitnev, A. (2015). Residents' Perceptions of the 2014 Sochi
Olympic Games. Leisure Studies. Advance online publication.
http://dx.doi.org/10.1080/02614367.2015.1105857.
94. Bobina, N., Vetitnev, A., & Kruglova, M. (2015). The economic dimension of
volunteerism as a trend of university research. Procedia - Social and Behavioral Sciences.
214, 748 – 757.
95. Bobina, N., Vetitnev, & A., Zelenskaya, O. (2016). An analysis of tourists’
expenditure on the 2014 Sochi Olympic Games. International Review of Management and
Marketing. 6(2), 227-232.
96. Braye, S., Dixon, K. & Gibbons, T. (2015). The 2012 Paralympics and
Perceptions of Disability in the UK. In K. Dixon and T. Gibbons (eds). The Impact of the
2012 Olympic and Paralympic Games: Diminishing Contrasts, Increasing Varieties. NY:
Palgrave Macmillan.
97. Brunet, F. (1995). An economic analysis of the Barcelona ’92 Olympic Games:
resources, financing and impact. In M. D. Miquel and M. Botella (eds). The Keys to
Success. Autonomous University of Barcelona: Barcelona; (pp. 203-237).
98. Byon, K.K., Cottingham, M. and Carroll, M.S. (2010). Marketing murderball: the
influence of spectator motivation factors on sports consumption behaviours of wheelchair
rugby spectators. International Journal of Sports Marketing and Sponsorship, 12(1), 71 -89.
99. Chalip, L. (2003). Tourism and the Olympic Games. Paper presented at the
Legacy of the Olympic Games 1984–2000, International Symposium.
100. Chang, K.-L., Chen, C.-M., & Meyer T.J. (2013). A comparison study of travel
expenditure and consumption choices between first-time and repeat visitors. Tourism
Management, 35, 275-277.
207

101. Chappelet, J-L. (2000). Le rêve inachevé ou les candidatures de Sion aux Jeux
olympiques d’hiver. Chavannes-près-Renens, Switzerland: IDHEAP.
102. Chappelet, J.-L. (2003). The legacy of the Olympic Winter Games: An overview.
Paper presented at the Legacy of the Olympic Games 1984–2000, International Symposium.
103. Chappelet, J.-L. (2012). Mega sporting event legacies: A multifaceted concept.
Papers of Europe / Papeles de Europa, 25, 76–86.
104. Chen N. & Funk D.C. (2010) Exploring Destination Image, Experience and
Revisit Intention: A Comparison of Sport and Non-Sport Tourist Perceptions. Journal of
Sport & Tourism, 15:3, 239-259.
105. Chen, S. C. (2011). Residents’ perceptions of the impact of major annual tourism
events in Macao: Cluster analysis. Journal of Convention and Event Tourism, 12, 106-128.
106. Chin, W.W. (1998). The partial least squares approach to structural equation
modeling. In Marcoulides, G.A. (Ed.), Modern Methods for Business Research (pp. 295-
336), Lawrence Erlbaum Associates, Mahwah, NJ.
107. Cho, J.-H. & Bairner, A. (2012.) The sociocultural legacy of the 1988 Seoul
Olympic Games. Leisure Studies, 31 (3), 271-289.
108. Choi, H.S., & Sirakaya, E. (2005). Measuring Residents’ Attitude toward
Sustainable Tourism: Development of Sustainable Tourism Attitude Scale. Journal of Travel
Research, 43, 380-394.
109. Clary, E.G., Snyder, M., Ridge, R.D., Copeland, J., Stucas, A.A., Haugen, J. et
al. (1998). Understanding and assessing the motivations of volunteers: A functional
approach. Journal of Personality and Social Psychology, Vol 74(6), 1516-1530.
110. Cnaan R.A., & Goldberg-Glen, R.S. (1991). Measuring Motivation to Volunteer
in Human Services. Journal of Applied Behavioral Science, 27, 269-284.
111. Collins, A., Jones, C. & Munday, M. (2009). Assessing the environmental
impacts of mega sporting events: Two options? Tourism Management, 30 (6), 828-837.
112. Collins, D., & Tisdell, C. (2002). Gender and differences in travel life cycles.
Journal of Travel Research, 41, 133–143.
208

113. Correia, A.; Videira, N.; Alves, I.; Ramires, C., Subtil, R. & Martins, M. V.
(2006). Tourism golf scenarios: The Algarve case. Tourism and Hospitality Research, 6 (3),
179-196.
114. Crompton, J. L. (1995). Economic impact analysis of sports facilities and events:
eleven sources of misapplication. Journal of Sport Management, 9 (1), 14-35.
115. Dansero, E. & Puttilli, M. (2010). Mega‐events tourism legacies: the case of the
Torino 2006 Winter Olympic Games – a territorialisation approach. Leisure Studies, 29 (3),
321-341
116. Davies, L. E. (2012). Beyond the Games: regeneration legacies and London
2012. Leisure Studies, 31 (3), 309-337.
117. Davis, D., Allen, J., & Cosenza, R. (1988). Segmenting local residents by their
attitudes, interests and opinions towards tourism. Journal of Travel Research, 27(2), 2-8.
118. DCMS (2006). Legacy. Tourism Strategy for the 2012 Games - A Consultation.
Retrieved from:
http://www.tourisminsights.info/ONLINEPUB/SPORT%20AND%20EVENTS/SAET%20P
DFS/TheTourism2012Consultation.pdf.
119. De Vaus, D. (2002). Analyzing Social Science Data. London: Sage.
120. Deccio, C., & Baloglu, S. (2002). Nonhost community resident reactions to the
2002 Winter Olympics: The spillover impacts. Journal of Travel Research, 41(1), 46-56.
121. Decker, S. H., Greene, J. R. & Varano, S. P. (2007). Routine crime in exceptional
times: The impact of the 2002 Winter Olympics on citizen demand for police services.
Journal of Criminal Justice, 35 (1), 89-101.
122. Deery, M., Jago, L., Fredline, L. (2004) Sport tourism or event tourism: are they
one and the same?. Journal of Sport & Tourism, 9 (3), 235-245.
123. Diaz, A. (2003). Sports Tourism Markets. Journal of Sport Tourism, 8, 95–96.
124. Dickson, C. & Arcodia, C. (2010). Promoting sustainable event practice: The role
of professional associations. International Journal of Hospitality Management, 29 (2), 236-
244.
125. Dogan, H. (1989). Forms of Adjustment: Sociocultural Impacts of Tourism.
Annals of Tourism Research, 16, 216-236.
209

