Вы находитесь на странице: 1из 45

ГОСУДАРСТВЕННОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ

ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ


«ЛИПЕЦКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ПЕДАГОГИЧЕСИЙ УНИВЕРСИТЕТ»

Факультет иностранных языков


Кафедра английского языка

Курсовая работа
по специальности 033200.00 «иностранный язык
с дополнительной специальностью»
на тему:

ЗАГЛАВНЫЙ ГЕРОЙ
СЕНТИМЕНТАЛЬНОГО РОМАНА

выполнила:
Студентка группы А-53
Карташова Дарья Анатольевна
(подпись) _______________

научный руководитель:
к.п.н., доц. Стурова Елена Алексеевна
(подпись) ______________
рецензент:
к.ф.н., доц. Завьялова Галина Николаевна
(подпись) _____________

«Работа допущена к защите в ГАК»


зав. кафедрой англ. языка Болдырева С.П.
(подпись) ___________________________

Липецк 2008
Содержание

Введение………………………..……………………………………………….....
Глава 1. Специфика сентиментального романа как литературного жанра…...
1.1. Понятие сентиментального романа и его характеристика………..
1.2. История развития сентиментального романа…………….....
Глава 2. Заглавный герой сентиментального романа…………………..…
2.1. Общая характеристика персонажей сентиментального романа….
2.2. Особенности заглавного героя сентиментального романа.……..
Заключение…………………………………………………………………....….
Библиография ……………………………………………………………...….…

2
Введение

Во второй половине XVIII в. в литературе Просвещения углубляются


внутренние противоречия и сомнения во всесилии и непогрешимости
просветительского Разума как рычага переустройства мира, характерным
симптомом и выражением которых стало бурное развитие нового
литературного жанра в поэзии и в романе, который впервые представил
эгоистичный и бездушный облик капитализма, показав мыслителям той поры
бедствия простых тружеников. Писатели и поэты отозвались на народные
страдания явлением лирического жанра сентиментализма, вобравшим в себя
все достоинства их сердец и все слабости их политического и философского
мышления.
В английской литературе более раннее по сравнению с другими
странами Западной Европы возникновение сентиментализма (с середины 30-
х гг.) связано с более ранним обнажением противоречий и издержек
буржуазного прогресса. В Англии XVIII века произошли крупные
экономические сдвиги, по своему значению равносильные революции, –
аграрный и промышленный перевороты. Это повлекло буржуазное
переустройство всей общественной системы, обусловило техническое
перевооружение примышленного производства и предоставило
неисчерпаемый рынок почти даровой рабочей силы, так как привело к почти
полному обезземеливанию английского крестьянства. Патриархальная страна
уходила в прошлое, что не могло не отразиться на литературе того времени.
Сентиментализм изменялся, приобретая все новые и новые черты, пока в
60-70-е годы не достиг пика своего развития. В этот период трудами Оливера
Голдсмита и Лоренса Стерна был создан новый литературный жанр –
сентиментальный роман.
Сентиментализм отошел от идей просветительского реализма, который
стремился научить людей мыслить и поступать разумно и ответственно.
Кризис просветительской веры в разумные и естественные начала, единые

3
для всего человечества, в возможность улучшать человека и общество повлек
за собой пессимистические настроения. Главными ценностями для
просветителей были Природа и Цивилизация, Разум и Чувство в
гармоническом сочетании. Сентиментализм же их противопоставляет,
большее внимание уделяя Природе и Чувствам. Основная мысль
просветительского реализма была сформулирована английским
политическим деятелем Болингброком: «Бог сотворил нас затем, чтобы мы
страстно желали счастья; и он поставил наше счастье в зависимость от
общества». Сентиментализм отходит от идей общественного начала. На
первый план выходит «естественный», «чувствительный», то есть
познающий мир чувствами, человек, и основной интерес представляют его
мысли и переживания. В настоящее время идеи сентиментализма очень
близки человеку. Мы все в какой-то степени непонятые одиночки, которым
так сложно найти общий язык с окружающим миром. Мы погружены в свои
чувства, пытаясь через самопознание найти путь к светлому будущему.
Проведение параллелей в истории и современности и делает наше
исследование актуальным.
Представляемое исследование посвящено анализу специфики
английского сентиментального романа и особенностей заглавного героя.
Объектом исследования является английский сентиментальный роман.
Предмет исследования – особенности заглавного героя английского
сентиментального романа.
Целью исследования является определение особенностей заглавного
героя английского сентиментального романа. Настоящее исследование
основано на гипотезе о том, что … ???.
Выдвинутая цель обусловила решение следующих задач:
1. определить понятие сентиментального романа и раскрыть его
основные черты;
2. рассмотреть особенности развития сентиментального романа и
проследить динамику в английской литературной традиции;

4
3. дать общую характеристику персонажей сентиментального романа;
4. выявить особенности заглавного героя английского
сентиментального романа.
Материалом для исследования послужили работы таких английских
писателей середины XVIII столетия как Джеймс Томсон, Эдвард Юнг, Томас
Грей, Лоренс Стерн, Оливер Голдсмит … .
Научная новизна исследования заключается в выявлении особенностей
заглавного героя сентиментального романа в английской литературной
традиции.
Теоретическая значимость работы состоит в том, что её результаты
способствуют расширению существующих представлений о жанре
сентиментального романа в литературной традиции и …. ???
Практическая значимость данного исследования заключается в том, что
его материалы могут применяться в преподавании таких учебных дисциплин,
как зарубежная литература, аналитическое чтение, курсы по выбору.
Структура исследования: работа состоит из введения, двух глав,
заключения и библиографии. Во введении обосновываются актуальность
темы исследования, определяются его цели и задачи, рассматривается
теоретическое и практическое значение результатов, описывается структура
работы. Первая глава исследования рассматривает понятие сентиментального
романа, его жанровую специфику и его развитие в литературной традиции.
Вторая глава посвящена общей характеристике персонажей и выявлению
особенностей заглавного героя сентиментального романа. В заключении
подведены итоги исследования. Библиография включает список научной,
справочной и художественной литературы, использованной в ходе
исследования.

5
Глава 1. Общая характеристика сентиментального романа

1.1. Понятие сентиментального романа и его характеристика

Сентиментализм (фр. Sentiment – чувство) – направление в европейской


литературе и искусстве второй половины XVIII в., сформировавшееся в
рамках позднего Просвещения и отразившее рост демократических
настроений общества. Зародился в лирике и романе; позже, проникая в
театральное искусство, дал толчок возникновению жанров «слезной
комедии» и мещанской драмы. [3]
В литературе раннего сентиментализма (30–50-е годы XVIII в.) основное
место принадлежит лирическим жанрам. Они служили наиболее подходящим
способом для выражения эмоций и чувств личности. В ярких чувственных
образах они рисовали эмоциональные порывы, вариации настроений. [4]
Зачастую поэты-сентименталисты для своих творений находили вдохновение
в природе, которая описана у них в мельчайших деталях.
Еще одна тема поэзии сентиментализма, неотъемлемая от первой, —
суетность жизни, кратковременность ее радостей и постоянство печалей.
Произведения о смерти и бренности всего земного получают название
«кладбищенской поэзии». [3]
Наиболее часто поэты-сентименталисты пишут в жанре элегии.
Торжественные оды и дидактические поэмы более не привлекают их.
В 60-е годы ведущее место занимает роман. Новая буржуазная публика,
образовавшаяся в это время, настроенная в сторону чувствительности, не
могла удовлетвориться прежним аристократическим, салонным романом и
романом приключений и требовала большего сближения с реальною
действительностью; с другой стороны, прежний роман внутренне изжил себя
как поэтическая форма и не давал простора для новых художественных
запросов писателей. Сентиментальный роман явился едва ли не главным
проявителем сентиментального направления в литературе, возникшего на

6
почве того настроения чувствительности, которое так характерно для
европейского общества XVIII века, в особенности его второй половины.
Троякий культ: природы, чувства и личности (натурализм, сентиментализм и
индивидуализм), лежащий в основе сентиментального направления, нашел
яркое выражение и в сентиментальном романе, который, выдвигая на первый
план чувство, проповедует также возвращение к природе, простоте,
сентиментальности и гуманное, сострадательное отношение ко всякой
человеческой личности.
Сентименталистов, в отличие от классицистов, не интересовало
историческое, героическое прошлое: они вдохновлялись повседневными
впечатлениями. Место гиперболизированных страстей, пороков и
добродетелей заняли знакомые всем человеческие чувства.
Обращение к внутреннему миру человека позволило сентименталистам
показать его неисчерпаемость и противоречивость. Они выступают против
требований соразмерности и гармонии. Писатели не стремятся к
изображению общего и отражению «вида»; их интересует неповторимое,
конкретное, частное во всей его прихотливой и неожиданной сложности. В
передаче чувств сентименталисты с вниманием относятся к их оттенкам,
переходам, к их движению и развитию. В связи с этим важное значение
приобретают оттенки слов и интонация, помогающие передать
многогранность чувства. Произведениям сентименталистов свойственна
лирическая проникновенность.
Сентиментальный роман возник и сложился в художественную форму
впервые в Англии и связан всего более с именами Ричардсона, Филдинга и
Стерна, у каждого из которых он приобрел своеобразный, отражающий их
поэтическую индивидуальность отпечаток.
В поэзии и романах английских писателей ведущим становится
субъективное эмоциональное начало. Как отмечает А. Елистратова,
«сентименталисты не порывали с традициями раннего Просвещения, но они
переносили акцент с разума (который уже начинал ассоциироваться в их

