Вы находитесь на странице: 1из 167

С В .

Тюленев

ТЕОРИЯ
ПЕРЕВОДА

Допущено Министерством образования

Российской Федерации в качестве

учебного пособия для студентов высших

учебных заведений, обучающихся

по гуманитарным специальностям

МОСКВА
ГАРДАРИКИ
2004
УДК 811.161.Г37(07)
ББК81.2Рус-7
Т98

Рецензенты: ВВЕДЕНИЕ
доктор филологических наук, профессор Н.И. Рейнгольд;
доктор культурологических наук, профессор B.C. Елистратов;
ст. методист кафедры лексикографии и теории перевода
ф-та иностранных языков МГУ Н.Э. Фаталиева

На наших глазах происходит невиданная активизация международно­


го общения. В едином политико-экономическом контексте живут и
действуют уже не только народы-соседи, но и народы, живущие на
разных континентах, разделенные даже не морями — океанами, наро­
д ы , которые некогда и не знали о существовании друг друга.
Сегодня мы говорим о процессах глобализации, например объеди­
нении Европы; сегодня никого не удивляют к о н ф е р е н ц и и , симпози­
Тюленей С В . умы, п о с в я щ е н н ы е самым разным проблемам человеческой деятель­
ности, с о б и р а ю щ и е специалистов из всех стран мира.
Т98 Теория перевода: Учебное пособие. — М.: Гардарики, 2004. —
336 с Понятно, что все это было бы невозможно безлюдей особой профес­
сии, суть которой сводится к обеспечению и даже оптимизации между­
ISBN 5-8297-0204-5 (в пер.)
народного общения, — переводчиков. Без переводчиков не могло бы
Агентство C I P РГБ быть и речи об образовании разноязычных человеческих сообществ —
Книга уникальна тем, что содержит систематическое и з л о ж е н и е современ­
экономических, политических и др., поскольку даже при общности тех
ных взглядов на основные проблемы перевола и науки о переводе. На богатом или иных интересов без языковых посредников хотя бы на начальном
фактическом материале раскрываются закономерности процесса перевода, спо­ этапе совместной истории они просто не смогли бы сорганизоваться в
собы решения конкретных переводческих задач; освещаются семантические,
некое единство. Без переводчиков общение на многочисленных между­
стилистические проблемы перевода; рассматриваются условия обеспечения его
репрезентативности.
народных форумах, число которых возрастает с каждым годом, оказалось
бы просто неосуществимым, невозможно было бы поделиться опытом с
Издание рассчитано на переводчиков, студентов и преподавателей вузов,
готовящих переводчиков. коллегами-специалистами, обсудить и решить те или иные проблемы.
Без переводчиков затруднительно было бы общение даже в рамках одной
многонациональной страны, например России, США, Канады, Швей­
УДК 811.161.137(07) царии. В подобного рода странах бывает несколько официальных госу­
Б Б К 81.2Рус-7 дарственных языков, а следовательно, существует необходимость пере­
вода огромного количества документов с одного языка на другой.

Н а к о н е ц , работу таких постоянно действующих организаций, как


О О Н , Европейский парламент и др., невозможно представить без пе­
реводчиков.
I S B N 5-8297-0204-5 © «Гардарики», 2004 Все это объясняет тот факт, что вместе с беспрецедентным ростом
© С В . Тюленев, 2004
международного о б щ е н и я колоссально выросла и нужда в переводчи­
ках. И нужда эта еще отнюдь не полностью удовлетворена.
6 Введение Введение 7

Опять-таки, прямо на наших глазах появляются многочисленные • в главе 2 показаны различные аспекты переводоведения как са­
новые учебные заведения, специализирующиеся на подготовке про­ мостоятельного научного направления: предпосылки и условия его
фессиональных переводчиков для обеспечения межъязыкового обще­ становления, объект и предмет его изучения, методы исследований,
н и я ; в уже существующих вузах для этого открываются новые отделе­ терминологический аппарат и его структура;
н и я , факультеты. В 2000 г. в России разработана и утверждена новая • глава 3 соотносит переводческую деятельность как таковую в ис­
программа подготовки переводчиков в вузах. торическом аспекте с наукой о переводе;
В последние десятилетия появилось о г р о м н о е количество публи­ • глава 4 представляет собой краткий обзор связей переводоведе­
каций, п о с в я щ е н н ы х тем или иным, обшим и частным аспектам тео­ ния с другими научными д и с ц и п л и н а м и , сближающимися в т о м , что
рии и практики перевода. В целом ряде стран мира существуют спе­ изучают один и тот же объект — межъязыковую деятельность, опосре­
циальные периодические издания, публикующие дискуссии по дованную переводом;
насущным проблемам переводческой деятельности. Кроме того, каж­ • глава 5 посвящена одному из важнейших в переводоведении во­
д ы й год в свет выходят все новые и новые учебно-методические посо­
просов — о единице перевода;
бия, помогающие в подготовке новых п о к о л е н и й переводчиков.
• в главе 6 анализируются различные помехи, возникающие при
Однако до сих пор практически не существует учебных пособий, межъязыковой коммуникации как со стороны перевода, так и со сто­
предназначенных для начального обучения будущих переводчиков. роны адресанта и адресата; здесь же предлагается оценить перевод не
Конечно, есть немало изданий, посвященных тем или и н ы м пробле­
только как источник помех, но и как средство преодоления препятст­
мам теории и практики перевода, м о н о г р а ф и й , предлагающих новые
вий в к о м м у н и к а ц и и ;
теоретические системы в области переводоведения, многочисленные
• главы 7 и 8 раскрывают понятие «репрезентативность», а также
статьи. Но по-прежнему катастрофически не хватает учебных изда­
критерии репрезентативности перевода. Репрезентативность рассма­
н и й пропедевтического типа.
тривается на ма к ро - и микроуровнях;
Предлагаемое учебное пособие хотя бы отчасти восполнит этот
• глава 9 конспективно излагает модели переводческой деятельно­
пробел. Не претендуя на полноту и фундаментальность проработки
сти, которые описывают пути достижения репрезентативности пере­
излагаемых проблем и положений, оно л и ш ь в самом общем плане
вода лингвистическими средствами;
намечает их. Цель его — ввести студента в с л о ж н ы й и все еще недоста­
• глава 10 посвящена культурологическому аспекту переводческой
точно исследованный мир теории и практики перевода. Автор будет
деятельности и, соответственно, коммуникативных моделей перевода;
считать с в о ю задачу в ып о лн ен н о й , если это пособие поможет сего­
• в главе 11 обсуждаются структурно-типологические аспекты пере­
д н я ш н и м студентам, слушателям курсов по теории и практике пере­
вода увидеть круг вопросов, связанных с проблемами перевода как водного текста, увязанные с основными функциональными стилями;
особого вида человеческой деятельности, и если о н о заложит фунда­ •глава 12 посвящена некоторым аспектам исторической динами­
мент, благодаря которому они получат возможность пойти в изучении ки переводческой деятельности и типологии перевода;
предмета дальше и глубже. • глава 13 отражает обратную сторону взаимодействия переводове­
д е н и я и смежных с н и м научных д и с ц и п л и н , раскрытого в главе 4; на
Структура изложения материала следующая: примерах рассматривается, как переводоведение обогащает другие
научные д и с ц и п л и н ы ;
• в главе 1 рассматривается центральное в теории перевода (и нау­
1
ке, ее создающей, — переводоведении ) понятие «перевод». П р и этом •главы 14, 15 и 16 посвящены прикладному переводоведению
анализируются основные характеристики перевода как процесса ком­ (анализу вспомогательных средств в работе переводчика, научной
муникации и перевода как текста, результата переводческой деятель­ критике и преподаванию перевода);
ности. Особое в н и м а н и е уделено проблеме переводимости / непере­ • глава 17 кратко излагает некоторые вопросы практики перевод­
водимости / всепереводимости; ческой деятельности (рынок переводческих услуг в России, некото­
1
рые аспекты переводческой этики);
Здесь и далее наименования «наука о переводе» и «переводоведение» употребля­
ются как синонимичные. • в Summary на английском языке тезисно изложены освещенные
в книге вопросы.
8 Введение

В пособии отражены все темы, обязательные для изучения по кур­


Глава 1
су «Теория перевода», предписанные официальной программой Ми­
нистерства образования Р Ф .
Поскольку обучение теории и практике перевода осуществляется по­ «Перевод» как центральное понятие
сле того, как студент овладел основами лингвистики, в частности и ее
терминологическим аппаратом, автор настоящего курса оперирует не­ переводоведения
которыми лингвистическими терминами, не объясняя их в тексте. Если
по каким-то причинам они неизвестны читателю, мы отсылаем его к со­
ответствующим терминологическим и энциклопедическим изданиям.
Предлагаемое учебное п о с о б и е б ы л о задумано н е с к о л ь к о л е т то­ ...Перевод — это не прачечная и не парикмахерская.
Н. Любимов
му назад. В его основу п о л о ж е н ы л е к ц и и , п р о ч и т а н н ы е автором в
М Г У им. М.В. Л о м о н о с о в а , РГГУ, Международном университете
(г. Москва), а также материалы, н а к о п л е н н ы е за годы п р о в е д е н и я
с е м и н а р о в и с п е ц и а л и з и р о в а н н ы х курсов.
Автор благодарит издательство «Гардарики» и л и ч н о Н . И . Самоди­
ну за предоставленную возможность опубликовать все это в форме
книги. Хочется также выразить и с к р е н н ю ю признательность всем, § 1. Понятие «перевод»
кто помог в подготовке рукописи к изданию: Л . П . Поповой, Е.С. Тур-
ковой, О.Б. Гончарову, P.O. Расколкину, А.Л. Бураку, Е.Н. Вихровой, Понятие «перевод» — центральное в переводоведении.
профессору М.В. Вербицкой, а также Полу Роулэнду. Перевод можно определить по-разному, и в зависимости от этого в
Отдельно хотелось бы выразить огромную благодарность доктору сферу рассмотрения и анализа попадут различные (хотя, безусловно,
филологических наук ( P h D in English), профессору, зав. кафедрой тео­ тесно связанные между собой) я в л е н и я .
рии и практики перевода, зав. отделением переводоведения и практики Вот как определяется «перевод» в словаре лингвистических терми­
перевода Института филологии и истории РГГУ Н . И . Рейнгольд, док­ нов О.С. Ахмановой: «1. Сопоставление двух или нескольких я з ы к о в
тору культурологических наук, профессору B.C. Елистратову и ст. ме­ с целью отыскания семантических соответствий между их единицами,
тодисту кафедры лексикографии и теории перевода факультета иност­ обычно для двуязычной л е к с и к о г р а ф и и , для сопоставительных се­
ранных я з ы к о в МГУ им. М.В. Ломоносова Н.Э. Фаталиевой, взявших мантических исследований и т.п. 2. Передача и н ф о р м а ц и и , содержа­
на себя труд отрецензировать настоящую работу и высказавших цен­ щ е й с я в д а н н о м произведении речи, средствами другого я з ы к а .
ные замечания, которые помогли автору уточнить некоторые теорети­ 3. Отыскание в другом языке таких средств выражения, которые обес­
ческие положения и улучшить структуру изложения материала. печивали бы передачу на него не только разнообразной и н ф о р м а ц и и ,
содержащейся в данном речевом произведении, но и наиболее полное
соответствие нового текста первоначальному также и по форме (вну­
тренней и в н е ш н е й ) , что необходимо в случае художественного текс­
та...» К переводоведческому п о н и м а н и ю ближе всего второе из трех
приведенных значений. Третье значение, как и указано в определе­
нии, больше относится к художественному переводу, представляюще­
му собой частный случай переводоведческой деятельности.

Итак, под переводом понимается такой вид языковой (вербаль­


ной) деятельности человека, в процессе которого благодаря специаль­
ной (особой) обработке исходного текста, существующего на одном
языке, создается текст (или тексты), репрезентирующий (репрезенти-
10 Глава I. «Перевод, как центральное понятие переводоведения
§ 2. Процесс перевола как процесс коммуникации 11

руюшие) его на языке (языках) перевода. Следовательно, перевод —


ник.шин. т.е. среда, в которой осуществляется передача сообщения;
это такой вид вербальной (устной или письменной) деятельности че­
принимающее устройство или. в широком смысле, приемник, приво­
ловека, который может быть охарактеризован как би- или полилинг­
дящий сообщение в форму, которую может воспринять реципиент.
вистический и в результате которого создается текст, репрезентирую­
Еще одна важная составляющая акта коммуникации — код, ис­
щий текст-оригинал на языке перевода.
пользуемый для общения. Код — это некая система знаков и правил
Сразу же следует заметить, что, говоря о переводе, мы должны раз­ их к о м б и н и р о в а н и я с целью передачи сообщения по каналу связи.
личать собственно деятельность, т.е. процесс протекания действия, и Есть множество различных кодов, от самых простых до очень слож­
ее результат. Переводом называют и то и другое, что в специальных ных (ср.: азбука Морзе — естественный язык). Коды могут представ­
исследованиях, как правило, требует уточнения: «процесс перевода», лять собой различного рода явления. Например, генетический код ор­
«перевод как действие/деятельность», «текст перевода» и т.п. ганизма представляет собой набор определяющих его наследственные
Когда речь идет о би- или полилингвистической вербальной дея­ черты комбинаций аминокислот и протеинов. В качестве кодов при
тельности, учитывается и перевод, осуществляемый в рамках одного и обмене и н ф о р м а ц и е й используются естественные и искусственные
того же языка, но представленного разными этапами своего развития, языки, системы дорожных знаков, обычаи, этикет и т.д. и т.п.
которые уже не могут быть поняты адресатом перевода иначе, как че­
Теория и н ф о р м а ц и и , как уже было сказано, может быть примене­
рез посредство перевода. Строго говоря, такой перевод без всяких ого­
на к любому виду обмена и н ф о р м а ц и е й , в том числе к обмену инфор­
ворок должен называться переводом с одного н а другой язык. Д е л о в
мацией вербальной. Попытаемся сделать это.
том, что языки уже фактически разные в настоящий момент своей ис­
Итак, есть человек, отправляющий информацию. Есть ее реципиент.
тории в практическом смысле, т.е. с точки зрения того, как восприни­
При этом в качестве канала связи рассматриваются различные лингвис­
мают созданные на них тексты не лингвисты, а рядовые читатели,
тические единицы (буквы, звуки, слоги, морфемы, слова, словоформы и
можно отождествить только с известной (и значительной) долей ог­
тд.), формирующие среду передачи информации (письменную, устную).
рубления (ср.: древнеанглийский — современный английский языки).
В качестве кода вербального о б м е н а и н ф о р м а ц и е й выступает
язык. В этом коде заданы определенные ограничения на сочетаемость
§ 2. Процесс перевода как процесс коммуникации (комбинаторику), а также вероятность появления тех и л и иных еди­
ниц в данном типе речи; все это и реализуется в конкретном произве­
Из вышеприведенного определения перевода следует, что перевод мож­ дении речи — тексте.
но представить себе как процесс передачи мыслей, высказанных на од­
Сфера перевода в этом смысле — «царство» речи. Переводчик, в
ном языке, средствами другого языка [См.: Нелюбин, 1983. С. 145). Это
отличие от лингвиста, имеет дело не столько с я з ы к о м , сколько с его
означает, что процесс перевода может рассматриваться как акт комму­
к о н к р е т н ы м и речевыми проявлениями — текстами.
никации путем передачи информации от отправителя к реципиенту.
В зависимости оттого, пользуются источник (отправитель) информа­
Как процесс перевод определяется прежде всего формирующими ции и ее реципиент, соединенные общим речевым каналом, одним и тем
его компонентами. И м е н н о в этом смысле он может быть рассмотрен в же кодом (языком) или разными кодами (языками), можно говорить об
терминах теории и н ф о р м а ц и и , поскольку является одним из много­ одноязычной и двуязычной (или многоязычной) коммуникации.
численных видов обмена информацией. Следовательно, и к переводу,
Понятие «информация» в лингвистике, а вслед за ней и в науке о
как к любому другому виду обмена информацией, могут быть примене­
переводе переосмысливается по сравнению с теорией и н ф о р м а ц и и и
ны принципы этого научного направления. ( К а к будет показано ниже, 1
подразумевает сведения, которые содержатся в речевом сообщении .
такой взгляд на перевод оказывается весьма плодотворным для уясне­
Эти сведения выступают при и н ф о р м а ц и о н н о м обмене объектом пе­
ния по крайней мере некоторых из важнейших его особенностей.)
редачи, хранения и переработки.
О с н о в н ы м и элементами процесса передачи информации в любом
1
коммуникативном акте с технической точки зрения являются: источ­ Употребление термина "информация" требует следующей оговорки. Информация
понимается в данном случае максимально широко, как объединяющая в себе и план со­
ник информации с передающим устройством, преобразующим инфор­
держания, и план выражения, т.е. формальные средства донесения до реципиента опреде­
мацию (сообщение) в приемлемую для передачи форму; канал комму- ленного содержания, ^го важно отметить особенно в отношении художественного текста.
§ 3. Перевод как текст 13
12 Глава I. «Перевод» как центральное понятие переводовеления

роной посланного сообщения. Сообщение же передается на незнакомом


Таким образом, обшая структура вербальной к о м м у н и к а ц и и будет ему иностранном языке, который оказывается недоступным для пони­
выглядеть следующим образом: источник (отправитель) и н ф о р м а ц и и мания (декодирования) реципиента. По этой причине в ход коммуника­
со своим сообщением, которое преобразуется в соответствии с опре­ ции с целью преодоления возникшего препятствия вводится еще одно
д е л е н н ы м кодом (языком); канал к о м м у н и к а ц и и , обеспечивающий звено — преобразователь кода, основная задача которого состоит в том,
передачу с о о б щ е н и я (т.е. письменную или устную форму бытования чтобы единицы одного кода (несущие информацию) трансформировать
1
и н ф о р м а ц и о н н о г о сообщения ); декодирующий переданное (исход­ (перевести) в единицы другого кода. Таким образом, преобразователь-
ное) с о о б щ е н и е получатель (реципиент) и н ф о р м а ц и и . Такова в не­ переводчик, с одной стороны, получает сообщение на одном коде, а за­
сколько упрощенном виде структура к о м м у н и к а ц и и в одноязычном тем преобразует его в сообщение, выраженное с помощью другого кода.
варианте ее (коммуникации) осуществления. При этом первоначальный код-язык в переводоведении принято назы­
В условиях двуязычной коммуникации изложенная выше схема вать исходным языком (ИЯ), а код-язык, на который переводится сооб­
претерпевает определенные изменения. Например, отправляемое со­ щение-оригинал, — переводящим языком (ПЯ), или языком перевода.
о б щ е н и е в терминах переводоведения называется оригиналом, про­ П о н я т н о , что в данном случае мы несколько упростили реальное
2
цесс передачи оригинала через канал связи с заменой изначального положение вещей. На самом деле переводчик в процессе своей пере­
кода другим кодом — процессом перевода, а получаемое реципиен­ водческой деятельности выступает и в роли получателя, и в роли от­
том, преобразованное благодаря переводу с о о б щ е н и е — переводом правителя передаваемого сообщения. Сначала отправитель посылает
(переводом-результатом, а не процессом). сообщение, закодировав его с помощью одного языка. Переводчик
Если все вышеперечисленные различия в описании процесса комму­ принимает закодированное сообщение, трансформирует его. Затем
никации в теории одноязычной (монокодовой) передачи информации и он, как бы меняя маски, из получателя превращается в отправителя
в теории информации как таковой все-таки носят более терминологиче­ сообщения. Полученное и воспринятое сообщение он трансформиру­
с к и й характер, то основное отличие двуязычного общения от одноязыч­ ет, условно говоря, в аналогичное сообщение, но уже с использовани­
ного состоит в наличии между отправителем и реципиентом сообщения ем иного языкового кода. И м е н н о на этом я з ы к о в о м коде воспримет
декодирующего-кодирующего преобразователя, который выступает в сообщение к о н е ч н ы й реципиент коммуникативного акта.
качестве своеобразного дополнительного элемента, еще одной состав­ Прошедшее этот долгий путь первоначальное сообщение в к о н ц е
ляющей канала связи между ними. Этот преобразователь владеет в слу­ к о н ц о в (возможно) произведет нужный и планировавшийся изна­
чае двуязычной коммуникации обоими кодами, тремя — в случае трехъ­ чально отправителем сообщения эффект.
язычной и т.д. Им может быть человек (переводчик) или переводящее Перевод характеризуется также ф о р м о й , в которой он осуществля­
автоматическое устройство (компьютерная программа-переводчик). ется, — устной, письменной или устно-письменной, что соответству­
Таким образом, общая схема связи усложняется, и это оказывает ет п о н я т и ю ссканал связи», т.е. это среда осуществления обмена ин­
п р и н ц и п и а л ь н о е в л и я н и е на ход к о м м у н и к а ц и и . Действительно, ф о р м а ц и е й . Среда может складываться из определенным образом
между источником информации и ее получателем оказывается пере­ организованных графических средств (букв, диакритических, пункту­
водчик-преобразователь, «переключающий» код. а ц и о н н ы х з н а к о в и т.д.), служащих в н е ш н и м и , м а т е р и а л ь н ы м и ,
Если перевод осуществляет человек, мы имеем дело с так называе­ оформителями текста; из физических звуков (звуковых колебаний),
мым «естественным» переводом, если м а ш и н а — м а ш и н н ы м , или которые воспринимаются как звуки того или иного языка, складыва­
компьютерным. ющиеся в слова, предложения, тексты.
Сообщение отправителя первоначально генерируется на одном язы­
ке (коде). Целью отправителя сообщения является определенное воздей­
ствие на получателя, для чего требуется понимание принимающей сто-
§ 3. Перевод как текст
1 Текст перевода может характеризоваться рядом параметров.
В процессе перевода нередки и смешанные типы бытования информации: устно-
письменный, письменно-устный, о чем см. ниже. Например, его м о ж н о проанализировать с точки зрения того, на­
2
Чаше с его (канала связи) сохранением, т.е. письменный текст все-таки, как пра­ сколько точно в нем передана ф а к т и ч е с к а я и н ф о р м а ц и я , за-
вило, переводится письменно, устный — устно.
14 Глава I. «Перевод» как центральное понятие переводоведения § 3. Перевод как текст 15

ключенная в оригинале. Если в переводе допущены серьезные факти­ Этот (наверняка придуманный) анекдот хорошо показывает, чем
ческие о ш и б к и , то перевод нельзя считать приемлемым. О ш и б к и мо­ чреваты о ш и б к и при неправильной передаче фактической информа­
гут возникать как из-за оригинала, так и по вине переводчика, напри­ ции (в широком смысле слова). Однако и перевод, совершенно пра­
мер из-за того, что переводчик не расслышал или не понял какой-то вильно передающий фактическую сторону оригинала, тем не менее,
фрагмент и н ф о р м а ц и и . О н и могут возникать также, в частности, из- может быть признан неудовлетворительным, если в нем нарушены
за того, что переводчик, недостаточно хорошо знает идиоматику од­ лексико-грамматические,синтаксические и стилисти­
ного из вовлеченных в перевод я з ы к о в . ческие нормы языка перевода.
Так, в переводе романа У. Теккерся «Ярмарка тщеславия» (W.M. Tha­ Приведем примеры из студенческих работ. (1) «Торонто гордится
ckeray. Vanity Fair) на русский язык, выполненном для журнала «Совре­ правом считаться крупнейшим городом Канады с количеством населе­
менник» в 1850 г., переводчик неправильно перевел английское слово ния около 5 млн и одним из самых больших городов в Северной Аме­
yokel (что значит a simple-minded countryman, a country bumpkin, т.е. дере­ рике». И л и : (2) «Что вы обычно представляете, услышав слово "аку­
венщина) русским словом супруг. Впрочем, не обязательно ходить так да­ ла"? Возможно, первое впечатление — это огромные, обтекаемой
леко в историю, чтобы найти фактические ошибки у переводчиков. ф о р м ы существа из фильма " Ч е л ю с т и " . Несомненно, в действитель­
Во ф р а н к о я з ы ч н о й московской газете «Le Courrier de Russie» (du 14 ности не все акулы выглядят, как акула из фильма. Хотя некоторые да».
au 28 Janvier 2004) название к н и г и журналистки E. Трегубовой «Байки Вот оригиналы приведенных фрагментов: (1) «With a population of
кремлевского диггера» переведено на французский как Les velos d'un about 5 mln, Toronto is proud to be Canada's largest city and is considered to
digger. Если даже принять изъятие из названия слова кремлевский (до­ be among the largest cities in North America*; (2) «What are you likely to pic­
вольно важного в свете содержания к н и г и ) за о с о з н а н н ы й переводче­ ture when hearing the word sharks? T h e first thing to think of is probably the
с к и й прием — опущение, то перевод русского слова байки француз­ huge, streamlined creature from the movie Jaws. To be sure, in the real life, not
ским velos (велосипеды) — я в н о фактическая ошибка (переводчик, all sharks turn out to look like the Jaws shark. Though some certainly do».
видимо, принял русское байки за английское bikes, подумав, что это Буквально при первом же взгляде на эти переводы становится оче­
такое же сленговое заимствование в русском языке, как диггер). видным, что, даже если в них передана вся и н ф о р м а ц и я оригинала и
Еще иллюстрация. В одной из своих статей В.Н. Комиссаров приво­ передана верно, они не могут быть п р и з н а н ы хоть сколько-нибудь
дит анекдот-пример такого перевода, где межъязыковая коммуникация удовлетворительными. Через оба примера «насквозь» просматрива­
была существенно искажена из-за грубых ошибок лица, выступавшего ются английские конструкции оригиналов. В примере (1) механичес­
в роли переводчика с русского языка на английский и не знавшего упо­ ки переводится с английского я з ы к а на русский слово гордится {is
треблявшихся в процессе общения русских идиом | С м . : Комиссаров, proud to be), чем нарушается стилистика предложения; не согласованы
2001. С. 9|. части сложного синтаксического целого с однородными сказуемыми.
В а м е р и к а н с к о м суде переводчик буквально переводил слова рус­ В примере (2) вместо представляете себе стоит представляете; спорно
ской ж е н щ и н ы , которую обвинили в краже курицы. Судья спросил употребление слова впечатление; опять-таки стилистические огрехи:
ее, признает ли она себя виновной в краже. Ж е н щ и н а ответила: «Нуж­ обтекаемой формы существа; вместо громоздкой нерусской конструк­
на мне ваша курица!» Переводчик ничтоже сумняшеся перевел: «Об­ ции не все акулы выглядят, как акула из фильма — более по-русски зву­
виняемая заявляет, что курица была ей очень нужна». Судья задал во­ чало бы так выглядят (далеко) не все акулы и т.д.
п р о с , д а в н о ли о н а задумала украсть эту курицу. Ж е н щ и н а с Текст перевода может передать всю фактическую информацию с со­
возмущением ответила: «Как же! Всю ж и з н ь мечтала!» Переводчик блюдением всех норм языка перевода, но при этом исказить ц е л ь с о о б ­
о п я т ь перевел буквально то, что услышал: обвиняемая мечтала ук­ щ е н и я . Другими словами, получатель информации из-за недостатков
расть курицу уже давно. Судья снова спросил женщину: «Стало быть, перевода не поймет изначального намерения ее отправителя и не будет
вы признаете себя виновной в краже курицы?» На это ж е н щ и н а удив­ действовать сообразно его ожиданию. Если автор оригинала хочет, на­
л е н н о воскликнула: «Здравствуйте, я ваша тетя!» Озадаченный пере­ пример, убедить, стремление убедить должно ощущаться и в переводе.
водчик сообщил судье: «Обвиняемая утверждает, что приходится
К а к правило, цель искажается в результате допущенных фактичес­
близким родственником господину судье».
ких, а чаще всего — культурологических о ш и б о к , т.е. ошибок, возни-
16 Глава 1. «Перевод» как центральное понятие переводоведения § 3. Перевод как текст Г

кающих из-за неправильного п о н и м а н и я национальных и культур­ то «Ох, тяжела ты, шапка Мономаха» — скажет: «Ох, как меня давит Рю-
ных нюансов того или иного слова, выражения, высказывания. Это рикова фуражка!»
м о ж н о проиллюстрировать тем же анекдотом, который мы привели Подобного рода оговорки — это не только актерские, но и переводче­
выше, о случае в американском суде. Подобного рода, условно гово­ ские оговорки. Эти самые «рюриковы фуражки» — что греха таить! — то
ря, культурологические неточности или прямые ошибки искажают здесь, то там мелькают в наших переводах.
намерение говорящего, тем самым препятствуя выполнению перево­
дом его репрезентирующей ф у н к ц и и . Наконец, все вышеперечисленные условия могут быть соблюдены,
Кроме того, перевод должен хотя бы частично соблюсти тон ори­ н о н а макроуровне будут искажены п о з и ц и я а в т о р а , его мнение
гинала. Имеется в виду та часть плана выражения, которая складыва­ по какому-то вопросу, смягчены или, наоборот, усилены те или иные
ется из коннотативно маркированных элементов текста оригинала. аспекты излагаемого им материала, перевод опять-таки окажется не­
Если события описываются с иронией, переводчик должен (хотя бы приемлемым. Переводчик всегда должен объективно отражать пози­
отчасти) сохранить эту ироничность. Если и н ф о р м а ц и я оригинала цию автора независимо от того, что сам о н , переводчик, о ней думает,
подана нейтрально, тот же тон должен быть передан и переводчиком. считает ли ее неправильной, недопустимой или нуждающейся в более
И наоборот, если тон оригинала не нейтрален, то и перевод (хотя бы ясном и убедительном изложении.
отчасти) должен это передать. В наше время переводчик вряд ли может позволить себе даже ком­
Ю.Д. Л е в и н , крупный российский специалист по сравнительному ментарии и замечания такого рода, как те, что позволил себе известный
литературоведению и переводчик, так шутливо «перевел» фрагмент русский композитор П.И. Чайковский, выступивший в роли перевод­
стихотворения А.С. Пушкина «Пророк» [См.: Res Traductorica. С. 3). чика с французского языка на русский «Руководства к инструментовке»
Оригинал: проф. А.Ф. Геварта. В разделе о флажолетах, переводя французский
Восстань, пророк, и виждь, и внемли. оригинал, Чайковский дает следующие комментарии. Заявление Гевар­
Исполнись волею моей та: «Самое древнее, нам известное, применение флажолетных звуков к
И, обходя моря и земли. оркестру встречается в опере Тома Жонса Фшидора. С той поры эффек­
Глаголом жги сердца людей. том этим композиторы вовсе не злоупотребляли» — Чайковский ком­
«Перевод» Л е в и н а : ментирует следующим примечанием: «Не понимаем, как автор не
Вставай, пророк, смотри и слушай, вспомнил в этой статье о гениальных попытках Берлиоза; а еще сооте­
Мои приказы исполняй чественник!» Он вряд ли мог сделать такое пристыжающее автора заме­
чание в наше время. Сейчас объективность показа точки зрения автора
И, обходя моря и сушу,
для переводчика — норма.
Сердца словами зажигай.
Этот квазиперевод сделан без выхода за пределы русского языка, Таков минимальный набор критериев, которые можно предложить
но с выходом из одного стиля (или даже «штиля») в другой. Сохране­ как базовые, основополагающие и универсальные для оценки текста пе­
на и н ф о р м а ц и я , нет нарушений норм русского языка, передана цель ревода. Он, однако, может расширяться в зависимости от типа перево­
повествования, но разрушен тон оригинала. Таким образом, Левин димого текста, его функционально-стилистической принадлежности.
показал, насколько серьезным может быть ущерб, наносимый ориги­ Можно сказать, что в последнее время окончательно преодолева­
налу при и з м ен е н ии его характеристик, образующих общий тон пере­ ется лингвоцентрический подход к оценке перевода. Иначе говоря,
водимого произведения. перевод уже не оценивается только с точки зрения того, насколько
В своей книге «Несгораемые слова» известный советский перевод­ точно он воспроизводит оригинал в плане языкового выражения. Все
чик Н.М. Л ю б и м о в приводит такой пример: больше осознается важность донесения до адресата перевода главным
образом плана содержания оригинала и достижения того же воздейст­
Доказывая актерам в «Проекте постановки на сцене трагедии "Царь вия, которое предполагалось достичь у реципиента оригинала. В этом
Федор Иоаннович"», как важно знать роли назубок, Ал. Конст. Толстой с смысле говорят о коммуникативной равноценности текста перевода и
полным основанием утверждал, что далеко не все равно, если актер вмес- текста оригинала, подразумевая способность текста перевода высту-

^157761
18 Глава I. «Перевод» как центральное понятие переводоведения § 4. Проблема переводимостн/непереводимости/псепереводимости 19