126. Ekmekci, R., Berber, S., Zaharia, N. and Turco, D.M. (2013) Spectator
Consumer Behaviors at the 2012 London Paralympic Games. Choregia, 9(2), 77-95.
127. Essex, S., & Chalkley, B. (2003). The infrastructural legacy of the Summer and
Winter Olympic Games: A comparative analysis. Paper presented at the Legacy of the
Olympic Games 1984–2000, International Symposium
128. European Tour Operators Association. (2010). Olympic hotel demand – Sydney,
Athens, Beijing. London: ETOA.
129. Fairley, S.; Tyler, B. D., Kellett, P. & D’Elia, K. (2011). The formula one
Australian grand prix: Exploring the triple bottom line. Sport Management Review, 14 (2),
141-152.
130. Farrell, J. M.; Johnston, M. E.; Twynam, G. D. (1998). Volunteer Motivation,
Satisfaction, and Management at an Elite Sporting Competition. Journal of Sport
Management, 12 (4), 288-300.
131. Faulkner, B., & Tideswell, C. (1997). A framework for monitoring community
impacts of tourism. Journal of Sustainable Tourism, 5(1), 3-28.
132. Faulkner, B., Tideswell, C., & Weston, A. (1998). Leveraging tourism benefits
from the Sydney 2000 Olympics. Keynote presentation, Sport Management: Opportunities
and Change, Fourth Annual Conference of the Sport Management Association of Australia
and New Zealand, Gold Coast, Australia, 26–28, November.
133. Flyvbjerg В. and Stewart A. (2012). Olympic proportions: Cost and cost overrun
at the Olympics 1960–2012 - Working Paper // Saïd Business School, University of Oxford.
06.2012.
134. Frechtling, D. C. (2006). An Assessment of Visitor Expenditure Methods and
Models. Journal of Travel Research, 45(1), 26-35
135. Fredline, E., & Faulkner, B. (2002). Residents’ reactions to the staging of major
motorsport events within their communities: a cluster analysis. Event Management, 7(2),
103-114.
136. Fredline, E. (2008). Host and guest relations and sport tourism. In Weed, M.
(Ed.), Sport & tourism: A reader (pp. 393-410). London: Routledge.
210

137. Freeman, R.E. (1984). Strategic management: A stakeholder approach. Boston:


Pitman.
138. Frey, M., Iraldo, F., & Melis, M. (2008). The impact of wide-scale sport events
on local development: An assessment of the XXth Torino Olympics through the sustainability
report. Retrieved from http://ssrn.com/abstract=1117967.
139. Furrer, P. (2002). Sustainable Olympic Games. A dream or a reality? Bollettino
Della Società Geografica Italiana, Serie XII, 7 (4), 1–31.
140. Gammon, S., Robinson, T. (2003). Sport and tourism: A conceptual framework.
Journal of Sport Tourism, 8, 21–26.
141. Getz, D. (1991). Festivals, special events, and tourism. New York: Van Nostrand
Reinhold.
142. Getz, D. (1997). Event Management and Event Tourism. New York, NY:
Cognizant.
143. Getz, D. (2005). Event management & event tourism (2nd ed.). Elmsford, NY:
Cognizant Communication Corporation.
144. Getz, D. (2008). Event tourism: Definition, evolution, and research. Tourism
Management, 29, 403–428
145. Giannoulakis, C., Wang, Ch.-H., & Gray, D. (2008). Measuring volunteer
motivation in mega-sporting events. Event Management, 11, 191–200.
146. Gibson, H. (1998). Sport tourism: A critical analysis of research. Sport
Management Review, 1, 45–76.
147. Gibson, H. J. (2003). Sport tourism. In J. B. Parks, & J. Quarterman (Eds.),
Contemporary sport management. 2nd ed. (pp. 337-350). Champaign, IL: Human Kinetics.
148. Gibson, H. J., Willming, C. & Holdnak, A. (2003). Small-scale event sport
tourism: Fans as tourists, Tourism Management, 24(2), 181-190.
149. Gibson, H. J. (2004). Moving beyond the “what is and who” of sport tourism to
understanding “why”. Journal of Sport Tourism, 9(3), 247–265
150. Girginov, V. & J. Parry (2005). The Olympic Games explained: a student guide
to the evolution of the modern Olympic Games. New York: Routledge.
211

