Вы находитесь на странице: 1из 562

ISBN 978-5-00130-021-2

9 785 981
001 80
30 629
021 2 >
МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
КАЗАНСКИЙ ФЕДЕРАЛЬНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ
АКАДЕМИЯ НАУК РЕСПУБЛИКИ ТАТАРСТАН
ИНСТИТУТ АРХЕОЛОГИИ ИМ. А.Х. ХАЛИКОВА

ТЮМЕНСКОЕ И СИБИРСКОЕ
ХАНСТВА

КАЗАНЬ
2018
УДК 94
ББК 63.3
Т98

Печатается по рекомендации редакционно-издательского совета


Казанского (Приволжского) федерального университета

Все права защищены. Ни одна часть данной публикации не может быть воспроизведена
в какой бы то ни было форме и каким бы то ни было средствами, включая электронное
и фото-копирование, без предварительного письменного разрешения владельца
авторских прав.

Рецензенты:
доктор исторических наук, профессор К.А. Руденко;
доктор исторических наук, профессор, член-корреспондент РАН Н.Н. Крадин

Ответственные редакторы:
Д.Н. Маслюженко, А.Г. Ситдиков, Р.Р. Хайрутдинов

Редакционная коллегия:
А.А. Адамов, А.В. Беляков, Л.А. Бобров, И.К. Загидуллин, Д.М. Исхаков,
Д.Н. Маслюженко, А.В. Матвеев, Н.П. Матвеева, В.В. Менщиков, А.В. Парунин,
Н.В. Перцев, В.В. Пестерев, Е.А. Рябинина, Г.Х. Самигулов, А.Г. Селезнев,
И.А. Селезнева, С.Ф. Татауров, Н.А. Томилов, В.В. Трепавлов, З.А. Тычинских,
Р.Р. Фахрутдинов, Ю.С. Худяков

Т98 Тюменское и Сибирское ханства / под ред. Д.Н. Маслюженко, А.Г. Ситдикова,
Р.Р. Хайрутдинова. – Казань: Изд-во Казан. ун-та, 2018. – 560 c.

ISBN 978-5-00130-021-2

Монография посвящена истории Тюменского и Сибирского ханств, которые были созданы


на юге Западной Сибири потомками Шибана, внука Чингисхана. В книге рассмотрены вопросы
источниковедения и истории изучения ханств, основные этапы истории местной государ-
ственности и институтов власти. Особое внимание обращено на внешнюю политику ханств
в различных направлениях. Проведен анализ этнической истории, экономического уклада,
религиозной культуры и особенностей военного дела. Описан процесс падения Сибирского
ханства, присоединения его территории к России и судьбы различных групп населения в этих
обстоятельствах.
Книга предназначена для историков, археологов, этнографов, культурологов и всех интере-
сующихся историей татарской государственности и Западной Сибири в средние века.

УДК 94
ББК 63.3

ISBN 978-5-00130-021-2

© Институт археологии им. А.Х. Халикова АН РТ, 2018


© Издательство Казанского университета, 2018
ОГЛАВЛЕНИЕ

ВВЕДЕНИЕ (И.К. Загидуллин, А.Г. Ситдиков, Р.Р.Хайрутдинов)............................................5


ХРОНОЛОГИЯ, ПЕРИОДИЗАЦИЯ, НАЗВАНИЯ СИБИРСКИХ ГОСУДАРСТВ:
ОСНОВНЫЕ ДИСКУССИОННЫЕ ВОПРОСЫ (Д.Н.Маслюженко).................................7
1. ИСТОРИОГРАФИЯ ИЗУЧЕНИЯ . ......................................................................................14
1.1. ДОРЕВОЛЮЦИОННАЯ ОТЕЧЕСТВЕННАЯ ИСТОРИОГРАФИЯ
(В.В.Менщиков)........................................................................................................................14
1.2. СОВЕТСКАЯ И СОВРЕМЕННАЯ ИСТОРИОГРАФИЯ
(Д.Н.Маслюженко)..................................................................................................................19
1.3. АРХЕОЛОГИЧЕСКОЕ ИЗУЧЕНИЕ (С.Ф.Татауров)................................................24
2. ИСТОЧНИКИ............................................................................................................................31
2.1. РУССКИЕ ИСТОЧНИКИ (Д.Н.Маслюженко, А.В.Парунин).....................................31
2.2. ВОСТОЧНЫЕ ИСТОЧНИКИ (А.В.Парунин)..............................................................44
2.3. АРХЕОЛОГИЧЕСКИЕ ИСТОЧНИКИ (С.Ф.Татауров)............................................47
3. ИСТОРИЯ ГОСУДАРСТВЕННОСТИ ...............................................................................55
3.1. ЭТАПЫ СТАНОВЛЕНИЯ И ВНУТРЕННЯЯ ПОЛИТИКА
(Д.Н.Маслюженко)..................................................................................................................55
3.2. КЛАНОВАЯ СТРУКТУРА (Д.М.Исхаков)...................................................................75
3.3. АППАРАТ УПРАВЛЕНИЯ И СОЦИАЛЬНАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ
(Д.Н.Маслюженко, З.А.Тычинских)........................................................................................82
4. ВНЕШНЯЯ ПОЛИТИКА И ЭТНОКУЛЬТУРНЫЕ СВЯЗИ..........................................92
4.1. СИБИРЬ И ПОВОЛЖЬЕ (Д.М.Исхаков)......................................................................92
4.2 СИБИРЬ И ГОСУДАРСТВА СРЕДНЕЙ АЗИИ И КАЗАХСТАНА
В XV-XV- ВВ. (Д.Н.Маслюженко, С.Ф.Татауров).............................................................98
4.3 СИБИРСКО-НОГАЙСКИЕ СВЯЗИ (В.В.Трепавлов)................................................106
4.4. СИБИРСКО-МОСКОВСКИЕ ОТНОШЕНИЯ (Д.Н.Маслюженко,
Е.А.Рябинина).........................................................................................................................116
4.5. ТАТАРСКИЕ ХАНСТВА И УГОРСКИЕ КНЯЖЕСТВА
ЗАПАДНОЙ СИБИРИ (Н.В.Перцев).................................................................................131
5. ЭТНИЧЕСКАЯ ИСТОРИЯ .................................................................................................141
5. 1. ИСТОРИЯ И СПЕЦИФИКА ФОРМИРОВАНИЯ НАСЕЛЕНИЯ
(ДО СЕРЕДИНЫ XVI В.) (Д.М. Исхаков).........................................................................141
5.2. НАСЕЛЕНИЕ ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ XVI-XVII ВВ.
(С.Ф. Татауров, Н.А. Томилов).............................................................................................145
6. ЭКОНОМИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ.......................................................................................151
6.1. ХОЗЯЙСТВЕННЫЙ УКЛАД (С.Ф.Татауров).........................................................151
6.2. ПУТИ СООБЩЕНИЯ И ТОРГОВЛЯ (А.В.Матвеев)..............................................159
6.3. СТОЛИЧНЫЕ ЦЕНТРЫ:.............................................................................................172
6.3.1. ЧИМГИ-ТУРА (ЦАРЕВО ГОРОДИЩЕ) (Н.П.Матвеева).............................172
6.3.2. ИСКЕР (А.А.Адамов)............................................................................................176
6.4. ГОРОДА И ГОРОДКИ (А.В.Матвеев).......................................................................185
6.5. ПОСЕЛЕНИЯ СИБИРСКИХ ТАТАР (С.Ф.Татауров)............................................203
7. ВОЕННОЕ ДЕЛО....................................................................................................................212
7.1. НАСТУПАТЕЛЬНОЕ ВООРУЖЕНИЕ (Ю.С.Худяков)...........................................212
7.2. ЗАЩИТНОЕ ВООРУЖЕНИЕ (Л.А.Бобров)..............................................................223
8. РЕЛИГИОЗНАЯ КУЛЬТУРА (А.Г. и И.А.Селезневы)........................................................232
9. ПРОЦЕСС ПАДЕНИЯ СИБИРСКОГО ХАНСТВА......................................................256
9.1. ПОХОД ЕРМАКА И СУДЬБА СИБИРСКОГО ХАНСТВА (Е.А.Рябинина)........256
9.2. КУЧУМОВИЧИ И ИХ БОРЬБА ЗА ВОССТАНОВЛЕНИЕ
СИБИРСКОГО ХАНСТВА (В.В.Пестерев).....................................................................271
10. СУДЬБЫ НАСЕЛЕНИЯ СИБИРСКОГО ХАНСТВА В ПРОЦЕССЕ
ПРИСОЕДИНЕНИЯ К РУССКОМУ ГОСУДАРСТВУ....................................................299
10.1 ТОБОЛЬСКИЕ, ТЮМЕНСКИЕ И ТАРСКИЕ ТАТАРЫ (З.А.Тычинских)...........299
10.2. ТЮРКСКИЕ ГРУППЫ ЮЖНОГО ЗАУРАЛЬЯ (Д.Н.Маслюженко,
Г.Х.Самигулов).......................................................................................................................314
10.3. КУЧУМОВИЧИ В РОССИИ (А.В.Беляков).............................................................327
ИСТОЧНИКИ И ЛИТЕРАТУРА.............................................................................................344
СПИСОК СОКРАЩЕНИЙ.......................................................................................................398
ПУБЛИКАЦИЯ ИСТОЧНИКОВ (А.В.Беляков)....................................................................399
ГЕНЕАЛОГИЧЕСКИЕ ТАБЛИЦЫ (Д.Н.Маслюженко и А.В.Беляков).............................455
ИЛЛЮСТРАЦИИ........................................................................................................................457
УКАЗАТЕЛЬ ЛИЧНЫХ ИМЕН..............................................................................................528
УКАЗАТЕЛЬ ЭТНОНИМОВ И ПЛЕМЕН ..........................................................................544
УКАЗАТЕЛЬ АРХЕОЛОГИЧЕСКИХ ПАМЯТНИКОВ,
ГЕОГРАФИЧЕСКИХ И ПОЛИТИЧЕСКИХ НАЗВАНИЙ..............................................546
СВЕДЕНИЯ ОБ АВТОРАХ.......................................................................................................558
ВВЕДЕНИЕ 5

ВВЕДЕНИЕ

Почти три столетия история средневеко- планомерной работы по комплексному изуче-


вых тюрко-татарских государств Сибири неиз- нию средневековой истории народов Сибири.
менно привлекает к себе внимание исследова- Лишь в конце 1980–начале 1990-х гг. с
телей. Очевидно, что изучение исторической появлением новых концепций в изучении
географии, институтов государственных об- тюрко-татарских государств Евразии в целом
разований, городов и ремесленного производ- исследование политической, этнической, со-
ства, системы коммуникаций и особенностей циально-экономической истории средневеко-
торгово-экономических отношений, духовно- вых государств Сибири, духовно-религиозной
религиозной жизни местного населения регио- жизни народов, проживавших на этих обшир-
на являются важными факторами в понимании ных территориях, поднялось на качественный
тектонических по своей значимости процессов уровень. За последние три десятка лет по раз-
становления и развития России на протяжении личным аспектам истории тюрко-татарских
длительного исторического периода. государств Сибири написано сотни статей,
Необходимо отметить, что историче- подготовлено и защищено значительное коли-
ские источники, всевозможные сведения, гео- чество диссертационных работ. В частности,
графические описания, рассказы и заметки о томская этнографическая научная школа под
средневековой Сибири, оставленные в совре- руководством Н.А.Томилова положила нача-
менном понимании непрофессиональными ло системному исследованию ряда этнокуль-
исследователями - путешественниками, воен- турных процессов; активизировалось архео-
ными, промысловиками, духовными лицами, логическое изучение материальной культуры
посетившими эти обширные территории, во региона, выросло новое поколение историков,
многом субъективны и требуют серьезного выработавших новые механизмы кооперации
критического анализа. В этой связи большим и сотрудничества в формате научных фору-
достижением современной исторической нау- мов, издания сборников и т.д. Монографии
ки следует признать методики, позволяющие и публикации В.И. Соболева, Г.Л. Файзрах-
выявить рациональное зерно и подлинную манова, А.Г. Нестерова, Д.Н. Маслюженко,
информацию об излагаемых исторических со- С.Ф. Татаурова, А.П. Яркова, Н.П. Матвеевой,
бытиях и явлениях. Д.М. Исхакова, В.В. Трепавлова, И.Б. Гари-
Долгое время, на основе искусственно фуллина и др., по сути, сегодня определяют
созданных исторических клише, Сибирь, ее основные научные достижения в этой области
прошлое были частью одной большой мифо- исторических знаний.
логемы. Этот регион представлялся, главным Безусловно, этот прорыв в области
образом, как неиссякаемая кладовая природ- изучения истории и культуры народов края
ных богатств, загадочным местом обитания и средневековой тюрко-татарской государ-
«диких народов». Именно в этом ключе соз- ственности Сибири стал возможен благодаря
давались сведения и немногочисленные лето- введению в научный оборот целого пласта
писные источники, ставшие частью «Сибир- новых источников, материалов, критическому
ских летописей». Авторы многочисленных анализу и переосмыслению ранее изданных
историй о Сибири, составленных в XVIII– трудов и источников, расширению географии
XIX вв., мало задумывались над тем, что при- изысканий, позволившему рассматривать эт-
веденные им сведения и данные приведены нополитические процессы в Сибири как не-
по прошествии длительного времени после отъемлемую часть межгосударственных и
реально происходивших событий. этнокультурных взаимодействий в постор-
Государственные образования в Сиби- дынском политико-правовом пространстве.
ри, существовавшие до русской колонизации Однако отсутствие обобщающего междис-
края, вызывали интерес у представителей со- циплинарного исследования в определенной
ветской исторической школы. К сожалению, степени затрудняло понимание широкого ком-
жесткие рамки советской идеологии не по- плекса проблем, связанных со становлением и
зволяли авторам полно, объективно, взаимос- развитием тюрко-татарских государств Сиби-
вязанно рассматривать исторические процес- ри во взаимосвязи.
сы в этом регионе. Другой, не менее важной, Серьезной попыткой комплексной ре-
причиной фрагментарности научных изыска- конструкции истории дорусской государ-
ний следует признать отсутствие системной и ственности Сибири стал обширный много-
6 ТЮМЕНСКОЕ И СИБИРСКОЕ ХАНСТВА

образный материал по истории сибирской Несомненно, созданная под эгидой Ин-


татарской государственности XV–XVI веков, ститута археологии им. А.Х. Халикова Ака-
представленный в 4 томе семитомной акаде- демии наук Республики Татарстан коллек-
мической «Истории татар с древнейших вре- тивная монография «Сибирское и Тюменское
мен», где описаны наиболее важные аспекты ханства», в основе которой лежит комплекс-
их политической, социально-экономической, ный междисциплинарный подход в изучении
религиозно духовной и культурной жизни. истории средневековых государственных об-
Таким образом, в ходе длительного изу- разований в Сибири, является новым шагом
чения проблем становления и развития сред- и в осмыслении российской истории в целом.
невековой тюрко-татарской государствен- Авторы, широко используя разнообразные ис-
ности в Сибири был накоплен значительный точники, современные теоретические и мето-
фактический материал, который позволил ис- дологические концепции, применяя в анали-
следователям провести его многоаспектный зе данные истории, археологии, этнографии,
анализ, выделив причины, время, формы го- этнологии и других наук, сумели не только
сударственности предков сибирских татар в обобщить значительный пласт информации,
различные периоды истории. Тем не менее, накопленной предыдущими поколениями ис-
многие вопросы требуют дополнительного следователей, но и, что особенно важно, зна-
изучения. чительно расширить круг научных проблем,
Дискуссионными являются вопросы на- без анализа которых невозможны полноцен-
чального этапа возникновения государствен- ная реконструкция и понимание процессов
ности в регионе, взаимосвязи объединений, становления, развития и падения тюрко-татар-
перехода политического лидерства в Сибири ских государств Сибири. Резюмируя, следует
от одного государственного образования к отметить, что коллективный академический
другому, определения политического стату- труд позволил представить видение современ-
са. Недостаточно освещены проблемы со- ных историков этнополитических процессов в
циально-экономического развития ханств и Сибири в XV–XVI в., системно изложить ма-
княжеств, функционирования городов как териал с учетом последних достижений науки,
центров экономической жизни, торгово-хо- выработать общие подходы к ряду дискусси-
зяйственные связи с Ногайской Ордой и Ка- онных вопросов и определить перспективы
занским ханством. Требуют дополнительных дальнейших научных изысканий.
изысканий вопросы взаимодействия тради- Авторами монографии являются веду-
ционных верований и ислама в этом регионе, щие специалисты крупных научных центров
изучение влияние золотоордынского этно- и вузов России – Тобольска, Рязани, Новоси-
культурного наследия на местное население, бирска, Москвы, Казани, Кургана, Омска, Тю-
значение и роль клановых структур постор- мени, Челябинска, Салехарда. Несомненным
дынских государств в этнических процессах достоинством издания является и тщательно
XV–XVI столетий. Перечисленные и многие подготовленный научно-информационный
другие аспекты истории этого во многом уни- аппарат – источники, карты, разнообразный
кального края являются предметом современ- иллюстративный материал, указатели.
ных междисциплинарных исследований.
ВВЕДЕНИЕ 7

ХРОНОЛОГИЯ, ПЕРИОДИЗАЦИЯ, НАЗВАНИЯ СИБИРСКИХ


ГОСУДАРСТВ: ОСНОВНЫЕ ДИСКУССИОННЫЕ ВОПРОСЫ
Перед тем как рассматривать основную 2011, с.52]. В таком контексте более верным
тему представленной монографии, необходимо представляется выбор последнего термина в
пояснить некоторые истоки сибирской государ- качестве основного и для населения Тюмен-
ственности, ее хронологию и периодизацию, ского и Сибирского ханства. Внутренняя эт-
кратко обрисовать границы и население этих нокультурная история показывает значитель-
образований. В последнее время эта тематика ное богатство этнической картины, особенно
стала обсуждаться гораздо большим числом на сибирской периферии, где помимо татар
авторов, накопилось значительное количество проживали как иные тюркские, так и угор-
разночтений как в наименовании местной ди- ские и самодийские группы населения. Таким
настии и ее титулатуры, так и выбора названий образом, выбор «татарского» отражает как
самих государств и соответствующей социаль- определенную традицию синхронных источ-
но-политической иерархии. По этим причинам ников, так и осознание той социальной элиты,
необходимо обратить особое внимание на про- которая образовывала ближайшее окружение
блемы терминологии при написании поздне местных ханов, ставка которых была центром
средневековой истории Западной Сибири. государственности. При этом еще раз обратим
Татарские государства на юге Западной внимание на то, что речь не идет о татарах как
Сибири были наследниками ранее существо- этнической группы, поскольку для населения
вавших здесь улуса Шибана (сына Джучи б. Западной Сибири процессы их этногенеза
Чингисхана) и дальнейших владений Шиба- тесно связаны не только с рассматриваемым
нидов, входивших в состав Монгольской им- периодом, но и с XVII–XVIII вв.
перии и Улуса Джучи (Золотой Орды). Толь- Не менее важным являются разночтения
ко в контексте понимания этой связи и линии авторов по вопросу о наименовании местной
преемственности можно понять специфику правящей династии: «Шибаниды» или «Шей-
их формирования, внутреннего устройства баниды» (отдельные разночтения в именах
управления и взаимоотношений с соседними правителей в источниках разного географиче-
государствами. Как абсолютно верно отметил ского происхождения могут быть скоррелиро-
почти столетие назад известный востоковед ваны на основании нумизматики). Не вдава-
В.В.Бартольд: «потомки Шибана остались ясь в историографию, отметим, что во многих
более всего верны воинственным традициям источниках периода Монгольской империи
кочевников» [Бартольд, 1968 а, с.135], что и Золотой Орды основатель этой династии
привело к консервации здесь некоторых осо- именуется Шибаном (Сыбаном), что под-
бенностей политической и повседневной жиз- тверждается и исследованием известного вос-
ни, особенно в среде аристократии. токоведа и китаиста Поля Пельо. Исходя из
В литературе рассматриваемые государ- этого, резонно и всех его потомков именовать
ства Шибанидов XV–XVI вв. на юге Западной Шибанидами (Сыбанидами). Альтернативное
Сибири традиционно именуются «тюрко-та- название, то есть «Шейбаниды», может быть
тарскими» или «татарскими». Не вдаваясь в связано лишь с деятельностью представителя
сложные проблемы местной этнонимии, отме- этого рода Чингизидов Абу-л-Фатха Мухам-
тим, что во многом вопрос связан не столько мада Шейбани-хана, завоевателя Тимуридско-
с этническим фактором, сколько с социальной го государства. Однако, как уже неоднократно
принадлежностью и самосознанием местной, отмечено в литературе, его потомки никог-
в том числе кочевой, элиты позднезолотоор- да не правили на завоеванных территориях
дынского времени, а также отражением это- [Костюков, 2008, с.44; Мухамедьяров, 2002,
го вопроса в различных по происхождению с.200–201]. Большинство же ханов XVI века
(русских, западноевропейских, восточных) в Бухаре и Хиве происходило из числа потом-
источниках. Значительная часть местной ари- ков двух конкурентов на «узбекский престол»
стократии вышла из монгольских и тюркских в 1460-х гг. Абулхайра и Едигера. Во избе-
племен Монгольской империи и Улуса Джу- жание разночтения в данной книге все ханы
чи, сохраняя тюрко-монгольские традиции будут именоваться именно Шибанидами, что
этого времени вплоть до XV века. Однако уже соответствует и традиции источников, где их
в XIV в. большинство представителей золо- часто именовали «Шибанскими», а связанных
тоордынской элиты стали соотносить себя с ними татар «шибанцами (шибановцами,
с этносословной группой татар [Измайлов, шибанитами)». Наименование «Шейбаниды»
8 ТЮМЕНСКОЕ И СИБИРСКОЕ ХАНСТВА

явно модернизирует ситуацию, апеллируя к его далеким потомком ханом Абулгази: «Юрт,
поздней мусульманской традиции, в рамках в котором ты будешь жить, будет между моим
которой существовала нисба Шейбани как юртом и юртом старшего моего брата – Ичена.
часть арабо-мусульманского имени извест- Летом ты живи на восточной стороне Яика, по
ного факиха ханифитского толка, созвучного рекам Иргиз-сувук, Орь, Илек до гор Урала; а
имени основателя династии [Костюков, 2008, во время зимы живи в Ара-куме, Кара-куме и
с.47, ком.14]. При этом т.н. «сибирские Шиба- по берегам реки Сыр – при устьях рек Чуй-су
ниды» или «тюменские Шибаниды» являют- и Сари-су», кроме того, Шибану была отдана
ся историографическим конструктом, само область Корел [Абулгази, 1996, с.104]. Исходя
это сочетание в источниках не встречается. из этого, можно предположить, что основные
Он отражает стремление авторов выделить кочевья династии располагались широкой по-
ту линию данной династии, которая правила лосой в Южном Приуралье и Западном Ка-
на территории Западной Сибири, что призва- захстане, а также частично в степных районах
но обеспечить удобство исследований регио- Северного и урбанизированных районах Цен-
нальной политической истории. трального Казахстана. Обратим внимание на
В силу их принадлежности к Чингизи- то, что согласно тому же Абулгази, аналогич-
дам невозможно отрицать наличие прав у них ное размещение зимовок и летовок потомков
именно на ханский (царский) титул, наличие Шибана в лице Пулада и его детей Ибрахима
которого зависело лишь от поддерживающих и Араб-шаха сохранялось еще в последней
их кочевых или полукочевых групп, а не от четверти XIV века [Абулгази, 1996, с.105].
признания их прав на этот титул со стороны В.В.Трепавлов предположил, что изна-
иных государств. Иные сибирские династии, чально владения Шибана находились на тер-
в частности Тайбугиды, опять – таки в силу ритории западного пограничья Монгольской
своего происхождения не могли претендовать империи в Венгрии [Трепавлов, 1993, с.92].
на эту титулатуру в позднезолотоордынское И.А. Мустакимов обратил внимание на то, что
время и в условиях именно чингизидской согласно «Таварих-и гузида – нусрат-наме» во
государственной традиции. Они могли быть владения Шибана Бату были отданы следую-
лишь беками (князьями), при этом степень их щие тумены (земли и народы): Джулат Чер-
самостоятельности выходит за рамки обсуж- кес на Кавказе (Северная Осетия), Кара Улак
дения тематики данного введения. Стремле- (Молдавия, Валахия или Болгария), Кырк йер
ние присвоить им царские титулы характерно (Крым), Янгикент (город в низовьях Сырда-
для сибирского летописания XVII–XVIII вв., рьи), Кюйдей (Западная Сибирь или Север-
но не встречается в источниках периода непо- ный Казахстан) [Мустакимов, 2011, с.242].
средственного существования этой династии Отчасти такая система распределения копи-
в XVI в. ровала общеимперскую, где Джучи и его по-
Отправной точкой исследования являет- томки формально до 1368 года владели зем-
ся образование т.н. «улуса Шибана», который, лями в Китае [Чхао, 2008, с.94], что отражало
по своей сути, является еще одним историогра- принцип родового владения империей.
фическим конструктом для условного опреде- К северу от владений Шибана, по данным
ления территориальных владений Шибана и восточных источников была «страна Сибирь
его потомоков. Он был сформирован по ука- (Сир)» или «область Сибирь и Ибирь». Их гра-
зу золотоордынского наместника Бату для его ницы и углубленность в таежную зону не опи-
младшего брата Шибана после окончания за- саны в источниках. В связи с этим возникает
падного монгольского похода около 1242–1243 вопрос о степени и хронологии продвижения
года. Шибан был среди ведущих полководцев Шибанидов собственно на лесостепные зем-
этого похода, руководя авангардом монголь- ли юга Западной Сибири. М.Г.Сафаргалиев
ских войск и непосредственно приняв участие отмечал, что только позднейшие предания
в захвате Волжской Булгарии, на земли кото- говорят «о пребывании Шайбана в Сибири,
рой позднее будут претендовать его потомки, на Иртыше, где позднее его потомки образо-
разгроме владимирского князя Юрия Всеволо- вали Сибирское ханство» [Сафаргалиев, 1996,
довича на р.Сить в марте 1238 г. и венгерского с.312]. Очевидно, что заинтересованность в
короля Белы IV на р.Шайо в апреле 1241 г., а этих территориях стимулировалась стремле-
также в завоевании Крыма [подробнее об этом нием контроля над пушной торговлей и мест-
сыне Джучи см.: Костюков, 2008, с.44–56]. ными маршрутами ямской службы, а также
Наиболее полное описание владений тем, что Шибаниды стали своеобразным бу-
Шибана было сделано еще в начале XVII века фером между двумя старшими кланами Джу-
ВВЕДЕНИЕ 9

чидов – потомков Орды-Ичена и Бату. Точные силы для продолжения борьбы» [Костюков,
причины и хронология расширения владений 1998, с.216].
Шибанидов в лесостепной зоне практически Однако известны случаи возможного
не освещены в источниках. Т.И.Султанов и присутствия на этих территориях представи-
С.Г.Кляшторный указывают, что при сыне телей иных династий Чингизидов. Еще при
Шибана Бахадуре (то есть не ранее конца распределении уделов земли Прииртышья,
1240-х гг.) Шибаниды потеряли область меж- где находилась ставка Джучи, вошли в состав
ду реками Или и Сырдарьей с городами Отрар, владения его старшего сына – Орды-Ичена.
Сыгнак, Дженд и Сайрам, которая перешла к В конце XIII века, по данным Марко Поло,
потомкам Орды-Ичена [Кляшторный, Султа- здесь кочевал его внук Коничи (Кунджи), к се-
нов, 2004, с.212]. В более ранних работах ав- веру от земель которого находилась «темная
торы указывали, что к владениям Орды-Ичена страна», жители которой продавали татарам
стал относиться и Сарайчук, а владения Ши- меха [Поло, 1997, с.368–369]. По всей види-
банидов сдвинулись в Среднее Прииртышье мости, речь шла о торговле по подконтроль-
[Кляшторный, Султанов, 1992, с.196]. Однако ному иртышскому пути с Югрой (?). Прямое
эта точка зрения авторов не подтверждается вмешательство в дела лояльной сарайскому
источниками, как и принадлежность Сыгнака, правительству семьи Шибанидов для Кони-
в отличие от Янгикента, к владениям Шиба- чи, даже при потенциальной поддержке его
на. По этим причинам по вопросу о терри- союзника великого хана Хубилая, было не-
ториальных изменениях вполне справедливо возможно, а вот потенциальное расширение
мнение В.П.Костюкова: «…обстоятельства собственных владений в Прииртышье явля-
заставляют с большой долей осторожности лось вполне легитимным. Хотя необходимо
и лишь в самом общем виде обозначать гео- понимать, что источники не говорят о том, что
графические пределы владений Шибанидов» эта «темная страна» входит в улус кого-либо
[Костюков, 1998, с.216]. При этом вполне воз- из Чингизидов. В любом случае потенциаль-
можно, что в золотоордынское время конку- ное продвижение на север было прервано
рентами Шибанидов на юге Западной Сибири усобицей среди потомков Коничи. Как пред-
могли быть потомки Орда-Ичена и Тука-Ти- ставляется, преувеличивать роль Шибани-
мура. дов в Прииртышье в период существования
По всей видимости, реальное внимание Улуса Джучи ни в коем случае нельзя. К тому
к северным землям характерно для Шибанидов же с периода правления хана Узбека таежные
уже периода распада Улуса Джучи, до этого же земли Западной Сибири, видимо, находились
ордынские власти, скорее всего, довольствова- под управлением ордынских судей [Аннин-
лись формальной зависимостью местных пле- ский, 1940, с.91; Григорьев, Фролова, 2002,
мен, которая в том числе выражалась в системе с.281; ЗОИ, 2003, с.106–107]. Их резиденцией
ясака. Установить интересующие нас северные с определенной долей условности могла быть
и восточные границы владений Шибана и Ши- Чимги-Тура.
банидов достаточно сложно; возможно, они Предпринятое небольшое описание зо-
могли варьироваться в зависимости от ситуа- лотоордынского периода необходимо по сле-
ции в самой Золотой Орде и иногда доходить дующим причинам: условно сибирские земли
до среднего Прииртышья [подробный анализ были лишь частью более обширных владений
историографии по этой теме см.: Костюков, ханской династии Шибанидов постзолотоор-
1998, с.215–217]. Однако в большинстве слу- дынского времени, а сами ее представители
чаев представители этой семьи, опиравшиеся не ограничивались претензиями на эти север-
на кочевые группы, все-таки были привязаны к ные территории, а, как и все Чингизиды, стре-
степным регионам Северного и Западного Ка- мились к сохранению своих степных владе-
захстана, Южного Урала и Южного Зауралья, ний. Исходя из этого, необходимо понимать,
вероятно, в меньшей степени лесостепи юга что рассматриваемые сибирские ханства были
Западной Сибири. То, насколько далеко к вос- частью обширного мира постордынской госу-
току или к северу контролировали сибирские дарственности.
территории собственно Шибаниды, по всей ви- Недаром хан Абулхайр, чей престол
димости, нам точно не известно. В.П.Костюков был в 1430 г. размещен в Чимги-Туре, являл-
указывает, что «степные и лесостепные про- ся основателем Узбекского ханства (государ-
странства Западной Сибири являлись своео- ства кочевых узбеков), границы которого в
бразной рекреационной зоной, в которой мож- 1440-х  гг. были раздвинуты вплоть до при-
но было укрыться в случае неудачи и накопить аральского и присырдарьинского регионов,
10 ТЮМЕНСКОЕ И СИБИРСКОЕ ХАНСТВА

то есть захвачена значительная часть Вос- XV в.» [История татар, 2014, с.162], в котором
точного Дешта. Подобные претензии от- автор абсолютно справедливо отмечает услов-
ражаются и в титуловании одного из самых ность этих наименований как историографи-
известных местных ханов Ибрахима (Ибака; ческого инструментария. Следует отметить,
между 1468–1493(5) гг.) в разное время царем что этот вопрос в достаточно малой степени
«шибанским», «ногайским» или «казанским» интересовал средневековых авторов, но был
[ПСРЛ, 1901, с.203; ПСРЛ, 1982, с.95; ПСРЛ, значительно запутан именно в современной
1987, с.32; Сборник Муханова, 1866, с.29]. историографии. В источниках XIII – начала
В реконструированном перечне государствен- XV в. использование понятий «Сибирь», «Си-
ного архива России XVI века есть упоминание бирская земля» и схожих с ним было частым,
о наличии у Ибрахима (Ивака в этом случае) что позволяло сближать их с аналогичными
и приставки «тюменский», правда, ошибоч- названиями XVI века. При этом специфика
но связанного комментаторами с Тюменским этих упоминаний в современной географии
княжеством на Тереке [Государственный ар- позволяла без анализа в подробностях иных
хив, 1978 а, с.138, 196]. В более поздней гра- источников выбирать общее наименование
моте царя Федора Кучуму, за его дедом Ибра- «Сибирское ханство» для всего периода суще-
химом признается и власть над Сибирью: «… ствования местной государственности, хотя
после деда твоего Ибака царя были на Сибир- бы в силу четкой и понятной географической
ском государстве…» [СГГД, 1819, с.132]. локализации.
В этом отношении Ибрахим был клас- Очевидно, что ситуация в истории го-
сическим примером не столько регионально- сударственности была не столь проста, даже
го правителя, сколько хана, претендовавшего если отбросить вопрос о степных владениях
на власть над всеми владениями Шибанидов, Шибанидов. Так, в восточных источниках
которые не были ограничены лишь югом За- владения Шибанидов в Сибири на протяже-
падной Сибири и распространялись до при- нии XV–XVI вв. вне зависимости от проис-
сырдарьинского региона [МИКХ, 1969, с.26]. ходивших здесь политических изменений
Шибанским и казанским ханом был и брат устойчиво называются «Тура» или «Туран»,
Ибрахима Мамук [ПСРЛ, 1901, с.242–243]. что отражается и в титулатуре «туранских»
Очевидно, что для представителей этой ханов [Абуль-Гази, 1996, с.102; Валиди То-
ханской династии первичное значение мог- ган, 2010, с.37–38; Султанов, 2005, с.259,
ла иметь не территориальная титулатура, а 261]. Еще в XVII веке часть групп населения,
именно родовая. Например, Бухарское хан- проживавшего на территории бывшего Тю-
ство в одном из документов именуется «Ши- менского ханства, именовали туралинцами
банской землей Бухарского царя» [Семенов, или туранскими татарами [Томилов, 1981,
1954, с.9]. В русском перечене «Татарским с.19], что, видимо, может быть связано и с
землям имена» употребляется для обозна- наличием группы «туралы» в войсках Кучу-
чения владений Шибанидов в целом поня- ма [Катанов, 2004, 2004, с.150]. Аналогично
тие «Шибаны» [Казакова, 1979, с.253], ана- в русских источниках наиболее характерным
логи которого известны и в 1564 г. в форме является наименование Тюмень, под которым
«сибирской салтан Ишибаны» [ДАИ, 1846, понимали не только сам город, но и землю,
с.170]. Сейфи Челеби в отношении ханов то есть государство. Даже в титуле Кучума в
Туры также пользуется понятием «шубан» одном из посольских документов русско-но-
[Султанов, 2005, с.259], то есть искаженным гайской переписки фиксируется двухсостав-
«шибан». Шибанами же называли и людей, ный характер его владений как «тюменский
связанных, например с Ибрахимом [ПСРЛ, и сибирский» [ПДРВ, 1801, с.268–269]. При
1982, с.95]. Рискнем предположить, что в этом значимость тюменского владения, види-
XV веке тюменские владения на юге Западной мо, продолжала осознаваться и в XVII веке. В
Сибири были лишь частью пока не до конца Строгановской летописи указано «…в Сибир-
ясного нам представления о пространстве ши- скую землю, и оттоле старейшинство прият
банидской государственности. называтися Тура» [Сибирские летописи, 1907,
Для понимания вопроса территориаль- с.59]. В «Истории Сибирской» С.У.Ремезова,
ного признака титулатуры, необходимо оста- заложившей основы многим фантомам си-
новиться на проблеме наименования сибир- бирской истории, в перечне т.н. «ишимских
ских татарских государств. В основе своей ханов», к генеалогии которых привязана ди-
они рассмотрены в недавнем очерке А.Г. Не- настия Тайбугидов (именно в этом источнике
стерова «Тюменское и Сибирское ханства в они из князей превращаются в царей), их про-
ВВЕДЕНИЕ 11

тивник «Чингыз» также назван «царь тюмен- Шибанид хан Абулхайр сделал Чимги-Туру ме-
ской» [Ремезов, 1989, с.551]. стопребыванием «трона государства и средото-
Отметим, что на западноевропейских кар- чия божьей помощи» [МИКХ, 1969, с.143-144].
тах А.Вида, А.Дженкинсона, С.Герберштейна, На этом основании можно говорить о процессе
созданных между 1537–1562 гг., выделяет- формирования Тюменского (Туранского) хан-
ся только «Tumen» (Тюмень) как обозначе- ства, который относится к 1420–1430-м гг. При
ние отдельной земли с указанием города как этом одним из главных, но не единственных,
«Tumen Wilky», при этом Сибирь на этих кар- административно-территориальных частей
тах либо вообще отсутствует, либо обозначает ханства был собственно вилайет Чимги-тура.
просто город [МИРК, 1899, рис.VI, IX, XVII] Указание на сибирские владения Ши-
(рис.1,2,4). Представляется, что позднесред- банидов имеется в наименовании в 1505/6 г.
невековые авторы были вполне единодушны сына тюменского хана Ибрахима Кутлука «си-
в определении названия, выбирая наименова- бирским царем» [Вычегодско-Вымская, 1958,
ние «Тура» и «Тюмень» соответственно. По- с.264], при этом он пришел на Пермь из Тю-
нятием Тюмень часто обозначали все степи за мени. Очевидно, что изменение территориаль-
Волгой (например, на карте А.Дженкинсона). ного признака ханского титула отражало и не-
При этом на карте Джакомо Гасталди 1548 г. кие перемены в самих границах государства.
не указана Тюмень, зато практически это место В дальнейшем, с середины XVI века, именно в
значится как «Scinbani Tartari» (рис.3), то есть русских летописных и посольских источниках
Шибанские татары [Фоменко, 2013, с.88–89], как беки из Тайбугидов, так и ханы из Шибани-
земли которых простираются от Камы и на зна- дов начинают именоваться «сибирскими кня-
чительную часть степей. В целом это сближает зьями» и «сибирскими царями» соответственно.
Тюмень и Шибаны в едином территориально- В грамотах князя Едигера и хана Кучума име-
политическом контексте, а также указывает на ются схожие формулы, апеллирующие ко «всей
отсутствие или прозрачность южных степных Сибирской земле», что, видимо, и было назва-
границ шибанидских государств Западной нием государства в XVI веке [Бустанов, 2011,
Сибири. И, наконец, в завершение обсужде- с.37–38]. При этом указание на двойной титул
ния этого сюжета, еще один интересный факт: Кучума и летописные упоминания Туры пока-
именно «престол Тура» у Кадыр Али-бека зывают старшинство этого престола в Сибири,
Джалаира – это третий по важности престол, хотя сама Чимги-Тура постепенно утрачивала
после Казани и Астрахани и перед Сарайчи- свое значение на протяжении XVI века. На кар-
ком, в титуле русского царя Бориса Годунова те Г.Меркатора 1594 г. Tumen и Sibior впервые
[Березин, 1851, с.543]. выделяются как отдельные земли с двумя со-
Происхождение этого названия, на уров- ответствующими городами [МИРК, 1899, рис.
не рабочей гипотезы, может быть связано с XXIV] (рис.6). На картах А.Ортелия (1570 г.) и
событиями периода Великой Замятни, когда с Й.Хондиуса 1606 г. фиксируется «Zibierairorum
1370-х гг. на первое место здесь выходит Чим- Horda», то есть искаженное «Орда сибирских
ги-Тура (Тура1 в восточных и Тюмень в рус- татар» [Трепавлов, 2012, с.124; Фоменко, 2013,
ских источниках) [Исхаков, 2011-в, с.191]. Этот с.90] (рис.5,7), которая располагается в степях к
город был формальным центром Сибирской северу от Туркестана и Мавераннахра. По всей
земли (аналог или калька более ранних наи- видимости, размещение этой орды в степной
менований «страна» или «область» Сибирь), зоне обусловливалось не столько поражением
как это видно из летописной информации об Кучума от Ермака, сколько было традицион-
убийстве Токтамыша в 1406 г. («в Сибирскои ным для правления этого хана.
земли близ Тюмени») [ПСРЛ, 1949, с.236]. Значительный территориальный охват
О значении этого города говорит и его (под на- Тюмени и Орды сибирских татар позволяет
званием «Шехр-и Тура») захват ханом Хаджи- рассматривать их как традиционно степные
Мухаммадом Шибанидом в 1420-х гг. [Мирга- ханства, продолжавшие монгольские и золото-
леев, 2014, с.65]. Летом–осенью 1430 г. другой ордынские политические традиции. При этом
юг Западной Сибири был важной частью этого
1
Стремление некоторых авторов под влиянием политического пространства. Понятно, что по
Г.Л.Файзрахманова видеть под «Турой» известную по мере расширения северных таежных земель в
некоторым редакциям Сибирских летописей Кызыл- силу специфических географических и кли-
туру, гипотетически связанную с происхождением матических условий часть аристократии и ря-
княжеского рода Тайбугидов, не находит подтверждения
дового населения могла быть более стабильно
в источниках и на данный момент может считаться
одной из мифологем сибирской татарской истории.
привязана к своим конкретным юртам. Однако,
12 ТЮМЕНСКОЕ И СИБИРСКОЕ ХАНСТВА

находившиеся южнее, в лесостепной и погра- той Орды [Зайцев, 2004 а, с.49; Мухамедьяров,
ничной со степью зонах, явно сохраняли тра- 1973, с.828]. Применительно к Сибирскому хан-
диции перекочевок как внутри ханства, так и ству В.В.Трепавлов объясняет термин «юрт»
на близких территориях Южного Урала, При- как фиксированную, закрепленную территорию
уралья и даже до Приаралья и присырдарьин- проживания и кочевания [Трепавлов, 2012, с.8].
ского региона. По всей видимости, впервые это понятие в от-
В этом случае необходимо обсуждать ношении к сибирской проблематике было вве-
не отсутствие или косвенный характер источ- дено А.Г.Нестеровым еще в 1988 г., а активно
ников по этой проблеме, а вопросы, а вопрос стало использоваться в работах Д.М.Исхакова
различия в избранных наименованиях владе- середины 2000-х гг. [Нестеров, 1988, с. 6; Исха-
ний в источниках русского, западноевропей- ков, 2011-в, с.190–192].
ского и восточного происхождения, а также Проводя параллели, резонно предполо-
их трактовки средневековыми авторами и со- жить, что в обозначении государства термин
временными исследователями. К сожалению, «юрт» был схож с русским понятием «земля»
источники не сохранили для нас самоназвания (например, Сибирский юрт = Сибирская зем-
позднесредневековых сибирских тюрко-татар- ля). При этом специфичность этих понятий в
ских государств. При наличии лишь косвен- том, что в источниках после 1406 г. «Сибир-
ных данных резонно называть расположенные ская земля» впервые упоминается в контексте
приблизительно на одной территории наслед- переписки князя Едигера в 1555 г. и хана Ку-
ственные владения местных Шибанидов по их чума после 1569 г. с московским царем Ива-
крупнейшим городским центрам, формально ном IV [ПСРЛ, 1904, с.248; СГГД, 1819, с.63].
выполнявшим функции столичных центров Фиксация этого названия говорит о реальных
на самом севере этих земель, при наличии по- изменениях в понимании условной столицы
стоянно действовавшей кочевой ставки. На государства, которая переместилась из Чимги-
данный момент деление сибирской татарской Туры в Искер. Понятие «юрт» применительно
истории на этапы Тюменского и Сибирского к этому времени и территории также упоми-
ханства является удобным способом выделе- нается в сентябре 1563 г. в грамоте от того же
ния определенных исторических закономер- царя ногайскому бию Исмаилу [ПДРВ, 1795,
ностей. с.323]. Обратим внимание на то, что в сибир-
Другое дело, применять ли к ним такие ских шежере суфийских шейхов имеется как
понятия, как «государство», «ханство», «юрт», понятие «Сибирская земля (вилайет)», так и
«улус» или «вилайет». Первые два термина Искерский юрт2 (возможно, он же юрт Ичтак)
однозначно воспринимаются как близкие по и еще 4 иных юрта [Бустанов, 2009, с.200–202].
смыслу и допустимые обозначения полити- По всей видимости, юртом могли быть как от-
ческих объединений, при постоянном обсуж- дельные территориальные единицы внутри
дении вопроса о степени и уровне развития ханства, так и само государство.
государственности у кочевников в рамках т.н. Отдельного объяснения требует и по-
«альтернативных путей». Остальные отражают нятие «улус». Если изначально оно означало
стремление авторов говорить на «языке источ- народ, данный в удел, как первый компонент
ника», хотя, например, понятие «юрт» в русских к юрту, то есть территории, то в дальнейшем
и восточных источниках разного времени явно в золотоордынской традиции понятие расши-
имело различное значение. Чаще всего, юрт – рилось до слов «государство» или «держава».
это территория кочевания отдельного племени Хотя отдельные авторы и продолжали исполь-
или улуса, включая как зимовки, так и летов- зовать его в значении «народ» [Федоров-Давы-
ки, хотя с конца XIV века под этим термином дов, 1973, с.44, 111], что вполне правомерно
понимают уже и место феодала в ставке хана, с учетом кочевого образа жизни, когда сама
и территорию, данную в удел, и местонахож- территория имела смысл лишь в контексте ее
дение самой ставки хана. При этом место ко- населения. Улус и юрт для кочевого лидера
чевания часто начинают называть вилайетом были двумя компонентами одного явления;
[Федоров-Давыдов, 1973, с.44, 111], который
при этом мог обозначать и отдельную область 2 На основания «Родословия сейидов» некоторые
внутри юрта. В русских источниках и, видимо, исследователи ставят знак равенства между Сибирским
в тюрко-татарской исторической традиции этот ханством и Искерским юртом, а Кучума называют
сибирским или искерским ханом [Селезнев и др., 2009,
термин использовался и для обозначения тер-
с.137–138]. При этом остается непроясненным вопрос
ритории независимых ханств, образовавшихся
о соотношении Искерского, Сибирского и Тайбугина
после распада Монгольской империи и Золо- юртов в различных источниках.
ВВЕДЕНИЕ 13

так, в июне 1649 г. внук Кучума Девлет-Гирей альной основе) ханства продолжают традиции
просит русского царя Алексея Михайловича монгольской и золотоордынской государствен-
пожаловать его «улусом и юртом» [Васьков, ности и лишь в этом контексте могут быть рас-
2013, с.161]. Термин «Улус», как правило, при- смотрены и поняты; 2) отсутствие внутренних
меняется для обозначения владений Шибана источников заставляет с осторожностью отно-
и его потомков как административной или ад- ситься к попыткам выявить самоназвание госу-
министративно-политической единицы Золо- дарства, хотя некоторые его аспекты могли от-
той Орды [Костюков, 2010, с.10, 24, 83], хотя разиться в территориальной или родовой части
собственно в источниках это словосочетание титулатуры правителей; 3) наблюдения за из-
практически не встречается. На наш взгляд, менениями этих аспектов с определенной до-
скорее, можно говорить об этом улусе не как лей вероятности предполагает последователь-
о территориальном образовании, а как о сово- ный выбор двух основных названий, то есть
купности людей, приданных Шибану, которые Тюменское (Туранское, с 1420–х по 1550-е гг.)
позднее будут именоваться «шибанскими тата- и Сибирское ханство (Сибирский (возможно,
рами». При этом, как было указано выше в ци- Искерский) юрт, с 1563 г.); 4) на территории
тате из Абулгази, владения Шибана, как и его этих ханств правит ханская династия Шибани-
потомков, именовались юртом. Если признать дов, потомков Шибана б. Джучи б. Чингисха-
преемственность улуса и юрта в территори- на; 5) происходящие изменения границ и фор-
альном и клановом плане среди Шибанидов в мальных столичных центров в их современном
период от их появления в 1242/3 г. и до 1420/1 историческом понимании не меняли сущности
г., то более резонно говорить об «улусе и юрте самой государственности в силу ее кочевых ис-
Шибанидов», северной границей которого мог- токов, связанных с общим наследием поздне-
ла быть «Сибирь-Ибирь». При этом именно золотоордынского мира.
формальное представление о единстве улуса При редактуре, прежде всего, были в еди-
и юрта позволяло всем Шибанидам претендо- ном стиле прописаны все имена, если иное
вать на власть над этим населением в пределах написание не входит в цитату из источника, а
их кочевий, что и приводило к конкуренции также откорректированы некоторые вопросы
между ними, которая решалась и в ходе во- датировки событий. Остальные спорные во-
енных столкновений. Лишь в первой четверти просы были оставлены на усмотрение авторов
XV века начинают формироваться локальные разделов.
династии Шибанидов, среди них та, которая В написании книги приняли участие исто-
может быть условно названа тюменской или рики, археологи и этнографы: А.А. Адамов
сибирской. Несмотря на кажущуюся их при- (г. Тобольск), А.В. Беляков (г. Рязань), Л.А. Бо-
вязанность к северным территориям, потомки бров (г. Новосибирск), Д.М. Исхаков (г. Казань),
Шибана потенциально могли быть ханами на Д.Н. Маслюженко (г. Курган), А.В. Матвеев
любых территориях юрта. (г. Омск), Н.П. Матвеева (г. Тюмень), В.В. Мен-
В этих условиях понятия «улус» или щиков (г. Курган), А.В. Парунин (г. Челябинск),
«земля» будут ничуть не хуже отражать ситу- Н.В. Перцев (г. Салехард), В.В. Пестерев
ацию, чем иные предлагаемые термины. При (г. Курган), Е.А. Рябинина (г. Курган), Г.Х. Са-
этом у всех этих терминов есть один немало- мигулов (г. Челябинск), А.Г. Селезнев (г. Омск),
важный минус: «улус», «юрт» или «вилайет» И.А. Селезнева (г. Омск), С.Ф. Татауров (г. Омск),
менее удачны, с точки зрения обозначения го- Н.А. Томилов (г. Омск), В.В. Трепавлов (г. Мо-
сударственности, поскольку, могли обозначать сква), З.А. Тычинских (г. Тобольск), Ю.С. Худя-
и административно-территориальное деление ков (г. Новосибирск).
территории ханств. Их использование в кон- Источники подготовлены к изданию
кретных источниках требует уточнения особен- А.В.Беляковым.
ностей описываемой ситуации и конкретного Указатели составлены Д.Н. Маслюженко
политического контекста. Вводя альтернатив- и Е.А. Рябининой.
ные определения к понятию «ханство» и не Иллюстрации представлены авторами
вдаваясь при этом в их подробное объяснение, разделов, а также Д.Н. Маслюженко и Е.А. Ря-
исходя из времени и авторства конкретного ис- бининой.
точника, мы рискуем не только запутать чита-
теля, ради которого в конечном итоге и работа-
ем, но и сами перестать понимать друг друга.
Резюмируя, отметим: 1) сибирские (в тер-
риториальном) татарские (в своей этносоци-
14 ТЮМЕНСКОЕ И СИБИРСКОЕ ХАНСТВА

1. ИСТОРИОГРАФИЯ ИЗУЧЕНИЯ

1.1. ДОРЕВОЛЮЦИОННАЯ ОТЕЧЕСТВЕННАЯ ИСТОРИОГРАФИЯ

Историография истории татарской го- сих пор полностью не опубликованная «Исто-


сударственности Западной Сибири до сих рия Сибири», в которой была заложена первая
пор не являлась предметом специально- отечественная научная историческая концеп-
го комплексного изучения. Однако в целом ция политического развития государственно-
история Сибири подвергалась историогра- сти на территории Сибири, а также характера
фическому анализу. Наиболее известным по- присоединения ее к российскому государству
добного рода исследованием остается работа [Миллер, 1750; Миллер, т.1-2, 1937-1941;
В.Г. Мирзоева [Мирзоев, 1970]. Сам автор Миллер, т. 1, 1999; Миллер, т. 2, 2000; Мил-
писал, что «задачу первой систематизации лер, т. 3, 2005].
развития исторических знаний о Сибири Научный характер этой работы опреде-
взял на себя В.И. Огородников» [Мирзоев, ляется критическим анализом источниковой
1970, с. 6; Огородников, 1920]. Хотя рабо- базы исследования. Г.Ф. Миллер в соответ-
та вышла в 1920 г., автор, как отмечал В.Г. ствии с уровнем развития науки в XVIII в.
Мирзоев, «следовал взглядам, сложившимся не только перечисляет использованные им
еще до революции, на творчество основных источники, но и дает им соответствующую
историков Сибири и главные направления характеристику. Эта литература состояла из
сибирской историографии» [Мирзоев, 1970, актовых и нарративных материалов. Среди
с. 6]. Но основоположником историогра- таковых необходимо прежде всего отметить
фии Сибири как отрасли самостоятельного Тобольский летописец С.У. Ремезова и «Ро-
изучения можно считать С.В. Бахрушина, на- дословную историю о татарах» Абулгази.
писавшего очерк «Главные течения в сибир- Г.Ф. Миллер отмечает, что «первый и
ской историографии с XVIII в.» [Мирзоев, главнейший народ в Сибири есть татары», а их
1970, с. 7; Бахрушин, т. III, ч. 1, 1955]. В.Г. Мир- подлинная история начинается с Чингисхана
зоев, оценивая историографические заслуги [Миллер, 1750, с. 2]. Ученый дает краткий гене-
С.В. Бахрушина, отмечал, что он установил алогический анализ истории потомков Чингис-
«связь изучения сибирской истории с общим хана, чтобы в дальнейшем показать политиче-
ходом ее освоения и исследования», а так- скую преемственность правителей Сибирского
же то, что его работы – это «первая попытка ханства с чингизидами. В своем исследовании
сформулировать признаки основных направ- Г.Ф. Миллер уделяет внимание этнографиче-
лений истории сибирской исторической нау- ским описаниям сибирских народов, упоминая
ки» [Мирзоев, 1970, с. 7]. Тем не менее про- енисейских киргизов, ойратов или калмыков,
цесс историографического изучения истории теленгутов, бурят, якутов, тунгусов, маньчжу-
Сибири активизировался в последнее время, ров, дауров, вогуличей и остяков.
что выразилось в появлении ряда диссерта- Г.Ф. Миллер вводит в научный оборот
ционных исследований по этой проблематике концепцию захвата власти Тайбугой в Сибир-
[Коблова, 2009; Муратулы, 2010]. ском ханстве и формирования династии Тай-
Формирование поистине научного исто- бугидов, которые обосновались на месте Тю-
рического знания в России начинается в мени, назвав свою столицу Чимги-Тура. Затем
XVIII  в. Общепризнанным основоположни- среднеазиатский правитель чингизид Кучум
ком научного изучения Сибири, ее освоения вытесняет Тайбугидов из Сибири. Причем
и заселения русским населением был Г.Ф. именно Кучум устанавливает в Сибири му-
Миллер. В результате путешествия по Сиби- сульманское вероисповедание. Данная схема в
ри в 1733–1743 гг., в рамках Второй Камчат- значительной степени была воспринята в от-
ской экспедиции им был собран огромный ечественном сибиреведении.
исторический материал, включавший копии Большая часть исследования Г.Ф. Мил-
документов XVI–XVII вв., ответы представи- лера посвящена процессу присоединения Си-
телей местной администрации на составлен- бири к России. Историк доказывал военный
ную Г.Ф. Миллером анкету, личные путевые характер этого процесса. Сибирь была, по его
впечатления и т.п. [Окладников А.П., 1977, с. мнению, завоевана, решающую роль в этом
10–18]. Результатом этих изысканий стала до сыграло российское государство. Казаки, «гу-
1. ИСТОРИОГРАФИЯ ИЗУЧЕНИЯ 15

лящие люди», другие категории служилого на- Исследование П.И. Небольсина «По-
селения, проникая в глубь сибирских террито- корение Сибири» продолжает традицию, за-
рий, несли с собой идею казацкой вольницы, ложенную Г.Ф. Миллером, изучения Сибири
а приход русских на новые земли с неизбеж- в контексте присоединения ее к Российско-
ностью привел к функционированию государ- му государству [Небольсин, 1849]. Автор
ственной власти. Исходя из этой концепции, специально выделил отдельную главу, по-
вполне вписывающейся в умонастроения эпо- священную критическому анализу источни-
хи, Г.Ф. Миллер написал, прежде всего, по- ковой базы своего исследования. В этом, как
литическую историю Сибири, обратив внима- нам представляется, скорее всего, прояви-
ние на деятельность центральной и местной лось влияние известной критической школы
администрации против местного населения и Каченовского. П.И. Небольсин в основном
обороны края с целью скорейшего закрепле- опирался на различные сибирские летописи,
ния новых земель в составе Российского госу- среди которых он особо выделяет Тобольский
дарства. Фактический материал, содержащий- летописец С.У. Ремезова, а также Есиповскую
ся в произведении Г.Ф. Миллера, до сих пор и Строгановскую летописи (в отличие от
не утратил научного значения, так как многие Н.М. Карамзина, отдавая предпочтение пер-
использованные ученым документы безвоз- вой). П.И. Небольсин, отдавая должное заслу-
вратно утрачены для современных исследова- гам Г.Ф. Миллера, тем не менее, подверг его
телей. Однако первоначально академическая критике, в частности, за слишком большое до-
общественность весьма прохладно встретила верие сообщениям Абулгази.
его сочинение: «Большая часть книги не что П.И. Небольсин предлагает четыре раз-
иное есть, как только копия с дел канцеляр- личных понимания ойконима «Сибирь».
ских» [Уханов, 1996, с. 92]. Но прошло время, Во-первых, это так называемая русская Си-
и недостатки исследования причудливым об- бирь – территория между Камой и Уралом;
разом превратились в достоинства. во-вторых, собственно Сибирь, все, что рас-
Продолжил изучение Сибири в XVIII  в. положено за Уральскими горами; в-третьих,
И.Э. Фишер, выпустивший свой вариант исто- это отдельный политический союз племен,
рии Сибири [Фишер, 1774]. Но данное сочи- «Сибирский юрт», или царство, в-четвертых;
нение не может рассматриваться как ориги- столица этого царства город Сибирь, распо-
нальное так ничего принципиально нового ложенный в 16 верстах от впадения Тобола в
не вносило в исторические знания о Сибири, Иртыш [Небольсин, 1849, с. 30–31].
и было составлено И.Э. Фишером на основе Коренным, туземным, населением Сиби-
материалов Г.Ф. Миллера, привезенных им из ри исследователь считал остяков и вогуличей,
сибирской экспедиции, и, по существу, концеп- которые исповедовали идолопоклонство. При-
туально повторяло выводы «Описания Сибир- шлое население было преимущественно му-
ского царства». В.Г. Мирзоев прямо заявлял, сульманским – ногаи, киргизы, бухарцы и дру-
что «Сибирская история» Фишера… лишена гие выходцы из Средней Азии. Примечательно,
самостоятельного значения» [Мирзоев, 1970, что П.И. Небольсин определяет этноним «тата-
с. 94]. рин» как собирательный, по существу, транс-
Один из наиболее крупных отечествен- формируя его в этноконфессиональный или
ных историков Н.М. Карамзин уделил вни- этносоциальный. Он пишет: «Так, например,
мание проблеме присоединения Сибири [Ка- известный в свое время Тувонча Кувандыков
рамзин, т. IX, 1998]. Однако, как отмечает везде именуется остяком, а брат его, еще более
В.Г. Мирзоев, «Сибирь была для него, так знаменитый – Епанча – именуется то остяц-
сказать, «обочиной», находящейся в стороне ким головою, то татарским князем или просто
от столбовой дороги русской истории – за- князцом и просто татарином: это мы и доселе
рождения и развития самодержавия» [Мир- видим у себя – всякого крещеного в православ-
зоев, 1970, с. 143]. Но некоторые оценки ную веру мы зовем русским, а верующий в Му-
Н.М. Карамзина оказали влияние на последу- хаммеда, кто бы он ни был – просто татарин»
ющее изучение истории Сибири. Так, исто- [Небольсин, 1849, с. 32].
рик отверг схему сибирского летописания П.И. Небольсин считал хана Кучума но-
Г.Ф. Миллера, считая самой достоверной гайцем, захватившим престол в Сибирском
Строгановскую летопись, умаляя значение ханстве, отказавшимся выплачивать дань рус-
других летописных источников и превознося скому царю. Исследователь постоянно под-
роль Строгановых [Мирзоев, 1970, с. 143–146]. черкивал интерес Ивана Грозного к Сибири с
1555 г., тем самым умаляя роль Строгановых
16 ТЮМЕНСКОЕ И СИБИРСКОЕ ХАНСТВА

в грядущем присоединении Сибири. П.И. Не- логии становятся самодостаточными. В связи


больсин постоянно опровергал тезис о какой- с этим отметим В.В. Радлова, который изве-
либо причастности Строгановых к приглаше- стен, прежде всего, как исследователь тюрк-
нию Ермака к себе и их участию в организации ских языков, фольклора и истории сибирских
похода в Сибирь. Однако и Ермак, как нам татар, опубликовавший различные народные
представляется, не становится главным дей- предания, в которых отразилось историче-
ствующим лицом. Хотя В.Г. Мирзоев весьма ское сознание тюркоязычных народов Сибири
определенно утверждал: «Героем «Покорения [Радлов, 2012].
Сибири» был, как и следовало ожидать, Ер- В это время набирает силу новое направ-
мак. Сочинение Небольсина является гимном ление в исторических исследованиях  – крае-
этому народному представителю, воспетому в ведческое, которым занимались и непрофес-
исторических песнях русского народа» [Мир- сиональные историки. Одним из направлений
зоев, 1970, с. 222]. Однако такой характери- этой деятельности была публикация источни-
стике противоречит следующее утверждение ков [Усманов, Шайхиев 1979, с. 85–103]. Сре-
Небольсина: «Ермак пропустил мимо ушей ди профессиональных историков-краеведов
рассказы о нападении пелымского князька: бо- отметим творчество Н.Ф. Катанова. Выявлен-
ялся ли он честного боя с врагами отечества, ные и опубликованные им источники до сих
надеялся ли на плохую с них поживу, опасался пор востребованы в современных научных
ли земских начальников и Строгановых – не- изысканиях. Например, одна из рукописей,
известно. Но мысли, вероятно, недобрые хо- повествующая об одном из эпизодов исла-
дили у него в голове; высоких помыслов не мизации Западной Сибири [Катанов, 1903,
могли разделять все пятьсот человек его това- с. 133–146]. Интересны в этой связи и другие
рищей: казачество, набеги, грабежи – были их работы автора, отражающие разные аспекты
стихиями. Не с чистыми целями товарищи его исторических преданий сибирских татар [Ка-
пошли в Сибирь, бесчестно хотели бежать от- танов, 1896, 1897].
туда от Кучума, бесчестно и убежали наконец, Из числа непрофессиональных истори-
после смерти Ермака, все до одного – и тогда ков-краеведов выделим Н.А. Абрамова [Быч-
только царское уже войско покорило нам Си- ков, 2009, с. 95–101; Менщиков, 2012, с. 5–6;
бирь» [Небольсин, 1849, с. 72]. Скорее всего, Менщиков, 2014, с. 213–215; Петухов, 1870,
В.Г. Мирзоев находился в плену господству- № 39–45]. Он оказался связан с рядом сибир-
ющих в советское время оценок – Небольсин ских и среднеазиатских городов: Курган, То-
относился к демократическому направлению больск, Березов, Тюмень, Ялуторовск, Омск,
российской историографии, однако никогда Семипалатинск, Усть-Каменогорск и др. Везде
идеологические ярлыки не могут полноценно исследователь занимался изучением местных
и адекватно охарактеризовать творчество на- архивохранилищ и исторических достопри-
стоящего исследователя. мечательностей, публикуя в разных изданиях
С.М. Соловьев подобно Н.М. Карамзину результаты своей работы. В результате твор-
специально не углублялся в историю Сибири, ческое наследие Н.А. Абрамова оказалось
но включил в свой главный труд небольшую весьма разнообразным по тематическому и
главу «Строгановы и Ермак» [Мирзоев, 1970, географическому охвату – этнографические,
с. 183; Соловьев, 1896].С.М. Соловьев, по исторические, археологические, источнико-
сути, продолжил развитие взглядов Н.М. Ка- ведческие, топонимические, географические
рамзина, не соглашаясь с позицией П.И. Не- исследования от Сибири до Средней Азии.
больсина по проблемам сибирского летописа- Он был действительным членом Император-
ния [Мирзоев, 1970, с. 183-186]. ского Русского географического общества, а
Стоит подчеркнуть, что для историогра- также членом-корреспондентом Тобольского
фии истории Сибири в XIX в. остается харак- физико-медицинского общества и Общества
терным рассмотрение большинства проблем любителей естествознания при Московском
в связи с присоединением к Российскому го- университете.
сударству в контексте истории России. Это Примечательно, что творчество
определялось господствующей формой исто- Н.А. Абрамова попало в поле зрения извест-
риописания – объемными историческими на- ного русского литературного критика, истори-
ционально-государственными нарративами. ка литературы и библиографа С.А. Венгерова.
Однако уже в это время появляются исследо- Статья о Николае Алексеевиче была включе-
вания, специально посвященные дорусской на в его грандиозный по замыслу «Критико-
истории Сибири. Проблемы сибирской тюрко- библиографический словарь русских писате-
1. ИСТОРИОГРАФИЯ ИЗУЧЕНИЯ 17