пить в качестве полноправной замены оригинала, т.е. текст перевода М о ж н о привести еще очень много подобного рода суждений. Но
должен репрезентировать оригинал. обратимся к концептуальным п о з и ц и я м , в которых предпринимают­
Таким образом, говоря о переводе, следует различать употребление ся попытки не просто высказаться против перевода, но каким-то об­
термина «перевод» в переводоведческом и любых других возможных разом объяснить ф е н о м е н непереводимости или ограниченной пере­
смыслах. В переводоведении под переводом понимается такой вид вод и мости.
языковой (устной или письменной) деятельности человека, который Крупный н е м е ц к и й лингвист, ф и л о с о ф языка и переводчик Виль­
может быть охарактеризован как би- или полилингвистический и в ре­ гельм фон Гумбольдт (Wilhelm von Humboldt, 1767—1835), опираясь на
зультате которого создается текст, репрезентирующий текст-оригинал идеи антропологического подхода к языку, тесной связи языка, мыш­
на языке перевода. При этом собственно термин «перевод» употребля­ ления и «духа народа», в предисловии к своему переводу «Агамемно­
ется в двух значениях — как деятельность, процесс, и как результат на» Эсхила говорит о непереводимости уникальных произведений,
этого процесса. Перевод как вид деятельности определяется тем, кто подобных этой трагедии, в силу их особой, своеобычной природы
его осуществляет и как он протекает. Перевод как результат оценива­ («seiner eigentuemlichen Natur nach»). Суть этой особой природы со­
ется с точки зрения его способности репрезентировать оригинал. стоит в том, что я з ы к такого рода произведений отражает мышление
и «дух» говорящего на нем народа. В этом смысле я з ы к и всего л и ш ь
«синонимичны», по м н е н и ю Гумбольдта; составляющие их слова не
§ 4. Проблема переводим(Хти/непереводим(х:ти/всепереводимосги могут быть п р и з н а н ы в полной мере эквивалентными словам любого
Переводческая деятельность направлена на передачу некоего содер­ другого языка. И с к л ю ч е н и я м и являются разве что слова, обозначаю­
ж а н и я , выраженного средствами одного языка ( И Я ) , на другом я з ы к е щие чисто ф и з и ч е с к и е объекты, а это ставит под сомнение саму воз­
(ПЯ). Однако история знает примеры, когда с о м н е н и ю подвергалась можность п о л н о ц е н н о г о перевода. (Хотя, заметим, сам Гумбольдт бе­
сама возможность осуществления перевода. рется за перевод и излагает свои идеи не где-нибудь, а в предисловии
к этому своему переводу!)
Проблема переводимое™ обсуждается с глубокой древности. Н е ­
п е р е в о д и м ы м и считались сакральные тексты [См.: Steiner, 1993. В письме А. Шлегелю (1796) Гумбольдт пишет: «Всякий перевод
P. Xii; Мечковская. С. 233—234]. Затем, в эпоху Средневековья, непе­ представляется мне безусловно п о п ы т к о й разрешить невыполнимую
реводимыми считаются светские тексты, поскольку осознается невоз­ задачу. Ибо каждый переводчик неизбежно должен разбиться об один
можность достичь п о л н о й симметрии между различными семантиче­ из двух подводных камней, с л и ш к о м точно придерживаясь либо сво­
с к и м и системами [См.: Steiner, 1998. Р. 251 sq.[. его подлинника за счет вкуса и языка собственного народа, либо сво­
В эпоху Возрождения Д а н т е (Dante Alighieri, 1265—1321) писал о еобразия собственного народа за счет своего подлинника. Нечто сред­
том, что ничто из того, к чему прикоснулись музы, не может быть пе­ нее между тем и другим не только трудно, но и просто невозможно»
ренесено с одного я з ы к а на другой без утраты своей прелести и гармо­ [Цит. по: Копанев. С. 251—252]. Другими словами, он фактически от­
ничности. Сервантес (Cervantes Saavedra, 1547—1616) говорит о том, рицает возможность создания такого перевода, который можно было
что перевод похож на изнанку ковра. бы назвать п о л н о ц е н н ы м , т.е. сбалансированным — не вдающимся в
Дю Белле (J. du Bellay, 1522—1560), ф р а н ц у з с к и й поэт, говорил, что крайности буквализма и «адаптирующего» произвола, равноудален­
переводить — все р а в н о что художнику пытаться воспроизвести душу ным и от того, и от другого.
и тело своей живой модели. На русской почве идеи Гумбольдта были подхвачены выдающимся
В том же духе высказывается и П. Б. Шелли (Р.В. Shelley, 1792—1822) лингвистом А.А. Потебней (1835—1890). Потебня подчеркивал, что язы­
в трактате «В защиту поэзии» (A Defence of Poetry, 1821): «Стремиться ки принципиально асимметричны. Это проявляется в лексико-грамма-
передать создания поэта с одного языка на другой — это то же самое, как тических и эмоционально-стилистических структурах, которые могут
если бы мы бросили в тигель фиалку с целью открыть основной прин­ быть выражены посредством отдельных слов или их сочетаний, что и от­
цип ее красок и запаха. Растение должно возникнуть вновь из собствен­ личает один язык от другого. Слово одного языка не совпадает со сло­
ного семени, или оно не даст цвета, — в этом-то и заключается тяжесть вом другого. Еще менее вероятно совпадение сочетаний разнящихся
проклятия вавилонского смешения языков» [Цит. по: Копанев. С. 252]. между собой слов. В итоге исчезает, по выражению Потебни, «соль» этих
20 Глава 1. «Перевод» как центральное понятие иереводоведения
§ 4. Проблема переводимости/непереводимости/всспсрсводимости 21

слов. Поэтому непереводимы, в частности, остроты. Более того, лишен­


ные своей словесной формы, «оболочки», не совпадают также мысли даюшей (генеративной) грамматики Н. Хомского (N. Chomsky) к всепе­
оригинала и его перевода. Они оказываются неравными друг другу и, реводимости. Ж. Мунен (G. Mounin) высказывался о возможности пе­
стало быть, разными, хотя бы отчасти, мыслями. ревода с любого языка на любой — причем с безусловным соответстви­
ем означаемого (вещи) означающему (слову) и наоборот, — по крайней
В 1930-х гг. в С Ш А была разработана теория, согласно которой
мере терминологии. Более того, он прогнозировал возможность пол­
структура я з ы к а определяет структуру м ы ш л е н и я и тот способ, каким
ной, стопроцентной автоматизации научного и технического перевода.
человек, г о в о р я щ и й на данном я з ы к е , познает о к р у ж а ю щ и й его
в н е ш н и й м и р . Авторы этой теории, иначе н а з ы в а ю щ е й с я гипотезой Эти идеи Мунена уточняются в теории Э. Кошмидера (Е. Koschmie-
лингвистической относительности, Э. С е п и р (Е. Sapir) и Б.Л. Уорф der), который говорит о возможности перевода с языка на язык с помо­
(B.L. Whorf). щью нахождения общего, стоящего за знаковой оболочкой языка ориги­
нала и языка перевода. Это общее он называл tertium comparationis
Гипотеза Сепира — Уорфа была подвергнута критике многими линг­
(третьим сравнения), т.е. тем, относительно чего сравниваются оригинал
вистами, этнографами, философами и психологами, поскольку факти­
и перевод (см. гл. 11). Сходные идеи высказывают В. Вилс (W. Wilss),
чески в ней провозглашается самодовлеющая сила языка, сила, которая
В. Коллер (W. Koller) и другие переводоведы [См.: Stolze. S. 41—53].
якобы формирует мир, в то время как язык сам является результатом
отражения человеком объективного мира. Различия в том, как в разных Кроме того, п о з и ц и и всепереводимости придерживались перевод­
языках членится объективный мир, возникают, видимо, в период пер­ чики — с т о р о н н и к и так называемого дословного перевода ( П . Вязем­
вичного образования в них языковых единиц и обусловливаются ассо­ ский, А. Фет, Е. Л а н н ) , которые утверждали возможность точно вос­
циативными различиями, несоответствиями в языковом материале, произвести, скопировать оригинал [См.: Денисова. С. 5].
унаследованном от предшествующих эпох, а также под влиянием дру­ Более сбалансированным подходом к обсуждаемому вопросу отли­
гих языков. Хотя язык и оказывает определенное регулирующее влия­ чаются ученые и переводчики-практики, говорившие и говорящие о
н и е на мышление человека, все же можно говорить о том, что его фор­ возможности п р и н ц и п и а л ь н о й переводимости. В отечественном
ма и категории одинаковы у всех людей независимо от того, к каким переводоведении A M . Финкель, А.В. Федоров в прошлом веке на осно­
этносам о н и принадлежат. вании теоретического осмысления опыта переводчиков советской пере­
водческой школы говорили о принципе п е р е в о д и м о с т и . Обоснова­
Все эти критические замечания являются очень важными не только
нием т а к о й п о з и ц и и служат следующие положения. Благодаря
с точки зрения общего языкознания, но и последствий, которые эта ги­
принципиальному сходству мышления людей независимо от их нацио­
потеза оказывает на концепцию переводимости в переводоведении. Де­
нальности и этнической принадлежности, благодаря универсальности
ло в том, что в соответствии с этой гипотезой перевод с языка на язык в
его (мышления) категорий перевод возможен, хотя, конечно, при этом
силу различия самой их природы, структуры и формируемого ими у го­
переводчик вынужден идти на порой существенные потери в переводе
ворящих на них народов мышления оказывается невозможным.
по сравнению с оригиналом. Н о , как правило, эти потери касаются
Переводимость в тех или иных ее аспектах подвергают с о м н е н и ю плана выражения оригинала, его языковой формы, а не содержания,
также деконструктивисты — Ж. Деррида (J. Derrida) и др. которое при невозможности передачи его теми же понятиями, что и в
В то же время существует концепция в с е п е р е в о д и м о с т и . Коре­ оригинале, может быть донесено до реципиента перевода описательно.
нится эта концепция во взглядах на языки с точки зрения языковых уни­
версалий. В XVII—XVIII вв. создавались универсальные грамматики (на­ В целом во всей совокупности своих механизмов на всех ярусах
пример, известная грамматика Пор-Рояля А. Арно и К. Лансло, 1660, — я з ы к и сопоставимы, и з о м о р ф н ы , что позволяет осуществлять при пе­
La Grammaire de Port-Royal par A. Arnauld et E. Lancelot), целью которых реводе различного рода компенсаторные замены: то, что не удается
было, в частности, установление принципов, присущих всем языкам, — выразить в переводе теми же, что в оригинале, языковыми средствами,
того, что в современной лингвистике называют языковыми универсали­ можно передать другими языковыми средствами переводящего языка.
ями. Предпринимались даже попытки создать универсальный язык. Кроме того, от потерь при передаче ф о р м ы оригинала страдают в
Естественным образом уже в рамках теории перевода совершается основном тексты, относящиеся к тем ф у н к ц и о н а л ь н ы м стилям, кото­
переход от теории языковых универсалий и, например, теории порож- рые тяготеют к художественному, где ф о р м а не менее важна, чем вы­
ражаемое ею содержание.
22 Глава I. «Перевод» как центральное понятие переводоведения § 4. Проблема переводимости/непереводимости/всепереводимости 23

Н а к о н е ц , возможность перевода подтверждает история человече­ висимости от того, к а к о й объект попадает в поле зрения переводчика
ства. Действительно, перевод появился на заре человеческой цивили­ или критика перевода. Непередаваемость частных особенностей пе­
зации и реально, практически способствовал р е ш е н и ю многих возни­ реводимого текста компенсируется принципиальной переводимое -
кавших перед людьми вопросов. Перевод а к т и в н е й ш и м образом тью всего текста в целом [Иванов. С. 69).
осуществляется и в настоящее время. Вряд ли все это было бы воз­ В этой связи говорят также о м и к р о - и макроконтекстах переводи­
можно, если бы перевод был невозможен. мого оригинала, имея в виду, что степень переводимости возрастает
Вообще же, когда речь заходит о невозможности перевода, всегда по мере расширения контекста [Топер. С. 130], т.е. перехода с уровня
вопрос стоит о невозможности передать л и ш ь тс или иные аспекты микроконтекста, где то или и н о е явление может оказаться неперево­
оригинала. И здесь, по сути, все сводится к вопросу о степени, в ка­ димым, на уровень макроконтекста, где с помощью приема компен­
кой тот или и н о й перевод способен репрезентировать д а н н ы й ориги­ сации, описательного перевода и т.п. удастся все же донести до чита­
нал на другом я з ы к е и в другом культурно-историческом окружении. теля требуемую эстетическую или иную и н ф о р м а ц и ю .

Так, В.Г. Б е л и н с к и й говорил скорее о границах переводимости. Несмотря на то что те или иные высказывания о невозможности пе­
В общем высоко оценив перевод «Илиады» Гомера, осуществленный ревода — непереводимости — могут показаться если не разрушительны­
в XIX в. Н . И . Гнедичем, о н , о д н а к о , писал: «Никакое колоссальное ми, то малоконструктивными, следует сказать, что они внесли свой
творение искусства не может быть переведено на другой я з ы к так, вклад в развитие переводоведческой мысли. Они как бы от обратного
чтобы, читая перевод, вы не имели нужды читать п о д л и н н и к ; напро­ двигали переводоведческую мысль и сыграли свою роль в превращении
тив, не читав творения в п о д л и н н и к е , нельзя иметь точного о нем по­ спорадических и эмпирических высказываний о переводе в полноцен­
н я т и я , как бы ни был превосходен перевод. К " И л и а д е " особенно от­ ную науку о переводе — переводоведение. Прежде всего они помогли
носится эта горькая истина: только греческий- я з ы к мог выразить осознать, что осуществление перевода — дело отнюдь не такое простое,
такое греческое содержание, и на всех других языках " И л и а д а " — за­ как может показаться на первый взгляд. Они помогли уберечь общест­
сушенное тропическое растение, хотя и сохранившее, по возможнос­ венность в целом и переводчиков в частности от упрощенческого под­
ти, и блеск красок и ароматический запах». хода к переводу и его оценке. О н и указали на некоторые аспекты пере­
вода как вида деятельности, от которых раньше попросту отмахивались.
В.В. Н а б о к о в , сам талантливый переводчик, в частности перевод­
чик на а н г л и й с к и й я з ы к такого трудного текста, как роман А.С. Пуш­ С п о р ы по поводу переводимости / непереводимости не утихают до
кина «Евгений Онегин», засвидетельствовал в своем стихотворении сих пор. Сейчас полнее осознается сложность этой проблемы: «Грани­
«Оп Translating "Eugene O n e g i n ' V цы " п е р е в о д и м о с т и " очень неопределенны, они изменчивы и зависят
What is translation? On a platter от конкретной пары я з ы к о в и культур, а также от личного прочтения
A poet's pale and glaring head, переводчика, т.е. от его субъективного видения и восприятия» [Дени­
A parrot's screech, a monkey's chatter. сова. С. 73].
And profanation of the dead.<...>
Reflected words can only shiver Вопросы и задания
Like elongated lights that twist
1. Что такое перевод в общефилологическом и переводоведческом смысле?
In the black mirror of a river
2. Какова структура перевода как процесса в терминах теории коммуникации?
Between the city and the mist.<...>'.
3. Каковы параметры перевода как текста?
В настоящее время специалисты справедливо указывают на т о , что 4. Раскройте суть проблемы переводимости / непереводимости / всеперево-
проблема непереводимости должна рассматриваться по-разному в за- димости.
1
Набоков В.В. С т и х о т в о р е н и я . С П б . , 2002. С. 406.
П е р е в о д : Ч т о такое перевод'.' На блюде / Поэта бледная торчащая голова. / К р и к
попугая, обезьянья болтовня / И глумление над м е р т в ы м и . . . > . Отраженные слова могут
только дрожать. / Как удлиненные огни, которые искривляются / В черном зеркале реки /
Между городом и туманом. <...> (Перевод мой. — С. Т.)
§ I. Становление переводоведения 25

Глава 2 нии этого чуда. Н и к а к о г о научного направления для изучения пере­


вода не существовало и, казалось, существовать не могло.
Второй причиной, по которой переводоведению отказывали в само­
Переводоведение как самостоятельное научное стоятельности среди других научных направлений, было следующее об­
направление стоятельство. Когда, ближе к середине XX в., стали появляться первые
научные работы по теории перевода, перевод изучали прежде всего в рус­
ле лингвистических исследований. Он воспринимался как вид исключи­
тельно языковой деятельности, а переводоведение — как одно из направ­
лений в рамках лингвистики, прикладной лингвистики, сравнительного
Science is organized knowledge. языкознания и т.п.
H. Spencer^ Последствия в о с п р и я т и я я з ы к о з н а н и я и переводоведения как
«близнецов-братьев» видны и по сей день. Так, серьезным заблуждени­
ем по-прежнему является убеждение многих не только неспециалис­
тов, но даже филологов в том, что знания иностранного языка вполне
достаточно для того, чтобы быть переводчиком. Это заблуждение, в
свою очередь, до сих пор вредит и процессу становления профессиона­
§ 1. Становление переводоведения лизма в практике перевода, и процессу подготовки будущих переводчи­
ков, поскольку преподавание перевода нередко сводится к преподава­
До недавних пор вопрос о том, является ли переводоведение самосто­
нию иностранного языка.
ятельным научным направлением, был в высшей степени дискусси­
о н н ы м . Это объяснялось по крайней мерс двумя п р и ч и н а м и . Во-пер­ В связи с этим уместно вспомнить известное и по своей сути очень
вых, с д р е в н е й ш и х в р е м е н переводческая деятельность считалась верное сравнение. Утверждение, что любой человек, знающий два язы­
больше искусством, чем профессией в ряду других профессий. Дело в ка, может быть переводчиком с одного из них на другой и обратно, —
том, что изначально овладение искусством перевода было доступно равносильно утверждению, что любой человек, у которого есть обе ру­
только людям в определенной степени исключительным. Ч а ш е всего ки, может играть на фортепиано. На самом деле как для того, чтобы иг­
рать на фортепиано, нужны специальные знания и специальное —
о н и оказывались в силу тех или иных обстоятельств в условиях, кото­
многолетнее — практическое обучение владению инструментом, тре­
рые позволяли им овладеть в дополнение к своему родному другим,
нировка слуха, рук, пальцев и т.д., точно так же и для того, чтобы пере­
чужим я з ы к о м . К тому же нередко они были представителями немно­
водить, следует не только выучить один и другой языки, но и овладеть
гочисленного социального слоя, владевшего грамотой. До относи­
отнюдь не простой системой переводческих навыков, без которых про­
тельно недавнего времени переводчики были почти такими же «ис­
фессиональный перевод невозможен.
ключительными людьми в исключительных обстоятельствах», как
писатели, художники, композиторы. О н и были носителями если не П р о ф е с с и о н а л ь н ы й переводчик должен знать, во-первых, языки,
особого дара, то особого искусства (не ремесла!), поскольку умели, на которых происходит общение, во-вторых, предмет о б щ е н и я . При­
во-первых, понять недоступные для других своих с о п л е м е н н и к о в , со­ чем я з ы к и он должен знать по-переводчески, т.е. не каждый из них в
отечественников и т.п. н а п и с а н н ы й текст, п р о и з н е с е н н у ю речь; во- отдельности, изолированно от другого, а во взаимосвязи, соответст­
вии е д и н и ц одного я з ы к а единицам другого.
вторых — превратить н е п о н я т н ы й набор звуков или знаков в понят­
н ы е для сообщества, пользующегося их услугами, слова и фразы Согласно академику Л.В. Щербе (1880—1944), можно выделить два
родного языка. Это воспринималось почти как чудо, а чудо, как изве­ типа двуязычия: «чистое» и «смешанное». Чистое двуязычие (билинг­
визм) предполагает параллельное, независимое существование двух язы­
стно, не поддается н и к а к о м у рациональному о б ъ я с н е н и ю . Следова­
ков в сознании индивида. Как правило, билингвы этого типа использу­
тельно, вплоть до XX в. сам собой снимался вопрос о научном изуче-
1 ют два известных им языка в разных тематических сферах. Например, на
Наука — это организованное знание (Г. Спенсер, англ.).
одном они общаются у себя в семье, а на другом говорят на работе.
26 27
Глава 2. Переводовсдение как самостоятельное научное напраатение § 2. Объект и предмет переводоведения

С м е ш а н н о е двуязычие (билингвизм) наблюдается в тех случаях, французском языках также существует множество названий этой на­
когда д в а я з ы к а с м е ш и в а ю т с я в с о з н а н и и использующего их человека учной д и с ц и п л и н ы [См.: Stolze. S. 10).
стихийно. Какие-то понятия человеку легче выразить на одном язы­ Возникают и другие терминологические трудности. Например, сле­
ке, какие-то — на другом. Процесс переключения с я з ы к а на я з ы к , дует учитывать, что в западноевропейских странах традиционно разгра­
как правило, неконтролируем. Итак, элементы одной я з ы к о в о й сис­ ничиваются перевод письменный (англ. — translating, нем. — Uberset-
темы смешиваются с элементами другой языковой системы. И н ы м и zung) и устный (англ. — interpreting, нем. — Dolmetschen). В русском языке
словами, н а л и ц о так называемая межъязыковая и н т е р ф е р е н ц и я . такого разграничения нет. Переводом называют как устно, так и пись­
Это к р а й н и е случаи билингвизма. Исследователями описаны и менно осуществляемый тип этой деятельности. Родовое понятие «пере­
другие, промежуточные, его типы. Наблюдения показывают, что та­ вод» оказывается удобным для ее обобщенного наименования, но когда
кие билингвы — неудовлетворительные переводчики. О н и л и б о каль­ принципиальным становится различие между письменным и устным
кируют в ы р а ж е н и я одного языка, говоря на другом, и затрудняют об­ видами перевода, понятие это приходится уточнять. В русском языке го­
щение, которому должны бы способствовать, л и б о вовсе не могут ворят об устном или письменном переводе.
подобрать соответствия.
Наоборот, отсутствие родового понятия для обозначения перевод­
Переводческий билингвизм — это особый вид билингвизма, к со­ ческой деятельности в некоторых языках, например в английском или
жалению еще не в достаточной степени изученный. В.Н. Комиссаров немецком, независимо о т т о г о , устно она осуществляется или письмен­
11978) называет этот т и п двуязычия «упорядоченным» билингвизмом. но, заставляет ученых западноевропейских стран вводить новые терми­
У обладателя упорядоченного двуязычия, переводчика-грофессиона- ны. При этом ученые вступают в полемику. Так, известный немецкий
ла, две взаимодействующие во время его переводческой деятельности переводовед О. Кале (О. Kade) в своих работах ввел общий термин
я з ы к о в ы е системы соотнесены друг с другом с п о м о щ ь ю «взаимно эк­ Translat, покрывающий понятия Ubersetzungn Dolmetschen. С ним согла­
вивалентных единиц». Э т о и означает т о , что переводчик знает исход­ сились К. Райе (К. Reiss) и Г. Фермеер (Н. Vermeer), при этом они от­
н ы й я з ы к и я з ы к перевода по-переводчески. 1
вергли выдвигавшееся Лейпцигской школой переводоведения назва­
Кроме того, как сказано выше, чтобы быть переводчиком, нужно знать ние Sprachmittlung (букв. — языковое посредничество). Свое несогласие
предмет общения, т.е. понимать, о чем в процессе общения идет речь. с введением этого термина они справедливо аргументировали тем, что
Из этого м о ж н о сделать вывод, что, даже если человек знает два переводческая деятельность не сводится только к языковому (точнее,
языка, б е з с п е ц и а л ь н о й подготовки переводчиком он быть не может. межъязыковому) посредничеству. Процесс перевода — это и межкуль­
Только во второй половине XX в. яснее стала осознаваться необхо­ турное посредничество. Кроме того, переводчик — не просто посред­
д и м о с т ь п р и д а н и я переводоведению статуса особого, самостоятель­ ник, механически повторяющий уже сказанное, хотя бы и на другом
ного научного направления, поскольку иначе невозможно было в языке, — он включается в межъязыковое общение как такой же творче­
полной мере описать и изучить этот вид человеческой деятельности. ски действующий его участник, как и те, кого и для кого он переводит.
Одним из первых слово «наука» (science) по о т н о ш е н и ю к изуче­
н и ю перевода употребил Ю. Найда (Е. Nida), введя это слово в назва­
1
ние о д н о й из своих книг «Toward a Science of Translating* (1964). § 2. Объект и предмет переводоведения
Нельзя отрицать тот факт, что переводоведение — молодая и еще У любого самостоятельного научного направления как суммы з н а н и й ,
т о л ь к о ф о р м и р у ю щ а я с я научная дисциплина, на что указывает, меж­ собранных и обработанных научными методами, есть конкретный
ду прочим, и т о , что у нее все еще нет единого общепринятого назва­ объект и предмет исследования, без которых нельзя говорить о полно­
н и я . О д н и н а з ы в а ю т ее, как м ы , — «переводоведением» и л и «теорией правной научной д и с ц и п л и н е .
перевода», другие — «транслатологией». В н е м е ц к о м , английском, О б ъ е к т о м исследования в переводоведении является процесс
межъязыкового вербального о б щ е н и я людей. П р и этом имеется в виду
1
Букв.: . Н а пути к науке о переводе» («иг».), Перевод отдельных глав этой к н и г и см : В Л с й п ц и г с к у ю ш к о л у входили немецкие переволоведы О. Кале. А. Нойберт
В о п р о с ы теории перевода в зарубежной л и н г в и с т и к е . 1978 (в перев. Л. Ч е р н я х о в с к о й - (A. N e u b e r t ) . Г. E r e p ( G . Jager) и др Ученые этой ш к о л ы рассматривали переводоведение
«К науке переводить»). как часть лингвистики и поэтому говорили о Translalionslinguistik (лингвистике перевода).
§ 3. Методы исследования в переводоведении 29
28 Глава 2. Переводоведение как самостоятельное научное направление

1
ках любого другого научного направления . Вместе с тем межъязыковое
обшенис, осуществляемое главным образом на естественных (не ис­ обшенис. опосредованное переводом, — явление вполне определенное,
кусственных) вербальных языках (не языках сигналов, жестов и т.п.). наблюдаемое эмпирически; его можно изучать научными методами.
Другими словами, я з ы к и , о которых идет речь, имеют вербальную
природу (в отличие от языков, возможно и естественных, но относя­
щихся к любым другим семиотическим невербальным системам). § 3. Методы исследования в переводоведении
Принципиально также то, что имеется в виду общение между людьми.
Еше одной важной для любого научного направления характеристи­
Переводоведение не занимается проблемами общения между животны­
кой являются м е т о д ы , используемые в нем для проведения научных
ми. О н о (по крайней мере пока) не занимается и проблемами общения
исследований.
(с нами или между собой) представителей внеземных цивилизаций.
В п р и н ц и п е , что касается переводоведения, то его методология не
Важно отметить еще одну существенную характеристику межъязы­
является чем-то исключительным, свойственным только ему. О н а
кового общения как объекта переводоведения. Оно осуществляется, как
здесь та же. что и в любой другой научной дисциплине. Совпадают с
правило, с помощью переводчика (или перевода). Перевод чаще всего вы­
любой другой наукой и фундаментальные цели переводоведения —
ступает необходимым посредником в таком межъязыковом общении.
объективное изучение того или иного явления действительности, а
П р е д м е т науки о переводе — это непосредственный процесс пе­ потому в основном совпадают и методологические п р и н ц и п ы .
реводческой деятельности, а также результат(ы) такой деятельности —
В переводоведении прежде всего важно взаимодействие теории и
текст(ы) перевода (переводов).
практики. Теория изучает практическую переводческую деятельность,
Если имеется в виду межъязыковое о б щ е н и е с п о м е ш ь ю перевод­ а практика вбирает в себя достижения теоретической мысли. Цель те­
чика в самом общем смысле, т.е. безотносительно к тому, какие я з ы к и оретических исследований — в оптимизации практического перевод­
вовлечены в такое общение, то его изучение осуществляется в рамках
ческого процесса. Связь эта не всегда прямая (опять-таки, как и в лю­
так н а з ы в а е м о й общей теории перевода.
бом другом научном направлении): иногда может показаться, что
Общая теория перевода занимается выявлением и исследованием теория оторвалась от потребностей переводчиков-практиков и зани­
переводческих универсалий, т.е. принципов, положенных в основу пе­ мается умозрительными построениями. Это, однако, не так, посколь­
ревода с любого языка на любой. Иначе говоря, обшей теорией перево­ ку теория лаже в своей умозрительности все равно в конце концов
да является изучение сущности, условий протекания, характерных осо­ приходит к лучшему п о н и м а н и ю собственного объекта и предмета ис­
бенностей м е ж ъ я з ы к о в о й к о м м у н и к а ц и и . Ч а щ е рассматривается следования, благодаря чему практика в итоге получает возможность
двуязычное общение, реже исследования по общей теории перевода за­ усовершенствоваться, а теория — изучать процесс перевода в новых,
трагивают проблемы межъязыковой коммуникации, включающей в се­ изменившихся условиях. И так далее. Таков приблизительно механизм
бя более двух взаимодействующих языков. взаимодейстьия теории и практики перевода в переводоведении.
В качестве предварительного замечания добавим, что процесс пе­ Пожалуй, главным конкретным методом, широко распространен­
реводческой деятельности охватывает не только собственно преобра­ ным в переводоведении. является сопоставительный анализ перевода
зование исходного с о о б щ е н и я в конечное. Д л я п о н и м а н и я всей слож­ или переводов с оригиналом, самих переводов друг с другом. При
ности этого многоаспектного процесса необходимо принимать во этом обнаруживаются сходства и различия оригинала и перевода или
в н и м а н и е следующее: кто участвует в к о м м у н и к а ц и и , условия и ход ее переводов; определяется правомерность и необходимость допущен­
осуществления, особенности исходного текста, предназначенного ных отклонений. Сравниваются оригинал и перевод для обнаружения
для перевода, и конечного продукта переводческой деятельности, а либо разнотипных, либо определенного типа сходств и различий. При
также целый ряд других факторов, о которых речь пойдет ниже. этом нередко применяются приемы статистических исследований.
Процесс межъязыкового общения при переводческом посредниче­
1
Хотя м е ж ъ я з ы к о в а я деятельность может служить объектом изучения в других на­
стве как объект и процесс перевода как предмет научного исследования
уках ( л и н г в и с т и к е , психологии и т.д.), она рассматривается в них с других, о т л и ч н ы х от
позволяют выделить переводоведение в самостоятельное научное на­
персводоведческон. точек з р е н и я , т.е. при с о в п а д е н и и объекта изучения предметы его
правление, поскольку такая комбинация объекта и предмета не совпа­ 6
УДУт р а з л и ч н ы м и .
дает с комбинацией объекта и предмета изучения, проводимого в рам-
30 Глава 2. Переводоведение как самостоятельное научное направление § 4. Терминологический аппарат переводоведения 31

Еще одним важным методом является сопоставление неперевод­ переводчику» [Алексеева, 2000. С. 171). Так, переводя Флобера, полез­
ных текстов в переводимом и переводящем языках, которые иногда но изучить творческую манеру Тургенева; переводя Хемингуэя — стиль
называются «параллельными» или «аналоговыми». Эта работа осуще­ Ремарка.
ствляется для того, чтобы выявить соответствия между языками в тех Н.М. Любимов, один из крупнейших отечественных переводчиков,
или иных тематических и функционально-стилистических сферах, ко­ настоятельно советовал использовать этот метод, приводя примеры из
торые важно учитывать при переводе текстов данной тематики. В ка­ собственного переводческого опыта: «Когда я перевожу какого-нибудь
кой-то степени этот метод сходен с применяемым, например, в лекси­ автора, я всегда стараюсь найти ему некое хотя бы приблизительное со­
кографии при составлении двуязычных словарей. Однако, во-первых, ответствие в русской литературе. Это вовсе не значит, что я призываю
не совпадают цели его применения: в переводоведении эта работа осу­ самого себя или кого-либо "делать под", — я ищу точку опоры. Когда я
ществляется и с к л ю ч и т е л ь н о для того, чтобы усовершенствовать переводил роман Мопассана " М и л ы й друг", я перечитал всего Чехова.
процесс перевода. Часто это делается в новых областях человеческой Я не "украл" у Чехова ни одного выражения. Я учился у него той сжато­
деятельности, где лексикография не успела снабдить переводчиков со­ сти, которая роднит его с Мопассаном. Когда я переводил "Коварство и
ответствующими словарями или глоссариями. В лексикографии этот любовь" Шиллера, я перечитал драмы Лермонтова и отдельные главы из
метод применяется для достижения целого ряда целей, а не только для "Униженных и оскорбленных", " И д и о т а " и "Братьев Карамазовых"».
того, чтобы обеспечить необходимыми словарями переводчиков. Во-
Далее Любимов пишет, что, переводя Боккаччо, о н , переводчик
вторых, метод такого сопоставления тематических сфер в двух языках
«Декамерона», «перечитал лирику и трагедии Сумарокова, лирику
применяется и м е н н о для того, чтобы устранить типичное для лексико­
Хераскова и Богдановича, трагедии Княжнина, лирику Капниста, Му­
графии отставание от реальных темпов изменения языков.
равьева, " и р о и - к о м и ч е с к и е " поэмы, трагедии и лирику Василия Май­
Тот же метод сопоставления непереводных материалов применяется кова, лирику и повести Карамзина, лирику Дмитриева, Нелединского-
и в контрастивном (сопоставительном, сравнительном) языкознании. Мелецкого, В Л . Пушкина, прозу и раннюю лирику Жуковского»
Но опять-таки между тем, как это делается в переводоведении и в кон­ [Любимов. С. 52—53).
трастивном языкознании, существуют важные различия. Прежде всего Очевидно, при анализе переводов с переводоведческой точки зре­
в целях: оптимизация переводческого процесса в переводоведении и ния также можно использовать этот метод.
изучение языков как таковых в контрастивном языкознании.
В рамках контрастивного я з ы к о з н а н и я исследования ведутся на
уровне языка (langue), в то время как в переводоведении на первый
§ 4. Терминологический аппарат переводоведения
план выходит уяснение различий или сходств двух языков на уровне Терминосистема — важная составляющая любой научной дисципли­
речи (parole). Кроме того, в контрастивном я з ы к о з н а н и и сравнивают­ ны. В переводоведении существуют такие п о н я т и я , как «исходный
ся я з ы к о в ы е единицы чаще всего одного языкового яруса. Целью язык», «переводящий язык» (бытующие в форме ч а ш е всего нерасши-
с р а в н е н и я в переводоведении чаще всего является обнаружение спо­ фровываемых аббревиатур ИЯ и П Я ) , «переводимость»/«непереводи-
собов языкового выражения того или иного смысла, э м о ц и и и т.п., мость»/«всепереводимость», «адекватность» и «эквивалентность»,
причем сопоставляются языковые е д и н и ц ы не обязательно одного и «лексико-грамматические/переводческие т р а н с ф о р м а ц и и / п р и е м ы »
того же яруса. Н а п о м н и м , что главная цель такого сопоставления — и др.
о п т и м и з а ц и я переводческого процесса. Но здесь опять-таки мы сталкиваемся с тем, что выдает молодость
В своей практической деятельности, как было сказано выше, пере­ переводоведения как научного направления. Даже самые главные тер­
водчики часто прибегают к использованию аналоговых текстов. Пе­ мины в переводоведении, такие, как «адекватность» и «эквивалент­
реводя тексты нехудожественные, о н и ориентируются на тексты того ность», «переводческие трансформации» и «переводческие приемы»,
же ж а н р а в я з ы к е перевода и его культурной традиции. по-разному определяются в разных школах и у разных переводоведов.
В художественном переводе в качестве аналоговых текстов исполь­ Более того, возникают и, т а к сказать, объективные, языковые трудно­
зуются иногда тексты авторов, чей стиль имеет «черты сходства с тем сти в о т н о ш е н и и т е р м и н о л о г и и . Мы уже говорили о русском слове
произведением и тем авторским стилем, который предстоит одолеть «перевод», обозначающем как процесс, так и результат переводческой
32 I лава 2. Переводоведение как самостоятельное научное направление § 5. Структура переводоведения 33