151. Girginov, V., & Hills, L. (2008). A sustainable sports legacy: Creating a link
between the London Olympics and sports participation. The International Journal of the
History of Sport, 25, 2091–2116.
152. Gratton, C., N. Dobson & S. Shibli (2000). The economic importance of major
sports events: a case-study of six events. Managing Leisure, 5, 17-28.
153. Gratton, C., Shibli, S. & Coleman, R. (2005). The economics of sport tourism at
major sports events. In Higham, J. (Ed.), Sport tourism destinations – Issues, opportunities
and analysis (pp. 233-247). Great Britain: Elsevier Butterworth-Heinemann.
154. Gratton, C., & Preuss, H. (2008). Maximizing Olympic impacts by building up
legacies. The International Journal of the History of Sport, 25(14), 1922–1938.
155. Griethuysen, P. (van) and Hug, P. (2001). Project OGGI Olympic Games Global
Impact: Cadre d’analyse pour l’identification de l’impact global des Jeux Olympiques.
Lausanne: AISTS.
156. Griffiths, M., & Armour, K. (2013). Physical education and youth sport in
England: Conceptual and practical foundations for an Olympic legacy? International
Journal of Sport Policy and Politics, 5, 213–227.
157. Guala, C. (2003). Rebuilding Turin’s image. Identity and social capital looking
forward to 2006 Winter Olympics Games. Paper presented at the 39th International Planning
Congress, Planning in a More Globalised and Competitive World, Cairo, Egypt.
158. Guala, A. C. & Turco, C. (2009). Resident perceptions of the 2006 Torino
Olympic Games, 2002-2007, Choregia, 5 (2), 21-42.
159. Gursoy, D., & Kendall, K. W. (2006). Hosting mega events: Modeling locals’
support. Annals of Tourism Research, 33(3), 603-623.
160. Gursoy, D., Chi, C. G., Ai, J. & Chen, B. T. (2011). Temporal change in resident
perceptions of a mega-event: The Beijing 2008 Olympic Games. Tourism Geographies, 13
(2), 299-324.
161. Hardie, M., & Perry, F. (2013). Special Events in 2012: Impact of the Diamond
Jubilee and London 2012 Olympics on the UK Economy Office for National Statistics.
Retrieved from http://www.ons.gov.uk/ons/dcp171766_311487.pdf.
212

162. Higham, J. (2005). Introduction to sport tourism impacts and environments. In


Higham, J. (Ed.), Sport tourism destinations: Issues, opportunities and analysis (pp. 223-
232). Great Britain: Elsevier Butterworth-Heinemann.
163. Hiller, H. (2000). Toward an urban sociology of mega-events. Research in Urban
Sociology, 5, 181–205.
164. Horne, J. (2007). The four ‘Knowns’ of sports mega-events. Leisure Studies,
26(1), 81-96.
165. House of Commons Culture, Media and Sport Committee. (2007). London 2012
Olympic games and Paralympic games: Funding and legacy, second report of session 2006–
07, Volume I, London: House of Commons. Retrieved from
http://www.publications.parliament.uk/pa/cm200607/cmselect/cmcumeds/69/69i.pdf
166. Howard, D. R., & Crompton, J. L. (2005). Financing Sport (2nd edn).
Morgantown: Fitness Information Technology.
167. IOC Vote History. Retrieved from http://www.aldaver.com/votes.html, accessed
15 September 2016.
168. IOC. (2007). Olympic charter. Lausanne: the International Olympic Committee.
169. Jackson, G.A.M. & Weed, M.E. (2003). The Sport-Tourism Interrelationship, in
B. Houlihan (ed) Sport and Society. London: Sage.
170. Jackson, L. (2008). Residents’ perceptions of the impacts of special event
tourism. Journal of Place Management and Development, 1 (3), 240-255.
171. Jamieson, L. M. & Orr, T. J. (2009). Sport and violence – A critical examination
of sport violence in the world. San Diego: Elsevier Science & Technology Books.
172. Jones, C. (2001). Mega-events and host-region impacts: Determining the true
worth of the 1999 Rugby World Cup. International Journal of Tourism Research, 3, 241-
251.
173. Kaplanidou, K. (2012). The importance of legacy outcomes for Olympic Games
four summer host cities residents’ quality of life: 1996-2008, European Sport Management
Quarterly, 12 (4), 397-433.
213

174. Karadakis, K., & Kaplanidou, K. (2012). Legacy perceptions among host and
non-host Olympic Games residents: a longitudinal study of the 2010 Vancouver Olympic
Games. European Sport Management Quarterly, 12 (3), 243-264.
175. Kasimati, E. (2008). Economic aspects and the Summer Olympics: A review of
related research. In Weed, M. (Ed.), Sport & tourism: A reader (pp. 314-327). London:
Routledge.
176. Keller, P. (2002). Sport & Tourism: Introductory Report. World Conference on
Sport and Tourism, Barcelona, 22 and 23 February 2001, Madrid: WTO
177. Kim, S. S., & Petrick, J. F. (2005). Residents’ perceptions on impacts of the
FIFA 2002 World Cup: the case of Seoul as a host city. Tourism Management, 26(1), 25-38.
178. Kim, H. J., Gursoy, D. & Lee, S. (2006). The impact of the 2002 World Cup on
South Korea: Comparisons of pre- and post-Games. Tourism Management, 27 (1), pp. 86-
96.
179. Kim, H.-D. (2013). The 2012 London Olympics: Commercial Partners,
Environmental Sustainability, Corporate Social Responsibility and Outlining the
Implications. The International Journal of the History of Sport, 30(18), 2197-2208.
180. Kitnuntaviwat, V., & Tang, J. (2008). Residents’ Attitudes, Perception and
Support for Sustainable Tourism Development. Tourism and Hospitality Planning &
Development, 5(1), 45-60.
181. Kozak, M., Gokovali, U., and Bahar, O. (2008). Estimating the determinants of
tourist spending: a comparison of four models. Tourism Analysis, 13(2), 143–155.
182. Kurtzman, J., Zauhar, J. (1995). Tourism sports international council. Annals of
Tourism Research, 22(3), 707–708.
183. Kurtzman, J., & Zauhar, J. (2003). A wave in time - The sport tourism
phenomena. Journal of Sport Tourism, 8(1).
184. Kurtzman, J., Zauhar, J. (2005). Sports tourism consumer motivation. Journal of
Sport & Tourism, 10(1), 21-31,
185. Lankford, S.V. & Howard, D.R. (1994). Developing a Tourism Impact Attitude
Scale. Annals of Tourism Research, 21, 121-139.
214