7
представлении с холодной и себялюбивой рассудочностью) на естественное,
неиспорченное, непосредственное чувство, заложенное в человеческой
природе. Это предполагало и предпочтение индивидуализирующего начала в
искусстве. Сентименталисты отвергали всякую нормативную эстетику...
Эстетическое новаторство английских сентименталистов предполагало
свободу выражения личного отношения к миру: это открывало простор не
только чувствительности, но и юмору» [* C.65], как это имело место в
публицистической прозе Голдсмита или в произведениях Стерна.
Культ чувства обусловил высокую степень субъективизма. Для этого
направления характерно обращение к жанрам, с наибольшей полнотой
позволяющих показать жизнь человеческого сердца, – элегия, роман в
письмах, дневник путешествия, мемуары и пр., где рассказ ведется от
первого лица. Сентименталисты отвергали принцип «объективного»
дискурса, предполагающий отстранение автора от предмета изображения:
авторская рефлексия по поводу описываемого становится у них важнейшим
элементом повествования. Структура сочинения во многом определяется
волей писателя: он не столь строго следует установленным литературным
канонам, сковывающим воображение, достаточно произвольно строит
композицию, щедр на лирические отступления. [11]
Родившись на британских берегах в 1710-х, сентиментализм стал во
второй половине XVIII в. общеевропейским явлением. Наиболее ярко он
проявился в английской, французской, немецкой и русской литературах. [21]

8
1.2. История развития сентиментального романа

Зарождение сентиментализма относится к 30-40-м годам XVIII в. Его


ранние ростки проявились в поэзии Джеймса Томсона и Эдварда Юнга. В
50-е годы широкую известность завоевали стихотворения Томаса Грея. В 60-
70-е годы сентиментализм, представленный творчеством Оливера Голдсмита
и Лоренса Стерна, оформляется в литературное направление. Название
«сентиментализм» укрепилось после появления в 1768 г. романа Стерна
«Сентиментальное путешествие». [12]
Сентиментализм явился реакцией на рационализм Просвещения.
Сентименталисты противопоставляют разуму выдвигаемый ими культ
чувства. Подобная реакция в различных формах ее проявления обоснована
конкретно-историческими условиями развития капитализма не только в
Англии, но и в других странах Западной Европы. Однако родиной
сентиментализма стала именно Англия. Это объясняется тем, что в Англии
противоречия капитализма проявились острее и раньше, чем где бы то ни
было.
Последствия английской буржуазной революции и промышленного
переворота обнаружили несостоятельность просветительских иллюзий
относительно буржуазного общества и установленных в нем порядков. Сама
жизнь, бедственное положение народных масс, повсеместное обнищание
крестьянства, огораживание общинных земель и вызванные им последствия
опровергали оптимистические надежды просветителей на буржуазный строй
как наиболее разумный, устойчивый и совершенный. Таковы были
социальные предпосылки возникновения сентиментализма. [21]
Сентименталисты выступили с критикой буржуазных порядков. В этом
отношении сентиментализм был шагом вперед в развитии просветительской
идеологии. Критикуя буржуазные отношения, сентименталисты, как и все
просветители, выступали и против пережитков феодализма. Однако их
критика отличалась очевидной ограниченностью и противоречивостью, что

9
проявилось в непонимании ими исторической закономерности развития
капитализма и в патриархально-утопическом характере их идеалов. В силу
этого сентиментальная критика капитализма не могла быть подлинно
действенной. Культ чувства и сострадания оказывался явно недостаточным в
столкновении с социальным злом. Но при всем этом сентименталистам был
свойственен демократизм, глубокое и искреннее сочувствие простому
человеку, интерес к его внутреннему миру, к его чувствам и переживаниям.
Таким образом, отказ от рационализма просветителей и обращение к
чувству как источнику совершенствования человека определяют пути
развития эстетики английского сентиментализма. Особую роль в
становлении этики и эстетики сенсуализма сыграли:
– книга Эдмунда Берка «Философское исследование о происхождении
наших идей возвышенного и прекрасного» (1757), в которой утверждается
мысль о том, что для становления человеческого характера необходимы как
положительные, так и отрицательные эмоции, на основе которых возникают
страсти, изменяющие личность;
– отдельные религиозные движения (например, методизм с его
отрицанием догматов англиканской церкви и прославлением
непосредственного чувства и интуитивного влечения к Богу).
Литература сентиментализма, складывающаяся на их основе,
провозглашает культ чувств, стремясь показать богатство эмоций и их роль в
формировании личности. Произведениям писателей-сентименталистов,
присуща высокая эмоциональность, простота выражения и достоверность
сопереживания.
Английский сентиментализм имел свои особенности, обусловленные, по
мнению Г. Яковлевой:
1) в социальном аспекте – обнищанием народных масс и их
разочарованием в буржуазном прогрессе;
2) умеренным характером борьбы просветителей со старой
аристократической культурой;

10
3) пробуждением интереса к маленькому человеку и сочувствие его
бедам. [** C.79]
Своими философскими корнями сентиментализм связан с субъективным
идеализмом. В XVIII в. в Англии это философское направление было
наиболее полно представлено трудами Беркли и Юма. [21]
В начале XVIII века в «Трактате о началах человеческого знания»
ирландский епископ Джордж Беркли выступил с отрицанием существования
материи и единственной воспринимаемой человеком реальностью объявил
ощущения («идеи»). Кризис просветительской веры в возможности
человеческого разума отразился и в труде Дэвида Юма «Исследование о
человеческом разуме». Исследуя структуру и природу человеческого
познания, Юм развивает мысль о том, что в процессе восприятия самым
сильным и значимым является первичное ощущение. [21]
Английский сентиментализм во многом близок теориям Беркли и Юма.
Субъективизм, неверие в возможность познания мира, недоверие к разуму и
противопоставление ему чувства, интерес к ощущениям и самому процессу
восприятия — все это свойственно и поэзии, и художественной прозе
сентиментализма. [21]
Настроения и ориентация писателей-сентименталистов не были
едиными. Одни из них, горячо сочувствуя бедствиям народа, живо
откликались на запросы реальной действительности и выступали с резкой
критикой существующих порядков (Голдсмит, Грей, Крэбб, Стерн); другие
искали в религии и мистике возможность уйти от жизни с ее противоречиями
и насущными требованиями (Э. Юнг). [13]

а) Поэзия английского сентиментализма


В становлении сентиментализма как литературного направления важная
роль принадлежит поэзии. Поэзия раннего сентиментализма в Англии
представлена творчеством Джеймса Томсона, Эдуарда Юнга и Томаса Грея.
Поэты-сентименталисты стремились воздействовать на чувства читателей,

11
вызвать сочувствие и жалость. Они рисовали идиллические картины
сельской жизни, восторгались красотой природы, оплакивая ее гибель под
воздействием буржуазной цивилизации. Они стремились к эмоциональной
насыщенности, к простоте и непосредственности выражения чувств;
заставляли читателя переживать с героями и сочувствовать им, действуя на
его воображение и интуицию.
Одним из первых проявлений сентиментализма в поэзии стало
творчество Джеймса Томсона (James Thomson, 1700-1748), которое было
своеобразным переходным явлением в английской литературе. В историю
литературы он вошел, прежде всего, как автор четырехчастной поэмы
«Времена года». Он отказался от традиционных для рационалистической
поэзии урбанистических мотивов и сделал объектом изображения
английскую природу. Тем не менее, он не отходит полностью от
классицистической традиции: использует жанр элегии, узаконенный
теоретиком классицизма Никола Буало в его «Поэтическом искусстве»
(1674), правда, заменяет рифмованные двустишия белым стихом,
свойственным шекспировской эпохе. Опираясь на «Георгики» Вергилия как
на образец, Томсон создает совершенно оригинальное произведение, в
котором чрезвычайно сильны тенденции сентиментализма. Однако эти
тенденции так и не возобладали в его поэзии. [16]
Проявлению божественной воли в окружающем мире (по мысли
Томсона, Бог воплощен в природе, и это сближает поэта с пантеистами)
соответствует стремление человека постичь волю провидения. Сама
упорядоченность замысла поэмы, постоянные переходы от наблюдений к
размышлениям показывают, как работает человеческий ум. Но глубокие
мысли рождаются лишь у того, кто прочувствовал увиденное, утверждает
Томсон. Чувство же возникает лишь в тесном общении с природой. Именно
она стала центром поэмы. Самим своим совершенством природа развивает
чувства и эмоции.