деятельности и поэтому заставляющем ученых специально оговари­ Структуру переводоведения как самостоятельного научного на­
вать, что, собственно, имеется в виду в каждом конкретном случае. правления можно описать следующим образом.
Такая ситуация сложилась не только в русском языке, но и, напри­ Общая теория перевода решает самые общие вопросы межъязыко­
мер, в немецком. Поэтому О. Каде ввел специальный термин Translal, вого о б щ е н и я и, несомненно, относится к наукам теоретическим. В ее
называющий результат переводческой деятельности, поскольку в не­ задачи входит изучение переводческих универсалий и создание науч­
мецком языке тоже нет слов для различения перевода как процесса и ной к о н ц е п ц и и о сущности и особенностях любого двуязычного
как результата (см. выше). (многоязычного) общения, осуществляемого с помощью перевода.
Тем не менее переводоведение постепенно все же приходит к еди­ Частная теория перевода и так называемая специальная его теория в
нообразию в терминологии, что важно для него как самостоятельного большей степени занимаются как раз прикладными аспектами пере­
научного н а п р а в л е н и я . водческой деятельности и в этом смысле являются, по словам В.А. Зве-
гинцева, «эмпирическим полигоном, где проходят испытания как част­
ные гипотезы, так и глобальные теоретические построения» [Цит. по:
§ 5. Структура переводоведения Баранов. С. 287).
Прикладными переводоведческими задачами следует также счи­
Выше уже говорилось о с о о т н о ш е н и и теории и практики в переводо­ тать те, что связаны с обучением переводу, с разработкой различных
ведении. В этой связи следует затронуть еще один важный вопрос. подсобных для переводчика средств, с критикой перевода.
К а к известно, все науки м о ж н о подразделить на теоретические, Когда речь идет уже не о м е ж ъ я з ы к о в о й к о м м у н и к а ц и и вообще,
или фундаментальные, и прикладные. Разница между н и м и состоит а о к о м м у н и к а ц и и в рамках конкретных пар я з ы к о в , межъязыковое
как раз в с о о т н о ш е н и и теории и практики: нацеленности на достаточ­ общение с одного определенного языка на другой изучается ч а с т ­
но отвлеченное изучение явлений окружающей действительности в н ы м и т е о р и я м и п е р е в о д а . О н и выявляют межъязыковые соот­
теоретических д и с ц и п л и н а х и разработки методов р е ш е н и я конкрет­ ветствия и различия в этих языках, в л и я ю щ и е на процесс перевода.
ных практических задач в прикладных науках. Такое сравнение в переводоведении, в отличие, например, от сравни­
Традиционно переводоведение трактовалось как часть прикладной тельного я з ы к о з н а н и я делается и м е н н о с целью о п т и м и з а ц и и межъ­
л и н г в и с т и к и , т.е. часть лингвистики, и притом прикладной. К а к пред­ языкового о б щ е н и я , фактически о з н а ч а ю щ е й о п т и м и з а ц и ю посред­
ставляется, это не совсем верно. О соотношении переводоведения и нического звена в этом о б щ е н и и — перевода. При этом частные
л и н г в и с т и к и уже говорилось. Что же касается роли прикладных ис­ теории перевода рассматривают перевод с конкретных я з ы к о в на
следований в рамках самого переводоведения, то скажем следующее. конкретные (пары, т р о й к и взаимодействующих при посредстве пе­
Дело в том, что проводимые в настоящее время переводоведческие ревода я з ы к о в ) .
исследования уже не сводятся только к р е ш е н и ю чисто прикладных С п е ц и а л ь н а я т е о р и я изучает переводческую деятельность в
задач, которые ранее п о н и м а л и с ь к а к разработка лингвистических зависимости от условий предъявления—восприятия сообщения-ори­
методов адекватного преобразования текстов в и н о я з ы ч н у ю форму. гинала и о ф о р м л е н и я перевода. В этом смысле говорят о письменном
Сейчас переводоведение занимается не только узкопрактическими переводе, когда предъявление оригинала может быть неоднократным,
задачами, с в я з а н н ы м и с переводом, но и изучает наиболее о б щ и е ме­ а оригинал и перевод представляют собой письменные тексты, или об
ханизмы, д е л а ю щ и е возможной межъязыковую деятельность (по­ устном, когда предъявление оригинала единократно, а оригинал и пе­
средством перевода). ревод являются п р о и з н о с и м ы м и текстами.
Однако вряд ли м о ж н о говорить в этом смысле о различении «тео­ Существуют переходные ф о р м ы перевода: устно-письменная и
рии перевода» и «практики перевода», поскольку под практикой пере­ письменно-устная. В первом случае оригинал является произноси­
вода понимается сам его процесс. Понятно также, что фундаменталь­ мым текстом, в то время как перевод осуществляется в письменной
ные п е р е в о д о в е д ч е с к и е исследования ведутся в рамках т е о р и и форме. Во втором процедура перевода осуществляется наоборот: пе­
перевода. Где же в этой дихотомии место для решения более практиче­ реводчик получает п и с ь м е н н ы й оригинал и должен передать его в уст­
ских (прикладных) задач, связанных с переводческой деятельностью? ной форме (т.н. «перевод с листа»).
3-4104
и Глава 2. Переводоведение как самостоятельное научное направление § 5. Структура переводоведения 35

Кроме того, устный перевод бывает последовательным и синхрон­ пример, ф о р м о й , что вносит определенную путаницу и в без того
ным. Последовательный перевод — это устный перевод, при котором сложную научную полемику.
переводчик воспринимает, как правило, небольшие отрезки речи пере­ Таким образом, переводоведение как теоретическая, фундамен­
водимого им человека и переводит их для адресата (адресатов) перевода. тальная научная дисциплина изучает межъязыковое общение, макси­
В зависимости от протяженности переводимых отрезков устный пе­ мально абстрагируясь от прикладных задач его обеспечения в кон­
ревод разделяют на абзацно-фразовый (АФП) и последовательный с кретных условиях осуществления переводческой деятельности и в
применением переводческой записи. При АФП переводчик работает с конкретных парах (тройках и т.д.) я з ы к о в . Последнее входит в круг за­
относительно короткими речевыми отрезками оригинала и может об­ дач переводоведения как прикладного научного направления.
ходиться без записей, удерживая содержание произнесенного отрезка в Следует еще раз подчеркнуть, такое разделение не означает, что
памяти. П р и последовательном переводе с записью д л и н а звучащих от­ обе ветви переводоведения — теоретическая и прикладная — н и к а к не
резков оригинала заметно увеличивается, и переводчик прибегает к взаимодействуют. Наоборот, связь между н и м и самая тесная.
специальной системе письменной фиксации воспринимаемой им ин­ Ради полноты освещения темы классификации переводоведения в
ф о р м а ц и и . Эта специальная система записи называется универсальной статусе самостоятельного научного направления следует еще добавить,
переводческой скорописью (УПС). В настоящее время не существует что некоторые ученые-переводоведы предлагали иные способы клас­
общепринятой У П С . Чаще всего переводчики эмпирически вырабаты­ сификации перевода. Например, А. Людсканов, рассматривая перево­
вают каждый — свою собственную. доведение как особую ветвь семиотики, считал возможным включить в
Устный перевод подразделяется также в зависимости от того, осу­ классификацию перевода еще у н и в е р с а л ь н у ю т е о р и ю , которая
ществляется он переводчиком «в обе стороны», т.е. на двух языках, бы изучала семиотические его свойства.
или только «в одну сторону». В первом случае речь идет о двусторон­ Р. Я к о б с о н предлагал трехчленную к л а с с и ф и к а ц и ю перевода,
нем переводе, во втором — об одностороннем. опять-таки с учетом семиотических исследований. В своей статье
С и н х р о н н ы й перевод — это перевод звучащего текста, осуществ­ «Оп Linguistic Aspects of Translation* он дал всеобъемлющее семиоти­
л я е м ы й переводчиком практически о д н о в р е м е н н о с оратором, речь ческое определение перевода, указав на в о з м о ж н о с т ь выделения
которого он переводит. Перевод производится л и ш ь с относительно следующих трех его т и п о в : 1) в н у т р и я з ы к о в о й перевод, или пере­
небольшим временным сдвигом, точнее отставанием. С и н х р о н н ы й формулирование (rewording); 2) м е ж ъ я з ы к о в о й , или собственно пе­
перевод предпочтителен на многоязычных форумах международного ревод; 3) м е ж с е м и о т и ч е с к и й перевод, или трансмутация (transmuta­
масштаба, поскольку позволяет значительно э к о н о м и т ь время и уси­ tion) [Jakobson, 2000. P. 114].
л и я для обеспечения э ф ф е к т и в н о й межъязыковой к о м м у н и к а ц и и . Первый тип перевода лучше всего изучен с точки зрения семантиче­
Перевод м о ж н о классифицировать также с точки з р е н и я тематиче­ ских соответствий между элементами перевода-переформулирования.
ских свойств и функционально-стилистических особенностей пере­ Второй активно изучается с точки зрения переводоведения. Н о , конеч­
водимых текстов. В этом смысле говорят об общественно-политичес­ но, ни тот ни другой подходы не заменяют семиотической интерпрета­
к о м , научно-техническом, художественном переводах. ции этих явлений, хотя эта последняя, безусловно, должна учитывать то,
В последнее время появились новые разновидности перевода, на­ что было достигнуто в рамках до- и внесемиотических исследований.
п р и м е р перевод теле- и радиопередач, дублирование к и н о ф и л ь м о в , С третьим типом перевода, согласно классификации Якобсона, де­
перевод рекламы. Еще не вполне я с н о , к а к о в о место этих разновид­ ло обстоит в корне иначе. Если первые два можно изучать, ограничи­
ностей перевода в общей его к л а с с и ф и к а ц и и . ваясь л и ш ь языковой сферой исследования, т.е. в рамках лингвистики,
Н а к о н е ц , перевод может быть «естественным» или м а ш и н н ы м в то третий — исключительно семиотически. Н и к а к а я отдельно взятая
зависимости от того, кто (или что) выступает в роли переводчика — семиотическая система не может стать опорной для такого рода иссле­
человек или м а ш и н а . дований. Причина очевидна: при третьем типе перевода мы всегда
К сожалению, в настоящее время не существует единства в класси­ имеем дело по крайней мере с двумя семиотическими системами.
ф и к а ц и о н н о й , типологической терминологии перевода. То, что у од­ Классификация перевода важна, поскольку правильное решение
них переводоведов называется видом, у других может называться, на- проблемы его типологии позволит э ф ф е к т и в н о решать задачу научно-
36 Глава 2. Переводоведение как самостоятельное научное направление

теоретического освещения целого ряда важных проблем как теорети­


ческого переводоведения, т а к и переводоведения прикладного. И на­ Глава 3
оборот, наличие научно обоснованной классификации перевода, его
ф о р м , видов, жанров и т.д. и т.п. служит признаком высокого теорети­
ко-практического уровня развития переводоведения как самостоя­ Соотношение переводческой деятельности и
тельного научного направления [См.: Лилова. С. 223 sq.].
переводоведения
Вопросы и задания

1. Почему переводоведение было признано самостоятельным научным на­ Работаю с неслыханной охотою
правлением лишь относительно недавно? Назовите причины. Я только потому над переводами,
2. Почему изучение перевода часто отождествляют с лингвистическими ис­ Что переводы кажутся пехотою,
следованиями? Взрывающей валы между народами.
3. В чем основное отличие переводческого билингвизма от других его видов? Б. Слуцкий
4. В чем проявляется молодость переводоведения как самостоятельной науч­
ной дисциплины? Приведите примеры.
5. Что является объектом и предметом переводоведческих исследований? Перевод как деятельность уходит к о р н я м и в далекое прошлое. Наука
6. Какие методы используются для изучения перевода? же о переводе — явление относительно молодое.
7. Опишите структуру переводоведения как научной дисциплины.
Переводческая деятельность — пожалуй, один из д р е в н е й ш и х ви­
дов деятельности человека. М о ж н о по-разному датировать момент за­
рождения перевода, но следует признать бесспорным то, что отправ­
ным моментом для появления переводческой деятельности стала
необходимость о б щ е н и я между различными, говорившими на разных
языках сообществами людей.
Если верить Б и б л и и , такая необходимость появилась после того,
как Бог разрушил Вавилонскую б а ш н ю и «смешал язык» строивших
ее людей. К а к следствие появилось множество народов, говоривших
уже на разных языках.
Вот как это о п и с а н о в Библии:

На всей земле был один язык и одно наречие. Двинувшись с востока, они
нашли в земле Сеннаар равнину и поселились там. И сказали друг другу: на­
делаем кирпичей и обожжем огнем. И стали у них кирпичи вместо камней, а
земляная смола вместо извести. И сказали они: построим себе город и баш­
ню, высотою до небес, и сделаем себе имя, прежде нежели рассеемся по ли­
цу всей земли. И сошел Господь посмотреть город и башню, которые строи­
ли сыны человеческие. И сказал Господь: вот, один народ, и один у всех язык;
и вот что начали они делать, и не отстанут они от того, что задумали делать;
сойдем же и смешаем там язык их, так чтобы один не понимал речи другого.
И рассеял их Господь оттуда по всей земле; и они перестали строить город.
Посему дано ему имя: Вавилон, ибо там смешал Господь язык всей земли, и
оттуда рассеял их Господь по всей земле (Быт. I I : 1—9).
38 Глава 3. Соотношение переводческой деятельности и переводоведения § 1. Краткий обзор истории переводческой деятельности 39

О б щ е н и е между различными я з ы к о в ы м и сообществами охватыва­ звать особым я з ы к о м литературных текстов. Д л я овладения эме-саль
ло ш и р о ч а й ш и й спектр их ж и з н и : это и политико-экономические ученики должны были выучивать специальные трехъязычные шуме-
с н о ш е н и я (прежде всего, очевидно, торговля), и культурный обмен, и ро-эме-саль-аккадские «словари». Существовали и другие «словари»:
выяснение о т н о ш е н и й дипломатическим путем или в ходе каких-то аккадско-хеттские, шумеро-аккадско-хеттские, аккадско-кассидские
военных столкновений и т.д. и т.п. [См.: От глиняной таблички — к университету].
Важную роль в развитии межнациональных, опосредованных пе­ Таким образом, уже во времена шумеро-аккадской цивилизации,
реводческой деятельностью связей в разные времена играли большие на заре возникновения письменности, мы обнаруживаем свидетельст­
города или, пользуясь современным я з ы к о м , мегаполисы. Такими го­ ва и первые образцы текстов, отражающих активную переводческую
родами были Александрия в Египте, Рим, Иерусалим, Константино­ деятельность, которая охватывала сферу административно-государст­
поль, Самарканд и многие другие. В них, как правило, по э к о н о м и к о - венную, научную, н о , видимо, превалировали все-таки переводы тек­
п о л и т и ч е с к и м п р и ч и н а м п о с е л я л и с ь представители различных стов религиозного характера. При этом, как мы видели, к переводчес­
народностей. Многоязычная атмосфера общения всех со всеми, раз­ кой деятельности специально готовили, ей специально обучали.
н о н а п р а в л е н н ы е взаимовлияния создавали «тепличные» условия для О переводческой деятельности в Д р е в н е м Е г и п т е свидетель­
межкультурных контактов буквально на всех уровнях и практически ствуют такие документы, как иероглифическая «Надпись Уни», высе­
во всех сферах о б щ е н и я . ченная на каменной плите в некрополе города Абидоса. Приведем ее
П о н я т н о , что часто для обеспечения межъязыкового, т.е. преодоле­ фрагмент.
вающего барьер различия языков (и культур в ш и р о к о м смысле слова),
1
о б щ е н и я , для обслуживания важных языковых контактов (особенно Правитель Южного Египта, блюститель Нехена и Нехебена , наделен­
2
на официальных уровнях) требовались специальные посредники, лю­ ный властью, единственный друг царя , чтимый Осирисом, властителем
3 4
ди, которые владели бы обоими вступающими во взаимодействие язы­ западных , Уни. Так говорит он: «Завязал я повязку в царствование его
5
ками. И они не замедлили появиться. Сохранились свидетельства о та­ величества Тети , и назначили меня смотрителем житницы и надзирате­
6 7
кого рода деятельности на самых ранних этапах истории человечества. лем хентиуше и главным жрецом-чтецом при дворе его величества Пе-
8
пи . И даровал мне его величество звание друга и поставил меня надзира­
телем за жрецами города при пирамиде своей. <...> Назначил меня его
§ 1. Краткий обзор истории переводческой деятельности величество судьей в Нехен, ибо было сердце его благосклоннее ко мне, чем
к другим слугам^ его. <...> И вот стал я судьей при Нехене. Даровал мне его
Одни из старейших свидетельств переводческой деятельности обнару­
величество звание единственного друга, начальника хентиуше. <...> Я ис­
жены в городищах М е с о п о т а м и и. Так, в храмовом архиве Шуруп-
полнял работу писца <...> И вот вознамерился его величество выслать во­
пака, о т н о с я щ е м с я к Раннединастическому периоду (2615—2500 гг.
инство свое против азиатов, жителей песков. <...> И поставил меня его ве­
до н.э.), появляются своеобразные шумеро-аккадские двуязычные
личество во главе войска этого и начальником его, царских казначеев,
«словари» — глиняные таблички с начертанными на них списками
единственных друзей царя, правителей областей Юга и Севера, друзей ца-
слов на двух или трех языках. — убедительно свидетельствующие о не­
кой переводческой деятельности, без которой невозможна была бы
«лексикографическая» работа. ' Резиденции д р е в н и х правителей Египта.
2
П р и д в о р н ы й титул с а н о в н и к а .
В Аккаде начиная примерно со 2-го тысячелетия до н.э. ученики в 3
Т.е. запада, к о т о р ы й , согласно в е р о в а н и я м д р е в н и х е г и п т я н , был страной усоп­
специальных образовательных учреждениях (э-дубах, «домах табличек»), ших.

помимо того, что упражнялись в знании шумерского языка, еще перево­ 4 г


i.e. достиг зрелости.
дили с аккадского на шумерский и обратно, о чем свидетельствуют най­
* Тети II (VI д и н а с т и я , сер. XXV в. до н . э . ) .
денные во время раскопок двуязычные таблички учебного характера. Арендатором земель ф а р а о н а .
В школьную программу кроме того входило овладение особым Жрец-чтец, или херихеб(<Ьукъ. — обладающий праздничным свитком папируса), ч и -
3
«женским» я з ы к о м эме-саль. который употреблялся в письменности Т " заклинания во время ритуальных церемоний, в особенности в заупокойном культе.
9 Пепи I (VI д и н а с т и я ) .
для изложения речи богинь и ж е н щ и н . Эме-саль м о ж н о поэтому на-
Древнеегипетское слово баку переводится как рабы.
40 Глава 3. Соотношение переводческой деятельности и переводоведения § I. Краткий обзор истории переводческой деятельности 41

ря, начальником переводчиков, начальником жрецов Юга и Севера, упра­ льефах и терявшихся на ф о н е вельмож и фараонов, имена крупней­
вителей, возглавлявших отряды Юга и Севера, и отряды храмов и городов, ших римских переводчиков нам известны доподлинно: это Теренций,
которыми они ведали, и отряды нубийцев стран этих. <...> Я занимал тог­ Цицерон, Гораций, Вергилий, Иероним и др. Характерно также то,
да должности [ ] все» {Перев. М.А. Коростовцева). что большинство из них сами были известными авторами, во многом
усвоившими древнегреческий литературный опыт, с которым они по­
К а к видим, вельможа Уни, кроме многочисленных своих должно­ знакомились в немалой степени и м е н н о благодаря своей переводчес­
стей при дворе фараона, с которыми он преуспешно справлялся, что кой деятельности.
неоднократно подчеркивает в этой надписи, говорит также о том, что С тех пор процесс вывода переводчика и его профессии из «тени»,
был «начальником переводчиков». пусть и не всегда одинаково успешно (особенно в Средние века, ког­
Благодаря одному из древнеегипетских рельефов XXV в. до н.э., да многие монахи-переводчики в монастырях так и остались неизве­
найденному в М е м ф и с е , мы знаем о социальном статусе переводчика стными, фактически повторив судьбу своих древнеегипетских кол­
в Древнем Египте и о том, как осуществлялось его служение. Пере­ лег), но все же неотвратимо набирает силу.
водчик выступал посредником между вельможей и «иностранцами». Следует е щ е раз подчеркнуть, что начиная с Античности перевод
Вельможа говорил от имени фараона. Переводчик доносил слова становится посредником между ц и в и л и з а ц и я м и . Около 300 г. до н.э.
вельможи до и н о п л е м е н н и к о в или, наоборот, слова иноплеменни­ город Александрия стала центром эллинизма и посредником между
к о в — до вельможи. При этом переводчик изображен в двоякой ро­ Европой, Б л и ж н и м и Средним Востоком, а также И н д и е й . И м е н н о
ли — слушателя и говорящего, и размер его изображения меньше и там осуществлен, по преданию, з н а м е н и т ы й греческий перевод Вет­
вельможи, и даже и н о п л е м е н н и к о в . Это показывает, что переводчик хого Завета, известный к а к «перевод семидесяти» (Септуагинта).
имел статус слуги, а точнее, как мы видим из надписи Уни, — раба. Позже, в IX—X вв., эта тенденция межцивилизационного посред­
Г р е к о - р и м с к а я ц и в и л и з а ц и я — это эпоха в истории пере­ ничества продолжится, когда посредником между древнегреческой и
вода, когда, во-первых, в полной мере осознается просветительский нарождающейся исламской цивилизацией выступит переводческая
потенциал перевода, а во-вторых, впервые формулируются некото­ школа в Б а г д а д е . Затем, уже в XII и XIII вв., в Т о л е д о , в И с п а н и и ,
рые основополагающие его п р и н ц и п ы . Ф а к т и ч е с к и с осуществленно­ переводятся те же арабские переводы порой утраченных древнегрече­
го в 240 г. до н . э . Л и в и е м Андроником перевода гомеровской «Одис­ ских источников на латинский и испанский я з ы к и . В эту эпоху в ос­
сеи» началась эпоха активнейшей переводческой деятельности в новном переводились трактаты по медицине, математике, астрономии
Д р е в н е м Р и м е , с в я з а н н о й с усвоением богатейшего наследия древне­ и астрологии. Между прочим, благодаря этому посредничеству Европа
греческой литературы. Перевод осознавался как действенный способ вновь обретает Аристотеля. Это, бесспорно, сыграло не последнюю
обогащения культуры молодого государства. роль и в распространении идей, ставших основой следующей великой
эпохи в истории европейской цивилизации — Возрождения.
Просветительская функция перевода будет реализовываться не раз
в последующей (и не только античной) истории. Фактически на ран­ Действительно, революционные для своей эпохи открытия Нико­
них этапах развития любого народа, точнее его культуры, как правило, лая Коперника (1473—1543) в астрономии и Андреаса Везалия (1516—
превалирует не собственная, а переводная литература [Мкртчян. С. 9]. 1564) в биологии и медицине стали в о з м о ж н ы м и во многом благода­
Что же касается п р и н ц и п о в перевода, сформулированных греко- ря переводам сочинений их античных коллег Клавдия Птолемея (ок.
р и м с к о й ц и в и л и з а ц и е й (пусть еше в самых общих чертах), то некото­ 87—165 н.э.) и Клавдия Галена (ок. 130 — ок. 200) с арабских перево­
рые из них не утратили своей актуальности до сих пор. Так, и м е н н о со дов, сделанных, в свою очередь, с древнегреческих оригиналов.
времен Античности утвердилось противопоставление двух типов пе­ Так, К о п е р н и к познакомился с идеями Птолемея по книге немца
ревода — буквального и вольного. Иоганна Мюллера, вышедшей в к о н ц е XV в. и фактически излагав­
Е щ е одним д о с т и ж е н и е м Античности в области перевода следует шей геоцентрическое учение о строении Вселенной учителя самого
признать возросший статус и самой переводческой деятельности, и Мюллера — Г. Пейербаха, почерпнувшего свои идеи из «Альмагеста»,
тех, кто ею занимался. Не случайно, в отличие от имен безликих «ма­ главного труда Птолемея. В своем с о ч и н е н и и Пейербах опирался на
леньких» египетских переводчиков, изображавшихся на плитах и ре- латинский перевод «Альмагеста», осуществленный еще в XII в. Герар-
42 Глава 3. Соотношение переводческой деятельности и переводоведения
§ 2. Перевод и литературные контакты 43

до К р с м о н с к и м с арабского текста. Дело в том, что в Европу «Альма­ чительно экономические и политические с н о ш е н и я . Скорее это была
гест» попал через арабскую И с п а н и ю за два века до того, но долгое одна, но не единственная сторона таких о т н о ш е н и й .
время оставался непереведенным, и поэтому с X по XII в. ученые бы­
Литературные контакты осуществлялись и на других уровнях. На­
ли вынуждены пользоваться арабским переводом этой базовой для
пример, весьма продуктивным всегда был обмен различного рода
многочисленных астрономических исследований того времени кни­
фольклорными ф о р м а м и . Один народ усваивал сказочные сюжеты
ги. Только в 1175 г. Герардо К р е м о н с к и й наконец переводит «Альма­
другого, его пословицы, поговорки, сюжеты героического эпоса. Та­
гест» на латынь.
ков первый этап литературных контактов [См. там же. С. 48 sq.]. На
Похожий и не менее долгий и витиеватый путь проделали работы этом этапе перевод осуществлялся, видимо, более на бытовом и инди­
Галена, прежде чем попали в руки Везалия и его современников. видуальном уровне, когда общаются два или несколько представите­
Начиная с Ренессанса мы уже «в лицо» знаем ярчайших переводчи­ лей двух этносов и при этом л и б о вообще обходятся без переводчика,
ков Е в р о п ы (хотя в большинстве своем опять-таки не только перевод­ если один из собеседников билингв, либо их переводчик вовсе не пре­
чиков), таких, как Мартин Лютер, Уильям Тиндейл, Этьен Доле и др. тендует на роль профессионала.
Перевод в эпоху П р о с в е щ е н и я (XVII—XVIII вв.), в XIX и, конеч­ После в о з н и к н о в е н и я письменности у культурных народов начи­
но, в XX в. активизируется е щ е больше. При этом тематика переводи­ нает формироваться свое «литературное наследие». Более того, у не­
мых текстов, можно сказать без преувеличения, доводится до всего которых социальных групп появилась необходимость хорошо знать
круга возможных тем и становится равной всему объему доступных это литературное наследие и передавать его из поколения в поколе­
человеку с ф е р деятельности. ние. Так было в Древнем Египте, Месопотамии, Китае, Иудее, Ин­
Несравнимо более активными и многосторонними (в смысле чис­ дии, в Древней Греции и Древнем Риме. Вообще литературное насле­
ла участвующих в о б щ е н и и сторон) становятся международные кон­ дие в д р е в н о с т и и м е л о и с к л ю ч и т е л ь н о или п р е и м у щ е с т в е н н о
такты, охватывающие буквально в е с ь м и р . Международные конфе­ религиозный характер.
р е н ц и и , симпозиумы, ф о р у м ы стали обычным я в л е н и е м в XX в., что,
На этом, втором, этапе возникает потребность в более высоких
естественно, имело следствием возросшую интенсивность деятельно­
формах литературных контактов. Если литературный контакт осуще­
сти переводчиков, людей, во многом обеспечивающих работу этих
ствлялся на религиозной почве, то выполнялись, например, переводы
многонациональных м е р о п р и я т и й .
произведений религиозной литературы. Так п о я в и л и с ь переводы
П р о ф е с с и я переводчика из рабской, прислужнической выросла в Библии (Ветхого Завета) с древнееврейского я з ы к а на греческий (уже
п р е с т и ж н ы й и уважаемый труд. К тому же сейчас все яснее осознает­ упоминавшаяся Септуагинта) или манускрипты сирийской Пешитты
ся тот факт, что в наше время, когда в непосредственный контакт и латинской Вульгаты, древние переводы С в я щ е н н о г о Писания на
вступают не просто разные я з ы к и , но и разные, по некоторым вопро­ сирийский, коптский, л а т и н с к и й , а р м я н с к и й , грузинский, эфиоп­
сам стоящие на диаметрально противоположных позициях культуры, ский и другие я з ы к и .
более того, цивилизации, — переводчики становятся не просто по­
Что касается Библии, существуют даже особые компиляции различ­
с р е д н и к а м и межъязыкового о б щ е н и я , но и общения межкультурного.
ных версий оригинала, так называемые полиглоты, которые позволяли
сопоставлять оригинал Писания и его переводы, главным образом со­
§ 2. Перевод и литературные контакты зданные в течение первой тысячи лет распространения оригинала. На­
пример, Комплютенский полиглот (1522), который использовал еще
Переводческая деятельность всегда была неотъемлемым условием так Эразм Роттердамский, когда создавал свое критическое издание Ново­
называемых «литературных контактов», т.е. всех видов и ф о р м «пере­ го Завета, представлял собой Библию с параллельными колонками тек­
хода литературных явлений, возникших у одних народов, к другим на­ ста Ветхого Завета на древнееврейском, древнегреческом (Септуагин­
родам» [Берков. С. 38]. та), латинском (Вульгата) языках наряду с арамейскими таргумами
Не следует думать, что всегда и везде, у всех народов и на всех эта­ (арамейским переводом Пятикнижия) с их переводами на латынь.
пах истории человечества единственной п р и ч и н о й появления кон­ И это не было исключительным в своем роде изданием. Одним из
тактов культурных вообще и литературных в частности были исклю- наиболее авторитетных полиглотов считается так называемая Biblia
§ 3. Перевод в России 45
44 Плава 3. Соотношение переводческой деятельности и переводоведения

