Вы находитесь на странице: 1из 2

Горецкий А.

Сравнительный анализ записей Аллеманды и Куранты из

Партиты c-moll Баха

Выбранные нами сочинения достаточно полно и подробно освещены в


научной литературе, а их форма понятна и очевидна. В целях экономии
времени читающего и поддержании интереса мы остановимся на 2-х
аспектах — принцип полифонического взаимодействия голосов и
сравнительный анализ 2-х исполнений: Гленна Гульда и Андраша Шиффа.

Принципы полифонического взаимодействия голосов

1. «Микстура» или дублировка. Этот тип взаимодействия является


ведущим для рассматриваемой нами аллеманды. В целом, он особенно
характерен для имитационных вступлений голосов в условиях
секвенционно построенного материала пропосты. Дублировка голоса в
несовершенный интервал, чаще всего в сексту, обогащает двухголосную
фактуру полнозвучным звучанием гармонии.
2. Разнотемное двухголосие. Чрезвычайно сложный тип взаимодействия
голосов. Чаще всего обусловливает применение двойного контрапункта
(так и случается в репризе аллеманды). Ритмическая самостоятельность —
основное требования для возникновения разнотемного двухголосия.
3. Комплементарное трехголосие. Этот тип унаследован Бахом от его
предшественников, в особенности И. Пахельбеля. Отличительная черта —
продолжительное движение 16-ми в разных голосах, комплементарно
дополняющее более продолжительные длительности в других голосах.
4. Скрытое многоголосие. Суть данного типа заключается в разделении
реально звучащего функционального голоса на несколько «виртуальных»
слоев. Каждый мелодический шаг, превышающий секунду, способствует
образованию скрытого многоголосия. Так в тт. 13 – 14 аллеманды в двух
реально звучащих голосах «скрывается» шестиголосная фактура.
Сравнительный анализ

1. Гленн Гульд. Это исполнение, как и все интерпретации этого пианиста,


отличается техническим совершенством. Исполнитель буквально
добивается «сухости» клавесинного звучания. При этом чувственная
сторона интерпретации находится на необыкновенной высоте. Несмотря
на расхожее мнение о Гульде, как о подобии «звучащей машины», сквозь
аскетическое совершенство всегда пробивается экстатическая
эмоциональность, ни с чем несравненная самоотдача (Такой уровень
самоотдачи можно сравнить разве что с Марией Каллас, особенно на
закате ее карьеры, когда вокальная форма стала подводить певицу. Так
на записи II акта Тоски 1965 года ее актерская игра доходит до пика и
превращается в жизнь на сцене. В частности, высочайшим
достижением этой постановки можно назвать выстраданную сцену
пыток Марио Каварадосси ). Заслуга пианиста состоит в мощной
тенденции к объединению фраз в единое целов. Это обусловлено во
многом благодаря тонко выстроенной системе локальных и генеральных
кульминаций. Особым достижением этого исполнителя можно считать
дифференциацию голосов. Пианист добивается удивительного
«слышания» всех элементов фактуры вплоть до самых мелочей.
2. Андраш Шифф. Как и предыдущее рассмотренное нами исполнение, это
— технически совершенно и не оставляет возможности слушателю
порадоваться неудаче пианиста. Стоит отметить, что при многих
сходствах этих интерпретаций (в частности безупречно прослушанная
фактура, тончайшее мастерство дифференциации голосов) есть и
существенные различия. Вероятно, наиболее существенное —
эмоциональный строй. Этот пианист подходит к исполнению Баха, как
философ, подчас находящийся выше искусственных понятий вроде добра
или зла. Технически это выражается в приглушенной, «матовой»
фонической нюансировке, роботической и одновременно одухотворенной
ровности и точности.