12
Произведение Томсона по своему жанру – описательная поэма. Главное
ее содержание – описание природы в разные времена года – прерывается
рассказом об отдельных происшествиях или же обращением к читателю с
морализаторскими наставлениями. С природой непосредственно связаны
жизнь животных и занятия людей, нелегкий крестьянский труд и развлечения
поселян, трудная дорога усталого путника, бредущего сквозь вьюгу, и
довольство людей, обеспечивших себе пропитание на зиму. [16]
Каждое время года предстает на детально выписанном полотне в своей
неповторимости и своеобразии. Так, описывая весну, Томсон рисует
постепенное пробуждение природы, возрождение земли к жизни. Поэт в
деталях показывает, как реагируют на ее приход животные, птицы, человек.
Весна становится своеобразной аллегорией любви, которую он испытывает
ко всему живому:
О Боге нам гласит времён круговращенье,
О благости Его – исполненный Им год.
Творец! весна – Твоей любви изображенье…
(Перевод В. А. Жуковского.)
По-другому описано лето. Здесь дана картина одного летнего дня от
восхода до заката. Поэт изображает повседневный труд крестьян, их
скромные семейные радости. «Осень» содержит картины природы,
готовящейся ко сну и покою. Завершает цикл произведений «Зима». В
тетралогии Томсона скрыт и еще один смысл. «Времена года» – аллегория
человеческой жизни от рождения до смерти. [40]
Отличительная черта поэмы – ее патриотизм. Несмотря на обобщенность
образов, в ней даны картины именно английской природы, прославляется
Англия и ее народ. Написанная белым стихом, поэма Томсона вызвала
множество подражаний.

Дальнейшее развитие лирики идет по пути усиления пессимистических


мотивов, уже звучавших у Джеймса Томсона. Помимо темы естественной

13
природы, которая противопоставлялась городу как губителю простодушия и
невинности, добавилась тема смерти, и они обе стали главенствующими в так
называемой кладбищенской поэзии. Тема призрачности и тщетности земного
существования торжествует у Эдварда Юнга (Edward Young, 1683-1765),
основателя «кладбищенской поэзии». Перу Юнга принадлежит эстетический
трактат, сыгравший важную роль в утверждении сентиментализма, – «Мысли
об оригинальном творчестве» (1759). Эта работа прославляет чувства и
воображение и утверждает их превосходство над рассудком. Юнг требует от
поэта подражания природе и следования ее законам в творческом процессе,
гармоничного сочетания чувств и мыслей с высокой нравственностью. [16]
Свое поэтическое творчество Юнг начинает в конце 1720-х годов со
стихотворений религиозно-дидактического содержания. Но наибольшую
известность приобрела одна из его последних поэм «Жалоба, или Ночные
думы о жизни, смерти и бессмертии» (1742-1745), в которой поэт рассуждает
о краткости жизни на земле, тщете человеческих усилий и о вечном
будущем. Испытывая ужас перед неумолимой смертью, поэт проповедовал
веру в загробное спасение.
Поэма строится на контрастных картинах. Мрачное изображение
ночного кладбища вселяет ужас и напоминает о неизбежности смерти. Задача
поэмы — создать у читателя определенное настроение, эмоционально
окрашенное и обогащенное впечатлениями от описанного. Поэма, как и цикл
о временах года Томсона, перегружена дидактикой. Но энтузиазм, с которым
Юнг защищает свои идеи, постоянные обращения к читателю с вопросами,
напряженность «белого стиха», многочисленные повторы, оригинальные
сравнения и яркие образы, поддерживающие эту напряженность, — все это
объясняет нам тот факт, что поэма Юнга имела большой успех, как на
родине, так и на континенте и вызвала множество подражаний.
Поэзия последователей Эдварда Юнга – шотландского пастора Роберта
Блэра (1699–1746), автора мрачно-дидактической поэмы «Могила» (1743), и
Томаса Грея – пронизана идеей равенства всех перед смертью.

14
Огромная роль в развитии английской сентиментальной поэзии
принадлежит Томасу Грею (Thomas Grey, 1716-1771), который объединил в
своем творчестве темы природы и смерти. Центральное место в поэтическом
творчестве Грея занимает «Элегия, написанная на сельском кладбище»
(1751).
Мерное течение рифмованного стиха, каким написана «Элегия»,
плавные переходы от одного описания к другому, обилие типично
сентименталистских сравнений и метафор создают спокойный тон,
наводящий читателя на раздумья о себе и своем времени. Стихотворения
Грея нельзя назвать мрачными. Это не скорбные рыдания, как у Юнга, а
умиротворенные размышления о путях человеческой жизни. И даже мысль о
смерти не страшит, а только печалит, поскольку умершие не забыты, а живут
в светлой памяти живых.
Написанная пятистопным ямбом (в переводах на русский язык –
шестистопным) – самым медлительным размером английской поэзии – и
четверостишиями с перекрестными рифмами, элегия Грея окончательно
закрепила переход к новому стилю. Прославление естественной жизни на
лоне природы, уважительное отношение к крестьянам как носителям
нравственности – всё это как нельзя лучше отвечало настроениям времени.
Особую роль «Элегия» сыграла в истории русской литературы. Дважды
переведенная В. А. Жуковским, она по праву считается началом «истинно
человеческой поэзии в России».

Дальнейшее развитие английской сентиментальной поэзии относится к


эпохе 60–70-х годов. На этом этапе она представлена творчеством Оливера
Голдсмита (Oliver Goldsmith, 1728-1774), Уильяма Каупера (William Cowper,
1731-1800) и Джорджа Крэбба (George Crabbe, 1754-1832). В их поэзии
наряду с прославлением уединенной жизни вблизи природы возникают и
усиливаются обличительные, социальные мотивы. Особенно отчетливо они
звучат в поэме Оливера Голдсмита «Покинутая деревня» (1770). В ней

15
сочетаются идиллическое описание прошлого, в котором царил мир и покой
деревенской жизни, и гневное обличение виновников бедствий современного
общества. Поэт с возмущением описывает разорение крестьян в результате
промышленной революции и огораживаний. Согнанные со своей земли, они
обречены на вечные скитания в поисках своего угла. Печальные картины
покинутой деревни, где уже ничто не напоминает о прежней идиллии,
завершают поэму. [14]

Младший современник Голдсмита Уильям Каупер еще резче возмущался


корыстолюбием знати и богачей. Свои взгляды он выражал в сатирических
произведениях. В его поэзии преобладают религиозные мотивы. Он скорбит
о том, что «узы братства среди людей разорваны». Каупер находит счастье
только в сельском уединении. Свое отношение к городу и деревне он
выразил фразой, которая превратилась в пословицу «Природу создал Бог, а
город - человек». Творчество Уильяма Каупера оказало большое влияние на
поэтов-романтиков.

б) Английский сентиментальный роман


С наибольшей полнотой сентиментализм выразил себя в жанре романа.
Зачинателем его стал Сэмюэл Ричардсон (1689-1761), который, порвав с
авантюрно-плутовской и приключенческой традицией, обратился к
изображению мира человеческих чувств, что потребовало создания новой
формы – романа в письмах.
???????
Основной чертой романов Ричардсона является чувствительность.
«Однако на позднем этапе сентиментализма, – как отмечает Г. Яковлева, –
английские писатели уже хорошо осознают, что человека невозможно
изменить с помощью одной лишь чувствительности. И тогда в их
произведениях возникают картины борьбы человеческих страстей,
изображаются противоречивые чувства, возникают портреты героев со

16
сложным внутренним миром, в котором высокие нравственные качества не
всегда берут верх над низменными побуждениями. Именно поэтому
литературе позднего сентиментализма присущи не только чувствительность
и мягкий юмор, но подчас и скептическая усмешка» [** C.80], каковая была
свойственна произведениям Стерна.

В 1750-х гг. сентиментализм стал главным направлением английской


просветительской литературы.
Сравнительно короткий период расцвета сентименталистской
литературы в Англии падает на 60-е годы, когда творил крупнейший
представитель прозы сентиментализма — выдающийся английский писатель
середины XVIII столетия Лоренс Стерн (Laurence Sterne, 1713-1768).
Литературное наследие Стерна насчитывает два романа — «Жизнь и мнения
Тристрама Шенди, джентльмена» (The Life and Opinions of Tristram Shandy,
Gentleman, 1760-1767), который состоит из 9 книг, и «Сентиментальное
путешествие мистера Йорика по Франции и Италии» (A Sentimental Journey
Through France and Italy, 1768). Второй роман остался незаконченным. Обе
книги были восторженно приняты читателями.
В своем творчестве Стерн подвел итог сентиментализму в английской
литературе и одновременно наметил пути ее дальнейшего развития. Его
книги стали символом переходной эпохи. Не порывая с культом чувств, он,
тем не менее, относится к нему с иронией и скептицизмом. Так возникает
знаменитое искусство Стерна — искусство скрытого намека, искусство
полуотрицания-полуутверждения, в котором чувствительность сочетается с
сатирой, где подтекст не менее важен, чем то, что говорится открыто.
«Жизнь и мнения Тристрама Шенди» — произведение, одновременно и
продолжающее традиции просветительского семейно-бытового романа, и
полностью их отрицающее. Вся структура романа противоречит
традиционному просветительскому представлению о сюжете. А основные