лей и ученых» (к сожалению, проект не был тем переизданный в 1990-х гг. [Щеглов,
реализован полностью, в 1889–1904 гг. вышло 1993]. Труд примечателен тем, что охватыва-
6 томов). С.А. Венгеров, пытаясь оценить зна- ет очень широкие хронологические рамки,
чение творческого наследия исследователя, начиная с XI в., однако, как и многие труды
отмечал его значительный объем – около ста других русских историков этого времени,
статей, но искренне заявлял, что «трудно ука- в работе рассматривается история Сибири
зать какая из них представляет наибольшую исключительно, с точки зрения проникновения
ценность» [Венгеров, 1899, с.19]. Еще одно русских в этот регион. Всего несколько сооб-
замечание известного критика и библиогра- щений, в каком-то смысле случайных, попали
фа, часто цитируемое, но, думается, не вполне в поле зрения И.В. Щеглова из истории до-
справедливое: «Каждая заметка и статья Абра- русских политических образований в Сибири.
мова ничего особенного собою в отдельности Это, например, сообщение, заимствованное
не представляет, но многие десятки таких из работы И.Э. Фишера, о различных верси-
заметок и статеек составляют уже драгоцен- ях происхождения Тайбугидов [Щеглов, 1993,
ный вклад в науку» [Венгеров, 1899, с.19-20]. с. 21-22]. Речь идет об известии, помещенном
Не вдаваясь в детальный анализ отдельных под 1496 г., о смерти сибирского хана Махме-
статей Н.А. Абрамова, все же отметим неко- та или Мамука, который перенес столицу из
торые очевидные достижения исследователя. Тюмени в Сибирь (Искер) [Щеглов, 1993, с.
Он ввел в научный оборот, найденную им так 22]. Кроме того, все сообщения о посольстве
называемую Черепановскую летопись, кото- хана Едигера в Москву, о приходе Кучума в
рая до сих пор остается неопубликованной. Сибирь и т.д. во многом повторяют уже из-
Практически каждая статья по истории горо- вестные в исторической науке факты и были
дов, где ему приходилось жить, по существу, рассмотрены исключительно в контексте рос-
были первыми исследованиями такого харак- сийского проникновения в Сибирь.
тера, что уже имело несомненную научную Безусловный интерес вызывает неболь-
ценность, тем самым создавая фундамент для шой очерк И. Введенского об истории Сибири
будущих изысканий. до похода Ермака [Введенский, 1883]. В нем
Будучи знатоком татарского языка автор, следуя устоявшейся традиции, начина-
Н.А. Абрамов активно использовал в сво- ет свое повествование с первых упоминаний
ем творчестве народные предания и легенды о сибирских землях в русских летописных
местных татар. Он сам писал, что «малейший источниках и о проникновении туда новго-
шаг в сокровенную глубину народных преда- родцев. Затем автор дает обобщенную харак-
ний и всякое приобретение в области тузем- теристику политического развития татарской
ной старины, доставляющие сколько-нибудь государственности в Западной Сибири, сводя
пищи любопытству, не могут не заслуживать ее к постоянной борьбе разных династиче-
внимания» [Абрамов, 1854, с. 99].Приведен- ских линий (Тайбугидов, Шибанидов и т.п.). С
ная Н.А. Абрамовым в статье легенда о про- конца XV в., как отмечает автор, формируют-
исхождении Царева Кургана оказалась очень ся два основных политических центра – Тю-
живучей, вплоть до конца ХХ в. она широко мень и Искер (Сибирь), фактически утверж-
тиражировалась в массовом историческом со- дая о существовании двух конкурирующих
знании курганцев, в свою очередь, отражая государственных образований: «Мамет ушел
некоторые черты и особенности историче- внутрь владений своих предков,.. основал но-
ского сознания татарского населения Запад- вый центр татарских владений – город Искер
ной Сибири XIX в. [Слобода, 2015, с.18–19]. или Сибирь. С тех пор в Тюмени до самого
Конкретные аспекты истории правителей Си- покорения Сибири дружиной Ермака были
бирского ханства также получили отражение особые, отдельные владетели, известные под
в работах Н.А. Абрамова [Абрамов, 1858, с. именем ханов или султанов» [Введенский,
712–715]. В.Г. Мирзоев так оценил деятель- 1883, с. 13]. Следует заметить, что автор очер-
ность этого исследователя: «Кропотливая и ка постоянно отмечает недостаточность ис-
неутомимая деятельность Абрамова по изы- точников по дорусской истории Сибири, их
сканию источников и описанию родного края противоречивость, что обусловило гипоте-
представляет собой образец работы энтузиа- тичность и противоречивость большинства
ста» [Мирзоев, 1970, с. 181]. выводов и утверждений по рассматриваемой
Среди работ по истории Сибири XIX проблеме.
в. нельзя обойти вниманием труд И.В. Ще- Заслуживает внимания творчество
глова, вышедший в Иркутске в 1883 г., за- В.В. Вельяминова-Зернова [Вельяминов-Зер-
18 ТЮМЕНСКОЕ И СИБИРСКОЕ ХАНСТВА

нов, 1864]. Исследователь сделал ряд любо- ском языке издается исследование по истории
пытных умозаключений о генеалогии Тай- Сибири Х. Атласова (Атласи) [Атласи, 2005].
бугидов и Шибанидов, о матримониальных Эта работа в соответствии с господствую-
отношениях и связях сибирских правителей, щими формами историописания закладыва-
об основании города Искер (Сибирь) и его по- ла основы национального татарского исто-
литической роли в Сибирском ханстве. рического нарратива. Сам Х.Атласи писал:
Проблема дорусской истории Сибири «История – единственная из наук, способная
впервые была широко поднята областниче- пробудить в человеке чувство национального
ской историографией [Мирзоев, 1970, с. 347]. достоинства… единственная наука, способ-
Близким к этому направлению был А.В. Ок- ная сплачивать людей… Думаю, бессердечие
сенов [Оксенов, 1888]. Отметим его очерк, тюрко-татар в отношении друг друга… объ-
посвященный анализу сообщений о Сибири ясняется отсутствием у нас общей истории»
западноевропейских путешественников [Ок- [Атласи Х.М., 2005, с. 13]. Тем самым было
сенов, 1889]. В этом очерке были рассмотре- положено начало формированию националь-
ны сообщения Плано Карпини, Марко Поло, ного татаро-сибирского мифа.
Ивана Шильтбергера, Матвея Меховского, Х. Атласов рассматривал историю татар
Альберта Кампензе, Павла Иовия, Сигизмун- Сибири как неотъемлемую часть общетатар-
да Герберштейна, Рафаэля Барберини, Алек- ской истории [Загидуллин, 2005, с. 8].Он ут-
сандра Гваньини. Вплоть до прихода Ермака верждал, что один из древнейших народов Ев-
для русских и западноевропейцев Сибирь, как разии – скифы – были тюрками, это означало,
считал А.В. Оксенов, была по настоящему что тюрко-татарская история, по его мнению,
«неизвестной землей» – terra incognita [Ок- уходит своими корнями в глубокую древность.
сенов, 1889, с. 43], что усиливало интерес к Х. Атласи детально разбирает этимологию
изучению этой неизвестности. В.Г. Мирзоев ойконима «Сибирь», в значительной степени
делает важный вывод о творчестве исследова- соглашаясь с мнением П.И.Небольсина в этом
теля: «Таким образом, там, где до Оксенова не вопросе. Традиционно автор связывает один
видели истории вообще, Оксенов нашел жи- из исторических истоков тюрко-татарской го-
вое развитие, в котором прошлое Азии смы- сударственности в Сибири с Чингисханом, но
кается с Европой, а «доистория» переходит в династически Сибирское ханство Х. Атласов
историю» [Мирзоев, 1970, с. 347–348]. начинает с Тайбуги, затем последовательно
К проблемам присоединения Сибири перечисляя следующих правителей – Ходжа
к России в конце XIX в. обратился и извест- хан, Мухаммед хан, Ангыш хан, Касым хан,
ный пермский историк А.А. Дмитриев [Дми- Ядкар хан. Последним был Кучум, свергнув-
триев, вып.V, 1894]. Он продолжил традицию ший с престола Ядкар хана (Едигера). Одна-
Н.М. Карамзина и С.М. Соловьева преуве- ко последний правитель Сибирского ханства
личивать роль Строгановых в процессе при- был Чингизидом (потомком Шейбани хана).
соединения сибирских земель. Заслугой Следуя имперской традиции историописания,
А.А. Дмитриева является открытие и публика- автор уделяет внимание проникновению рус-
ция им ряда местных летописей (Кунгурская, ских в Югру и далее в Сибирь, описывая Ер-
Уральская, Соликамская летописи, «Сказание мака и его поход. Особое внимание Х. Атласи
Сибирской земли»). Однако В.Г. Мирзоев дал уделил личности, правлению и просветитель-
весьма нелицеприятную характеристику ис- ской деятельности хана Кучума, который, по
следователю: «Сочинения Дмитриева – пока- нашему мнению, и стал главным героем си-
затель идейной пустоты, которая стала обра- бирской истории для автора.
зовываться вокруг буржуазного направления Своеобразным итогом развития исто-
в сибирской историографии…» [Мирзоев, рических знаний о Сибири в дореволюцион-
1970, с. 374]. К сожалению, совершенно не- ный период стала работа В.И. Огородникова,
обходимый критический анализ творчества ставшая своего рода связующим звеном с со-
исследователя был предопределен идеологи- ветской историографией и в целом с истори-
ческими штампами. ческой наукой ХХ в. Это во многом опреде-
В XIX–начале ХХ в. формируется соб- лялось самим содержанием данного труда.
ственно татарская историография истории Автор отошел от традиционного понимания
Сибири. Начало было положено сбором и предмета исторического исследования – поли-
публикациями татарских исторических пре- тической истории. В.И. Огородников последо-
даний краеведческого характера [Усманов, вательно рассматривает и экономический быт
Шайхиев, 1979, с. 85–103]. В 1911 г. на татар- сибирских народов, привлекая значительный
1. ИСТОРИОГРАФИЯ ИЗУЧЕНИЯ 19

этнографический материал, исследует систе- Такое же пограничное положение зани-


му верований, уделяет внимание социальной мает творчество одного из крупнейших оте-
и политической структуре общества. Даже чественных востоковедов – В.В. Бартольда.
некоторые элементы повседневной жизни си- После революции историк активно включился
бирских народов стали предметом исследо- в общественную деятельность Советской вла-
вания историка. Выше уже отмечалось, что сти, однако его основные научные идеи были
автор впервые историографически системати- сформулированы еще в дореволюционный пе-
зировал исследования предшественников. Это риод. Внимание автора было сосредоточено
собственно первое комплексное историческое на разных аспектах истории тюркоязычного
исследование Западной Сибири. населения Средней Азии. Для исследователей
В.И. Огородников последовательно опи- истории Сибири наибольший интерес вызыва-
сывает народы Сибири и места их обитания. ют его выводы о династических связях чинги-
Автор четко выделяет две группы тюрко-та- зидов, о процессе исламизации разных тюрк-
тарского населения Сибири – туземное и при- ских народов и т.п. [Бартольд, т. 5, 1968 а, б].
шлое, хотя и туземцы, по мнению В.И. Ого- Главным итогом развития дореволюци-
родникова, пришли в Сибирь в XIII в. вместе онной историографии истории Сибири стало
с Батыем, а пришлое – это ногайско-бухар- формирование событийной канвы политиче-
ские переселенцы XIV–XV вв. [Огородников, ской истории региона. Также были сформули-
1920, с. 218-220]. Основным содержанием по- рованы основные подходы к роли различных
литического развития Сибирского ханства ав- сил в присоединении Сибири к Российскому
тор считает постоянную борьбу между двумя государству. Существенно преобладал взгляд
династическими линиями – Шейбанидами и на Сибирь в контексте российской истории.
местными князьями (Тайбугидами) [Огород- Наряду с русской историографической тради-
ников, 1920, с. 227]. цией начинается формирование тюрко-татар-
ской историографии истории Сибири.

1.2. СОВЕТСКАЯ И СОВРЕМЕННАЯ ИСТОРИОГРАФИЯ

Значительную роль в историографии, как Особенное значение собственно для си-


и в предшествующий период, играли вопросы бирской истории имели работы С.В. Бахру-
истории сибирского летописания, хронологии шина (рис.9). Еще в 1916 г. им была издана
и характера похода Ермака, его последствий небольшая статья «Туземные легенды в «Си-
для дальнейшего русского завоевания, коло- бирской истории» С.Ремезова», которая под-
низации и освоения территории Западной Си- нимала вопрос о татарских источниках сибир-
бири. Эти процессы во многом выходят за пре- ского летописания [Бахрушин, 1916, с.3–8],
делы рассматриваемой проблематики, к тому до сих пор остающийся слабо изученным.
же они стали основой большого исследования В 1922 г. С.В.Бахрушин написал «Историче-
[Зуев, 2007]. ский очерк заселения Сибири до середины
Несмотря на стремление специалистов XIX века», в котором он развивает мысль о зна-
по историографии, в частности, Е.Ю. Кобло- чении торговых путей как фактора заселения
вой (Молявиной), выделить все советские Сибири [Бахрушин, 1922, с.23–29]. В 1935 г.
работы по интересующей нас теме в 3 этап им было проведено большое исследование по
(1917–рубеж 1980-1990-х гг.) с 2 периодами истории остяцких и вогульских княжеств XVI–
(1917–середина 1950-х гг., середина 1950-х – XVII вв., в котором ученый обратил вни-
рубеж 1980–1990-х гг.) [Коблова, 2009, с.18– мание на роль и хронологию складывания
19], проведенный нами анализ не во всех слу- трансуральских путей для развития торговли
чаях позволил провести такую периодизацию. и дальнейшего русского освоения региона,
В изу-чаемой проблематике истории Тюмен- а также на важнейшее значение в этом про-
ского и Сибирского ханства переход от доре- цессе пушнины. Немаловажным фактором
волюционной к советской историографии про- было привлечение большого числа архив-
изошел достаточно мягко, в том числе в силу ных документов, тогда слабо используемых
того, что продолжили работать такие авторы в сибиреведении [Бахрушин, 1935, с.3–5,
предшествующего времени, как В.И. Огород- 36–38]. Кроме того, он обратил внимание на
ников (рис.8), В.В. Бартольд, С.В. Бахрушин. процессы влияния на историю хантов и ман-
20 ТЮМЕНСКОЕ И СИБИРСКОЕ ХАНСТВА

си соседнего Сибирского ханства, в том чис- Хорезм с главным городом Ургенчем, который
ле и в результате покорения их территорий. вынужден был оставить. В целом им была
В частности, С.В.Бахрушин отметил такие предложена известная сейчас канва истори-
примеры этого влияния, как заимствование ческих событий, связанных с деятельностью
сотенного деления и сотников, специфику основателя Узбекского ханства [Бартольд,
понимания термина уштяки/иштяки, форми- 1918, с.90; Бартольд, 1964 б, с.489–490]. В
рование ясачных выплат. Также он отметил, работах этого востоковеда значительное вни-
что подчинение остяков и вогулов татарскими мание уделено как данному Шибаниду, так
ханствами могло происходить на протяжении и его наследникам. Кроме того, он написал
XV–XVI вв. [Бахрушин, 1935, с.5, 21, 37–38]. первый биографический очерк, посвященный
В конце 1930-х гг. исследователь вновь вер- собственно хану Кучуму. Он был создан как
нулся к проблематике русского завоевания Си- на основе русских источников, так и истори-
бири, судьбе местных татарских государств с ческих сочинений Абулгази и Сейфи Челеби,
центрами в Чинги-Туре и Искере (Кашлыке). тогда еще плохо известных советским иссле-
Пытался определить их границы и основных дователям. В.В.Бартольд обращает внимание
союзников в период Сибирского ханства Ку- на название государства «Тура», упоминания
чума, среди которых выделял ногаев и Буха- Искера только в русских источниках, его со-
ру, а также рассматривал вопросы хозяйства, мнения в возможности бухарского хана Аб-
улусной и социальной организации. Исследо- дуллы II отдавать приказ об организации в не-
вание этой темы было важно для построения зависимый Хорезм, убийство Кучума ногаями
схемы формирования сибирских служилых за набеги его отца, исламской миссии указы-
татар [Бахрушин, 1955 в, с.153–158]. вал, что название государства [Бартольд, 1968
В 1939 г. вышла статья С.А.Токарева, б, с.554–555].
посвященная походу Ермака и завоеванию В.В.Бартольд заложил мощную тра-
Сибирского царства [Токарев, 1939, с.94– дицию по изучению шибанидской государ-
102]. Проблематика похода Ермака, его хро- ственности в Центральной Азии, где в общем
нологии, выявления связей летописных ис- контексте также рассматриваются отдельные
точников  – это те вопросы, вокруг которых сибирские события, связанные с Абулхай-
строилась значительная часть исследований ром, Мухаммадом Шейбани или Абдуллой II.
истории Западной Сибири. В данном случае Среди работ этого направления необходимо
автор одним из первых в советской исто- отметить «Очерки по истории Средней Азии
риографии вписал этот поход в историче- (XVI – середина XIX века)» П.П. Иванова
ский контекст, обратив внимание именно на (1941 г.), 2 том «Истории народов Узбекиста-
завоевательный характер закрепления Сиби- на» А.А.Семенова (1947 г.), его же статью
ри. Для этого С.А.Токарев анализировал дан- «К вопросу о происхождении и составе узбеков
ные о переговорах с сибирскими князьями, Шейбани-хана» (1951 г.) [Иванов, 1958, с.15-
набегах сибиряков на русские земли, деятель- 148; История народов, 1947, с.21-58]. Послед-
ность Строгановых и их связь с Ермаком, а няя статья носила прогрессивный характер,
также последствия этого похода как лишь од- поскольку предлагала не традиционный уже
ного из этапов завоевания Сибири. Обратим анализ политических или социально-эконо-
внимание и на то, что автор указал на попу- мических структур, а племенной состав узбе-
лярный и сейчас тезис о непрочности ханства ков внука Абулхайра [Семенов, 1954, с.2–37].
Кучума по причине внутренних войн и борь- Все эти работы легли в основу нового этапа
бы между князьями и мурзами. перевода восточных исторических сочинений,
Параллельно с этими исследованиями связанных с историей XV–XVII вв. В 1958 г.
выходят работы В.В.Бартольда (рис.10), по- С.К.Ибрагимов перевел фрагмент важнейше-
священные Абулхайру и Узбекскому ханству, а го для понимания истории Узбекского ханства
также иным Шибанидам, связанным с истори- сочинения Ма’суда бен Османи Кухистани
ей позднесредневековых государств Средней «Тарихи Абулхаир-хани» [Ибрагимов, 1958,
(Центральной Азии). В.В. Бартольд, основы- с.86-102]. Затем эта работа была продолжена
ваясь на Тарих-и Абулхайр-хани, сделал за- в ставшем уже классическим издании «Мате-
ключение о его службе у Джумадука, убитого риалы по истории Казахских ханств XV-XVIII
в ходе восстания, плене Абулхайр, его провоз- веков (извлечения из персидских и тюркских
глашении ханом в 1428 году в области Тура в сочинений)» (Алма-Ата, 1969).
Сибири. После этого хан подчинил большую В конце 1940-х–начале 1960-х гг. вновь
часть Дешта, в 834/1430–1431 году захватил обострился спор о характере похода Ермака
1. ИСТОРИОГРАФИЯ ИЗУЧЕНИЯ 21

в Сибирь, роли в этом процессе Строгановых существующую и сейчас схему конфликта


и Ивана IV, а также хронологии самого похо- Тайбугидов и Шибанидов со второй полови-
да. В целом авторы соглашались с преимуще- ны XV века как важнейшего фактора развития
ственным влиянием на поход именно купцов местной государственности. При этом автор
Строгановых, а также с теми или иными ого- отмечает обособление Сибирского ханства
ворками склонялись к увеличению периода Тайбугидов в конце XV века, а так же форму-
похода, начальный этап которого предлагали лирует предположение об отношении местно-
отнести к 1578 г. [Красинский, 1947, с.80–99; го населения к Кучуму как к пришельцу и за-
Сергеев, 1959, с.118–131; Введенский, 1962, воевателю, использовавшему помощь ногаев
с.60–111]. и находившегося в зависимости от бухарского
Если в довоенные и послевоенные годы хана Абдуллы [Бояршинова, 1960, с.100–118].
исследования велись лишь отдельными авто- Многие эти выводы и предположения были
рами, то в условиях оттепели с 1962 г. в рам- затем развиты в соответствующих разделах
ках расширения исследовательской проблема- второго тома «Истории Сибири», изданного в
тики происходит настоящий взрыв научного 1968 г. [История Сибири, 1968, с.25–54].
интереса как к позднезолотоордынским го- В 1965 г. году вышла ставшая класси-
сударствам, так и средневековой истории За- ческой работа – монография Б.А. Ахмедова
падной Сибири. Это выражается в написании «Государство кочевых узбеков», построенная
первых обобщающих работ. на большом комплексе восточных источни-
В 1960 г. вышла ставшая сейчас класси- ков. В ней были продолжены начатые еще в
кой работа М.Г.Сафаргалиева «Распад Золо- первой половине ХХ века работы востокове-
той Орды». В этой монографии автор пред- дов по истории хана Абулхайра и его поли-
принял, пожалуй, первую попытку связать тического объединения. Как и М.Г. Сафарга-
историю сибирской государственности Ши- лиев, автор стремился показать становление
банидов, обобщенную под названием «Си- и развитие этого ханства в общем контексте
бирское ханство», с предшествующими со- степной истории XV века, обращая внимание
бытиями в Улусе Джучи (Золотой Орды) и на конфликты между Шибанидами в 1420-х
общим процессом переоформления полити- годах. Его версия границ отдельных улусов
ческого мира Джучидов. Ему удалось пока- Шибанидов до сих пор встречается во мно-
зать процессы борьбы Шибанидов за власть, гих работах. Кроме того, им была предложена
обобщив деятельность Хаджи-Мухаммада и реконструкция социально-экономических от-
Махмуд-Ходжы как одного лица, что долгое ношений и государственного строя кочевых
время оказывало влияние на последующую узбеков [Ахмедов, 1965, с.32–108].
историографию [Маслюженко, 2011, с.88– 1960-е гг. завершились статьей
101]. Немаловажное значение имел и анализ В.Д.Назарова «Зауральская эпопея XVI века».
деятельности, в контексте становления этой В этой работе автор стремился вписать поход
государственности, узбекского хана Абулхай- Ермака в общий контекст как становления
ра, а также отдельные замечания автора о ге- сибирской государственности, так и русско-
неалогии Шибанидов и Тайбугидов, их связях сибирских отношений в широком понимании
с московскими правителями [Сафаргалиев, последних как начавшихся еще в конце XI
1996, 454–477]. века. Кроме того, автор обращал внимание на
В том же 1960 г. выходит учебное по- конкретику переговорной практики Искера и
собие З.Я.Бояршиновой «Население Запад- Москвы при Кучуме, и на постепенный рост
ной Сибири до начала русской колонизации» агрессии Сибирского ханства. В его работе
(рис.11). В этом издании впервые был пред- в наиболее сжатом виде выражена мысль о
ставлен концепт схемы развития сибирской том, что Кучум в течение семи лет восстанав-
государственности XV–XVI вв., причем поми- ливал единство своего государства, подавляя
мо внешних и внутренних политических про- сопротивление местных мурз [Назаров, 1969,
цессов и вопросов наследования власти были с.103–116].
кратко проанализированы вопросы хозяйства, Как это ни странно, но после колоссаль-
государственного строя, административного ного информационного роста 1960-х гг. в по-
и социального устройства ханств. Во многом следующее десятилетие происходит реальный
эта схема, насыщаемая фактическим материа- спад изучения средневековой государственно-
лом последующими историками и археолога- сти в советском сибиреведении.
ми, до сих пор не теряет своей актуальности. Значительное число авторов вновь об-
В частности, З.Я. Бояршинова предложила ращается к вопросам русского освоения Си-
22 ТЮМЕНСКОЕ И СИБИРСКОЕ ХАНСТВА

бири, пытаясь вписать их в русло позиции о цессы не только с позиций авторов летописей,
мирном присоединении сибирских народов. но и основываясь на археологическом и по-
Кроме того, вновь актуальным становится стоянно увеличивающемся этнографическом
вопрос об истоках сибирского летописания материале. Это особенно важно было для ис-
как важнейшего источника по истории при- следования родовой и племенной структуры.
соединения Западной Сибири [Сергеев, 1970, Причем эти работы в дальнейшем проводи-
с.45–61]. Несколько особняком стоит работа ли не только представителем омской школы,
А.А.Преображенского «Урал и Западная Си- но и казанские исследователи, в частности
бирь в конце XVI–начале XVIII в.» (1972 г.). Ф.Т. Валеев [Валеев, 1993; Валеев, Томилов,
Несмотря на то что книга была посвящена 1996]
колонизационным и миграционным процес- 1980-е гг. начались с попыток примене-
сам русского населения, автор в первой гла- ния микроисторического подхода к сибирской
ве остановился на многих вопросах истории истории. Особенно хорошо это заметно на
татарской государственности, отношений Ку- примере разгоревшейся дискуссии о харак-
чума с Москвой, похода Ермака. Значитель- тере похода в Сибирь 1483 г., его связи как с
ным прогрессом являлся 3 раздел этой главы, российской историей, так и собственно Тю-
полностью посвященный отражению присое- менским ханством Ибрахима. Она началась
динения Сибири в дипломатической докумен- с работы В.В.Каргалова «Сибирский поход
тации второй половины XVI–начала XVII в. 1483 года и его последствия» (1983), а затем
[в основу этой части легла статья исследова- была продолжена работами А.И. Плигузова
теля: Преображенский, 1964, с.383–389] Мно- о первых русских описаниях Сибирской зем-
гие документы были представлены впервые ли и отражении в них сюжетов, связанных с
из фондов ЦГАДА (сейчас РГАДА). Они по- самим походом [Каргалов, 1983, с.177–182;
зволяли в духе того, что сейчас назвали бы Плигузов, 1987, с.38–49; Плигузов, 1993]
репрезентацией, оценить то, как менялось (рис.12). Темой для спора стал и характер
отношение к сибирским делам у русских по- взаимоотношений между Ибрахимом и Ива-
литиков и дипломатов, особенно работавших ном III, а также между Шибанидами и Тайбу-
на европейской политической арене [Преоб- гидами. От решения этого вопроса зависела и
раженский, 1972, с.15-55]. В 1974 г. вышла оценка самого похода. Итоги этой дискуссии
научно-популярная книга Д.И. Копылова и роли в ней различных оценок прошлого си-
«Ермак», в которой автор проанализировал бирских государств были подведены в работе
все известные на тот момент источники по Д.Н.Маслюженко и Е.А.Рябининой [Маслю-
истории деятельности Ермака, в том числе его женко, Рябинина, 2014, с.115–123].
похода в Сибирь [Копылов, 1974]. В целом, Наиболее значительными по своему вли-
данные работы показывают возвращение янию на сибиреведение в это время стали ра-
многих авторов к традиционным историче- боты Р.Г. Скрынникова, который в споре с ав-
ским сюжетам, связанным именно с походом торами более ранних исследований стремился
Ермака, в то время как история сибирской го- доказать «короткую хронологию» похода Ер-
сударственности часто является лишь фоном мака (осень 1582 г.). Для этого был проведен и
общероссийской истории. анализ биографии Ермака, отношения Строга-
В 1970-х гг. началась работа этнографов, новых и Москвы, русско-ногайские и русско-
в частности Н.А.Томилова, по изучению эт- сибирские отношения [Скрынников, 1982;
нической истории тюркоязычных групп За- Скрынников, 1986] (рис.13). Предложенные
падной Сибири. Значительное внимание уде- им концепты сибирской истории XVI века до
лялось ранней этнической истории и связи сих пор остаются актуальными в рамках изу-
этнических процессов с историей сибирской чаемой темы [Головнев, 2015, с.462–474].
государственности. Итоги работ автора были В 1983 г. вышла работа Х.З.Зияева «Эко-
подведены в монографии «Тюркоязычное на- номические связи Средней Азии с Сибирью
селение Западно-Сибирской равнины в конце в XVI-XIX вв.», в которой автор рассматри-
XVI-первой четверти XIX в.» (1981 г.) [Томи- вает контакты среднеазиатских и сибирских
лов, 1981]. Автор заложил основу татарской Шибанидов во второй половине XVI века. Он
этнографии в рамках омской этнографической останавливается не только на вопросах тор-
школы. С исторической точки зрения, это было говли, но и на политическом и религиозном
чрезвычайно важным, поскольку добавляла влиянии Бухары на Сибирское ханство [Зияев,
еще один вид источников в богатую палитру, 1983, с.16–25].
позволяла теперь взглянуть на изучаемые про-
1. ИСТОРИОГРАФИЯ ИЗУЧЕНИЯ 23

Советская историография в той или довательские практики и поставило вопрос как


иной степени определила основные направ- реинтерпретации уже известных источников,
ления изучения истории сибирской государ- так и поиска новых.
ственности как в области востоковедения, В 1995–1996 г. В.П.Костюков начал из-
так и российской истории. Значительной учать Улус Шибана, истории которого он отдал
проблемой была узость источниковой базы и последние 14 лет своей жизни (рис.14). К сожа-
сложности внесения истории сибирской го- лению, ему так и не удалось, как и В.И.Соболеву
сударственности в единый концепт поздне- и А.Т.Шашкову, довести эту работу до конца.
золотоордынского мира. Во многом она оста- Шибану и Шибанидам он посвятил чуть более
валась «странным» феноменом дорусской 20 статей [их список опубликован: Костюков,
истории Западной Сибири. Попытка решения 2010, с.151–155]. Несмотря на их небольшое
этих вопросов была предпринята в работах число, они в принципе изменили отношение к
А.Г. Нестерова, оказавших большое влияние истории Шибанидов золотоордынского време-
на дальнейшей изучение темы. Хотя это и не ни, что было связано с кропотливой работой с
указано в автореферате диссертации, но уже источниками. Для сибирской государственно-
первые работы во многом вписывались в опи- сти это дало возможность выявить более или
санную ранее схему М.Г. Сафаргалиева. Несо- менее непротиворечивую связь между Улусом
мненно, сказалось и творческое наследие Б.А. Шибана и в целом золотоордынским этапом и
Ахмедова и З.Я. Бояршиновой. Автор внес в последующей государственностью Тюменско-
изучаемую тему несколько важных новшеств. го и Сибирского ханств.
Среди них первая периодизация сибирской Эта работа, особенно в контексте по-
государственности в рамках 1428–1563 г.; литических, в том числе клановых, институ-
обобщающее понятие «Сибирский юрт»; Ис- тов, была отражена в цикле статей и моно-
керское (Сибирское) княжество Тайбугидов графий Д.М. Исхакова. Обзор его вклада в
как особый этап государственности; монеты историю сибирской государственности был
хана Ибрахима как отражение его претен- сделан З.А.Тычинских [Тычинских, 2011,
зий на роль в позднеордынском мире; изуче- с.107–132]. В этом же направлении были ори-
ние генеалогии Сибирских Шибанидов [Не- ентированы и работы известного востоковеда
стеров, 1988; 1994, с.57–62; 2002 а, с.17–23; Т.И.Султанова, рассмотревшего эволюцию
2002 б, 205–214; 2003, с.109–121; 2004, с.280– шибанидской государственности [Султанов,
281; 2007, с.78–84]. Многие из этих гипотез 2006, с.282–326; Султанов, Кляшторный,
А.Г. Нестеров высказывает и до сих пор [Мас- 2004, с.311–335].
люженко, Парунин, 2016, с.208–228]. Работы А.Т.Шашков посвятил свои работы бо-
А.Г. Нестерова значительно обострили споры лее традиционной проблематике – истории
о сибирской государственности, показали ее сибирского летописания, отдельных угор-
с абсолютно неожиданной стороны. Им же ских княжеств, проблемам похода Ермака, в
была обновлена и версия прихода к власти которых он также отстаивал идею «короткой
Шибанидов в Искере в 1563 г. при поддержке хронологии», а также вопросам начала при-
бухарского хана Абдуллы II [Нестеров, 1988, соединения Сибири (рис.15). В отношении
с.17]. В этом отношении он продолжал работу последней ему удалось построить непротиво-
З.Я. Бояршиновой и Х.З. Зияева, хотя первая речивую картину постепенного русского про-
отмечала еще и влияние ногаев на этот про- никновения в Западную Сибирь и возникаю-
цесс [Бояршинова, 1960, с.116]. щих в свете этого столкновений с угорскими
Первая половина 1990-х гг. была не са- княжествами и сибирскими ханствами [Шаш-
мым лучшим временем для развития истори- ков, 1997, с.35–50; Шашков, 2001, с.8–51; Мо-
ческой науки. Новые исследования по истории розов, Пархимович, Шашков, 1995].
сибирской государственности начались лишь С 1997 года отдельные работы по сибир-
во второй половине этого десятилетия. Они ской истории начинает писать специалист по
связаны с несколькими учеными, каждый из государственному строю Монгольской импе-
которых внес свой вклад в эту проблематику– рии В.В.Трепавлов. Одна из его статей была
Д.М. Исхаковым, В.П. Костюковым, Т.И. Сул- посвящена сибирско-ногайским связям [Тре-
тановым, В.В. Трепавловым, А.Т. Шашковым. павлов, 1997, с.180–186]. Эта и последующие
Постепенно характерным является то, что раз- работы ввели в сибирскую историю ранее
личные феномены сибирской государствен- плохо изученный ногайский фактор [Трепав-
ности становятся самостоятельным объектом лов, 2002, с.97–100, 113–119, 207–210 и др.],
изучения, и это значительно расширило иссле- ставший одним из важнейших при рассмотре-
24 ТЮМЕНСКОЕ И СИБИРСКОЕ ХАНСТВА

нии шибанидской государственности. С 2007 многие локальные микроисторические сю-


года сибирская тема, в том числе связанная с жеты, в том числе связанные с пересмотром
Тайбугидами, а позднее с Кучумом и его на- особенностей самой русской колонизации.
следниками, займет важное место в работах Принципиальным стало обращение к «взгля-
автора [Трепавлов, 2007, с.101–102; 2011, ду изнутри», то есть от лица сибирцев, на из-
с.71–79, 152–171; Трепавлов, 2012]. В отличие учаемые процессы.
от многих сибирских историков, работающих Краткий обзор историографии призван
с достаточно традиционной источниковой ба- показать лишь ее основные тенденции, объ-
зой и реинтерпретирующих ее, В.В.Трепавлов яснить, на какой основе строится дальнейшая
значительное внимание уделяет неопублико- работа, при этом мы осознаем, что, возмож-
ванным документам из РГАДА. Это, в свою но, не указаны значимые работы или авто-
очередь открывает новые неизвестные стра- ров, указанных в этом обзоре. В то же время
ницы сибирской истории и является перспек- эпохой расцвета изучения интересующей нас
тивным направлением дальнейшей работы. тематики является начало XXI века. Обсуж-
На этой основе во многом строятся те даемая тематика стала чрезвычайно широкой,
дискуссии, которые ведутся историками в по- что явилось следствием как произошедших
следние 10 лет. В них включились не только изменений в исторической науке, так и по-
историки, но и этнографы и археологи, что степенного увеличения источниковой базы в
также связано с необходимостью расширения результате работ археологов и поиска новых
источниковой базы. Важным фактором яви- документов в архивах. Рискну предположить,
лось то, что новые источники потенциально что за последние 15 лет по истории Тюмен-
могут раскрыть именно особенности вну- ского и Сибирского ханств написано боль-
тренней истории сибирских государств, в то ше работ, чем за предшествующее столетие.
время как традиционные тексты, созданные в Накопление критической массы информа-
основном за пределами Сибири, дают часто ции приводит к пересмотру некоторых сло-
лишь взгляд на внешнюю политику. Вместе жившихся историографических концептов,
с этой междисциплинарностью расширяются в частности, о роли Тайбугидов в сибирской
и исследования в области религиозности, по- государственности. Большинство авторов, за-
вседневности, политической антропологии. нимающихся историей Тюменского и Сибир-
Авторы стараются уже не только набросать ского ханств, представили свои материалы
максимально широкую канву темы, логич- в данной книге. Их концепции и авторские
но завязав ее на постепенное присоединение взгляды изложены в соответствующих разде-
Сибири к России, но и обратить внимание на лах и ждут своего читателя.

1.3. АРХЕОЛОГИЧЕСКОЕ ИЗУЧЕНИЕ

Период с XIII по XVI в. с полным основа- ными территориями и структурой расселения


нием можно отнести к одному из самых проблем- представлены отдельно исследованные ком-
ных в плане изученности средневековой истории плексы, поэтому их необходимо связать с об-
Западной Сибири [Коников, 2007]. Сложнейшие щим периодом существования государствен-
этнические процессы на фоне постоянно меняю- ных образований этого времени. Что касается
щейся политической ситуации, формирование и изучения социальных отношений у народов
распад целого ряда раннегосударственных обра- Западной Сибири, то до настоящего времени
зований сделали практически невозможным по- в современной литературе отсутствует линия
строение стройной этнокультурной и хронологи- развития проживавших в данном регионе об-
ческой картины для памятников этого региона. ществ в период от раннего к развитому средне-
На данный момент мы имеем подобные вековью и далее до нового времени.
реконструкции по этнической истории или по За все время изучения истории Сибири
социально-экономическому развитию населе- отечественными учеными неоднократно изме-
ния только для отдельных районов Западной нялись направления их изысканий, при этом уде-
Сибири, например, для Сургутского Приобья лялось повышенное внимание тому или иному
или Барабинской лесостепи [Молодин, Собо- компоненту – либо этническим аспектам, либо
лев, Соловьёв, 1990]. Вместо цельной картины социально-экономическим особенностям разви-
государственных образований с определен- тия регионов, либо политической истории. Это
1. ИСТОРИОГРАФИЯ ИЗУЧЕНИЯ 25

исходило как от официальной политики госу- время поездок по Сибири находили и описы-
дарства, так и от создавшейся политико-эконо- вали те места, где ранее располагались города
мической ситуации в российском государстве. В и укрепленные поселения сибирских татар. На
результате многие вопросы предыдущих иссле- этом этапе изучение археологических памятни-
дований оказались просто забыты и в настоящий ков ограничивалось их описанием, глазомерной
момент необходимо воссоздавать их результаты, съемкой, обмерами, характеристикой располо-
иногда подвергать серьезной ревизии. Такая женных на их поверхности объектов, фикса-
ситуация, например, сложилась с изучением цией отдельных находок. Поскольку работы на
сибирских тюрко-татарских городов, когда при- памятниках производились спустя 150–300 лет
ходится фактически заново заниматься их поис- после событий конца XVI в., постольку исследо-
ками (несмотря на имеющиеся описания путе- ватели фиксировали уже археологизированные
шественников и исследователей XVIII–XIX вв.) поселенческие комплексы. Тем не менее именно
и изучением [Рафикова, 2010, 2011; Матвеев, Та- эти ученые создали, если так можно выразить-
тауров, 2011 в, 2012 а, 2014 а]. ся, археолого-историческую карту Западной
Превратности истории таковы, что сейчас Сибири, которая стала основой для последую-
мы не имеем ни одного описания города Сибир- щих исследователей. Конечно, ученые XVIII–
ского ханства, которое было бы сделано во время XIX вв. не были профессиональными археоло-
его существования. В.Н. Пигнатти по этому по- гами и не проводили археологические раскопки,
воду написал следующее: «Ни в одной из сибир- но их исследования в этой области вполне мож-
ских летописей, при самом внимательном их обо- но приравнять к своеобразной археологической
зрении, нет рассказа о том, каков был при Кучуме разведке. Поэтому мы и рассматриваем их изы-
Искер и что с ним сделалось после падения: пред- скания как важнейший этап в археологических
ставлял ли он из себя военную крепость, населен- исследованиях, касающихся истории сибирских
ную лишь ратными людьми, или это был город в тюрко-татарских государств.
обычном смысле слова – человеческое поселение. Приведем примеры описания Искера не-
Не только внутреннего содержания поселения, сколькими учеными того времени. Первый
кто жил и как жили, но и чисто внешнего описа- чертеж столицы Сибирского ханства под назва-
ния остатков разгромленного города в летописях нием «Кучумово Городище и Старая Сибирь»
нет» [Пигнатти, 2010, c. 186]. изобразил С.У. Ремезов в 1703 г. [Белич, 2010 б,
При всей сложности изучения археологи- c. 122–158]. Из всех имеющихся в литературе
ческих исследований рассматриваемого нами описаний городища [Белич, 2010 а, c. 72–93]
периода средневековой истории Западной Си- привлечем данные Г.Ф. Миллера, который об-
бири, в первую очередь, следует выделить рабо- следовал довольно большое количество татар-
ты, которые так или иначе касались воссоздания ских и остяцких городков и имел возможность
истории сибирских тюрко-татарских государ- для их сравнения. «Развалины этого бывшего
ственных образований. Это во многом связано столичного города, если только такое место,
с тем, что одними из первых археологических каким, по-видимому, было оно прежде вообще
изысканий в Западной Сибири стали раскопки можно назвать городом, видны еще до сих пор.
столицы Сибирского ханства – Искера. Поиски в Высокий восточный берег реки Иртыш имеет
Западной Сибири «сказочных», или «легендар- там большую, чем обычно, высоту. Как это во-
ных», городов сибирских ханств и хранящихся обще бывает в тех местах, где река, протекая,
под ними сокровищ определили основное на- подмывает берег, так и здесь часть горы обва-
правление археологических исследований уче- лилась, и потому берег поднимается здесь со
ных XVIII–XIX вв. стороны реки почти перпендикулярно. На верху
Начало изучения средневековых древно- горы, если смотреть по течению реки, имеется
стей следует связать с работами в XVIII–XIX вв. буерак, по которому течет небольшая речка, ко-
отечественных и зарубежных ученых. Одним торая по имени города носит по-русски назва-
из первых, по указу царя, был командирован в ние Сибирки. Ввиду крутизны с этой стороны
Сибирь с научным заданием Д.Г. Мессершмидт. совсем нет всхода. С третьей, степной, стороны
В выданном ему предписании говорилось о не- горы имеется долина, которая спускается сверху
обходимости «приискивать могильные всякие в буерак к речке Сибирке; отсюда можно было,
древние вещи, шейтаны медные и железные и пожалуй добраться до того места, где находился
мятые образцы человеческие, звериные и кал- город, но так как и здесь довольно крутое место,
мыцкие глухие зеркала под письмом» [Кыз- то подъем требовал больших усилий. Только
ласов, 1962, c. 49]. Г.Ф. Миллер (рис.16), П.С. четвертая сторона постепенно спускается к бе-
Паллас, И.Г. Георги и многие другие ученые во регу, и отсюда, должно быть, был доступ к горо-
26 ТЮМЕНСКОЕ И СИБИРСКОЕ ХАНСТВА

ду. Оно представляет небольшую круглую гору, менского после случайной находки секиры на
которая по уступам была укреплена тройным месте решающей битвы казаков Ермака с вой-
валом и расположенными между ними рвами, ском Кучума [Адамов, 2000 б, c. 30–32]. В дан-
причем один вал был выше другого. Эти валы ном случае для нас не столь важны результаты
окружают город только со стороны долины и со этих изысканий, главным является сам факт
стороны, доступной для подъема. Обе другие стремления методами археологических иссле-
стороны, от Иртыша и от буерака, где протекает дований проверить известные по письменным
Сибирка, не требовали каких-то укреплений. В свидетельствам события. Сам М.С. Знаменский
некоторых местах валы и рвы с течением вре- писал: «Я… искал остатков быта народа исто-
мени так заросли, что они едва видны. Вну- рически известного, я проверял сибирские лето-
треннее пространство имеет приблизительно писи и в своей коллекции вижу вещественную к
50 саж. в диаметре. Из этого можно заключить, ним иллюстрацию» [Адамов, 2000 б, c. 30–32].
что, кроме хана, его семьи и людей, там могли В этот период и почти до середины ХХ в. архе-
жить только немногие знатные татары, если не ологические исследования на месте расположе-
предполагать, что это место в то время было ния древностей Сибирского ханства проходили
значительно больше. Уверяют, что со стороны в подобном ключе. Объектами исследований
реки часть площади, много или мало – неиз- становились в основном города и крупные во-
вестно, была подмыта водой и обвалилась. От енно-административные центры ханства: Искер
домов или постоянных жилищ не осталось там [Белич, 2010 а], Тоянов городка [Матющенко,
никаких следов, кроме некой неровности почвы 2001], Тон-Тура (Вознесенское городище) [Та-
в разных местах, по чему и можно заключить, тауров, 2010 а] и т.д.
что здесь когда-то стояли жилища» [Миллер, Для Томского Приобья как восточной пе-
1999, c. 227–228]. риферии тюрко-татарских государственных
Г. Спасский, гораздо позже побывавший образований наиболее представительны мате-
на месте Искера, подробнее описал его укрепле- риалы Тоянова городка. Раскопки этого ком-
ния (рис.17). «Искер расположен был на берегу плекса периодически проводились с 1887 г. та-
Иртыша и при впадающей в оной речке Сибир- кими учеными, как С.К. Кузнецов, Ф. Мартин,
ке, … Крутизна берега с Иртыша не позволяет Ж. де Бай, С.М. Чугунов, М.П. Грязнов. Частич-
взойти на него, ниже приступить ноге человече- но материалы раскопок М.П. Грязнова в 1976 г.
ской. … Здесь находятся вал в 15 сажень длины, опубликовала Л.М. Плетнева [Плетнева, 1976,
а за ним ров шириною не более 2 аршин; от сих, c. 65–89], однако, следует заметить, что в этой пу-
вала и рва до самого возвышенного местополо- бликации под «Тояновым городком» подразуме-
жения Искера высоты до 5 сажень. В лощине вается не укрепленное поселение, а курганный
видны также остатки рвов, а к речке Сибирке и могильник у детского санатория в п. Тимирязе-
по лощине до самой почти воды был, как кажет- во. На мой взгляд, в этом нет никакой ошибки и
ся, спуск к колодцу, приметный по остающему- связано это с тем, что во время исследований, на-
ся помосту. Все вообще здесь местоположение чиная с конца XIX в. и до конца первой четверти
не ровное и в ямах: три из сих последних по- ХХ в., сам городок, могильник и, возможно,
добны погребным, весьма глубоки и, по словес- поселение на р. Томи недалеко от Томска для
ному татар преданию, служили темницами для ученых представлялся единым комплексом, со-
виновных» [Спасский, 1818, c. 28–30]. стоящим из летнего и зимнего поселений и мо-
Собственно первые полевые археологи- гильника.
ческие исследования комплекса, напрямую На территории Новосибирской и Омской
связанного с историей Сибирского ханства со- областей планомерно изучала археологические
стоялись в начале 80-х годов XIX в., когда объекты, относящиеся к Сибирскому ханству,
М.С. Знаменский (рис.18) провел археологиче- сотрудник омского краеведческого музея В.П.
ские раскопки на Чувашском мысу и на месте Левашева, которая в 1926 г. провела раскопки
расположения столицы Сибирского ханства – Вознесенского городища (Тон-Тура), располо-
Искера. Это были первые целенаправленные женного на левом берегу реки Омь напротив
раскопки археологических комплексов, отно- с. Вознесенское, в результате чего ею были полу-
сящихся к истории Сибирского ханства. Как чены интересные материалы, позволившие по-
пишет А.А. Адамов в послесловии к публи- ставить этот памятник в один ряд с Искером и
кации статьи М.С. Знаменского «Укрепление Тояновым городком [Левашева, 1928 а, c. 87-98].
Махмет-кула на Чувашском мысу»: «Интерес В 1927 г. В.П. Левашева исследовала горо-
к исследованиям исторически знаменательных дище «Битые Горки», расположенное к северу
мест вблизи Тобольска проявился у М.С. Зна- от г. Омска, недалеко от сел Надеждино и Боль-
1. ИСТОРИОГРАФИЯ ИЗУЧЕНИЯ 27

шие Кулачи, на правом берегу р. Иртыш, а так торий» (Омск) и т.д. Определенным итогом ис-
же Калмаковское городище на правом берегу следований в этом направлении стал выход серии
р. Омь недалеко от города Каинска (ныне г. Куй- монографий «Очерки культурогенеза народов
бышев) (рис.19). В этом же году разведкой была Западной Сибири» (Томск, 1994–1998 гг. и т.д.).
обследована центральная линия островов и ча- «Комплексное изучение происхождения древних
сти северного и южного побережья оз.Чаны. На и современных народов, характерное для отече-
острове Тюменском, в центральной его части, ственной науки в целом, предполагает выработку
В.П. Левашевой было найдено позднесредне- методологических основ таких исследований. В
вековое городище, местами сохранившее следы археологии  – проблемы археологической куль-
кирпичных построек. В плане городище пред- туры, этнической интерпретации и выявления
ставляло неправильный четырехугольник, окру- этнизирующих признаков в археологическом ма-
женный 2 рвами и 3 валами. Кроме того, вну- териале» [Очерки культурогенеза, 1994, c. 7].
тренняя площадка городища была перерезана Среди археологических изысканий
рвом с двумя валами. Недалеко от этого памят- следует выделить исследования Р.Д. Голди-
ника В.П. Левашева обнаружила древние клад- ной в 1963–1964 гг. городища Кучум-гора на
бище и второе городище, к сожалению, уничто- р. Ишим и, совместно с В.Ф. Генингом, горо-
женное пашней. На острове Чиняиха ею также дища Большой Лог в устье р. Омь в 1965 г. ,
было обнаружено укрепленное поселение, ке- раскопки В.А. Могильниковым ряда средне-
рамический материал которого близок керамике вековых памятников в Среднем Прииртышье
Вознесенского городища [Левашева, 1928 б, c. и Приишимье. Эти исследования дали инте-
157–161]. В 1950 г. В.П. Левашева опубликовала реснейшие материалы о системе оборонитель-
статью, обобщающую все ее исследования па- ных сооружений, жилых и хозяйственных по-
мятников Сибирского ханства, которая остается стройках, значительное количество находок
востребованной до настоящего времени [Лева- инвентаря и керамики. Работы Р.Д. Голдиной
шева, 1950, c. 341–349]. на р. Ишим позволили ей поставить городище
С 1940-х гг. начинается еще одно направле- Кучум-гора в один ряд с другими городища-
ние изучения средневековой истории Западной ми Сибирского юрта, а самое главное – точно
Сибири, так или иначе существовавшее в опре- датировать его существование, связав гибель
деленном контексте с историей тюрко-татарской этого городища с походом отряда тобольского
государственности, связанное с развернувшими- воеводы князя Владимира Васильевича Коль-
ся исследованиями по изучению этногенеза со- цова-Масальского в 1591 г. [Голдина, 1969 б].
временных народов Сибири. Основателями этого Не менее интересными оказались материалы
направления являлись В.Н. Чернецов [Чернецов, раскопок городища Большой Лог, которые по-
1946; 1960] (рис.20) и А.П. Дульзон [Дульзон, зволили доказать, что у хана Кучума в устье
1953; 1960] (рис.21). «Первым опытом создания р. Омь был укрепленный городок и что грани-
такого творческого коллектива в Западной Сиби- ца Сибирского ханства в Прииртышье находи-
ри явилась объединенная экспедиция Томского лась гораздо южнее, чем считалось до этого
университета и Педагогического института во времени [Генинг, Голдина, 1967].
главе с К.Э.Гриневичем и А.П. Дульзоном, про- В.А. Могильников в течение 1960–1980 гг.
водившая в 1944–1946 гг. раскопки археологи- исследовал в Среднем Прииртышье более 20
ческих памятников в урочище Басандайка под г. археологических комплексов II тыс. н.э. Ре-
Томском. Работы на Басандайке рассматривались зультатом этих работ стали созданные ученым
как начало всестороннего исследования древней концепции тюркизации региона, этнической и
истории Томского края» [Дульзон, 1953]. С этого культурной истории населения Среднего При-
времени археологические материалы, особенно иртышья в XIV–XVI вв. [Могильников, 1966;
эпохи средневековья, начали рассматривать под 1968; 1973; 1984; 1997]. На основе археологиче-
призмой этнической истории конкретных наро- ских материалов В.А. Могильников связал ряд
дов. На этой почве появились и стали набирать археологических памятников с конкретными
силу совместные периодические научные кон- историческими событиями, происходившими в
ференции археологов и этнографов: «Проблемы конце XVI в. в Среднем Прииртышье [Могиль-
этногенеза народов Сибири и Дальнего Восто- ников, 1965; 2001].
ка» (Новосибирск), «Происхождение абориге- Барабинский отряд Новосибирской ар-
нов Сибири и их языков» (Томск), «Проблемы хеологической экспедиции под руководством
этногенеза и этнической истории самодийских В.И. Соболева в начале 1970-х гг. приступил к
народов» (Омск), «Этническая история тюркоя- целенаправленным исследованиям археологиче-
зычных народов Сибири и сопредельных терри- ских памятников как исторических комплексов
28 ТЮМЕНСКОЕ И СИБИРСКОЕ ХАНСТВА

Сибирского ханства [Соболев, 1978 а, 1978  б]. А.А. Адамовым, И.В. Балюновым и П.Г. Данило-
За период работы Барабинского отряда были вым – найденных в ходе разновременных иссле-
изучены городища – Вознесенское, Тюменка, дований на месте столицы Сибирского ханства
Чиняиха, Большой Чуланкуль-1, Абрамовское, предметов. Они наглядно показывают, что Ис-
поселение Преображенка-4, а также открыты и кер мог и должен был стать базовым археоло-
обследованы новые памятники – Красноярка, гическим комплексом для изучения сибирских
Георгиевка, Венгерово-8; могильники – Туру- государственных образований [Адамов, Балю-
новка-2, 2-е Сибирцево и др. Получен богатый нов, Данилов, 2008]. При этом определяющим
материал, позволивший решать вопросы соци- обстоятельством был бы тот факт, что городище
ально-экономического и культурного развития Искер было однослойным. Работы А.П. Зыко-
барабинских татар, а также их фортификации и ва 1988, 1993 г. дали бесценные наблюдения за
вооружения. Научные интересы В.И. Соболева стратиграфией культурного слоя и позволили
были нацелены практически на всю территорию исследователю выделить шесть строительных
ханства, при этом археологические материалы горизонтов, которые он увязал с известными
рассматривались как один из компонентов для историческими событиями [Зыков, 2010, c. 112-
воссоздания истории этого государственного 122]. Важным результатом работ был вывод о
образования. «Задачи исследовательско-анали- том, что Искер был построен в конце XV в., а до
тического характера… сводятся к воссозданию этого времени на его месте других городищ не
хозяйственно-культурной, этнической и соци- было [Зыков, 1998, c. 22-24].
ально-политической истории государственных В 2010 г. вышел сборник «Искер–столица
объединений Западной Сибири середины II Сибирского ханства», в котором Д.М. Исхако-
тыс.н.э.» [Соболев, 2008, c. 19–20]. вым и З.А. Тычинских были собраны работы
Раскопки курганного могильника Кыш- практически всех современных ученых, зани-
товка-2 в середине 70-х годов ХХ в. стали на- мавшихся, так или иначе, судьбой этого горо-
чалом исследований в Западной Сибири серии да. Данное издание во многом дополнило наши
средневековых комплексов коллективом ученых представления об этой сибирской столице, но и
под руководством В.И. Молодина [Молодин, заставила еще раз с сожалением констатировать,
1979; 2012]. какой выдающийся исторический памятник на-
В Среднем Прииртышье в 70–80-е годы всегда нами утерян.
ХХ в. очень продуктивно работал Б.А. Коников, До настоящего времени в науке отсутству-
его экспедицией был исследован ряд памятни- ют обобщающие материалы по результатам ар-
ков XIV–XV вв. Благодаря многолетним иссле- хеологических исследований столиц сибирских
дованиям автор ввел в научный оборот обшир- тюрко-татарских государств. Не лучшим обра-
ный материал, который существенно расширил зом обстоят дела с публикацией археологиче-
источниковую базу для изучения средневеково- ских исследований других городов и городков
го населения Западной Сибири [Коников, 1984; сибирских ханств, известных по летописным
1993; 1995; 2007]. источникам.
Отдельно следует остановиться на архео- Возвращение к направлению изучения
логических исследованиях столицы Сибирского средневековых памятников как комплексов,
ханства Искера. Этому городу в части интенсив- связанных с историей сибирских ханств, прихо-
ных археологических исследований «повезло» дится на последнюю треть ХХ в. и связано это,
больше, чем остальным столицам сибирских в первую очередь, с работами В.И. Соболева.
ханств. Его неоднократно осматривали, опи- «Задачи исследовательско-аналитического ха-
сывали, проводя археологические раскопки, рактера… сводятся к воссозданию хозяйствен-
известные ученые, путешественники и крае- но-культурной, этнической и социально-полити-
веды Н. Спафарий, Г.Ф. Миллер, И.П. Фальк, ческой истории государственных объединений
П.А. Словцов, М.С. Знаменский, И.И. Бутаков, Западной Сибири середины II тыс.н.э.» [Собо-
С.И. Мамеев. В.Н. Пигнатти, А.Ф. Палашен- лев, 2008, c. 19–20]. К сожалению, безвременная
ков, Б.Б. Овчинникова, И.В. Белич, А.А. Ада- кончина не позволила автору продолжить свои
мов, А.П. Зыков и т.д. Список, наверное, мож- исследования.
но продолжать бесконечно, но обобщающей Омский археолог Е.М. Данченко во мно-
публикации по результатам этих работ, в силу гом под влиянием работ В.И. Соболева более
разбросанности имеющихся в научном обороте десяти лет занимался раскопками археологиче-
коллекций и материалов, нет, и мы вряд ли уви- ского комплекса, который он соотносит с Ки-
дим ее в ближайшее время. зыл-Турой.
Значение этого комплекса показала даже Кизыл-Тура – единственный город на тер-
частичная публикация тобольскими учеными – ритории татарских государств Западной Сиби-
1. ИСТОРИОГРАФИЯ ИЗУЧЕНИЯ 29

ри, который нашел свое отражение в достаточ- ца, изделия из кости. Эти материалы позволили
но ранних изобразительных источниках. Его автору утверждать: «Таким образом, локализа-
нарисовал для своей летописи в конце XVII в. ция Кызыл-Туры достаточно надежно устанав-
С.У. Ремезов. На рисунке видны три ряда укре- ливается на основе исторических источников
плений со сложной системой проходов, назем- разных видов, что впрочем, не снимает ряда
ные жилища и, возможно, дом правителя или других вопросов изучения памятника» [Дан-
мечеть. Побывавший на развалинах крепости ченко, Горькавая, Грачёв, Колесникова, 2001,
Кизыл-Тура в 1771 г. историк И.П. Фальк видел c. 76–89; Данченко, Грачев, 2003, c. 277–278;
разрушенную башню мечети и остатки камен- Данченко, 2008 б, c. 221-224].
ного дома. В городище, по его сведениям, к тому Важным шагом в изучении событий, свя-
времени уже никто не жил [Фальк, 1824, c. 202]. занных с историей сибирских ханств, стало изу-
В настоящее время остатки города Ки- чение омскими археологами археологических
зыл-Тура соотносятся с археологическим па- памятников более позднего времени – XVII–
мятником городище Красноярка-II, открытом в XVIII вв. [Татауров, Тихонов, 1996б; Татауров,
1961 г. В.А. Могильниковым во время разведки 2000; 2010]. Это позволило проанализировать
в Омской области. В отчете, предоставленном в изменения, произошедшие в культуре абориге-
Отдел полевых исследований АН СССР, отме- нов Западной Сибири после присоединения их
чалось, что площадка городища, укрепленная к Российскому государству, в том числе и в во-
тремя рядами валов и рвов, имела площадь около енной области. Значительная часть сибирских
1500 кв. м. Высота валов относительно дна рвов татар поступила на военную службу новому го-
достигала 2 м, а с напольной стороны – 0,75 м. В сударству, но во многом сохранила традицион-
1966 г. В.А. Могильников продолжил изучение ный комплекс вооружения.
памятника, раскопав около 100 кв. м. Однако он Исследования во второй половине ХХ в.
считал, что более вероятно то, что Кизыл-Турой позволили создать определенную базу архео-
было другое городище – Голая Сопка – которое логических древностей, связанных с историей
по своей планиграфии очень похоже на Искер сибирских тюрко-татарских государственных
[Могильников, 2001 а, c. 258–261]. образований. Большой вклад в эту работу внес-
Со второй половины 1990-х гг. исследо- ли сотрудники Томского и Уральского универ-
ванием Красноярского городища занимается ситетов, Новосибирского и Омского педин-
археологическая экспедиция Омского государ- ститутов. Среди них следует отметить работы
ственного педагогического университета под В.И. Матющенко, А.С. Чагаевой в Прииртышье,
руководством Е.М. Данченко, который считает, В.И. Молодина, В.И. Соболева в Северной Ба-
что Кизыл-Туру можно уверенно соотносить рабе, Т.Н. Троицкой в Новосибирском Приобье,
с Красноярским городищем. Одним из доказа- В.Д.  Викторовой, Н.В.  Фёдоровой, В.М.  Мо-
тельств в пользу этого предположения является розова, С.Г.  Пархимовича в Нижнем Приобье,
чертеж С.У. Ремезова, на котором «город царя Л.А.  Чиндиной, Л.М.  Плетнёвой, А.И.  Бобро-
Иртышака» помещен на правом берегу Ирты- вой, Г.И. Гребневой в Томском Приобье и мно-
ша, выше устья Ишима, между местом, обозна- гих других.
ченным как «Красный Яр», и устьем небольшой Результатом накопления археологических
речки. Означенная «география» совпадает с рас- и этнографических источников стало появление
положением Красноярского городища, которое в конце ХХ в. обобщающих работ по матери-
находится ниже современной д. Красноярка и альной и духовной культуре средневекового на-
выше устья р. Утускун, протекающей у подно- селения отдельных регионов Западной Сибири
жия мыса. Совпадение топонимов «Кизыл-Ту- [Молодин, Соболев, Соловьёв, 1990; Плетнева,
ра» и «Красный Яр», по мнению Е.М. Данченко, 1997; Адамов, 2000а; Коников, 2007].
также вряд ли носит случайный характер [Дан- К сожалению, после безвременной кончи-
ченко, Грачев, 2003, c. 277–278]. ны В.И.Соболева археологические исследова-
Во множестве разновременных культур- ния в русле изучения сибирских государствен-
ных напластований Красноярского городища ных образований не получили дальнейшего
Е.М. Данченко и его коллегам удалось выявить развития, и только в последние годы начались
комплекс предметов, соотносимых ими со вре- определенные подвижки в развитии этого на-
менем Сибирского ханства. Коллекция включа- правления – возобновились археологические
ет глиняную и металлическую посуду, железные работы на комплексах, соотносимых с истори-
ножи и наконечники стрел, импортные брон- ей Сибирского ханства. Проведены конферен-
зовые перстни, стеклянные бусы, бронзовые ция по данной тематике: «История, экономика
пряжки и обоймы, бронзовые фигурки, прясли- и культура средневековых тюрко-татарских
30 ТЮМЕНСКОЕ И СИБИРСКОЕ ХАНСТВА