186. Latkova, P., & Vogt, C.A. (2012).Residents’ attitudes toward existing and future
tourism development in rural communities. Journal of Travel Research, 51(1), 50-67.
187. Lazer, T. (1986). The 1985 Los Angeles Olympics. In International Events: the
Real Tourist Impacts. Proceedings of the Canada Chapter of Travel and Tourism Association
Annual Conference, 20–22, October, Edmonton, Alberta, pp. 137–140.
188. Lehto, X.Y., Morrison, A.M., and O’Leary, J.T. (2001). Does the visiting friends
and relatives’ typology make a difference? A study of the international VFR market to the
United States. Journal of Travel Research, 40(2), 201–212.
189. Leopkey, B. & Parent, M. M. (2009). Risk Management Issues in Large-scale
Sporting Events: a Stakeholder Perspective. European Sport Management Quarterly, 9(2),
187-208,
190. Li, S., & McCabe, S. (2013). Measuring the socioeconomic legacies of mega
events: Concepts, propositions and indicators. International Journal of Tourism Research,
15, 388–402.
191. Liu, D. & Wilson, R. (2014). The negative impacts of hosting mega-sporting
events and intention to travel: a test of the crowding-out effect using the London 2012
Games as an example. International Journal of Sports Marketing and Sponsorship, 15(3), 12
- 26
192. Loftman, P. & Spirou, C. (1996). Sports stadiums and urban regeneration: the
British and United States experience. In the Conference, Tourism and Culture: Towards the
21st Century, Durham
193. London2012 (2010). Volunteering at the Games. Retrieved from
http://www.london2012.com/get-involved/volunteering/the-volunteer-programme
194. Luo, Sh. & Huang, F. (2013). China's Olympic Dream and the Legacies of the
Beijing Olympics. The International Journal of the History of Sport, 30(4), 443-452
195. Ma, Sh. C., Ma, Sh. M., Wu, J.H., & Rotherham, I. D. (2013) Host residents'
perception changes on major sport events. European Sport Management Quarterly, 13 (5),
511-536.
215

196. Mackay, D. (2002). Tainted games hailed a success. The Guardian, 26 February,
Manchester, The Guardian Media Group. Retrieved from
https://www.theguardian.com/sport/2002/feb/26/olympicgames.winterolympics2002
197. McCloy, C. (2003). Facilities “sport for all” and the Toronto 2008 Olympic bid.
Paper presented at the Legacy of the Olympic Games 1984–2000, International Symposium.
198. McIntosh, R.W. and Goeldner, C.R. (1986) Tourism Principles, Practices,
Philosophies. 5th edn. Columbus, OH: Grid Publishing.
199. Malfas, M., Houlihan, B. & Theodoraki, E. (2004). Impacts of the Olympic
Games as mega-events. ICE. Retrieved from
https://opus.lib.uts.edu.au/bitstream/10453/19761/1/muen.157.3.209.49461.pdf
200. Mallen, C. & Chard, C. (2011). A framework for debating the future of
environmental sustainability in the sport academy. Sport Management Review, 14 (4), 424-
433
201. Mangan, J. A., & Dyreson, M. (2012). Olympic legacies: Intended and
unintended; political, cultural, economic and educational. Sport in the global society.
London: Routledge.
202. Marris, T. (1987). The role and impact of mega-events and attractions on
regional and national tourism development: resolutions of the 37th Congress of the AIEST.
Calgary. Revue de Tourism, 4, 3-12.
203. Matheson, V.A. (2006). Mega-Events: The effect of the world’s biggest sporting
events on local, regional, and national economies. Holy Cross Working Paper Series, No.
06-10. Worcester, Massachusetts. Retrieved from
http://college.holycross.edu/RePEc/hcx/Matheson_MegaEvents.pdf
204. Matheson, V.A. (2008). Upon Further Review: An Examination of Sporting
Event Economic Impact Studies. The Sport Journal. http://thesportjournal.org/?s=Matheson
205. Minnaert, L. (2012). An Olympic legacy for all? The non-infrastructural
outcomes of the Olympic games for socially excluded groups (Atlanta 1996–Beijing 2008).
Tourism Management, 33, 361–370.
216

206. Misener, L., Darcy, S., Legg, D. and Gilbert, K. (2013). Beyond Olympic
Legacy: Understanding Paralympic Legacy Through a Thematic Analysis. Journal of Sport
Management, 27, 329-341
207. Money Generation Mode. Version 2 // Michigan State University. Retrieved
from: http://web4.canr.msu.edu/mgm2/default.htm (дата обращения: 05.05.2009).
208. Moragas, M. de, Moreno, A.B., and Paniagua, R. (2000). The Evolution of
Volunteers at the Olympic Games. In: M. de Moragas, A. Belen Moreno, N. Puig (eds.),
Volunteers, Global Society and the Olympic Movement (pp. 144-145), International
Olympic Committee, Lausanne.
209. Morgan, A. & Condliffe, S. (2006). Measuring the economic impacts of
convention centers and event tourism. Journal of Convention $ Event Tourism, 8 (4), 81-
100.
210. Müller, M. (2013) Sochi and the 2014 Winter Olympics. Religion & Society in
East and West, 41(7-8), 21-24.
211. Müller, M. (2014). After Sochi 2014: costs and impacts of Russia’s Olympic
Games. Eurasian Geography and Economics, 55 (6), 628–655.
212. Neirotti, L. (2003). An Introduction to Sport and Adventure Tourism. In Hudson,
S. (ed.), Sport and Adventure Tourism. New York: The Haworth Hospitality Press
213. Nishio, T. Lim, C. and P. Downward, P. (2009). Analysing the economic impact
of the olympics using stock market indices of host countries. In: 18th World IMACS /
MODSIM Congress, Cairns, Australia 13-17 July 2009 (pp.1258-1264).
http://mssanz.org.au/modsim09
214. Ntloko, N. J. & Swart, K. (2008). Sport tourism event impacts on the host
community: A case study of Red Bull Big Wave Africa. South African Journal for Research
in Sport, Physical Education and Recreation, 30 (2), 79-93.
215. Nunkoo, R., & Gursoy, D. (2012). Residents’ support for tourism: an identity
perspective. Annals of Tourism Research, 39(1), 243-268.
216. Okech, R. N. (2011). Promoting sustainable festival events tourism: A case study
of Lamu Kenya. Worldwide Hospitality and Tourism Themes, 3 (3), pp. 193-202.
217