народов Западной Европы, с русским реалистическим романом. Зна­


Regia, или Антверпенский полиглот (1569—1572), а наиболее объем­
комство с культурными достижениями других народов, конечно, в
ных — Л о н д о н с к и й полиглот, еше называемый Londoninesis или по­
значительной мере влияло на п р и н и м а ю щ и е культуры, стимулирова­
лиглот Уолтона (Waltonian. 1657) по и м е н и его составителя Брайана
ло их литературное развитие, обогащение.
Уолтона (Brian Walton). В шести томах этого полиглота собраны текс­
На этом этапе опять-таки перевод играл важнейшую роль посред­
ты на девяти языках (древнееврейском, самаритянском, арамейском,
ника в таких контактах. Без профессионального, высочайшего уровня
древнегреческом, латинском, э ф и о п с к о м , с и р и й с к о м , арабском и
перевода не могло быть и речи о полноценном знакомстве одного на­
персидском).
рода с культурой и литературой другого.
П е р в ы м же известным изданием типа полиглота м о ж н о считать
собрание текстов Оригена Александрийского «Нехар1а», созданное
еше в 245 г. н . э . Целью «Нехар1а» (что в переводе с древнегреческого
§ 3. Перевод в России
значит «состоящее из шести частей», поскольку в одной книге содер­ Перевод на Руси с IX в. до начала XVIII в.
жалось шесть переводов) было предоставление твердого основания
В России, как и в случае с любой страной, очень трудно обозначить
для споров христиан с раввинами, для которых единственным автори­
конкретную начальную точку зарождения переводческой деятельнос­
тетом был древнееврейский текст С в я щ е н н о г о П и с а н и я .
ти. Она появилась с формированием древнерусского национального
Контакт с другим народом (или в его лице — с целой цивилизацией) сообщества, которое стало осознавать себя как нечто обособленное,
осуществлялся не обязательно на религиозной почве. Уже упоминался выделенное и в этом смысле противопоставленное другим нацио­
перевод Ливия Андроника гомеровской «Одиссеи». Этот перевод — нальным сообществам.
следствие стремления молодого еще древнеримского государства во­
Переводческая деятельность обслуживала экономические и поли­
брать в себя все лучшее от культуры Древней Греции. То же позже проде­
тические контакты вновь образовавшегося социума. Так, Древняя Русь
лал в «Энеиде» Вергилий, но не в переводе, а в оригинальном сочинении.
вела активную торговлю с Византией. В Вертинских анналах под 839 г.
На этом этапе речь уже идет, безусловно, о почти профессиональ­ говорится о посольстве византийского императора Феофила к импера­
ном переводе, переводе высокого уровня, несравнимого с тем, что мы тору Людовику I Благочестивому: «Послал он (т.е. византийский импе­
видели на первом этапе. ратор) с ними (византийскими послами) также несколько (людей), ко­
В итоге таких межкультурных контактов образовалась своеобраз­ торые говорили, что их зовугрос (Rhos), и которых, как они говорили,
н а я общечеловеческая «копилка», общечеловеческое наследие. Сего­ царь их, по имени Хакан (Chacanus), отправил к нему (византийскому
д н я л ю б о й культурный и образованный человек должен познакомить­ императору) ради дружбы» Щит. по: Водовозов. С. 5].
ся не только с культурным наследием своего народа, но и с наследием
Имеется немало свидетельств о военных походах Древней Руси, в
общечеловеческим. Соответственно, существенно изменяется поня­
том числе против той же Византии.
тие «мы», по крайней мере у европейских народов и народов таких
Константинопольский патриарх Фотий в 866 г. сообщает о нашест­
стран, к а к С Ш А и Канада. Это «мы» включает в себя уже представи­
вии на Византию народа рыС, (рос). По словам Ф о т и я , рыС, — это боль­
телей не только одного народа или этноса, а раскрывается для гораз­
шой и всем известный народ, покоривший многих своих соседей.
до более ш и р о к о г о круга народов, объединенных значительным по
своему объему общим культурно-историческим наследием. В этом Русь заключала договоры, по которым русским купцам разреша­
смысле мы говорим сегодня о европейской или западноевропейской лось торговать в Константинополе. Так, дошедший до нас один из та­
ц и в и л и з а ц и и . И когда в сферу «осознания» одного народа—предста­ ких договоров 912 г. ссылается на существовавшие прежние подобного
вителя этой цивилизации вводится некое культурное явление, оно по­ рода соглашения, на существовавшую «от многих лет межи хрестианы
падает в рамки всей этой цивилизации. (т.е. греками) и Русью бывьшюю любовь» [См. там же. С. 6].
Русь имела с н о ш е н и я и с другими своими соседями. В «Истории
Так было, когда мадам Жермена де Сталь (Stael) «открыла» Фран­ Табаристана» повествуется о походах русов в 880, 909 и 910 гг. на Абес-
ции и — Европе немецкую литературу, когда немцы открыли Европе гун, Макале, Сари, Далейман и Гилян. Арабский писатель Аль-Масу-
во второй половине XVIII в. Ш е к с п и р а , когда Мельхиор де Вогюэ ди пишет о пребывании русов в Каспийском морс в начале X в.
(Vogue) познакомил французов конца XIX в., а через них и ряд других
46 Глава 3. Соотношение переводческой деятельности и переводоведения § 3. Перевод в России 47

Хотя свидетельств о переводческой деятельности русов практически Естественно-научное направление в переводных книгах, имевших
не сохранилось, нетрудно предположить, что она была, и весьма актив­ в этот период хождение на Руси, было представлено «Шестодневами»
ной. В своей книге «Поэтика древнерусской литературы» Д.С. Лихачев и «Физиологом».
пишет о том, что в Древней Руси существовали переводы и с греческо­ В «Шестодневах» р а с с к а з ы в а л о с ь более п о д р о б н о , чем в Б и б л и и ,
го языка, и с латинского, и с древнееврейского, а также с новых для то­ о с о т в о р е н и и Богом м и р а за ш е с т ь д н е й . Благодаря этим книгам чи­
го времени европейских языков: с немецкого, чешского, польского и татели з н а к о м и л и с ь с п р и р о д о й и фауной неведомых для н и х зе­
др. На Руси были известны произведения, созданные в Болгарии, Ма­ мель. Н а д о заметить, правда, что реальное в этих книга переплета­
кедонии, Сербии. Позже появились переводы с языков народов Азии. лось с ф а н т а с т и ч е с к и м . В «Физиологе» о п я т ь - т а к и в соответствии с
М о щ н ы м толчком для развития культурных и политических свя­ х р и с т и а н с к и м с р е д н е в е к о в ы м м и р о в о з з р е н и е м давались сведения
зей с Византией, которые необычайно обогатили культуру Древней об окружающем м и р е . Об устройстве Вселенной древнерусский чи­
Руси и определили пути ее развития на многие века — м о ж н о даже татель узнавал из « Х р и с т и а н с к о й топографии» К о з ь м ы И н д и к о п л о -
сказать, вплоть до настоящего времени, — стало, конечно же, приня­ ва («плавателя в И н д и ю » ) , автора VI в. из Александрии. Ее особую
тие христианства на Руси в к о н ц е X в. (988). После этого важнейшего ценность составляли р а с с к а з ы о ж и в о т н о м и растительном мире
для истории Руси события активнейшим образом стала переводиться Индии.
христианская литература. Благодаря ей русские люди з н а к о м и л и с ь с
Кроме перечисленных книг, к естественно-научному (условно го­
н о в ы м и н о р м а м и морали и нравственности, значительно расширялся
воря) кругу литературы принадлежали также «Физика» Аристотеля,
их кругозор; они получили доступ к многим новым источникам исто­
«Космография» Меркатора, книги по зоологии, астрономии таких ав­
рической и географической и н ф о р м а ц и и .
торов, к а к Улисс Альдрованди, Везалий и др. Эти произведения были
В первую очередь на Руси были переведены книги Ветхого и Ново­ переведены в XVII в. В отличие от ранее переводившихся, эти книги
го Заветов С в я щ е н н о г о Писания. Содержание Библии было прочно уже в гораздо меньшей степени насыщены фантастикой, более свой­
усвоено всеми христианскими народами Европы: библейские истины ственной художественной литературе, чем собственно научной. Све­
и нравственные н о р м ы во многом сформировали всю европейскую дения, сообщаемые в этих книгах, уже не смешиваются с вымышлен­
ц и в и л и з а ц и ю . Не стала исключением и Россия. ными историями и рассказами о несуществующем. В этом смысле
Кроме библейских книг, широкое распространение на Руси получили они гораздо более «научны».
переводы византийских апокрифов (т.е. «тайных», «сокровенных» книг). Ш и р о к о е распространение в Древней Руси получили различные
Апокрифы излагали не принятые официальным учением церкви повест­ с б о р н и к и переводных нравоучительных изречений, а ф о р и з м о в и
вования о жизни Иисуса Христа. Церковью составлялись их списки (ин­ максим, взятых л и б о из Библии, л и б о из сочинений античных авто­
дексы), в которых они объявлялись «ложными» и «отреченными». ров. Эти сборники носили название «Пчелы», поскольку, как пчелы,
Важную роль в утверждении христианства на Руси играла агиогра­ собирали мед — только словесный.
ф и ч е с к а я литература, излагавшая «жизнеописания» христианских Известны были на Руси и переводы произведений светской визан­
святых. тийской литературы. Так, весьма популярной была повесть «Атександ-
Переводная литература на Руси была по-настоящему богата. Кро­ рия», представлявшая собой жизнеописание знаменитого полководца
ме религиозной, значительную часть в ней составляла историческая и Древнего мира Александра Македонского. Повестью, отличавшейся
естественно-научная литература Средневековья. С XI в. стали извест­ занимательным сюжетом и обилием фантастики, зачитывались не
ны в и з а н т и й с к и е х р о н и к и , в частности хроника И о а н н а Малалы Ан- только на Руси, но и в других странах средневековой Европы.
тиохийского (VI в.) и хроника Георгия Амартола (Грешника), автора Столь же популярной в Древней Руси была византийская поэма X в.
IX в. Большой популярностью пользовалась вторая, доходившая до о Дигенисе Акрите. В русском переводе она называлась «Девгенево де­
864 г. Позже она была дополнена материалами из хроники С и м е о н а яние». Прозвище Дигениса «акритос» переводится как «непобедимый».
Лагофета (и доведена до 948 г.). На основе этих хроник на Руси были Он был одним из воинов, оберегавших границы Византии от набегов
созданы две редакции так называемого «Еллинского и римского лето­ мусульман. Образ этот настолько полюбился русским читателям, что
писца» (XI—XII и XIII вв. соответственно). вошел в русский фольклор как «Аника-воин».
48 Глава 3. Соотношение переводческой деятельности и переводоведения
§ 3. Перевод в России 49

В целом, характеризуя переводческую деятельность на Руси от пери­


но и хорошим штилем», избегать употребления «высоких слов сла­
ода становления государственности до XVII в., следует сказать еще, что
вянских» ради ясности «сенса» (смысла). Конечно, из наших царей
переводчики пытались либо максимально приблизить читателя к ори­
обратить свой взор к переводу мог, пожалуй, только такой просвещен­
гиналу, либо, наоборот, оригинал адаптировать к вкусам и понятиям
ный монарх, каким был Петр Великий.
потенциального читателя. Первая тенденция прослеживается прежде
Как видим, Петр переносит обсуждение вопросов о переводе в сфе­
всего в переводах Священного Писания, где отход от оригинала, воль­
ру сугубо практическую. Перевод был осознан им как мощное средст­
ное обращение с ним не допускались ни в коем случае. Вторая свойст­
во, способствующее решению стоявшей перед русским обществом
венна переводам светской литературы. При этом переводчики факти­
того времени задачи усвоения всего лучшего из созданного западноев­
чески смотрели на текст как на свою собственность. О н и могли
ропейской цивилизацией. Отсюда такое внимание к переводу. Благо­
изменять по своему усмотрению даже содержание оригинала. Обще­
даря переводу русский читатель узнал о таких важнейших событиях со­
распространенной практикой было дополнение оригиналов вставками
временного ему мира, как открытие Америки. В 1710 г. по приказу
из других тематически близких сочинений, собственными (переводчи­
1 Петра был переведен голландский трактат по географии, в котором го­
ка) п о я с н е н и я м и и т.п. Сам же переводчик остается б е з ы м я н н ы м на
ворилось среди прочего и об открытии Америки и рассказывалось о
всем протяжении средневековой истории русского перевода. Со вре­
том, почему она так была названа. А в 1719 г., и опять-таки по приказу
мен Киевской Руси и Московской Руси не сохранилось практически
Петра, была переведена книга немца Иоганна Гюбнера «Земноводного
никаких критических или иных суждений о переводе, не говоря уже о
круга краткое описание из старыя и новыя географии», в которой тоже
свидетельствах теоретического осмысления этой деятельности. Совер­
сообщалось об открытой земле.
шенно очевидно, статус переводчика и его труда носят все тот же, что и
в других странах аналогичного периода, характер неоцененности; об­ Вряд ли м о ж н о говорить о преемственности в переводческих тра­
щество пользовалось трудом переводчика, не задумываясь, кто он и как дициях всего предшествующего периода и XVIII в. «В той же мере
2
осуществляет свой труд . трудно говорить о непосредственном продолжении традиций антич­
ных авторов-переводчиков применительно к переводной литературе
европейского Возрождения в западных странах (при всем в н и м а н и и
Перевод в России в XVIII в.
того времени к античности)...» [Топер. С. 53].
Начиная с XVIII в. картина существенно меняется. Это видно уже хо­
В этот период российской истории я з ы к церковной письменности
тя бы на примере нашего великого реформатора Петра I и требова­
постепенно заменяется русским литературным языком. Последний
н и й , которые он предъявил к переводу. В соответствии с н и м и пере­
фактически создается заново. И выдающуюся роль в этом играют пе­
водчик должен был п о л н о и ясно передавать содержание на русском
реводчики. И м е н н о из-под их пера выходит то, что послужит м о щ н ы м
языке к н и г по различным полезным знаниям, делать переводы «внят-
фундаментом для ломоносовской языковой реформы, от которой не­
1
В принципе, говоря о ранних этапах развития тех или иных национальных лите­ далеко уже было и до новаторства Н.М. Карамзина (1737—1794) и
ратур вообще и русской литературы в частности, не следует забывать, что разделение А.С. Пушкина (1799—1837). Затем работа переводчиков возвышается
всего литературного корпуса на «свое» и «чужое», переводное, появляется гораздо поз­ до творческого в полном смысле этого слова преобразования русского
же. Понимание различия между «своими» произведениями и переводными, принадле­ языка.
жащими к «иностранным литературам», — один из признаков зрелости той или иной
национальной литературы. Переводческая деятельность становится подлинной художествен­
2
Редчайшими исключениями из этого правила являются, например, поэт и пере­ ной лабораторией, где изучаются достижения литератур других стран
водчик XVII в. Симеон Полоцкий (Самуил Емельянович Петровский-Ситнианович, и делаются п о п ы т к и применить эти достижения к русскому языку. Не
1629— 1680) и Авраам Фирсов, в 1863 г. переведший Псалтырь. Остались некоторые сви­ случайно русская литература этого времени с готовностью откликает­
детельства переводческой политики С. Полоцкого. Так. он отстаивал свое право пере-
ся на все новое, что появляется в западноевропейской. Это прекрасно
нодить «во исполнение разума», т.е. не дословно, а с учетом особенностей родного язы­
ка. Кроме того, он стремился донести до читателя перевода эстетический потенциал выражено в следующих словах П у ш к и н а : «Талант неволен, и его под­
оригинала. Его перевод «Псалтыри рифмотворной», по его словам, должен не только ражание не есть постыдное похищение — признак умственной скудо­
сообщать читателю содержание оригинала, но и воздействовать на него эстетически. сти, но благородная надежда на свои собственные силы, надежда
(См.: Прокопович. С. 3 9 - 4 0 ) . открыть новые м и р ы , стремясь по следам гения, — или чувство, в
1-4104
50 Глава 3. Соотношение переводческой деятельности и переводоведения § 3. Перевод в России 51

смирении своем еше более возвышенное: желание изучить свой обра­ Г.Р. Державин. Эта традиция будет продолжена переводами Жуковско­
зец и дать ему вторичную жизнь». К переводу обращаются лучшие на­ го, Пушкина, Лермонтова. Она не исчезнет до конца XIX в.: переложе­
циональные литературные силы. Одним из виднейших литераторов и ния псалмов встречаются у К.А. Фофанова и К.Д. Бальмонта.
самых интересных переводчиков первой трети уже XIX в. был, напри­ В переводах с древнегреческого, латинского, французского и ита­
мер, В.А. Жуковский. На его выдающийся вклад в развитие русского льянского я з ы к о в у А . Д . К а н т е м и р а (1709—1744) совершенно
перевода и русской литературы недвусмысленно указывает тот же очевидна экспериментальность, о которой говорилось выше, стрем­
П у ш к и н : «Что ни говори, Жуковский имел решительное влияние на ление обогатить за счет переводческих опытов русский я з ы к и рус­
дух нашей словесности; к тому же переводной слог его останется все­ скую словесность. В предисловии к переведенным им «Письмам» Го­
гда образцовым». И л и : «Никто не имел и не будет иметь слога, равно­ рация о н , в частности, так объясняет свой подход к этим переводам:
го в могуществе и разнообразии слогу его (Жуковского). В бореньях с «Для того и я, желая дать на нашем языке опыт перевода латинских
трудностью силач необычайный. Переводы избаловали его, излени- стихотворцев, чаял, что не мог бы сыскать лучшего... Перевел я те
л и ; он не хочет сам созидать, но о н , как Voss, гений перевода». " П и с ь м а " на стихи без р и ф м , чтоб по-близку держаться первоначаль­
Характерно, что уже в середине XVIII в. в своих ставших хрестома­ ного, от которого нужда р и ф м ы часто понудила бы меня гораздо отда­
т и й н ы м и словах о богатстве русского я з ы к а М . В . Л о м о н о с о в ляться. Ведаю, что такие стихи и н ы м стихами, за тем недостатком
(1711 — 1765) сравнивает его с другими языками, показывает его вели­ р и ф м ы , не покажутся; но ежели о н и изволят прилежно примечать,
чие словно бы с переводческой точки зрения: «Повелитель многих найдут в них некое мерное согласие и некий приятный звон, который,
я з ы к о в , я з ы к р о с с и й с к и й , не токмо обширностью мест, i де он господ­ надеюся, докажет, что в сочинении стихов наших можно и без р и ф м ы
ствует, но купно и собственным своим пространством и довольством обойтися... В многих местах я предпочел переводить Горация слово от
велик перед всеми в Европе. Карл Пятый, р и м с к и й император, гова­ слова, хотя сам чувствовал, что принужден был к тому употребить или
ривал, что и ш п а н с к и м я з ы к о м с Богом, ф р а н ц у з с к и м — с друзьями, слова, или образы речения новые и потому не вовсе вразумительные
н е м е ц к и м — с неприятелями, итальянским — с ж е н с к и м полом гово­ читателю, в латинском языке неискусному. Поступок тот тем изви­
рить п р и л и ч н о . Но если бы он российскому языку был искусен, то, няю, что я предприял перевод сей не только для тех, которые доволь­
конечно, к тому присовокупил бы, что им со всеми о н ы м и говорить ствуются просто читать на русском языке " П и с ь м а " Горациевы, п о -
п р и с т о й н о , ибо нашел бы в нем великолепие и ш п а н с к о г о , живость латински не умея; но и для тех, кои учатся латинскому языку и
французского, крепость немецкого, нежность итальянского, сверх то­ желают п о д л и н н и к совершенно выразуметь. Да еще и другая польза
го богатство и сильную в изображениях краткость греческого и латин­ от того произойдет, ежели напоследок те новые слова и речения в
ского языка. С и л ь н о е красноречие Цицероново, великолепная Вир- обыкновение войдут, понеже чрез то обогатится язык наш, который
гилиева важность, Овидиево приятное витийство не теряют своего конец в переводе книг забывать не должно».
достоинства на русском языке». К о н е ч н о , в этих словах ощущается
К а н т е м и р смело обогащал русский язык своего времени, изобре­
стремление относительно молодой литературной традиции самоут­
тая русские соответствия иностранным словам переводимых им ори­
вердиться, и все же главное не в этом. Главное в том, что русский язык
гиналов. Так он поступал, переводя и уже упомянутые «Письма» Гора­
выходит на новый д л я себя уровень. И не в последнюю очередь имен­
ция, и трактат Фонтенеля «Разговоры о множестве миров».
но благодаря переводу.
Велики заслуги перед историей перевода в России и В . К . Т р е д и -
И сам Л о м о н о с о в выступал в роли переводчика, хотя его переводы а к о в с к о г о (1703—1769). Он работал с оригиналами на латинском,
были по большей части переложениями, что, впрочем, вписывалось в французском, немецком и итальянском языках. К требованию Петра I
переводческую практику XVIII в. В частности, он перелагал Псалмы и о полноте и ясности передаваемого содержания на другом языке он
другие библейские тексты. добавляет требование сохранять в переводе и «пиитическую осанку»,
Традиция переложения псалмов ведет свою историю от «Псалтыри т.е. художественные свойства оригинала.
рифмотворной» С. Полоцкого (1678). В XVIII в. псалмы перелагали, Тредиаковский полемизирует с французской традицией перево­
п о м и м о Ломоносова, В.К. Тредиаковский (у него есть полное перело­ дить п о э з и ю прозой и даже переводит прозаический роман Фенелона
жение Псалтыри), А.П. Сумароков, И . Ф . Богданович, М.М. Херасков, «Приключения Телемаха, сына Улисса» (1699), разрабатывая пути пе-
4'
§ 3. Перевод в России 53
52 Глава 3. Соотношение переводческой деятельности и переводоведения

реноса на русскую почву гекзаметра. Кстати, именно его усилия ока­ Перевод в России в XIX в.
жутся плодотворными для дальнейшего развития русского гекзаметра.
В XIX в. перевод в России продолжает свое активнейшее развитие.
Недаром А.Н. Радищев (1749—1802) положительно отзывался о роли
Основная проблема в этот период связана с выяснением достоинств и
Тредиаковского в развитии русского гекзаметра. Радищев вообще ра­
недостатков дословного и вольного перевода и применением на прак­
товал за большую смелость русскоязычных переводческих опытов, в
тике сделанных выводов.
частности говоря в своем «Путешествии из Петербурга в Москву» о
Одним из ярких представителей дословного перевода был П.А. Вя­
том, что если бы Л о м о н о с о в и другие переводчики переводили иност­
з е м с к и й (1792—1878), который, как и его предшественники, видит в
р а н н ы е стихи не только я м б а м и , то «российское стихотворство, да и
переводе возможность обогатить русский я з ы к и русскую словес­
сам российский язык гораздо обогатились бы».
ность, в частности русскую прозу, в развитии которой принимал жи­
Для перевода того времени характерны так называемые исправи­ вейшее участие. «Неоспоримо, что при тогдашнем состоянии нашей
тельные переводы. Это было свойственно и Тредиаковскому, о чем он литературы писателям, вызываемым дарованиями отличными из тес­
писал сам, например объясняя п р и н ц и п ы своего перевода комедии ного круга торжественных од и прозы ребяческой или высокопарной,
Теренция «Евнух», и его младшим современникам, одним из которых в коей по большей части были в обращении одни слова, а не мысли,
был В . И . Л у к и н (1737—1794). Л у к и н довольно р е з о н н о говорит о должно было заимствовать обороты из языков уже созревших и при­
необходимости в большей степени приближать переводимые фран­ вивать их рукою искусною к своему языку, приемлющему с пользою
цузские комедии к русским нравам, русскому быту, делать их в этом все то, что только не противится коренному его свойству». Вяземский
смысле более п о н я т н ы м и русской читательской аудитории. горячо отстаивал право и, к а к видим, чуть не вменял в обязанность
Хотя согласно с о в р е м е н н ы м критериям о ц е н к и перевода такие переводчику вводить в свой л е к с и к о н заимствования. Прежде всего
переделки и н о й раз кажутся весьма вольными и даже ч р е з м е р н ы м и , он высказывался за пользу галлицизмов, понимая их, впрочем, как
надо сказать, что благодаря им выкристаллизовывалась русскоязыч­ европеизмы, т.е. слова и обороты, отражавшие наиболее высокий уро­
н а я драматургическая манера, подхваченная и развитая впоследст­ вень м ы ш л е н и я и культуры, свойственный в тот период европейской
вии среди прочих Д . И . Ф о н в и з и н ы м (1744 или 1745—1792), а еще истории и м е н н о Ф р а н ц и и . П р и этом он предлагал заимствовать не
позже А.С. Грибоедовым (1790 или 1795—1829) и Н.В. Гоголем слепо все подряд, но сообразуясь с «коренным свойством» русского
(1809-1852). языка, т.е. не копируя то, что определяется логикой того или иного
Значительным переводчиком-просветителем выступил Н . М . К а ­ языка, например французского, а усваивая л и ш ь принадлежащее «ло­
р а м з и н . Отличительной чертой его переводческого стиля было гике общего ума», «европеизмы мысли».
прежде всего «не склонение на н а ш и нравы» произведений иноязыч­
Так, Вяземский намечает особенности проповедуемого им дослов­
ных писателей, а воспроизведение их авторского стиля. Таким обра­
ного перевода, который сам и опробовал в своих переводах романа
зом, уже намечался отход от исправительных переводов его предшест­
Б. Констана «Адольф» и прозаическом переводе «Крымских сонетов»
в е н н и к о в . К р о м е того, К а р а м з и н н е о б ы ч а й н о р а с ш и р я е т сферу
А. Мицкевича. В частности, он пишет: «Переводы независимые, т.е.
переводческих интересов русской литературы: «Творческий дух оби­
пересоздания, переселения душ из иностранных я з ы к о в в русский,
тает не в одной Европе; он есть гражданин вселенной». Или: «Я также
имели у нас уж примеры блестящие, и разве только что достижимые.
работаю, то есть перевожу лучшие места из лучших иностранных ав­
Так переводили Карамзин и Жуковский. Превзойти их в этом отноше­
торов, древних и новых... Греки, р и м л я н е , французы, немцы, англи­
нии невозможно, ибо в подражании есть предел неминуемый. Пере­
чане, итальянцы: вот мой магазин, в котором роюсь всякое утро часа
селения их не отзываются почвою и климатом родины. Я, напротив,
по три!.. Посмотрим, к а к о в о будет Цицероново, Б ю ф ф о н о в о , Ж а н -
хотел испытать — м о ж н о л и , повторяю, не насильствуя природы на­
Ж а к о в о красноречие на русском языке!.. Даже и восточная литерату­
шей, сохранить в переселении запах, отзыв чужбины, какое-то обла­
ра входит в план». В приведенной цитате опять-таки очевидна на­
стное выражение». Переводя «Крымские сонеты» Мицкевича, Вязем­
правленность Карамзина-переводчика на широкомасштабный
ский говорит о том, что предпочитал поиску красивости верность и
литературный эксперимент.
близость «списка». Таково новое понимание дословности. В принци-
54 Глава 3. Соотношение переводческой деятельности и переводоведения § 3. Перевод в России 55

пе, и м е н н о такое п о н и м а н и е дословного художественного перевода языка, читатель с чутьем всегда угадает в гаком переводе силу оригина­
останется в русской традиции и в XIX, и в XX в. ла, тогда как в переводе, гоняющемся за привычной и приятной чита­
Е щ е одним представителем «дословного» направления в переводе телю ф о р м о й , последний большею частью читает переводчика, а не ав­
XIX в. в России был А . А . Ф е т (1820—1892). Его перу принадлежит тора». Это утверждение позже фактически оспорит К.И. Чуковский,
множество переводных стихотворений немецких, французских, анг­ говоря, что известная трагедия Гёте «Фауст» в переводе Фета предстает
л и й с к и х поэтов. Ф е т переводил античных авторов, а за перевод пол­ перед русскоязычным читателем косноязычной и корявой, что создает
ного с о б р а н и я произведений Горация был удостоен П у ш к и н с к о й пре­ впечатление о ее авторе как одном из самых неумелых писателей.
мии. Он переводил также поляка Мицкевича, персидских поэтов Вольный перевод представлен в России XIX в. прежде всего таким
Гафиза, Саади. корифеем перевода, как В . А . Ж у к о в с к и й (1783—1852). Выше уже
Фет-переводчик известен как смелый экспериментатор. Одни его приводились высказывания П у ш к и н а о Жуковском-переводчике и
опыты были весьма плодотворны, другие менее удачны. Но формалис­ той роли, которую он сыграл для становления перевода и литературы
тические изыски у Фета были следствием его сознательной переводче­ вообще в России.
ской политики: «Песнь поется на каком-либо данном языке, а слова, Жуковский переводил с английского, французского, древнерус­
вносимые в нее вдохновением, вносят все свои, так сказать, климати­ ского, латинского и немецкого языков. Во многом благодаря Жуков­
ческие свойства и особенности. Насаждая свой гармонический цвет­ скому русский читатель познакомился с произведениями Шиллера,
н и к , поэт невольно вместе с цветком слова вносит его корень, а на нем Гёте, Байрона, В. Скотта и многих других писателей, сказками Перро
следы родимой почвы. При выражении будничных потребностей ска­ и братьев Гримм, н а к о н е ц с «Одиссеей» Гомера.
зать Ich will nach der Stadt или я хочу в город — математически одно и то Жуковский видел в оригинале подробный план нового произведе­
же. Но в песне обстоятельство, что die Stadt steht, а город городится, мо­ н и я . В этом он продолжает переводческие п р и н ц и п ы XVIII в., что
жет обнажить целую бездну между этими двумя представлениями. Кро­ проявилось и в том, что Жуковский на практике е щ е не в полной ме­
ме корня, каждое слово имеет свойственные его почве запах, конфигу­ ре отошел от исправительных переводов, от которых в своих теорети­
рацию и влияние на окружающую его область мысли, в совершенное ческих замечаниях, однако, уже отмежевывался.
подобие растению, питающему известных насекомых, которые, в свою
Кроме того, в своих переводах Жуковский, уже более в духе карам­
очередь, питают известных птиц и т.д. Нечего говорить, что чем отда­
зинистов, сглаживал «углы», а именно вносил в художественную систе­
леннее от нас по условиям жизни и по времени родина известного сло­
му переводимых произведений отпечаток своей, по словам Чуковского,
ва, тем глубже разверзается бездна перед ним и тем словом, которым
тишайшей, выспренно-благолепной, сентиментально-меланхоличес­
мы силимся заменить его».
кой пуританской личности.
Выступая против вольных переводов, Фет говорит: «Самая плохая С другой стороны, в своих лучших переводах Жуковский создавал
ф о т о г р а ф и я или шарманка доставляет более возможности познако­ у читателя в целом верное впечатление о немецкой, английской, ан­
миться с Венерой Милосской, Мадонной или Н о р м о й , чем возмож­ т и ч н о й литературах.
ные словесные о п и с а н и я . То же самое м о ж н о сказать и о переводах ге­ О с н о в н о е требование, которое Жуковский предъявлял к перевод­
ниальных произведений. Счастлив переводчик, которому удалось чику п о э з и и , было наличие стихотворного дарования, сравнимого с
хотя отчасти достигнуть той общей прелести ф о р м ы , которая нераз­ дарованием переводимого автора. Другими словами, поэт-перевод­
лучна с гениальным произведением: это высшее счастье и для него и чик должен уметь воображать и чувствовать с равной автору оригина­
для читателя». Здесь, конечно, очевидно полемически заостренное ла силой. Он должен уметь находить в своем языке выражения, спо­
преувеличение: ведь и сторонники вольного перевода не уходили на­ собные отразить требуемый накал страстей, силу чувств: «Прежде...
столько далеко от оригинала, насколько от видимого или с л ы ш и м о г о спросите у себя: чувствую ли я в душе своей тот пламень, которым на­
воспроизведения отходит словесное описание. полнена душа моего поэта, видимая в его сочинении? Могу ли я с не­
П р и м е н я я свой изложенный выше п р и н ц и п к дословному переводу, о б ы к н о в е н н о й живостью, со всех сторон, со всеми оттенками, замет­
Фет продолжает: «Как бы последний (буквальный, дословный пере­ н ы м и для одного только стихотворного взора, представлять себе тот
вод. — С. Т.) ни казался тяжеловат и шероховат на новой почве чужого предмет, который в п о д л и н н и к е моем изображен с таким превосход-
56 Глава 3. Соотношение переводческой деятельности и переводоведения § 3. Перевод в России 57