государств Западной Сибири» (г. Курган, 2011, ленная аккумуляция и интеграция исследова-
2014). Однако координация археологических ний ученых и научных центров, занимающихся
исследований комплексов тюрко-татарской го- проблемой истории тюркоязычных народов,
сударственности отсутствует и научного центра, происходит в последние годы на базе АН РТ и, в
который взял бы под свое начало специализиро- частности, Института истории им. Марджани в
ванное изучение этой темы, пока нет. Опреде- рамках программы «Идель-Алтай».
2. ИСТОЧНИКИ 31

2. ИСТОЧНИКИ

2.1. РУССКИЕ ИСТОЧНИКИ

Основным источником информации по Однако ценность этих источников заключа-


истории Тюменского и Сибирского ханств ется, прежде всего, в том, что они закрывают
были и остаются русские летописи, посоль- большую лакуну иных источников, которые
ские книги и отчасти делопроизводственная приходятся на период 1510–1540-х гг. [Мас-
документация. Восточные исторические со- люженко, Рябинина, 2009 а, с.170–171].
чинения дают, прежде всего, информацию о Большинство русских источников, в том
генеалогии Шибанидов, последовательности числе посольских и делопроизводственных,
их правления, гораздо меньше сообщений было опубликовано на протяжении XVIII–
имеется о событийной истории, особенно XX  вв., но их выборочная сверка, проведен-
второй половины XVI века. Лишь для перио- ная А.В. Беляковым и В.В. Трепавловым1, с
да 1420-х – 1460-х гг., то есть времени борь- имеющимися оригиналами в архиве, показала
бы различных ветвей Шибанидов за власть некоторые, иногда довольно принципиаль-
над улусом и юртом, правления узбекского и ные, расхождения и лакуны. Это ставит во-
тюменского хана Абулхайра, а также после- прос о необходимости как продолжения этой
довавшей после его смерти смуты и борьбы работы, так и о новой публикации некоторых
за власть, в ходе которой ведущее место зани- документов.
мает тюменский хан Ибрахим, имеется более Русское летописание позволяет рекон-
подробная информация. Немаловажную роль струировать как внешнюю политику, так и
восточные источники играют в реконструкции некоторые нюансы внутренней истории Тю-
кланового и племенного состава ханства этого менского ханства во второй половине XV –
времени, системы управления, политических начале XVI в. и Сибирского ханства второй
и повседневных традиций ханского двора и половины XVI в. Часто это вызвано участием
окружающей его аристократии. Все это имеет Сибирских Шибанидов в знаковых для Мо-
большое значение в выявлении связей сибир- сквы внешнеполитических акциях (убийство
ской государственности с предшествующими большеордынского хана Ахмата в январе 1481
периодами вхождения этой территории в со- года, взятие Казани в 1496 году). По многим
став Монгольской империи и Золотой Орды. пунктам тюменской и сибирской истории ана-
Однако именно с хана Ибрахима начи- лиз летописной информации неотъемлем от
нается почти двухвековой период власти этой сообщений по этим же вопросам в посольской
линии Шибанидов – потомков хана начала документации, которая позволяет выявить по-
1420-х гг. Хаджи-Мухаммада – на юге Запад- зиции разных сторон конфликтов (Тюмень и
ной Сибири. Это время нашло более полное Сибирь, Москва, Ногаи, Казань, Крым). При
отражение именно в русских источниках, на этом неоднократно указывалось, что соб-
анализе которых и будет сконцентрировано ственно тюменские и сибирские книги, в том
внимание авторов. Достаточно сложная по числе связанные с ханами Ибрахимом и Ку-
структуре и пониманию информация содер- чумом, имевшиеся в московских архивах еще
жится также в татарских сочинениях и леген- в первой четверти XVII в., не сохранились по
дах, написанных и записанных уже во время разным причинам до наших дней [Государ-
вхождения территории Сибирского ханства в ственный архив, 1978 а, с.138, 196; 1978  б,
состав Российского государства. До сих пор с.471; Опись, 1979, с.289]. Это изрядно за-
до конца не определен информационный по- трудняет реконструкцию многих событий и
тенциал западноевропейских источников, в заставляет исследователей опираться, пре-
частности, записок путешественников XVI жде всего, на сохранившиеся ногайские кни-
века и примыкающей к ним картографии, ги. А.Г.Нестеров отмечает, «что «Сибирские
в отраженной во введении к данной книге. дела» XV–XVI вв. были утеряны еще архив-
Во многих случаях авторы этих сочинений ными чиновниками Российского государства
были послами европейских держав в Москву, в XVII в., вероятно, «за ненадобностью», как
и имевшаяся у них информация зависела от 1 Большинство результатов этой проверки пока не
московских информаторов, которые сами не опубликованы, они обсуждались между исследователями
всегда владели соответствующими знаниями. в личной переписке в ходе написания данной книги.
32 ТЮМЕНСКОЕ И СИБИРСКОЕ ХАНСТВА

утратившие свое внешнеполитическое значе- идучи к Тюмени торгом» [ПСРЛ, 1901, с.158].
ние» [Нестеров, 2004, с.280]. Примечательно, что схожее сообщение имеется
При этом корпус русских летописей в Архангелогородском летописце под 1481 го-
можно разграничить по двум категориям: гео- дом: «Того же лета Андрей Мишнев с шилники
графическому и событийному. В географиче- и с устюжаны ходили в Великую Пермь, да по-
ском аспекте интересующее нас летописание били вогулич под Чердынем, а на Каму шедши,
подразделяется на общерусское, северорус- до въстретили гостей и тюменских тотар, да по-
ское и сибирское. С этим делением напрямую грабили» [ПСРЛ, 1982, с.95]. Представляется
связана и вторая категория. Ее условно можно вполне вероятным, что оба сообщения могли
поделить на три части. быть получены из одного и того же источника,
Первая – это события, в которых прини- поскольку в обоих случаях фигурирует кон-
мали участие непосредственно ханы и цареви- кретный регион. Возможно, летопись зафик-
чи из числа Сибирских Шибанидов (летопис- сировала одно из ответвлений торгового пути,
ные известия за 1480–1481, 1496, 1499–1500, ведущего из Приуралья в Западную Сибирь.
1505, 1555–1563, 1569–1582 гг. (в последних Вологодско-Пермское летописание мож-
двух случаях с некоторыми лакунами)). но назвать одним из крупнейших среди ло-
Вторая – события, связанные с упоми- кальных сводов. М.Н. Тихомиров, исследуя
нанием либо Тюмени, либо тюменских татар списки, пришел к выводу о том, что все они
(события 1475, 1481, 1483–1484 гг.) были составлены в середине XVI века [Тихо-
Третья – косвенные данные, так или ина- миров, 1979, с. 139–140]. Проанализировав
че повлиявшие на политику Тюменского и Си- летописные известия, историк обратил внима-
бирского ханств (например, свержение казан- ние на то, что статьи летописи за XII–XIV вв.
ского хана Али в 1487 году). содержат заимствования из Софийской I и
В общерусском летописании зафиксиро- Симеоновской летописей [Тихомиров, 1979,
вано наибольшее количество записей, связан- с.141–143], однако интересующие нас отрыв-
ных с историей Тюменского ханства. Самым ки (разгром хана Ахмада, поход русских войск
крупным летописным сводом середины XVI за Урал), по мнению М.Н. Тихомирова, исхо-
века стала Никоновская летопись, составлен- дят «из третьего источника». Автором было
ная на основе нескольких десятков списков, выдвинуто предположение о том, что сведе-
доводящая свое повествование до 1560 года ния взяты «из каких-то летописных заметок,
[Клосс, 1980, с. 10]. К ней примыкают такие составленных на севере Руси при дворе епи-
своды, как Симеоновская летопись, Иоаса- скопа Пермского Филофея», или «из летопис-
фовская и др. Еще одним общим сводом, за- ных известий московского происхождения,
конченным в последнем десятилетии XV века, большей частью в редакции продолжения
стал Московский летописный свод, в котором Симеоновской летописи (до 1493 г.)» [Тихо-
большое внимание было уделено взаимоотно- миров, 1979, с. 143]. Б.М. Клосс, исследовав-
шениям Московского великого княжества и ший краткие вологодско-пермские летописи,
Новгорода [ПСРЛ, 1949, с.3]. некоторые фрагменты из которых не вошли в
Подробным образом события 1480 и основной свод, отметил влияние московского
1496  г. изложены в Никоновском своде. Ин- летописания [Клосс, 1976, с. 267]. Таким об-
формация об убийстве Ахмад-хана является разом, эта локальная ветвь имела заимство-
наиболее часто упоминаемой в летописании. вания как из центрального летописания, так
Несмотря на детальное изложение перипетий и самостоятельные источники информации,
«стояния на Угре», летописец тем не менее не прежде всего данные о сибирских походах
стал акцентировать внимание на последующих конца XV в. Отметим, что сравнительный
событиях. К примеру, роль непосредственных анализ известий из Вологодско-Пермской и
убийц хана отводилась в разных абзацах летопи- Симеоновской летописей показал отсутствие
си одновременно Ибаку и его шурину – ногай- в последней данных о приведении в поддан-
скому мирзе Ямгурчи [ПСРЛ, 1901, с.202, 203]. ство югорских князей. Тем не менее сведения,
В иных сводах подобное противоречие отсут- касающиеся событий в Московском княже-
ствует [ПСРЛ, 2007, с.268; ПСРЛ, 1949, с.328]. стве, фактически идентичны в обоих сводах
Составитель Никоновского свода оставил [Тихомиров, 1979, с.143–144].
уникальное сообщение о торговле с Тюменским К вологодскому летописанию примы-
ханством, отсутствующее в иных источниках: кает также Вычегодско-Вымская летопись, в
«Того же лета (1475 год – прим.) Татарове Ка- которую составитель включил события, про-
заньстии побили Устюжан на Каме 40 человек, исходившие на территории Приуралья и Си-
2. ИСТОЧНИКИ 33

бири, в летописи упомянута и Тюмень [Вы- на обстоятельства смерти хана Ахмата и по-
чегодско-Вымская летопись, 1958, с.262, 266]. следующего визита, посла Ибак-хана князя
Б.Н. Флоря датировал ее концом XVI – нача- Чюмгура [ПСРЛ, 1982, с.95]. Упоминание о
лом XVII в. По мнению исследователя, лето- посольстве является уникальным. Несомнен-
пись имеет большое текстуальное сходство с но, по его итогам была составлена посольская
Устюжским летописным сводом [Флоря, 1967, книга, материалы которой каким-то образом
с.219–220], а также с Вологодско-Пермским попали именно в провинциальный свод, а не
летописанием, причем ряд деталей местно- общерусский [Парунин, 2013, с.58].
го происхождения дополняют основной ле- Помимо сообщения о дипломатическом
тописный свод. На основании этого факта посольстве в северорусском летописании ос-
Б.Н. Флорей выдвинуто предположение, что вещается вопрос и о последующих действиях
автор использовал не дошедшую до нас лето- Ибак-хана. В частности, Архангелогородский
пись [Флоря, 1967, с.223]. летописец сообщает следующую информа-
Вологодско-Пермская летопись привле- цию: «И стоял царь Ивак 5 дней на Ахмато-
калась в качестве основы для составления ве орде и поиде прочь, а ордобазар с собою
поздней (XVII в.) Холмогорской [ПСРЛ, 1977, поведе в Тюмень, не грабя, а добра и скота и
с.4)]. Однако данное замечание К.Н. Серби- полону литовскаго бесчисленно поимал и за
ной не до конца точно: сообщение о казанских Волгу перевел» [ПСРЛ, 1982, с.95]. Вологод-
походах Мамук-хана не могло быть взято из ско-пермский летописец ограничился более
географически близких сводов, так как их со- кратким упоминанием («а дочерь его взя и
ставители не уделили значительного внима- Орду розпустоши, и базарь разграби, и полон
ния данному событию. Отрывок практически весь за Волгу перевезе в Ногаи» [ПСРЛ, 1959,
идентичен по своему текстуальному содер- с.274]), в то время как общерусские своды
жанию общерусским сводам [ПСРЛ, 1977, практически не обратили внимания на данный
с.130–131; ср. с ПСРЛ, 1901, с.242–243]. эпизод: «тогда прииде на него царь Ивак Но-
Локальным является и Устюжское лето- гаискыи и Орду взя» [Иоасафовская летопись,
писание, содержащее в себе схожие с вологод- 1957, с.122]. На наш взгляд, столь пристальное
ско-пермским сводом известия 1483–1484 гг. внимание к действиям Ибак-хана свидетель-
К.Н. Сербина, занимавшаяся исследованием ствует о наличии независимого источника,
летописца, отметила в качестве протографа возможно, очевидца событий. Не исключено,
местную устюжскую летопись, не сохранив- что информация могла быть отражена и в хан-
шуюся до наших дней, которая выступала ской грамоте к московскому великому князю.
как хроника с кратким перечислением всех Заслуживает краткого объяснения тер-
важнейших событий региона. По мнению мин «ордубазар», вызвавший в исследователь-
исследователя, в ней же были размещены и ской литературе различные мнения. А.Г. Не-
результаты походов на Югру и Обь 1483–1484 стеров связывает термин с кочевой ставкой,
и 1499 г. [Сербина, 1985, с.10–11]. Из местной где производилась, помимо всего прочего,
летописи в первой половине XVI века был чеканка монет [Нестеров, 1994, с.59–60]. Та-
сформирован Устюжский летописный свод, кая трактовка была необходима исследовате-
ставший впоследствии основой для Арханге- лю для обоснования тезиса о наличии монет
логородского летописца. Вместе со списком Ибак-хана. Выводы А.Г. Нестерова были под-
Мациевича он в 1982 году был опубликован вергнуты критике А.К. Бустановым. Не отри-
в ПСРЛ. А.А. Шахматов, А.Н. Насонов, а за- цая существования на сибирских территориях
тем и К.Н. Сербина полагали, что в основе денежного обращения, исследователь не на-
Устюжского свода лежали общерусский и ро- шел аргументов в пользу чеканки собственной
стовский своды [Сербина, 1985, с. 50–51]. монеты Ибрахимом [Бустанов, 2011а, с.10–
К.Н. Сербина обратила внимание и на 14]. В проблеме терминологии исследователь
местную версию «стояния на Угре», в кото- склонился к мнению В.В. Трепавлова, о том,
рой «с одной стороны, нет обвинения в из- что «Орда-базар» – большая группа лиц, об-
мене братьев и показана растерянность Ива- служивающих ставку правителя (орду). Поми-
на III, а с другой – не содержится осуждения мо купцов в орда-базар входили ремесленни-
Софии и бывших с ней в «бегах». В качестве ки, придворные служители вместе со своими
объяснения ей была предложена версия о со- семьями, юртами, хозяйствами» [Посольская
ставлении данного отрывка уже после при- книга, 2003, с.65, прим.17; Бустанов, 2011а,
мирения Ивана III с Софьей [Сербина, 1985, с.25–26]. К такому определению склонился и
с. 63]. При этом автор не обратила внимания Д.Н. Маслюженко [Маслюженко, 2008, с.92].
34 ТЮМЕНСКОЕ И СИБИРСКОЕ ХАНСТВА

Манипуляция Ибак-хана с «базаром» в послали» [ПСРЛ, 1982, с.95]. В связи с этим


летописях выглядит неоднозначной. В одном важно следующее замечание: «В целом можно
случае фигурирует формулировка «базарь раз- заключить, что в конце XV – начале XVI вв.
граби», в другом – «ордобазар с собою поведе в государственном делопроизводстве уже су-
в Тюмень, не грабя». Этот факт свидетельству- ществовали определенные традиции ведения
ет либо в пользу вариативности первоисточни- посольской документации. Разрабатывались
ков описываемого события, либо же термины способы её систематизации и предпринима-
имеют разное смысловое наполнение. Второй лись меры, обеспечивающие сохранность
вариант находит свое подтверждение в текстах дипломатических документов» [Лукичев, Ро-
посольских книг. Ногайская посольская книга гожин, 1984, c.9]. По мнению В.И. Саввы, ран-
1551 г. свидетельствует: «И тово ж государь, ние посольские книги по большей части пред-
дни ко мне послал князь Исуп человека своего, ставляли собой известия летописей [цит. по:
Янчюрою зовут, ордабазарец: поеде, князь ве- Почекаев, 2010, с.16]. Особенностью первых
лел тобе место указать, где стать. И поставил, посольских книг было и то, что в них отсут-
государь, меня блиско базара. А подворья и ствовал статейный список послов [Лукичев,
корму не дал» [Посольские книги, 2006, с.52]. Рогожин, 1984, c.9].
Ногайская посольская книга 1576 г. содержит Среди фрагментарных сведений о Тю-
память воеводам от Ивана Грозного, в которой менском ханстве нельзя не отметить события
царь велел своим подчиненным «….быти во- русского похода на Обь в 1483 году, которые
еводам князю Борису и князю Ивану у нага- нашли отражение в Архангелогородском ле-
иских послов и у ардабазарцев, и береженье тописце [ПСРЛ, 1982, с.95], Вологодско-Перм-
к ним держати обема заодин по сему госуда- ской летописи [ПСРЛ, 1959, с.275] и Вычегод-
реву наказу, покаместу базару не дадут им» ско-Вымской летописи [Вычегодско-Вымская
[Посольская книга, 2003, с.16]. Исходя из ука- летопись, 1958, с.262], причем в первом лето-
занных сообщений можно предположить, что писце фигурирует фраза: «А воиводы великаго
базар – место, обозначенное для проведения князя отошли вниз по Тавде реце мимо Тюмень
торговых операций, ордабазарец – лицо, осу- в Сибирьскую землю» [ПСРЛ, 1982, с.95]. От-
ществляющее торговлю, а ордабазар, вероят- метим, что упоминание о походе весьма об-
но, обозначает ставку правителя [Посольские ширно, о нем имеются также сообщения и в
книги, 2006, с.383]. В любом случае, приве- общерусском летописании [ПСРЛ, 1901, с.215].
денные отрывки фактически не противоречат По мнению К.Н. Сербиной, подобные «записи
существующим трактовкам, позволяя лишь волне могли дать и устюжские попы, которые
увязать ордобазар с торгово-экономическим вместе с устюжанами принимали участие в по-
аспектом. Вероятно, с этим же аспектом свя- ходах», используя в качестве примера поход
зано и следующее сообщение из Архангело- устюжан на Казань в 1469 г., в числе которых
городского летописца, цитировавшееся выше был поп Иван, гипотетический автор наблю-
(об ограблении «гостей и тюменских тотар»). дений о походе [Сербина, 1985, с. 10]. Схожая
Подобные детали в совокупности с сообщени- ситуация могла возникнуть и при составлении
ями из посольской документации (в ответ на рассказов об экспедиции на Обь [подробнее об
грамоту муромского наместника князя Федо- источниках по походу 1483 г. см.: Маслюжен-
ра Хованского о прибытии посла Ибак-хана ко, Рябинина, 2014 а, с.115–123].
Чюмгура, Иван III велел не давать корма на Интересные подробности приводит
тех коней, что гонят на продажу [Посольская Б.М. Клосс, анализирующий в своей статье
книга, 1984, с.17]), указывают на развитие тор- краткие летописцы, предшествующие основ-
говых отношений в ханстве. ному Вологодско-Пермскому летописанию.
Именно после разгрома Ахмада в январе В одном из них, описывающем событие до
1481 г. начинаются известные в источниках ди- 1489 года, упомянуто буквально следующее:
пломатические переговоры между Тюменью и «В лето 6992. Великого князя воеводы ходили
Москвой. Летописец указывает, что «Того же князь Федор Курбьскои да Иван Салтык Тра-
лета (1481 год – прим. авт.) царь Ивак послал вин на Вогуличи, на Асыку да на Юмшана, с
посла своего Чюмгура князя к великому кня- Вологжаны да со Устюжаны. И бися Юмшан
зю Ивану Васильевичу и к сыну его великому и убежа в лес; и побиша многа татар Тюме-
князю Ивану Ивановичу с радостию, что супо- ских и Сибирь плениша и одолеша» [Клосс,
стата твоего есми убил, царя Ахмата. И князь 1976, с.270]. Упоминание о «побиша многа
великий посла Ивакова чествовал и дарил и татар Тюмеских» придает иной контекст по-
отпусти ко царю с честию, а царю Иваку теш ходу, результаты которого, однако, не отраз-
2. ИСТОЧНИКИ 35

ились на отношениях Тюменского ханства и Характерен обширный количественный


Москвы. Остается неясным, где именно и при состав посольства, а также его незапланиро-
каких обстоятельствах были побиты эти тата- ванный визит, о чем свидетельствует посла-
ры, а также почему это известие не оказалось ние наместника Мурома князя Федора Хован-
замеченным в иных летописях. При этом ского великому князю: «Государю великому
вполне резонно замечание в исследователь- князю Ивану Васильевичу всей Русии холоп
ской литературе, что после событий 1480– твой, государь, Федорец Хованской челом
1481 гг. русские по-прежнему слабо представ- бьет. Приехали, государь, к тобе послы из На-
ляли себе историю и географию сибирских зе- гайские Орды, Иваков слуга, а зовут его Чюм-
мель [Маслюженко, Рябинина, 2014 а, с.119]. гуром, да Мусин мурзин слуга, Адиком зовут,
Русское летописание характерно тем, что да Емгурчеев мурзин слуга, Тувачем зовут; а
предоставляет и косвенные данные, позволя- всех их, государь; а всех государь, двадцать
ющие очертить некоторые аспекты внешней да два. А сказывают государь, Волгу возилися
политики сибирских Шибанидов в конце XV под Черемшаны; а провожал их, сказывают,
века. С этим напрямую связаны события во- Алказый, да Бегиш, да сын его Утеш, да Чет,
круг смещения казанского хана Али (Алега- да Икайсым Сегит; а провожали их, государь,
ма). Сам факт политического переворота в полем до Суры, до Папулы, до Мордвина; а
Казанском ханстве нашел отражение прак- оттоле, государь, сказывают, ехали на князя на
тически во всех летописных сводах [ПСРЛ, Ромодана, да на Кырданову Мордву, да на Са-
1901, с.218; ПСРЛ, 1949, с.331; ПСРЛ, 1994, коны; а нынеча, государь, стоят за рекою про-
с.164; Книга, 1850, с.4]. тив города. И яз, государь, на сю сторону их
Эта история получила продолжение в возити не велел без твоего ведома, и ты, госу-
дипломатических отношениях Москвы и Тю- дарь, как укажешь» [Памятники, 1884, c.41].
мени. Наиболее важные детали, позволяющие Послание интересно тем, что позволяет
частично реконструировать историю Тюмен- определить некоторые особенности посоль-
ского ханства с 1489 по 1494 г., содержатся в ства. В частности, оно достаточно обширно
данных двух посольств ко двору Ивана III из («двадцать да два»), его некоторое время со-
Тюмени, что было связано с изменившейся провождали давние противники русской пар-
политической обстановкой, позволившей на- тии в Казани, бежавшие к Ибрахиму («Ал-
ладить дипломатический обмен между двумя казый, да Бегиш, да сын его Утеш, да Чет,
государствами. Постепенный уход Большой да Икайсым Сегит»). Среди них были как
Орды с политической арены втянул в орбиту казанские князья, так и в последнем можно
влияния Российского государства многие пе- видеть сейида, то есть представителя ислам-
риферийные политические образования, среди ского «духовенства». То, что посольство было
которых Казанское ханство, уже упомянутые внезапным, подтверждает следующая фраза:
ногаи и руководители Тюменского ханства. Во «И яз, государь, на сю сторону их возити не
время визита осенью 1489 года посольства от велел без твоего ведома, и ты, государь, как
ногаев и Сибирских Шибанидов во главе с кня- укажешь». Очевидна растерянность намест-
зем Чюмгуром прозвучало следующее требо- ника при появлении многочисленного по-
вание со стороны представителя Ибак-хана: «С сольства. Помимо чисто дипломатических,
Алегамом царем меж вас крепкая правда и сло- посольство ставило своей целью и улучшение
во было, и тебя, к слову прямя, слышел есми; и торговых отношений, что косвенно доказы-
яз ныне тех слов правду познаю: Алегама царя вается фразой из ответной грамоты великого
ко мне отпустите, оба одного отца дети» [По- князя: «И князь великий, того же месяца сен-
сольская книга, 1984, с.18]. Нежелание Ивана тября, послал против ногайского посла Юша
III отпустить бывшего хана стало камнем прет- подъячего, а велел ему давати послу корм на
кновения на переговорах и не позволило раз- стану по два борана, а овчины назад отдавать.
решить проблемную ситуацию, хотя в итоге А на кони, на которых они идут, на десятеро
отношения Москвы и Тюменского ханства не лошадей четверть овса; а которые кони гонят
претерпели изменений. Таким образом, допол- на продажу, на те кони корму не давати» [Па-
няющие друг друга косвенные и прямые сооб- мятники, 1884, c.41]. Характерна фраза о том,
щения источников позволяют глубже заглянуть что люди послов «кони гонят на продажу».
не только во внешнеполитические ориентиры Однако, судя по всему торговые вопросы но-
Сибирских Шибанидов, но и отметить некото- сили второстепенный характер, но кое-какие
рые детали во взаимоотношениях Московского выгоды послы все же получили, что и было
великого княжества и тюрко-татарских ханств. зафиксировано в ответной грамоте: «..как по-
36 ТЮМЕНСКОЕ И СИБИРСКОЕ ХАНСТВА

шлют царь и мырзы к великому князю и кто с та то стоит» [Памятники, 1884, с.128–129]. На
ними пойдут торговые люди, ино бы им в ве- запрос мирзы был получен положительный
ликого князя земле задержки не было да и по- ответ: московский князь сторонникам хана
шлин бы с них не имали» [Посольская, 1984, Али приказывал «есте ко мне с моим челове-
c.22]. Можно сделать вывод о том, что торгов- ком с Тулушом, чтобы вам ехати ко мне. И вы
ля Шибанидов с Москвой носила спорадиче- бы к нам поехали, а мы вас жаловати хотим»
ский характер, т.е. она могла сопровождаться [Памятники, 1884, с.130]. Несмотря на кос-
прибытием посольства. венность, приводимое сообщение демонстри-
Непосредственно сам текст грамоты, а рует разность подходов в построении дипло-
также весь процесс переговоров позволяет матических отношений с Москвой: в то время
многое понять в системе взаимоотношений как Ибак-хан непреклонен к политическому
Москва – Ногаи – Тюмень. Специфика текста статусу своих протеже, Муса более гибок. Тем
грамоты [Посольская, 1984, c.18], по мнению самым дипломатическая документация в на-
А.К. Бустанова, свидетельствует о том, что чале 90-х гг. XV века знаменует фактическое
грамота была писана арабским письмом на расхождение внешнеполитических ориенти-
тюркском языке [Бустанов, 2011 а, c.23–27] ров двух союзников.
и, по всей видимости, была двуязычной, или Грамоты показывают также иерархиче-
переведена при получении. Вероятнее всего, ский статус тюрко-татарских ханств в глазах
это свидетельствует о наличии при ханском Московского государства, что отразилось на
дворе канцелярии и писцов, знавших общие дипломатическом статусе послов. В частности,
золотоордынские традиции составления доку- «базарьскому князю» Чюмгуру в посольской
ментов. По своему происхождению они в рав- книге придан статус посла, тогда как предста-
ной степени могли быть из бывшего вилайета вители Ногайской Орды Адык и Тувач названы
Чимги-Тура, из захваченного орду-базара Ах- «человеками» [Посольская, 1984; c.17–18].
мада или прийти в Тюмень вместе с казански- Вступительная «Ивакова царева грамо-
ми аристократами. та» содержит также несколько характерных
На дифференцированный характер пере- замечаний, по-видимому, оказавших влияние
говоров указывает и применяемый послом от на весь ход переговорного процесса. Указание
Ибака Чюмгуром термина «брат». По мнению А.К.Бустанова, что слово «поклон» в грамоте
Л.А. Юзефовича и А.К. Бустанова, «термин обозначает не приветствие, а желание «мира»
«брат» в русском дипломатическом обиходе [Бустанов, 2011а, с.23–24], свидетельствует об
XV–XVII вв. выражал политическое равно- определенной напряженности в отношениях
правие» [Юзефович, 1988, с.16–18, Бустанов, между двумя государствами, поскольку офи-
2011а, с.23]. Ответное послание от великого циальным поводом для прибытия стал вопрос
князя заключило в себя определенные требо- о выдаче «брата» Алегама, бывшего хана Ка-
вания для признания политического статуса зани. Самый факт выдачи нежелательного для
«братства»: «…похочет с нами Ивак царь друж- Москвы хана вызывал определенный холод в
бы и братства, а мырзы с нами дружбы похотят, переговорах. Посольство 1489 года не добилось
и они бы то взятое, головы и иной грабеж весь, сколько-нибудь значительных результатов. По-
что Алказый, да Касим Сеит, да Бегиш, да Утеш, зиция сторон носила непримиримый характер,
да Тувачев брат…и иной грабеж весь, велели от- и поставленные цели не были выполнены.
дати» [Посольская, 1984, c.21]. Однако, как нам Третье посольство Ибак-хана, очевидно,
известно, эти условия Ибрахимом выполнены было связано с меняющейся политической
не были, казанцы оставались как при его дворе обстановкой в регионе, активным участием
в Тюмени, так и при его брате Мамуке. ногайско-шибанидской коалиции в войне про-
В этой связи интересны материалы пере- тив ахматовых детей. Вторжение Ибак-хана и
писки ногайского мирзы Мусы с Иваном III. В ногаев в большую политику состоялось осе-
письме от 3 августа 1491 года Муса сообщает, нью 1492 года и связано с неудачным походом
что «Утеш князь нынеча у нас живет; как бы под Хаджи-Тархан, о чем было сообщено в
ему царю служить помощником буди, брат- дипломатической переписке: «Да еще слово
ству примета то стоит, дни впереди к добру, то: из Орды человек наш приехал Шиг Ахмет
надобный человек стоит, прошенье бы инако до Сеит Магмут цари. А Нагаи Муса да Ям-
не было. – Ивану князю Мусино слово то. Ка- гурчей мурза Ивака да Мамука цари учинити
сым Сеит нынеча у нас живет; о нем у тебя идут, в Астрахани были пошли, и как слышев-
просим, царю моля, чтобы ему на его юрт ити, ши назад к Тюмени покочевали, так ведал бы
помощник будешь, а с ними в братстве, приме- еси» [Памятники, 1884, c.168].
2. ИСТОЧНИКИ 37

В дипломатической документации есть Здесь мы усматриваем очередной призыв


сообщение о повторном походе Шибанидов и Ибак-хана к освобождению казанского хана
ногаев против ахматовых детей: «Сказати ему Али и одновременно напоминание об «услу-
Менгли-Гирею царю о после, как будет при- ге», оказанной представителями Чимги-Туры
гож: перед ним. Господине, поездом дни за и ногаев в 1481 году по низвержению Ахмада.
три, приехал ко государю нашему к великому Новый поход в грамотах никак не огова-
князю из Ногай от Ивака царя посол, Чюмгу- ривается, да и в целом стоит отметить, что пе-
ром зовут, о дружбе и о братстве и о едина- реговоры не носили продолжительного харак-
честве на Орду, а сказывает, что царь Ивак и тера, что согласуется и с краткостью грамот
брат его Мамук и все князи пошли на Орду» [Парунин, 2011 в, с.44]. В ответном послании
[Памятники, 1884, с.206]. Представляется подчеркивается желание Ивана III к дальней-
очевидным, что контекст грамоты Ибак-хана шему сотрудничеству с Ибак-ханом и обмену
нужно увязывать именно с подготовкой к во- дипломатическими посольствами: «А хотели
енным действиям. есми к нему послати своего человека, да ны-
В посольских книгах не менее четко да- нечя  есмя своего человека с тобою вместе не
тируется и очередной дипломатический визит успели послати; а вперед аже даст Бог хотим
князя Чюмгура в Москву: «Лета 7002, приехал своего человека к твоему государю, к Иваку
к великому князю от царя Ивака от нагайского царю послати, чтобы дал Бог меж нас брат-
с грамотою человек его Чюмгур» [Памятники, ство и дружба была и люди бы наши меж нас
1884, c.198; Посольская, 1984, c.48]. Таким об- ездили нашего здоровья видети» [Посольская,
разом, посольство в целом можно датировать 1984, с.49].
концом 1493 – началом 1494 г., возможно, оно Итак, можно прийти к заключению, что
было связано с неудачей астраханского похода. посольство 1493-1494 гг. не добилось каких-
Частично это можно обосновать сообщени- либо конкретных целей, которые, однако, прак-
ем из грамоты Ибак-хана: «Ибряимово слово. тически (за исключением вопроса о хане Али)
Великому князю Ивану, брату моему, поклон. и не были озвучены в представленной грамоте.
После того ведомо бы было, слово то стоит: Не было придано сколько-нибудь значения и
промеж Ченгосовых царевых детей, наш отец походу 1492 года, а в целом доброжелательный
Шибал царь стоит с твоим юртом в оприш- тон дипломатических документов может сви-
нину, и друг и брат был; от тех мест межи нас детельствовать о ровных отношениях между
ту Атамыров до Номоганов юрт ся учинил, а двумя государствами. Сей вывод не позволяет
мы учинили далече, а с тобою меж нас добрые согласиться с имеющимися мнениями иссле-
ссылки не бывало. Ино мне счастье дал Бог, дователей относительно желания Ибак-хана
Тимер Кутлуева сына убивши, Саински есми проводить «имперскую» политику или пытать-
стул взял; да ещо сам с братьями и с детьми ся восстановить былое могущество Золотой
условившыся, а великого князя детей на кня- Орды. В противном случае, тон переговоров
женье учинив, на отцов юрт на Волзе пришед был бы совсем иным. Занятие «трона Саин-ха-
стою» [Посольская, 1984, c.48–49]. Под «Но- на» и указание на это, прежде всего, повышало
могановым юртом» И.В.Зайцев понимает еще статус самого хана в политических играх позд-
одно название Большой Орды [Зайцев, 2004, незолотоордынского времени.
с.49–50], и с данной интерпретацией следует Детально описаны в общерусской лето-
согласиться. писной традиции, в том числе в Никоновской
Стоит отметить, что данный абзац дей- летописи, военные походы Мамук-хана на
ствительно представляется спорным, однако Казань, а также его последующее правление
пути решения могут быть следующими. Нача- [ПСРЛ, 1901, с.242–243]. Подобная тщатель-
ло послания является стереотипным по отно- ность повествования, на наш взгляд, вызвана
шению к предыдущей грамоте 1489 года: упо- чисто политическими мотивами. Казанское
минание терминов «брат» и «поклон» могут ханство в тот период находилось в орбите
служить констатацией традиционных полити- геополитических интересов Москвы, и любое
ческих установок Шибанидов по отношению посягательство на его целостность вызывало
к Москве. Упоминание о «Шыбале царе» и соответствующую реакцию. Исследовавший
взятии «Саинского стула», на наш взгляд, тес- летописный отрывок А.В. Аксанов предполо-
но увязывается со следующей частью посла- жил, что он носил по большей части оценоч-
ния: «Да еще Алягама царя как дашь нам, по- ный характер, описывая казанскую политику
сле того твоему недругу недруг стою и твоему Мамук-хана [Аксанов, 2009, с.74–75]. Однако
друг другу стою» [Посольские, 1995, c.46–47]. есть серьезные основания утверждать, что
38 ТЮМЕНСКОЕ И СИБИРСКОЕ ХАНСТВА

столь подробное описание явилось результа- тереса составителей общерусских сводов к


том визита представителей казанской элиты в походу Агалака мог быть связан с ранней не-
Москву, о чем упоминается и в тексте: ...«князь удачей его брата и традиционным интересом
казанский Бараш-Сеит» «бити челом», чтобы Москвы ко всем событиям в Казани, так или
«государь князь великий, нас пожаловал, Ма- иначе угрожавшим ее интересам.
гамед-Аминя царя к нам в Казань не посылал, Несмотря на неудачу, поход нашел от-
понеже от него было великое насилие и бес- ражение и в Разрядных книгах. Причем, если
честие к ахунам нашим, и за то есмя ему из- по летописям количество походов не до конца
менили и прочь от него к Мамуку отъехали» ясно, то в разрядных книгах об отправлении
[ПСРЛ, 1901, с.243]. Резонно предположить, русских воевод на его отражение указано, что
что летописец при составлении свода просто походов было два. Один из них «лета 7007-го
воспользовался текстом отправленной грамо- сентября… прислал к великому князю ис Каза-
ты, переработав ее в нужном идеологическом ни Абделетиф царь, что Урак князь хочет быть
ключе. Сюжет получил наибольшее отраже- х Казани с Салтаганом церевичем. И князь ве-
ние в общерусском летописании [Летопи- ликий послал в Казань воевод своих беречь от
сец, 1781, с.158–159; ПСРЛ, 1901, с.242–243; Урака и от Салтагана». Для отражения набега
ПСРЛ, 1921, с.213; ПСРЛ, 1994, с.170–171; были посланы войска под командованием кня-
Иоасафовская летопись, 1957, с.131–132 и зей С.И. Ряполовского и В.В.Ромодановского,
др.]. Отметим, что северорусские летописцы а также воевод С. Карповича и А.Коробова
(в частности, Вологодско-Пермская летопись) [Разрядная, 1977, с.29]. Второй состоялся в ав-
практически не обратили внимания на упомя- густе 1499 (7007) г.: «Тово же году в августе…
нутое событие, ограничившись лишь кратким послал государь великий князь Иван Василье-
комментарием [ПСРЛ, 1959, с. 290]. вич всеа Русии х Козани полем х царю козан-
После переговоров 1493–1494 гг. и ка- скому беречь ево от Урака и от Солтогана, от
занского похода Мамука дипломатические от- шибанских царевичев, в конной рати воевод
ношения между Тюменью и Москвой, види- своих» [Разрядная, 1966, с.57].
мо, прекращаются, поскольку на тот момент Дальнейшая судьба Агалака может быть
в их продолжении у самих московских пра- прослежена лишь на основании посольских
вителей не было особого интереса. Указание документов в ногайских книгах. В 1507 г. он,
на тюменских ханов фактически исчезает из его двоюродный брат Ак-Курт и сын послед-
русских источников. Редким исключением него Ак-Девлет, находясь в Ногайской Орде,
является упоминание об Агалаке царевиче ведут переписку с московскими князьями
«Мамуковом брате», чей неудачный поход Иваном III и Василием III в попытке полу-
на Казань упоминается в Никоновской и Со- чить казанский престол или выехать в Ме-
фийской летописях [ПСРЛ, 1901, с.249–250; щеру в «Андреев городок каменный», то есть
ПСРЛ, 1994, с.172]. В походе также принял перей-ти на русскую службу. Источник ука-
участие и «князь Казанских князей» Урак, зывает и лицо, которое от имени Шибанидов
упоминавшийся в составе коалиции с Мамук- вело переговоры: «Телевлю князь Куйат», то
ханом как «казак Казанский». Вероятно, в из- есть подтверждает нахождение при династах
менении эпитета кроется и перемена статуса кыйатов, представители которых были при
Урака, возглавившего оппозицию. Его упоми- Шибанидах фактически с 1240-х гг. Не менее
нание в двух походах также свидетельствует важно и то, что здесь мы встречаем указание на
и об устойчивости союза с Шибанидами. На наличие титула царя у Агалака [Посольские,
наш взгляд, летописец специально акценти- 1995, с.52–58, 72–77; Маслюженко, 2011  б,
ровал внимание на словах «измену чинящих с.62–68]. Те же Разрядные книги позволяют
Казанских казаках», дабы подробнее описать проследить дальнейшую судьбу Ак-Девлета и
состояние местного сепаратизма. Интересен и его сына Шах-Али, которые первыми из Ши-
тот факт, что Устюжско-Вологодская летопись банидов выехали в Москву и указываются в
не упоминает об этом походе, который, кста- составе московских войск с 1512/3 по 1541 гг.
ти, более представлял из себя обычный набег. [Разрядные, 1977, с.131, 299].
Зато сохранилось упоминание о практически Северорусское летописание содержит
единовременном приходе на Казань ногаев, еще один интересный факт из внешнеполити-
которые «стояша … под Казанью три неде- ческой истории Тюменского ханства – о похо-
ли и, граду не успев ничто же, возвратишася де сына Ибак-хана Кутлука, который, видимо,
во свояси» [ПСРЛ, 1901, с. 253; ПСРЛ, 1959, сменил дядю Агалака на тюменском престоле,
с.294], то есть вернулись в Тюмень. Факт ин- на приуральские территории: «А приехал в не-
2. ИСТОЧНИКИ 39

делю цветную, а в понедильник на страстнои тике Сибирского ханства с Российским госу-


недели рать пришли без вести ис Тюмени, Ку- дарством.
лук салтан Ивака царев сын з братьею и з детми. В отличие от общерусского и северорус-
Города не взяли, а землю Нижнюю извоивали, ского летописания сибирские летописи пред-
а Усолье на Каме русаков вывели и высекли. ставляют собой самостоятельный источник
И князь Василей Ковер на поле воде в погоню известий, не зависящий от представленных
послал русаков в судех. И они догнали их в Сыл- выше традиций. Сибирское летописание край-
ве на перевозе, заднюю заставу, да и побили» не важно для понимания внутренних аспектов
[ПСРЛ, 1982, с.99]. Практически идентичную истории Тюменского и Сибирского ханства,
информацию сообщает Вычегодско-Вымская поскольку содержит в себе три особенности:
летопись [Вычегодско-Вымская летопись, 1958, 1. Информация, содержащаяся в лето-
с.266]. Событие не несло в себе серьезного по- писных списках, представляет фрагмент исто-
литического резонанса и отразилось только в рии ханства, в основе которого лежат отноше-
региональном летописании; источником инфор- ния Ибак-хана с кланом Тайбугидов.
мации, очевидно, послужили местные сообще- 2. Сложные взаимоотношения Тайбу-
ния. Вызывает интерес в сообщении статус гидов и Шибанидов были составлены на ос-
Кутлук-салтана: если в Архангелогородском ле- нове устного предания группы сибирских та-
тописце он представлен лишь как «царев сын», тар. Судя по контексту сообщения, эта группа
то в Вычегодско-Вымской фигурирует как «си- либо симпатизировала местному клану, либо
бирский царь». являлась их прямыми потомками.
В этих циклах летописей гораздо мень- 3. Именно на основании Сибирских ле-
ше информации о событиях второй половины тописей реконструируются и анализируются
XVI в. Общерусское летописание важно при русско-сибирские отношения 1570-х гг., по-
анализе переписки сибирских князей Тайбу- ход Ермака, борьба против него Кучума в на-
гидов с московским царем Иваном IV, которая чале 1580-х гг. и дальнейшие сибирские со-
явно была заимствована из несохранившихся бытия. Влияние летописей, входящих в эту
сибирских посольских книг [Государственный традицию, друг на друга, заимствование ин-
архив, 1978 б, с.471]. В Дополнениях к Нико- формации вызывает дискуссии исследовате-
новской летописи содержится информация о лей, которые идут уже более 200 лет. Данная
посольствах из Сибири в Москву и обратно проблематика обросла колоссальным количе-
между 1555–1563 гг., условиях переговоров, ством литературы [обзоры по этой проблеме
численности сибирского населения и ряде см.: Андреев, 1960, с.195–227, 245–259; Со-
других деталей [ПСРЛ, 1904, с.248, 276, 285; лодкин, 2010 а, 2012], а ее анализ напрямую
ПСРЛ, 1906, с.313, 370]. Уникальным являет- влияет на построение концепта похода Ерма-
ся сообщение этой летописи о том, что «… ка, его причин и последствий.
сибирские люди царю и великому князю из- Еще С.В.Бахрушин предполагал, что «Си-
менили, дани государевым данщиком давати бирская история» С.У. Ремезова была основана
не учали и взяли к себе на Сибирь царевича» и на местных татарских легендах [Бахрушин,
[ПСРЛ, 1906, с.370]. Хотя в ней тоже идет речь 1916, с.3–8]. Влияние этих легенд может быть
об убийстве Едигера, сам характер прихода к прослежено и в иных сибирских летописях, в
власти вступает в противоречие с рассказом частности, наиболее ранней Есиповской лето-
о событиях 1563 г. в сибирском летописании, писи, транслирующей тайбугидскую легенду.
в котором речь идет о захвате престола Ши- Помимо ангажированности этих легенд и про-
банидами [Ремезов, 1989, с.552; ПСРЛ, 1987, исхождения информаторов из определенной
с.48]. Именно позиция последних летописей группы, можно предположить, что летопись
чаще становится основой для воссоздания со- подверглась идеологической обработке соста-
бытий 1563 г. и последующих годов. вителем в русле побед русского оружия и хри-
Кроме того, в относящейся к северорус- стианского мировоззрения на территории Си-
ской традиции Вычегодско-Вымской лето- бири [Маслюженко, 2010, с.18–19].
писи есть информация о походах Сибирских Для удобства понимания этого аспекта
Шибанидов в Прикамье (на Пермь Великую темы приведем текст «тайбугидской легенды»
и во владения Строгановых) в 1573 и 1582 г. целиком: «Река, глаголемая Ишим вниде усти-
[Вычегодско-Вымская, 1958, с.266, 267]. В ем своим в реку Иртиш, ижо прежде имено-
совокупности с сообщениями Сибирских ле- вах. На сей же реце Ишимо бе царь Моамето-
тописей они образуют корпус информации, вя закону именем Он. И вости на него его же
легшей в основу о конфронтационной поли- державы от простых людей имянем Чингис, и
40 ТЮМЕНСКОЕ И СИБИРСКОЕ ХАНСТВА

шед на него, яко разбойник, с прочими, и уби Встает вопрос и о степени доверия информа-
царя Она, и царство сам примлет Чингис. Не- ции из сибирских летописей. Формулировка
кто же от слуг царя Она соблюде от Чингисова вопроса согласуется, прежде всего, с тем, что
убийства сына Она царя, ему же имя Тайбуга. информаторы Саввы Есипова принадлежали к
По неколицех же летех уведано бысть царю оппозиционным сибирским ханам княжеской
Чингису про Тайбугу, яко сын есть царя Она, династии Тайбугидов, которые могли испове-
и примлет сего, и великою честию почте его, довать свою идеологию. На это в тексте есть
дарует же сему княжение и власть в людех. указание о происхождении династии и о яко-
По сем же князь Тайбуга прося у царя бы его последующем легитимном правлении.
Чингиса отпущения: идеже хощет царь, он Второй пункт связан с уже упоминавшимся
же да идет тамо с воинством. Царь же Чингис выше успехом русского оружия в Сибири, что
собрав воинство много и вооружено и отпу- и было отражено в подробном описании похо-
сти его по реце Иртишу, идеже живяху чюдь. да Ермака и последующих действиях русских
Князь же Тайбуга, шед с воинством, многия войск. Для поиска ответа на столь злободнев-
царю покори по реце Иртишу и по великой ный вопрос, на наш взгляд, нужно разделять
Оби живущих тамо и оттоле возвратися во- летописное известие на ряд блоков, в частно-
свояси с радостию. Царь же Чингис, слыша от сти, отделять легендарный пласт от непосред-
Тайбуги, яко покори ему многия и подручны ственно исторических событий.
сотвори, наипаче честь ему дарует. Паки же К известиям легендарного характера
Тайбуга (проси) от царя Чингиса, ино да от- можно отнести вышеупомянутый эпизод из
пустит его, идеже хощет, тамо да пребывает. Есиповской летописи, а также сообщения о
Царь же отпусти его: «Идеже, – рече – хощеши «Чингызе» и «Онсоме» и сопутствующих со-
тамо да пребываеши». Изыде же князь Тайбу- бытиях, упомянутых в Ремезовской летописи
га со всем домом своим на реку Туру и тамо [Сибирские летописи, 1907, с.318], а также у
созда град, и наречен его Чингиден; ныне же Г.Ф. Миллера [Миллер, 1999, с.186]. Очевид-
на сем (месте) град Тюмень. Жит же Тайбуга но, упор на происхождение Тайбуги и его ди-
во граде (сем) много лет: ту и умре. настии, а также на мнимое родство натолкнули
(По нем же) княжил сын его Ходжа, по А.К. Бустанова на предположение о том, что
нем Ходжин сын Мар. (Маровы дети Адер и) легенда о Тайбугидах формировалась в первой
Ябалак. Князь же Мар женат был на сестре ка- половине XVI в. [Бустанов, 2010, с.34; Буста-
занского царя Упака. (Сей же казанский царь) нов, 2011 а, с.46–47], в период существования
Упак зятя своего Мара уби и градом облада, и княжества. Хотя более резонно предположить,
владе много лет. Маровы же дети Ядер и Яба- что она могла быть востребована непосред-
лак умре своей смертью. По сем Ядеров сын ственно в ходе столкновения Тайбугидов и
Мамет казанского царя уби Упака и град свой Шибанидов после первого посольства 1555 г.
Чингиден разруши, и отиде оттуду внутрь Си- и сепаратных переговоров князей с Москвой.
бирския земли, и постави себе град на реке Эта легенда идеологически обосновывала
Иртише, и назва его град Сибирь, сий рече преимущественные права на власть сибирских
начальний. И живише в нем царь лета многа беков перед Чингизидами. В этом контексте
и умре. И оттоле (пресечеся) царство на реце она могла быть в дальнейшем использована
(Ишиме)» [ПСРЛ, 1987, с.46–47]. при обосновании русских прав на Сибирь из-
Неизбежно встает вопрос об источниках за якобы имевшей место узурпации Кучумом
летописи. Составитель текста Савва Есипов престола и разрыва вассалитета с московски-
пишет следующее: «О царстве же Сибирь- ми правителями. Именно этими интересами,
ском и о княжении написахом ино с летопис- видимо, обосновывалось закрепление самой
ца т[ата]рского….» [ПСРЛ, 1987, с.42]. Я.Г. легенды в сибирском летописании.
Солодкин, рассматривая источники основной Письменная культура княжества Тайбу-
редакции Есиповской летописи, предполагает, гидов находит свое отражение в летописании.
что некоторые сюжеты (в частности, смерть В январе 1555 г. в Москву прибывает посоль-
Кучума) могут быть результатом устного пре- ство «от Сибирскаго князя Едигеря и от всей
дания [Солодкин, 2008, с.36]. Описанная си- земли Сибирьской». В грамоте высказывалось
туация приводит к необходимости выявлять предложение наложить на землю Сибирскую
идейную направленность «летописца татар- дань. Отметим, что после переговоров «царь и
ского», в сюжете которого воплотились исто- государь послал к ним посла своего» [ПСРЛ,
рические предания, в частности, мифологи- 1904, с.248]. Ответное посольство Едигера в
ческое происхождение династии Тайбугидов. сентябре 1557 года, помимо дани, ознамено-
2. ИСТОЧНИКИ 41

валось сопровождающей шертной грамотой му он не упомянул о своем источнике, а сделал


«с княжею печатью» [ПСРЛ, 1904, с.285], что сноску лишь на «летописца татарского»?
свидетельствует о развитом делопроизводстве К вопросу о поисках истоков «Тайбу-
при княжеском дворе. Все сказанное наводит гидской легенды» примыкает и сообщение
на мысль о существовании собственной куль- жалованной грамоты царя Федора Ивановича
турной традиции в Сибирском княжестве, в Кучуму, датированное 1597 годом: «Из дав-
том числе и направленной на идеологическое них лет Сибирское Государство была вотчи-
обоснование существования обособленной на прародителей наших, блаженные памяти
политической власти. Великих государей русских царей, как еще
Гораздо сложнее вопрос – как именно со- на Сибирском государстве был дед твой Ибак
хранилась «тайбугидская легенда» во время су- царь, и з Сибирские земли всякую дань дава-
ществования Сибирского ханства Кучума, осо- ли нашим прародителем Великим государем
бенно если учитывать, что именно Шибаниды царем; а после деда твоего Ибака царя, были
вытеснили оппозиционную династию, хотя сам на Сибирском государ[стве] князи Таибугина
«Тайбугин юрт» сохранялся во владениях Шиба- роду Магмет [князь], [по]сле его Казы князь, а
нидов и после этого. Так, в грамоте царя Федора после Казыя Едигер князь, и те все князи деду
Ивановича Кучуму от 1597 года говорится о них: нашему, блаженные памяти, Великому госуда-
«на которых людеи тебе была большая надежа» рю царю и великому князю Василью Ивано-
[Трепавлов, 2011а, с.74]. О сохранении домена вичю всеа Русии, и отцу нашему, блаженныя
Тайбугидов свидетельствуют сибирские лето- памяти, Великому государю царю и Великому
писи: «Слышав же сия князь Сейдяк Бекбулатов князю Ивану Васильевичю всеа Русии, с Си-
сын, яко атаман Ермак с товарыщи на перекопи бирские земли дань давали» [Исхаков, 2006,
убиении быша, прочии же бежаш[а] из града, и с. 187]. Текст грамоты, являющий собой широ-
яко облада градом царевич Алей Кучюмов сын. кий исторический контекст взаимоотношений
И собрася со всем домом своим и с воинскими Москвы с сибирскими правителями, намекает
людми, и прииде ко граду Сибири, и град взя, и на необходимость мирного урегулирования
царевича Алея и прочих и изгна из града. При- продолжающегося конфликта. Примечатель-
емлет же сей отчину отца своего Бекбулата и но упоминание Тайбугидских правителей в
тако пребываше во граде» [ПСРЛ, 1987, с.64]. той последовательности, что и в сибирских
Другими словами, по мнению летописца, поход летописях: этот факт явно свидетельствует о
Ермака в Сибирь привел к ослаблению полити- наличии единого источника информации. По
ческой власти Кучума и активизации оппозици- предположению А.Т. Шашкова, им мог быть
онного клана. Сейдяк [Шашков, 2001, с.18]. Между тем упо-
В исследовательской литературе присут- минания о «Тайбугине роде» могли фигури-
ствует следующая точка зрения, выраженная ровать и в дипломатической документации
в трудах Е.К. Ромодановской и А.Т. Шашкова. Едигера к Ивану IV, что наводит на мысль о
По мнению А.Т. Шашкова, первым зафикси- возможной многовариантности происхожде-
ровал «Тайбугидскую легенду» сподвижник ния легенды.
Ермака Черкас Александров, получивший ин- Можно заключить следующее. Источник,
формацию от Сейдяка, плененного служилыми послуживший основой для составления Еси-
людьми тобольского воеводы Данилы Чулкова повской летописи, явно носил в себе легенду
в 1587 году [Шашков, 2001, с.18]. По версии о происхождении династии Тайбугидов, слу-
исследователя, Черкас Александров опирался жившую основанием для легитимизации рода
на письменные татарские источники и фоль- – мнимое родство с Чингисханом. Несмотря
клор; составление т.н. «Повести летописной» на пристальное внимание летописца к Тайбу-
произошло в начале XVII в., а летопись Саввы гидам, трудно заподозрить в источнике анти-
Есипова является уже частичной переработкой шибанидскую направленность. Тем не менее,
уже имеющихся материалов [Шашков, 1996, в сюжете противостояния делается намек на
с.132–133, 152]. Н.И. Никитин счел гипотезу разрыв естественного порядка вещей: линия
интересной, однако воздержался от содержа- правления Тайбугидских династов была пре-
тельных комментариев [Никитин, 2001, с.64]. рвана занявшими «град Чингиден» сибирски-
Гипотеза получила аргументированную крити- ми Шибанидами, а именно «казанским ханом
ку Я.Г. Солодкина [Солодкин, 2010 б, с.69–73]. Упаком». Однако справедливость была вос-
К критике стоит добавить лишь следующее: становлена, и вскоре «хан Упак» был убит. Все
если Савва Есипов пользовался при составле- это позволяет отнести исследуемый фрагмент
нии свода трудом Черкаса Александрова, поче- к сюжетам регионального фольклора и усом-
42 ТЮМЕНСКОЕ И СИБИРСКОЕ ХАНСТВА

ниться в историчности подобного исхода со- Для решения этих и некоторых других
бытий. Дело в том, что сообщение об убийстве вопросов могут быть привлечены материалы
Ибак-хана не имеет подтверждений в иных ис- посольской и делопроизводственной доку-
точниках, а сам факт его исчезновения со стра- ментации. Причем уже в 1580-х г. постепенно
ниц летописей открывает широкий простор для увеличивается значение именно последнего
интерпретаций его дальнейшей деятельности. вида источников относительно истории Си-
Столь подробное рассмотрение «тайбу- бирского ханства, летописная традиция ока-
гидской легенды» обосновано ее значением зывается еще актуальной для событий 1570–
в сибирской историографии в контексте по- 1580-х, хотя и концентрируется в основном на
строения различных версий о взаимоотно- истории русского освоения северной террито-
шениях населения Сибирского княжества с рии ханства.
Шибанидами, возможном восприятии Кучума В ногайских посольских книгах сохра-
как узурпатора и последовавшем длительном нились данные о том, что в 1563 г. в Москве
сопротивлении ему, приведшем в конечном в одно время были посольства как от Еди-
итоге к ослаблению ханства перед набегом гера, так и от Муртазы б. Ибака и его сына
казаков Ермака. Однако богатство сибирского Ахмад-Гирея [Небольсин, 1849, с.35; ПДРВ,
летописания ею не ограничивается. Есипов- 1795, с.303, 323]. Сохранение этих данных в
ская, Ремезовская (с вариантом Кунгурского значительной степени меняет контекст само-
летописания), Строгановская и другие вари- го спора за искерский престол, как и участие
анты этой летописной традиции, сформиро- в переговорах ногайского бия Исмаила, чья
вавшиеся на протяжении XVII в., показыва- дочь, жена Едигера, и внук оказались в Мо-
ют контекст внешней политики хана Кучума скве. По сути, двухсторонний вооруженный
в направлении Приуралья и строгановских конфликт превращается в четырехсторонние
владений, подготовку похода Ермака, основ- переговоры. Эти же посольские книги для
ные военные столкновения с Кучумом и его 1570-х гг. позволяют определить основных
племянником Мамет-Кулом, деятельность партнеров Кучума среди ногайских аристо-
сына этого хана Али и последнего Тайбугида кратов, с которыми были заключены брачные
Сейдяка, позицию местной угорской и татар- союзы [ПДРВ, 1801, с.189, 193, 222, 268–269].
ской аристократии в отношении Кучума и но- Кроме того, по ним же известна еще одна по-
вой русской власти [ПСРЛ, 1987; Сибирские пытка переговоров Кучума с Москвой, о чем
летописи, 1907; Сибирские летописи, 1991]. в марте 1578 г. было сообщено ногайскому
Несмотря на событийное сходство, летопи- бию Исмаилу и принято решение отправить в
си ставят многие проблемные вопросы, что Сибирь с жалованной грамотой дорогу Добы-
связано и с ангажированностью их авторов чу Лачинова «и дань свою имать постарине»
определенным политическим запросом. На- [ПДРВ, 1801, с.281].
пример, авторы Строгановской летописи явно Еще в XIX в. в «Собрании государствен-
стремятся преувеличить военную опасность, ных актов и договоров» и «Актах историче-
исходящую от сибирского хана и его родствен- ских» были опубликованы грамота от Ивана
ников, привязать к его политике максималь- IV к хану Кучуму и ответ на нее, отписка и
ное число актов агрессии, чтобы тем самым ответная грамота царя земским боярам, речи
подготовить почву для организации ответного князя Н.Ромодановского, проект шерти, ко-
похода. Ведь на тот момент он шел в разрыв с торые свидетельствуют о начале перегово-
интересами Московского государства, столи- ров между Сибирью и Москвой. Причем они
ца которого чуть более 10 лет назад, по сути, были начаты в 1569 г. именно по инициати-
на глазах послов Кучума была сожжена во- ве последней с требованиями пушной дани
йсками Крымского ханства, а теперь оно было [СГГД, 1819, с.63–64], которая была крайне
втянуто в затяжную Ливонскую войну и в ре- необходима для московской казны. При этом
зультате опричнины понесло значительный А.К.Бустанов обратил внимание на то, что
экономический ущерб. Помимо уже ставшего формула «Вольный человек» по отношению
классическим «больным вопросом», то есть к Кучуму в начале его грамоты может свиде-
хронология и периодизация похода, к ним от- тельствовать об отказе от продления шерти
носятся и собственно проблемы Сибирского Едигера [Бустанов, 2011а, с.36]. Признание
ханства, в частности причины сепаратных дани и подготовка шерти, возможно, были
действий Али от Кучума, своеобразие поли- обоснованы сообщениями 1570 г. о «неупо-
тика Карачи, появление в Сибири Сейдяка и кое» среди черных людей, а также информа-
многие другие. цией «…а нынче деи мне война с Казацким
2. ИСТОЧНИКИ 43

царем и одолее меня царь казацкой и сидеть основном перечисляя, в некоторых случаях
на Сибири, ино и тот господарю дань учнет не искаженные, имена их предков и потомков.
давати» [Акты, 1841-а, с.340–341]. Именно на М.А.Усманов считал, что «автор знал о сибир-
основании этих документов может быть вос- ских ханах больше, чем написал», но сократил
становлен ход первых переговоров Кучума с информацию о недавних врагах Москвы по
Иваном Грозным с 1569 по 1572 г. политическим соображениям [Усманов, 1972,
С прекращением переговоров и начавши- с.40, 86]. Недавнее открытие А.А.Селина и
мися нападениями сибирских войск на строга- А.В.Белякова имени «Кощей карачин Маме-
новские владения появляется в делопроизвод- тев сын», а также его владений в землях Ве-
ственной документации жалованная грамота ликого Новгорода [Беляков, 2014 б, с.63], за-
царя Ивана Васильевича Якову и Григорию ставляет с большим скепсисом подходить к
Строгановым о разрешении строительства в изложенной выше классической точке зрения.
Сибирской украине на Тахчеи и Тоболе рус- По всей видимости, Кадыр-Али-бек был при-
ские крепости и набирать людей для защиты дворным из окружения казахского царевича
от нападений и охраны ясачных людей [Мил- Ураз-Мухаммада, с которым попал в плен, и
лер, 2005, с.332–334]. Во многом эта грамота в силу этого его информация о Сибири была
стала юридическим обоснованием будущего действительно ограничена.
похода Ермака, который, однако, был воспри- Гораздо большим информационным по-
нят в соответствующей грамоте от 16 ноября тенциалом по сибирской истории обладает со-
1582 г. как «задор» с сибирским султаном чинение Продолжателя Утемиша-хаджи, кото-
[Миллер, 2005, с.335]. Еще раз отметим, что рое, судя по имеющимся параллелям именно с
с этого времени роль делопроизводственной русскими источниками о Кучуме и его потом-
документации как источника по истории Си- ках, также могло быть записано в Касимове
бирского ханства стабильно возрастает, обла- около 1610/11 г. Русский перевод фрагмента
дая значительным потенциалом по вопросам по Сибирским Шибанидам был опубликован
Сибирского ханства после похода Ермака и в 2014 г. И.М.Миргалеевым. Автор дал про-
требует отдельного рассмотрения. странную, хотя и запутанную, генеалогию
Интересным нюансом в контексте по- Сибирских Шибанидов, а также представил
иска «летописца татарского» является на- ряд уникальных сюжетов (например, о захвате
личие татарских источников, появившихся Хаджи-Мухаммадом Туры, войнах Муртазы
уже в период вхождения части Сибирского и Кучума в Мавераннахре и Туркестане, от-
ханства в состав Московии. Напомним, что ношениях Али с ногаями) [Миргалеев, 2014,
рукопись известного сочинения хана Абул- с.64–66; Маслюженко, 2015 в, с.117–134].
гази «Родословная история о татарах» была Известны татарские сочинения и в са-
обнаружена подполковником шведской армии мой Сибири. Например, Д.М.Исхаков считает
Ф.И.Т. Страленбергом в Тобольске и записана одним из возможных источников сибирского
русским писцом со слов татарского перевод- летописания дастан «Ильдан белен Голдан»,
чика. По мнению А.К. Бустанова, Г.Ф. Миллер в котором содержится информации из тайбу-
мог предпринять во время своей сибирской гидской легенды [Исхаков, 2006, с.124–124].
экспедиции специальные и безуспешные по- В то же время неясно время создания этого со-
иски нарративов, в т.ч. созданных при дворе чинения, которое вполне может относиться к
Кучума, что было характерно для среднеази- XVIII–XIX вв., то есть условно к тому же вре-
атской придворной историографии [Бустанов, мени, когда тобольский ямщик Иван Череп-
2011 б, с.51]. нин создавал свою летопись, которая являлась
На данный момент наиболее известные в большей степени компиляцией из предше-
тексты рассматриваемой категории связаны ствующих сочинений. При этом отчасти она
с Касимовым, где проживали некоторые по- была основана на недошедшем до нас труде
томки хана Кучума. Наиболее известным со- С.У.Ремезова «Описание о народах Сибири»
чинением этого направления является «Сбор- [Андреев, 1960, с.183-186].
ник летописей» Кадыр-Али-бека джалаира, Значительный интерес представлют со-
который долгое время считался сибирским чинения, изданные в конце XIX – начале ХХ
карачей. Оно было написано около 1600 г. в века Н.Ф.Катановым. Это «Предание тоболь-
Касимове. Несмотря на казалось бы хорошее ских татар о Кучуме и Ермаке», «Предания
знакомство с сибирской историей, автор при- тобольских татар о прибытии в 1572 году
водит лишь дастаны о ханах 1420–1460-х гг. мухаммеданских проповедников в г. Искер»
Хаджи-Мухаммаде, Абулхайре, Едигере, в и «О религиозных войнах учеников шейха
44 ТЮМЕНСКОЕ И СИБИРСКОЕ ХАНСТВА

Багауддина против инородцев Западной Си- ции истории Тюменского ханства эти записи
бири (по рукописям Тобольского губернского интересны вдвойне, поскольку содержат ни-
музея)» (т.н. Тобольская рукопись) [Катанов, где более не известную информацию об об-
1897; 1904; 2004, с.145–167]. Эти три источ- стоятельствах смерти Ибак-хана. Материалы
ника оказали значительное влияние на оценку посольских книг существенно дополняют и
деятельности хана Кучума и историю ислами- развивают данные русских летописей, позво-
зации населения Западной Сибири. ляя понять всю сложность взаимоотношений
Подытоживая вышесказанное, стоит от- между Тюменским ханством и Московским
метить следующее: несмотря на относитель- великим княжеством и попытаться опреде-
ную краткость летописных сообщений, мы лить роль первого в системе международных
можем многое почерпнуть из них для рекон- отношений тюрко-татарских государств. Тек-
струкции политической истории государства сты посланий содержат указания на особенно-
Сибирских Шибанидов. Самобытными пред- сти взаимоотношений Сибирских Шибанидов
ставляются сообщения сибирских летописей, и Ногайской Орды. Описанный корпус источ-
в которых воспроизведена легенда о княже- ников, с учетом специфики его анализа, по-
ской династии Тайбугидов, ее происхождении зволяет проанализировать основные элемен-
и отношении с Шибанидами. Для реконструк- ты истории Тюменского и Сибирского ханств.