17
проблемы, которые поднимает в ней Стерн, — это извечные проблемы
просветительской литературы, но решены они совершенно по-новому. [1]
Уже само название содержит в себе это противоречие. Привычные
«Жизнь и приключения» заменены здесь «Жизнью и мнениями».
Писатель не просто взрывает изнутри традиционные принципы
композиции романа. Величайшим своеобразием обладает и художественное
время, и пространство. Следуя теории и практике просветительского романа,
Стерн должен был бы начать рассказ с момента рождения героя. Писатель
как будто послушно следует норме, на самом же деле иронически
опровергает ее. Начав в первой главе повествование с момента зачатия, он к
концу огромной книги доводит рассказ лишь до первых месяцев жизни героя.
Время в этой основной повествовательной линии движется крайне медленно,
почти незаметно. Это происходит потому, что в рассказ вовлекается
бесчисленное множество подробнейших, тщательнейших наблюдений, на
которых обычно не останавливается взор художника. Однако время в романе
Стерна многослойно. Параллельно с медленным потоком жизни
новорожденного перед читателем проходят события, случившиеся с
Тристрамом, когда ему исполнилось пять лет. А так как рассказ от первого
лица ведет уже взрослый герой-повествователь, то временные рамки романа
значительно расширяются за счет сведений, включающих жизненный опыт
рассказчика.
Столь же неоднородным и многоступенчатым оказывается и
художественное пространство романа. На глазах у читателя прошлое
становится настоящим, а настоящее превращается в прошлое. Временная
последовательность зависит не от астрономического времени, но от хода
авторской мысли. Помимо этого рассказ постоянно прерывается разного рода
отступлениями, скачками в прошлое, вставными рассказами о лицах и
событиях, которые не имеют никакого отношения к жизни Тристрама
Шенди.

18
Структура романа Стерна обусловлена парадоксом существования
человека во времени и вне его, в безвременном сознании. Так возникает
диалектическое единство хронологической последовательности излагаемых
событий и ее сознательного нарушения автором. Это нарушение обусловлено
попыткой рассказчика вместить в единый миг разновременные явления,
пропущенные сквозь человеческое сознание, и показать человеческий опыт
во всем его объеме. [6]
Огромную роль в романе играет слово. Автор обыгрывает его
мельчайшие оттенки, и даже недосказанность. Эти оттенки, опущенные или
добавленные детали, придают двусмысленность многим высказываниям
героев.
Так, нарочитый беспорядок в структуре романа воплощает строго
продуманный логический замысел писателя. А отрицаемый им рассудок
присутствует в качестве организующего центра сюжета, развивающегося на
первый взгляд лишь по прихоти чувств. Немаловажна здесь и авторская
ирония, которая воплощена в своеобразном «искажении» структуры
«Тристрама Шенди».
«Сентиментальное путешествие» (1768) – программное произведение
Стерна. В нем последовательно проводятся главные принципы эстетики
писателя, углубляется взгляд на мир, получивший отражение уже в первом
романе. [6]
Жанр «путевых заметок» был широко известен в английской литературе
XVIII столетия. Описания путешествий по континенту («гранд тур»), в
которые для завершения образования отправлялись богатые молодые
джентльмены в сопровождении наставников-компаньонов, публиковались
весьма часто. Однако произведение Стерна резко отличалось от них как по
форме, так и по содержанию.
Внешне оно напоминает заметки любознательного путешественника.
Многие главы его названы в соответствии с названиями городов, в которых
он побывал. Однако мнимая достоверность описания нужна Стерну только

19
для того, чтобы читатель погрузился в привычный для него на первый взгляд
мир. А дальше его ждут неожиданности.
В книге нет ни описания мест, ни точного изложения фактов, ни оценки
того, что увидел автор. В ней нарушена хронология, нет стройной
композиции. Описание незначительных эпизодов разрастается до огромных
размеров, обрастает, казалось бы, никому не нужными деталями. И,
напротив, о значительных явлениях говорится вскользь, мимоходом.
Книга начинается с середины диалога между Йориком («Во Франции, –
сказал я, – это устроено лучше!») и неизвестным лицом. Далее герой
принимает неожиданное решение – отправиться путешествовать по Франции,
чтобы самому все увидеть. Обрывается книга тоже на полуфразе.
Последовательность изложения нарушается вставными эпизодами и
заимствованиями из других произведений. А отдельные сцены соединены
так, что благородные поступки, которые совершил герой в одних,
объясняются неблаговидными причинами в других.
Суть искусства Стерна, по выражению И. Верцмана, в том, что он
провозгласил своим девизом «мудрость, скорбящую в оболочке шутовского
юмора над трагическим ходом жизни». [6]
«Сентиментальное путешествие» стало кульминацией в развитии
английского сентиментализма, а Йорика можно назвать провозвестником
героя нового типа, который будет разработан позднее в реалистической прозе
XIX столетия. [6]
Творчество Стерна получило широкий отклик за пределами Англии,
оказав большое влияние на европейскую литературу, в частности на
литературу Германии и России. Одним из примеров такого влияния могут
служить «Письма русского путешественника» Карамзина (1801). Отклики на
творчество Стерна встречаются у Пушкина и Гоголя, у многих русских
авторов второй половины XIX столетия.

20
Критический английский сентиментализм достигает своего пика в
творчестве Оливера Голдсмита. Голдсмит обращается к теме угнетателей и
угнетенных и в своем крупнейшем прозаическом произведении, одном из
наиболее примечательных образцов сентименталистской прозы — романе
«Векфильдский священник» (1766). Как и авторы традиционных
просветительских романов, писатель утверждает необходимость стройной,
логически завершенной композиции, говорит о цельности характеров. Но в
его творчестве просветительский роман приобретает важные новые черты.
[40]
«Векфильдский священник» относится к жанру семейно-бытового
романа, столь характерному для просветительской прозы. В нем
повествуется о семействе провинциального пастора Примроза, в котором
царят патриархальные отношения. Голдсмит рассматривает эти отношения с
позиций сентиментализма. Члены семьи Примроза живут в идиллической
обстановке: в их доме почти всегда мир и согласие. [40] Для Примроза
«счастливое лицо – всё равно что для иного любителя красивый тюльпан или
редкая бабочка». Вдруг грянула беда. Примрозы разорены и вынуждены
перебраться в другой приход, во владения богатого помещика Торнхилла.
Лишившись состояния, Примроз не падает духом и всеми силами пытается
доказать и жене, и детям, что «даже при самом скромном достатке возможно
счастье» – оно заложено в людях и не зависит от внешних обстоятельств.
Хотя Голдсмит достаточно правдив в описании страшных картин
нищеты и во многом при их изображении опирается на традиции
просветительского романа, в своем обличении окружающего мира он
недостаточно последователен.
Писатель завершает трагическую историю счастливым исходом.
Восстанавливая равновесие в идиллическом мирке пастора Примроза, он
утверждает гармонию семейных и общественных отношений. Опору их он
находит в здоровом укладе жизни третьего сословия. Именно здесь
возникают основы истинных отношений между людьми, суть которых во

21
взаимопонимании и симпатии друг к другу, именно здесь видит автор
примеры чистосердечия, порядочности и доброжелательности. Так в
творчестве Голдсмита находят подтверждение идеи Юма и Смита.

Эти же идеи отражены в произведениях прозаиков позднего


сентиментализма. Среди них выделяется имя писателя Генри Маккензи
(Henry MacKenzie, 1745-1831), автора романа «Человек чувства». Однако
Маккензи смотрит на жизнь более трезво, чем Голдсмит, герой его романа
Харли оказывается бессильным перед лицом зла, с которым он столкнулся в
Лондоне, куда приехал хлопотать о своих делах. Чувствительность героя –
его единственное оружие в борьбе со злом и несправедливостью. Но она
наивна и смешна. Трагикомический герой Маккензи погибает, так и не
добившись победы. [14]
В последующих романах Маккензи «Человек света» (1773) и «Юлия де
Рубинье» (1777) чувствительный герой становится главным персонажем, но
экзальтированные чувства героев превращаются в расхожий штамп. К этому
времени английский сентиментализм уже начинает обнаруживать кризисные
черты. [14]

В 1770-х гг. наступает закат английского сентиментализма. Прекращает


существование жанр сентиментального романа. Сентименталистская школа
уступает место предромантической. А. Елистратова замечает, что «многие
сентименталисты (например, Томсон, молодой Грей, Голдсмит и даже Стерн
– при всей экстравагантности его повествовательных новшеств) в сущности
способствовали развитию и обогащению просветительского реализма.
Но вместе с тем некоторыми своими сторонами эстетика сентименталистов, с
ее субъективизмом, принципом раскованности индивидуального сознания,
критикой рационализма и т. п., расчищала дорогу и предромантизму. В этом
смысле характерна судьба Юнга и Стерна, чье наследие как в Англии, так и

22
на континенте Европы оказало большое воздействие на предромантизм, на
писателей-романтиков» [* C.65].