ством? Знаю ли я грамматику? Знаком ли я с хореями, ямбами и даже Диккенсом, а с другой, говорит о том, что ему «милы его переводы».
анапестами? Имею ли разборчивое ухо?..» При этом он аргументируют свое приятие Введенского как переводчи­
Жуковский считает, что, хотя переводчику не принадлежат первая ка тем, что, несмотря на множество допущенных им ошибок, без него
мысль произведения, план его «здания», «переводчик остается твор­ мы были бы л и ш е н ы Диккенса: «он единственный из старых перевод­
цом выражения, ибо для выражения имеет он уже собственные мате­ чиков приблизил нас к его творчеству, окружил нас его атмосферой,
риалы, которыми пользоваться должен сам, без всякого руководства и заразил нас его темпераментом». Вообще, когда мы читаем отзывы о
без всякого пособия постороннего». Переводчик должен сотворить в работе Введенского как переводчика, авторами которых являются его
собственном языке выражения, соответствующие оригинальным вы­ современники, публиковавшиеся в «Современнике», и уже скорее на­
ражениям автора. «А сотворить их может только тогда, когда, напол­ ши современники, как тот же Чуковский, не может не удивлять проти­
н и в ш и с ь идеалом, представляющимся ему в творении переводимого воречие, которое возникало между выводами критически настроенно­
им поэта, преобразит его, так сказать, в создание собственного вооб­ го рассудка и живым читательским восприятием одного и того же
ражения, когда, руководимый автором оригинальным, повторите на­ человека: «Иногда кажется, что в переводе Введенского Д и к к е н с — бо­
чала до конца работу его гения». лее Д и к к е н с , чем в подлиннике. Это, конечно, иллюзия» (Чуковский).
При этом Жуковский говорит о том, что степень творческой пере­ Сам Введенский в одной из своих статей проповедовал то, что сего­
работки оригинала должна быть разной в зависимости от жанра пере­ дня мы бы назвали культурологическим подходом к изучению языка.
водимого произведения. «Заметим, что для переводчика басни ориги­ Он говорил, что изучать язык какого-либо народа «значит изучать его
нальность... гораздо нужнее, нежели для переводчика оды, эпопеи и жизнь, историю, нравы, обычаи, д о м а ш н и й , юридический, обществен­
других возвышенных стихотворений. Все я з ы к и имеют между собою ный быт... Этнография и филология идут нераздельно». Отсюда и сле­
некоторое сходство в высоком и совершенно отличны один от другого дует, что язык перевода предъявляет свои требования к излагаемому по­
в простом или, лучше сказать, в простонародном. Оды и прочие возвы­ средством него содержанию, и до переселения персонажей на почву
ш е н н ы е стихотворения могут быть переведены довольно близко, не языка и культуры перевода — один шаг, который сам Введенский столь­
потеряв своей оригинальности; напротив, басня (в которую, надобно ко раз, не страшась ничего и ничем не останавливаемый, делал.
заметить, входят и красоты, принадлежащие всем другим родам стихо­ Любопытны рассуждения Введенского о разнице английского и рус­
творства) будет совершенно испорчена переводом близким». ского синтаксиса в статье «О переводах романа Теккерея "Vanity Fair"»
Другим представителем истории перевода в России XIX в., несо­ (1851): «Все люди, спора нет, мыслят по одним и тем же законам, но эти
м н е н н о выдающимся, хотя и порождавшим противоречивые м н е н и я , законы, в частнейшем приложении, видоизменяются до бесконечности
является И . И . В в е д е н с к и й (1813—1855). Его переводческую ма­ в своих оттенках, и вместе с ними видоизменяется образ выражения
неру м о ж н о отнести к вольному переводу. мыслей. Отсюда — различие синтаксиса в языках. Английский язык в
Введенский известен прежде всего как переводчик романов Дик­ этом отношении представляет черты совершенно неудобоприложимые
кенса, хотя он переводил и Купера, Ш. Бронте, Теккерея, Прево. Он к русскому... Допуская всегда и везде множество длинных периодов,
довольно плохо владел языками своих оригиналов, в частности анг­ Теккерей тем не менее отличается языком чрезвычайно легким, живым,
л и й с к и м . Чуковский утверждал также, что и русский я з ы к Введенско­ цветистым и блестящим; но русский переводчик неизбежно и непре­
го оставлял желать лучшего. Н о , пожалуй, самым главным нареканием менно уничтожит колорит этого писателя, если станет переводить его,
в адрес Введенского было то, что ничтоже сумняшеся он постоянно не говорю буквально (что невозможно), но по крайней мере слишком
переносил героев переводимых им романов на русскую почву. Говорят, близко к оригиналу, из предчожения в предложение».
что даже сам Д и к к е н с называл Введенского Вреденским. Из всего этого Введенский выводил свою, по словам Чуковского,
Тем не менее (и в этом, несомненно, кроется удивительный пара­ величавую теорию художественного перевода: «При художественном
докс переводческой репутации Введенского) даже такие суровые и воссоздании писателя даровитый переводчик прежде и главнее всего
взыскательные критики переводчика, как Чуковский, не могли не обращает внимание на дух этого писателя, сущность его идей. Соби­
принять переводов Введенского. Так, Чуковский, с одной стороны, раясь переводить, вы должны вчитаться в вашего автора, вдуматься в
пишет о том, что Введенский учинял почти что кулачную расправу с него, жить его идеями, мыслить его умом, чувствовать его сердцем и
58 Глава 3. Соотношение переводческой деятельности и переводоведения § 3. Перевод в России 59

отказаться на это время от своего индивидуального образа мыслей. по-видимому, подлиннику в том стихе, из какого взято, будет осуж­
Перенесите этого писателя под то небо, под которым вы дышите, и в дать меня в неточности, — может ошибиться». Здесь очевидно пред­
то общество, среди которого развиваетесь, перенесите и предложите почтение стихотворной ф о р м ы отдельным аспектам плана содержа­
себе вопрос: какую бы форму он сообщил своим идеям, если бы жил ния. И в то же время переводчик не пускается в открытый произвол по
и действовал при одинаковых с вами обстоятельствах». о т н о ш е н и ю к плану содержания, а скорее провозглашает свою свобо­
Сходные идеи высказывал и в большей или меньшей степени во­ ду в применении переводческой компенсации, поскольку вместо по­
площал на практике еще один заметный переводчик этого периода — терянного употребляет обнаруживаемое у Гомера же, хотя и в другом
А . В . Д р у ж и н и н (1824-1864). месте.
Сравнивая дословный и вольный т и п ы перевода, Дружинин, в ча­ Конечно, разделение на сторонников дословного и вольного пере­
стности, говорит о т о м , что «всякий народ выражается по-своему, вся­ вода условно. Так, В. К. К ю х е л ь б е к е р (1797—1846) и П . А . К а ­
к и й я з ы к имеет свои собственные идиотизмы, и разность в духе каж­ т е н и н (1792—1853) и др. высказывались за художественную точность
дого языка делает слияние поэзии с безукоризненной точностью перевода, за внимание переводчика и к духу, и к форме подлинника.
перевода делом решительно н е в о з м о ж н ы м . Жуковский понимал вы­ Отвергались переводы, не только сглаживающие, но и тем более при­
шеприведенную истину до тонкости». украшивающие оригинал. Ставился даже вопрос об отражении в текс­
Этот п р и н ц и п приспособления и н о я з ы ч н о г о произведения к язы­ те перевода недостатков оригинала.
ку и культуре перевода он воплотил в своих переводах трагедий Шек­ Однако это не означает, что все такие переводчики обязательно
спира «Король Лир», «Кориолан», «Король Ричард III». примыкали к лагерю «буквалистов». Например, в переводе баллады
Среди с т о р о н н и к о в дословного перевода следует, конечно, упомя­ «Ленора» немецкого поэта ГА. Бюргера соревновались Жуковский
нуть и Н . И . Г н е д и ч а ( 1 7 8 4 - 1 8 3 3 ) . («Людмила») и Катенин («Ольга»), и оба перевода были вольными пе­
Гнедич переводил новогреческих поэтов, пьесы Вольтера, Шилле­ ределками оригинала, что видно уже и по их названиям. Но налицо
ра; он перевел также и д и л л и ю Феокрита «Сиракузянки». Н о , пожа­ существенные различия двух переводов. Жуковский проявил себя как
луй, главным его трудом стал первый п о л н ы й перевод на русский продолжатель традиций оглядывавшихся на XVI11 в. карамзинистов, в
я з ы к «Илиады» Гомера. Он отдал ему двадцать лет ж и з н и , изучил, то время как Катенин переделывает оригинал, сообразуясь с необхо­
обобщил и творчески п р и м е н и л д о с т и ж е н и я переводчиков Гомера и в димостью быть осторожным в процессе поиска новых путей и освое­
Р о с с и и , и за рубежом. Гнедич окончательно утвердил в русской по­ 1
ния новых стихотворных ф о р м .
эзии гекзаметр как новый стихотворный размер, введенный в практи­
Любопытно распределение сторон в споре о достоинствах и недо­
ку русской словесности в свое время Тредиаковским.
статках обоих переводов. Гнедич, который должен был бы, казалось,
В предисловии к переводу «Илиады» Гнедич провозглашает требо­ поддержать Катенина, высказался против его перевода в пользу пере­
вание не раболепствовать «перед вкусом гостиных, перед сею прихот­ вода Жуковского. В защиту Катенина выступили Грибоедов и Пуш­
л и в о й утонченностию и и з н е ж е н н о с т и ю общества, которых одобре­ кин. Грибоедов приветствовал просторечие, краткость, простоту пе­
н и я мы робко ищем, но коих требования и взыскательность ревода Катенина и осуждал смазанность драматического диалога,
связывают, обессиливают язык». Он смело идет вразрез с модой на конфликта вообще, приукрашивание и многословие у Жуковского.
вольный перевод Гомера: «...вольные переводы выгоднее для перевод­ П у ш к и н , чье восхищение переводческим гением Жуковского хорошо
чика, нежели для п о д л и н н и к а . Я предпочел выгоды Гомера своим». известно, а вместе с этим, по м н е н и ю специачистов, и вольным пере­
Интересны суждения Гнедича о верности поэтического перевода: водом в противовес дословному, в данном случае встал на сторону Ка­
«По м н е н и ю моему, тот переводчик может быть осуждаем за неточ­ тенина: «Первым замечательным произведением г-на Катенина был
ность, который к сумме слов своего п о д л и н н и к а прибавляет свои. Я, перевод славной Биргеровой " Л е н о р ы " . Она была уже известна у нас
о б н я в ш и сумму слов гомерических, ни одного прибавлять к н и м не по неверному и прелестному подражанию Жуковского, который сде-
намерен, а для стиха з а м е н ю иногда о д н о слово другим, у Гомера же
находящимся... Следовательно, кто в переводе моем, взявши отдель­
Хотя и в переводе К а т е н и н а говорится о Полтавской битве, жених главной герои­
но какой-нибудь эпитет или слово и не находя его соответственным,
ни Ольги сражается вместе с П е т р о м I и гибнет на Украине.
60 Глава 3. Соотношение переводческой деятельности и переводоведения
§ 3. Перевод в России 61

лал из нее то же, что Байрон в своем " М а н ф р е д е " сделал из "Фауста":
Более обоснованны, чем импрессионистические идеи Гоголя, идеи
ослабил дух и ф о р м ы своего образца. Катенин это чувствовал и взду­
В . Г . Б е л и н с к о г о (1811—1848).
мал показать нам " Л е н о р у " в энергической красоте ее первобытного
Во-первых, он четко определяет задачи перевода, который, по его
создания; он написал "Ольгу". Но сия простота и даже грубость выра­
м н е н и ю , способствует «развитию эстетического чувства, образова­
жений, сия сволочь, заменившая воздушную цепь теней, сия висели­
нию вкуса и распространению истинных понятий об изящном», поз­
ца вместо сельских картин, озаренных летнею луною, н е п р и я т н о по­
воляет сравнивать свою отечественную литературу с зарубежной. Пе­
разили непривычных читателей, и Гнедич взялся высказать их мнение
ревод, к о н е ч н о , имеет просветительскую ф у н к ц и ю : благодаря ему
в статье, коей несправедливость обличена была Грибоедовым».
народы знакомятся между собою, происходит распространение идей,
В к о н ц е к о н ц о в Жуковский создает свой новый, уже третий (вслед становится возможным «процветание литератур и умственное движе­
за первой «Людмилой» и второй «Светланой») перевод «Леноры», в ние». Кроме того, перевод способствует «образованию нашего еше не
котором подходит ближе к немецкому оригиналу, что, видимо, м о ж н о установившегося языка: только посредством их (переводов. — СТ.)
расценивать как п р и з н а н и е им правоты тех, кто критиковал его пер­ можно образовать из него такой орган, на коем бы можно было разы­
1
воначальные, более вольные варианты . грывать все неисчислимые и разнообразные вариации человеческой
Больше к р и т и к а м и перевода, чем собственно переводчиками, вы­ мысли».
ступают А . С . Г р и б о е д о в , А . С . П у ш к и н , Н . В . Г о г о л ь . Если
Во-вторых, Белинский определяет по крайней мере некоторые
первых двух мы уже упоминали, в частности в связи со спором, разго­
важные критерии о ц е н к и труда переводчика (конечно, в самом общем
ревшимся по поводу своеобразного соревнования двух переводчиков
еще виде, что, как мы видели, характерно для периода, предшество­
баллады Бюргера «Ленора» Жуковского и Катенина, то о Гоголе надо
вавшего ф о р м и р о в а н и ю науки о переводе). В частности, критик пи­
заметить следующее.
шет: «Правило для перевода художественных произведений одно —
В литературном наследии Гоголя остались высказывания о художе­ передать дух переводного произведения ( чего нельзя сделать иначе,
ственном переводе. В частности, в них он говорит о лингвостилисти- как передавши его на русский язык так, как бы написал его по-русски
ческой разносистемности даже близкородственных славянских язы­ сам автор, если бы он был русским. Чтоб так передавать художествен­
ков ( у к р а и н с к о г о и русского), вследствие чего «иногда нужно ные произведения, надо родиться художником». В других своих рабо­
отдаляться от слов подлинника нарочно для того, чтобы быть для него тах Белинский уточняет этот тезис, говоря, что это требование глав­
ближе... Почти всегда сильное лаконическое место становится непо­ ным образом касается языка, «но во всех других отношениях оно более
н я т н ы м на русском, потому что оно не в духе русского языка; и тогда нежели несправедливо. Кто угадает, как бы стал Гете писать по-рус­
лучше десятью словами определить всю обширность его, нежели ски? Д л я этого самому угадывающему надобно быть Гете». Белинский
скрыть его». Гоголь советовал переводчикам «привязываться к мысли» не раз подчеркивает то, что переводчик должен быть не меньшим
и в меньшей степени к словам. Он высоко, хотя и более лестно, чем творцом в том, что касается языка переводимого им произведения, чем
фактически обоснованно, оценил перевод «Одиссеи», в ы п о л н е н н ы й автор. Он называет поэтому талант переводчика прежде всего талан­
Жуковским. Гоголь сравнивает переводчика (Жуковского) то с «как бы том ф о р м ы .
истолкователем Гомера», «как бы каким-то зрительным, в ы я с н я ю щ и м
стеклом перед читателем, сквозь которое еще определительней и яс­ Белинский требует естественности языка перевода. Он касается это­
ней выказываются все бесчисленные его сокровища», то с прозрачным го в связи с критикой перевода «Гамлета», выполненного М.П. Врон-
стеклом, таким, «что, кажется, как бы нет стекла». ченко. В драме язык в высшей степени естественный, по словам крити­
ка; он чужд вычурных к н и ж н ы х оборотов. Таков я з ы к самого
1 Шекспира. Того же должен добиваться и переводчик.
Третий в а р и а н т «Леноры» Бюргера Жуковский опубликовал в 1831 г., а в 1839-м —
свой н о в ы й перевод «Элегии» Томаса Грея. Между п р о ч и м , «Элегию» Грея Ж у к о в с к и й Определяя критерии о ц е н к и перевода, Б е л и н с к и й исходит из цели
переводил т о ж е три раза. С перевода ее он начал свой творческий путь (в русском пере­ перевода, которая состоит, по его словам, в том, чтобы «дать возмож­
воде он назвал эту э л е г и ю «Сельское кладбище»). Затем, после поездки в А н г л и ю (1839) но близкое понятие об иностранном произведении так, как о н о есть».
и, в и д и м о , не без в л и я н и я о п и с а н н о й п о л е м и к и о степени с в о б о д ы переводчика по­
Следовательно, если переводчик даже и улучшает исходное произве­
э з и и , он создал третий перевод (гекзаметром).
дение, то «перевод неверен, следовательно нехорош».
02 Глава 3. Соотношение переводческой деятельности и переводоведения

Согласно представлению Белинского, существует два типа перево­ читатель чувствует, что между этими двумя натурами существует дей­
да: поэтический и художественный. Под поэтическим переводом он ствительная, непосредственная связь».
понимает перевод, предназначенный для первоначального знакомст­ Переводчиков, делающих буквальные, дословные переводы, Тур­
ва публики с д а н н ы м автором, под художественным — п о л н ы й пере­ генев со свойственным ему остроумием уподобляет детям, «которые
вод данного произведения, в полной мере репрезентирующий, заме­ беспрестанно посредством циркуля сравнивают расстояние от глаза
н я ю щ и й собой оригинал в переводящих культуре и я з ы к е . до губ и т.д. в своем рисунке и в оригинале и удивляются, что у них вы­
Вопрос о том, что переводить, Белинский решает просто: следует ходит не то».
переводить только то, что входит в золотой ф о н д мировой литературы. А . К . Т о л с т о й (1817—1875) переводил немного, однако некото­
При этом предпочтение должно отдаваться произведениям и авторам, рые его переводы считаются подлинными шедеврами переводческого
являющим собой «резкий тип национальности». В русской литературе искусства. К таким относятся перевод баллады Гёте «Коринфская неве­
наиболее интересными для перевода на иностранные языки, по мысли ста», в связи с которым Толстой выразил свои переводческие принципы:
Белинского, являются П у ш к и н , Лермонтов, особенно в тех своих тво­ «Я стараюсь, насколько возможно, быть верным оригиналу, но только
рениях, которые имеют я р к о национальный характер. В этом смысле там, где верность или точность не вредит художественному впечатлению,
«Евгений Онегин» предпочтительнее «Моцарта и Сальери» или «Ка­ и, ни минуты не колеблясь, я отдаляюсь от подстрочное™, если это мо­
менного гостя» у П у ш к и н а . И, пожалуй, самый интересный «из рус­ жет дать на русском языке другое впечатление, чем по-немецки.
ских поэтов» для иностранцев — это Гоголь, «хотя по причине самой Я думаю, что не следует передавать слова и даже иногда смысл, а
национальности его с о ч и н е н и й и в лучшем переводе не может не осла­ главное надо передавать впечатление.
биться их колорит».
Необходимо, чтобы читатель перевода переносился бы в ту же сфе­
З а м е т н ы м и фигурами в сфере русского художественного перевода ру, в которой находится читатель оригинала, и чтобы перевод дейст­
XIX в. были также Н . А . П о л е в о й (1796—1846), переводчик Шекс­ вовал на те же нервы».
пира; М . П. В р о н ч е н к о (1801—1855), известный переводами евро­ К р у п н ы й переводчик XIX в. М . Л . М и х а й л о в (1829—1865) гово­
пейских классиков, среди которьгх были Ш е к с п и р , Б а й р о н , Гёте, рил о внимательном и вдумчивом подходе к отбору предназначаемых
Мицкевич; В . С . К у р о ч к и н (1831—1875), п р о с л а в и в ш и й с я своими для перевода произведений. По его мысли, это должна быть прежде
переводами стихотворений (песен) П.Ж. Беранже. всего классика, так к а к «близкое знакомство с классическими писате­
В б о л ь ш е й с т е п е н и п е р е л о ж е н и я м и , чем п е р е в о д а м и , занимал­ л я м и других народов расширяет умственный кругозор н а ц и й , вносит
с я М . Ю . Л е р м о н т о в (1814—1841). Некоторые и з его п е р е в о д о в - свежие элементы и в я з ы к и в сферу мысли. Это международное обще­
п е р е л о ж е н и й с н и с к а л и у русского читателя не м е н ь ш у ю , а, пожа­ ние есть один из самых действенных двигателей человечества по пути
л у й , и б о л ь ш у ю славу, чем о р и г и н а л ы («Сосна», «Горные в е р ш и н ы » к прогрессу».
и др.). От переводчика Михайлов требует умения улавливать и передавать
Проблемами перевода ж и в о интересовался и И . С . Т у р г е н е в единство содержания и ф о р м ы , в котором состоит главное достоинст­
(1818—1883). О н , к а к и Белинский, разделял переводы на ознакоми­ во подлинного художественного произведения: «Если сам Гёте рабо­
тельные и воссоздающие великие произведения. тал так много над песней о царе Фулейском, если он изменял и пере­
Говоря о личности переводчика, Тургенев пишет: «Их нельзя на­ ставлял выражения и слова в каждом почти стихе, чтобы довести ее до
звать самостоятельными талантами, но они одарены глубоким и вер­ того художественного совершенства, в каком она является теперь, то
ным п о н и м а н и е м красоты, уже выраженной другим, способностью как же не требовать еще большей старательности, еще большего вни­
поэтически воспроизводить впечатления, производимые на них лю­ мания от переводчика при передаче ее на другой язык».
бимым поэтом; элемент восприимчивости преобладает в них, и собст­ П . Н . В е й н б е р г (1851—1908), поэт, переводчик и популяриза­
венный их творческий д а р отзывается страдательностью, необходи­ тор западноевропейских литератур в России, был сторонником так
мостью о п о р ы . О н и по большей части бывают люди с т о н к и м вкусом, называемого вольного перевода, ибо ратовал за сохранение в перево­
с развитой рефлексией... Всякий хороший перевод п р о н и к н у т любо­ де впечатления, производимого на читателя оригиналом: «...обязан­
вью переводчика к своему образцу, п о н я т н о й , разумной любовью, т.е. ность хорошего переводчика — стараться произвести на этих читате-
§ 3. Перевод в России 65
64 Глава 3. Соотношение переводческой деятельности и переводоведения

Отдельные высказывания о переводе есть и у таких крупных русских


лей (перевода. — С. Т.) такое же впечатление... какое производит под­
писателей и деятелей литературы, как Н . А . Н е к р а с о в (1821 — 1878),
л и н н и к , дать об этом последнем полное или в тех случаях, когда это,
Ф . М . Д о с т о е в с к и й (1821 —1881) и Л . Н . Т о л с т о й (1828—1910).
п о условиям я з ы к а , оказывается н е в о з м о ж н ы м , п р и б л и з и т е л ь н о
Некрасов видел один из источников трудностей перевода в нацио­
полное п о н я т и е относительно мысли, тона, всех частных подробнос­
нальном своеобразии литератур разных стран и лингвостилистичес-
тей, каковы в ы р а ж е н и я , эпитеты и т.п. Сохранение этих последних в
ком несовпадении присущих им черт. С этим связана трудность вос­
их п о л н о й по возможности н е п р и к о с н о в е н н о с т и мы считаем весьма
приятия русским читателем переводной литературы по сравнению с
в а ж н ы м , т а к как в них, т.е. в р а с п о р я ж е н и и поэта своим я з ы к о м , за­
литературой русскоязычной. Он отмечает, что такого рода трудности
ключается главным образом своеобразность его... Поэтому его (боль­
не снимаются даже при переводе с родственных я з ы к о в , более того, «с
шого поэта. — СТ.) надо давать в переводе читателю не только со
близкого по духу языка переводить еще труднее — может быть, отто­
всеми его достоинствами, но и со всеми недостатками, другими сло­
го, что ближе, нагляднее чувствуется недостижение подлинника».
вами — переводчик должен стараться, если он переводит произведе­
ние целиком, не только вызывать в своем читателе эстетическо-при- Достоевский и Толстой тоже не без скептицизма смотрели на воз­
ятное впечатление, подавать ему и т о , что может по той или другой можность передачи в переводе национального колорита того или ино­
п р и ч и н е подействовать на него н е п р и я т н о . П р и несоблюдении этого го художественного произведения. Так, Достоевский резко отрица­
условия м о ж н о зайти о ч е н ь далеко и действовать, руководствуясь не тельно о ц е н и л перевод повестей Гоголя на ф р а н ц у з с к и й я з ы к ,
к а к и м и - н и б у д ь определенными правилами, а л и ч н ы м и взглядами и осуществленный Луи Виардо и Тургеневым: «...я хоть и предчувствовал
вкусами переводчика». заранее, что Гоголя нельзя передать по-французски, все-таки н и к а к не
ожидал такого исхода... Весь юмор, все комическое, все отдельные де­
Анализируя переводы поэзии Г. Гейне, осуществленные М.Л. Ми­ тали и главные моменты развязок, от которых и теперь, вспоминая их
хайловым, в целом считая их вполне удачными, Вейнбергтем не менее иногда, нечаянно, наедине (и часто в самые нелитературные моменты
указывает на нарушение в переводе поэтических качеств подлинника, ж и з н и ) , зальешься вдруг самым неудержимым смехом про себя, — все
обусловленное разницей в грамматических свойствах некоторых клю­ это пропало, как не бывало вовсе... Словом, все характерное, все наше
чевых для подлинника слов. Так, разбирая стихотворение Гейне «Ло­ национальное по преимуществу (а стало быть, все истинно художест­
тос» и его перевод на русский я з ы к , Вейнберг показывает разницу венное), по моему мнению, для Европы неузнаваемо... Так что всем
между оригиналом и переводом, которая объясняется тем, что слово нашим крупным талантам... суждено надолго, может быть, остаться
лотос в немецком я з ы к е — существительное женского рода. С лотосом для Европы совсем неизвестными; и даже так, что чем крупнее и сво­
в этом стихотворении Гейне связывает образ возлюбленной, ожидаю­ еобразнее талант, тем он будет неузнаваемее».
щей появления на небе луны (в немецком это существительное муж­
ского рода), своего возлюбленного. У Михайлова все наоборот: ло­ Толстой не менее отрицательно высказался о русских переводах го­
тос — возлюбленный, луна — возлюбленная. Изменилась ситуация, меровского эпоса: «Сколько я теперь уже могу судить, Гомер только
изменилось, по м н е н и ю Вейнберга, и впечатление. изгажен н а ш и м и , взятыми с немецкого образца, переводами. Пошлое,
но невольное сравнение — отварная и дистиллированная теплая вода
На тот же недостаток, но уже у М . Ю . Лермонтова, указывает Вейн­ и вода из ключа, л о м я ш а я зубы, — с блеском и солнцем и даже со щеп­
берг в связи с его известным переводом тоже гейневского стихотворе­ ками и соринками, от которых она еще чише и свежее. Все эти Фоссы
ния «Сосна». Ein Fichtenbaum (мужской род и мужской образ) подме­ и Жуковские поют каким-то медово-паточным, горловым подлым и
няется у Лермонтова образом ж е н с к и м — сосны. Опять-таки подлизывающимся голосом, а тот черт и пост и орет во всю грудь, и
меняется ситуация, меняется, по м н е н и ю Вейнберга, и впечатление. никогда ему в голову не приходило, что кто-нибудь его будет слушать».
Рассуждения, к а с а ю щ и е с я в а ж н о й и т р у д н о п р е о д о л и м о й глу­
б и н н о й , м о р ф о л о г и ч е с к о й и вместе с тем культурологической раз­ Перевод в РОССИИ В XX В.
н и ц ы между я з ы к а м и и, как следствие, с т и л и с т и ч е с к и м и ф и г у р а м и ,
В XX в. перевод у нас во многом продолжает и развивает традиции, за­
п о л о ж и л и н а ч а л о ф и л о л о г и ч е с к и м трудам, н а и б о л е е известные и з
ложенные еще в XVIII в. и обретшие более четкие очертания в XIX в.
которых статьи Л . В . Щ е р б ы (в ч а с т н о с т и , о той же л е р м о н т о в с к о й
Свидетельство тому — универсальность интересов русских переводчи-
«Сосне»).
5-4104
66 Глава 3. Соотношение переводческой деятельности и переводоведения § 3. Перевод в России 67

ков. Александр Блок в своих известных строках: «Мы любим всё — и Репертуар переводимой поэтической литературы не менее широк,
жар холодных числ, / И дар божественных видений, /Нам внятно чем в случае с переводом прозы. В это время переводятся заново произ­
все — и острый галльский смысл, / И сумрачный германский- ге­ ведения уже известных русскому читателю авторов, например антич­
ний...» — вторя, почти как эхо, не менее известным словам Ломоносо­ ных классиков, Гёте, Шиллера, Петрарки, Байрона, Мицкевича и др.
ва о всеохватности гения «языка российского», а заодно и отзыву До­ Появляются новые авторы, новые имена и целые направления, прежде
стоевского о Пушкине, фигуре символической и отражающей самую всего, конечно, французы, символисты, «парнасцы», а также предста­
суть русской литературы, о его «всемирной отзывчивости» — велико­ вители различных европейских поэтических школ. Однако русский чи­
лепно, теперь на новом этапе истории литературы (и, конечно, перево­ татель знакомится и с литературой народов России, а также народов
да) в России, выразил ту же мысль — открытость нашей литературы для ближайших соседей. Так, выходят или готовятся к изданию сборники
литературных традиций других стран и народов. переводов с армянского, белорусского, грузинского, еврейского, ла­
тышского, литовского, татарского, финского и других языков.
Действительно, в к о н ц е XIX — начале XX в. в России переводится
очень и очень много как т р а д и ц и о н н о интересовавшей нас литерату­ В рассматриваемый период мы опять-таки видим уже знакомые
ры — н е м е ц к о й , ф р а н ц у з с к о й , английской, так и менее известной нам по предыдущим периодам своеобразные «соревнования» перевод­
нам испанской, итальянской, бельгийской, норвежской, шведской, чиков. Н а п р и м е р , известное стихотворение «Ворон» американского
датской и др. А. Белый, называя имена Э. Верхарна, У. Уитмена, поэта Э. По переводили Д. Мережковский, К. Бальмонт, В. Брюсов.
P.M. Рильке, Ю.А. Стриндберга, Г. Ибсена, М. Метерлинка, О. Уайль­ По-прежнему актуальны и традиционные споры о том, какой пе­
да, Т. Манна, К. Гамсуна, X. Гофмансталя и др., писал о том, что пере­ ревод вернее: вольный или дословный. Хотя полемика ведется суще­
вод охватил в это время весь круг чтения русского интеллигента нача­ ственно иначе по с р а в н е н и ю с предыдущими периодами.
ла XX в. С одной стороны, вопрос этот обсуждается уже существенно глубже,
Особый подъем, вместе с расцветом Серебряного века русской с пониманием того, что оба эти типа перевода не должны рассматри­
п о э з и и , переживает поэтический перевод. Собственно, во многом ваться в крайних своих вариантах, что следует искать некий баланс
благодаря переводу С е р е б р я н ы й век обогащается и выходит за рамки между ними. Собственно, разговор сводится к выяснению пропорций
всего л и ш ь национального явления, обретая общемировое художест­ между тем, насколько в конкретном переводе представлены оба типа
венное значение. Дело в том, что, во-первых, переводят тогда практи­ перевода. С другой стороны, экспериментаторство, попытки исчерпать
чески все крупнейшие поэты. Во-вторых, и в этом опять-таки мы ви­ этот «проклятый вопрос» перевода, например, у Брюсова, да и у Баль­
д и м п р о д о л ж е н и е т р а д и ц и й художественного перевода п р о ш л ы х монта, принимают в это время порой крайние формы (о чем см. ниже).
веков, делается ставка не просто на перевод в его просветительской Но все эти б о р е н и я в области перевода происходили в атмосфере
миссии, но на перевод как средство обогащения собственного худо­ творчества, поиска, проб и о ш и б о к , без которых невозможны новые
жественно-поэтического инструментария. завоевания, победы и открытия. Известный советский переводчик
В самом деле, поэты-переводчики круга символистов — В. Иванов, Л.А. Озеров [С. 115] писал: «Творческий перевод не может не вызвать
Д. Мережковский, И. А н н е н с к и й , Ф. Сологуб, К. Бальмонт, Ю. Балт­ на с п о р , на высказывание разных, подчас противоположных точек
рушайтис, В. Брюсов, А. Блок и др. — благодаря и м е н н о своей пере­ зрения. П р и м е р : отношение к переводам Бальмонта — резко отрица­
водческой деятельности вводили в русскую литературу новые идеи, те­ тельное, н а с м е ш л и в о е — Брюсова и Чуковского; положительное, со­
мы, образы, поэтические ф о р м ы , расширяя, по выражению Иванова, чувственное — Блока и Пастернака».
«ритмические возможности нашего языка» [Цит. по: Топер. С. 108]. И . Ф . А н н е н с к и й (1855—1909), крупный русский поэт, фило­
Так, были освоены некоторые новые или мало использовавшиеся сти­ лог, специалист по а н т и ч н о й литературе и переводчик трагедий Еври-
хотворные ф о р м ы (алкеева, сапфическая строфы, д о л ь н и к ) ; поэтичес­ пида, писал: «Лексическая точность часто дает переводчику л и ш ь об­
кий я з ы к русской литературы этого периода под влиянием перевода манчивую б л и з о с т ь к подлиннику, — перевод я в л я е т с я сухим,
заметно расковывается и в ритмической, и в р и ф м е н н о й организации вымученным, и за деталями теряется передача концепции». И далее:
стиха, вводится верлибр, создателем которого, по словам Блока, счи­ «Достоинством и красотой русской речи, в стихотворном языке осо­
тают Верхарна. бенно, нельзя жертвовать ничему» [Цит. по: Топер. С. 116].
68 Глава 3. Соотношение переводческой деятельности и переводоведения