2.2. ВОСТОЧНЫЕ ИСТОЧНИКИ

Среди корпуса письменных источников, дословная тюрков» Абулгази) также приводит


затрагивающих основные аспекты истории генеалогические данные, позволяя уточнить
Тюменского и Сибирского ханств, свидетель- родословную Сибирских Шибанидов.
ства восточных авторов являются самыми Особняком стоят свидетельства Утеми-
сложными в деле интерпретации излагаемых ша-хаджи, изложенные в его основном сочи-
событий. Основное внимание уделялось ак- нении «Чингиз-наме» (полная версия которого
тивному участию Ибак-хана в нарастающем именуется А.-З. Валиди Тоганом как «Тарих-и
кризисе государственности ханства Абулхай- Дост султан» – прим.), к сожалению, до насто-
ра. Подобное положение дел стало возможным ящего времени не переведенном на русский
благодаря тому, что многие персоязычные и язык и доступном лишь в фрагментах.
тюркоязычные сочинения XVI–XVII вв. по- Сообщения о Шибанидах также зафик-
святили немало страниц характеристике лич- сированы в османской историографической
ности и деяниям Мухаммада Шейбани, внука традиции середины XVIII в. (Сейид Мухам-
Абулхайра, одними из антагонистов которого мад Риза, Хурреми, Абд ал-Гаффар Кырыми),
выступили Ибак-хан и его дядя Сайидек. опиравшейся во многом на сочинение Утеми-
Ситуация в данном случае осложняется ша-хаджи. Отличительной чертой историо-
тем, что в источниках отсутствуют конкрет- графии явилось преимущественное внимание
ные хронологические привязки описываемых потомкам Кучук-Мухаммада, в то время как о
событий (помимо даты смерти Абулхайра); представителях иных потомков Джучи упомя-
кроме того, некоторые свидетельства («Фатх- нуто лаконично.
наме», «Фирдуас ал-Икбал») представляют Первым документально зафиксирован-
иную политическую картину, наблюдаемую ным внешнеполитическом актом Ибак-хана
после гибели Абулхайра, а также вопросов, стало участие в убийстве сына Абулхайра в
связанных с избранием нового хана. Проще составе обширной коалиции. Наиболее под-
говоря, восточные авторы, касаясь рассма- робно об этом сообщают четыре источника:
триваемых событий, в отличие от русских «Таварих-и гузида-йи Нусрат-наме», «Фатх-
летописей либо материалов дипломатической наме», «Шайбани-наме» и «Бахр ал-асрар».
переписки, не интересовались непосредствен- Все источники, кроме последнего, были напи-
но Тюменским ханством, а упоминали его ли- саны в начале XVI века; сочинение Махмуда
деров только в связи с конкретными истори- бен Вали датируется 1631–1641 гг. [МИКХ,
ческими процессами, связанными с грядущей 1969, с.322]. Главная задача авторов – возве-
междоусобицей. личивание деяний представителей генеалоги-
Этот же круг источников («Таварих-и ческого древа Абулхайра, особенно Мухам-
гузида-йи нусрат-наме», «Бахр ал-асрар», «Ро- мада Шейбани. В литературе также имеется
2. ИСТОЧНИКИ 45

предположение о составлении «Таварих….» оказал последующее влияние на «Родословие


лично внуком Абулхайра [МИКХ, 1969, с.10– тюрков» Абулгази и «Фирдаус ал-Икбал» Му-
11]. Этим фактом объясняется и хула в адрес ниса и Агехи [Юдин, 2001, с.37].
врагов его дома, но нелестные характеристи- Вышеупомянутый сюжет с участием
ки были посвящены и Шайх-Хайдару (см., Ибак-хана получил свое начало в «Таварих…»
например, [МИКХ, 1969, с.362]). Краткое из- (дата составления 1502–1504 гг.), поскольку,
ложение обстоятельств гибели Шайх-Хайдара по мнению В.П. Юдина, изучившего взаимо-
изложено в «Тарих-и Кипчаки», составлен- связи текстов сочинений шибанидского круга,
ном в 20-х гг. XVIII века, но без упоминания «Таварих…» являлся наиболее ранним источ-
Сибирских Шибанидов [МИКХ, 1969, с. 393]. ником (см. таблицу [Юдин, 2001, с.36]).
Описание событий в вышеупомянутых По мнению исследователя, «Таварих….»
источниках выглядит стандартизированным: составлен либо самим Мухаммадом Шейба-
– перечисление «врагов» Шайх-Хайдар- ни, либо при его непосредственном участии
хана, убийство последнего Ибак-ханом; [Юдин, 2001, с.34-35]. Этот факт объясняет
– бегство Карачин-бахадура с царевича- столь пристальное внимание в сочинении к
ми к Хаджи-Тархану, где правил Касим-хан; сыну Абулхайра Шайх-Хайдару.
– осада Ахмад-ханом, Ибак-ханом и ман- Помимо чисто хронологической канвы
гытом Аббас-беком Хаджи-Тархана, выдворе- событий «Таварих…» и «Шейбани-наме» со-
ние Карачин-бахадура с царевичами из города; общают важные данные и о статусе лидеров
– месть царевичей и их эмиров Ибак- Сибирских Шибанидов. Так, в коалиции по-
хану спустя 80 дней после смерти Шайх- мимо Ибак-хана участвовал и его дядя Сай-
Хайдар-хана [МИКХ, 1969, с.19–20, 56–64, идек, причем оба в генеалогическом разделе
99–100, 361–363; Шейбаниада, 1849, с.LVI]. представлены как ханы [МИКХ, 1969, с.37].
Также стоит отметить и существование В «Шейбани-наме» автор произвольно со-
альтернативной историографической тради- единил имена Сайидек и Ибак в одно, сооб-
ции, заложенной Моллой Шади в сочинении щив о «Сайидак-Айбак-хане» [МИКХ, 1969,
«Фатх-наме». Автором воспроизводится сю- с.99], повлияв на создание в историографии
жет об убийстве Шайх-Хайдара и об участии путаницы вокруг правильной интерпретации
Ибак-хана, однако события расположены в имени хана. Однако В.П. Юдин удовлетвори-
иной хронологической последовательности: тельно объяснил создавшуюся проблемную
после смерти Абулхайра престол государства ситуацию: по мнению исследователя, автор
занимает шибанид Йадгар, а после его смерти «Шейбани-наме» Бинаи допустил неточность
Шайх-Хайдар. О жизни Йадгара сообщают и при переписывании «Таварих…», в резуль-
более поздние авторы. Абулгази упоминает о тате чего возникла досадная ошибка [Юдин,
смерти Йадгар-хана, и вскоре «после него умер 2001, с.30-31]. Упоминание обоих династов
и Абуль-хаир-хан» [Абуль-Гази, 1906, с.168– в ханском звании для нас важно потому, что
169]. Поздний источник «Фирдаус ал-Икбал» уже к концу 60-х – началу 70-х гг. XV века Тю-
(70–80-е гг. XIX вв.) датирует начало правления менское ханство предстает политически обо-
упомянутого шибанида 862 г.х. (27.11.1457  – собленным, независимым государственным
15.11.1458 г.) [МИКХ, 1969, с.436]. образованием.
Упоминание о правлении Йадгар-хана Отметим и еще одно упоминание об
представляется важным в свете установления Ибак-хане в «Таварих…»: «И с устья Сыра
хронологии участия Сайидек-хана и Ибак-хана (т.е. Сырдарьи – прим.) пришло много людей,
в коалиции против Шайх-Хайдар-хана. При- ради него [Мухаммад Шайбани-хана] отде-
водимая хронология в «Фатх-наме» позволила лившись от Ибак-хана» [МИКХ, 1969, с.26].
Ж.М. Сабитову выдвинуть предположение о Похожая информация также приведена и в
том, что убийство Шайх-Хайдара состоялось «Шейбаниаде» [Шейбаниада, 1849, с.LX]. К
не ранее 1473 года [Сабитов, 2011, с.61-62]. сожалению, в связи с отсутствием конкрет-
Анализируя персидские и тюркские ис- ной хронологической привязки, трудно уста-
точники указанного периода, В.П. Юдин ука- новить, при каких именно обстоятельствах
зал на значительную зависимость «Фатх-наме» произошел отток беков, и относились ли
от «Таварих….», допустив при этом, что автор присырдарьинские территории к владениям
использовал какие-то не дошедшие до нас ис- Ибак-хана. В связи с отсутствием иных упо-
точники, упоминающие о правлении Йадгара. минаний о лидерах Сибирских Шибанидов в
Вероятнее всего, тот корпус дополнительных «Таварих…» и прочих сочинениях шибанид-
свидетельств, использованных Моллой Шади, ского круга, можно предварительно конста-
46 ТЮМЕНСКОЕ И СИБИРСКОЕ ХАНСТВА

тировать неучастие Ибак-хана в каких-либо реми-челеби Акай-эфенди во второй половине


действиях против Мухаммада Шейбани либо XVIII в. Оба автора сообщают о правлении сы-
его союзников. новей Хаджи-Мухаммад-хана в Сибири, при-
Немало важной информации предостав- чем Мухаммад Риза уточняет, что «потомки
ляют также и данные генеалогии, приводи- Хаджи-Мухаммеда в области Сибирь стали
мые авторами «Таварих…» и «Бахр ал-асрар». независимыми [правителями]» [Мустакимов,
Помимо упоминания о ханском достоинстве 2015, с.131–134]. Отметим, что оба автора по-
Сайидека и Ибака, ханом назван также и отец верхностно касались событий, связанных с
последнего – Махмудек. Также упомянуты правлением чингизидских династов, не уделяя
Ак-Курт, Мамук и Кулук, фигурирующие на никому значительного внимания. Тем не ме-
страницах русских летописей и посольской нее свидетельства османских авторов XVIII в.
документации [МИКХ, 1969, с.37]. В «Бахр о наличии в Сибири независимого государ-
ал-асрар» младшие сыновья Махмудека Ага- ства подтверждают сообщения прошибанид-
лак и Мамук отмечены с ханским званием, ски настроенных авторов. При этом резонно
в то время как Кулук фигурирует без соот- предположить, что отдельно существовавшие
ветствующего титула [МИКХ, 1969, с.350]. историографические традиции не оказывали
Подобные данные могут косвенно свиде- какого-либо влияния друг на друга.
тельствовать о кризисе государственности Среди упоминаний о Ибак-хане и его
Тюменского ханства. потомках отдельно стоит выделить Кучум-
Смутные сообщения о Сибирских Ши- хана как фактического основателя и лидера
банидах фиксируются в «Чингиз-наме» Уте- Сибирского ханства, восстановившего власть
миша-хаджи, краткая ташкентская рукопись Шибанидов в регионе, сместив оппозици-
которого была издана в 1992 г. Интересующие онную княжескую династию. Несмотря на
нас сведения приведены в более полной ру- успешную реставрацию легитимной власти
кописи, находившейся в распоряжении вос- в Сибири, эволюцию отношений с Россий-
токоведа А.-З. Валиди Тогана и получившей ским государством, налаживание контактов с
название «Тарих-и Дост-султан» [Кавагучи, Бухарским ханством, имя Кучума и его детей
Нагаминэ, 2010, с.47]. Обстоятельства ослож- осталось практически незамеченным на стра-
няются тем, что полный список в настоящее ницах восточных источников.
время не переведен и не опубликован на рус- Наиболее полно о Кучуме повествует
ском языке: частичные переводы были сде- космограф Сейфи Челеби, умерший в 990 г.х.
ланы самим А.-З. Валиди Тоганом, впослед- (26 января 1582 – 24 января 1583 г.), однако
ствии использованы в его труде, посвященном между датой смерти автора и временем окон-
истории башкир. В нашем распоряжении име- чательного составления его сочинения суще-
ется отрывок об Ибак-хане, в котором сообща- ствуют определенные несоответствия [Зайцев,
ется, что «он был знаменитым ханом, который 2004 б, с.178, прим. 4]. В частности, установ-
правил всей киргизской и казанской страной» лена дата завершения книги – 3 джумада II
(цит по. [Мустакимов, 2010, с.28]). 998 г.х. (9 апреля 1590 г.) [Султанов, 2005,
В современной исследовательской ли- с.255], что может свидетельствовать об ис-
тературе существуют разные точки зрения на пользовании дополнительных материалов.
то, считать ли «Чингиз-наме» историческим Информации о Сейфи Челеби известно
источником. В.П. Юдин считал, что «Чин- очень мало, однако из контекста перевода от-
гиз-наме» является транслятором степной рывков его сочинения, касающихся Централь-
исторической традиции [Юдин, 1983, с.121]. ной Азии и Сибири, можно с уверенностью
Х. Кавагучи и Т. Нагаминэ стремятся вернуть утверждать, что он был путешественником и
сочинению репутацию исторического источ- некоторые события мог наблюдать воочию.
ника [Кавагучи, Нагаминэ, 2010, с.48–49]. Однако у нас нет достоверной информации
А.В. Парунин счел возможным вернуться к для предположения, что османский путеше-
позиции В.П. Юдина, учитывая при этом и ственник был непосредственным очевидцем
критику сюжета «Чингиз-наме» со стороны описываемых событий в Сибирском ханстве,
А.Г. Юрченко [Парунин, 2015, с.52–53]. но его информатор был неплохо осведомлен о
«Чингиз-наме» оказало влияние на осман- противостоянии Кучума с русскими, о чем го-
скую историографическоую традицию, в част- ворит следующий отрывок: «Однажды, когда
ности, на труды сеида Мухаммада Ризы «Семь Кучум-хан куда-то отлучился, ночью пришли
планет» (сост. в 1737 г.), а также на сокращение неверные русы и захватили город Тура. Как
хроники Мухаммад Ризы, выполненную Хур- только оповестили об этом Кучум-хана, он
2. ИСТОЧНИКИ 47

обложил город и два года держал кафиров в частности в Хиве и Бухаре, используя как
взаперти. Ослабив их таким образом до край- фольклорные источники, так и имевшие-
ности, он затем овладел Турой. Это событие ся в его распоряжении летописи. Сведения
произошло недавно. Однако, когда русы за- о предках Кучум-хана, по-видимому, могли
хватили Туру, они пленили сына Кучум-хана быть заимствованы из официальных генеа-
и отправили его в Москву» [Зайцев, 2004 б, логических источников, опубликованных его
с.177; Султанов, 2005, с.261]. Примечатель- предшественниками в «Таварих…» и «Бахр
но указание османского историка на тот факт, ал-асрар», дополняемых более современными
что «предки Кучум-хана господствовали над сведениями. По сообщению самого автора у
той страной со времени Чингиза» [Султанов, него было «под рукою осьмнадцать свитков, в
2005, с.261], что сближает его позицию с вы- которых заключаются исторические разсказы
шеупомянутыми свидетельствами Мухамма- о потомках Чингиз-хановых». Лаконичность
да Ризы и Хурреми. Очевидно, в историче- повествования о Сибирских Шибанидах мож-
ском сознании турецких авторов Сибирь была но объяснить желанием Абулгази обратить
закреплена за потомками Хаджи-Мухаммада. внимание в своем сочинении на ту линию
Схожую информацию о Кучуме сооб- рода Шибана, к которой он относился сам
щает Абулгази, чье сочинение «Родословная [Абуль-Гази, 1906, с.1–2].
тюрков» относится к т.н. шибанидскому кругу Подводя итоги, отметим фрагментар-
источников: «У помянутого выше Махмудек- ность известий, так или иначе касающихся
хана был сын Муртаза-хан, у этого сын был ханов из числа Сибирских Шибанидов. В ис-
Кучум-хан. Кучум-ханом пресекся род этого точниках детали биографий Ибак-хана и его
дома. Кучум-хан сорок лет царствовал в Ту- внука Кучум-хана приведены крайне не рав-
ране. Жизнь его была долга; под конец ея он номерно. К примеру, ряд тюркских и персид-
ослеп. В тысяча третьем году (1595 Р Х) Рус- ских сочинений XVI–XVII вв. коснулись лишь
ские отняли Туран из рук Кучум-хана. Кучум- участия первого в убийстве Шайх-Хайдара –
хан, убежав, скрылся у народа Мангкыт и там сына умершего в 1469 г. Абулхайра. Вероятно,
отошел к Божию милосердию» [Абуль-Гази, личность самого Ибак-хана составителей ле-
1906, с.156]. Хивинский историк в своем со- тописных сведений не интересовала: лестная
чинении обособил генеалогическое древо Ку- характеристика хану была составлена лишь
чум-хана, отождествив ее с Тураном. Судя по автором «Чингиз-наме» Утемишем-хаджи.
контексту упомянутых династов, речь шла о В противоположность Ибак-хану, его внук
сибирской территории. Кучум в восточных источниках показан как
Исследовавший биографию и творче- политический лидер независимого государ-
ство Абулгзи А.Н. Кононов счел возможным ственного образования (Туран, либо г. Тура –
утверждать, что «Родословная тюрок», также прим.), позволяющего трактовать ее как Тю-
как и «Родословная туркмен» составлена при мень. Причем изложение обстоятельств его
обширном использовании фольклорных мате- правления практически полностью совпадает
риалов, особенно в начальной ее части, в ро- с имеющимся в русских источниках.
дословной Огуз-хана [Кононов, 1958, с.22–23].
Абулгази уделяет основное внима-
ние династам, правившим в Средней Азии,

2.3. АРХЕОЛОГИЧЕСКИЕ ИСТОЧНИКИ

Список археологических памятников, метов, связанных с историческими событиями


которые можно использовать для изучения си- этого времени в регионе, собранных на месте
бирской средневековой тюрко-татарской госу- городов и поселений ханств и хранящихся в
дарственности, можно сравнить с колоссом на краеведческих музеях практически во всех
глиняных ногах. С одной стороны, мы имеем городах Западной Сибири и сопредельных
несколько сот археологических комплексов, территорий. Письменные источники, которые
которые хронологически и территориально содержат информацию о конкретных ком-
соотносятся с этими государственными обра- плексах и дают общий исторический контекст
зованиями. Многотысячные коллекции пред- для всего времени. Все эти источники во мно-
48 ТЮМЕНСКОЕ И СИБИРСКОЕ ХАНСТВА

го раз превосходят коллекции и материалы еще продолжается, то в Томском Приобье они


для более ранних эпох, содержат значительно практически заканчиваются. В других случа-
больший объем информации и, по идее, долж- ях, после переезда ученого или прекращения
ны в комплексе воссоздать исторические про- им научной деятельности, определенные тер-
цессы второй половины II тыс. н.э. Но мы име- ритории оказывались брошенными – в таком
ем практически полное отсутствие датировки положении оказалась Омская область после
комплексов или в лучшем случае, плавающие отъезда В.П. Левашевой.
границы их функционирования в пределах од- Показательными в плане внимания ис-
ного, а то и двух веков, что уступает датиров- следователей к археологическим материалам
ке, например, комплексов раннего железного этого времени являются две диссертации,
века. С большими оговорками определяется посвященные изучению археологических
принадлежность поселений и могильников к микрорайонов: Е. Н. Волкова [2005] в Тю-
определенным этническим группам населения менской области и П.А. Сумина [2006] в Но-
Сибири или придумываются сложные полиэт- восибирском Приобье. В этих диссертацион-
нические конструкты. Для государственных ных сочинениях древности второй половины
образований, которые существовали на про- II тыс. н.э. фактически не включены в об-
тяжении длительного времени и с которыми щие хронологические шкалы микрорайонов
мы связываем определенные комплексы, нет вследствие слабой изученности комплексов
маркеров государственности, то есть предме- этого времени. К сожалению, приходится кон-
тов, которые бы указывали на существование статировать, что такая ситуация сохраняется в
этих формирований. Кроме того у нас нет, за данное время и в других районах Сибири – ар-
редким исключением, привязки археологиче- хеологические комплексы второй половины II
ских комплексов и материалов к конкретным тыс. н.э. часто не включаются в общую линию
историческим событиям. Это далеко не весь исторического развития.
перечень проблем, с которыми сталкиваются Значительные районы лесостепной по-
ученые при изучении археологических древ- лосы Западной Сибири в настоящее время
ностей этого времени. остаются необследованными на предмет по-
Ситуация, которую мы констатируем для иска средневековых памятников. В первую
археологических комплексов этого времени очередь, к ним относятся юг Челябинской и
сложилась под влиянием целого ряда факто- вся Курганская область, Тюменская область к
ров, первым из которых является отсутствие югу от Андреевских озер и южная часть Ом-
интереса в исследовании археологических ской области плюс район Крутинских озер,
комплексов второй половины II тыс. н.э. у по- юго-запад Новосибирской области и западный
давляющего большинства археологов науч- берег Оби на всем ее течении по лесостепной
ных центров Западной Сибири. Практически зоне Западной Сибири. Но и территории, где
весь ХХ в. этим периодом занимались отдель- велись работы по изучению археологиче-
ные ученые (В.П. Левашева, А.П. Дульзон и ских комплексов этого времени, также име-
др.) или раскопки поздних памятников были ют большие лакуны. Так, в Прииртышье, не-
эпизодами научной деятельности исследова- смотря на многолетние исследования, по сей
телей (М.П. Грязнов, В.И. Матющенко и др.) день не найден ряд известных по письменным
и не нашли отражения в публикациях. Можно источникам городков Сибирского ханства –
привести только два примера, когда вокруг ли- Ташетканский, Черный, Мерзлый и другие
дера складывались коллективы, занимавши- укрепленные пункты этого государственного
еся интересующим нас периодом – это поис- образования.
ковые группы А.П. Дульзона в Томске и В.И. На настоящий момент, оценивая корпус
Соболева в Новосибирске. В обоих случаях археологических источников, который сло-
произошел определенный научный прорыв в жился к середине второго десятилетия XXI в.,
изучении как отдельных этнических групп на- мы можем нарисовать следующую картину.
селения по археологическим материалам, так На всей территории лесостепной полосы За-
и в изучении археологических памятников с падной Сибири выделяются несколько райо-
позиции их принадлежности определенным нов сосредоточения археологических памят-
государственным образованиям. К сожале- ников второй половины II тыс. н.э. – Томское
нию, после кончины обоих авторов эти на- Приобье, среднее течение Оми в Барабинской
правления исследований постепенно сошли лесостепи и система Чановских озер, Тарское
на нет, и если в Барабинской лесостепи архео- Прииртышье на Иртыше, нижнее течение
логическое исследование поздних памятников р. Ишим и долина Иртыша в районе г. Тоболь-
2. ИСТОЧНИКИ 49

ска, район слияния Исети и Тобола и прилега- нений. По этим причинам города развивались
ющие к нему земли по Туре близ г. Тюмени. как военно-административные и торговые
В.И. Соболев выделил 135 памятников, центры ханств и их провинций (в качестве
которые соотносятся с границами и хроно- верховных ставок ханов и их наместников).
логией сибирских ханств, хотя в тексте он Письменные источники содержат сведе-
указывает гораздо больше: «На этой терри- ния о времени возникновения этих городов и
тории сейчас учтено более 200 памятников, их роли в государственном образовании в со-
относящихся к периоду сибирских ханств». ответствии с их статусом – столичные, воен-
Типологически он разделил их на поселен- но-административные, торговые или другие.
ческие комплексы – городища и собственно Из этих материалов мы знаем имена осно-
поселения; могильники – грунтовые и под- вателей и правителей этих городов, события
курганные захоронения; культовые сооруже- связанные с их походами или, наоборот, с
ния и клады [Соболев, 2008, c. 60–61]. Спустя обороной их от набегов неприятелей и пре-
двадцать один год с момента защиты им дис- кращением их существования. При всей от-
сертации можно констатировать, что количе- рывочности и неполноте этих сведений имен-
ство памятников и исследованных районов но города должны стать основой для создания
если и увеличилось, то совсем незначительно. хронологической шкалы археологических
Естественно, что некоторые памятника в ходе комплексов периода существования сибир-
последующих исследований выпали из этого ских ханств. Только при раскопках городов
списка, например, городище Новоягодное II, есть надежда выделения в археологических
после раскопок, проведенных К.Н. Тихомиро- материалах временных маркеров для второй
вым [Тихомиров, Михалев, 2007], другие еще половины II тыс. н.э., которые позволят да-
требуют дополнительных исследований, но в тировать другие поселенческие и погребаль-
целом ситуация не изменилась. ные комплексы. Также при раскопках городов
На наш взгляд, в дополнение к перечню существует большая вероятность фиксации
памятников необходимо добавить археологи- маркеров конкретных государственных обра-
ческие комплексы, которые нашли свое отра- зований, что позволит, в случае обнаружения
жение в письменных источниках, по которым подобных предметов на других археологиче-
мы имеем определенную информацию об их ских памятников, определить границы ханств
расположении и времени функционирования, или направления их связей с населением со-
о связанных с ними исторических событиях и предельных территорий.
причинах их гибели. В условиях отсутствия В связи с особой государственной значи-
четкой хронологической характеристики ком- мостью эти комплексы имели ряд существен-
плексов этого периода данные памятники ных отличий от обычных населенных пунктов
должны стать своеобразными реперами мате- ханств, что необходимо учитывать в ходе ар-
риальной и духовной культуры этого време- хеологических исследований. Тюрко-татар-
ни. В первую очередь, это города и крупные ские города Западной Сибири выделяются
административные центры сибирских ханств. своими фортификационными системами, так
При всей размытости описаний сибирских как в отличие от обычных городищ и укре-
ханств именно города являются основаными пленных поселений, которые большей частью
доводами в пользу государственного устрой- использовали наличествующую в этих местах
ства этих образований и не дают скатиться к более раннюю фортификацию, для их защиты
сравнению с полукочевыми племенными со- строились оригинальные системы обороны.
юзами кочевников. Это очевидно по результатам раскопок столи-
Уровень социально-экономического раз- цы Сибирского ханства Искера А.П. Зыковым
вития Западной Сибири даже к моменту пре- и приведенной им реконструкции крепостных
кращения существования последнего тюрко- стен [Зыков, 2008] и раскопок Тунуского го-
татарского государственного образования в родка в Прииртышье [Татауров, 2005]. Для
Сибири – Сибирского ханства – был низок и Искера характерно сложное строение дере-
не мог стать основанием для возникновения вянного сегмента крепостной стены (рис.23),
и развития городов в их традиционном пони- а для Тунуского городка – комбинированного
мании. Причины в отсутствии возможности кирпично-землянного предмостного укрепле-
развития ремесленного центра из-за слабых ния. В обоих случаях речь может идти о ра-
экономических связей между отдельными боте приглашенных мастеров из Поволжья и
районами ханств и единой религии, которая Средней Азии (рис.24). Некоторые элементы
бы консолидировала население этих объеди- фортификации, не характерные для традици-
50 ТЮМЕНСКОЕ И СИБИРСКОЕ ХАНСТВА

онной фортификации отмечаются и на других лища можно было быстро поставить и снять,
городищах Прииртышья – Безымянное III, что было оптимально для временных гарнизо-
Бергамак V, Айткулово IX и других, но специ- нов этих городков, так как они использовались
альной работы по изучению фортификации на только на период года, когда были возможны
комплексах второй половины II тыс. н.э. пока набеги и для периода сбора ясака с местно-
не проводилось. Таким образом, можно го- го населения. На постоянных поселениях и
ворить об определенных фортификационных городищах подобные жилые комплексы не
инновациях для Сибири, которые были при- фиксируются или имеют другую хозяйствен-
менены при строительстве оборонительных ную нагрузку. Важная черта, характерная для
систем городов, тем самым фиксация подоб- этих комплексов – структура питания. Воен-
ных черт на городищах и укрепленных посе- ная специфика городков не предполагала по-
лениях лесостепной зоны Западной Сибири бочных хозяйственных занятий, поэтому его
позволит связать эти комплексы с государ- обитатели питались в основном за счет приве-
ственным центром. зенных запасов. Остеологические определе-
Несколько сложнее обстоит ситуация ния материалов Тунуского городка показали,
с маркерами государственности сибирских что 90% мяса в структуре питания занимала
ханств. Слабая централизация власти, нераз- конина. Исходя из размеров городка и количе-
витость и малочисленность государствен- ства остеологического материала, мы можем
ного аппарата, отсутствие денежных систем предположить, что эти оборонительные объ-
сибирских ханств нашли свое отражение в екты использовались не более 3–4 месяцев в
археологических материалах, в которых мы году при гарнизоне 25–30 человек.
констатируем практически полное отсутствие Пограничные городки важны, в пер-
государственной символики. Но и здесь сле- вую очередь, для определения границ госу-
дует признать, что конкретных исследований дарственных образований на определенных
в этом направлении не проводилось. Раскоп- хронологических этапах их существования, а
ки последних лет татарских могильников также для воссоздания систем фортификации,
К.Н. Тихомировым дали нам перстни, печатки военного дела и материальной культуры их
которых использовались татарами в качестве обитателей.
заверителей документов [Татаурова и др., 2014, Городища и укрепленные поселения яв-
c. 139]. Вместе с подобными перстнями, храня- ляются основной категорией населенных пун-
щимися в государственных музеях и частных ктов Тюменского и Сибирского ханств. Отли-
коллекциях, эта категория находок в настоя- чие между ними состоит в том, где проживает
щее время является основным подтверждени- основная часть населения – внутри крепост-
ем государственной организованности насе- ных стен или снаружи, тогда к укрепленной
ления. Следует предполагать, что при анализе части добавляется селище. В отличие от го-
материалов к таким маркерам могут отойти родов и городков фортификация на этих ком-
оружие, культовые сооружения и т.д. плексах в основном строилась на уже имев-
Города сибирских ханств могут и долж- шихся на данных местах укреплениях более
ны стать системообразующими центрами при раннего времени – рвах и валах эпох раннего
дальнейшем изучении археологических па- железного века и бронзы. Заново углублялись
мятников этого времени на территории тюр- рвы, отсыпались валы и на этом строительство
ко-татарских государственных образований. укреплений заканчивалось. Какой-то систем-
Еще одну категорию памятников, кото- ности в планиграфии жилищных комплексов
рую, на наш взгляд, следует выделить из всех не наблюдается. Элементы уличной застройки
археологических памятников этого времени – зафиксированы нами на татарских поселениях
это городки. Небольшие, с хорошей фортифи- XVII–XVIII вв., что связано с распростране-
кацией, комплексы были поставлены для за- нием у татар под влиянием русских, гужевого
щиты границ ханства. На настоящий момент транспорта [Корусенко, Татауров, 1997].
известно примерно полтора десятка подобных Поселения без оборонительных соору-
объектов, но к хорошо исследованным можно жений в основном представляют собой летов-
отнести только Кошкуль IV и Тунуский горо- ки, то есть временные объекты, связанные с
док в Тарском Прииртышье (рис.25). Мы уже сезонностью хозяйства, а именно с отгонным
отмечали, что они выделяются своей форти- скотоводством или с земледелиям на более
фикацией. К этому следует добавить наличие плодородных землях. В основном летовки ис-
на них легких переносимых жилищ – юрт и пользовало подавляющая часть тюркоязычно-
каркасно-столбовых построек. Подобные жи- го населения. Но, если элита общества во гла-
2. ИСТОЧНИКИ 51

ве с ханом могла откочевать на юг, на берега ственных построек или на местах временного
Амударьи и там переждать зиму, то основное проживания.
население встречало холода в своих городи- Жилища тюркоязычного населения лесо-
щах и укрепленных поселениях. После при- степной полосы Западной Сибири от Приобья
соединения Западной Сибири к Российскому до Зауралья показывают нам определенное
государству и захвата земель русскими пере- единство системы жизнеобеспечения в плане
селенцами татары были вынуждены частично конструкций, размеров и систем обогрева. Это
переселиться на свои летовки, превратив их в объясняется, с одной стороны, определенной
постоянные поселения. схожестью природно-географических усло-
Жилища на исследованных поселенче- вий, общностью заселения тюркоязычным
ских комплексах представляют собой срав- населения этой территории и, пусть и на на-
нительно небольшие 25–35 м2, слегка углу- чальном уровне, наличием социально-эко-
бленные или наземные каркасно-столбовые номических и культурных связей между от-
сооружения с чувалом для обогрева и при- дельными районами расселения. Подробный
готовления пищи. Но практически на всех анализ жилищ для всей этой зоны еще не про-
поселениях зафиксированы очаги и чувалы водился, но очевидно, что вариабельность в
под навесами в стороне от жилищ и имен- конструкциях, системах обогрева, планировки
но они в теплое время года использовались и т.д. зависели от местных условий, проживав-
в кухонных целях. Различия в конструкции шего на данной территории населения, нали-
жилищ и их ориентации зависели, в первую чия транспортных транзитных путей и т.д.
очередь, от природно-географических ус- Наиболее показателен процесс измене-
ловий и контактов с местным населением, у ния облика населения Западной Сибири, его
которых татары заимствовали печные соору- материальной и духовной культуры в период
жения. По мере продвижения тюркоязычного тюрко-татарской государственности на мате-
населения на север по долинам крупных рек риалах погребальных памятников этого вре-
в южнотаежную зону Западной Сибири – в мени. Основные черты погребального обряда
конструкцию жилищ добавлялась древесина тюркоязычного населения этого периода мы
и уменьшалось использование кожи, тканей и находим у ученых и путешественниках XVII–
других материалов, характерных для жилищ XIX вв. Д.Г. Мессершмидта, П.С. Палласа,
кочевников. Более низкие температуры тре- Г.И. Георги, В.В. Радлова и других [Георги,
бовали сохранения тепла, поэтому мигранты 1799; Новлянская, 1970; Паллас, 1786; Рад-
углубляли котлованы жилищ, иногда прово- лов, 1989]. В ХХ в. археологические [Дульзон,
дили дополнительные трубы от чувала для 1956; Молодин, Соболев, Соловьев, 1990;
прохождения горячего воздуха, земляные или Соболев, 2008] и этнографические [Валеев,
дерновые крыши заменяли на перекрытия из 1980; Томилов, Шаргородский, 1990] иссле-
коры, дранки, бересты и т.д. Подобный про- дования позволили воссоздать погребальный
цесс хорошо описан во второй половине XIX обряд для тюркоязычного населения отдель-
в., когда казахи были вынуждены мигрировать ных районов лесостепного и южнотаежного
на север и, встретившись с низкими темпера- поясов Западной Сибири, показать их специ-
турами, утепляли свои юрты. Они закапывали фические особенности.
их целиком в землю, обкладывали бревнами, Археологические исследования погре-
соломой, дерном и т.д., а уже к следующей зи- бальных памятников XIV–XVII вв. в Западной
мовке строили свои жилища с учетом местной Сибири, проводимые в последние годы ново-
специфики домостроения [Татауров, Тихонов, сибирскими и омскими учеными [Позднес-
1998]. Но традиция использования юрт по- редневековые комплексы…, 2012; Матвеев,
теряна не была и знать использовала их при Татауров, 2008б] позволяют констатировать
своих перекочевках. Останки юрты были за- их несомненную близость. По всем основным
фиксированы нами при раскопках Тунуского параметрам – ориентация, глубина и размеры
городка в одном ряду с двумя каркасно-стол- могильной ямы, трупоположение, сопроводи-
бовыми жилищными постройками. В ходе тельный инвентарь – погребения очень близ-
раскопок поселений сибирских татар XVII- ки. Различия фиксируются только в локальных
XVIII вв. фиксируется постепенный переход моментах, вызванных ситуационными факто-
на принципы русского домостроения, что кар- рами – наличием и составом дерева на окру-
динальным образом меняет облик татарских жающей территории, спецификой почвы и т.д.
поселений. Но традиционные жилища еще Специфичность ситуации придает то
долгое время сохранялись в качестве хозяй- обстоятельство, что мы не знаем уровень ис-
52 ТЮМЕНСКОЕ И СИБИРСКОЕ ХАНСТВА

ламизации татар Прииртышья в этот период. всего населения. Если бы они отказались от
«Вопросу исламизации населения западной всех черт традиционного обряда, то могли ли-
Сибири в научной работе практически не шиться значительной части своей сакральной
уделялось внимания. В основном изучению значимости. Представители элиты татарского
подвергались проблемы традиционных ре- общества погребались как борцы, погибшие
лигиозных обрядов и верований. Существу- за веру, и снаряжались для продолжения этой
ющей ситуации есть вполне объективное миссии в другом мире. Рядом с ними хоро-
объяснение  – отсутствие в настоящее время нили воинов, погибших вместе с ними. Это
широкой источниковой базы [Соболев, 2008, был определенный компромисс между новой
c. 140–142]. Местное население в этот пери- религией и традициями тюркских воинов, во
од не имело отдельных мусульманских клад- главе которых стояли вожди, шедшие впере-
бищ, возможно, практиковалось выделение ди во всех сражениях и бывшие гарантами их
комплекса могил в планиграфии кладбищ, но жизней и благополучия их семей.
это пока только предположение. Большин- На могильниках в Прииртышье мы фик-
ство захоронений этого времени совершены сируем захоронения, которые выделяются из
не по исламским канонам и содержат значи- общего ряда размерами и устройством надмо-
тельное количество сопроводительного ин- гильного сооружения и погребальной камеры,
вентаря – оружие, посуду, бытовые предметы. сопроводительным инвентарем (комплектом
М.А. Корусенко, объясняет это тем, что в Си- оружия и дополнительным инвентарем – кон-
бири был распространен «бытовой ислам», ской сбруей, котлами и т.д.). Наиболее вы-
учитывающий значительную роль доислам- разительное в этом плане захоронение №267
ской языческой культуры при периферийном было исследовано В.И. Матющенко при рас-
географическом положении региона в ислам- копках позднесредневекового могильника на
ском мире. Эта форма ислама позволяет гибко Татарском увале у д. Окунево [Матющенко,
подходить к традиционным нормам и обыча- 2003]. Это погребение представителя знати,
ям, в необходимых случаях допуская значи- облаченного в железные пластинчатые доспе-
тельные отклонения от установок шариата хи с богатым набором оружия. Рядом с ним
[Корусенко, 2003]. располагаются погребения воинов с оружием
В.А. Могильников, характеризуя архе- и конской упряжью (мог. № 248, 260). Подоб-
ологические комплексы второй половины II ное захоронение мы зафиксировали и на мо-
тыс. н.э. в нижнем и среднем течении р. Тары, гильнике Бергамак II – №41, выделяющееся
отмечал, что «присутствие данных вещей в тем, что умерший был положен на белый во-
подкурганных захоронениях и единичных йлок и с богатым комплектом оружия, бронзо-
грунтовых, как и обычай насыпания курга- вым котлом, конской упряжью, украшениями
нов, отражают переживание языческих тра- и т.д. Рядом с ним располагались захоронения
диций в погребальном обряде рядового насе- №№ 33, 34 с наборами оружия и конской
ления Тарского Прииртышья того времени в упряжью [Корусенко, 2003, c.166–167]. Такие
условиях внедрения новой веры, восприятие же захоронения мы наблюдаем и в Барабе, где
которой фиксируется по распространению все на могильнике Абрамово-4 выделяются захо-
большего числа безинвентарных могил под ронения с наборами оружия [Молодин, Собо-
курганами, а затем и обряда бескурганных лев, Соловьев, 1990]. В этот период именно
погребений без вещей (некрополь Окунево 3) кладбища становятся религиозными центра-
[Могильников, 1997]. ми у сибирских татар, местом, где лежат во-
На наш взгляд, корни сосуществования ины, павшие за веру.
на одном погребальном комплексе разных по- На погребальных комплексах XVIII в.
гребальных практик следует искать не только практика захоронения умерших с оружием
в языческом прошлом этого народа. Ислами- постепенно исчезает, могилы содержат гораз-
зация тюркоязычного населения Западной до меньше инвентаря, и можно констатиро-
Сибири происходила по такому же принципу, вать, что основные параметры погребального
что и распространение любой другой мировой обряда, в той части, что касается собственно
религии на земном шаре. Сначала ее воспри- захоронений, становятся ближе к нормам ис-
нимала знать, и затем она распространяла ее в лама. Религиозными центрами становятся ме-
среде обычного населения. Татарские могиль- чети, где служители следили за соблюдением
ники не подразделяются на мусульманскую и обрядов, проводили праздники, обучали детей
языческую части. Знать совершала погребе- и тем самым приводили общество к опреде-
ния своих представителей с учетом мнения ленному культурному единству как в рамках
2. ИСТОЧНИКИ 53

одного населенного пункта, так и в целом для бирских татар и систематизировал ее на осно-
всего региона. ве материалов памятников Барабы [Соболев,
Для периодов эпохи бронзы, раннего же- 2008, c.125–146]. Но провести подобную ра-
лезного века или раннего и развитого средне- боту для всей Западной Сибири помогут лишь
вековья в Западной Сибири керамика является раскопки памятников в Прииртышье, на месте
основным маркером археологических образо- расположения городов Чимги-Туры, Кизыл-
ваний. На основе форм и орнаментации сосу- Туры и т.д. В настоящий момент мы можем
дов выделено огромное количество культур, говорить об определенном единстве татарской
вариантов, типов и подтипов археологических керамики от памятников Приобья до Тарского
памятников. На этом материале построены эт- Прииртышья, Чимги-Туры и Южного Заура-
нические процессы на протяжении всего пе- лья (рис.26). В данном случае мы полностью
риода палеометалла – направления миграций, согласны с А.П. Зыковым в том, что раннего
культурные и экономические связи и т.д. Но слоя на Искере нет, а это керамика, сосуще-
для второй половины II тыс. н.э. использова- ствовавшая с татарской и составляющая с ней
ние керамики в качестве основного маркера не единый комплекс посуды. Аналогичная ситу-
сработало. Возможно, причина кроется в недо- ация зафиксирована при раскопках Тунуского
статке внимания ученых к этому периоду исто- городка, когда в одном очаге были найдены
рии Сибири, и мы уже отмечали, что поздние два сосуда – один с традиционным для татар
этапы существования археологических микро- орнаментом, а второй был украшен фигурны-
районов не включены в их общую хронологи- ми штампами [Татауров С.Ф., 2013].
ческую шкалу из-за недостатка имеющихся Приход тюркоязычного населения на
материалов. Возможно, в отказе от подхода к территорию, где главенствовала фигурно
древностям этого времени как к удобному для штампованная керамика, привел к столкно-
более раннего времени культурному образо- вению двух культурных керамических тради-
ванию «археологическая культура». Так или ций, с одной стороны, высококачественная,
иначе, но в результате мы не имеем термина, богато украшенная фигурными штампами
характеризующего лесостепную зону Запад- посуда и низкокачественная со сравнительно
ной Сибири в этот период в археологическом бедным орнаментом керамика пришельцев.
плане. Процесс консолидации тюркоязычно- Но практически во всех местах тюркоязыч-
го населения шел на протяжении фактически ное население занимает привилегированное
всей второй половины II тысячелетия н. э. положение над аборигенами, вследствие чего
Создание единого культурного пространства получает приоритет в определении облика по-
закончилось к моменту присоединения Запад- суды. В результате мы имеем соединение черт
ной Сибири к Российскому государству. Вы- местной и пришлой керамики при усреднении
ражаясь археологическим языком, сибирские общего качества как в изготовлении, так и в
татары представляли на этот момент единую орнаментации посуды. То, что к концу XVI в.
историко-культурную общность с определен- татарская керамика становится фактически
ной близостью материальной и духовной куль- идентичной на всем лесостепном простран-
туры для всей территории лесостепной зоны стве Западной Сибири, связано уже не только
Западной Сибири с локальными вариантами, с близостью проходивших на этой территории
тяготеющими к долинам крупных рек – Тобо- этнокультурных процессов, но и с определен-
лу, Ишиму, Иртышу и Оби. ной объединяющей ролью государственно-
Керамика этого времени была система- сти, регламентировавшей культурные и соци-
тизирована еще в 1926–1927 гг. В.П. Лева- альные факторы жизни населения.
шевой. На основе керамического материала В силу достаточно интенсивного обще-
Вознесенского городища она выделила не- ния между элитой локальных групп тюркоя-
сколько групп посуды, используя в качестве зычного населения Западной Сибири, опре-
критериев способ нанесения орнамента, фор- деленной интегрирующей силой со стороны
му орнаментиров и характер отпечатков [Ле- центральной власти сибирских ханств и до-
вашева, 1928а]. В 1969 г. Р.Д. Голдина при статочно высокого уровня развития торговых
описании материалов из раскопок памятников отношений, к середине XVI в. произошла
XIV–XVI вв., в том числе и Кучумова городи- определенная унификация для многих кате-
ща на Ишиме, ввела в научный оборот назва- горий предметов хозяйственного инвентаря,
ние «татарская керамика» [Голдина, 1969 б]. оружия и украшений.
В.И. Соболев в своем диссертационном сочи- Например, при раскопках городища Ту-
нении сделал подробный анализ керамики си- нуского городка в небольшом углублении
54 ТЮМЕНСКОЕ И СИБИРСКОЕ ХАНСТВА

было найдено скопление металлических пред- XX вв. на памятниках сибирских ханств (осо-
метов  – набор кузнечных инструментов, со- бенно городских комплексов) оказались в музе-
стоящий из щипцов и двух молотков (рис.27). ях и научных центрах России и зарубежья. По-
Почти идентичный по составу предметов на- этому необходимо задаться целью публикации
бор был найден при раскопках Зырянского имеющихся материалов, так как новых городов
курганного могильника XVI–XVII вв. в таеж- для раскопок уже не будет. Например, только
ном Причулымье в 1985 г. В раскопанном кур- в Омском государственном историко-краевед-
гане рядом с одним из костяков были найдены ческом музее хранятся коллекции с более 50
щипцы, наковальня и два молотка [Беликова, памятников интересующего нас времени [Мат-
2003]. Такие же наборы в этот период были веев, Татауров, 2008 а]. На наш взгляд, только
распространены и у татар в Поволжье. Поэто- анализ всех имеющихся материалов позволит
му можно говорить, что такой набор был опре- дать характеристику уровня развития тюрко-
деленным стандартом для кузнеца тех лет. татарских государственных образований, их
Предметы вооружения, которые получе- интегрированности в экономическую и поли-
ны в ходе археологических раскопок памятни- тическую историю Северной Евразии.
ков второй половины II тыс. н.э. также имеют В целом археологические источники по
очень много общего, – в первую очередь, из-за истории тюрко-татарских государственных
того, что подавляющая часть оружия поступа- образований, введенные в научный оборот
ла в Сибирь из Средней Азии [Шлюшинский вместе с еще не опубликованными коллекци-
А.В., 2007]. Те предметы, что изготавливали ями музеев России и других государств, вку-
местные кузнецы часто были выкованы по пе с материалами архивов, вполне достаточ-
привезенным образцам. ны для описания структуры этих государств
Такая же ситуация обстояла и с хозяй- и связанных с ними исторических процессов,
ственным инвентарем. Инновации в той или реконструкции систем жизнеобеспечения и
иной отрасли экономики достаточно быстро облика населения, воссоздания их матери-
распространялись по всей лесостепной зоне альной и духовной культуры. Но совершенно
Западной Сибири, поэтому можно с полным очевидно, что без серьезного археологическо-
основанием говорить о высоком уровне уни- го обследования ряда территорий по Южному
фикации промыслового и другого инвентаря Уралу, Притоболью и Приишимью, южному
[Тюрки…, 1991]. Прииртышью и Приобью эти исследования
В силу различных обстоятельств архе- будут неполны. Необходима государственная
ологические материалы этого периода, по- программа по изучению дорусской тюрко-та-
лученные в ходе научных изысканий XIX– тарской государственности Западной Сибири.
3. ИСТОРИЯ ГОСУДАРСТВЕННОСТИ 55

3. ИСТОРИЯ ГОСУДАРСТВЕННОСТИ

3.1. ЭТАПЫ СТАНОВЛЕНИЯ И ВНУТРЕННЯЯ ПОЛИТИКА

Становление сибирской государствен- ным Абулгази, уже сыновья Пулада Ибрахим и


ности, связанной с правящей ханской ди- Арабшах, «разделив отцевы владения, вместе
настией Шибанидов, обусловлено не толь- с одной земле и кочевали и имели свои ста-
ко выделением улуса их предку Шибану в ны; лето проживая при вершине Яика, а зиму
1242/3 г., но и дальнейшим ростом влияния при устье Сыра» [Абуль-гази, 1996, с. 162].
его потомков в качестве «железных псов Ба- В целом маршрут их кочевания укладывается
туидов» (по выражению В.П.Костюкова). в имеющиеся представления о юрте Шибана,
В ходе Великой Замятни (смуты в Золотой но при этом они имели отдельные «станы».
Орде в 1360-1370-е гг.) их положение начи- На данный момент не до конца прояснен
нает постепенно изменяться. Привлечение вопрос о том, принимали ли участие в борь-
Шибанидов на сарайский престол в условиях бе за Поволжье династы, проигравшие в соб-
дезинтеграции государства вполне понятно ственном юрте, либо же, напротив, это были
с учетом длительной лояльности предста- лидеры степных объединений, что позволяло
вителей этой семьи к ордынским династам им операться на значительные военные отря-
и наличия у них значительных военных сил. ды. По всей видимости, в каждом отдельном
Прекращение династии Батуидов или потеря случае ситуация должна быть рассмотрена
ими харизмы, связанное с их отрицательны- дифференцировано. Представляется, что для
ми личными качествами или недостойными этого и последующих периодов вполне верно
деяниями [Почекаев, 2009 б, с.40], позволило наблюдение В.В.Бартольда: «Менее всего за-
потомкам Шибана вместе с потомками Ор- тронутые городской культурой потомки Ши-
ды-Ичена и Тука-Тимура принять участие в бана остались более всего верны воинствен-
борьбе за сарайский престол. ным традициям кочевников и потому могли
Обращает на себя внимание то, что в ней выступать в роли завоевателей в такое время,
участвовали в основном представители стар- когда могущество династии Чингис-хана поч-
ших кланов династии: потомки Кадака б. Ши- ти везде находилось в полном упадке» [Бар-
бана (Хизр и его сын Кара-Ходжа) и потомки тольд, 1968 а, с.135].
Бахадура б. Шибана по линии его правнука Именно в 1375 году впервые на карте Ка-
Минг-Тимура (один из его старших сыновей талонского атласа появляется упоминание о
Иль-бек и его младший сын Каан-бай, млад- Чинги-туре («Singui») (в тюркских источниках
ший сын Бекконди-оглана, основателя дина- встречается только написание Чимги-Тура) как
стии Сибирских Шибанидов, Хасан), а так- центре Тюменского (Туранского) вилайета [Бе-
же Пулад, рассматривающийся как преемник лич, 2007, с.152]. Если это указание верно, то
Минг-Тимура, и его младший сын Араб-шах можно констатировать, что в период Великой
[Маслюженко, 2008, с.62-66]. По имеющим- Замятни на северо-восточной периферии вла-
ся данным, большинство из них владели пре- дений Шибанидов, расколотых к этому времени
столом в Сарае ал-Джедид или Гюлистане в на владения отдельных племен и шибанидских
Поволжье, что подтверждается чеканкой там кланов, существовала особая территориально-
монет с их именами [Сидоренко, 2000, с.276], административная единица, в рамках которой
хотя известны монеты Ильбека чекана Сарай- Чимги-тура была административным центром.
чика [Марков, 2008, с.49]. События Замятни Точное название этого вилайета по источникам
выдвинули на первое место не только само- неизвестно, и, скорее всего, Чимги-тура была
го наследника престола, но и массу его род- центром Сибирской земли, как это видно из
ственников, что заложило основу для раскола информации летописи об убийстве Тохтамыша
между потомками Минг-Тимура и появления («в Сибирскои земли близ Тюмени»). По всей
нескольких локальных династий Шибанидов. видимости, это название идентично «области
Еще В.В.Бартольд предполагал, что в условиях Сибирь и Ибирь» в описании аль-Омари, араб-
разложения династии прежние родовые связи ского ученого, описывавшего границы Улуса
трансформируются в территориальные [Бар- Джучи периода правления хана Узбека [Золо-
тольд, 1963, с.23–106]. Так, например, по дан- тая Орда, 2003, с. 106].
56 ТЮМЕНСКОЕ И СИБИРСКОЕ ХАНСТВА

Обратим внимание на то, что венгерский С появлением в качестве претендента


монах Иоганка, который был в Приуралье в Токтамыша значительная часть Шибанидов
1320-х гг., упоминал татар из Сибири, которые поддержала его претензии, что, возможно,
выполняли функции судей [Аннинский, 1940, связано с определенными связями предста-
с.91], то есть, возможно, были ордынскими на- вителей этой династии с «хан-оглы» из Тука-
местниками. Резонно предположить, что рас- Тимуридов [Зуев, 1998, с.45]. Изначально он
положенный на крайней северной периферии обратился за помощью против кыйата Мамая
ордынского пространства город, должен был к летовавшему в местности Кокедей-Йисбуга
контролировать обширные лесные простран- (юг Западной Сибири или Северный Казах-
ства как «сокровищницу пушной рухляди». стан) старшему в роду Каан-баю б. Иль-беку
При этом представители Чингизидов по линии [Утемиш-хаджи, 1992, с.117–118]. Любопытно
Джучи (в том числе возможно и потомки Шиба- то, что Иль-бек чеканил монеты в Сарайчике,
на), ведя кочевой образ жизни, сами не сидели что позволяет интересующую нас местность
в этом городе, а управляли северной перифери- с некоей долей вероятности локализовать на
ей через наместников из числа клановой ари- Южном Урале и в Южном Зауралье, где были
стократии. Скорее всего, эти земли непосред- определены летовки Шибана. Само обраще-
ственно не входили в состав владений Шибана ние подчеркивает сохранение представлений
и его потомков. В условиях распада единого о старшинстве в роду и возможное существо-
политического и административного простран- вание единых клановых интересов. При этом
ства Золотой Орды в конце XIV – начале XV в. можно отчасти согласиться с В.П. Костюко-
контроль над этим центром мог перейти к тем вым в том, что «вследствие чрезвычайной раз-
кланам, из числа которых ранее и назначались ветвленности родов Шибана и Тука-Тимура,
хакимы (судьи и наместники). мозаичного расположения владений огланов
Существует предположение, что в период одного линиджа, несовпадения актуальных
Замятни к Шибанидам могли прийти племена, интересов различных его ответвлений и дру-
бежавшие из иных регионов под влиянием на- гих причин вряд ли есть большие основания
чавшихся процессов падения золотоордынской оценивать Шибанидов и Тукатимуридов как
государственности в 1350–1360-е гг. Напри- сплоченные кланы, способные мобилизовать
мер, М.Иванич пишет о том, что по сведениям все силы и средства для продвижения свое-
«Дафтар-и Чингиз-наме»: «Согласно шаджаре, го кандидата на сарайский престол. Понятия
буркуты перекочевали из Крыма в район Ура- клановой общности и клановой солидарно-
ла» [Иванич, 2001, с.318]. Возможно, что дан- сти, разумеется, существовали, но не исклю-
ные соображения позволили Ж.М.Сабитову чали ни ожесточенной внутриклановой борь-
утверждать, что буркуты не были коренным бы, ни альянсов с группировками из другого
сибирским племенем (кланом), а прикочевали клана» [Костюков, 2009, с.42–43].
сюда лишь во второй половины XIV в. [Саби- Лишь после отказа Каанбая, захвата Са-
тов, 2010, с.35]. Еще при Шибане упоминается рая, где была прочитана пятничная хутба и
Тайбуга из буркутов, идентичный по имени с Токтамыш стал ханом, а также победы над
основателем известной сибирской княжеской Мамаем новый хан получил помощь от сына
династии, который мог остаться в Кырк-Йере, Пулада Араб-шаха [Утемиш-хаджи, 1992,
владение Шибанидов в Крыму, а затем его по- с.118], который также претендовал на золо-
томки в период правления темника Мамая из тоордынский престол. Араб-шах получил в
кыйятов откочевали на восток. В истории Тю- управление правое крыло и фактически воз-
менского ханства буркуты занимают важное главил всех Шибанидов. Утемиш-хаджи об
место, поскольку в 1420-е годы именно их ли- этом пишет: «[Тохтамыш-хан] много оказал
деры будут хакимами, то есть судьями-намест- разных милостей и сделал пожалований Араб-
никами, Чимги-туры. В результате Кипчак- оглану и повелел: «Да соберется к тебе весь
хан указывает «… область Тара, которая была народ, принадлежавший Шайбан-хану, и где
родиной буркутов…» (имеется в виду Тура) бы ни находился раб, бежавший от своего хо-
[МИКХ, 1969, с.390]. Упоминание представи- зяина, и эль, бежавший от йасака...» [Утемиш,
телей этого клана или племени на столь разных 1992, с. 118]. В составе военной элиты при
территориях характеризирует специфическую Токтамыше периода его борьбы с Тамерланом
политику монгольских и золотоордынских ха- также были также один из старших сыновей
нов, которая привела к расколу изначальных Минг-Тимура Джанта, не имевший наследни-
племен и замене их клановой структурой, ча- ков, старший сын Ильбека Ильяс и старший
сто объединенной лишь верностью лидеру. сын Бекконди Али [Костюков, 2009, с.41–42].
3. ИСТОРИЯ ГОСУДАРСТВЕННОСТИ 57

