Вы находитесь на странице: 1из 313

Л. Л.

Баранова

ОНТОЛОГИЯ
английской
письменной речи
2-е издание,
дополненное и переработанное

Москва
Издательство ПСТГУ
2008
УДК 373.167.1:811.111
ББК 81.2 Англ
Б24
Рецензенты:
доктор филологических наук, профессор И.М. Магидова
(Московский государственный университет им. М.В. Ломоносова),
доктор филологических наук, профессор С.В. Дечева
(Московский государственный университет им. М.В. Ломоносова)

Монография издается в авторской редакции.

Б24 Баранова Л. Л.
Онтология английской письменной речи. Учебно-ме-
тодическое пособие к курсу лекций по орфоэпии и орфо-
графии современного английского языка. 2-е изд., доп.
и перераб. / Л.Л. Баранова – М.: Изд-во ПСТГУ, 2008. –
312 с.

ISBN 978-5-7429-0348-2

В монографии рассматривается дифференциальный (диакритичес-


кий) уровень современного английского языка в единстве его устной и
письменной разновидностей. При детальном рассмотрении различных
аспектов изучаемого предмета автор — доктор филологических наук,
профессор — попытался преодолеть существующий разрыв между уст-
ной и письменной формами английской речи, который нередко препятс-
твует целесообразному и эффективному изучению и преподаванию анг-
лийского языка.
Библиографический список содержит обширный перечень научных
публикаций по всем проблемам, затронутым в пяти частях монографии.
Предназначается для студентов, аспирантов и преподавателей анг-
лийского языка филологических факультетов высших учебных заведений.

УДК 373.167.1:811.111
ББК 81.2 Англ

ISBN 978-5-7429-0348-2

© Л.Л. Баранова, 2008


© Оформление. Издательство Православного
Свято-Тихоновского гуманитарного
университета, 2008
ВВЕДЕНИЕ
Английский язык сейчас всемирно признан как основ-
ной язык межнационального общения. На английском языке
общаются народы всех континентов, и вопрос этот настолько
ясен, что не требует специального рассмотрения.
Особенно важно сейчас то, что не английский язык (в
единственном числе) оказывается в центре внимания ученых,
а «английские языки», “Englishes”, т.е. бесконечно разнооб-
разные формы английской речи, которыми пользуются наро-
ды англоязычных стран. В этой ситуации всеми признанным и
никем не оспариваемым оказывается утверждение, что пись-
менная форма английской речи приобретает огромное значе-
ние (1). Она также существует в виде многообразных регист-
ров, но обязательно подчиняется определенным законам анг-
лийской орфографии и пунктуации.
Английская орфография, в общем, за 500 лет своего су-
ществования, изменялась, уточнялась, улучшалась, но ника-
ких существенных, серьезных изменений в ней не произошло.
Поэтому, принимая во внимание то огромное развитие в при-
менении и использовании английского языка, которое наблю-
дается во всем мире, можно с полным правом сказать, что на-
ступило время, чтобы серьезно поставить вопрос о письмен-
ной форме английской речи.
Хотя в языкознании уже давно провозглашается единство
устной и письменной речи, тем не менее до сих пор делалось
это на уровне общелогического, общеметодологического, об-
щелингвистического утверждения. Однако как только мы об-
ращаемся к конкретному материалу, то положение дел оказы-
вается настолько сложным, что для каждого аспекта языка тре-
буются отдельные исследования в этой области.
Рассмотрим прежде всего некоторые вопросы возникно-
вения устной и письменной речи и тот комплекс проблем, ко-
торые имеют непосредственное отношение к онтологии ан-
глийской письменной речи, к изучению ее бытия, сущности,
реального ее существования.

3
Основной тезис русского языкознания о том, что язык есть
важнейшее средство человеческого общения, что это основное
средство обмена мыслями и знаниями, давно стал для нас аз-
бучной истиной. Тем более приятно осознавать, что и на За-
паде в настоящее время все шире утверждается когнитивный,
функционально-коммуникативный подход к изучению естест-
венных человеческих языков. Важность этого подхода в пони-
мании того, что язык существует только в речи и через речь, что
основная его функция – средство общения людей, настолько
несомненна, что нет необходимости ее дополнительно обосно-
вывать.
Однако хотя в самом общем виде этот подход уже доста-
точно широко признан и утвержден, некоторые более част-
ные вопросы, связанные с теми или иными сторонами наше-
го предмета, изучаются сами по себе, вне связи с представлени-
ем о языке как о важнейшем средстве человеческого общения.
Это положение особенно ясно проявляется в вопросе об онто-
логии и герменевтике письменной речи, т.е. о том, каким об-
разом она вообще существует, как осуществляется ее понима-
ние и восприятие. Постараемся пояснить, что же мы конкрет-
но имеем в виду.
Письменность появляется лишь на определенном этапе
развития человеческого общества. Ведь для того, чтобы пере-
дать сообщение на расстоянии или от поколения к поколению,
необходимо было закодировать, записать устную речь, сведя
все многообразие звукового строя того или иного языка к стро-
го ограниченному набору, системе семиологически релевант-
ных графических единиц.
Имеется большое количество работ, описывающих раз-
ные виды письменности, которые поражают читателя разно-
образием средств фиксации речи на письме (2). Известно, что
в настоящее время существуют сотни различных систем пись-
менности; к наиболее распространенным можно отнести, на-
пример, латиницу, кириллицу, иероглифику, слоговое пись-
мо. Интересно отметить в связи со сказанным, что человек на-
столько забывает о кодовой природе своей родной письменной
речи, что может в полной мере это осознать, только обратив-

4
шись к какому-нибудь другому орфографическому коду(взяв,
например, газету, напечатанную на арабском или японском
языке).
При этом важно подчеркнуть, что сколь бы ни были раз-
нообразны и несхожи системы письма у разных народов, их
объединяет одно общее качество – с исторической точки зре-
ния все они являются вторичными по отношению к соответс-
твующим произведениям устной речи, т.е. к тому, что люди го-
ворят друг другу в естественных условиях общения.
Как уже было сказано выше, это свойство орфографий (3)
дает нам все основания считать их кодовыми системами, при
помощи которых кодируется сообщение. А восприятие, пони-
мание этого сообщения, если оно передается на расстоянии
или от поколения к поколению, вполне правомерно можно
считать декодированием зашифрованного сообщения.
Необходимо отметить в этой связи, что всякая орфогра-
фия, т.е. передача письменными символами или знаками то-
го, что реально воспринимается на слух, непременно требует
также учета особенностей используемых знаков или символов.
Этот важнейший вопрос встает вновь и вновь перед исследова-
телями самых разнообразных языков и письменностей.
Хорошо известны те совершенно непреодолимые труд-
ности, которые возникают при латинизации орфографий, не
имеющих непосредственной исторической связи с латинским
алфавитом. В частности, например, попытки перевести на ла-
тинскую основу китайскую иероглифику до сих пор не полу-
чили широкого признания. В самом деле, придание этой свое-
образной письменности чисто фонетического характера ока-
зывается неприемлемым, потому что люди, говорящие на
многочисленных диалектах китайского языка, оказались бы
лишенными возможности понимать друг друга. Таким обра-
зом, идеограмма, иероглиф остается единственным средством
внутринационального общения для огромного по своей чис-
ленности народа.
Постепенно примерно такая же ситуация складывается и
для английского языка (4). Устные формы его во всем мире на-
столько отличаются, что ученые нередко говорят уже о самых

5
разнообразных “Englishes”, как о разных языках, и даже счита-
ют, что английский язык продолжает существовать только че-
рез объединяющую все это разнообразие письменность.
Таким образом, подводя итог всему, что было сказано вы-
ше, можно отметить, что с момента появления письменности
наблюдается диалектическое противоборство двух тенденций:
с одной стороны, люди пытаются зашифровать, закодировать
речь, а с другой стороны, речь во всех своих проявлениях про-
должает развиваться и реагировать на непрерывно меняющи-
еся экстралингвистические ситуации. Другими словами, пись-
менный код как бы застывает на месте, а устная речь постоян-
но изменяется. Поэтому естественно встает вопрос о том, как
приблизить письменную речь к устной.
Именно это обстоятельство приводит к появлению все-
возможных вариантов рациональных орфографий. Однако
сразу же возникает новое препятствие: по мере того, как пос-
тоянно изменяется речь, изменяется социальная и географи-
ческая структура общества, появляются самые разнообразные
варианты того или иного языка (классовые, диалектные и т.д.).
Поэтому на определенном этапе развития письменная форма
становится своеобразной опорой, стержнем, вокруг которого
группируются все классовые и диалектные варианты языка.
***
Посмотрим теперь, что происходит, если мы обратимся к
современному английскому языку, являющемуся важнейшим
средством международного общения. В силу целого ряда исто-
рических причин, между английской орфографией, запечат-
левшей произношение развитого среднеанглийского перио-
да, и современной живой речью произошел колоссальный раз-
рыв.
Одним из способов преодоления этого разрыва некоторые
видят в том, чтобы произвести реформу английской орфогра-
фии, т.е. полностью заменить существующую систему другой.
Хотя уже есть около 2000 проектов этой реформы, ни одним из
них до сих пор практически не пользуются по вполне понят-
ным причинам, т.к. во всяком развитом литературном языке,

6
независимо от принципов построения орфографии (фонети-
ческих, морфологических и т.д.), слова постепенно неизбеж-
но приобретают идеографический характер, воспринимаются
как единое целое (5).
Таким образом, в истории английской орфографии ясно
прослеживается следующая тенденция: стремление лишить эту
орфографию кодовых признаков и свойств, т.е. максимально
искусственно упростив ее, приблизить к произношению той
или иной эпохи, того или иного периода в развитии английс-
кого языка.
Однако ясно, что такой подход не дает сколько-нибудь
ощутимых практических результатов, потому что 500 лет на-
зад, когда основы современной английской орфографии уже
были заложены, столь резкого расхождения между устной и
письменной формами языка, как в настоящее время, не было.
Те, кто считает целесообразным произвести то, что называет-
ся реформой действующей орфографии (т.е. заменить сущес-
твующую орфографию системой знаков, полностью основан-
ных на современном произношении звуков и звукосочетаний),
к сожалению упускают из виду то обстоятельство, что пока эта
новая орфография создается, язык продолжает изменяться. В
результате никаких принципиально ощутимых пересмотров
действующей орфографии не может произойти.
Достаточно хотя бы указать на то, что распространен-
ная всюду широкая фонетическая транскрипция (the Broad
Phonetic Transcription), которая должна по идее точно воспро-
изводить современное нормализованное произношение анг-
лийских слов, уже в течение последних двух-трех десятилетий
неоднократно требовала изменений, т.к. постоянно возникали
расхождения между тем, что реально слышится в английской
речи, и тем, что продолжает записываться знаками этой транс-
крипции.
Положение осложняется еще и тем, что на современном
этапе развития английского языка, как уже было сказано вы-
ше, существует большое количество диатопических вариантов,
и остается неясным, который же из них избрать в качестве ос-
новы для перекодирования действующей орфографии.

7
Таким образом, если мы пришли к выводу, что орфогра-
фия – это код, а произведения письменной речи – закодиро-
ванные сообщения, как их следует методологически правиль-
но, научно расшифровывать?
Известно, что код – это «правило, позволяющее соотносить
(сопоставлять) с каждым передаваемым сообщением некоторую
комбинацию различных сигналов»(6). Каждый знак, составля-
ющий тот или иной код, представляет собой единство двух так
называемых «функтивов», т.е. содержания и выражения.
Для английского языка систематическая и последователь-
ная расшифровка орфографического кода была впервые осу-
ществлена в нашей стране проф. А.И.Смирницким и легла в
основу обозначения произношения английских слов в боль-
шом Русско-английском словаре (7). Создание этой системы
расшифровки и ее дальнейшее изучение и совершенствование
является подлинно научной основой для понимания нашего
предмета, первым шагом в решении проблемы, поставленной
в заглавии данной работы.
Система расшифровки, созданная А.И.Смирницким, –
это результат его многолетнего исследовательского труда, ос-
новной целью которого было преодолеть создавшееся в ан-
глийской орфографии положение, когда исторически сло-
жившуюся систему кодирования английской речи на письме
неоднократно предлагали заменить новой вместо того, что-
бы заняться ее научным, подлинно глубоким изучением. Од-
нако, как уже было сказано выше, с действующими орфогра-
фическими системами «бороться» невероятно трудно, потому
что им прежде всего присуща стабильность, в то время как жи-
вая речь, постоянно развиваясь, делится на множество диато-
пических и социальных вариантов.
Мы твердо убеждены в том, что исследователи письмен-
ной речи на любом языке (будь то английский язык или ка-
кой либо другой) должны исходить прежде всего из объектив-
но, реально существующей орфографии, а не направлять свои
усилия на то, чтобы ее уничтожить, заменив другой. Необходи-
мо научиться рационально объяснять ту законченную кодовую
систему, которой является любая орфография, и давать ясное

8
представление о правилах, на которых она строится, о прави-
лах, сопоставляющих каждую кодовую единицу с определен-
ным диакритическим содержанием.
Однако, если мы претендуем на всесторонний охват та-
кой сложной проблемы, какой является онтология английской
письменной речи, мы не можем не включить в наше исследо-
вание и тщательнейший анализ вопросов, связанных с англий-
ской пунктуацией, которая как бы фиксирует на письме слож-
нейшие явления сверхсегментного уровня английского языка.
Здесь уже картина гораздо запутаннее и сложнее, чем в ан-
глийской орфографии, так как общее направление исследова-
ний в этой области основывается на том, что чрезмерная грам-
матизация и регламентация здесь нежелательны.
Английская пунктуация, основываясь на семантико-сти-
листическом принципе, (в отличие от жестко регламентиро-
ванной пунктуации) теснее связана со смыслом, со стилисти-
кой конкретного высказывания.
Однако при всем богатстве и разнообразии оттенков смыс-
ла, которые способны передать знаки препинания в английс-
ком языке, они прежде всего объединены в стройную семиоти-
ческую систему, и функтив выражения каждого знака находит-
ся в четком соответствии с функтивом содержания.
Таким образом, семантико-стилистический принцип за-
ключается отнюдь не в нарушении пунктуационной системы,
не в пренебрежении традиционным использованием знаков, а
в усилении их значимости как дополнительных средств пере-
дачи мыслей и чувств в письменном тексте, в расширении гра-
ниц их использования.
Такая пунктуация несет в себе заряд экспрессивности, она
стилистически значима и помогает пишущему передать в текс-
те тончайшие нюансы смысла, а писателю и поэту – обогатить
художественную выразительность своего произведения.
Следует отметить, что хотя специально вопросами семи-
отики мы не занимаемся, нельзя не обратить внимание на сле-
дующий очень важный момент: как уже разъяснено в специ-
альных работах, посвященных этому предмету, семиотика ос-
танется достоянием только очень ограниченного круга ученых,

9
пишущих друг для друга, если мы не постараемся приблизить
ее к реальной жизни (8).
Прежде всего необходимо, чтобы стала ясна методологи-
ческая сторона этого вопроса. Другими словами, следует по-
нять диалектику индекса, иконического знака и символа, при-
чем не только на уровне художественной литературы, но и на-
чиная с диакритического уровня.
Неверно предполагать, что на диакритическом уровне есть
только индексы, односторонние единицы. И здесь все три раз-
новидности знака не только теснейшим образом связаны меж-
ду собой, но и находятся в непрерывном движении и развитии.
То, что на данный момент является простым индексом (или в
чем преобладает элемент индекса, указания), может приобре-
тать иконические свойства. Ведь в конечном счете вся иерог-
лифика строится на иконических свойствах составляющих ее
знаков. Широко признан и тот факт, что английская орфогра-
фия в большой степени иероглифична (9).
Здесь не следует забывать и о том, что непрерывный переход
одного в другое, постоянное движение – это основа совершенс-
твования человеческого знания как отражения развития матери-
ального мира, и единственный научный способ познания всех яв-
лений природы и общества – это способ диалектический.
Обратимся теперь к рассмотрению сложного диалектичес-
кого соотношения, существующего между устной и письмен-
ной формами английского языка.
Как уже говорилось выше, любой развитой, современ-
ной литературный язык существует в двух формах – устной и
письменной, причем соотношение этих двух форм для каждого
языка остается в большинстве случаев недостаточно выяснен-
ным и не полностью описанным. Это положение относится и
к английскому языку, как будет видно из дальнейшего изложе-
ния и разбора более частных вопросов.
При планировании данного исследования была сделана
последовательная попытка показать, в какой степени недоста-
точная разработанность этого вопроса обуславливается фак-
тическим развитием современных литературных языков, и тем
обстоятельством, что соотношение устной и письменной форм
английского языка на протяжении его исторического развития
10
не оставалось постоянным, а все время видоизменялось. Так,
например, если в древнеанглийский период можно было уста-
новить более или менее однозначное соответствие между фо-
немами и графемами, то в настоящее время ученые все чаще
говорят об идеографическом характере письменной формы
английского языка.
Нельзя здесь забывать и о том, что в определенные пери-
оды развития именно письменная форма становилась наибо-
лее важной, синхронически гораздо более существенной, чем
форма устная. В какой-то мере это происходило вопреки осо-
бенностям реального, фактического исторического процесса,
т.е. возникновения устной формы того или иного языка, а уж
затем, на ее основе, появления и развития письменности. За-
тем соотношение этих двух форм вновь как будто бы возвраща-
лось к исконному, т.е. начинало развиваться в направлении к
устной форме, но уже на совершенно ином основании.
Следует сразу же подчеркнуть, что хотя данная моногра-
фия называется «Онтология английской письменной речи», а
не просто «Диалектическое единство устной и письменной ре-
чи», тем не менее онтология письменной речи не может изу-
чаться в отрыве от другой, вечно конкурирующей с ней фор-
мы существования языка – формы устной. Обе эти формы на
всем протяжении развития языка находятся в сложном диалек-
тическом соотношении, взаимовлияют друг на друга, и понять
роль, место и использование одной, не сравнивая и не сопос-
тавляя ее с другой, принципиально невозможно.
Поясним сказанное на примере. Прошло уже более ста лет
с того времени, когда была основана Международная Фонети-
ческая Ассоциация (печатный орган – Le Maître Phonétique).
До того времени сравнительно-исторический метод, основан-
ный прежде всего на анализе письменных текстов, оставался
фактически единственным в языкознании. И если ученые ин-
тересовались, например, диалектами, то это происходило лишь
потому, что в них сохранялись черты более раннего состояния
того или иного языка, а изучение диалектов или подтверждало,
или опровергало те или иные наблюдения, сделанные при помо-
щи сравнительно-исторического метода, который как бы оли-
цетворял собой новую область точного человеческого знания.
11
Однако с появлением Le Maître Phonétique стала все боль-
ше утверждаться та точка зрения, что языкознание должно
обязательно заниматься живыми, функционирующими язы-
ками. Если раньше, изучая мертвые языки при помощи срав-
нительно-исторического метода, языковеды создали целую те-
орию исследования языков, то теперь оказалось необходимым
создание такой науки, которая нашла бы способ изучения жи-
вой человеческой речи – т.е. того, что для ученых старой шко-
лы было недостойным научного знания. Так получили разви-
тие фонетика, фонология, семиотика. Постепенно все внима-
ние языковедов оказалось сосредоточенным на том, как язык
функционирует в качестве средства общения людей.
В чем же сущность развития двух форм речи, с одной сто-
роны, и диалектики развития научного знания о языке, с дру-
гой? Сначала ученые изучали только то, как языки фиксиру-
ются в той или иной письменности, сравнивали и исследовали
лишь их письменную форму при помощи сравнительно-исто-
рического метода. По аналогии с тремя стадиями познания,
это – тезис. Затем, с появлением Международной Фонетичес-
кой Ассоциации, возникло противоположное движение (анти-
тезис) – т.е. стремление во главу угла ставить фонетику, изу-
чать естественные человеческие языки прежде всего в их уст-
ной форме, понять, как тончайшие звуковые дифференциации
и оппозиции служат для передачи не только мыслей, содержа-
ния, но и оттенков чувств, эмоций.
Однако в настоящее время необходимо прежде всего учи-
тывать синтез двух противоположных тенденций, о которых
шла речь выше. Только начиная с работ профессора А.И. Смир-
ницкого оказалось возможным поставить вопрос о том, что
диалектическое единство устной и письменной речи должно
быть восстановлено в своих правах. За последние 30 лет мно-
гое в этом направлении сделано и учеными кафедры английс-
кого языкознания филологического факультета МГУ.
Все развиваемые в настоящей работе представления о ме-
тодах исследования основаны на традициях русского языкоз-
нания, т.е. онтология письменной речи изучается с позиций
диалектики. Кроме того, теория диалектики устной и письмен-

12
ной речи, онтологии письменной речи – это вопросы большой
теоретической значимости не только для филологии, но и в бо-
лее широком философском плане, потому что через онтологию
письменной речи раскрывается онтология устной речи и онто-
логия человеческой речи вообще, мыслимой как часть диалек-
тического единства речи и языка.
*
ПРИМЕЧАНИЯ
1. См. Л.Р.Зиндер. Очерк общей теории письма. Л., «Наука»,1987;
Т.А.Амирова. Функциональная взаимосвязь письменного и звуко-
вого языка. М., «Наука», 1985; А.А.Волков. Грамматология: Семи-
отика письменной речи. М., МГУ, 1982; Н.Н.Орехова. Очерк фун-
кционирования пунктуации в структуре письменной речи. Глазов,
1990; Е.В.Маевский. О соотношении устного и письменного вари-
антов языка. Восточное языкознание. – М., «Наука», 1976; Vachek
J. Zum Problem der geschriebenen Sprache. B: A Prague School of
Linguistics. Indiana University Press, 1964; Vachek J. Written Lanquage.
General Problems and Problems of English. The Hague-Paris, Mouton,
1973; Vachek J. Stylistics of the Written Language. B: V.I.Allerton-
E.Carney- V.Holderofe (eds.) Function and Context in Linguistic Analysis
(A Festschrift for W.Haas),Cambridge University Press, 1979.
2. См. Балинская В.И. Орфография современного английского языка.
М., «Высшая школа», 1967; Истрин В.А. Возникновение и развитие
письма. М., «Наука», 1965.
3. См. Abbot C. Encodedness and Sign Language. B: Sign Language Studies,
1975, N0.7; Akhmanova O., Idzelis R.F. Linguistics and Semiotics. M.,
1979.
4. См. Greenbaum S.(ed.) The English Language Today. Oxford,1985; Wells
J.C. Accents of English, Cambridge, 1982.
5. См. Craigie W.A. Problems of Spelling Reform. Oxford, 1944; Haas W.
Alphabets for English. Manchester University Press,1969.
6. См. Ахманова О.С. Словарь лингвистических терминов. М.,1969,
с.198.
7. См. Русско-английский словарь под ред. А.И.Смирницкого.М.,
«Русский язык», 1985.
8. См. Назарова Т.Б. Современный английский язык и методы его
изучения: филология, семиотика и ЭВМ. Диссертация докт.филол.
наук. М., 1990; Назарова Т.Б. Филология и семиотика. Современ-
ный английский язык. М., «Высшая школа», 200.
9. См. Craigie W.A. Problems of Spelling Reform. Oxford,1944; Craigie
W.A. Spoken and Written English. Oxford, 1932.

13
ЧАСТЬ 1. ИСТОРИЯ АНГЛИЙСКОЙ
ОРФОГРАФИИ И ПУНКТУАЦИИ

Глава 1. СТАНОВЛЕНИЕ АНГЛИЙСКОЙ


ПИСЬМЕННОЙ РЕЧИ

§ 1. Краткий очерк истории возникновения


и развития письма
Только в отношении английского языка в его историчес-
ком развитии за последние 1000 лет для общего теоретического
и исторического фона имеется столько материала, что охватить
и подробно проанализировать его в одной работе, по-видимо-
му, невозможно. Однако поскольку данная часть работы пос-
вящена становлению английской письменной речи, то мы не
можем не рассмотреть (хотя бы и кратко) общей проблемы воз-
никновения и развития письменной речи как таковой.
История возникновения человеческих языков уже име-
ет обширную литературу (1). Известно, что люди заговорили,
когда у них появилась «потребность что-то сказать друг дру-
гу». «Развитие труда, – писал Ф.Энгельс, – по необходимос-
ти способствовало более тесному сплочению членов общества,
т.к. благодаря ему стали более часты случаи взаимной подде-
ржки, совместной деятельности, и стало ясней сознание поль-
зы этой совместной деятельности для каждого отдельного чле-
на. Коротко говоря, формировавшиеся люди пришли к тому,
что у них явилась потребность что-то сказать друг другу. Пот-
ребность создала себе свой орган: неразвитая гортань обезья-
ны медленно, но неуклонно преобразовывалась путем моду-
ляции для все более развитой модуляции, а органы рта посте-
пенно научились произносить один членораздельный звук за
другим»(2). В отличие от языка животных – сравнительно не-
большого набора звуковых сигналов, которые не поддаются
членению на простые и регулярно воспроизводимые элемен-
ты – у людей возникает артикуляция, т.е. «движения и позиции
14
органов речи, нужные для произнесения данного звука и скла-
дывающиеся из приступа (экскурсии), средней части (выдерж-
ки) и отступа (рекурсии)» (3).
Письменная речь – это всегда следующий шаг в развитии
человеческого общества, который оно делает, потому что осоз-
нает необходимость общения на расстоянии, важность фикса-
ции и передачи достигнутых им знаний последующим поко-
лениям. Таким образом, мы исходим из того, что устная речь
первична, и это является отправным пунктом нашего рассуж-
дения. И хотя существует большая литература о происхожде-
нии устной речи, тем не менее все вопросы, связанные с ней,
находятся за пределами данной главы.
Приступая к краткому очерку истории письма, нельзя не
отметить, что одним из древнейших алфавитов был, как извес-
тно, греческий. Греки заимствовали финикийский алфавит, в
незначительной степени изменив его. Оба алфавита очень по-
хожи друг на друга: в обоих 24 буквы, и каждая буква соответс-
твует определенному звуку. Иными словами, как у греков, так
и у финикийцев письмо было фонетическим. Оба алфавита су-
щественно отличались как от египетских иероглифов, так и от
китайских.
Основное же различие между греческим и финикийским
алфавитами заключалось в том, как они отражали произноше-
ние слов. В финикийском письме фиксировались только со-
гласные, составляющие то или иное слово. Однако для гречес-
кого, как для одного из индоевропейских языков, гласные бы-
ли так же важны, как и согласные. Поэтому грекам было трудно
принять без всяких изменений письменную форму языка, от-
носящегося к семитской группе, в котором преобладали со-
гласные (т.е. языка финикийского).
Для того, чтобы создать свою письменность на основе фи-
никийского алфавита, грекам пришлось использовать неко-
торые согласные буквы для обозначения гласных. Так, напри-
мер, «алеф», согласный в финикийском алфавите, стал гречес-
кой гласной «альфа». В научной литературе можно встретить
утверждение, что наличие гласных в алфавите существенно
влияет на то, насколько быстро люди овладевают чтением. Та-

15
ким образом, можно заключить, что стать образованным чело-
веком было, в общем, гораздо легче, используя греческий ал-
фавит, нежели финикийский. Однако грекам необходимо бы-
ло прежде всего выучить правила произношения написанных
слов.
Та легкость, с которой усваивался греческий алфавит, спо-
собствовала распространению грамотности среди широких
слоев населения (которое до распространения письменнос-
ти владело лишь устной культурой). Интересно отметить, что
в период античности люди неизменно читали вслух и слуша-
ли собственное чтение – настолько еще было велико влияние
устного общения. Греческий философ Сократ (469–399 г.г. до
н.э.), например, не написал ни единой строчки, и мы знаем о
нем только из записей его последователей – Платона и Ксено-
фонта.
Следует особо подчеркнуть, что Платон сделал попытку
сохранить разговорный стиль своего учителя и представил его
философское кредо в форме диалогов. Платон, как истинный
ученик Сократа, сопротивлялся наступлению письменной
культуры и рассматривал слово написанное как некий сурро-
гат слова сказанного, произнесенного. Для Платона был важен
прежде всего тот непосредственный эффект, который говоря-
щий производит на слушающего. Он утверждал, что никто не
знает, в чьи руки может попасть написанное слово, и как оно
может воздействовать на читателя: «Письмо – это неправиль-
ное использование языка, а чтение про себя – это лишь сурро-
гат речи. Только через свою личность люди могут достичь того
влияния, которое они оказывают на других людей».
Однако если Платон видел в письме только зло и понимал,
что люди в значительной степени потеряют способность запо-
минать что-либо, а также думать самостоятельно (т.е. без помо-
щи книг), то каким же образом ему удалось быть и великим пи-
сателем, помимо того, что он был прекрасным оратором?
Дело в том, что развитие письменной речи было очень
мощным процессом, и его уже невозможно было остановить.
Философам других стран было важно знать, как развивается
греческая философская мысль. Те из них, кому довелось слу-

16
шать лекции Платона, записывали их, а затем распространяли
или продавали свои записи. Когда эти записи попались на гла-
за Платону, то он оказался перед дилеммой: либо закрыть гла-
за на все те искажения, которые в них встречались, любо само-
му изложить свои мысли на бумаге.
Греки, по существу, первыми основали науку в собствен-
ном смысле этого слова. До этого научная мысль, религия и по-
эзия, переплетаясь между собой, составляли некое подобие на-
уки. С развитием письменности греки поняли, что изложение
мыслей на письме – это существенный элемент развития на-
уки, который не позволяет забыть то, что было достигнуто в
научном знании, и обеспечивает передачу этого знания после-
дующим поколениям.
Таким образом, начиная с V–IV в.в. до н.э., письменная
речь заняла чрезвычайно важное место в античной культуре.
Как в Древней Греции, так и в Древнем Риме книги и библи-
отеки ценились очень высоко и стали единственно надежной
памятью человеческой расы. Падение Римской Империи вы-
звало и упадок этой культуры, на смену которой пришла куль-
тура Средневековья. Среди литературных памятников того
времени выделяется перевод Библии на готский язык, сделан-
ный епископом Ульфилой, но нельзя не отметить, что сами ли-
тературные памятники того времени появились только когда
готы и вандалы ознакомились с произведениями античной ли-
тературы.
Письменная речь в то время была прерогативой служите-
лей церкви и писцов. Нельзя закрывать глаза на тот факт, что
письменная культура не являлась всеобщей, как во времена ан-
тичности, и обычный человек не умел ни читать, ни писать. То,
чего достигла Греция в IV в. до н.э., должно было повторить-
ся в истории человечества, и в период с XII до XVI в.в. внима-
ние людей вновь обращено к книгам и письменной речи. Уст-
ная речь перестает быть единственной основой интеллектуаль-
ной жизни для большинства людей.
Основание первого университета в Болонье в 1158 г. озна-
меновало переход от монастырских учебных заведений к свет-
ским. Теология занимала, конечно, главенствующее место, од-

17
нако студенты изучали и светские науки. Все образование ос-
новывалось на книгах, на письменной речи. Так, в Уставе
университета в Падуе было записано, что он не мог существо-
вать без книг для студентов: “universitas stare non potest” (бук-
вально, университет не может «стоять» без книг).
Около середины XV в. Гутенберг изобретает печатный ста-
нок.По свидетельству Гете, «искусство книгопечатания отме-
чает начало второго периода истории мира и искусства, пери-
ода, который совершенно отличается от первого»(4). Несом-
ненно, печатные книги гораздо лучше сохраняют тексты, чем
рукописные. Так, например, нам известны имена около 2000
древнегреческих авторов, однако до нас дошли произведения
только 200. Из авторов Древнего Рима сохранились полностью
труды лишь 37, во фрагментах – 100.
Кроме того, рукописные книги обладают еще одним серь-
езным недостатком, а именно: в них встречаются неточности и
ошибки при переписывании. Каждый филолог знаком с этим
явлением. Однако с появлением книгопечатания можно гово-
рить о двух фактах, имеющих революционное значение: во-
первых, текст печатного издания стал полностью соответство-
вать рукописи, с которой печаталась книга, и, во-вторых, все
экземпляры одного издания были идентичны.
Интересно отметить, что в XV–XVI в.в. наблюдался неви-
данный до тех пор расцвет науки. Благодаря печатным издани-
ям, ученые разных стран получили возможность работать в од-
ном направлении.Сейчас мы считаем такое положение дел са-
мо собой разумеющимся, однако оно стало возможным только
после изобретения Гутенберга.
*
ПРИМЕЧАНИЯ
1. В частности, здесь можно упомянуть только несколько таких книг:
Истрин В.А. Возникновение и развитие письма. М., «Наука»,1965;
Сб. статей под ред. Дьяконова И.М. «Тайны древних письмен.Про-
блемы дешифровки». М., «Прогресс», 1976; Фридрих И. Исто-
рия письма. М., «Наука», 1979; Люльфинг Г. У истоков алфавита.
М.,1981; Cottrell L. Reading the Past. London, Dent, 1972;Clairborne
R. The Birth of Writing. The Time-Life books, 1978; Sampson G. Writing
Systems: A Linguistic Introduction. Stanford University Press, 1985.

18
2. См. Энгельс Ф. Диалектика природы. М., 1953, с.134.
3. См. Ахманова О.С. Словарь лингвистических терминов. М., «Со-
ветская энциклопедия», 1969, с.55.
4. Гете И.В. Из разговора с Иоганном Кристианом Лобе, в сер. ию-
ля 1820 г. Цитируется по: Schmidt W. Books – Their Evolution and
Development. Mouton – De Greuter, 1989, с.23.

§ 2. Возникновение и развитие английской орфографии


История письма вообще интересна для данного исследо-
вания прежде всего потому, что развитие английской письмен-
ной речи как бы повторяет в основных своих этапах эволюцию
письма. Известно, что английский язык как таковой появился
на Британских островах лишь около Vв. н.э. Германские пле-
мена, говорившие на древней форме того языка, который стал
впоследствии называться английским, постепенно вытесняли
коренное население Британских островов – кельтов, уже пере-
живших более раннее вторжение римлян. Под натиском новых
захватчиков кельтам пришлось отступить и занять прочную
оборонительную позицию в Корнуолле, Уэльсе, Шотландии и
Ирландии.
Германские племена в то время пользовались руническим
алфавитом, который был широко распространен в Европе. Ру-
ны выцарапывались или вырезались на различных предметах,
в основном для указания того, кому принадлежит данная вещь
или кто ее сделал. Рунические надписи часто использовались
и в качестве украшения. Кроме того, считалось, что эти знаки
обладают магическим действием, некоей внутренней силой,
энергией, представляя в виде символа определенные понятия.
Так, например, руна «æ» (ash,O.E. æsc) одновременно обозна-
чала “Ashtree” (ясень) или корабль,сделанный из дерева ясеня.
Руна “wynn” – Þ – обозначала понятие «радость, веселье».
Рунический алфавит назывался “futhorc” (по названиям
шести первых букв: feoh – богатство, ur – зубр, thorn – колюч-
ка, шип, колючее растение, os – месяц, rad – верховая езда, и
cen – факел) и относился к письменностям так называемого
«средиземноморского круга», к которому принадлежали так-

19
же древнегреческая и латинская письменности. Характерной
чертой рунического алфавита было то, что его символы состоя-
ли исключительно из прямых линий. Объясняется это тем, что
прямые линии было легче вырезать на камне, дереве, металле
или кости (например, ≯ – руна “thorn”, w – руна “wen”).
В VII в.н.э. в Англии было введено христианство, и с этого
времени латинский язык стал широко использоваться в стра-
не, будучи языком международного общения, языком религии,
образования и культуры. Именно начиная с VII в.н.э. древне-
английский язык обрел письменность. Бесконечное число зву-
ков древнеанглийского языка было сведено к ограниченному
числу значимых графических символов, в основном заимство-
ванных из латинского алфавита (23 буквы). Два символа были
взяты из рунического алфавита: w/wen/и ( ) – thorn/.
Древнеанглийская письменность была фонетической:
каждая буква ассоциировалась с более или менее конкретным
произношением. Поэтому, как правило, любое изменение в
написании означало изменение произношения. Например:

(Из рассказа Охтхере о своем первом путешествии.


Перевод Альфреда «Мировой истории» Орозия, ок.893 г.)

Как видно из приведенного текста, в древнеанглийском


языке еще не было устоявшейся орфографической традиции:
например, древнеанглийская фонема [O] графически представ-
лена двумя символами – <oƒ> и <a> (Norðmoƒnna, land, lang).
Древнеанглийский, или англо-саксонский период в разви-
тии английского языка продолжался в течении шести веков –
с середины V в. н.э. до Норманского вторжения в 1066г. Начи-
ная с середины XI в. официальным языком Англии становится
старофранцузский, и лишь низшие слои общества продолжа-
ют пользоваться англо-саксонским, причем каждый диалект
вырабатывает свои нормы письма.
20
Следует отметить, что изменения в написании английских
текстов, которые внесли норманские писцы, были достаточно
радикальными. При изучении текстов, относящихся к средне-
английскому периоду, создается впечатление, что писцы, стол-
кнувшись с письменной речью, зафиксированной в среднеан-
глийских памятниках, просто переписали ее в соответствии с
правилами старофранцузской орфографии. Они также совер-
шенно безапелляционно покончили с теми украшениями и
анахронизмами, которые бережно сохранялись англо-саксонс-
кими писцами во времена Эдуарда Исповедника и Гарольда.
Поясним сказанное выше на примере, заимствованном из
«Кентерберийских рассказов» Джеффри Чосера:

Whan that Aprille with his shoures soote


The droghte of March hath perced to the roote,
And bathed every veyne in swich licour,
Of which vertu engendred is the flour;
Whan Zephirus eek with his swete breeth
Inspired hath in every holt and heeth
The tendre croppes, and the yonge sonne
Hath in the Ram his halve cours y-ronne,
And smale foweles maken melodye
That slepen al the nyght with open ye -
So priketh hem nature in here corages -
Thanne longen folk to goon on pilgrimages,
And palmeres for to seken straunge strondes,
To ferne halwes, couthe in sondry londes;
And specially, from every shires ende
Of Engelond to Caunterbury they wende,
The hooly, blisful martir for to seke.
That hem hath holpen, whan that they were seeke;
Bifil that in that seson on a day
In Southwerk at the Tabard as I lay,
Redy to wenden on my pilgrymage
To Caunterbury with ful devout corage,
At nyght were come into that hostelrye
Wel nyne and twenty in a compaignye
Of sondry folk by aventure y-falle
In felawshipe, and pilgrims were they alle,
That toward Caunterbury wolden ryde.

21
Прежде всего следует отметить, что, как видно из приве-
денного текста, было заимствовано большое количество старо-
французских слов со старофранцузской орфографией: licour,
flour, vertu, nature, aventure, corage и т.д. Как и во француз-
ском, графема<c> стала без разбора обозначать и [k], и [s] –
“specially”, но “cours”.
Графема <y>, которая в древнеанглийском обозначала фо-
нему [u] /bryd, fyr/, в среднеанглийском стала обозначать [i] и
[j]:melodye, veyne, pilgrymage, hostelrye, nyne.
Еще одна черта среднеанглийской письменности, которую
можно объяснить влиянием старофранцузской орфографии, –
это использование графемы <o> вместо <u>, например:

д.a. Sunne > c.a. Sonne


cuman come

В среднеанглийском, под влиянием старофранцузской ор-


фографии, появляется множество диграфов:

д.a. bræˆð > c.a. breeth


hæˆð > heeth

Старофранцузский диграф <ou> стал обозначать долгое


[u:]: licour, Southwerk, devout,
<ch> использовался для отражения на письме аффрикаты
[tʃ]: swich, which.
Диграф <th> стал употребляться вместо <ð> и <β>, кото-
рые исчезли в среднеанглийском.
Диграф <gh> вытеснил древнеанглийскую графему <‹> в
слове<nyght>.
Диграф <ph> стал обозначать [f] в некоторых словах:
Zephirus.
Кроме того, в среднеанглийском появился новый фрика-
тивный согласный [ʃ], а так как такого звука не было в старо-
французском, то в орфографии он обозначался различными
способами: sh, sch, ssh, shc, ss например: shoures.

22
Среди инноваций норманских писцов можно отметить и
употребление диграфа <qu> вместо древнеанглийского <cw>:

д.a. cwealm > c.a. qualm


cwellan > quelen /quell/
cweˆn > queen
cweβan > quethen /quoth/
cwic > quick

Заканчивая краткий обзор среднеанглийского периода,


можно заключить, что в то время произошли многочисленные
изменения в произношении языка, которые были отражены на
письме с помощью старофранцузской орфографии. Во многом
кажущаяся непоследовательность и «неправильность» совре-
менной английской орфографии восходит именно к среднеан-
глийскому периоду, когда написание слов стало более или ме-
нее фиксированным, а все последующие изменения, произо-
шедшие в английском произношении, не были отражены в
орфографии.
Конец XV века был ознаменован деятельностью Кэксто-
на, английского первопечатника, который донес печатное сло-
во до самых отдаленных уголков Англии. Неудивительно, что
из бесконечного многообразия английских диалектов XV века
Кэкстон выбрал Лондонский диалект, который, вследствие ог-
ромного авторитета печатного слова, стал рассматриваться как
стандарт, образец письменной английской речи, хотя оконча-
тельная регуляризация орфографии произошла несколькими
веками позже. Так, например, Кэкстон допускает иногда боль-
ше вариантов в написании слова, чем это было бы позволено
сегодня:
There was a damoyselle that had a pye in a cage.
This damoysell was after moche scorned.

And it happened that the lord of the hows...


And in the hous therfore was grete sorowe.

В приведенных двух отрывках можно отметить варианты


“damoyselle” и “damoysell”, “hows” и “hous”.

23
В этих же двух отрывках такие слова как a, and, grete,moche
/much/, pye /magpie/, she, that, the не имеют других вариантов
написания.
Из приведенных примеров видно, что Кэкстон уже вы-
ступает как нормализатор и пытается создать более или менее
упорядоченную систему орфографии. Однако добиться тако-
го единства, которое наблюдается в английском языке последу-
ющего столетия,ему гораздо труднее в первую очередь потому,
что произносительные нормы в XV в. менее устойчивы. Отсю-
да и довольно значительное количество вариантных написа-
ний слов, которые обнаруживаются у У.Кэкстона.
Можно также отметить, что и написание слов в первом из-
дании пьес Шекспира /1623г./ еще не столь жестко зафиксиро-
вано, как в современных изданиях, но вместе с тем уже и не на-
столько гибко,как в манускриптах средневековых писцов:
From “The Winter’s Tale”, Act V.
Leo: Chide me /deare Stone/ that I may say indeed
Thou art Hermione; or rather thou art she,
In thy not chiding: for she was as tender
As Infancie, and Grace. But yet /Paulina/
Hermione was not so much wrinckled, nothing
So aged as this seems.

Таким образом, можно заключить, что английская орфог-


рафия XV – начала XVII в.в. все еще характеризуется неустой-
чивостью. Правильнее всего было бы говорить о ее частичном
становлении.Тем не менее большинство обозначений, кото-
рые применялись в это время для передачи определенных зву-
ков на письме, сохранились в орфографии современного анг-
лийского языка.

§ 3. Неправильная этимология и реформы английской


орфографии
Данный краткий очерк истории английской орфографии
был бы неполным, если бы мы не упомянули о явлении, кото-
рое в английской филологической традиции называется “false
etymology”, или «неправильная этимология».

24
Дело в том, что в эпоху Ренессанса наблюдались много-
численные попытки некоторых филологов каким-то обра-
зом нормализовать английскую орфографию с помощью эти-
мологически выверенных написаний слов. Однако очень час-
то эти квази-этимологические изыскания приводили ученых к
совершенно неверным выводам. Так, например, современное
английское слово “island”, восходящее к древнеанглийскому
“iland” должно бы было писаться без <s>. Однако английские
ученые эпохи Возрождения соотнесли это слово с латинским
“insula” и ввели графему <s> в его написание.
Тот же процесс можно наблюдать и в среднеанглийском
слове “langage”, заимствованном из старофранцузского, ко-
торое под влиянием латинского “lingua” стало выглядеть как
“language”.
Интересна также история написания слова “admiral”, ко-
торое было заимствовано среднеанглийским языком из арабс-
кого (через старофранцузский) и которое означало в арабском
«князь морей» – “amir-al-bar”. В старофранцузском оно уже
выглядело как “amiral”, и было по ошибке соотнесено с латин-
ским глаголом “admirare”(восхищаться). Так появилось совре-
менное написание слова “admiral”.
Большое количество примеров неправильной этимологии
встречается в книгах по истории английского языка, и их мож-
но было бы приводить до бесконечности, но для данного ис-
следования они интересны прежде всего потому, что указыва-
ют на еще один источник непоследовательностей и кажущихся
«неправильностей» современной английской орфографии.
Особая проблема (которая заслуживает отдельного рас-
смотрения) – это многочисленные проекты реформы англий-
ской орфографии, которых уже насчитывается более 2000 (1).
Все они по-разному пытались преодолеть разрыв между устной
и письменной английской речью, но, тем не менее, ни один из
них не был осуществлен на практике. Несмотря на попытки из-
менить существующую систему орфографии, она по-прежнему
остается основой английской письменной речи, общим пись-
менным «кодом» для всех, кто пользуется английским литера-
турным языком.

25
Следует также отметить, что с течением времени написание
английских слов стало, в большинстве случаев, идеографичес-
ким, т.е. написание каждого слова воспринимается как единое
целое, не расчленимое на отдельные буквы. Это подтверждает-
ся, в частности, рекомендациями многих пособий по орфогра-
фии (публикуемых в Великобритании и США), которые сове-
туют много читать и запомнить идеографический «образ» слова
в целом для того, чтобы научиться правильно, без ошибок пи-
сать по-английски (2). Немаловажно и то,что английская тра-
диционная орфография хранит в себе множество исторических,
культурных и этимологических фактов, которые просто исчезли
бы, будь принята одна из орфографических реформ.
*
ПРИМЕЧАНИЯ
1. Более подробно о реформах английской орфографии см. Главу 3
Части I и Приложение I настоящей монографии.
2. Так, У.А.Крейги еще в 1944 году писал: “...the word is recognized
and pronounced as a whole regardless of its spelling.What is important is
that the group of letters before our eyes shall be that which habit has led
us to associate with a certain word.The group of letters, seen as a whole,
enables us to identify the word intended, and having thus identified it, we
pronounce it from habit”.(См. Craigie W.A. Problems of Spelling Reform.
Oxford, 1944, р.51). А более современное пособие И.С.Бертона
“Mastering the English Language”, (London, 1982), дает следующий
полезный совет тем, кто хочет овладеть английской орфографи-
ей: “Read a lot. Then, when you want to use words that you have read,
attempt to visualise them. Try to recall what they looked like when you
saw them in print”.

§ 4. Библия короля Иакова и Словарь английского языка


доктора Сэмюэля Джонсона
Пытаясь проследить становление английской письменной
речи, нельзя не остановиться на двух выдающихся событиях,
которые оказали непосредственное влияние на этот сложный и
многогранный процесс: а именно, на публикации Библии ко-
роля Иакова в 1611 г.и на выходе в свет первого издания Слова-
ря английского языка д-ра Сэмюэля Джонсона.

26
Многочисленные британские ученые, исследующие Биб-
лию короля Иакова, единодушны в том, что даже Шекспир не
оказал такого влияния на развитие английского языка и лите-
ратуры, какое имел этот перевод Библии (1). Вряд ли сегодня
существует книга на английском языке, которая не ссылалась
бы на этот знаменитый текст или не приводила бы фразы из
него. Слова настолько знакомы пишущему и читающему, что
часто даже не ставятся кавычки:

• strengthen ye the weak hands and confirm the feeble knees,


• then the eyes of the blind shall be opened, and the ears оf the
deaf shall be unstopped,
• judge not, that ye be not judged,
• Man shall not live by bread alone.

Пожалуй, самым большим достижением переводчиков


Библии было уникальное соединение звучания текста с его
смыслом, содержанием-намерением. Они гораздо лучше сво-
их предшественников чувствовали ритмическую организацию
английской речи и присущую ей риторику. Их доскональное
знание живой, звучащей речи проявляется не только в выборе
слов и построении фраз, но и в пунктуации:
Luke /15:1-7/:

Then drew near unto him all the publicans and sinners,
for to hear him. And the Pharisees and scribes murmured,
saying: this man receiveth sinners, and eateth with them.
And he spake this parable unto them, saying: What man
of you having an hundred sheep, if he lose one of them,
doth not leave the ninety and nine in the
wilderness and go after that which is lost, until he
find it? And when he hath found it, he layeth it on his
shoulders, rejoicing. And when he cometh home, he
calleth together his friends and neighbours, saying unto
them, Rejoice with me, for I have found my sheep which
was lost. I say unto you, that likewise joy shall be in
heaven over one sinner that repenteth, more than over
ninety and nine just persons, which need no repentance.

27
По современным меркам, приведенный выше текст снаб-
жен чрезмерно усиленной (“over-stopped”) пунктуацией. Вмес-
те с тем, его очень легко читать не только про себя, но и вслух.
Каждый знак препинания в тексте содержательно и интонаци-
онно обоснован. У читающего никогда не возникает чувства,
что ему на той или иной фразе вдруг начинает не хватать воз-
духа (как это часто случается в текстах,где доминирующей тен-
денцией является “under-stopping”, или ослабленная пунктуа-
ция). Пунктуация как бы ведет нас по тексту, показывая, где
сделать паузу (например, запятые), где замедлить темп (напри-
мер, часть предложения после двоеточий). Сложные ритми-
ческие единицы чередуются таким образом, что общее ритми-
ческое построение текста является правильно сбалансирован-
ным.
Таким образом, Библия короля Иакова положила начало
новому направлению в развитии английской письменной ре-
чи: близкой к устной, живой речи и сознательно ритмически
организованной таким образом, чтобы ее было легко читать не
только про себя, но и вслух.
Остановимся теперь (хотя бы и кратко) на рассмотрении
Словаря английского языка д-ра Сэмюэля Джонсона, который
был впервые опубликован в 1755 г. Хорошо известен тот факт,
что д-р Джонсон адресовал план Словаря графу Честерфильду,
своему покровителю, автору знаменитых «Писем своему сыну»:

“This, my Lord, is my idea of an English Dictionary; a dictionary


by which the pronunciation of our language may be fixed, and its
attainment facilitated; by which its purity may be preserved, its use
ascertained, and its duration lengthened”.

Следует отметить, что начиная с 1604 г. было несколько


попыток составить толковый словарь английского языка, од-
нако д-р Джонсон оставил своих предшественников далеко по-
зади во-первых, за счет количества слов, вошедших в словарь
(50000), а во-вторых, за счет своих оригинальных дефиниций
(OATs ... a grain,which in England is generally given to horses, but in
Scotland supports the people) и иллюстративных фраз, заимство-

28
ванных из Шекспира, Бэкона и Локка. Что касается указания
произношения, то д-р Джонсон отмечал лишь слоговое ударе-
ние /ca'rry/ (после ударного слога).
Важной заслугой д-ра Джонсона было то, что он поста-
рался зафиксировать правильное написание слов, хотя он сам
иногда допускает непоследовательности типа “moveable”, но
“immovable”.
Тем не менее, словарь, который впервые объяснил и про-
иллюстрировал значения каждого из 50000 слов, попытался
зафиксировать их правильное написание, по праву считается
первым Словарем английского языка в собственном смысле
слова, успешной попыткой фиксации орфографического об-
лика английских слов.
*
ПРИМЕЧАНИЕ
1. См., например, McGregor G. The Bible in the Making. London, 1961;
Henn T.R. The Bible as Literature. London, 1970; Edwards D.L. Christian
England. Vol. I, II. Collins, London,1983.

1.
*

Глава 2. АНГЛИЙСКАЯ ПУНКТУАЦИЯ


В ИСТОРИЧЕСКОМ ОСВЕЩЕНИИ
До сих пор речь шла, в основном, об истории английской
орфографии. Однако с введением книгопечатания появляет-
ся стремление снабдить печатные тексты определенными зна-
ками препинания. Еще англо-саксонские писцы пользовались
тем, что современные филологи назвали бы «ослабленной»
пунктуацией для разметки церковных песнопений и текстов,
чтобы облегчить их воспроизведение в устной речи (1).
Кэкстон использовал только три знака препинания: на-
клонную линию – / – для разделения фраз; двоеточие, для то-
го, чтобы отмечать паузу; и точку для обозначения конца пред-
ложения или краткой паузы. Позднее наклонная линия была
заменена запятой, и появился новый знак препинания – точ-
ка с запятой.

29
Таким образом, о становлении в английском языке семи-
отической системы знаков препинания как таковой можно го-
ворить лишь с середины XV – начала XVI веков (2). Ранняя
английская пунктуация была ритмической. Иными словами,
ритмический элемент являлся определяющим, довлел над ло-
гическим и грамматическим. Что касается самого слова «рит-
мический», как термина, то он включает в себя два аспекта –
метрический и декламационный (риторический) (3). «Метри-
ческая» пунктуация уходит корнями в поэтическую традицию
(по существовавшим в XV–XVI в.в. нормам стихосложения це-
зура и конец строки регулярно отмечались знаком препина-
ния, независимо от того, оправдывалось ли это логически или
грамматически).
«Декламационный» характер английской пунктуации
XVI в. определяется общей риторической направленностью
текста, т.е. ориентацией на прочтение вслух. Отсюда – специ-
фические особенности ранней английской пунктуации, не под-
чиняющейся, по современным меркам, законам грамматичес-
кого порядка, но точно передающей экспрессию речи. Можно
с известной долей определенности утверждать, что ярко выра-
женный семантико-стилистический характер современной ан-
глийской пунктуации восходит именно к ранней «ритмичес-
кой» пунктуации.
Примером английской пунктуации XVI в. может служить
следующий отрывок из книги современника Шекспира Бе-
на Джонсона, который, будучи сам известным в то время дра-
матургом, написал и трактат по английской грамматике “The
English Grammar”:
“All the parts of Syntaxe have already beene declared.There
resteth one general affection of the whole, disposed thorow every
member thereof, as the bloud is thorow the body; and consisteth in
the breathing, when we pronounce any Sentence; For, whereas our
breath is by nature so short, that we cannot continue without a stay
to speake long together; it was thought necessarie, as well for the
Speaker’s ease, as for the plainer deliverance of the things spoken, to
invent this meanes, whereby men, pausing a pretty while, the whole
speech might never the worse be understood”.

30
Как видно из приведенного примера, Бен Джонсон созна-
тельно соотносит пунктуацию и ритмомелодику звучащей ре-
чи. В своем трактате он также пытается установить конкретное
временное значение каждого знака препинания, и соотнести
длительность пауз, обозначаемых пунктуационными знаками:
“A subdistinction is a mean breathing, when the word serveth
indifferently, both to the parts of the sentence going before and following
after, and is marked thus (;).
A comma is a distinction of an imperfect sentence, wherein with
somewhat a longer breath, the sentence following is included; and is
noted with a shorter semicircle (,).
The distinction of a perfect sentence hath a more full stay, and
doth rest the spirit, which is a pause or a period(.).

Приведенные примеры наглядно демонстрируют, как на


примере пунктуации практически осуществляется диалекти-
ка устной и письменной речи. Данные положения полностью
опровергают выводы некоторых современных исследователей,
рассматривающих пунктуацию со структуралистских позиций,
о независимом развитии этой семиотической системы в рам-
ках письменной речи (без реализации в устной речи) с введе-
нием книгопечатания (4).
Основной функциональной единицей текста становится в
то время восходящее к классическому предложению-периоду
риторическое единство – ритмико-синтаксическая структура,
построенная по законам экспрессивного синтаксиса и харак-
теризующаяся высокой степенью эмоционально-экспрессив-
но-оценочной насыщенности. Основа построения риторичес-
кого единства чисто ритмическая: синтаксические связи наме-
ренно разрушены, т.к. сущность периода не в логическом или
синтаксическом соответствии, а в создании благозвучия и тор-
жественности речи.
Пунктуация риторического единства, являясь одной из со-
ставляющих общего эмоционального фона, полностью отвеча-
ет задаче адекватного отражения на письме высокой риторики
высказывания. Постоянная ориентация на читателя, стремле-
ние отразить на письме процесс мышления, показать владе-

31
ние ораторским искусством заставляют составителей научных
трактатов XVI–XVII в.в. обращаться к помощи знаков препи-
нания как к средству дополнительного эмоционального воз-
действия. Как видно из вышеприведенных отрывков, заимс-
твованных из книги Бена Джонсона “The English Grammar”,
использование знаков препинания при пунктуировании рито-
рического единства отличается строгой регламентацией: автор
четко разграничивает функции знаков препинания и различа-
ет длительности соответствующих им пауз.
Пунктуация предложения-периода отражает естествен-
ный для торжественной риторики XVI–XVII в.в. замедленный
темп речи, помогает расставить смысловые акценты, выдер-
жать паузы, передать тончайшие оттенки интонации и пред-
ставить высказывание как единое риторическое целое.
Английская интеллективная проза XVI–XVII в.в. может по
праву служить иллюстрацией того, насколько значима пунк-
туация, как много смысла можно вложить в строку исключи-
тельно с помощью знаков препинания. Важно отметить, что
манера пунктуирования, принятая на письме в XVI–XVII в.в.,
служит отражением в письменной речи одной из задач интел-
лективной прозы данного периода – эстетического воздейс-
твия на читателя.
К началу XVII в. под влиянием общего духа нормализа-
торства и регламентированности, свойственных тому време-
ни, складывается вполне определенное представление о языке
и стиле научной прозы. Появляется все больше произведений,
в которых пунктуация носит менее экспрессивный характер.
Но если грамматически обусловленная логическая пунктуация
этого периода сначала воспринимается как проявление инди-
видуального авторского стиля, как нечто частное, единичное,
то с середины XVII в. можно уже говорить о всеобщности это-
го явления, о возникновении новой, более «строгой» манеры
письма, вызванной к жизни общими тенденциями к стандар-
тизации и систематизированию, а, следовательно, и нового
стиля в пунктуации.
Логическая система пунктуации позволила выделить пред-
ложение как основную синтаксическую единицу, показать со-

32
отношение частей и целого, т.е. выявить синтаксическую и
логическую структуру высказывания. Поясним сказанное на
примере, заимствованном из книги Джеймса Барроу “An Essay
on the Use of Pointing”(1771):
“I know, there are some Persons who affect to despise it, and treat
this whole subject with the utmost Contempt, as a Trifle far below their
Notice, and a Formality unworthy of their Regard: They do not hold it
difficult, but despicable; and neglect it, as being above it.
Yet many learned Men have been highly sensible of its Use; and
some ingenious and elegant Writers have condescended to point their
Works with Care; and very eminent Scholars have not disdained to
teach the Method of doing it with Propriety”.

Как видно из приведенного отрывка, английская интел-


лективная проза описываемого периода отличается раскре-
пощенной, свободной манерой повествования. В то же вре-
мя сохраняется повышенное внимание к форме изложения,
к созданию благозвучной и торжественной речи. Однако, са-
мо понятие благозвучности по сравнению с более ранним пе-
риодом меняется: на первый план выступает стремление как
можно точнее, понятнее, четче донести до читающего смысл
высказывания, передать все оттенки авторской мысли. Имен-
но этой установкой определяется преобладание уточняющих
конструкций на синтаксическом уровне и высокая частотность
запятых на уровне пунктуации.
Основная стилистическая нагрузка на уровне пунктуации
приходится именно на запятую как на наиболее мобильный
знак препинания, идеально вписывающийся в схему сегмен-
тации речевого потока (текста) в духе витиеватого, вычурного,
«капризного» стиля в силу наличия оптимальных условий для
реализации основной функции запятой в ритмической прозе –
функции делиберации. Следует отметить также и более умест-
ное употребление в данном тексте (по сравнению с текстами
более раннего периода) таких знаков препинания, как двоето-
чие и точка с запятой. Ритмически же текст представляет со-
бой чередование относительно коротких синтагм, соотнесен-
ных по принципу сохранения ритмического разнообразия.