217. Orams, M. (2005). Sport tourism and natural resource impacts. In Higham, J.
(Ed.) Sport tourism destinations – Issues, opportunities and analysis (pp. 248- 259). Great
Britain: Elsevier Butterworth-Heinemann.
218. Owen, J.G. (2005). Estimating the cost and benefit of hosting Olympic Games:
What can Beijing expect from its 2008 Games? The Industrial Geographer, 3(1), 1-18.
219. Parent, M. M. Evolution and Issue Patterns for Major-Sport-Event Organizing
Committees and Their Stakeholders (2008). Journal of Sport Management, 22, 135-164
220. Park, M. J. (2002). The influence of local resident’s perceptions of mega-event
and their willingness to collaboration. Journal of Tourism and Leisure Research, 13(2), 261-
277.
221. Perdue, R. R., Long, P. T., & Allen, L. (1990). Resident support for tourism
development. Annals of Tourism Research, 17(4), 586-599.
222. Ploner, J. & Robinson, M. (2012) Tourism at the Olympic Games: visiting the
world. Journal of Tourism and Cultural Change, 10(2), 99-104.
223. Purdue, D.E.J. & Howe, P.D. (2012) See the sport, not the disability? –
Exploring the Paralympic paradox. Qualitative Research in Sport, Exercise and Health. 4(2),
189-205.
224. Purdue, D.E.J. and Howe, P.D. (2013). Who’s In and Who Is Out? Legitimate
Bodies Within the Paralympic Games. Sociology of Sport Journal, 30, 24-40
225. Porter, P. (1999). Mega-sports events as municipal investments: a critique of
impact analysis. In J. L. Fizel, E. Gustafson, & L. Hadley (Eds.). Sports Economics: Current
Research (pp. 61-73). New York: Praeger Press.
226. Porter, P. K. & Fletcher, D. (2008). The economic impact of the Olympic Games:
Ex ante predictions and ex poste reality, Journal of Sport Management, 22, 470-486.
227. Prayag, G., Hosany, S., Nunkoo, R., & Alders, T. (2013). London residents’
support for the 2012 Olympic Games: The mediating effect of overall attitude, Tourism
Management, 36, 629-640.
228. Preuss, H. (2002). Economic dimension of the Olympic Games: university lecture
on the Olympics [online article]. Barcelona : Centre d’Estudis Olímpics (UAB).
218

International Chair in Olympism (IOC-UAB). Retrieved from


http://olympicstudies.uab.es/lectures/web/pdf/preuss.pdf
229. Preuss, H. (2003). Rarely considered economic legacies of Olympic Games.
Paper presented at the Legacy of the Olympic Games 1984–2000, International Symposium.
230. Preuss, H. (2004). The economics of staging the Olympics: a comparison of the
games, 1972-2008. Cheltenham, UK: Edward Elgar.
231. Preuss, H. (2005). The economic impact of visitors at major multi-sport events.
European Sport Management Quarterly, 5(3), 281–301.
232. Preuss, H. & Solberg, H. A. (2006) Attracting Major Sporting Events: The Role
of Local Residents. European Sport Management Quarterly, 6 (4), 391-411.
233. Preuss, H. (2007). The conceptualisation and measurement of mega sport
tourism. Journal of Sport & Tourism, 12(3–4), 207–227.
234. Preuss, H. & Alfs, Ch. (2011). Signaling through the 2008 Beijing Olympics -
Using Mega Sport Events to Change the Perception and Image of the Host. European Sport
Management Quarterly, 11(1), 55-71
235. Preuss, H. (2015). A framework for identifying the legacies of a mega sport
event. Leisure Studies, 34(1).
236. Pricewaterhouse Coopers (2004). European Economic Outlook June 2004.
Retrieved from:
http://www.pwcglobal.com/gx/eng/inssol/specint/neweurope/epa/EEOJun04_SectionIII.pdf.
237. Pyo,S. Cook, R. and Howell, R.L. (1988), Summer Olympic tourist market
learning from the past. Tourism Management, 9(2), pp. 137–144.
238. Quintal, V. A., Lee, J. A., & Soutar, G. N. (2010). Risk, uncertainty and the
theory of planned behaviour: a tourism example. Tourism Management, 31(6), 797-805.
239. Reeves, M.R. (2000) Evidencing the Sport-Tourism Interrelationship.
Loughborough University: Unpublished PhD Thesis.
240. Ritchie, J.R.B. (1984). Assessing the impact of hallmark events: Conceptual and
research issues. Journal of Travel Research, 23(1), 2–11.
241. Ritchie, J. R. B. (1988) Assessing the Impacts of the 1988 Olympic Winter
Games – the research program and initial results, Journal of Travel Research, 22(3), 17–25.
219