???????????? Выводы
Итак, анализ творчества исследованных авторов показал, что основными
чертами сентиментализма как литературного направления являются:
 предпочтение лирических жанров;
 основные темы сентиментальной лирической поэзии – природа и
смерть;

23
Глава 2. Заглавный герой сентиментального романа

2.1. Общая характеристика персонажей сентиментального романа

После 1688, с установлением конституции, тон литературе задаёт


буржуазия. Новый потребитель требует своей литературы, изображения
семейных добродетелей, честных купцов, чувствительности, природы и т. д.
Его не трогают сказания о классических героях, о подвигах
аристократических предков придворного общества. Ему нужна сатира на
распущенные светские нравы. Возникают нравоучительно-сатирические
журналы – «Болтун», «Зритель», «Опекун» с талантливыми бытовыми
очерками, обличающими роскошь, пустоту, суетность, невежество и другие
пороки тогдашнего общества.
Философские истоки сентиментализма восходят к сенсуализму,
выдвинувшего идею «естественного», «чувствительного» (познающего мир
чувствами) человека. К началу XVIII в. идеи сенсуализма проникают в
литературу и искусство. [21] Откликнувшись на социальные изменения,
писатели и поэты эпохи сентиментализма обратились к обычным людям, как
правило, низшего сословия.
«Естественный» человек становится главным героем сентиментализма.
Писатели-сентименталисты исходили из посылки, что человек, будучи
творением природы, от рождения обладает задатками «естественной
добродетели» и «чувствительности»; степень чувствительности определяет
достоинство человека и значимость всех его действий. Достижение счастья
как главной цели человеческого существования возможно при двух условиях:
развитие естественных начал человека («воспитание чувств») и пребывание в
естественной среде (природе); сливаясь с ней, он обретает внутреннюю
гармонию. Цивилизация (город), наоборот, является враждебной ему средой:
она искажает его естество. Чем более человек социален, тем более опустошен
и одинок. Отсюда характерный для сентиментализма культ частной жизни,

24
сельского существования и даже первобытности и дикарства.
Сентименталисты не принимали идею прогресса, фундаментальную для
энциклопедистов, с пессимизмом взирая на перспективы общественного
развития. Понятия «история», «государство», «общество», «образование»
имели для них негативное значение. [11]
Англия дала толчок не только освободительным идеям французских
энциклопедистов, но и положила начало нравоучительной сентиментальной
литературе, тому роману нравов, который распространился по всей Европе.
Писателей-сентименталистов интересовала частная жизнь человека. Они
полагали, что в человеке изначально заложены нравственные основы,
поэтому выступали против чрезмерной рассудочности ранних просветителей.
Как правило, авторы выдвигали вперед одного человека – главного героя,
пытаясь изобразить окружающий мир сквозь призму его чувств и отношений
с обществом. Все остальные персонажи сгруппированы вокруг заглавного
героя, оттеняя отдельные стороны его характера и поступков, хотя каждый из
героев романа интересен сам по себе.
Герои сентименталистской литературы – обычные люди.
Преимущественно это выходцы из третьего сословия, порой низкого
положения (служанки) и даже изгои (разбойники), по богатству своего
внутреннего мира и чистоте чувств не уступающие, а нередко и
превосходящие представителей высшего сословия. Отрицание навязанных
цивилизацией сословных и иных различий составляет демократический
пафос сентиментализма.
В поэзии английского сентиментализма персонажи еще не выходят на
первый план. Люди являются как бы фоном для красочного подробного
изображения природы. Например, Джеймс Томсон в первой поэме «Зима» из
цикла «Времена года» описывает снега и морозы; волков, спускающихся с
гор; катание на коньках; зиму в деревне и в городе, а также Северный
полярный круг. Быстротекущее время противопоставлялось вечности.
Вводимые автором персонажи дополнят общую картину. Описываются

25
обычные будни сельчан и горожан зимой. Упоминается вечер, посвященный
интеллектуальным занятиям.
Вторая поэма прославляла такие летние деревенские занятия, как уборка
сена, стрижка овец, купание в реке. Здесь же возносилась хвала
Великобритании.
В поэме «Весна» Томсон рисовал пробуждающуюся растительность и
животный мир, славил узы брака и любовался рыболовом-любителем.
«Осень» ярко, но с осуждением живописала охоту, с умилением – сбор и
праздник урожая.
Новизна поэм Томсона заключалась в многообразии изображенных
предметов и в том личном чувстве, с которым описывалась природа. Поэт
восхищался Божественным порядком, которому подчинена смена времен
года. Как видно из приведенных выше примеров, персонажи поэм Томсона
тесно сливались с природой и зачастую воспринимались поэтом как одно
целое. Картины природы приобретали такую же значимость, как и сцены
быта. Джеймс Томсон стремился вызвать сочувствие и жалость к крестьянам.
Сельская жизнь идеализирована – поселяне трудолюбивы, они небогаты, но
счастливы:
О! если счастья кто прямого цену знает
И сельской жизни все приятности вкушает,
В кругу своих друзей от шума удален,
О, как тот истинно покоен и блажен!
(Перевод В. Л. Пушкина.)

В «Элегии» Томаса Грея еще ярче слышны нотки горечи. Он скорбит по


ушедшим людям. На склоне дня лирический герой размышляет о былой
жизни смиренных поселян:
…Здесь праотцы села, в гробах уединенных
Навеки затворяясь, сном непробудным спят.
(Здесь и далее перевод В. А. Жуковского.)

26
Сельские жители ничем себя не прославили, но в этом нет их вины:
…Просвещенья храм, воздвигнутый веками,
Угрюмою судьбой для них был затворен,
Их рок обременил убожества цепями,
Их гений строгою нуждою умерщвлен.
В отличие от Юнга, размышления о неизбежной смерти человека
приводят Грея к иным выводам. Вновь и вновь вспоминая об умерших
людях, его лирический герой думает о том, что в деревенской глуши могли
остаться незамеченными и поэтический гений, и талант ученого, и
способности политика. Трудные условия жизни не позволили им развиться.
[3]
И все же Грей предпочитает мирную жизнь в сельском уединении
пустой, хоть и блестящей жизни знати. Он выбирает сельскую идиллию,
которая позволяет пройти жизненный путь без волнений и тревог, в тихих
радостях единения с природой. Не зная шумного геройства, сельские жители
прожили свои годы с чистой совестью:
Скрываясь от мирских погибельных смятений,
Без страха и надежд в долине жизни сей,
Не зная горести, не зная наслаждений,
Они беспечно шли тропинкою своей.
Любовь на камне сём их память сохранила,
Их лета, имена потщившись начертать,
Окрест библейскую мораль изобразила,
По коей мы должны учиться умирать.

Оливер Голдсмит по-своему развил тему сельской идиллии и представил


персонажей. Рассказывая о драматической судьбе деревеньки Оберн,
которую разрушил промышленный переворот, поэт, подобно своим
предшественникам, восхищается сельским образом жизни:
Мой милый Оберн, райский уголок,

27
Где все труды селянам были впрок,
Где тешила весна приветом ранним,
А лето уходило с опозданьем!
Приют невинности, приют покоя…
(Здесь и далее перевод А. В. Парина.)
Но, рассказывая о социальных бедствиях, постигших селян, он
возвышает голос до гневного протеста:
Беда идёт и убыстряет бег:
В почёте злато, гибнет человек.
Вельможа то в почёте, то в опале,
Цари их создают и создавали;
Не то – крестьяне, гордость всей страны:
Им не восстать, когда разорены.
<…>
присвоив землю, гонят прочь крестьян.

В романе английского сентиментализма человек изображен в его


противоречивости и сложности. Сентименталисты отказались от
абсолютизации какой-либо одной черты характера и однозначности
моральной трактовки персонажей, свойственных классицизму:
сентименталистский герой может совершать как дурные, так и добрые
поступки, испытывать как благородные, так и низкие чувства; порой его
действия и влечения не поддаются односложной оценке. Поскольку в
человеке от природы заложено доброе начало и зло есть плод цивилизации,
никто не может стать законченным злодеем – у него всегда есть шанс
вернуться к своему естеству. Сохраняя надежду на самосовершенствование
человека, сентименталисты оставались, при всем их пессимистическом
отношении к прогрессу, в русле просветительской мысли. Отсюда дидактизм
и порой ярко выраженная тенденциозность их произведений.

28
Сэмюэл Ричардсон (автор таких произведений, как «Памела, или
Вознагражденная добродетель», «Кларисса Гарлоу, или История молодой
девушки») выводит добродетельных мещанских девушек и
противопоставляет их распущенным аристократкам, идеализирует
мещанские добродетели и заставляет исправляться развращённых
представителей жуирующей золотой молодёжи.
Несмотря на то, что сюжет о соблазнителе и жертве нещадно
эксплуатировали подражатели, история той же Клариссы не потеряла
первоначальной свежести. Новизна эпистолярного жанра открыла
Ричардсону возможность вовлечь читателя в самый центр событий. Кларисса
сообщает подруге сиюминутные подробности развивающейся драмы, Ловлас
освещает те же события с другой стороны в письмах другу. Кларисса еще не
подозревает о готовящейся ловушке, а читатель уже знает о планах Ловласа и
с волнением следит за поворотами сюжета. Каждый следующий абзац
передает иное эмоциональное состояние или сообщает новую мысль
очередного персонажа, без которой дальнейшее будет непонятным. У
читателя невольно возникает ощущение, что он является свидетелем, а то и
участником происходящего. Не случайно автор часто обращается к описанию
среды. Персонажи его романа – это люди со своими мнениями, нравами и
устоями, своими мелкими проблемами и причудами. Узнавая и сравнивая их,
читатель может составить мнение и о главной героине, он узнает о ее
бесконечной добродетельности. Письма других персонажей также придают
истории объемность. Это сухие, надменные послания родственников
Клариссы, поучительные – дяди Ловласа, полуграмотные – слуг. Автор
каждого письма говорит своим голосом, ни один не спутаешь с другими.
Каждое письмо играет в сюжете определенную роль.