33
Важно отметить, что те изменения в характере английской
пунктуации, о которых шла речь выше, происходили не скач-
кообразно, а медленно, постепенно. Общеизвестно, что ин-
теллективная проза XVII–XVIII в.в. перенасыщена знаками
препинания: в начальный период становления логико-грам-
матической пунктуации законы ритмической организации
письменного текста еще достаточно сильны, чем и обусловле-
но смешение и сосуществование в течение длительного време-
ни двух стилей пунктуации – ритмического и логико-грамма-
тического (5). При этом характер «ритмической» пунктуации
значительно изменяется: ритмическая организация текста, вы-
деление риторических фигур все больше соотносятся с закона-
ми логико-грамматического членения предложения.
Суммируя сказанное, можно представить периодизацию
процесса становления семиотической системы знаков препи-
нания в английскомязыке в следующем виде:
I. XV в. – перенесение классической системы пунктуации
(через латынь) в английскую письменную традицию.
II. конец XV в. – начало XVI в. – процесс преобразования
и приспособления классической пунктуации к особенностям
английского языка.
III. XVI–XVII в.в. – эволюция английской пунктуации (от
экспрессивной – к информативной) в рамках изменения сти-
листики изложения.
IY. XVIII в. – завершение формирования системы англий-
ской пунктуации (после XVIII в. в данную семиотическую сис-
тему не введено ни одного нового знака).
*
ПРИМЕЧАНИЯ
1. Подробнее об этом см. Burchfield R. The English Language, Oxford
University Press, 1985, р.24.
2. См. Н.И.Яхнович. Пунктуация как средство ритмико-стилисти-
ческой организации текста. Автореф. дисc... канд. филол. наук, М.,
МГУ, 1991, с.9.
3. Данное толкование термина «ритмический» в отношении ранней
английской пунктуации предложено в монографии П.Симпсона
(Simpson P. Shakespearean Punctuation. London, 1911).
4. См. Carey G.V. Mind the Stop. Cambridge, 1980; Nunberg G. The
Liguistics of Punctuation. Stanford University, 1990.

34
5. Разделение на так называемую «ритмическую» и «грамматическую»
пунктуацию чисто условное: речь идет лишь о преобладании на оп-
ределенном этапе развития системы пунктуации той или иной фун-
кции знаков препинания, о появлении новых тенденций. Однако
такое варьирование не изменяет сущности английской пунктуации,
всегда тяготевшей к стилистическому многообразию.

Глава 3. РОЛЬ АНГЛИЙСКИХ ГРАММАТИК В


РЕГЛАМЕНТИРОВАНИИ И УПОРЯДОЧЕНИИ
АНГЛИЙСКОЙ ПИСЬМЕННОЙ РЕЧИ

Рассматривая в основных чертах становление английской


письменной речи, нельзя обойти вниманием деятельность ав-
торов многочисленных грамматик, которые в течение несколь-
ких веков пытались упорядочить и нормализовать английскую
орфографию и пунктуацию.
Особенно здесь следует отметить грамматики XVI в., кото-
рые тогда появились в изобилии: грамматики сэра Джона Чека,
Джона Харта (1570), Р.Мелкастера, Уильяма Буллокара (“Bref
grammar”,1586). Все они в основном следовали классическим
традициям в составлении грамматик, и многие были написаны
на латинском языке.Почти в каждой книге представлен тот или
иной проект реформирования английской орфографии, исхо-
дя из приближения ее к звучащейречи.
Многие авторы предлагали построить английский алфавит
на фонетическом принципе, так как, по их мнению, письмо
является идентичным отражением звуков речи и поэтому каж-
дому звуку должна соответствовать отдельная буква. При этом
реформаторы совершенно не учитывали традицию и стреми-
лись радикально изменить систему письма, ввести новую ор-
фографию. Недостаток такого подхода видели уже их совре-
менники. Так, У.Буллокар в своей грамматике провозгласил,
что собирается ориентироваться на традицию. Однако, в своих
практических рекомендациях он продолжает опираться на фо-
нетический принцип.

35
Наиболее удачными в XVI веке оказались предложения
Р.Мелкастера. Основная причина большого успеха нормализа-
торской деятельности Р.Мелкастера заключалась в том, что он
сумел преодолеть недостатки предшествующих реформаторов
английской орфографии и ориентироваться не только на фо-
нетический принцип, но и на традицию, обычай.
Видя отдельные несовершенства английской орфографии,
Р.Мелкастер действует не как реформатор, стремящийся ра-
дикально изменить существующую систему письма, а скорее
как нормализатор, главная цель которого состоит в оптимиза-
ции уже сложившейся системы орфографии. Основной забо-
той в процессе улучшения орфографии для Мелкастера явля-
ется стремление по возможности сохранить графический об-
раз слова, не исказить его.
Многие предложения ученого нашли свое отражение в
дальнейшем. В конце его книги «Элементари» представлен
список из 7000 слов, которые, по его мнению, следует писать
только одним способом. Написание абсолютного большинс-
тва этих слов закреплено в современной орфографии англий-
ского языка.
Именно Мелкастер, а не его предшественники, является
первым нормализатором английской орфографии, нормали-
затором в собственном смысле этого слова. Как уже отмеча-
лось выше, дальнейшая история английской орфографии по-
казывает, что ее реформы не имели успеха, нормализация же и
в современном английском языке может иметь место и являет-
ся свидетельством развития языка (1).
После выхода в свет грамматики Буллокара (1586) в XVI и
XVII в.в. было опубликовано только 14 новых трактатов, из ко-
торых 4 были написаны на латинском языке (включая знаме-
нитую грамматику Джона Уоллиса). Здесь следует отметить и
уже упоминавшуюся в данной работе “The English Grammar”
Бена Джонсона, и “Logonomia Anglica” Александра Гилла.
Как уже говорилось выше, латинская традиция оказала
очень сильное влияние на составителей английских грамма-
тик, пытавшихся приблизить письменную речь к устной тради-
ции не только за счет попыток реформирования орфографии,

36
но и путем соотнесения знаков препинания с паузами различ-
ной продолжительности. Ведь и латинские трактаты, задолго
до изобретения книгопечатания, были адресованы прежде все-
го оратору, ритору, человеку говорящему, а не читающему. От-
сюда и английские названия знаков препинания(comma, colon,
period), заимствованные из латыни, которая, в свою очередь,
заимствовала их из древнегреческого и сохранила их исход-
ные значения: comma (запятая) – часть (целого предложения),
colon (двоеточие) – член (предложения) и предложение-пери-
од (замкнутый круг), законченное предложение (period).
В XVIII в. можно выделить три значительных работы: грам-
матики Роберта Лоута (1762), Линдли Муррея (1795) и Джейм-
са Барроу (1771, “De Usu et Ratione Interpungendi”, “An Essay on
the Use of Pointing”).
Лоут, например, определял пунктуацию как искусство от-
мечать на письме различные паузы между предложениями и
частями предложений. Он детально рассмотрел четыре знака
препинания – точку, двоеточие, точку с запятой и запятую, и
четко разграничил длину паузы в каждом случае. По его мне-
нию, пауза в конце предложения равна двум паузам в случае
двоеточия; пауза для двоеточия по продолжительности равна
двум паузам для точки с запятой, а пауза для точки с запятой –
двум паузам в случае запятой. Само собой разумеется, что та-
кое «математическое» уравнение достаточно искусственно вы-
глядит в применении к живому, звучащему языку, однако как
оно характерно для Века Разума, когда все должно было быть
объяснено и зафиксировано!
Тем не менее, и сам Лоут понимал издержки такого из-
лишне упрощенного подхода к системе английской пунктуа-
ции и писал, что «можно привести лишь очень немного точных
правил, которые будут годиться для всех случаев без исключе-
ния, но многое зависит от здравого смысла и вкуса автора» (пе-
ревод мой, Л.Б.). Таким образом, и здесь мы слышим отголос-
ки современного, семантико-стилистического принципа анг-
лийской пунктуации.
Линдли Муррей в основном поддерживал взгляды Лоу-
та и предложил в своем трактате двадцать точных правил для

37
использования запятой. Он употреблял те же пропорции при
описании пауз, соответствовавших запятой, двоеточию, точке
с запятой и точке, но в то же время подчеркивал, что невозмож-
но определить точную продолжительность каждой паузы, так
как она зависит от общего темпа высказывания. Так он первым
привлек внимание ученых к необходимости учитывать относи-
тельную длину пауз.
На протяжении всего XIX в. и позднее английские фило-
логи уделяли серьезное внимание как орфографии, так и пунк-
туации английского языка. Здесь прежде всего следует назвать
имена сэра Айзека Питмана, Генри Биднелла, Генри Брэдли,
Уильяма Крейги, Томаса Стэкхауса, Т.Ф. и М.Ф.А.Хазбендов.
Обратимся теперь к рассмотрению ситуации, существу-
ющей в современной английской пунктуации. Как известно,
эта область английской филологии представляет собой очень
сложную и запутанную картину. Сведения о пунктуации, кото-
рые можно извлечь из различных изданий как теоретического,
так и практического плана, отличаются крайней непоследова-
тельностью и во многом противоречивы (2).
Вместе с тем было бы ошибкой полагать, что для совре-
менной английской пунктуации вообще не существует ника-
ких регламентаций. В частности, если обратимся к работам та-
ких известных английских филологов, как сэр Эрнест Гауэрз,
Г.У. и Ф.Г.Фаулеры, Кэри, Скелтон, то можно убедиться, что,
пожалуй, единственное, в чем эти авторы полностью солидар-
ны – это употребление таких знаков препинания, как точка
(отмечающая конец предложения), восклицательный и вопро-
сительный знаки. Такое же единодушие проявляется и в отно-
шении двоеточия, которое в современной английской пункту-
ации признается устаревшим и в значительной степени вышед-
шим из употребления. Однако и здесь, при описании случаев,
когда двоеточие может сохраняться, уже наблюдаются разно-
гласия. В качестве примера можно привести прескрипции от-
носительно использования двоеточия, предложенные сэром
Эрнестом Гауэрзом и Г.У. и Ф.Г.Фаулерами.
Так, Гауэрз считает, что двоеточие ставится только в двух
случаях: 1/ когда одно предложение противопоставлено друго-

38
му (Man proposes: God disposes); 2/ когда далее в предложении
следует объяснение или перечисление (Chief rivers: Thames,
Severn,Humber...).
Фаулеры, кроме упомянутых выше двух случаев, приводят
еще три:1/ двоеточие ставится перед краткой цитатой (Always
remember the ancient maxim:Know thyself); 2/двоеточие вводит
предложение, которое выступает как выполнение обещания,
выраженного в предыдущем предложении (Some things we can,
and others we cannot do:we can walk, but we cannot fly); 3/ дво-
еточие вводит доказательство того, что было сказано в пре-
дыдущем предложении (Rebuke thy son in private: public rebuke
hardens the heart).
Отсутствует единое мнение и относительно точки с запя-
той. Так, например, Гауэрз считает, что точка с запятой – это
всего лишь усиленный вариант запятой, и что весьма пра-
вильным представляется употребление точки с запятой меж-
ду предложениями, которые слишком тесно связаны, чтобы их
можно было разделить точкой. По мнению Гауэрза, следующие
два предложения иллюстрируют обычное использование точ-
ки с запятой:
1) The scheme of work should be as comprehensive as possible
and should include gymnastics, games, boxing, wrestling and
athletics; every endeavour should be made to provide facilities for
swimming.
2) If these arrangements are made in your factory you should take any
difficulty which you may have to these officers when they call; you
need not write to the Tax Office or call there.

Как видно из приведенных примеров, каждое предложе-


ние состоит как бы из двух предложений. Если бы эти предло-
жения были соединены союзом “and”, то было бы вполне до-
статочно запятой после слов “athletics” и “call”. Но там, где нет
союза, по мнению Гауэрза, одной запятой не достаточно – в
таких случаях необходимо ставить либо точку с запятой, либо
точку. Гауэрз приходит к выводу, что авторы приведенных при-
меров считали, что два предложения не настолько тесно связа-
ны между собой, чтобы можно было оправдать использование
39
союза, и в то же время слишком близки посмыслу, чтобы их
можно было разделить точкой. Следовательно, использование
точки с запятой в этих случаях вполне оправдано.
Гауэрз приводит еще несколько примеров правильного
употребления точки с запятой:
1) The Company is doing some work on it; it may need
supplementing.
2) If it is your own pension please say what type it is; if it is your
mother's then it need not be included in your income.
3) The postgraduate teaching hospitals are essentially national in their
outlook; their geographical situation being merely incidental.
4) An attempt to devise permanent machinery for consultation
was unsuccessful; the initial lukewarm response having soon
disappeared.

Фаулеры же полагают, что точка с запятой свидетельству-


ет о неуместной риторике и предлагают, насколько это возмож-
но, использовать вместо точки с запятой просто запятую. В ка-
честве неудачного, по их мнению, примера использования точ-
ки с запятой, Фаулеры приводят довольно распространенный
способ употребления этого знака препинания в произведени-
ях Чарльза Диккенса. В частности, когда Диккенсу необходимо
было ввести в предложение парентетическое внесение какой-
либо протяженности, автор заключал его не в сдвоенные запя-
тые, скобки или тире, а в сдвоенные «точки с запятой»:

Such was the account; rapidly furnished in whispers, and


interrupted, brief as it was, by many false alarms ofMr.Pecksniff’s
return; which Martin received of his Godfather’s decline.
Charles Dickens. Martin Chuzzlewit.

Фаулеры считают, что грамматически независимые пред-


ложения должны по крайней мере разделяться точкой с запя-
той, но сразу же оговариваются при этом, что в таком случае
имеется целый ряд исключений. Так, существуют три условия,
при которых следует отдать предпочтение запятой, а не точке с
запятой:

40
1) Перед следующими сочинительными союзами – and, or,
but, so (а иногда и for) следует ставить запятую.
2) Если второе предложение в сложносочиненном предло-
жении не распространено, то это благоприятствует тому, что-
бы вместо точки с запятой была поставлена запятая.
3) То же наблюдается, когда два предложения тесно связа-
ны между собой в плане содержания.
Таким образом, становится очевидным, что Фаулеры фак-
тически не приводят положительных рекомендаций относи-
тельно употребления точки с запятой. Следовательно, при-
ходится констатировать, что даже среди крупных английских
филологов отстутствует единая точка зрения на употребление
точки с запятой.
Пожалуй, еще более запутанным является вопрос о запя-
той и тире. Единственное, что можно извлечь из соответству-
ющих пособий по английской пунктуации, это то, чего не надо
делать, если вы хотите пользоваться запятой и тире.
Так, например, сэр Эрнест Гауэрз очень подробно описы-
вает неправильное употребление запятой. По его мнению, не
следует разделять запятой два предложения, не связанные со-
юзом, не следует ставить запятую перед придаточным предло-
жением, вводимым “that” и т.д. Положительных рекомендаций
гораздо меньше, и они, в основном, касаются довольно частых
случаев употребления запятой – это парентетические внесе-
ния, выделение запятыми года при написании даты и расста-
новка запятых при перечислении.
Что касается Фаулеров, то они дают значительно больше
положительных рекомендаций относительно употребления
запятой в придаточных предложениях, при перечислении и в
сложносочиненных предложениях, подчеркивая при этом, од-
нако, что в настоящее время трудно говорить о каких-либо оп-
ределенных правилах, согласно которым следует либо ставить,
либо не ставить запятую.
По сравнению с запятой, тире представлено в обоих со-
поставляемых источниках более систематично. Так, и у Гауэр-
за, и у Фаулеров находим следующие общие замечания:

41
1) тире используется для выделения парентетических вне-
сений:
No future generation of English-speaking folks – for that is the
tribunal to which we will appeal – will doubt that we were guiltless.
(Sir Winston Churchill)

2) тире вводит объяснение, дополнение, перифраз или ис-


правление того, что непосредственно ему предшествовало:
1) They were surely among the most noble and benevolent
instincts of the human heart – the love of peace, the toil for peace, the
strife for peace, the pursuit of peace, even at great peril.
2) The end of our financial resources was in sight – nay, had
actually been reached.

3) тире указывает на то, что начатое предложение останет-


ся незавершенным:
But when you come to other countries – oddly enough I saw
a message from the authorities which are most concerned with our
Arab problem at present, urging that we should be careful not to
indulge in too gloomy forecasts.

4) тире используется и для того, чтобы отметить переход к


сказуемому после очень распространенного подлежащего:
The formidable power of Nazi Germany, the vast mass of
destructive munitions that they have made of captured, the courage,
skill and audacity of their striking forces, the ruthlessness of their
central war direction, the prostrate condition of so many people under
their yoke, the resources of so many lands which may to some extent
become available to them – all these restrain rejoicing and forbid the
slightest relaxation.
(Sir Winston Churchill).

5) тире вводит парадоксальное, неожиданное, юмористи-


ческое окончание предложения. Следует отметить, однако, что
Фаулеры советуют не злоупотреблять таким использованием
тире, т.к. по их мнению, истинно остроумное высказывание
останется таковым и без тире:
He makes mistakes, as I do, though not so many or so serious –
he has not the same opportunities.

42
Далее опять следуют разногласия: Гауэрз считает, что тире
используется после двоеточия для того, чтобы ввести длинную
цитату или перечисление, сразу же оговариваясь при этом, что
необязательно использовать эти два знака препинания вместе,
т.к. и тире, и двоеточие могут выполнять ту же функцию в отде-
льности.Фаулеры же считают, что любая, даже краткая цитата
может вводиться тире (после двоеточия или другого знака пре-
пинания), например:
Hear Milton – How charming is divine Philosophy!
What says Bacon? – Revenge is a kind of wild Justice.

Фаулеры приводят еще целый ряд случаев использования


тире, но они сводятся к очень частным употреблениям, как,
например, тире, предшествующее авторскому комментарию
на высказанную в предложении мысль:
As they parted, she insisted on his giving the most solemn
promises that he would not expose himself to danger – which was quite
unnecessary.

Или тире в монологе, когда меняется предмет или лицо, к


которому обращается говорящий:
... And lose the name of action. – Soft you now!
The fair Ophelia!

Особого внимания и подробного рассмотрения заслужи-


вают грамматики, написанные Р.Квэрком, С.Гринбаумом,
Д.Личем и И. Свартвиком (A Grammar of Contemporary
English, Longman, 1980, 9th impression, A Comprehensive English
Grammar, Longman,1985), и основанные на всестороннем ис-
следовании современного английского языка, проводимом
уже в течении нескольких десятилетий на кафедре английского
языка Лондонского университета (The Survey of English Usage).
Несмотря на то, что пунктуации посвящено лишь Приложение
к основному тексту книг, оно достаточно подробно и деталь-
но рассматривает практически все аспекты этой области сов-
ременной английской филологии.

43
Авторы предлагают рассматривать не просто отдельные
знаки препинания, а систему пунктуации как единое целое,
выполняющее две основные функции: разделение (separation)
и уточнение, детализацию (specification).
Разделение, в свою очередь, включает «последовательные
единицы» (successive units), т.е. части предложения, находящи-
еся в простом линейном отношении друг к другу и разграни-
ченные знаками препинания. Как пример такого знака препи-
нания авторы приводят промежуток между двумя следующими
друг за другом словами. К разделению же относятся и «включа-
емые единицы» (included units) – когда выделяемая часть пред-
ложения входит в более протяженную часть, и знак препина-
ния, таким образом, должен быть коррелятивным, т.е. отме-
чать как начало, так и конец включаемой единицы (например,
запятые, отмечающие парентетическое внесение).
Авторы относят к классу уточнения, детализации, те зна-
ки препинания, которые, в дополнение к разделительной фун-
кции, выполняют и уточняющую, определительную, детали-
зирующую функцию. Так, апостроф в “the reader's” определя-
ет окончание притяжательного падежа и помогает отличить его
от фонологически идентичной формы множественного числа
(the readers).
По мнению авторов, практическое использование зна-
ков препинания зависит, в основном, от грамматических сооб-
ражений. Тем не менее, они отмечают что иногда пунктуация
связана с интонацией, ударением, ритмом, паузами и другими
просодическими характеристиками речи, хотя эта связь не яв-
ляется простой и хорошо систематизированной.
Принимая во внимание все изложенные выше соображе-
ния, авторы выстраивают иерархию знаков препинания в сов-
ременном английском языке, которая может быть целиком
представлена в следующем тексте: ...and the chairman was careful
to point out the help he had had from the secretary and from the
members recently elected to the committee. He mentioned two other
men, since co-opted: Smithand Fox; they had been very useful. Votes
of thanks were proposed and unanimously carried.

44
Before the meeting closed, some further business was transacted.
A motion proposed by Johnson sought to raise money by...
Так, иерархия включает в себя:

1. неразделенные буквы ...opted...


2. гифен / - / ...co-opted...
3. промежутки между словами . . since co-opted. . .
4. запятую /, / . . men, since co-opted. . .
5. двоеточие /: / since co-opted: Smith. . .
6. точку с запятой / ; / since co-opted: Smith and Fox;
7. точку /. / very useful. Votes of thanks. . .
8. абзац, или красную строку unanimously carried.
Before the meeting closed, . .

Авторы далее посвящают самый обширный раздел запя-


той, которую они считают самым «гибким» знаком препина-
ния, дающим возможность пишущему ставить его или не ста-
вить в зависимости от своего личного вкуса и той степени раз-
деления или слияния частей предложения, которой он желает
достигнуть.
Неудивительно, что именно благодаря этим своим свойс-
твам запятая до сих пор не поддается попыткам составителей
грамматик каким-либо образом систематизировать ее исполь-
зование. Авторы считают, что запятая, наряду с точкой, явля-
ется самым важным знаком препинания по частоте употреб-
ления.
Подробно рассматривается использование запятой в
сложносочиненном предложении. Для этого, по мнению авто-
ров, необходимо соблюдать следующие условия:
1. предложения, входящие в сложносочиненное предложе-
ние, должны быть связаны по смыслу;
2. они должны быть соединены союзом;
3. предложения должны быть схожи по своему граммати-
ческому построению (число, в котором стоит подлежащее, вре-
мя глагола);
4. во второй части сложносочиненного предложения не
должно быть эллипсиса.

45
Все вышеперечисленные условия идеально соблюдены в
следующем примере:
The house badly needed painting, and the garden was overgrown
with weeds.

Авторы приводят очень интересные наблюдения, которые


проводились на кафедре английского языка Лондонского уни-
верситета, показывающие, что даже в случае нарушения не-
скольких из перечисленных условий, информанты предпочи-
тали ставить запятую в предложении для обозначения краткой
паузы:
He paused for a moment, and then began to speak.

По мнению авторов, такие случаи в какой-то мере опро-


вергают бытующее мнение о том, что пунктуация подчиняет-
ся в большей степени соображениям грамматическим, а не ри-
торическим.
Остальные случаи употребления запятой могут быть обоб-
щены одним правилом: чем теснее связь между частями пред-
ложения, тем меньше потребность в запятой, например:
а) He put the chair between you and me.
b) Between you and me, he failed the exam.

Запятая также предпочтительна в тех случаях, когда без нее


может возникнуть неправильное понимание смысла предложе-
ния. Так, в предложении:
He tried in vain to find her, in his underclothes,

запятая помогает читателю понять, что именно он был в ниж-


нем белье, когда разыскивал ее, а не она в его нижнем белье.
Эта же пояснительная функция запятой может быть про-
иллюстрирована следующим предложением:
They hurried on in, in great excitement.
Если бы запятой здесь не было, то, вполне возможно, что
сочетание двух “in in” могло бы смутить читателя.

46
Очень часто (хотя и не всегда) сама продолжительность
той или иной части сложного предложения диктует постанов-
ку знака препинания для того, чтобы был понятен смысл пред-
ложения:
It was difficult to decide precisely why he had written at such
inordinate length, since it was clear that he could have made the
point more succinctly.
Однако функция части предложения, отделяемой или не
отделяемой запятой, часто даже важнее, по мнению авторов,
чем ее продолжительность. Например, в случае Again he felt
hesitant, запятая совершенно не нужна, так как “again” здесь
употреблено в значении «опять». А в предложении Again, he felt
hesitant, “again” обозначает уже «следует добавить, что...» и тре-
бует постановки знака препинания. Снова мы встречаемся с
тем случаем, когда пунктуация отражает различие в просодии.
Ведь просодическое оформление этих двух примеров совер-
шенно разное:
а) A\gain he™ felt ˎhesitant.
б) Aˇgain,› he' felt ˎhesitant.

После рассмотрения хорошо известных случаев исполь-


зования или неиспользования запятой при перечислении и в
описательных и ограничительных придаточных предложени-
ях, авторы переходят к двоеточию. Двоеточие, по их мнению,
указывает на более тесную связь между частями предложения,
чем точка с запятой. Функцию двоеточия можно суммировать
следующим образом: та часть предложения, которая следует за
двоеточием, объясняет часть предложения, которая ему пред-
шествует. Так, например:
а) I have some news for you: John has arrived.
b) Those who lead must be considerate: those who follow
must be responsive.

Точка с запятой рассматривается в грамматиках как соеди-


нительный знак препинания, очень схожий по своей функции
с соединительным союзом “and”. Если два предложения доста-

47
точно тесно связаны по смыслу и их можно объединить в одно,
то это будет обязательно отражено в просодии: например, бу-
дет использован суженный диапазон и восходящий тон в кон-
це первого предложения, независимо от того, есть между пред-
ложениями соединительный союз или нет. На письме это обоз-
начается либо запятой (если есть союз):

The house badly needed painting, but it looked comfortable,


либо точкой с запятой (если союза нет):
The house badly needed painting; the garden was overgrown with
weeds.

В разделе «Выделение включаемых единиц» авторы рас-


сматривают знаки препинания, используемые для парентети-
ческих внесений: сдвоенные запятые, сдвоенные тире и скоб-
ки. Очень интересно их замечание о том, что хотя все эти знаки
препинания используются для выделения парентез, это не оз-
начает, что они взаимозаменяемы. Запятые используются, как
правило, для менее протяженных парентез типа “of course”,
“however”, “moreover”, “I think”, “you know”, “that is”, в то вре-
мя как скобки и сдвоенные тире – для более протяженных па-
рентез, причем сдвоенные тире придают большую драматич-
ность внесению:

At that time, the students – goodness knows for what


reason – reversed their earlier, more moderate decision, and a big
demonstration was planned.

Интересна часть Приложения, посвященная кавычкам.


Авторы отмечают, что кавычки бывают одиночные и двой-
ные. Двойные кавычки большей частью используются в руко-
писных и в американских печатных материалах, в то время как
одиночные кавычки – в британских печатных материалах. При
этом авторы делают оговорку, что вопрос о том, какие кавычки
использовать, зависит от индивидуального предпочтения того
или иного издательства.
Авторы отмечают, что часто цитируемый текст вообще не
отмечается кавычками, а просто выделяется в отдельный абзац.

48
К знакам препинания, принадлежащим к классу уточне-
ния, детализации, авторы относят: вопросительный и воскли-
цательный знаки, апостроф, тире (используемое в случае вне-
запно прерванного предложения: “I hoped that you -” His voice
broke), сокращения и использование специальных знаков, а
также заглавных букв.
Таким образом, можно заключить, что “A Grammar of
Contemporary English” и “A Comprehensive English Grammar” –
это,пожалуй, самые полные и достоверные источники сведе-
ний о современной английской пунктуации, составленные
английскими филологами. Даже опубликованная впервые в
1990 г., через пять лет послевыхода в свет “A Comprehensive
English Grammar”, “Collins Cobuild English Grammar” не может
сравниться с вышеуказанными грамматиками, так как удели-
ла пунктуации незаслуженно скромное место, кратко упомя-
нув лишь об использовании кавычек и запятых в описательных
и ограничительных придаточных предложениях.
В какой-то мере это может быть объяснено все более
расширяющимся применением компьютера при составле-
нии самых разнообразных текстов, а это, в свою очередь, по
предсказаниям английских авторов, приводит к упрощению
системы знаков препинания в английском языке (3). Пред-
почтение все больше отдается тире и просто наклонным ли-
ниям (как во времена Кэкстона!), а не запятым,точкам с запя-
той и двоеточиям.
В этой связи известный английский филолог Роберт Бэрч-
филд отметил, характеризуя современные тенденции в станов-
лении стандарта английской письменной речи, что «приведе-
ние к стандарту письменной английской речи, проводившее-
ся в течение последнего столетия с большими трудностями и
давшее сомнительные результаты, может опять быть подверг-
нуто испытаниям, в то время как операторы компьютеров, но-
вые «знатоки рун», управляют его сложными правилами» (4).
(Перевод мой. – Л.Б.)

49
*
ПРИМЕЧАНИЯ
1. См. Линский А.С. Развитие орфографической нормы английского
национального литературного языка (на материале языка XVI сто-
летия). Автореф. дисс... канд. филол. наук. М., 1981.
2. См., например, Carey G.V. Mind the Stop. Cambridge,1980; Gowers,
Sir Ernest. The Complete Plain Words. (Revised by S.Greenbaum and
J.Whitcut), London, 1986; Fowler H.W., Fowler F.G. The King's English.
Oxford, 1951.
3. См. Howard Ph. The State of the Language. London, 1989,р.155.
4. См. Burchfield R. Op. cit., р.148.

50
ЧАСТЬ II. НАПИСАНИЕ И ПРОИЗНОШЕНИЕ
В СОВРЕМЕННОМ АНГЛИЙСКОМ ЯЗЫКЕ

Глава 1. ОБЩИЕ ЗАМЕЧАНИЯ


Как уже отмечалось во Введении, до конца XIX в. в язы-
кознании господствовал сравнительно-исторический метод, и
все внимание языковедов было сосредоточено исключительно
на письменной форме речи.
Вопрос о том, что устная речь и речь письменная – это две
отдельные формы существования языка, был впервые постав-
лен И.А.Бодуэном де Куртенэ. В книге «Об отношении русс-
кого письма к русскому языку» он рассматривал два вида ре-
чевой деятельности – произносительно-слуховую и писанно-
зрительную, и отмечал, что «произносительно-слуховое может
возникать и мыслиться совершенно независимо от писанно-
зрительного: писанно-зрительное же имеет смысл, осмысли-
вается только в связи с произносительно-слуховым»(1).
Именно с момента осознания существования двух форм
речи – устной и письменной – и идет ожесточенный спор меж-
ду представителями различных школ и направлений в языкоз-
нании, спор о том, какая же из этих форм первична, а какая
вторична.
Совершенно ясно, что если рассматривать этот вопрос
в диахроническом аспекте, то первична именно устная речь.
Как уже упоминалось во Введении, письменность появляется
только на определенном этапе развития человеческого обще-
ства для того, чтобы передавать сообщение на расстоянии или
от поколения к поколению (2). Однако, как справедливо отме-
чал Л.Р.Зиндер, вторичность письменной речи не означает ее
второстепенности (3). Ведь основой непреходящего интереса
к проблеме письменной речи является осознание ее как средс-
тва сохранения и накопления духовного богатства человечес-
тва: научного знания, технического умения, художественной
ценности. В настоящее время письменная речь – один из важ-

51
нейших способов человеческого общения, без которого трудно
представить себе жизнь современного общества.
Тем не менее мы не можем согласиться ни с представителя-
ми Пражской лингвистической школы (например, с Й.Вахеком
и А.Артимовичем),ни с последователями семиологического
подхода (Т.А.Амирова, А.А.Волков, Т.В.Гамкрелидзе),которые
придерживаются того мнения, что письменная речь образует
особую автономную систему, независимую от речи устной, и
что письмо вторично только по проиcхождению, а затем посте-
пенно приобретает автономность.
Не отрицая в принципе возможности такого подхода, от-
метим все же его чисто синхроническую ориентацию на сов-
ременное состояние языка как на готовый результат истори-
ческого развития. При рассмотрении же двух форм речи в ди-
намике становится очевидной их различная роль на разных
этапах формирования языка. Устная речь играла ведущую роль
на ранних стадиях развития языка и в долитературном перио-
де (4). Возникнув из практических потребностей, письменная
речь обретает с течением времени особую общественную зна-
чимость и сама становится предпосылкой и условием воз-ник-
новения высшей формы языка – литературной нормы.
Иными словами, значение письма огромно, но все же ос-
новная его функция – это фиксация устной речи. Устная речь,
фиксируемая при записи с помощью письменных знаков, «пе-
реводится» в свою,письменную форму, а при чтении перево-
дится обратно в звуковую форму (5).
Как совершенно справедливо отмечает Л.Р.Зиндер, между
двумя формами речи существует теснейшая связь, и эта связь
«обнаруживается в том, что написанное приобретает смысл,
т.е.становится фактом языка, зачастую только тогда, ког-
да оно хотя бы мысленно озвучивается. Письменная речь, ру-
кописная или печатная, не обладает достаточными средства-
ми для передачи внутренней структуры сообщения, всех ню-
ансов содержащегося в нем смысла»(6). Данное высказывание
Л.Р.Зиндера перекликается с мнением американского филоло-
га К.Л.Пайка, который утверждал, что английский язык явля-

52
ется по существу бесписьменным (unwritten), потому что он не-
способен переводить в свою письменную форму то, что реаль-
но выражается в форме устной (7).
Диалектика соотношения устной и письменной речи про-
является в том, что, с одной стороны, между этими двумя фор-
мами наблюдается теснейшая взаимосвязь и изучать их в пол-
ной изоляции друг отдруга не представляется возможным, если
речь идет о живых языках, а с другой стороны, налицо значи-
тельное различие между этими двумя формами. И различие это
будет существовать всегда, поскольку оно определяется разли-
чием в материальной основе устной и письменной речи: акус-
тической для первой и оптической для второй; естественно
возникающей и спонтанно развивающейся для первой, и ис-
кусственно приобретаемой для второй (8).
Различие в материальной основе двух форм речи проявля-
ется прежде всего в дискретности письменной речи и недиск-
ретности устной. Устная речь – это звуковой континуум, сег-
ментация которого с физиолого-акустической точки зрения не
совпадает с лингвистическим членением на минимальные зву-
ковые элементы, являющиеся воплощением фонем. Члени-
мость же письменной речи на минимальные сегменты (буквы)
задана с самого начала.
Некоторые ученые (например, Т.А.Амирова, А.А.Волков)
рассматривают устную и письменную речь как самостоятель-
ные явления, утверждая, что звуки и письменные знаки об-
разуют разные знаковые системы. Но как уже говорилось вы-
ше, письменная речь – это искусственная, созданная людьми
знаковая система, помогающая фиксировать звучащую речь.
Иными словами, письменные знаки – буквы и графемы в бук-
венно-звуковом письме – являются «знаками знаков».
Еще Л.В.Щерба отмечал, что лишь произносимый язык
«имеет непосредственные смысловые ассоциации, тогда как
письмо, текст,получают их только через его посредство. Сле-
довательно, всякий текст требует для своего понимания еще
перевода на произносимый язык»(9). При обсуждении онто-
логии письменной речи очень существенным представляет-

53
ся именно тот факт, что письменная речь наряду с коммуни-
кативной функцией еще и фиксирует звучащую речь. Необхо-
димо отметить, что письмо в целом адекватно выполняет свою
функцию в качестве фиксатора устной речи, однако последняя
характеризуется огромным богатством интонаций, особеннос-
тями модификаций темпа, громкости, тембра, которые не фик-
сируются на письме.
Принимая во внимание все, что было сказано выше о раз-
личных подходах к изучению устной и письменной речи, сле-
дует подчеркнуть, что основная цель настоящей работы заклю-
чается в систематическом соположении двух форм речи. Мы
убеждены в том, что обучение языку может основываться толь-
ко на принципе неразрывного единства устной и письменной
речи. Поэтому общая тенденция данного исследования заклю-
чается отнюдь не в том, чтобы враждуя с представителями дру-
гих школ, бороться за превосходство той или иной формы ре-
чи, а в том, чтобы постоянно уточнять и углублять научно обос-
нованное единство обеих форм.
Иными словами, мы уже теперь не можем ограничиться
теми постулатами о диалектическом единстве, о неразрывной
связи для живого современного языка этих двух форм речи.
Совершенно ясно,что современный английский язык как важ-
нейшее средство межнационального общения реально сущес-
твует в двух своих формах – устной и письменной. Хотя этот
общий тезис достаточно признан, до сих пор нет тех конкрет-
ных массивов материалов,тех конкретных исследований, кото-
рые бы реально, шаг за шагом показывали, в чем сущность это-
го тезиса. Причем, чем дальше развивается наука, тем больше
возникает новых вопросов.
Последние годы мы присутствуем при полной переориен-
тации всей мировой лингвистики. Никто уже не хочет зани-
маться языком просто как суммой каких-то моделей или конс-
трукций. Изучение языков в настоящее время основывается
прежде всего на так называемом когнитивном (функциональ-
ном, коммуникативном) подходе. Это означает, что люди хотят
изучать речь как общественное явление, как то, на чем осно-

54
вывается общение людей между собой, не тольков пределах од-
ного языка, но и в мировом масштабе.
Люди уже не могут замыкаться в системе, существующей
в себе и для себя. Они все время должны смотреть, на что на-
правляется эта система, для чего она используется, какую цель
преследует. Если раньше, когда говорили о референте, имели в
виду те внеязыковые предметы, с которыми соотносились сло-
ва данного языка,создавая всевозможные теории, языковые
картины мира и т.д., то теперь в центре внимания оказываются
так называемые “situated agents”.
Термин “situated agents'' впервые появился в работах, пос-
вященных когнитивной лингвистике. Действительно, при по-
мощи этого термина, как правило, обозначается довольно ши-
рокий круг понятий, которые принадлежат не только к области
когнитивной лингвистики, в собственном смысле этого слова,
но и к другим,смежным с лингвистикой, наукам, таким, как
история, культура, социология и т.д. При помощи этого тер-
мина обозначаются такие понятия, как наличие у участников
коммуникации общего фонового знания социокультурного,
исторического характера. Этот термин предполагает в обяза-
тельном порядке, что в процессе коммуникации участвуют хо-
тя бы два лица, т.е. отправитель информации и ее получатель.
Причем именно тот, для кого эта информация предназначе-
на, т.е. слушающий или читающий, является основным объ-
ектом понятия “situated agent”. Создавая текст, будь то в пись-
менной речи или в устной, его автор обязательно должен учи-
тывать того человека, для кого он предназначает этот текст. Он
должен быть уверен, что этот человек сможет понять не только
информацию, заложенную в этом тексте, но и все сопутству-
ющие факторы, в том числе и средства оказания воздействия,
которыми будет снабжен этот текст. Иными словами, понятие
“situated agent” служит для обозначения всего комплекса при-
чин, которые определяют правильное и адекватное восприятие
текста.Именно этот сложный комплекс оказывается в настоя-
щее время в центре внимания ученых-языковедов, а также то,
как люди общаются между собой и достигают понимания.

55
Вопрос о признанной нами диалектике устной и письмен-
ной форм речи (а язык, как известно, существует только в ре-
чи и через речь и именно поэтому мы занимаемся речью) ста-
вит нас перед дилеммой: с чего начинать – с устной речи или с
письменной? Как уже отмечалось в данной работе, хотя факти-
чески, в связи с развитием человечества, первичной была речь
устная, а письменная стала создаваться потом, постепенно,
когда возникла необходимость общаться на расстоянии, доно-
сить до последующих поколений то, что было сделано преды-
дущими, и т.д., тем не менее письменная речь – это важнейшая
форма существования любого развитого, литературного языка,
имеющая свои, специфические проблемы и свою, очень дол-
гую историю. Поэтому для того, чтобы начать совокупно ис-
следовать эти две формы речи, необходимо разобраться,что же
представляет собой каждая из них в отдельности.
*
ПРИМЕЧАНИЯ
1. Цитируется по Избранным трудам по общему языкознанию.
М.,1963, т.II, с.219.
2. См. Введение.
3. См. Зиндер Л.Р. Очерк общей теории письма. Л., «Наука»,1987,
с.15.
4. См. Часть I, Главу 1, § 1 данной работы.
5. См. Haas W. Phono-graphic Translation. Manchester University Press,
1970.
6. См. Зиндер Л.Р. Цит.раб., с.16.
7. См.Young R.E., Becker A.L., Pike K.L. Rhetoric:Discovery and Change.
New York, 1970.
8. Еще И.А.Бодуэн де Куртенэ писал о том, что язык произноситель-
но-слуховой сложился «естественным путем, а писанно-зритель-
ный – путем искусственным, как человеческое изобретение, как
продукт культуры». См. Избранные труды по общему языкознанию.
М.,1963, т.II, с.256.
9. См. Щерба Л.В. Избранные работы по русскому языку. М.,1957,
с.30-31.

56
Глава 2. УСТНАЯ ФОРМА АНГЛИЙСКОЙ РЕЧИ

§ 1. Варианты английского языка и проблема выбора


образца-цели
Прежде всего необходимо понять, что же такое английс-
кий язык, если мы имеем в виду его устную форму, если мы
говорим об устной форме английской речи. Это настоль-
ко сложный вопрос, что ему посвящена отдельная диссерта-
ция, в которой введено такое понятие, как «манера речи»(1).
Е.В.Яковлева, опираясь на исследования конкретных материа-
лов, прагмалингвистически и социолингвистически обоснова-
ла тот вариант английского языка, который мы считаем наибо-
лее практически приемлемым для нас в качестве средства меж-
дународного общения и достаточно престижным.
Идея о том, что можно говорить кое-как, что абсолют-
но все разновидности произношения одинаково приемлемы,
представляется особенно опасной с прагмалингвистической
точки зрения, когда во главу угла ставится задача выявления
наиболее существенных, специфически характерных свойств
звучания, составляющих основу английской литературной ре-
чи. Поэтому при отборе произведений литературной английс-
кой речи Е.В.Яковлева основывалась на изучении всего мно-
гообразия современных “Englishes” и старалась тщательно
аргументировать свой выбор: ведь если мы учим филологов ан-
глийскому языку, то мы должны точно знать, какому английс-
кому языкумы их учим.
Произносительная норма английского языка достаточ-
но хорошо описана как в отечественной, так и в зарубежной
фонетической литературе. Существует, в частности, огромное
число работ, принадлежащих перу известнейших английских
фонетистов, где содержатся подробные разъяснения и описа-
ния наиболее существенных особенностей английских звуков
(2). Тем не менее следует подчеркнуть,что в центре внимания в
этих работах оказывается прежде всего именно «пофонемное»
описание английской фонетической системы. Другими слова-
ми, английская фонетика представлена в этих работах прежде

57
всего эмическим уровнем: разъяснение специфики английско-
го произношения обычно начинается с описания отдельно взя-
тых фонем.
Что касается наиболее существенных фонетических
свойств «речевой цепи», связной человеческой речи в разных
ее регистрах,то, как правило, этому в существующей фонети-
ческой литературе уделяется значительно меньше внимания.
Поэтому прагмафонетические исследования с самого начала
направляются именно на выявление реальности речевого об-
щения.
К кругу вопросов, которыми в первую очередь занимает-
ся прагмафонетика, относится прежде всего вопрос о “target”
(«образце-цели») современной английской речи, который сле-
дует положить в основу изучения английского произношения
(3). Подчеркнем в этой связи, что имеется в виду не «образец
отдельно взятых звуков», а «образец живой речи», где воплоща-
ются важнейшие сегментные и сверхсегментные особенности
английского литературного языка – т.е. реальная человеческая
речь в ее реальном индивидуальном воплощении.
Е.В.Яковлева в своей работе совершенно справедливо от-
мечает, что изучение отдельных фонем и их вариантов вообще
невозможно, если не исследована общая основа речетворчест-
ва на том или ином языке. Обращаясь к онтологической реаль-
ности современной английской речи образованных англичан,
автор работы показывает,каково соотношение между действи-
тельной иерархией социолингвистически обусловленных раз-
новидностей английского произносительного стандарта и про-
износительной нормой, избранной для подготовки филоло-
гов-англистов.
В настоящее время в рассмотрении вопроса о выборе об-
разца открылись совершенно исключительные и прежде не-
доступные для изучения иностранного языка возможности:
обучение произношению включает теперь широкое исполь-
зование видеоматериалов с большим выбором произведений
культурной английской речи (которые представляют интерес
как в культурно-историческом, так и в лингвострановедческом
плане). Это обстоятельство позволяет нам говорить об «образ-

58
це-цели» с гораздо большей уверенностью, чем раньше. В на-
стоящее время в видеотеке филологического факультета МГУ
имеется большое количество образцов речи филологов-анг-
листов, причем не только преподавателей английского языка,
но и просто лиц, имеющих законченное филологическое обра-
зование (на основе одного из британских университетов).
Важно подчеркнуть, что использование видеофонома-
териалов дало возможность Е.В.Яковлевой не только нагляд-
но показать единство явлений сегментного и сверхсегментно-
го ряда, но и расширить сам инвентарь сверхсегментных пара-
метров, подлежащих прагмафонетическому моделированию:
продемонстрировать не только громкость речи, темп, движе-
ние тона, и т.д., но и важнейшие особенности ритмической ор-
ганизации английской литературной речи в интеллективном
регистре.
Работа Е.В.Яковлевой интересна для нас и потому, что
в ней освещается противопоставление «немаркированно-
го и маркированного» RP. Дело в том, что в пределах RP (или
так называемого «принятого произношения») имеется целый
ряд различий, обусловленных прежде всего социальной при-
надлежностью или общественным положением говоряще-
го. Согласно имеющимся в специальной литературе сведени-
ям, наряду с основной, нейтральной разновидностью произ-
носительной нормы (general RP, mainstream RP, unmarked RP),
существует целый ряд особенностей фонации, которые явля-
ются отступлением от нормы как бы «вверх» и свидетельствуют
о нарочитой изысканности речи (так называемой posh, la-di-da
English или marked RP).
В качестве примера такой речи можно привести отрывок
из видеофильма БиБиСи, посвященного различным акцен-
там:
“It gives me a great pleasure in welcoming all our members to the
annual general meeting of the Queen`s English Society. Members have
been doing their best to try and arrest any deterioration in the English
language.
It seems vital that our members should establish a good liaison
with educational authorities in their area. It is open to them to become

59
counsellors, to serve on local education committees. In that way
they would be able to influence the curriculum, and how the English
language is taught. It has to be explained to them it’s not posh, it’s
practical to be able to communicate clearly amongst everybody in these
islands as well as overseas.”

Какие же черты “marked RP” встречаются в приведен-


ном выше отрывке? Прежде всего, гласный N4 [æ] сужается
и произносится как более передний звук [e]: annual, language,
establish. Дифтонг [ u] настолько продвигается вперед и сужа-
ется, что звучит почти как [e¡]: local, open. Гласный N6 [¢], на-
оборот, превращается в более задний и протяжный [£]: posh.
Еще одна интересная черта “marked RP” – это дифтонгизация
[¡] на конце слов; в нашем случае “clearly” звучит как [ ¤kl¡ I¡ ].
Отношение британцев к “marked RP” значительно изме-
нилось в наше время по сравнению с началом XX века. Если
раньше людей, говоривших с этим акцентом, принимали и слу-
шали с большим уважением, то теперь британцы могут снисхо-
дительно отнестись только к членам Королевской семьи, ко-
торые пользуются этим акцентом (4).Вот что профессор Джон
Хани пишет о современном отношении британцев к “marked
RP”(5):
“The topmost segment of the British upper classes is, however,
no longer cocooned in a world peopled exclusively by obsequious
servants, by deferential tradesmen and by other ‘toffs’ like themselves.
Its members have to acquire and hold down jobs – indeed, to compete
for them. They have to work for, and with, other people from very
different backgrounds. They have to get people to do things for them,
often forms of service(like calling out a plumber in the middle of the
night, or asking a similar ‘favour’ from a council employee) which
are sought in circumstances in which the assertion of very high rank
would be counter-productive: the imperious tone of marked RP has the
distinct power to raise other people’s hackles”.

Хорошо известна история о том, как бывшему премьер-


министру Великобритании, Маргарет Тэтчер, пришлось избав-
ляться от черт “marked RP”. Хотя она и происходит из, можно
сказать, низших слоев английского среднего класса (ее родите-
60
ли владели небольшой бакалейной лавкой в Грэнтэме, графс-
тво Линкольншир), ее целеустремленность и трудолюбие заво-
евали ей стипендию и место в Оксфорде, где она изучала хи-
мию. Профессор Хани считает, что именно там она приобрела
черты “marked RP”, которые были очень заметны в 1959 г., ког-
да она была впервые избрана в Парламент и далее до 1975 года,
когда она стала лидером Консервативной партии вместо Эд-
варда Хита. Тогда ее агенты по связям с общественностью (из-
вестная фирма Saatchi &Saatchi) посоветовали ей изменить не
только прическу и голос,сделав его менее громким и более мяг-
ким, но и акцент.
Все сказанное выше свидетельствует о том, что нам, как
филологам, надо чрезвычайно осторожно относиться к ис-
пользованию “marked RP” и иметь четкое представление о тех
«опасностях», которые подстерегают нас при недифференци-
рованном подражании так называемым «естественным носи-
телям языка».
Вполне обоснованным в этой связи представляется ут-
верждение Е.В.Яковлевой о том, что курс фонетики для фило-
логов должен включать не только четкое противопоставление
стандартного произношения различным нестандартным раз-
новидностям, но и «нейтрального» стандарта его маркирован-
ным разновидностям.
В своей работе Е.В.Яковлева дает обоснование образцово-
го характера видеофонограмм отобранных разновидностей ан-
глийской литературной речи. Так, например, она рассматри-
вает речь высококвалифицированного опытного педагога те-
атральной школы, вспоминающего о своих впечатлениях от
работы с Ричардом Бертоном:
As soon as I saw him on the stage, I knew he had that incredible
stage presence, which you either have, or don’t have. It doesn’t matter
how clever you are if you don’t have it: you can’t hold the audience.
The great test of that, I remembered, was in an Old Vic production
of “King John” where he played the Bastard. And the director had the
idea (since the Bastard is a commentator on the action very often) to put
him on the side of the stage, and let him watch the action, and then get
in when his part came. They did it for about two or three performances

61
and then they had to take him off. He wasn’t doing anything! He was
just there! But everybody’s eyes were on him, not on the action. He had
incredible stage presence. I always taught him that a great actor has to
‘be’, not ‘do’. The doing should come out of being.

В комментарии к тексту отмечается, что с точки зрения


параметров громкости и темпа данная разновидность речи
удовлетворяет требованиям интеллективного общения – она
отличается четкостью и легко воспринимается на слух. Ви-
доизменения громкости и темпа обусловлены в основном син-
таксическими причинами и способствуют полной разборчи-
вости речи.
Особое внимание здесь обращается на воспроизведение в
данном тексте контура нисходящей шкалы (Descending Scale),
составляющего просодическую основу английской литератур-
ной речи. Так,например, в предложении “They did it¦ for about
two or¦ three. ¦performances¦ and then¦ they had to¦ take him off” нис-
ходящая последовательность ровных тонов отличается особой
протяженностью(контур состоит из 7 ступеней). Протяженные
последовательности нисходящих тонов имеют первостепенное
значение с прагмалингвистической точки зрения. Это особен-
но важно в тех случаях, когда нужно показать эту закономер-
ность английской просодии лицам, для языка которых (как,
например, для русского языка) характерны частые перепады
просодических контуров, реализующихся на коротких отрез-
ках речи.
На письме эта особенность просодии отражается в отсутс-
твии каких бы то ни было знаков препинания внутри предло-
жений, которые отделяются друг от друга посредством точки:
“They did it for about two or three perfomances and then they had
to take him off” произносится говорящим как единый просоди-
ческий контур Glide Down.
Четкость в воспроизведении нисходящей шкалы в случае
данной разновидности речи обеспечивает максимально от-
четливое произнесение ударных слогов. Это, в свою очередь,
способствует выявлению основной с прагмалингвистичес-
кой точки зрения особенности ритма английской литератур-

62
ной речи, а именно: воспроизведения ударных слогов через
более или менее одинаковые промежутки времени – того, что
Д.Аберкромби назвал “stress-timed rhythm”(6).
Поступательный характер нисходящего движения ровных
тонов и особенности соотношения ударных и безударных сло-
гов, а также четкая и равномерная реализация ударных слогов
получают наибольшую выделенность и «протяженность» на
фоне замедленного темпа и повышенной громкости. Такой спо-
соб произнесения применяется, в основном, когда необходимо
выделить тот или иной участок высказывания в риторических
целях как особенно важный с точки зрения содержания.
При анализе текста с точки зрения его ритмической орга-
низации подтверждается чередование дактилических и трохеи-
ческих последовательностей как важнейшей особенности рит-
ма интеллективного регистра английской речи (7).
Таким образом, обширный материал, детально проанали-
зированный в работе Е.В.Яковлевой, позволяет получить до-
статочно четкое представление о тех особенностях английской
литературной устной речи, которые должны быть приняты за
основу при создании соответствующих учебников и пособий.

*
ПРИМЕЧАНИЯ
1. См. Яковлева Е.В. Прагмафонетическое изучение английской ли-
тературной речи в социолингвистическом освещении. Дисс... канд.
филол. наук. М., 1992.
2. См., например, Jones D.An Outline of English Phonetics. Cambridge
University Press, 1979; Gimson A.C. An Introduction to the Pronunciation
of English.London, 1980; Wells J.C. Accents of English. Cambridge
University Press, 1982; Roach P. English Phonetics and Phonology.
Cambridge University Press, 1983;Trudgill P., Hannah J. International
English. A Guide to Varieties of Standard English. London, 1985.
3. Научному обоснованию понятия «образец – цель» посвящена ра-
бота Дечевой С.В. «Слогоделение в языке и речи (когнитивная сил-
лабика)». Дисс... д-ра филол.наук. М., 1995.
4. По словам проф. J.Honey только в речи королевы Елизаветы II, ее
матери и принца Чарльза можно различить черты этого акцента.
Принц Эндрю говорит на “unmarked RP”, а принц Эдвард и при-
нцесса Диана – на молодежном варианте “marked RP”. См. HoneyJ.
R.Does Accent Matter? The Pygmalion Factor. London, 1991.

63
5. Ibid. , p. 83.
6. См. Abercrombie D. Studies in Phonetics and Linguistics.London, 1965;
Abercrombie D. English Phonetic Texts. London,1964.
7. См. Магидова И.М. Теория и практика прагмалингвистического
регистра английской речи. Дисс...д-ра филол.наук. М.,1989.

*
§ 2. Варианты английского языка и проблема перевода кодов
(code-switching)
Из всего вышеизложенного становится ясно, что между ус-
тной и письменной формами английской речи с точки зрения
наших задач (филологического анализа, преподавания, разъ-
яснения и т.д.) главное, принципиальное различие заключает-
ся в том, что письменная форма фиксирована, что все бесчис-
ленные проекты реформы английской орфографии ни к чему
не привели, в то время как устная речь существует в виде самых
разнообразных вариантов.
Английский язык дан нам в своем фиксированном виде в
орфографической традиции. Те различия в орфографии, ко-
торые есть в американском варианте, очень незначительны и
сводятся к отдельным словам.Понятно, что наличие большого
числа различных способов произношения (не только сегмен-
тных звуков, но и сверхсегментной фонации) позволяет уче-
ным говорить не о едином английском языке, а о различных
“Englishes”(1).
Итак, современное положение дел позволяет утверждать,
что английская устная речь раздробилась на бесчисленное ко-
личество вариантов, разновидностей, которые порой оказы-
ваются даже взаимонепонимаемыми. В связи с этим для сов-
ременного английского языка огромное значение приобрела
проблема «перевода кодов”, или “code-switching”.
С этой проблемой сталкивается каждый человек, владею-
щий английским языком, при посещении хотя бы Великобри-
тании (хотя вместо нее можно было бы взять в качестве приме-
ра любую англоязычную страну). Общаясь с людьми, слушая
радио и смотря телепередачи, он постоянно слышит самые раз-
нообразные территориальные и социальные диалекты и порой

64
вообще не понимает, о чем идет речь. Англичане же прекрас-
но понимают друг друга, потому что они с детства привыка-
ют к «переводу кодов”, слушая самых разнообразных носите-
лей языка и совершенно автоматически переключая код. Здесь
необходимо отметить, что, конечно, «перевод кодов” предпо-
лагает исходную общность языка. Вот как пишет об этом ин-
тересном явлении в современной английской речи профессор
Хани (2):
“The ideal answer to the individual’s dilemma about changing
his accent – ‘upwards’ or ‘downwards’ – is code-switching: the ability
to move between two or more accents(or dialects) which enables the
speaker to show his sense of community variously with the educated
speakers of RP or with groups who express their regional or class
identity by a non-standard accent... Though most people have some
ability to do this, in relation to at least one accent besides their normal
one, the distribution of this skill in the population, the number of
accents an individual is likely to be able to attempt,and the range
of characteristic accent features that he or she is likely to be able to
reproduce authentically, are limited”.

Тот же профессор Хани в телефильме БиБиСи, посвящен-


ном акцентам (о котором уже шла речь выше), сделал следую-
щее замечание, помогающее понять сущность «переключения
кодов”.

“If you are lucky, you can keep the two varieties of accent up
and use one amongst your mates, if you are clever, and use another
one when you want to impress people with your ability to pass as an
educated person who can move in all ranks of society”.

Все, что было сказано выше, прекрасно известно науке.


Все эти варианты самым подробным образом описаны в це-
лом ряде научных трудов (3). И поэтому в данной главе, кото-
рая направлена на изучение совершенно другой проблемы, нет
возможности углубиться в изучение диатопических, социаль-
ных, территориальных вариантов английского языка. Но с точ-
ки зрения коммуникативного, функционального, когнитивно-
го подхода к изучению языка, эти вопросы нельзя обойти, не

65
упомянув о них вообще, потому что необходимо постоянно
обосновывать выбор того варианта современного английско-
го произношения (как на сегментном, так и на сверхсегмент-
ном уровне), которому мы учим наших студентов и аспиран-
тов.
Совершенно ясно, что никого нельзя научить правиль-
но пользоваться современным литературным языком (будь то
иностранным или своим собственным), если не будет строгих
орфоэпических норм. Следует отметить, что это сложнейшая
область филологического исследования, в которой работает
огромное количество в высшей степени компетентных людей,
находящихся у истоков самых разнообразных сведений об об-
разцовом произношении.
Поэтому возникла острая необходимость разработать ор-
фоэпические нормы для русскоязычных учащихся, использу-
ющих английский язык в профессиональных, филологических
целях. На кафедре английского языкознания филологического
факультета МГУ этим вопросам был посвящен целый ряд дис-
сертаций (4).
Как показала практика преподавания, обучение английс-
кой устной речи и овладение устной речью на английском язы-
ке является первоочередной задачей прежде всего потому, что
в настоящее время устная речь постоянно вытесняет письмен-
ную. Если еще лет 50 назад основное общение шло через речь
письменную, то в настоящее время, с развитием средств мас-
совой информации (телевидение, радио), видеоаппаратуры,
наконец, все более расширяющихся личных контактов людей
разных стран, устная речь занимает главенствующее положе-
ние.
При этом необходимо помнить,что когда мы изучаем ан-
глийский язык как средство международного общения, наша
задача вовсе не состоит в том, чтобы понравиться британским
консерваторам. Поэтому на кафедре английского языка фи-
лологического факультета МГУ уже давно поставлен вопрос о
том, что же такое “Russian English” или “Russian-based English”.
Изучение английской речи русских и сопоставление ее с образ-
цовым английским произношением позволило поставить воп-

66
рос об отдельной разновидности английского языка, которая
реально используется как иностранный язык на основе русс-
кого языка (5).
Так, Н.Т.Павлова в своем исследовании показала, что в ос-
нове этой разновидности английского произношения лежат те
специфические свойства английской артикуляционной базы,
которые в настоящее время наиболее полно изучены, а имен-
но: усиленная активность гортани, глубокое и низкое распо-
ложение языка, малая активность губ.При этом подразумева-
ется именно культурная разновидность английского произно-
шения, которая является результатом научно-обоснованного
подхода к изучению английского языка как иностранного, та-
кого подхода, который учитывает реальную возможностьовла-
дения различными аспектами английского произношения и
голосообразования.
Образцовый Russian English как совокупность свойств
звучания, отличающая речь тех, кто изучает английский язык
на базе русского языка, принципиально отличается от того,
что обычно называют русским акцентом в английской речи.
Russian English – это идеальный вариант английского языка,
который принимается за образец при обучении английскому
языку на базе русского языка и включает такие явления фона-
ции, которые могут быть освоены всеми изучающими англий-
ский язык в этих условиях.
В работе Н.Т.Павловой подробно описываются все те слу-
чаи, когда основополагающие характеристики английской ар-
тикуляционной базы (активность гортани, оттянутость языка
от зубов, его глубокое и низкое положение в полости рта, ма-
лая активность губ) оказываются естественно раскрытыми в
потоке речи.Так, например, известно, что произнесение смыч-
ных (сильных и слабых) сопровождается глоттализацией –
смыканием голосовых связок, предшествующим образованию
преграды в ротовой полости (6). При произнесении сильных
смычных гортанная смычка обес-печивает запас воздуха для
аспирации (придыхания). Степень аспирации зависит не толь-
ко от положения согласного в слове, но и от положения слова
в речевой цепи.