§ 3. Перевод в России 69

Нередко п о д л и н н и к у адептов вольного перевода оказывался л и ш ь


поводом для самовыражения. В этом, н а п р и м е р , обвиняли одного из поэмы Лонгфелло «Песнь о Гайавате». До него ее переводил Михайлов­
самых плодовитых переводчиков К . Д . Б а л ь м о н т а (1867— 1942J. ский, который сегодня интересен л и ш ь для специалистов, историков
Его переводы критиковали за то, что в них он неоправданно вольно перевода. После бунинского перевода «Песни» уже многие годы никто
обращался с переводимыми авторами, менял строфику, интонацион­ из переводчиков не решается соперничать с Буниным. В этом своем пе­
ный строй произведения, т а к что чужие стихи у него приобретали реводе, равно как и других переводах различных авторов, Бунину уда­
свойственные его собственному поэтическому стилю черты. М.А. Во­ лось, избегая и неоправданной русификации и чрезмерного буквализ­
л о ш и н писал, что «произведения всех поэтов были для него л и ш ь зер­ ма, сохранить поэтику оригинала и в то же время органично выразить
калом, в котором он видел л и ш ь отражение собственного своего л и к а ее средствами русского языка: «В русскую речь перевода естественно,
в разных обрамлениях» [См. там же. С. 110). просто вплетается музыка индейских имен, названий, фольклорность
В . И . И в а н о в (1866—1949), символист, автор поэтических сбор­ этой поэмы. Гайавата возникает перед нами во весь рост, во всех кра­
ников («Кормчие звезды», «Сог ardens»), тоже работал как перевод­ сочных подробностях своей жизни, вписанной в жизнь его народа»
чик — переводил главным образом произведения Эсхила. Работа эта [Озеров. С. 96).
продолжалась всю его жизнь, но так и не была завершена. Его перевод­
Одним из крупнейших переводчиков XX столетия является, бес­
ческая позиция интересна тем, что он не пытался переместить Антич­
спорно, В . Я . Б р ю с о в (1873—1924). В его творчестве как переводчи­
ность в контекст современности. Он мечтал сделать Эсхила «общена­
ка очень четко обозначено противостояние вольного и дословного пе­
родным достоянием», тем не менее сохраняя, насколько возможно, все
ревода.
детали древнегреческого оригинала. Эсхил «будет истинно греческим
Так, в 1906 г. вышла к н и г а «Эмиль Верхарн. Стихи о современно­
по духу, если он будет и истинно русским (не интеллигентским, не за­
сти. В переводах Валерия Брюсова», в которой отразилась творчес­
падническим — т.е. разглядываемым через призму западной интерпре­
кая э в о л ю ц и я Брюсова-переводчика. В предисловии к этому изда­
тации, но ужо, понятно, и не "стасовским"). Есть сфера общности
н и ю о н , разделив свои переводы на более р а н н и е и более поздние,
между эллинской и национальной живой стариной, которую мне хо­
пишет: «В переводах первого типа я жертвовал точностью — легкос­
чется открыть и воплотить в этих переводах». В этой позиции очевидна
ти и з л о ж е н и я и красоте стиха; в переводах второго типа все прине­
ориентация на уравновешенную передачу языковой стороны оригина­
сено в жертву точному в о с п р о и з в е д е н и ю п о д л и н н и к а » [Цит. по: То-
ла, тех или иных деталей плана выражения, и «духа» оригинала.
пер. С. 114).
К тому же равновесию стремился и А. А. Б л о к (1880—1921) к а к в В том же предисловии Б р ю с о в говорит: «Каковы бы ни были раз­
своих, пусть и немногочисленных, переводах, так и в критических личия этих двух т и п о в моих переводов, везде я старался давать имен­
разборах чужих. Н а п р и м е р , п р и разборе переводов М. Михайлова из но переводы, а не пересказы пьес Верхарна... с другой стороны, нигде
Гейне о н , с одной стороны, отмечает удачи переводчика, но с дру­ дух п о д л и н н и к а не принесен в жертву буквальности» [См. там же.
гой — детально перечисляет п р и н ц и п и а л ь н ы е отступления от переда­ С. 115]. Другой метод он проповедует десять лет спустя: нужно «пере­
чи ф о р м ы оригинала. давать не только мысли и образы подлинника, но самую манеру речи
К числу в ы д а ю щ и х с я русских п е р е в о д ч и к о в XX в. о т н о с и т с я и стиха, все слова, все выражения, все обороты; и мы твердо верим,
И . А . Б у н и н (1870—1953), п р о с л а в и в ш и й с я целым рядом переводов что такая передача — возможна» [См. там же. С. 115—116]. Логичес­
из английской и а м е р и к а н с к о й , ф р а н ц у з с к о й , итальянской, польской ким завершением творческой эволюции Брюсова как переводчика
литератур. Он переводил А. Теннисона, Г. Лонгфелло, Леконта де Л и - стали его крайне буквалистские переводы «Энеиды» Вергилия и «Фа­
л я , Петрарку, Мицкевича и др. При этом Бунин с величайшим уваже­ уста» Гёте. Так, начало «Энеиды», которое показывает, насколько ра­
нием относятся к каждому переводимому автору. Например, перед дикальным был буквализм переводов позднего Брюсова, звучит так:
тем как взяться за переводы п о э з и и М и ц к е в и ч а , он специально учил­ «Тот я, который когда-то на н е ж н о й ладил свирели песнь и, покинув
ся польскому языку. леса, побудил соседние н и в ы , да селянину они подчиняются, жадно­
Н о , пожалуй, самым совершенным творением переводческого дара му даже (труд, земледелам л ю б е з н ы й ) , — а ныне ужасную Марса
Бунина и всего русского переводческого искусства является его перевод брань и героя пою, с побережий Тройи кто первый прибыл в Италию,
роком изгнан...» [См. там же. С. 116].
70 Глава 3. Соотношение переводческой деятельности и переводоведения 3. Перевод в России 71

М о ж н о сказать, что проблема соотношения вольного и дословного и Н . С . Г у м и л е в у (1886—1921). И Чуковский, и Гумилев сами были
перевода оказывается теперь в рамках одной творческой личности. Ра­ талантливыми переводчиками. Чуковский впоследствии прославился
нее, за редким исключением, приверженцы вольного и дословного пе­ своими переводами М. Твена, а также стал основателем так называе­
ревода расходились по разные стороны баррикад, хотя на практике, мого литературоведческого направления в отечественном переводове­
вдали от абстрактных дискуссий и речей в полемическом задоре, всем дении; Гумилев перевел эпос о Гильгамеше, некоторые произведения
было п о н я т н о , что ни вольного, ни дословного перевода как таковых, французских и английских поэтов. В 1919 г. вышла предназначенная
в чистом виде, быть не может (разве что в упомянутых брюсовских исключительно для работающих в издательстве переводчиков книга
крайних экспериментах). Переводчик-практик всегда балансирует « П р и н ц и п ы художественного перевода». Через год присоединивший­
между тем и тем. ся к проекту видный филолог Ф.Д. Батюшков вместе с Чуковским и
Гумилевым переиздал ее.
Переводчики обсуждают также проблему переводимости/неперево-
димости. В связи с тем, что в сознании многих у них прочно укорени­ Издательством «Всемирная литература», просуществовавшим до
лась именно идея непереводимости, снижается общий уровень перевод­ 1924 г., было выпущено около двухсот лучших произведений мировой
ческой культуры [См.: Топер. С. 111 ]. В литературных и филологических литературы. Позднее переводческие принципы «Всемирной литерату­
кругах становятся популярными идеи А.А. Потебни о несовпадении раз­ ры», главным из которых была научно-филологическая фундаменталь­
личных языков, стоящих за ними взглядов на мир, отражаемых в кон­ ность переводов, во многом сформировали советскую переводческую
кретных словах и их сочетаниях (см. гл. 1, § 4). школу, а собственно издательские традиции «Всемирной литературы»
подхватили издательства «Academia», Государственное издательство ху­
Ситуация в с ф е р е литературной ж и з н и и перевода в 1920-х гг. была
дожественной литературы (позднее — «Художественная литература»).
весьма похожа на н ы н е ш н ю ю : частные и кооперативные издательст­
ва, порожденные н э п о м , заваливали к н и ж н ы й р ы н о к развлекатель­ П р о д о л ж а е т развиваться и т е о р и я перевода. В издательстве
ным чтивом, в частности переводной беллетристикой, для н э п м а н - «Academia» в 1930 г. Чуковский публикует статью «Искусство перево­
с к о - м е щ а н с к о й читательской аудитории. Некоторое время с э т и м и да», к которой была присоединена статья молодого тогда еще лингви­
т е н д е н ц и я м и боролись государственные издательства — «Всемирная ста А.В. Федорова «Приемы и задачи художественного перевода». Фе­
литература», Госиздат, Л е н г и з и др. дорову суждено было сыграть важнейшую роль в ф о р м и р о в а н и и
М . Г о р ь к и й (A.M. П е ш к о в , 1868—1936) сыграл важную роль в отечественной ш к о л ы переводоведения, в частности лингвистическо­
становлении русской переводческой школы. В Петрограде в 1918 г. он го его н а п р а а ч е н и я .
основал издательство «Всемирная литература», объединившее о к о л о В 1936 г. Чуковский издал уже книгу «Искусство перевода», а в
ста литераторов. Многих из них о н , кроме всего прочего, просто спа­ 1941-м, основательно ее дополнив и исправив, переиздал в Гослите уже
сал от голодной смерти, давая работу. Целями нового издательства под другим названием — «Высокое искусство». Книга переиздавалась в
были п о в ы ш е н и е переводческого искусства, ознакомление советско­ 1964, 1966 и 1988 гг. Появляются и другие публикации, посвященные
го читателя с л у ч ш и м и образцами мировой литературы, а также под­ вопросам художественного перевода, например книги М.П. Алексеева
готовка молодых кадров, способных продолжить традиции русского «Проблема художественного перевода» (1931) и А.В. Федорова «О худо­
перевода. жественном переводе» (1941).

Лучшие ф и л о л о г и , которых Горький привлек к работе в издатель­ Н е с м о т р я на проделанную организационно-практическую работу


стве, тщательно проанализировав уже существовавшие на русском и работу по теоретическому о с м ы с л е н и ю переводческой деятельнос­
я з ы к е переводы произведений Данте, Сервантеса, Гёте, Байрона, ти (хотя е щ е только художественной литературы), перевод иностран­
Д и к к е н с а , Бальзака, Теккерея и др., п р и н я л и решение создать новые ной литературы оставался все же не вполне удовлетворительным и
переводы к л а с с и к о в мировой литературы. Были сформулированы требовал дальнейшего улучшения.
п р и н ц и п ы , суммировавшие о п ы т старых и новых мастеров-перевод­ Активное участие в этом процессе принял О . Э . М а н д е л ь ш т а м
чиков. С о б с т в е н н о , это было началом теоретической деятельности в (1891—1938). Он выступал в прессе, где говорил о крайне низком
нарождающемся отечественном переводоведении. Горький предло­ творческом уровне нанимаемых переводчиков, не обладавших ни та­
жил изложить п р и н ц и п ы перевода К . И . Ч у к о в с к о м у (1889—1962) лантом, ни необходимыми литературными з н а н и я м и й умениями, о
72 Глава 3. Соотношение переводческой деятельности и переводоведения § 3. Перевод в России

хаосе в отборе литературы для перевода, о н и з к о й оплате труда пере­ емы по-русски, но без всяких оговорок входят в золотой ф о н д русско­
водчиков. язычной переводной литературы.
Мандельштам, сам крупный поэт и прозаик, проявлял живейший Точно так же к этому золотому фонду относятся переводы Б. Л. П а ­
интерес к проблемам художественного перевода. Из сравнительно не­ с т е р н а к а (1890—1960), придерживавшегося иных позиций. Он, в ча­
большого переводческого наследия поэта следует назвать переводы стности, писал: «...дословная точность и соответствие формы не обеспе­
поэзии французских авторов (Расина, О. Барбье, Ж. Ромена), поэмы чивают переводу истинную близость» [Цит. по: Швейцер, 1996. С. 155].
классика грузинской литературы В. Пшавелы «Гоготур и Апшина», В определенном смысле противопоставляя себя Радловой и Лозинско­
стихов современных немецких поэтов. Гораздо больше — с француз­ му, он говорит о том, что от перевода слов и метафор он обратился к пе­
ского, немецкого я з ы к о в — он переводил прозу. Участвовал также в реводу «мыслей и сцен, потому что, помимо точности, равнострочности
редактировании переводов романов В. Скотта и М. Рида. с подлинником и пр., в нем больше всего той намеренной свободы, без
которой не бывает приближения к большим вещам» | С м . там же. С. 156].
Переводческой манере Мандельштама свойствен отход от скрупу­
Хотя его критиковали за эту «намеренную свободу» и обвиняли в само­
лезной точности; он мог довольно свободно обращаться с лексикой
выражении за счет переводимых авторов, ему удалось создать «по-на-
оригинала, отступая при ее передаче дальше необходимого. Над н и м
стояшему театрального русского Шекспира», выиграть при переводе гё-
довлела сила его собственной поэтической индивидуальности. Он
тевского «Фауста» в поэтической выразительности по сравнению с
фактически переносил в перевод свои эстетико-стилистические уста­
более точным переводом Н. Холодковского [Аникст. С. 10].
новки. Как и в своем собственном поэтическом творчестве, Мандель­
штам испытывал пристрастие к п о в ы ш е н н о й экспрессии, я р к о инди­ В советскую эпоху к переводу привлекаются лучшие литературные
видуальному словоупотреблению. силы. Чуковский писал: «...самое количество блистательных худож­
Хотя в описываемый период в России продолжаются уже ставшие к ников слова, посвятивших себя этой нелегкой работе, свидетельству­
тому времени почти традиционными споры о вольном и дословном пе­ ет, что здесь п р о и з о ш л о небывалое. Ведь и правда, никогда еще не бы­
реводе, следует сказать, что проблема эта все же не стояла так остро (осо­ л о , чтобы плечом к плечу о д н о в р е м е н н о , в пределах одного
бенно в практической деятельности участвовавших в полемике перевод­ десятилетия, над переводами трудились такие таланты». Хотя Чуков­
чиков), как в XVIII—XIX вв. В книге «Высокое искусство» Чуковский ский говорит об одном десятилетии, это можно отнести ко всему со­
[С. 51] называет переводчиков-буквалистов «целой школой... привер­ ветскому периоду истории перевода в нашей стране.
женцев механистического метода». К ней он относит А. Кривцову, Действительно, в сфере художественного перевода работали такие
Е. Ланна, А. Радлову, В. Шпета, И. Аксенова, Б. Ярхо, А. Смирнова и др., мастера, к а к Т . Л . Щ е п к и н а - К у п е р н и к (1874—1952), переводив­
упрекая их в том, что, стремясь к максимальной близости к оригиналу, шая Э. Ростана, Ш е к с п и р а , Мольера; А . Д . Р а д л о в а (1891—1949),
они нарушают самые элементарные нормы русского языка. Впрочем, та­ переводившая К . Марло, Ш е к с п и р а ; И . А . К а ш к и н (1899—1963),
кого рода переводы становятся все более редкими, и уж точно они чаше переводчик Э. Хемингуэя, Р. Фроста, К. Сэндберга, а также теоретик
осознаются переводческой общественностью как неприемлемые. художественного перевода. Известный поэт и композитор М. А. Ку з -
м и н (1875—1936) переводил Апулея, Шекспира. Р . Я . Р а й т - К о в а ­
П р и этом не следует думать, что Чуковский выступает за вольный
л е в а (1898—1988) прославилась как переводчица на немецкий я з ы к
перевод в том смысле, который вкладывался в это понятие в предше­
поэзии В.В. Маяковского, на русский — Г. Бёлля, Ф. К а ф к и , У. Фолк­
ствующие века. Не случайно он так же н е п р и м и р и м по о т н о ш е н и ю к
нера, Дж. Сэлинджера.
слишком далеко отступающим от оригинала переводчикам. Скорее
следует говорить о дальнейшем уточнении уже н а щ у п а н н о й «золотой Одним из крупнейших продолжателей лучших традиций русской
середины». Это видно на примере крупного переводчика советского переводческой школы был С . В . Ш е р в и н с к и й (1892— 1991), полу­
периода, о б ы ч н о относимого к сторонникам дословного перевода, — чивший известность как блестящий переводчик с древнегреческого и
М . Л . Л о з и н с к о г о (1886—1955). П р и всей близости его переводов латинского, армянского и других я з ы к о в . Он перевел произведения
«Божественной комедии» Данте, произведений западноевропейских * Софокла, Еврипида, Вергилия, Овидия, Катулла, Гёте, П. Ронсара,
и восточных классиков (среди которых Ш е к с п и р , Мольер, Р. Роллан, Низами, X. Абовяна, О. Туманяна и многих других мастеров мировой
Фирдоуси) к соответствующим оригиналам они не просто удобочита- литературы.
74 Глава 3. Соотношение переводческой деятельности и переводоведения 75
§ 3. Перевод в России

Интересно, что некоторые великие писатели и поэты, как однаж­ «Теория и критика перевода», «Международные связи русской лите­
ды справедливо заметил Г.Б. Остер, в советскую эпоху фактически ратуры» (под ред. акад. М.П. Алексеева), «Редактор и перевод» и др.
были вытеснены в перевод. Так, в сфере перевода работали Н .А. З а ­ Организуются круглые столы переводчиков в журнале «Иностранная
б о л о ц к и й (1903—1958), переводивший грузинских, н е м е ц к и х по­ литература».
этов, Л . Украинку; А . А . А х м а т о в а (1889—1966), п е р е в о д и в ш а я
В к о н ц е советского периода и в постсоветское время также работа­
восточных, западноевропейских, латышских и еврейских поэтов;
ет немало талантливых переводчиков и переводческая деятельность в
М . И . Ц в е т а е в а (1892—1941), переводившая И . Ф р а н к о , Ш . Бод­
сфере художественного перевода не ослабевает. Наоборот, в целом ря­
лера, Ф. Гарсиа Л о р к у и др.; А . А . Т а р к о в с к и й (1907—1989), «спе­
де издательств публикуются новые переводные произведения иност­
циализировавшийся» н а переводе поэтов Востока; С . Я . М а р ш а к
ранных авторов. С н о в и н к а м и и классикой иностранной литературы
(1887—1964), п р о с л а в и в ш и й с я с в о и м и переводами а н г л и й с к о й по­
продолжает знакомить своего читателя журнал «Иностранная литера­
э з и и , в особенности сонетов Ш е к с п и р а и п о э з и и Б л е й к а , Бёрнса,
тура», что, к о н е ч н о , б ы л о бы невозможно без талантливых переводчи­
К и п л и н г а ; П . Г . А н т о к о л ь с к и й (1896—1978), п е р е в о д и в ш и й
ф р а н ц у з с к и х п о э т о в ( П . Ж . Б е р а н ж е , Гюго, Ш. Бодлера, А. Рембо, ков. В сети Интернет есть специальные сайты, п о с в я щ е н н ы е тем или
Л. Арагона, П. Элюара и др.); Б . А . А х м а д у л и н а (р. 1937), перево­ иным вопросам перевода.
д и в ш а я п о э т о в разных с т р а н и народов, о с о б е н н о грузинских и ита­ Но в XX в. следует уже говорить об истории не только художест­
л ь я н с к и х авторов. Вот что об этом «вытеснении» писал П а с т е р н а к : венного перевода. Если мы практически ничего не знаем о работе пе­
« И м е н н о в 36-м году, когда н а ч а л и с ь эти п р о ц е с с ы (вместо прекра­ реводчиков, занимавшихся нехудожественным переводом в предше­
щ е н и я п о р ы ж е с т о к о с т е й , к а к м н е в 35-м году казалось), все слома­ ствующие века, то век XX отмечен активизацией также устного
лось во м н е , и е д и н е н и е со временем п е р е ш л о в с о п р о т и в л е н и е ему, перевода, появлением новых жанров письменного перевода — пере­
которого я не скрывал. Я ушел в переводы. Л и ч н о е творчество кон­ вода технической литературы, официально-деловой документации и
чилось» [Цит. п о : Ш в е й ц е р , 1996. С. 155]. О т о м же, в п р и н ц и п е , го­ т.д. Правда, в отличие от переводчиков художественной литературы,
ворит в своем и з в е с т н о м стихотворении «Переводчик» Т а р к о в с к и й устные переводчики и переводчики-письменники, занимающиеся
(см. гл. 9). переводом нехудожественных текстов, широко не известны. Они со-
ставтяют а р м и ю малоизвестных переводчиков на различного рода
Кроме этих уже сложившихся мастеров слова, многие из которых
конференциях, конгрессах, симпозиумах, международных встречах, в
были скорее вынуждены заниматься переводом, в русской переводчес­
переводческих бюро и т.д. Ш и р о к а я публика чуть лучше знает, пожа­
кой школе появились новые лица. Среди них — В . В . Л е в и к (1906—
луй, только тех, кого видит по телевидению в передачах, освещающих
1990), переводчик французских, немецких, английских, испанских,
различные политические мероприятия на высшем уровне.
португальских, итальянских поэтов, особенно известного переводами
Тем не менее, в поле зрения теоретиков перевода теперь попадают
Г. Гейне; Нора Галь(Э.Я. Гальперина, 1912—1991), переводившая с ан­
уже и эти переводчики. Недаром от теории художественного перевода
глийского и французского, прославившаяся переводами А. де С е н т -
Э к з ю п е р и , К. Маккалоу; Н . М . Л ю б и м о в (1912—1993), переводчик на современное переводоведение перешло к нехудожественным его ви­
русский я з ы к шедевров м и р о в о й классики, среди которых произведе­ дам и жанрам.
ния Сервантеса, Ф. Рабле, Ш. де Костера, Дж. Б о к к а ч ч о . М. Пруста,
Таково в самом общем виде историческое развитие переводческой
Мольера, Г. Флобера, М. Метерлинка.
деятельности. К о н е ч н о , наш краткий экскурс в историю мирового и
Продолжается обсуждение проблем художественного перевода. русскоязычного перевода не может быть признан сколько-нибудь
Издаются новые к н и г и : А.В. Федоров «Введение в теорию перевода» п о л н ы м : за его пределами остались многие не менее важные для исто­
(1958), Е. Э т к и н д « П о э з и я и перевод» (1963); появляется целая груп­ рии перевода имена. Но цель состояла в том, чтобы дать представле­
па теоретиков и к р и т и к о в художественного перевода, среди которых ние о важнейших тенденциях на этом долгом пути.
Г. Гачечиладзе, И.А. К а ш к и н , О. Кундзич, А.В. Кунин, Ю.Д. Л е в и н ,
Л. М к р т ч я н , П. М. Топер, В.М. Россельс, В.Е. Ш о р и д р . Выходят спе­
циальные с б о р н и к и : «Мастерство перевода», «Тетради переводчика»,
§ 4. Краткий обзор истории переводоведения 77

76 Глава 3. Соотношение переводческой деятельности и переводоведения

в целом ряде стран по всему миру создаются многочисленные учебно-


педагогические центры по подготовке переводчиков-профессиона­
§ 4. Краткий обзор истории переводоведения
лов. Процесс этот не ослабевает, а наоборот, а к т и в н е й ш и м образом
набирает силу. Создаются переводческие факультеты и отделения при
Как уже говорилось, в отличие от долгой истории перевода как вида че­
факультетах родственных профилей. Студентам различных специаль­
ловеческой деятельности, история переводоведения еше весьма коротка.
ностей дают возможность получить к в а л и ф и к а ц и ю переводчика, ра­
В 1957 г. известный переводовед Т. Савори (Т. Savory) посетовал на
ботающего в рамках своей о с н о в н о й профессии (например, перевод­
то, что проблемами перевода занимаются гораздо м е н ь ш е в сравне­
чик текстов медицинской тематики).
нии с тем, сколько делается переводов. Надо сказать, что с тех пор си­
туация во многом изменилась. Настоящий взрыв востребованности Процесс осознания необходимости профессионализации перевод­
переводческого труда в XX столетии повлек за собой и перемену в от­ ческой деятельности — если под таковой понимать, во-первых, пово­
н о ш е н и и к искусству/ремеслу перевода. рот от «высокого искусства» отдельных, пусть и выдающихся, масте­
ров слова к массовому ремеслу, а во-вторых, р а ц и о н а л и з а ц и ю
К о н е ч н о , вначале переводческая деятельность, по-видимому, от­
переводческой деятельности — растянулся почти на целый век. Но
личалась от того, как она протекает (организуется и осуществляется)
время это нельзя считать п о т е р я н н ы м .
в н а ш е время. Действительно, когда-то в древности с н о ш е н и я (поли­
тические, э к о н о м и ч е с к и е и т.п.) языковых сообществ наверняка не Потребность в п р о ф е с с и о н а л ь н о м переводе во многом послужила
обходились без посредников, сегодня называемых переводчиками. стимулом для о б о б щ е н и я н а к о п л е н н ы х з н а н и й в этой области и кри­
Сначала и м и , видимо, становились просто люди, з н а в ш и е я з ы к и вза­ сталлизации их в виде научно-методической базы для обучения но­
имодействующих сторон. П р и этом под з н а н и е м я з ы к а понималась та вых п о к о л е н и й переводчиков. Таким образом, стала очевидной необ­
или и н а я степень знакомства с его ф о н е т и ч е с к и м строем, лексичес­ ходимость теоретической научно-обоснованной обработки дотоле
к и м составом и морфолого-синтаксической структурой. Ч а ш е всего л и ш ь интуитивных догадок и чисто эмпирических наблюдений от­
стилистика, а тем более знание культурных особенностей, стоящих за дельных переводчиков-практиков. Так было положено начало науке
теми или и н ы м и вербальными построениями, почти н и к а к не учиты­ о переводе.
вались. Такие «переводчики» изъяснялись на обоих языках, но вряд Первоначачьно переводоведение воспринималось как часть то при­
ли владели переводческим их знанием. К счастью, такое положение дел кладной или сопоставительной лингвистики, то литературоведения.
существовало хотя и долго, но не всегда. И все же о более или менее Кроме того, по многовековой традиции основное внимание в молодой
п р о ф е с с и о н а л ь н о м подходе к переводу, т.е. о р г а н и з а ц и и (со стороны науке уделялось почти исключительно художественному переводу.
з а к а з ч и к о в перевода) и осуществлению (со стороны собственно пере­ За всю литературную историю человечества было накоплено нема­
водчиков) переводческой деятельности, м о ж н о говорить только начи­ ло более или менее развернутых высказываний переводчиков-практи­
ная с XX в., когда заметно активизируются, усложняются и глобали­ ков и м е н н о художественной литературы — писателей и поэтов, пере­
зируются международные отношения. водивших произведения своих коллег на родной язык или на их я з ы к и
с него. Рождавшиеся по ходу перевода соображения они фиксировали
В орбиту и н т е р н а ц и о н а л ь н ы х связей п о с т е п е н н о вовлекаются
то в афористически кратких сентенциях, то в более протяженных пре­
п р а к т и ч е с к и все живущие на земле народы: и те, чьи я з ы к и имеют
дисловиях к своим переводам.
статус международных, своеобразных лингва франка современного
мира, и те, на языках которых, кроме самих носителей, говорят, пожа­ Только начиная с 1920-х гг. появляются работы, которые м о ж н о
луй, только переводчики. К тому же работа созданных в XX в. между­ назвать первыми ростками зарождающейся науки о переводе. Но и
народных о р г а н и з а ц и й , в том числе крупнейших, как, например, это все же были л и ш ь подступы к по-настоящему наушому, фунда­
О О Н , немыслима без переводчиков. ментальному изучению проблем перевода. Наука о переводе в полном
смысле слова складывается тогда, когда к переводу обращается линг­
Все это не могло не вызвать огромной потребности в профессио­
вистика. Это произошло во второй половине XX в.
нально подготовленной, в ы с о к о к в а л и ф и ц и р о в а н н о й а р м и и специа­
В 1950—1960-х гг. публикуются работы А. В. Федорова, Э. Кари
листов-переводчиков.
(Е. Сагу), Т. Савори, Ю. Найды, Ж. Мунена, Дж. Кэтфорда (J. Catford)
Для ее удовлетворения в продолжение (и во имя продолжения) уже
начавшегося процесса профессионализации переводческого ремесла
78 Глава 3. Соотношение переводческой деятельности и переводоведения § 4. Краткий обзор истории переводоведения 79

и др. П р и м е р н о в то же время появляются периодические издания, В 1980—1990 гг. появляются труды О. Каде, А. Нойберта, П. Н ь ю -
п о с в я щ е н н ы е проблемам перевода (журнал «Babel», о ф и ц и а л ь н ы й марка (P. Newmark), М. Снелл-Хорнби ( М . Snell-Hornby), Д. Селеско-
орган созданной в то время Международной федерации переводчи­ вич ( D . Seleskovich) и М. Ледерер ( М . Lederer), Ж. Делила (J. Delisle),
1
к о в — Ф И Т , сборники «Мастерство перевода», «Тетради переводчи­ Г. Фермеера и многих других авторов. Отечественные переводоведы
ка» и др.). Постепе н н о происходит слом традиционного исключи­ также публикуют новые работы: выходят книги Р.К. Миньяра-Бело-
тельно «филологического» взгляда на перевод. Одной из пионерских ручева «Общая теория перевода и устный перевод» (1980), Л . К . Латы­
работ в этом направлении стала книга канадцев Ж . - П . Вине и Ж. Д а р - шева «Курс перевода: Эквивалентность перевода и способы ее дости­
бельне (J.-P. Vinay, J. Darbelnet) «Сопоставительная стилистика фран­ жения» (1986) и др.
цузского и английского я з ы к о в . Метод перевода» (1958). В отечест­ Переводоведы обращаются теперь ко всем без исключения видам
венном переводоведении следует отметить работу «Основы общего и и подвидам переводческой деятельности, ко всем типам переводимых
м а ш и н н о г о перевода» (1964) И. Ревзина и В. Розенцвейга, в которой, текстов, изучают деятельность переводчика с различных точек зре­
по словам самих авторов, была предпринята попытка отойти от опи­ ния, в различных условиях. К переводу проявляют интерес представи­
сания перевода как творческой деятельности и изложить его теорию в тели самых разных наук: от психофизиологов до специалистов в обла­
терминах структурной л и н г в и с т и к и . сти этики. А собственно лингвистические вопросы перевода заняли
В те же годы на многочисленных переводоведческих конференци­ свое (одно из многих) место в этом спектре подходов.
ях и в огромном количестве публикаций о проблемах перевода со всей За последние годы в переводоведении появилось и появляется
остротой ставится вопрос о самостоятельности переводоведения как множество работ молодых ученых. Таким образом, переводоведческие
науки. исследования ведутся уже не только к о р и ф е я м и , утвердившимися в
Еще одной заслуживающей у п о м и н а н и я особенностью того вре­ науке. Проблемы переводоведения разрабатываются студентами пе­
мени был бум в о т н о ш е н и и м а ш и н н о г о перевода. Сначала о ц е н к а его реводческих семинаров, курсов, отделений, факультетов, специали­
перспектив развития была более чем оптимистической. Очень скоро, зированных вузов.
о д н а к о , после того как была о с о з н а н а вся сложность ф о р м а л и з а ц и и
о п и с а н и я естественного человеческого языка, э й ф о р и ю в о т н о ш е н и и Вопросы и задания
м а ш и н н о г о перевода сменил почти тотальный скепсис. Позднее ситу­
а ц и я в известном смысле «уравновесилась»: работа над м а ш и н н ы м 1. Расскажите об основных этапах истории перевода в России и в мире вообще.
переводом продолжается и сегодня, но масштабы ее заметно умень­ 2. Какие вопросы теории и практики перевода проходят через всю историю
переводческой деятельности и ее осмысления?
шились, а сам м а ш и н н ы й перевод стали рассматривать как в п о л н е
3. Назовите имена крупнейших зарубежных и российских переводчиков и
п р и м е н и м ы й , хотя и в д о в о л ь н о ограниченных рамках, способ пере­
критиков перевода. Кратко охарактеризуйте вклад каждого из них в исто­
вода (подробнее о м а ш и н н о м переводе см. в гл. 12).
рию теории и практики перевода.
Д а л ь н е й ш и й ход истории переводоведения связан с процессом ос­ 4. Что вы знаете о переводческой деятельности А. Карельского, М. Гаспарова,
вобождения от узко лингвистического подхода в изучении перевода. М. Литвиновой, Н. Демуровой, Э. Линецкой, Г. Кружкова? Каких еще со­
П о с т епен н о все яснее и яснее осознается необходимость рассматри­ временных российских переводчиков вы знаете?
вать и другие его аспекты с выходом на смежные науки (психологию,
психолингвистику, семиотику, культурологию, религиоведение и др.).
Переводоведение окончательно «эмансипируется».
Среди крупнейших отечественных ученых-переводоведов 1970-х гг.
следует упомянуть Л . С . Бархударова, Ю.В. Ванникова, В.Н. Комисса­
рова, Я.И Рецкера, Г.В. Чернова, Л.А. Черняховскую, А.Д. Швейцера;
среди зарубежных — Г. Егера, В. Вилса (W. Wilss), К. Райе.

Federation International de Traducteurs (фр.).