242. Ritchie, B., Mosedale, L., King, J. (2002). Profiling sport tourists: The case of
Super 12 Rugby Union in Canberra. Current Issues in Tourism, 5 (1), 33-44.
243. Ritchie, B.W., & Inkari, M. (2006) Host community attitudes toward tourism and
cultural tourism development: the case of the Lewes District, southern England.
International Journal of Tourism Research, 8 (1), 27-44.
244. Ritchie B.W., Shipway R. & Cleeve, B. (2009). Resident Perceptions of Mega-
Sporting Events: A Non-Host City Perspective of the 2012 London Olympic Games. Journal
of Sport & Tourism, 14 (2-3), 143-167.
245. Roche, M. (1994). Mega-events and urban policy. Annals of Tourism Research,
21(1), 1-19.
246. Roche, M. (2000). Mega-events and Modernity: Olympics and expos in the
growth of global culture, New York: Routledge.
247. Roche, M. (2003). The Olympics and the development of “global society.” Paper
presented at the Legacy of the Olympic Games 1984–2000, International Symposium.
248. Russian Public Opinion Research Center. Sochi Olympics: 60 days before the
start. Press release №1594. Retrieved from
http://www.wciom.com/index.php?id=61&uid=892.
249. Sack, A.L., & Johnson, A.T. (1996). Politics, economic development, and the
Volvo International Tennis Tournament. Journal of Sport Management, 10, 1–14.
250. Schulenkorf, N. (2009). An ex ante framework for the strategic study of social
utility of sport events. Tourism and Hospitality Research, 9 (2), 120-131.
251. Shipway, R. (2007). Sustainable legacies for the 2012 Olympic Games.
Perspectives in Public Health, 127 (3), pp. 119-124.
252. Singh, N & Hu, C. (2008). Understanding strategic alignment for destination
marketing and the 2004 Athens Olympic Games: Implications from extracted tacit
knowledge. Tourism Management, 29 (5), 929-939.
253. Sofield, T. (2003). Sports Tourism: From Binary Division to Quadripartite
Construct. Journal of Sport Tourism 8(3), 144–166.
254. Solberg, H. A. & Preuss, H. (2007). Major sport events and long-term tourism
impacts. Journal of Sport Management, 21, 213-234.
220

255. Song, W. (2010). Impacts of Olympics on exports and tourism. Journal of


economic development, 35(4), 93-109.
256. Spilling, O.R. (1996). Mega-event as strategy for regional development: The case
of the 1994 Lillehammer Winter Olympics. Entrepreneurship and Regional Development,
8, 321–343.
257. Stevenson, N. Culture and the 2012 Games: creating a tourism legacy? (2012).
Journal of Tourism and Cultural Change, 10(2), 137 – 149.
258. Strategic Research Centre of Rosgosstrakh. (2012). Middle class in Russia is
15% of the whole population. Retrieved from
http://www.rgs.ru/media/CSR/Middle%20class%202012.pdf.
259. Strigas, A. D., & Jackson, N. E. (2003). Motivating volunteers to serve and
succeed: Design and results of a pilot study that explores demographics and motivational
factors in sport volunteerism. International Sports Journal, 7(1), 111–123.
260. Summary report of the Olympic Games impact. January 2013. 2014 Organizing
Committee of the XXII Olympic Winter Games and XI Paralympic Winter Games of 2014 in
Sochi. Retrieved from http://www.sochi2014.com/en/news-organizers-summarize-the-xxii-
olympic-winter-games-and-xi-paralympic-winter-games-of-2014-in-sochi.
261. Toohey, K. & Veal, A. J. (2007). The Olympic Games: A social science
perspective. 2nd edition. Wallingford, UK: CAB International.
262. Tourism Satellite Account: Recommended Methodological Framework 2008.
United Nations Publication. Sales No. E.08.XVII.27: Luxembourg, Madrid, New York,
Paris, 2008.
263. Vanwynsberghe, R. (2015) The Olympic Games Impact (OGI) study for the 2010
Winter Olympic Games: strategies for evaluating sport mega-events’ contribution to
sustainability. International Journal of Sport Policy and Politics, 7(1), 1-18
264. Vetitnev, A. (2015). An analysis of tourists’ expenditure in the Russian resort
destinations. Tourism Economics, 21 (3), 677–684.
265. Visit Britain (2013). Inbound Tourism during the London 2012 Olympic and
Paralympic Games. Visit Britain Group. Retrieved from
https://www.visitbritain.org/sites/default/files/vb-corporate/Documents-
221

Library/documents/2013-
3%20Inbound%20visitors%20during%20the%20Olympic%20Games.pdf
266. Waitt, G. (2003). Social impacts of the Sydney Olympics. Annals of Tourism
Research, 30 (1), 194-215.
267. Wang, Y., Rompf, P., Severt, D., and Peerapatdit, N. (2006). Examining and
identifying the determinants of travel expenditure patterns. International Journal of Tourism
Research, 8(5), 333–346.
268. Whitson, D., & Macintosh, D. (1996). The global circus: International sport,
tourism, and the marketing of cities. Journal of Sport and Social Issues, 20, 278–295.
269. Weed, M.E. and Bull, C.J. (2004) Sports Tourism: Participants, Policy &
Providers. Oxford: Elsevier.
270. Weed, M., & Bull, C.J. (2009). Sports tourism: participants, policy and
providers 2nd edn. Oxford: Elsevier.
271. Weed, M. Sport & Tourism: A Reader. Routledge, London, 2008.
272. Weed, M. (2008). Olympic tourism. Oxford, UK: Elsevier.
273. Wollebæk, D., Skirstad, B., and Hanstad, D.V. (2014). Between two volunteer
cultures: Social composition and motivation among volunteers at the 2010 test event for the
FIS Nordic World Ski Championships. International Review for the Sociology of Sport,
49(1), 22–41.
274. World Tourism Organization (2016), UNWTO Annual Report 2015, UNWTO,
Madrid. Retrieved from http://cf.cdn.unwto.org/sites/all/files/pdf/annual_report_2015_lr.pdf
275. Yoon, Y., Gursoy, D., & Chen, J. S. (2001). Validating a tourism development
theory with structural equation modelling. Tourism Management, 22(4), 363-373.
276. Zhou, Y., & Ap, J. (2009). Residents' Perceptions towards the Impacts of the
Beijing 2008 Olympic Games. Journal of Travel Research, 48 (1), 78-91.
277. Zhuang, J. (2010). Beijing 2008: Volunteerism in Chinese Culture and its
Olympic Interpretation and Influence. The International Journal of the History of Sport, 27
(16–18), 2842–2862
222