67
Так, например, в предложении “Man has been here for just
two million years” аспирированное произнесение сильного
смычного [t] в слове “two” становится максимально отчетли-
вым благодаря следующему: “two” отделяется от предшеству-
ющей части высказывания паузой, произносится с высоким
нисходящим тоном в расширенном интервале, а также с не-
сколько повышенной громкостью.
Аспирация наиболее отчетлива во всех случаях, где удар-
ный слог, начинающийся с [p], [t], [k] произносится с измене-
нием движения тона, например:
1) As soon as I saw him on the stage, I knew he had that incredible
stage \presence, which you either have or don’t have.
2) I always \taught him that a great actor has to ‘be’, not ‘do’.
3) The great \test of that, I remember, was in an Old Vic production
of “King John”, where he played the Bastard.

Особого комментария заслуживает специфика произнесе-


ния слабых щелевых и аффрикат в конце слова. Их артикуля-
ция отличается постепенным «усилением” к концу звучания.
Физиологический механизм этого явления состоит в шепот-
ном (“whispered” по Генри Суиту) произнесении конечных [z],
[v], [©](7). Наиболее наглядно это проявляется при произнесе-
нии слов с низким нисходящим тоном в конце синтагмы перед
паузой, например, слова “stage” и “have”в следующем предло-
жении:
As soon as I saw him on the stage., I knew he had that incredible
stage presence, which you either have, or don’t have.

Усиленная активность гортани отчетливо выявляется так-


же и при воспроизведении гортанного щелевого [h] в положе-
нии перед ударным гласным в случае, когда слову с начальным
[h] предшествует пауза, например: The dinosaurs lived on earth
for a¦ hundred and forty million years. Выделяя слово “hundred”
в риторических целях, лектор разбивает нисходящий контур:
оно отделяется от предшествующей части паузой, выносится
в верхний участок диапазона и по существу является началом
нового нисходящего контура.

68
Глубокое расположение языка, свойственное английско-
му артикуляционному укладу, наиболее ясно и полно раскры-
вается на примере гласных заднего ряда и прежде всего N 5 [a:]
и N 7 [£].
Другая особенность английского артикуляционного укла-
да – малая активность губ – выявляется с особой нагляднос-
тью благодаря тем возможностям, которые предоставляет нам
видеозапись. Наиболее отчетливо она воплощается при произ-
несении звука [w]. Традиционное определение этого согласно-
го как двугубного щелевого сонанта казалось бы предполагает
усиленную активность губ. Как показал аудиовизуальный ана-
лиз, однако, артикуляция здесь осуществляется за счет незна-
чительного поднятия нижней губы.
Таким образом, тщательный филологический анализ об-
разцовой английской речи позволил выявить те ее параметры,
которые являются наиболее существенными для русских, изу-
чающих английский язык, и установить еще один произноси-
тельный вариант английскогоязыка, который положен в осно-
ву обучения английскому произношению на базе русского язы-
ка и учитывает принципиальное отличие артикуляционных баз
английского и русского языков.
***
Во всем мире английский язык используется как важней-
шее средство межнационального общения. Люди самых разно-
образных национальностей, принимая участие в симпозиумах,
съездах, конференциях, говорят на английском языке. Ситуа-
ция такова, что мы должны самым серьезным образом отно-
ситься к оценке того варианта английского языка, которому
мы учим. Но, приняв данный вариант,мы обязаны все время
следить за тем, что происходит в мире, как реально осущест-
вляется межнациональное общение. Ведь научный подход к
этой проблеме не заключается в создании каких-то канонов,
конвенциональных положений, которые остается только пов-
торять. Наука непрерывно развивается, показывая важность
своих положений для жизни.
Поэтому, хотя в данной работе мы не имеем возможности
детально рассмотреть все эти проблемы, тем не менее мы с бла-

69
годарностью обращаемся к работам ученых кафедры английс-
кого языкознания филологического факультета МГУ, которые
самым серьезным образом, повседневно, постоянно над ними
работают, изучая тот вариант английского языка, которому мы
обучаем студентов, и исследуя возможности внесения измене-
ний в этот вариант на основе реального развития английско-
го произношения. Например, нужно ли требовать от студентов
произнесения отчетливого гласного N10 [ª] в слове “result” или
же можно разрешить им употреблять гласный N6 [¢], тем более
что последнее произнесение этого слова все чаще можно услы-
шать по BBC World Service. И такие вопросы возникают посто-
янно. Например, гласные N 6 и N 7 в Америке перестали про-
тивопоставляться. В какой степени это влияет на литературное
английское (британское) произношение? Все эти вопросы тре-
буют детальнейшего изучения.
Не вызывает сомнения тот факт, что во главе угла сто-
ят английские согласные, которые во всех многочисленных
“Englishes” принципиально отличаются от русских согласных.
Кроме того, необходимо обосновать наш выбор именно бри-
танского литературного произношения. Дело в том, что британ-
ское литературное произношение описано, показано, разъяс-
нено несравненно лучше американского (“general American”).
Если взять хотя бы пять последних американских президентов,
то легко можно убедиться в том, что все они говорят совершен-
но по-разному, в то время как все члены королевской фами-
лии и все премьер-министры Великобритании говорят на со-
вершенно одинаковом литературном языке.
Итак,
1) Мы совершенно уверены в том, что литературному
произношению надо учить, идет ли речь о родном или
об иностранном языке. Прежде всего необходимо пред-
ставить себе, что значит обучать людей живой англий-
ской речи. В основе всего лежит, конечно же, артику-
ляционная база; без обучения смене артикуляционной
базы не может быть и речи об обучении иностранному
языку,так как в этом случае речь учащегося будет лишь
карикатурой на данный язык.

70
2) Самое главное в обучении английской речи – это по-
казать, что объединяет все “Englishes” в плане фонети-
ки, звукопроизводства, устной речи и как это объеди-
няющее начало отчетливо противопоставляется русс-
коязычной артикуляционной базе, нашей фонетике.
До сих пор очень часто можно услышать суждения о
том,что американский вариант отличается от британ-
ского в частности произнесением гласного N 4 в сло-
вах с гласным N 5 (например,dance [dæns] вместо бри-
танского [da:ns] или произнесением [i:ð ] вместо [a¡ð ]
(either). Однако то же самое можно наблюдать и в диа-
лектах Севера Великобритании.
3) Следующий вопрос касается тех вариантов английско-
го языка, которые в силу определенных исторических
причин не принадлежат к так называемым “English-
speaking nations”. Вот как пишет об этом известный бри-
танский писатель и филолог Малколм Брэдбери (8):

“The spread of English as the first world-language owed much to


the age of the British Empire. It now owes even more to the age of the
American Empire, and it is chiefly United States superpower prestige
and economics that have made it the contemporary lingua franca.
English has always broken loose from the English, just as Latin broke
loose from the Romans. Today five-sixths of the speech-acts conducted
in the language between consenting adults take place between non-
native speakers, users of English as a second, third or fourth language.
They occur when a Japanese speaks to a Finn, an Indian to another
Indian, or when a Korean pilot lands a jumbo jet at Frankfurt airport.”

Так, например, Indian English сейчас очень широко рас-


пространен не только в самой Индии, но и в Великобритании,
на Ближнем Востоке – короче говоря везде, где можно найти
выходцев с полуострова Индостан. В Западной Европе, Аф-
рике, странах Персидского залива, в Северной Америке не-
редко можно встретить врачей и зубных врачей, учителей школ
и университетов, обслуживающий персонал гостиниц, ресто-
ранов, фирм по прокату автомобилей, которые говорят имен-
но на Indian English.

71
Indian English – это вариант английского языка, кото-
рый менее всего понятен даже так называемым «естествен-
ным носителям языка.» Профессор Джон Уэллс, ведущий фо-
нетист Лондонского университета, так пишет по этому поводу:
“There are Indians with a fair knowledge of English whose accent is
so impenetrable that English people can only understand them, if at
all, with the greatest difficulty”(9).
Многие специалисты в области фонетики отмечают, что
система гласных этого варианта (в случае более образованных
его носителей) не очень отличается от RP, из которого она, в
конечном счете и произошла. Однако согласные могут пред-
ставлять значительные трудности. Профессор Хани вспомина-
ет в уже не раз цитированной нами книге, что будучи в Индии
в 1986, он услышал, как ведущий телепередачи назвал кого-то
“the wise president.” Профессора, по его словам, покоробила
такая явная лесть. Минутой позже он понял, что речь шла о
“vice-president”: “w” и “v” часто вообще не дифференцируются
в Indian English, “z” и “s” тоже часто взаимозаменяются.
Однако самая важная причина, по которой Indian English
чрезвычайно труден для понимания, – это его акцентуаци-
онная структура. Все остальные разновидности английского
языка придерживаются более или менее единой системы уда-
рения (своеобразным исключением, да и то только в случае
ограниченного количества слов, является американский анг-
лийский). Индийский же английский полностью революцио-
низировал акцентуационную систему английского языка (при-
чем это касается прежде всего полнозначных слов, а не слу-
жебных). “Regret” становится “regret”, “develop” – “develop”,
“destroy” – “destroy”, “necessary” – “necessary” и т.д.
Таким образом, даже из краткого обзора одной из разно-
видностей английского языка (да и то только некоторых ее фо-
нетических черт) становится ясным, насколько далека она от
привычного, литературного британского варианта. Но ведь та-
ких вариантов в настоящее время чрезвычайно много. Они ис-
торически сложились в разных частях Британской империи, и
ими пользуются многомиллионные народы, придав английс-
кому языку свой национальный колорит.Именно поэтому не-

72
обходимо четко различать американский, канадский, австра-
лийский и британский английский, с одной стороны и запад-
но-африканский, индийский и т.д., с другой (10).
В этой связи совершенно закономерно сейчас ставится
вопрос о том, не существует ли и “Russian English”, которым
пользуются наши политические деятели и ученые для межна-
ционального общения (11).
Однако это отнюдь не означает, что на “Russian English”
должны говорить и филологи самой высшей квалификации.
Мы совершенно уверены в том, что люди, избравшие своей
специальностью английскую филологию, обязаны научиться
говорить на литературном английском языке. Здесь сразу же
следует оговориться, что мы не собираемся говорить по-анг-
лийски так, чтобы англичане принимали нас за своих соотечес-
твенников, хотя бы потому, что практически это невозможно.
Ведь, как известно, и происхождение, и образование, и место
жительства накладывают на произношение англичан такой не-
изгладимый отпечаток, что позволяют говорить о своеобраз-
ном «клейме», которым как бы помечены все естественные но-
сители языка (“all English people are branded on their tongue”).
Наша задача, как англистов, филологов-иностранцев, со-
стоит в том, чтобы исходить из действительных, практических
нужд и потребностей и выработать такой социолингвистичес-
кий стиль английской речи, который пользовался бы прести-
жем на международной арене. К чему нам действительно нуж-
но стремиться, так это к тому, чтобы наш акцент был настоль-
ко тонким налетом, что придавал бы лишь особое очарование
речи иностранца.
Поэтому ученые кафедры английского языкознания фи-
лологического факультета МГУ совершенно правомерно выде-
лили для более детального изучения речь наиболее известных
ораторов, причем таких, которые выступают очень часто, и,
действительно, их выступления являют собой образцы оратор-
ского искусства (королева Великобритании Елизавета II, Мар-
гарет Тэтчер, Алистер Кук) (12). Например, Алистер Кук был
выбран нами потому, что его не только регулярно можно слы-
шать по BBC World Service, но также и потому, что когда празд-

73
новалось 200-летие Соединенных Штатов Америки, он был на-
значен главным докладчиком в Американском Конгрессе.
При всей сложности ситуации, мы должны постоянно
разрабатывать образцы произношения для филологов, выби-
рая наиболее выдающихся и известных ораторов, прежде всего
потому, что изучить произношение живого естественного язы-
ка невозможно только при помощи определенного набора пра-
вил.
В этой связи необходимо определить то место, которое за-
нимают радио и телевидение, а также видеоаппаратура в обу-
чении произношению. Не вызывает никакого сомнения тот
факт, что эти виды массовой коммуникации обязательно долж-
ны быть включены в процесс преподавания. Как радио, так и
телевидение включают в свои передачи в высшей степени поз-
навательные программы об английской литературе, истории,
театре и т.д.
Тем не менее, следует отметить, что особенно неразборчи-
вое использование видеопрограмм таит в себе значительные
опасности,так как многие из них чрезвычайно далеки имен-
но от литературного английского языка. При этом необходимо
тщательно различать учебную и внеклассную деятельность, не
перекладывая целиком на видеоаппаратуру обучение студен-
тов английскому языку.
*
ПРИМЕЧАНИЯ
1. См. Greenbaum S. (ed.). The English Language Today.Oxford, 1985.
2. J. Honey, Op. cit. , p. p. 158-159.
3. См. Wells J.C. Accents of English. Cambridge,1982; Trudgill P., Hannah
J. International English. A Guide toVarieties of Standard English. London,
1985; Honey, J.R. Does Accent Matter? The Pygmalion Factor. London,
1991.
4. См. Павлова Н.Т. Прагмалингвистика произносительной нормы
в составе научной речи филолога-англиста. Автореф. дисс... канд.
филол.наук. М., 1988; Кулешов В.В. Семиотика основ английской
фонации. Автореф.дисс... д-ра филол. наук. М., 1988;Медведева
Н.Ф. Речевой голос как функциональная основа речевого уклада
английского языка. Автореф. дисс... канд.филол.наук. М.,1988; Ма-
гидова И.М. Теория и практика прагмалингвистического регистра
английской речи. Дисс...д-ра филол.наук. М., 1989.

74
5. См. Павлова Н.Т. Прагмалингвистика произносительной нормы в
составе научной речи филолога-англиста. Автореф. дисс... канд.фи-
лол.наук. М., 1988.
6. См. Brown G. Listening to Spoken English. М.,1984, р.р.25-33; Baranova
L.L. The Fundamental Features of Modern English. М., 1991, р.р. 20-
21.
7. Имеется в виду не только произнесение этих звуков с постепенным
затуханием колебаний голосовых связок, но и наличие сужения в
гортани. См. об этом: Sweet H. A Primer of Phonetics.Oxford, 1890,
р.57.
8. См. Bradbury M. Speaking the Prince's English. NewYorker, June 1990.
9. См. Wells J.C. Accents of English. London, 1982, vol.3,р.624.
10. Подробнее проблема соотношения двух основных диатопических
вариантов английского языка – британского и американского -бу-
дет рассмотрена в Части V данной монографии.
11. См. Павлова Н.Т. Цит.раб.
12. См. цит.раб. Магидовой И.М., Дечевой С.В., ПавловойН.Т., Яков-
левой Е.В.

Глава 3. ПИСЬМЕННАЯ ФОРМА АНГЛИЙСКОЙ


РЕЧИ И ПРОБЛЕМЫ ГРАМОТНОСТИ.
РАЗЛИЧНЫЕ ВИДЫ ЧТЕНИЯ
Все, что было сказано выше, уже дает достаточно ясное
представление о том, почему нам необходимо было углубить-
ся в устную речь, несмотря на то, что данное исследование пос-
вящено изучению онтологии письменной речи. Однако поче-
му такое значительное внимание уделяется в ней «переводу ко-
дов» (code-switching) и вариантам английского языка? Потому
что без этого мы не могли бы перейти к основной нашей про-
блеме, т.е. к письменной форме английской речи.
Для этой части работы отправной точкой является то по-
ложение, что английский язык остается реально, объективно
существующим благодаря тому, что его письменная форма как
бы объединяет самые разнообразные его варианты (1).
Вопрос об онтологии письменной речи не может рас-
сматриваться даже в самом общем плане, если не учитывать
тот факт, что с развитием общества принципиально меняется
75
то место, которое занимает в нем письменная форма речи (об
этом см. также Часть I настоящей работы). При этом нельзя за-
бывать о таком понятии, как грамотность. Ясно, что в различ-
ные периоды развития общества уровень грамотности не оста-
ется постоянным, а изменяется. Например, если в древнеанг-
лийский период читать и писать умели только очень немногие
люди (монахи, писцы и т.д.), то в настоящее время ситуация ко-
ренным образом изменилась. Все это, однако не означает, что в
англоязычных странах уровень грамотности очень высок.
Так, например, в «Комсомольской правде» от 24 мая 1983
г. была опубликована следующая заметка под заголовком «Не-
грамотность в США»:
«Более 23 млн. взрослых граждан США, самой богатой стра-
ны капиталистического мира, не могут читать и писать в степе-
ни, минимально необходимой для повседневной жизни. С каж-
дым годом растет число полностью неграмотных. Половина уча-
щихся городских школ сейчас испытывает серьезные трудности с
чтением. К таким выводам пришли составители подготовленного
недавно в Вашингтоне доклада по вопросам образования.»
(ТАСС)

Как же обстоят дела с грамотностью в Великобритании?


Согласно данным ЮНЕСКО, в Великобритании в 1979 г. насчи-
тывалось более 2 млн. неграмотных. При этом в соответствии с
принятыми критериями в качестве неграмотного классифици-
ровалось лицо, уровень знаний которого ниже, чем у девяти-
летнего ребенка. Иначе говоря, имелись в виду люди,которые
не умеют даже прочитать уличную вывеску, рекламу, объявле-
ние и т.д. (2).
В своем интервью английской телекомпании БиБиСи в
июле 1987 г. известная писательница Айрис Мэрдок высказа-
ла серьезные опасения по поводу уровня владения языком сво-
их сограждан. Она, в частности, отметила, что с развитием ви-
деоаппаратуры англичане все меньше читают художественную
литературу, что отрицательно сказывается не только на уровне
их грамотности, но и на их умственном развитии, так как они
постепенно утрачивают способность анализировать, сопостав-

76
лять факты, а лишь предаются пассивному созерцанию видео-
фильмов.
В газете «Известия» от 20 июля 1989 г. опубликована за-
метка «Принц Чарльз недоволен орфографией англичан»:

«Старший сын английской королевы Елизаветы II, на-


следник британского престола принц Чарльз высказал мнение,
что многие подданные Соединенного Королевства плохо гово-
рят, а еще хуже... пишут по-английски.
Выступая перед отечественными бизнесменами, он за-
явил, что ему лично приходится редактировать письма, под-
готовленные служащими его офиса, выправлять при этом гру-
бейшие ошибки.
Если мы хотим воспитывать людей, которые могут писать
на хорошем английском языке, мы должны изменить систему
обучения, -заявил будущий английский монарх».

Годом позже, в 1990 году, в журнале “New Yorker” была по-


мещена статья известного британского писателя и филоло-
га Малколма Брэдбери, под заглавием “Speaking the Prince's
English.” Брэдбери начинает свою обширную статью следую-
щими словами:
“Britan's Prince of Wales, Prince Charles, for the last several
years the battering scourge of the post-modernist architects, has been
speaking his mind on another serious matter. He has been commenting
on the way the citizens of today's Britain speak and write their own
language. “Bloody badly”, is his royal conclusion.
The Prince has complained that there is a “fundamental problem”
about the way English is taught in British schools. He also admits that
even the letters that go out from his own office over his royal seal are
so full of illiteracies that he has to submit them to intensive princely
correction.”

Малколм Брэдбери далее признается, что совершенно со-


гласен с принцем Чарльзом,и детально анализирует положение
дел в системе образования Великобритании, на которую и воз-
лагается вина за низкий уровень владения родным языком са-
мих англичан.

77
А в газете “Daily Mail” от 16 апреля 1993 года опубликована
статья ее корреспондента по вопросам образования Рэя Мэсси
“'Sloppy' teachers under attack in the battle against poor grammar”,
в которой заявляется, что «тысячам учителей необходимо ис-
править свою собственную грамматику, пунктуацию и устную
английскую речь, если они собираются быть «моделями для
подражания «для своих учеников».
Таким образом, проблема грамотности, умения читать и
писать имеет первостепенное значение для данной работы.
Оказывается,что первый шаг в разрешении проблемы пись-
менной речи – это научиться читать. При этом нельзя забы-
вать о том, что если имеется в виду чтение текста, или развер-
нутого произведения речи, а не просто чтение отдельных слов
в соответствии с Правилами чтения букв и буквосочетаний, то
нельзя отделять сегментный аспект от сверхсегментного. Ис-
кусственное же отделение сегментного декодирования (рас-
шифровывания) текста от сверхсегментного приводит, как из-
вестно, к плачевным результатам.
В настоящее время на кафедре английского языкозна-
ния филологического факультета МГУ активно разрабатыва-
ется прагмалингвистика чтения как особого вида речевой де-
ятельности, требующей непременного учета диалектического
единства ее устной и письменной форм. Выделено четыре ос-
новных типа чтения. Первый вид чтения заключается в сборе,
получении информации (information retrieval). Когда мы гово-
рим о втором виде чтения, то здесь уже на первый план выдви-
гается разбор, толкование текстов(construing), что применимо
в основном только к мертвым языкам.
Третий вид чтения – это чтение «филологическое», осно-
ванное на естественном соотношении просодии и пунктуации.
Распространенные до сих пор многочисленные тонетические
транскрипции не позволяют учащемуся понять тесную связь,
существующую между письменным текстом и его устным вари-
антом (3). Вместо того, чтобы читать текст таким, каким его за-
думал автор, учащийся чисто механически пытается расшиф-
ровать сложную вторичную (по отношению к знакам препина-
ния) семиотическую систему тонетической транскрипции.

78
Говоря о филологическом чтении, нельзя не упомянуть о
статье А.П.Гришунина «О методе текстологии»(4), в которой
автор совершенно справедливо утверждает, что «изучение про-
изведения во всей полноте предлагает анализ – расчленение
произведения на составляющие его части и уяснение их вза-
имосвязи, причем не только в плоскостном отношении, но и
диахронически.» При этом, «в филологическом анализе нахо-
дит применение и конкретизируется все богатство диалекти-
ческого метода: всесторонность исследования, прослеживание
взаимосвязей, неразрывность аналитического и синтетическо-
го. Говоря словами Б.В.Томашевского, «нужно уметь обнару-
жить намерение автора в тексте.»
Таким образом, цели и задачи филологического чтения за-
ключаются в том, чтобы читающий в полной мере восприни-
мал смысл читаемого, непосредственно соотнося каждый знак
препинания с соответствующими изменениями просодичес-
ких параметров.
Особую проблему представляет собой чтение произведе-
ний словесно-художественного творчества, которое в настоя-
щее время исследуется М.В.Давыдовым (5). Здесь сразу же сле-
дует оговориться,что такое чтение отличается от сценического
чтения, когда тексты исполняются актерами, перевоплощаю-
щимися в персонажи художест-венных произведений.
Неотъемлемой частью «филологического» чтения являет-
ся «ритмическое» чтение, которое предполагает способность
читающего понимать ритмическое строение текста и наилуч-
шим образом передавать его в устной форме речи. Как пока-
зали исследования в этой области (6), любое протяженное вы-
сказывание членится на сложные ритмические единицы – от-
резки речи, образующиеся в результате объединения простых
ритмических единиц (т.е. ударного слога с примыкающими к
нему безударными) в единое смысловое и просодическое це-
лое. Сложные ритмические единицы отделяются в устной ре-
чи паузами, которым на письме соответствует тот или иной
знак препинания. Ритмически хорошо организованная речь
строится по принципу «гармоничного разнообразия» (balanced
variety) (7), который обеспечивает чередование различных рит-

79
мических структур. Внутри сложных ритмических единиц про-
исходит чередование цепочек дактилических и трохеических
простых ритмических единиц.
Понятно, что проблема филологического чтения очень
тесно связана с проблемой понимания художественных текс-
тов, которая была подробнейшим образом изучена в одном из
исследований, проводимых на кафедре английского языкозна-
ния филологического факультета МГУ. Обратимся к более де-
тальному его рассмотрению.
Семиотика художественной литературы составляет неотъ-
емлемую часть проблемы понимания произведений словес-
но-художественного творчества. Следует сразу же отметить,
что понимание художественной литературы с филологичес-
кой точки зрения не ограничивается лишь пониманием сюже-
та. Кроме того, его не следует смешивать с литературно-кри-
тическим подходом к изучению произведений словесно-худо-
жественного творчества.
До сих пор семиотический подход очень плодотворно при-
менялся в фонологии, в изучении синтаксиса (8). Однако ког-
да речь заходит о художественной литературе, исследователь
сразу же сталкивается с целым рядом проблем, несмотря на то,
что имеется огромное количество книг, посвященных «струк-
турной» семиотике в применении к словесно-художественно-
му творчеству. Так, например, В.Я.Проп еще в 20-ые годы те-
кущего столетия опубликовал свою книгу «Мифология вол-
шебной сказки», в которой ясно представлена семиотическая
модель, основанная на структурной семиотике (герой – анти-
герой, герой – красавица, и т.д.). В книгах многочисленных
последователей В.Я.Пропа можно найти ту же самую модель,
или схему.
Однако все эти авторы совершенно игнорируют фактор
времени.За 60 с лишним лет очень многое изменилось, и сей-
час уже никто не интересуется структурными моделями, фор-
мулами и схемами. Во главу угла в настоящее время ставится
когнитивная (функциональная) семиотика, т.е. семиотика не
ради себя самой, а для разработки определенных методов, ко-
торые позволили бы обучать студентов (9). Именно в таком на-

80
правлении ведутся сейчас исследования на кафедре английс-
кого языкознания филологического факультета МГУ.
Так, например, Т.Б.Назарова в своем исследовании пыта-
ется ответить на следующий вопрос: какие современные ме-
тоды могут быть применены при анализе произведения сло-
весно-художественного творчества? Т.Б.Назарова приходит к
выводу, что нельзя даже приступать к анализу произведения ху-
дожественной литературы, если мы не понимаем его места во
времени и пространстве. Помимо этого, необходимо научить-
ся вычленять из такого развернутого произведения речи, ка-
ким является любое произведение художественной литерату-
ры, так называемые «опорные семиотические ситуации», или
“boundaried spaces”.
Таким образом, метод когнитивной семиотики заключает-
ся в том, чтобы выделить опорные семиотические ситуации в
художественном тексте, тщательно их проанализировать и по-
нять, что они означают.
Особенно важным аспектом работы Т.Б.Назаровой яви-
лась попытка дать ответ на вопрос: Какова же онтология сло-
весно-художественного творчества? Как оно существует, ка-
кова форма его существования? Казалось бы, ответ в этом
случае очевиден – это книги, страницы печатного текста. Од-
нако если принять во внимание традиции русской филологии
(А.М.Пешковский, Л.В.Щерба, А.И.Смирницкий), то текст
художественного произведения должен обязательно отражать-
ся в нашей внутренней речи. Если же этого не происходит, не-
льзя говорить даже о самом элементарном анализе и понима-
нии художественного текста.
Т.Б.Назарова в своей работе вводит еще одно важное по-
нятие – понятие «оркестровки» произведения словесно-худо-
жественного творчества, которое включает в себя выделение
опорных семиотических ситуаций. Это понятие теснейшим
образом связано с проблемой чтения художественного текста,
потому что предполагается,что все «части» оркестровки долж-
ны правильно отражаться во внутренней речи читающего и
должны быть прочитаны соответствующимобразом.

81
После того, как мы убедились, что мы слышим данный
текст в своей внутренней речи, необходимо найти те знаки, ко-
торые как бы «расставлены» автором в тексте произведения.
Известно, что все явления диакритического уровня язы-
ка (фонемы, знаки препинания и т.д.) также обладают знако-
вой природой. Другими словами, каждое из них – это функция
двух функтивов – выражения и содержания. Однако в отличие
от знаков художественной литературы, которые являются зна-
ками иконическими, знаки диакритического уровня – это ин-
дексы. Кроме того, есть и третья разновидность знаков – сим-
волы. Если влияние того или иного художественного произ-
ведения или отдельного писателя становится общественно
значимым во всемирном масштабе, то иконический знак мо-
жет стать символом.
Важным моментом в исследовании Т.Б.Назаровой являет-
ся то,что она не ставит вопрос о семиотике в составе филоло-
гической герменевтики в отрыве от непосредственного пред-
мета изучения – художественного текста, а старается деталь-
но и планомерно представить картину воспринятых читателем
обобщенных типов содержания, не сводимых к сумме значе-
ний составляющих текст слов и метасемиотических коннота-
ций; представить наиболее общий перечень «тем» (противо-
поставлений, смыслов), отвлекаемых читателем от данного
конкретного текста и связанных со всем творчеством того или
иного писателя.
Исходя из сказанного, следует еще раз подчеркнуть важ-
ность тех принципиально новых подходов к чтению произве-
дений не только научной речи, но и художественной литера-
туры, о которых шла речь в данной главе. Ведь предметом на-
шего исследования является современный английский язык в
единстве и взаимодействии его устной и письменной форм –
живое средство человеческого общения. В этом случае чтение
принципиально немыслимо, если то, что воспринимается гла-
зами, не получает последовательного и планомерного отраже-
ния во внутренней речи, которое и является основой «чтения
вслух».

82
*
ПРИМЕЧАНИЯ
1. См. Greenbaum S. (ed.) The English Language Today.Oxford, 1985.
2. См. «Курьер ЮНЕСКО», N4, 1980.
3. Более подробно о «филологическом чтении» см. Главу 6 данной час-
ти монографии, а также Руденко Д.У. Прагмалингвистика чтения
научной прозы в свете соотношения просодии и пунктуации. Авто-
реф. дисс... канд.филол.наук. М.,1988.
4. См. Гришунин А.Л. О методе текстологии. В: ИАН СССР. Серия ли-
тературы и языка. Том 48, N4, июль-август 1989.
5. См. Давыдов М.В. Паралингвистические функции сверхсегмен-
тных средств английского языка в сопоставлении с русским. Ав-
тореф. дисс... канд.филол.наук. М., 1965; Давыдов М.В. Звуковые
парадоксы английского языка и их функциональная специфика.
М.,1984.
6. См. Шишкина Т.Н. К вопросу о ритмическом построении речи. Ав-
тореф. дисс... канд. филол.наук. М., 1974; а также Николаева Н.Е.
Ритмическая синтагматика как основа синтактико-стилистическо-
го анализа научного текста. Автореф.дисс... канд.фи-лол.наук. М.,
1986.
7. См. Шишкина Т.Н. К вопросу о ритмическом построении речи. Ав-
тореф.дисс... канд.филол.наук. М., 1974.
8. См. Александрова (Долгова)О.В. Семиотика неплавной речи.М.,
1978; Akhmanova O., Idzelis R.F. Linguistics and Semiotics.M., 1979.
9. См. Назарова Т.Б. Современный английский язык: филология, се-
миотика, ЭВМ. Дисс... д-ра филол.наук. М., 1990.

Глава 4. ВИДЫ ТРАНСКРИПЦИИ И ПРАВИЛА


ЧТЕНИЯ

§ 1. «Узкая» и «широкая» транскрипции


Понятно, что проблемы грамотности и чтения – это все-
го лишь один из многочисленных аспектов рассматриваемой
нами онтологии английской письменной речи. Исходя из сов-
ременного состояния вопроса о соотношении и, вернее, ие-
рархии разных форм и видов письма, мы должны продолжить
рассмотрение, рассказав о так называемой «фонетической
транскрипции», неразрывно связанной с проблемой взаимо-
отношения устной и письменной форм речи.

83
Во избежание каких бы то ни было недоразумений, сле-
дует еще раз пояснить, что последовательное сопоставление
нами двух форм языка – устной и письменной – предполага-
ет основную литературную форму английского произношения
(так называемую “unmarked Received Pronunciation”, или RP)
и принятую в британском варианте английского языка орфог-
рафию.
Как уже было показано во Введении, проблема взаимо-
отношения двух форм речи очень сложна. Тем не менее, час-
то предполагается,что можно дать ей простое объяснение сле-
дующим образом: устная форма речи первична, письменная
форма – вторична, а взаимоотношение между ними сводится к
транспозиции устной формы в письменную и наоборот – ина-
че говоря, к фоно-графическому переводу ( или phono-graphic
translation ).
Однако, вполне очевидным является тот факт, что это
только один аспект огромной проблемы. Ведь если мы возьмем
такой литературный язык, как английский, то увидим, что его
письменная форма, его система графем так же важна для его
онтологии, как и система фонем.
На первый взгляд может показаться, что взаимоотноше-
ние между этими двумя системами ( фонем и графем ) совер-
шенно необъяснимо (особенно в случае английского языка ).
В частности, для фонетической системы английского языка
характерно большое количество четко дифференцированных
гласных, которое не отражено в традиционном алфавите: букв
для изображения двенадцати монофтонгов / не считая девяти
дифтонгов / всего шесть.
Это, естественно, приводит к тому, что одна и та же бук-
ва используется для изображения разных звуков. Так, напри-
мер, букве «а», в зависимости от графического окружения, мо-
гут соответствовать четыре гласных звука:
[æ]: fаct, apt, actor, latter
[e¡]: fate, later, chaos, fatal
[ɑ:]: farm, far, party, starring
[® ]: fare, parents, staring

84
С другой стороны, одному и тому же звуку соответству-
ют разные буквы и буквенные сочетания. Например, звук [¡] в
ударном положении изображается двумя буквами:
“i”: ink, sing, image
“y”: symbol, cylinder, typical
В безударном же положении этот звук может изображаться
следующими буквами и буквенными сочетаниями:
“e”: depend, rocket, begin
“i”: implicit, indefinite
“y”: sorry., happy, quickly
“a”: surface, usage, private
“ai”: mountain, fountain
“ey”: money
Сказанное выше в равной степени относится и к буквам,
изображающим согласные звуки.
Так, букве “s” могут соответствовать два согласных звука:
[S]: sail, set, bus, gas, consider, insist
[Z]: busy, cousin, easy, design, resemble
С другой стороны, звук [S] может изображаться следую-
щими буквами и буквенными сочетаниями:
“s”: set, speak, basis, tense
“ss”: essay, assist, kiss
“c” + “e, i, y”: cent, cancer, city, cynic
“sc” + “e, i, y”: scent, lascivious, Scylla
Уже в течение очень долгого времени языковеды пытают-
ся найти пути преодоления непоследовательностей современ-
ной английской орфографии, предлагая разные проекты ее ре-
формы. Однако до сих пор единственный результат этих попы-
ток – это создание так называемой «широкой» фонетической
транскрипции, своеобразной фонологической системы пись-
ма, основанной на принципах «буквенной» фонологии (1).
Сущность этой системы состоит в том, что каждой фоне-
ме присваивается определенный графический символ. Ряд или
последовательность таких символов используется для изобра-
жения фонематического состава слова. Но как же соотносят-
ся получаемые таким образом графические образы слов с их
орфографическими «идеограммами»? Ведь традиционный ор-

85
фографический образ слова может быть очень далек от его про-
стого фонематического изображения в фонологической транс-
крипции.
Обратимся к примеру. Возьмем следующее английское
предложение:
“How do you think we ought to start?”
При помощи «широкой» системы фонетической транс-
крипции в ее традиционном виде это предложение можно за-
писать так:

[°hau d  j •±¡²k w¡•¢:t t  ˎstɑ:t]

При этом гортанному щелевому будет соответствовать


символ [h], следующий за ним дифтонг будет обозначаться как
[au],слабый альвеолярный взрывной – как [d], и так далее.
Понятно, насколько усложняется дело, если вместо отно-
сительно простого набора слов мы возьмем такую фразу:
His reign taught the people the right approach to monarchy.

[h¡z 're¡n•t¢:t ð •pi:pl ð •ra¡t  'pr uʧ t ˎm¢n k¡]

В данном случае при обращении к «широкой» фонетичес-


кой транскрипции омонимизируются слова reign (rain, rein),
right (rite).
Из сказанного можно заключить, что «широкая» фонети-
ческая транскрипция не является фонетической в собственном
смысле слова, а представляет собой как бы усовершенствован-
ную орфографию, которая позволяет установить регулярное,
однозначное соответствие между фонемой и графемой.
Вместе с тем, как и все вообще орфографии, «широкая»
транскрипция также оказывается непоследовательной и очень
часто неправильно отражает реальные факты данного языка.
Рассмотрим, например, такие слова как “tower”, “power”, ко-
торые транскрибируются при помощи так называемого «триф-
тонга» [au ], вместо реального произношения этих слов, а
именно [a: ] /[ pa:  ], [ta: ] / (2). В словарях пользующийся ан-
глийским языком по-прежнему находит транскрипцию с [au ]

86
и приходит к совершенно неправильному выводу, что эти сло-
ва следует именно так и произносить.
Рассмотрим еще один пример: мы продолжаем транскри-
бировать “you” [ju:] и “your”[j£] с [j], что является искажени-
ем фактического произношения. Дело в том, что в английском
языке не существует средненебного щелевого. Поэтому поль-
зующиеся английским языком опять вводятся в заблуждение
транскрипцией, в которой [j] употребляется для обозначения
слабого «глайда», что приводит к произношению фрикативно-
го согласного.
То, что под названием «фонетической» до сих пор фигури-
рует транскрипция фонологическая, давно известно ученым,
но не осознанно в полной мере многими миллионами людей,
пользующимися английским языком как средством нацио-
нального и межнационального общения. В этой связи естест-
венно возникает вопрос: поскольку «широкая» транскрипция
дает неполную, а иногда и искаженную картину звуковой фор-
мы языка, не следует ли заменить «широкую» транскрипцию
«узкой», т.е. фонетической в собственном смысле слова, кото-
рая позволяла бы передавать на письме все те видоизменения,
которым подвергаются звуки в тех или иных окружениях (3).
Однако в связи с этим возникает еще один немаловажный воп-
рос: можно ли сделать так, чтобы в словаре, которым пользу-
ется большое количество людей, была показана не фонологи-
ческая транскрипция, а фонетическая, отражающая все мно-
гообразные варианты произнесения звука в зависимости от его
окружения? Понятно,что практически такую задачу было бы
очень трудно решить. Однако вполне естественно, что в плане
графической фиксации многочисленных видоизменений, ко-
торые претерпевает звук под влиянием реального фонетичес-
кого окружения (4), преимущество «узкой» транскрипции пе-
ред «широкой» совершенно ясно.
Так, например, в «широкой» фонологической транскрип-
ции существует один графический символ для изображения
сильного велярного взрывного – [k]. Вместе с тем, каждая син-
тагматическая реализация этой фонемы имеет свои особен-
ности, которые в «широкой» транскрипции естественно не от-

87
ражаются. В частности, как было показано в соответствующих
исследованиях (5), сильные /«фортисные»/ взрывные всег-
да «сильнее» / т.е.произносятся с большей энергией – что вы-
ражается в большей степени придыхания / в положении перед
ударной гласной в начале слова, чем в конечном положении.
Перед безударной гласной в середине слова их артикуляция
значительно ослабляется.
Так, если сравнить произношение сильного велярного
взрывного в словах “cook” и “cooking”, то окажется, что в на-
чальной позиции перед ударной гласной этот звук обладает го-
раздо более сильной артикуляцией; в конечном положении ( в
слове “cook” ) его артикуляция ослабляется и становится еще
слабее в интервокальном положении перед безударным глас-
ным ( в слове “cooking” )(6).
Однако в «широкой» транскрипции все это многообра-
зие сводится к одному символу [k]. «Узкая» же фонетическая
транскрипция предполагает закрепление за каждым произно-
шением данного звука соответствующего символа. Так, напри-
мер, в «узкой» фонетической транскрипции, разработанной
Генри Суитом, эти три различные степени аспирации сильно-
го велярного взрывного изображаются с помощью следующих
знаков:
1/ о – самая сильная степень аспирации ( когда звук на-
ходится в начальном положении, перед ударной гласной);
2/ ° – более слабая по сравнению с первой степень аспи-
рации (когда звук находится в конечной позиции);
3/ ° – самая слабая степень аспирации (когда звук нахо-
дится перед безударной гласной в середине слова).

Таким образом, в транскрипции Генри Суита слово “cook”


можно изобразить как о ° (где соответствует ударной
реализации фонемы [u]), а слово “cooking” как о °
где и изображают соответственно реализации безударно-
го гласного [I] и конечного велярного носового).

88
В качестве дополнительной иллюстрации того, что кон-
кретно представляет собой «узкая» фонетическая транскрип-
ция, приведем пример текста, записанного по системе Суита
(7):

(People used to think the earth was a kind of flat cake,with the
sea all round it; but we know now that it is really round, like a ball –
not quite round, but a little flattened, like an orange) (8).
Необходимо отметить в этой связи, что всякая система за-
писи, всякая орфография или «транскрипция», т.е. передача
письменными символами или знаками того, что реально вос-
принимается на слух, непременно требует также учета особен-
ностей используемых знаков или символов.
Поэтому, сопоставляя детально «широкую» и «узкую»
транскрипцию, мы не можем не принимать во внимание также
и принципиальное различие между символикой, основанной
/ в основных своих чертах, за небольшим количеством исклю-
чений / на широко распространенном латинском алфавите, с
одной стороны, и символикой, которая является в плане свое-
го реального, графического оформления совершенно новой и
сложной, и потому сложной для восприятия (9).
Здесь ни в коем случае нельзя упускать из виду привыч-
ность данной графической субстанции, ее распространен-
ность, или же, наоборот, непривычность, специфический ха-
рактер данной графической субстанции. Ведь любой массо-
вый читатель, обратившийся к толковому словарю, имеющему
транскрипцию, знаки которой легко объяснить в предисловии,

89
без труда начинает ей пользоваться, поскольку она основана на
таком же алфавите ( с небольшим количеством дополнитель-
ных знаков ).
Если же система заменена «узкой» транскрипцией или лю-
бой новой для английского языка графической субстанцией,
обратившийся к словарю читатель не сможет ей пользоваться
столь же эффективно, как он пользуется транскрипцией, осно-
ванной на латинице, пусть даже потенциально такая графичес-
кая субстанция позволяет воссоздавать подлинный звуковой
облик каждого слова. В связи с этим нам необходимо обратить-
ся к рассмотрению реального взаимоотношения, существую-
щего между идеографическим обликом самых разнообразных
английских слов и их звучанием.
*
ПРИМЕЧАНИЯ
1. Развитие «буквенной фонологии» тесно связано с созданием Меж-
дународной Фонетической Ассоциации (International Phonetic
Association), образованной в 1886 году с центром в Париже. Члена-
ми этой Ассоциации были такие выдающиеся лингвисты, как Ген-
ри Суит и Отто Есперсен. В 1888 году был опубликован первый ва-
риант Международного Фонетического Алфавита, основанного на
латинском алфавите. Основные принципы, которыми руководс-
твовались создатели алфавита, были следующие: а) Когда два зву-
ка, встречающиеся в данном языке, используются для того, чтобы
отличить одно слово от другого, они должны быть по возможности
представлены различными буквами. Следует использовать латин-
ские буквы, однако если буквы латинского алфавита не подходят,
в отдельных случаях их заменяют новыми. (Так, например, [±] –
этот символ заимствован из греческого алфавита и соответствует по
форме греческой букве «фета»). б) Когда два звука настолько близ-
ки по своим акустическим признакам, что они не используются в
языке для различения слов, их следует обозначать одной буквой.
(см. The Principles of the International Phonetic Association, Bourg-la-
Reine and London, 2nd ed., London, 1949).
2. Это явление неоднократно отмечалось в соответствующих рабо-
тах советского и английского языковедения, причем исследовате-
ли каждый раз используют тот или иной знак транскрипции для
изображения реального произнесения данного сочетания гласных
в живой речи. Так, например, А.И.Смирницкий в «Курсе фонети-
ки современного английского языка» (М., 1956, с.49) пишет: «На-
иболее типичным для английского языка является упрощение диф-

90
тонгов перед гласным. Дифтонги перед гласным нередко утрачива-
ют второй компонент: ['go¡²] вместо ['gou¡²], ['pa(:) ] вместо ['pau 
]. Нередко такое произношение делается стандартом нормальной
речи. Особенно часто упрощение происходит в дифтонгах на [u],
тогда как дифтонги на [¡] более устойчивы». Такие же наблюде-
ния находим и у других исследователей-фонетистов: Г.П.Торсуева
(Фонетика английского языка, М., 1950), А.А.Трахтерова (Лекции
по теоретическому курсу фонетики английского языка, М., 1955),
В.А.Васильева (Фонетика английского языка. Теоретический курс.
М., 1970). Что же касается английской литературы по фонетике, то
здесь особого внимания заслуживают замечания Д.Джоунза, кото-
рый также считает, что знак [au] не отражает действительного про-
изнесения. По мнению автора, оно более верно передается следу-
ющими графическими символами: [ao ] или [a¢ ]. В некоторых
случаях происходит «выравнивание» этого сочетания гласных, ре-
зультатом которого является дифтонг [a ]. Иногда, согласно наблю-
дениям Д.Джоунза, «выравнивание» заходит настолько далеко, что
произносится один долгий задний гласный [a:]. Такое произнесе-
ние наблюдается особенно часто перед согласными (как, например,
в слове “powerful”). А.Ч.Гимсон считает, что в современном «при-
нятом» английском произношении (Received Pronunciation) сочета-
ния дифтонгов [au] и [a¡] c гласным N 12 правильнее транскрибиро-
вать следующим образом: [au ] > [ ɑ:  ] где [ɑ:] – долгий закрытый
задний гласный, [ai ] > [a: ] где [a:] – продвинутый открытый глас-
ный, поскольку такое графическое изображение более точно отра-
жает реальное произнесение. В этой связи небезынтересно также и
замечание А.Ч.Гимсона в отношении качественного различия меж-
ду первыми элементами дифтонгов [a:] и [ɑ:], которое часто не на-
блюдается в реальной, живой речи. Это неразличение приводит к
тому, что появляются омофоны tyre – tower; shire – shower; sire –
sour. Кроме того, отмечает А.Ч.Гимсон, в некоторых вариантах RP
дифтонги [ɑ:] и [a: ] выравниваются до долгого монофтонга [а:].
Таким образом, появляются омофоны типа shire – shower – Shah;
tyre – tower – tar; buyer – bower – bar.
3. В своей книге “The Sounds of English” (Oxford, The Clarendon Press,
1929, p.p.9-10) Генри Суит показал, что означает собственно «фоне-
тическая» транскрипция: “A broad notation is one which makes only the
practically necessary distinctions of sound in each language, and makes
them in the simplest manner possible, omitting all that is superfluous.
But in comparing the sounds of a variety of languages, or dialects of a
language, and still more in dealing with sounds in general, we require a
“narrow”, that is, a minutely accurate notation covering the whole field
of possible sounds”.
4. Попытки создать такого рода транскрипцию предпринимались не-
однократно, в частности, еще Генри Суитом. См. H.Sweet. Primer of

91
Phonetics. Oxford, 3d ed., 1906; The Indispensable Foundation. London,
Oxford University Press, 1971.
5. См. H.Sweet. The Indispensable Foundation. London,Oxford University
Press, 1971. D.Jones. An Outline of English Phonetics, 9th ed., Cambridge,
Heffer, 1960.
6. См. Sweet H. The Indispensable Foundation. London,1971, р.169.
7. Пример взят из книги Г.Суита “Primer of Phonetics”.(Oxford, 3d ed.,
1906), р.86.
8. Мы не касаемся здесь чисто прагматических вопросов, которые
возникают при внедрении «узкой» транскрипции в практику пре-
подавания языка.
9. Небезынтересно в этой связи вспомнить долгую историю различ-
ных проектов реформ английской орфографии (об этом подробнее
см. Приложение I данной работы),среди которых были и системы
письма, основанные на совершенно оригинальных, новых, не свя-
занных с латинским алфавитом графических знаках.

§ 2. Акцентуационная система английского языка


и правила чтения
Английская орфография, на первый взгляд, иррациональ-
на и иероглифична. Это объясняется тем, что простейшие и
наиболее часто используемые слова в английском языке (1) не
подчиняются Правилам чтения, а именно с этими словами в
первую очередь знакомится изучающий язык. Отсюда возни-
кает совершенно ошибочное впечатление, что произноше-
ние и написание, устная и письменная формы английской ре-
чи практически не связаны между собой, изолированы друг от
друга. Так, известный британский филолог Раймонд Чэпмэн в
своей книге “The Treatment of Sounds in Language and Literature”
приводит следующее интересное суждение по этому поводу:
“The written symbol has become little better than an ideograph,
or rather, as one might say, an archeophonograph – a symbol of
some earlier form of the spoken word. It is as if a grown man were to
offer a portrait of himself taken when a child to serve as his passport
photograph”.

Тем не менее, как произношение, так и орфография –


объективная реальность, существующая независимо от нашего

92
сознания. Исследуя язык с позиций диалектики, мы приходим
к определенным обобщениям, создаем теории лишь на осно-
ве изучения этой объективной реальности, наблюдая действи-
тельные произведения речи.
В связи с этим неизбежно возникает вопрос о том, можно
ли научно изучать английскую орфографию в отрыве от про-
изношения, от устной формы речи? Для того, чтобы ответить
на этот вопрос, необходимо обратиться к исследованию, про-
веденному профессором А.И.Смирницким, которому впервые
удалось раскрыть системный характер английской орфографии
и показать, что чрезвычайно сложное и запутанное на первый
взгляд соотношение между фонемами и графемами может быть
полностью понято только при помощи так называемых «Пра-
вил чтения»(2).
Краеугольным камнем «Правил чтения» А.И.Смирницкого
является такой подход к акцентуационной и фонологической
системам современного английского языка, в котором они
представлены как единое целое. Именно неразрывной связью
этих двух систем объясняется и то, что в английском языке су-
ществуют так называемые «сильные» фонемы ([i:], [¡], [e], [æ],
[a:], [¢], [£], [u], [u:], [ª], [ :]) и только три «слабые» фонемы
([¡], [u], [ ]), которые могут встречаться в полностью безудар-
ной позиции. Ведь, как известно, в английском языке разли-
чаются четыре степени ударения: главное ударение, сильное
второстепенное ударение, слабое второстепенное ударение и
полностью безударный слог. Причем если слабое второстепен-
ное ударение является своеобразным минимумом ударности,
при котором еще различаются все характеристики английских
гласных, то в безударном положении эти различия в большинс-
тве своем стираются.
В соответствии с наличием тех или иных видов ударения в
слове все слова английского языка могут быть отнесены к то-
му или иному «акцентуационному типу», или к определенной
модели ударения. Как уже отмечалось нами выше, соблюде-
ние правильной акцентуационной структуры слов чрезвычай-
но важно для понимания английской речи (3). Так, профессор
А.Ч.Гимсон в своей книге “An Introduction to the Pronunciation

93
of English” (ориентированной, кстати, именно на иностранцев,
изучающих английский язык) подчеркивает, что если произне-
сение отдельных сегментных звуков в многочисленных и разно-
образных вариантах современного английского может в значи-
тельной степени варьироваться, то акцентуационная структу-
ра слов не должна нарушаться, если стоит вопрос о понимании
речи. А.Ч.Гимсон полагает также, что именно нарушение ак-
центуационной структуры слов придает речи иностранца, го-
ворящего на английском языке, сильный (и порой труднодо-
ступный для понимания) акцент.
Для русских, изучающих английский язык, эта проблема
особенно актуальна, т.к. в русском языке преобладает, как пра-
вило, сильное объединяющее ударение на одном из слогов сло-
ва: демонстр'ация, коллективиз'ация, и т.д. В английском же
языке многосложные слова с одним, главным ударением – это
скорее исключение, чем правило:
'territory, 'literature.
Кроме того, долгие гласные и дифтонги в английских сло-
вах всегда ассоциируются с определенной степенью ударе-
ния, даже когда они находятся в, казалось бы, безударном сло-
ге (ведь слабое второстепенное ударение не отмечается в сло-
варях):
'phoneme, 'foreword, 'compound, i'dea, sar'castic.
Правильное распределение видов ударения в слове – это
необходимое условие понимания английской речи. Если об-
ратиться к обширной литературе по акцентуационным типам
слов, то становится ясно, что ученые, в основном, ограничи-
ваются воспроизведением некоей абстрактной схемы, напри-
мер (4):

Модель слова: Примеры:


2 слога - unknown, Chinese,
3.1. idea, antique, thirteen,
canteen, cashier, chastise
4.1. - alone, machine, arrive,
behind, invent, reform
1.3. - profile, placard, female,

94
invoice, programme, window
1.4. - over, under, husband,
valley, rhythm, cotton, table
3 слога
2.4.1. - understand, cigarette, magazine,
entertain, personnel,
seventeen, afternoon
1.4.4. - quantity, yesterday, innocence,
bachelor, wanderer
1.4.3. - appetite, pedigree, photograph,
cataract, telephone
4.1.4. - important, encounter, excessive,
relation, eleven

И так далее, и тому подобное с четырьмя, пятью, шестью,


семью и даже восемью слогами.
Было бы неверно, однако, ограничиваться лишь «эмичес-
ким» описанием акцентуационных типов слов (хотя в боль-
шинстве случаев это компетентное и реальное описание того,
что действительно происходит в английском языке). Если мы
обратимся к уровню речи, то по крайней мере три момента за-
служивают нашего особого внимания.
Во-первых, акцентуационный тип слова не зафиксирован
раз и навсегда, он подвержен изменению. Так, например, в не-
которых словах английского языка, состоящих из более чем двух
слогов, наблюдается тенденция избегать последовательности
безударных слогов, особенно с гласными N 12 [ ] и N 2[¡]:
'exquisite – ex'quisite
'deficit – de'ficit
'integral – in'tegral
'mischievous – mis'chievous
'inculcate – in'culcate
'acumen – a'cumen
'precedence – pre'cedence
im'portune – impor'tune
'premature – prema'ture
'sonorous – so'norous

95
Подобная же тенденция наблюдается и в четырехсложных
словах, когда сильное главное ударение на первом слоге пере-
мещается на второй слог:
'controversy – con'troversy
'hospitable – hos'pitable
'despicable – des'picable
'formidable – for'midable
'capitalist – ca'pitalist
'aristocrat – a'ristocrat

Сравнительно недавно появившееся в языке слово


“television” в настоящее время преимущественно произносится
с сильным главным ударением на первом слоге – ['teli´vi‹( )n],
а вариант [´teli'vi‹( )n] становится все менее употребимым.
Второй момент, который следует отметить, заключается в
том, что нередко ударение в слове может изменяться под вли-
янием акцентуационной структуры часто встречающегося од-
нокоренного слова, например:
ap'ply – ap'plicable
pre'fer – pre'ferable
com'pare – com'parable

И в-третьих, особенно трудным для русских, изучающих


английский язык, оказывается произнесение слов с двумя
главными сильными ударениями. Такие слова обычно состо-
ят из двух лексических морфем, и ударение в них может изме-
няться в зависимости от их места в предложении, хотя в слова-
ре их произношение обозначается так:
broad-shouldered – [ 'br£d'ʃ uld d ]
good-looking – [ 'gud'luk¡² ]
afternoon – [ 'µft 'n¶n ] и т.д.

Однако в предложении ударение в таких словах может из-


меняться, например:

1) Come to my place for an 'after´noon\tea.


Good´ after\noon!

96
We shall certainly meet in the ´afterˎnoon.
2) This girl is'good-ˎlooking.
She is a 'good´-lookingˎgirl.
3) He is very 'good-ˎnatured.
He is a 'good-´naturedˎman.

Таким образом, в реальной, живой речи акцентуационные


типы слов могут претерпевать различные изменения, и это не-
обходимо учитывать. Обратимся еще раз к материалу, заимс-
твованному на этот раз из романа С.Моэма «Театр»:
1) He was a man of nearly forty, with a small head on an elegant
body, not very´good/-looking, but of distinguished appearance. He
looked very'well-\bread, which indeed he was, and he had exquisite
manners. He was an amateur of the arts. He bought modern pictures and
collected old furniture. He was a lover of music and exceedingly'well-
\
read.

В данном отрывке можно наблюдать смещение главно-


го ударения на второй слог сложного слова в словах “good-
looking”, “well-bread”, и “well-read”, что соответствует их син-
таксической позиции.
В следующем примере иллюстрируется смещение ударе-
ния в словах “seventeen” и “nice-looking”:
Roger was ´seven \teen. He was a 'nice-´looking \boy, with reddish
hair and blue eyes, but that was the best you could say of him.

Учитывая особенности английской акцентуационной сис-


темы, А.И.Смирницкий установил, что Правила чтения дейс-
твуют только при условии обозначения места ударения в сло-
ве, т.к. в отличие от, например, французского языка, где место
ударения в слове раз и навсегда задано, в английском ударение
подвижное (5).
Исходя из ведущей роли ударения в английском языке,
А.И.Смирницкий показал, что если хорошо знать правила чте-
ния и место ударения в слове, оказывается возможным произ-
носить, не обращаясь к транскрипции, примерно 90% англий-
ских слов. Доказательством истинности этого принципиально

97
важного в методологическом отношении тезиса может служить
составленный под общим руководством А.И.Смирницкого
«Русско-английский словарь», построенный именно на при-
нципе указания произношения без сплошного транскрибиро-
вания (“pronunciation without respelling”). Как свидетельству-
ет прилагаемый к словарю список (6), число слов, являющих-
ся исключениями из общего правила, весьма ограничено: сюда
входят, главным образом, часто употребляющиеся служебные
слова, восходящие к англо-саксонскому периоду в развитии
английского языка. Они, как правило, запоминаются и вос-
производятся идеографически, без какой бы то ни было связи
с правилами чтения:
above, also, among, amongst, another, any, anybody, are, as,
become, begin, come, could, do, does, done, don't, ever, every,
everybody, full, get, give, good, have, hers, his, into,is, many, most,
never, nothing, of, off, one, other, ours, put, shall, should, some, than,
that, the, their, them, then, there, these, they, this, those, through, to,
towards, two, very, was, were, where, who(m), whose, with, within,
without, would, you, your, yours.

Таким образом, становится очевидным, что полная


транскрипция слова необходима только в том случае, когда
оно не входит в приведенный выше список и не соответству-
ет правилам чтения. В качестве примера рассмотрим несколь-
ко словарных статей из выше упомянутого «Русско-английс-
кого словаря»:
1. дво馦ной double [dª-]; two¤/fo¸ld книж. ∾ое значение
double meaning; материя ∾ной ширины do¤uble-wídth material
['dª-. . . ], ∾подбородок double chin; ∾рамы double window-
frame sg.; ∾бухгалтерия фин. book-keeping by double e¤ntry; /пе-
рен./ double-dealing ['dª-]; вести ∾ую игру play a double game.
Мы видим, что из всего множества приведенных в дан-
ной статье английских слов протранскрибировано лишь одно,
и то не полностью: double ['dª- ]. Дело в том, что диграф “ou”
обычно читается как [au ]: round [raund], как [au ] перед “r”: our
[au ]; как [£] перед “ght” – thought [±£t ].
Таким образом, в рассматриваемой словарной статье
“double” является исключением и требует специального указа-

98
ния на произношение. Остальные же слова в статье не вызы-
вают никаких трудностей в произношении: meaning, material,
chin, window-frame и т.д. Они все произносятся в полном соот-
ветствии с правилами чтения и поэтому здесь достаточно толь-
ко указать место ударения.
2. исправить /вн./, исправлять correct (d.) /чинить/ repair,
mend (d.); /в моральном отношении/ refo¤rm (d) /искупать/
redre¤ss, ato¤ne (for), make* ame¤nds (for); ∾ошибку re¤ctify¸/corre¤ct a
mista¤ke; set*/put* right a mista¤ke; исправить положение re¤medy/
impro¤ve the si¸tua¤tion [...-u:v]; исправленное издание revi¤sed
edi¤tion;
◊∾должность, обязанности кого-л. уст. act as smb., fulfil the
duties of smb. [ ful-. . . ].
∾-ся исправиться 1. impro¤ve [-¶v ]; /морально/ refo¤rm; на-
чать новую жизнь turn o¤ver a new leaf;
2. страд. к исправлять.
В данной словарной статье протранскрибированы всего
два слова: improve [-¶v ] и fulfil [ful-. . . ], которые являются ис-
ключениями из правил чтения.
3. подход 1. /действие и место/ appro¤ach, воен.appro¤ach
march;
2. /умение подойти/ me¤thod of appro¤ach; /точка зре-
ния/point of view [... vjH ]; индивидуальный подход indivi¤dual
appro¤ach;
правильный ∾ the right me¤thod of appro¤ach правильный
подход к делу corre¤ct/right approach to the ma¤tter; классовый ∾
class approach; марксистский ∾ Ma¤rxist point of view; Marxist
me¤thod of appro¤ach.
В данной статье протранскрибировано только одно слово:
view [ vj¶ ], т.к. в правилах чтения сочетание “iew” не рассмат-
ривается.
Таким образом, материал анализируемого «Русско-анг-
лийского словаря» полностью подтверждает надежность сис-
темы правил чтения и ее первостепенное значение для прагма-
лингвистических целей.
Обращение к словарному материалу было для нас необхо-
димым для того, чтобы показать, как применяется анализируе-

99
мая система на эмическом уровне (т.е. на материале отдельных
слов как единиц языка). Посмотрим теперь, что нам дает эта
система применительно к тексту (7):
“The faсt is that teaching a natural human language is in many
ways comparable to the teaching of music – for example, playing the
piano. It goes without saying that language as used by a good speaker
(especially by someone reciting poetry, for example) is like a rhapsody
when played by a competent pianist – that is something very complex,
unconstrained and free, something that is “manipulated” with grace
(and often charm) and undeniably fraught with different emotional,
expressive and evaluative overtones. But nobody has ever learned to do
this wonderful thing without first long and painstakingly playing the
dullest and uninteresting scales”.