Генри Филдинг (1707-1754) – автор «Сэра Жозефа Адрюза» и «Тома


Джонса», менее сентиментальный, чем Ричардсон, но такой же

29
нравоучительный, такой же внимательный к семейным отношениям,
наблюдательный реалист, охватывающий нравы и города, и деревни.

Персонажи «Векфильдского священника» Оливера Голдсмита – не


модели поведения, не идеал. Голдсмит наделяет своих героев комическими
черточками, которые делают их характеры более живыми, – жена Примроза
самодовольна, его дочери тщеславны, а сын легкомыслен. Писатель слегка
подтрунивает над ними, над их неприспособленностью к жизни и тем, как
часто принимают они желаемое за действительное. Несмотря на авторитет, с
Примрозом в доме не особенно считаются. Когда его надувают мошенники,
«кроткая» супруга беззаветно отчитывает его как «дурака и олуха». В Деборе
обнаруживается гораздо больше жеманства, чем домовитости, и главное ее
стремление – выгодно пристроить дочерей и самой попасть в высшее
общество. Добродетельные дочери тоже больше озабочены вниманием
богатого помещика, чем отцовскими нравоучениями. И даже сам Примроз не
чужд тщеславия. Он гордится дружбой с помещиком Торнхиллом, не замечая
его порочности.
Оливер Голдсмит и ряд других писателей создают настоящую
чувствительную эпопею трудов и дней буржуазного общества. Писатели
отказываются от торжественного языка классической трагедии и доказывают,
что не одни только государи и вельможи подвергаются несчастиям и
страданиям. Они едко осмеивают современное английское общество. В
романах много юмора, сатиры и даже горечи человека, не избалованного
удачами.

В центре романа Лоренса Стерна «Жизнь и мнения Тристрама Шенди,


джентльмена» – вопрос о человеческой природе и способах ее изображения.
Стерн переносит акцент с традиционного в просветительских романах
поучения читателя на изучение характера героя. Он не столько рассказывает

30
о поступках персонажей, сколько исследует причины, побудившие их к этим
поступкам.
Представление о характере складывается из отдельных замечаний и
комментариев, содержащихся в отступлениях от основной сюжетной линии.
Значительное место автор уделяет описанию, казалось бы, совсем
незначительных событий и их восприятию героем. Он подчеркивает роль
чувств в этом восприятии, их непосредственность и сиюминутность.
Мировосприятие человека и его взаимоотношения с другими людьми
занимают центральное положение в повествовании, а место внешней истории
человеческой жизни занимает «биография души». [1]
Книги Стерна принадлежат к жанру семейно-бытового романа. Именно
поэтому в повествование «Тристрама Шенди» вовлекаются представители
семейства Шенди с их характерами и индивидуальными особенностями.
Центральными фигурами этого круга персонажей становятся братья Уолтер и
Тоби Шенди, отец и дядя Тристрама. Сама их фамилия значима. На
йоркширском диалекте она означает «человек с придурью». Вот такая
«придурь», проявление чудачества и становится той основой, на которой
писатель строит характеры героев. Каждый из них, благодаря этому
чудачеству, или «коньку», как называет его Стерн, продолжает оставаться
самим собой в мире, где все единообразно. [10]
Уолтер Шенди – образец рассудочного мировосприятия. Бывший купец,
а во время действия романа провинциальный помещик, он разбогател на
торговле и теперь может позволить себе поучать других. Его твердые
убеждения в том, что человека нужно воспитывать с раннего детства,
развивая его ум, чрезвычайно напоминает резонерство учителей из «Тома
Джонса, найденыша» Генри Филдинга. Он составляет руководство по
воспитанию своего сына – «Тристрапедию», задавшись целью разумно
устроить его жизнь. Но Уолтер Шенди не был бы персонажем книги Стерна,
если бы его характер определяли только эти черты. Будучи одним из когорты
чудаков, пародией на схоластов-воспитателей, он несет в себе характерные

31
черты «шендизма». Уолтер целиком отдается изучению науки «носологии».
Он убежден в том, что по форме носа можно определить будущее человека.
Шенди с важностью рассуждает о вещах незначительных, которые, по его
мнению, влияют на судьбы людей. [10]
Дядя Тоби – полная противоположность брату. Это персонаж, живущий
чувствами и эмоциями. Тоби добр, щедр и великодушен, наивен и застенчив,
а иногда и доверчив, как ребенок. Наивность дяди Тоби порой переходит все
пределы. Но именно в эти моменты он внезапно обнаруживает природное
здравомыслие и интуитивно постигает смысл явлений, который недоступен
его брату-догматику. Его доброта помогает ему постичь горе ближнего и
прийти ему на помощь. Так происходит в случае с лейтенантом Лефевром,
сыном, которого воспитывает Тоби.
Но чувствительность старого солдата дяди Тоби, как и рационализм
Уолтера Шенди, подвергается у Стерна испытанию жизнью. И в этом
испытании оба они оказываются равным образом несостоятельными. Чувства
дяди Тоби часто размениваются по пустякам. Жизнь его так же пуста, как и
жизнь брата. Его «конек» – игра в войну. На лужайке возле дома он
разыгрывает вместе со своим денщиком военные баталии. Стерн беззлобно
посмеивается над чудачествами дяди Тоби.
Юмором окрашены и образцы второстепенных персонажей. И среди них
тот, кто станет центральным героем следующего романа Стерна –
«Сентиментальное путешествие», – пастор Йорик. Имя Йорик заимствовано
Стерном из шекспировской трагедии «Гамлет». Оно символично уже само по
себе. В нем сочетаются крайние полюсы: шутовство и напоминание о смерти.
Но имя Йорик напоминает еще и о Йоркшире. Это карикатура на
собственный характер и своеобразная автопародия. Основная черта
трагикомической фигуры Йорика в «Тристраме Шенди» – бесконечная
доброта, подчас приносящая неприятности ему самому. Йорик – сельский
священник, к которому постоянно обращаются за помощью. И он никому не
отказывает. [6]

32
Одно из важнейших достижений сентиментализма – создание нового
драматического жанра: «серьезной, слезливой комедии», как ее называл
Дидро, или «мещанской драмы», по определению Лессинга. Читатели и
зрители той эпохи узнавали в героях и обстоятельствах, выведенных в
пьесах, собственную «естественную», трогательно-обыденную жизнь. На
современный вкус подобные сочинения, быть может, чересчур
чувствительны и выспренни, но они соответствовали эпохе «повальной
слезливости».

2.2. Особенности заглавного героя сентиментального романа


Сентиментальная литература прошла долгий путь и в своем развитии
претерпевала некоторые изменения. Сентиментальному роману, в отличие от
поэзии, присущи не только чувствительность и мягкий юмор, но подчас и
скептическая усмешка.
Заглавный герой сентиментального романа тоже изменялся, как и все
обычные люди меняются под влиянием времени. Нам бы хотелось
проследить, какими характерными особенностями обладал сентиментальный
герой, опираясь на историю развития литературы сентиментализма в целом и
сентиментального романа в частности.
Наиболее характерный герой поэзии сентименталистов – это человек,
близкий к природе, ее восторженный почитатель. Поэты воспевают
одиночество человека, оставшегося наедине с собой, когда он перед лицом
Бога размышляет о своих деяниях и прославляет красоту окружающей
природы. Характерной чертой для «кладбищенской поэзии» являются
размышления героя о бренности всего живого. Скорбь по ушедшим
смешивается со светлой грустью воспоминаний о них. Очень часто
лирическим героем сентиментальной поэзии оказывается юноша-
стихотворец. [7]

33
Человек в понимании Джеймса Томсона, который один из первых
обратился к новым мотивам в поэзии, – неотъемлемая часть природы и ее
воплощение. А чувства, которые он испытывает, внушены ему в результате
общения с окружающим его миром полей, лесов и гор. Однако в поэзии
Томсона картины природы еще достаточно обобщены. В них нет конкретных
наблюдений или описаний каких-то определенных мест. Чувства
лирического героя, пробужденные природой, расплывчаты и лишены
индивидуальных оттенков. В поэме «Зима» упоминается путник,
застигнутый метелью. Он не назван, ему не отводится главная роль, он
олицетворяет людскую беспомощность перед величием бури. Два
повествовательных эпизода в поэме «Лето» рассказывают о юноше,
подсматривающем за купальщицей, и о девушке, убитой молнией на глазах
возлюбленного:
Ужасен грома глас пороков злым рабам!
Но мститель пламенный, паря по небесам,
Всегда ль приносит казнь дрожащему злодею?
(Перевод А. Ф. Мерзлякова.)
Поэт сопереживает людям, попавшим в беду, но по сути, лирические
герои не являются главными действующими лицами. Природа занимает
равноправное положение, она такой же герой в произведении. В своем цикле
из четырех поэм «Времена года» Томсон в первую очередь воспевает
природу первозданную, вечную и благую, источник истины и добра.