Таким образом, в окружении Токтамыша ока- Сибири Едигей и Чакра вступили в Булгарию,
зались представители ряда значительных от- которая ими также была завоевана» [Шиль-
ветвлений Шибанидов. Их владения, в том тбергер, 1984, с.34]. С этого времени сибир-
числе Притоболье, могли быть использованы ские и булгарские владения очень часто будут
в качестве резерва для накопления сил новой упоминаться в едином контексте, что отража-
коалицией. При этом часть столкновений меж- ло их тесные политические и экономические
ду войсками Токтамыша и Тимура произошли связи в XV веке. Возможно, что это связано
именно на территории юрта Шибанидов, что не только с политическим наследием основа-
косвенно могло повлиять на их перемещение теля династии Шибана, участвовавшего в за-
к северу и западу и занятие ранее не востре- воевании Волжской Булгарии [Маслюженко,
бованных территорий Западной Сибири. Под- 2012, с.82; Исхаков, Тычинских, 2013, с.128-
держка Шибанидами Токтамыша привела 139], но и с пребыванием в Сибирской земле
к тому, что последний после поражения на Тохтамыша. Последний назван на т.н. «камне
Ворскле отступил в Сибирь, где и был убит «в Тимура», датируемом 1391 г., «булгарским ха-
Сибирскои земли близ Тюмени» в 1406 году ном» [Крамаровский, 2012 а, 65]. Несмотря на
ставленником мангытского бека Эдигея ханом убийство Токтамыша под Тюменью при воз-
Шадибеком [Устюжский, 1950, с.70]. можном попустительстве потомков Шибана,
По всей видимости, одновременное со- Тука-Тимуриды сохраняли определенные свя-
существование на территории владений Ши- зи с Сибирью, в том числе могли рассматри-
банидов еще и уделов Тука-Тимуридов в лице ваться в качестве ханов.
Тохтамыша неминуемо вело к столкновениям Лишь в 1420–1430-е гг., в новых усло-
и разочарованию первых в своем «протеже». виях усилившегося распада Золотой Орды, в
В период войн между Токтамышем и Тамерла- борьбе за «Улус Шибана» приняли участие
ном во владениях Шибанидов располагаются Хаджи-Мухаммад (младший сын Али б. Бек-
бегущие от «железного хромца» племена из конди), Джумадук (потомок четвертого сына
Средней Азии, в том числе аялынцы [Маслю- Минг-Тимура Суйунч-Тимура), Махмуд-Ход-
женко, 2008, с.66]. Значительным фактором жа (единственный сын Каан-бая), Абулхайр
могло быть появление во владениях Шибани- (потомок старшего сына Пулада Ибрахима)
дов племен левого крыла во главе с мангыт- и ряд других [см.например, Ахмедов, 1965,
ским беком Эдигеем, который, по мнению с.43]. Эти правители в источниках упомина-
В.В.Трепавлова, в середине 1390-х гг. кочевал ются с титулом хана, что свидетельствует в
со своим элем в междуречье Яика и Эмбы [Тре- пользу окончательного раскола когда-то еди-
павлов, 2002, с.17]. По сути, эти кочевники по- ного «улуса Шибана» на конкретные клановые
полнили людские ресурсы во владениях Шиба- или семейные владения, в большинстве своем
нидов. С этого времени значительную роль в принадлежавшие потомкам Минг-Тимура.
их деятельности играет поддержка ногайского При этом, возможно, существовало представ-
лидера бека Эдигея, а затем и его потомков. ление о формальном старшинстве в роду, по-
Впрочем, поражение Токтамыша и разо- скольку в источниках говорится о том, что
чарование в нем Шибанидов стали важными лишь со смертью (а чаще убийством) действу-
факторами борьбы внутри самой династии. ющего хана титул переходил к следующему
Нельзя не отметить, что еще в 1412–1413 го- претенденту. Борьба могла вестись не столько
дах Эдигей вместе с очередным ставленником за территории, сколько за людей. Очевидно,
Чекре из Тука-Тимуридов совершил поход в что сильно увеличившийся род Шибанидов
Сибирь. Современник и участник этого похо- уже не имел единых интересов, и отдельные
да Иоганн Шильтбергер не упоминает о воен- династы отстаивали, прежде всего, приорите-
ных столкновениях. Напротив, он указывает, ты собственных семей и поддерживающих их
что наместник Сибири (должность, возмож- племенных лидеров, что и приводило к пери-
но, аналогичная судьям более раннего или одическим заговорам и военным столкнове-
хакимам более позднего времени, сидевшим ниям. В этих условиях значительное влияние
в Чимги-Туре) прислал подарки (мужчину и в вопросах престолонаследия оказывает не
женщину из местных дикарей) [Шильтбергер, только принадлежность к «золотому роду»,
1984, С.34–35]. Видимо, этот поход был связан но и личные качества претендентов, обеспе-
с интронизацией очередного династа, причем чивающие поддержку беков, руководивших
опять же из Тукатимуридов, и получением племенами и участвующих в процедуре ут-
поддержки или лояльности от правителей от- верждения хана на курултае. Увеличение роли
дельных улусов. При этом «после покорения племенной элиты в утверждении хана ясно
58 ТЮМЕНСКОЕ И СИБИРСКОЕ ХАНСТВА

видно на примере прихода к власти Абулхайра пресечения династии Бату г.Булгар и Булгар-
[МИКХ, 1969, с.145], и, скорее всего, сохраня- ский удел могли считаться общеджучидским
лось в последующие десятилетия. Изменение достоянием, которое могло рассматриваться в
самой структуры передачи власти, в том числе качестве «золотого», то есть царского, престо-
с использованием выборных процедур на ку- ла [Мустакимов, 2008, с.146-147]. Этим также
рултае, также привело к отказу от принципа мог быть обусловлен интерес Шибанидов как
прямого наследования. Во многом это отража- к этим владениям, так и позднее к трону Ка-
ло увеличивающуюся зависимость династов занского ханства.
от поддержки племенной верхушки, обеспе- Скорее всего, к этому периоду жизни
чивающих ханов войсками, но и ожидающих хана относится и сообщение Утемиш-хаджи:
ответных подарков и доли в военной добыче. «после него ханом стал Хаджи-Мухаммад-хан.
Среди династов первых 1420-х гг. наи- Контролировал Башкурт, Алатырь, Мокшы
большую активностью проявляли Хаджи- и захватил находившийся в стороне Шехр-и
Мухаммад б. Али и Махмуд-Ходжа б. Каан- Болгара знаменитый названием Шехр-и Тура
бай, деятельность которых необходимо четко территории мангытов и был великим падиша-
разделять. В историографии еще со времени хом» [Миргалеев, 2014, с.65]. Заметим, что в
работы М.Г. Сафаргалиева утвердился взгляд предлагаемом переводе есть значительные от-
на них как одном хане, что не соответству- личия от версии А.Валиди Тогана. В частно-
ет действительности [Маслюженко, 2011-а, сти, в переводе источника не идет речи о под-
с.88–101]. В ходе столкновений Эдигея с ха- чинении этим ханом г.Болгар, о котором столь
ном Кадыр-Берди на реке Илек, притоке Яика, часто со ссылкой на работу З.В.Тогана пишут
первый около 1420 года позвал к себе Хаджи- исследователи. Менее всего вызывает возра-
Мухаммад-оглана, сделав того предводителем жение то, что башкирские земли действитель-
войска. Данное приглашение было спрово- но периодически оказывались под контролем
цировано тем, что мангтытский лидер посто- того или иного шибанидского династа, в том
янно имел при себе «марионеточных» ханов. числе претендовавшего на ордынский пре-
Только новый чингизид мог легитимизировать стол. При этом о власти Шибанидов в пери-
его борьбу с потомками Токтамыша. Обраще- од Золотой Орды или в постордынское вре-
ние именно к нему могло быть связано с тем, мя над иными землями из этого списка, тем
что брат и сподвижник Эдигея Иса, будучи более в Волго-Окском междуречье, в других
беклярибеком при Токтамыше, участвовал в источниках встречается также лишь косвен-
сражениях вместе с отцом оглана Али. Далее ная информация, в том числе связанная с под-
Кадыр Али-бек пишет, что после гибели бека чинением этой территории Монгольской им-
в битве его сын Мансур около 1421 г. провоз- перии и ее вхождении затем в состав Улуса
гласил Хаджи-Мухаммада ханом, а сам стал Джучи, в котором мог участвоать основатель
при нем беком [Валиханов, 1984, с.231–232]. династии Шибан. Кроме того, в 1377-1378 гг.
Данная схема распределения полномочий ис- мордовские племена, которые находились на
пользовалась неоднократно наследниками территории Мохши и Алатыря, были подчи-
этого хана в отношения с ногаями / мангыта- нены очередным претендентом на сарайский
ми и однозначно фиксируется для его внуков престол Араб-шахом б. Пуладом Шибанидом
Ибака и Мамука. [Почекаев, 2010, с.152–153]. Мог ли на эти же
Причем Кадыр Али-бек пишет о том, что земли претендовать и Хаджи-Мухаммад по
в ходе встречи Эдигея с Хаджи-Мухаммадом другим источникам неизвестно [Маслюжен-
последний сказал: «Я иду в народ куральский» ко, 2011-а, с.88–101].
[Валиханов, 1984, с.230–231], что схоже с на- Наиболее любопытно для сибирской
званием «области Корел», отданной во владе- истории указание на захват Хаджи-Мухам-
ния Шибана Бату. Данный народ (и область) мадом некоего «Шехр-и Тура территории ма-
могут интерпретироваться не только как некие гытов». А-З.Валиди Тоган и И.М.Миргалеев
европейские владения (например, в восточных склонны искать этот ногайский город на тер-
источниках «вилайетом Корал» называют, ви- ритории Башкирии [Миргалеев, 2014, с.65].
димо, Польско-Литовское государство или «не- А-З.Валиди Тоган при этом считает, что «Тура
мецкий курал» [Валиханов, 1984, с.230; Уте- означает Западную Сибирь и Башкурдистан»,
миш-хаджи, 1992, с.96]), которые явно были а туринские ханы правили в стране башкир и
в это время недостижимы для Шибанидов, но области «Ибир-Сибир», в которую входило и
и как Булгарский вилайет [Арсланова, 2002, Прикамье [Валиди-Тоган, 2010, с.37–38]. Од-
с.206]. По мнению И.А.Мустакимова, после нако, расположение «Шехр-и Тура» в «сторо-
3. ИСТОРИЯ ГОСУДАРСТВЕННОСТИ 59

не Шехр-и Болгара» еще не является основа- по данным Утемиша-хаджи, также указывает,


нием для локализации этого центра именно в что Махмуд-Ходжа совместно с родами Ту-
Приуралье. В источниках по истории Улуса ранского вилайета воевал с туменами кунгра-
Джучи, в частности у ал-Омари и ибн Батту- тов и салджиутов [Валиди-Тоган, 2010, с.40].
ты, описание «страны Сибирской» или «стра- Очевидно, что, если эль Тура – это известная
ны мрака» всегда с позиции расположения и Чимги-Тура, то действия Махмуд-Ходжи при-
организации торговли увязывается с Булга- урочены именно к сибирским территориям.
ром, что не является поводом искать эти земли Обращает на себя внимание то, что «…тумен
в Приуралье [Золотая Орда, 2003, с.107, 137]. Кюйдей, [состоящий из людей] племени сал-
В турецкой рукописи по истории крымских джавут…» относился к изначальным владе-
ханов указывается, что «в Деште-же и Булгаре ниям Шибана [Мустакимов, 2011, с.231].Эта
остались властовать из рода Шейбанова ханы» борьба могла вестись только в период 1429–
[Негри, 1844, с.581]. Таким образом, Булгар с 1430 годы. После победы над кунгратами и
очевидностью был связан с Дештом и Сиби- салджиутами хан «объединил вокруг себя всю
рью, но не в территориальном, а в политиче- страну», то есть, скорее всего, северную пери-
ском плане. В то же время в названиях некото- ферию улуса Шибана (возможно, что это был
рых населенных пунктов Кавказа, Передней именно Тюменский вилайет).
и Средней Азии термин «шехр-и» обозначает Шибанидским лидером в степной зоне
просто «город» (Шехр-и Азим Таргу, Шехр-и был еще один представитель этой династии –
Татар, Шехр-и Фирух и многие другие). хан Джумадук – который, возможно, был
На просторах сибирской периферии постор- ставленником Гази-бия, сына Эдигея. Около
дынского пространства и в источниках шиба- 1429 года бии буркутов, мангытов и нукусов,
нидской традиции таким городом была лишь до этого убившие Гази и занявшие его место
Тура (Чимги-Тура, Тюмень русских летопи- при дворе Джумадука, подняли восстание и
сей). В таком случае относительно политики против самого хана, в ходе которого он был
Хаджи-Мухаммада речь идет о вполне тра- разгромлен и убит. Возможно, лидером вос-
диционном в дальнейшем для ханов этой ди- ставших был шестнадцатилетний племенник
настии стремлении подчинить крупнейший хана Абулхайр [МИКХ, 1969, с.390]. В резуль-
оседлый центр на юге Западной Сибири. Та- тате этого в марте–апреле 1430 г. Абулхайр
ким образом, Хаджи-Мухаммад заложил одно на курултае кочевой аристократии был про-
из основных направлений политики династов, возглашен новым ханом [Маслюженко, 2012,
правивших в Тюменском ханстве. Дальнейшее с.78–79].
обострение борьбы с ханом Бараком связано В период лета–осени 1430 года его во-
с его поражением от Улуг-Мухаммада и по- йска отправились на Чимги-туру – центр
следовавшим отступлением на восток. Около Туранского вилайета. Статус этого города в
1426–1427 гг. хан Хаджи-Мухаммад и Мансур сибирских владениях Шибанидов предопре-
были убиты Бараком [Трепавлов, 2002, с.94]. делил выбор его в качестве «местопребыва-
В 1428/9 году братья Мансура Гази и На- ния трона государства и средоточия божьей
уруз убили Барака [Кляшторный, Султанов, помощи», по словам Кухистани [МИКХ,
1992, с.210]. После этих событий в степи по- 1969, с.143–144]. На данный момент пись-
является новый шибанидский династ Мах- менные источники свидетельствуют о том,
муд-Ходжа, который возможно попытался что именно Абулхайра был первым шибанид-
вмешаться в борьбу за престол, что привело ским ханом, котрый согласно источникам за-
к его монетной эмиссии в Булгаре и Среднем нял престол в Чимги-Туру. С ним можно свя-
Поволжье [Гаев, 2002, с.28-30]. В этом отно- зывать становление Тюменского ханства как
шении политика Махмуд-Ходжи продолжала начального этапа Узбекского (Шибанского)
деятельность предшествующих Шибанидов. ханства. Косвенность источников и индиф-
Однако отстоять свои интересы в Повол- ферентность хронистов к вопросу времени
жье ему не удалось, и в результате этого он образования государства, столь важному для
и оказался на юге Западной Сибири, между построения современных исторических кон-
Ишимом и Тоболом [Ахмедов, 1965, с.39–41]. цептов, говорят о легкости перехода от соб-
Связь Махмуд-Ходжи с югом Западной Сиби- ственно формально единых владений Шиба-
рью тем более хорошо заметна, если вспом- нидов к государственности этой же династии.
нить, что здесь находились летовья его отца Для хронистов из их окружения важен был
Каан-бая, местность «Кокедей-Йисбуга» [Уте- факт наличия самого ханского титула, осо-
миш-хаджи, 1992, с.117]. А.-З.Валиди-Тоган, бенно у их покровителя и его предков. В этом
60 ТЮМЕНСКОЕ И СИБИРСКОЕ ХАНСТВА

отношении создателями Тюменского хан- в экономическом плане присырдарьинским


ства могут считаться все шибанидские ханы регионом. Б.А. Ахмедов со ссылкой на Махму-
1420-х гг., поскольку это государство вырос- да бен Вали пишет, что после подчинения Улу-
ло именно из их борьбы за власть. Вряд ли са Шибана новый узбекский хан «объявил не-
возможно точно определить единственную зависимость своего государства от потомков»
фигуру основателя. Тука-Тимура [Ахмедов, 1965, с.48], что еще
Немаловажной причиной отсутствия раз говорит о сохранении владений этих дина-
внимания хронистов к такой детали, как на- стов в Западной Сибири даже после убийства
звание государства, вынуждающего исследо- Токтамыша. В частности, здесь могли быть
вателей прибегать к различным процессам владения уже упомянутого выше противника
конструирования, может быть и то, что ханы Хаджи-Мухаммада Шибанида хана Барака,
были связаны именно со своей кочевой став- после отступления последнего из Поволжья.
кой. Город или города в их владениях были С этим могут быть связаны и находки монет
местом сосредоточения торговли, ремесла и этого хана, чеканенных в Булгаре, в кладе на
налогообложения, но не власти, центр кото- р.Исеть [Рева, эл.вариант]. В этом отношении
рой был связан с фигурой хана. Формальные показательна следующая цитата: «Так как дер-
столичные центры были местом того, что в жава Орды вследствие вражды между детьми
культуральной истории называют «полити- Тохтамыша совсем ослабла, то некоторые из
ческим перфомансом», или презентацией потомков Шибана… найдя случай удобным,
власти, которые помогали хану и его окру- склонили на свою сторону некоторых и восста-
жению публично выражать, поддерживать и ли» [СМИЗО, 1941, с.212]. Консолидация улу-
укреплять статус и авторитет правителя. Для са Шибана под властью одного хана позволило
кочевого лидера жизнь в таком городе чревата ему сосредоточиться на активной внешней по-
разрывом с поддерживающей его верхушкой литике, которая, однако, могла быть проведена
родов и племен, но периодическое пребыва- лишь при поддержке кочевой аристократии.
ние в нем важно для напоминания о его при- Именно в связи с ней чаще всего указы-
сутствии оседлым и полуоседлым группам ваются различные аспекты внутренней поли-
ясачного населения. тики Абулхайра как в период пребывания на
Обратим внимание, что хаким Чимги- тюменском престоле, так и после расширения
Туры, буркут Адад-бек, и его родственник владений за счет присырдарьинского региона.
Кибек-Ходжа-бий «со всеми эмирами, вож- Несмотря на исламизацию кочевой аристокра-
дями и прочими военачальниками», открыли тии ханства, в повседневных и политических
ворота города и уступили власть хану. В даль- практиках сохранялось или восстанавлива-
нейшем представители буркутов занимают лось много тюрко-монгольских традиций, ко-
одно из первых мест в перечнях соратников торые могли рассматриваться как адаты. Ско-
хана. Кроме того, союз был скреплен брачным рее всего, это не должно вызывать удивление,
договором, поскольку первая жена Абулхай- поскольку такие племена, поддержавшие на
ра, от которой родились Шах-Будаг-султан начальном периоде Абулхайра, как дурмен,
и Ходжа-Мухаммад, также была из буркутов найман, мангыт, уйгур, тюмен, уйшун, тубай,
[МИКХ, 1969, с.354]. Деятельность Абулхайра конграт, кыйат, масит, тангкут, непосредствен-
как тюменского хана началась с разгрома во- но связаны именно с существованием Мон-
йск его соперника хана Махмуд-Ходжи в битве гольской империи и Улуса Джучи. Известный
на р.Тобол весной–летом 1431 г. После пора- американский антрополог Эдвард Оллворт
жения последний вместе с одним из сыновей отмечал, что часть ханских ритуалов и форм
был казнен. Ш.Марджани писал о том, что по- поведения Абулхайра были в значительной
сле убийства Махмул-Ходжи Абулхайр «стал степени ориентированы именно на кочевых
единовластным правителем Дешт-и Кипчака» лидеров [Allworth , 1990, p. 26]. Необходимо
[Марджани, 2005, с.131], которому платили понимать, что сама опора в борьбе за власть
ясак как жители Жанги (Чинги)-Туры, так и в этих условиях на чингизидскую генеалогию
Булгара [Ахмедов, 1965, с.94; Хафиз-и Таныш, «…означала также возвращение к монголь-
1983, с.74], где последним ханом из Шибани- ским традициям и системам права…», как
дов и был Махмуд-Ходжа. это видно на примерах из истории среднеази-
Большая часть деятельности хана Абул- атских государств, исследованных Анке фон
хайра была увязана с внешней политикой, Кюгельген [фон Кюгельген, 2004, с. 45].
ориентированной на установление его власти В свете этого значимы указания авторов
как над степной зоной, так и над выгодным относительно событий, произошедших в став-
3. ИСТОРИЯ ГОСУДАРСТВЕННОСТИ 61

ке хана после важного для Абулхайра разгрома бря [Крадин, Скрынникова, 2006, с. 388–389].
Махмуд-Ходжи весной–летом 1431 года. Эми- При этом описание некоторых курултаев, на-
рам и воинам была роздана вся полученная пример собранного кааном Угедеем в 1235 г.,
после сражения военная добыча, которая в значительной степени схоже с более позд-
включала в себя невольниц, лошадей, вер- ними празднествами. По всей видимости,
блюдов, шатры, кольчуги, оружие и панцири. подобные мероприятия устраивались и в
Однако Кухистани в связи с этим событием Улусе Джучи. Хорошо известен в литерату-
особо отмечал: «Всех высокопоставленных ре праздник, который посетил Ибн Баттута в
султанов и славных эмиров он отличил и [воз- июне 1334 года при кочевой ставке хана Уз-
высил] вещами, поясом и высокими долж- бека. Путешественник писал об этом, что по
ностями» [МИКХ, 1969, с. 149]. Кипчак-хан постановлению Чингиз-хана «…они долж-
в более краткой форме писал: «Хан-и Бузург ны собираться раз в год на пиршество, кото-
вернулся победителем и устроил большой рое называется туй, или «день празднества».
той» [МИКХ, 1969, с. 391]. Очевидно, что той К этому дню съезжаются со всех концов стра-
– это большое празднество, которое сопро- ны потомки Чингиза – эмиры, хатуны и круп-
вождалось коллективным пиром. Щедрость ные военачальники» [Юрченко, 2012, с. 215].
хана по отношению к воинам и представите- Аналогичная церемония, в ходе которой
лям элиты была одним из показателей идеала хан «…удостоил падишахскими халатами и
правителя [Султанов, 2006, с. 77]. По сути, хан царственными подарками известных бахаду-
выступал редистрибутором, и в рамках прес- ров и воинов…» была проведена и после раз-
тижной экономики эти подарки были важным грома ханов Махмуда и Ахмада между 1447–
инструментом влияния на кочевую элиту, от- 1449 годами. Именно после этого события
каз от которого мог повлечь центробежные Абулхайр занял «трон Саин-хана», с именем
тенденции. Аналогичные раздачи неоднократ- хана была прочитана хутба и затем проведен
но упоминаются в источниках при описании чекан монеты [МИКХ, 1969, с. 155]. При этом
деятельности Чингиз-хана и его потомков чтению хутбы однозначно придавалось боль-
[Крадин, Скрынникова, 2006, с.281-295]. шое значение в создании образа мусульман-
Однако раздачи подарков Абулхайром ского правителя как в политических реалиях
известны не только после военных действий, того времени, так и в используемом тексте
но и в иных значимых ситуациях, причем от- источника. Такие события, как возведение
носительно отдельных лиц. Часть даров име- на престол, разгром основного конкурента в
ли, скорее всего, статусный характер, в част- лице дяди хана Махмуд-Ходжи, захват «трона
ности пояса и халаты. Кухистани упоминает Саин-хана» однозначно меняли политическое
ритуал одарения «дорогими халатами», кото- положение самого Абулхайра, что и требовало
рый был проведен по отношению к Алаш-ба- нового конструирования ханского окружения.
хадару и его аймаку сразу после возведения При этом указания на тюменский престол,
на престол молодого хана в 1430 г. Именно в «трон Саин-хана», особые царские или пади-
юрте Алаша скрывался Абулхайр последнюю шахские халаты, пояса, а также царский шатер
зиму перед этим событием. Причем в источ- [МИКХ, 1969, с. 163] образуют своеобразную
нике указывается, что в ведении бахадура по- политическую символику ханской власти. На-
сле этого были оставлены «…[право] распо- деление некоторыми из этих предметов со-
ряжения страной и имуществом…» [МИКХ, впадает с указаниями о наделении получате-
1969, с. 145], в дальнейших событиях он не лей высокими должностями. Аналогии этому,
упоминается. Очевидно, что наделение по- на наш взгляд, следует искать в ритуалах пе-
добными предметами могло проводиться как риода Монгольской империи и Улуса Джучи,
для значительных групп степных аристокра- где халат и пояс выступали одним из внешних
тов в ходе общезначимых ритуалов, так и для атрибутов статуса. Следует помнить, что стар-
отдельных людей за особые заслуги перед ха- шее поколение «узбекской» элиты еще вполне
нами или другими лидерами. могло помнить об их существовании, ведь, по
При этом данные ритуалы и раздачи ча- сути, со времени пусть и формально единой
сто были приурочены к летним или осенним Золотой Орды прошло всего несколько деся-
месяцам, после которых хан отпускал воинов тилетий. Сохранение ордынской идеологии
на места кочевий. Можно условно сравнить объясняет и то значение, которое придавалось
сроки проведения этих церемоний с приняты- захвату Абулхайром Орду-Базара и трона Са-
ми датами курултаев в Монгольской империи, ин-хана в конце 1440–х гг. в легитимации вла-
которые проводились в период августа–октя- сти хана.
62 ТЮМЕНСКОЕ И СИБИРСКОЕ ХАНСТВА

Курултаи в ханстве Абулхайра продол- костюм, прическа, головные уборы, детали


жали, по образцу более ранних, выполнять конского снаряжения, парадная утварь и во-
многочисленные функции: решение политиче- инские пояса [Крамаровский, 2012 б, с. 201].
ских вопросов, перераспределение ценностей Примеры с раздачами Абулхайра показывают,
и должностей, проведение общих праздников что подобная символика халата и пояса сохра-
и пиров. В конечном итоге подобные меропри- няла свое значение и среди кочевых узбеков
ятия были основой государственной идеоло- во второй четверти XV века. При этом иные
гии, сплачивающей хана и его родственников ранее известные регалии в текстах о деятель-
с представителями племенной аристократии, ности шибанских ханов не упоминаются. По
укрепляющей их власть. Значительную роль мере расширения среднеазиатской политики
совета кочевой знати в управлении госу- Абулхайра утрачивают смысл и раздачи по-
дарством кочевых узбеков подчеркивал и ясов, но раздача халатов фиксируется и позд-
Б.А.Ахмедов [Ахмедов, 1965, с. 98–99]. На- нее. Следует согласиться с В.В. Трепавловым
пример, перед походом на Хорезм хан «вызвал в том, что «в «постордынском» мире, в усло-
для совещания и совета вождей войска и от- виях угасания инерции государственного по-
важных [предводителей] победоносной рати, тенциала Золотой Орды, происходила реани-
сливки сейидов… и других предводителей мация архаичных учреждений» [Трепавлов,
победоносного войска» [МИКХ, 1969, с. 149]. 2010, с.33].
Аналогичное событие произошло и перед по- Осень 1446 г. по возвращении из похода
ходом на Махмад и Ахмада: «… хан после со- против хана Мустафы Абулхайр «решил от-
вета с [эмирами и предводителями войска]…» правиться для зимовки на завоевание Сыгна-
[МИКХ, 1969, с. 153]. В условиях степных ка», и именно в этом походе осенью 1446 года
войн и роста роли в них племенных вождей без на первом месте выходит бий Ваккас, кото-
их поддержки ханы не только не могли прово- рый, возможно, стал беклярибеком, подвинув
дить свою политику, но и вообще удержаться кыйата Бузанджара на второе место [МИКХ,
у власти, что и могло привести к реставрации 1969, с.159]. В результате Сыгнак, Ак-Курган,
таких более ранних институтов, как курултай. Аркук, Сузак и Узгенд подчинились узбекам.
Таким образом, той 1431 г., по сути, мог быть При этом Сузак был отдан в управление хан-
аналогом курултая племенной военной ари- скому племеннику, руководителю авангарда
стократии и части Чингизидов, после которого войска султану Бахтийару, Сыгнак – оглану
Абулхайр считался избранным ханом. В ходе Мане (потомку сына Джучи Тангута), а Уз-
этого праздника каждый его участник, «кто генд  – бию Ваккасу. Это разделение показы-
имел место в системе управления, получал до- вает то, что Сыгнак нельзя считать полно-
ступ к распределению ресурсов, реальных (на- ценным политическим центром ханства в
пример, пастбища) и символических (знаки присырдарьинском регионе. Таковым остава-
власти)» [Юрченко, 2012, с.212]. лась кочевая ставка хана. Фактически после
Хан и кочевая аристократия в ходе это- этого деятельность Абулхайра больше не свя-
го события ежегодно подтверждали взаимный зана с историей юга Западной Сибири. Хан и в
статус. Съезды знати были наследием обще- дальнейшем был вынужден для привлечения
монгольской политической системы, норми- лидеров кочевых элей вести многочисленные
ровавшей повседневную жизнь населения как войны с соседями. Выбор направлений этих
империи в целом, так и отдельных улусов. походов показывает, что Абулхайр продол-
При этом наделение поясом и халатом с оче- жал политику предыдущих ханов из династии
видностью было внешним знаком наделения Шибанидов. Для него сибирские земли были
властными полномочиями и статусными от- важным, хотя и своеобразным «стартовым
личиями, что отражало сложившуюся симво- капиталом», позволявшим сплотить под сво-
лику пояса и халата в монгольской культуре. ей властью «узбеков». Однако при успешной
З.В.Доде пишет, что «…в золотоордынских внешней политике западно-сибирская лесо-
церемониях сохранялись имперские тради- степь становилась периферией, необходимой
ции, в которых почетный халат выполнял лишь для извлечения пушнины. Ханская став-
функцию государственного символа» [цит. по ка, а следовательно и все основные интересы
Юрченко, 2012, с. 189]. Имперская самоиден- смещались к западу или югу в более разви-
тификация, по мнению М.Г.Крамаровского, тые, в том числе и земледельческие области,
осуществлялась в выборе ханами, нойонами необходимые для существования государства.
и представителями местной аристократии со- По этим причинам самым сложным яв-
ответствующих регалий, к которой относятся ляется вопрос о том, кто правил Тюменским
3. ИСТОРИЯ ГОСУДАРСТВЕННОСТИ 63

вилайетом в составе Узбекского ханства по- после смерти Едигера основным претенден-
сле ухода Абулхайра во второй половине том на объединение узбеков стал пятый сын
1440–х гг. Очевидно, что определенную роль Абулхайра, Шейх-Хайдар, что было связано
здесь в период правления Абулхайра могли со смертью старшего сына, Шах-Будага. Дети
играть назначенные им четверо даруг Чимги- последнего, Мухаммад Шейбани и Махмуд,
Туры или представители племени буркутов, были спрятаны от противников. В сочинении
в частности бек Адад. В историографии тра- «Таварих-и гузида-йи нусрат-наме» сказано:
диционно считается, что власть здесь была «Когда в его век перестали чтить достоинство
передана сыновьям Хаджи-Мухаммада – Сай- и знатность великих беков и добрых родов его,
идеку и Махмудеку [Нестеров, 2003, с.111], могущество его стало от дня ко дню умень-
однако мы должны признать, что подтвердить шаться» [МИКХ, 1969, с. 19]. По всей види-
это предположение источниками невозможно, мости, новый хан не обладал данными своего
если, конечно, не считать упоминания о по- отца и не мог удержать вокруг себя кочевников.
следовательности правления ханов в Тюме- Среди наиболее активных противников
ни [Марджани, 2005, с.130–131; Валиди То- Шайх-Хайдара источники называют следу-
ган, 2010, с.39]. Косвенным фактором может ющих: из рода хана Хаджи-Мухаммада его
быть и указание на их ханское достоинстов старший сын хан Сайидек и внук Ибак (Ай-
[МИКХ, 1969, с.19]. Однако с учетом наличия бак) б. Махмудек (скорее всего, сам хан Мах-
у Абулхайра титула Хан-и Бузург, который мудек к тому времени умер); потомки золото-
может являться калькой тюркского Улуг хан ордынского хана Барака Джанибек и Кирей; из
(Великий / Старший хан) [МИКХ, 1969, с.95], рода Едигера султан Буреке; из потомков бека
самостоятельное правление других Чингизи- Едигея лидеры Ногайской Орды беки Аббас,
дов было вряд ли возможным. Выход на поли- Муса и Ямгурчи [МИКХ, 1969, с. 19, 57, 99].
тическую арену потомков Хаджи-Мухаммада Таким образом, союз против узбеков включал
следует связывать с началом центробежных в себя лидеров большинства крупнейших ко-
тенденций после поражения узбеков от кал- чевых объединений восточной части Дешт-и
мыков в 1457 году. Причем и здесь источни- Кипчака. Источники сообщают, что войска
ки в качестве еще одного хана из Шибанидов противников на протяжении 1469 г. сталкива-
упоминают правнука Араб-шаха Едигера, ко- лись неоднократно, но, несмотря на большие
торый взошел на престол в 862 / 1457–8 г. в потери, не могли одолеть друг друга. Наконец,
результате сговора между его сыном Буреке и «Айбак-хан, приведя с собой войско Ахмад-
наследником Ваккаса Мусы. Появление ново- хана, внезапно напал на Шайх-Хайдар-хана»,
го государя связано с разрывом мангытов с после чего тюменский хан лично убил узбек-
Абулхайром после смерти бия Ваккаса [Тре- ского хана [МИКХ, 1969, с.20, 99].
павлов, 2002, с.100-102]. Последним совместным действием со-
В 1468 году практически одновременно юзников было выступление в том же 1469
умирают два хана Восточного Дешта – Абул- г. против Мухаммада Шейбани и Махмуда,
хайр и Едигер, что приводит к началу новой которые находились на попечении Карачин-
волны степных войн среди многочисленных бахадура и скрывались в Хаджи-Тархане
Чингизидов [Трепавлов, 2002, с. 102]. Собы- (Астрахани) у хана Касима. Поход возглавили
тия, последовавшие за смертью Абулхайра, ханы Ахмад и Ибрахим (Ибак) и мангытский
показали, насколько глубок был степной кри- бий Аббас. Царевичам удалось спастись, и
зис. Мирза Мухаммад Хайдар так пишет об вскоре они решили отомстить за своего дядю
этом: «После его смерти среди его людей на- Шейх-Хайдара. В результате было совершено
чался разброд…» [Хайдар, 1996, с. 116]. Мож- нападение на лагерь Ибака, в ходе которого
но предположить, что Едигер правил чуть убили его младшего брата и младшего сына;
дольше, чем Абулхайр. В «Фатх-наме» Гула- также было совершено нападение на Ахмада
ма Шади, придворного поэта Шейбани-хана, [МИКХ, 1969, с. 20]. По всей видимости, око-
говорится, что после смерти «Хан-и Бузург» ло 1469 года Ибак (Ибрахим) стал тюменским
улус одобрил на ханство Едигера. Внуки ханом и мог считаться одним из наиболее вли-
Абулхайра успели даже некоторое время по- ятельных претендентов на роль объединителя
служить в армии под руководством Буреке б. всех Шибанидов и связанных с ним узбекских
Едигера [Абуль-гази, 1996, с.109-110; МИКХ, племен, что в дальнейшем и отражалось в его
1969, с.54–56]. титуле «Шибанский царь». Сама титулатура
Политические лидеры были и среди де- этого хана, как сказано во введении, показы-
тей Абулхайра [Хайдар, 1996, с.116, 117]. Так, вает, что он не мыслил себя лишь региональ-
64 ТЮМЕНСКОЕ И СИБИРСКОЕ ХАНСТВА

ным тюменским лидером, что подчеркивается что согласно Архангелогородскому летопис-


и большим территориальным размахом его цу на начало этого похода или набега Ибра-
внешней политики. хим был еще «царем шибанским» [ПСРЛ,
По всей видимости, одновременно с 1982, с.95]. Нападение состоялось в январе
внешней политикой Ибрахим занимался реше- 1481 года, при этом зимнее время было иде-
нием внутренних проблем своего юрта. Скорее альным, поскольку по сообщению летописца:
всего, в это время в качестве одного из мето- «Ахмед хан, готовившись к перезимовке, от-
дов внутренней стабилизации ханства были правил всех беков на свои земли» [Письмо,
выбраны политический и брачный союзы с 1997, с.43–44], по другой летописи указыва-
бывшими хакимами Чимги-Туры из буркут- ется, что Ахмад отпустил других султанов и
ской династии беков Тайбугидов в лице князя «силы межи собой не билися» [ПСРЛ, 1982,
Мара (скорее всего, имевшего мусульманское с.95]. Одна из летописей вообще указывает,
имя Умар / Омар). Однако вскоре хан «Упак что хана Ахмада не было в это время в Орде,
зятя своего уби и градом облада» [ПСРЛ, 1987, а Ибак убил его, когда тот попытался отбить
с.47]. Таким образом, именно после убийства своих людей [Книга, 1850, с.4].
князя Мара Ибак получает в свои руки Чимги- Состав и распределение обязанностей в
Туру, которая становится столицей Тюменского окружении хана Ибрахима фиксируется в со-
ханства, причем указывается, что Ибак правил хранившемся в «Литовской метрике» письме
здесь «и владе много лет» [ПСРЛ, 1987, с.47]. крымского хана Менгли-Гирея к польско-ли-
Сыновья Мара находились в качестве аманатов товскому королю Казимиру IV о событиях
при хане Ибаке: «Маровы дети Одер да Ябу- 1481 г.: «Генваря месяца у двадцать первы
лак живяства во граде Чимгидене у казанского пришод цар шибаньски а Ибак солтан его, а
царя у Упака», причем отмечается, что умерли Макму князь, а Обат мурза, а Муса, а Евгур-
они своей смертью [ПСРЛ, 1987, с.47, 118]. чи пришод, Ахматову орду потоптали, Ахма-
Около 1473 г. ногаи, в частности Муса, та царя умертвили…» [Сборник, 1866, с.29].
после недолгого кочевания вместе с Шейба- С учетом политических реалий и специфики
ни, вернулись к идее союза с ханом Ибрахи- дипломатической переписки знаки препина-
мом, которого русские летописи стали назы- ния в этом письме должны быть расставлены
вать «царем ногайским» [ПСРЛ, 1901, с.203]. по-иному: Ибак назван шибанским царем, его
По всей видимости, подчинение ногаев было брат Мамук – султаном, то есть неправящим
номинальным и необходимым лишь из-за низ- членом царского рода (возможно, как и иные
кого внешнеполитического статуса их орды близкие родственники ханов, он руководил
[Трепавлов, 2002, с.110-111]. Судя по всему, определенным воинским подразделением), а
союз был закреплен и брачными связями, в следующий за ним Обат (т.е. Аббас) – князем
частности, дочь хана Ибрахима была первой (на этот момент он был лидером ногайского
женой Мусы, что делало его гургеном, то есть объединения).
ханским зятем [Трепавлов, 2002, с.145]. После нападения хан Ибрахим «Орду
Первой пробой нового союза, нашед- взя», то есть кочевую ставку хана. Летописец
шей отражение в источниках, стало нападе- пишет: «И стоял царь Ивак 5 дней на ахматове
ние на кочевую ставку на Северском Донце, орде и поиде прочь, о ордобазар с собою по-
где находился их бывший союзник и лидер веде в Тюмень, не грабя…», остальной полон,
Большой Орды хан Ахмад б. Кичи-Мухам- названный литовским, он перевел за Волгу, к
мад после неудачного стояния на реке Угре в ногаям [ПСРЛ, 1982, 95]. Из этой цитаты сле-
1480 году. Именно этот политический акт стал дует, что тюменский хан забрал с собой всех
основой для сообщения в одной из летописей людей из лагеря Ахмада и увел в свой юрт.
о том, что в 1480 г. беки Муса и Ямгурчи при- Вологодско-Пермская летопись добавляет,
знали власть Ибрахима над ногайской Ордой что хан Ибак захватил и дочь Ахмада [ПСРЛ,
[ПСРЛ, 1963, с.315]. В «Патриаршей летопи- 1959, 274]. Позволим себе предположить, что
си» говорится, что «егда же прибежа в Орду, с помощью увода «ордобазара» Ибак стре-
тогда прииде на него царь Ивак Ногайский и мился усилить военную и экономическую
Орду взя, а самого безбожного царя Ахмета мощь своего юрта. Видимо, число людей у са-
убил шурин его Нагайский мурза Ямгурчей» мого Ибака было ограничено; так, в «Архан-
[ПСРЛ, 1901, с.202–203; ПСРЛ, 1949, с.328]. гельском летописце» указывается, что против
По другим данным, в частности Вологодско- Ахмада он «привел с собой 1000 казаков»», в
Пермской летописи, Ахмада убил сам хан то время как Муса и Ямгурчи пришли с 50000
[ПСРЛ, 1959, с.274]. Обратим внимание на то, ногаев [ПСРЛ, 1982, с.95]. По этой причине
3. ИСТОРИЯ ГОСУДАРСТВЕННОСТИ 65

увод людей и части войска из ставки Ахмада Сеит, да Багиш с сыном с Утешом и иные их
был весьма актуален. Любопытно, что в 1489 товарищи…» [Посольская, 1984, с.21]. Казан-
г. от Ибака с посольством приезжает в Москву цы могли провести церемонию интронизации
«Иваков слуга, а зовут его Чюмгур», который Ибака на казанский престол, что и привело
далее упоминается с титулом «базарьского к его наименованию в части летописей как
князя» [Посольские, 1995, с.19]. «казанского царя» [Трепавлов, 2007 б, с.101].
С ордобазаром могла быть связана и, воз- Попытки Ибрахима захватить Казань и Астра-
можно, имевшая место чеканка монет хана хань, сложности во взаимоотношениях с но-
Ибрахима, продолжающая вызывать различия гаями и Москвой, периодические неудачи на
исследователей [Бустанов, 2009 а, с.56-64; Не- иных направлениях внешней политики конца
стеров, с.81–82; Пономарев, 2014 а, с.128–162; 1480-х – начала 1490-х г. вели к разочарова-
Пономарев, 2014 б, с.191–225; Рева, 2013, нию кочевой элиты в его политике.
с.56–58; Чореф, 2015, с.17–23]. При этом, по По материалам родословной башкир
мере изучения археологических памятников племени табын был сделан вывод, что они
позднего средневековья на юге Западной Си- отступили из Тоболо-Иртышского междуре-
бири, все более частыми становятся находки чья после борьбы Ибрахима с Мухаммадом
монет как ханов XIV–XV вв., так и русских Шейбани в конце 1480-х гг. [Исхаков, 2002 в,
князей, что говорит о наличии именно денеж- с.177–178]. При этом вокруг Шейбани сложи-
ного обращения как во владениях, так и хан- лась значительная группа его родственников
ствах Шибанидов [Адамов, 2015в, с.13–16; из числа как родных братьев, так и потомков
Маслюженко, 2015 б, с.294–295; Пачкалов, главного полководца Абулхайра Бахтийара б.
2011, с.39–41]. Это объясняет и способность Хизр-хана [МИКХ, 1969, с.101]. Это уводило
позднее хана Кучума дать ногайскому мирзу конфликт от личного противостояния и ме-
Ураз-Мухаммаду при свадьбе на ханской до- сти на уровень крупного внутреннего стол-
чери Карамыш ссуду в 5000 алтын [Трепавлов, кновения между Шибанидами. Впрочем, этот
2002, с.372–373], для выплаты которых мурза конфликт не единственная версия, объясняю-
в 1581 г. просил денег в Москве [ИКРИ, 2005, щая уход табын. В шеджере говорится о том,
с.176]. Мнение об отсутствии денежного об- что потомки основателя клана табын Асади-
ращения в ханствах строится, скорее, на спец- бий и Шикарли-бий «очутились под властью
ифике имеющейся источниковой базы и может хана Шейбанида – Ибака, который приказал
быть в значительной степени скорректировано их умертвить, отчего они бежали на запад от
при проведении целенаправленных археоло- Урала» [Усманов, 1982, с.81]. Определенные
гических раскопок. внутренние проблемы могут быть подтверж-
В 1483 году состоялся поход русских во- дены и тем, что «и с устья Сыра пришло мно-
евод на Пелымское княжество, в ходе которо- го людей, ради него [Мухаммед Шейбани-ха-
го «воиводы великого князя оттоле пошли по на] отделившись от Ибак-хана» [МИКХ, 1969,
Тавде реце мимо Тюмень в Сибирь» [ПСРЛ, с.26]. Кстати, эта фраза осталась без внима-
1982, с. 49]. Летописец имел в виду, что рус- ния историков, хотя она говорит о том, что в
ские войска прошли мимо Тюменского хан- 1480–х гг. тюменский хан Ибрахим контроли-
ства, т.е. за пределами его северо-восточной ровал и земли на самом юге бывших владений
границы, которая, видимо, располагалась Шибанидов в Приаралье, то есть действитель-
именно по Тавде, а далее к востоку распола- но являлся «Шибанским царем». Ибрахим,
галась уже «Сибирская земля» [Маслюженко, видимо, в этом отношении был продолжате-
Рябинина, 2014 а, с.121–122]. Это позволяет лем политики Абулхайра, стараясь не выпу-
нам установить условную, согласно взглядам скать из поля своего внимания земли присыр-
русских летописцев, границу владений хана дарьинского региона. Причем ушли от него
Ибрахима, то есть весьма условно Тюменское представители дурманов – уйгуров, найманов
ханство можно локализовать как расположен- и ички, а также тарханы потомки табунщика
ное между реками Урал, Сырдарья (в ее низо- Кашлыка. Шейбани-наме позволяет как ми-
вьях), Тура и Тавда, хотя восточные границы нимум представителей дурманов и тарханов
остаются неустановленными. связать с потомками тех людей, которые были
В ханстве с 1489 г., возможно, вопреки при Абулхайре [Шейбаниада, 1849, с. LX].
традиционным связям, усиливается роль бе- Обратим внимание на то, что относительно
жавшей из Казани группы: «нашего недруга ички и тарханов до сих пор неясно идет ли
Алегамовы люди царевы, которые от нас бе- речь о клановой или социальной группе.
гают, Алказый, да Тевекел Сеит, да Касым
66 ТЮМЕНСКОЕ И СИБИРСКОЕ ХАНСТВА

Значимым признаком напряженных от- да Мамук, который в источниках, как и брат,


ношений с племенной аристократией мог быть именуется «ногайским» или «шибанским» ца-
и «заговор» Тайбугидов, упомянутый только рем, должен был знать о стабильности тыла.
в поздних Сибирских летописях. В результа- Следовательно, на тот момент, во-первых,
те переворота хан был убит сыном Адера Ма- столкновений с Тайбугидами не было, а, во-
метом: «княз Мамет воста после смерти отца вторых, возникают сомнения в разрушении
своего з ближними своими на казанскаго царя столичного центра Чимги-Туры, что было бы
Упака» [ПСРЛ, 1987, с.118], хотя А.В.Парунин значительным ударом по авторитету местных
сомневается в самом факте убийства [Парунин, ханов. К тому же этот город упоминается и в
2011-б, с.75–76]. Смерть или убийство хана со- дальнейших событиях. Военные действия на
стоялись между 1493 и 1495 г. [Оксенов, 1888, казанском направлении во многом были спро-
с.15; Frank, 1994, p.14]. Дата условно определя- воцированы казанскими князьями, лидерами
ется между последним посольством в Москву восточной партии Кальметом, Ураком и дру-
и началом деятельности, в частности, казан- гими [Книга, 1850, с.9]. В результате Казань
ским походомъ, нового тюменского хана – его была взята осенью 1496 года. Об этом сообща-
брата Мамука. Сомнения в интерпретации это- ет «Патриаршая летопись»: «В мае 7004 (1496)
го события связаны с пересмотром роли этой казанский царь Магомед-Амина послал пись-
династии в сибирской истории. В историогра- мо Ивану Васильевичу о том, что движется на
фии конца ХХ века было принято рассматри- него Мамук Шибанский с ногайской ордой и с
вать Тайбугидов как независимую княжескую князьями Казанскими. Взял он Казань в лето
(а в работах Г.Л. Файзрахманова не совсем 7005 (1496)» [ПСРЛ, 1901, с.242–243]. Одна-
корректно, под влиянием Сибирской истории ко выбор претендента был весьма не удачен,
С.У. Ремезова, даже ханскую [Файзрахманов, хан не справился с проблемами внутреннего
2007, с.116]) династию, при которой усилива- управления в условиях, отличных от спец-
ется новый центр – г. Искер, столица Сибир- ифики Тюмени. Кроме того, он, видимо, про-
ского княжества [Нестеров, 2002, с.17–23]. Ис- являл жестокость по отношению к казанцам и
следователи отмечают, что сибирские князья не даже своим бывшим союзникам [ПСРЛ, 1901,
были независимыми правителями, а являлись С.243]. Впрочем, новым правителем были не-
лишь беклярибеками [Бустанов, 2011  а, с.34], довольны не только они, но и крымский хан
которые правили либо «от руки» казанского Менгли-Гирей, который пишет в 1497 г. вели-
хана, либо, что более вероятно, какого-либо кому князю Ивану III о Мамуке: «Ино то нам
тюменского династа из Шибанидов [Трепав- лихое имя, а тебе брату моему великая исто-
лов, 2009, с.386–387; Исхаков, 2011-г, с.252]. ма», а далее называют его «недругом» [Па-
В таком случае события последующих десяти- мятники, 1884, с.236]. Неудача Мамука под
летий приобретают абсолютно иной смысл. Арском в 1497 году позволила казанским кня-
Классическая для историографии версия зьям совершить переворот и не пустить хана
дальнейших событий, основанная на инфор- обратно в города. В результате он был вынуж-
мации «Сибирских летописей», была изло- ден вернуться в Чимги-Туру с частью оппози-
жена еще А.Оксеновым: «Мамет.., чувствую ционеров во главе с казанским князем Ураком
себя достаточно могущественным, чтобы от- [Худяков, 1996, с.570], который затем будет в
делиться от Сибирского ханства, он ушел из Тюмени при дворе нового хана Агалака. По
города Чингидима на р.Иртыш, где и осно- всей видимости, на обратном пути хан Мамук
вал княжество…», хотя далее он в отличие от умер: «вскоре поиде от Казани в свояси и на
многих авторов XX века, писал «…если не со- пути умре» [ПСРЛ, 1901, с.243].
вершенно независимое, то только номинально После смерти Мамука новым тюменским
признававшее верховенство ханского Ибакова ханом стал младший из братьев Агалак, о де-
рода» [Оксенов, 1888 б, с.15]. При этом лето- ятельности которого нам практически ниче-
писи указывают, что «по сем… Мамет… град го не известно. Уже в марте 7007 (1498) года
свой Чингиден разруши» [ПСРЛ, 1987, с.47]. в Москву пришла весть о походе Агалака и
Однако в 1496 г. в Тюменском ханстве на- Урака на Казань [Книга, 1850, с.15], причем
чинается подготовка и формирование объеди- в разрядных книгах указывалось «от шибан-
ненных ногайско-сибирских войск для похода ских царевичев» [Разрядная книга, 1966, с.57].
на Казань во главе с ханом Мамуком, который В Никоновской летописи под 1500 годом ука-
был возведен на престол сразу же после смер- зано, что «… прииде весть к великому князю
ти брата [Трепавлов, 1997, с.183]. Необходимо от Казанского царя Абдыл-Летифа, что на него
заметить, что при подготовке подобного похо- идет Агалак царевич, Мамуков брат, да с ним
3. ИСТОРИЯ ГОСУДАРСТВЕННОСТИ 67

Урак князь Казанских князей. Слышавше же Вычегодско-Вымской летописи указывается,


то князь великий и послал к Казани в помощь что «Лета 7014 (1505 или 1506 гг.) пришед из
воевод своих… Агалак же и Урак слышав, что Тюмени на Великую Пермь ратью сибирский
идут ни них воеводы великого князя с силою, и царь Кулуг Салтан и без вести приступиша»
побегоша восвояси, а воеводы великого князя [Вычегодско-Вымская, 1958, с.264]. В Устюж-
возвратишася к Москве» [ПСРЛ, 1901, С.249- ских летописях уточняется, что войско из Тю-
250]. По мнению А.В.Парунина, данный поход мени пришло в 7013 году в «понедельник на
представлял, скорее, набег, нежели ставил пе- страстной недели», то есть весной 1505 года
ред собой реальную задачу захватить Казань, [ПСРЛ, 1982, с.99]. Кстати, в целом выбор
а его инициатором был Урак: «В лето 7008-го, именно весны, в частности марта, для нача-
марта, прииде весть к великому князю Ивану, ла похода характерен для всех трех лидеров
что Урак привел на Казань Авалака цареви- из числа Сибирских Шибанидов. Фактически
ча» [Продолжение хронографа, 1951, с.273; время этого похода совпадает с предполагае-
Парунин, 2011-а, с.107]. В русских летописях мым уходом Агалака в ногайские степи. При
Агалак именуется лишь царевичем, однако в этом для русских летописцев статус нового
восточных источниках и позднейшей перепи- тюменского властителя Кутлука, сына хана
ске он указывается с титулом «царя» [МИКХ, Ибрахима, был неясен, о чем свидетельствует
1969, с.350; Посольские, 1995, с.72]. использование двойного титула. Знаменатель-
В 1505 году хан Агалак и его родствен- но то, что Кутлук указан именно как «сибир-
ник Ак-Курт покидают территорию Тю- ский царь», что может отражать его власть над
менского юрта и оказываются в ногайских Сибирской землей и правление там Тайбуги-
кочевьях. Личность Ак-Курта может быть дов от его руки (можно предположить, что
идентифицирована с двоюродным братом это был Сибирский юрт/вилайет Тюменского
хана, сыном Сайидека б. Хаджи-Мухаммада ханства). При этом, как и ранее с Агалаком,
[МИКХ, 1969, с.37], хотя в переписке он на- в походе Кутлука участвовали его братья и
зывает Агалака дядей, что, возможно, отража- дети [ПСРЛ, 1982, с.99]. Фактический провал
ет политическую зависимость и старшинство. внешней политики, в частности на казанском
При поддержке ногайских мирз они ведут в направлении, Мамука, Агалака и Кутлука мог
период с 1507 по 1508 гг. безуспешные пере- привести к расколу правящей в Тюмени эли-
говоры с московскими князьями Иваном III и ты. С.Г. Кляшторный и Т.И. Султанов предпо-
его наследником Василием II, пытаясь полу- ложили, что в 1510–1511 гг. дети Буреке б.
чить во владения Казань, Мещерский городок Едигера, султаны Ильбарс и Бильбарс, увели
или хотя бы Андреев городок в Мещере. Воз- свои улусы в Среднюю Азию [Кляшторный,
можно, что некоторое время в начале пере- Султанов, 2004, с.329–331]. С учетом наме-
говоров, с учетом противоречивой политики тившегося в результате успехов и затем смер-
русского ставленника на казанском престоле ти Мухаммада Шейбани стабильного оттока
Мухаммад-Амина, Агалак реально мог рас- Шибанидов в Среднюю Азию, в нем могли
сматриваться в качестве возможной кандида- участвовать и лидеры кланов / племен, в том
туры, которая могла бы примирить восточную числе связанных с тюменскими династами
и русскую партии. В ожидании этого Агалак тюркских и татарских групп, хотя эта версия
скончался в 1507 или 1508 г., а сам Ак-Курт пока не находит уверенного подтверждения в
и тем более его сын Ак-Девлет уже не рас- источниках. Скорее всего, это было связано
сматривались в качестве сильных политиче- с «малым ледниковым периодом», который
ских фигур. В целом эти дипломатические значительно усложнил ведение традицион-
попытки говорят об ослаблении как самого ного кочевого хозяйства в северных регионах
Тюменского ханства, так и возглавлявшей его [Маслюженко, Рябинина, 2016, с.211–214].
династии, оказавшейся «на обочине» между- Являются ли эти миграции признаком
народной политики. Впрочем, Ак-Девлету исчезновения самого ханства? При всей ску-
действительно удалось выехать на русскую дости источников на этот вопрос необходимо
военную службу, на которой он был первым ответить отрицательно, в том числе и с учетом
представителем этой ханской династии. Ак- сохранения именно кочевого образа жизни в
Девлет и его сын Шах-Али упоминаются в среде Шибанидов и их окружения. Прежде
Разрядных книгах в период с 1512 по 1541 г. всего, в свете рассмотренных источников по-
[Маслюженко, 2011 б, с.62–68]. иному видится политическая сущность т.н.
Уход Агалака на юг мог быть связан с «Сибирского (Искерского) княжества», кото-
конфликтом внутри правящей династии. В рое, скорее всего, было лишь вилайетом, то
68 ТЮМЕНСКОЕ И СИБИРСКОЕ ХАНСТВА

есть областью, Тюменского ханства. Еще в тившего Россию дважды в 1517 и 1526 г. Пре-
1483 году летописи фиксируют т.н. «сибир- жде всего, С. Герберштейн четко отделяет
ского князя», который был частью угорского Тюмень от Сибири. Относительно Тюмени он
мира Западной Сибири. В середине 1490-х гг., пишет: «… Тюмень, которой владеют князья
приблизительно в период смерти Ибрахима, угорские, платящие, как говорят, дань вели-
бывшие буркутские хакимы Чимги-Туры из кому князю» [Герберштейн, 1988, с.157]. Од-
Тайбугидов распространяют власть тюмен- нако в то же время он делает замечание, что
ских ханов к северо-востоку, вплоть до Ир- государь «царства Тюмень» татарин и «…он
тыша, где ранее присутствие Шибанидов не не так давно причинил большой ущерб Мо-
фиксируется. Скорее всего, они стали пра- сковиту, то весьма вероятно, что эти племена,
вить в новых владениях от руки тюменских будучи ему соседями, скорее, ему и подчи-
ханов. При этом их правление отнюдь не няются» [Герберштейн, 1988, с.161]. По всей
было спокойным. Сибирские летописи пере- видимости, это говорит о том, что в период
числяют местных правителей: «По князе же между двумя поездками посла Чимги-Тура
Мамете княжил Ябалаков сын Агиш. По нем перешла из одних рук в другие, а Шибаниды
же Маметов сын Казым. По нем Казымовы и связанные с ними племена ушли в степи.
дети Едигер, Бекбулат» [ПСРЛ, 1987, с.48]. В В пользу этого свидетельствует сообщение,
Лихачевской редакции Сибирских летописей пришедшее в Москву в 1536 г., о том, что но-
имеется сообщение о том, что Казыма убили гайский мирза Шейх-Мамай «детей отпуща-
собственные близкие люди, его дети сумели ет к Асай-мырзе, да Кан-мурзу (возможно,
отомстить, разорили улусы убийц и стали старший сын Шейх-Мамая Хан. – Д.М.) Туру
править всеми [ПСРЛ, 1987, с.119]. воевать» [Посольские, 1995, с.155]. При этом
Постепенное укрепление Тайбугидов С.Герберштейн уточняет: «Область Сибирь
могло быть связано с одновременным осла- … не знаю достоверно, есть ли там какие-
блением связей тюменских Шибанидов с си- либо крепости и города. В ней начинается
бирскими владениями. К сожалению, источ- река Яик… Говорят, что эта страна пустынна
никовая база не позволяет нам досконально вследствие близости татар, а если где и оби-
реконструировать события, происходившие таема, то там правит татарин Ших-Мамай»,
в Тюменском юрте между 1510-ми и середи- а населена она тюменскими, шейбанскими и
ной 1550-х гг. Косвенная информация о на- кайсацкими татарами [Герберштейн, 1988, с.
чальных годах этого периода имеется лишь в 164, 181]. Интересным нюансом темы являет-
иностранных источниках. Такие авторы, как ся указание на шибанских татар в Поволжье
венецианец Франческо де Колло, посол импе- на картах Баттисты Аньезе 1525 г. и Джакомо
ратора Максимилиана I, бывший в Москве в Гастальди 1548 г. [Фоменко, 2013, с.87–88].
1518–1519 годах, и итальянец Альберт Кам- Это говорит об их возможном кочевании в
пензе (письмо 1523 г.) единодушны в том, что составе Ногайской Орды или потенциальном
Москва получает значительную пушную дань сохранении владений шибанидских ханов в
с северных областей, среди которых указыва- Волжско-Камском регионе.
ются «Княжество Югорское, Область Сибирь» Наличие на территории «Области Си-
или «Югра, Карелы, Башкиры и Черемисы» бирь» шибанских и тюменских татар в сово-
[Колло, 1996, с.61–64; Кампензе, 1836, с.27]. купности с правлением здесь мирзы Шейх-
Практически в то же время (около 1525 г.) ин- Мамая, одного из наиболее мощных ногайских
формацию в Москве получил Павел Иовий, лидеров этого времени, говорит в пользу того,
который пишет: «Далее на Север от Казани что и представители тюменской (шибанской)
живут Шибанские Татары (Sciabani), сильные правящей семьи находились под его покрови-
по своему многолюдству и обширным ста- тельством. Ногайский бек Шейх-Мамай являл-
дам», но среди русских данников указывают ся родственником этих династов по женской
только югру и вогулов [Иовий, 1836, с.28–31; линии, поскольку родился в браке ногайско-
Фоскарино, 1913, с.6]. Кстати, расположение го бия Мусы и дочери хана Ибака [Трепавлов,
шибанских татар в Сибири к северу от Казани 2002, с.145]. В этой связи тем более следует
было нормальным с учетом традиций карто- учитывать информацию из письма старше-
графии того времени (это видно, например, по го брата Шейх-Мамая Сеид-Ахмада 1536 г.:
карте России 1614 г. Гесселя Герарда) (рис.28). «княжое слово неправому верою Ивану …
Однако наиболее полная информация на Иваков царев сын (кто здесь имеется в виду
этот счет содержится у дипломата на службе неясно, – Д.М.) и тот нам повинился со всеми
Габсбургов Сигизмунда Герберштейна, посе- своими товарищами и слугами» [Посольские,
3. ИСТОРИЯ ГОСУДАРСТВЕННОСТИ 69