§ 2. Переводоведение и филология 81

Глава 4 меньше, а значит, меньше и точек пересечения (например, с фонети­


кой). К п о м о щ и некоторых дисциплин переводоведение прибегает при
решении стоящих перед ним прикладных задач, например в процессе
Переводоведение и смежные с ним научные разработки частной теории перевода в конкретных парах языков или
изучения тех или иных вопросов специальной теории перевода, касаясь
дисциплины таким образом конкретных разновидностей последнего. Обращение
переводоведения к другим лингвистическим дисциплинам способству­
ет р е ш е н и ю более фундаментальных, общетеоретических проблем
межъязыковой коммуникации с помощью перевода.
Все девять, дружно кружились Музы...
Ст. Конен
§ 2. Переводоведение и филология
Рассмотрим несколько примеров взаимодействия некоторых разделов
филологии ( я з ы к о з н а н и я и литературоведения) и переводоведения.
Фонетика и переводоведение. Ф о н е т и к а — это раздел я з ы к о з н а н и я ,
§ 1. Многоаспектность перевода как вида деятельности который изучает речь как реализацию я з ы к а в ее физическом, акусти-
ко-артикуляционном аспекте.
Выше уже упоминалось, что о д н и м из отличительных качеств процес­ В ф о н е т и ч е с к о м инвентаре я з ы к а различают два уровня е д и н и ц —
са перевода является его многоаспектность. Перевод — это такой вид сегментный и суперсегментный (или просодический). К с е г м е н т ­
к о м м у н и к а ц и и , который осуществляется с помощью я з ы к а (точнее, н о м у у р о в н ю относятся конкретные звуки и звуковые к о м п л е к с ы
двух я з ы к о в или более), но этим процесс перевода далеко не исчерпы­ речи, служащие «кирпичиками», из которых складывается речь.
вается. Для его э ф ф е к т и в н о г о осуществления следует учитывать осо­
К с у п е р с е г м е н т н о м у у р о в н ю относят все, что превышает уро­
бенности общения, связанные с культурой взаимодействующих людей
вень минимальных языковых единиц. На суперсегментном уровне вы­
или народов. Кроме того, в процесс перевода вовлечены переводящий
деляют такие важные параметры речепроизводства, как различные ин­
и переводимый, адресат перевода, разные люди, играющие разные ро­
тонационные контуры, ударение, ритм, громкость, темп, паузация и т.д.
ли и по-разному себя ведущие в д а н н о м процессе. Это выводит нас на
В рамках переводоведения вопросы ф о н е т и к и занимают подчинен­
различные проблемы психофизиологического, социологического,
ное положение, поскольку переводятся не отдельные звуки или просо­
этического порядка. А раз такова особенность процесса межъязыково­
дические к о м п о н е н т ы речи, а целые и цельные тексты и смыслы. По­
го о б щ е н и я при посредстве перевода, то наука, его изучающая, долж­
этому междисциплинарная связь фонетики и переводоведения н о с и т '
на все это учитывать. Иначе о н а неправомерно упростила бы сами объ­
ограниченный характер и затрагивает в основном устный перевод или
ект и предмет своего исследования. Вот почему переводоведение
перевод текстов, предназначенных для устного воспроизведения.
представляет собой научное направление, находящееся в тесной связи
с целым рядом смежных с н и м научных д и с ц и п л и н . Прежде всего с на­ К т а к и м т и п а м переводных текстов относятся тексты театральных
учными д и с ц и п л и н а м и филологического цикла. Кратко обрисуем точ­ пьес и речь персонажей в фильмах, либретто и тексты вокальной и во­
ки его с о п р и к о с н о в е н и я с н е к о т о р ы м и из них, не претендуя, впрочем, к а л ь н о - с и м ф о н и ч е с к о й музыки, литургические тексты, речи выступ­
на полноту освещения этого сложного и многогранного вопроса. л е н и й и доклады, а также звучащие фрагменты рекламных текстов.
В определенной степени вопросы звучания учитываются при перево­
Переводоведение связано с лингвистическими (шире — филологи­ де п о э з и и и о р и е н т и р о в а н н о й на особые произносительные э ф ф е к т ы
ческими) д и с ц и п л и н а м и , изучающими я з ы к и те или иные языковые художественной п р о з ы .
ярусы в рамках какого-либо одного языка, а также изучающими два
П р и переводе всех таких текстов приходится учитывать как сег­
языка или более. С некоторыми из этих дисциплин оно связано теснее,
ментный, т а к и суперсегментый уровень. Например, диалог какого-
т.е. у них больше общих научных проблем, с другими таких проблем
либо ф и л ь м а под с и н х р о н н ы й дубляж следует переводить не просто
6-4104
S2 Глава 4. Переводоведение и смежные с ним научные дисциплины § 2. Переводоведение и филология S3

правильно (соблюдая все межъязыковые соответствия, передавая все Контрастивная лингвистика и переводоведение. Контрастивная
реалии и т.п.). Нужно переводить с учетом удобочитаемости текста, лингвистика — это направление исследований в рамках общего языко­
следить за тем, чтобы длина фраз перевода совпадала с длиной фраз знания, целью которого является сопоставительное изучение двух или
оригинала, а паузы в переводе были там же, где и в оригинале, и т.д. более языков для выявления сходств и различий между ними на всех
Семантика и переводоведение. Семантика как раздел я з ы к о з н а н и я ярусах их структуры.
изучает значения слов, предложений, целых текстов. Вопрос о том, Контрастивная лингвистика выросла из наблюдений над различи­
что значит то или и н о е слово, словосочетание, предложение, текст, ями между родным и чужими (иностранными) языками. Эти наблю­
является о д н и м из самых важных вопросов и в переводоведении. дения фиксировались в различного рода сопоставительных граммати­
Структурные исследования в семантике показали, что слова в язы­ ках, появлявшихся в западноевропейских странах начиная с эпохи
ке организованы в определенную структуру, или систему. Во-первых, Возрождения.
они могут быть соотнесены друг с другом парадигматически. Иначе го­ Кроме того, исследования по сопоставлению языков оказались
воря, слова могут быть сформированы в группы на основе сходства важными для создания типологической классификации языков, на­
или о п п о з и ц и и и потому быть связанными между собой о т н о ш е н и я м и чавшегося примерно во 2-й четверти XIX в. в Европе.
с и н о н и м и и , а н т о н и м и и , паронимии, систем словоформ одной лексе­ Контрастивная лингвистика занимается сравнением языков на их
мы. Н а к о н е ц , они могут образовывать целые семантические поля. синхронном срезе. Активнее всего языки сопоставляются на уровне
Во-вторых, слова сочетаются друг с другом согласно определен­ грамматики, хотя ведутся исследования и в области, например, изуче­
н ы м к о л л и г а ц и о н н ы м и к о л л о к а ц и о н н ы м правилам. Этот взгляд на н и я их л е к с и к и .
о т н о ш е н и я между словами в я з ы к е называется синтагматическим. Контрастивная лингвистика изучает я з ы к и на уровне языка (по
К а к показывает практика перевода, ни парадигматика, ни синтаг­ Соссюру — на уровне langue). Переводоведение же имеет дело с реаль­
матика любых двух я з ы к о в никогда не совпадают полностью. Следо­ ной, конкретной речью (parole) в виде текстов и в меньшей степени с
вательно, при переводе нужно вникать в з н а ч е н и е оригинала, опреде­ системой языка вообще. Поэтому не все результаты сопоставления
л я я место переводимых е д и н и ц в системе исходного я з ы к а и пытаться языков в рамках контрастивной л и н г в и с т и к и оказываются в равной
найти им соответствие в системе П Я . мере полезными для переводоведения.
Например, русское слово рука должно быть переведено на англий­ Однако весьма и весьма ценными для переводоведения представля­
с к и й я з ы к по-разному во фразах Кто знает ответ на этот вопрос, ются исследования ученых, занимающихся проблемами контрастив­
пусть поднимет руку и Они шли под руку. В первом случае соответстви­ ной лингвистики, где на материале двух разных языков изучается то
ем слову рука будет hand, во втором — arm. или иное языковое явление. Такие работы тяготеют к типологическим
Весьма полезным для о п т и м и з а ц и и переводческой деятельности исследованиям. Как правило, при этом за исходный пункт берется то
оказывается так называемый семантический к о м п о н е н т н ы й анализ. или и н о е понятие и соответственно рассматриваются все ф о р м ы его
Он представляет собой как бы расслоение слова на все содержащиеся языкового выражения в обоих языках. Благодаря этому переводоведе­
в нем с м ы с л ы , семы. П р и м е н е н и е к о м п о н е н т н о г о анализа к процессу ние оснащается ц е н н ы м и для него фактами межъязыковых соответст­
перевода в переводоведении необходимо, поскольку практически ни вий. Например, в 1980-х гг. заметно активизировались исследования
одно слово в к а к о м бы то ни было я з ы к е не совпадает по своему се­ порядка к о м п о н е н т о в в синтаксических структурах. В частности, изу­
мантическому составу со словами другого языка. А поэтому нужно чение тема-рематических п р и н ц и п о в актуального членения предло­
уметь обнаруживать наиболее существенные семантические компо­ жения дало возможность правильно распределять новую и уже изве­
ненты слова в д а н н о м конкретном контексте (см. гл. 8, § 4; гл. 9, § 4). стную и н ф о р м а ц и ю при переводе с одного я з ы к а на другой,
поскольку отнюдь не во всех языках эти п р и н ц и п ы совпадают (см.
Обращение к семантике и ее категориальному аппарату существен­
гл. 8, § 5).
ным образом оптимизировало общетеоретические и частно- и специ-
альнотеоретические переводоведческие исследования межъязыковой Весьма плодотворными оказываются исследования в области лек­
коммуникации, что, в свою очередь, позволило усовершенствовать не­ сической с е м а н т и к и , в рамках которой сопоставляются семантичес­
которые аспекты переводческой практики и преподавания перевода. кие поля определенных лексем в тех или иных парах языков.
6- ,
84 Глава 4. Переводоведение и смежные с ним научные дисциплины
§ 3. Переводоведение и гуманитарные науки нефилологического цикла 85

Еще одним важным и м н о г о о б е щ а ю щ и м для переводоведения на­


стическое) исследования. Одним из основоположников литературовед­
правлением контрастивной л и н г в и с т и к и , бесспорно, следует при­
ческого подхода к переводу у нас в стране можно считать К.И. Чуков­
знать исследования в области контрастивной прагматики. В работах,
ского, выступавшего прежде всего за верность передачи образности пе­
п о с в я щ е н н ы х этим проблемам межъязыкового сравнения, изучаются
реводимого художественного текста — исключительного объекта
способы вербального воздействия на р е ц и п и е н т а сообщения (напри­
исследования представителей этого направления. Представители же
мер, языковое о ф о р м л е н и е приказов, пожеланий и т.п.; языковые ме­
языковедческого направления (А.В. Федоров, Я . И . Рецкер, В.Н. Ко­
ханизмы убеждения в тех или иных я з ы к а х и т.д.) (см. гл. 10, § 2).
миссаров и др.) распространяли свои исследования в равной степени
К сожалению, контрастивная л и н г в и с т и к а относится к числу е щ е на художественные и нехудожественные тексты. П р и этом исследова­
недостаточно разработанных областей я з ы к о з н а н и я , а потому и объ­ лись возможности максимально точной передачи оригинала на языке
ем накопленного в ней и полезного для переводоведения материала перевода как в плане содержания, так и в плане выражения.
еще очень ограничен.
Вместе с тем, подчеркнем еще раз, в ходе исследований были по­
С в я з ь переводоведения с контрастивной лингвистикой иллюстри­ лучены важные сведения и о б о б щ е н и я , обогатившие не только пере­
рует ее связь со всеми л и н г в и с т и ч е с к и м и д и с ц и п л и н а м и , предмет ис­ водоведение, но и саму филологическую науку. В этом процессе мож­
следования которых охватывает два я з ы к а и более. но выделить два н а п р а в л е н и я . Так, в одних работах обобщающего
К р о м е перечисленных д и с ц и п л и н , следует упомянуть направле­ характера достижения переводоведения сочетаются с достижениями
ния лингвистических исследований, с которыми в тех или и н ы х ас­ науки о языке, а языковые я в л е н и я изучаются в тесном соотнесении с
пектах соприкасается переводоведение. Это лингвистика текста (тек- текстологией художественной речи [См., н а п р и м е р : Виноградов,
стообразования), психолингвистика, стилистика, терминоведение, 1978]. Другие работы рассматривают проблему сосуществования тек­
лексикология, л е к с и к о г р а ф и я и д р . стов в разных языках к а к ф а к т о р обогащения общемирового литера­
Заметим, что связи между переводоведением и любым лингвисти­ турного процесса, взаимодействия культур [См.: Л е в и н , \ 9 6 3 ; Алексе­
ческим направлением всегда н о с я т и м е н н о характер взаимодействия ев, 1965, 1982; Гачечиладзе]. Все эти работы вносят важный вклад в
и взаимовыгодности. Лингвистика обогащает переводоведение, а пе­ филологическую герменевтику и помогают решать главный в филоло­
реводоведение, в свою очередь, снабжает лингвистику новым матери­ гии вопрос о п о н и м а н и и текстов (Л.В. Щерба).
алом для дальнейших исследований (см. гл. 13).
Переводоведение взаимодействует отнюдь не только с лингвисти­
к о й . О н о тесно связано и с таким в а ж н ы м направлением филологии, § 3. Переводоведение и гуманитарные науки нефилологического цикла
как литературоведение. Без этого взаимодействия невозможны иссле­
Переводоведение тесно взаимодействует и с науками нефилологичес­
дования истории литературы и литературных процессов современнос­
кого цикла — гуманитарными и естественными.
ти как отдельных стран, так и всего мира; к а к отдельных литературных
Теория и практика перевода соприкасаются с к у л ь т у р о л о г и е й ,
направлений, так и их взаимовлияния через перевод (см. гл. 3, § 2).
поскольку стало уже а к с и о м о й , что перевод — это не просто перене­
Тесный контакт литературоведческих и переводоведческих исследова­
сение с я з ы к а на язык слов и предложений, это и общение культур.
н и й способствует р е ш е н и ю проблем, стоящих перед литературной
Культура очень я р к о проявляется в я з ы к е , я з ы к о в о й картине мира. В
критикой, например в выработке критериев о ц е н к и переводной лите­
этом смысле перевод следует признать не только средством межъязы­
ратуры (см. гл. 15) и литературы в целом, сравнительным литературо­
кового о б щ е н и я , но и о б щ е н и я межкультурного (см. гл. 10).
ведением и т.д.
Д л я того чтобы обеспечить э ф ф е к т и в н о е межкультурное общение,
Таким образом, наука о переводе, во многом вышедшая из колыбе­ переводоведение должно учитывать достижения к у л ь т у р н о й а н т ­
ли филологии, продолжает с ней взаимодействовать самым тесным р о п о л о г и и , и с т о р и и , э т н о г р а ф и и , р е л и г и о в е д е н и я . Без
образом. Исследования филологического характера играли и продол­ знания особенностей культуры, истории, этических норм, религиоз­
жают играть в ней очень важную роль. ных воззрений взаимодействующих при посредстве перевода народов
Как уже было показано, под филологическими исследованиями пе­ не может быть и речи о корректной и адекватно воспринимаемой обе­
ревода понимаются и литературоведческое, и языковедческое (лингви- ими взаимодействующими сторонами к о м м у н и к а ц и и .
86 § 4. Переводоведение и естественные науки 87
Глава 4. Переводоведение и смежные с ним научные дисциплины

Переводоведение связано также с ф и л о с о ф и е й , особенно с т о й саюшихся с переводоведением наук м о ж н о отнести и п с и х о л о г и ю .


ее частью, которая занимается проблемами ф и л о с о ф и и языка. При Добавим в заключение, что переводоведение сотрудничает также с
этом выделяются наиболее о б щ и е п р и н ц и п ы ф у н к ц и о н и р о в а н и я теорией коммуникации, математической статистикой
языка в смысле экзистенциальной роли, какую он играет в человече­ и другими, более отдаленными от гуманитарной сферы науками.
ском обществе.
Еще одной важной точкой соприкосновения переводоведения с фи­ Все вышеизложенное показывает, насколько о б ш и р н ы м и являют­
лософией является его взаимодействие с философской герменевтикой, ся сферы взаимодействия переводоведения с другими науками и обла­
изучающей процесс п о н и м а н и я (в переводческой деятельности) как ди­ стями научных исследований. П р и этом наиболее тесными ее связи
алектический процесс накопления знаний; перевода как отождествле­ оказываются с науками филологическими, что и п о н я т н о , ведь пере­
ния с принимаемым переводчиком сообщением; перевода как творчес­ водческая деятельность — прежде всего, деятельность языковая. Но
кого языкового поведения и т.д. [См., например: Iser]. этим не исчерпывается вся сложность и многогранность изучаемого
Переводоведение а к т и в н о взаимодействует также с с е м и о т и ­ переводоведением объекта, чем и объясняется необходимость при­
к о й . Наиболее плодотворными для него оказываются те семиотичес­ влечения к ее исследованиям других научных направлений.
кие исследования, которые изучают специфику культурно обуслов­
л е н н ы х э с т е т и ч е с к и х и литературных кодов. С т о ч к и з р е н и я
Вопросы
семиотики переводческая деятельность представляет собой частный
случай семиозиса, процесса порождения знаков и обмена и м и . При 1. В чем проявляется взаимодействие переводоведения с другими научными
этом оригинал и перевод предстают сложными з н а к а м и , требующими дисциплинами? Чем объясняется необходимость такого взаимодействия?
интерпретации и перенесения из одной семиотической среды в дру­ 2. С какими науками филологического цикла тесно соприкасается переводо­
гую (из языка в я з ы к , из культуры в культуру). ведение? В чем проявляется это взаимодействие?
П р е д п р и н и м а л и с ь и предпринимаются п о п ы т к и семиотических 3. С какими науками нефилологического цикла связано переводоведение?
исследований в области типологии перевода. С а м о й известной явля­ Каким образом?
ется семиотическая типология перевода P.O. Якобсона. Перевод в ней
п о д р а з д е л я е т с я н а в н у т р и я з ы к о в о й , или п е р е ф о р м у л и р о в а н и е
(rewording), межъязыковой, или собственно перевод, и межсемиотиче­
с к и й , или трансмутацию (transmutation).
Связи со всеми этими науками нефилологического цикла вбирают в
себя как синхронный, так и диахронический способы изучения общих
для них и переводоведения проблем. Другими словами, проблемы, ин­
тересующие ученых, специализирующихся в конкретных областях на­
учного з н а н и я , и переводоведов анализируются не только в современ­
ном срезе их существования, но и в исторической перспективе.

§ 4. Переводоведение и естественные науки


Несколько слов следует сказать и о связях переводоведения с естест­
венными науками, прежде всего с изучающими мыслительные про­
цессы, процессы речепроизводства и т.п. с психофизиологической
точки з р е н и я .
Так, переводоведение взаимодействует с п с и х о ф и з и о л о г и е й ,
к о г н и т и в н о й н е й р о н а у к о й . Условно к этому ж е кругу с о п р и к а -
§ 2. П о н я т и е «транслатема». Проблема языкового наполнения транслатсмы 89

Глава 5 Это о п р е д е л е н и е , о д н а к о , с о р и е н т и р о в а н о только на И Я , что ве­


дет к о п р е д е л е н н о г о рода трудностям (переводческим и переводо-
ведческим) п р и н е с о в п а д е н и и ч л е н е н и я плана в ы р а ж е н и я в ИЯ и
Единица перевода П Я . А п о с к о л ь к у это происходит практически всегда, ведь даже в
самых т и п о л о г и ч е с к и б л и з к и х я з ы к а х е д и н и ц ы плана в ы р а ж е н и я
р а з л и ч а ю т с я , иногда д о в о л ь н о з н а ч и т е л ь н о , то д а н н о е определение
е д и н и ц ы перевода требует пересмотра. По м н е н и ю О. Каде, ею сле­
дует п р и з н а т ь н а и м е н ь ш и й о т р е з о к текста на И Я , д л я которого мо­
жет б ы т ь установлен соответствующий ( э к в и в а л е н т н ы й ) ему отре­
Во всем мне хочется дойти з о к текста на П Я , чтобы при этом н е и з м е н н ы м оставался план
До самой сути. содержания.
В работе, в поисках пути...
Б. Пастернак
§ 2. Понятие «транслатема».
Проблема языкового наполнения транслатемы
Единицу перевода м о ж н о (по аналогии с единицей фонологии — фо­
немой, морфологии — морфемой и т.д.) назвать т р а н с л а т е м о й .
§ 1. Проблема единицы перевода в связи Транслатема — это то, что переводчик стремится обнаружить и с чем
с центральными проблемами переводоведения он работает в процессе своей переводческой деятельности. Транслате­
Двумя центральными проблемами переводоведения являются уяснение ма отражает константу переводческого соответствия плана содержа­
принципа, согласно которому устанавливаются переводческие соответ­ ния, обладающего своим конкретным планом выражения на мини­
ствия между ИЯ (исходным языком) и ПЯ (переводящим языком), и со­ мальном отрезке оригинала (в И Я ) , плану содержания, обладающему
здание модели (моделей) переводческой деятельности. Понятно, что во­ своим к о н к р е т н ы м планом выражения на минимальном отрезке в
просы о поиске межъязыковых соответствий в процессе переводческой П Я . Таким образом, транслатема представляет собой целое, состоя­
деятельности и о свойствах самих этих соответствий — ключевые для щее из двух ( и л и даже более — н а п р и м е р , при трехстороннем перево­
осуществления такого вида вербальной коммуникации, ведь именно та­ де) к о м п о н е н т о в . Первым компонентом транслатемы является некое
к и м образом появляется возможность соединить в едином коммуника­ содержание, определенным образом выраженное средствами И Я ;
тивном акте различные я з ы к и и в конечном итоге — культуры. вторым — то же содержание, но выраженное уже средствами П Я .

В этой связи, о д н а к о , возникает вопрос о т о м , ч т о считать едини­ Важно понимать, что транслатема — это константа с точки зрения
цей перевода в процессе осуществления переводческой деятельности переводоведения. С точки же зрения лингвистики длина транслатемы
[См.: Brodovich], поскольку, как показывает о п ы т переводческой дея­ варьируется от звука (буквы) до целого текста.
тельности и подтверждает этот опыт я з ы к о з н а н и е , структурно-семан­ П р е д п о л о ж и м , что на иностранный язык переводится следующее
тические системы разных языков не совпадают, план содержания в известное стихотворение В. Хлебникова:
них выражается по-разному. Иначе говоря, одно и то же содержание в
разных языках проявляется в неодинаково организованном и членя­ Бобэоби пелись губы,
щ е м с я на с о с т а в н ы е части речевом потоке. Вээоми пелись взоры,
А. Мальблан (A. Malblanc), а также Ж . - П . Вине и Ж. Дарбельне Пиэзо пелись брови,
предлагали считать е д и н и ц е й перевода единицу мысли (unite depensee). Лиэээй — пелся облик,
У последних она определяется как наименьший отрезок речи, связь Гзи-гзи-гзэо пелась цепь.
между составляющими элементами которого не позволяет переводить Так на холсте каких-то соответствий
их по отдельности. Вне протяжения жило Лицо.
90 Глава 5. Единица перевода
§ 2. Понятие «транслатема». Проблема языкового наполнения транслатсмы 91

Слова бобэоби, вээоми, пиээо, лиэээй, гзи-гзи-гзэо, конечно, будут пере­ <...>
водиться позвучно-побуквенно независимо оттого, будет ли целью пере­ Мила Деянира. мила, молода и красива.
вода — воспроизведение тех же звуков, поиск ли других, которые могут Беспечна, как козочка, скачет и Несса не чует.
вызвать те же или приблизительно те же ассоциации у иноязычного чи­ Увы, на земле даже кони в лукавстве ретивы!
тателя. (Дополнительная трудность здесь кроется в том, что звуковые ас­ И мчат кони-люди — кентавры, — по трупам гарцуя.
социации, положенные в основу этого изображающего л и ц о человека
стихотворения, очень индивидуальны, они выстраиваются в некий лич­ 2
ный ассоциативный ряд, в полной (?) мере, наверное, понятный л и ш ь
<...>
Хлебникову. Их нельзя назвать ассоциациями, понятными любому но­
Вокруг лишь глухие — до неба всё — стены.
сителю русского языка и русской культуры. Следовательно, задача поис­
И окрики стражи, и Миноса бас.
ка соответствующих ассоциаций в иностранных языках становится не­
А где-то — эгейские волны, Микены,
выполнимой. Остается только воспроизвести то, что Хлебников дает в
А там и Афины... Лететь — всего час.
оригинале.) Таким образом, транслатемой при переводе этих слов долж­
ны выступать звуки, зафиксированные определенными буквами.
<...>
• ' Лечу! Мы летим! А дворец тонет! Кносский!
Наоборот, некоторые рекламные тексты переводятся только цели­ Соленой запахло свободой, отец!..
к о м . Возьмем, например, текст рекламы одной из марок сигарет: Slow Конечно, мы помним отлично конец:
down. Pleasure up. Казалось б ы , хотя бы первое предложение м о ж н о И свист, и шлепок, и шипение воска.
перевести на русский, например, так: Не спеши. Остановись и т.п. Но <...>
ведь slow down употреблено здесь в паре с pleasure up, неологизмом, ко­
Юнца хоронить мы всем островом вышли.
т о р ы й перевести отнюдь не просто. Down вступает в контекстуально
(Его имя — острова имя теперь.)
активные антонимические о т н о ш е н и я с up. Slow (down) входит в
Казалось, и шелест олив вдруг стал тише.
опять-таки контекстуально обусловленные с и н о н и м и ч е с к и е отноше­
Но плуг ждать не будет! И бык. Он ведь зверь...
н и я с pleasure, выступающим здесь (по морфологической конверсии)
с адвербиальной частицей up в роли фразового глагола. По этим при­ 3
ч и н а м перевод обоих предложений этого мини-текста должен осуще­
<...>
ствляться вместе, а не порознь, т.е. нужно переводить весь текст, ко­
...И поножовщина, и океан вина,
т о р ы й с его потенциальным переводом и составляет транслатему.
и мальчиков и женщин вой животный,
Транслатемами, учитывающими богатый аллюзивный контекст, блевотина, моча — разгул триумфа! Вот он!
придется переводить следующие стихи: А я: «записки», «галльская война»...
'•.•"4$ <•»>
1
Я жребий бросил, победил, придя, увидев,
<...> и вот — отечества отец и царь
Совладал? Брат Ификла? Откуда такая в нем сила?! с царицей Клеопатрой! Я теперь властитель
Две огромных змеи у шита — бездыханная груда! твой. Город-мир! Мой даже — календарь!
Запыхался лишь... Что у слепца ты. Алкмена, спросила? ! •"'.»>• u*S ь <—> чД-'
Что Тиресий ответил? Что с домом Персеевым будет?
Водораздел прошел вот по тому хребту
<...> Меж тем, что было и что есть и будет.
Туши погрязшие, тупо ревущие, вонь, С миндальным цветом иды, март весь — отойдут.
Авгиев перст указующий, вязнущий конь. Апрель и май, и обо мне забудут.
Но: брешь в стене и поток — бурный, пенный поток.
Но: люди, люди! И этот — лукавый игрок! (С. Конен. Стансы)
§ 3. Транслатема и процесс перевода 93
92 Глава 5. Единица перевода

Первичное переводческое ознакомление с текстом, скорее всего,


При переводе этих стихов, а точнее, при переводе того обилия слов и
будет примерно следующим. Предложение будет разбито на такие от­
аллюзий на события, мифические и реальные, из греко-римского куль­
резки:
турного мира, переводчику, очевидно, придется работать не просто на
Paul Пол
лексическом, морфологическом и синтаксическом уровнях. Он должен
was был
будет учесть весь историко-культурный ф о н , стоящий за этими четверо­
the last последним
стишиями. Транслатемы, частью которых будут культурно-историчес­
кие реалии, здесь будут не просто лексико-грамматическими соответст­ to leave (кто) вышел
в и я м и ИЯ и П Я . О н и д о л ж н ы быть л е к с и к о - г р а м м а т и ч е с к и м и the room (из) комнаты
соответствиями с идентичным культурно-ассоциативным зарядом. Таким образом, предложение получится таким: Пол был последним,
кто вышел из комнаты. Однако, очевидно, в окончательном варианте
К а к единую транслатему следует рассматривать, видимо, некото­
перевода будет более л а к о н и ч н а я русская конструкция: Пол вышел из
р ы е поэтические тексты, например образцы так называемой п о э з и и
комнаты последним. Таким образом, будет произведен пересмотр пер­
нонсенса, и их переводы. По крайней мере, в какой-то степени это
воначального набора транслатем. И это отнюдь не самый сложный
может быть применено к произведениям макаронического типа, где
тип предложения в английском языке.
соотношение между р а з н о я з ы ч н ы м и пластами внутри одного произ­
ведения д о л ж н о быть выстроено с учетом целого, а значит, весь текст Зачастую работа переводчика состоит из предварительного перево­
все-таки нужно рассматривать целиком. Но даже в менее экстрава­ да и дальнейшего редактирования полученного первичного варианта.
гантных художественных, в особенности поэтических, произведениях Это наиболее естественно при письменном переводе. В устном же и
длина транслатем увеличивается в силу того, что в таких произведени­ особенно в синхронном, а также с приобретением переводческого
ях речи я з ы к о в ы е средства выражения оказываются тесно связанны­ опыта сокращается время (и масштабы) редактирования, но процесс
ми с более к р у п н ы м и единицами плана содержания — образами. На­ обработки первичного варианта перевода всегда присутствует.
л и ч и е о б р а з о в в п о э т и ч е с к о м п р о и з в е д е н и и з а м е т н о укрупняет По сути, мы наблюдаем поиск транслатем сначала, условно гово­
структуру плана его содержания, что не может не отразиться на про­ ря, на н и з ш е м уровне — уровне линейного, последовательного вос­
цессе поиска транслатем при его переводе на и н о с т р а н н ы й язык. приятия переводчиком оригинала. Затем полученный набор трансла­
тем пересматривается с точки зрения языковой / национальной
Кроме того, лингвистическая протяженность транслатем прямо- л о г и к и передачи данного плана содержания в условиях П Я .
пропорциональна типологическому сходству/различию ИЯ и ПЯ в вы­
Иногда некоторые первоначальные транслатемы удаляются, как,
ражении тех или иных единиц плана содержания. Если планы выраже­
н а п р и м е р , в следующем предложении: It was a difficult thing to do.
н и я для данного плана содержания в ИЯ и ПЯ структурно близки, то
Окончательный вариант может быть более полным (Задача была
лингвистическая протяженность транслатем относительно невелика.
трудная /нелегкая /не из легких; Сделать это было нелегко / непросто)
Если же ИЯ и ПЯ сфуктурно-типологически очень разнятся между со­
или менее (Это было трудно/нелегко; Было трудно/нелегко), но в лю­
бой, то лингвистическая протяженность транслатем увеличивается.
бом случае те или иные первоначально найденные транслатемы
(прежде всего транслатема to do — (с)делать) были изъяты из оконча­
1
§ 3. Транслатема и процесс перевода тельного варианта .
Первоначально воспринятые транслатемы могут также разворачива­
Вопрос о е д и н и ц е перевода — транслатеме — возникает л и ш ь в связи
ться, распространяться. Например, в предложении The policeman waved
с процессом перевода, а не с переводом к а к текстом, результатом про­
те on окончательный вариант потребует увеличения объема восприня­
цесса перевода. Дело в том, что процесс перевода представляет собой
тых транслатем: Полицейский показал, что я могу ехапгь/идти дальше.
п е р в и ч н ы й поиск транслатем, затем транслатемы могут изменяться
Таким образом, то, что мы видим в окончательном переводе како­
( н а п р и м е р , укрупняться или, наоборот, уменьшаться), уточняться,
го-либо текста, редко соответствует тому, с чего перевод начался.
перестраиваться в синтаксическом целом.
Возьмем простое предложение на а н г л и й с к о м я з ы к е : Paul was the 1
С т р о г о говоря, эта транслатема п р и н и м а е т вид /о do — 0.
last to leave the room.
94 Глава 5. Единица перевода § 4. Верификация транслатемы 95

Окончательная редакция перевода-текста отличается от перевода- особую стилистическую окраску инверсии: для русского языка это бу­
процесса с его набором транслатем. дет практически ничем не примечательным языковым явлением.
Между тем было бы неправомерным упрощением считать, что Таким образом, транслатемы прежде всего верифицируются при
процесс перевода сводится к подбору первоначальных транслатем, а сравнении оригинала с я з ы к о в ы м и системами ИЯ и ПЯ в целом.
затем к их перестройке-редактированию. Дело в том, что перестрой­
ка-редактирование потому и предпринимается, что между л и н е й н о
§ 4. Верификация транслатемы
воспринятыми отрезками выражения содержания и окончательным
переводом проходит с л о ж н ы й процесс верификации транслатем. Транслатемы верифицируются н а денотативном уровне. Д е н о т а т о м
Прежде всего они соотносятся со всей многоярусной структурой называется определенный фрагмент окружающей нас реальности.
ИЯ и ПЯ. Переводчик, опираясь на свое знание языка оригинала и В о с п р и н и м а я текст о р и г и н а л а , переводчик должен сопоставить
языка перевода, как бы накладывает предъявленную ему в оригиналь­ его с соответствующим денотатом. И м е н н о отсутствие этого дейст­
н о м тексте речь (parole) на языковую систему (langue) оригинала, вы­ вия нередко ведет к о ш и б к а м у н а ч и н а ю щ и х переводчиков. О н и вос­
ступающую в роли своеобразной матрицы. П р и этом выявляются те п р и н и м а ю т текст как «вещь в себе», вне его связей с окружающей
или иные отклонения от н о р м ы , нейтрального стиля, те или иные сло­ реальностью. Текст оказывается о т о р в а н н ы м от о п и с а н н о й в нем
вообразовательные, грамматико-лексические и синтаксические струк­ действительности. В этах случаях человеку, осуществляющему пере­
туры; определяется, что в оригинале представляет собой индивидуаль­ вод, п о л е з н о в с п о м н и т ь , что любые тексты пишутся людьми для лю­
ную, требующую отдельного перевода лексему, а чтс должно быть дей и отражают те или и н ы е ф а к т ы и явления окружающего мира, о
связано с другой лексемой (рядом или в отдалении от нее). В итоге оп­ которых, с точки з р е н и я автора текста, полезно знать его адресатам.
ределенные отрезки образуют транслатемы—сцепления с соответству­ Н а ч и н а ю щ и е переводчики, забывая об этом, часто переводят к а к и е -
ющими им единицами плана выражения в П Я . Что-то в ИЯ, наоборот, то «абстрактные», «непостижимые» тексты, будто н а п и с а н н ы е ино­
не найдет соответствия в ПЯ, и транслатема не реализуется. По воз­ п л а н е т я н а м и и адресованные если и з е м л я н а м , то в ф о р м е , требую­
можности ее отсутствие должно быть компенсировано в другой транс- щей фундаментальной д е ш и ф р о в к и . Это, к о н е ч н о , шутка, но она,
латеме, чтобы переводной текст не утратил той или иной (важной?) похоже, отражает суть п р о б л е м ы .
черты оригинала на И Я .
Итак, во время перевода следует задаваться вопросами: «Может ли
Например, при переводе с английского я з ы к а на русский архаизи­ такое быть? Имеет ли смысл "полученный ответ"? Будет ли переведен­
р о в а н н о й фразы Thy cheeks, oh, let me kiss, my love переводчик, хотя и н ы й мной текст п о н я т а ы м в той же мере, что и оригинал, воспринима­
переведет местоимение thy к а к твои, все же не передаст таким обра­ ю щ и м его людям?» Другими словами, возвращаясь к объясненным
зом ее архаизированного звучания. Слово thy исходного языка — это, выше терминам, нужно сопоставлять получаемые в процессе перевода
с о д н о й стороны, местоимение второго лица в притяжательном паде­ транслатемы и модифицировать их таким образом, чтобы финальный
же, с другой — это местоимение архаичное, вследствие чего архаизи­ текст перевода имел тот же смысл для его реципиента на П Я , что и для
руется вся фраза оригинала. Перевод твои передает только первую реципиента оригинала. Например, если нам предстоит перевести ка­
ф у н к ц и ю слова thy. Была реализована только эта транслатема (найде­ кую-либо идиому из текста оригинала, мы должны понять, что она
но соответствие в ПЯ). Архаизированность, заложенная в thy, не была значит, какой к о н к р е т а ы й фрагмент действительности за ней стоит, и
реализована в этой транслатеме. Зато переводчик сможет компенси­ переводить это фразеологическое выражение данного содержания со­
ровать это при переводе слова cheeks, добавив к нейтральной трансла­ ответственно так, чтобы обратить внимание воспринимающего наш
теме cheeks — щеки стилистическую окраску архаизированное™, по­ перевод человека и м е н н о на это явление, представление и т.п.
лучив «на выходе» транслатему cheeks — ланиты. С этой точки зрения п о н я т н о й становится разница при переводе
Кроме того, переводчик должен подумать, как передать синтакси­ следующих двух предложений с английского языка на русский:
ческую архаизированность приведенной выше ф р а з ы . Опять-таки по­
требуется к о м п е н с а ц и я , ведь порядок слов в русском я з ы к е более сво­ (1) The weather is fine today.
бодный по сравнению с а н г л и й с к и м , а потому не сможет отразить (2) There is more than one way to skin a cat.
96 Глава S. Единица перевода § 4. Верификация транслатемы 97