В данном тексте интересно сравнить соотношение слов,


читающихся по правилам чтения, и исключений. Слова, чита-
ющиеся по правилам чтения:
Fact, teaching, a, natural, human, language, in, ways, comparable,
music, for, playing, it, goes, saying, used, by, good, speaker, especially,
reciting, poetry, like, rhapsody, when, played, competent, complex,
unconstrained, and, free, manipulated, grace, charm, undeniably,
fraught, different, emotional,expressive, evaluative, overtones, but,
nobody, thing,first, long, painstakingly, dullest, uninteresting, scales.

Исключения:
the, is, that, many, to, of, example, piano, without, as, someone,
something, with, often, has, ever, learned, do, this,wonderful.

Таким образом, мы видим, что преобладающее число слов


в данном тексте не представляет никаких трудностей для пра-
вильного произнесения, если мы знаем правила чтения и мес-
то ударения в слове. Даже такие «трудные» на первый взгляд
слова, как fraught, comparable, rhapsody, expressive, evaluative,
emotional, и т.д. произносятся в полном соответствии с прави-
лами чтения.
Что же касается исключений, то их можно разделить на
дваосновных типа:

100
1) слова, входящие в «Список слов, читающихся с отступ-
лениями от изложенных правил, но приводимых в словаре без
транскрипции». Основную часть этих слов составляют слу-
жебные слова: the, is, that, many, to, of, without, as, someone,
something, with, has, ever, do, this.
2) слова, не входящие в упомянутый список, но снабжен-
ные транскрипцией в соответствующих словарных статьях:
example, piano, often, learned, wonderful. Легко убедиться, что
это очень часто встречающиеся слова, произношение которых
просто запоминается еще на начальном этапе изучения языка.
Подводя итог сказанному, следует еще раз отметить ог-
ромное методологическое значение принципа “pronunciation
without respelling”. Система указания произношения без сплош-
ного транскрибирования позволяет непосредственно (без до-
полнительных вспомогательных промежуточных средств, ка-
кими являются различные системы транскрипции) соотнести
звуковую сторону языка с ее письменным, графическим отоб-
ражением, и является еще одним доказательством диалекти-
ческого единства устной и письменной форм речи.
В свете вышеизложенного становится ясно, что невозмож-
но ограничиться описанием без научно обоснованного пред-
писания. Именно поэтому так важно было для нас обращение
к тексту, на котором получил бы практическую проверку при-
нцип “pronunciation without respelling”, разработанный и разъ-
ясненный на уровне отдельных слов. Этот этап исследования
представлял для нас тем больший интерес, что избранный на-
ми текст выступает в качестве учебного материала, используе-
мого в процессе обучения английскому языку на филологичес-
ком факультете. Таким образом, сделанный в теоретическом
плане вывод относительно надежности принципа указания
произношения без сплошного транскрибирования имеет не-
посредственный выход в практику преподавания иностранно-
го языка – в нашем случае, английского.
Из сказанного следует, что необходимо широко популяри-
зировать метод указания произношения без сплошного транс-
крибирования. Действительно, если мы сопоставим этот при-
нцип с системой «широкой» фонетической транскрипции, то

101
станет ясно, что последняя изолирует устную форму от пись-
менной. Получается, что письменная форма существует в сво-
ей традиционной орфографии, а устная форма, конкурируя с
ней, создает себе как бы свою орфографию, основанную на
«широкой» транскрипции. Это, безусловно, отрицательно ска-
зывается на практике преподавания, на языковом строительс-
тве, на языковой культуре: люди оказываются совершенно не-
способными грамотно писать, и число людей, не способных
овладеть английской орфографией, все увеличивается. Систе-
ма же pronunciation without respelling позволяет наилучшим об-
разом разъяснить изучающему язык диалектику устной и пись-
менной форм английской речи, не возводя между ними непре-
одолимой преграды в виде транскрипции.
Из этого, конечно, отнюдь не следует, что «широкую»
транскрипцию следует вообще исключить из процесса препо-
давания, но ей должно отводиться весьма скромное место.
Как видно из приведенного выше материала, исследова-
ние А.И.Смирницкого также показало, что при значительной
сложности слов, входящих в словарный запас английского язы-
ка, Правила чтения неизбежно будут достаточно трудными.
Во-первых, это объясняется тем, что в английский язык
входит множество заимствованных слов, пришедших из раз-
ных языков, в разное время, претерпевших значительные из-
менения в ходе развития самого языка. Во-вторых, при всем
многообразии английских слов, в орфографии нет никаких
указаний места ударения в слове.
В своем исследовании А.И.Смирницкий учел все эти фак-
торы и не только помог последующим поколениям филологов
лучше понять, что же представляет собой английская орфогра-
фия, но и наметил то направление, в котором может развивать-
ся ее оптимизация.
Дело в том, что когда были разработаны Правила чтения,
прежние методы указания произношения при помощи «широ-
кой» фонетической транскрипции оказались безнадежно ус-
таревшими. А.И.Смирницкому удалось преодолеть искусст-
венно создаваемый разрыв между устной и письменной фор-
мами речи. Известно, что этот разрыв пытались преодолеть и

102
до него, создавая многочисленные проекты реформ английс-
кой орфографии (8) (ни один из которых, тем не менее, не был
осуществлен на практике). По нашему глубокому убеждению,
Правила чтения А.И.Смирницкого были бы идеальным новым
проектом такой реформы, т.к. они смогли бы наконец научить
людей читать по-английски, не обращаясь к словарю каждый
раз, когда встречается слово, произношение которого вызыва-
ет затруднения. Единственное, что для этого нужно – это ввес-
ти в английскую орфографию указание места ударения во всех
словах, которые состоят из более чем одного слога.
*
ПРИМЕЧАНИЯ
1. См. Русско-английский словарь, составленный под общим руко-
водством профессора Смирницкого А.И. М., 1985.
2. См. там же, с.с. 730-739. В данной монографии эти Правила приво-
дятся в сокращенном виде в Приложении II.
3. См. Главу 2 данной Части работы.
4. См. Gimson A.C. Introduction to the Pronunciation of English. London,
1980, р.р.226-230.
5. «Подвижное ударение (movable stress) – ударение, позиционно не
закрепленное за той или другой частью слова, т.е. такое, которое
может падать на любой слог слова,на разные его морфологические
элементы. Е.g.: pho¤tograph – /photo¤graphy – photogra¤phic». Ахманова
О.С. Словарь лингвистических терминов.М., 1966, с.с.328-329.
6. См. Русско-английский словарь, составленный под общ.рук.Смир-
ницкого А.И. М., 1985, с.739.
7. Текст заимствован из книги Магидовой И.М. Введение в английс-
кую филологию. М., 1985, с.3.
8. Подробнее о реформах английской орфографии см. Главу 3 Части I
и Приложение I монографии.

Глава 5. ФИКСАЦИЯ ПРОИЗНОШЕНИЯ


В СЛОВАРЯХ
Понятно, что изучая связь написания и произношения в
современном английском языке, необходимо полностью осоз-
нать, что этот вопрос требует всестороннего рассмотрения не
только с точки зрения того, как люди учатся говорить, читать
103
и писать, или чем устная речь отличается от письменной, но и
учета тех специфических проблем, которые возникают в связи
с каждой из этих форм. В частности, одной из таких проблем
является указание произношения орфографических вариантов
слов в словарях.
Конкретно речь пойдет о способах указания произноше-
ния только в однотомных толковых словарях Oxford Concise
Dictionary,Longman Dictionary of Contemporary English, Hornby's
Dictionary, COBUILD Dictionary и BBC English Dictionary.
Подробное изучение материала указанных словарей поз-
волило наметить следующую дихотомию: Oxford Concise
Dictionary, с одной стороны, ограничивается указанием произ-
ношения слов без сплошного транскрибирования ( так называ-
емое “pronunciation without respelling”); с другой стороны, как
Longman's Dictionary, Hornby's Advanced Learner's Dictionary of
Current English, так исравнительно недавно опубликованные
COBUILD Dictionary (1987) и BBC English Dictionary (1992)
придерживаются транскрибирования даже простейших слов
(“pen”, “hat”) полностью при помощи символов широкой фо-
нологической транскрипции.
Обратимся прежде всего к системе указания произноше-
ния без сплошного транскрибирования “pronunciation without
respelling”. Эта система представляет известную сложность для
того, кто привык к переписыванию произношения простых
слов (которые иначе и не могут быть прочитаны) при помо-
щи широкой фонологической транскрипции Международной
Фонетической Ассоциации. Однако сложность это только ка-
жущаяся, и, безусловно, овладение системой указания произ-
ношения без полного воспроизведения фонем, составляющих
слово – это важнейший и самый практически и теоретически
полноценный способ решения проблемы единства и взаимо-
действия устной и письменной форм английской речи на сег-
ментном уровне.
Поскольку система обозначения произношения в Oxford
Concise Dictionary основана на глубоком изучении подлинного
соотношения между звуковым и графическим образом англий-
ского слова, этой стороне вопроса должно быть уделено значи-

104
тельное внимание. Поэтому мы прежде всего остановимся на
том, каким образом осуществляется эта система.
В словаре произношение слов указывается только в тех
случаях, когда это действительно необходимо. Для этой цели
используются символы так называемой Фонетической схемы
(Phonetic Scheme ). Однако очень часто потребность в обозна-
чении произношения слов вообще отпадает, так как большинс-
тво английских слов читается по вполне определенным пра-
вилам чтения. Так, например,произношение слова “banish” в
словаре не указывается, а в слове “dispose” указано только(-z).
Фонетическая схема, приведенная в словаре – это своеоб-
разные правила чтения английских букв и буквосочетаний, ко-
торые позволяют непосредственно соотнести звуковую сторо-
ну языка с ее письменным, графическим отображением. Для
того, чтобы дать наиболее полное представление о Фонетичес-
кой схеме Oxford Concise Dictionary, приводим ее полностью:
Фонетическая схема.
Согласные:
b; ch; (chin); d; dh (dhe=the); g (go); h; j; k; l; m; n;
ng (sing); ngg (finger); p; r; s (sip); sh (ship); t;
th (thin); v; w; y; z; zh (vizhn=vision).
Гласные:
aˆ eˆ ¡ˆ oˆ uˆ oo (mate, mete, mite, mote, mute, moot)
a¼ e¼ ¡¼ o¼ u¼ oo ˇ (rack, reck, rick, rock, ruck, rook)
aˆrˆ eˆrˆ ¡ˆrˆ oˆrˆ uˆrˆ (mare, mere, mire, more, mure)
aˆrˆ eˆrˆ oˆrˆ (part, pert, port)
ah aw oi oor ow owr (bah, bawl, boil, boor, brow, bower)
Буквосочетания /гласные/.
ae=eˆ (aegis) eu, ew=uˆ (feud, few)
ai=aˆ (pain) ie=eˆ (thief)
air= aˆrˆ (fair) ier=eˆrˆ (pier)
au=aw (maul) oa=oˆ (boat)
ay=a (say) ou=ow (bound)
105
ea, ee=eˆ (mean, meet) oy=oi (coy)
ear, eer=eˆrˆ (fear, beer)
Буквосочетания /согласные/.
“c”=k (cob,cry,talc) “c” перед e,i,y=s (ice, icy, city)
dg =j (judgement)
g перед e, i, y=j (age, gin, gymnastics)
kn=n в начале слова (knot, knee)
n перед k, c, q, x=ng (zinc, uncle, tank, banquet, minx)
ph=f (photo)
qu=kw (quit)
tch= ch (batch)
wr=r в начале слова (wry, write)
x=ks (fox)

Следует отметить, что систему “pronunciation without


respelling” т.е. указание произношения в словаре без сплош-
ного фонематического воспроизведения символов Между-
народной Фонетической Ассоциации блестяще утвердил и
А.И.Смирницкий в своем Русско-английском словаре. Мно-
гочисленные издания этого словаря еще раз подтвердили ог-
ромное теоретическое и практическое значение системы
“pronunciation without respelling”. Таким образом, приведен-
ный материал полностью подтверждает надежность системы
указания произношения без сплошного транскрибирования
и ее первостепенное значение для прагмалингвистических це-
лей.
Что касается второй части дихотомии, о которой уже шла
речь, то здесь возникает целый ряд вопросов, на которые,
как нам кажется, пора дать вполне ясный и однозначный от-
вет. Подробное изучение и детальное сопоставление различ-
ных вариантов транскрибирования слова полностью при по-
мощи символов широкой фонологической транскрипции в на-
стоящее время приобрело особую остроту. Если до недавнего
времени широкая транскрипция довольно явно и определен-
но выступала в качестве своеобразной рациональной орфогра-
фии (и как орфография уже оказалась достаточно однородной

106
и фиксированной), то теперь создалась совершенно другая си-
туация. Получилось, что даже ведущие английские фонетисты
(среди них -профессор А.Ч.Гимсон) утратили в какой-то сте-
пени перспективу реального соотношения между действитель-
ным звучанием транскрибированных единиц и теми систе-
мами, которые используются для записи транскрипции. Так,
например, если мы обратимся к способам указания произно-
шения в Лонгмановском словаре, в COBUILD Dictionary, BBC
English Dictionary и в 13-ом издании Словаря английского про-
изношения Д.Джоунза, то увидим следующее:

13-ое изд.
Лонгмановский COBUILD
словаря
словарь Dictionary
Джоунза
N BBC English Ключевое слово
Dictionary
(Dr.David
(Gimson) (Jones)
Brazil)
1 i: i: i: sheep
2 ¡ ¡ i ship
3 e e e bed
4 æ æ æ bad
5 a: a: a: calm
6 ½ ¾ ¢ pot
7 £ £ £ caught
8 υ υ u put
9 u: u: u: boot
10 ª ª ª cut
11 À: À: Á bird
12       cupboard
13 e¡ e¡ ei make
14  υ  υ  u note
15 a¡ a¡ ai bite
16 aυ aυ au now
17 ¢¡ ¢¡ ¢i boy
18 ¡  ¡  i  here
19 e  e  ®  there
20 υ  υ  u  poor

107
13-ое изд.
Лонгмановский COBUILD
словаря
словарь Dictionary
Джоунза
N BBC English Ключевое слово
Dictionary
(Dr.David
(Gimson) (Jones)
Brazil)
21 e¡  e¡  ei  player
22  υ   υ   u  lower
23 a¡  a¡  ai  tire
24 aυ  aυ  au  tower
25 ¢¡  ¢¡  ¢i  employer

При детальном изучении приведенной таблицы становит-


ся очевидно, что в центре внимания английских фонетистов
оказывается вариантная символика, т.е. разнообразные пред-
ложения, направленные на то, чтобы наиболее устоявшие-
ся способы указания произношения ([au], [® ], [¢]) изменить
на другие ([aυ], [e ], [¾]) хотя и те, и другие знаки уже давно в
большой степени не соответствуют реальной речи. Несмотря
на это, в рассматриваемых системах внимание сосредоточено
на символике и на совершенно произвольном видоизменении
отдельных частей той семиологической системы, которой яв-
ляется широкая фонологическая транскрипция Международ-
ной Фонетической Ассоциации. Безусловно, эта транскрипция
выступает как своеобразный вариант фонологически более со-
вершенной орфографии, чем та, которой пользуются традици-
онно. Однако всякая орфография, будь она орфография тра-
диционная или орфография фонематическая, основанная на
широкой фонологической транскрипции, все равно остает-
ся семиологической системой. Другими словами, это система
произвольных знаков, которые ставятся во взаимно однознач-
ное соответствие с совершенно определенным фонационным
содержанием. Но этого не происходит в рассматриваемых ва-
риантах указания произношения.
Несомненно, система английских гласных очень сложна и
все время меняется, как любая другая система гласных в лю-
бом другом языке. Однако то, что каждый раз предлагаются все

108
новые символы, причем предлагаются по отдельности, от слу-
чая к случаю, не только не проясняет, а все больше запутывает
и без того сложную ситуацию. Более того, каждое случайное и
по отдельности осуществляемое изменение тех или иных сим-
волов просто потому, что составителю данного варианта транс-
крипции он кажется более подходящим, совершенно не оправ-
дано.
Вариантные предложения о том, как лучше обозначать
при помощи широкой фонологической транскрипции про-
изношение простейших слов (например -[put] – [pυt]; [h¢t] –
[h¾t]), которые физически невозможно произнести иначе, не-
льзя рассматривать как прогресс или движение вперед. И то
неблагоприятное положение, которое существует в настоящее
время, еще и еще раз убеждает нас в том,что все наше внима-
ние должно быть сосредоточено на указании произношения
без сплошного транскрибирования, на глубоком и настоящем
изучении диалектики устной и письменной форм английской
речи, на их диалектическом единстве.
Вместе с тем, каждый раз, когда в систему широкой фо-
нологической транскрипции вносятся те или иные изменения,
происходит полный отрыв системы письма от системы произ-
ношения. В этом случае широкая фонологическая транскрип-
ция воспринимается не как цельная семиологическая система,
а как набор знаков, подбираемых эмпирически для обозначе-
ния тех или иных фонем в полном отрыве как от письма, так и
от устной формы языка и тех явных изменений, которые уже
произошли в языке. Страдает при этом и прагмалингвистичес-
кая сторона дела.
Однако есть такие ситуации, при которых использование
широкой фонологической транскрипции очень важно и необ-
ходимо. Так, например, как уже говорилось выше, ее использо-
вание очень уместно при объяснении различия между звуком и
фонемой, при разъяснении фонемного состава слова или при
обсуждении того, как фонемный состав слов может видоизме-
няться в зависимости от места, занимаемого словом в выска-
зывании.

109
Казалось бы, что положение с разнообразными вариан-
тами широкой фонологической транскрипции для указания
произношения всловарях достаточно сложно и запутано. Од-
нако оказывается, что продолжают создаваться все новые сим-
волы, все новые варианты транскрипции. Так, например, к на-
стоящему времени издан Longman New Universal Dictionary (1),
где все то, что запутывалось в указании произношения с помо-
щью всевозможных модификаций широкой фонологической
транскрипции, еще более усложнено. Дело в том,что в данном
словаре сделана попытка совместить систему широкой фоно-
логической транскрипции с использованием некоторых идей
сэра Исаака Питмана. Как известно, сэр Исаак Питман в тече-
ние многих лет боролся за то, чтобы все учебники были пере-
ведены на изобретенную им для английского языка упрощен-
ную орфографию(simplified spelling), т.к., по его мнению, тра-
диционная английская орфография не давала возможности
научиться грамотно читать и писать.
Так, например, вот как выглядит система указания произ-
ношения в Longman New Universal Dictionary:
Гласные.
a – bad, fat oh – note, Joan
ah – father, bah oo – put, cook
aw – saw, awful ooh – boot, lute
ay – make, hay oo  – jury, cure
e – bed, head ow – now, bough
ee – sheep, key ow  – power, our
e – there, hair oy – boy, loiter
i – ship, lick oy  – lawyer, sawyer
ie – bite, lied u – cut, luck
ie  – fire, liar uh – bird, absurd
i  – here, fear   – mother, about
o – pot, crop
Согласные.
dh – they n – sun
j – jump zh – pleasure
ng – sing z – zero
110
b – bad p – pot
ch – cheer r – red
d – day s – soon
f – few sh – fish
g – gay t – tea
h – hot th – thing
k – king v – view
l – led w – wet
m – man y – yet

Здесь также следует отметить, что как в рассматриваемом


словаре, так и в Longman Dictionary of Contemporary English, и
в Hornby's Dictionary каждое слово, даже самое простое, пере-
писывается при помощи выбранного варианта транскрипции
(в отличие от тех словарей, в которых используется принцип
указания произношения без сплошного транскрибирования).
Приведем еще несколько примеров из Longman New
Universal Dictionary:
cheat /cheet/ fountain /fowntin/
luck /luk/ measure /mezh /
lute /looht/ thought /thawt/
rhyme /riem/ rough /ruf/
hair /he  / knight /niet/

Таким образом, положение с вариантами транскрипций


все усложняется. Мы не имеем возможности более подробно
остановиться здесь на рассмотрении принципа указания про-
изношения в Longman New Universal Dictionary. Но уже из при-
веденных примеров видно, что составители словаря пошли по
совершенно ложному пути. Они объединили все возможные
способы передачи произношения слов в словарях, исходя из
совершенно необоснованной идеи, что таким образом пользу-
ющийся словарем получит возможность без всякого умствен-
ного напряжения, механически просто прочитать любое сло-
во. Однако ясно, что ничего подобного не получилось, и мож-
111
но только пожалеть, что принятому в данном словаре способу
указания произношения присваиваются такие эпитеты, как
«новый», «оригинальный» и, следовательно, хороший. Этот
способ основывается на уже существующих и совершенно не
соединимых разных принципах, хотя в «оригинальности» ему
отказать нельзя.
Кроме того, непонятно, на какую психологическую ре-
альность владеющих языком людей рассчитывают составители
рассматриваемого словаря. В предисловии к словарю сказано,
что данный новый вариант транскрипции основывается пре-
жде всего на существующей английской орфографии. Иными
словами, его составители исходят из того, что всякий обычный
человек, пользующийся словарем, в совершенстве овладел гра-
мотой и великолепно знает правила чтения (произношения)
английских букв и буквосочетаний. Однако, как известно (2),
это глубоко ошибочное убеждение.
Составители словаря решили, что нужно максимально все
облегчить, отделаться от существующих транскрипционных
систем, разнообразные недостатки которых хорошо известны.
Тем не менее,ни один человек, на которого составители слова-
ря ориентировались, не владеет орфографией настолько, что-
бы понять принцип действия «нового», «оригинального» спо-
соба указания произношения слов.
Суммируя все сказанное, можно заявить с полной опреде-
ленностью, что:
1) Нет никакой необходимости воспроизводить в словарях про-
изношение слов полностью. Как говорил А.И.Смирницкий,
словарь должен быть общедоступным и общенародным ис-
точником филологических знаний. Для того, чтобы осмыс-
ленно пользоваться словарем, необходимо понять подлин-
ное соотношение между устной и письменной формами
речи. Всякие же попытки объяснять произношение слов
так, чтобы пользующийся словарем мог механически чи-
тать слова, не имея никакого представления о закономер-
ностях соотношения между двумя формами речи, совер-
шенно неоправданы.

112
2) Словарь должен раскрывать диалектику устной и письмен-
ной форм речи. Английская орфография (какой бы слож-
ной и запутанной она ни казалась на первый взгляд) под-
чиняется вполне рациональной системе правил чтения.
Поэтому указывать произношение слов в словаре следует
только в тех случаях, когда это действительно необходимо
(например, когда слово является исключением из правил
чтения). Не следует рассматривать английскую орфогра-
фию как некое недоразумение, которого нужно во что бы
то ни стало избегать. Как известно, существует уже более
2000 проектов реформ орфографии английского языка, од-
нако конкретного применения они до сих пор не получи-
ли (3).
3) Мы исходим из реальности диалектического единства
письменной и устной форм английской речи, которые да-
ны нам, как объективная реальность, не зависящая от на-
шего сознания. Наша задача как филологов и фонетистов
заключается в том, чтобы изучив, исследовав природу этого
сложнейшего явления, раскрыть его характер, обнаружить
в нем те его особенности, на основе которых можно стро-
ить разнообразные практические пособия.
*
ПРИМЕЧАНИЯ
1. См. Longman New Universal Dictonary. Longman, 1982.
2. См. Главу 3 данной Части работы.
3. Подробнее об этом см.Приложение I работы.

Глава 6. ТОНЕТИЧЕСКИЕ ТРАНСКРИПЦИИ


Рассматривая проблему взаимоотношения устной и пись-
менной форм речи, нельзя не остановиться на вопросе о тоне-
тических транскрипциях, которые являются своеобразной по-
пыткой приблизить письменную речь к устной.
Известно, что ученые уже в течение многих лет разрабаты-
вают самые разнообразные тонетические транскрипции. Так,

113
например, такие известные фонетисты как Дж. Д.О'Коннор и
Р.Кингдон опубликовали целый ряд лингафонных курсов, ко-
торые широко используются в процессе обучения английскому
языку уже несколько десятилетий. Однако все эти годы мате-
риалы, используемые в этих курсах, принимались совершенно
не критически, а встречающиеся в них обобщения (the Glide
Down, the High Jump, the High Dive) просто заучивались на-
изусть. Однако только сравнительно недавно ученые осознали,
что вышеупомянутые фонетисты в действительности совер-
шенно изолировали устную форму речи от письменной. Для
них устная речь являлась своеобразной «вещью в себе». Пись-
менная речь совершенно не принималась во внимание, и мето-
дологически такой подход, конечно, неприемлем.
Тем не менее, этот подход господствовал в лингвистике уже
со времени создания Международной Фонетической Ассоциа-
ции в 1886 году, когда лингвисты (и, особенно, преподавате-
ли языка) обратились к звучащей речи и начали обучать людей
живым (а не мертвым) языкам. Однако ясно, что на современ-
ном уровне развития филологии как науки такое разделение
двух форм английской речи абсолютно не оправдано.
Когда в конце XIX века наметился переход от изучения
письменных текстов к изучению устной речи, ученые столкну-
лись с целым рядом проблем (особенно в случае с английским
языком), потому что впервые стал очевиден разрыв между на-
писанием и произношением. По этой причине были разрабо-
таны самые разнообразные системы фонетических и фоноло-
гических транскрипций, о которыхуже шла речь выше.
Однако, как уже было разъяснено, транскрипции лишь
воздвигают «Китайскую Стену» между устной и письменной
формами речи. Нельзя забывать о том, что современный ан-
глийский язык существует как единый язык только благодаря
традиционной, принятой орфографии.
Английская орфография является своеобразной семиоти-
ческой системой, и необходимо прежде всего научиться читать
тексты в соответствии с Правилами чтения букв и буквосоче-
таний, а также знаков препинания. Любые попытки сплошно-
го транскрибирования текстов, использования разнообразных

114
видов тонетической нотации нередко заводят учащегося в ту-
пик.
Традиционная орфография никогда не сможет быть за-
менена транскрипцией прежде всего потому, что такая транс-
крипция должна бы была постоянно изменяться в соответс-
твии с изменениями в произношении, которые происходят
постоянно.
Все, что было сказано выше о фонетических и фоноло-
гических транскрипциях (когда они используются не для спе-
циальных, исследовательских целей, а при обучении языку) в
равной степени относится и к транскрипциям тонетическим.
В этой связи необходимо упомянуть о статье О.С.Ахмановой и
Л.В.Минаевой “The Babel of Prosodic Representation”(1), в ко-
торой дается обзор всех наиболее известных видов тонетичес-
ких транскрипций. Приведем в качестве примера несколько из
них:

g?
n
1. Is thing o
some
r
w

s
p e
h n
2. When he o /the girls TALK TO J
O
H
N.

3. He wanted to do it.
2–4 Â2–4 Â2–4 Â2–4

4. 2Well //2 I\2 think/2/ 2it'd be\2 all\3 right/2 / 2\to/3 go/
1/
now\1#

115
5. He did very nicely

simple assertion

assertion with minor


reservation

echo question

assertion with
major reservation

6.

it seems impossible

Все приведенные выше примеры тонетических транс-


крипций можно было бы охарактеризовать как достаточно
«экзотические». Само название статьи “The Babel of Prosodic
Representation”, как нам кажется, очень метко подобрано, так
как авторы тонетических транскрипций как бы соревнуются в
оригинальности, до бесконечности надстраивая и надстраивая
своеобразную «Вавилонскую башню» из вариантов этих транс-
крипций, создавая непреодолимую преграду между речью ус-
тной и письменной, забывая о том, что знаки препинания на
письме (особенно в тех языках, где их употребление базирует-
ся на семантико-стилистическом принципе) уже дают нам до-
статочно четкое и ясное представление о просодии высказы-
вания.
Но здесь возникает вполне закономерный вопрос: удалось
ли автору данной работы самой избежать использования тоне-
тической транскрипции? Ведь в последующих частях данной

116
монографии будут достаточно часто встречаться материалы,
сопровождающиеся просодической разметкой, принятой на
кафедре английского языкознания филологического факуль-
тете МГУ (2).
Здесь нам хотелось бы еще раз подчеркнуть, что, как и в
случае с фонологическими транскрипциями, мы выступаем за
весьма ограниченное использование транскрипций тонетичес-
ких, причем за использование их именно в исследовательских
целях, но не при обучении навыкам чтения на иностранном
языке. В главе 3 данной части работы уже шла речь о различ-
ных видах чтения и, в частности, о «филологическом чтении».
«Филологическое» чтение направлено как раз на то, чтобы
преодолеть преграду в виде тонетической транскрипции, кото-
рая мешает учащемуся воспринимать текст в его естественной
форме, и научить его читать знаки препинания, слышать их в
своей внутренней речи.
Изучению этих сложных вопросов посвящена диссер-
тация Д.У.Руденко (3), в которой подробно рассматривается
вопрос о неприемлемости даже частичного транскрибирова-
ния как приема просодического моделирования научной речи.
Этот вопрос осложняется еще и тем, что тонетическая транс-
крипция ( абсолютно оправданная, когда она применяется при
анализе звучащей речи в исследовательских целях) превраща-
ется в преграду, мешающую читающему воспринимать текст в
его естественной форме. Вместо того, чтобы прочитать текст и
услышать его в своей внутренней речи, читающий должен сна-
чала изучить использованные в нем знаки транскрипции, а по-
том пытаться «наложить» их на текст. Это приводит к тому, что
тексту фактически «навязывается» просодия, не учитываю-
щая имеющиеся в нем знаки препинания. Вот какой вид при-
обретает текст, если его «заковать» в символику тонетической
транскрипции:

“In the O'bituary of•these/days 'stands•one•article of' 'quite


pe'culiar \import; ¦the/time,ჴ'the/place and par\ticulars of which
will have to be 'often re'peated and re\written, and con'tinue in

117
re•membrance•many \
centuries:¦namely, ჴthat'Johann•Wolfgan
slow
\
von•Goethe•died at/ Weimar, ჴon the 22nd/ March 183\2.¦¦ It was
slow slow
a'bout e•leven in the \morning:¦ “he ex\pired”, ჴ'says the record,
ჴ“without 'any ap•parent \suffering, ჴ/having, ჴa'few•minutes
/
previously,| 'called for\ paper for the 'purpose of\ writing, ¦and ex'pressed
his de•light at the ar•rival of \spring”. ║A \beautiful´ death; ¦like\
that of a\ soldier 'found•faithful at his\ post, ¦and in the' cold•hand
his•arms•still \grasped! ¦¦ The 'Poet's•last 'words are a•greeting
of the •new-a•wakened \Earth; ¦his 'last /movement is to 'work at
his ap•pointed\ task. ¦¦\Beautiful; ¦what wе might 'call a•Classic\
sacred•™death; ¦if it were 'not•rather an E•lijah-tran/slation, ჴin a
/
chariot, ჴ'not of•fire and/ terror, ¦but of \hope and'soft•vernal
\
sunbeams!¦¦ It was at 'Frankfort-on-the/-Main, on the '28th of•August
174\9, |that 'this•man 'entered the\ world:¦ and/ now,ჴ° gently•welcoming
the•birthday of his 'eighty-•second/ spring, ¦he 'closed his \eyes, and
'takes farewell”.

Если ограничиться рассмотрением хотя бы первого (до-


статочно протяженного) предложения, то очевидно, что оно
делится посредством знаков препинания на несколько частей.
Первая его часть (до точки с запятой после слова “import”), ко-
торая является самостоятельным предложением, представлена
автором как нерасчлененное целое, что требует при опоре на
знаки препинания единого просодического контура нисходя-
щей шкалы, завершающейся средним нисходящим тоном не-
финального завершения и достаточно протяженной паузой (в
соответствии с употребленной здесь точкой с запятой).
Это вполне объяснимо, если вникнуть в более широкий
контекст высказывания и уяснить себе, в каком соотношении
с последующими частями текста находится это предложение.
Действительно, оказывается, что после точки с запятой сле-
дует подробное раскрытие причин, по которым автор (извес-
тный английский историк XIXв. Томас Карлайл) считает, что
данный некролог имеет выдающееся значение. Этим объясня-
ется то, что именно в последующей части высказывания автор
употребляет большое число запятых и других знаков препина-
ния с тем, чтобы наилучшим образом выделить наиболее важ-
118
ные моменты: то, что данный некролог во всех своих подроб-
ностях будет долгое время оставаться в памяти человечества,
и то, что к изложенным в нем сведениям будут неоднократно
возвращаться в течение многих столетий, потому что речь идет
о кончине величайшего поэта Иоганна Вольфганга Гете.
Опираясь на знаки препинания, можно сделать вывод о
том,что в начале этого сложносочиненного предложения речь
течет плавно, не прерываясь паузами или изменениями в кон-
туре нисходящей шкалы. Это вполне соответствует общему со-
держанию-намерению высказывания: автор как бы подводит,
подготавливает нас к самой важной части своего сообщения –
к тому, что статья, о которой идет речь, посвящена памяти Ге-
те. Далее речь становится более прерывистой, поскольку по-
является необходимость выделить значительное число элемен-
тов высказывания. Особенно четко эта авторская интенция
проявляется в конце предложения, где запятые ставятся после
“namely” (для того, чтобы выделить “that Johann Wolfgang von
Goethe died at Weimar”) и после “Weimar” (для того,чтобы вы-
делить дату смерти Гете – “on the 22nd March 1832”). Понятно,
что и здесь, в завершающей части предложения, основным яв-
ляется нерасчлененный контур нисходящей шкалы, который
воспроизводится после каждой из этих двух запятых.
При подробном анализе данного отрывка оказывается,
что оригинал с употребленными в нем знаками препинания
(просодия которых отражает содержание-намерение высказы-
вания) противопоставляется той просодии, которая навязана
тексту составителем учебного пособия посредством знаков то-
нетической транскрипции. Так, в первой части предложения
до точки с запятой, в оригинале, как уже говорилось, нет зна-
ков препинания. Однако вместо контура плавной непрерыв-
ной нисходящей шкалы транскрипция предлагает воспроиз-
вести здесь контур так называемой “Interrupted Glide Down”,
разбив тем самым эту часть высказывания на три коротких
контура(“In the Obituary of these days”, “stands one article”, “quite
peculiar import”), каждый из которых оказывается, в результа-
те, неоправданно выделенным с нарушением содержания-на-
мерения всего предложения в целом.

119
Более того, в транскрипции слово “import” выделено пос-
редством высокого нисходящего тона с последующей паузой в
одну единицу, что также противоречит правилам чтения зна-
ков препинания. Согласно установленным соответствиям, ес-
ли за словом следует точка с запятой, то это слово произносит-
ся со средним нисходящим тоном нефинального завершения с
последующей паузой в две единицы(4).
Что касается просодии в следующей части предложения
(“the place and particulars of which will have to be often repeated
and re-written”), то здесь возникает целый ряд вопросов: как,
например, можно объяснить произнесение низких восходя-
щих тонов на “place” и “which”, низкого нисходящего тона
на “particulars”, высокого ровного тона на “often” и высокого
нисходящего тона на “re-written”, что никак не подкрепляется
употребленными в тексте знаками препинания?
Можно также отметить, что в оригинале после слова
“centuries” использовано двоеточие, поскольку последующая
часть предложения служит разъяснением того, о чем было ска-
зано в самом начале – “namely, that Johann Wolfgang von Goethe
died at Weimar, on the 22nd March 1832”. В соответствии с уста-
новленными правилами, просодически двоеточие выражается
посредством высокого нисходящего тона с последующей пау-
зой в две единицы (а не рекомендуемого составителем транс-
крипции низкого нисходящего тона, отмечающего конец пред-
ложения, с последующей паузой в одну единицу). Излишним
представляется специальное указание на необходимость за-
медления темпа при произнесении рассматриваемой части
предложения; само двоеточие требует воспроизведения части
высказывания, непосредственно следующей за ним, в несколь-
ко замедленном темпе и с повышенной громкостью.
Неоправданным представляется также выделение прак-
тически каждого слова в заключительной части предложения
(“on the 22nd March 1832”), где слово “March” предлагается про-
изнести с низким восходящим тоном, а “eighteen” – с высоким
ровным тоном: употребленная перед “on” запятая сама по се-
бе является достаточно сильным средством выделения в речи
данного отрезка высказывания.

120
Проанализировав материал, Д.У.Руденко приходит к
выводу,что тонетическая транскрипция игнорирует авторские
знаки препинания, выражающие авторскую фразировку текс-
та. Этот вывод подтверждает положение о принципиальной не-
пригодности тонетической транскрипции для выявления авто-
рской фразировки, потому что транскрипция сводится лишь к
формальной последовательности про-извольно нанизываемых
на речевую цепь просодических контуров.
Основываясь на проведенном исследовании, Д.У.Руденко
предлагает моделировать тексты, специально ориентирован-
ные на чтение. Она разрабатывает способ создания таких мате-
риалов, которые бы позволили изучающему язык читать любой
текст в соответствии с употребленными в нем знаками препи-
нания. Основой моделирования является соблюдение единс-
тва устной и письменной форм речи.
Моделирование начинается с текста, с которого «сняты»
знаки препинания, например:

“Science searches for relations which are thought to exist


independently of the searching individual this includes the case where
man himself is the subject or the subject of scientific statements may be
concepts created by ourselves as in mathematics such concepts are not
necessarily supposed to correspond to any objects in the outside world
however all scientific statements and laws have one characteristic in
common they are true or false adequate or inadequate roughly speaking
our reaction to them is yes or no.”

Первый шаг – это расчленение текста на предложения.


После этого расставляются знаки препинания. Здесь наиболее
важно показать читающему, каким образом употребление то-
го или иного знака препинания влияет на просодию всего тек-
ста. Наиболее оптимальным предлагается следующее пунктуи-
рование текста:

“Science searches for relations which are thought to exist


independently of the searching individual. This includes the case where
man himself is the subject; or the subject of scientific statements may
be concepts created by ourselves (as in mathematics). Such concepts

121
are not necessarily supposed to correspond to any objects in the outside
world. However, all scientific statements and laws have one characteristic
in common: they are true or false, adequate or inadequate. Roughly
speaking, our reaction to them is “yes” or “no”.

Первое предложение представлено как единое нерасчле-


ненное целое, поскольку с точки зрения содержания-намере-
ния всего текста оно является своего рода введением. В со-
ответствии с точкой, отмечающей конец предложения, здесь
воспроизводится контур непрерывной нисходящей шка-
лы, завершающийся низким нисходящим тоном на слове
“individual”.
Второе предложение делится на две части посредством
точки с запятой: вторая часть тесно связана по смыслу с пер-
вой, т.к. она представляет собой важное дополнение к тому, о
чем шла речь в начале. Просодически точка с запятой выража-
ется употреблением среднего нисходящего тона нефинального
завершения на слове “subject” с последующей паузой в две еди-
ницы; первое ударное слово в части предложения, следующей
за данным знаком препинания, произносится со средним (или
низким) ровным тоном (слово “subject”).
Слово “himself”, будучи противопоставленным “ourselves”,
логически выделяется в контексте всего высказывания при по-
мощи высокого ровного тона. “As in mathematics” заключено в
скобки, поскольку приближается по своему характеру к внесе-
нию. При произнесении в устной речи вся эта часть высказы-
вания смещается в более низкий участок диапазона и произно-
сится в ускоренном темпе и с пониженной громкостью.
Таким образом, чтение данного текста осуществляется
строго в соответствии с правилами просодического выражения
знаков препинания.
Проведенное исследование позволило Д.У.Руденко прид-
ти к чрезвычайно важным (и для нашей работы) выводам:
1) Необходимым условием правильного соотношения уст-
ной и письменной речи является восстановление в правах ор-
фографического текста. Это условие постоянно нарушается
в имеющихся учебных пособиях. Вместо того, чтобы обучать

122
чтению текста в его реальном, объективном, авторском толко-
вании, составители ограничиваются тонетической транскрип-
цией отдельных абзацев.
2) Произвольно навязанная тексту просодия, не вытека-
ющая из заложенного в нем автором содержания-намерения,
идущая вразрез как с употребленными в нем знаками препи-
нания, так и с характером использующихся в нем синтагмати-
ческих последовательностей, является, в сущности, следствием
механистического подхода к реальному соотношению устной и
письменной речи. Просодия в этих случаях выступает как не-
что «надеваемое» на уже существующий текст. Это приводит к
полному отрыву звучания от его отражения на письме, к нару-
шению единства устной и письменной речи.
3) Основой чтения любого текста является пунктуация, от-
ражающая его авторское прочтение. Она выражает ту просо-
дию, которую избрал автор для передачи данного содержания-
намерения. Организация текста в плане знаков препинания
сама по себе сообщает необходимые сведения о том, как дол-
жен звучать этот текст.
4) Целесообразность учебных пособий, направленных на
выявление особенностей чтения научной прозы, должна опре-
деляться рациональным и наглядным воплощением наиболее
существенных сегментных и сверхсегментных свойств англий-
ской речи – то есть основываться на принятой орфографии и
пунктуации.
Вышеприведенные примеры со всей ясностью показыва-
ют, что все рассмотренные системы тонетических транскрип-
ций чисто субъективны и значительно отличаются от того, что
мы действительно слышим в речи. Наложение тонетической
транскрипции на знаки препинания в письменном тексте (ко-
торое, к сожалению, так часто встречается во многих публика-
циях и учебных пособиях), подмена просодии знаков препи-
нания тонетической транскрипцией отражает субъективное,
произвольное толкование письменного текста без учета такой
важнейшей его характеристики, как система употребленных в
тексте авторских знаков препинания, что приводит к полному
отрыву звучания от его отражения на письме.

123
*
ПРИМЕЧАНИЯ
1. См. Akhmanova O., Minajeva L. The Babel of Prosodic Representation.
Proceedings of the III-rd World Congress of Phoneticians. Tokyo, 1976.
2. Подробнее об этом см. Приложение IV монографии.
3. См. Руденко Д.У. Прагмалингвистика чтения научной прозы в све-
те соотношения просодии и пунктуации. Автореф. дисс...канд.фи-
лол.наук. М., 1988.
4. См. Арапиева Л.У. Теория и практика системы знаков препинания
в современном английском языке. Автореф. дисс... канд.филол. на-
ук. М., 1985.

124
ЧАСТЬ III. ВЕРТИКАЛЬНАЯ
СЕГМЕНТАЦИЯ АНГЛИЙСКОЙ РЕЧИ

Глава 1. ОСНОВНОЙ ПРИНЦИП


СОВРЕМЕННОЙ АНГЛИЙСКОЙ
ПУНКТУАЦИИ. УСИЛЕННАЯ И ОСЛАБЛЕННАЯ
ПУНКТУАЦИЯ (over-stopping и under-stopping)

В предыдущей части монографии вопрос о соотноше-


нии устной и письменной речи рассматривался в основном на
уровне диалектического взаимодействия сегментного аспекта
английского языка и его фиксации в современной английской
орфографии.
В данной части работы задача исследования состоит пре-
жде всего в том, чтобы изучить и проанализировать принятые
орфографией способы передачи на письме различных явлений
сверхсегментной фонетики. Основной целью здесь является
выяснение реальной картины взаимодействия просодии и зна-
ков препинания, т.е. сверхсегментных оппозиций в устной ре-
чи и соответствующих им знаков препинания.
Как известно, пунктуация представляет собой не толь-
ко систему графических знаков, употребляемых в письменной
речи для указания на ее декламационно-психологическое рас-
членение, т.е.фразировку, для передачи тех особенностей ее
синтактико-смыслового членения, которые не могут быть вы-
ражены морфологическими средствами и порядком слов, но и
правила расстановки знаков препинания (1).
Как уже неоднократно отмечалось выше, английская пун-
ктуация, хотя и с определенными оговорками, но все же опи-
рается на правила расстановки знаков препинания. При этом
следует подчеркнуть, что «отрицательных» правил, или правил,
когда не следует ставить тот или иной пунктуационный знак, в
английском языке гораздо больше, чем положительных реко-
мендаций (2).

125
Однако, как справедливо отмечал еще великий Л.В.Щерба,
«правила эти установились не сразу и в разных языках значи-
тельно разнятся друг от друга, причем можно наметить два их
типа: французский (английский, итальянский и т.д.) и немец-
кий (чешский, польский, русский и т.д.) Первый реже, чем вто-
рой, ставит тире, употребляет гораздо меньше запятых и стре-
мится выражать ими смысловые нюансы (...); второй широко
признает тире и злоупотребляет запятыми, ставя их более или
менее по формальным признакам»(3).
Действительно, для разных языков проблема пунктуации
решается по-разному. Так, для русского языка характерна чет-
кая и строго регламентированная система правил расстанов-
ки знаков препинания. Доказательством этого служат много-
численные учебники, справочники и пособия по пунктуации,
содержание которых свидетельствует о едином, нормативном,
стандартизированном подходе к этой проблеме для современ-
ного русского языка (4). У образованного русского человека не
возникает сомнения, выделять ли запятыми деепричастный
или причастный оборот, придаточные предложения, вводимые
союзами «что», «если» и т.д. Современная норма русской пунк-
туации требует выделения подобных случаев запятыми.
По словам же известного английского филолога сэра Эр-
неста Гауэрза, для английского языка «вкус и здравый смысл
важнее, чем любые правила; вы ставите знаки препинания для
того, чтобы помочь вашему читателю понять вас, а не для то-
го, чтобы доставить удовольствие грамматистам»(5). (перевод
мой – Л.Б.)
Однако что же следует понимать под личным «вкусом» или
«здравым смыслом»? Мы считаем, что на этот вопрос убеди-
тельно ответила профессор О.В.Александрова, заметив, что
«за этим кроется ничто иное, как экспрессивная (риторичес-
кая) функция знаков препинания, а ее реализация в тексте рас-
сматривается как полная свобода, отсутствие всякой регламен-
тации в расстановке знаков препинания»(6).
Еще знаменитые Фаулеры в своей книге “The King's English”
писали, что для того, чтобы правильно расставить знаки пре-
пинания в английском тексте, необходимо сначала записать

126
его без каких бы то ни было знаков препинания. Затем следу-
ет прочитать текст, ставя знаки препинания только в том слу-
чае, если это помогает отразить в тексте интенцию автора. Ес-
ли пунктуация не соответствует интенции автора, ее следует
изменить.
Эта мысль является краеугольным камнем, основополага-
ющей идеей главного принципа английской пунктуации, кото-
рый принято характеризовать как семантико-стилистический,
или декламационно-психологический.
Именно этот принцип допускает сосуществование в анг-
лийском языке двух тенденций – «усиленной» и «ослабленной»
пунктуации (соответственно over-stopping и under-stopping).
Под усиленной пунктуацией понимается употребление значи-
тельного количества знаков препинания в тексте, что прежде
всего характерно для изданий XVII–XIX в.в.
В I Части данной работы, посвященной становлению ан-
глийской письменной речи, мы подробно останавливались на
рассмотрении таких текстов. Тем не менее, для большей на-
глядности, приведем еще один пример из предисловия, напи-
санного Сэмюэлем Джонсоном к «Словарю английского язы-
ка»:

In this work, when it shall be found that much is omitted, let


it not be forgotten, that much likewise is performed; and though no
book was ever spared out of tenderness to the author, and the world
is little solicitous to know whence proceeded the faults of that which
it condemns; yet it may gratify curiosity to inform it, that the English
Dictionary was written with little assistance of the learned, and without
any patronage of the great; not in the soft obscurities of retirement, or
under the shelter of academic bowers, but amidst inconvenience and
distraction, in sickness and in sorrow.

В этом тексте связь между просодическим выражением


синтаксических отношений и их отражением на письме при
помощи пунктуации прозрачна и ясна. Текст читается и вос-
принимается легко. Его четкая ритмическая организация под-
черкивается употреблением целого ряда обособленных обсто-
ятельств, имеющих сходную ритмическую структуру:

127

•{with liÇttle assiÇstance of the leÇarned;
without aÇny paÇtronage of the greÇat;

•{not in the soÇft obscuÇrities of retiÇrement;
or under the sheÇlter of acadeÇmic boÇwers;

•{but amidst inconveÇnience and distraÇction;
in si¤ckness and in sorrow

Само собой разумеется, что такая пунктуация помога-


ет очень эффективно передать риторическую направленность
высказывания. Тем не менее, по современным меркам, этот
текст считался бы "перенасыщенным" знаками препинания в
первую очередь потому, что в нем употреблено очень много за-
пятых и, особенно, запятых перед "that", которые практически
не используются в современной практике. Так, например:
The new Globe project has up to now been ruled by that
irritable reaching after fact and reason which according to Keats is so
unshakespearean. Getting the actual design right was helped massively
by the archaeological discoveries in 1989.The survival of two angles
to the original polygon, and the remains of two bays which conform
remarkably in dimensions to those found at the Rose and those
specified in the Fortune contract, was a material reassurance. Getting
a good sense of the Globe's groundplan (...) led us to work out some
hard material details that never raised themselves as questions until the
actual design work was started (7).

То, что в XX в. тенденция к ослабленной пунктуации вы-


тесняет усиленную, отмечали многие исследователи (8). Тем
не менее, как видно из приведенного примера, слишком ма-
лое количество знаков препинания, говоря словами Г.В.Кэри,
«накладывает на читателя нелегкое бремя их интерпретации, а
иногда создает много неясностей и неточностей».
Таким образом, казалось бы, можно сделать вывод о том,
что усиленная пунктуация сменилась в наше время ослаблен-
ной пунктуацией. Но нельзя забывать о том, что наряду с пун-
ктуацией меняется и сам текст. Если раньше (XVII–XIX в.в.)
в текстах была еще очень сильна их риторическая направлен-
ность, то к середине XX в. стало появляться все больше и боль-
ше текстов, предназначенных именно для чтения глазами, а

128
не для декламации. Именно с этим, в первую очередь, связана
тенденция к ослабленной пунктуации, которая наиболее ярко
проявилась в 50-ые – 60-ые годы нашего столетия.
Однако с появлением работ, связанных с изучением не-
омакрофонетики (9), с повышенным вниманием к просодии
высказывания, постепенно меняется и отношение к пункту-
ации, т.к. в большинстве своем авторы осознают необходи-
мость восприятия знаков препинания не только глазами, но и
во внутренней речи.
Так, как показало исследование Л.У. Арапиевой, утверж-
дение, что к XX в. усиленная пунктуация оказывается полно-
стью вытесненной ослабленной пунктуацией, вряд ли можно
считать достаточным (10).
Как уже говорилось выше, эти две тенденции сосущест-
вуют в современном английском языке, и их противопостав-
ление является выразительным средством стилистического
оформления текста.
Например, если обратиться к прозе И.Во, то можно найти
такой текст, который сделал бы честь любому писателю XVII–
XIXв.в.:
In the middle of March 1603 it was clear to everyone that Queen
Elizabeth was dying; her doctors were unable to diagnose the illness;
she had little fever, but was constantly thirsty, restless and morose;
she refused to take medicine, refused to eat, refused to go to bed. She
sat on the floor, propped up with cushions, sleepless and silent, her
eyes constantly open, fixed on the ground, oblivious to the coming
and going of her councillors and attendants. She had done nothing to
recognize her successor; she had made no provision for the disposal
of her property, of the vast, heterogeneous accumulation of a lifetime,
in which presents had come to her daily from all parts of the world;
closets and cupboards stacked high with jewellery, coin, bric-a-brac;
the wardrobe of two thousand outmoded dresses. There was always
company in the little withdrawing room waiting for her to speak, but
she sighed and sipped and kept her silence.

Чрезмерная, «перенасыщенная» пунктуация в приведен-


ном отрывке – это несомненно стилистический прием, пере-
дающий читателю определенные автором звучание, фразиров-

129
ку и даже ритмическую организацию текста. Так, например,
использование такого «сильного» знака вертикальной сегмен-
тации, как точка с запятой (наряду просто с запятой), при пе-
речислении не только симптомов недуга королевы, но и всех
накопленных ею за жизнь богатств, заставляет читателя пос-
ле каждой точки с запятой как-бы остановиться, сделать пау-
зу, оценить значимость той части высказывания, которая пред-
шествует этому знаку препинания. Здесь пунктуация, наряду
с другими языковыми средствами, позволяет И.Во донести до
нас предельное, трагическое одиночество умирающей короле-
вы, всю тленность и бесполезность накопленных ею за жизнь
богатств.
Ослабленная пунктуация или полное отсутствие пункту-
ации также обладает большим экспрессивным потенциалом
(11). Так, в романе Э.Хемингуэя «Старик и море» есть следую-
щий абзац:

That afternoon there was a party of tourists at the Terrace and


looking down in the water among the empty beer-cans and dead
barracudas a woman saw a great long white spine with a huge tail at the
end that lifted and swung with the tide while the east wind blew a heavy
steady sea outside the entrance to the harbour.

Весь абзац состоит из одного предложения, внутри которо-


го отсутствуют какие бы то ни было знаки препинания. Но на-
мерение писателя в том и заключалось, чтобы представить весь
отрывок в виде единого, нерасчлененного целого, показать ди-
намику, быстроту движений огромной рыбы. Просодия абза-
ца-предложения соответствует сознательно выбранному авто-
ром отсутствию пунктуационных знаков: он читается с ровным
тоном, без пунктуационных пауз внутри предложения.
И в данной части работы, и в последующих ее частях мы
еще не раз вернемся к анализу двух тенденций в современной
английской пунктуации, потому что без их учета невозможно
изучение и детальное рассмотрение нашего материала.
Однако завершая эту главу, хотелось бы остановиться
на очень интересном материале, приводимом Эриком Парт-

130
риджем в его книге “You Have a Point There”. Известно что
Э.Партридж живо и увлекательно пишет о проблемах англий-
ской пунктуации. Именно ему принадлежит известная цита-
та (12):

To punctuate intelligibly is a commercial and social 'basic unit'


or 'minimum requirement'; to punctuate well, a social advantage; to
punctuate very well, a social and intellectual distinction. More: good
punctuation, in addition to preventing ambiguity and confusion,
smoothes the path of the reader.

В своей книге Партридж посвятил целую главу рассмотре-


нию своеобразной «оркестровки» различных текстов с помо-
щью знаков препинания. Под буквой (А) он приводит текст, в
котором отсутствуют какие бы то ни было знаки препинания.
Следующая колонка (под буквой (В) – это полуграмотное, или
небрежное пунктуирование текста; под буквой (С) – «сред-
няя», или просто компетентная расстановка знаков препина-
ния, и последняя колонка (D) – Пунктуация как искусство.
Приводим несколько отрывков из этой главы ниже:

131
A B C D
(1) short (1) Short (1) Short (1)Short
sentences have sentences have sentences have sentences have
many advan- many advan- many advantages many advan-tages
tages over long tages over long over long ones. – over long ones:
ones they are ones, they are They are simple, they are simple,
simple clear and simple , clear and clear, and easily clear, and easily
easily understood easily understood. understood; at understood; at
at the same time At the same time the same time the same time
too they offer too they offer too they offer too, they offer
few opportunities few opportunities few opportunities few opportunities
for wordy for wordy for wordy for wordy
and irrelevant and irrelevant and irrelevant and irrelevant
digression digression, digression. digression.
for example for example: For example:- For example:
prudence is Prudence is Prudence is Prudence is
the virtue of the virtue of the virtue of the virtue of
the senses it is the senses, it is the senses. It is the senses; it is
the science of the science of the science of the science of
appearances it appearances. It appearances. It appearances; it
is the outmost is the outmost is the outmost is the outmost
action of the action of the action of the action of the
inward life inward life. inward life. inward life.
(2) no sentence is (2) No sentence is (2) No sentence is (2) No sentence is
to be condemned to be condemned to be condemned to be condemned
for mere length for mere length - for mere length; for mere length.
a really skilful a really skilful a really skilful A really skilful
writer can fill a writer can fill a writer can fill a writer can fill a
page with one page with one, page with one page with one
and not tire his and not tire his and not tire his and not tire his
reader though a reader though a reader, though a reader, though a
succession of long succession of long succession of long succession of long
sentences without sentences without sentences without sentences without
the relief of short the relief of short the relief of short the relief of short
ones interspersed ones ones ones interspersed
is almost sure to interspersed, is interspersed is is almost
be forbidding but almost sure to be almost sure to be
forbidding, forbidding.

132
A B C D
the tiro and but the tiro and But the tiro, and sure to be
even the good even the good even the good forbidding. But
writer who is writer who is writer who is the tiro – and
not prepared to not prepared to not prepared to even the good
take the trouble take the trouble take the trouble writer who is
of reading aloud of reading aloud of reading aloud not prepared to
what he has what he has what he has take the trouble
written should written, should written, should of reading aloud
confine himself confine himself confine himself what he has
to the easily to the easily to the easily written – should
manageable the manageable. The manageable. The confine himself
tendency is to tendency is to tendency is to to the easily
allow some part allow some part allow some part manageable. The
of a sentence to of a sentence to of a sentence to tendency is to
develop unnatural develop unnatural develop unnatural allow some part
proportions or a proportions, or a proportions, or a of a sentence to
half parenthetic half parenthetic half parenthetic develop unnatural
insertion insertion insertion to proportions, or a
to separate to separate separate too half-parenthetic
too widely too widely widely the insertion to
the essential the essential essential parts. separate too
parts the cure parts; the cure The cure, widely the
indispensable for indispensable for indispensable essential parts.
every one who every one who for every one The cure,
aims at a passable aims at a passable who aims at a indispensable
style and infallible style and infallible passable style, for everyone
for any one who for any one who and infallible who aims at a
has a good ear has a good ear, for any one who passable style,
is reading aloud is reading aloud has a good ear, and infallible
after writing. after writing. is reading aloud for anyone with
after writing. a good ear, is
reading aloud
after writing.

133
A B C D
(3) of the (3) Of the (3) Of the (3) Of the
principles of principles of principles of principles of
essay writing essay writing essay writing, essay-writing
you already you already you already you already
know sufficient know sufficient, know sufficient; know sufficient.
anything further anything further anything further Anything further
you may wish you may wish you may wish you may wish
or be obliged to or be obliged or be obliged or be obliged
learn you will be to learn you to learn, you to learn, you
wise to assimilate will be wise to will be wise to will be wise to
rather than to assimilate rather assimilate rather assimilate rather
swot your teacher than to swot. than to swot. Your than to ‘swot’.
and if you go to Your teacher and teacher and – Your teacher and,
a university your (if you go to a if you go to a if you go to a
tutor will instruct university) your university – your university,
you indirectly by tutor will instruct tutor will instruct your tutor will
criticizing your you indirectly by you indirectly by instruct you
essays also you criticizing your criticizing your indirectly – by
will learn as you essays; also you essays; also you criticizing your
go from the mere will learn as you will learn as you essays. Аlso,
act of writing go from the mere go from the mere you will ‘learn
essays act of writing act of writing as you go’, from
essays. essays. the mere act of
writing essays.