Не разделяя оптимистической уверенности в гармоничности всего


сущего, Эдвард Юнг в свою очередь предался грустным раздумьям и нежным
вздохам, особенно в сумеречные или ночные часы.
На фоне мрачного изображения ночного кладбища, вселяющего ужас и
напоминающего о неизбежности смерти, возникает иной образ лирического
героя, который размышляет о цели жизни и предназначении человека на
земле. Юнг приходит к выводу о том, что страдания и неудовлетворенность

34
своим существованием в этом мире – вечный удел человека. Но они служат
лишь доказательством того, что в загробной жизни его ждет счастье, если он
будет добродетелен здесь, в земной жизни. Последняя книга поэмы «Жалоба,
или Ночные размышления о жизни, смерти и бессмертии» называлась
«Утешение» и представляла видение Судного дня и открывающейся
вечности. Созерцая в ночи бесчисленные миры, лирический герой отказывает
разуму в его способности разгадать секреты мироздания:
…Хочу узнать, где Бог престол Себе воздвиг:
Возможно ли, чтоб ум то таинство постиг!
(Здесь и далее перевод С. Н. Глинки.)
Он не сомневается, что это по силам только любящему сердцу:
Творец! к Твоей над всем с небес простёртой длани,
Не напыщенный ум, возносит сердце нас;
Мы любим, чтим Тебя, его внимая глас.
Куда надменный ум достигнуть не дерзает,
Любовь туда парит и там Отца встречает!
<…>
…Не бренным разумом, Тебя я сердцем зрел.
Юнг – «гроза счастливых и утешитель несчастных», как назвал его Н. М.
Карамзин, наполнял свои проповеди истинным трагизмом. Для Юнга
человеческие чувства играли большую роль по сравнению с Томсоном.
«Червь? Бог?» – вопрошал он, пытаясь постичь суть человеческой натуры,
тем самым заставляя трепетать читательские сердца.

Лирический герой стихотворений Томаса Грея живо чувствует и красоту


природы, и печаль воспоминаний о безвозвратно ушедшем детстве, и боль от
утраты друзей. Обстановка, в которую он помещен в произведении
«Сельское кладбище», характерна для «кладбищенской поэзии». В вечерних
сумерках он бродит по деревенскому кладбищу, читает надписи на могилах и
размышляет о тех, кто заснул здесь вечным сном.

35
Одна картина природы сменяется другой. Все они по-разному
воспринимаются героем. И каждая оставляет свой след. Красота природы
проецируется на его чувства, вызывая симпатию к людям, возвышенные
мысли о величии окружающего и стремление слиться с природой. Так в
«Элегии» создается гармония между человеком и Вселенной. Она возникает
в результате его отказа от бесплодной погони за призрачным счастьем и
внешне привлекательными наградами. [40]
Большое место в «Элегии» занимает образ поэта. Это – меланхолически
задумчивый человек, погруженный в созерцание природы, в уединении
предающийся своим мыслям. Он мог бы нести людям свою поэзию,
вдохновленную этими картинами. Но поэта ожидает трагическая судьба.
Одиноким и непонятым проходит он свой жизненный путь.
Поэма заканчивается эпитафией юному певцу. Он, как и остальные
селяне, провел жизнь в безвестности:
Здесь пепел юноши безвременно сокрыли;
Что слава, счастие, не знал он в мире сем.
Однако ему было дано главное:
Он кроток сердцем был, чувствителен душою –
Чувствительным Творец награду положил.
Дарил несчастных он – чем только мог – слезою;
В награду от Творца он друга получил.
(Перевод В. А. Жуковского.)

Оливер Голдсмит находит утешение в поэзии, смягчающей сердца.


Главным героем его стихотворений становится поэт-лирик. Обращаясь к
Музе, он восклицает:
…Пусть светоч твой, что время не угасит,
Превратности суровой жизни скрасит.
Но надобна для истины подмога.
Ты силой убеждающего слога

36
Учи несчастных, сбившихся с пути,
И разум их от гнева отврати,
Чтоб, не прельщённые мечтою лживой,
Не гнались люди всуе за наживой.
(Перевод А. В. Парина.)

Однако, несмотря на всю образность и неподдельную чувственность


поэтических произведений, поистине необычайного расцвета в XVIII веке
достиг роман. Его заглавный герой более обыкновенен и узнаваем, чем
персонажи прежних романных сочинений, а сама история чаще всего
предстает как невымышленный рассказ реального лица о событиях, не
отделенных от читателя толщей лет. Романисты строят повествование
свободно, не ищут единых правил, как бывало прежде, легко и естественно
решаются на литературный эксперимент.

Сегодня главное произведение Сэмюэла Ричардсона «Кларисса Гарлоу»


читают только специалисты. Его справедливо находят слишком
назидательным и затянутым. Но именно Ричардсон впервые открыл для
читателя сложный внутренний мир человека и положил начало
психологической прозе. В авторском предисловии говорилось, что цель
книги – «уберечь беспечных и неопытных особ одного пола от гнусных
ухищрений и расчетов другого, а также предостеречь родителей от
чрезмерного применения естественной власти в вопросах заключения брака».
Поступки идеальной героини должны были послужить эталоном не только
общей, но и христианской морали.
Кажется, что Кларисса – действительно идеальная героиня. Она
добродетельна, она послушная и любящая дочь. Она даже признает право
родителей запретить нежелательный для них брак, но ничто не вынудит ее
стать женой ненавистного ей человека, по имени Ловлас. Девушка выходит
несломленной из всех испытаний. Она отказывается выйти замуж за своего

37
мучителя даже ради спасения репутации и умирает от стыда и горя, в
надежде, что будет последней жертвой Ловласа.
Мастерство писателя проявилось в создании подлинно трагической
ситуации. Кларисса мечется между двух огней. Вернуться домой? Там ее
ожидает ненавистный брак с Сомсом или вечное проклятие за побег.
Остаться под покровительством Ловласа? Это значит подвергнуться насилию
или стать женой негодяя. Все попытки найти выход из тупика
проваливаются. Неразрешимый конфликт заложен в самой природе главных
героев. Кларисса – воплощение пуританской морали и пуританской же
свободы духа. С большим опозданием она понимает, что ее стремление
исправить пороки Ловласа с помощью добродетели – это тоже, по сути,
проявление гордости и тщеславия. Им прежде всего движут сословные
предрассудки аристократа, преодолеть которые не способны никакие
проповеди. Ловлас уверен, что у «женщин нет души», они должны
подчиняться его силе и обаянию. Только после того, как Кларисса выходит
незапятнанной из всех испытаний, Ловлас признает: «Она была права, ее
душа превосходит мою».
Современный читатель увидит в романе много недостатков, но он не
пропустит ту значительную идею, которая составляет триумф главной
героини. Эта идея начала формироваться в эпоху Ричардсона, а выразил ее во
всей полноте Иммануил Кант: «Люди, поскольку сама их природа составляет
конечную цель… не должны быть использованы как средство».

Пристальный интерес к человеку как к уникальной личности,


неповторимой в своем развитии, стал той основой, на которой строилось все
творчество Лоренса Стерна. Его книги утверждают право человека свободно
проявлять себя вопреки всем трудностям жизни.
Стерн значительно усложняет просветительскую концепцию характера.
Объектом изображения писатель выбирает сложный и противоречивый
духовный мир главного героя. При этом Стерн обнаруживает в нем одну

38
преобладающую черту: это – страсть к изучению человека. Герой постоянно
занимается самоанализом и анализом человеческой природы.
Автор подмечает самое главное в анализируемом персонаже и в его
отношениях с другими. Так возникает «роман-игра» с его своеобразной
архитектоникой, что «перевертывает» традиционную структуру
просветительского романа. Стерн создает новую структуру, которая как бы
следует ходу мысли автора, а мир его романа имеет форму, как бы присущую
самому мыслительному процессу. [1]
Тристрам Шенди – главное действующее лицо романа «Жизнь и мнения
Тристрама Шенди, джентльмена», он же рассказчик. Это – двойник самого
Стерна, но он и противостоит автору. Этот персонаж одновременно и
добросовестное воспроизведение «я» рассказчика просветительских романов,
и наряду с этим веселое его пародирование. Большую роль в создании образа
Тристрама Шенди играет ирония. Герой предстает перед читателем как «тот
и не тот». Задавшись целью последовательно изложить ход событий своей
жизни, он из-за «излишней» кропотливости все более и более запутывается в
деталях и отдаляется от цели. Многочисленные ассоциации заводят его в
дебри отступлений. Автор вынужден то останавливаться, то поворачивать
назад, то стремительно заглядывать в будущее. Стерн постоянно
подчеркивает относительность знаний о мире, неадекватность
мировосприятия и возможность существования различных точек зрения. [6]
Центральным героем второго романа Стерна «Сентиментальное
путешествие» становится один из второстепенных персонажей Тристрама
Шенди – пастор Йорик. В «Сентиментальном путешествии» этот образ резко
меняется и приобретает необычайную сложность и противоречивость. Здесь
так же, как и в «Тристраме», рассказ ведется от первого лица. Но на сей раз
рассказчиком выступает пастор Йорик, который решил отправиться
путешествовать по Франции. Оказывается, автора вовсе не интересует, что
увидел путешественник. Ему важно лишь то, как он воспринял увиденное.
Так же, как и в первом романе, Стерн как бы ставит психологический опыт.