Приложение 1
Анкета 1.
Анкета, примененная для опроса туристов во время Олимпийских и Паралимпийских
игр Сочи-2014
Уважаемый гость курорта!
Сочинский государственный университет проводит опрос для определения уровня Вашей удовлетворенности
пребыванием в г.Сочи во время Олимпийских Игр-2014. Конфиденциальность гарантируется.
Просим отметить выбранным Вами ответ. Благодарим Вас за помощь!

1. Сколько дней Вы планируете провести в Сочи? __________________дней

2. Основная цель Вашей поездки? (выберите не более 2-х)


2.1. посещение ОИ-2014 2.4. деловая, профессиональная
2.2. досуг, отдых 2.5. прочие___________________
2.3. лечение и профилактика

3. Какой тип размещения Вы выбрали?


3.1. оздоровительное заведение 3.5. учреждение отдыха
(санаторий, пансионат с лечением) (пансионат без лечения, дом или база отдыха)
3.2. гостиница 3.6. кемпинг
3.3. частный сектор 3.7. другое__________________________________
3.4. у друзей, знакомых

4. Отметьте основные факторы (не более 3-х), которые вызвали Ваше посещение Олимпиады
4.1. Желание поболеть за свою команду (спортсмена) 4.7. Приехал/ла в Сочи с целями, не связанными с Играми
4.2. Интересно посетить соревнования 4.8. Желание окунуться в атмосферу спортивного
4.3. Не хочу упустить шанс посетить домашние Игры праздника
4.4. Являюсь участником Игр 4.9. За компанию с друзьями
4.5. Желание поддержать российских спортсменов 4.10. другое____________________________
4.6. Получение нового опыта
5. Как Вы оцениваете уровень оказанных Вам услуг («5» - отлично, «4» - хорошо, «3» - удовлетворительно и т. д., «0» -
затрудняюсь ответить/не пользовался)?
Виды услуг Балл 6. Что Вам понравилось больше всего в Сочи?
5.1. Олимпийские мероприятия
5.2. Пригородный и внутригородской транспорт _____________________________________________
5.3. Место размещения
5.4. Питание
5.5. Лечение 7. Что Вам не понравилось больше всего?
5.6. Развлечения
5.7. Магазины _______________________________________________
5.8. Достопримечательности
5.9. Обслуживающий персонал
8. Какие дополнительные услуги, на Ваш взгляд,
5.10. Экология
требуются в Сочи?
5.11. Безопасность __________________________________________
5.12. Чистота на курорте
9. Было ли затруднительно для Вас приобретение билетов на Олимпиаду?
9.1. Никаких проблем
9.2. Доставило определенные неудобства
9.3. Очень затруднительно
9.4. Не приобретал
10. Сколько олимпийских мероприятий Вы намерены посетить______________

11. Ваша оценка стоимости билетов на олимпиаду?


11.1. Слишком высокая
11.2. Соответствует уровню и качеству проводимых мероприятий
11.3. Недостаточная для такого рода зрелищ
11.4. Затрудняюсь с оценкой
12. В который раз Вы приехали в Сочи? В _____ раз
223

13. Хотели бы Вы приехать еще раз в Сочи?


10.1. да 10.2. нет 10.3. не знаю

14. Как, на Ваш взгляд, проведение Олимпийских и Паралимпийских игр отразиться на туристской
привлекательности курорта Сочи?
14.1. Положительно 14.2. Отрицательно 14.3. Никак не отразиться 14.4. Затрудняюсь ответить

15. Каким образом Вы организовали свою поездку? 16. За сколько месяцев до начала Олимпиады Вы приняли
15.1. через турфирму решение о поездке? ______________
15.2. самостоятельно, через интернет
15.3. самостоятельно, по имеющимся контактам
15.4. решал все вопросы на месте без предварительной подготовки
15.5. другое _____________________________________________
17. Основной источник финансирования Вашей поездки?
17.1. самостоятельное финансирование 17.4. государственные и муниципальные органы
17.2. родственники, друзья (образовательные, социальные программы и т.п.)
17.3. работодатель 17.5. другие источники ___________________

18. Какую сумму в среднем на 1 человека Вам пришлось потратить на транспортные расходы до Сочи и обратно?
_______________________________руб.

19. Какова стоимость Вашего пребывания в выбранном типе размещения за 1 сутки на 1 человека?
_______________руб.

20. Какие другие расходы и в каком размере Вы (или Ваша индивидуальная группа) осуществили за все время
пребывания в Сочи (общая сумма на всех)?

Вид расходов Размер


(руб.)
20.1. на приобретение билетов на Олимпиаду
20.2. на олимпийские (сочинские) сувениры
20.3. на приобретение продуктов питания (в магазинах, на рынке)
20.4. на приобретение алкогольных напитков, пива в магазинах
20.5.на посещение баров, ресторанов, кафе, столовой
20.6. на транспортные услуги во внутригородском и пригородном сообщении
20.7. на экскурсии
20.8.на посещение учреждений культуры (театры, музеи, концерты, выставки, дискотеки, парки и т.п.)
20.9. на собственные занятия физкультурой и спортом (стадионы, аквапарки, бассейны, корты,
боулинги, бильярд, катки, подъемники и т.п.)
20.10. на приобретение непродовольственных товаров (одежда, обувь, подарки, и т.п.).
20.11. на бытовые услуги (парикмахерские, солярии, фотоуслуги, бани и сауны, ремонт обуви, одежды,
ремонт и техобслуживание автотранспорта; прокат гидроциклов, катамаранов, шезлонгов и т.п.).
20.12. на дополнительные медицинские услуги, не входящие в стоимость турпакета
20.13. услуги связи
20.14. игровые автоматы, тотализаторы и лотереи

21. В расчете на сколько человек и за сколько дней Вы указали расходы в предыдущем п. 20?
на ___________чел. за _______ дней

22. Потратили ли Вы все деньги, которые взяли с собой и запланировали потратить?