1995, с.130–131]. В источниках известно два Исмаила, Едигер заверил своей княжей печа-
сына Ибрахима помимо указанного выше Кут- тью шертную грамоту [ПСРЛ, 1904, с.285],
лука, Муртаза и Сары. При этом Продолжатель тем самым разрывая имевшиеся отношения с
Утемиша-хаджи указывает, что «Муртаза сул- тюменскими династами. В дальнейших пере-
тан... между (рек) Инрек и Сувнак Дерйа-и говорах, которые продолжались с перерывами
Тур в домах Элифа (?) стал ханом» [Мирга- до 1563 года, участвовали послы князя Еди-
леев, 2014, с.65; Маслюженко, 2015б, с.126]. гера, хана Муртазы и его сына Ахмад-Гирея,
Рискну предположить, что под этими реками которые часто оказывались в Москве в одно
могли пониматься притоки Урала Илек и Ир- время. По всей видимости, значительную
гиз-сувук, которые указаны у Абулгази как из- поддержку претензиям Шибанидов оказыва-
начальные владения Шибана. В таком случае ли лидеры Ногайской Орды из числа потом-
Муртаза, как и многие из Шибанидов, стал ха- ков Шейх-Мамая, в то время как Тайбугиды
ном именно в Ногайской Орде. могли опереться на ногайского бека Исмаила,
Автор «Казанской истории» пишет об на дочери которого был женат Едигер [Мас-
одной из жен Сафа-Гирея (казанский хан, пра- люженко, 2014 а, с.51–55].
вил с перерывами в период с 1524 по 1549 г.) В сентябре 1563 года русский царь Иван
как о дочери сибирского царя [Казанская IV именно Исмаилу выговаривал: «… зять
история, 1954, с.83]. По всей видимости, на твой был на Сибири на нашем юрте, и дань
эту роль на тот момент претендует только нам с того юрта не дает. И мы впредь хотим
Муртаза б. Ибрахим, которого ханом называ- того юрта доступати, и за то ему мстити»
ет и автор «Джами ат-таварих» [Валиханов, [ПДРВ, 1795, с.323]. Кстати, любопытно, что
1984, с.231; Абуль-Гази, 1996, с.102]. При Исмаил в равной степени заступается и про-
этом сыновья Муртазы Ахмад-Гирей и Ку- сит отпустить из Москвы обоих сибирских
чум воспитывались при дворе Шейх-Мамая послов Чибиченя (от Едигера) и Ташкина (от
вместе с казахским царевичем Хакк-Назаром Муртазы и Ахмад-Гирея) [ПДРВ, 1795, с.303;
б. Касимом [Трепавлов, 2002, 199–201]. ПДРВ, 1801, с.22]. Правда, Муртазе ставилось
А.-З. Валиди-Тоган напрямую пишет о том, в вину и нанесение большого вреда русским
что в первой половине XVI века в Туранском данникам в Сибири [Небольсин, 1849, с.35].
ханстве правил сны Ибрахима Муртаза [Вали- Возможно, именно об этом идет речь в жало-
ди-Тоган, 2010, с.39]. ванной грамоте Строгановым 1564 года: «хва-
Именно в этих условиях в январе 1555 литца деи сибирской салтан Ишибаны ити в
года в Москву прибывает первое посольство Пермь войною, а преж деи сего он Камские
от сибирского бека Едигера, согласованное Соли город дважды имывали…» [Дополне-
на курултае со «всей землей Сибирской». По- ния, 1846, с.170].
сольство не только «здоровали» царя Ивана Судя по всему, переход Сибирской земли
IV с покорением Казанского и Астраханского под прямое управление Шибанидов произо-
ханства, произошедшие в 1554 г., но и пред- шел в период конца лета–начала осени 1563
лагало ему взять Сибирь под «свою руку» и года, поскольку Исмаил, умерший в конце
наложить на нее дань. По восточным тради- сентября того же года, еще успел написать
циям, послы привезли в подарок шкуры белок грамоту в Москву с просьбой организовать
и соболей [ПСРЛ, 1904, с.248]. В окружении переговоры между сибирским и русским («бе-
Тайбугидов начинает конструироваться мно- лым») царем [ПДРВ, 1801, с.22]. Кроме того,
гоуровневая легенда, согласно которой имен- князь Чигибень, посол Едигера, в сентябре
но власть этой династии в Сибири легитимна, 1563 года был отпущен, по просьбе Исмаила,
в то время как Чингизиды в лице Шибанидов вместе с ногайскими послами, что было свя-
были не более чем узурпаторами [Маслюжен- зано со смертью сибирского бека, чей сын при
ко, 2010, с.9–21]. В ответ на это, причем в пе- этом оказался в Москве. Юридически данное
риод нахождения в Сибири русского посла и событие вообще следует трактовать не как за-
даруги Дмитрия Курова сына Шепейцына с хват, а как присоединение к Тюменскому хан-
царским ярлыком от Ивана IV, происходит на- ству Сибирских земель как по праву Чингизи-
падение на эту землю Шибанского царевича дов, так и по факту приглашения Шибанида на
(одного из сыновей Муртазы). Информация престол в Искере: «…сибирские люди царю и
об этом была сообщена в Москве в отчете великому князю изменили, дани государевым
русского посла, вернувшегося в ноябре 1557 данщиком давати не учали и взяли к себе на
года [ПСРЛ, 1904, с.276]. В сентябре 1558 г., Сибирь царевича» [ПСРЛ, 1906, с.370]. По за-
то есть через два месяца после ногайского бия писанной Г.Ф.Миллером легенде, сибирское
70 ТЮМЕНСКОЕ И СИБИРСКОЕ ХАНСТВА

посольство было отправлено к хану Большой ную политику в силу военного могущества. В
Бухары Муртазе, который отправил своего результате произошла смена клана сибирских
сына Кучума [Миллер, 2005 а, с.192]. Участие беклярибеков, при этом потомки Тайбугидов
именно этого сына Муртазы подтверждается и оказались как в Москве, так и в Бухаре. В по-
Сибирскими летописями [ПСРЛ, 1987, с.119]. следнем случае он воспитывался не при дворе
У Продолжателя Утемиша-хаджи указывает- хана Абдуллы II, который в период становле-
ся, что Кучум воевал в Туркестане в стороне ния Сибирского ханства не влиял на местные
Отрара и с казахами. Автор указывает, что процессы, а при одном из суфийских сейидов.
«Всевышний дал ему силы и помощь и он за- Влияние суфийских орденов на события в Бу-
хватил их и раздал их имущество народу и харском ханстве и самого хана было весьма
стал великим ханом юрта Тау Буга Ишдеге (?) значительным [Дженкинсон, 1937, с.182].
(Тау Буга йурты Ишдеге)» [Миргалеев, 2014, Занятие Искера – номинальной северной
с.65]. Возможная версия интерпретация этого столицы ханства – сместило важный политиче-
названия как состоящего из указания на юрт, ский акцент в истории ханства, лидеры которо-
имя его владельца Тайбуги и местное населе- го с этого времени в меньшей степени ориенти-
ние – иштяки [Маслюженко, 2015 в, с.126]. руются на традиционную столицу Чимги-Туру,
Обратим внимание на то, что такое наимено- к тому же некоторое время бывшую в руках у
вание «Тайбугина юрта» имеется и в других пелымских князей. Эта смена северных сто-
документах. Например, в сибирских шежере, лиц ханства сформировала традицию называть
связанных с суфийской традицией упомина- новое государство, в котором между 1563–
ется «юрт Ичтак» на Иртыше или в его низо- 1582 гг. поочередно правили сыновья Муртазы
вьях, а также с народом Ичтяк, который бежал Ахмад-Гирей и Кучум, Сибирским ханством
от шейхов и остался вне ислама [Бустанов, (еще раз повторим, что в силу двойственности
2009 б, с.200, 216], который, видимо, позднее понимания термина «юрт» не считаем его ис-
был занят и подчинен Тайбугой. пользование адекватным в отношении местной
Под влиянием Сибирских летописей и государственности), хотя, как мы указывали во
легенды Г.Ф.Миллера сложилось мнение о введении, с позиций восточных и татарских
том, что приглашенным в Сибирь Шибани- авторов речь должна идти о том же Туранском
дом был Кучум. Однако В.В. Трепавлову в ханстве. Это объяснимо и сохранением тради-
уже указанном ранее письме от 22 сентября ций, согласно которым ханская ставка не была
1563 г. от Ивана IV бию Исмаилу, опублико- привязана к городу, тем более расположенному
ванном еще в XVIII в., удалось выявить одну в таежной зоне, а оставалась кочевой [Маслю-
деталь. Оказывается, что в публикацию не по- женко, Рябинина, 2014 б, с.139–144; Маслю-
пала последняя фраза документа: «А ныне на женко, Татауров, 2015, с.135–144]. Ханы-братья
том юрте Ахмет Кирей царевич» [РГАДА, ф. могли выступать либо как соправители, либо
127, оп. 1, д. 6, л. 188–188 об.], то есть пре- один из них мог выполнять военные функции
стол был занят не Кучумом, а его старшим при хане (Бахтийяр при двоюродном брате
братом Ахмад-Гиреем, что вполне логично, Абулхайре, Мамук при брате Ибаке, Маметкул
с точки зрения старшинства. Сын Едигера в при дяде Кучуме), что традиционно для Ши-
это время оказался в Москве, сам князь Еди- банидов. Проследить периоды смены братьев
гер либо скончался незадолго до этого, либо на престоле достаточно сложно. По всей види-
был убит вместе с братом Бекбулатом (точнее, мости, Ахмад-Гирей был ханом в 1563–1569 и
беком Пуладом или князем Булатом [ПСРЛ, 1574/5–1578 гг., а Кучум – между 1569–1574/5
1987,с.125]). Малолетний сын последнего (по гг. и затем с 1578 и до своей смерти.
другой версии, его беременная жена, родив- Территория Сибирского ханства пери-
шая в дальнейшем Сейдяка) оказался в Бухаре ода правления внуков Ибрахима Кучума и
у местного сейида [ПСРЛ, 1987, с.32, 48, 81; Ахмад-Гирея локализуется С.Ф.Татауровым
Миллер, 2005 а, с.192]. Князь и его родствен- и А.В.Матвеевым по данным археологии.
ники пострадали именно за попытку сепарат- Для этого были выявлены пограничные кре-
ных переговоров, нарушавших имевшуюся пости, в культурном слое которых имеется
традицию ведения внешней политики только специфическая для населения ханства вто-
ханами или их родственниками из числа Чин- рой половины XVI века керамика. Очевидно,
гизидов. Сложно сказать, насколько здесь по- что политика была в значительной степени
казательным для сибирских князей был при- ориентирована на строительство крепостей
мер соседей и родственников из Ногайской с небольшими гарнизонами, которые могли
Орды, которая могла себе позволить подоб- способствовать как защите от внешнего втор-
3. ИСТОРИЯ ГОСУДАРСТВЕННОСТИ 71

жения калмыков, так и контролю над мест- населения степного Южного Зауралья, При-
ным ясачным населением. Благодаря этому исетья и даже Среднего Зауралья
границы ханства были значительно раздви- Глубина проникновения «сибирской
нуты в сравнении с периодом Тюменского орды», известной по упомянутой во введении
ханства (рис.29). Во многом это связано с карте и указаниям С.У.Ремезова, в степную
большим вниманием братьев Ахмад-Гирея и зону зависела от массы внешнеполитических
Кучума к вопросам внутренней политики, в факторов в отношениях с Ногайской Ордой,
том числе исламизации населения, которая Казахским ханством, а позднее и с калмыка-
должна была способствовать созданию еди- ми. Недаром Продолжатель Утемиша-хаджи
ной государственной идеологии и культуры. отмечал войны Кучума в районе Отрара на
К этому времени ислам под влиянием дея- Сырдарье [Миргалеев, 2014, с.65]. В результа-
тельности представителей суфийских тарика- те поражений Кучума в 1580-х гг. был утрачен
тов Средней Азии уже почти четыре столетия контроль не над всеми землями, западные и
был известен в Сибири, но даже активная ис- южные земли Сибирского ханства продолжа-
ламизация золотоордынского времени, ско- ли оставаться под контролем как самого хана,
рее всего, затронула лишь слой политической так и его потомков, что не позволяет считать
элиты местных государств [Маслюженко, последних «бродячими царевичами» или «ка-
2015 а, с.5–9]. В результате ханской политики заками». При этом они могли перемещаться в
на севере границы Сибирского ханства вышли широком степном пространстве северного и
к месту впадения Иртыша в Обь, среднему те- западного Казахстана, которые были заняты
чению Туры и Тавды, на востоке – к низовьям в конце XVI века союзными ногайскими пле-
реки Томи, притока Оби, на юге – до Чанов- менами. Это перемещение еще раз говорит об
ских озер в Барабинской лесостепи, низовьев условности степных границ для государств
Иртыша, Ишимо-Иртышского и Ишимо-То- постордынского мира.
больского междуречий, на западе – до верхо- Параллельно с расширением границ
вьев р.Исеть [Матвеев, Татауров, 2011 б, с.74– должны были проводиться и иные реформы:
76]. При этом западные части этих владений административно-территориальная, включа-
однозначно включали земли Тюменского хан- ющая организацию миграционной политики,
ства. За пределами этих границ, в северной военная, в том числе с системой охраны гра-
таежной зоне, располагались хантыйские и ниц, создание государственных путей сообще-
мансийские княжества, большинство из кото- ния для торговли и движения воинского кон-
рых находились в той или иной степени зави- тингента [Матвеев, Татауров, 2009, с.112–117].
симости от Сибирского ханства. Значительное На территории Тюменского ханства юрты
расширение территории ханства, в сравнении и улусы, видимо, в основном были закреплены
с тюменскими землями, ставило под вопрос за лидерами крупнейших кланов и племен. В
возможность успешного управления ими и Сибирском ханстве произошел значительный
контроля над многочисленным и различным в приток или возврат вместе с ханом людей из
этническом плане населением. Центральной Азии и Ногайской Орды. Модель
Наиболее сложно установить его юго-за- управления ими могла различаться в зависи-
падные границы, где оно граничило с Ногай- мости от множества факторов. Прежде всего,
ской Ордой и Казахским ханством, посколь- выделялись земли по Тоболу, которые в более
ку здесь проживали родственные племена, с поздних документах именуются «отцовскими
которыми, за редкими исключениями, могли кочевьями» [Трепавлов, 2012, с.197], то есть
быть союзные отношения. Г.Х. Самигулов ар- теми местами, где кочевал непосредственно
гументированно доказал, что фактически все ханский двор (ордубазар) Кучума. Они могли
земли до верховьев Тобола, Миасса и Исети использоваться и в качестве курука, то есть
находились под властью сибирских ханов ханских пастбищ или заповедников, выделен-
[Самигулов, 2012 б, с.32, 126–130; Матвеев, ных для сбора и смотра войск, аналогичных
Самигулов, 2015, с.217], что не мешало нога- таковым у бухарского хана Абдуллы II [Дми-
ям в период ослабления Сибирского ханства триев, 2006, с.143–158]. Эти земли позволяли
кочевать даже по Исети. Недаром как при Ку- хану напрямую взаимодействовать с ногай-
чуме, так и при его сыне и наследнике Али скими родственниками и союзниками, а так-
ногайские мурзы, в частности возможный же по Тоболу и притокам выходить в степную
беклярибек Кучума Али б. Ураз-Мухаммад зону. Местные племена долгое время сохраня-
[Трепавлов, 2012, с.132–134], имели юрты как ли верность потомкам Кучума, а территория
по Иртышу, так и стабильно собирали ясак с оставалась в руках его потомков до 1660-х гг.
72 ТЮМЕНСКОЕ И СИБИРСКОЕ ХАНСТВА

Само наличие этих кочевий говорит о сохра- грации. Показательна в этом отношении мысль
нении соответствующего престижного образа А.В. Матвеева и С.Ф. Татаурова: «При отсут-
жизни для хана и его окружения. Северные ствии единого принципа административно-
столицАы, как Чимги-Тура и Искер, могли территориального деления и всех сложностях
становиться лишь временными летовками во взаимоотношениях с местной родовой зна-
хана для сбора ясака и иных престижных про- тью практически вся территория государства
цедур в отношении северных племен. была под контролем хана и его чиновников.
А.В. Матвеев и С.Ф. Татауров выделяют Собранные налоги позволяли Кучуму содер-
четыре модели административного деления. жать армию, достаточную для защиты своих
Среди них, как они предполагают, в ханстве границ и для ведения военных компаний на со-
могли сохраняться вотчинные юрты и улусы предельных и даже весьма удаленных терри-
местной тюркской и татарской знати, в том ториях. Работоспособность и эффективность
числе легшие в основу волостного деления системы управления Сибирского ханства при-
этой территории в период ее вхождения в со- знала и русская администрация…» [Матвеев,
став Русского государства. Значительные юрты Татауров, 2012 а, с.137]. Обратим внимание на
получили сарты, расселенные вокруг Искера, то, что источники не подтверждают семилет-
родственники хана и представители ближай- него сопротивления местного населения хан-
шего окружения (карача, беклярибек). Юрты и ской власти [Бустанов, 2011 а, с.37, 39], хотя
улусы служилой знати, скорее всего, были на конкретно в 1570 г. Кучум действительно стол-
правах пожалованных владений. В городках кнулся с тем, что «люди черные не в упокое»
на территории угорских княжеств могли быть [СГГД, 1819, с.52].
также расселены лояльные татары и назначен- В 1572 и 1574 г. Кучум дважды обращал-
ные наместники. Значительным могло быть пе- ся к своему родственнику и союзнику бухар-
реселение новых тюркских и татарских групп, скому хану Абдулле II с просьбой организовать
в частности, аялынцев и ногаев в Прииртышье, мусульманские миссии в Сибирь. Мотивация
где присутствие таковых до середины XVI века этого была в желании Кучума получить на-
практически не фиксируется [Матвеев, Татау- ставников в вере, хотя миссионерская деятель-
ров, 2011, с.34–37]. Возможно, что Сибирское ность и женитьба одного из лидеров второй
ханство, как и Казанское, было разделено на миссии Дин-Али-ходжи на дочери Кучума
провинции – даруги [Трепавлов, 2012, с.16]. говорит о создании на основе ислама идеоло-
Не менее важным фактором внутренней гии этого государства. При этом, хотя послы
политики была деятельность мусульманской Кучума обратились непосредственно в Бухару,
«миссии» в Искере с 1572 г. и дальнейшее на- но миссия собралась в Ургенче, подчиненном
хождение в окружении Кучума ее представи- на тот момент Хиве. По всей видимости, со-
телей. Влияние суфийских орденов на племен- гласование миссии шло не по линии светской
ную аристократию из окружения Шибанидов власти, а именно через суфийские братства.
прослеживается на протяжении всей истории Бухарский хаким Ходжа-Якуб по просьбе хана
Тюменского ханства, но при Кучуме и Ахмад- обратился к своему родственнику ургенчскому
Гирее она, видимо, затронула и князей сосед- хакиму Хан-сайиду-ходже. Возможно, что уже
них угорских объединений, что фиксируется первую миссию сопровождал (или, по край-
по их именам. При этом неясным остается ней мере, участвовал в подготовке) старший
влияние на рядовое население и собственно брат Кучума Ахмад-Гирей, который, впрочем,
формирование уммы. По всей видимости, в здесь пробыл не более года, уехав обратно по
исламе ханы видели возможность создания причине необходимости принять юрт умер-
единой идеологии, которая могла бы скрепить шего отца [Катанов, 1897, с.51–60; Миллер,
хотя бы слой аристократии. Вероятно, пред- 2005а, с.195]. Спустя два года после начала
принимались и иные меры внутренней поли- миссии приехавший хаким Ярым-сеййид умер,
тики в этом направлении, например, расселе- а Шербати-шейх вернулся в Ургенч. В резуль-
ние лояльных ногаев, татар или сартов по всем тате этого Кучум обратился в 1574 году в Буха-
приобретенным землям. Процессы расселения ру с новым письмом с аналогичной просьбой.
этих групп, их смешения с местным населе- В Ургенче вновь собрали миссию во главе с тем
нием, внутренняя торговля привели к распро- же Шербати-шейхом и Дин-Али-ходжой, млад-
странению единого «керамического комплекса шим братом Ярым-сейида. В Бухаре они для
западно-сибирских татар» [Матвеев, Татауров, защиты в связи с опасной дорогой получили в
2013 б, с.130], который также свидетельствует помощь 100 человек во главе с Ахмад-Гиреем
о нарастающих процессах внутренней инте- [Катанов, 1897, с.51–60]. По предположению
3. ИСТОРИЯ ГОСУДАРСТВЕННОСТИ 73

М.Абдирова, Дин-Али-ходжа был постоянным мусульман, бежавшие от русских. В целом


послом бухарского хана Абдуллы в Сибири, в переориентация Кучума на Бухару и южные
результате одна из дочерей Кучума была вы- связи обучловлены с поражением Москвы от
дана замуж за ходжу [Абдиров, 1996, с.51, 57]. Крыма и ослаблением ее позиций в степи как
Сам бухарский хан Абдулла пришел к раз в то время, когда послы сибирского хана
власти в 1557 году при прямой поддержке ли- были в Москве и видели ее сожженной.
дера суфийского тариката Накшбандийя Му- В период деятельности суфиев, в 1573 г.,
хаммада Ислама, известного также, как Ход- произошло первое столкновение сибирских
жа Джуйбари [Мунши, 1956, с.59]. Резонно войск с русскими на территории владений
предположить, что в таком случае и мусуль- Строгановых и в Перми в 1573 году. Соглас-
манские проповедники, посланные в Сибирь, но жалованной грамоте Ивана IV Строгано-
должны были происходить из этого тариката, вым, а также Строгановской летописи эти
который был основан Мухаммадом Бахаудди- действия начались с похода самого сибирско-
ном Накшбанди аль-Бухари в конце XIV века го хана Кучума на места промыслов Строга-
под значительным влиянием идей братства новых, где были «побиты» остяки. Одновре-
Йасавийа [Бустанов, 2009 б, с.214]. Такому менно с этим Кучум принуждал перестать
выводу о происхождении не противоречат и платить ясак в Москву данщиков из числа
данные трактата «О религиозных войнах уче- остяков, вогулов и югричей, дойдя до Чу-
ников шейха Багауддина против инородцев совских городков: «А иных данщиков наших
Западной Сибири», где поход был организо- Сибирской имает, а иных и убивает, а не ве-
ван именно основателем этого тариката. По лит… наши дани в нашу казну давати» [Мил-
всей видимости, в середине XVI века связь лер, 2005 а, с.333; Строгановская, 1996, с.58].
между этими братствами была достаточно В данном случае эти события следует рассма-
тесной, хотя накшбандийа постепенно оказы- тривать в контексте стремления Кучума вер-
вало все большее влияние на своего предше- нуть себе ясачное население и обеспечить ак-
ственника, в том числе и благодаря поддерж- тивное участие в пушной торговле с Бухарой.
ке среднеазиатских Шейбанидов. При этом С этим же походом связывается пере-
среди участников похода значительным было вод на территорию Сибирского ханства Тах-
числа учеников Занги-бабы и Сайид-Ата из чеи. В источниках этот термин встречается в
братства Йасавийа. Относительно Дин-Али- двух значениях: как территория или юрт (на-
ходжи и Ярым-сейида в трактате «Шаджара пример, «на Тахчеях и Тоболе») и как группа
Рисаласи» однозначно указывается на их про- людей, улус (например, «посылал Сибирской
исхождение от Сейида-Ата, то есть они от- через Тахчеи и перевел Тахчеи к себе; а преж
несены к тарикату Йасавийа. А.К.Бустанов сего Тахчеевы нам дани и в Казань ясаков не
предположил, что они могли бежать в Сибирь давали, а давали де ясак в Нагаи»). Подчер-
к Кучуму именно в связи с конфликтом и рас- кивается, что они жили в окружении остяков,
ширением сферы влияния своих конкурентов которые хотели платить дань в Москву и про-
[Бустанов, 2011 в, с.59]. Однако, источник не сили защиты, но при этом видимо отличались
дает основания для подобного вывода, а на- от них в этническом плане. Из жалованной
против, говорит о согласованной позиции грамоты 1574 года ясно, что территория Тах-
двух орденов по отношению к процессу ис- чеи и Тобола располагалась между Ногайской
ламизации населения Сибирского ханства Ордой и Сибирским ханством [Миллер, 2005
в правление Кучума. К тому же, по данным а, с.332–333]. Наиболее убедительным видит-
Девина Де Виза, после смерти Ходжи Джуй- ся точка зрения Е.Н.Шумилова, который счи-
бари накибом и шейх аль-исламом при хане тает, что Тахчеи – это территория в верховьях
Абдулле был наследник именно Сейида-Ата Чусовой, заселенная племенем терсяк, кото-
Хасан Ходжа [DeWeese, 1995, р.622]. Также, рые на протяжении XVI века покидают свои
как при его деде хане Ибрахиме, при Кучуме территории и уходят на юг в земли сальютов
могли находиться абызы, то есть учителя и [Шумилов, 2011, с.141–143].
толкователи Корана, из Казани, о чем сообща- При этом столкновения 1573 года в основ-
ет «Ремезовская летопись», хотя Г.Ф.Миллер ном шли вокруг двух основных политических
считает это сообщение сомнительным [Мил- пунктов: контроль над ясачным населением, а
лер, 2005 а, с.195]. Если признать это сообще- следовательно над самым важным сибирским
ние хотя бы частично отвечающим действи- товаром – пушниной, и над крупным торговым
тельности, то следует предположить, что при путем из Приуралья в Сибирь через верховья
дворе Кучума могли оказаться представители р.Чусовая. Краеугольным камнем всех этих
74 ТЮМЕНСКОЕ И СИБИРСКОЕ ХАНСТВА

столкновений и основой экономической поли- сти модернизации в условиях распростране-


тики Сибирского ханства была пушнина, по- ния огнестрельного оружия [Худяков, 2000 а,
лучаемая в виде ясака. Вопрос о том, чьи дан- с.268–271; Герасимов, Шлюшинский, 2006,
щики жили в Зауралье, решенный Москвой с с.138; Матвеев, Татауров, 2012 а, с.222–224].
помощью Строгановых в свою пользу, отнюдь Не менее важным было то, что сибирские ли-
не был столь очевиден для Искера. деры не смогли до конца провести запланиро-
В 1577/8 г. сибирский хан Ахмад-Гирей ванные реформы, в том числе создать единую
был убит Шигаем, союзником и будущим на- идеологию на основе ислама. Слишком раз-
следником Хак-Назара [Кляшторный, Султа- ное в этнокультурном плане население, часто
нов, 1992, с.292-293]. Конкретные причины расселенное на удаленных от ханских кочевий
убийства Шигаем Ахмад-Гирея были, ско- территориях, видимо, не до конца приняло
рее всего, связаны с перманентным военным идею и ханской харизмы. Возможно, вопрос
противостоянием Сибирского и Казахского был не в самом предложении новой идеоло-
ханств. После убийства брата престол вновь гии, а в том, что Ахмад-Гирею и Кучуму про-
занимает Кучум, который активизирует тради- сто не хватило времени на завершение ре-
ционную для Сибирских Шибанидов деятель- форм. Немаловажным фактором могли быть
ность в ногайском направлении. Летом 1577 г. и слишком протяженные территории ханства,
его дочь вышла замуж за Ак-мирзу, который которые оказалось сложно контролировать.
являлся лидером Шихмамевичей и играл зна- Ханство стало заложником внезапно и очень
чительную роль в ногайской политике. Тогда значительно выросшего спроса на пушнину,
же старший сын Кучума Алей женился на до- которая давала колоссальные прибыли и от-
чери ногайского бия Дин-Ахмата. Летом того числения в государственную казну [Черны-
же года сам ногайский бий в письме в Москву шов, 2013, с.105–108].
также пишет о «сватовстве с сибирским царем Таким образом, ханство Шибанидов,
Кучумом» и далее просит «и хто его будет по- включавшее в себя земли на юге Западной
сол, и тыбе его пожаловал почтил…» [ПДРВ, Сибири, созданное в 1420-х гг., просущество-
1801, с.189, 193, 222]. В это же время, как ра- вало на протяжении почти двух столетий. При
нее было указано, зятем Кучума стал и мирза этом 1582 г. вряд ли может считаться годом
Ураз-Мухаммад, будущий первый ногайский его окончательного исчезновения, скорее, это
тайбуга. Он будет управлять ушедшим от Ку- было лишь началом нового крайне непредска-
чума в середине 1584 г. «Тайбугиным юртом», зуемого этапа его истории. Шибаниды утра-
а его сын Али, возможно, станет последним тили контроль над таежной зоной на севере
беклярибеком Кучума [Трепавлов, 2011а, с.74; ханства, но продолжали быть лидерами для
Трепавлов, 2012, с.134] Эти свадебные кон- многих степных и лесостепных групп, вы-
такты восстанавливали традиционные связи ступая для них ханами, вне зависимости от
Шибанидов с разными ветвями Эдигеевичей. признания этого титула иными, в том числе
Несмотря на отдельные столкновения и Российским, государствами или внешни-
сибирского хана Кучума с активно расширяв- ми наблюдателями. Отметим, что отдельные
шими свои владения Строгановыми, они не бухарские и татарские авторы конца XIX–на-
предвещали событий 1582 г. и поражения хан- чала ХХ в. считали, что последними сибир-
ства, нанесенное казачьим отрядом Ермака. скими ханами были сыновья Кучума Али и
Поражение Кучума могло быть предрешено Ишим [Абд ал-Кадир, 2005, с.276; Марджани,
особенностями Сибирского ханства, несоот- 2005, с.130]. Однако хан Кучум и его потом-
ветствием между его внутренними возможно- ки, несмотря на последующее почти вековое
стями и внешними запросами. Кризис ханства сопротивление, оказались обречены в кон-
стал одним из звеньев постепенного расшире- тексте начавшегося общего кризиса степной
ния власти Москвы в лесостепной и степной государственности под давлением расширя-
зоне Западной Сибири. Причины пораже- ющихся оседлых государств. Этот процесс
ния следует искать не в слабости сибирского был закономерен для исследуемого периода,
войска и тем более не в нежелании оборонять и дальнейшая затянувшаяся агония Сибир-
якобы незаконного хана, а в том, что татары, ского ханства стала одним из компонентов по-
вооруженные в контексте степных достиже- степенного исчезновения феномена кочевого
ний, привыкли к традиционным войнам, не могущества в Евразии.
были готовы к иной тактике и необходимо-
3. ИСТОРИЯ ГОСУДАРСТВЕННОСТИ 75

3.2. КЛАНОВАЯ СТРУКТУРА

Несмотря на достаточно продолжитель- ских юртах этносословные общности, восхо-


ное изучение тюрко-татарских политий XV– дящие к золотоордынским «татарам».
XVI вв., сложившихся в Западной Сибири Учитывая сказанное, исследование по-
в результате постепенного распада Золотой ставленной проблемы целесообразно прово-
Орды, вопрос об их социально-политическом дить последовательно от Сибирского юрта
устройстве, имеющий прямую связь с клано- (вначале княжества, затем ханства) – к Тюмен-
вой структурой позднезолотоордынских со- скому ханству и к Государству кочевых узбе-
обществ этого региона, все еще остается не- ков, памятуя, однако, что в нижеследующем
достаточно выясненным, в первую очередь, анализе удастся преодолеть не все трудности,
из-за существующих источниковых проблем связанные с вопросом о социально-политиче-
[Исхаков, 2011б, с.52–55]. Трудности в иссле- ском устройстве следовавших друг за другом
довании данной проблематики этим не огра- или существовавших параллельно, сибирских
ничиваются – серьезной преградой на пути к тюрко-татарских политий. При этом одной из
установлению основ государственного строя главных задач представляется установление
позднезолотоордынских сибирских политий преемственности или отсутствия таковой в
является неопределенность их размежева- государственном устройстве названных выше
ния друг от друга. Например, Сибирский юрт сибирских тюрко-татарских политий, включая
(Искерское княжество Тайбугидов) не впол- и их клановые основания.
не четко отделяется от позднего Тюменского Сибирский юрт (Искерское княжество
ханства, по мнению некоторых исследовате- Тайбугидов) / Сибирское ханство. Искерское
лей, продолжавшего существовать параллель- княжество Тайбугидов просуществовало с кон-
но с первым образованием до начала 60-х гг. ца XV в. (1494–1495 гг.) по 1563 г., после ин-
XVI в. [Маслюженко, 2008, с.111–118]. Не тронизации там одного из сыновей Муртазы
вполне ясными остаются взаимоотноше- превратившись в Сибирское ханство, которое
ния Сибирского (Искерского) княжества, за- перестало быть полноценным юртом со време-
тем и ханства (после 1563 г.), с Бухарским ни гибели этого Шибанида около 1598 г. [Исто-
ханством, ибо в литературе высказываются рия татар, 2014, с.221; Исхаков, 2009 а, с.140]
мнения как о вассалитете Тайбугидов это- Применительно к Сибирскому ханству
му государству [Исхаков, 2006 а, с.117–118], есть несколь­ко разновременных источников,
так и Казанскому ханству [Трепавлов, 2007, свидетельствующих о существовании в этом
с.101–102]. Наконец, Тюменское ханство в тюрко-татарском юрте системы карача-беев.
XV в., во всяком случае, в годы нахождения Прежде всего, это, конечно, упоминание в «Си-
Шибанида Абулхайра в 1429/1430–1468/1469 бирских летописях» между 1581–1586 г. «ка-
гг. во главе Государства кочевых узбеков, ча- рачи-думного царева», имевшего собственный
стично или полностью «перекрывается» этой улус («карачин улус»). Этот карача командовал
последней политией. Такая несколько необыч- войсками и в 1584 г. осаждал «град Сибирь» во
ная ситуация возникает не только вследствие главе «многих воинских людей» [ПСРЛ, 1987,
источниковых пробелов, но и из-за того, что с.52, 59, 61, 67, 68]. Согласно двум совершен-
Шибаниды имели несколько ветвей, издавна но самостоятельным тюркским источникам  –
правивших в своих традиционных уделах, но преданиям сибирских татар [Катанов, 1896,
часто признававших власть над собой одно- с. 12] и «Сборнику летописей» Кадыр-Али
го из представителей данного «дома», стано- бека, этот карача имел титул бия/бека и был
вившегося верховным ханом, правда, иногда из клана джалаир [Кадыйр Гали бик, 2011,
достаточно номинальным [Почекаев, 2014, с.21–22, 32; Усманов, 1972, с.47]. Дополни-
с.126–133]. Из-за подобной рассредоточенно- тельным подтверждением его статуса кара-
сти власти во владениях Шибанидов в XV– ча-бека является, как уже ранее указывалось
XVI вв. возникают дополнительные сложно- [Исхаков, 1997, с.195; Исхаков, 2008 б, с.148],
сти в определении кланового состава их на- участие, после пленения в 1588 г. русскими, в
селения, что затрудняет выяснение структуры церемонии воз­ведения в 1600 г. султана Ураз-
административно-политического устройства Мухаммада на престол Касимовского ханства
этих политий, сопряженных с племенными об- в составе трех других карача-беев (из кланов
разованиями, в совокупности составлявшими аргын, кыпчак и мангыт). В то же время нель-
доминировавшие в сибирских тюрко-татар- зя не отметить, что ценность этой информации
76 ТЮМЕНСКОЕ И СИБИРСКОЕ ХАНСТВА

снижается, т.к. существует вероятность при- ча-беями в боевых действиях было обычным
хода карачи-бека из клана джалаир по имени явлением [Инальчик, 1995; Исхаков, 1998 а,
Кадыр-Али (его отцом был Хусум/Касим бек) с. 48–49; Исхаков, 2002 а, с. 329–366].
в Сибирский юрт вместе с казахским сул­таном Обращает на себя внимание и присут-
Ураз-Мухаммадом из среды казахов, то есть ствие в грамо­те хана Кучума в Москву (1571 г.)
он мог принадлежать к нетрадиционному для выражения «лутчие люди сибирские руки
Сибирского юрта клану. Тем не менее неко- свои приложили» [Исхаков, 2006 а, с.182].
торые косвенные данные против этого аргу- В данном случае речь идет, скорее всего, о
мента найти удалось. Речь идет о том, что у карача-беках, так как такого рода послания
Рашид-ад Дина содержится известие о том, в других татарских ханствах (Ка­занском,
что племя джалаир состоит из 10 «больших Крымском) визировали именно карача-беки.
ветвей, из которых каждая в отдельности ста- В свою очередь, эта традиция восходила к
ла многочисленным народом» [Рашид-ад Дин, периоду Золо­той Орды [Исхаков, Измайлов,
кн. 1, 2002, с. 93]. Среди последних этот автор 2007  б, с. 134–135]. В этой связи следует за-
упоминает группы «тури» и «джат». Между метить, что у Г.Ф. Миллера приводится эпизод
тем, первое наименование весьма напоминает [Миллера, 1999, с. 196], основанный на сибир-
название «отряда» из войск хана Кучума, со- ско-татарских преданиях, рассказывающий
держащееся в их преданиях [Катанов, 1896, о приглашении на престол Сибирского юрта
с. 9-10], то есть группу «туралы». Название после смер­ти «Сибирского князя» Едигера
клана «джат», в тюркской передаче – «чат», с нового правителя по ини­циативе «знатных та-
конца XVI в. известно среди сибирских татар тар». В этом эпизоде есть ряд нюан­сов [Исха-
в качестве наименования волости (Чатская во- ков, 2006 а, с.118–119], в целом позволяющих,
лость, Чаты) [Исхаков, 2009 а, с. 81]. Далее мы учитывая особую роль карача-беков в других
еще увидим присутствие джалаиров в составе ханствах в интронизации ханов, видеть в этих
кочевых «узбеков», что повышает вероятность «знатных татарах» именно владетельных кня-
их нахождения в Сибирском юрте с более зей – карача-беков.
раннего времени. К тому же следует иметь в Приведем еще два наблюдения, позво-
виду, что по казахской исторической традиции ляющих косвенно говорить о су­ществовании
джалаиры были связаны с уйсунами [Исхаков, института карача-беков в Сибирском юрте.
2006 а, с.110–111], присутствовавшими в Тю- Первое – это определение в «Сибирских ле-
менском ханстве и Государстве кочевых узбе- тописях» Кадыр-Али бека из клана джалаир
ков. Таким образом, нахождение в Сибирском «думным-карачеем» хана Кучума. В данном
юрте местного клана джалаир, составлявшего случае подразумевается суще­ствование в этом
отдельный улус, оказывается вполне вероят- юрте собрания высшей знати – «дива­на». Меж-
ным [Исхаков, 2008б, с. 148]. ду тем, из материалов по Крымскому и Казанс­
Еще одно свидетельство существования кому ханствам известно, что ведущую роль в
в этом юрте карача-беков содержится в «Ре- так называе­мом «диване» играли именно ка-
мезовской летописи», в рассказе о продвиже- рача-беки, «думавшие» там о государственных
нии Ермака вверх по Иртышу. В ней сказано: делах [Сыроечковский, 1940, с. 3–71]. Второе
«... и погребли вверхъ по Иртышу... и до бол- наблю­дение – о женитьбе Тайбугида князя
шего князя Бегиша Княжева городка и ту Мара (Омара/Гумера) на сестре «царя Упака»,
учиниша великой бой со зборными Татары и т.е. хана Ибрахима [Исхаков, 2008 б, с.152],
с Карачинцы» [Сибирские летописи, 1907, с. явно свидетельствующее о браке карача-бека с
341]. Можно допустить, что под «большим представителем «Алтын Урука», что было ха-
князем» (по тюрко-татарски – «улу бей») под- рактерно именно для государств Чингисидов.
разумевает Бегиш, или беклярибеком хана Ку- Наконец, в русле рассмотренных данных
чума [Тычинских, 2010 а, с. 45] или, что ве- надо трак­товать и упоминание о грамоте, на-
роятнее всего, более раннего времени. Группа правленной в 1597 г. из Москвы хану Кучуму,
же «Карачинцев» – это или сами карача-беки о «Тайбугином юрте» [Исхаков, 2006 а, с.188].
Сибирского юрта, или, скорее, улусники кла- В «Тайбугином юрте» следует, скорее всего,
на джалаир, члены названного выше «карачи- видеть одно из княжеств Сибирского юрта,
на улуса». Во всех приве­денных случаях ясно состоявшего, возможно, из разных «улусов».
видно участие «карача-думного» и «карачин- Поэтому, когда в «Сибирских летописях» по
цев» в боевых действиях. Между тем, в других отношению к владению Тайбугидов применя-
син­хронных тюрко-татарских государствах ется выражение «весь дом и воинские люди»
участие клановых ополчений во главе с кара- [ПСРЛ, 1987, с.35, 59, 61], очень похожее на
3. ИСТОРИЯ ГОСУДАРСТВЕННОСТИ 77

ха­рактеристику в этом же источнике владения своим и с воински­ми людьми» [ПСРЛ, 1987,


карача-бека из клана джалаир – «иже бысть с.186], где «дом» – это правящий клан, а «во-
дому его», – возникает мнение, что мы имеем инские люди» могли иметь иную племенную
дело с двумя однопорядковыми владениями во принадлежность.
главе с карача-беками. Но этот вывод не снимает вопроса о пер-
В данном случае важно раскрытие кла- воначальных кланах карача-беков в Сибирском
новых основ института «Сибирского князя», юрте. Как было показано, конкретно в этой
изначально владевшего этим юртом и, как уже политии можно говорить о кланах джалаир и
установлено, представлявшем группу Тайбу- буркут. Но к вопросу о буркутах следует вер-
гидов. Так как этот вопрос нами уже изучался нуться еще раз, так как не исключено, что этот
ранее [Исхаков, 2008 б, с.147–158; Исхаков, клан в ходе интронизации Кучума в Сибирском
2009 г, с. 117–121; Исхаков, 2009 д, с. 224–227], юрте мог откочевать на юг, где у буркутов в
приведем лишь общие выводы: Бухарском ханстве имелись сородичи.
1. «Сибирских князей» необходимо рас- В частности, в грамоте, отправленной в
сматривать в одном ряду с «Мещерскими» и 1597 г. из Москвы хану Кучуму, есть известие
«Болгарскими / Казанс­кими» князьями XIV– о том, что «ногайские улусы», которые «коче-
XV вв. В последних двух случаях мы имеем вали» с этим ханом в «Тайбугином юрте», от
дело с беклярибеками (в первом – из Шири- него «отстали …, а иные пошли в Бухары и в
нов, во втором – из Кыятов [Исхаков,1998 а, Ногаи и в Казацкую Орду» [Бахрушин, 1955 в,
с. 190; Исхаков, 2009 в, с. 123–138]). с.153]. В данном случае следует обратить
2. Носившие титул «Сибирских князей» внимание на присутствие в Тайбугином юрте
Тайбугиды являлись беклярибеками или «стар- «ногайских улусов», свидетельствующие о на-
шими князьями» (улу бей) из клана буркут. хождении в Сибирском юрте мангытов, про-
3. Этот титул существовал еще до отме- никших туда явно раньше.
ченного в «Си­бирских летописях» конфликта Дело в том, что согласно Сибирским ле-
Мамета Тайбугида со сво­им сюзереном «ца- тописям Кучум стал ханом в Сибирском хан-
рем Упаком», то есть тюменским ханом Ибра- стве, убив в 1563 г. правителей Сибирского
гимом, закончившимся убийством последнего юрта – князей «Тайбугина рода» (Едигера и
в кон­це 1494 – начале 1495 г. Бекбулата) [ПСРЛ, 1987,с.48 и др.], хотя по
4. Домениальным владением Тайбугидов преданиям сибирских татар, зафиксирован-
являлся «Тайбугин юрт», локализовавшийся в ным Г.Ф. Миллером, смена власти в Сибир-
середине XVI в. в бассейне р. Иртыш. ском юрте произошла иначе. Согласно одной
Следует также обратить внимание на из версий этого события, после гибели Едиге-
пре­дание сибирских татар, записанное в ра и Бекбулата, в Сибирском княжестве стал
XIX в. Н.Ф. Катановым, рассказывающее о де- править сын последнего – Сейдяк, которого
лении «войск» хана Кучума на «четыре отря- Кучум и принудил бежать в «Бухару». По дру-
да» – Кордак, Туралы, Аялы и Бараба, с пя­той гой версии, после смерти Едигера осталась
группой в виде пришедших с Кучумом «сар- его беременная жена, но знатные татары, не
тов» [Катанов, 1896, с.2–4], которое довольно договорившиеся между собой относитель-
точно моделирует 4-х клановую систему кара- но того, кому править в Сибирском юрте, от-
ча-беков (пятое образование – это, возможно, правили «посольство к хану Большой Бухары
ханский до­мен). Однако в этом случае не со- Муртазе, прося прислать им в князья одного
всем понятной оказывается связь этих групп из своих сыновей» [Миллер, 1999. с.192]. В
с отмеченными выше конкретными кланами любом случае, согласно «Сибирским лето-
карача-беков. Объяснения тут, видимо, надо писям», Сейдяк б.Бекбулат, «изведенный» от
искать в том, что кланы карача-беков в своих убийства со стороны Кучума в «Бухарскую
княжествах-юртах к середине XVI в., скорее землю», после поражения хана Кучума от во-
всего, явля­лись уже лишь правящим слоем, а йск Ермака в 1584 г. появился из «Бухарские
сам «народ» каждого конкретного княжества земли» вместе со «всем домом своим» [ПСРЛ,
(их было 4 или 5) по этническому составу мог 1987, с.48, 59, 64; Сибирские летописи, 1907.
быть более сложным [Исхаков, 2006 б, с.156]. С.85.], но с султаном «Казачьи Орды» (это был
Именно тако­му положению, на наш взгляд, Ураз-Мухаммад) [ПСРЛ, 1987, с.66]. Фактиче-
соответствует встречаю­щееся в «Сибирских ски это означает, что Сейдяк уходил в Бухар-
летописях» описание прихода кня­зя Сейдя- ское ханство после событий 1563 г. со своим
ка Тайбугида в 1584 г. из «Бухарские земли» кланом, в результате буркуты после интрони-
в Сибирс­кий юрт: «...собрался со всем домом зации Кучума в Сибирском юрте могли быть
78 ТЮМЕНСКОЕ И СИБИРСКОЕ ХАНСТВА

замещены на месте «Сибирского князя» дру- Несмотря на то что для периода правле-
гим кланом. Прежде всего, в этой связи на ум ния хана Кучума в Сибирском юрте обнару-
приходят джалаиры. Но тогда не вполне ясно, живаются такие кланы, как буркут, джалаир,
почему их глава – «карача думный» Кадыр- мангыт, мы не можем быть полностью уверены
Али бек, – в период завоевания Ермака вел в их присутствии в данной политии, пока не бу-
себя по отношению к потерпевшему пораже- дут рассмотрены более ранние материалы.
ние сюзерену недружественно, войдя в коа- Тюменское ханство/ Государство коче-
лицию с пришедшим из Бухарского ханства вых узбеков. 1. Тюменское ханство. При край-
Сейдяком б.Бекбулатом Тайбугидом, имевшем ней скудости информации о клановой структу-
при себе казахского султана Ураз-Мухаммада, ре тюрко-татарского сообщества в Тюменском
явного претендента на трон Сибирского хан- ханстве и невозможности отделения этой по-
ства. Не говорит ли это о том, что улу-бекским литии от Государства кочевых узбеков до его
(беклярибекским) кланом хана Кучума были распада после 1469 г. или несколько ранее – в
не джалаиры, а иной клан, например, мангы- результате ухода части Шибанидов с подвласт-
ты [О мангытах в Сибирском юрте см. также: ным им населением в лице «узбековцев» (уз-
Frank, 1994]. Напомним, что из известного бекийан) около 1446 г. в Среднюю Азию (де-
послания хану Кучуму из Москвы от 1597 г. тальнее см.: [История татар, 2014, с.162–178]),
явствует, что «Тайбугин юрт» включал в свой вопрос о социально-политических основах
состав и «некоторые ногайские улусы» [Ис- этих двух государств приходится рассматри-
хаков, 2006 а, с.188]. Хотя В.В.Трепавлов объ- вать в общем контексте, хотя более вероятно,
ясняет появление в структуре высших долж- что по составу кланов они имели определен-
ностей в Ногайской Орде степени «тайбуги» ные различия. Скорее всего, можно полагать,
как результат откочевки после поражения хана что позднее Тюменское ханство, которое сле-
Кучума в 1582 г. жителей «ханского домена» дует рассматривать как часть более раннего Го-
(так он определяет «Тайбугин юрт») в Ногай- сударства кочевых узбеков, состояло из опре-
скую Орду, в рамках которой ногайский мирза деленного набора кланов из тех, что прежде
Ураз-Мухаммад б.Дин-Ахмад получил в удел входили в состав кланов кочевых «узбеков».
«Тайбугин жеребей» [Трепавлов, 2001, с.324– Вопрос, однако, в том, каким был перечень
325], не исключено, что ранее группа ногайцев этих кланов.
уже находилась в Сибирском юрте, точнее, в Относительно клановой структуры
княжестве Тайбугидов. В этом случае стоит позднего Тюменского ханства конца XV–на-
обратить внимание на тесные брачные связи чала XVI в. в источниках совсем мало сведе-
хана Кучума с ногайской знатью. По крайней ний, к тому же они все косвенные. Скажем,
мере, четверо высокородных ногайских мирз в 1507 г. в составе посольства от ногайского
были женаты на дочерях Кучума, а сам он в мурзы Алчагира б. Мусы и от царевича Ак-
числе своих жен имел и ногайскую княжну Курта б. Сайид-Ибрагима (по генеалогии по-
[Трепавлов, 2001, с.373]. Скорее всего, при- следнего детальнее см.: [Маслюженко, 2011б,
веденные факты говорят о нахождении клана с.64]; мы же при установлении генеалогии
мангыт в ближайшем окружении хана Кучума, этого султана опирались на сведения продол-
в данном случае во главе Тайбугина юрта, т.е. жателя Утемиша-хаджи – см.: [Миргалеев,
в статусе беклярибеков. В связи с обсуждае- 2014, с.65]) в Москву прибыл князь Телевлю,
мым вопросом надо также иметь в виду, что определенный в источнике как «Куйат», т.е.
«ногайские улусы» в Сибирском юрте могли кыйат. [Посольские, 1995, с.94; Маслюженко,
присутствовать и до прихода туда Кучума. 2014а, с.63]. Так как он в послании тюмен-
В частности, уже сибирский князь Едигер ского султана Ак-Курта, называвшего Шиба-
Тайбугид был женат на сестре правителя нида султана Агалака б. Махмуда своим дя-
Ногайской Орды бия Исмагиля [Трепавлов, дей, считался «слугою» первого [Посольские,
1997/1998, с.100], а дочь последнего вышла 1995, с.54-55], ясно, что за его спиной стоял
замуж за Едигера [Трепавлов, 2002, с.310; клан кыйат, явно входивший в состав Тюмен-
ПДРВ, 1795, с.323]. Необходимо отметить тес- ского ханства.
ное взаимодействие с ногайцами в конце XV Кроме того, из переписки тюменского
века было характерно уже для Тюменского хана Ибрахима с московским великим кня-
ханства [Исхаков, 2006 а, с.104–108]. Поэто- зем Иваном III в 1489–1491 гг. известно, что
му у нас есть основание считать клан мангыт после интронизации в Казанском ханстве в
одним из основных – карача-бекских кланов 1487  г. при русской поддержке вместо преж-
Сибирского юрта. него хана Ильгама Мухаммада-Амина, целая
3. ИСТОРИЯ ГОСУДАРСТВЕННОСТИ 79

группа казанской знати бежала к тюменско- нимались и ранее (обзор источников и литера-
му хану Ибрахиму. В числе их были князья туры по данной теме см: [Маслюженко, 2012,
Алказый (Алгазый) и Бегиш с сыном Утешем с.76–88]). Нам также приходилось обращать-
[Посольские, 1995, с.21–22, 24–26, 35, 37, 39, ся к ней [Исхаков, 2001 а, с.120–124; Исха-
41]. Про последних из послания крымского ков, 2006 а, с.10–68, 90–98, 100–114, 129–140;
хана Менгли-Гирея в Москву за 1509 г. из- Исхаков, 2009 а, с.24–26, 46–48; Исхаков,
вестно, что они были Ширинами [Памятни- 2011  б, с.52–58]. Но из-за уже отмечавших-
ки, 1895, 1895, с.73; Исхаков, 2002 а, с.364]. ся источниковых трудностей до сих пор не
Согласно сохранившимся источникам, че- удалось добиться полной ясности в вопросе
рез некоторое время они вдвоем или только кланового состава тюрко-татарских групп, в
Утеш, что более вероятно, оказались во вла- том числе и их ведущего политического ядра
дениях московского великого князя, ранее их в лице карачинских племен, объединивших-
приглашавшего [Памятники, 1895, с.73], что, ся под руководством Шабанида Абулхайра в
однако, не исключает возможности оседания единое государство. Поэтому к этому вопросу
бывших с ними «иных их товарищей» на тер- следует обратиться еще раз.
ритории Тюменского ханства, возможно, в Основную источниковую базу по данной
пределах тесно связанных с этим Сибирским проблеме составляют «Таварих-и гузида-йи
юртом ногайских улусов. Об этом может сви- нусрат-наме» Мухаммада Салиха (или Шайба-
детельствовать название «Бегишева городка», ни-хана) (1504г.), «Шайбани-наме» Камал ад-
сохранившегося на территории Сибирского Дина Бинаи (1504-1510 гг.; доступная копия –
ханства. Скорее всего, имея в виду определе- 1568 г.), «Тарих-и Абул-Хайр-хани» Масуда
ние в источниках Бегиша как «большого кня- б.Усмана Кухистани (1540-е гг.) [Материалы,
зя», в этом топониме можно видеть отражение 1969, с.9-43, 91-127, 135-172]). Эти источни-
былого проживания в Тюменском ханстве на ки взаимосвязаны, подвергались определен-
рубеже XV–XVI вв. князя Бегиша из клана ной корректировке и взаимозаимствованию
Ширин. Заметим также, что высока вероят- (детально об этом см.: [Маслюженко, 2015г,
ность мангытской клановой аффиляции ука- с.44-46]).
занного выше князя Алгазыя [Исхаков, 1998 а, Согласно данным «Шайбани-наме» Би-
с.18–19], про которого из послания ногайско- наи, во «времена казачества» будущего хана
го мурзы Емгурчея за 1491 г. известно, что он Абулхайра, то есть до 1429 г., среди нахо-
«…с Ибраимом (Сайидом-Ибрагимом – Д.И.) дившихся при нем «обществ эмиров» были
царем к Тюмени поехал,… у Ибраима царя в представители элей (племен) кушчи, най­ман,
Тюмени живет» [Посольские, 1995, с.33]. туман, конграт. В числе тех, кто пришел к
Наконец, заслуживает внимания и лока- Абулхайру после «завоевания стран», в том же
лизация Продолжателем Утемиша-хаджи кла- источнике от­мечаются знатные лица из «[пле-
на найман в «Тайбугином юрте», в бассейне мени] кыйат» и из конгратов [Материалы,
р. Иртыша [Kafali, 1976, p.44], что предпочти- 1969, с. 96–97].
тельно отнести к периоду Тюменского ханства, В другом сочинении – «Тарих-и Абул-
хотя не исключено, что эта информация может хайр-хани» – Кухистани упоминается среди
отражать и более поздний этап уже Сибирско- знатных лиц, собравшихся вокруг Абулхайра
го ханства [Исхаков, 2006 а, с.96]. к 1429/30 г., опять отме­чаются вожди кланов
Следует также учесть исторические пре- кыйат, кушчи, найман, кон­грат, туман, а также
дания башкир племени табын (род кара-та- карлук [Материалы, 1969, с. 143–144]. Появ-
бын), ранее уже анализировавшиеся [Исхаков, ляются и сведения о кла­не буркут. Во-первых,
2006 а, с.29–42, 106–111]. Они позволяют вы- этот клан фигурирует в числе под­разделений,
сказать предположение о нахождении этого ранее находившихся во владениях родствен­
клана, точнее более крупного образования, из ника и предшественника хана Абулхайра
которого он выделился, – племени уйшын, в Шибанида Джумадук-хана [Материалы, 1969
составе Тюменского ханства. с. 141]. Затем в рассказе о походе хана Абул-
Таким образом, к рубежу XV–XVI вв. в хайра в 1429/30 г. на Чимги-Туру (Тару/Туру),
Тюменском ханстве обнаруживаются кланы поме­щенном в «Тарих-и Абу-л-хайр-хани»,
кыйат, мангыт, найман, уйшын, возможно, ши- «со всеми эмирами, вождями и прочими во-
рин. Но в последнем случае это под вопросом. еначальниками» этого политического центра
2. Государство кочевых узбеков. Попыт- упоминаются его «хакимы» (хакимы города)
ки раскрыть клановую структуру «узбеков» Адад бек буркут и Кибек-Ходжа бий буркут
времени правления хана Абулхайра предпри- [Материалы, 1969, с. 144]. Ясно, что в этот
80 ТЮМЕНСКОЕ И СИБИРСКОЕ ХАНСТВА

период в Чимги-Туре буркуты занимали осо- териалы, 1969, с.96–97, 17]. Из источника
бое поло­жение. Все эти лица подчинились не только отчетливо видна четырехчастная
Абулхайру и далее оказались в составе его структура одного из «обществ» – скорее все-
владении. го, крыла владения, но и принадлежность
Следует отметить одно новое исследо- перечисленных лиц к «великим эмирам», то
вание казахстанского историка Ж.М. Саби- есть карачи-бекам. Не случайно, присутство-
това, высказавшего весьма перспективную вавшие на упомянутом совете по определе-
идею, позволяющую «склеить» информа- нию будущего статуса Мухаммада-Шайбани
цию, связанную с Государством кочевых уз- знатные лица названы «карачинскими эмира-
беков и Тюменским ханством. Основной его ми» [Материалы, 1969, с. 98].
вывод заключается в том, что присутствую­ В одной из версий «Шайбани-наме» Му-
щий в генеалогии Тайбугидов Map – это хаммада Салиха (ум. в 1534/35 г.) при описа-
Умар бий буркут, чьим отцом мог быть Кепек нии похода Мухаммада Шайбани в 1503 г., в
(Кибек) -Ходжа бий, в генеалогии Тайбуги­дов числе войск, состоявших из опол­чений кла-
названный Ходжой. По мнению Ж.М. Саби- нов, отмечены отряды кланов конграт, кыйат,
това, эта группа буркутов после присоедине- мангыт, дурман, уйсун, ойрат (правое кры-
ния их владения к Го­сударству кочевых узбе- ло), найман (левое крыло). Всего Мухаммад
ков сохранила под своим управ­лением г. Туру Салих отмечает в войсках «узбеков» 19 кла-
(Чимги-Туру. – Д.И.) и «прилегающие зем­ли» новых подразделений (сихнут, т.е. салджи-
[Сабитов, 2010, с. 32–36]. Как видим, речь гут, кыйат, конграт, буркут, мангыт, найман,
идет о вилайете Чимги-Тура. Показательно дурман, ушун, т.е. уйшун, кушчи, джалаир,
то, что по «Таварих-и гузида-йи нусрат-наме» карлык, сулдуз, нукуз, тама, татар, адгу, адгу-
одна из четырех (обратим внимание и на это оглан, ички, ойрат). К сожалению, из текста
число!) жен хана Абулхайра, скорее всего, пер­ источника видно, что не все перечисленные
вая, была из клана буркут [История Казахста- кланы были выходцами из Узбекского улуса
на, 2006, с. 429], что подтверждает бли­зость [Султанов, 1982. С.10], что не позволяет де-
этой группы к правящему в государстве дому лать окончательного заключения на основе
Шибанидов. этих сведений о племенном составе «узбеков»
Заметим, что в «Шайбани-наме» среди к началу XVI в., включая и определение тех
тех, кто был назначен на должность даруги ви- из них, которые являлись карачинскими. Хотя
лайета Чимги-Тура после его подчинения хану при сравнительном изучении других источни-
Абулхайру, называются пред­ставители кланов ков данные Мухаммада Салиха оказываются
кушчи, найман, уйгур, кунграт, дурман, кур- полезными, тем более, если иметь в виду, что
лаут [Материалы, 1969, с. 96; Исхаков, 2001 а, в позднезолотоордынских государствах кла-
с.121]. Если учесть, что даруги были тесно новые войска возглавлялись карача-беками.
связаны с карача-беками то, эта ин­формация Это позволяет видеть в ополчениях в основ-
заслуживает особого внимания. ном «карачин­ские» кланы.
Чтобы уточнить приведенные данные, Необходимо отметить, что из источ-
можно обра­титься и к более позднему пе- ников не совсем ясно подразделе­ние владе-
риоду истории Шибанидов из Государства ния Шибанидов XV-XVII вв. на два крыла.
кочевых узбеков. Так, в «Таварих-и гузида- Из «Тарих-и Абулхайр-хани» явствует, что в
йи нусрат-наме» сообщается, что решение о левое крыло войск хана Абулхайра входили
пригодности малолетнего Мухаммада Шай- кланы буркут, кыйат, конграт, найман, куш-
бани для возведения на трон приняли «беки- чи [Материалы, 1969. С. 146]. Насчет най-
карачи» или «старые беки, которые остались манов, правда, есть определенные сомнения.
от великих ханов», – именно они поручили В частности, Б.А.  Ах­медов на основе иных
воспитывать Мухаммада Шайбани Дарви- источников относит этот клан к правому кры-
шу-Хусайну из клана кушчи (тот имел по- лу [Ахмедов, 1965, с.39]. В другом владении
казательное прозвище «Карачин-бахадур» Шибанидов–Хивинском ханстве, – согласно
[Материалы, 1969, с.19]). В «Шайбани-на- Абул-Гази Бахадур-хану, знать из уйгу­ров и
ме» отмечены два «об­щества эмиров», одно найманов садилась слева от хана, причем най-
из которых включало потомка кыйата Исатай маны сидели «выше», ибо являлись карачами
бека Бузунджар бека, из потомков конграта [Абулгази, 1906. С. 163]. В период правления
Али бека – Мухаммед бека, из [группы] ту- в этом государстве Аштарханидов, знат­ные
ман – Тангри-Берды бека, из людей [племе- лица из кланов конграт, кушчи и буйрак сиде-
ни] мангыт – Идику бека и Кази бека [Ма- ли сле­ва от хана, тогда как найманы – справа
3. ИСТОРИЯ ГОСУДАРСТВЕННОСТИ 81

[Алексеев, 2006, с.145, 166-169]. О найманах, Теперь, когда были установлены базовые
как видим, информация противоречивая. Не особенности государственного строя сибир-
случайно то, что А.К. Алексеев указывает ских тюрко-татарских политий XV–XVI вв., а
на отнесение в некоторых случаях найманов также их сопряженность с клановыми структу-
к сидящим слева от хана, а знати из группы рами, объединенными системой карача-беков,
кушчи–справа [Алексеев, 2006, с. 166]. Но мы можем вернуться к вопросу о преемствен-
все-таки изве­стно, что в эпоху правления Аш- ности кланового состава и социально-полити-
тарханидов главы старших придворных мог- ческого устройства Государства кочевых узбе-
ли быть только из кланов дурман, курчи, най- ков, Тюменского и Сибирского ханств.
ман, конграт, буйрак и кыйат [Алексеев, 2006, Прежде всего, есть основания заклю-
с.151, 166–169]. чить, что клановый состав «узбековцев» и
При­сутствие в этом списке последних тюменских татар имел определенные со-
четырех кланов в числе «придворных глав» впадения (племена кыйат, мангыт, буркут,
явно связано с их особым – карачинским – найман,уйшын имелись в составе как тех, так
статусом в прошлом. А существующие в и других), хотя в Узбекском улусе кланов явно
источниках разночтения, ско­рее всего, от- было больше. Несмотря на то что нам прак-
ражают постепенную утрату во вла­дениях тически ничего не известно о существовании
Шибанидов старых традиций. Тем не менее в Тюменском ханстве системы карача-беков,
ос­татки «парного» деления у потомков ко- присутствие в этой политии «карачинских»
чевых узбеков сохранялись довольно дол- кланов (кыйат, мангыт, буркут, видимо, и най-
го. Доказательством являетя то, что в таком ман) сигнализирует о том, что социально-по-
позднем источнике, как «Фирдаус-ал-икбал» литическая основа этой политии была сходной
Муниса (ум. в 1829 г.), есть сообщение об с устройством Узбекского улуса.
административной реформе хивинс­кого хана Нахождение в Сибирском юрте (в Искер-
Абулгази Бахадура, когда он разделил «узбе­ ском княжестве Тайбугидов, затем – в Сибир-
ков» на «четыре группы» (тупэ, т.е. тюба). В ском ханстве) таких кланов, как буркут, джа-
одной из них находились уйгуры и найманы, лаир и мангыт позволяет протянуть ниточку
а в другой – конгра­ты и кыйаты [Материалы, преемственности между ним и Тюменским
1969, с.452]. В данном случае показательно ханством, а также Государством кочевых узбе-
не только четырехчастное деление «узбеков», ков. Особенно ярко эта связь видна на приме-
но и на­хождение найманов не в одной группе ре «Сибирских князей» Тайбугидов из клана
с конгратами и кый­атами. А это, скорее всего, буркут. Несомненным является и базирование
отражает былое вхождение названных кланов социально-политического устройства Сибир-
в разные крылья более раннего вла­дения Ши- ского ханства на той же самой системе карача-
банидов. беков, что и в прежних сибирских тюрко-та-
Тем не менее приходится признать, что тарских политиях. Но для периода Искерского
в Государстве кочевых узбеков груп­пировка княжества Тайбугидов, в котором хан – Чин-
кланов по крыльям была иной, чем в Улусе гисид – вроде бы отсутствовал, хотя более ве-
Джучи. В частности, можно утверждать, что роятно, что он находился лишь на удалении,
в Золотой Орде конца XIV в. конграты, кый- являясь номинальной фигурой, конфигурация
аты и найманы относились к правому крылу властной системы могла быть и несколько
(Ак Орде) [Федоров-Давыдов, 1973, с.158– иной, однако вряд ли сколько-нибудь отличной
159; Исхаков, Измайлов, 2007 а, с.148–149, от традиционной карача-бекской структуры. В
153]. Однако начало изменений крыльевой этой связи напомним, что и в Ногайской Орде,
принадлежности золотоордынских кланов, когда в более поздний период его существова-
традиционно весьма устойчивое, наблюда- ния хана не было, карача-беки существовали.
лось уже во время второго прихода Тимура в Но следует признать, что детально описать
Золотую Орду в 1395 г. [Исхаков, Измайлов, преемственность клановых основ власти в Си-
2007 а, с.127], следовательно подобные изме- бирском ханстве от предыдущих сибирских
нения могли происходить и позже, тем более тюрко-татарских политий пока не представля-
что при хане Абулхайре произошло объеди- ется возможным.
нение нескольких уделов во главе с разными
ветвями Шибанидов, вероятнее всего, имев-
ших собственные деления на крылья.
82 ТЮМЕНСКОЕ И СИБИРСКОЕ ХАНСТВА