Хотя Э.Партридж в своей книге ограничивается лишь при-


ведением этого интереснейшего материала и никак его не ком-
ментирует, нам представляется необходимым проанализиро-
вать те три отрывка, которые мы привели выше.
Итак, что касается первого отрывка, то уже в первых его
строках намечается значительное расхождение между тремя
основными вариантами: В (полуграмотное, или небрежное
пунктуирование), С (просто компетентная расстановка знаков
препинания) и D (пунктуация как искусство). Например, в ва-
рианте В после слова “ones” – запятая, в С – точка, в D – дво-
еточие.
134
Несомненно, что в данном случае предпочтителен бо-
лее «сильный» знак препинания, чем просто запятая. Ведь та
часть текста, которая следует за словами “Short sentences have
many advantages over long ones” – это не что иное как разъясне-
ние, комментарий к ним. Точка в данном случае неоправдан-
но разъединяет части предложения, в то время как двоеточие
представляется наиболее оптимальным вариантом.
Интересно также отметить отсутствие запятой после
“clear” в варианте В и ее наличие в вариантах С и D. Хотя в анг-
лийском языке нет определенного правила относительно того,
ставить или не ставить запятую в этом случае, тем не менее за-
пятая здесь желательна: во-первых, потому что она позволяет
обособить словосочетание “and easily understood”, а во-вторых,
потому что этого требует сама просодия высказывания, кото-
рая, несомненно, находит отражение в нашей внутренней речи
при чтении этого отрывка. Сравним, например:
а)...they are /simple, ჴ'clear and 'easily under\stood...
б)...they are /simple, ჴclear, ჴ'and 'easily unde\rstood...
Далее, в варианте D очень уместной представляется запя-
тая после “too”, которая отсутствует в вариантах В и С, но ко-
торая значительно облегчает прочтение текста. Однако, как
нам кажется, здесь можно было бы пойти и дальше и выделить
слово “too” сдвоенными запятыми, как простое парентетичес-
кое внесение, и такая пунктуация также сигнализировала бы
движение тона, и делала бы более ясным синтаксическое стро-
ение высказывания.
Что же касается выбора между точкой и точкой с запятой
после слова “understood”, то здесь, несомненно, предпочти-
тельнее точка с запятой, так как части предложения “they are
simple,clear, and easily understood” и “at the same time too, they
offer few opportunities for wordy and irrelevant digression” не на-
столько независимы, чтобы между ними можно было поста-
вить точку. Аналогичный случай встречается в конце первого
отрывка: после слов “senses” и “appearances” точка с запятой
более оптимально отражает содержание-намерение выска-
зывания, чем просто точка, которая сообщает ему «отрывис-
тость» и невольно придает ему какой-то «телеграфный» стиль.

135
Второй отрывок также представляет большой интерес с
точки зрения расстановки в трех вариантах знаков препина-
ния. Следует сразу же отметить, что в данном примере вари-
анты С и D очень похожи, за исключением, пожалуй, только
двух случаев употребления знаков препинания: 1) точки с за-
пятой после слова “length” в варианте С и точки в варианте D,
и 2) сдвоенных запятых в варианте С и сдвоенных тире в вари-
анте D, отделяющих парентетическое внесение “and even the
good writer who is prepared to take the trouble of reading aloud what
he has written”.
Что касается первого случая, то здесь конечно же предпоч-
тительнее точка, чем точка с запятой, несмотря на то, что два-
предложения связаны по смыслу. Дело в том, что выбор точки
оправдан просодически и ритмически: читатель делает более
протяженную паузу и уже без особого труда может «одолеть»
гораздо более сложное по своему синтаксическому строению
второе предложение. Нам кажется, что в данном предложе-
нии варианту D следовало бы также позаимствовать у вариан-
та В запятую после “interspersed”, которая оправдана не только
просодически, но и синтаксически, позволяя обозначить пре-
дикативную паузу.
Во втором случае, в предложении, начинающемся слова-
ми “But the tiro...” сдвоенные тире позволяют гораздо более
выразительно и выпукло выделить парентетическое внесение
“and even the good writer who is not prepared to take the trouble of
reading aloud what he has written” и противопоставить его сло-
вам “But the tiro...”, что как нельзя лучше соответствует содер-
жанию-намерению высказывания (“tiro” определяется как
“beginner, person with little experience”).
Если же обратиться к варианту В, то можно сразу же отме-
тить, что его пунктуация в большинстве случаев не способству-
ет ни отражению его во внутренней речи читающего, ни луч-
шему пониманию того, о чем вообще идет речь. Так в первом,
очень протяженном предложении (состоящем в варианте D из
трех отдельных предложений) превалируют запятые, но отсутс-
твуют какие бы то ни было знаки препинания перед “though” и
“and even the good writer”, которые просто необходимы не только

136
для более оптимального отражения высказывания во внутрен-
ней речи читающего, но и для понимания всего текста в целом.
Второе предложение в варианте В (в варианте С и D со-
стоящее из двух предложений) также довольно трудно понять и
читать, так как здесь точка с запятой после слова “parts” каза-
лось бы сигнализирует о том, что между двумя частями предло-
жения существует определенная связь, в то время как на самом
деле это два самостоятельных предложения.
Обратимся теперь к третьему отрывку. После слова
“sufficient” в варианте В – запятая, С – точка с запятой, D –
точка. Видно, как по мере продвижения «вправо», т.е. к вари-
анту D, пунктуация усиливается. Запятой здесь явно недоста-
точно, однако можно было бы поспорить о том, что предпочти-
тельнее – точка с запятой, связывающая две части предложения
в единое целое, или точка, окончательно их разъединяющая.
Нам также представляется более приемлемым вариант С с точ-
ки зрения выделения запятыми дополнения “Of the principles of
essay writing” и более развернутого комплекса “anything further
you may wish or be obliged to learn”, т.к. это удобно не только для
прочтения текста, но и для того, чтобы подчеркнуть параллель-
ную синтаксическую и ритмическую организацию двух пред-
ложений.
Что же касается выделения слов “swot” и “learn as you go”
курсивом или одиночными кавычками, то здесь предпочти-
тельнее одиночные кавычки, т.к. курсив обычно использует-
ся в английском языке либо для выделения иностранных слов
(in statu nascendi, au fond и т.д.), либо для обозначения эмоци-
онально окрашенных слов или словосочетаний. В данном же
случае “swot” – это просто слово из другого, «неформально-
го», регистра английской речи, и автор уместно заключает его
в одиночные кавычки, или “scare quotes”, как бы настораживая
читателя, давая ему понять, что слово своеобразно экстрапо-
лировано из другого регистра речи. 'Learn as you go' также более
уместно заключить в одиночные кавычки, т.к. это словосочета-
ние является функциональным эквивалентом слова и должно
не только произноситься с определенной просодией, но и вы-
деляться определенным знаком препинания (13).

137
Большой интерес в третьем отрывке представляет также
пунктуационное оформление парентетического внесения “if you
go to a university”. Как видно из приведенного материала, здесь
использован весь диапазон возможных в данном случае знаков
препинания – от сдвоенных запятых до сдвоенных тире.
В нашем случае, пожалуй, предпочтительнее тот знак пре-
пинания, который ассоциируется с наиболее нейтральной про-
содией, т.е. сдвоенные запятые. Как ненасыщенная просодия
(скобки), так и слишком выразительная (сдвоенные тире) в
данном предложении просто неуместны, не соответствуют со-
держанию-намерению высказывания (14). Особенно это заме-
чание верно в отношении сдвоенных тире.
Интересно еще раз отметить, что в подавляющем боль-
шинстве случаев пунктуация «усиливается» по мере нашего
продвижения вправо, т.е. к последней колонке – «Пунктуация
как искусство».Если в двух средних колонках пунктуация огра-
ничивается, в основном, лишь употреблением точки, запятой
и (довольно редко) точки с запятой, то при творческом подходе
звучит весь «оркестр» знаков препинания: здесь и сдвоенные
тире, и скобки, и кавычки (двойные и одиночные), и курсив, и
очень интересное членение текста на абзацы.
Конечно, «хорошая пунктуация всегда должна отражать
ход мысли писателя»(15), адекватно передавать то содержание-
намерение, которое он вкладывает в текст. И все же, несмотря
на то, что английская пунктуация представляет собой чрезвы-
чайно сложную область знаний, совершенно ясно, что все про-
блемы, связанные с ней, должны решаться только с учетом не-
разрывного единства устной и письменной речи. Только такая
постановка вопроса позволяет создать как можно более четкое
и ясное понимание реального функционирования знаков пре-
пинания и их использования в практических целях обучения
языку студентов-филологов.
*
ПРИМЕЧАНИЯ
1. См. Ахманова О.С. Словарь лингвистических терминов. М.,1968,
c.c.374, 159.
2. См. Часть I, гл. 3 данной монографии.

138
3. См. Щерба Л.В. Языковая система и речевая деятельность.Л., 1974,
с.243.
4. См. Бархударов С.Г. Правила русской орфографии и пунктуации.
М., 1976; Розенталь Д.Э. Справочник по правописанию и лите-
ратурной правке (для работников печати). М.,1967; Валгина Н.С.,
Светлышева В.Н. Орфография и пунктуация (справочник). М.,
1994.
5. См. Gowers, Sir Ernest. The Complete Plain Words. Penguin, 1969,
р.236.
6. См. Александрова О.В. Проблемы экспрессивного синтаксиса. М.,
1984, с.86.
7. См. The European English Messenger. Vol.IV, 1, Spring 1995, р.9.
8. См., в частности, Carey G.V. Mind the Stop. Cambridge,1980; Partridge
E. You Have a Point There. London, 1977.
9. См., в частности, Onishi Masao. Introduction to Speechology. The
Phonetic Society of Japan. 1977.
10. См. Арапиева Л.У. Теория и практика системы знаков препинания
в современном английском языке. Автореф.дисс... канд.филол.на-
ук. М., 1985, с.16.
11. См. Александрова О.В. Проблемы экспрессивного синтаксиса. М.,
1984; Арапиева Л.У. Цит.произв.
12. См. Partridge E. You Have a Point There. p.184.
13. Подробнее о пунктуации в случае функциональных эквивалентов
слов см. Часть IY данной монографии.
14. Просодия сдвоенных запятых, скобок и сдвоенных тире детально
рассматривается в Части IV данной монографии.
15. Цит. по: Долгова (Александрова) О.В. Семиотика неплавной речи.
М., 1978, с.79.

Глава 2. СЕМИОТИЧЕСКИЙ ПОДХОД


К ИЗУЧЕНИЮ ЗНАКОВ ПРЕПИНАНИЯ
ВЕРТИКАЛЬНОЙ СЕГМЕНТАЦИИ

§ 1. Общие замечания
Как уже неоднократно подчеркивалось в предыдущих час-
тях работы, отправной точкой нашего исследования является
положение о диалектическом единстве и взаимодействии ус-
тной и письменной форм английской речи. Особенно важно
не упускать из виду тот момент, что мы имеем дело не с двумя
139
изолированными, отдельными формами речи, а с двумя ее сто-
ронами, представляющими вместе диалектическое единство и
объединяемыми внутренней речью.
Внутренняя, или мысленная речь не имеет материальной
внешней стороны. Профессор О.В.Александрова справедливо
отмечает,что «эквивалентом этой стороны для нее (внутренней
речи) является соответствующий речевой образ, которой мо-
жет быть слуховым (звуковым), двигательным (графическим)
или представлять собой их различные комбинации»(1).
Когда мы читаем текст, то воспринимаем его не только
зрительно: мы обязательно проговариваем его в нашей внут-
ренней речи (что было подтверждено многочисленными иссле-
дованиями). Онтология письменного текста в первую очередь
зависит от существования людей, которые могут отражать в сво-
ей внутренней речи звучание (в широком смысле слова) этого
письменного текста. Даже в случае мертвых языков чтение текс-
та предполагает знание читающим определенного, воссозданно-
го исследователями и принятого в качестве нормы звучания.
Из сказанного выше следует, что письменная английская
речь может эффективно выступать в качестве средства обще-
ния только если мы в совершенстве овладеем искусством чте-
ния знаков препинания.
Несмотря на то, что пунктуация вообще, и английская пун-
ктуация в частности, – это достаточно сложный и запутанный
предмет, тем не менее ученые кафедры английского языкозна-
ния филологического факультета МГУ убедительно показали,
что если мы подойдем к его изучению с точки зрения семиоти-
ки, то многие его аспекты становятся ясными и понятными (2).
Знаки препинания в современном английском языке – это
стройная семиотическая система, позволяющая выражать в
письменной форме языка фразировку, принятую автором (го-
ворящим или пишущим). Система эта используется «по уста-
новлению» (arbitrariness), в соответствии с определенным при-
нципом. Материальная природа знаков препинания лишена
естественной связи с реальной (физической) природой переда-
ваемой информации (disembodiment). Каждый знак препина-
ния имеет свою графическую форму, и свое, присущее только

140
ему, звуковое выражение (singularity), которое воспроизводит-
ся читающим, когда в письменном эквиваленте какого-либо
произведения речи появляется эта графическая форма.
В данной работе мы исходим из того, что знак – это двус-
торонняя сущность, функция двух функтивов: функтива выра-
жения и функтива содержания. При этом следует отметить, что
вопрос о знаках в составе данной семиотической системы (т.е.
в составе системы знаков препинания в английском языке)
рассматривается нами в контексте общей проблемы единства
выражения и содержания в языке, с учетом того, что неразрыв-
ная связь звучания и значения представляет собой основную
функциональную закономерность, присущую естественным
человеческим языкам (3). Вместе с тем существенное значение
имеет то обстоятельство, что соотношение функтива выраже-
ния и функтива содержания в знаке принципиально отличает-
ся от единства звучания и значения в слове и других двусторон-
них единицах естественных семасиологических систем.
При разъяснении семиотики знаков препинания необхо-
димо принимать во внимание, с одной стороны, особенности
английской пунктуации, которые так отличают ее от русской
(об этом уже шла речь в предыдущей главе), и, с другой сторо-
ны, очень важное в практическом плане разграничение меж-
ду знаками препинания вертикальной сегментации (vertical
segmentation) и знаками препинания горизонтальной страти-
фикации (horizontal stratification) (4).
К первым относятся: точка, вопросительный и воскли-
цательный знаки, запятая, точка с запятой, двоеточие, тире и
знак красной строки. Вторая разновидность знаков препина-
ния включает: двойные и одиночные кавычки, скобки, сдвоен-
ные тире, сдвоенные запятые, разрядку, курсив и использова-
ние прописных букв.
*
ПРИМЕЧАНИЯ
1. См. Александрова О.В. Проблемы экспрессивного синтаксиса. М.,
1984, с.5-6.
2. См., в частности, Долгова(Александрова) О.В. Семиотика неплав-
ной речи. М., 1978; Арапиева Л.У. Теория и практика системы зна-

141
ков препинания в современном английском языке. Дисс... канд.
филол.наук. М., 1985; Назарова Т.Б. Филология и семиотика. Сов-
ременный английский язык. М., 1994; Akhmanova O., Idzelis R.
Linguistics and Semiotics. M., 1979.
3. См. Назарова Т.Б. Цит. произв., с.37.
4. См. Арапиева Л.У. Цит. произв.

*
§ 2. Точка, восклицательный и вопросительный знаки
Знаки препинания вертикальной сегментации использу-
ются для членения (или сегментации) речи на значащие еди-
ницы, в то время как знаки препинания горизонтальной стра-
тификации как бы «расслаивают» поток речи по горизонтали
(эта разновидность будет детально рассмотрена и проанализи-
рована в следующей, IV Части данной работы).
Общим для обеих разновидностей в семиотическом плане
является то, что функтив выражения каждого знака находится
в полном соответствии с функтивом содержания. Возьмем та-
кой знак препинания, как точка. Когда мы заканчиваем пред-
ложение, то последнее ударное слово произносится с низким
нисходящим тоном и последующей паузой в две единицы. В
письменной речи этому просодическому комплексу соответс-
твует определенный графический знак – точка.
Функтив выражения (графическая форма и соответству-
ющая просодия) сигнализирует конец предложения, формаль-
ное завершение данного отрезка речи, выделенность его в виде
законченного предложения, например:
London. Michaelmas term lately over, and the Lord Chancellor
sitting in Lincoln's Hall. Implacable November weather. As much mud
in the streets, as if the waters had but newly retired from the face of the
earth, and it would not be wonderful to meet a Megalosaurus, forty feet
long or so, waddling like an elephantine lizard up Holborn Hill.
Ch.Dickens. Bleak House.

Точка является особенно важным знаком препинания,


поскольку отмечает самый низкий участок диапазона и конец
нисходящей шкалы. Чтение этого знака препинания достаточ-

142
но трудно освоить прежде всего потому, что он может завер-
шать нисходящую шкалу (в зависимости от общего контекс-
та высказывания) двумя различными способами – либо с низ-
ким, либо с высоким нисходящим тоном, например:

– I wonder whether we shall ever know the real answer to the


question why the dinosaurs died \out.
– We have to, I think, face the fact that we are seeing what amounts
to a new industrial´ revo\lution.
– But new attitudes are beginning to e\merge.
– There is no such thing as effortless pros\perity.

Следует подчеркнуть, что большинство студентов-фило-


логов не знают и не понимают, когда следует использовать низ-
кий нисходящий тон, а когда – высокий. К сожалению, часто
преобладает тенденция к употреблению только высоких нис-
ходящих тонов в конце предложения.
Само собой разумеется, что филолог-англист должен уметь
не только свободно воспроизводить обе разновидности нисхо-
дящего тона; но и полностью овладеть риторическим эффек-
том этого противопоставления. Например:
1. My dear young friends! For quite a number of years I have had
the pleasure of trying to explain to you 'very 'many \things.
2. My dear young friends! I am so pleased to see you again.
For so many years I have been trying to teach you something, but,
unfortunately, most ´unsuc\cessfully.
Как видно из приведенных примеров, использование низ-
кого нисходящего тона во втором случае произвело бы очень
странное впечатление на слушателей, так как придало бы все-
му высказыванию драматический, если не трагический отте-
нок. Однако в данном случае, когда лектор обращается к ау-
дитории, состоящей из студентов, это бы совершенно не соот-
ветствовало контексту ситуации, было бы по сути нелепо.
В то же время, любое произведение речи, состоящее из
простых, непротиворечивых утверждений, читается с низкими
нисходящими тонами в конце предложений и таким же обра-
зом отражается в нашей внутренней речи:

143
There are very few rules in \punctuating.

All intelligible writing needs \full ´stops.

They are the basic and most important part of the\ code.

A full stop is required when a speaker pauses for\ breath.

Приведенные примеры показывают, что низкий нисходя-


щий тон используется, как правило, в непротиворечивом, бес-
спорном утверждении, которое приводится как объективно су-
ществующий факт.
Было бы конечно очень удобно, если бы низкий нисходя-
щий тон соответствовал точке, а высокий нисходящий тон –
восклицательному знаку. Однако, к сожалению, это случается
не всегда. Другими словами, не существует прямого, однознач-
ного соответствия между низким нисходящим и высоким нис-
ходящим тонами, с одной стороны, и точкой и восклицатель-
ным знаком, с другой.
Так, если мы обратимся к работам Гимсона, то обнару-
жим, что восклицание может произноситься с низким нисхо-
дящим тоном (1):
\
Tragic! (согласно Гимсону, такое восклицание выражает
«спокойную, тихую симпатию», или же звучит отчужденно и
безразлично, особенно если падение тона не достигает низше-
го участка диапазона).
\
Morning! (небрежное приветствие).
Само собой разумеется, что эти примеры очень трудно
прочитать надлежащим образом, так как это очень краткие
предложения (состоящие из одного слова), взятые вне контек-
ста. Тем не менее, А.Ч.Гимсон утверждает, что возможно про-
износить восклицания с низким нисходящим тоном.
Из того, что было изложено выше, следует, что вместо ди-
хотомии (точка – низкий нисходящий тон; восклицательный
знак – высокий нисходящий тон) мы имеем в своем распо-
ряжении трихотомию: утверждения, произносимые с низким
нисходящим тоном, утверждения, произносимые с высоким
нисходящим тоном (что целиком зависит от контекста ситуа-
144
ции) и восклицания. Следует отметить, что в регистре научной
речи довольно редко встречаются утверждения, произносимые
с высоким нисходящим тоном, и довольно часто произноси-
мые с низким нисходящим тоном, а также восклицания. На-
пример:

Высокий нисходящий тон.


1. The situation is simply ap\palling.
2. From the very beginning of our philological careers we must
reconcile ourselves to the English we speak with forever remaining
less interesting or idiomatic than the excellent varieties of the English
we speak a\bout.

Низкий нисходящий тон.


1. Many compound and some complex sentences require nothing
but a \full ´stop.
2. The next word after a full stop must start with a capital \letter.
3. One of the generally recognized masters of English style is
'Jane \Austen.

Восклицание.
1. “Memory chronicles the things that have never happened,
and couldn't possibly have happened”(!). “Memory is responsible for
nearly all the three-volume novels that Mudie sends us”(?). A playfully
paradoxical and distorted view of things and their actual re\lations!
Everything is pure imagination, nothing people think or say has got
anything to do with\facts!
2. Remember the difference between the English we speak with
and the English we speak a\bout!

Таким образом, что касается восклицательного знака, то


все правила сводятся, в основном, к тому, что восклицатель-
ный знак ставится после эмоционально окрашенных предло-
жений или для привлечения внимания читающего к мысли,
высказанной в повествовательном предложении (2).
Что же касается вопросительного знака, как одного из ва-
риантов завершения предложения, то он, как один из самых

145
экспрессивных знаков, может стоять как после вопроситель-
ных по форме предложений, так и после повествовательных,
например:
I wonder if Margaret has remembered that we're going there
tonight?
Говоря о восклицательном и вопросительном знаках, сле-
дует еще раз подчеркнуть, что они часто помогают автору на-
иболее экспрессивно передать свое отношение к написанному,
иногда даже без слов: “We might go in your umbrella”, said Pooh.
“?”
“We might go in your umbrella”, said Pooh.
“??”
“We might go in your umbrella”, said Pooh.
“!!!!!!”
For suddenly Christopher Robin saw that they might.
( A.A.Milne ).

Итак, завершая рассмотрение различных вариантов рас-


становки знаков препинания в конце предложения, следует
еще раз повторить: необходимо научиться воспроизводить низ-
кие нисходящие тоны и не поддаваться искушению использо-
вать высокие нисходящие тоны, когда они неуместны. Любое
бесспорное или непротиворечивое утверждение произносится
с низким нисходящим тоном. При яркой эмоциональной ок-
рашенности высказывания, при желании установить контакт
с аудиторией, более предпочтительным оказывается высокий
нисходящий тон.
Точка не только является знаком конца предложения, но и
обладает определенным планом выражения. Мы выбираем тот
или иной тон исходя из декламационно-психологического чле-
нения высказывания, помня при этом, что восклицательный
знак тоже может читаться как с высоким, так и с низким нис-
ходящим тоном.
Одновременно следует постоянно учитывать интенцию
автора (говорящего или пишущего), поскольку все зависит от
того содержания-намерения, которое он вкладывает в то или
иное высказывание.

146
*
ПРИМЕЧАНИЯ
1. См. Gimson A.C. An Introduction to the Pronunciation of English.
London, 1980, р.р.275-278.
2. См. Тевдорадзе М.Н. Английская пунктуация в функциональном
аспекте. Дисс... канд.филол.наук. М., 1991.

§ 3. Запятая
Comma] the least of the marks of punctuation, and therefore
a type of something small and insignificant. Samuel Johnson, A
Dictionary of the English Language (1755).При всем уважении к
доктору Джонсону мы не можем согласиться с его определени-
ем запятой. Ведь две тенденции, сосуществующие в современ-
ной английской пунктуации, тенденции к усиленной и ослаб-
ленной расстановке знаков препинания (over- и understopping)
в конечном счете сводятся к чрезмерному или к недостаточно-
му употреблению запятой в тексте.О том, что одна запятая мо-
жет полностью изменить смысл высказывания, написано уже
достаточно много (1). Тем не менее, стоит привести хотя бы не-
сколько действительно имевших место случаев.
Первый пример мы обнаружили в книге “The Cambridge
Guide to Literature in English” (под ред. Иана Аусби, Кембридж,
1988). Здесь одна только запятая перед словом “who” совер-
шенно меняет содержание романа Джейн Остин «Гордость и
предрассудки»:
The Bennet family is visited by William Collins, a rector
under the patronage of Lady Catherine de Bourgh, who will inherit
Mr.Bennet's entailed property on his death.
В данном случае запятая перед “who” указывает на то, что
Леди де Бург являлась наследницей мистера Беннета, а не Уи-
льям Коллинз (как об этом писала Джейн Остин). Чтобы из-
бежать двусмысленности, вместо запятых можно было употре-
бить скобки или сдвоенные тире.
Еще один пример цитируется по заметке Роберта Берчф-
илда в газете “Sunday Times” от 5 марта 1989 г., с. G.14;

147
Buckingham Palace said that 22-year-old Prince Andrew, son
of Queen Elizabeth and a Navy helicopter pilot, would sail with the
Invincible.
Автор этого предложения, журналист газеты “Daily-
Telegraph”, не поставил запятую перед “and a Navy helicopter
pilot”, представив таким образом принца Эндрю, герцога
Йоркского, сыном королевы Елизаветы II и пилота вертолета
военно-морского флота. Что он хотел сказать, так это, конеч-
но, то, что сам принц Эндрю является пилотом военно-мор-
ского флота. Одна запятая перед “and” помогла бы избежать
двусмысленности.
А вот какой случай имел место в одном из старейших бри-
танских университетов. Перед выборами в Палату общин бри-
танского Парламента, кандидат от Консервативной партии так
рекламировал себя, начертав на плакате:
'Don't 'vote for me be•cause I am a Con\servative!
В таком виде высказывание, естественно, означало: Голо-
суйте за меня не только потому, что я – консерватор! (или член
Консервативной партии). Однако один из студентов, увидев
плакат, поставил запятую перед “because”, кардинально изме-
нив при этом весь смысл предложения:
Don't \vote for me, |because I am a Con\servative!
(Не голо\суйте за меня, потому что я – консерватор!)
Очевидно, что и просодически оба эти варианта совершен-
но различны: в первом случае это просто нисходящая шкала
без каких бы то ни было пауз внутри предложения; во втором –
нисходящий тон на слове “vote” и пауза перед “because”.
Последний пример, который как бы замыкает эту серию
иллюстраций неразрывной связи не только запятой, но и зна-
ков препинания вообще с просодией в английском языке, пе-
реносит нас в начало XIX века, в Палату общин Парламента
Великобритании. Р.Б.Шеридан, известный уже в то время дра-
матург, был и членом Палаты общин. Во время одного из засе-
даний Палаты, полемизируя со своим оппонентом, он назвал
того «лжецом» (a liar). Председатель Палаты немедленно вме-
148
шался в спор и потребовал от Шеридана извинений. На что ос-
троумный драматург ответил:
“Mr. Speaker, I said the honourable member is a liar and Iam
sorry for that”.
Естественно, что просодическое оформление высказы-
вания соответствовало приведенной выше пунктуации: за ис-
ключением обращения, все предложение было произнесено с
ровным тоном, без пауз, и лишь в конце его, на слове “sorry”
было слышно понижение тона.
Конечно, оппонента Шеридана такое извинение не удов-
летворило. И Председатель Палаты вновь обратился к драма-
тургу с просьбой извиниться так, чтобы было ясно, что это
извинение, а не повторение того, что оппонент Шеридана –
лжец. Однако Шеридан наотрез отказался извиниться во вто-
рой раз, заметив:
“Mr. Speaker, I have already apologized, and the honourable
member may introduce punctuation marks wherever he likes”.

Когда мы обращаемся к семиотике запятой, следует иметь


в виду три основные разновидности просодии:
1) мы должны научиться произносить предложение лю-
бой длины без запятых, с нисходящей шкалой, которая
составляет просодическую основу английской литера-
турной речи (2). Подчас это оказывается непосильной
задачей для русскоязычных учащихся, для языка кото-
рых характерны частые перепады просодических кон-
туров, реализующихся на коротких отрезках речи. Кро-
ме того, студенты (особенно первокурсники) оказы-
ваются не готовы к декламационно-психологической
сегментации текста, в котором может быть целый ряд
таких слов, как «что», «потому что», «но» (that, because,
but), перед которыми в русском языке обязательно бы
ставилась (и читалась) запятая. Например:

1. Our analysis of extracts from Lord Chesterfield's “Letters” has


shown that this genre is much nearer to the one we would recommend
for the foreign anglicists “active” than fiction, however good.

149
2. Unfortunately the same cannot be said of the style of some
modern literary critics who so often forget about “plainwords” and
do not heed the advice of so many Masters concerning what Hazlitt
called “an unvarnished medium to convey ideas”.
3. This brings us back to what has already been said about
certain typical word-combinations which have always been regarded
as a kind of linguistic “no man's land”

1) Второй вариант просодии – это та, с которой читается


запятая сочинения. Согласно правилам, просодия в этом
случае будет следующая: самая краткая пауза из всех, со-
провождающих чтение знаков препинания, и средний
нисходящий тон нефинального завершения (3).
2) И последний, третий вариант – это запятая подчине-
ния. Здесь, помимо вышеупомянутой паузы, использу-
ется низкий восходящий тон. Так, например:

Сочинение
1. We are more sparing of commas \nowadays,| and this practice
has gone out of fashion.
2. Not only does conventional practice vary from period to\period,
|but good writers of the same period differ among themselves.

Подчинение
1. However widely/ spread,| RE (Restricted English) is certainly
not acceptable as far as the anglicist is concerned.
2. Before we go any/ further,| we must explain why we excerpted
Jane Austen in preference to one of the modern writers of fiction.
В связи с просодией запятой неизбежно возникает целый
ряд различных вопросов. Во-первых, что такое средний нисхо-
дящий тон нефинального завершения, и как он действительно
реализуется в речи? В чем различие между высоким восходя-
щим тоном и низким восходящим тоном?
Начнем с последнего вопроса, так как он представля-
ется наименее сложным. Низкий восходящий тон, согласно
А.Ч.Гимсону, ассоциируется с незавершенностью (4). В случае с
высоким восходящим тоном, дела обстоят совершенно иначе.

150
По Гимсону, он в основном ассоциируется с вопросами
(“it is essentially associated with questions”) (5). Таким образом,
что касается восходящих тонов, то здесь все более или менее
ясно: для выражения подчинения в предложении следует вы-
бирать низкий восходящий тон.
В случае же с нисходящими тонами ситуация гораздо слож-
нее: здесь уже можно говорить не о дихотомии, а о трихотомии:
низкий нисходящий тон, средний нисходящий тон и высокий
нисходящий тон.

––––––––––––––––нисходящие тоны

низкий средний высокий

Если сравнить высокий нисходящий тон и низкий нисхо-


дящий тон, то различие между ними очевидно. При произне-
сении низкого нисходящего тона наш голос со среднего участ-
ка диапазона опускается до самого нижнего. В случае же с вы-
соким нисходящим тоном, мы начинаем произнесение слова
с несколько более высокого участка диапазона (как видно из
приведенной схемы), но никогда с самого высокого участка.
Здесь наиболее важно различие в интервале двух тонов, и его
вполне достаточно для того, чтобы отчетливо их разграничить.
Однако кроме различия в интервале есть и различие в гром-
кости. В случае с низким нисходящим тоном громкость слегка
уменьшена, а в случае с высоким нисходящим тоном – слегка
увеличена. Таким образом, налицо отчетливая оппозиция двух
основных нисходящих тонов, имеющая ясное просодическое
выражение. Средние же нисходящие тоны нефинальной раз-
новидности в принципе сходны с низкими нисходящими тона-
ми, но с определенными модификациями. Прежде всего, гром-
кость не так резко уменьшается, как в случае с низким нисходя-
щим тоном финальной разновидности. Кроме того, носовые,

151
фрикативные, а также щелевой боковой ([ l ]) согласные в кон-
це слова, непосредственно предшествующего запятой сочине-
ния, очень часто продлеваются, например:
1. Without this his (a philologist's) knowledge of the language
will always be super\ficial, he will never be able to appreciate what he
is reading or listening to.
2. He (a philologist) will know nothing about the proper choice
of \words, he will never acquire the ability to find the right word and
use it to the best advantage.
Так в случае с функтивом выражения запятой сочинения
возникает новое взаимоотношение между просодией и произ-
ношением на уровне сегментной фонетики. Иными словами,
здесь очевидны диалектическая связь и единство сегментного
и сверхсегментного уровней современного английского языка.
*
ПРИМЕЧАНИЯ
1. См. Gowers, Sir Ernest. The Complete Plain Words (ed.by S.Greenbaum
and J.Whitcut). London, 1987; Carey G.V. Mind the Stop. Cambridge,
1980; Partridge E. You Have a Point There. London, 1977.
2. См. Магидова И.М. Теория и практика прагмалингвистического
регистра английской речи. Дисс...д-ра филол.наук. М., 1989; Яков-
лева Е.В. Прагмафонетическое изучение английской литературной
речи в социолингвистическом освещении. Дисс... канд.филол.наук.
М., 1992.
3. См. Арапиева Л.У. The Theory and Practice of English Punctuation.
Grozny, 1985.
4. См. Gimson A.C. An Introduction to the Pronunciation of English.
London, 1980, р.р.275-277.
5. См. там же, с.с.277-278.

*
§ 4. Точка с запятой
Части предложения, соединенные точкой с запятой, не
настолько независимы, чтобы между ними можно было поста-
вить точку. Незавершенность части предложения, отделенной
точкой с запятой, выражается, с одной стороны, протяженнос-
тью паузы (она короче, чем в случае точки, но длиннее, чем в
случае запятой), а с другой – разновидностью нисходящего то-

152
на, который сопровождает произнесение последнего ударно-
го слова перед точкой с запятой. В этом случае используется
средний нисходящий тон нефинального завершения, в то вре-
мя как точка произносится с низким нисходящим тоном фи-
нальной разновидности.
Что же касается функтива содержания этого знака пре-
пинания, то следует отметить, что точка с запятой оформляет
близкие по смыслу предложения в единое целое, например:

But towns were\rare; they´passed not more than one in every


four-and-twenty hours.
Truth is, indeed, not often welcome for its own\sake; it is´
generally unpleasing because contrary to our wishes and opposite to
our practice; and as our attention naturally follows our\interest, we
hear unwillingly what we are afraid to know...
S.Johnson. The Rambler (1751)

Weary learners learn\little; ´weary teachers teach little.

Из приведенных примеров видно, что точка с запятой


обычно используется, когда предложение состоит из двух (или
более) частей, не всегда тесно связанных между собой семанти-
чески. Если в интенцию автора не входит разграничение этих
частей при помощи точки, то он выбирает точку с запятой.
В английском языке (как и в русском) точка с запятой име-
ет более сильную разделительную функцию, чем запятая. Тем
не менее часто этим знаком соединены два (или более) близких
по смыслу предложения в единое целое. Таким образом, отрез-
ки речи являются более выделенными, чем при употреблении
запятой, и в то же время они не так независимы, как в случае
использования точки (1).
Суммируя все сказанное выше, можно сказать, что:
1) точка с запятой указывает на более протяженную паузу,
чем та, которая требуется в случае запятой.
2) последнее ударное слово перед точкой с запятой про-
износится со средним нисходящим тоном нефинально-
го завершения.

153
3) первое ударное слово после точки с запятой никогда не
произносится на высоком ровном тоне, а обычно – на
среднем или низком ровном тоне.
4) семантически точку с запятой можно описать как ту
связь, которая соединяет в одно предложение две (или
более) различные мысли. В случае точки с запятой на
первый план выдвигается объединение двух (или бо-
лее) частей предложения в единое целое.
*
ПРИМЕЧАНИЕ
1. См. Тевдорадзе М.Н. Английская пунктуация в функциональном
аспекте. Дисс... канд.филол.наук. М., 1991.

*
§ 5. Двоеточие

В современном английском языке двоеточие имеет соот-


ветствующую графическую форму (:), читается с паузой в две
единицы и с высоким нисходящим тоном на последнем удар-
ном слове перед этим знаком препинания. Двоеточие сообща-
ет нам о том, что за ним следует часть предложения, которая
объясняет, иллюстрирует, расширяет, дополняет и развивает
то, что уже было сказано выше. Такова семиотика двоеточия.
Обратимся к материалу:

– For the linguist, language is both the end and means of his
in´vesti\gation: he has to' analyse/ language, using\ language.
―――R slow
– The past is a foreign\country: they 'do•things\differently there.
―――R slow
– So I tried to get the best of both worlds: I' hinted at the
pos•session of•hidden/ treasure, but I' did not' say' what it\ was.
―――R slow ―――R slow
– What I really wished to say to you\was: I have 'spoken to the
un'happy 'young 'woman•my daughter... ―――R slow
―――R slow

E.Waugh. Decline and Fall.

154
При чтении двоеточия важно произнесение слова, непос-
редственно следующего за этим знаком препинания. Оно чита-
ется с высоким ровным тоном, т.е. так, как оно читалось бы в
новом предложении – отсюда сходство двоеточия с точкой.
Различие же между этими двумя знаками препинания со-
стоит в длине паузы и характере движения тона (о котором бу-
дет подробно рассказано ниже). Следует отметить, что пауза
точки гораздо протяженнее паузы двоеточия.
Здесь неизбежно возникает следующий вопрос: существу-
ет ли какое-либо различие между точкой с запятой и двоето-
чием в длине паузы? Специальные исследования показали, что
такого различия не существует (1). И двоеточие, и точка с запя-
той имеют практически равные по протяженности паузы, ко-
торые, однако, короче паузы точки и длиннее паузы запятой.
Следует отметить еще два параметра, которые отлича-
ют двоеточие от точки с запятой. Это – высокий нисходя-
щий тон, с которым произносится последнее ударное слово
перед двоеточием и замедленный темп в предложении после
этого знака препинания. Если в случае точки с запятой обе
части предложения обычно читаются с одинаковым темпом,
то часть предложения после двоеточия произносится замет-
но медленнее и громче, чем до него, что соответствует фун-
ктиву содержания этого знака, который сообщает нам о том,
что следующая за ним часть предложения объясняет, иллюс-
трирует, расширяет, дополняет и развивает то, что уже было
сказано раньше.
В чем же различие между двоеточием, точкой с запятой и
запятой? Кратко его можно суммировать следующим образом:
двоеточие перечисляет и повторяет, запятая указывает на при-
роду грамматической связи, точка с запятой сигнализирует,
что часть предложения, следующая за ней, содержит какой-то
новый, другой поворот мысли, косвенно связанный с преды-
дущей частью. Различие между двоеточием и точкой с запятой
заключается, в основном, в семантике этих знаков препина-
ния. Мы выбираем тот или иной из них на основе того, что мы
хотим выразить, каково содержание-намерение нашего выска-
зывания.

155
*
ПРИМЕЧАНИЕ
1. См. Арапиева Л.У. Теория и практика системы знаков препинания в
современном английском языке. Дисс... канд.филол.наук. М., 1985.

§ 6. Тире
Как правило, функтив выражения этого знака препинания
(помимо его графической формы) – это довольно протяжен-
ная эмфатическая (не синтаксическая) пауза. Что же касает-
ся функтива содержания, то здесь следует упомянуть несколь-
ко пунктов:
1) тире используется для того, чтобы суммировать или пе-
рифразировать то, что было сказано в предыдущей части пред-
ложения:
The political reform required a great deal of/ boldness, and/
courage, and\vision – ↑all of which were forthcoming from
Mr.Gorbachev.
By materials we mean /textbooks, 'readers' /workbooks, /flashcards,
recordings, /games, /songs, ´reference /books – ↑all the vast range of
pedagogical tools that teachers and learners make use of.
'Poor /spelling, a 'cavalier 'attitude to ´punctu/ation, and 'no 'sense
of vo'cabulary or\sentence´ structure – ↑parents might well•feel
a•sense of des\pair at the´ edu'cation their children re\ceive.
Помимо довольно протяженной паузы, все приведенные
выше примеры характеризуются также резким повышением
тона на первом ударном слове после тире.
2) тире ставится в сложных предложениях для введения
объяснения, перифразы или исправления того, о чем уже шла
речь в предыдущей части предложения:
For a linguist, then, considering two alternative usages,one is
not 'right' and the other 'wrong' – the two are merely different.
3) тире ставится при неожиданном окончании предложе-
ния (afterthought):
156
– The report revealed that large numbers of young people could
not identify the United Kingdom on a map of the world – a sorry
reflection on our education system.
4) тире вводится для того, чтобы показать, что предложе-
ние незакончено, или для обозначения внезапного прерыва-
ния линии повествования:
A. As I was saying -
B. Never mind what you were saying. Just do it.
*

§ 7. Красная строка
Функтив содержания этого знака – глобальность/разделе-
ние. Иными словами, он либо представляет произведение ре-
чи как единое целое и устанавливает очень тесную связь меж-
ду его частями, либо разбивает его на более самостоятельные,
независимые части. Также, как и любой знак, красная строка
обладает и определенным функтивом выражения в речи и на
письме.
Очевидно, что первым и наиболее важным параметром,
который используется при чтении текста, разделенного на аб-
зацы, является паузация. Выше уже говорилось о паузах точки,
запятой, точки с запятой, двоеточия, прежде всего потому, что
при чтении любого знака препинания вертикальной сегмента-
ции наблюдается прекращение фонации той или иной протя-
женности.
Что касается паузы красной строки, то она ощутимо длин-
нее, чем пауза точки. Фактически, это самая долгая пауза из
всех пауз, соответствующих знакам препинания. Как правило,
наряду с достаточно протяженной паузой, на границе между
двумя сверхфразовыми единствами отмечаются модификации
таких просодических параметров, как темп, громкость, диапа-
зон.
Среди вышеперечисленных параметров следует особо вы-
делить темп и громкость, причем если кратко охарактеризо-
вать их изменения, то можно сказать, что к концу сверхфразо-
157
вого единства темп заметно замедляется, а начало следующего
сверхфразового единства произносится с убыстренным тем-
пом. Громкость (которая очень тесно связана с темпом) умень-
шается к концу сверхфразового единства, а в начале следующе-
го сверхфразового единства наблюдается обратный процесс.
Так, например:
The question used as the title of the present book
―――R quickly, loudly
has been discussed time and again, by leading linguists,but,
unfortunately, at long intervals, and apparently without
much influence on the actual learning of languages, or linguistic
thinking of modern scholars.¦¦¦
―R slowly, softly
How is this unfavourable state of affairs to be accounted
―――R quickly, loudly
for – seeing that the general idea was clearly and conclusively
formulated so long ago?”
――R slowly, softly

Само собой разумеется, что модификации темпа и гром-


кости в конце сверхфразового единства сопровождаются ис-
пользованием нижнего участка диапазона.
Что касается научного регистра речи, то рекомендуемая
длина абзаца не должна превышать семь или восемь строк. На-
пример:

“The inconsistency and subjective character of various


lexicographic treatments of a word has caused, first of all, the absence
of a generally recognized, absolulely sound, faultless methodology of
semantic research. Unfortunately there have been too many attempts
to solve the problem by mathematical-logical and philosophical
methods, which too often proved futile in so far as actual lexicography
is concerned.
It would have been so much better if the work of the classics
of Russian linguistics had been more universally accepted and really
understood. Then the practical results of this research would have
gone much further and we would have been on the verge of actually
arriving at a certain working solution”.

158
Здесь следует отметить, что несмотря на то, что существу-
ет уже целый ряд исследований, посвященных членению ре-
чи на абзацы, или сверхфразовые единства, сам принцип это-
го членения еще не ясен. Многие ученые склоняются к тому,
что членение речи на абзацы – это отражение мыслительного
процесса.
Кроме того, многое зависит от жанра того или иного про-
изведения речи и от принадлежности его к тому или иному
функциональному стилю. Ясно, что наша рекомендация отно-
сительно оптимальной длины абзаца относится лишь к текс-
там, в которых преобладает функция сообщения. Однако даже
здесь длина абзаца может в значительной степени варьировать-
ся (например, абзац в учебнике и в проблемной статье).
При обращении же к текстам художественной литературы
картина может меняться кардинальным образом и напрямую
связана со стремлением писателя оказать определенное эсте-
тическое и эмоциональное воздействие на читающего.
Все вышеперечисленные знаки препинания относятся к
так называемой «вертикальной сегментации» речи, потому что
всех их объединяет одно общее свойство: они как бы «сегмен-
тируют» поток речи вертикально, разграничивая различные
части предложения или же части более развернутого произве-
дения речи.
Рассмотрев эти знаки препинания с семиотической точ-
ки зрения, мы приходим к выводу о том, что здесь семиоти-
ка оказывается поставленной на службу семантике в широком
смысле слова. Ведь знаки препинания важны не столько са-
ми по себе, как в высшей степени абстрактная, семиотическая
система, сколько как средство адекватной организации произ-
ведений речи, направленных на передачу различных содержа-
ний-намерений в многообразных ситуациях человеческого об-
щения. Семиотическая система, таким образом, оказывается
неразрывно связанной с семантическим уровнем языка.
Природа человеческого общения в разных функциональ-
ных стилях такова, что говорящие и пишущие часто выходят за
пределы семиотического и семантического соотношения вы-
ражения и содержания и поднимаются на метасемиотический

159
уровень, когда содержание и выражение вместе становятся вы-
ражением для нового (мета)содержания. Знаки препинания в
произведениях художественной литературы часто оказывают-
ся подчиненными функции воздействия, лежащей в основе
словесно-художественного творчества. Но об этом подробнее
речь пойдет в следующей, IV Части данной работы, посвящен-
ной знакам препинания горизонтальной стратификации.

Глава 3. ПРОСОДИЧЕСКИЕ ЭКВИВАЛЕНТЫ


ЗНАКОВ ПРЕПИНАНИЯ И ИХ РЕАЛИЗАЦИЯ
В АНГЛИЙСКОЙ РЕЧИ
В предыдущей главе уже говорилось о том, насколько пло-
дотворен семиотический подход к изучению системы знаков
препинания в английском языке. Такой подход позволяет нам
установить соответствие между функтивом выражения и фун-
ктивом содержания того или иного знака препинания и дает
возможность не только адекватно отражать в своей внутренней
и озвученной речи содержание-намерение, заложенное в текс-
те автором, но и успешно обучать этому процессу студентов.
Здесь следует отметить, что до сих пор речь шла прежде все-
го об озвучивании уже написанных текстов, т.е. о фоно-графи-
ческом переводе этих текстов из письменной формы в устную.
В настоящей же главе нам хотелось бы остановиться на анализе
совершенно другого материала, а именно, произведений речи,
которые существовали изначально только в устной форме (на-
пример, телепередачи в прямом эфире, интервью), записанные
на видеопленку в ЛУРе филологического факультета МГУ.
В процессе работы над этим материалом тексты были пе-
реведены из устной формы в письменную. В известном смыс-
ле, такой материал было гораздо труднее анализировать, но для
настоящего исследования он представляет очень большой ин-
терес.
Первый из проанализированных нами текстов – это спон-
танные ответы М.Тэтчер на вопросы журналистов во время ее
пресс-конференции в сентябре 1989 г. в Москве.

160
Какие знаки препинания следует выбирать, чтобы адек-
ватно отразить на письме действительную просодию оратора
и риторическую направленность речи? Чтобы ответить на этот
вопрос, обратимся к материалу:
Let me say\this to you: 'anything•bold and•purposeful\will
―――Rslow
´have´ difficulties\ to it. You must never allow yourself to be ovecome
by the \difficulties, ჴwhen the scope for opportunity is so\ infinitely
´greater.
Само собой разумеется, что такой текст можно воспроиз-
вести по-разному, и вариантов воспроизведения может быть
великое множество. Тем не менее, для того, чтобы верно от-
разить на письме то, что мы слышим и видим на видеопленке,
нам необходимо опираться на просодию М.Тэтчер. В данном
случае это был высокий нисходящий тон на слове “this”, па-
уза после “you” и медленное, размеренное произнесение вто-
рой части предложения: “anything bold and purposeful \will have
difficulties to it”.
Такая просодия, как известно из предыдущей главы, яв-
ляется функтивом выражения двоеточия, и поэтому в данном
случае только двоеточие действительно отражает просодию
говорящего. Во втором предложении анализируемого отрыв-
ка мы слышим паузу после слова “difficulties”. Само это сло-
во произносится со средним нисходящим тоном нефинального
завершения, и весь этот просодический комплекс сигнализи-
рует нам о том, что в данном случае мы имеем дело с запятой.
Обратимся еще к одному примеру, в котором используется
просодический эквивалент двоеточия:

I believe that perestroika\will succeed: that is the eco\nomic


re/form,
―――Rslow
following the po\litical re´form. I think it is perhaps\easier for
―――Rslow
governments to bring about po\litical re/form, than it is to bring
about eco\nomic re´form.

161
Как и в первом отрывке, сама просодия высказывания
диктует,что в этом случае после слова “succeed” может стоять
только двоеточие. Само собой разумеется, что просодия нераз-
рывно связана с содержанием-намерением высказывания, в
котором говорящий разъясняет, раскрывает смысл перестрой-
ки, состоящей как бы из двух этапов: сначала – политическое
реформирование общества, а затем уже его экономическое пе-
реустройство.
В следующем отрывке рассмотрим просодический эквива-
лент другого знака препинания, а именно, точки с запятой:

This was another milestone in a continuing series of discussions


we've had since nineteen eighty\four; during that/ period, en\ormous
changes have taken place in the\ country. They brought about greater
po\litical ´liberty, and the prospect of real prosperity for ordinary
people, as well as much better relations between East and\ West. All
in/ all, I'm greatly en\couraged.

Как уже говорилось выше, могут существовать сотни ва-


риантов изглашения данного текста, но просодия М.Тэтчер од-
нозначно указывает нам на то, какие знаки препинания долж-
ны быть в письменном тексте. Так, в первом предложении до-
статочно продолжительная пауза после слова “four”, средний
нисходящий тон нефинального завершения, с которым сло-
во произносится, и низкий ровный тон на слове “during” сви-
детельствуют о том, что здесь не может быть никакого иного
знака препинания, кроме точки с запятой, которая связывает
близкие по смыслу предложения в единое целое. Заметно ме-
нее протяженная пауза после слова “period” и низкий восходя-
щий тон, с которым это слово произнесено, указывают на на-
личие здесь запятой.
Во втором предложении анализируемого отрывка паузы
после слов “liberty” и “people”, а также средние нисходящие
тоны нефинального завершения, сопровождающие произне-
сение этих слов, сигнализируют о наличии запятой, так же как
и пауза после слова “all” и низкий восходящий тон на этом сло-
ве в следующем предложении.

162
Что же касается точек в анализируемом отрывке, то здесь
используется низкий нисходящий тон финального заверше-
ния, который, как уже отмечалось в предыдущей главе, упот-
ребляется, как правило, в непротиворечивом, бесспорном ут-
верждении, которое приводится как объективно существую-
щий факт.
Приведем еще один пример:
I don't think that perestroika can succeed with\out women.
\
No country can succeed without\women, and I think it enlarges the
opportunities open to /them, as\well.
Women\always have a great influence in\ every country; and I´
think that they, \too, will be pleased with the results of perestroika.
They will con\tribute towards bringing it a\bout.
You won't wake up one day and it's suddenly \happened: you have
―――Rslow
to \work for it. There is \no such thing as' effortless´ pros\perity.
―――Rslow
Данный отрывок интересен прежде всего потому, что
здесь, наряду с просодическими эквивалентами знаков пре-
пинания, налицо достаточно эмоциональная и экспрессивная
просодия всего отрывка в целом. Она проявляется не только в
наличии большого количества высоких нисходящих тонов, ко-
торые реализуются в расширенном диапазоне (\No country can
succeed with\out women...; Women \always have a great influence...;
I think that they, \too, will be pleased...; They will certainly con\tribute
towards...; There is \no such thing as...),но и в реализации про-
содического эквивалента точки. Если в предыдущих приме-
рах, в основном, речь шла о констатации определенных фак-
тов, и использовался низкий нисходящий тон финального за-
вершения в конце предложения, то здесь картина совершенно
меняется. Известно, что Маргарет Тэтчер не один раз испыта-
ла на собственном опыте (особенно в начале своей политичес-
кой карьеры) снисходительное отношение мужчин к женщи-
нам, которые принимают активное участие в общественной и
политической жизни своей страны.
Ясно поэтому, что когда корреспондент журнала «Работ-
ница» задал ей вопрос об участии женщин в перестройке, она

163
не могла не ответить на него со всей присущей ей напористос-
тью и эмоциональностью. А, как уже известно, высокий нис-
ходящий тон, завершающий предложение, свидетельствует
именно о неравнодушном, эмоциональном отношении гово-
рящего:
I don't think that perestroika can succeed with\out women.
... it enlarges the opportunities open to/ them, as\well.
They will certainly contribute towards bringing it a\bout.
... you have to\work for it.
Само собой разумеется, что когда речь идет об обучении
студентов такому виду работы, который чрезвычайно важен для
развития таких языковых навыков, как восприятие речи на слух,
умение адекватно отразить в письменной форме языка просо-
дию высказывания, начинать следует с разъяснения всей семи-
отической системы знаков препинания в английском языке.
Однако здесь не может быть и речи о простом зазубрива-
нии правил и о механическом, бессмысленном применении их
к звучащему тексту.
Метод, о котором шла речь выше, это единственный ме-
тод, позволяющий учащемуся понять когнитивную природу
пунктуации, понять, что же хотел говорящий передать своим
слушателям, как он это говорил.
Было бы большой ошибкой считать, что пунктуация отно-
сится только к письменной речи. Слушая и понимая большой
обьем звучащей речи, филолог-англист не может не осозна-
вать, что существуют просодические эквиваленты знаков пре-
пинания, которые помогают нам адекватно воспринимать со-
держание-намерение, заложенное в высказывании.
Пунктуация должна быть когнитивной. Только в этом слу-
чае она представляет интерес для филологического исследова-
ния, особенно если принять во внимание тот факт, что англий-
ская система знаков препинания базируется на семантико-сти-
листическом, а не на формально-грамматическом принципе.
В известном смысле работать с речью М.Тэтчер было лег-
ко, потому что бывший премьер-министр Великобритании –
великолепный оратор, прекрасно владеющий своей речью.

164
Она буквально «говорит, как пишет». Может быть, при обра-
щении к другому материалу картина существенно изменится?
Проверим это на примере. Обратимся к другим видеоматери-
алам с записью спонтанной речи «естественных носителей»
языка. Следует отметить при этом, что все они – «носители»
именно стандартной, литературной, образованной английской
речи. Материалы эти широко используются при обучении сту-
дентов правильному, британскому литературному произноше-
нию.
Первый текст – это речь высококвалифицированного
опытного педагога театральной школы, воспитавшего мно-
гих известных актеров (в том числе и Ричарда Бертона). Хотя
речь совершенно спонтанна, просодия здесь настолько четко
нормализована, что воспроизведение этого звучащего текста в
письменной форме не вызывает никаких затруднений. Нераз-
рывная связь устной и письменной речи получает здесь свое
полное воплощение в плане прямого и неосложненного соот-
ношения между просодическим выражением и знаками препи-
нания:

As 'soon as I saw him on the/stage, I knew he had that incredible


'stage\presence, which you either/ have, or \don't ´have.It doesn't
matter how clever you are if you don't\have it: you' can't•hold the
\
audience.
―――Rslow
The great\test of that, I re/member, was in an Old Vic production
of |“'King\John”,| 'where he' played the\Bastard. And the director
slow
had the idea (since the Bastard is└ a commentator on└ the action
fast
very└ often) to put him on the side of the stage, and let him watch
the action, and then get in when his part came. They did it for about
two or three performances, and then they had to take him\off! He
wasn't doing\anything! He was just\there! But everybody's eyes were
on\him, not on the\action.
He had in\credible´ stage \presence. I always taught him that
a great actor has to\'be', not\'do'. The 'doing should•come•out
of \being.

165
Из приведенного отрывка видно, что в случае такой пре-
красно организованной речи, речи четкой и легко восприни-
маемой на слух, просодические эквиваленты знаков препина-
ния сами подсказывают нам, как следует перевести этот звуча-
щий текст в письменную форму. При обратном его переводе из
письменной формы в устную знаки препинания помогают нам
полностью реконструировать звучащую форму текста, практи-
чески без обращения к так называемым «тонетическим транс-
крипциям», о которых подробно говорилось во II Части насто-
ящей работы.
Рассмотрим еще один текст:

I 'woÌnder wheÌther we shall\evÌer ´knoÌw the\reaÌl ´answÌer to the


´queÌstion ↑whÌy the 'dinÌosaurs 'dieÌd\ouÌt. And couÌld it be that the\
birÌds that we´ seÌe a´roÌund us ´eveÌry/daÌy are the 'distaÌnt des\cenÌdants
of these a\maÌzing ´creaÌtures? I \wonder.
Why don't you see whether you can find out\more about the´
dinosaurs? You' could be\lucky. You could live in a 'part of the 'country
'where the\rocks were´ formed´ during the´ age of the\dinosaurs. Who
knows what you'll be able to\find if you really put your mind to it. But
let me leave you with a final \thought. The' dinosaurs' lived on' earth
for a 'hundred and\forty ´million\years;| ´man has been here for just\
two ´million \years. We've got a'long, 'long 'way to•go before we can\
match the´ record of the´ dino/saurs, 'or sur\vive.