22.1. потратил всю сумму полностью и удовлетворил все потребности
22.2. остались деньги в размере более 50 %
22.3. остались деньги в размере менее 50 %

23. На что бы Вы потратили оставшиеся средства?


23.1 Более качественное питание 23.2 Более качественное проживание 23.3 Развлечения
23.4 Сувениры 23.5 Экскурсии 23.6 Спорт 23.7 Лечение 23.8 Казино
23.9 Шоппинг 23.10 Другое: ______________________________ 23.11 Затрудняюсь ответить

24. Ваш пол: 24.1. Муж 24.2. Жен


224

25. Ваш возраст


25.1. 16-19 лет 25.3. 30-39 лет 25.5. 50-59 лет
25.2. 20-29 лет 25.4. 40-49 лет 25.6. более 60 лет

26. Ваш социальный статус:


26.1. гос. (мун.) служащий 26.5. предприниматель 26.9. школьник (студент)
26.2. руководитель организации 26.6. рабочий 26.10. пенсионер
26.3. специалист 26.7. безработный 26.11. другой ____________
26.4. военнослужащий 26.8. домохозяйка

27. Регион (край, область и т.п.), из которого Вы приехали:_________________________

28. Примерный размер денежных доходов в месяц в среднем на 1 человека в Вашей семье (или у Вас лично, если
Вы проживаете один)
28.1. до 10 тыс.руб. 28.5. от 41 до 50 тыс.руб.
28.2. от 11 до 20 тыс.руб. 28.6. от 51 до 60 тыс.руб.
28.3. от 21 до 30 тыс.руб. 28.7. от 61 до 100 тыс.руб.
28.4. от 31 до 40 тыс.руб. 28.8. свыше 100 тыс.руб.
28.5. от 41 до 50 тыс.руб.

Спасибо!
33

Анкета 2
Анкета, примененная для опроса персонала объектов размещения накануне
Олимпийских и Паралимпийских игр Сочи-2014
Сочинский государственный университет проводит социологический опрос по выявлению отношения
персонала организаций, обслуживающих Олимпиаду, к проведению этого мероприятия. Нам очень важно знать
Ваше мнение. Просим Вас ответить на следующие вопросы (обведите кружком правильный ответ):

1. Проживаете ли Вы в Сочи постоянно?


а) Да, с рождения.
б) Да, живу здесь _____лет.
в) Нет

2. Планируете ли Вы в будущем уехать отсюда?


а) Да, если появится такая возможность
б) Нет, так как нет возможности выехать
в) Нет, меня полностью устраивает жизнь здесь
г) Затрудняюсь ответить.

3. Вы проживаете:
а) в местах скопления туристов
б) вблизи олимпийских объектов
в) в спальном районе
г) за городом
д) иное_________________________________________________________________

4. Поддерживаете ли Вы выбор Сочи в качестве олимпийской столицы?


а) Да
б) Нет
в) Затрудняюсь ответить

5. Изменилась ли Ваша жизнь после принятия решения о проведении Олимпиады?


а) Да, в лучшую сторону (укажите, в чем) ____________________________________
б) Да, в худшую сторону (укажите, в чем) ____________________________________
в) Нет
6. В целом, перевешивает ли положительное влияние Олимпийских игр их негативные последствия
а) Да
б) Нет
в) Затрудняюсь ответить
7. Следует ли в дальнейшем стремиться к проведению в Сочи аналогичных мероприятий мирового масштаба
а) Да
б) Нет
в) Затрудняюсь ответить

8. Отметьте, пожалуйста, насколько Вы согласны с приведенными далее утверждениями:


Полностью Совершенно
согласен не согласен
1. Олимпиада полезна для экономики нашего 5 4 3 2 1
города
2. Олимпиада способствует привлечению денег в 5 4 3 2 1
развитие города
3. Олимпиада способствует улучшению 5 4 3 2 1
обслуживания в магазинах, ресторанах, отелях
4. Олимпиада улучшает транспортное движение в
городе
5. Олимпиада расширяет возможности 5 4 3 2 1
трудоустройства в городе
6. Олимпиада приводит к избыточному скоплению 5 4 3 2 1
людей, очередям в местах общего пользования
7. Олимпиада привлекает культурные события на 5 4 3 2 1
курорт
226
8. Олимпиада улучшает взаимоотношения между 5 4 3 2 1
людьми разных культур и национальностей
9. Олимпиада приводит к значительному росту 5 4 3 2 1
цен
10. Благодаря Олимпиаде расширились 5 4 3 2 1
возможности для досуга и отдыха у местных
жителей,
11. Благодаря Олимпиаде возросли доходы 5 4 3 2 1
местных жителей
12. Благодаря Олимпиаде улучшилось 5 4 3 2 1
транспортное сообщение с другими регионами
13. Олимпиада усиливает загрязнение курорта 5 4 3 2 1
14. Олимпиада ухудшает безопасность жителей и 5 4 3 2 1
увеличивает криминальные проявления
15. Олимпиада отрицательно сказывается на 5 4 3 2 1
состоянии окружающей природы
16. Новые коммуникации (очистные сооружения и 5 4 3 2 1
пр.) улучшат экологию куро