3.3. АППАРАТ УПРАВЛЕНИЯ И СОЦИАЛЬНАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ

Вопрос об аппарате управления Тюмен- хаммада б. Али б. Бек-Конди-оглан. В конце


ского и Сибирского ханств в современной этого десятилетия она была прервана возве-
исторической литературе практически не изу- дением на престол нескольких ханов из иных
чен. Отдельные аспекты этой темы представ- линий Шибанидов, а в 1429 г. избранием ко-
лены в работах Д.М.Исхакова, в том числе по чевой знатью на курултае в качестве хана
проблемам выделения института карачи-бе- Абулхайра. В 1430 году в качестве тронного
ков, а также А.В.Матвеева и С.Ф.Татаурова места им была избрана Чимги-Тура. Сыно-
об административном делении государства вья Хаджи-Мухаммада признавали этого хана
(см.два предшествующих раздела книги). в качестве Хан-и Бузург, что может являться
В своих размышлениях мы исходим из калькой тюркского Улуг хан (Великий / Стар-
нескольких базовых предпосылок. Во-первых, ший хан) [МИКХ, 1969, с.95]. Лишь после
эта система государственности должна была его поражения калмыков в 1457 г. иные ветви
наследовать монгольские и золотоордынские Шибанидов стали проявлять сепаратизм. При
традиции предшествующего времени, хотя этом вопрос наследования ханского престола
и корректироваться в связи с местными ус- мог быть решен различными способами.
ловиями. Во-вторых, следует согласиться с В одной из работ Т.Дж. Барфилда указы-
В.В.Трепавловым, что «в «постордынском» валось, что «одновременное существование
мире, в условиях угасания инерции государ- латерального и прямого принципов наследо-
ственного потенциала Золотой Орды, проис- вания создавало проблему» [Барфилд, 2009,
ходила реанимация архаичных учреждений» с.132]. В данном случае имелось в виду, что
[Трепавлов, 2010, с.33]. В-третьих, на протя- в существовании в большинстве кочевых го-
жении существования Тюменского и Сибир- сударств двух систем наследования власти,
ского ханств функционировали схожие орга- регулируемых обычным правом, было одной
ны государственного управления, связанные с из причин дестабилизации внутренней поли-
наличием определенных политических тради- тической структуры. Конфликт между братья-
ций. Таким образом, западносибирские хан- ми и сыновьями правителя потенциально мог
ства во многом унаследовали основные черты уничтожить любое объединение номадов, по-
аппарата управления и социальную организа- скольку также приводило к расколу поддержи-
цию политий предшествующего времени. вающих их групп знати [Барфилд, 2009, с.217].
Средневековая сибирско-татарская общ- Выбор той или иной линии наследования за-
ность, как и население других постзолото- висел не только от авторитета конкретного
ордынских государств, делилась на две стра- кандидата, но и от сложившейся внешнепо-
ты  – феодальную татарскую (служилую) и литической обстановки. В некоторых кочевых
ясачную, имеющие различия в этническом объединениях, в частности у ранних хунну, в
происхождении. Слой служилых татар в сво- условиях кризиса или экстраординарных си-
ей основе имел золотоордынское «татарское» туаций власть передавалась по боковой линии
происхождение, при этом они были орга- среди старших членов рода, потенциально
низованы по клановому принципу. В состав способных выполнять лидерские функции, в
татарской знати Сибирского ханства, как от- то время как в условиях стабилизации власт-
мечает С.В. Бахрушин, «пестрый по соста- ные полномочия могли наследоваться по пря-
ву» [Бахрушин, 1955 в, с. 155], входили: хан, мой линии [Барфилд, 2009, с.89–90]. В Мон-
султаны, беки, мурзы, есаулы, представители гольской империи и Золотой Орде эта система
мусульманского духовенства (сеиды, шейхи, могла усложняться за счет привлечения прин-
муллы, абызы и др.), сановники ханского дво- ципа наследования власти по завещанию или
ра – «думчий царев» – карача, «аталыки», ка- младшим сыном как отчигином, а также не
рача-беки, а также рядовые воины-казаки. Все до конца изученной роли курултая [Барфилд,
они и представляли «собственно «татарский» 2009, с.318–320; Почекаев, 2009 а, с.161–162].
слой сибирско-татарской этнополитической Отметим, что принцип наследования
общности» [Исхаков, 2006 а, с. 66]. власти младшим сыном особенно отстаивал-
На первом месте в системе управления ся Ю.Е. Варваровским. По его мнению, в XIII
стояли ханы из династии Шибанидов. Уже в веке у монголов практика наследования подчи-
1420-х гг. определилась основная линия на- нялась обычному правовому регулированию,
следования среди потомков хана Хаджи-Му- в рамках которых существовали защитно-
3. ИСТОРИЯ ГОСУДАРСТВЕННОСТИ 83

правовые механизмы, закреплявшие за млад- именно этого принципа Тайбугидами приве-


шими сыновьями правонаследие отцовского ло к соответствующим санкциям); 4) суд над
юрта. Однако с завершением «героического» всеми подданными; 5) издание законов и рас-
периода старшие сыновья уже не могли себя поряжений [Султанов, 2006, с.74; Почекаев,
обеспечить новыми улусами и следовательно 2009а, с.92].
старые принципы стали постепенно изживать- С фигурой хана тесно связаны символы
ся. Несмотря на это, младшие члены семьи его власти, которые становились символами
продолжали претендовать на престол, пытаясь самого ханства. Для Улуса Джучи перечень та-
сместить или устранить старших конкурентов ких потестарных предметов довольно велик:
[Варваровский, 2008, с.71]. золотой шатер, трон с «подушкой власти»,
После смерти в 1468 г. Абулхайра пре- зонт, корона, государев флаг, государственная
стол вновь стал передаваться по одной линии: печать, пайцзы, воинский барабан, халаты с
дети Хаджи-Мухамада Сайидек и Махмудек, геральдическими символами, воинские пояса,
затем Ибрахим б. Махмудек и его братья Ма- булавы и жезлы [Юрченко, 2013, с.87]. Не все
мук и Агалак (Ал-Джагир). Около 1505 г. пре- они известны в источниках по истории сибир-
стол в ходе внутреннего конфликта с послед- ских государств.
ним перешел к Кутлуку б. Ибрахиму, а после Для периода Абулхайра на первом месте
него – его брату Муртазе (Мусеке) [имена и по частоте упоминания в источниках стоит
генеалогия по: МИКХ, 1969, с.37]. С 1563 г. на некий трон, который чаще всего использует-
престоле были сыновья Муртазы Ахмад-Ги- ся в иносказаниях типа «утвердился на троне
рей и Кучум и в конечном итоге Кучумовичи. могущества и престоле правления» [МИКХ,
Скорее всего, ханы приходили к вла- 1969, с.141]. Такая фраза указывается как
сти не только на основании принадлежности относительно мангытского бия Гази, так и
к «золотому роду» Чингизидов как облада- описывает первое избрание ханом в 1429  г.
телей соответствующей харизмы, но и при Абулхайра («на троне государя и на престоле
поддержке большого числа кочевой аристо- владетеля государства») [МИКХ, 1969, с.144].
кратии, влияние которой в XV–XVI вв. посто- Летом-осенью 1430 г. хан Абулхайр сделал
янно росло. Это хорошо заметно по описан- Чимги-Туру – центр Туринского вилайета
ным в разделе 3.1 праздникам и церемониям, (в восточных источниках) и Сибирской земли
вписанным в курултай и ориентированным (по русским летописям) – местопребыванием
именно на элиту общества. С другой сторо- «трона государства и средоточия божьей по-
ны, именно эта опора провоцировала ханов мощи» [МИКХ, 1969, с.143–144]. В ходе вто-
на частые и желательно победоносные войны рого события «могущественный султаны и
с соседями, без которых невозможно было высокопоставленные эмира и великие сеиды
обеспечить стабильность власти [Трепавлов, склонили голову повиновения… и все вместе,
2010, с.28]. Обратим, внимание на то, что преклонив колена, совершили обряд привет-
такой орган, как курултай, хорошо виден по ствия… [Абулхайр] исполнил обряд и обычай,
истории правления Абулхайра, но затем в ис- который при восшествии султанов правовер-
точниках практически не встречается. Однако ных на трон ханствования и престол правяще-
в 1555–1563 гг. князь Едигер вступил в дипло- го всем миром известен среди них» [МИКХ,
матические переговоры с Москвой, согласо- 1969, с.145]. Несмотря на типичную восточ-
вав это со «всей Сибирской землей» [ПСРЛ, ную велеречивость источника, автор явно
1904, с.248], а затем, видимо, фиксируется в указывает на наличие вполне реального трона
образе «сибирских людей», которые пригла- или престола (описание которого, впрочем, не
сили на правление царевича из Шибанидов сохранилось), а также на часть традиционной
[ПСРЛ, 1906, с.370]. Интерпретация этих двух процедуры восшествия на престол в ходе со-
летописных упоминаний достаточно сложна, брания аристократов (курултая) и преклоне-
но на данный момент ясно, что в экстренных ния ими колен перед правителем, что говорило
случаях собирался совет аристократии раз- об их более низком статусе. Сама церемония
личного уровня, который по своим функциям, восшествия Абулхайра на престол была изо-
видимо, был схож с курултаем более раннего бражена более чем 110 лет спустя на миниа-
времени. тюре к сочинению Масуда Усмана Кухистани
В полномочия хана входили: 1) распоря- «Тарих-и Абулхайр-хани». Хан изображен с
жение всеми землями государства; 2) объяв- короной на голове, в золотом опоясанном ха-
ление войны и заключение мира; 3) перегово- лате и сидит на «подушке власти», которая
ры с иностранными государями (нарушение уложена на сиденье с четырьмя небольшими
84 ТЮМЕНСКОЕ И СИБИРСКОЕ ХАНСТВА

ножками и задней спинкой. По левую руку от литических реалиях того времени. По сути,
него коленопреклоненный придворный пода- для исламского правителя это мог быть еще
ет ему чашу с напитком [История Казахстана, один символ власти [Султанов, 2006, с.86–87],
2010, рис.27] (рис.30). В целом сюжет очень только выраженный в речевой форме.
близок к изображению праздничного пира Трон Саин-хана в тюменской истории
ильханов [Юрченко, 2013, рис.29]. упоминается и в период правления хана Ибра-
Однако в «Тарих-и Абулхайр-хани» име- хима, при котором Тюменское ханство находи-
ется указание еще на два предмета, которые лось на пике своего расцвета и влияния. Зимой
могли быть символами власти. В 1451 г. в 1481 г. он совершил набег вместе с ногаями на
ставку Абулхайра прибыл Тимурид Абу-Саид. Орду-базар хана Большой Орды Ахмада, сво-
Для встречи с ним и оказания уважения и по- его бывшего союзника по коалиции против
чтения «поставили царский шатер и ограду и потомков Абулхайра. В ходе этого похода хан
крытый двор для аудиенции» [МИКХ, 1969, был убит, его дочь была взята в плен Ибаком,
с.163]. При встрече хан пожаловал Тимуриду а кочевая ставка (Орда-Базар) была отведена
царский халат и царский шатер, которые, ско- под Тюмень [ПСРЛ, 1982, с.95]. В 1493 г., по-
рее всего, тоже являлись символами власти, сле неудачного похода на Астрахань, от хана
известными в «государстве кочевых узбеков» Ибака в Москву была привезена последняя из
Абулхайра, частью которого был и Тюменское известных нам грамот этого хана: «Ибраимо-
ханство. Процесс установки здесь «ханского во слово Великому князю Ивану брату мое-
шатра», по всей видимости, был схож с анало- му поклон». В письме говорилось о том, что
гичными процедурами подготовки известно- Ибрахим «… Темир Кутлуева сына убившы,
го «Золотого шатра» в Монгольской империи Саинский есми стул взял…» [Посольские,
и Улусе Джучи. Именно внутри этого шатра 1995, с.46]. В данном случае в письме, на
находилось и само тронное место [Исхаков, наш взгляд, отражаются события именно 1481
2014, с.184–187]. Сочинение Кухистани по- года, о которых Ибак-хан напоминает русско-
зволяет предположить и сохранение в каче- му князю. Обращает на себя внимание указа-
стве символов власти как хана, так и отдель- ние на тот же «саинский стул», уже известный
ных военных предводителей, разноцветных нам по истории Абулхайра.
знамен, под которыми воины шли в битвы При этом «трон Саин-хана» мог быть как
в период походов Абулхайра [МИКХ, 1969, реальной инсигнией власти, связанной с пери-
с.147, 157, 165]. одом Золотой Орды [Юрченко, 2013, с.95–96],
Таким образом, на раннем этапе суще- так и речевой формулой, выражавшей претен-
ствования Тюменского ханства, то есть в пе- зии ханов из династии Шибанидов на власть
риод правления здесь Абулхайра, с большой над бывшим Улусом Джучи. Д.М.Исхаков
долей вероятности в качестве символов вла- предположил, что под этим выражением под-
сти выступали ханский шатер с установлен- разумевается политический центр Большой
ным внутри троном (или «подушкой власти»), Орды, то есть г. Сарай, или конкретное «трон-
особый ханский халат и знамена. В целом ное место» в нем [Исхаков, 2014, с.182]. Это
этот перечень близок к основным инсигниям выглядело бы вполне логичным, если бы в ис-
власти в предшествующее время, в том числе точниках указывалось на то, что Абулхайр или
на территории Улуса Джучи. Ибрахим захватили именно Сарай. И в том и
Более дискуссионным является упоми- в другом случае вполне точно указывается на
нание в период существования Тюменского захват Орду-Базара. Под «ордобазаром» пони-
ханства «трона Саин-хана», который чаще мается кочевая ставка хана, включавшая как
всего воспринимается не как реальный пред- его семью, административный, в том числе
мет, а лишь как образ, отражающий претен- финансовый, аппарат, а также обеспечиваю-
зии на власть над всей территорией золотой щих их функционирование торговцев и ремес-
Орды. В конце 1440-х гг. Абулхайр разгромил ленников. В данном случае речь шла о кочевой
сыновей Кичи-Мухаммада Ахмада и Махму- ставке ханов Большой Орды. Если ее локали-
да. Согласно Кухистани, разгром привел к зация во времена Абулхайра вызывает значи-
захвату Орду-Базара, где располагался «трон тельные дискуссии (скорее всего, это кочевая
Саин-хана», с именем хана была прочитана ставка Бату и его наследников в Приуралье
хутба и затем проведен чекан монеты [МИКХ, или на р.Яик [4, с.85]), то нападение Ибрахима
1969, с. 155]. При этом чтению хутбы одно- было направлено на зимовья Ахмада на Север-
значно придавалось большое значение в соз- ском Донце. При этом и Д.М.Исхаков приводит
дании образа мусульманского правителя в по- примеры, когда трон монгольских правителей,
3. ИСТОРИЯ ГОСУДАРСТВЕННОСТИ 85

например Гуюка, мог быть перемещен из од- лотое эмалевое навершие (позади навершия
ного шатра в другой, а также о местонахожде- расположена трубка для перьев) и украшен
нии этого предполагаемого трона не только в жемчугом и драгоценными камнями красного
Сарае, но и в Сыгнаке [Исхаков, 2014, с.182, и синего цветов… при Алексее Михайловиче
187]. На наличие переносного «походного шлем однозначно воспринимался как военный
трона» или использование в качестве престола головной убор Кучума, что послужило при-
лежавшей на возвышении подушки в монголь- чиной его выдачи 27 января 1664 г. потомку
ских государствах указывает и Т.И.Султанов Кучума сибирскому царевичу Алексею Алек-
[Султанов, 2006, с.85–86]. сеевичу» [Пчелов, 2009, с.14]. В то же время
С учетом всех этих факторов, речь в ис- в истории Улуса Джучи и иных постмонголь-
точниках может идти о вполне реальной ин- ских государств подобный символ власти не-
сигнии власти ханов Улуса Джучи в виде «по- известен, как и в мире ислама, с учетом при-
ходного трона». В качестве такого символа надлежности к нему правителей Тюменского
(наравне с неким иным тюменским троном) он и Сибирского ханств. В связи с этим можно
мог использоваться и Абулхайром, при кото- предположить, что шлем (чью принадлеж-
ром значительно увеличивается роль кочевой ность к хану Кучуму отрицать сложно) был
аристократии, восстанавливается курултай, использован в качестве потестарного символа
раздача поясов и халатов как политических именно в условиях Московского государства,
символов и ряд иных традиций и практик мон- в том числе и по причине отсутствия иных
гольского и ордынского времени. Судя по все- аналогичных предметов.
му, трону Бату уделялось большое внимание в При хане постоянно находились его мно-
политических играх XV и начала XVI в. гочисленные родственники, которые, по мне-
Для Сибирского ханства периода правле- нию Р.Ю.Почекаева, вместе с гургенами (хан-
ния хана Муртазы и его сыновей Ахмад-Гирея скими зятьями) формировали своеобразный
и Кучума, а также для сибирских князей Тайбу- семейный совет [Почекаев, 2009 а, с.98]. Они
гидов, в историографии уже сделаны попытки кочевали вместе с ханской ставкой, что под-
выделить отдельные символы власти. Авторы тверждается данными о плененных и убитых
относят к ним княжеские и ханские государ- родственниках Кучума после битвы на Оби
ственные печати (миндалевидные и квадрат- 1598 г. [Акты, 1841, с.3–6]. Как правило, часть
ные перстни-печати), «Сибирскую корону» из них играла большую роль в военных делах,
(или военный головной убор-шлем Кучума) как предоставляя свои отряды, что хорошо вид-
и тамгу [Исхаков, 2011в, с.195–196; Татау- но по деятельности Абулхайра, так и участвуя
ров, 2014, с.196–197]. Кроме того, возможно, в управлении войском и государством, возмож-
к этим символам можно отнести и тулумбас но, в рамках феномена соправительства. Роль в
(барабан), подаренный Кучуму бухарским ха- управлении армейскими структурами заметна
ном Абдуллой, который может быть как боль- по фигурам Бахтийара при Абулхайре, Маму-
шим военным барабаном, так и атрибутом ка при Ибаке, Маметкуля и позднее Али при
придворного антуража [Трепавлов, 2012, с.46]. Кучуме, а также, возможно, Ахмад-Гирея при
Об их использовании в военных действиях в Муртазе. Сложно сказать, насколько при этом
Сибири известно по описанию битвы между руководители крупных войсковых подразде-
ханами Абулхайром и Махмуд-Ходжой вес- лений могли рассматриваться как наследники
ной–летом 1431 г. [МИКХ, 1969, с.147]. (это однозначно в случае Мамука, Ахмад-Ги-
Наиболее подробное описание шлема рея и Али), хотя их связь с войсками и, следо-
Кучума приведено в работе Е.В.Пчелова, ко- вательно, с их племенными лидерами могла
торый пишет: «Как можно думать, каких-то стать немаловажным фактором.
особых государственных регалий наподобие Важнейшей фигурой в управлении хан-
корон или венцов в Сибирском ханстве не су- ством был беклярибек, который представлял
ществовало. Скорее всего, такие функции мог одно из крупнейших племен и мог входить в
выполнять боевой шлем, безусловно имев- состав совета карачи-беков, который подроб-
шийся у хана Кучума. В коллекции Оружей- но рассмотрен в предшествующем разделе
ной палаты хранится шлем из булатной ста- Д.М. Исхаковым. По мнению Р.Ю. Почека-
ли иранского производства XVI в., который в ева, в период Золотой Орды беклярибек был
описях государевой казны именовался «шап- верховным главнокомандующим [Почекаев,
кой ерихонской кучюмовской». Поверхность 2009 а, с.99], хотя, очевидно, что его функци-
шлема декорирована изящным восточным онал был гораздо шире. В рассматриваемых
растительным орнаментом, шлем имеет зо- нами ханствах военная функция беклярибека
86 ТЮМЕНСКОЕ И СИБИРСКОЕ ХАНСТВА

не всегда очевидна. Часто войска водили сами и Адад-бек), которые уступили хану Чимги-
ханы или их родственники. При этом, если Туру, ставшую местом расположения трона.
Бахтийар руководил лишь авангардом, то Ма- Однако чаще всего (4 раза) почетное первое
мук, Мамет-Кул, Али, возможно, Ахмад-Ги- место занимает Бузанджар-бий кыйат, усту-
рей и Кучум, самостоятельно водили войска. пая главенство лишь два раза буркутам и два
При этом в документах отнюдь не всегда упо- раза Ваккасу. При этом Бузанджар упомина-
минается находящийся при них беклярибек. ется абсолютно во всех мероприятиях хана.
Согласно существовавшей традиции, В тех случаях, когда в перечне его оттесняют с
выявленной В.В.Трепавловым, в качестве та- первого места, он в 3 случаях упоминается на
ковых при Шибанидах чаще всего выступали втором и лишь в одном на третьем месте (по-
представители мангытов. Так, уже при Хад- сле мангытов и буркутов). Возможно, что за
жи-Мухаммаде таковым был Мансур б. Еди- долгое правление Абулхайра беклярибек не-
гей, а при Абулхайре длительное время этот однократно сменялся, однако выбор омаков,
пост занимал Ваккас б. Нур ад-Дин б. Эдигей из числа которых он выбирался, оставался
[Трепавлов, 2002, с.91–92]. Обратим внима- сравнительно ограничен (мангыты, буркуты,
ние на то, что при этом они могли не прини- кыйаты). Этот пример говорит о возможности
мать прямого участия в управлении собствен- сохранения традиции смены беклярибеков и в
но Тюменским или Сибирским ханством. последующем.
Мангытские мурзы в большей степени были Предпочтение кыйатов в лице Бузанджа-
заинтересованы в титуле для повышения сво- ра могло объясняться их ранними связями с
его политического статуса и представляемой Шибанидами, в частности, в период Западно-
ими Ногайской Орды. Они заметны лишь в го похода среди нукеров Шибана первым упо-
тех случаях, когда организовывались военные минается Бурулдай из кыйятов [Мустакимов,
походы на соседей. Возможно, по этой причи- 2011, с.231], а также в ходе реформ Узбека
не их реальная роль в структуре управления, [Утемиш-хаджи, 1992, с.93]. Представители
собственно говоря, была невелика, что требо- этого клана были и в объединениях во главе
вало некоторого перераспределения их функ- с Шибанидами на протяжении XV века, даже
ционала. после постепенного уменьшения их влия-
К тому же анализ списков сподвижников ния в иных постзолотоордынских государ-
Абулхайра показывает, что сам Ваккас упоми- ствах [Исхаков, Измайлов, 2007 б, с.132–133;
нается у Кухистани всего три раза: при возве- Schamiloglu, 1986, p.202–203]. Например, из
дении Абулхайра на престол (на 2 месте) и на кыйатов был князь Телевлю, посол от цареви-
1 месте в походах на Сыгнак и ханов Махмуда ча Ак-Курта в Москву в 1507 г. [Посольские,
и Ахмада. В походе на Хорезм Ваккас указан 1995, с.54]. Конграты, кушчи, найманы, бур-
не в общем списке, а лишь в дополнительном, куты, тюмени и некоторые другие также при-
в котором говорится уже об отправлении во- сутствуют в изначальном окружении Шибана
йска. Здесь действительно он идет на первом [Мустакимов, 2011, с.231], что свидетельству-
месте сразу после сейидов и перед кыйатом ет о значении этих кланов и племен в истории
Бузунджар-бием [МИКХ, 1969, с.150]. Воз- Тюменского ханства.
можно, что уже в этом походе между ханом Ибрахиму, видимо, удавалось некоторое
и мангытским беком произошла какая-то ссо- время дистанцироваться от могущественных
ра, которая привела к тому, что в следующий лидеров Ногайской Орды. Хотя в «Литовской
раз он указан в окружении противника Абул- метрике» в письме крымского хана Менгли-
хайра  – хана Мустафы, после поражения ко- Гирея к польско-литовскому королю Казими-
торого в 1446 году и до своей смерти между ру IV о событиях 1481 г., видимо, с титулом
1447–1450 гг. он и был, видимо, беклербеком князя, назван брат Ваккаса и еще один сын
в «государстве кочевых узбеков». Нур ад-Дина Аббас, который до 1491 г. руко-
Между этими событиями Ваккас в окру- водил Ногаями [Сборник, 1866, с.29; Трепав-
жении хана вообще не упоминается. По мо- лов, 2002, с.117]. В какой-то период (во время
ему мнению, место того или иного степного охлаждения отношений с ногаями) беклярибе-
аристократа в перечне показательно с точки ком мог быть и представитель буркутов Умар
зрения определения могущества как его са- (Мар) Тайбугид, убитый затем ханом. На эту
мого, так и представляемого им омака (пле- же должность во время пребывания в Тюме-
мени или клана). Фактически столько же раз ни после 1491 г. мог претендовать и казанский
как и Ваккас, но на первых местах, упоми- князь Алгазый из Ширинов. Однако вскоре по-
наются представители буркутов (Умар-бий сле смерти Аббаса ногайским бием стал Муса
3. ИСТОРИЯ ГОСУДАРСТВЕННОСТИ 87

б. Ваккас, которого признал беклярибеком ша великой бой со зборным Татары и Кара-


Ибрахим [Трепавлов, 2002, с.118]. В походах чинцы». Термин «Большой князь», считает
на Казань в 1496 г. Мамука и 1498 г. Агалака с Д.М. Исхаков, наряду с упоминанием группы
ними был казанский князь Урак [ПСРЛ, 1901, «карачинцев», не оставляет сомнения в том,
С.249–250; Худяков, 1996, с.570]. что «мы в лице князя Бегиша имеем дело с
Выделить беклярибеков в XVI веке го- беклярибеком хана Кучума» [Исхаков, 2004,
раздо сложнее. В первой половине XVI века и с.80]. Последним известным беклярибеком
до размолвки с Шибанидами в 1555 г. ими ста- был опять-таки представитель Ногайской
ли вновь князья Тайбугиды. Д.М. Исхаков по- Орды Али б. Ураз-Мухаммад при своем тезке
лагает, что в «сибирских князьях» – Тайбуги- хане Али б. Кучуме [Трепавлов, 2012, с.134].
дах – надо видеть беклярибеков, или институт Помимо беклярибека, ведущую роль в
«старшего» князя Сибирского юрта наподобие управлении государством играл совет кара-
правителя Ногайской Орды [Исхаков, 2008 а, чи-беков. Представляется, что в сибирской
с.152]. Понятие «сибирский князь», которое государственности в силу специфики частого
встречается впервые в 1555 г. в Патриаршей выбора беклярибеков из соседней Ногайской
(Никоновской) летописи, расшифровывает- Орды этим советом мог руководить кто-то
ся как «правитель (= князь, царь, начальник), из самих карача-беков. При Кучуме известен
контролирующий Сибирскую землю или го- Карача, который оказал сопротивление Ерма-
сударство (=вилаят, юрт) с центром в граде ку на Тоболе, а затем дважды пытался отбить
Сибирь» [Исхаков, 2007, с. 46–47] и подчер- Искер у казаков. По общепринятому мнению,
кивает, что титул Тайбугидов практически им был джалаир Кадыр-Али бек. Однако, по
во всех случаях в источниках называется как аргументированному мнению А.В. Белякова,
«князь»/ «сибирский князь». А «это позволя- карачи, скорее, был Мамет (Мухаммад) [Беля-
ет рассматривать «сибирских князей» в одном ков, 2014, с.63].
ряду с такими известными из русских источ- В Тюменском ханстве представители со-
ников местными правителями периода рас- вета карачи-беков могли быть одновременно
пада Золотой Орды, как «мещерские князья» гургенами. Высокий статус, или, по крайней
накануне образования Мещерского юрта (Ка- мере, необходимость, получения поддержки
симовского ханства) и «болгарские/ казанские буркутов, мангытов и конгратов подчеркива-
князья» перед возникновением Казанского лись и выбором жен хана Абулхайра именно
ханства» [Исхаков, 2008 б, с.151]. Таким обра- из этих кланов [МИКХ, 1969, с.354]. Очевид-
зом, можно сделать вывод о том, что «в лице но, что в средневековье выбор жен предопре-
названных групп князей (мещерских, болгар- делялся именно политической целью брака,
ских/ казанских и сибирских) мы имеем дело предполагавшей дальнейшие союзнические
с потомками улусных князей периода Золотой отношения с кланами, поддержка которых
Орды» [Исхаков, 2008 б, с.152], что позволяет была необходима в вопросах войны и мира.
также выявить общие тенденции в развитии Система карачей представлена в предыдущем
постзолотоордынской государственности. Та- разделе Д.М.Исхакова. Существование в Си-
ким образом, титул «Сибирский князь», при- бирском ханстве этой системы отложилось в
меняемый в русских летописях в отношении исторической памяти сибирских татар. Об-
Тайбугидов, соответствовал титулу «бекляри- ряд «поднимания хана» на священной кошме
бек» и его следует рассматривать в одном ряду встречается у сибирских татар в этнографи-
с такими терминами как «Мещерский князь» и ческих наблюдениях. Так, вплоть до второй
«Болгарский (Казанский) князь» XIV-XVI вв. половины ХХ в. у татар Тобольского и Вагай-
Очевидно, что в результате событий 1563 г. ского районов сохранялся обычай поднимать
клан беклярибеков должен был быть изменен. над женихом кошму или покрывало четырьмя
Вопрос о том, кто был беклярибеком дружками – нукерами – во время свадьбы при
при Кучуме не имеет однозначного ответа. По проводах жениха к невесте. Как считает из-
мнению В.В.Трепавлова, им мог быть племян- вестная собирательница сибирско-татарского
ник хана Мамет-Кул [Трепавлов, 2012, с.134]. фольклора Ф.В. Ахметова-Урманче, данный
Д.М.Исхаков предполагает, что это был из- обряд сохранился со времен Сибирского хан-
вестный из Ремезовской летописи «Большой ства, когда «карачи являлись держателями
князь Бегиш» Так, в рассказе о продвиже- священной кошмы, когда на ней поднимали
нии Ермака вверх по Иртышу говорится: «И новоиспеченных ханов». Сама она наблю-
погребли вверх по Иртышу… и до болшего дала последний раз свадьбу с проведением
князя Бегиша Княжева городка и ту учини- подобного обряда в 1959 г. в ауле Кукранде
88 ТЮМЕНСКОЕ И СИБИРСКОЕ ХАНСТВА

(Чебурга) Тобольского района. По описаниям [Посольские, 1995, с.19]. По всей видимости,


Ф.В. Ахметовой-Урманче, во время подни- этот человек каким-то образом связан с уве-
мания кошмы мощным мужским хором ис- денным в Тюмень орду-базаром хана Ахма-
полнялась обрядовая песня «Кияу типсэу» да и даже, скорее всего, руководил им. Кроме
(«Проводы жениха»), под аккомпанемент него в окружении ханов были беки, мурзы и
средневековых конусообразных барабанов бахадуры. Например, 4 сентября 1598 г. при
«тип» которая подразумевала проводы жениха разгроме хана Кучума погибло шесть беков и
[Ахметова-Урманче, 2002, с. 343]. Этот обряд, десять мирз [Акты, 1841 б, с.3–5].
по своей сути, мог повторять более ранние Важную экономическую роль играли
образцы реального поднятия хана на кошме. также даруги, то есть ханские наместники.
Скорее всего, он не был связан собственно с Они известны нам по заголовку «Рассказ о
монгольскими традициями, а уходил корнями пожаловании должности даруг Чимги-Туры»
в тюркские политические традиции [Юрчен- в историческом сочинении Кухистани, в ко-
ко, 2013, с.63–64]. Его восстановление хоро- тором ими указаны четыре человека из числа
шо вписывается в реставрацию иных обрядов тарханов, дурменов и найманов [Мустакимов,
и ритуалов кочевых обществ, которое начина- 2011, с.233]. Кажется весьма симптоматич-
ется при Абулхайре и, видимо, продолжается ным совпадение числа этих даруг с числом ка-
в последующее время. рачи-беков, характерным для постордынских
Списки соратников позволяют выявить в государств.
окружении Абулхайра руководителей дивана При ханской ставке должны были
(канцелярии), которые назначались ханом. В быть аталыки и кукельташи, то есть дядьки-
начале правления таковым был Ички-Йабагу- воспитатели ханских сыновей. Так, уйгур
диван уйгур, который участвует только в вы- Бай-Шайх-кукельташ был аталыком (вос-
борах хана, а в событиях 1440-х гг. упомина- питателем) наследника Абулхайра Шах-
ется уже без приставки «диван». Скорее всего, Будаг-султана, а затем ему были поручены на
новым руководителем дивана стал Даулат- воспитание дети султана, в том числе буду-
Ходжа-диван кушчи, что также подчеркивало щий хан Мухаммад Шейбани [МИКХ, 1969,
значение этого клана в составе нового государ- с.97]. Должность аталыка также была ханом
ства. Причем из других источников известно, доверена Хаким-Шайх-бахадуру из кушчи.
что он был еще и кукельташем молодого хана Возможно, это назначение произошло непо-
[МИКХ, 1969, с.98]. Ясно, что при диване средственно после разгрома основного конку-
должны были быть и чиновники низшего ста- рента в лице другого представителя династии
туса, в частности, отвечавшие за оформление Шибанидов хана Махмуд-Ходжи весной–ле-
документов. Так, во время переговоров 1600– том 1431 г. В ходе него именно кушчи Хаким-
1601 гг. в Уфу были присланы ярлыки Али и Шайх-бахадур и Кунгур-бай, чьи подвиги на
Азима, а находившийся в Уфе Ишим посылал поле боя также отмечены в битве против Мах-
к братьям «ярлык татарским письмом… за мада и Ахмада, произвели нападение и убили
своим знаменем (тамгой? – Д.М., З.Т.)» [Мил- Мухаммад-Гази-султана и Судайдаш-султана
лер, 2000, с.195]. Оформление этих докумен- [МИКХ, 1969, с.148]. Если личность первого
тов подразумевало наличие при ставках царе- автору не удалось идентифицировать, то вто-
вичей писца-битикчи [Абзалов, 2013, с.156], а рой однозначно может быть реконструирован
также, возможно, толмача, который мог пере- как Сузандж-султан, третий сын хана – Мах-
вести грамоты, присылаемые русскими адми- муд-Ходжи. Убийство огланов Чингизидов
нистраторами. Если эти лица сохранялись в показало личную преданность кушчи новому
начале XVII века, то резонно предположить, хану и подняло или укрепило их статус среди
что они были и при ставках Ибрахима и Ку- лидеров прочих кланов.
чума, которые вели гораздо более обширную Аталыки позднее известны и при хане
переписку. Тем более что Д.М. Исхаков не ис- Кучуме, когда в битве на Оби погибло 5 ата-
ключает существование в Сибирском ханстве лыков [Акты, 1841 б, с.3–5]. В 1600–1601 го-
«дивана», о чем может свидетельствовать на- дах в окружении Кучумовичей, в частности
личие у карачи Кучума приставки «думный» Азима, упоминается его аталык Козембердей
[Исхаков, 2004, с. 80]. и абыз Алебай [Миллер, 2000, с.195]. Приме-
К высшим слоям управления мог также чательно, что соотносимо к структуре «двора»
относиться т.н. «базарский князь». Под таким изгнанного Кучума и царевичей – Кучумови-
титулом в 1489 г. указан Чюмгур, который воз- чей – В.В. Трепавлов приводит традиционную
главлял посольство хана Ибрахима в Москву схему его организации, считая, что «организа-
3. ИСТОРИЯ ГОСУДАРСТВЕННОСТИ 89

ция жизни степных ставок была выработана В.В. Трепавлов также отмечает, что ха-
столетиями истории кочевников». Среди наи- физы / абызы кроме духовных обязанностей
более приближенных к Кучумовичам в источ- выполняли и чисто светские функции, связан-
никах неоднократно упоминаются аталыки ные с управлением, дипломатией и т.д. Даже
(в русском обиходе – «дядьки») – воспитате- власти русских обращались к ним для раз-
ли ханских сыновей. После возмужания сво- решения имущественных и правовых вопро-
их подопечных аталыки сохраняли авторитет сов среди подданных татар. Царевичи Али и
в их глазах и занимали престижное место ря- Канай послали в Москву бить челом госуда-
дом с троном [Трепавлов, 2012, с. 133]. рю «из Чат человека своего Безелека абыза».
Высшими духовными лицами в тюрко- В 1601 г. царевич Хаджим отправил к башки-
татарских государствах были сейиды. При рам собирать «одежи и кормы» своего аталы-
хане постоянно находились представители ка Хаджимберди («Козембердея») и хафиза
суфийских орденов, в частности, при Абул- Алибая. Тогда же от Хаджима и Каная ездил
хайре – Кул-Мухаммад-сейид и Кара-сей- для переговоров в Тюмень хафиз Менглибай
ид [МИКХ, 1969, с.121–134]. При этом они [Трепавлов, 2012, с. 133].
принимали участие в военных действиях, то Помимо них, выделяется категория слу-
есть могли быть накибами [De Weese, 1995, жилой знати, которая, скорее всего, могла
pp.619–620]. Известны имена двух верховных обозначаться понятием «ички», то есть нахо-
сейидов в Сибирском ханстве – это Дин-Али дившиеся при хане доверенные лица, имев-
сейид (начиная примерно с 1574–1575 и до за- шие право входить к нему и руководившие
воевания ханства русскими), а до него – его жизнью ставки и двора [МИКХ, 1969, с.493].
дядя Ярым сейид (1572–1574 гг.). Как считает Таковых в перечнях соратников Абулхайра
Д.М. Исхаков, не исключено, что и предки известно четверо (Ходжа-Амин-ички-мангыт,
Ярым сейида, особенно его отец и дед, тоже Сафар-Ходжа-ички, Йа’куб-ходжа-ички, Йу-
являлись верховными сейидами в Искерском суф-Ходжа-ички украш-найман). Причем все
юрте [Исхаков, 2011 а, с. 170–171]. В сопрово- они имеют почетную приставку «ходжа» и
ждении сейидов, приходивших из Централь- упоминаются только в процедуре возведения
ной Азии, были и шейхи, например шейх Абулхайра на престол, в дальнейших военных
Ширбети в 1570-х гг. Кроме сейидов и шейха, действиях участия не принимают. К привиле-
в Сибирском ханстве присутствовали и дру- гированной страте относились также и слу-
гие категории мусульманского духовенства: жилые люди при ханских дворах. Слой слу-
муллы, абызы (хафизы), муфтии и мударрисы. жилых татар не был многочисленным. Так,
Часть из них находилась и при Кучумо- например, у правителя Тюменского ханства
вичах. В частности, в 1607 г. от Азима бежал хана Ибрагима (Ибака) во время похода 1481
находившийся при нем некий Сеит [Миллер, г. против Большой Орды, насчитывалось толь-
2000, с.240], хотя В.В.Трепавлов и отмечает, ко 1000 человек собственных казаков. Думает-
что «сеиды не замечены… в окружении Кучу- ся, что и для периода Сибирского ханства это
мовичей» [Трепавлов, 2012, с.133]. Традици- было характерно. Данное положение остается
онно на абызов и сеитов возлагались обязан- на уровне предположения, т.к. точных данных
ности по отправлению исламских обрядов, а об общей численности татарского населения в
на аталыков – воспитание наследников, но все период Сибирского ханства нет. Среди служи-
это в сумме давало значительное влияние в лых татар назывались известные послы пери-
целом на жизнь ставки. Будучи признанными ода переговоров с московским царем: Таимас,
авторитетами, они выполняли и дипломатиче- Чибигень, Ташкин и др.
ские функции, а также собирали для Кучумо- Как и в других татарских государствах,
вичей ясак и другие налоги. Племенная, кла- в Тюменском и Сибирском ханствах суще-
новая или территориальная принадлежность ствовал институт тарханства. В тюрко-мон-
этих людей в XVI веке почти никогда не фик- гольских государствах тарханами обычно
сируется в документах, хотя известно, что при назывались лица, обладавшие определенным
Канае посланный в Москву абыз Безелек был личным иммунитетом, а также рядом при-
из Чатов [Миллер, 2000, с.196]. Таким обра- вилегий [Степанов, 1966, с. 95–96]. Термин
зом, с потомками Кучума кочевали небольшие был достаточно распространен на террито-
дворы, вполне выполнявшие функции управ- рии Сибирского юрта и свидетельствует о
ления как в рамках ставки хана или султана, существовании в государстве особых приви-
так и племенными ополчениями. легированных людей «тарханов». Категория
тарханов упоминается и в дастане «Ильдан и
90 ТЮМЕНСКОЕ И СИБИРСКОЕ ХАНСТВА

Гольдан»: «Иртешак убил поставивших Чан- В год 10 раз платим большую дань,
гы бия тарханов и снова стал ханом в Кызыл И хоть берет большую дань, забирает все
Торе» [Илдан и Голдан, 2002, с. 29]. До насто- пойманное нами,
ящего времени в топонимике сибирских татар но не насытится Ансам хан…» [Илдан и
сохранились названия Тархан-кала, д. Тарха- Голдан, 2002, с. 17].
ны и др. По мнению С.В. Бахрушина, сибир- Ясачное население, видимо, было ор-
ско-татарское служилое сословие произошло ганизовано по волостям с особой системой
от феодалов-«тарханов» [Бахрушин, 1955в, управления. Однако известно, что сибирские
с. 163]. Существовала даже особая Тархан- татары жили не только «по волостям», но и
ская волость. «Тарханские остяки уверяют, «по улусам». Еще С.В. Бахрушин писал о том,
что их родоначальники произошли от татар. что в Сибири для обложения местного насе-
Их предки живут в Тобольске, один из них ления ясаком русские воспользовались теми
был в этих краях тарханом» [Атласи, 2005, административными единицами, которые су-
с. 67]. В определенной степени можно гово- ществовали до ее присоединения. «В ясачных
рить о том, что прежние тарханные привиле- волостях Тобольского и близлежащих уездов
гии сохранялись и при власти русских. легко угадать «агарянские веси», входившие
Е.П. Мартынова отмечает существова- в составе прежнего Кучумова царства, а бли-
ние в пределах Сибирского ханства так назы- жайшими агентами при сборе ясака явились
ваемых «кыштымных» и «тарханных» отно- те князья и старшины, отцы и деды которых
шений между правителями и подчиненными. служили Кучуму» [Бахрушин, 1955б, с. 52].
Причем «кыштымы» находились в полном По всей вероятности, многие из прежних улу-
подчинении хана, «тарханы» же не обяза- сов также были преобразованы в волости. Как
ны были платить дань господину, но, в слу- совершенно верно определяет С.В. Бахрушин,
чае необходимости, должны были принимать татарские волости бывшего Сибирского хан-
участие в его походах. Что касается его лю- ства и полунезависимые татарские княжества
дей, то, наравне с прочими, они должны были вошли в состав новых уездов в качестве ясач-
платить государю этой страны дань, хотя и ных волостей [Бахрушин, 1955б, с. 53].
более легкую. Скорее всего, как замечает Территория обитания тобольских, тю-
Е.П. Мартынова, название хантыйской Тар- менских и тарских татар, вошедших в состав
ханской волости свидетельствует о существо- служилого сословия, в XVII в. первоначально
вании такого рода «тарханных» отношений не входила в пределы волостных образова-
между татарским ханом и остяцкими князь- ний. По всей вероятности, на определенной
ками и указывает на северную границу рас- территории Сибирского ханства существова-
пространения военно-политического влияния ла улусная организация, аналогичная адми-
Сибирского ханства [Миллер, 2005 а, с.241; нистративно-территориальной системе, су-
Мартынова, 1998, с. 94]. ществовавшей в кочевнических обществах.
Основную часть подвластного населе- Л.И. Шерстова определяет, что в «основе со-
ния западносибирских ханств составляли циальной структуры кыргызского общества
ясачники – «кара халык», обязанные уплачи- было понятие «улус», т.е. держание, состоя-
вать дань государю. щее из зависимых людей, владение податны-
В сибирско-татарском дастане «Ильдан ми людьми, и лишь затем и вкупе с ними  –
и Гольдан» описываются события, связан- территорией, на которой те в каждый данный
ные с приходом на Сибирские земли (Силан) момент обитают» [Шерстова, 2005, с. 27]. На
хана Ишима. Прогнав с берегов реки Сурай наш взгляд, вполне правомерно связывать со-
(Иртыш) «магулов», он построил здесь город циальную структуру и часть сибирских татар,
Ишим. В дастане рассказывается о жестоком а именно служилых, с подобной организацией.
обращении с «черным» населением  – «ка- Известно, что первоначальная террито-
ралар», занявшего ханский престол после рия расселения тюменских служилых татар
Ишим-хана его сына Ансама (вероятно, Он- находилась по р. Тоболу «от устья Исети до
сом хан в «Сибирских летописях»). Очень устья Иски». Тобольские служилые татары
многие из ясачных людей – «кара-халык», – занимали территорию вокруг Искера, в ос-
не выдержав поборов Ансам хана, бежали в новном выше по Иртышу. Тарские служилые
леса [Илдан и Голдан, 2002, с. 17]. татары проживали по Иртышу вверх и вниз от
«Охотимся на лосей, ловим рыбу города Тары. Томские служилые татары (эуш-
Не хватает на еду, не видим сытости, тинцы) были расселены в селениях в низовьях
Уходит все во дворец. Томи. Подобное расселение служилых татар,
3. ИСТОРИЯ ГОСУДАРСТВЕННОСТИ 91

за незначительными изменениями, сохраня- енно-административной системы Сибирского


ется на протяжении всего последующего пе- ханства. Так, в 1816 г. в Уватской, Коурдатской,
риода существования данной этносословной Салинской и Супринской волостях Тобольско-
группы. Ареалом сосредоточения служилых го округа во главе всех юрт находились десят-
татар в течение XVII–XIX вв., уже в составе ники. В Тарском округе в Аялынской волости
Российского государства, оставались районы во главе деревень Устарской, Чиплярово, Ин-
вокруг Тобольска (Искера), Тюмени (Чимги- цисс, Бергамак, Черталы, Ельменева, Сеито-
Туры) и Тары (Ялы). ва, Ашинской, Туралинской, Кузенева, Суюн-
Территория расселения тобольских, тю- чинской, Апталова, Ковинской и Уйской были
менских и тарских служилых татар распола- выборные. Сотники были в Усть-Ишимском
галась в треугольнике между реками Тоболом, острожке, в деревнях Ильчибагиной, Ашеван-
Иртышом и Ишимом. Самой северной точкой ской. Остальные селения Тарского округа воз-
этого треугольника был Тобольск (Искер). По главляли десятники [Бакиева, 2003, с. 83]. По
всей видимости, в зоне влияния служилых та- нашим этнографическим сборам, свидетель-
тар тобольской группы находились северные ства о существовании в татарских селениях
татарские волости: Надцинская, Аремзянская, должностей десятника, старосты сохранялись
Карбинская, Ясколбинская и др., а также се- в исторической памяти населения Тобольского,
верные вогульские и остяцкие княжества. Вагайского, Тарского районов вплоть до конца
Влияние тюменских служилых татар, ХХ в. [ПМА, 1987–1990]. В обязанности де-
скорее всего, распространялось на террито- сятников входил своевременный сбор ясака, а
рию Верхотурья, западные и юго-западные позже податей в сельской общине. Кроме того,
волости. Тарские служилые татары, вероятно, они наделялись полицейскими полномочиями
держали под контролем восточные и юго-вос- [Бакиева, 2003, с. 83–84].
точные волости (Кулебинскую, Тунусскую, Имеются сведения о том, что еще в
Барабинскую, Чойскую, Любейскую и др.). XVIII  в. сохраняется звание «ясаулов». На-
В связи с этим вполне логично связать пример, во главе татарских волостей в 1726 г.
происхождение названия города Тюмень, ко- Тюменского округа стояли «ясаулы» Кучук
торое в одном из вариантов переводится как Кырнав, Тогильды Куртбаков, Инестезяр Ур-
«десять тысяч», именно с административно- тяков, а в Иленской волости – Окун Ишбу-
территориальным делением на тысячи. В Вер- лин. В 1782 г. в Тарском уезде во главе четы-
хотурском уезде, по данным С.В. Бахрушина, в рех волостей были «князцы»: в Коурдакской,
основу деления на волости легли сотни и десят- Саргацкой, Тавско-Отузской и Аялынской.
ки, «на которые делилось покоренное татарами Во главе Подгородной и Остяцкой волостей
население бассейна Туры и Чусовой» [Бахру- в этот период стояли старшины. «Ясаулы» за-
шин, 1955 б, с. 54]. Подобное деление суще- нимались непосредственным сбором ясака в
ствовало и в Кунгурском уезде. В Пелымском селениях волости и находились в подчинении
княжестве, подвергшемся сильному татарско- старшины.
му влиянию, сотники упоминаются в XV в. и Таким образом, аппарат управления
позднее, уже под властью русских. Согласно и социальная организация Тюменского и
Ремезовской летописи, звание «сотника» су- Сибирского ханств были схожими с другими
ществовало и в Колпуховской волости. Деле- такими же органами татарских государств.
ние на сотни в Верхотурском уезде, как счита- Деление территории государства на улусы,
ет С.В. Бахрушин, сохранилось с того времени, которые в свою очередь, делились на тысячи,
когда татары и пелымские «вогуличи» подчи- а те на сотни и десятки, имело происхожде-
нили население, жившее на Туре и далее за ние от структуры Золотой Орды, которую
Уралом, по Сылве. Звания «десятника» и «сот- унаследовали татарские ханства.
ника», безусловно, являются реликтами во-
92 ТЮМЕНСКОЕ И СИБИРСКОЕ ХАНСТВА

4. ВНЕШНЯЯ ПОЛИТИКА И ЭТНОКУЛЬТУРНЫЕ СВЯЗИ

4.1. СИБИРЬ И ПОВОЛЖЬЕ

Многообразные связи между тюрко- Кроме того, если не считать довольно


угорским населением Поволжья и Западной смутного сообщения Продолжателя Утеми-
Сибири существовали, по меньшей мере, с ша-хаджи о нахождении племени найман,
периода Волжской Булгарии (X–XIII вв.) [Бе- ранее пребывавшего к западу от р. Волги, в
лавин, 2000, с.162–178; История и культу- бассейне Иртыша – в «Тайбугином юрте», что
ра, 2014, с. 85–95], получив новый импульс могло случиться не ранее эпохи «великой за-
в рамках Улуса Джучи (XIII–XIV вв.), не в мятни» в Золотой Орде и что говорит об уходе
последнюю очередь потому, что из-за актив- этого клана, возможно после убийства золото-
ного участия Шибана в «западном походе» ордынского хана Хызыра, являвшегося Шиба-
1236–1242 гг., включавшего и завоевание бул- нидом, из Поволжья в Западную Сибирь [Ис-
гарских земель, он, по всей видимости, при- хаков, 2009, с.38–39], мы не имеем до начала
обрел права на часть территории Булгарского XV в. других прямых сведений относительно
вилайета, а также на Южное и Среднее При- контактов тюрко-татарского населения двух
уралье [Исхаков, 2006, с.100–114; Исхаков, этих регионов. Но уже в 1405/1406 г. Еди-
2013; Исхаков, Тычинских, 2013, с.128–145]. гей, контролировавший левое крыло Золотой
О существовании контактов между «тата- Орды и до своей кончины в 1420 г. бывший
рами» Приуралья – «Баскардии» и «страны фактическим правителем этого государства,
Сибур» (Sibur)» в первые десятилетия XIV совместно с султаном Чекре совершил поход в
в. свидетельствует письмо брата Иоганки из «страну Сибирь» [Шильтбергер, 1984. С. 35];
ордена миноритов от 1320 г., писавшего, что не исключено, что он преследовал бежавшего
во время его нахождения в «Баскардии» туда в район «Тулина» (скорее всего, г. Тюмени, т.е.
прибыл посол от «татарского судьи» из «стра- Чимги-Туры) хана Токтамыша. Но в услови-
ны Сибур» к аналогичному судье «баскар- ях, когда в сибирских владениях Шибанидов
дов» [Аннинский, 1940, с.93]. Между тем не исламизация еще была далека от завершения,
названный по имени «государь Баскардии» к этот поход мог иметь и дополнительную ле-
тому времени, как отмечает Иоганка, уже «со- гитимацию как «борьба за веру», особенно
вершенно зараженный сарацинским заблуж- если учесть, что род Едигея находился в род-
дением» и имевший в своем окружении «са- стве с золотоордынскими сейидами [Исхаков,
рацинских ученых», вполне мог быть одним 2011, с.139–140]. На подобное заключение
из Шибанидов. наталкивает высказывание Руи Гонсалеса де
О торгово-экономических связях По- Клавихо, между 1403–1406 гг. совершившего
волжья, в особенности Булгарского вилайета поездку в Самарканд. Он отмечал: «…Едигей
Улуса Джучи с населением Западной Сибири обращал и обращает татар в магометанскую
в первой половине XIV в., говорят данные ал- веру, еще недавно они ни во что не верили,
Омари, указавшего, что «купцы Булгарские ез- пока не приняли веру Магомета» [де Клави-
дят до Чулымана, а купцы Чулымана ездят до хо, 1994, с.144]. Так как Едигея и его племя
земель Югорских», с уточнением: «Сибирь и мангыт вряд ли можно отнести к тем, кто к
Ибирь» или «страны Сибирские и Чулымен- началу XV  в. могли считаться принявшими
ские… прилегают к Башгирдам», а путь купцов ислам «недавно», в сообщении де Клавихо,
от «Булгара» вначале идет к городу Акикуль, за- скорее всего, речь идет о сибирских татарах,
тем – в «Сибирь и Ибирь» (видимо, восточный что позволяет предположить о начале в пер-
маршрут) или в «земли Чулымана» (северо-вос- вых десятилетиях XV в. нового направления
точный путь) [Золотая Орда, 2003, с. 108]. Этот влияния, на этот раз связанного с распростра-
весьма старый торговый маршрут из Поволжья нением ислама, золотоордынских групп из
в Сибирь в XII в. отмечал и ал-Гарнати [Путеше- Поволжья на этнически не вполне однородное
ствие, 1971, с.32–34], единственно у него вместо население Западной Сибири.
«земли Чулыман» по ал-Омари, значилась «об- Применительно к первой половине XV в.
ласть Вису», что и является Средним Приура- о политических контактах Булгарского ви-
льем (детальнее см.: [Белавин, 2000, с.32–33]). лайета и Шибанидов можно говорить более
4. ВНЕШНЯЯ ПОЛИТИКА И ЭТНОКУЛЬТУРНЫЕ СВЯЗИ 93

уверенно (историографию см.: [Валиди То- хана» [Утемиш-хаджи, 1992, с.117]. Что ка-
ган, 2010, с.39–41; Исхаков, 2006, с.100–114; сается Махмудек ходжи б. Каанбека, то он у
Мустакимов, 2009а, с.185–189; Маслюженко, продолжателя Утемиш-хаджи, скорее всего,
2011 а, с.88–101]). Но из-за ограниченности связывается с «вилайетом Тура» [Продолжа-
круга источников, позволяющих осветить этот тель, в печати, с. 47]. Наконец, в рассматри-
вопрос, некоторые аспекты данной проблемы ваемом источнике есть сообщение о том, что
нуждаются в пересмотре, прежде всего в свя- Улуг-Мухаммад «стал ханом, забрав хитро-
зи с ссылками на работу А.-З. Валиди Тогана, стью Казанский вилайет у Асбая Алтын бая»
по нашему мнению, допустившего отдельные [Продолжатель, в печати, с. 70], но нет ничего
внешнеисточниковые высказывания, позже о родственных отношениях последнего с ли-
повторенные некоторыми исследователями. нией Каанбая б. Ильбека. У Кырыми местом
Речь идет о том, что А.-З. Валиди Тоган, за- правления Канбая б. Илгана (Ил-хана?) также
висевший от продолжателя Утемиша-хаджи указана территория под названием «Кукадай
(начало XVII в.) (об этом источнике см.: [Мир- Йасбуга», но она признается отдельным юр-
галеев, 2011, с.14–20]) и Абд ал-Гаффара Кы- том, где тот и являлся ханом [Кырыми, 2014,
рыми (XVIII в.), высказал следующее мнение: с.86, 90]. Новый в этом источнике – известие
Шибаниды Илбек (Илбәк) и его сын Каанбай о приходе Улуг-Мухаммада в Среднее Повол-
«правили на башкирской стороне», а другой жье. В нем сказано: «[Улуг-Мухаммед] хи-
сын Илбека по имени Алибай был ханом «на тростью забрал Казань у Алтунай султана из
стороне Булгара и Казани», причем сын Каан- рода Шибана» [Кырыми, 2014, с.86, 90]. Ви-
бая Махмудек-Ходжа и его дядя по отцу Гали, димо у продолжателя Утемиша-хаджи слово
а также сын последнего – Хаджи-Мухаммад, «Асбай» также означало «Шибана», но было
«были ханами туринских и башкирских зе- искажено, а вот титул «султан» у рассматрива-
мель» [Валиди Тоган, 2010, с.39]. Согласно емой личности присутствует только у Кыры-
этому историку получается, что до прихода в ми, как и однозначное указание на то, что он
Среднее Поволжье Улуг-Мухаммада, в Бул- являлся Шибанидом, да и его имя написано у
гарском / Казанском княжестве, а также в При- него несколько иначе. Но другой информации
уральско-Западно-Сибирском регионе (вопрос в рассмотренных выше источниках нет, что
о территории «вилайета Тура» трактуется позволяет поставить под сомнение несколько
неоднозначно), правили Шибаниды, причем заключений А.-З. Валиди Тогана.
находившиеся между собой в близком род- Во-первых, это его вывод относительно
стве. На самом деле этот вывод следует про- правления Илбака и его сына Каанбая (Кан-
анализировать заново, опираясь на источники бая) «на башкирской стороне». Как было уже
А.-З. Валиди Тогана, после двух публикаций отмечено, Канбай б. Илбек ханствовал где-то
ставших более доступными [Миргалеев, 2014, на территории юрта « Кőкедай Йасбуга», ло-
с.64-66; Кырыми, 2014]. кализация которого остается неизвестной, но
Обнаружилось, что у продолжателя Уте- скорее всего, это не Приуралье (разбор про-
миша-хаджи говорится лишь о том, что Хад- блемы см.: [Мустакимов, 2011, с.242]). Во-
жи-Мухаммад б. Гали «контролировал» [це- вторых, Алибай (Алтын бай/ Алтунай) хотя
ликом] Башкурт, Алатырь, Мохшы и захватил и правил в Булгарском /Казанском вилайете,
находившийся в стороне Шехр-и Болгара зна- его родство с Илбеком по вышеназванным ис-
менитую названием Шехр-и Тура территорию точникам не просматривается, поэтому един-
мангытов» [Миргалеев, 2014, с.65]. Но о том, ственное, в чем мы можем быть уверены, это
где правили Илбек и его сын Каанбай прямых в принадлежности султана Алибая/Алтуная к
указаний в этом источнике нет. Более того, про Шибанидам. Но даже фиксация этого факта,
последнего там сказано, что он являлся ханом впервые обозначенная И.А. Мустакимовым
«внутри своего эля», а данный эль в источнике [Мустакимов, 2009 а, с.186], важна, так как
именуется как «Кукедей Йасбуга» [Продолжа- к изучению проблемы поволжско-сибирских
тель, в печати, с.45]. Это административно- контактов в первой половине XV в. она позво-
территориальное образование известно также ляет привлечь новые источники поволжско-
из «Чингиз-наме» Утемиша-хаджи. Там оно, татарского происхождения (детальнее о них
скорее, выступает как местность, ибо в источ- см.: [Мустакимов, 2009 а, с.185–189]).
нике сказано: Тохтамыш-оглан.. бежал и ушел Общий вывод И.А. Мустакимова, иссле-
на Кőкедай-Йисбуга…. В то время на Кőкедее довавшего их, такой: один из двух «сыновей»
летовал, став ханом внутри своего эля, [один] (по татарской традиции это были «Галим-бек»
из внуков Шайбан-хана Кан-бай, сын Илфак- и «Алтун-бек») легендарного правителя «Бул-
94 ТЮМЕНСКОЕ И СИБИРСКОЕ ХАНСТВА