Анализируемый текст – это часть телепередачи на истори-


ческую тему, которую ведет высококвалифицированный пре-
подаватель одного из университетов Великобритании. Здесь
налицо прямое, непосредственное обращение ведущего к те-
леаудитории, желание заинтересовать телезрителей этой увле-
кательной темой, что проявляется не только в довольно частых
риторических вопросах, им адресованных (And could it be that
the birds that we see around us every day are the distant descendants
of these amazing creatures?; Why don't you see whether you can
find out more about the dinosaurs?), но и в уже отмечавшихся
нами высоких нисходящих тонах в конце большинства пред-
ложений:

166
– I wonder whether we shall ever know the real answer to the
question why the dinosaurs died\out.
– I \wonder.
– Why don't you see whether you can find out\more about the
dinosaurs?
– You could be\lucky.
–... before we can match the record the dinosaurs, or sur\vive.
Как видно из приведенного текста, в нем гораздо меньше
запятых, чем, например, в предыдущем рассматриваемом от-
рывке. Все дело в том, что и просодические эквиваленты за-
пятых отсутствуютв звучащем тексте. Ведущий проговаривает
предложения в довольно быстром темпе, практически без па-
уз внутри предложений. А раз нет просодических эквивалентов
запятой в звучащем тексте, значит, для адекватного отраже-
ния интенции, содержания-намерения говорящего на письме,
их не должно быть и в письменной речи. Это и подразумевает-
ся, когда мы говорим о когнитивной пунктуации. При механи-
ческом, бессмысленном отношении к расстановке знаков пре-
пинания не обошлось бы без запятых перед “that” в предло-
жении: “And could it be that the birds that we see around us every
day...”, перед “whether” в “Why don't you see whether you can find
out more about the dinosaurs?”; перед “where” в “You could live in
a part of the country where the rocks were formed...”; перед “if” в
“Who knows what you'll be able to find if you really put your mind to
it”; перед “before” в последнем предложении.
Но в том-то все и дело, что говорящий произносит все эти
предложения как бы на одном дыхании, воспроизводя контуры
нисходящий шкалы особой протяженности. В первом предло-
жении контур нисходящей шкалы состоит, например, из 11 (!)
ступеней, во втором – из 14, в четвертом – из 10, и так далее.
Значительно протяженные последовательности нисходя-
щих тонов, как уже отмечалось выше, имеют первостепенное
значение с прагмалингвистической точки зрения (1). Это осо-
бенно важно в тех случаях, когда необходимо показать эту за-
кономерность английской просодии, составляющую просоди-
ческую основу английской литературной речи, лицам, для язы-
ка которых (например, для русского языка) характерны частые

167
перепады просодических контуров, реализующихся на корот-
ких отрезках речи.
Как уже было показано, на письме эта особенность просо-
дии отражается в отсутствии каких бы то ни было знаков пре-
пинания внутри предложений, которые отделяются друг от
друга посредством точки.
Завершая анализ данного отрывка, хотелось бы отметить
интересное использование просодического эквивалента точки
с запятой в предпоследнем предложении:
The' dinosaurs' lived on' earth for a' hundred and\forty´ million\
years;| ´man has been here for just\two ´million\ years.
Протяженная пауза после слова “years”, предшествующий
ей нисходящий тон, низкий ровный тон, с которым произно-
сится часть предложения после паузы – все это указывает на
то, что в письменном варианте текста у нас не может быть ино-
го знака препинания, кроме точки с запятой.
Как уже было показано в специальных исследованиях,
точка с запятой в сложном предложении, при наличии в нем
семантически контрастных пар (dinosaurs – man), способс-
твует более четкому противопоставлению их содержания, яв-
ляясь функциональным эквивалентом противительного сою-
за “but”(2).
Рассмотрим еще один текст:
We\have to, I/think, face the fact that we are seeing what
amounts to a 'new in'dustrial ´revo\lution. Then I suspect that during
the\first in´dustrial revolution (which Britain└ was either fortunate└
fast
enough, or└ perhaps unfortunate└ enough└ to be involved└/in) that it
fast
was a↑very 'painful ex'perience for an awful lot of \people. And I think
this is the great difficulty that this country faces\now: it is a 'painful
'period of \change. But 'new 'attitudes are be'ginning to e\merge.
―――Rslow
I do very much admire all those people who are prepared to set up
and start out on their own in 'these 'small \enterprises. I think to\
think about´ doing ´so is\one ´thing, but to 'actually get up and\do it
is a'nother 'matter ´alto\gether. And I find going round these agencies

168
that I leave encouraged beyond description by the people I meet and
by the enthusiasm that I en\counter.
Говорящий – Чарльз, принц Уэльсский, – комментиру-
ет процесс приватизации малых предприятий, проходивший
в Великобритании в начале-середине 80-х годов, и сравнивает
его с новой индустриальной революцией.
Это еще одна совершенно спонтанная речь, которая, тем
не менее, достаточно хорошо организованна и без особых за-
труднений переводится в письменную форму.
Первые два предложения интересны с двух точек зрения:
во-первых, в обоих употреблены парентетические внесения;
во-вторых, оба они заканчиваются высоким нисходящим то-
ном, который свидетельствует о заинтересованности и эмоци-
ональном отношении принца Чарльза к данной проблеме.
Так как парентетические внесения более подробно рас-
сматри-ваются нами в следующей Части работы, отметим лишь,
что “I think” в данном конкретном случае обязательно должно
отделяться сдвоенными запятыми от остальной части предло-
жения, так как здесь имеет место изменение интонационно-
го контура. Слово “think” произносится с низким восходящим
тоном, и требует обособления парентезы для адекватного вос-
произведения на письме просодии звучащего текста. Паренте-
тическое внесение (which Britain was either fortunate enough, or
perhaps unfortunate enough to be involved in) – это классический
случай скобок: произносится в нижнем участке диапазона и со
значительно убыстренным темпом и пониженной громкостью.
Такое просодическое оформление говорит отом, что для при-
нца Чарльза это не очень важное замечание, а просто незначи-
тельная ремарка, которая проговаривается очень быстро и ко-
торой не придается большого значения.
Следующее предложение – это ясный и недвусмысленный
пример просодического эквивалента двоеточия, о котором мы
неоднократно упоминали в настоящей главе:
And I think this is the great difficulty that this country faces\
now: it is a 'painful 'period of \change.
―――Îslow

169
О том, что здесь не может быть никакого иного знака, кро-
ме двоеточия, свидетельствует и высокий нисходящий тон, с
которым произносится слово “now”, и достаточно продолжи-
тельная пауза после него, и медленное, четкое, размеренное
произнесение второй части предложения.
Здесь интересно отметить, что слова “I think” в данном
предложении произносятся с ровным тоном и, соответствен-
но, уже не требуют обособления от остальной части предложе-
ния на письме.
Следующие два предложения – это просодическая реализа-
ция классической нисходящей шкалы с той лишь разницей, что
в предложении “But 'new 'attitudes are be'ginning to e\merge” кон-
тур состоит из 4 ступеней, а в предложении “I' do•very•much
ad'mire•all•those•people who are pre•pared to•set•up
and•start•out on•their•own in•these•small \enterprises” – из 17.
Почти такой же протяженности (13 ступеней) контур в
последнем предложении:
And I 'find•going•round•these•agencies that I•leave
en•couraged be•yond des•cription by the•people I•meet and by
the en•thusiasm that I en\counter.
Лишь в предпоследнем предложении нисходящая шка-
ла прерывается нисходящим тоном в середине предложения и
паузой после слова “thing”, которые являются просодическим
эквивалентом запятой.
Подводя итог сказанному, следует отметить, что для насто-
ящего исследования очень важным было обращение не толь-
ко к письменным текстам, но и к произведениям речи, кото-
рые существовали изначально только в устной форме. Такой
подход оказался полезным для практики преподавания ос-
нов английской пунктуации студентам; именно он позволяет
учащимся понять когнитивную природу английской пунктуа-
ции, уяснить ее основной принцип, научиться «пунктуировать
не только свою письменную, но и устную речь в соответствии
с просодическими и пунктуационными закономерностями
именно английского языка.

170
*
ПРИМЕЧАНИЯ
1. См. Магидова И.М. Теория и практика прагмалингвистического
регистра английской речи. Дисс...д-ра филол.наук. М., 1989; с.с.85,
177.
2. Подгайская И.М. Функционально-прагматический аспект пос-
троения деловой речи на английском языке (на материале обзор-
ных статей журнала журнала “The Economist”).Дисс...канд.филол.
наук,М., 1994, с.43.

171
ЧАСТЬ IV. ГОРИЗОНТАЛЬНАЯ
СТРАТИФИКАЦИЯ АНГЛИЙСКОЙ РЕЧИ

Глава 1. ПРОСОДИЯ И ПУНКТУАЦИЯ


ВВОДНЫХ И ВСТАВНЫХ ЭЛЕМЕНТОВ

§ 1. Общие замечания
В предыдущей части работы уже говорилось о том, что
знаки препинания вертикальной сегментации (точка, запятая,
двоеточие, точка с запятой, тире, красная строка) используют-
ся для членения (или сегментации) речи на значащие едини-
цы. Знаки препинания горизонтальной стратификации (двой-
ные и одиночные кавычки, скобки, сдвоенные запятые и тире)
как бы «расслаивают» поток речи по горизонтали.
Если рассматривать любой текст с точки зрения его гори-
зонтальной стратификации, то он будет представлен как бы
двумя слоями. Первый слой представляют непосредственно
слова и мысли автора, тогда как второй слой – это такие вне-
сения, как цитирование, выделение слова или части высказы-
вания как чего-то второстепенного, или, наоборот, как чего-то
очень важного.
Знаки препинания горизонтальной стратификации, как
бы «расслаивая» текст, выделяют главное и второстепенное,
слова автора и слова персонажей, передают дополнительные
авторские коннотации, определенные оппозиции.
Эти две разновидности графического оформления пись-
менной речи принципиально отличаются не только семанти-
чески. Приведенная классификация учитывает и тип просо-
дического оформления знаков препинания, принадлежащих
к названным двум группам. Так, знаки препинания верти-
кальной сегментации объединяет то, что они, в основном, ха-
рактеризуются изменением в движении тона и той или иной
продолжительностью прекращения фонации. Знаки препи-
нания горизонтальной стратификации объединяет то, что

172
они выделяют данную часть высказывания из основного по-
тока речи при помощи, в первую очередь, изменений гром-
кости и темпа.

§ 2. Парентетические внесения: просодия и пунктуация


Прежде всего остановимся на рассмотрении знаков пре-
пинания горизонтальной стратификации, которые использу-
ются для выделения разнообразных парентетических внесе-
ний: скобок, сдвоенныхапятых и сдвоенных тире.
При изучении парентетических внесений нельзя не оста-
новиться на проблеме разграничения вводных и вставных эле-
ментов. Совершенно ясно, что эта сложная проблема не может
быть исследована без глубокого проникновения в просодичес-
кие особенности и свойства вводных и вставных элементов.
Так, например, А.Э.Стунгене проанализировала явления
вводности и вставности по всем основным параметрам: 1) на-
правление движения тона, 2) диапазон, 3) темп, 4) громкость,
5) паузация (1). Из сделанных ею наблюдений наиболее сущес-
твенным для нас является то, что и вводные, и вставные пред-
ложения, как правило, выделяются паузами, например:
So we need, ¦ in a sense ¦, to re-open the question.
The speech act as such – ¦ that is, the actual behaviour of the
speaking man ¦ – has been investigated from all angles.
На основе тщательного инструментального анали-
за А.Е.Стунгене приходит к выводу о том, что просодическое
оформление не может выступать в качестве критерия разгра-
ничения вводных и вставных предложений (2). В связи с этим
напрашивается вывод о том, что хотя постановка вопроса о
различительной просодии была важной и своевременной, от-
вет, как будто, является отрицательным: разграничение ввод-
ности и вставности продолжает основываться на критериях се-
мантико-стилистического характера (3).
Категория парентетических внесений была также деталь-
но изучена и рассмотрена в работах профессора О.В. Алексан-
дровой (4).Она убедительно показала, что различные парен-
173
тезы неоднородны с точки зрения их структуры, выражения
модальности, предикации, той связующей роли, которую они
играют в рамках текста и предложения, а также способности
выполнять экспрессивную функцию. Исследование О.В. Алек-
сандровой показало, что парентетические внесения, вводимые
при помощи запятых и скобок, имеют вводный характер, не-
сут вспомогательную, дополнительную информацию. Внесе-
ния же, вводимые при помощи тире, обладают вставочным ха-
рактером, обнаруживают своеобразное, отличное от основно-
го предложения, просодическое оформление.
Остановимся на случаях употребления скобок. Выше мы
уже отмечали, что скобки обычно используются для того, что-
бы обозначать дополнительную информацию, которая не
очень важна по сравнению со всем содержанием-намерени-
ем предложения. Просодия этого знака препинания основыва-
ется на его семантике и выражается в использовании низко-
го участка диапазона, уменьшенной громкости и ускоренного
темпа. Например:
1) At this time of the year I always make a resolution and it
always fails: to give to a library a few hundred books and dump
in the dust-bin outside my kitchen-door such useless relics that
clutter up my rooms, my life, as old music (what we used└ to
fast
call└ ¦“gramophone-records”) and files and cassettes of these
slow
talks recorded while they were being put over to London.
(Alistair Cooke. A Letter from America).

2) And the director had the idea


(since the Bastard└ is a commentator└ on└ the action very└ often)
―――――――――――――――fast――――――――――――――――――
to put him on the side of the stage and let him watch the action
and then get in when his part came.
3) The student of English (especially└ the not └very advanced└
――――――fast――――――
one) will have to concern himself with the important question
of acceptability of certain forms from the point of view of the
modern reader or speaker.

174
4) The second question is whether punctuation marks (including└
question and exclamation mark└) fast
―――――fast―――――
should come before or after the inverted commas that close a
quotation.
5)You will notice that all the three answers to the question explain
(on different└ levels└ of abstraction└) how an unknown word or
―――――fast―――――
thing fits into the general context of known words or things.
6) Early English grammars (the first└ appeared└ in 1586)
―――――fast―――――
had been written either to help foreigners learn English or to
prepare English students for the study of Latin grammar.
Как видно из приведенных примеров, функционирова-
ние скобок в интеллективном регистре английской речи под-
чиняется вполне определенным семиотическим закономер-
ностям. Во всех случаях налицо единство функтива выражения
(использование низкого участка диапазона, ускоренный темп
и уменьшенная громкость) и функтива содержания (несущес-
твенность, неважность для остальной части высказывания па-
рентезы, заключенной в скобки).
Однако если мы обратимся к регистру художественной ли-
тературы, словесно-художественного творчества, то заметим,
что очень часты случаи индивидуального, авторского исполь-
зования скобок. Интересное исследование этого вопроса было
проведено в статье М.В.Давыдова и В.Е.Михайлова «К вопро-
су о горизонтальной стратификации текста»(5). В качестве ма-
териала ими была взята книга Л.Кэррола «Алиса в Стране Чу-
дес». Рассмотрим некоторые примеры из этой статьи:
“Come, there's no use in crying like that!” said Alice to herself,
rather sharply; “I advise you to leave off this minute!” She generally
gave herself very good advice (though she very seldom followed it),
and sometimes she scolded herself so severely as to bring tears into her
eyes, and once she remembered trying to box her own ears for having
cheated herself in a game of croquet she was playing against herself, for
this curious child was very fond of pretending to be two people.
175
Данный пример был прочитан двумя филологами-англи-
чанами и одним актером. При прочтении текста филологами
не было отмечено практически никаких изменений в просо-
дии скобок по сравнению с остальным текстом. В актерском
же чтении наблюдался целый набор просодических признаков,
типичных для иронической многозначительной интонации:
громкость понижена, диапазон сужен, темп замедлен. При-
сутствовало также такое качество голоса, как назализация.
Авторы статьи справедливо полагают, что использование
обычной скобочной просодии было бы искажением замыс-
ла писателя, поскольку слова, заключенные в скобки, – это не
простая констатация факта, а шутливый упрек, адресованный
не столько Алисе, сколько слушательницам Л.Кэррола.Рас-
смотрим еще несколько примеров:

1) As she said these words her foot slipped, and in another


moment, splash! she was up to her chin in salt water. Her first idea
was that she had somehow fallen into the sea, “and in that case I
can go back by railway”, she said to herself. (Alice had been at the
br>― ― ― ― slow ― ― ―
seaside once in her life, and had come to the general conclusion,
― ― ― ― slow ― ― ― ― ― ― ― ― ― ― ― slow ― ― ― ― ― ― ― ―
that wherever you go to on the English coast you find a number
― ― ― ― slow ― ― ― ― ― ― ― ― ― ― ― slow ― ― ― ― ― ― ― ―
of bathing machines in the sea, some children digging in the sand
― ― ― ― slow ― ― ― ― ― ― ― ― ― ― ― slow ― ― ― ― ― ― ― ―
with wooden spades, then a row of lodging houses, and behind them
― ― ― ― slow ― ― ― ― ― ― ― ― ― ― ― slow ― ― ― ― ― ― ― ―
a railway station). However she soon made out that she was in the
― ― ― ― ― ― <br
pool of tears which she had wept when she was nine feet high.

2) For a minute or two she stood looking at the house, and


wondering what to do next, when suddenly a footman in livery came
running out of the wood (she considered him to be a footman because
br>― ― ― ― ― ― ― slow ― ― ― ― ― ― ― ―
he was in livery: otherwise, judging by his face only, she would have
― ― ― ― slow ― ― ― ― ― ― ― ― ― ― ― slow ― ― ― ― ― ― ― ―
called him a fish) and rapped loudly at the door with his knuckles.
― ― slow ― ― ― <br

176
3) Here one of the guinea pigs cheered, and was immediately
suppressed by the officers of the court. (As that is rather a hard word,
br>― ― ― ― ― ― slow ― ― ― ―
I will just explain to you how it was done. They had a large canvas
― ― ― ― slow ― ― ― ― ― ― ― ― ― ― ― slow ― ― ― ― ― ― ― ―
bag, which tied up at the mouth with strings: into this they slipped the
― ― ― ― slow ― ― ― ― ― ― ― ― ― ― ― slow ― ― ― ― ― ― ― ―
guinea pig, head first, and then sat upon it).
― ― ― ― ― ― slow ― ― ― ― ― ― ― ― ― <br

В данных трех примерах отмечено не только понижение


громкости, но и появление придыхательности. Темп не убыст-
рен, а замедлен. В актерском чтении просодические признаки
приобретают большую яркость, т.е.темп замедляется еще боль-
ше, а придыхательность усиливается.
Такое единство в интерпретации скобок в рассматривае-
мых примерах объясняется тем, что они включают авторские
замечания, которые сами по себе требуют выразительной про-
содии. И если в первом примере приглушенность сигнализи-
рует о том, что автор как бы отсылает нас к прошлому опыту
Алисы, то во втором и третьем примерах это качество голоса
помогает создать атмосферу сказочности, нереальности про-
исходящего. В последнем примере авторская ремарка, заклю-
ченная в скобки, помогает высветить и комическую двусмыс-
ленность, заложенную в тексте (обыгрывание значений слова
“suppressed”), которая без специального выделения могла бы
быть недооценена читателем в должной мере.
Таким образом, можно заключить, что Л.Кэррол пользует-
ся скобками в основном не для того, чтобы сообщить читате-
лю какую-то добавочную информацию, а для того, чтобы при-
влечь особое внимание читателя к части текста, заключенной
в скобки.
В этой связи чрезвычайно уместным было бы привести
размышления профессора О.В.Александровой относительно
использования скобок в регистре словесно-художественно-
го творчества, которые приведены в ее книге «Проблемы экс-
прессивного синтаксиса»(6).
О.В.Александрова отмечает, что даже поверхностное на-
блюдение над структурой художественных текстов позволяет

177
сделать вывод о том, что в них широко распространены парен-
тетические внесения, оформленные скобками. Это, по ее сло-
вам, объясняется тем, что для художественного произведения
характерны различные авторские отступления, ответвления от
основной линии повествования, которые могут быть описани-
ем деталей портрета персонажа, его манеры поведения, пере-
живаний героя, связанных с изображаемыми событиями, раз-
личные экскурсы в прошлое и т.д. Содержательная значимость
подобных ответвлений и отступлений для художественного
текста в целом может быть очень высокой и может превосхо-
дить значимость основной линии повествования для развития
системы образов художественного произведения.
Парентетические внесения, оформленные скобками,
очень часто выражены достаточно протяженными структура-
ми с присущей импредикативностью, с ярко выраженной мо-
дальностью и экспрессивнойокрашенностью. Использование
в этих случаях сдвоенного тире часто исключено по той при-
чине, что паузы (диеремы) внутри подобных парентетичес-
ких внесений превышают длительность паузы, выделяющей
эти внесения в тексте (а письменный текст, как мы уже неод-
нократно отмечали, – это аналог устной речи со всей характер-
ной для нее просодией).
О.В.Александрова подчеркивает также и определенную
взаимозависимость между скобками и сложностью синтакси-
ческой структуры парентетического внесения: протяженные
синтаксические образования оформляются скобками, и благо-
даря такому обособлению приобретают относительную само-
стоятельность как высказывания. При этом значимость содер-
жания таких парентетических внесений становится еще более
весомой.
Краткие же (одно-двухсловные) синтаксические структу-
ры обычно воспринимаются (произносятся/читаются) как не-
что несущественное, попутно упомянутое. Они утрачивают
свою информативную и экспрессивную весомость и, как пра-
вило, оформляются сдвоенными запятыми. Природу сдвоен-
ных запятых легче всего понять, если вспомнить то опреде-
ление, которое им дал А.М.Пешковский, а именно: «слабые

178
скобки». Сдвоенными запятыми обычно отделяются краткие
и клишированные парентезы, такие как “therefore”, “however”,
“also”, “then”, “in other words” и т.д:

1) We did not, in fact, discuss, as I have indicated, the Middle


fast fast
East at these talks.
2) The economic reforms, as I have indicated, will take a little
fast
bit longer to show through in their entirety,but the economic
prospects are there.
fast
3) The great test of that, I remember, was in an “Old Vic”
fast
production of “King John”, where he played the Bastard.
4) You have spoken, Mr. President, of a common European
home. We both need to feel safe in that home. So, above all,
fast
our vision is of a Europe, in which no one feels threatened, in
which the goals of our various nations, though different, are
fast
fundamentally compatible, in which we achieve our political
aims not at the expense of one another, but in cooperation with
each other.

По правилам русской пунктуации такого рода вставные


слова и словосочетания всегда выделяются сдвоенными запя-
тыми. Однако в английском языке это не является общим пра-
вилом, и вставные элементы выделяются или не выделяются
сдвоенными запятыми взависимости от интенции автора, от
общего контекста высказыванияи от его ритмического постро-
ения. Так, например, если мы слышим ровный тон, вставные
слова (или словосочетания) не отмечаются запятыми:
'What•then•happens to•these•words when the a•nalysis
is•raised to the ´metasemi'otic \level?

Если же автор хочет, чтобы эти слова были определенным


образом выделены в речи, то используются сдвоенные запя-
тые:

179
1) We, \too, prefer to settle the world's problems by negotiations,
and not by force, or violence. We, \too, want to work together on the
great global problems which affect all of us.
2) I want to consider the idea that the subject-matter of Ethics
is, so to /speak, inherently shifting and unstable because of the
phenomenon of social and historical change.
3) You may not, at\first, believe this – but punctuation is far
more important than spelling.
4) Before security is assured, how/ever, important questions
must be answered.
5) The modern poet, for e/xample, may be perfectly justified in
using large numbers of unusual words in unusual combinations.
Сдвоенные тире существенно отличаются от сдвоенных за-
пятых и скобок как в плане выражения, так и в плане содержа-
ния. Прежде всего, часть предложения, заключенная в сдвоенные
тире, отделена от остальной части высказывания протяженны-
ми паузами. В этом случае не наблюдается ускорения темпа или
уменьшения громкости, как в случае со скобками или сдвоенны-
ми запятыми. Напротив, часть, выделенная сдвоенными тире,
читается с замедленным темпом и увеличенной громкостью, что
говорит о важности заключенной в ней информации. Например:
1) I can't remember a time this century, when the world's leading
power – today the only superpower – was more in need of
slow
the knowledge and guidance of a President with a foreign policy gift,
that was a mix between decisiveness and restraint.
2) Now a month or less after the great failed coup – that was at
the beginning of September – they again took a poll on the popular
slow
feeling about George Bush.
3) Punctuation resembles not a hat which you will – or will not -
slow
wear, but a pair of trousers (or an equivalent), which you must wear.
4)The recognition of the undisputed superiority of so many
great writers – classics and classical literature – is one of the most
slow
general and most firmly established facts.

180
5) Words and phrases in apposition are usually – where any
punctuation exists – separated by commas.
slow

Из приведенных примеров видно, что как сдвоенные ти-


ре, так и остальные знаки препинания горизонтальной стра-
тификации выделяют данную часть высказывания из основно-
го потока речи.
Таким образом, можно заключить, что в противополож-
ность сдвоенным запятым, тире и скобки выделяют: 1) более
протяженные внесения и 2) в случае относительной краткос-
ти, не простейшие, клишированные, а «окказиональные», или
коннотативные. В данном случае само употребление внесений
и соответственно их пунктуационное обозначение на письме
часто представляет собой и метасемиотическую проблему. Для
проникновения в сущность этого явления исследование про-
изведений речи должно сопровождаться глубоким изучением
метасемиотической интенции говорящего (7).

*
ПРИМЕЧАНИЯ
1. См. Стунгене А.Э. Проблема вводного и вставного элемента в пото-
ке речи. Дисс... канд.филол.наук. М., 1974.
2. См. там же, с.119.
3. См. Долгова (Александрова) О.В. Семиотика неплавной речи. М.,
1978, с.150.
4. См. Долгова (Александрова) О.В. Семиотика неплавной речи. М.,
1978, с.150; Долгова (Александрова) О.В. Синтаксис как наука о
построении речи.М., 1980; Александрова О.В. Проблемы экспрес-
сивного синтаксиса. М., 1984.
5. См. Давыдов М.В., Михайлов В.Е. К вопросу о горизонтальной
стратификации текста. М., 1989. Рукопись депонирована в ИНИ-
ОН РАН. N 41315.
6. См. Александрова О.В. Проблема экспрессивного синтаксиса. М.,
1984, с.с.87-88.
7. См. Долгова (Александрова) О.В. Семиотика неплавной речи. М.,
1978, с.152.

181
Глава 2. СЕМИОТИКА И МЕТАСЕМИОТИКА
КАВЫЧЕК В СОВРЕМЕННОМ АНГЛИЙСКОМ
ЯЗЫКЕ

§ 1. Двойные и одиночные кавычки


Одним из достижений ученых кафедры английского язы-
ка филологического факультета МГУ в области горизонталь-
ной стратификации речевого сообщения является четкое раз-
личение таких семиотически значимых единиц, как одиноч-
ные и двойные кавычки (1). В мировой практике это различие
практически не существует. Даже авторитетнейшие издательс-
тва допускают недифференцированное их употребление, чем
крайне обедняют возможность передачи на письме многооб-
разных и сложных единиц содержания, интенции автора про-
изведения.
В чем же различие между двойными и одиночными ка-
вычками? Двойные кавычки используются в английском язы-
ке когда цитируется чье-либо высказывание или когда в тексте
приводится название художественного произведения, статьи,
радио- или телепрограммы, и т.д. Например:

1) The world closed to all outsiders. For ten days corres-pondent


Peter Arnette was the lone reporter in war-torn Baghdad,earning him
the title ¦¦ “the quintessential war-correspondent”¦¦from the ¦¦ “New
slow slow
York Times”.¦¦
slow

2) The title on the cassette said: ¦¦ “The InvincibleBush”.¦¦


slow

3) George Bush spends all his time and energy watching out
for East Germans, and Checks, and the European Prime-ministers,
while America cries: ¦¦ “Help!”¦¦
slow
4) A full stop ¦¦ “should be used at the end of sentence”,¦¦
according to Sir Ernest Gowers. slow

182
5) He quotes G.M.Young who spoke not of the choice and
arrangement, but of the ¦¦ “choice and disposition of words”.¦¦
slow

Как видно из приведенных примеров, двойные кавычки


выражают отстранение (alienation) автора. Слова в двойных
кавычках воспринимаются читателем как нечто «чужое», не
принадлежащее автору. Просодические параметры, сопровож-
дающие чтение двойных кавычек, точно соответствуют плану
содержания этого знака препинания: пауза в две единицы ис-
пользуется до и после двойных кавычек, отмечаются увеличен-
ная громкость и замедленный темп.
Между двойными и одиночными кавычками существу-
ет принципиальное различие. В английской литературе даже
принят отдельный термин для этого знака препинания – “scare
quotes” (наряду с “single quotes”). Глагол “to scare” означает не
только «напугать», но и «насторожить», «предупредить». Мож-
но сказать, что это – предупреждающие кавычки, которые го-
ворят читающему о том,что слово или словосочетание упот-
реблено: 1) не в своем обычном значении, 2) создано и введено
в речь самим автором и не является принадлежностью общего
языка, 3) уже к существующему слову у автора особое отноше-
ние. Например:
1) G.W.Turner holds that such a thing as 'pure└ writing' does not
exist. slow

2) Sophisticated, vivacious, even a little daring in their


'tomorrowness└', these shoes for autumn owe much of their distinction
slow
to the court of Empress Josephine.
3) There was still a strong tradition of 'stylishness└' in public
slow

speaking and rhetorical flourishes and rotund oratory were much


admired.
Даже беглого взгляда на приведенные выше примеры впол-
не достаточно для того, чтобы понять, что семиотика одиноч-

183
ных кавычек в корне отличается от семиотики двойных кавы-
чек.
Одиночные кавычки выделяют ту часть текста, в которой
содержится необщепринятое мнение или суждение. Они явля-
ются своеобразным сигналом опасности, красным светом, оз-
начающим, что данное слово (или словосочетание), а порой и
термин, не имеют общепринятого определения, и разные люди
употребляют их в разных значениях.
Одиночные кавычки отмечают термин или слово (слово-
сочетание), которое автор использует как бы условно. Причем
здесь нет и речи об отстранении (alienation) автора, с которым
мы сталкиваемся в случае двойных кавычек. Одиночные ка-
вычки говорят о том, что автор говорит от себя, не отстранен,
или, во всяком случае, присоединяется к коннотации данной
фигуры речи.
То, что в случае одиночных кавычек мы имеем дело не с
простым цитированием, подтверждается особым тембральным
оформлением слова или словосочетания, отмеченного этим
знаком препинания. Здесь уже не наблюдается сколько-нибудь
заметной паузы, громкость уменьшена, темп замедлен, исполь-
зуется нижний участок диапазона. Выражение в одиночных ка-
вычках звучит как нерасчлененное целое. Главной характерис-
тикой здесь является невыделенность отдельных слов и слово-
сочетаний, заключенных в одиночные кавычки. Обобщая эти
параметры, можно с полным основанием утверждать, что этот
знак препинания читается с ненасыщенным тембром.
Обратимся еще раз к материалу, и попытаемся проанали-
зировать использование этого знака препинания в словесно-
художественном творчестве. Первый пример заимствован из
романа Аниты Брукнер “The Misalliance”:

She saw suddenly and precisely something that had previously


appeared to her in a vague and nebulous light: a great chasm dividing
the whole of womanhood. On the one side, Barbara, with her
bridge evening and her gouty husband, Mrs.Duff with her girlish
respectability, and her own awkward self, and on the other Mousie
and her kind and Sally Beamish, movers and shakers, careless and

184
lawless, dressed in temporary and impractical garments, and in their
train men who would subvert their families, abandon their wives and
children, for their unsettling companionship. On the one side the
evangelical situation – and Miss Elphinstone too came into it at this
point – and on the other the pagan world.

For `good└' women, Blanche thought, men would present their


slow
'better└' selves, saving their primitive and half-conscious energies
slow
for the others. And she herself, she further thought, had made the
mistake of trying to fashion herself for the better half, assuming the
uncomplaining and compliant posture of the Biblical wife when all
the time the answer was to be found in the scornful and anarchic
posture of the ideal mistress.

Мы специально привели здесь достаточно протяженный


отрывок из романа с тем, чтобы показать, насколько тесно
проблема горизонтальной стратификации связана с более об-
щей проблемой понимания письменной речи, с филологичес-
кой герменевтикой.
Достаточно широко распространено мнение о том, что ес-
ли в научном, интеллективном тексте знаки препинания дают
достаточно полное представление о его содержании, то в худо-
жественном тексте над ними надстроено такое большое коли-
чество этажей смысла, что выразить их на письме при помощи
пунктуации оказывается очень трудно. Но в рассматриваемом
примере Анита Брукнер, искусно используя одиночные кавыч-
ки для выделения слов `good' и `better' достигает совершенно
определенного эффекта намеренного снижения экспрессив-
ности за счет использования ненасыщенного тембра, создавая
тем самым атмосферу легкого иронизирования над женщина-
ми, которые безупречны в своем поведении и являются верны-
ми и послушными женами. И хотя в отрывке представлен внут-
ренний монолог главной героини романа, Бланш (которую
бросил муж ради более молодой и легкомысленной женщи-
ны), тем не менее ясно, что писательница полностью согласна
с проникнутыми горечью рассуждениями своей героини.

185
Следует добавить, что одиночные кавычки здесь умест-
ны не только из-за общей тембральной окраски отрывка, но
и из-за весьма своебразного значения, которое как-бы прида-
но словам 'good' и 'better'. Дело в том, что слово 'good', как от-
мечали многие исследователи лексикологи, настолько полисе-
мантично в современном английском языке, что практически
потеряло какое-то конкретное значение. Если мы обратимся к
любому авторитетному толковому словарю, то найдем следу-
ющие значения этого слова: “cheerful, pleasant, kind, suitable,
favourable, well-behaved, having the right qualities”. Совершен-
но ясно, что в данном конкретном случае слово 'good' не упот-
реблено ни в одном из перечисленных значений. Оно как бы
условно использовано писательницей для обозначения «доб-
родетельных, морально устойчивых» женщин, которые, по ее
мнению, относятся к христианскому миру и противопоставле-
ны языческому миру «идеальных любовниц».
Если в рассматриваемом примере убрать одиночные ка-
вычки или вместо одиночных кавычек поставить двойные, то
весь сложный смысл отрывка окажется утерянным для читаю-
щего. Типичное представление, образ женщины – послушной
и безропотной рабы своего мужа – останется за пределами по-
нимания.
Обратимся еще к одному примеру, заимствованному на
этот раз из романа другой современной английской писатель-
ницы, Барбары Пим, – “Less than Angels”:
Catherine wondered again as she so often did why it was that the
so-called 'well-bred└' people had such very penetrating voices. It
slow
could not be thought, in these days, that they were accustomed to giving
orders to servants. Miss Lydgate could be heard all over the room.

В данном случае слово `well-bred' также употреблено ав-


тором не в своем обычном значении и намеренно отделено от
остальной части высказывания с помощью одиночных кавы-
чек. В толковом словаре “Longman Dictionary of Contemporary
English” оно определено как “well-behaved or polite, probably as
the result of one's being well brought up”. Однако из всего приве-
186
денного контекста видно, что автор использует это слово для
обозначения не «хорошо воспитанных» или «вежливых» лю-
дей, а людей, принадлежащих к определенному социальному
классу современной Великобритании – высшим слоям анг-
лийского общества.
В следующем предложении писательница как бы поясня-
ет, что она хотела сказать: “It could not be thought, in these days,
that they were accustomed to giving orders to servants”.
То есть в настоящее время обладательница громкого голо-
са рассматривается героиней романа как своего рода анахро-
низм, так же как и огромные особняки с целой армией слуг, ко-
торым отдаются приказы зычным голосом, ушедшие в далекое
прошлое даже для представителей высших слоев общества Ве-
ликобритании. И в рассматриваемом примере очевидно иро-
ничное отношение героини романа к таким людям (к которо-
му писательница, несомненно, присоединяется). Все эти слож-
ные оттенки смысла просто перестали бы существовать, если
бы одиночных кавычек здесь не было.
Обратимся еще к одному отрывку из романа Б.Пим “Less
than Angels”:

Esther Clovis had formerly been secretary of a Learned Society,


which post she had recently left because of some 'disagreement' with
the President. slow
It is often supposed that those who live and work in academic
or intellectual circles are above the petty disputes that vex the rest
of us, but it does sometimes seem as if the exalted nature of their
work makes it necessary for them to descend occasionally and to
refresh themselves, as it were, by squabbling about trivialities. The
subject of Miss Clovis's quarrel with the President was known only
to a privileged few and even those knew no more than that it had
something to do with the making of tea. Not that the making of tea
can ever really be regarded as a petty or trivial matter and Miss Clovis
did seem to be seriously at fault. Hot water from the tap had been
used, the kettle had not been quite boiling, the teapot had not been
warmed... Whatever the details, there had been words, during the
course of which other things had come out, things of a darker nature.
187
Voices had been raised and in the end Miss Clovis had felt bound to
hand in her resignation. She had been very lucky to be appointed as
a kind of caretaker in the new research centre, for it happened that
Professor Mainwaring, in whose hands the appointment lay, disliked
the President of the Learned Society. Esther Clovis might not be
much of a tea-maker but she had considerable organizing ability and
knew how to act in a crisis.

Как видно из приведенного примера, хотя слово в одиноч-


ных кавычках, 'disagreement', находится в самом первом пред-
ложении этого протяженного абзаца, тем не менее оно как бы
задает весь тон повествованию в приведенном отрывке. От-
нюдь не случайно писательница не разбивает этот абзац на бо-
лее дробные части, а представляет его как единое целое. Ведь
все последующие пояснения и комментарии имеют непосредс-
твенное отношение к слову в одиночных кавычках: объясняют
его, рассказывают, в чем же заключалось это `disagreement', или
`расхождение во мнениях'.
Логично было бы предположить, что в некоем Ученом
Обществе 'расхождение во мнениях' будет связано с какими-
то научными и возвышенными вопросами. Насколько же не-
обычную юмористическую окраску получает весь отрывок,
когда читатель узнает, что весь разлад произошел из-за ... не-
правильного заваривания чая! Здесь и подтрунивание над поч-
ти религиозным отношением англичан к ритуалу приготовле-
ния чая и к чаепитию (Not that the making of tea can ever really be
regarded as a petty or trivial matter..), и комичное столкновение
стилей – возвышенного в “...Miss Clovis did seem to have been
seriously at fault” и обиходного в “Hot water from the tap had been
used, the kettle had not been quite boiling, the teapot had not been
warmed...”
И хотя на первый взгляд может показаться, что не было
необходимости выделять слово 'disagreement' с помощью оди-
ночных кавычек, т.к. оно употреблено в соответствии со сво-
им словарным значением (“the fact or case of disagreeing, having
different opinions, quarrelling slightly”), тем не менее именно
одиночные кавычки в данном случае первыми сигнализируют

188
о том, как много этажей смысла надстраивает автор над, каза-
лось бы, однозначно воспринимаемым словом; словом, кото-
рое благодаря этому необычному знаку препинания становит-
ся ключевым для понимания рассматриваемого отрывка.
Приведем еще несколько примеров своеобразного ис-
пользования одиночных кавычек. Эти случаи можно объеди-
нить в отдельную группу примеров, иллюстрирующих то, как
этот знак препинания помогает автору выделить слова, кото-
рые на первый взгляд, относятся к общеупотребительной лек-
сике, но на самом деле являются терминами, принадлежащи-
ми к совершенно определенной области знания, внашем слу-
чае – к антропологии:

1)Сatherine had always imagined that her husband would be a


strong character who would rule her life, but Tom, at twenty-nine,
was two years younger than she was and it was always she who made
the decisions and even mended the fuses. It did not seem to occur to
Tom that they might get married. Catherine often wondered whether
anthropologists became so absorbed in studying the ways of strange
societies that they forgot what was the usual thing in their own. Yet
some of them, she had observed, were so highly respectable and
conventional, that it seemed to work the other way, too, as if they
realized the importance of conforming to the 'norm└', or whatever
they would have called it in their jargon. slow

2)Fairfax and Vere, trudging along on the opposite side of the


street, were talking loudly as they approached the house. Each had
a penetrating voice – William Vere because, as a refugee, he had
been forced to build a new life in a strange country and make his
impression in a foreign language, and Gervase Fairfax because he was
the youngest of a large family and had always had to assert himself.
Now they were discussing their students, by no means unkindly, for
there was a friendly rivalry between them in getting the young people
fixed up with research grants which would take them into the 'field└' –
slow
Africa, Malaya, Borneo or any remote island where there remained a
tribe still to bestudied.

189
Слова, выделенные одиночными кавычками в приведен-
ных выше примерах, – это 'norm' и 'field'. Слово 'norm' так оп-
ределено в толковом словаре издательства «Лонгман»: 1. [often
pl.] a standard of proper behaviour or principle of right and wrong;
rule. 2. a usual or expected number, amount, pattern of action or
behaviour, etc. В данном же случае слово 'norm' употреблено ав-
тором как антропологический термин в значении: “a way of
behaving that is considered normal and usual and that people expect
from you in a given society”.
Слово 'field' во втором примере, как правило, использует-
ся и воспринимается в своем основном, номинативном значе-
нии: “an area of land on which a crop is grown or an area of rough
grass, especially one where animals such as cows, sheep, or horses
are kept”. В рассматриваемом же случае это слово употребле-
но не в обычном значении: “the place where practical operations
happen, as compared to places where they are planned or studied,
such as offices and universities; research or testing that is done in
a real, natural environment rather than in a theoretical way or in
controlled conditions”.
В обоих приведенных выше случаях одиночные кавычки
сигнализируют читателю, что автор использует эти слова не
совсем обычным образом, а именно как антропологические
термины, позволяя и читателю приобщиться к этому своеоб-
разному и интересному миру – миру антропологов, о котором
так увлекательно рассказывает нам Барбара Пим, порой с мяг-
ким юмором, а порой и с иронией.
Последний пример из романа Б.Пим “Less than Angels”
как бы примыкает к двум предыдущим в том смысле, что сло-
восочетание в одиночных кавычках своеобразно экстраполи-
ровано из области политики, экономики и бизнеса в научную
область:

These single articles, detached from the learned journals in which


they have appeared, have a peculiar significance in the academic
world. Indeed, the giving and receiving of an offprint can often bring
about a special relationship between the parties concerned in the
transaction. The young author, bewildered and delighted at being

190
presented with perhaps twenty-five copies of his articles, may at first
waste them on his aunts and girlfriends, but when he is older and
wiser he realizes that a more carefully planned distribution may bring
him definite advantages. It was thought by many to be 'good └policy'
slow
to send an offprint to Esther Clovis, though it was not always known
exactly why this should be. In most cases she had done nothing more
than express a polite interest in the author's work, but in others the
gift was prompted by a sort of undefined fear, as a primitive tribesman
might leave propitiatory gifts of food before a deity or ancestral shrine
in the hope of receiving some benefit.

COBUILD English Language Dictionary приводит следую-


щие два значения слова ''policy'':1) a general set of ideas or plans
that has been officially agreed on by people in authority and which is
used as a basis for making decisions, especially in politics, economics,
or business. 2) a document which shows the agreement that you have
made with an insurance company.
Однако из приведенного текста видно, что экстраполиро-
ванное слово приобретает в нем совершенно новое значение, а
именно: “sensible behaviour that is to one's own advantage”.
Приведенный материал показывает, что одиночные ка-
вычки – это совершенно отдельный, самостоятельный знак
препинания в современном английском языке и должен рас-
сматриваться как таковой, если мы занимаемся проблемой по-
нимания английской письменной речи. Ведь письменная речь
имеет огромное значение для языков с долгой культурной тра-
дицией. Большая часть информации на этих языках воспри-
нимается именно через письменный материал. Именно поэто-
му важно иметь максимально полное и четкое представление о
том, какое значение и какую просодическую форму имеют зна-
ки препинания, поскольку знаки препинания и есть голос ав-
тора.
Как уже отмечалось выше, к нашему большому огорчению
и сожалению на практике одиночные и двойные кавычки час-
то используются недифференцированно: одиночные кавычки
там, где естественно подразумевается использование двойных

191
кавычек, призванных отмечать «чужую» речь. Совершенно
очевидно, что в таких случаях мы сталкиваемся с орфографи-
ческой неточностью, с потерей знаком своей знаковой функ-
ции. То, что мы подчас встречаем в реальных произведениях
речи, убеждает нас в досадных непоследовательностях орфог-
рафии в области неплавной речи.
Вместе с тем достаточно самого беглого взгляда на приве-
денный нами материал, чтобы убедиться, что существует до-
статочно большое количество примеров, когда авторы созна-
тельно используют такой знак препинания, как одиночные
кавычки, в соответствии с его основным значением, и что за
разным значением рассматриваемых пунктуационных знаков
стоит разное звучание и разные оттенки речи-мысли говоря-
щего.
В предыдущей части работы уже говорилось о том, что ис-
следования, проводимые на кафедре английского языкознания
филологического факультета МГУ показали, что любой знак
препинания или полиграфический прием должен рассматри-
ваться как член определенной семиотической системы, харак-
теризующийся как таковой тремя свойствами: отвлеченнос-
тью (disembodiment), единичностью (singularity) и произволь-
ностью (arbitrariness) (2). Если знак теряет эти свойства, то он
перестает быть знаком и перестает, соответственно, служить
средством однозначного указания на конкретное содержание,
перестает быть символом этого содержания. Наметившаяся в
современной орфографической практике многозначность оди-
ночных кавычек противоречит самой сути этого знака как эле-
мента семиотической системы.
В идеале все знаки препинания должны использоваться в
точном соответствии с содержанием-намерением говорящего
или пишущего. Функция знаков препинания, отражающих го-
ризонтальную стратификацию речи, должна быть четко опре-
делена; для каждого из них должна быть определена сфера при-
менения; никакого не оправданного смыслом смешения зна-
ков горизонтальной стратификации допускаться не должно.
Только при такой постановке вопроса станет возможным
понимание многих оттенков смысла, в том числе и смысловых

192
оттенков общенационального характера, которые при нынеш-
нем положении дел порой просто остаются за пределами дося-
гаемости.
Однако каким бы прискорбным не являлся факт расхож-
дения между орфоэпией и орфографией, какие бы отклоне-
ния от нормы и вообще непоследовательности ни обнаружи-
вались в письменной форме английского языка, мы не власт-
ны здесь что-либо изменить. Но иметь научное представление
о том, что происходит в языке, мы как филологи обязаны, в
особенности потому, что перед нами стоят конкретные задачи
обучения языку.
Невозможно оптимизировать обучение языку без понима-
ния существа процессов, характеризующих устную и письмен-
ную речь и их взаимодействие и взаимовлияние. Следует четко
представлять себе относительную автономию этих форм речи в
их естественном развитии и в решении практических вопросов
непременно обращаться к реалиям звуковой материи языка, в
которой отражаются особенности мыслительной деятельнос-
ти человека, объединившей в себе не только индивидуальные
особенности психики, но и социально обусловленное видение
окружающего мира.
Мы убеждены в том, что подлинное единство устной и
письменной речи станет возможным только при условии, если
пишущий 1) в совершенстве владеет речью устной, т.е. способен
голосом передать, а значит, и четко осознать все тончайшие от-
тенки своих мыслей и чувств, и 2) в совершенстве владеет свое-
образной семиотической системой, каковой является пунктуа-
ция современного литературного английского языка (3).
*
ПРИМЕЧАНИЯ
1. См. Арапиева Л.У. Теория и практика системы знаков препинания в
современном английском языке. Дисс... канд.филол.наук. М., 1985;
Баранова Л.Л. Дифференциальная система современного английс-
кого языка. М., 1991.
2. См., в частности, следующие работы: Долгова (Александрова) О.В.
Семиотика неплавной речи. М., 1978; Akhmanova O., Idzelis R.
Linguistics and Semiotics. М., 1979; Арапиева Л.У. Теория и практи-
ка системы знаков препинания в современном английском языке.

193
Дисс...канд.филол.наук, М., 1985; Назарова Т.Б. Филология и семи-
отика. Современный английский язык. М., 2003.
3. См. Яковлева Е. Б. Лексикализация синтагматических рядов в сов-
ременном английском языке. Дисс. . . докт. филол. наук. М., 1990.

§ 2. Одиночные кавычки и проблема обозначения


на письме аллюзивных фигур речи и случаев лексикализации
синтагматических рядов
Наше исследование горизонтальной стратификации анг-
лийской письменной речи было бы неполным, если бы мы не
упомянули, хотя бы и кратко, о научных работах, в которых
продолжено и развито изучение сложнейшей семиотики оди-
ночных и двойных кавычек.
Так, в кандидатской диссертации М.Ю.Прохоровой «Фи-
лологический вертикальный контекст в прагмалингвистичес-
ком освещении», убедительно показано, что вопрос о разгра-
ничении двойных и одиночных кавычек имеет совершенно
особое значение для прагмалингвистического изучения фи-
лологического вертикального контекста (1). Это объясняется
тем, что в целом ряде случаев именно эти знаки препинания
выступают в качестве основной опоры при прагмалингвисти-
ческом выявлении цитат в тексте литературно-художественно-
го произведения.
Обратившись к обширнейшему материалу, М.Ю. Прохоро-
ва приходит к выводу о том, что существует по крайней мере
две разновидности цитирования в словесно-художественном
творчестве. Простейшая из них – это собственно цитаты как
чужая речь, данная в кавычках, например:

Julia showed him as clearly as she knew how, and this was very
clearly indeed, that she was quite willing to become his mistress, but
this he refused. He was too honourable to take advantage of her.
“I could not love thee, dear, so much, loved I not honour more”,
he quoted.
(S.Maugham. “Theatre”)

194
В данном случае источником цитаты является стихотворе-
ние английского поэта XVII века Ричарда Лавлейса “To Lucasta,
Going to the Wars”.
Однако нередко цитирование может быть скрытым, при-
водиться без кавычек, и (что представляет собой особенно
сложную проблему) цитата может в ряде случаев по-разному и
неожиданно деформироваться, превращаясь в так называемые
аллюзивные фигуры речи, например:

– Because you seem to be what I should like to feel that


England is.
– Flattered and fair, but neither fat nor forty.
(J.Galsworthy. “End of the Chapter”).

Фраза “Flattered and fair, but neither fat nor forty” сразу же
бросается в глаза читателю как некий «чужеродный», внесен-
ный извне элемент. Тем не менее, это никак не обозначено в
тексте романа. При обращении же к словарю цитат обнаружи-
вается, что существует два весьма схожих высказывания, при-
надлежащих разным авторам. С одной стороны, словарь цитат
(The Oxford Dictionary of Quotations. Oxford, 1979) отсылает чи-
тателя к произведению Вальтера Скотта “St.Ronan's Well”, где
встречается сочетание слов “Fair, fat and forty”, а с другой, сло-
варь указывает имя другого автора – John O'Keeffe, которому
принадлежит следующая фраза: “Fat, fair and forty were all the
toasts of the young men”. Поскольку оба эти автора жили в один
исторический период (на рубеже XVIII и XIX веков), трудно ус-
тановить, кому же следует отдать пальму первенства.
Каковы же причины цитирования без кавычек? По-види-
мому, дело в том, что автору гораздо более удобно несколько
изменить цитату, «деформировать» ее, использовать не всю, а
только какую-то ее часть, ввести в нее какие-то новые слова
для того, чтобы лучше воплотить свой эстетический замысел.
М.Ю.Прохорова отмечает в своей работе, что в рассматри-
ваемых ею изданиях (текстах романов Джона Голсуорси “The
Man of Property” и С.Моэма “Theatre”) отсутствует четкое раз-
граничение в использовании двойных и одиночных кавычек

195
для введения в текст прямой речи персонажей, с одной сторо-
ны, и аллюзивных фигур речи, с другой. Как показали резуль-
таты проведенного ею эксперимента, это значительно затруд-
няет распознавание в тексте аллюзивных фигур речи.
М.Ю.Прохорова в своей диссертации ставит вопрос о не-
обходимости последовательного разграничения одиночных и
двойных кавычек и указывает на то, что уже существуют об-
разцы такого подхода к этим знакам препинания – как, напри-
мер, дифференцированное употребление кавычек в тексте со-
ветского издания романа Джона Голсуорси “End of the Chapter”
(М. 1963). Например:
1) – "Would you suppress the voice that breathes o'er Eden?"
"Wireless? 'The old order changeth, yielding place to new. And
god fulfils himself in many ways', quoted the general",'lest one good
custom should corrupt the world'".
2) "'Cannon to right of me, cannon to left of me'", thought
Dinny.
В этих примерах употреблены обе разновидности кавы-
чек: двойные кавычки подчеркивают принадлежность слов к
прямой речи, а одиночные кавычки указывают на их «инород-
ный характер», или на то, что они являются аллюзивной фигу-
рой речи.
М.Ю.Прохорова в связи с этим предлагает уточнить раз-
личие между этими двумя знаками препинания и отнести ал-
люзивные фигуры речи к элементам, выделяемым с помощью
“scare quotes”. Это, по ее мнению, не только позволит отделить
их от прямой речи персонажа, но и обеспечит «предупреждаю-
щим кавычкам» возможность в полной мере выполнять свою
функцию: «настораживать» читателя в отношении аллюзивно-
го характера данного высказывания. Последовательное про-
ведение различия между одиночными и двойными кавычками
тем более важно, что, как выяснилось в результате проведенно-
го автором работы эксперимента, его участники фактически не
разграничивали в просодии при чтении цитат кавычек двой-
ных и одиночных, что не могло не сказаться на передаче содер-
жания-намерения автора.
196
Значительный вклад в изучение семиотики одиночных и
двойных кавычек внесла Е.Б.Яковлева в своей работе, посвя-
щенной лексикализации синтагматических рядов в современ-
ном английском языке (2). Е.Б.Яковлева подробно изучила
вопрос о лексической и синтаксической синтагматике и пока-
зала, что присущее этим двум способам членения речи просо-
дическое различие служит объективным средством их различе-
ния в устной речи. Однако при обращении к письменной речи
оказывается, что четкое различение двух синтагматик далеко
не всегда отражается в орфографии, что свидетельствует о про-
явлении диалектического противоречия между двумя форма-
ми речи.
Так, Е.Б.Яковлева убедительно показывает, что все более
углубленные исследования вопроса о слове и уподоблении ему
выявили, что слово как бы вбирает в себя все более сложные
системы словосложения. Так, например:
1) There is a sort of Oh-what-a-wicked-world-this--is-and-
how-I-wish-I-could-do-something-to-make-it-better-and-nobler
expression about Montmorency.
(J.K.Jerome)

2) The man's tone was cold and soupy; scanning his face, I
observed on it an If-you-would-only-be-guided-by-me expression
which annoyed me intensely.
(P.G. Wodehouse)

3) Mr. X. bought himself a learn-German-in-three-months-


without-a-teacher set of records and plunged into the study of the
German language, working day and night.
English Teaching Forum.

В приведенных трех примерах гифен является своеобраз-


ным сигналом того, что перед нами – особый атрибутивный
комплекс, что здесь имеет место уподобление слову, и его не-
льзя прочитать иначе, как увеличив темп и употребляя толь-
ко ровные тоны, т.е. с «лексической» просодией, как говорит
Е.Б.Яковлева.

197
Однако очень часто случаи уподобления слову совершен-
но не отражаются на письме, и это приводит подчас к громад-
ным разног-ласиям в толковании текстов, к существованию
многочисленных и нередко противоречивых комментариев, и
т.д. Обратимся к примеру из современной публицистики:
Because of 'all the sincere, genuine endeavour by its feminist-
conscious writer, director, producers and actors this study of the
woman determined to forge a new identity somewhere along the way
lapses into nothing.
――R fast

Как утверждает Е.Б.Яковлева, в устной речи отрезок “of


the woman determined to forge a new identity somewhere along the
way” требует глобальной, «лексической» трактовки. Необхо-
димо показать голосом, что он как бы выпадает из плавного
развития предложения, становясь фонетически эквивалентом
рассмотренных многословных сложных слов. Тем не менее в
письменной форме речи нет никаких указаний на глобализа-
цию этого синтагматического ряда, реальное звучание не име-
ет выражения на письме.
Обсуждая данный пример и причины выбора лексической
просодии для его устного воспроизведения, Е.Б.Яковлева от-
мечает, что звучание это обусловлено значением, тем социаль-
ным смыслом, который приобрела данная последовательность
слов в современном английском языке. Если этот отрезок про-
читать в соответствии с его орфографической формой, с син-
таксической просодией, без проникновения в его подлинное
содержание, то его социальный смысл окажется утерянным для
слушающего: типичное представление, образ женщины как
представительницы “women's lib” останется за пределами по-
нимания.
Следует отметить, что интереснейшие наблюдения, сде-
ланные Е.Б.Яковлевой при изучении уподобления слову, не
могли бы стать предметом нашего научного интереса, если бы
параллельно не выявлялись разнообразные просодические
средства и знаки (и, в первую очередь, одиночные и двойные
кавычки), при помощи которых речь письменная уже переста-

198
ет быть каким-то сверхкратким конспектом того, что мы слы-
шим в речи устной, а приобретает достаточную законченность
и убедительность.
Е.Б.Яковлева приходит к выводу,что на письме случаи
уподобления слову могут отмечаться не только гифеном, но и
двойными и одиночными кавычками, причем необходимо чет-
ко различать употребление этих двух последних пунктуацион-
ных знаков в соответствии с их семиотикой (о которой подроб-
нее уже шла речь в данной главе). Как одно из доказательств
своей точки зрения, она приводит следующий пример:
The thing is that though we've gone a bit beyond the No Sex
Please, We're British stage, we are still definitely in the Only Good
Sex Please, We're British Phase.
В английском журнале, из которого заимствован этот при-
мер, нет никакого указания на то, что здесь имеются целых два
случая лексикализации синтагматического ряда. И только чи-
татель, обладающий достаточным фоновым знанием, может
понять, что в первом случае лексикализуемая синтагма явля-
ется названием пьесы, которая шла в 80-ых годах в Ливерпуле,
а во втором случае – это уже чисто авторское желание обыг-
рать это название пьесы,высветив некоторые особенности об-
щественного мышления.
По мнению Е.Б.Яковлевой (к которому мы полностью
присоединяемся), правильным и с грамматической, и с семи-
отической точекзрения было бы следующее оформление дан-
ного высказывания:
The thing is that though we've gone a bit beyond the "No Sex
Please, We're British" stage, we are still definitely in the 'Only Good
Sex Please, We're British' Phase.

Еще один пример:


This Prince of Wales in not like the others. Having spent most of
his time thus far performing royal obligations, he now sees himself as
a 'King-in-waiting with a social conscience'.
――R fast

199
Ясно, что в данном случае надо прежде всего выделить
сложное слово “King-in-waiting”, построенное по образу “maid-
in-waiting” и имеющее соответствующую орфографическую
форму. Предложное определение “with a social conscience” мо-
жет быть по правилам синтаксической просодии отделено от
сложного слова, однако более широкий контекст позволил
Е.Б.Яковлевой предложить указанное выше прочтение, объ-
единив всю фразу лексической просодией.
Таким образом, становится ясно, что двойные и одиноч-
ные кавычки могут использоваться не только для введения в
письменный текст цитат, прямой речи, аллюзивных фигур ре-
чи, но и как средство выделения на письме функциональных
эквивалентов слова.
*
ПРИМЕЧАНИЯ
1. См. Прохорова М.Ю. Филологический вертикальный контекст
в прагмалингвистическом освещении. Дисс...канд.филол.наук.
М.,1989.
2. См. Яковлева Е.Б. Лексикализация синтагматических рядов в сов-
ременном английском языке. Дисс...докт.филол.наук. М.,1990.

§ 3. Авторские кавычки И.А.Ричардса


Семиотика кавычек в современном английском языке от-
нюдь не исчерпывается всеми перечисленными выше случая-
ми. Так, очень любопытный пример употребления этого знака
препинания мы находим у известного английского филолога
I.A.Richards'a в его книге “Poetries. Their Media and Ends”(1).
Ричардс вводит свою, индивидуальную систему кавычек,
называя их «мета-семантическими маркерами»:
w______w – указывает на то, что речь идет о слове в самом
его общем смысле (w=word). Этот знак является как бы эквива-
лентом двойных кавычек. Например, table может означать как
предмет мебели, так и список, таблицу.
r ______ r – означает, что читатель отсылается к какому-то
специальному использованию слова или фразы (r=reference).

200
Этот знак эквивалентен фразе: «Пожалуйста, обратитесь к то-
му месту в анализируемом произведении, которое мы долж-
ны здесь иметь в виду». Например, Nature для Уайтхеда это не
Nature Вордсворта.
?______? указывает на то, что автор находится в затруд-
нении: «Что здесь обозначает слово? (а не на то, приемлемо
или неприемлемо то, что оно, по-видимому, обозначает). Этот
маркер как бы говорит: «Вопрос (сомнение): Какое значение?»
Никакой отрицательной коннотации здесь не подразумевает-
ся. Большинство слов находятся, или должны находиться, в та-
кой ситуации.
!______! – указывает на удивление или насмешку, на от-
ношение к сказанному, которое кратко можно выразить так:
«Боже! И надо же такое сказать!» Этот знак может читаться как
!shriek! (выкрик), если нам представится случай прочитать от-
меченное им слово или словосочетание.
t______t – обозначает, что выражение является техничес-
ким термином (t=term).
sw_____sw – специальные кавычки, означающие, что то,
что может быть выражено данным словом или фразой, не обя-
зательно является чем-то общепринятым (sw=said with).
Любопытно было бы привести здесь отрывок из книги Ри-
чардса, в котором он сам объясняет использование своей сис-
темы кавычек:
"I have tried out, myself, a set of specialized inverted commas
with various intents... It is the affixing, as superscripts, of sw___sw
in place of swquotationsw markssw, to distinguish words and phrases
which the writer knows may very possibly be taken by the addressee
in senses seriously different from that in which he hopes to have them
understood. sw_____sw – is short for said with, which is again an
abbreviation of swsomething that may be said withsw.The implication
is that language at that point, as it can be used for the particular
purpose being pursued is deficient (at least, as the writer can use
it). And that, failing a perfectly fit term, something known to be
less than fully efficient is being used. The indulgence of the reader is
being begged for and his guessing capacity being alerted by the little
alphabetic fleas perched so round the word or phrase.

201
This notational device, neither complex nor exacting, can serve,
I believe, several compatible purposes. It can warn the reader to swstep
warilysw and to swselect wiselysw. It can, furthermore, help to defend
us from an error into which we far too frequently fall: the mistake
of supposing that our statements are doing more than they possibly
can, that they are indeed putting the very truth down on the paper.
One of Korzybsky's most famous metaphoric slogans is useful here:
"The map is not the territory". In a cool moment we may perhaps
suppose we couldn't think it is. And a moment later we find ourselves
so doing, and realize once more how great is the power of signs and
at the same time how strict their limits".