39
Его герой, вырванный из привычной жизни, должен быть хладнокровным
наблюдателем всего, что встречается ему на пути. Но эмоции, причуды,
сложность характера не дают Йорику быть просто наблюдателем. Они
делают его участником событий, накладывают отпечаток на его душу. [1]
«Сентиментальное путешествие», подобно «Тристраму Шенди»,
становится путешествием во внутренний мир героя. Оно необходимо для
того, чтобы раскрыть его духовные качества, показать слабости и
достоинства, противоречивость характера и важность сиюминутных
впечатлений для его формирования. И если в «Тристраме» события были
показаны как бы со стороны, то в новом романе они пропущены сквозь
сознание и чувства рассказчика, пережиты им. [6]
Стерн недаром делает своим героем пастора Йорика. Человек
чувствительный, легко поддающийся впечатлениям, он становится
вместилищем самых противоречивых ощущений, мыслей и чувств. Стерн
изображает мельчайшие оттенки его переживаний, их переливы и
модификации, внезапную смену настроений. Он показывает, как в
конкретной ситуации в душе Йорика возникает борьба между великодушием
и скаредностью, благородством и низостью, отвагой и трусостью. Причем
благородные чувства не всегда одерживают верх в этой борьбе.
Стерн строит характер главного героя в соответствии с теориями Юма и
Смита, в которых основной этической категорией является симпатия к
ближнему. Но в этой же теории Юма он находит и отказ от ее
императивности. Стерн сомневается в извечной добродетели человека и его
стремлении к милосердию. Он слишком хорошо знает, как много других
чувств скрыто в человеческой натуре. Это обусловливает разрушение
сентиментального канона. [15]
Йорик – типичный сентиментальный герой и одновременно его
отрицание. Чувства его всегда умеренны и окрашены легкой иронией по
отношению к действительности, к другим людям, к самому себе.
Чувствительность Йорика имеет едва уловимый оттенок скепсиса. Он

40
импульсивен и часто начинает действовать по внезапному порыву души. Но
к каждому такому взрыву чувств у него примешивается известная доля
эгоизма. И он тут же резко одергивает себя.
Совершая дурной поступок, он часто пытается оправдать его, прибегая к
рационалистическим доводам. Но они быстро рушатся под напором чувств.
Однако и сами его чувства бывают неопределенны. Так, Йорик умом
понимает, что должен быть милосерден и благороден, но иногда это
благородство носит чисто рассудочный характер. Он начинает действовать
по принуждению, потому что с точки зрения нравственности «так нужно».
[3] И лишь когда в нем побеждает искренность, чувство сопереживания,
сострадания, герой Стерна преображается.
Йорик пристально наблюдает за собой. Часто он анализирует свои
поступки и чувства, их сопровождающие. Примечательно то, что такой
анализ никогда не бывает рационалистичным. Это, скорее, сплав умиленной
чувствительности, самолюбования и лукавой насмешки над собой. И все это
окрашено юмором, с помощью которого автор комментирует описываемое.
Перед читателем раскрывается душа человека в процессе переживаний
прожитого и увиденного. Такое описание «изнутри» появляется в английской
прозе XVIII века впервые. [6]
Однако герой часто судит о себе поверхностно. Точнее, Йорик не всегда
хочет судить себя «по совести». Ведь его поступки противоречат тому
идеалу, который он утверждает. Так, его кичливая целомудренность
постоянно приходит в столкновение с соблазнами, встречающимися ему на
пути. В страхе перед Бастилией он готов унизиться до лести знатному
вельможе. Сам Йорик порой чувствует эти противоречия: «Мне было бы
неприятно, если бы мой недруг заглянул мне в душу, когда я собираюсь
просить у кого-нибудь покровительства»; «Сколько низких планов гнусного
обращения сложило по дороге мое раболепное сердце! Я заслужил Бастилии
за каждый из них!» [3]

41
Поверхностность самоанализа у Йорика объясняется не только тем, что
герой лжет самому себе, пытаясь казаться лучше, чем он есть. Иногда Стерн
сознательно не до конца исследует причины поведения, предоставляя
читателю самому разрешить ту или иную сложную психологическую задачу.
Так, в книге возникает своеобразный подтекст. Что движет Йориком, когда
он бросает гневные филиппики о свободе при виде сидящего в клетке
скворца? Негодование против рабства или же опасение за собственную
независимость? Автор не дает ответа на подобные вопросы, да и читатель не
всегда в силах ответить на них. Ответ может быть двояким. И эта
двусмысленность решения заранее заложена в характере героя. В нем не
существует крайностей – добра и зла. Но и истина у него тоже относительна.
Стерн навсегда отказывается от утверждения просветителей о том, что
человек – существо, разумно решающее свои проблемы. Его герой обыден и
потому он – антирационалист.
Иногда аффектация героя ставит его в смешное положение. А он не
замечает этого: «Я сел рядом с ней, и Мария позволила мне утирать слезы
моим платком, когда они падали, – потом я смочил его собственными
слезами, потом слезами Марии – потом своими – потом опять утер им ее
слезы – и когда я это делал, я чувствовал в себе неописуемое волнение,
которое невозможно объяснить никакими сочетаниями материи и движения».
[3] Так описывает Йорик свою встречу с девушкой, сошедшей с ума от
любви, попутно делая выпад против материалистического учения об
источнике чувств. Но Стерн равно подшучивает и над вульгарно-
материалистическим объяснением того, как зарождаются чувства, и над
чрезмерной экзальтированностью своего героя.
Портрет героя неоднозначен, но психологически точен. Йорик
воспринимает противоречия человеческой натуры как нечто неизбежное и
непреходящее. Видя ограниченность человеческих возможностей и еще
более ограниченность способности познания человека, он может лишь горько
посмеяться над этими противоречиями, но не пытается ничего исправить.

42
Ненужным и бесплодным считает он и сатирическое осмеяние
действительности. Отсюда и возникает равнозначное приятие добра и зла,
демонстративный аморализм.

Оливер Голдсмит в «Векфильдском священнике» рисует обаятельный


образ своего героя, наивного, подчас смешного, слепо верящего людям.
Главный герой – доктор Примроз, викарий – человек, живущий по совести,
руководимый своими чувствами, главное из которых – симпатия и
сочувствие окружающим.
Вначале все безмятежно счастливы. Однако этот идиллический мир
неминуемо должен столкнуться с жестокой реальностью. Голдсмит отлично
понимает это. Моральные принципы пастора несовместимы с законами
буржуазного общества. Обманутый в своем доверии к людям, оскорбленный,
Примроз разоряется и оказывается в долговой тюрьме. Здесь он видит ту
жизнь, о существовании которой раньше не подозревал.
Чудаковатый добряк, наивный и непрактичный, побеждает злую судьбу
благодаря своему мудрому сердцу. Примроз трезвеет, когда на него
обрушиваются несчастья. Он прозревает, когда ему открывается изнанка
идиллии: «Кто хочет познать страдания бедных, должен сам испытать жизнь
и многое претерпеть». Образ обаятельного, добросердечного философа-
стоика, который в благополучии просто, а в несчастье величествен, –
несомненная удача Голдсмита.

Таким образом, в ходе исследования мы выяснили, заглавный герой


английского сентиментального романа обладает следующими
особенностями:
 герой сентиментального романа – углубленный в свои думы
отшельник, предпочитающий одиночество и меланхолические размышления
о бренности бытия и суетности жизни;

43
 недовольство окружающей действительность у героя выливается не в
решительный протест, а в неприятие жизни, ведет не к действию, а к
созерцанию;
 писатель-сентименталист сознательно не до конца исследует причины
поведения своего героя, предоставляя читателю самому разрешить ту или
иную сложную психологическую задачу;
 автор подшучивает над чрезмерной экзальтированностью своего героя;
 часто автор прибегает к «говорящим» именам для раскрытия сущности
персонажа;
 герой сентиментального романа является выразителем точки зрения
самого автора;
 одной из основных черт сентиментального героя является
чувствительность, которая проявляется, по словам С.В. Тураева, широко,
означая «целый нравственный комплекс: верность природе (своей
человеческой природе), добро и максимализм в человеческих отношениях
тесно переплетаются и образуют своего рода модель мироустройства,
полемически противостоящую неустроенности современной жизни». [****
С. 102.]

44
Заключение

45