гара», т.е. Булгарского вилайета, периода наше- ся. В связи с упоминанием султана Махмуда-
ствия Тимура в Поволжье – «хана Габдуллы» ходжи в составе войск Казанского вилайета
(специально о нем см.: [Исхаков, 2013, с.19– в 1429 г., можно предположить, что он при-
26]), на самом деле являлся султаном – Шиба- сутствовал в этом владении как представи-
нидом [Мустакимов, 2009 а, с. 186]. В данном тель центрального владения Шибанидов или
случае показательно то, что существует и вер- какого-то их юрта.
сия поволжско-татарских хроник, рассказыва- Кроме названного известия продолжате-
ющая о приходе эмира Тимура в Поволжье и ля Утемиша-хаджи о подчиненности Средне-
уводе при этом названных выше двоих «сыно- го Поволжья Хаджи-Мухаммаду б. Али (умер,
вей» хана Габдуллы в Иске Казань для их спа- скорее всего в 1426/1427 г.), в восточных ис-
сения, содержащая однако следующее приме- точниках (в «Таварих-и гузидэ Нусрат-на-
чание: «… [Алим бек]… не возлюбив Казань мэ», «Абдулла-намэ», «Бахр-ал-асрар») есть
ушел (речь идет о периоде после переселения указание на подчиненность «Булгара» также
из Булгара в Старую Казань – Д.И.) в Тобол хану Абулхайру [Ахмедов, 1965, с.71, 94],
Туру. Старая Тобол Тура построена им. Придя что могло случиться после того, как в 1429 г.
туда держал [там] юрт» [Рахим, 2004, с.579]. Шибанид Абулхайр в Чимги-Туре был про-
К сожалению, судя по тексту хроники, в этом возглашен ханом и получил поддержку Тай-
месте источника есть какая-то перебивка тек- бугидов, а упомянутый выше Махмуд-ходжа
ста, возможно, в нем пропущено предложение. был побежден весной 1430 г. на берегах р. То-
Поэтому вовсе не исключено, что уход в «Ста- бола этим ханом, взят им в плен и убит [Ах-
рую Тобол Туру», под которой явно имеется в медов, 1965, с.48]. Очевидно, после этого со-
виду Искер, относился к Шибаниду Алтун-бе- бытия и до перехода Казанского вилайета под
ку (Алтынбаю/Алтунаю), а не к Галим (Алим)- власть Улуг-Мухаммада и его сына Махмуде-
беку, оставшемуся в Казанском княжестве (он, ка в 1445 г. или несколько раньше, территория
по некоторым русским летописям, известен Среднего Поволжья подчинялась государству
как «вотчич Казанский Либей» вплоть до его кочевых узбеков во главе с лидером Шибани-
убийства сыном Улуг-Мухаммада Махмуте- дов ханом Абулхайром.
ком в 1445 г.–см.: [Исхаков, 2013, с.19–20]). Несмотря на то что переход власти в Ка-
К этому следует также добавить, что в некото- занском ханстве в 1445 г. к Тука-Тимуридам,
рых версиях поволжско-татарских легенд есть сопровождавшийся убийством Галим-бека,
стремление увязывать хана Габдуллу с потом- являвшегося Казанском (Булгарским) кня-
ством Джучи, в том числе и с Шибаном [Ка- зем, представителем клана кыйат (обоснова-
велин, 1847, с.57], что вряд ли случайно [про ние см.: [Исхаков, 2013, с.35]), скорее всего
самого Габдуллу см.: Исхаков, 2006 б, с. 151– прервал прежние отношения этой политии с
159; Исхаков, 2009 в, с.123–138]). К тому же объединенными в единое государство ханом
о присутствии Шибанидов в Булгарском/Ка- Абулхайром владениями Шибанидов, при-
занской вилайете в конце 1420-х годов свиде- тязания последних на Среднее Поволжье со-
тельствует и сообщение, содержащееся в ряде хранилось, что стало ясно в период правления
русских летописей и рассказывающее о по- тюменского хана Ибрахима (Ивака).
ходе войск Казанского княжества в 1429 г. на В литературе уже высказывалось мне-
города Галич и Кострому, когда в составе этих ние о том, что тюменский хан Ибрахим на
войск упоминается князь Али-Баба, которого некоторое время – в конце 1470-х или в на-
можно отождествить с «казанским вотчичем» чале 1480-х годов, смог захватить власть в
Ли (Гали/Галим)-беем, вместе с которым нахо- Казанском ханстве [Ахмедов, 1965. С. 61]. Из
дился и не названный по имени «царевич», т.е. работы Б.А. Ахмедова однако, не видно, на
султан, которого, как было установлено нами, основе каких источников он пришел к такому
звали Махмуд-ходжой (о нем более подробно выводу. По–видимому, это было сделано на
см.: [Исхаков, 2009, с.128]). Д.Н. Маслюженко основе указывания в «Сибирских летописях»
полагает, что это был Шибанид Махмуд-ходжа на хана «Упака», т.е. Ибрахима / Ивака, как о
б. Каганбек (Канбай) б. Илбек (Айбек/Ильфак) «казанском хане» [ПСРЛ, 1987, с. 38, 47, 128,
[Маслюженко, 2011а, с.98; Маслюженко, 2012, 236, 303–304, 357]. В связи с тем что «Сибир-
с.82], с чем можно согласиться, но с одним ис- ские летописи» – источник поздний, вывод
ключением – родство Махмуда-ходжи и Али- Б.А. Ахмедова остается под вопросом. Но не
бая, на которое со ссылкой на А.-З. Валиди исключено, что он мог опираться и на какой-
Тогана указывает этот историк [Маслюженко, то восточный источник. Дело в том, что у про-
2011а, с.98], по источникам не устанавливает- должателя Утемиша-хаджи также есть фраза:
4. ВНЕШНЯЯ ПОЛИТИКА И ЭТНОКУЛЬТУРНЫЕ СВЯЗИ 95

«… из рода Бек Конды Айбак хан, который тем оказалась в Ногайской Орде, а некоторые
был знаменитым ханом и правил, объединив из них пришли к «Ибраиму царю в Тюмень»
страны Кыркыз и Казань» [Миргалиев, 2014, [Памятники, 1884, с.94; Посольские, 1995,
с.64–65]. Конечно, можно было бы подумать, с.18, 21–22, 24–26]. Этот поход мог быть свя-
что данная фраза отражает политическую ак- зан с проногайско-шибанидской ориентацией
тивность указанного Шибанида в Поволжье казанского хана Ильгама, недаром в ответном
между 1471–1493 гг., в результате которой он послании Ивана III тюменскому хану (1489 г.),
вначале в союзе с ногайцами в 1481 г. разгро- про хана Ильгама сказано, что он «на чем нам
мил Большую Орду, а к 1493 г. и вовсе «взял молвил и как с нами в грамотах записал, в том
Санский стул» (тронное место в г. Сарае-см.: ни в чем не стоял, а нам не правил» [Посоль-
[Исхаков, 2014, с.175–190]), когда оказался ские книги, 1995. С. 21]. Видимо, казанский
«на отцовом юрте», находившемся «на Вол- хан «правил» Шибаниду Ибрахиму, за что тот
ге» [Посольские, 1995, с.44, 46; Памятники, и проявлял заботу о его освобождении. Когда
1884, с.168]. Но в реальности все могло об- переговоры с Москвой не увенчались успе-
стоять так, как сказано у продолжателя Уте- хом, Тюменское ханство в союзе с ногайцами
миша-хаджи и в «Сибирских летописях», т.е. стало вести военные действия против Мухам-
Ибрахиму удалось подчинить на некоторое мада-Амина, который в письме к крымско-
время Казанское ханство. Точная дата этого му хану Менгли-Гирею в 1491 г. жаловался:
события пока не может быть определена из- «Ивак, да Мамук (брат первого – Д.И.), да
за состояния источников. Тем не менее бо- Муса, да Ямгурчей (т.е. ногайцы – Д.И.) еже
лее вероятным представляется период между лет на меня войною приходят» [Малинов-
1481–1493   гг., когда Ибрахиму удалось до- ский, ф. 36, Оп.1, ед. хр. 83, л. 223]. Активные
стичь максимальных успехов в Поволжье. Но действия этой группы против Казани в конце
речь должна идти не о непосредственном за- 1480–начале 1490-х годов были явно связаны
нятии Ибрахимом казанского трона – он оста- и с нахождением у этой коалиции казанских
вался «царем Шибанским» [ПСРЛ, 1982, с.95] эмигрантов весьма знатного происхождения
или «царем Нагайским» [ПСРЛ, 1901, с.203; [Исхаков, 2006, с.30–32]. Эти действия ши-
ПСРЛ, 2004, с.328], имея столицу в Чимги- банидско-ногайской коалиции закончились
Туре (Тюмени), куда он, например, после раз- тем, что в 1496 г. после смерти своего брата
грома Большой Орды в 1481 г. перевел «ордо- Ибрахима (был убит между 1493–1495 гг.)
базар» данного юрта, а о том, что Казанское успевший занять тюменский престол хан Ма-
ханство, где продолжали править потомки мук захватил Казань, причем, когда он в мае
Улуг-Мухаммада, попало в какую-то зави- пришел «со многою силою Нагайскою и со
симость от усиливавшегося после смерти в князи Казанскими под Казань» [ПСРЛ, 1901,
1468/1469 г. хана Абулхайра тюменского хана, с.243], «Казанские князья», т.е. карача-беки,
одержавшего победу также над его сыном и «чинили измену» [ПСРЛ, 1901, с.242–243] в
наследником Шах-Хайдаром, убитом лично пользу Мамука, а когда Мухаммад-Амин по-
им в 1469 г. О том, что у правителя Тюменско- слал за помощью в Москву, эти князья «выбе-
го ханства Ибрахима существовали не впол- гоша из Казани к царю Мамуку», однако тот,
не ясные связи с Казанским ханством, свиде- услышав о приближении московских войск,
тельствуют два факта. Во-первых, после того ушел из-под города, вместе с ним отошли и
как в 1487 г. при поддержке войск Ивана III на «Казанские князья», часть из которых явно
казанский престол был посажен Мухаммад- были мангытами [Исхаков, 2006, с. 32–33]. Но
Амин, а его старший брат Ильхам (Алегам), узнав, что русские войска ушли, ибо в Казани
занимавший этот трон после смерти своего «измена бысть… и вести к Мамуку ис Казани
отца Ибрахима, был уведен со своей семьей присылаху», Мамук «со многою силою На-
в Москву, Ибрахим-хан предлагал в своем по- гайскою и со князи Казанскими…, приступил
слании от 1489 г. к московскому великому кня- ко граду… и взя Казань» [ПСРЛ, 1901, с.242–
зю отпустить бывшего казанского хана к нему 243]. Но хан Мамук на Казанском престоле
или восстановить его на казанском престоле закрепиться не смог, из-за противоречий с
[Посольские, 1995, с.19, 21]. Во-вторых, целая «Казанскими князьями» ему вскоре пришлось
группа «Алегамовых людей царевых» (князь покинуть Казань, а на обратном пути он умер.
Алказый, сеййиды Тевеккель и Касим, князь При уходе хана Мамука или несколько позже к
Бегиш со своим сыном Утешом и «иные их то- Шибанидам ушли и некоторые знатные казан-
варищи») в ходе русского похода на Казань в ские татары, в частности, князь Урак, бывший
1487 г. ушла вначале за р. Каму («в поле»), за- беклярибеком [ПСРЛ, 1901, с.77]. По сообще-
96 ТЮМЕНСКОЕ И СИБИРСКОЕ ХАНСТВА

нию казанского хана Абдул-Латыйфа, в 1499 г. во владение «Мещерский городок», т.е. Ка-
брат Мамука султан Агалак, наступавший при симовское ханство, или Казанское ханство
участии ногайских отрядов на Казань, с собой [Посольские, 1995, с.72–73, 77], что свиде-
имел и князя Урака [ПСРЛ, 1901, с.250]. тельствует о том, что старые устремления
Указанные выше походы тюменских та- Шибанидов в Поволжье угасли не совсем. Но
тар в Поволжье во второй половине XV в. не Москва этому Шибаниду дала вежливый от-
остались без последствий – часть их осела в каз и после него следы каких-либо контактов
Приуралье, некоторые даже в Среднем По- тюменских Шибанидов с Казанским ханством
волжье [Исхаков, 2006, с.39–41]. Очевидно, и в источниках надолго теряются. Возможно,
выходцы из Казанского ханства могли остать- это было связано с массовым уходом около
ся в Тюменском ханстве, ибо в исторических 1511 г. Шибанидов в Среднюю Азию [Кляш-
преданиях сибирских татар речь идет о на- торный, Султанов, 2000, с.210–211]. Не слу-
хождении в окружении «царя Упака», т.е. хана чайно, что сыновья Ибрахима Сары-султан и
Ибрахима, «многих казанских татар» [Мил- Муртаза-султан (отец Кучума), согласно про-
лер, 1999, с.190]. В этот же период существо- должателю Утемиша-хаджи, отмечаются как
вали и активные торговые связи казанских личности, «подчинившие весь Мавераннахр»,
татар с тюменскими. В частности, в русских где Муртаза в местности «Ингряк и Сувняк
летописях под 1475 г. есть такое сообщение: Дарйа-и Тур», в «юртах Элифа», стал ханом
«Татарове Казаньстии побили Устюжан в [Миргалеев, 2014, с.64-65]. По всей видимо-
Каме, 40 человек, идучи к Тюмени к торгом» сти, тюменские Шибаниды, участвовавшие
[ПСРЛ, 1901, с.158]. А в 1481 г. уже устюжане, в общем деле по завоеванию Средней Азии,
воевавшие под Чердынем, «на Каму шедши, на довольно продолжительное время потеря-
да встретили гостей и тюменских татар», ко- ли интерес к контактам с поволжскими юрта-
торых они ограбили и «посекли» [Вычегод- ми. Это, однако, не означает, что былые связи
ско-Вымская, 1958, с.263; ПСРЛ, 1982, с. 95]. оказались прерванными полностью. О том,
Контакты между Волго-Уральским реги- что некие связующие нити между тюменски-
оном и Западной Сибирью продолжались и в ми Шибанидами или Искерским княжеством
XVI в. Для периода, начавшегося со времени Тайбугидов, и Казанским ханством в первой
ухода хана Мамука с территории Казанского половине XVI в. продолжали сохраняться, мо-
ханства, и нового, не увенчавшегося успехом жет свидетельствовать указание «Казанского
наступления его брата султана Агалака на летописца», в котором есть сообщение о том,
этот юрт, было характерно отсутствие сколь- что после смерти казанского хана Сафа-Гирея,
ко-нибудь выраженых данных о действиях последовавшей в 1549 г., одна из его жен –
Шибанидов в районах своих прежних полити- «болшая», т.е., видимо, старшая, по воле этого
ческих интересов в Волго-Уральском регионе. хана, выраженной ранее, «поиде в Сибирь, ко
Правда, в Патриаршей (Никоновской) летопи- отцу своему Сиберскому царю» [ПСРЛ, 2000,
си 1500 г. датировано сообщение о приходе с.56]. Обративший внимание на это известие
«нагайских татар» под «Казань-город» с боль- В.В. Трепавлов сделал предположение, что
шими силами и стоянии их там в течение трех этим царственным отцом данной царевны мог
недель [ПСРЛ, 1901, с.253], но мы не знаем, быть отец Кучума Муртаза [Трепавлов, 2009,
участвовали ли в этом походе Шибаниды. За- с.386], что допустимо, даже если этот хан на-
тем, в 1505 г. (1506) г. последовало наступле- ходился не в г. Чимги-Туре, а где-то на юге.
ние на Пермь Великую рати «ис Тюмени Ку- Но следует иметь в виду, что это мог быть и
лук салтана Иванова царева сына с братьею кто-то другой из Чингисидов, находивший-
и з детьми» [ПСРЛ, 1982, с.99; Вычегодско- ся при правящих Тайбугидских беках из Ис-
Вымская, 1958, с.264], не затрагивавшего, керского княжества в качестве номинального
однако, основную территорию Казанского хана. Однако, если исходить из предположе-
ханства, хотя преследовавшие тюменские во- ния В.В. Трепавлова, высказавшего гипотезу
йска русские отряды нагнали их на р. Сылве, [Трепавлов, 2007, с.101-102] о том, что Си-
где проходила восточная граница Казанского бирские князья Тайбугиды, не поладившие с
юрта [Исхаков, 1990, pp.386–391]. Около 1508 Шибанидами, приблизительно в конце XV в.
г. в Москву поступило обращение одного из стали вассалами казанских ханов (главным
Шибанидов Ак-Ккурта б. Сайидека (тюмен- его аргументом в пользу данной точки зрения
ского хана Агалака он справедливо именовал являлось практически одновременное с баш-
дядей), в котором содержалось пожелание, кирскими биями обращение в 1555 г. Сибир-
чтобы ему московская сторона предоставила ского князя Едигера с просьбой принять его
4. ВНЕШНЯЯ ПОЛИТИКА И ЭТНОКУЛЬТУРНЫЕ СВЯЗИ 97

юрт в московское подданство [Памятники, мое важное, они были «привезены из Казани»
1884, с.479–480]), то речь все-таки надо ве- [Сибирские летописи, 2008, с.341]. А так как
сти о контактах казанских ханов с тюменски- «чувашами» в русских источниках XVI–пер-
ми Шибанидами, сохранившими свой титул вой половины XVII вв. именовали не только
«сибирских царей», даже находясь в Средней этнических чувашей, но и ясачную страту ка-
Азии. Поэтому можно полагать, что вплоть до занских татар [Исхаков, 2012, 442–448], при-
падения Казанского ханства определенные от- веденные выше данные приобретают опре-
ношения между этим владением и сибирски- деленную историчность. Прежде всего, надо
ми юртами продолжали сохраняться. иметь в виду, что Кучум, окончательно закре-
Есть основания полагать, что и при хане пившийся в Сибирском ханстве в 1563 г., дей-
Кучуме, находившемся, по мнению автора, ствия против Тайбугида Едигера-князя начал
под верховным сюзеренитетом бухарских еще в 1556–1557 гг. [Исхаков, 2006, с.38], т.е.
Шибанидов [Исхаков, 2006, с.65], какие-то к тому времени он уже был вполне в дееспо-
связи между Сибирским ханством и татарами собном возрасте. Поэтому не исключено, что
Волго-Уральского региона продолжали су- он женился на представительнице дома ка-
ществовать, о чем, по нашему мнению, сви- занских ханов (но, скорее, не на дочери хана,
детельствует одно сообщение из «Ремезов- если конечно бежавшие в 1552 г. из Казани
ской летописи». В ней речь идет о том, что знатные татары в эмиграции какого-то Чинги-
«во второе лето [правления] ехав Кучюмь в сида не подняли на трон) еще будучи султа-
Казань и дочь Казанского царя Мурата взятъ ном. Кроме того, следует принять во внима-
в жены и с нею многихъ Чювашъ и абызъ и ние, что Кучум захватил сибирский престол,
русского полону людей, приехав на Сибирку появившись откуда-то «ис Казачьи Орды»
пребываше славно» [Сибирские летописи, [ПСРЛ, 1987, с.48], между тем после падения
2008, с.319–320]. Разбиравший это известие Казани часть татар ушла с территории ханства
Г.Ф. Миллер в свое время уже отмечал, что именно в направлении Казахстана и Средней
оно является сомнительным, ибо во время Азии. Во-первых, об этом сообщается в од-
правления хана Кучума в Сибири Казанско- ной из татарских хроник, в которых сказано:
го ханства уже не существовало. Поэтому он «чтобы спастись от рук русских, разбежались
сделал допущение, что упомянутый Мурат, в разные стороны… многие переселились на
чью дочь Кучум-хан взял в жены, «был та- р. Джим и на Куан. Смешались с киргизами»
тарским мурзой», принадлежавшем «прежде (видимо, казахами – Д.И.) [Из татарской ле-
к Казанскому царству и после завоевания его тописи, 1937, с.123]. Во-вторых, косвенно о
… предъявлял еще на это царство свои при- таком направлении переселений казанских
тязания» [Миллер, 1999, с.193]. Под сомнение татар говорится и в послании Ивана IV ногай-
он поставил и приведение ханом Кучумом «из скому князю Исмагилю от 1556 г.: «… А кото-
Казани» духовенства [Миллер, 1999, с.195]. рые люди Казанские беглые к вам приедут или
Действительно, в приведенном выше с какими речами… придут, и вы б… [их] ве-
сообщении (оно повторяется и в некоторых лели побити, а живых не отпускали» [ПДРВ,
других сибирских летописях), скорее всего, 1793, с.217]. Поэтому не исключено, что часть
отражающем исторические предания сибир- казанских беженцев в конце-концов оказалась
ских татар, элемент анахронизма есть и, в в числе подданных Кучума еще до его появ-
первую очередь, хронологического порядка. ления в Сибири. В этой связи отметим, что в
Однако это известие содержит опредленное ходе наших полевых исследований в Западной
историческое ядро, подкрепляемое другой ин- Сибири в 1990 г. в отдельных селениях сибир-
формацией из «Ремезовской летописи». Дело ских татар тоболо-иртышской группы было
в том, что при описании битвы под «Чюваш- обнаружено сохранение смутной памяти о пе-
ской градом», стоявшем на одноименной горе, реселении предков откуда-то с «запада», при-
в ханских войсках упоминаются 2 пушки, на- чем именно среди них фиксируются элементы
ходившиеся у «чювашь» (это была реальная традиционной культуры казанских татар, хотя
этническая группа, ибо в тексте данной ле- в целом население уже ничем остальным от
тописи у Кучума упоминается «русского по- окружающего сибирско-татарского населения
лона» «чювашенин», а в «Краткой Сибирской не выделяется [Исхаков, 2006, с.39]. Отсюда
(Кунгурской) летописи» «чюваши» отмечены следует, что проникновение поволжских та-
в составе войск хана [Сибирские летописи, тар на территорию Сибирского ханства про-
2008, с.334, 414]), сосредоточенных у «боль- должалась и во второй половине XVI в.
шего князя» хана Кучума Бегиша и, что са-
98 ТЮМЕНСКОЕ И СИБИРСКОЕ ХАНСТВА

То, что сибирские татары в годы правле- богатств, включая сбор ясака у башкир в 1586
ния хана Кучума достаточно активно действо- г. [Пекарский, 1871, с.20], а сопрягались и с
вали в районе Среднего Приуралья, видно из уводом в плен татарско-«остяцкого» населе-
русских источников. В частности, в «Выче- ния района рек Сылвы и Ирени, то есть пред-
годско-Вымской летописи» под 1573 г. отме- ков пермских татар и башкир. Естественно,
чен приход султана Маметкула, «сына Сибир- это усиливало этническую близость волго-
ского царя», то есть хана Кучума, «ратью на уральских и сибирских татар.
Пермь Великую» [Вычегодско-Вымская, 1958, В свое время видный российский
с.266]. Судя по тексту «Летописи Сибирской», тюрколог А.Н. Самойлович на основе ана-
в которой речь идет о том, что именно в том лиза языковых материалов выдвинул ги-
году «Сибирский Салтан», пришедший похо- потезу о существовании «окско-волжско-кам-
дом, «данных остяков Чагира с товарищи по- ско-тобольского культурно-географического
бил, а иных в полон взял, которые жили около района», по его мнению, состоявшего из двух
Чусовских городков» [Летопись Сибирская, этнокультурных хронологических страт – бул-
1821, с.11], т.е. в Сылвенско-Иренском между- гаро-хазарского и слоя, связанного с кыпчака-
речье, данные о чем фигурируют и в других ми, а также с населением «оседло-туркестан-
летописных сообщениях. Например, в той же ского района» [Самойлович, 1927, с.211–217].
«Вычегодско-Вымской» летописи под 1581 Исторический материал, который был нами
г. говорится: «… пришедшу Сибирский царь рассмотрен, свидетельствует о том, что это-
(т.е. хан Кучум – Д.И.) с вагуличи и югорцы му исследователю еще в 1920-х гг. удалось
на Пермь Великую на городки Сылвинские обозначить некоторые базовые направления
и Чусовские, вотчины Строганова пограбил» этнокультурных и политических контактов,
[Вычегодско-Вымская, 1958, с.67]. Аналогич- происходивших между татарским населени-
ные походы сибирских татар, затрагивающих ем Волго-Уральского и Западно-Сибирского
и татарско-башкирское население Сылвен- регионов, в постоянном взаимодействии с ко-
ско-Иренского бассейна, имело место также в торым находились и этнические сообщества
1568 и 1570 гг., так как при обосновании не- Средней Азии, а также Казахстана, в первую
обходимости строительства Чусовского, Сыл- очередь, ногайцы, кочевые узбеки и казахи.
венского и Яйвинского городков Строгановы При этом, поволжско-приуральское направле-
указывали, что они нужны для оберегания от ние этих связей, в рамках которого надо рас-
«Сибирских и Нагайских людей» [Летопись сматривать и взаимодействие в XV–XVI  вв.
Сибирская, 1821, с.6-7]. сибирско-татарских юртов с Ногайской Ор-
В данном случае самое важное заключа- дой, было весьма важным, если не сказать,
ется в том, что походы хана Кучума в Приура- решающим в ходе этнического становления
лье не ограничивались взятием материальных сибирских татар.

4.2 СИБИРЬ И ГОСУДАРСТВА СРЕДНЕЙ АЗИИ И КАЗАХСТАНА В XV–XV ВВ.

Взаимоотношения Тюменского и Сибир- добавляются политические факторы, привед-


ского ханств и государств Средней Азии неод- шие к возникновению единого государствен-
нократно становились предметом исследований ного пространства и укрепившие это торго-
отечественных историков, археологов и этно- вое «союзничество». После распада Золотой
графов [Бахрушин, 1955в; Абусеитова М.Х., Орды постепенно налаживаются отношения
1985; Исхаков, Измайлов, 2007 а; Соболев, 2008, между сибирскими и среднеазиатскими госу-
Корусенко, 2011; Рябинина Е.А., 2011]. дарственными образованиями.
Начиная с эпохи раннего железного Причиной постоянного интереса к се-
века, археологические материалы комплексов верным территориям со стороны Средней
лесостепной и южнотаежной зон Западной Азии является поистине неисчерпаемый си-
Сибири указывают на постоянные взаимо- бирский рынок. Помимо основных товаров
отношения между этими регионами – от во- – пушнины, моржовой и мамонтовой кости,
енных походов до сложения торговых путей – поставлялись самые разнообразные товары.
и развития торговых отношений [Очерки по Весь период средневековья мы наблюдаем
истории, 1995]. рост товарооборота между этими регионами,
К формированию торгово-экономиче- что объясняется развитием государственных
ских связей в период развитого средневековья образований и установлением транзитной
4. ВНЕШНЯЯ ПОЛИТИКА И ЭТНОКУЛЬТУРНЫЕ СВЯЗИ 99

торговли с достаточно удаленными района- не ранее конца 1240-х гг.) области между
ми Севера, с одной стороны, и с Китаем и реками Или и Сырдарьей с городами Отрар,
Индией, с другой. На фоне все увеличиваю- Сыгнак, Дженд и Сайрам перешли к потомкам
щегося спроса на пушнину практически во Орды-Ичена [Султанов, 2006, с.218]. Однако,
всех частях Старого Света торговля ценными эта точка зрения не подтверждается источни-
шкурками стала одним из жизненно важных ками, как и принадлежность самих городов в
факторов существования и развития этих го- среднем течении Сырдарьи к владениям Ши-
сударств. бана. Абулгази указывает на то, что еще сы-
Вторым важнейшим для Средней Азии новья Пулада Ибрахим и Араб-шах (Арапша
стимулом продвижения своего влияния в Си- в русских летописях) в 1370-е гг. зиму про-
бирь стала религия. После потери Казанского водили именно при устье Сыра [Абуль-Гази,
ханства Западная Сибирь стала единственным 1996, с.105]. На данный момент проследить
вектором развития ислама на север. Причем историю этих владений Шибанидов в период
оседлое население лесостепной полосы этого Золотой Орды достаточно сложно. В 1380-е
региона могло частично компенсировать по- гг. эти земли, видимо, были подчинены эми-
терю Казани среди народов Южного Урала, ром Тимуром. Однако в конце 1420-х гг. после
Приобья и северного Казахстана. Этим объ- гибели Барак-хана, в период борьбы между
ясняется быстрое увеличение размеров Си- Шибанидами, земли к северу от Аральского
бирского ханства с середины XVI в. и стреми- моря между Эмбой и Сары-Су принадлежали
тельная политика распространения новой для Джумадуку б. Суфи, в войсках которого начи-
тюркоязычного населения религии. нал служить будущий узбекский лидер и внук
Эти два фактора – торговля и религия – указанного выше Ибрахима Абулхайр [Ахме-
и предопределили, по нашему мнению, всю дов, 1965, с.42–44]. Таким образом, несмотря
стратегию развития взаимоотношений между на возможные потери при Тимуридах, в целом
Западной Сибирью и Средней Азией во вто- Шибаниды сохранили свои владения в Приа-
рой половине II тыс. н.э. ралье и нижнем течении Сырдарьи, которые и
В связи с обширностью рассматривае- стали основой для дальнейшего продвижения
мой проблематики считаем необходимым раз- в Центральную Азию.
делить ее на два основных аспекта, вначале Расширение владений по Сырдарье на-
рассмотрев политические, а потом экономи- чалось в период правления на севере в Тюме-
ческие (торговые) связи. ни (Туре) узбекского хана Абулхайра (1429–
1468(9) гг.). Узбеки, как называли кочевое
§ 1. Политические связи население Восточного Дешта, в том числе
владений Шибанидов, достаточно часто со-
Прежде всего, напомним некоторые вершали грабительские набеги на Хорезм,
аспекты темы, которые уже рассматривались в частности, в 834 г.х. их разгромили эмиры
во введении. Наиболее полное описание вла- Шахруха [История Казахстана, 2006, с.378;
дений младшего брата Бату Шибана, потомки Бидлиси, 1976, с.112]. Согласно Фасиху Ха-
которого правили Тюменским и Сибирским вафи и Самарканди, поход узбеков во главе
ханством, было сделано уже в начале XVII с Абулхайром на Хорезм можно датировать
века его потомком ханом Абулгази: «Юрт, в 839 г.х. (27.07.1435-15.07.1436) [Фасих, 1980,
котором ты будешь жить, будет между моим с.214]. Перечень его участников показывает,
юртом и юртом старшего моего брата, Ичена. что были собраны все основные силы узбек-
Летом ты живи на восточной стороне Яика, по ских племен. В результате город был взят, но
рекам Иргиз-сувук, Орь, Илек до гор Урала; а по таким причинам как «гнилость воздуха Хо-
во время зимы живи в Ара-куме, Кара-куме и резма» (по Кухистани, возможность «чумы и
по берегам реки Сыр – при устьях рек Чуй-су бедствия жары» [МИКХ, 1969, с.149–152]) и
и Сари-су» [Абуль-Гази, 1996, с.104]. Исходя приближение многочисленного войска пра-
из этого зимовки династии изначально распо- вителя Самарканда и Хорасана Тимурида
лагались в низовьях Сырдарьи. И.А. Муста- Шахруха, вскоре был покинут. В «Таварих-и
кимов обратил внимание на то, что согласно гузида Нусрат-наме» есть упоминание о том,
«Таварих-и гузида – нусрат-наме» во владе- что в возрасте 24 лет (840 г.х. / 16.07.1436–
ния Шибана Бату был отдан, среди прочих, 5.07.1437), то есть на следующий год после
тумен Янгикент (город в низовьях Сырдарьи) похода, узбекский хан получил от Шахруха
[Мустакимов, 2011, с.242]. Т.И.Султанов счи- «в удел Хорезм и создал свое государство в
тал, что при сыне Шибана Бахадуре (то есть Дашт-и Кыпчаке» [Таварих, 1967, с.117].
100 ТЮМЕНСКОЕ И СИБИРСКОЕ ХАНСТВА

Мирное сосуществование с соседями новых владений Шибанидов в Центральной


устраивало не всех представителей степной Азии, расцвет которых приходится уже на по-
элиты, которая получала от активных внеш- следующий период существования Узбекско-
них завоеваний значительную часть военной го (Бухарского) и Хорезмского (Юргенчского;
добычи. Под 844 г.х. (2.06.1440–6.06.1441) Хивинского) ханств. История этих государств
Самарканди сообщает о новом нападении уз- является неотъемлемой частью борьбы за
бекского войска, но при этом указывает: «… Центральную Азию нескольких ветвей Ши-
временами некоторые из войска узбекского, банидов, эмиров из династии Тимуридов, ка-
сделавшись казаками…» [История Казахста- захских и могольских ханов, а также иранских
на, 2006, с.378–379]. Только после разгрома в шахов из Сефевидов.
сентябре 1446 г. на Атбасаре, притоке Иши- В 1470 г. при поддержке Тимуридов по-
ма, своего конкурента и родственника хана томкам Абулхайра удалось удержать земли в
Мустафы Абулхайр «решил отправиться для Туркестане по Сырдарье с центром в Сыгнаке.
зимовки на завоевание Сыгнака», во время Однако наследник Абулхайра Шайх-Хайдар
этого похода осенью 1446 года беклярибеком не сумел сплотить силы всех узбекских пле-
стал бий Ваккас [МИКХ, 1969, с.159]. В ре- мен для борьбы против коалиции тюменских
зультате Сыгнак, Ак-Курган, Аркук, Сузак и ханов Сайидека и его племянника Ибрахима,
Узгенд подчинились узбекам. При этом Су- казахских ханов Гирея и Джанибека, хана
зак был отдан в управление двоюродному Большой Орды Ахмада, сына узбекского
брату хана и руководителю авангарда сул- хана Едигера Берке и ногайских мурз Аббаса,
тану Бахтийару, Сыгнак – оглану Мане (по- Мусы и Ямгурчи [МИКХ, 1969, с.19]. В 1471
томку сына Джучи Тангута), а Узгенд – бию г. он погиб, и потомки Абулхайра утратили
Ваккасу. Сыгнак, видимо, стал формальной контроль над большей частью региона. Земли
столицей Узбекского ханства Абулхайра, ко- здесь были поделены между союзниками, в
торый значительную часть времени проводил том числе низовья Сыр-Дарьи достались Ши-
в своей кочевой ставке. Огромное по размеру банидам в Ибрахиму и Берке. В это же время
Узбекское ханство при Абулхайре не только были установлены и определенные отноше-
считалось собственностью всей ханской се- ния тюменских Шибанидов с казахскими ли-
мьи, но и было разделено на отдельные улу- дерами.
сы Чингизидов, в том числе Тюменский юрт, Ситуация коренным образом изменилась в
что позволяло Абулхайру носить титул Хан-и конце 1480-х гг., когда хан Шейбани и его брат –
Бузург [МИКХ, 1969, с.159–160]. В Узбекском внуки Великого хана Абулхайра – стали новыми
ханстве были реставрированы многие поли- претендентами на объединение Дешта. Махмуд
тические и повседневные тюрко-монгольские бен Вали пишет о том, что «… когда в областях
традиции монгольского и золотоордынского Дашт-и Кипчака возникли беспорядки, большая
времени [Маслюженко, 2014 б, с.121–138]. часть узбекских воинов …. собралась под се-
В 1450-х гг. Абулхайр вмешивается во нью знамени могущества царевичей» [МИКХ,
внутренние усобицы Тимуридов Маверранах- 1969, с.353]. В это время они разгромили по-
ра, совершая походы на Бухару и Самарканд. томков хана Едигера, в частности, Берке (Бу-
В 1451 г. он поддержал претензии на власть реке). Сибирские легенды позволяют предпо-
здесь одного из Тимуридов Абу-Саида, что ложить, что тогда же был организован поход на
привело к поражению мирзы Абдаллаха, пле- Тюменское ханство, замаскированный под ис-
мянника Тимура, и женитьбе самого хана на ламизацию. В легенде рассказывается, что про-
дочери внука Тимура и правителя Маверан- тив шейха Багауддина и воинов Шейбани-хана
нахра Улугбека (умер в 1449 г.). После пораже- из Среднего улуса совместно выступили хота-
ния у Сыгнака от ойратов (калмыков) в 1457 г. ны (татары), ногаи, кара-кыпчаки и остяки, то
и заключения тяжелого мира власть хана не- есть представители наиболее крупных племен
сколько ослабла. Отдельные земли в Хорезме юрта. Несмотря на это, война было проиграна,
с центром в Ургенче отошли к Мустафе, ко- что могло привести к началу исламизации, при
торый в битве против калмыков выступал со- этом, однако, сам хан Мухаммад Шейбани ушел
юзником Абулхайра [Ахмедов, 1965, с.64–65]. [Катанов, 1904, с.18–28]. По всей видимости,
Несмотря на это, присырдарьинские города, Шейбани, не получив поддержки сибиряков и
как и значительные территории Дешт-и Кып- не надеясь более на помощь среднеазиатских
чаке, оставались под его контролем до самой городов, вынужден был отступить. Несмотря
смерти в 1468/9 году. Среднеазиатская поли- на это, Ибрахим, видимо, частично утратил
тика Абулхайра стала основой формирования контроль над присырдарьинским регионом, в
4. ВНЕШНЯЯ ПОЛИТИКА И ЭТНОКУЛЬТУРНЫЕ СВЯЗИ 101

частности «и с устья Сыра пришло много лю- Шибанидов. Через подконтрольные потомкам
дей, ради него [Мухаммед Шейбани-хана] от- Шейх-Мамая степи проходил важный тор-
делившись от Ибак-хана» [МИКХ, 1969, с.26]. говый и посольский путь, который соединял
В конце XV–начале XVI века здесь фиксируют- Мавераннахр с Поволжьем.
ся лишь зимние кочевья потомков хана Едиге- В создавшихся условиях в борьбу за бу-
ра, в частности Берке [Абуль-Гази, 1996, с.109]. харский престол вступил Абдаллах (будущий
Фактический провал внешней поли- бухарский хан Абдулла II). В начале 1550-х гг.
тики наследников Ибрахима на тюменском султан Абдулла правил только небольшим го-
престоле Мамука, Агалака и Кутлука, в част- родом Кермином на юге Узбекистана и имел
ности на казанском направлении, мог приве- немногочисленные военные силы. В первой
сти к расколу правящей в Тюмени элиты. В половине 1550-х гг. он вел борьбу за Касбий-
этих условиях понятна причина возможного ский и Несефский вилайеты на левом берегу
ухода шибанских и тюменских татар к детям Амударьи, а также совершил поход на Бухару
Берке б. Едигера султанам Ильбарсу и Биль- [Хафиз-и Таныш, 1983, с.135, 138–145]. По
барсу, которые затем в 1510–1511 гг. уведут данным В.В.Бартольда, в 963/1555–1556  гг.
их в Среднюю Азию, где в ближайшие годы султан был вынужден бежать из своих на-
к ним присоединяться иные родственни- следственных владений. Лишь в 1557 году,
ки из Дешта [Кляшторный, Султанов, 2004, спустя год после смерти узбекского хана На-
с.329–331]. Эта рабочая версия, как и многие уруз-Ахмада, при прямой поддержке лидера
другие размышления о судьбе Тюменского суфийского тариката Накшбандийя Мухам-
ханства в первой половине XVI в., опираются мада Ислама (Ходжа Джубайри) Абдаллах
лишь на косвенные источник и этого времени. окончательно захватил Бухару, контроль над
С учетом записок иностранных путешествен- которой с помощью суфиев с тех пор не те-
ников, в частности С.Герберштейна, стано- рял. В 1561 году он провозгласил своего отца
вится все более понятным, что уход мог не Искандера верховным ханом всех узбеков.
затронуть всей массы местных шибанских и До этого данным титулом обладал правитель
тюменских татар [Герберштейн, 1988, с. 164, Балха Пир-Мухаммад, дядя Абдуллы. Весь
181], а, видимо, коснулся, прежде всего, элиты. период правления бухарского лидера харак-
При этом значительная ее часть могла осесть теризуется постоянными войнами с иными
у своих постоянных союзников в Ногайской представителями династии, особенно с пра-
Орде. Дальнейшая миграция к югу могла про- вителями Ташкента Барак-ханом и его сыном
воцироваться явлениями малого ледникового Бабой, за объединение всех узбекских земель,
периода позднего средневековья, которые ста- завершившееся лишь в 1582 г. после гибе-
ли сказываться на температурном режиме и ли последнего [Бартольд, 1964 а, с.487–488;
влажности с 1550-х гг. [Жилина, 2010, с.206]. МИКХ, 1969, с.394]. Только в 1583 г., после
Фактически на протяжении всех 1550-х смерти отца Абдулла сам занимает бухарский
гг. в Бухарском ханстве шла тяжелая междоу- престол, на котором остается до 1598 года.
собная война Абулхаиридов за власть. В этом В 1563 г. Шибаниды стали править в Си-
отношении интересен рассказ Продолжателя бири, расширив подчиненную им территорию
Утемиша-хаджи о сыновьях Муртазы б. Ибра- (при этом супруга сибирского князя Бекбулата
хима (Ахмад Гирей, Кучум, Чайлу, неназван- оказалась в Бухаре в доме сейида, где родился
ный по имени сын в Казахских юртах). Автор последний Тайбугид Сеид-Ахмад). При этом
уделяет внимание вопросу войн Муртазы и нет ни одного источника, которые бы под-
Кучума в Мавераннахре и Туркестане в рай- тверждали факт оказания помощи Муртазе и
оне Отрара, а также с казахами [Миргалеев, его детям со стороны Абдаллаха II и дальней-
2014, с.65]. В результате этих войн владения шее вхождение Сибирского ханства в состав
тюменских Шибанидов в условиях междоу- его державы [Трепавлов, 2012, с.44–45]. При
собиц могли вновь появиться где-то в районе необходимости сбора военных отрядов Сибир-
Отрара на Сырдарье. Немаловажным факто- ские Шибаниды опирались на традиционную
ром было то, что с конца 1540-х гг. на Сырда- поддержку ногаев, в том числе из Алтыулов,
рье оформляются постоянные ногайские ко- военные отряды из Приаралья и присырда-
чевья Шихмамаевичей (Алтыулов), потомков рьинского региона, а также на собственных
внука тюменского хана Ибрахима по женской людей и лояльные сибирские отряды. Отме-
линии Шейх-Мамая [Трепавлов, 2011а, с.81]. тим, что одна из жен Кучума была родом из
Резонно предположить, что именно они могли Шавран (скорее всего, крупный торговый го-
оказать поддержку своим родственникам из род Сауран) [Миллер, 2000, с.33], что также
102 ТЮМЕНСКОЕ И СИБИРСКОЕ ХАНСТВА

могло обеспечить определенный уровень под- рая показывает усиление позиций бухарско-
держки. Эти связи поддерживались до начала го хана Абдуллы II [Катанов, 1897, с.51–60].
XVII века, когда в результате краха бухарской Скорее всего, в этой миссии, в том числе спец-
династии аристократия отдельных городов ифике ее сбора в Хиве, не подчиненной бу-
пыталась получить шибанидских правителей харскому хану, проявлялось влияние именно
из иных ветвей, в частности в Сауран пригла- суфийских шейхов из тариката Накшбандийа.
шали править сына сибирского хана Кучума Как Абдулла, захвативший Бухару лишь в
Каная [Миллер, 2000, с.183–184]. 1557 г. и провозгласивший отца ханом в 1561,
Во второй половине 1560-х гг. Сибирское так и Ахмад-Гирей, а позднее Кучум, могли
ханство стало активной стороной внешнепо- опираться и на представителей этого богатого
литических отношений в восточных степях. и могущественного тариката [Маслюженко,
Так, А.И.Исин, считает, что резко ухудшились 2015а, с.5–9]. Именно ислам становился важ-
отношения между сибирскими правителями нейшим медиатором дальнейших отношений.
и казахским ханом Хак-Назаром, а также его При этом, понятно, что у них была и экономи-
союзником Шигай-султаном. Казахи начина- ческая подоплека. Известно, что государства
ют активную борьбу за башкирские улусы, Средней Азии в большом количестве покупа-
ранее находившиеся под управлением ногаев ли у русских купцов меха пушных зверей, мед
и Кучума. В частности, в 1569 г. Хак-Назар и воск. Причем значительная их часть шла из
и Шигай совершили крупный поход на Но- Перми через Строгановых, в том числе это
гайскую Орду, разгромив союзников Кучума были и меха из Сибири и Югории, отчасти
Шихмамаевичей [Исин, 2002, с.96]. Весной полученные в виде ясака, а отчасти куплен-
1570 (7078) г. в Москву через Пермь была до- ные вымичами [подробнее см.: Фехнер, 1956,
ставлена грамота от сибирского царя Кучума: с.58–62]. В этой ситуации резонно предполо-
«ныне де дань собираю, господарю Ваше- жить, что Бухара была крайне заинтересована
му царю и Великому князю послов пошлю; в прямом получении этих товаров от Искера,
а нынче деи мне война с Казацким царем и что и могло спровоцировать некоторые свя-
одолее меня царь казацкой и сидеть на Сиби- занные с этим процессы.
ри, ино и тот господарю дань учнет не дава- Около 1577/8 г. Ахмад-Гирей был убит
ти» [Акты, 1841а, с.540–541]. Позднее в том своим тестем Шигаем, союзником и будущим
же году в Москву пришло еще одно письмо наследником казахского хана Хакк-Назара
от Кучума, в котором указывается «…мы того [Кляшторный, Султанов, 1992, с.292–293].
недруга своего взяли» [СГГД, 1819, с.52]. В то Конкретные причины убийства Шигаем Ах-
же время степень проникновения Хак-Назара мад-Гирея были, скорее всего, связаны с вновь
на территорию Сибири и власти над башкира- обострившимся противостоянием именно
ми, ногайцами и сибирскими татарами, уста- в эти годы Шибанидов и ногаев с казахами.
навливаемая по данным рассказа К.Мулакаева К 1570-м гг. Абдаллах превратился в крупней-
П.И.Рычкову [Рычков, 1896, с.69; Абусеито- шего правителя из династии Шибанидов, и по
ва, 1985, с.52], вызывает резонные сомнения этой причине вполне резонным было обраще-
[Трепавлов, 2002, с.367]. Возможно, конфликт ние к нему Кучума за помощью в дальнейшем,
мог быть исчерпан и при помощи брачных что не подразумевало и не требовало вассали-
союзов,; так, дочери Шигая стали женами тета. В конце 1570–1580-х гг. хан Абдаллах
Ахмад-Гирея и Кучума, а одна из жен Шигая значительное внимание уделяет не только
была из чатских татар [Кляшторный, Султа- подчинению всех своих родственников, осо-
нов, 1992, с.292–293; Атыгаев, 2007, с.58–59; бенно ташкентских, но и войнам против каза-
Катанов, 2004, с.148]. хов и Сефевидов, которые велись на двух гра-
В мае 1571 года Москва была сожжена ницах государства и значительно истощали
крымскими войсками, при поддержке ногаев, его ресурсы. В борьбе против казахского хана
и осенью еще лежала в руинах. Бывшее там Хак-Назара Абдулла II был лидером военного
сибирское посольство с очевидностью долж- союза, в который входили ногайские бии Дин-
ны были быть переданы Кучуму и стали при- Ахмад и Урус и сибирский хан Кучум [Тре-
знаком резкого снижения статуса Москвы в павлов, 2002, с.373, 379]. После гибели Хак-
международных делах. С этого времени на- Назара от рук бывшего союзника хана Бабы в
блюдается переориентация Искера на Бухару 1580 г. новые казахские лидеры Шигай, тесть
и именно на южные связи. В 1572 году в Си- сибирских ханов Ахмад-Гирея и Кучума, и
бирь прибыла первая мусульманская миссия, Таввакул были ставленниками и вассалами
собранная в Хиве по просьбе Бухары, кото- Абдуллы II. В 1590-е гг. Кучум, видимо, ча-
4. ВНЕШНЯЯ ПОЛИТИКА И ЭТНОКУЛЬТУРНЫЕ СВЯЗИ 103

сто опирался на Шихмамаевичей (Алтыулов), властью почти всю лесостепь и часть южной
что позволяло хану Абдулле вмешиваться тайги Западной Сибири саргатские племена
в вопросы ногайско-сибирских отношений. создали прочное раннепотестарное объеди-
В связи с этим известно два послания Кучу- нение и взяли в свои руки контроль над кара-
ма своему бухарскому родственнику (1595 и ванной торговлей того времени» [Матвеева,
1598 г.). В одном из них Абдулла освещал во- 1994, с. 53]. Причем население саргатской
просы сибирско-ногайских противоречий, а культурно-исторической общности занимало
во втором – в ответ на просьбы Кучума в во- территорию, практически идентичную Сибир-
енной помощи писал, что «…еси просил у нас скому ханству, поэтому мы находим множе-
рати, и мы в те поры были в войне, для того ство совпадений по расположению ключевых
и не послали есмя». К тому же в связи с по- населенных пунктов в раннем железном веке
ражениями Кучума многие его бывшие союз- и во второй половине II тыс. н.э. В.И. Соболев
ники уходили в Бухарское ханство. Несмотря отмечал, что наиболее прочными контактами
на неудачу Кучума в этих переговорах о по- Тюменского ханства, Сибирского юрта (XV–
мощи, царь Федор Иванович извещал тарско- XVI вв.) были контакты с азиатскими странами.
го воеводу в августе 1596 г., а за год до этого «В основе этого явления лежали: во-первых,
московские послы стремились получить под- общие корни экономического, социального и
держку казахского хана Таввакула против Бу- политического характера; во-вторых, принад-
хары и Сибири [Трепавлов, 2012, с.23, 45–46]. лежность большинства правителей государств
Таким образом, политические связи тю- Западной Сибири к узбекскому дому «Шиба-
менских и сибирских Шибанидов с государ- нидов»; в-третьих, традиционный состав тор-
ствами Средней Азии прошли длительный пе- говцев – выходцев из районов Средней Азии.
риод развития, обусловленный несколькими Очевидно, не последнюю роль играло распо-
факторами: наличием владений этих ханов; ложение водных артерий региона, их течение
родственными связями как правящих семей, с юга на север» [Соболев, 2008, с. 218–219].
так и аристократов; миграционными процес- Основными транспортными артериями
сами и, наконец, общностью религиозного были Ишимский путь от столицы Сибирского
поля – ислама. Гораздо более сложными были ханства Искера до столицы Бухарского хан-
отношения с Казахским ханством, которые ства – Бухары, Иртышский путь шел от Ис-
начинались в форме союза между тюменским кера далеко на юг до озера Зайсан и далее на
ханом Ибрахимом и казахских ханов Джани- юго-восток. От этого пути шли ответвления к
бека и Гирея против наследника Абулхайра верховьям р. Ишим и далее к Бухаре [Матве-
Шайх-Хайдара, а затем превратились в запу- ев, Татауров, 2011г, с. 95–101].
танный клубок противоречий между внуками Сибирские ханства из-за неразвито-
этого хана Ахмад-Гиреем и Кучумом и по- сти своего ремесленного производства во
томками Джанибека Хак-Назаром и Шигаем. многом зависели от торговых отношений с
Очевидно, что политические и экономические сопредельными территориями, поэтому все
отношения на позднезолотоордынском про- тюрко-татарские города были расположены
странстве были частью одного процесса. на пересечении торговых путей. В первую
очередь это касалось столиц ханств. «Чимги-
§ 2. Торговые связи Тура неминуемо должна была стать центром
многочисленных местных путей сообщения,
Торгово-экономические отношения меж- по которым с периферии везли ясак, в обрат-
ду Средней Азией и Западной Сибирью были ную сторону двигались чиновники и военные
заложены самой природой уже на момент по- отряды» [Исхаков, 2004 а, с.68]. Прекращение
явления на этих землях первых человеческих существования торгового пути означало труд-
коллективов. Меридиональная направлен- ный период для жизни города.
ность рек Иртыша, Ишима, Тобола способ- В.А. Могильников, делая выбор между
ствовала сложению вдоль них торговых путей, Красноярским городищем и Новоникольским
которые связали города государства Средней городищем «Голая сопка» в локализации их с
Азии и Западную Сибирь еще в раннем же- Кизыл-турой, отдал приоритет последнему,
лезном веке. Именно в этот период сложилась так как среди костей животных была обна-
система торговых путей сообщений, просу- ружена кость верблюда, «что отражает суще-
ществовавшая вплоть до присоединения Си- ствование караванной торговли со Средней
бири к Российскому государству. Как писала Азией, путь которой применительно к дан-
Н.П. Матвеева «… объединившие под своей ному месту мог идти вдоль Ишима, подобно
104 ТЮМЕНСКОЕ И СИБИРСКОЕ ХАНСТВА

тому, как к Искеру путь шел вдоль Вагая…» ножей, в том числе метательных, собрал на
[Могильников, 2001а, с. 261]. месте Искера директор Омского краеведче-
Наличие караванной торговли было га- ского музея А.Ф. Палашенков [Татауров С.Ф.,
рантом стабильности не только для сибирских Татауров Ф.С., 2016]. Миниатюрный ромбо-
государств, но и для населения Казахстанских видный в сечении лезвия среднеазиатский
степей, так как они также зависели от това- кинжал был найден при раскопках Тунуского
ров среднеазиатских ремесленников, как и их городка.
северные соседи. По этой причине торговые В захоронениях рядом с оружием на-
отношения были весьма устойчивы, и карава- ходились предметы конской упряжи: удила,
ны шли, несмотря на меняющихся ханов или стремена, распределительные пряжки и т.д.
предводителей государственных или племен- По своей форме, декору и орнаменту многие
ных образований. из них также имеют среднеазиатское проис-
Что же везли в Западную Сибирь? хождение. Вероятно, упряжь поступала вме-
В археологических материалах памят- сте с конем, так как среднеазиатские породы
ников этого времени среди среднеазиатского существенно отличались своей статью от
импорта примерно равнозначное положение местных сибирских лошадей, которые мало
занимают несколько категорий предметов: годились для боевых действий.
оружие, конская упряжь, украшения, одежда Большинство захоронений тюркоязычно-
(ткани) (рис.31). В данной работе мы не бу- го населения этого времени лесостепной поло-
дем обсуждать вопросы соотношения числен- сы Западной Сибири, невзирая на род и возраст
ности и значимости, поступавших в Сибирь умерших, содержат украшения, практически
товаров, это тема для дальнейших исследо- все импортные. Мужчины носили массивные
ваний. Отметим только, что практически ко перстни, большие подвески из полудрагоцен-
всем найденным в ходе раскопок предметам ных камней из опала, горного хрусталя, брас-
подходит определение престижной вещи. леты. У женщин вариативность украшений
Постоянное полувоенное состояние си- была значительно шире – наборы перстеньков
бирских ханств заставляло ханов содержать и колечек дополняли серьги и подвески с встав-
мобильную хорошо вооруженную армию. Ее ками из полудрагоценных камней или стекла,
содержание было очень затратным, так как накосные украшения, состоящие из огромного
ее основу составляли наемники. Оружие и числа бусин и бисера, браслеты.
доспехи, в силу неразвитости производства Наиболее ценные украшения поступили
в Западной Сибири, приходилось покупать в из Средней Азии для элиты общества – это
Средней Азии. Поскольку основу армии со- серебряные кольца и серьги с вставками из
ставляла кавалерия, то лошади вместе с кон- полудрагоценных камней, фигурные бронзо-
ской упряжью так же поступали с территорий вые и серебряные пряжки для ремней и для
среднеазиатских государств. конской упряжи, накосные украшения и на-
Наибольшую ценность и престижность борные браслеты.
в ханской армии имели доспехи. По всей ве- Для обычного населения привозились
роятности, доспехи носил ее командный со- перстни без вставок с простыми рисунками
став и наиболее заслуженные воины. В ходе с чистыми площадками, уже на месте на них
раскопок в Тарском Прииртышье могильника наносился рисунок и сережки S-образной
Окунево VII в могиле 267 был найден целый формы с небольшим камешком из яшмы или
панцирь, который по особенностям своей кон- стеклянной пасты. Помимо этого встречаются
струкции относится к среднеазиатским куякам заколки для волос, пуговицы из перламутра,
[Худяков, Бобров, 1998Б с. 99–102]. Помимо стекла и кости, небольшие стеклянные зер-
панцирей археологические исследования па- кальца из тонкого синего стекла (позднее их
мятников второй половины II тыс.н.э. лесо- заменят русские зеркала), бусы и ожерелия из
степной полосы Западной Сибири пополнили стеклянной пасты, керамики, кости.
музеи коллекциями вооружения, кольчугами и В захоронениях этого времени, на мо-
шлемами также среднеазиатского происхож- гильниках Тарского Прииртышья, найдены
дения [Худяков, Бобров, 1998, с. 99–102]. фрагменты шелка китайского и среднеази-
В значительной части воинских захо- атского происхождения [Татауров, Тихонов,
ронений этого времени в сопроводительный 1996а, с. 58–84].
инвентарь входит кинжал или нож, причем за- Весьма почитаемой была фарфоровая
часто импортный [Татауров, Тихонов, 1996а, посуда. В одном из погребений могильника
с. 58–84]. Интересную коллекцию импортных Черталы I была найдена большая пиала ки-
4. ВНЕШНЯЯ ПОЛИТИКА И ЭТНОКУЛЬТУРНЫЕ СВЯЗИ 105

тайского производства (раскопки Б.В. Мель- в уплату среднеазиатским купцам за оружие и


никова, отчет не написан). При раскопках другие товары.
поселения Бергамак III были найдены фраг- Торговые люди из Средней Азии в пери-
менты фарфоровой посуды – чашек и тарелок од правления хана Кучума стали селиться в
и ручка от большого кувшина из синего стек- Западной Сибири вливаясь в группы местных
ла [Татауров, Татаурова, 1999, с. 101–119]. татар или образуя собственные поселения,
Ввозилась и металлическая посуда, в основ- причем следует отметить, что переселялись
ном котлы [Вилков, 1967]. не только выходцы из Бухары, но и из других
Помимо вышеперечисленных товаров в городов и районов Средней Азии [Томилов,
Западную Сибирь в больших количествах вво- 1992, с. 80–87].
зились чай, специи, орехи (фундук), фрукты Можно сделать вывод о том, что торго-
(сухофрукты), сладости, мука и другие про- вые отношения во второй половине XVI  в.
дукты питания. Находки курительных трубок были системообразующими факторами как
на археологических комплексах указывают на для Сибирского ханства, так и (пусть в мень-
поступления в Сибирь опиума и табака. шей мере) для Бухарского ханства. Для Сибир-
Сибирские ханства, ощущая постоянную ского ханства торговля являлась единствен-
потребность в среднеазиатских товарах, ак- ным источником поддержания боеготовности
тивно осваивали местные ресурсы для регули- армии как источник военного снабжения и
рования товарооборота. В основе сибирских финансирования ее содержания. Для Бухар-
товаров лежала пушнина, причем в самом ши- ского ханства торговля с Сибирью в это сто-
роком ассортименте. Для Тобольского уезда летие стала приоритетным направлением из-
XVII в. О.Н. Вилков перечисляет шкурки: со- за большого спроса на сибирскую пушнину,
больи, бобровые, лисьи, корсачьи, песцовые, а также в связи с тем, что связи с западом и
барсучьи, горностаевые, беличьи, сурковые, востоком по Великому шелковому пути были
заячьи, куньи, хорьковые [Вилков, 1962, с. 90]. сильно осложнены нестабильной ситуацией в
В предшествующие века этот набор, думается, Западном Китае и Закавказье.
был не меньше, так как сибирские татары до-
бывали так же таких пушных зверей, как мед- § 3. Религия
ведя (относится к пушным животным), выдру,
ласку. Ценились и волчьи шкуры. Еще одним фактором, связывающим
Еще одним постоянным сибирским то- Западную Сибирь и Среднюю Азию в XV–
варом были рабы. Здесь мы не можем согла- XVI  вв. стала религия. В последнее время
ситься с высказыванием В.И. Соболева о том, появились работы, в которых декларирует-
что «этот вид торговли не был широко рас- ся раннее проникновение ислама (XIII в.) на
пространен, поскольку отсутствовали опреде- достаточно северные территории, а именно
ленные традиции, а рабство не было острой в Томское Приобье [Водясов, Зайцева, 2013,
экономической необходимостью» [Соболев, с. 134–137; 2014, с. 368–370]. Соглашаясь с
2008, с. 217]. Сибирские ханства, как любые тем, что мусульмане стали посещать Сибирь
раннефеодальные образования, не могли пла- еще в начале II тыс. н.э., мы придерживаемся
номерно развиваться без притока военных точки зрения позднего распространения этой
трофеев, в том числе и рабов. Г.Ф. Миллер религии среди масс населения в Сибири, а
неоднократно указывает на то, что во время конкретно в период Тюменского и Сибирского
набегов на Пермь и Прикамье военачальники ханств, то есть XV–XVI вв.
хана Кучума захватывали и уводили с собой В.И. Соболев на первый план в пробле-
полон [Миллер, 1999, с. 207, 232], такая же ме изучения проникновения и развития в За-
ситуация наблюдалась и в походах отрядов падной Сибири этой религии на первое место
хана Кучума на те земли хантов и манси, с ко- ставил «прямые свидетельства», а именно ар-
торыми у него не было союзных соглашений. хеологические данные и русскоязычные пись-
После разгрома Сибирского ханства поток ра- менные документы, в которых конкретно ука-
бов из Сибири не иссяк, только вместо хан- зывалась вера предводителя ханства: «Закон
тов и манси в полон стало попадать русское и же царя Кучума, иже под его властию Мохме-
татарское население [Матвеев, 2014 б, с. 39]. да» [Соболев, 1994, с. 140–142]. На основании
Рабы действительно в Западной Сибири не археологических материалов Барабы (пре-
находили широкого применения в системе хо- жде всего могильников) В.И. Соболев время
зяйственных занятий, они как и пушнина шли возникновения ислама в регионе относил к
достаточно поздним XVIII–XIX вв., к тому
106 ТЮМЕНСКОЕ И СИБИРСКОЕ ХАНСТВА

времени, когда в определенной мере сфор- этих целей из Средней Азии, а после присое-
мировалась современная система расселения динения к Российскому государству подобные
тюркоязычного населения Западной Сибири. памятники стали изготавливать на Урале.
Татарская элита, приняв ислам в XIV – Распространение ислама и образование
начале XV в., постепенно распространяла эту мусульманских общин привело к необходи-
веру среди своего населения. Приход хана мости увеличения мулл для совершения мо-
Кучума ускорил этот процесс, приезд средне- литв и обрядов. Поскольку Поволжье вошло
азиатских проповедников привел в конечном в состав России, а последняя препятствовала
итоге к появлению мусульманских общин у распространению этой религии, то единствен-
сибирских татар, строительству храмовых ным источником пополнения числа священ-
и культовых сооружений, появлению погре- нослужителей стала Средняя Азия. Этому
бальных памятников. способствовал процесс переезда определен-
Неопровержимым фактом распростра- ного количества бухарцев в Западную Сибирь.
нения мусульманства являются надмогиль- В Прииртышье саргатско-утузские татары
ные сооружения. Они условно делятся на два сохранили историческую память о том, что
блока – это мавзолеи и надмогильные камни позднее татар на Иртыше появились выходцы
с эпитафиями. Традиция возводить мавзолеи из Бухары – шейхи, которые стали обращать
пришла в Западную Сибирь с юга вместе с местное население в мусульманскую веру
миссионерами и переселенцами из Бухары и [МСЭЭ ОмГУ, 1978. к. 283]. С.В. Бахрушин
трансформировалась у них, вследствие отсут- писал, что с момента прихода в Сибирь хана
ствия привычного строительного материала – Шейбана здесь возникла среднеазиатская (бу-
камня – в устройство оградок, срубов и т.д. На харская) колония, «сделавшаяся проводницей
настоящий момент нет работ, которые были среди татар ислама и начатков мусульманской
бы посвящены этому аспекту духовной жиз- культуры» [Бахрушин, 1959, с. 207].
ни сибирских татар. В рассмотренных выше Подводя итог, можно сделать вывод.
рукописях, захоронения «павших за веру» на- Тюркоязычное население Западной Си-
зываются мавзолеями [Селезнев и др., 2009, с. бири благодаря географическому расселению
103], но какие конструктивные детали астаны обеспечивало доступ к основному богатству
соответствуют традиционным мавзолеям, еще региона – пушнине – и могло контролировать
предстоит исследовать (рис.32). его потоки. Здесь проходила северная граница,
Надмогильные камни с изречениями из которая для кочевников казахстанских степей,
Корана также являются прямым доказатель- являлась определенным сдерживающим фак-
ством существования мусульманской общи- тором во внешней политике. В определенной
ны. В Тарском Прииртышье самый ранний мере они были направляющей силой в рели-
камень – кайрак – находится на кладбище д. гиозном плане, так как сибирские татары уча-
Сеитово и датируется ранее XVII в. Подобные ствовали в исламизации населения Северного
камни известны и в других районах Западной Казахстана или иначе – с их помощью это об-
Сибири [Селезнев и др., 2009, с. 189]. По- ращение в новую веру совершили бухарские
скольку камня в лесостепной зоне Западной шейхи [Татауров, 2010 б, 2011 а].
Сибири нет, то его привозили специально для

4.3 СИБИРСКО-НО