Приведенный материал показывает, насколько богата и


насыщена смыслом семиотика кавычек в современном анг-
лийском языке. Мы полностью присоединяемся к утвержде-
нию Ричардса: “How great is the power of signs!” Но, вместе с
тем, нельзя не согласиться и со второй частью его заключитель-
ного предложения: “... and at the same time how strict their limits”.
Ведь знаки препинания, при всей своей смысловой, стилисти-
ческой (а порой, как мы показывали выше, и лингвопоэтичес-
кой) нагруженности, все же не могут отразить на письме все-
го богатства и разнообразия интонаций, просодии устной ре-
чи. Это происходит прежде всего потому, что письменная речь
всегда была и остается производной по отношению к речи ус-
тной. Тем не менее письменную речь, как отражение речи ус-
тной, нельзя рассматривать только как второстепенное явле-
ние, как своего рода придаток речи устной, поскольку пись-
менность является одним из высших достижений человеческой
культуры и в определенной степени отражает закономерности
развития звуковой формы речи.
Как уже отмечалось во II Части данной работы, о пись-
менной и устной формах речи сказано и написано очень мно-
го. В целом ряде рассмотренных работ значительное внимание
уделяется тому, какой из этих форм следует отдать предпочте-
ние, т.е. какая из них является ведущей, какая онтологически
первичной, а также где, при каких условиях, в какие истори-
ческие эпохи происходит как бы перераспределение сфер вли-

202
яния этих форм, изменение их роли в процессе человеческо-
го общения.
Несомненно, речь в устной форме понимать несравненно
легче, потому что она обычно ситуативно обусловлена; различ-
ные модуляции голоса позволяют уяснить многие сложные от-
тенки мысли. Кроме того, в большинстве форм устного обще-
ния (если не считать средств массовой коммуникации) всегда
есть возможность переспроса, остановки, реакции на выраже-
ние лица слушающего, т.е. различные внеязыковые моменты,
которые говорящий невольно учитывает. Письменная фор-
ма речи, конечно, имеет свои преимущества в том смысле, что
любой отрезок письменной речи как бы остается в руках чи-
тающего, его можно перечитать, задержаться на тех или иных
его частях, можно обдумать написанное, неоднократно возвра-
щаясь к тексту. Однако при всем желании читающий не имеет
возможности обратиться к автору и попросить его разъяснить
отдельные части высказывания.
Именно здесь на первом плане оказывается проблема по-
нимания в самом широком смысле, так, как она ставится фи-
лологической герменевтикой, включая существенный и мало-
изученный вопрос о понимании письменной формы речи. А
понимание горизонтальной стратификации письменной речи
является основополагающим для собственно филологической
грамотности.
*
ПРИМЕЧАНИЕ
1. См. Richards I.A. Poetries. Their Media and Ends. A collection of essays
by I.A.Richards published to celebrate his 80th birthday. Ed.by Trevor
Eaton. Mouton. The Hague-Paris.1974.

§ 4. Использование заглавных букв, разрядки и курсива


Горизонтальная стратификация английской письменной
речи, помимо рассмотренных выше знаков препинания, вклю-
чает в себя и такие полиграфические приемы, как использова-
ние заглавных букв, разрядку и курсив.
203
Заглавные буквы употребляются не только для обозначе-
ния начала предложения и имен собственных, но и помогают
передать определенные, более тонкие оттенки значений, на-
пример:
1) And this is where Punctuation comes in.
2) This is Life.
3)Usually Spring is perceived as a renewal.
Что касается курсива, то он может служить не только сиг-
налом эмоциональной окрашенности слов и словосочетаний,
но и средством выделения выражений или слов, заимствован-
ных из другого языка, например:
1) It is possible to make out a prima facie against this policy, but
it would be a mistake to reject it in toto.
2) Reading the great masters of English literature is a conditio
sine qua non.
3) “You really are lucky not to have a mother”, said Bridget,
rather breathlessly as she took her friend into her bedroom and shut
the door firmly. “I mean, Mummy's quite a pet and all that, but the
questions she asks! Morning, noon and night. Where are you going,
and who have you met? And are they cousins of somebody else of the
same name in Yorkshire? I mean the futility of it all”.
(A. Christie. At Bertram's Hotel).
4) “Glorious, stirring sight!” murmured Toad, never offering to
move. “The poetry of motion! The real way to travel. The only way to
travel! Here today – in next week to-morrow! Villages skipped, towns
and cities jumped – always somebody else's horizon!”
(K. Grahame. The Wind in the Willows).

Разрядка, так же как и заглавные буквы и курсив, служит


сигналом эмфазы, с тем лишь отличием, что разрядка обозна-
чает высшую степень эмфазы. Этот прием достаточно часто
встречается в напечатанном тексте:

1) “... In other words, where do we – f o r e i g n a n g l i -


c i s t s – go, or what do we turn to, if we are setting out to write and

204
speak English on our subject, that is to use English for our special
professional purposes. Surely not to the many instances of 'bad
English' collected in most manuals on the subject. We may sound
too categorical, but so far no practical solution has been offered, no
way out actually shown”.
2) “These examples of English we shall regard as, in a sense,
i m p e r s o n a l.”
3) “It follows that Literature (with a capital letter) can help us
solve our problem only i n d i r e c t l y”.
Просодия заглавных букв, курсива и разрядки может варь-
ироваться, но в общем можно утверждать, что она характери-
зуются увеличенной громкостью, замедленным темпом и ис-
пользованием более высокого участка диапазона.
Таким образом, использование заглавных букв, курсива и
разрядки тесно связано с горизонтальной стратификацией ан-
глийской письменной речи. Хороший писатель может и дол-
жен использовать все возможности каждого знака препинания
и полиграфического приема. Прекрасный пример этого ис-
пользования можно найти в книге Сэра Алана Гардинера “The
Theory of Speech and Language”:
The ambiguity of the word “meaning''. Those who define the
sentence as a word or set of words revealing a complete meaning –
and note that the Swedish term for sentence is mening – are
etymologically nearer the mark than they themselves may be aware.
For in its original sense, “to mean”(Anglo-Saxon maenan, modern
German meinen) signifies “to purpose”, at the outset an exclusively
human action. To this day, German draws a distinction between
meinen said of persons, e.g. Er meint wohl etwas anderes, and bedeuten
said of things, e.g. Dieser Satz bedeutet wohl etwas anderes. In English
the verb “to mean” signifies either to intend an act (e.g. I MEAN
to go) or to intend a reference (e.g. When I say a spade, I MEAN a
spade).

Из приведенного отрывка видно, как искусно автор ис-


пользует различные пунктуационные и полиграфические при-
емы (в основном относящиеся к горизонтальной стратифи-
205
кации речи) для наиболее ясного, выпуклого, выразительно-
го изложения этимологии и нюансов значения английского
слова “meaning”. Так, все слова и предложения, заимствован-
ные из других языков, последовательно выделяются курсивом:
mening, meinen, Er meint wohl etwas anderes, bedeuten, Dieser Satz
bedeutet wohl etwas anderes. Само слово “mean”, или “meaning”,
о котором идет речь, в английских примерах выделено заглав-
ными буквами, что заставляет читающего замедлить темп, по-
высить громкость и выделить слово с помощью высокого нис-
ходящего тона.
Суммируя все сказанное в данной части работы, следует
отметить, что она посвящена знакам препинания горизон-
тальной стратификации английской речи, которые, в отли-
чие от знаков препинания вертикальной сегментации, выде-
ляют ту или иную часть высказывания из основного потока
речи при помощи, в первую очередь, изменений громкости
и темпа.
Эти два вида графического оформления письменной речи
различаются не только просодически, но и семантически. Зна-
ки препинания горизонтальной стратификации как бы рассла-
ивают текст по горизонтали: над словами и мыслями автора
«надстраиваются» цитаты, парентетические внесения, выска-
зывания в одиночных кавычках.
Особое внимание в этой части работы уделено просодии
и пунктуации парентетических внесений. Хотя этой теме уже
посвящено много научных работ и интересных исследований,
тем не менее многие проблемы еще остаются невыясненными,
в частности, проблема разграничения вводных и вставных эле-
ментов.
Заслуживает пристального изучения и вопрос о семиоти-
ке и метасемиотике кавычек в современном английском языке.
Мы не только настаиваем на четком различении таких семи-
отически значимых единиц, как одиночные и двойные кавыч-
ки, но и утверждаем, что недифференцированное их исполь-
зование крайне обедняет возможность передавать на письме
многообразные и сложные единицы содержания, интенцию
автора того или иного произведения речи.

206
Изучение знаков препинания вообще и знаков препина-
ния горизонтальной стратификации речи в частности тесно
связано с проблемой понимания в самом широком смысле,так
как она ставится филологической герменевтикой, включая су-
щественный и малоизученный вопрос о понимании письмен-
ной формы речи. А понимание горизонтальной стратификации
письменной речи, как мы попытались показать на конкретном
материале, является основополагающим для собственно фило-
логической грамотности.

207
ЧАСТЬ V. ОРФОЭПИЧЕСКАЯ ОБЩНОСТЬ
ДВУХ ОСНОВНЫХ ДИАТОПИЧЕСКИХ
ВАРИАНТОВ АНГЛИЙСКОГО ЯЗЫКА

Глава 1. ОБЩИЕ ЗАМЕЧАНИЯ


Обращаясь к рассмотрению орфоэпической общности
двух основных диатопических вариантов английского языка –
британского и американского – нельзя не упомянуть (хотя бы
и кратко) о ряде общих положений, без которых невозможно
более детальное рассмотрение этой проблемы.
Прежде всего, мы исходим из того, что существуют два ос-
новных диатопических варианта английского языка – британ-
ский и американский –, а не два разных языка. И хотя в 80-ые
годы прошлого века Генри Суит высказывал предположение о
том, что в XX веке Англия и Америка будут говорить на двух вза-
имно непонятных языках (“England and America will be speaking
mutually unintelligible languages”), его предсказание не сбылось.
То, что это один язык, ни у кого не вызывает сомнений.
Английский язык в Америке безусловно не оправдал тех ожи-
даний, которые возлагали на него Г.Л.Менкен, Дж.Ф.Крэпп и
другие классики американского языкознания (1). Если бы эти
надежды осуществились, и действительно создался бы «амери-
канский язык», который в своем развитии все время стремился
бы к тому, чтобы отойти еще дальше от британского английс-
кого, то вопрос об их общности не имел бы актуального значе-
ния. Но поскольку, как указывают квалифицированные иссле-
дователи этой проблемы, ничего подобного не происходит, и
на самом деле наблюдается все большее сближение этих двух
вариантов, делавшиеся в XIX веке предсказания о неизбежном
расколе, распаде английского языка на два разных языка не
осуществились (2).
Именно английская письменная речь служит своеобраз-
ным объединяющим кодом для людей, пользующихся англий-
ским языком, именно она является своеобразным стержнем,
208
вокруг которого группируются варианты этого языка, той ос-
новой, которая не дает английскому языку расслоиться на раз-
ные языки.
Следует также отметить, что изучение двух основных диа-
топических вариантов английского языка ведется уже давно, и
имеется целый ряд интереснейших работ в этой области (3). Од-
нако в большинстве работ основное внимание уделено именно
различиям, существующим между этими двумя вариантами на
различных уровнях языка. Первая и основная причина этого
в том, что диатопия(включая диалектологию) всегда ставит во
главу угла и считает своим основным предметом именно раз-
личия между разновидностями одного и того же языка. Други-
ми словами, диатопия и диалектология концентрируют свое
внимание именно на различиях, потому что предполагается,
что исследуемые варианты являются вариантами одного и того
же языка, и их общность принимается как данное.
Иначе говоря, если две сопоставляемые семиотические
системы являются вариантами одного и того же языка, то изуче-
ние того общего, что есть в этих вариантах, мыслится как нечто
неактуальное и ненужное, заранее уже твердо установленное.
Такой подход вполне оправдан, потому что всякое языковед-
ческое сопоставление и сравнение, начиная со сравнительно-
исторического языкознания и включая современное сопоста-
вительное языкознание, непременно предполагают изучение
различий при наличии уже установленного общего (4).
В настоящей же статье предлагается иной подход к про-
блеме изучения двух основных диатопических вариантов анг-
лийского языка. Впервые этот подход был предложен в диссер-
тации В.В.Васильева (5). В центр внимания мы ставим вопрос
об общности этих двух вариантов в области орфоэпиии. Для то-
го, чтобы обосновать необходимость такого подхода, следует
еще раз повторить, что в настоящее время английский язык яв-
ляется одним из основных языков международного общения.
Известно, что существуют самые разнообразные “Englishes”,
но представители большинства из них все же понимают друг
друга. Именно поэтому настоятельно необходимо развитие и
расширение исследований, направленных на то, чтобы устано-

209
вить, как осуществляется унификация основных вариантов на
разных уровнях и в разных аспектах языка.
Остается открытым и вопрос о том, что же следует, собс-
твенно, понимать под терминами “American English” и “British
English”. К сожалению, каждый из них употребляется не для
обозначения одной, вполне определенной и гомогенной об-
ласти. Они распространены на достаточно обширной террито-
рии и, в свою очередь, подвержены диалектному дроблению.
Диалектное же дробление, в свою очередь, тяготеет к унифи-
кации, как вообще все территориальные диалекты современ-
ного мира, которые нивелируются под влиянием средств мас-
совой коммуникации.
Профессор А.Д.Швейцер и его школа уже давно занима-
ются изучением общего лексического фона, объединяюще-
го эти два варианта. В работах этой школы постоянно подчер-
кивается то обстоятельство,что различия между ними могут
быть обнаружены и описаны только на фоне принципиального
единства, общности звукового состава и лексики (6). Таким об-
разом, различия между двумя основными диатопическими ва-
риантами существуют, но существуют они только на фоне об-
щего ядра.
Для данного исследования важно прежде всего выяснение
вопроса о реальном соотношении британского и американс-
кого вариантов в области орфоэпии и орфографии, в единстве
устной и письменной английской речи. Этот аспект проблемы
остается еще практически неизученным.
Выше уже отмечалось, что существует бесчисленное коли-
чество работ, особенно в области фонетики, которые деталь-
нейшим образом описывают те различия, которые существу-
ют между этими вариантами в области произношения (7). Так,
сопоставление сегментных звуков в американском и британ-
ском вариантах изучено очень тщательно многими учеными,
причем профессор А.Д.Швейцер поднял это исследование на
уровень широкого фонологического семиотического обобще-
ния (8). В его же работах, а также в работах Д.А.Шахбаговой
подробно рассмотрены интонационные различия между этими
двумя вариантами (9).

210
Имеется также ряд работ по морфологии и лексиколо-
гии (10). Однако, как показали исследования В.В.Васильева и
Ф.Оруджева, собственно этими аспектами и ограничиваются
сопоставления (а, вернее, противопоставления) этих двух ва-
риантов.
В связи с вышеизложенным возникает очень важный воп-
рос: проводя различные сопоставительные штудии, следует ли
непременно стараться обнаружить различия между двумя ос-
новными диатопическими вариантами, или же следует обра-
тить внимание на то, что их сближает?
Кажется, сейчас уже ни у кого не вызывает сомнения тот
факт, что языкознание, как наука о естественных человеческих
языках – это эмпирическая, а не спекулятивная, или умозри-
тельная наука.
Для того, чтобы делать какие бы то ни было наблюдения в
этой области, необходимо исходить из фактов языка, из того,
что существует на самом деле.
В настоящее время в центре внимания ученых находится
именно общение людей, языки как средство общения людей,
а не их структуры, возводимые на все более высокую ступень
абстракции, вплоть до математической символики.
Говоря о различиях между британским и американским
вариантами, следует прежде всего постараться выяснить, как
американцы и англичане, постоянно общаясь, понимают друг
друга. Попытаться рассмотреть американский и британский
варианты также с точки зрения их престижа, т.е. с точки зре-
ния того, как они соотносятся между собой и каково отноше-
ние к ним тех миллионов людей, которые пользуются английс-
ким языком как средством международного общения.
Необходимо также изучать те варианты обеих разновид-
ностей английского языка, которые оказываются наиболее
удобными, приемлемыми, пригодными для того, чтобы их
можно было рекомендовать в качестве общей основы. Ины-
ми словами, можно ли говорить о существовании «компромис-
сного», или «усредненного» варианта английского языка, ко-
торый как бы обобщает основы британского и американского
стандартного литературного произношения (11)?

211
Этот вопрос, на который мы попытаемся дать ответ в пос-
ледующих разделах данной работы, неразрывно связан с прак-
тикой преподавания языка, т.к. выбор того или иного варианта
всецело обусловлен целью преподавания или изучения языка
в данных, конкретных условиях, и исходит из тех принципи-
ально разных задач, которые ставит перед собой каждая данная
группа людей, изучающих английский язык.
*
ПРИМЕЧАНИЯ
1. См. Mencken H.L. The American Language. New York, 1919; Krapp
G.Ph. Modern English. Its Growth and Present Use. NewYork, 1910.
2. См. Bryson B. The Mother Tongue: English and How It Got That Way.
New York, 1940.
3. См. Швейцер А.Д. Различительные элементы американского и
британского вариантов современного английского языка. Автореф.
дисс...докт.филол.наук. М., 1966; Литературный английский язык в
США и Англии. М., 1971; Социальная дифференциация английско-
го языка в США. М., 1983; Шахбагова Д.А. Фонетическая система
английского языка в диахронии и синхронии (на материале британ-
ского, американского, австралийского, канадского вариантов анг-
лийского языка). М., 1992.
4. См. Ахманова О.С., Полубиченко Л.В. «Дифференциальная лин-
гвистика» и «филологическая топология». Вопросы языкозна-
ния,1979, N 4, с.46-56.
5. См. Васильев В.В. Орфоэпическая общность британского и амери-
канского вариантов современного английского языка. Дисс.... канд.
филол. наук. М., 1980.
6. См. Швейцер А.Д. Цит. произв.
7. См. Швейцер А.Д. Различительные элементы американского и бри-
танского вариантов современного литературного английского язы-
ка. Автореф. дисс. ... докт.филол.наук. М., 1966.
8. См. Швейцер А.Д. Литературный английский язык в США и Анг-
лии. М., 1971.
9. См. Шахбагова Д.А. Интонационная структура общего вопроса в
американском варианте английского языка в сопоставлении с бри-
танским. Автореф. дисс.... канд.филол.наук. М., 1971; Интонацион-
ные характеристики эмоционально нейтральных шкал, терминаль-
ных тонов и их сочетаемость в американском варианте английского
языка. Сб.науч.тр. МГПИИЯ им М.Тореза. М., 1976; Фонетическая
система английского языка в диахронии и синхронии (на материа-
ле британского, американского, австралийского, канадского вари-
антов английского языка). М., 1992.

212
10. См. Швейцер А.Д. Различительные элементы американского и
британского вариантов современного английского языка. Автореф.
дисс. ... докт.филол.наук. М., 1966; Васильев В.В. Орфоэпическая
общность британского и американского вариантов современного
английского языка. Дисс. ... канд. филол.наук. М.,1980.
11. Впервые этот вопрос был поставлен в диссертации В.В.Васильева.
*

Глава 2. НЕКОТОРЫЕ ОСОБЕННОСТИ


СТАНОВЛЕНИЯ АМЕРИКАНСКОГО ВАРИАНТА
АНГЛИЙСКОГО ЯЗЫКА
По мнению Рэндолфа Куэрка и Арнольда Макуордта, вы-
сказанному ими в своей знаменитой беседе, записанной ра-
диокомпанией БиБиСи, оба варианта рассматриваются в на-
стоящее время как совершенно равноправные, ни у одного из
них нет каких-либо привилегий (1).
Однако так дело обстояло не всегда. С одной стороны,
прошел довольно продолжительный период времени, прежде
чем сами американцы признали, что их территориальный ан-
глийский язык – это не самостоятельный язык, а просто ва-
риант того английского, на котором уже в течение многих ве-
ков говорят на Британских островах. С другой стороны, самим
британцам пришлось долго преодолевать довольно пренебре-
жительное отношение к американскому варианту, которое бы-
ло особенно распространено в XVIII в. (2)
В период открытия новых территорий и освоения первых
колоний в Северной Америке не было и речи о том, чтобы го-
ворить о самостоятельном «американском языке». Однако пос-
ле провозглашения нового, свободного и независимого госу-
дарства в 1776 году появилась необходимость создать не только
новое, демократическое общество, но и новый, независимый
язык, таким образом окончательно разорвав все связи с Бри-
танской Империей. Вот как писал об этом Ноа Уэбстер в своем
знаменитом труде “Dissertations on the English Language”(1789):
“As an independent nation, our honor requires us to have a system
of our own, in language as well as government. Great Britain, whose

213
children we are, and whose language we speak, should no longer be
our standard; for the taste of her writers is already corrupted, and
her language on the decline. But if it were not so, she is at too great a
distance to be our model, and to instruct us in the principles of our
tongue”(3).
Ноа Уэбстер стремился «создать» новый язык, язык аме-
риканской нации, на основе многочисленных учебников по
грамматике, риторике и чтению. Однако это был лишь его пер-
вый шаг в борьбе за «американский язык».
В 1828 году выходит в свет первое издание его словаря –
“An American Dictionary of the English Language” – объясняю-
щее значение более 70000 слов. Эта работа узаконила суверен-
ные права американского варианта английского языка. Други-
ми словами, произошла кодификация этого варианта.
Тем не менее, интересно отметить, что в этом словаре речь
уже не идет о независимом языке независимой нации. Уэбстер
начинает рассматривать язык в Новом Свете уже не как отде-
льный язык, отличный от языка бывшей метрополии, а как но-
вый вариант английского языка. В предисловии к Словарю
Уэбстер отмечает:
“It is not only important, but in a degree necessary, that the
people of this country, should have an American Dictionary of the
English Language; for, although the body of the language is the same
as in England, and it is desirable to perpetuate that sameness, yet
some differences must exist”.

Более того, на этом этапе Уэбстер считал желательным со-


хранение единства британского и американского вариантов ан-
глийского языка и, подчеркивая необходимость создания сло-
варя, в конечном счете сводил все различия между этими дву-
мя вариантами к различиям в области лексики.
Чем же объясняется этот перелом во взглядах Уэбстера?
Думается, что он был вызван не только осознанием незначи-
тельности изменений, произошедших в языке. Необходимос-
ти настаивать на создании отдельного языка уже не было, по-
тому что американский вариант все более успешно приспосаб-

214
ливался к изменившимся потребностям общения, к нуждам
развивающихся науки и техники, к запросам новой культуры.
Немаловажно отметить и тот факт, что новые формы речи воп-
лотились в художественной литературе.
Профессор Джон Хани отмечает в книге “Does Accent
Matter?”, что британцы за последние десятилетия развили до-
статочно обширное пассивное знание американского вариан-
та, в первую очередь за счет количества американских сериа-
лов, которые демонстрируются по телевидению. Это же в рав-
ной степени относится и к американцам, причем в основном к
их пониманию стандартного литературного британского про-
изношения (4). В настоящее время невероятным кажется тот
факт, что в годы II Мировой войны американские фильмы дуб-
лировались для британской аудитории (5).
В настоящее время идея «двух разных языков» окончатель-
но устарела. Обе нации постоянно общаются не только напря-
мую, но и с помощью самых разнообразных средств массовой
коммуникации – спутникового телевидения, радио, компью-
терной сети. И современное состояние двух основных диато-
пических вариантов английского языка можно охарактеризо-
вать как достаточно устойчивое равновесие, которое явилось
результатом действия двух равных сил – центробежной и цен-
тростремительной. Центробежная сила – это стремление бри-
танцев и американцев к тому, чтобы у каждой нации было свое
лицо, “identity”. Центростремительная сила – это каждоднев-
ная необходимость общения на самых различных уровнях.

*
ПРИМЕЧАНИЯ
1. См. Marckwardt A.H. and Quirk R. A Common Language: British and
American English. London, 1964.
2. Cм. Оруджев Ф. Научный стиль и основные диатопические вариан-
ты английского языка. Дисс. ... канд.филол.наук. М., 1986.
3. См. Webster N. Dissertations on the English Language. Цит. по: Scholars'
facsimiles and reprints. New York, 1951, p.p.20-21.
4. См. Honey J. Does Accent Matter? The Pygmalion Factor.London, 1991,
p.p. 101-102.
5. См. Bradbury M. Speaking the Prince's English. NewYorker, June 1990.

215
Глава 3. ПРОБЛЕМА ВЫБОРА ОБРАЗЦА ‒
ЦЕЛИ В УСЛОВИЯХ СУЩЕСТВОВАНИЯ
ДВУХ ОСНОВНЫХ ВАРИАНТОВ
АНГЛИЙСКОГО ЯЗЫКА ‒ БРИТАНСКОГО
И АМЕРИКАНСКОГО
Как уже отмечалось многими исследователями, сущест-
вует большое количество работ, которые детально описывают
те различия, которые наблюдаются между этими двумя вари-
антами в области произношения. Особенный интерес для нас
представляло исследование В.В.Васильева, в котором подроб-
но рассматривается общность и различие артикуляционной
базы обеих разновидностей английского языка (1).
Понятие артикуляционной базы является основой всякого
сопоставления и изучения естественных человеческих языков
(2). Она базируется на характерном нейтральном положении
речевых органов.Что же произошло с артикуляционной базой
английского языка, когда из него «выделился» отдельный диа-
топический вариант? Каким изменениям подверглась его ар-
тикуляционная база? Попытаемся рассмотреть все эти пробле-
мы более подробно.
Классическим и непревзойденным по ясности и краткос-
ти описания является характеристика артикуляционной базы
(или Organic Basis) английского языка, данная Генри Суитом,
который выделял следующие ее особенности (3):
1. Язык – широкий и плоский, оттянут назад от зубов, ко-
торых он фактически не касается. Его передняя часть вогнута,
что придает звукам бемольность, особенно заметную при про-
изнесении «темного» [1].
2. Лабиализованные звуки [w] и [u:] образуются без выпя-
чивания губ.
3. При произнесении нелабиализованных гласных губы
находятся в пассивном или нейтральном положении. При об-
разовании передних гласных [¡], [e], губы не растягиваются до
образования «щели» (как, например, во французском при про-
изнесении передних гласных этого рода).

216
Из сказанного выше ясно, что своих основных чертах эта
артикуляционная база должна являться основой и американ-
ского произношения. Общие черты или свойства выступают
здесь достаточно ясно. Однако нас также интересуют и раз-
личия, возможность обнаружения таких несовпадений между
двумя артикуляциями, которые имели бы «базисный» харак-
тер. Обратимся, поэтому, к перечню наиболее существенных
различий между двумя вариантами английского языка (4).
Следует подчеркнуть, что с прагмалингвистической точки
зрения для нас прежде всего представляют интерес именно су-
щественные, «базисные» различия.
Во-первых, это характерная для американского англий-
ского тенденция к более заднеязычной артикуляции, кото-
рая проявляется в произнесении [r], а, точнее, какуминаль-
ного [r̮ ] (5):
– Though we march [ma:r̮ʧ] to the music of our time, our
mission is timeless.
– This ceremony is held in the depth of winter, but by the words
[wq:r̮dz] we speak, and the faces we show the world [wq:r̮1d], we
force [f¢:r̮s] the spring, a spring re-born[ri'b¢:r̮n] in the world's oldest
democracy, that brings forth [f¢:r̮±] a vision and courage to re-invent
America.
– When our founders boldly declared America's independence
to the world and our purposes [p :r̮p siz] to the Almighty, they knew
that America, to endure, would have to change.
– Not change for change's sake, but change to preserve[pri'z :r̮v]
America's ideals, life, liberty ['1ib r̮t/di], the pursuit [p r̮'su:t] of
happiness.
– On behalf of our nation I salute my predecessor['pr̮i:dises r̮],
President Bush, for his half-century of service to America.
Во-вторых, общая тональность американского варианта
тяготеет к большей, по сравнению с британским, бемольнос-
ти. Налицо также усиленная лабиализация (6). Вообще гово-
ря, как уже очевидно из характеристики, данной Суитом анг-
лийской артикуляционной базе, важное место в ней занима-
ет констатация бемольности «темного» [l]. Антропофонически

217
«темное» [l] возникает при подъеме спинки языка (который,
как правило, остается «вогнутым» – “hollowed out”, поскольку
такова общая основа английской артикуляции). Однако если в
британском варианте бемольность окказиональна, то в амери-
канском варианте она узуальна (7):

– We earn our livelihood ['lÐaivlÐihud] in America today in


peaceful competition with people all across the Earth.
– Today we celebrate ['se1Ð  breit] the mystery of American
renewal.
– We observe today not a victory of a party, but a celebration
[se1Р 'breiʃ n] of freedom, symbolizing ['simb 1Ðaizi²] an end, as well
as a beginning, signifying renewal [ri'nu: 1Ð], as well as change.
– For I have sworn before you and Almighty God the same
solemn ['s¾1Рm] oath our forebears prescribed nearly ['ni 1Ði] a
century and three quarters ago.

И, в-третьих, это особая «назальность» американско-


го варианта. Она отнюдь не ограничивается лишь движением
мягкого неба, или точнее, небной занавески. По свидетельс-
тву специалистов, этот произносительный эффект достигает-
ся особым расположением надгортанных полостей в результа-
те особого действия внутригортанных мышц (8).
Само собой разумеется, что помимо перечисленных выше
трех наиболее существенных различий, наблюдается достаточ-
но ограниченное количество менее существенных различий
между двумя основными диатопическими вариантами. Одна-
ко в большинстве своем те черты, которые, казалось бы служат
для различения стандартного британского и стандартного аме-
риканского вариантов, встречаются в тех или иных региональ-
ных акцентах на самих Британских островах. Так, например,
произнесение американцами [æ] вместо [µ] в таких словах, как
“dance”, “path” – это черта большинства северных диалектов
Великобритании.
Интересно отметить также, какие изменения в американс-
ком варианте претерпевает гласный N 6, или [¢]. Вот как пишет
обэтом профессор Хани (9):

218
“Americans do funny things with the vowel represented by “o”,
which causes words like “hot” to sound like RP's “heart” and make
“bother” rhyme with “father”. Some American speakers make this
even more complicated for British listeners by giving a completely
different treatment to the “o” in “dog”, so that “hot dog” sounds
to us rather like “heart dawg”. In a press item dictated by telephone
from the United States to “The Times” in London in the 1960s by
a journalist with an American accent, the word “gods” appeared
throughout the article as “guards” – to the great mystification of the
readers next day – because it had been taken down by an RP speaker
at this end.”

Если тот факт, что в американском варианте не различа-


ются гласные в словах “marry”, “Mary” и “merry”, не вызыва-
ет у британцев особых проблем с пониманием, так как обыч-
но значение слова ясно из того контекста, в котором оно ис-
пользуется, то совсем по-другому обстоит дело с американским
произнесением [t]. Этот согласный, особенно в интервокаль-
ной позиции, или звучит как [d], или совсем не произносит-
ся. Часто и обращения к более широкому контексту недоста-
точно для того, чтобы понять, что же имелось в виду: riding или
writing, meddle или metal, deluded или diluted, the war dead или
the war debt, inter-city или inner-city (10).
Если суммировать все, что уже было сказано выше, то ста-
новится совершенно очевидным вывод о сдвиге всей артикуля-
ционной базы в американском английском. Конечно, в сопос-
тавлении с другими языками, она остается общей для обоих
вариантов. Однако своеобразное поведение внутригортанной
мускулатуры, смещение главного органа речи – языка, и при-
вычное изменение его формы – все это дает основание гово-
рить об изменении артикуляционной базы в целом, которое и
является причиной отдельных несоответствий между двумя ва-
риантами. Вполне ясным становится теперь также и тот факт,
что в диалектах британского варианта обнаруживаются явле-
ния, приближающие его к американскому варианту.
Очередной нашей задачей является выявление просоди-
ческих свойств обоих вариантов. Интересно отметить, что еще

219
в XVIII в.речь британцев характеризовалась как более отры-
вистая (abrupt), контрастная, реализующаяся в расширенном
диапазоне (the width of scale in speech tune), более богатая ме-
лодикой и более оживленная в противоположность монотон-
ной, узкодиапазонной (a narrow range), менее оживленной (not
so animated, unemphatical and unimpassioned manner) американ-
ской речи. Последняя характеризовалась также как более мед-
ленная, растянутая (drawling), назализованная, что согласно
некоторым авторам этих высказываний, «обусловлено жарки-
ми климатическими условиями страны, которые парализуют
всю активность органов речи во время говорения»(11).
Как это ни странно, но за два с лишним века не произош-
ло сколько-нибудь существенных изменений в просодических
характеристиках обоих вариантов, и слова, приведенные в пре-
дыдущем абзаце могли бы (за исключением, пожалуй, описа-
ния «климатических условий») быть отнесены и к современ-
ным основным диатопическим разновидностям английского
языка.
Как известно, британское стандартное литературное про-
изношение базируется на четком воспроизведении нисходя-
щей шкалы (the Descending Scale), что, в свою очередь, обеспе-
чивает максимально отчетливое произнесение ударных слогов,
или воспроизведение их через более или менее одинаковые
промежутки времени (“stress-timed rhythm”). При этом следу-
ет отметить, что в британском варианте нисходящая шкала ре-
ализуется, как правило, в более широком диапазоне, чем в ва-
рианте американском: часто американский вариант с точки
зрения интонации определяется исследователями как “levelled
out”(ровный, сглаженный), или “monotonous” (монотонный).
Возьмем в качестве иллюстрации отрывок из инаугураци-
онной речи Президента Клинтона:

'"When•George•Washington•first•took the•oath I have•


just•sworn to a /poll, 'news•travelled•slowly a•cross the•land
by•horseback and a•cross the•ocean by \boat. 'Now the•sights
and•sounds of•this•ceremony are•broadcast ´instan'taneously to
'billions a•round the \world. Co´mmuni'cations and•commerce are\

220
global, in'vestment is\mobile, tech'nology is•almost\magical, and
am'bition for a 'better•life is•now uni\versal. We 'earn our•livelihood
in A•merica to•day in•peaceful ´compe'tition with•people•all
a•cross the \earth.
Pro'found and 'powerful•forces are•shaking and re•making
our \world, and the 'urgent•question of our•time is 'whether we
can•make•change our\friend and not our\enemy.”

Уже с первого абзаца становится ясно, что Клинтон начи-


нает каждое предложение не с высокого ровного тона, а пре-
имущественно со среднего ровного тона. Кроме того, в его ре-
чи не обнаруживается того поступательного характера нис-
ходящего движения ровных тонов, которое так типично для
британского варианта (12). Все ударные слоги располагаются в
сложных ритмических единицах практически на одном уровне.
Движение тона, в основном отражающее просодические экви-
валенты знаков препинания, также осуществляется в сужен-
ном диапазоне:

– When George Washington first took the oath I have just sworn
to a/poll,...
– Communications and commerce are\global, investment is\
mobile, technology is almost\magical,...

Единственный в данном отрывке случай употребления вы-


сокого нисходящего тона в расширенном диапазоне – это про-
изнесение слов “friend” и “enemy”, которые логически выделя-
ются с целью противопоставления:

– Pro'found and 'powerful•forces are•shaking and re•making


our\world, and the 'urgent•question of our•time is 'whether we
can•make•change our\friend and not our\enemy.

Что касается параметров громкости и темпа, то здесь их


видоизменения обусловлены, в основном, синтаксическими
причинами; речь благодаря этому отличается четкостью и лег-
ко воспринимается на слух. Можно отметить, что в данном ма-

221
териале очевидно замедление темпа вообще. Это может объ-
ясняться как самим жанром инаугурационной речи (с ее тор-
жественностью и возвышенностью), так и общей тенденцией
к замедлению темпа, которая, по мнению специалистов, ха-
рактеризует сверхсегментный уровень американского вариан-
та (13).
Таким образом, сополагая и сравнивая британский и аме-
риканский варианты, мы не просто ставим вопрос об общнос-
ти артикуляционной базы и о тех произносительных особен-
ностях обеих разновидностей, которые их объединяют. Следу-
ющий шаг в нашем исследовании – это обращение к проблеме
«компромиссного», или «усредненного» варианта английско-
го языка, которая неразрывно связана с регламентированием,
нормализацией, оптимизацией английского языка как средс-
тва международного общения.

*
ПРИМЕЧАНИЯ
1. См. Васильев В.В. Цит. произв.
2. См. Васильев В.В. Цит. произв.; Кулешов В.В. Введение в типиза-
цию английской речи. М., 1981; Семиотика основ английской фо-
нации. Автореф. дисс. ... докт.филол.наук. М., 1988; Магидова И.М.
Теория и практика прагмалингвистического регистра английской
речи. Дисс... докт.филол.наук. М., 1989; Павлова Н.Т. Прагмалинг-
вистика произносительной нормы в составе научной речи филоло-
га-англиста. Автореф. дисс. ... канд.филол.наук. М., 1988.
3. См. Sweet H. A Primer of Spoken English. Oxford, 1911.
4. См. Васильев В.В. Цит. произв.; Мишин А.Б., Оруджев Ф. American
Speech Within British Fiction. В сб. Филологическая фонетика. М.,
1986; Lewis J.W. The American and British Accents of English. Which
Accents? English Language Teaching, 25:3, 1971.
5. См. Мишин А.Б., Оруджев Ф. Цит. произв., с.123.
6. См. Lewis J.W. Цит. произв., с.242.
7. См. там же, с.241.
8. См. там же, с.241, а также Васильев В.В. Цит. произв.,с.81; Мишин
А.Б., Оруджев Ф. Цит. произв., с.123.
9. См. Honey J. Цит. произв., с.99-100.
10. См. там же, с.101.
11. См. Read A.W. British Recognition of American English in the Eighteenth
Century. In: Perspectives on American English. The Hague, Mouton,
1980, р.24.

222
12. См. Яковлева Е.В. Прагмафонетическое изучение английской лите-
ратурной речи в социолингвистическом освещении. Автореф. дисс.
... канд. филол.наук. М., 1992; Магидова И.М. Цит. произв.
13. См. Шахбагова Д.А. Фонетическая система английского языка в
диахронии и синхронии (на материале британского, американско-
го, австралийского, канадского вариантов английского языка). М.,
1992, с.с.190-191.

Глава 4. «КОМПРОМИССНЫЙ», ИЛИ


«УСРЕДНЕННЫЙ» ВАРИАНТ АНГЛИЙСКОГО
ЯЗЫКА (Mid-Atlantic English)
При исследовании нашего материала мы обратили особое
внимание на те разновидности британского и американского
произношения, которые максимально приближены друг к дру-
гу. Нам было важно продолжить традицию Куэрка-Маркуорд-
та, которые говорили на одну и ту же тему, на одном и том же
уровне интеллективного общения, прекрасно понимали друг
друга (1). Необходимо было более пристально изучить макси-
мально приближенные друг к другу типы произношения, так
как этот вопрос пока еще очень мало исследован (2).
Следует особо подчеркнуть, что делалось это не для иссле-
дования как такового, а с целью прагмафонетического изуче-
ния альтернативных британскому стандартному литературно-
му произношению образцов-целей. Напомним, что прагма-
фонетика, в отличие от фонетики (науки о звуках и звуковых
сочетаниях, которые характерны вообще для языков мира или
для данного языка), занимается изучением явлений данного
конкретного языка на основе глубокого, специализированно-
го, речеведческого анализа. Прагмафонетика исследует произ-
ведения речи с точки зрения обучения языку, исходя из ориен-
тации на цели и нужды обучаемого.
В настоящее время уже во всем мире признано понятие
“learner-oriented teaching”. Иными словами, мы уже не имеем
права преподавать иностранный язык, ориентируясь на препо-
давателя, на его знания, как это было распространено до пос-

223
леднего времени. На кафедре английского языкознания фило-
логического факультета МГУ им. М.В.Ломоносова такой при-
нцип преподавания разрабатывается уже в течении более 20-ти
лет. Тем более отрадно отметить, что принцип ориентации
преподавания на вполне конкретные нужды обучаемого, или
“learner-oriented teaching of foreign languages” принят во всем
мире и никем не оспаривается.
Что касается будущих филологов-англистов, то здесь кар-
тина совершенно ясна и не требует специального рассмотре-
ния, так как существует большое количество диссертаций и
других научных работ на эту тему (3). Это литературная фор-
ма современного британского английского языка. Но как об-
стоит дело в тех случаях, когда преподавание английского язы-
ка направлено на обучение ему не филологов (т.е. студентов,
проявляющих специальный научный интерес к изучению и об-
суждению явлений языка и литературы), а студентов других гу-
манитарных специальностей? Ведь и для этой большой груп-
пы учащихся должен быть прежде всего избран образец-цель,
или “target”. Ясно, что все вопросы, связанные с языком для
специальных целей не могут быть решены, если преподаватель
не пришел к совершенно определенному выводу относительно
того, где тот образец-цель, которому учащийся должен следо-
вать в своей языковой деятельности.
Поэтому основным предметом данного раздела статьи яв-
ляется вопрос, который представляет исключительный науч-
ный интерес не только вследствии своей актуальности, но так-
же и потому, что он пока не привлекал серьезного внимания
со стороны специалистов, ученых-филологов. Существуют ли
альтернативы британскому английскому и американскому анг-
лийскому при выборе образца-цели?
В литературе, посвященной этому вопросу, неоднократ-
но под-черкивается тот факт, что так называемый “General
American” не так детально изучен и скрупулезно стандартизиро-
ван, как британский литературный стандарт (4). Вместе с тем,
он обладает достаточно четко выраженными территориальными
характеристиками, т.е. отсутствием заметных восточных и юж-
ных черт произношения и преобладанием западных (5).

224
Именно поэтому наше внимание привлек так называемый
«компромиссный», или «усредненный» вариант английского
языка, который также часто сопровождается описанием “Mid-
Atlantic English”. Вот как его характеризуют в своей беседе Ку-
эрк и Маркуордт, обсуждая речь Алистера Кука (6):

R.Quirk: What do you think of Alistair Cooke's sounds?


A.Markwardt: Alistair Cooke is neither fish, nor fowl. His
pronunciation, his prosody, his dictionary – everything shows quite
clearly that there have been two linguistic influences upon him. To
Americans he doesn't sound quite a hundred-per-cent American. I
am told that to the British he does not sound a hundred-per-cent
British. But he is perfectly intelligible to both. He, as the years
passed, becomes close to American pronunciation, no doubt. There
are sounds where his British origins betray him.
Q.: But he does not ever display the excessive nasality, does he?
M.: No, he never would. But again a truly highly educated
American never would.
Q.: Exactly. By and large we can say that Alistair Cooke is the
solution after all, the answer to the question.
M.: Which we all try to find.
Q.: Wouldn't you think so? And especially as he keeps producing
speeches.
M.: We are never satisfied with merely describing the material.
But we must always make the next step. We must always tell them
what we think things are moving towards. We must know what exactly
happens.

Мы намеренно привели здесь достаточно протяженный


отрывок из беседы двух ученых, так как в нем ясным и доступ-
ным языком изложены основные свойства «усредненного» ва-
рианта, среди которых на первое место следует поставить его
«понятность», «ясность» (“intelligibility”) как для британцев,
так и для американцев. Повторим, что в наши дни, когда ан-
глийский язык используется как язык международного обще-
ния все большим и большим количеством людей, и специа-
листам самых разных профессий приходится устно общаться

225
со своими коллегами за рубежом на различных конференциях,
симпозиумах, и т.д., проблема понимания речи на иностран-
ном языке выступает на первый план.
Следует также отметить такую немаловажную черту «ком-
промиссного» варианта, как его престижность.
Так, например, в романе популярного современного аме-
риканского писателя Роберта Ладлэма “The Bourne Identity”
можно найти следующее описание «компромиссного» вариан-
та (7):

“The door opened and the major involuntarily smiled at the


figure standing there, so totally out of place did she seem. She was
a petite, elegant-looking, grey-haired woman with soft aristocratic
features and a bearing that bespoke monied gentility. Her voice
confirmed the appraisal; it was mid-Atlantic, refined in the better
finishing schools and at innumerable polo matches.”

Интересно также отметить, что наиболее эксклюзивные


реклам-ные ролики такой крупной телекомпании, как CNN,
комментируются диктором именно с «усредненным» произно-
шением, например:

“It is quite simply the perfect place. A haven of beauty, privacy


and security in the warm, blue waters of the Atlantic.
Fisher Island, unlike any community on earth. Four hundred
of the world's most prominent families from thirty-five countries
now call it home. They could live anywhere. They've chosen to live
here. With magnificent seaside residences, reminiscent of quaint
Mediterranian villages, Fisher Island is a serene, secure world apart.
Minutes from the cosmopolitan charm of Miami and Miami
Beach. Residences from eight hundred thousand to six million
dollars.
Fisher Island. Florida”.

Таким образом, такие несомненные достоинства «комп-


ромиссного» варианта как, с одной стороны, его ясность и по-
нятность как для британцев, так и для американцев, а, с другой

226
стороны, его престижность, делают его вполне приемлемым
в качестве образца-цели для таких больших групп учащихся,
как историки, экономисты, психологи и представители дру-
гих гуманитарных специальностей. Не секрет, что именно эти
группы учащихся все активнее занимаются именно изучением
американского варианта. Однако вследствие того, что их обу-
чение, как правило, ведется по интенсивной методике, изуче-
нию произношения уделяется очень мало внимания. В основ-
ном обучение произношению сводится к поверхностной ими-
тации двух-трех фонетических черт американского варианта.
В результате «произношение», освоенное таким поверхност-
ным способом, порой звучит как плохая пародия на американ-
ский вариант и не может не вызывать отрицательной реакции
со стороны самих американцев.
В такой ситуации «компромиссный», или «усредненный»
вариант мог бы действительно стать тем образцом-целью, к ко-
торому могли бы стремиться учащиеся. Однако было бы недо-
статочным лишь обосновать выбор образца-цели. Прагмафо-
нетическое изучение таких образцовых материалов предъявля-
ет к ним достаточно жесткие требования (8).
Во-первых, тексты должны быть достаточно протяженны-
ми. Мы не можем пользоваться вырванными из контекста, ко-
роткими абзацами.
Во-вторых, сюжет и содержание текстов должны быть аб-
солютно безупречными в когнитивном смысле, т.е. для их по-
нимания не требуется овладеть иной картиной мира по сравне-
нию с картиной мира изучающего язык.
В-третьих, необходимо учитывать, в какой мере выбран-
ный текст соответствует просодической основе английской ре-
чи: каковы в нем модификации темпа, громкости, движений
тона; в какой мере выбранный текст соответствует ритмичес-
кой структуре английской речи.
Учитывая все, что уже было сказано об образце-цели, мы
пришли к выводу о том, что в качестве такого образца «усред-
ненного» варианта могут быть выбраны «Письма из Америки»
известного и в Великобритании, и в США журналиста Алис-
тера Кука (9). Каждую неделю, по субботам, он выступает со

227
своими «Письмами» на Все-мирной службе БиБиСи. Текст и
записи его передач соответствуют тем требованиям, которые
предъявляет к образцовым текстам прагмафонетика.
Во-первых, эти тексты достаточно протяженные. Во-вто-
рых, сюжет и содержание этих текстов не только абсолютно
безупречны в когнитивном смысле, но и чрезвычайно интерес-
ны и познавательны, так как в своих передачах Алистер Кук ос-
вещает наиболее увлекательные моменты в развитии, истории
и культуре, политике и экономике, Соединенных Штатов.
Что же касается третьего требования прагмафонетики, т.е.
соответствия образца-цели просодической основе английской
речи, то оно нуждается в более детальном рассмотрении, и мы
обратимся к этому вопросу после того, как скажем несколько
слов о сегментном аспекте речи Алистера Кука.
Для того, чтобы дать представление о «Письмах из Амери-
ки», приводим ниже начало передачи о сенаторе Эдварде Кен-
неди:

“We are in a bar, an old pub, in Boston. Not old, perhaps, by the
standards of English pubs, Doyle`s Bar set itself up in business in the
early 1890-s, and as a combination`saloon-town-meeting-political-
gossip' corner it has never looked backwards.
Although Doyle`s is packed most week-ends, and never lacks
for customers at any time, it is today a much-loved artifact, a mellow
reminder of the last century, and the turn of the century, when the
transatlantic ships deposited in Boston, in Boston Harbour, a never-
ending troop of disembarking Irish immigrants.
Why did the Irish head mostly for Boston? Because their fathers
and grandfathers had done it. So why did they choose Boston?
Because they had it chosen for them.
The first great wave of Irish immigrants to America were desperate
and desperately poor – refugees from the 1848 Irish Potatoe Famine.
And if it had not been for the arrival on the scene of one Samuel
Cunard, they would have had to go and expire under sail. But in 1840
Cunard instituted the first reqular transatlantic steamship service; his
partners were men from Glasgow and Liverpool, with connections
in Boston. So, Liverpool was the sailing port of choice... And since

228
Mr.Cunard's early regular route was “Liverpool-to- cove-to Boston”,
that's the way the famished Irish went.
One of those famine victims was one Patrick Kennedy, who had
left Newport in 1850, settled in this Boston, started the saloon, got
into politics, begat four sons, the oldest of whom was a very early and
mightily successful example of what came to be known as a “goal-
getter”. He also got into the liquor business, though on the side. I'll
call it 'on the wholesale sideline'. His main interests and conquests
were in banking, real estate and the motion picture industry. His
name was Joseph P.Kennedy and he begat John Fitzgerald Kennedy,
who became the youngest man and the first Roman Catholic to be
elected President of the United States”.

При обращении к сегментному уровню речи Алистера Ку-


ка можно заметить, что из трех существенных, или «базисных»
различий между британским и американским вариантами (о
которых подробно шла речь в предыдущем разделе статьи), на-
лицо ретрофлексное произнесение [r]:

“At this time of the year̮, I always make a r̮esolution, and it


always fails: to give to a libr̮ar̮y a few hundr̮ed books, and dump in the
dust-bin outside my kitchen-doorÑ such useless relics that clutter̮ up
my r̮ooms, my life, as old music (what we used to call “gr̮amophone
r̮ecor̮ds”) and files and cassettes of these talks r̮ecor̮ded while they
wer̮e being put over̮ to London”.

Интересно отметить, что в некоторых случаях ретрофлекс-


ная артикуляция настолько слаба, что вместо [r] слышен лишь
нейтральный гласный [ə], следующий за ударным гласным:

– “It is none other that Senator Ted Kennedy, who has more
than any other member of his family borne ['b £  n] an enormous
family burden”.
– “The Senator”, he said, “is tired, obsolete; his influence is
nothing but pork ['p£ k]”.

В речи Кука наблюдается последовательное ослабление


произнесения сильных взрывных в интервокальном положе-
229
нии, в таких словах, как “at all”, “matter”, “better”, а также ис-
пользование «темного» [1] во всех позициях:
– Not olÐd, perhaps, by the standards of EnglÐish pubs, DoylÐe's
bar set itselÐf up in business in the earlÐy 1890-s, and as a combination
'salÐoon-town-meeting-polÐitical-gossip' corner, it has never lÐooked
backwards.
Но в его речи отсутствует самое главное: он не владеет
особым качеством американской «назальности», которая, как
уже отмечалось в предыдущей главе, не заключается в простом
подъеме небной занавески (как вообще это бывает с «назаль-
ностью»), а характеризуется особым действием внутригортан-
ных мышц и особым расположением надгортанных полостей.
Обратимся теперь к изучению соответствия выбранного
нами образца-цели просодической основе английской речи.
Прежде всего следует остановиться на рассмотрении мо-
дификаций громкости и темпа, которые Алистер Кук очень эф-
фективно использует для «пунктуирования» своей речи. Бла-
годаря этому, его «Письма из Америки» очень легко восприни-
мать на слух. В случае вертикальной сегментации речи – это
просодия двоеточия:
–...for a month or more nothing else seemed to matter, and in
all the eruptions of revolutions that have followed from its failure
(the coup in August 1991 – Прим.мое.Л.Б.), Bush has been there
and even his meanest critics cannot bring themselves to mumble a\
protest: he has been very good.
――Rslow
– There is much heavy irony in written commentaries and
cartoons, but President Bush knew exactly what he was\doing:
too bad Saddam is still there, but the whole war was the first war,
slow slow
sanctioned and ordered by all the members of the Security Council,
slow
including the then Sоviet Union.
――Rslow

Что же касается горизонтальной стратификации речи, то


здесь материал гораздо обширнее (что, впрочем, естественно,
230
т.к. основную роль при горизонтальной стратификации речи
играют именно модификации темпа и громкости).
Во-первых, с помощью темпа и громкости Алистер Кук
выделяет разнообразные парентезы:

– There were towns that for forty years or more(in some places└
――Rfast
for a hundred└ years) had lived on the thriving army camp nearby...
――Rfast
– I can’t remember a time this century, when the world’s
leading power – today the only superpower – was more in need of
――Rslow
the knowledge and guidance of a President with a foreign policy gift
that was a mix between decisiveness and restraint.

– Every time the news burst out with some domestic shame or
scandal (crime, drugs, └crooked banks, dim reports└ on the state of
fast
education└, economy└, whatever└), a foreign crisis would sound like a
thunderclap... ――Rfast

Во-вторых, особого внимания заслуживает просодия двой-


ных и одиночных кавычек, которая также находит отражение в
«Письмах изАмерики»:

“At this time of the year, I always make a resolution, and it


always fails: to give to a library a few hundred books, and dump in the
dust-bin outside my kitchen-door such useless relics that clutter up
my rooms, my life, as old music (what we used to call¦ “gramophone
――Rslow
records”) ¦and files and cassettes of these talks, recorded while they
were being put over to London. I came on one yesterday, that for
reference purposes had scribbled on it a title. It said: ¦ “Invincible
Bush.” ――Rslow

В приведенном примере два случая употребления двойных


кавычек. Слова “Invincible Bush” – это название кассеты, кото-
рое, как и любые названия книг, статей, журналов и т.д., выде-
ляется двойными кавычками (10).

231
Сложнее обстоит дело со словосочетанием “gramophone
records.” Просодия, с которой оно произнесено, однозначно
соответствует просодии двойных кавычек: оно отделено пауза-
ми от остальной части высказывания, громкость заметно уве-
личена, а темп замедлен (несмотря на то, что само словосоче-
тание является частью парентетического внесения). Алистер
Кук намеренно фокусирует внимание слушателей на устарев-
шем, принадлежащем другому поколению словосочетании, т.к.
для современной эпохи компакт-кассет и компакт-дисков оно
является «чужеродным» элементом и нуждается в соответству-
ющем просодическом и пунктуационном выделении.
Чужая прямая речь также последовательно выделяется
Алистером Куком при помощи просодии двойных кавычек:

“It's true that the stamina of the recession is improving, so the


democrats' liberal cry, having been taken up by the middle class, is
that the economy goes on slumping, and it's all Bush's fault, or as the
most popular of the late-night hosts put it the other evening:¦ “How
could George see a coup in the Soviet Union in August and not see a
――Rslow ――Rslow
recession at home?”
――Rslow

Что же касается одиночных кавычек, то соответствующая


им просодия встречается при лексикализации синтагматичес-
ких последовательностей (11):

– “Not old, perhaps, by the standards of English pubs, Doyle's


Bar set itself up in business in the early 1890-s, and as a combination
'saloon-town-meeting-political-gossip' corner it has never looked
fast
backwards.”
– “And I think it's necessary to mention this almost 'Eugene-
fast
O'Neill' aspect of the Kennedy family and the stoicism, and courage
fast
with which this remaining brother Ted has coped with all the following
responsibilities...”

232
Обратившись к изучению модификаций движения тона
в речи Алистера Кука, мы отметили прежде всего то, что его
интонация в целом очень близка к интонации американского
варианта: по сравнению с британским вариантом, она как бы
выровнена – предложения начинаются преимущественно со
среднего ровного тона; ровные тоны внутри каждого предло-
жения располагаются примерно на одном уровне, а не произ-
носятся с поступательно нисходящей интонацией (как в бри-
танском варианте):

– 'Doyle's•bar is•well-•stocked with•such \memories.


– The 'battle is a•television de\bate, and it's be´tween an
as'tonishingly \handsome ´young ´man ´named/ Romney, and a
'rather/ bulbous, /overweight, 'white-´haired 'man/ named, of /course,
\
Kennedy.
– It's' none•other than•Senator \Ted ´Kennedy, who has ´more
than•any•other•member of his•family•borne an e•normous•family
\
burden.
– 'These are the•slogans•chanted mo•notonously at e•lection
•rallies from•coast to \coast.

В заключение следует остановиться на ритмической орга-


низации речи Алистера Кука. Наш анализ показал, что в речи
журналиста преобладают дактилические и трохеические (или
хореические) последовательности (12):

“Mutiny of a province inside Mr.Yeltzin`s Russia, most of all – the


☐+1 ☐ • • • • M
prospect of a hard winter at best, and famine – at worst, for several of
☐+1 M ☐ M ☐ M ☐+2
the Soviet breakaway republics, not to mention the huge starving
• • • • ☐ M •
populations of Africa.”
• ☐ ☐
Иногда Алистер Кук использует последовательность одно-
ударных ритмических единиц (monobeats) в сочетании с дак-
тилическими и трохеическими единицами в качестве своеоб-

233
разного выразительного средства, в риторических целях. На-
пример:

Bush has been there, and even his meanest critics cannot bring
themselves to mumble a protest: he has been very good!
M M M M
Интересно отметить, что в этом примере Алистер Кук, для
того, чтобы придать большую экспрессивность высказыванию,
произносит как одноударные ритмические единицы такие слу-
жебные слова, как 'he', 'has been', которые, как правило, никог-
да специально в речи не выделяются. Еще один пример:

The democrats sharpened their little hatchets and looked around


for a nice juicy, 'fat-cat' republican culprit.
M • M • ☐ •

Здесь уже само словосочетание “a nice, juicy, 'fat-cat'


republican culprit” является окказиональным, метасемиоти-
чески окрашенным, а его ритмическая организация позволяет
усилить тот риторический эффект, который оно вызывает.
Подводя итог всему, о чем уже шла речь выше, можно от-
метить, что анализ сверхсегментного уровня предлагаемого об-
разца-цели показал соответствие его ритмико-интонационных
свойств звучания просодической организации английской ли-
тературной речи. При этом следует подчеркнуть, что модуля-
ции движения тона в данном случае максимально приближе-
ны к американскому варианту. Анализ же сегментного уровня
речи Алистера Кука говорит о близости его к британскому ва-
рианту.
Именно эти черты данного образца-цели позволяют го-
ворить о его «усредненности», «компромиссности», а его яс-
ность, понятность, с одной стороны, и престижность – с дру-
гой, делают его приемлемым для широкого круга учащихся са-
мых разнообразных гуманитарных специальностей.

234
*
ПРИМЕЧАНИЯ
1. См. Marckwardt A.H. and Quirk R. Цит. произв.
2. Как мы уже неоднократно отмечали, этот вопрос был поставлен
только в кандидатской диссертации В.В.Васильева (q.v.).
3. См. Павлова Н.Т. Цит. произв.; Магидова И.М. Цит. произв.; Яков-
лева Е.В. Цит. произв.; Дечева С.В. Слогоделение в языке и речи
(когнитивная силлабика). Автореф. дисс. ... докт. филол.наук. М.,
1995.
4. См., в частности, Васильев В.В. Цит. произв.; Мишин А.Б., Оруд-
жев Ф. Цит. произв.
5. См. Kurath H. American Pronunciation. B: S.P.E. Tract N XXX, Oxford,
1928.
6. См. Marckwardt A.H. and Quirk R. Цит. произв.
7. См. Ludlum R. The Bourne Identity. Granada. London-New-York, 1981,
p.p.289-290.
8. См. Магидова И.М. Цит. произв., Яковлева Е.В. Цит. произв.; Де-
чева С.В. Цит. произв.; English Syllabification as Part of the Learner-
oriented Speechology. M., 1994.
9. Приводим ниже статью об Алистере Куке из Британской Энцик-
лопедии (Encyclopaedia Britannica): Cooke (Alfred) Alistair (20 Nov.
1908, Manchester) Britsh-born U.S.journalist and commentator best
known for his lively and insightful interpretations of American history
and culture. The son of a Wesleyan Methodist lay preacher, C. pursued
literary and theatrical interests at Jesus College, Univ. Of Cambridge,
and graduated summa cum laude in 1930. Two years later he won a
Commonwealth Fund fellowship to study theatre in the United States,
first at Yale University (1932–33), then at Harvard (1933–34). Cooke's
cross-country travels during the summers of these years had a profound
influence on his subsequent professional life. Following a brief period
as a scriptwriter in Hollywood, he returned to England to become a film
critic for the British Broadcasting Corporation (BBC) and later served as
London correspondent for the Natonal Broadcasting Company (NBC)
of the United States. In 1937 he returned to the United States, took up
permanent residence in New York City, and became a U.S. citizen in 1941.
From the late 1930s, Cooke reported and commented on American affairs
for BBC radio and several major British newspapers. His weekly fifteen-
minute radio programme, Letter from America, commenced in 1946 and
ran for some three decades.The texts of these broadcasts were collected in
One Man's America (1952) and Talk About America (1968). From 1956 to
1961 he hosted & narrated the weekly television “magazine” Omnibus,
which won numerous broadcasting awards. Cooke's interpretation of the
American experience culminated in the early 1970s in his BBC-produced
television series America (1972–73). In 13 installments, filmed on location

235
throughout the United States, Cooke surveyed some 500 years of American
history in an eclectic and personal but highly coherent narrative. Alistair
Cooke's America, the books based on the award-winning programme,
was a best-seller in the United States. In the 1970s and `80s, as host of
Masterpiece Theatre, Cooke served as an interpreter of British culture
through the presentation of the BBC dramatic television programming to
U.S. audiences.
10. Подробнее о просодии двойных кавычек см.Баранова Л.Л. Онто-
логия английской письменной речи. М., Диалог-МГУ, 1998, с.с.141-
150.
11. Подробнее об использовании одиночных кавычек в случае лекси-
кализации синтагматических последовательностей см. Баранова
Л.Л. Цит. произв.,с.с.150–155.
12. Согласно принятой в цит. диссертации И.М.Магидовой системе
обозначений, знак ☐ указывает на дактилическую ритмическую
единицу (-v v), а знак • – на трохеическую, или хореическую пос-
ледовательность (-v).

Глава 5. ОРФОГРАФИЧЕСКАЯ ОБЩНОСТЬ


ДВУХ ОСНОВНЫХ ДИАТОПИЧЕСКИХ
ВАРИАНТОВ АНГЛИЙСКОГО ЯЗЫКА

§ 1. К вопросу об орфографической реформе в американском


варианте английского языка
В Главе 1 (§3) I Части данной монографии уже затрагивал-
ся вопрос о реформах английской орфографии. В Главе 3 той
же Части подробно рассматривалась роль многочисленных фи-
лологов, которые в течение нескольких веков пытались упоря-
дочить и нормализовать английскую орфографию. В Приложе-
нии 1 приводится обширный фактический материал, относя-
щийся к реформам орфографии. Однако во всех этих разделах
работы речь идет прежде всего о положении дел в Великобри-
тании.
Какова же ситуация в американском варианте английско-
го языка?
В Америке проекты орфографических реформ стали появ-
ляться в конце XVIII века. Как уже отмечалось в Главе 2 данной

236
Части монографии, этот период в истории США характеризу-
ется стремлением всячески отмежеваться от метрополии, стать
не только независимой державой, но и обрести самостоятель-
ность в науке, культуре, языке. Так, Бенджамин Франклин вы-
ступил с предложением упростить орфографию и кодифици-
ровать новые написания в словаре (1). Ноа Уэбстер поддержал
это предложение и обосновал преимущества такой рефор-
мы (2). Во-первых, это облегчит изучение английского языка,
особенно для подрастающего поколения иностранных иммиг-
рантов. Во-вторых – поможет установить единство произно-
шения. Ведь до того времени различная национальная прина-
длежность населения Америки в конце XVIII в. и отсутствие
языкового стандарта нередко приводили к тому, что каждый
штат (а иногда и город) имели свои особенности произноше-
ния, что находило отражение и в орфографии. В-третьих, та-
кой шаг был призван создать определенные предпосылки для
развития книгопечатания, еще неразвитого в Америке. В-чет-
вертых, через некоторый период времени такое реформирова-
ние приведет к созданию более унифицированного общенаци-
онального языка и к укреплению национального единства. И
наконец, даст экономию бумаги из расчета одной страницы на
каждые восемнадцать.
В своем труде “Dissertations on the English Language” Уэб-
стер излагает основные направления орфографический ре-
формы в Америке:
1. Следует исключить все «лишние» и непроизносимые
буквы:

head --- hed

built --- bilt

give --- giv

friend --- frend

bread --- bred

237
2. Необходимо заменить ряд буквенных сочетаний буква-
ми и сочетаниями, более четко отражающими природу данно-
го звука:

mean --- meen

grieve --- greeve

key --- kee

laugh --- laf

plough --- plow

В словах, заимствованных из древнегреческого, вмес-


то диграфа <ch> следует писать <k> (karacter, arkitecture). Во
французских заимствованиях вместо <ch> употребляется <sh>
(masheen, shevalier).
3.Обязательно использование диакритических знаков
вместо введения новых букв (например, для различения меж-
зубных щелевых фрикативных [ð ] и [±].
Окончательную,более полную редакцию своего проекта
орфогра-фии Ноа Уэбстер приводит в своем знаменитом сло-
варе “An American Dictionary of the English Language”, но из 12
пунктов проекта орфографии до настоящего времени сохра-
нились только три: 1)триграф <our> был заменен <or> в таких
словах, как “favor”, “honor”; 2)диграф <re> стал писаться как
<er> в “center”, “theater” и 3)упрощались двойные согласные в
таких словах как “traveler”, “wagon”. Интересно отметить, тем
не менее, что в широко известных во всем мире современных
американских словарях издательства «Мерриам» в большинс-
тве случаев приводятся вариантные написания, например:
traveler (traveller), theater(theatre).
К концу XIX века движение за реформу орфографии в
Америке приняло еще больший размах. Его поддерживали и
в моральном, и в финансовом плане такие известные люди,
как Марк Твен и Эндрю Карнеги. Президент Теодор Рузвельт

238
в 1906 году пытался провести через Конгресс и утвердить за-
кон об использовании нового написания трехсот слов, предло-
женного американским Обществом упрощенной орфографии
(“Simplified Spelling Society”).
Однако Конгресс США был категорически против этого
закона. Под давлением многочисленных оппонентов наибо-
лее радикальные пункты реформы были изъяты, и в настоящее
время можно говорить лишь об очень немногочисленных ва-
риантных написаниях, которые сохранились в американском
английском.
Несмотря на все попытки ее реформирования, английская
орфография продолжает оставаться той объединяющей силой,
которая не дает диатопическим вариантам этого языка раз-
виться в отдельные, непонятные друг для друга языки.
Существует множество самых разнообразных примеров,
иллюстрирующих ту ситуацию, которая могла бы сложиться,
будь принят один из проектов реформы английской орфогра-
фии. Завершая данный параграф, нам хотелось бы привести
один из самых недавних таких примеров, который был опуб-
ликован в журнале Европейской Ассоциации по изучению ан-
глийского языка (ESSE), осенью 1995 года (3):

An Owed to the Spelling Checkker


(by Jerry Zar)

I have a spelling checker


It came with my PC
It plane lee marks four my revue
Miss steaks aye can knot sea.
Eye ran this poem threw it,
Your sure reel glad two no.
Its vary polished in it's weigh
My checker tolled me sew.
A checker is a bless sing,
It freeze yew lodes of thyme.
It helps me right awl stiles two reed,
And aids me when aye rime.

239
Each frays come posed up on my screen
Eye trussed too bee a joule
The checker pours o'er every word
To cheque sum spelling rule.
Be fore a veiling checkers
Hour spelling mite decline,
And if were lacks or have a laps,
We wood be maid to wine.
Butt now bee cause my spelling
Is checked with such grate flare,
Their are know faults with in my cite,
Of non eye am a wear.
Now spelling does knot phase me,
It does not bring a tier.
My pay purrs awl due glad den
With wrapped words fare as hear.
To rite with care is quite a feet
Of witch won should be proud.
And wee mussed dew the best wee can,
Sew flaws are knot aloud.
Sow ewe can sea why aye dew prays
Such soft ware four pea seas.
And why I breake in two averse
By righting want too pleas.

Попробуем записать это стихотворение с помощью тради-


ционной английской орфографии:

An Ode to the Spelling Checker


(by Jerry Zar)

I have a spelling checker


It came with my PC.
It plainly marks for my review
Mistakes I cannot see.
I ran this poem through it,
You're sure real glad to know.

240
It's very polished in its way -
My checker told me so.
A checker is a blessing,
It frees you loads of time.
It helps me right all styles to read,
And aids me when I rhyme.
Each phrase composed upon my screen
I trust to be a jewel,
The checker pores o'er every word
To check some spelling rule.
Before availing checkers
Our spelling might decline,
And if we're lax or have a lapse,
We would be made to whine.
But now because my spelling
Is checked with such great flair,
There are no faults within my sight,
Of none I am aware.
Now spelling does not face me,
It does not bring a tear.
My papers all do gladden
With rapt words fair as here.
To write with care is quite a feat
Of which one should be proud,
And we must do the best we can,
So flaws are not allowed.
So you can see why I do praise
Such software for PCs.
And why I break into a verse –
By writing want to please.

Несомненно, что при обращении к традиционной орфог-


рафии стихотворение во многом теряет присущий ему комизм.
Однако последовательное сопоставление двух вариантов сти-
хотворения показывает, к каким плачевным результатам может
привести стремление лишить английскую орфографию ее ко-
довых признаков и свойств, т.е. максимально искусственно уп-

241
ростив ее, приблизиться к произношению той или иной эпохи,
того или иного периода в развитии английского языка. Имен-
но из-за опасности нарушения кодового характера английской
орфографии, являющейся, как уже неоднократно говорилось в
данной работе, общим кодом для многочисленных вариантов
английского языка, не может произойти никаких принципи-
ально ощутимых пересмотров действующей орфографии.
*
ПРИМЕЧАНИЯ
1. См. McNight, G.H. The Evolution of the English Language from Chaucer
to the XXth Century. New York, 1968, р.р. 560-561.
2. См. Демьяченок В.Н. Из истории орфографической реформы в
Америке. Л., 1976.
3. См. The European English Messenger. Vol. IV, Issue 2, Autumn 1995,
р.67.

§ 2. Особенности пунктуации в американском варианте


английского языка
В не раз уже упоминавшейся нами книге Эрика Партрид-
жа “You Have a Point There”, посвященной английской пункту-
ации, есть глава, написанная американским филологом Джо-
ном Кларком и посвященная рассмотрению особенностей
пунктуации в американском варианте английского языка (1).
По мнению Кларка, американская пунктуация гораздо строже
следует правилам, чем британская. Именно ее большая услов-
ность и строгость и являются ее отличительными чертами.
По мнению Джона Кларка, можно выделить следующие
пять особенностей американской пунктуации:
1) предпочтение (особенно среди образованных людей)
разделять знаками препинания простые предложения, входя-
щие в составсложносочиненного предложения, например:

John left, but Mary stayed.

John left, and he left early.

242
2) преобладающая тенденция ставить запятую перед со-
юзом “and” в перечислении – England, France, and Germany
(вместо England, France and Germany).
3) предпочтение ставить запятые и точки перед кавычка-
ми, а не после них.
4) при цитировании внутри цитирования сначала ставить
двойные кавычки, а потом одиночные:
“He said 'yes', not 'no'.”
(вместо 'He said “yes'', not “no''.)

5) тенденция практически не использовать точку с запятой


и двоеточие для выделения парентетических внесений.
Что касается последнего, пятого пункта, то нам хотелось
бы отметить, что и в британском варианте использование точ-
ки с запятой и двоеточия для выделения парентез можно встре-
тить, пожалуй, только в романах Лоуренса Стерна и Чарльза
Диккенса, например:

“Such was the account; rapidly furnished in whispers, and


interrupted, brief as it was, by many false alarms of Mr. Pecksniff's
return; which Martin received of his godfather's decline.”
(Charles Dickens. Martin Chuzzlewit).

Из перечня, приведенного Джоном Кларком, видно, что


различия между американским и британским вариантами и в
области пунктуации незначительны, не затрагивают осново-
полагающего принципа английской пунктуации – семантико-
стилистического.
К такому же выводу приходит в своем исследовании
С.С.Романова, которая детально изучила ритмическую орга-
низацию интеллективных текстов в британском и американс-
ком вариантах английского языка (2).
Фактический материал, исследованный С.С.Романовой,
показал, что в британском варианте все знаки препинания ис-
пользуются чаще, чем в варианте американском. Особенно это
касается двоеточия, в меньшей степени – точки с запятой, и

243
в еще меньшей степени – тире. Запятая, этот наиболее час-
то употребляемый знак препинания, также реже встречается в
американском варианте.
До сих пор речь шла, в основном, о вертикальной сегмен-
тации речи в обоих вариантах. Подробное изучение горизон-
тальной стратификации в британском и американском анг-
лийском было проведено Е.В.Красиловой, причем материалом
для исследования послужили не только интеллективные текс-
ты (как устные, так и письменные), но и тексты, принадлежа-
щие к регистру художественной литературы (3).
При обращении к интеллективной речи было замечено,
что британские филологи гораздо чаще употребляют одиноч-
ные кавычки и сдвоенные тире, причем для разграничения
разного рода парентез используется весь «арсенал» имеющих-
ся в их распоряжении знаков препинания – сдвоенных запя-
тых, скобок и сдвоенных тире. Американские же ученые прак-
тически не употребляют одиночных кавычек и предпочитают
ограничиваться лишь сдвоенными запятыми для обозначе-
ния парентез. Для того, чтобы проиллюстрировать это поло-
жение, приведем два отрывка из книг американского филолога
К.Л.Пайка и Дж.Браун, известной британской ученой.

Дж.Браун “Listening to Spoken English”(4).


“If we listen carefully to the soundtrack of British films made in the
fifties, and even in the early sixties, we find out that most speakers are
fast
speaking in a very precise, clipped fashion. But there has always been
a tendency for the English to 'swallow their words' and 'mumble'- |a
slow slow
tendency which has been bitterly commented on by many foreigners
slow slow
over the years¦ – and this co-existed with the 'clipped', 'precise' fashion.
slow
This rather 'throwaway' style of articulation is very fashionable now.”
slow

Как видно из приведенного отрывка (хотя он и достаточ-


но краток), Дж.Браун использует довольно много знаков пре-
пинания горизонтальной стратификации. Здесь и одиноч-

244
ные кавычки, и сдвоенные запятые, и сдвоенные тире. В дан-
ном случае интересно употребление одиночных кавычек. Если
одиночные кавычки в случае 'swallow their words', 'mumble' и
'throwaway' – это, несомненно, случаи, которые мы в IV Части
данной монографии отнесли к разряду “comme qui dirait'', или
“as someone would say'', то слова 'clipped' и 'precise' в предпослед-
нем предложении – это термины, созданные самой Дж.Браун
для того, чтобы охарактеризовать определенную манеру речи.
Интересно отметить, что в этом же отрывке слова “precise” и
“clipped” используются и не как термины (во втором предло-
жении), и в этом случае кавычки отсутствуют.

К.Л.Пайк “The Intonation of American English”(5).


“Tune One consisted of stressed syllables on a descending scale, with
pitch falling to low, on or after the last stressed syllable. Unstressed
fast
syllables possessed various options: initially, they might be rising, mid,
or low; finally, low; medially, falling, or level with a neighboring stressed
syllable. The tune was said to be used in ordinary, definite, decided
statements; or in commands and exclamations; or in questions such as
those with interrogative pronouns which do not require an answer of
¦yes¦ or ¦no¦.
――Rslow

В данном отрывке из книги знаменитого американского


филолога К.Л.Пайка можно отметить только два случая упо-
требления знаков препинания горизонтальной стратифика-
ции: сдвоенные запятые (with pitch falling to low) и курсив (yes or
no). Думается, что с точки зрения содержания-намерения всего
первого предложения, уместнее было бы использования сдво-
енных тире, так как информация, содержащаяся в сдвоенных
запятых (with pitch falling to low) чрезвычайно важна для пони-
мания того интонационного контура, о котором идет речь.
Как уже говорилось выше, Е.В.Красилова в своем иссле-
довании не остановилась на интеллективном регистре англий-
ской речи, а попыталась рассмотреть вопросы горизонтальной
стратификации в британском и американском вариантах и на
материале художественной литературы, причем особое внима-

245
ние было уделено использованию двойных и одиночных кавы-
чек. Кроме того, была сделана попытка рассмотреть использо-
вание знаков препинания горизонтальной стратификации в
обоих вариантах в динамике, в развитии, сравнив произведе-
ния XIX века и XX века.
Проведенное исследование позволило Е.В.Красиловой
прийти к следующим выводам:
1. Если рассматривать произведения британской и амери-
канской литературы XIX века, то двойные кавычки использу-
ются в них или для передачи прямой речи персонажей, или для
цитирования. Причем характер цитирования в произведениях
британских авторов заметно отличается от американского ва-
рианта. Если британские авторы приводят, в основном, цитаты
из классической античной литературы, то американские авто-
ры стараются цитировать британских поэтов и писателей, на-
пример:

1) W.M.Thackeray. The Book of Snobs.


“Snobbishness is like Death in quotation from Horace, which
I hope you have never heard, “beating with equal foot at poormen's
doors, and kicking at the gates of Emperors.”
2) W.Irving. Rip Van Winkle.
“...yet his errors and follies are remembered “more in sorrow
than in anger”, and it begins to be suspected that he never intended
to offend.”

В последнем примере выделенные двойными кавычка-


ми слова принадлежат Горацио из трагедии В.Шекспира «Гам-
лет».
Такая тенденция отражает не только приверженность бри-
танских авторов классической традиции, но и позволяет гово-
рить о тесных связях между британской и американской лите-
ратурами того времени.
2. Следует также отметить, что одиночные кавычки гораз-
до шире используются британскими авторами, причем этот
знак препинания играет особенно важную роль в произведе-
ниях В.Теккерея, усиливая их сатирическую направленность:

246
– “The increase, encouragement and maintenance of Snobs are
among the ‘priceless services’ which we owe to the nobility.”
――Rslow

(W.M.Thackeray. The Book of Snobs.)

В этом случае явление энантиосемии осталось бы за пре-


делами понимания читателя, не будь здесь одиночных кавы-
чек. Ведь, как показало специальное исследование, энанти-
осемия реализуется, как правило, за счет противоречия меж-
ду содержанием лексики и содержанием просодии (6). Слово
“priceless” обладает ярко выраженной эмоционально-окра-
шенной положительной коннотацией. Однако в нашей внут-
ренней речи (благодаря использованию одиночных кавычек)
оно произноситься не только с замедленным темпом и пони-
женной громкостью, но и с ровным тоном, и такое противоре-
чивое просодическое оформление помогает читателю понять,
что здесь положительная коннотация слова сменяется отрица-
тельной. Иначе говоря, имеет место случай «минусовой» энан-
тиосемии.
3. При обращении к произведениям современных авторов
можно отметить, что не существует радикального различия в
употреблении знаков препинания горизонтальной стратифи-
кации в британском и американском вариантах.
Можно заключить, что есть все основания для того, что-
бы рассматривать материал, относящийся к современному со-
стоянию британского и американского вариантов английско-
го языка как однородный с точки зрения орфографии и пунк-
туации, как англоязычную интеллективную и художественную
прозу. Наиболее часто употребляемые варианты планов вы-
ражения и содержания как знаков препинания вертикальной
сегментации (запятая, двоеточие, точка с запятой, тире), так
и знаков препинания горизонтальной стратификации (сдвоен-
ные запятые, сдвоенные тире, скобки, двойные и одиночные
кавычки) в американском варианте в преобладающем боль-
шинстве случаев совпадают с теми, которые используются в
британском варианте. Таким образом, можно с большой долей
уверенности утверждать, что существует общеанглийская ор-

247
фографическая и пунктуационная традиция, орфографичес-
кая общность двух основных диатопических вариантов. Этой
традиции придерживаются практически все авторы, несмотря
на некоторые расхождения между ними.
Полученные выводы чрезвычайно важны для практики
преподавания английского языка специалистам-филологам,
поскольку они говорят о том, что все наблюдения (особенно в
области пунктуации), сделанные на материале британского ва-
рианта английского языка, с таким же основанием могут быть
отнесены и к американскому варианту. А это, в свою очередь,
позволяет сократить время и усилия, затрачиваемые студен-
тами на овладение основами английской орфографии и пун-
ктуации, знание которых является необходимым условием для
адекватного восприятия письменной речи и передачи инфор-
мации на английском языке.
*
ПРИМЕЧАНИЯ
1. См. Clark J.W. A Chapter on American Practice. In: Partridge E. You
Have a Point There. London, 1979.
2. См. Романова С.С. Ритмическая организация текста как средство
разграничения британского и американского вариантов английс-
кого языка в стиле научного изложения. Дисс. ... канд.филол.наук.
М., 1985.
3. См. Красилова Е.В. Horizontal Stratification in British and American
English. Дипломная работа выполнена на кафедре английского язы-
кознания филологического факультета МГУ им. М.В.Ломоносова.
М., 1994.
4. См. Brown G. Listening to Spoken English. M., 1984.
5. См. Pike K.L. Intonation of American English. The University of
Michigan Press, 1965.
6. См. Давыдов М.В. Звуковые парадоксы английского языка и их
функциональная специфика. М., 1984, с.19.
ЗАКЛЮЧЕНИЕ
В заключение хотелось бы еще раз выделить те основные
моменты, на которых необходимо было остановиться для то-
го, чтобы выяснить, какова онтология английской письменной
речи на современном этапе развития английского языка.
Прежде всего, говоря об онтологии английской письмен-
ной речи, как о более конкретном вопросе, нельзя было не
коснуться более общих вопросов, в частности, самых основ-
ных предпосылок возникновения письма. Иными словами,
следовало ответить на вопрос: почему на определенном эта-
пе развития языка человечество уже не может ограничиться
лишь межличностными навыками общения (так называемы-
ми “interpersonal communicative skills”), а ищет способы пере-
давать приобретенные знания и опыт на расстоянии, от поко-
ления к поколению, и т.д.
Естественно, что здесь задача исследования не заключа-
лась в том, чтобы высказать какие-то новые идеи. Существу-
ет обширная литература по истории вопроса, и нам предста-
вилась возможность компактно и кратко изложить основные
моменты в истории письма – от первоначального возникнове-
ния письменного речевого знака до современной ЭВМ. Вся эта
фантастическая по своей протяженности история представля-
ется в монографии в виде единого процесса, который не мог
быть прерван никем, хотя (как было конкретно показано на ма-
териале английской письменной речи) такие попытки и были.
Переходя к английской письменной речи, к рассмотре-
нию конкретных вопросов ее бытия, следует отметить тот важ-
ный факт, что осмысление этого сложнейшего предмета начи-
нается только когда мы понимаем, почему в древнеанглийский
период письмо было одно, почему в среднеанглийский период
оно приобрело совершенно исключительное значение, выдви-
нулось на передний план; как впоследствии вся нация стреми-
лась к Просвещению, но тем не менее огромные пласты насе-
ления оказывались вообще неграмотными. И, наконец, нельзя
было не подчеркнуть, что на рубеже XIX и XX веков произошла
удивительная революция не только в самой форме используе-
249
мых знаков, в их системе, но и в самом подходе, отношении к
тому месту, которое система письменных знаков должна зани-
мать в человеческом общении. Здесь, конечно, подразумевает-
ся деятельность Международной Фонетической Ассоциации.
Для данного исследования центральная, II Часть рабо-
ты особенно важна, потому что в ней сделана попытка пока-
зать, как на смену сравнительно-исторической филологии,
занимавшейся по преимуществу мертвыми языками, языка-
ми-предками, считавшей только письменную форму языка до-
стойной научного знания, пришло совершенно новое знание,
основанное целиком на устной речи, на разнообразных вари-
антах транскрипций.
В этой части монографии на конкретном, живом матери-
але мы попытались сопоставить письменную и устную формы
речи и пришли к выводу, что осмыслить, осознать и понять он-
тологию (науку о бытии) нашего предмета невозможно, не об-
ращаясь постоянно к устной речи, не учитывая неразрывного
единства этих двух аспектов английской речи.
Так, детальное рассмотрение устной английской речи поз-
волило установить, что хотя она и существует в виде самых раз-
нообразных вариантов, но именно письменная английская
речь служит своеобразным общим кодом для всех людей, поль-
зующихся английским языком как средством международного
общения.
Как видно из всего изложенного, название монографии
«Онтология английской письменной речи» оказывается впол-
не оправданным, потому что вопрос о бытии письменной ре-
чи – это прежде всего вопрос большой науки. Но вместе с тем
он настолько врос в практику преподавания языка, в общение
людей во всех сферах человеческой деятельности, что частью
данного исследования, требующей особо пристального внима-
ния, было установление равновесия между собственно онтоло-
гией письменной речи как научным предметом, «теоретичес-
ким знанием» и всей действительностью общения при помощи
естественного человеческого языка.
Именно поэтому II, III, IV и V части данного исследова-
ния имеют прямой выход в практику преподавания английс-

250
кого языка, и подходы, в них изложенные, уже в течение не-
скольких лет успешно используются при обучении студентов
кафедры английского языкознания филологического факуль-
тета МГУ им. М.В.Ломоносова.
Как было показано в данной работе, вряд ли можно най-
ти простое единство устной и письменной речи в реальности
человеческого общения, так как взаимовлияние и взаимосвязь
этих двух аспектов речи очень сложны и, порой, противоречи-
вы. И тем неменее, чем дальше мы углублялись в изучение это-
го предмета, тем более отчетливо видели, что нельзя не учиты-
вать их единства. Здесь не следует забывать, что единство это –
диалектическое, противоречивое. И на современном этапе
развития языка невозможно отделить письменную речь от уст-
ной, потому что она – детище речи устной. Вместе с тем, в на-
стоящее время становятся очевидными проявления не только
единства, но и борьбы этих двух форм, постоянно присутству-
ющих в нашем сознании.
Приложение I
О НЕКОТОРЫХ НАИБОЛЕЕ ИЗВЕСТНЫХ
ПРОЕКТАХ РЕФОРМЫ АНГЛИЙСКОЙ
ОРФОГРАФИИ
Как уже говорилось в I Части данной работы, все увеличи-
вающийся со временем разрыв между произношением и напи-
санием в английском языке вызывал к жизни уже с 1-ой поло-
вины XIII века все новые и новые проекты реформы английс-
кой орфографии.
Большинство исследователей, занимающихся вопросами
английской орфографии, едины во мнении, что первым «ре-
форматором» английского написания (вряд ли можно говорить
о сложившейся орфографии в XIII в.) был монах-августинец
Орм (или Ормин), который в своей поэме «Ормулюм» попы-
тался последовательно использовать удвоение согласных для
обозначения краткости предшествующего гласного.
В I Части монографии мы упомянули о составителях мно-
гочисленных грамматик XVI–XVII в.в., которые в своих трудах
почти всегда стремились представить тот или иной проект ре-
формирования английской орфографии, исходя из приближе-
ния ее к звучащей речи.
Следует отметить, что если мы говорим о реформах анг-
лийской орфографии в самом общем плане, то все они как бы
подразделяются на два больших класса: 1) те проекты, которые
основаны на отражении фонетических закономерностей анг-
лийского языка в ту или иную эпоху его развития и опираю-
щиеся на латинский алфавит и 2) проекты, которые также на-
целены на приближение написания к звучанию, но в которых
предусмотрен переход к совершенно иной системе письма, не
основанной на латинице.
Из второй группы проектов реформ наиболее интересен
тот, который субсидировал знаменитый английский драматург
Бернард Шоу. По его собственным словам, он, будучи про-
фессиональным писателем, постоянно сталкивался с нераци-
ональным и непоследовательным использованием «немых» и

252
«ненужных» букв в английских словах. Больше всего его раз-
дражала та пустая трата времени, которая требуется для их на-
писания, и напрасный расход бумаги и чернил.
Тем не менее, Шоу был противником реформирования ор-
фографии с использованием латинского алфавита, так как, по
его мнению,такое «фонетическое» написание слов производит
на образованных людей впечатление неграмотности, и, кроме
того, «упрощенная орфография», или “simplified spelling”, мо-
жет иметь нежелательные (а порой и неприличные) ассоциа-
ции. Кампания за новую орфографию для английского языка,
возглавляемая Б.Шоу, продолжалась до его смерти в 1950 году.
После смерти драматурга выяснилось, что он оставил до-
статочно крупную по тем временам сумму денег (500 фунтов),
которая предназначалась автору проекта новой орфографии.
Вместо 26 букв традиционной орфографии, новый алфавит, по
указанию Шоу, должен был состоять из не менее 40 букв, для то-
го, чтобы один звук не обозначался несколькими буквами. Ис-
пользование диакритических знаков было также запрещено:
“I impose on my executor and trustee the duty of seeking and
publishing an alphabet of at least forty letters, more efficient than the
existing one of twenty-six letters, so as to enable the said language
(English) to be written without indicating single sounds by groups of
letters or by diacritical marks.”
В конце 50-х годов состоялся конкурс проектов новой ор-
фографии (Proposed British Alphabet). Одним из условий кон-
курса было требование записать при помощи нового алфа-
вита пьесу Б.Шоу «Андрокл и Лев». Победителями стали г-н
К.Рид и г-жа Баррет. Интересно отметить, что г-жа Баррет дол-
го переписывалась с профессором О.С.Ахмановой, бывшей в
то время заведующей кафедрой английского языка филологи-
ческого факультета МГУ, и даже опубликовала статью о своем
проекте новой орфографии в «Вопросах языкознания» (№ 2,
1961 г.). Она писала:
«Автор этих строк убежден, что новый английский алфа-
вит может быть приспособлен к языку почти любой страны пу-

253
тем прибавления или замены соответствующих звуков-симво-
лов с тем, чтобы алфавит отражал фонетическую специфику
языка той или иной страны.
Впереди еще много работы, однако я верю, что придет
время,когда при помощи гибкой, простой и действительно
практической мировой системы алфавита можно будет упрос-
тить и ускорить изучение иностранных языков и общение лю-
дей между собой. Без общения не может быть взаимного пони-
мания, а взаимное понимание, в свою очередь, являются зало-
гом создания мира на земле» (с.150).
Однако, несмотря на благородство целей, которые стави-
ла перед собой создательница нового алфавита, конкретного
применения он до сих пор не получил, и нет никаких основа-
ний полагать, что когда-либо получит. Ведь, как мы уже неод-
нократно отмечали в данной работе, принятая тем или иным
обществом орфография отражает все многообразие истори-
ческих, филологических и грамматических фактов, которые
без нее просто перестали бы существовать.
Кроме того, нельзя забывать и о таком важном факторе,
как привычность данной графической субстанции для того или
иного языка. Иными словами, необходимо учитывать особен-
ности используемых знаков или символов. Вряд ли можно го-
ворить о легком восприятии текста и быстром обучении пись-
му и чтению (не только англичан, но и иностранцев) при ис-
пользовании алфавита, предложенного г-жой Баррет:

254
В традиционной орфографии этот текст выглядит так:

This point will be appreciated when this footnote is studied as an


example of the great divergence from the normal appearance which
this IPA alphabet introduces.

Из большого числа проектов орфографии, принадлежа-


щих к первой группе, т.е. основанных на латинском алфавите,
нам бы хотелось выделить наиболее значительные.
Во-первых, нельзя обойти вниманием деятельность Сэра
Айзека Питмана (внука другого знаменитого Айзека Питмана,
который изобрел систему скорописи для английского языка),
добивавшегося широкого применения своего фонетического
алфавита (InitialTeaching Alphabet) при обучении детей письму
и чтению:

Ie hav just cum from a scωl whær the nue reedi² iz taut. Ie met
thær a littl girl ov siks. That littl girl ov siks has just red tω mee very
buetifωlly Wurdzwurth's Daffodilz.
(I have just come from a school where the new reading is taught.
I met there a little girl of six. That little girl of six has just read to me
very beautifully Wordsworth's “Daffodils”).

Следующий проект был предложен д-ром Монт Фолли-


ком, учителем и политиком, членом Палаты общин британско-
го Парламента, которого очень заботили трудности английской
орфографии и чрезвычайно низкий уровень образования сво-
их сограждан. Он опубликовал книгу, которую озаглавил так:
“The Case for SpellingReform. To the schoolchildren of Britain –
a consistent alphabet. To the nations of the world – an international
language”. В 1949 году Монт Фоллик пытался придать силу за-
кона своему проекту новой, «более рациональной» системы
написания английских слов, которая выглядела следующим
образом:

Dhis point wil bie aprieshieited huen dhis fuutnout is studid az


an egzampl ov dhu greit daivurjens from dhe normal apierans huitsh

255
dhis IPA alfabet introdiusez.(This point will be appreciated when
this footnote is studied as an example of the great divergence from
the normal appearance which this IPA alphabet introduces).

Однако британский Парламент не утвердил билль, пред-


ложенный Монт Фолликом.
Говоря о проектах реформы английской орфографии,
нельзя не упомянуть о деятельности Общества за упрощен-
ную орфографию (Simplified Spelling Society), которое было
создано в 1908 году, имеет филиалы в Британии и США и
продолжает свою деятельность по сей день. Представление
об одном из проектов Общества можно получить из следую-
щего текста:

Objekshonz to a Chaenj in dhe Prezent Speling.


We instinktivly shrink from eny chaenj in whot iz familyar; and
whot kan be mor familyar dhan dhe form ov wurdz dhat we hav seen
and riten mor tiemz dhan we kan posibly estimaet?
(Objections to a Change in the Present Spelling.
We instinctively shrink from any change in what is familiar; and
what can be more familiar than the form of words that we have seen
and written more times than we can possibly estimate?).

Как видно из приведенных примеров проектов английс-


кой орфографии, их создатели прежде всего стремятся к тому,
чтобы заменить существующую орфографию системой знаков,
полностью основанной на произношении звуков или звукосо-
четаний, характерных для того или иного периода времени. Ре-
форматоры к сожалению упускают из виду то обстоятельство,
что пока создается новая орфография, как язык в целом, так и,
в частности, его произношение продолжают изменяться. В ре-
зультате никаких коренных пересмотров действующей орфог-
рафии не происходит.
Следующий проект реформы английской орфогра-
фии принципиально отличается от перечисленных выше. Он
был предложен профессором Стокгольмского университета
А.Уийком. (A.Wijk). А.Уийк считал, что следует заменить на-

256
писание только тех слов, которые являются исключениями из
Правил чтения. Проведя специальное исследование, он уста-
новил, что при этом около 90% английских слов сохранят свое
написание. Вот, например, как выглядит начало знаменитого
монолога Гамлета, записанного при помощи системы Уийка:

Hamlet. Act III, Scene 1.


To be, or not to be: that iz the question:
Whedher 'tiz nobler in the minde to suffer
The slings and arroes ov outrageous fortune,
Or to take arms against a sea ov trubbles,
And by oppozing end them? To die, to sleep;
No more; and by a sleep to say we end
The hart-ake and the thouzand natural shocks
That flesh iz eir to, 'tiz a consummation
Devoutly to be wisht.

Приведенный пример свидетельствует о том, что систе-


ма профессора Уийка – эта своеобразный компромисс между
проектом реформы, основанном на фонетическом принципе,
и уже существующей орфографией.
Однако, как мы уже отмечали в §2 4-ой главы Части II на-
стоящей работы, только профессору А.И.Смирницкому дейс-
твительно удалось не только преодолеть искусственно со-
здаваемый разрыв между устной и письменной английской
речью, но и наметить то направление, в котором может раз-
виваться оптимизация английской орфографии. Ведь «Пра-
вила чтения английских букв и буквенных сочетаний», пред-
ложенные А.И.Смирницким – это идеальный новый проект
«реформы» английской орфографии, т.к. с их помощью лю-
ди могут научиться читать и писать по-английски, не обраща-
ясь к словарю каждый раз, когда им встречается слово, произ-
ношение которого вызывает затруднения. Единственное, что
для этого нужно – это ввести в английскую орфографию ука-
зание места ударения во всех словах, состоящих из более чем
одного слога.

257
Приложение II
ПРАВИЛА ЧТЕНИЯ
ПРОФ. А.И.СМИРНИЦКОГО
Приводим в несколько сокращенном виде Прави-
ла чтения английских букв и буквенных сочетаний (по при-
мечанию к «Русско-английскому словарю» под общ. рук.
А.И.Смирницкого /М., 1985 г./с.с.730–739).

“a” под ударением (главным и второстепенным).


a=[e¡] 1/ в конечном положении и перед гласной: a[e¡];
baÇoba¸b ['be¡ bæb].
2/ перед одной согласной (нe r,w,x) или одной согласной
(нe r,l,w,x)+l,r, если далее непосредственно следует –
– “е” немое (см. ниже): make [me¡k];
– “a,e,o,u,y” конечного слога, не имеющего немого “е”
после согласной: faÇtal ['fe¡t°l], paper ['pe¡p ],
la¤bour ['le¡b ], a¸ppara¤tus [´æp 're¡t s]
(но pa¤lace ['pæl¡s], т.к. после “с” есть немое “е”);
– “е,i”+ гласная: ra¤dia¸te ['re¡d¡e¡t], station ['ste¡ʃ °n]
– окончание -able(s), -ing(s), -is или -ive(s): ca¤pable
['ke¡p bl], ma¤king ['me¡k¡²], ba¤sis ['be¡s¡s], na¤tive ['ne¡t¡v]
a=[® ] перед одним “r” при тех же условиях, при которых
перед другими согласными a=[e¡]: care [k® ], pa¤rents
['p® r nts].
a=[a:] 1/ перед конечным “-r”, перед “r” + другая согласная,
а также перед конечными -rr(s), -rrh(s) и перед
rr + окончание -ed, -er(s), -est или -ing(s):
car [ka:], part [pa:t] (но ma¤rry ['mær¡]).
2/ перед конечным -h или h + согласная: bah [ba:]
Fahrenheit ['fa:r nha¡t]
3/ см.Примечание к Русско-английскому словарю под
общ. рук. А.И.Смирницкого, ниже.
a=[¢:] 1/ в сочетаниях qua, wa, wha при тех же условиях, при
которых вне этих сочетаний a=[a:] /см.выше/:
qua¤rter ['kw¢:t ], war [w¢:];

258
2/ перед ld, lk, lt, а также перед конечным -ll(s)
и перед ll+ окончание -ed,-er(s), -est или -ing(s):
bald [b¢:ld], fall [f¢:l], ca¤lling ['k¢:li² ];
a=[æ] перед согласными в прочих случаях (не указанных
выше; см. также Примечания ниже ) cat[kæt],
battle [bætl], ta¤cit ['tæs¡t].
a=[¢] в сочетаниях qua, wa, wha в тех же положениях,
в которых вне этих сочетаний a=[æ] (см. выше): qua¤lity
['kw¢l¡t¡], watch [w¢ʧ] – (oб aw см. ниже).

В безударном же положении картина значительно упроща-


ется –здесь обнаруживаются всего три возможных прочтения
буквы “а”:
а=[ ] в большинстве безударных слогов: fo¤rmula
['f¢:mjul  ], ago¤ [  'g u]; но обычно –
а=[¡] перед одной согласной + конечное e(s), напр. в
-ace(s), -age(s), -ate(s): pa¤lace ['pæl¡s],
la¤nguages ['læ²×w¡©¡z], paÇlate ['pæl¡t] /однако в
тех же словах возможно и [ ]: paÇlaces ['pæl s¡z]/.
a=[°] конечных -al(s), -am(s), -an(s) после согласной
/нe r, w / или после ci [ʃ], ti [ʃ]: fa¤tal
['fe¡t°l], maÇdam ['mæd°m], physi¤cian ['f¡z¡ʃ°n]
но -man(s)=[-m n(z)]: NoÇrman ['n¢:m n]; после
r, w обычно [ ]: o¤ral ['¢:r l].

Сочетания а+гласная или “w”.


ae=[i:] fo¤rmulae ['f¢:mjuli:] но –
ae=[¡ ] перед “r”: he¸ta¤era [he't¡ r ];
ai, ay=[e¡]: main [me¡n] но -
ai, ay=[® ] перед “r”: fair [ f®  ];
ai=[¡] в безударном конечном -ain(s); m¤untain ['maunt¡n];
au, aw=[¢:]: a¤uthor ['¢:±  ], auste¤re [ ¢:s't¡ ];
Примечание. Во многих словах a=[a:] перед -nce(-ncing),
sk, sp, а в ряде слов также перед ff, ft, ph, ss, tn: dance [da:ns],
grasp [gra:sp], staff [sta:f]. Но поскольку в таких словах, наряду с
[a:], значительное распространение имеет [æ](ocoбенно в Аме-
рике), указание на произношение [a:] в словаре не делается.

259
“е” под ударением (главным или второстепенным).
e=[i:] при тех же условиях, при которых a=[e¡] (см. выше)
he [hi:], neÇon [ni: n], theme [ ±i:m], me¤dial ['mi:d¡ l].
e=[¡ ] перед одним r при тех же условиях, при которых
перед другими согласными e=[i:]: here[h¡ ],
mate¤rial [m 't¡ r¡ l].
e=[ :] перед конечным -r, перед r+ другая согласная, а также
перед конечным -rr(s), -rrh(s) и перед -rr+
окончание -ed, er(s), -est или -ing(s): prefe¤r [pr¡'f :],
verb [v :b], refeÇrring [r¡'f :r¡²] (но merry['me¤r¡]).
e=[e] перед согласными в прочих случаях (не указанных
выше/: let [let], me¤mory ['mem r¡].

Без ударения (как главного, так и второстепенного).


e=[¡] в большинстве безударных слогов: prefe¤r [pr¡'f :],
respe¤ct [r¡'spekt], но –
e=[ ] 1/ перед r: feroÇcious [f 'rouʃ s].
2/ внутри слова (т. е. не в начальном положении)
перед l, m, n + согласная: co¸nstella¤tion [k¢nst 'le¡ʃ°n].
e=[°] в конечных -el(s), -em(s), -en(s) после согласной
(не r, w), после ci [ʃ ] и ti [ʃ ]: weÇasel ['wi:z°l].

Немое “е”.
“е” является немым:
1/ в конечном положении, если в слове есть еще
какая-либо гласная: make [me¡k].
2/ перед конечным -d при том же условии:
baked [be¡kt], но в -ded, -ted “e” читается:
added [ 'æd¡d]
3/ перед конечным -s при том же условии:
stones [ stounz], также перед 's: wife's [wa¡fs],
но в-ces,-ches, -ges, -jes, -ses, -shes, -xes, -zes,
а также в -ce's и т.п. “е” читается: fa¤ces['fe¡s¡z],
di¤shes ['d¡ʃ¡z] и т.п. (перед -ss “е” всегда читается:
go¤odness ['×udn¡s]).

260
Cочетания: “е” гласная или w.
ea, ee=[i:]: eat [i:t], но –
ea, ee=[¡ ] перед r: ear [¡ ], deer [d¡ ];
ei, ey=[e¡]: eight [e¡t], conve¤y [k n've¡];
eu, ew=[ju:]: ne¤uter ['nju:t ] new [nju:] но –
eu, ew=[ju ] перед r: ne¤ural ['nju r l];
eu, ew=[u:] после ch, j, l, r, rh, y: chew [tʃu:], screw [skru:]
eu, ew=[u ] между теми же согласными и r:
ple¤urisy ['plu r¡s¡]
ey=[¡] в безударном конце слова: do¤nkey(s) ['d¢²k¡(z)]

“i” под ударением (главным или второстепенным).


i=[a¡] 1/ в конечном положении и перед гласной: I [a¡], lie [la¡]
2/ перед одной согласной (не r и не х) или одной
согласной (не l, r, x)+l, r, если далее непосредственно
следует –
“е” немое (см. выше): life [ la¡f];
a, e, o, u, y конечного слога, не имеющего немого “е”
после согласной: fi¤nal ['fa¡n l], i¤vy ['a¡v¡]
(но tri¤bune ['tr¡bju:n], т.к. после n есть немое “е”),
окончание -able(s), -ing(s), -is или -ive(s):
advi¤sable [ d'va¡z bl], deci¤sive [d¡'sa¡s¡v];
3/ перед gh: high [ha¡];
4/ перед конечными -ld(s), -nd(s) и перед ld, nd +
окончание -ed, -er(s), est или -ing(s): mild [ma¡ld],
mi¤nded ['ma¡nd¡d];
i=[a¡ ] перед одним r при тех же условиях, при которых
перед другими согласными i=[a¡] /т.е. если
далее следует немое “е” и т.п./: fire [fa¡ ],
aspi¤ring [ s'pa¡ r¡²];
i=[ :] в тех же положениях, в которых e=[ :] (см. выше):
stir [st :], whirr [w :] (но mi¤rror ['m¡r ] и т.п., см.ниже),
i=[¡] перед согласными в прочих случаях: sit [s¡t], middle [m¡dl].

“i” без ударения (как главного, так и второстепенного).


i=[¡] в большинстве безударных слогов: divi¤de [d¡'va¡d] но –
i=[ ] перед r не в начальном слоге: a¤dmiral ['ædm r l];

261
i=[°] в конечном -il(s): pe¤ncil ['pens°l], однако
после r гласный звук регулярно сохраняется:
pe¤ril ['per¡l].
“o” под ударением (главным и второстепенным).
o=[ou] при тех же условиях, при которых a=[e¡],
e=[i:] /см. выше/: go [ gou], po¤etry ['pou¡tr¡],
home [houm], o¤pus ['oup s],
mo¤tion ['mouʃ°n], notable ['no¤ut bl], bold [bould].
o=[¢:] 1/ перед одним r при тех же условиях, при которых
перед большинством других согласных o=[ou]:
more [m¢:], glo¤ry ['gl¢:r¡];
2/ перед конечным -r, перед r + другая согласная,
а также перед конечным -rr(s), -rrh(s) и
перед rr+ окончание -ed, -er(s), -est или
ing(s): nor [n¢:], abho¤rred [ b'h¢:d], но –
o=[ :] в сочетании wor + согласная: work [w :k],
wo¤rship ['w :ʃ¡p];
o=[¢] перед согласными в прочих случаях (не указанных
выше): stop [st¢p], bottle [b¢tl].
“o” без ударения (как главного, так и второстепенного).
o=[ ] в большинстве безударных слогов: conta¤in [kqn'te¡n],
fa¤ctor ['fækt ].
о=[°] в конечных -ol(s), -om(s), -on(s) после согласной
(не r, w), а также в безударных конечных
-geon(s),-gion(s),-sion(s), -tion(s), -xion(s):
i¤dol ['a¡d°l], su¤rgeon ['s :d‹°n], comple¤xion
[-kʃ°n] (но i¤diom ['¡d¡ m], a¤pron ['e¡pr n] и т.п.).

Примечание. Во многих словах при более отчетливом про-


изношении безударное o=[¢] в положении перед одной соглас-
ной + гласная ударного слога: November [n¢'vemb ]. Однако,
так как различие между [¢] и [ ] не очень значительно и (более
небрежное) произношение с [ ] большей частью не будет иска-
жать слова, в словаре это различие обычно не принимается во
внимание, если нет надобности по каким-либо другим причи-
нам дать транскрипцию.
262
Сочетания: o+ гласная или w.
oa=[ou]: boat [ bout], но -
oa=[¢:] перед r: oar [¢:];
oi, oy=[¢¡]: boil [b¢¡l], boy [b¢¡];
oo=[u:]: moon [mu:n], но –
oo=[u ] перед r: poor [pu ];
oo=[u] перед k: book но – ou, ow=[au]: round [ raund];
ou, ow=[au ] перед r: our [auq];
ou=[¢:] перед ght: thought [±¢:t];
ou=[ ] в безударных конечных -our(s), -ous: la¤bour
['leib ], va¤rious ['v® r¡ s];
ow=[ou] в конечном положении, если главное ударение
падает на другой слог, а также перед окончаниями
-ed, -er(s), -est, -ing(s), -s при том же условии:
wi¤ndow ['w¡ndou], bo¤rrowing ['b¢rou¡²] (но
allow [ 'lau] и т.п. с ow под главным ударением).

“u” под ударением (главным и второстепенным).


u=[ju:] 1/ в конечном положении и перед гласной: gnu [nju:];
du¤alism ['dju: lizm];
2/ перед одной согласной (не r, w, x, l) + l, r,
если далее непосредственно следует гласная: mute
[ mju:t], stu¤dent ['stju:d nt], но –
u=[u:] после ch, j, l, r, rh, sh, y при тех же условиях:
ju¤nior ['d‹u:n¡ ], ru¤in ['ru:¡n];
u=[ju ] перед одним r + гласная: pure ['pju ], но –
u=[u ]между ch, j, l, r, rh, sh, y и одним r +
гласная: ju¤ry ['d‹u r¡]; plu¤ral ['plu r l];
u=[ :] в тех же положениях, в которых e=[q:],
i=[ :] (см. выше): fur [f :], burr [b :],
occu¤rring [ 'k :r¡²] (но fu¤rrow ['fªrou] и т.п.);
u=[ª] перед согласными в прочих случаях (не указанных
выше): cut [kªt], bubble [ bªbl].

“u” без ударения (как главного, так и второстепенного).


u=[ju] перед гласной или перед одной согласной + гласная:
conti¤nuous [k n't¡nju s], но в конечном

263
слоге перед немым “е” (т.е. в сочетании ue) “u”
при отчетливом произношении изображает
звукосочетание, более близкое к ударному [ju:]:
conti¤nue [k n't¡nju:],
в словаре знак второстепенного ударения
для указания на чтение [ju:] в таких случаях,
обычно, не применяется (поскольку наряду
с этим произношением большей частью вполне
допустимо и [ju]);
u=[u] 1/после ch, j, l, r, rh, sh, y при тех же условиях,
при которых u=[ju] (см. выше): pre¤judice
['pred‹ud¡s], Fe¤bruary ['febru r¡], в конечном
слоге перед немым “е” буква “u” в данном случаеможет
обозначать звук, более близкий к [u:];
2/в окончании -ful(s): ha¤ndful ['hændful] но как
суффикс прилагательных это окончание может
произноситься и менее ясно, как [-f l, -f °l];
u=[ə] 1/перед группой согласных и перед конечной
согласной: i¤llustrate ['¡l 'stre¡t], o¤ctopus ['¢kt p s];
2/в ur обычно также и перед гласной: fi ¤gure ['f¡g ].

“у” под ударением и без ударения.


y=[a¡, a¡ ,  :, ¡,  ] соответственно при тех же условиях,
при которых i=[a¡, a¡  ,  :, ¡,   ] (см. выше):
sky [ska¡],type [ta¡p], myrtle [m :tl], nymph [n¡mf],
ty¤rant ['ta¡ r nt] но – y=[j] в начальном положении
перед гласной: yard [ja:d].

Согласные, их сочетания друг с другом и с гласными.


Двойные согласные (напр. ss) даются вместе с простыми
(напр. s), а затем в алфавитном порядке приводятся определен-
ные сочетания данных согласных с другими и с гласными.

b, bb=[b]: rubber ['rªb ], но – “b” немое в конечном -mb(s)


и в mb+ окончание -ed: lamb [læm], bombed [b¢md] (но lu¤mber
['lªmb ], т.к. здесь разделения на части нет/.
с, cc=[k], account [ 'kaunt],

264
c=[s] перед ae, e, i, y: Ca¤esar ['si:z ],
cc=[ks] перед ae, e, i, y: a¤ccent ['æks nt],
ch=[tS]: church [tʃq:tʃ], но –
ch=[k] 1/ перед согласной: chro¤nicle ['kr¢n¡kl]
2/ после s: school [sku:l].
ci=[ʃ] внутри слова перед безударной гласной
(но не перед немым “е”: (so¤cial ['souʃ °l] ),
но po¤licies [-s¡z] т.к. “e” немое),
ck=[k]: back [bæk];
cqu=[kw]: acqui¤re [ 'kwa¡ ].
d, dd=[d]: deed [di:d], ru¤dder ['rªd ] но –
d=[t] в окончании -ed (c немым “е”) после c, ch, f, k, p,
ph, после s=[s] и после sh, ss, x: faced [fe¡st],
hoped [houpt];
dg=[d‹] перед e, i, y: edge [ed‹ ].
f, ff=[f]: fi ¤fty ['f¡ft¡], roof [ru:f].
g, gg=[g]: grog [ grOg], ago¤ [ 'gou] но –
g=[d‹] перед e, i, y: gem [d‹em], gi¤ant ['d‹a¡ nt]
(тогда как gg=[g] также и перед этими гласными:
bigger [b¡g]), g немое в начальном gn-: gnat [ nxt];
geon, gion=[d‹°n] или [d‹ n] в безударном положении:
re¤gion [' ri:d‹°n];
gious, geous = [d‹ s] в безударном конечном положении:
outra¤geous [aut're¡d‹ s];
gh=[×] в начальном положении: ghe¤rkin ['g :k¡n] но –
gh немое внутри слова и в конечном положении:
eight [e¡t], thought [±¢:t];
gu=[g] в начальном положении перед гласной:
guard [ga:d], guest [gest].
h=[h] перед гласной: how [ hau];
h немое в конечном положении, перед согласной, и также
после “x”: bah [ba:], exha¤ust [¡g'z¢:st].
j=[d‹]: joy [d‹¢¡].
k, kk=[k]: kind [ka¡nd], но –
k немое в начальном kn-: knee [ni:], knight [na¡t];
kh=[k]: khan [kæn, ka:n];
l, ll=[l]: like [la¡k], ro¤ller ['roul ], но –

265
l немое в alk, olk: talk [t¢:k], yolk [jouk].
m, mm=[m]: may [me¡], ha¤mmer ['hæm ].
n, nn=[n]: noon [nu:n], dinner ['d¡n ], но –
n немое в конечном -mn(s) и в mn+ окончание -ed:
autumn ['¢:t m], conde¤mned [k n'demd];
n=[²] перед k, q, x а также перед c=[k] (но обычно не
в приставках con-, en-, in-, un- ): ink [¡²k], lynx[l¡²ks]
(но conclu¤de [k n'klu:d]).
ng=[²×]: single [-²×l] но –
ng=[²] в конечном положении, в конечных -ngs, -ngth
и перед окончанием -ed: long [l¢²], strength [stre²±],
belo¤nged [b¡'l¢²d];
nge(s)=[nd‹(¡z)] в конечном положении:hi¤nges ['h¡nd‹¡z];
ngu=[-²gw] перед гласной: la¤nguage ['læ²×w¡d‹] но –
ngue(s)=[-²(z)] в конечном положении: tongue, -ngues
[tª², – ²z].
p, pp=[p]: pipe [pa¡p];
ph=[f]: pho¤sphorus ['f¢sf r s].
q употребляется обычно только в сочетании:
qu=[kw]: quick [kw¡k], но –
qu=[k] перед немым “е”: mosque [m¢sk].
r, rr=[r] только перед звучащей (т.е. не немой) гласной:
red [red], cry [kra¡], также перед звучащей гласной
следующего слова, если перед ним не делается паузы:
far away [fa:r 'we¡];
r, rr немые в конечном положении и перед согласной,
а также перед немым “е” (т.е. перед конечными -e, -ed,
-es ): car [ka:], more [m¢:], cares [ k® z], но -
r=[ ] между согласной и немым “е”: a¤cre ['e¡k ];
rh, rrh=[r] в том же положении, в котором r, rr=[r]:
rhyme [ra¡m];
rrh немое в тех же условиях, в которых r и rr также
являются немыми: cata¤rrh [k 'ta:]
(в таких условиях rh не встречается).
s, ss=[s]: sense [sens], a¤ctress ['æktr¡s]; но –
s=[z] 1/между гласной и конечным -e, -ed, -er(s), -es или
-ing(s): rise [ ra¡z], ho¤uses ['hauz¡z];

266
2/в конечном -sm(s): so¤phism ['s¢f¡zm];
3/в большинстве случаев в окончаниях множ. числа
сущ. (pl. -s, -es), притяжат. падежа (poss. 's) и
3-го лица единств. числа настоящ. врем. (pres.
3 sg. -s, -es): deeds [di:dz], a¤ges ['e¡d‹¡z],
ho¤uses ['hauz¡z], ho¤rse's ['h¢:s¡z]; в указанных
формах s=[s] обычно только после c, ch=[k],
f(e), k(e), kh(e), p(e), ph(e), th (т.е. после
букв и сочетаний, обозначающих глухие согласные
звуки, но не свистящие и не шипящие): cy¤nics,
-ic's ['s¡n¡ks], wife's [wa¡fs], myths [-±s].
s=[¡z] в окончании притяж. падежа (poss. 's) после
ch=[tʃ], s, sh, x, fi¤shes ['f¡ʃ¡z] и т.п.,
sc=[s] перед e, i, y: scene [si:n];
sh=[ʃ]: short [ʃ¢:t];
sion=[‹°n, ‹ n] в безударном положении после гласной:
vi¤sion ['v¡‹°n];
sion=[ʃ°n, ʃ n] в безударном положении после согласной:
te¤nsion ['tenʃ°n];
ssion=[ʃ°n, ʃ n] в безударном положении: pa¤ssion['pæʃ°n];
stl=[sl]: whistle [ wisl];
sur=[‹ (r)] в безударном положении между гласными:
me¤asure ['me‹ ];
sur=[ʃ (r)] в безударном положении между согласной
и гласной: ce¤nsure ['senʃ ], ce¤nsurable ['senʃ r bl];
ssur=[ʃ (r)] в безударном положении перед гласной:
pre¤ssure ['preʃ ].
t, tt=[t]: treat [ tri:t], be¤tter ['bet  ] но –
t немое в stl: whistle [ w¡sl] (но beastly [ bi:stlI]);
tch=[tʃ]: catch [kætʃ];
th=[±]: thin [±¡n]; но –
th=[ð] между гласной и конечным -e, -ed, -er(s), -es
или -ings: seethe [ si:ð], smo¤othing ['smu:ð¡²];
ti=[ʃ] внутри слова перед безударной гласной, но не
после s (и не перед немым “е” ): pa¤rtial ['pa:ʃ°l]
(но cele¤stial [si'lest¡ l], co¤unties ['kaunt¡z]);
tur=[tʃ (r)] или [tju (r)] в безударном положении

267
перед гласной: fe¤ature ['fi:tʃ  ], ce¤ntury ['sentʃ r¡].
v, vv=[v]: vi¤vid ['v¡v¡d].
w=[w]: want [w¢nt]; но –
w немое в начальном сочетании wr: write [ra¡t];
w с предшествующими гласными a, e, o образует
постоянные сочетания (aw, ew, ow), о которых см.
под соответствующими гласными;
wh=[w]: when [wen].
x=[ks]: box [b¢ks]; но –
x=[gz] перед ударной гласной, а также перед (немым)
h + ударная гласная: exe¤rt [¡g'z :t], exha¤ust [¡g'z¢:st]
(но exhu¤me [eks'hju:m]);
x=[z] в начальном положении: Xerox ['zi:r ks];
xc=[ks] перед e, i, y: except [¡k'sept];
xion=[kʃ°n, kʃ n] в безударном положении:
comple¤xion [k m'plekʃ°n];
xious=[kʃ s] в безударном положении: a¤nxious ['æ²kʃ s].
z, zz=[z]: zone [zoun].

Приложение III
СИСТЕМА МЕЖДУНАРОДНОГО
ПРОИЗНОШЕНИЯ АНГЛИЙСКОГО ЯЗЫКА,
ПРЕДЛОЖЕННАЯ ПРОФ. А.Ч.ГИМСОНОМ
Для данного исследования большой интерес представля-
ет эксперимент, поставленный проф. Гимсоном и описанный
им в статье “Towards an International Pronunciation of English”
(В сб. In Honour of A.S.Honour, ed. by P.Strevens, Oxford, 1978,
p.p.45-53).
Дело в том, что уже с самого начального момента зарожде-
ния письменности встает вопрос о соотношении и об отраже-
нии в ней гласных и согласных. И хотя в статье Гимсона речь
идет не об алфавите как таковом, а о фонологической транс-
крипции, тем не менее она представляет для нас значительный
интерес, потому что и в случае с алфавитом, и в случае с транс-

268
крипцией, мы имеем дело прежде всего с принципом макси-
мальной экономии, максимального обобщения, т.е. сведения
огромного инвентаря звуков и их вариантов к крайне ограни-
ченному, условному числу звуковых типов.
Однако эксперимент Гимсона интересен уже не в истори-
ческом, а в современном, сугубо практическом плане. Гимсон
заметил, что согласные в английском языке остаются принци-
пиально теми же независимо от социальных или территори-
альных диалектов, которые различаются в основном гласны-
ми. На основе этого положения Гимсон разрабатывает модель
«упрощенного международного произношения» (rudimentary
international pronunciation), которая должна отвечать следую-
щим требованиям: 1) такая модель должна заучиваться так же
легко, как и любая естественная модель; 2) она должна быть
понятна большинству естественных носителей языка; 3) изу-
чающий подобную модель должен быть в состоянии понимать
основные естественные разновидности английского языка.
Тем не менее, Гимсон отдает себе полный отчет в том, что
любая упрощенная модель должна сохранять некоторые осо-
бенности английского произношения, которые должны рас-
сматриваться как наиболее существенные в том смысле, что
они чрезвычайно важны в качестве носителей информации
(“information-carriers”). К ним относятся: акцентуационная
структура слов и более протяженных высказываний, присущее
английской речи «затемнение» (obscuration) слабых слогов, а
также способность английских согласных образовывать груп-
пы (clusters) и особые качественно- количественные характе-
ристики системы английских гласных. Любое отклонение от
вышеперечисленных особенностей непременно ведет к умень-
шению эффективности общения.
Гимсон предлагает несколько вариантов у