П р и переводе предложения (1) первоначальный набор транслатем Благодаря дальнейшей процедуре повторной языковой, а точнее
будет таков: уже ш и р е — лингвокультурологической, верификации узнаем, что в
данной идиоме мы столкнулись с пословицей, распространенной в
T h e weather погода южных штатах С Ш А , например в Техасе. Там она означает всего-
is fine хорошая/отличная навсего т о , что одно и то же м о ж н о сделать по-разному. «Жестокость»
today сегодня вербального облечения этой тривиальной мысли имеет, видимо,
какие-то исторические корни, что в данном случае не имеет для нас
Путем перестройки транслатем в соответствии с естественным никакого значения, «выносится за скобки», поскольку в восприятии
русского языка порядком слов получаем русское предложение вида: рядового жителя Техаса фраза превратилась просто в идиому и не осо­
Сегодня хорошая / отличная погода. знается как выражение, излагающее способы свежевания котов.
В е р и ф и ц и р о в а в транслатемы при сравнении ИЯ и П Я , приходим Таким образом, первоначально полученные транслатемы полно­
к выводу, что распределение транслатем должно быть и м е н н о таким. стью пересматриваются. Идиома должна поэтому переводиться как
Здесь нет н и к а к и х более крупных идиоматически выраженных блоков единая транслатема. И в результате мы получаем что-то типа: Одно и
содержания. П р и в е р и ф и к а ц и и транслатем на уровне их соотнесен­ то же можно сделать по-разному. При данном переводе, однако, теря­
ности с окружающей действительностью приходим к выводу, что при­ ется свойственная пословицам яркая образность. Есть два выхода из
веденные выше варианты перевода можно считать удовлетворитель­ этой ситуации: либо компенсировать эти черты оригинала, образовав
ными. соответствующие транслатемы при переводе других фрагментов текс­
И н а ч е дело обстоит с предложением (2). Первоначально о н о мо­ та оригинала; л и б о удовольствоваться по крайней мере ясностью
жет быть разбито на такие транслатемы: выражения заложенной в оригинале мысли. В любом случае это, ко­
нечно, лучше, чем вводить реципиента русского перевода этой анг­
There is Есть / существует л и й с к о й ф р а з ы в заблуждение рассказом о способах свежевания котов
more более и жестокости техасцев.
than чем Транслатемы также верифицируются на коммуникативном уров­
one один не, т.е. на уровне ш и р о к о г о контекста, ситуации общения и т.п.
way способ Предположим, нам нужно перевести следующее предложение с
to skin сдирать шкуру / свежевать английского языка на русский: Several new schools appeared in the area
a cat (с) к о ш к и / кошку [См.: Miram. P. 52].
Перевод будет разным в зависимости от ситуации, в которой про­
Очевидно, при некоторой перестройке транслатем получаем следую­ исходит общение. Если речь идет о появлении в данном районе (горо­
щее: Есть/существует более одного способа содрать шкуру с кошки. И л и : да? страны?) учебных заведений — ш к о л , перевод может быть таким:
Шкуру с кошки можно содрать по-разному. Даже при большей естествен­ В (этом) районе появилось несколько новых школ. Если же это предло­
ности с точки зрения русского языка второго варианта перевода он вряд ж е н и е употреблено в сфере рыболовства, то, понятно, транслатема
ли нас устроит по нескольким причинам. И причины эти будут иметь schools — школы должна быть п р и з н а н а неверной. Правильной транс-
смысл не с точки зрения языковой верификации полученных трансла­ латемой будет соответствие schools — косяки (рыб).
тем, а с точки зрения их денотативной верификации.
Итак, выбор той или иной транслатемы из всех возможных опре­
Действительно, что за дикость свежевать кошку, сдирать с нее шку­ деляется не только чисто я з ы к о в ы м и п р и ч и н а м и . В данном случае это
ру! М ы , русские, этого не делаем. Следовательно, это не будет понят­ было бы просто невозможно. Требуется знание контекста или ситуа­
но нормальному русскоязычному реципиенту д а н н о г о перевода. Тре­ ц и и , в которой осуществляется общение.
буется л и б о какое-то пояснение, либо нужно лучше п о н я т ь , что Всё вышесказанное свидетельствует о том, что установление и ре­
имеется в виду, какое понятие объективной реальности здесь все-таки ализация транслатем во время осуществления переводческой деятель­
отражено. Вряд ли речь идет о технике свежевания котов! ности — с л о ж н ы й , многоуровневый процесс. Иногда при этом мыс-

7-4104
98 Глава 5. Единица перевода § 5. Лингвистическая обработка транслатем 99

лительные о п е р а ц и и , проделываемые переводчиком, н а п о м и н а ю т которого реальность — лишь тень», и «миг, когда высшее качество красоты,
своеобразные круги, как было п о к а з а н о , например, при анализе пере­ яркое сияние эстетического образа отчетливо познается сознанием, очаро­
вода американской п о с л о в и ц ы . Н а й д е н н ы е на «низшем», пословном, ванным его целостностью и гармонией» (Шелли), — и, наконец, просто «за­
уровне транслатемы были п р и з н а н ы н е п р и е м л е м ы м и для окончатель­ вороженность». Нужно было передать все это, не теряя смысла seeing, «зре­
1
ного текста перевода, и переводчику п р и ш л о с ь вернуться к новому ния», и я выбрал «прозрачность» за отсутствием лучшего варианта» .
рассмотрению переводимого выражения на ф о н е языковой системы
оригинала. П р и этом поиск охватил уже более ш и р о к и й круг л и н г в о - Как видим, от буквального перевода «видение вещей» до оконча­
культурологического анализа И Я . тельного — «прозрачность» переводчик прошел отнюдь не простой и
Интересно понаблюдать за тем, как переводчик осуществляет вы­ довольно долгий путь. В сферу его рассуждений были вовлечены и су­
ш е о п и с а н н ы й процесс на практике, тем более что сделать это удается губо я з ы к о в ы е соответствия (способы переводы слова thing с англий­
нечасто, поскольку переводчики-практики довольно редко раскрыва­ ского языка на русский), и основная мысль и содержание главного
ют ход своих рассуждений и механизм п р и н я т и я решений во время (одноименного) стихотворения Хини из переводившегося поэтичес­
перевода. Чаще мы видим л и ш ь результаты этих рассуждений и уже кого сборника, и — ш и р е — культурный, или, точнее, литературный,
п р и н я т ы е р е ш е н и я в форме конкретных переведенных текстов. контекст (рассуждение другого ирландского писателя Дж. Джойса о
термине средневекового богослова Ф. Аквинского «claritas»). Б ы л и
И все-таки иногда нам удается заглянуть в лабораторию перевод­
учтены также о ц е н к и этапов творчества Хини, высказанные критика­
чика. Так, в одном из н о м е р о в журнала «Иностранная литература» за
ми-литературоведами. Проанализировав все это, переводчик и при­
2003 г. были опубликованы стихи и эссе лауреата Нобелевской п р е м и и
шел к окончательному варианту перевода. Весь путь от варианта
1995 г. Шеймаса Хини (Seamus Heaney) в переводе с английского язы­
транслатемы seeing things — видение вещей до варианта seeing things —
ка известного российского переводчика Г.М. Кружкова. К своим пе­
прозрачность стал возможен и м е н н о благодаря широкой культуроло­
реводам Кружков предпослал вступление, в котором, в частности, так
гической в е р и ф и к а ц и и каждого этапа перевода, каждого варианта,
описывает процесс п р и н я т и я р е ш е н и я о переводе н а з в а н и я с б о р н и к а
возникавшего в его процессе.
Хини «Seeing Things* (1991).

Надо сознаться, название сборника «Seeing Things* доставило перевод­


§ 5. Лингвистическая обработка транслатем
чику немало хлопот. «Зримые веши» или что-нибудь в таком роде здесь не
подходит: слово «things» вообще редко переводится на русский впрямую, к Обработка транслатем осуществляется не только в смысле их верифи­
2
тому же акцент в данной фразе сделан на глаголе «seeing», а не на существи­ к а ц и и , но и в смысле их чисто лингвистической обработки (что мы,
тельном. Но как это перевести? «Зрение» — мало, «прозрение» — явный пе­ кстати, уже видели в вышеприведенных примерах). В переводоведе­
ребор. Множество других вариантов было рассмотрено и отброшено. Следо­ нии такая лингвистическая обработка называется переводческими
вало обратиться к тексту — прежде всего к тексту заглавного стихотворения. трансформациями.
В нем же речь идет не просто о зрении, а пришедшем к поэту новом, более Перечислим основные виды переводческих трансформаций.
глубоком, видении, обозначенном им латинским словом «claritas» (ясность). О п у щ е н и е — это изъятие тех или иных элементов исходного
Критики отмечают, что тот «общий сумрачный фон», который превалировал текста в силу их избыточности с точки зрения П Я . Рассмотрим следу­
раньше у Хини, в этом сборнике сменился ощущением «ясности и прозрач­ ющее предложение: Не [Simonj put down his fork and wiped his mouth,
ности». Это дает ключ к переводу названия: вынести из-за скобок подразу­ 3
bending forward as he did so . При переводе на русский я з ы к придаточ­
меваемое и сделать его русским названием и стихотворения, и книги. ное as he did so окажется избыточным и потому в тексте перевода бу­
Но как определить по-русски это подразумеваемое? Здесь уже авторско­ дет опущено: Он положил вилку и, наклонившись (вперед), вытер рот.
го текста недостаточно; важен тот интертекст, который Хини, как мне кажет­ 1
Кружков Г.М. Путем Энея // Иностранная литература. № 5. М., 2003. С. 3—4.
ся, имел в виду, а именно — рассуждение Джойса в «Портрете художника в ^ Под лингвистической обработкой транслатем понимается и смысловая их обра­
юности» о термине «claritas» у Фомы Аквинского. Здесь мы имеем целую це­ ботка, выражающаяся различного рода языковыми формами.
почку толкований. Это и «свет, исходящий из какого-то другого мира, для
3
HepinstallK. The Absence of Nectar. N.Y., 2001. P. 44.
100 Глава S. Единица перевода § 5. Лингвистическая обработка транслатем 101

Таким образом, транслатема соответствующей части оригинального] Выше уже приводился пример к о м п е н с а ц и и .
предложения п р и н и м а е т вид: as he did so — 0. Кроме того, при переводе применяется ряд контекстуально обус­
Д о б а в л е н и е — обратный процесс, требующий распространения ловленных лексических замен.
какого-либо свернутого с точки зрения ПЯ в оригинале языкового К о н к р е т и з а ц и я — выбор в качестве соответствия единицы ИЯ
оборота. В предыдущем примере предложение, исходя из контекста, единицы П Я , более узкой по своему значению. Транслатема таким об­
можно р а с ш и р и т ь следующим образом: Он положил вилку на стол... разом объединяет в себе соответствие е д и н и ц более широкого семан­
Набор транслатем начала предложения дополняется е щ е одной: Не put тического объема в ИЯ и более узкого — в П Я .
down his fork 0. — Он положил вилку на стол... Н а п р и м е р , в английском предложении We had a hearty meal анг­
Заметим попутно следующее. Как хорошо видно из последнего л и й с к о е слово meal может потребовать конкретизации при переводе:
примера, при переводе в о д н о м и том же предложении, н а п р и м е р , мо­ Мы прекрасно позавтракали / пообедали / поужинали.
жет быть сразу несколько трансформаций: Не put down h i s fork 0. — Он Г е н е р а л и з а ц и я — обратный процесс, когда более узкой по сво­
положил вилку на стол... В оригинале есть притяжательное местоиме­ ему з н а ч е н и ю единице ИЯ соответствует более широкая семантичес­
ние h a . но его нет в переводе. Налицо опущение. С другой стороны, в ки е д и н и ц а П Я . Так, в предложении They usually shopped in Walmart на­
оригинале нет обстоятельства места, которое появляется в переводе: звание магазина, хорошо известного в С Ш А , вряд ли что-либо скажет
на стол. Это — добавление. русскоязычному реципиенту перевода, а поэтому должно быть заме­
Еще один п р и м е р : Our company's business systems and models could be нено в ПЯ родовым понятием недорогой магазин: За покупками они
adapted to address the market, language, and cultural differences, which were обычно ходили в недорогой магазин.
sure to be encountered. — Системы и модели деловой деятельности нашей А н т о н и м и ч е с к и й п е р е в о д — это перевод, при котором в с о -
компании могут быть адаптированы сообразно рыночным условиям, язы­ став транслатемы входят единицы ИЯ и П Я , находящиеся в антоними­
ку и культурным нормам различных регионов мира. ческих отношениях, т.е. обозначающие противоположные понятия.
В д а н н о м п р и м е р е применяется прием о п у ш е н и я в о т н о ш е н и и Чаще всего антонимия сводится к наличию / отсутствию отрицания.
фразы which were sure to be encountered. Зато добавляется фраза различ­ Приведем п р и м е р : Not infrequently, the doctor had to tell his patients dis­
ных регионов мира. Первое избыточно с точки зрения русского языка, tressing news. — Врачу часто приходилось сообщать своим пациентам о
второе является необходимым конкретизирующим определительным постигшем их несчастье. Транслатема not infrequently — часто иллюст­
оборотом: с о о б р а з н о каким р ы н о ч н ы м условиям, языку и культурным рирует а н т о н и м и ч е с к и й перевод в его типичном виде: отрицанию в
нормам? Без этого д о п о л н е н и я русское предложение оказалось бы не­ оригинале соответствует отсутствие о т р и ц а н и я в переводе.
полным. П р и с м ы с л о в о м р а з в и т и и выраженное в оригинале содер­
При переводе часто требуется и з м е н е н и е п о р я д к а с л о в . Это жание модифицируется при образовании транслатемы таким обра­
может быть обусловлено различием в нормативных требованиях, зом, что выраженное содержание в переводе соотносится с содержа­
предъявляемых к порядку слов в различных языках. Так, в англий­ нием оригинала чаще всего как причина и следствие или наоборот.
ском, немецком и других языках есть определенные, д о в о л ь н о жест­ Н а п р и м е р : / answered the phone. — Я поднял / снял трубку. Очевид­
к и е требования к порядку слов. В языках т и п а русского п о р я д о к слов н о , что по лингвистически обусловленным причинам невозможно
хотя и не в п о л н о й мере свободный, тем не менее свободнее, чем, на­ буквально перевести английское предложение на русский я з ы к , по­
пример, в а н г л и й с к о м или немецком языках. Поэтому часто требует­ этому приходится прибегать к д о м ы с л и в а н и ю ситуации. Действитель­
ся перестройка синтаксического целого в переводе по с р а в н е н и ю с но, в оригинале речь идет о том, что зазвонил телефон и говорящий
оригиналом. Предложение A man entered the room д о л ж н о быть переве­ ответил на этот звонок. Но чтобы ответить на звонок, естественно,
д е н о на русский с и з м е н е н и е м порядка слов: В комнату вошел человек. нужно сначала поднять / снять трубку (с телефонного аппарата).
И н о г д а и з - з а р а з л и ч и й между я з ы к а м и г р а м м а т и ч е с к и е Строго говоря, домысливание в данном случае обусловлено разли­
формы оригинала изменяются по с р а в н е н и ю с перс- чием в о п и с а н и и одной и той же ситуации в двух взаимодействующих
в о д о м . Н а п р и м е р : The meeting was held in the office. — Собрание npoxo- в переводческом процессе языках. Там. где по-английски «отвечают
dwio в офисе (компании). на телефон», по-русски «поднимают / снимают трубку».
102 § 5. Лингвистическая обработка транслатем 103
Глава 5. Единица перевода

Ц е л о с т н о е п е р е о с м ы с л е н и е в ы с к а з ы в а н и я чаше все Еще одно важное замечание, касающееся всех описанных выше
связано с переводом различного рода фразеологизмов. При этом, ис­ трансформаций. Дело в том, что предложенная выше их классифика­
ходя из значения фразеологизма в И Я , л и б о подбирается соответству­ ция является в известной степени теоретически искусственным раз­
ю щ и й фразеологизм в ПЯ, л и б о характерная для фразеологизмов об­ делением их на конкретные случаи и типы. В реальном переводчес­
р а з н о с т ь снимается и дается перевод, в котором остается л и ш ь ком процессе порой о н и , во-первых, как уже было сказано выше,
значение соответствующего фразеологизма: You 're a pain in the neck. — встречаются не по одной в высказывании (например, в предложе­
Ты головная боль/ От тебя одни неприятности. н и и ) , а сразу по нескольку. Во-вторых, нередко одна трансформация
вызывает необходимость в другой. Они как бы напластовываются од­
С м ы с л о в о е развитие и целостное переосмысление высказыва­
на на другую. Н а к о н е ц , грани между некоторыми видами трансфор­
ния — это, в сущности, варианты одного и того же вида переводчес­
маций довольно зыбки и представляют собой чисто теоретические аб­
ких т р а н с ф о р м а ц и й . Разница — в степени фразеологической «яркос­
стракции. В реальности иногда трудно сказать, что перед нами,
ти» плана выражения. Кроме того, в первом случае перестройка
например, — смысловое развитие, полное переосмысление высказы­
оригинала не так полномасштабна, как во втором.
вания или метонимический перевод.
Еще одним видом т р а н с ф о р м а ц и и при переводе является м е т о ­
н и м и ч е с к и й п е р е в о д . Если при смысловом развитии оригинал и
перевод в конкретной транслатеме соотносились как причина и след­ Таковы в общих чертах особенности перевода с точки зрения его
ствие или наоборот, то при метонимическом переводе они соотносят­ наименьшего звена, его единицы — транслатемы.
ся как часть и целое или как соотнесенные по смежности понятия. В заключение добавим л и ш ь , что уяснение п р и н ц и п о в определе­
Так, в предложениях The iron curtain was there between Russia and the West ния транслатем (соответствий в ИЯ и ПЯ) важно для изучения пере­
for several decades. — Железный занавес разделял СССР и Запад на протя­ водческой деятельности, а также для того, чтобы оптимизировать
жении нескольких десятилетий английское слово Russia означает не процесс обучения будущих переводчиков и насколько возможно фор­
только Россию, но и представляемую ею страну — СССР, в которой мализовать перевод как процесс для разработки эффективных про­
Россия является л и ш ь одной из многих частей. Однако и м е н н о с этой грамм машинного перевода.
частью за рубежом ассоциируется вся страна в целом.
Не has a wonderful Chagal in his house. — У него в доме есть замеча­ Вопросы и задания
тельная картина Шагала. В данном примере Chagal означает полотно,
1. Раскройте взаимосвязь между проблемами, находящимися в центре внима­
н а п и с а н н о е М а р к о м Шагалом. И м я художника связано с одной из его
ния переводоведения, и проблемой единицы перевода.
работ по смежности (художник и его творение), а потому метонимия
2. Что такое транслатема? Как она соотносится с ее языковым наполнением?
с именем художника в этом значении может быть заменена в перево­
3. Почему понятие «транслатема» предполагает обсуждение процесса перево­
де на более э к с п л и ц и т н о е словосочетание картина Шагала. Таким об­ да, а не его результата (текста)?
разом, транслатема в д а н н о м случае оказывается следующего вида: а 4. Как осуществляется поиск транслатем в процессе перевода?
Chagal — картина Шагала, при этом части транслатемы связаны меж­ 5. Как и на каких уровнях верифицируются транслатемы?
ду собой метонимически. 6. Каковы лингвистические способы обработки транслатем?
Т р а н с ф о р м а ц и и возможны и на синтаксическом уровне: тексты в
ИЯ и в ПЯ могут по-разному члениться на предложения. Например,
следующие два английских предложения могут быть объединены в
одно русское: Idon't know about that. Nor do I care. — Я ничего (этого) не
знаю и знать не хочу. В каких-то случаях, наоборот, одному предложе­
н и ю оригинала может соответствовать два в переводе. Трансформа­
ции на синтаксическом уровне осуществляются исходя из л о г и к и
я з ы к о в о й подачи содержания, традиций синтаксического оформле­
ния в ы с к а з ы в а н и й и т.п.
§ 1. Оригинал как источник помех в процессе межъязыковой коммуникации 105

Глава 6 и цельность. Связность текста складывается из внешней связности и


внутренней осмысленности. Текст должен быть таким, чтобы в конце
концов достигать цели того конкретного коммуникативного акта, в ус­
Источники помех в межъязыковой коммуникации ловиях которого он порождается, не распадаться на части в плане выра­
жения, а следовательно, и в плане содержания. Чисто механическое на­
громождение не выстраивающихся в слова звуков, несвязанных слов и
...Мы видим, однако, что теология отрицания... предложений не может иметь никакой рационально осознаваемой ком­
необходима для теологии утверждения... муникативной установки. Все, что такого рода антитскст может произ­
Поэтому полезно будет сказать еще вести, — это озадаченность реципиента. Ни о каком конструктивном
немного и об отрицательной теологии. коммуникативном процессе говорить в таком случае не приходится.
Н. Кузанский (перев. В.В. Бибихина)
Итак, для того чтобы текст способствовал достижению той цели, ко­
I know exactly what I want to say. торая поставлена перед ним в данном коммуникативном акте, он дол­
I've estimated how long it will take. жен быть определенным образом организован в плане содержания и в
I've weighted the trouble that will come my way... плане выражения. Другими словами, достижению цели коммуникации
S. Hannah1 в тексте подчинены все лексические средства — тектонические (поря­
док слов), интонационные (если текст устный) и т.д. В плане содержа­
Уже говорилось выше, что процесс перевода можно рассматривать как ча­ ния текст должен особым образом «разворачивать» заключенную в нем
стный вид коммуникативного акта. А одним из важных факторов, влияю­ мысль: поэтапно, логически выстраивая исходные положения, их раз­
щих на межъязыковую коммуникацию, является неизбежная энтропия, витие (комбинирование, сталкивание и т.п.), выводя из них конечные,
как, в принципе, и при любом другом процессе передачи информации. итоговые положения.
Рассмотрим помехи, приводящие к э н т р о п и и и н ф о р м а ц и и в про­
Е щ е одним важнейшим условием правильного (требуемого) вос­
цессе ее передачи.
п р и я т и я текста является о б щ и й ф о н д знаний, или коммуникативный
ф о н , присущий участникам к о м м у н и к а ц и и . Отсутствие такого обще­
§ 1. Оригинал как источник помех в процессе межъязыковой го фонда, или ф о н а , приводит к невозможности хоть сколько-нибудь
коммуникации э ф ф е к т и в н о осуществлять общение. Поэтому наличие реципиентов,
объединенных одним, общим для них фондом з н а н и й , совпадающим
Прежде всего следует заметить, что вопреки довольно широко распро­ по крайней мере настолько, насколько этого требует успешное вос­
страненному мнению о возникновении помех только на этапе перено­ приятие данного текста, является совершенно необходимой составля­
са и н ф о р м а ц и и , источником энтропии может выступать уже оригинал. ющей акта коммуникации.
Оригинал — это текст (в широком смысле слова, т.е. он может быть
Но в реальной жизни дело нередко обстоит совсем не так. Отнюдь
как письменным, так и устным). И потому уместно будет напомнить сле­
не всегда порождаемые людьми тексты отвечают предъявляемым к
дующее высказывание немецкого переводоведа Г. Хёнига (Н. Hoenig):
н и м требованиям, т.е. обладают внутренней цельностью, связностью
«Живые тексты — это дефектные тексты» Щит. по: Handbuch Transla­
и в н е ш н е й стройностью за счет соответствующих текстообразуюших
tion. P. 147). Несмотря на кажущуюся неправомерно абсолютизирую­
показателей. Тексты могут оказаться дефектными и в плане содержа­
щую парадоксальность этого высказывания, о н о во многом все-таки
н и я , и в плане выражения. Да и участники коммуникации могут не
отражает действительное положение вещей.
обладать о д и н а к о в ы м и , необходимыми для достижения цели комму­
Текст — это последовательность знаковых единиц, объединенная н и к а ц и и з н а н и я м и или опытом.
смысловой связью. Основными свойствами текста являются связность
Действительно, в плане содержания очень часто можно наблюдать
нелогичность изложения мысли, ее недостаточную продуманность и т.п.
1
Я точно знаю, что хочу сказать, / И сколько э т о времени займет, / И трудности с В плане выражения текст может быть оформлен так, что восприятие его
которыми столкнусь... (С. Ханна, англ.)
окажется совсем не простой задачей. Скажем, могут быть допущены ис-
106 Глава 6. Источники помех в межъязыковой коммуникации 107
§ 2. Процесс перевода как источник помех в межъязыковой коммуникации

кажаюшие текст фонетические ошибки: сильный иностранный а кие вод). К легко определяемым ошибкам можно отнести также бессмыс­
неправильное произношение тех или иных слов, неправильный интона­ ленные опечатки (типа соьл вместо ешь), которые не изменяют смысла
ц и о н н ы й контур, что в языках типа русского может превратить вопрос в
высказывания.
утверждение, а утверждение, наоборот, в вопрос, и т л . Например, один
С л о ж н е е дело обстоит с опечатками, порождающими иные смыс­
студент-американец попал в неприятное положение из-за того, что в пе­
лы. Скажем, в английском предложении When I saw the men, the vision
реполненном московском автобусе перепутал интонацию утверждения
startled me об о ш и б к е в слове теп (в некотором гипотетическом текс­
с интонацией общего вопроса во фразе «Вы сходите сейчас?», обращен­
те) можно догадаться только при сопоставлении этого предложения с
ной к стоявшему перед н и м пассажиру. Человек, понятно, услышал в
предшествующим ему, н а п р и м е р т а к и м : A man entered ту room. Иначе
ней приказ, а не вопрос, — приказ покинуть автобус, хочет он того или
нет, и отреагировал весьма недружелюбно [См.: Виссон, 1999. С. 165). понять невозможно, о ш и б к а перед нами или нет. Контекст бывает ва­
жен особенно в устном переводе. Например, иногда оказывается не­
В плане выражения текст может быть искажен также лексически­
возможным, по к р а й н е й мере до следующей ф р а з ы , определить, что
ми о ш и б к а м и , например н а р у ш а ю щ и м и связь между высказывания­
имеется в виду — sun (солнце) или son (сын), и т.п.
ми, а значит, и логику языкового развертывания текста, и в результа­
Могут быть д о п у щ е н ы о ш и б к и в приводимых (чаще всего число­
те план содержания расходится с планом выражения.
вых) данных: перепутан порядок числа — 10 вместо 100; допущена
К ошибкам в плане выражения может привести и неправильный
ошибка в статистических или иных данных, например относительно
порядок слов в предложении. Этот тип дефектности плана выражения
численности населения той или иной страны, города и т.п. Из-за ка­
текста мешает достижению коммуникативной цели в языках типа не­
ких-то технических о ш и б о к подписи к фотографиям, графикам, таб­
мецкого и английского, где порядок слов в предложении, или пра­
лицам и их о п и с а н и я могут не соответствовать самим ф о т о г р а ф и я м ,
вильность в организации тектонических средств, играет ключевую для
графикам и таблицам.
его п о н и м а н и я роль. Часто и м е н н о от порядка слов в английском
Все подобного рода погрешности оригинала в информационноцент-
предложении зависит, что перед н а м и — вопрос или утверждение.
ричных текстах при переводе, как правило, устраняются переводчиком.
Н а к о н е ц , если адресат с о о б щ е н и я не учитывает фонда з н а н и й сво­
Собственно, на корректировки такого типа рассчитывают и заказчики
его собеседника, получателя с о о б щ е н и я , к о м м у н и к а т и в н ы й а к т не
перевода. Исключением из этого принципа поведения переводчика в
может состояться, и уж точно ему будет нанесен более или менее зна­
отношении ошибок в исходном тексте следует считать перевод текстов
чительный ущерб.
эстетически ориентированных (художественных, публицистических),
Все перечисленные к о м п о н е н т ы текста обычно критически анали­
где такие ошибки могут быть намеренным художественным приемом, а
зируются в тексте перевода. Но не следует забывать о т о м , что дефект­
потому должны быть сохранены. Даже если они, скорее всего, являются
ным нередко оказывается уже исходный, о р и г и н а л ь н ы й , текст.
ошибками, переводчик их оставляеют в тексте без изменения и дает со-
Изначальный текст (оригинал) может содержать ошибки «механиче­
ответствующие примечания, где может быть дана правильная (с точки
ские». Например, при произнесении оригинала, подлежащего переводу,
зрения переводчика, редактора или издателя) информация.
говорящий может дважды повторить одно и то же слово, употребить ча­
стицы и междометия, заполняющие паузы в момент обдумывания про­
должения речи (в русском языке ну, э-э-э, в английском well, whatchama- § 2. Процесс перевода как источник помех
callit и т.д.). Адресант сообщения может оговориться (перепутать слова в межъязыковой коммуникации
и т.п.). В письменном, набранном на компьютере тексте могут быть до­ Еще одним ф а к т о р о м , порождающим помехи в процессе перевода,
пущены о ш и б к и , например, при копировании (методом cut-and-paste) и является сам процесс перевода и его результаты, находящие отраже­
составлении фрагментов других текстов в окончательный текст ориги­ ние в тексте перевода. Н а п р и м е р , оригинал может характеризоваться
нала: один и тот же фрагмент может быть — по о ш и б к е — скопирован и определенным о т к л о н е н и е м от литературной нормы И Я . Текст может
внесен в текст оригинала дважды или не туда, куда следовало. Понятно, быть создан на каком-нибудь его диалекте или социолекте. Конечно,
что подобного рода ошибки выявить довольно легко и они практически это н и к а к не д о л ж н о быть источником помех, если переводчик подго­
не мешают осуществлению коммуникации (в частности, и через пере- товлен к работе с такого рода текстами. Если же он недостаточно под-
108 Глава 6. Источники помех в межъязыковой коммуникации § 2. Процесс перевода как источник помех в межъязыковой коммуникации 109

готовлен, то возникает опасность неправильного п о н и м а н и я исход­ тивное овладение д а н н ы м я з ы к о м и, главное, императивной (строго
ного текста, а соответственно, в тексте перевода могут в о з н и к н у т ь обязательной) н о р м о й [См.: Скворцов. С. 271]. Ознакомление с диспо-
о ш и б к и , иногда серьезные, фактические, что, конечно, недопустимо. зитивной (не строго обязательной) нормой, «разрешающей» колеба­
К а к переводчик д о л ж е н поступать в такого рода ситуациях, во­ ния в употреблении тех или иных ф о р м языковых единиц (например,
прос, безусловно, в а ж н ы й и требует особого разговора. Во вс я к ом слу­ колебания в ударении: иначе — иначе и т.п.), занимает в процессе обу­
чае, он м е н ь ш е всего д о л ж е н думать о сохранении во что бы то ни ста­ чения (особенно иностранному языку) гораздо более скромное место.
ло своей репутации за счет интересов людей, для которых работает. Обучение же переводу и тем более собственно осуществление пе­
Мы уже знаем: чтобы быть способным квалифицированно осуществ­ реводческой деятельности — это выход в гораздо более обширную и
лять свою профессиональную деятельность, переводчик должен знать разнообразную сферу реальной речевой деятельности, осуществляе­
язык оригинала, язык перевода и предмет речи. Другими словами, он мой на д а н н о м языке (языках). Таким образом, овладение я з ы к о м
должен отлично владеть обоими вовлеченными в перевод языками. П р и (особенно и н о с т р а н н ы м ) — это и м е н н о овладением языком. Перевод­
этом важно понимать, что каждый из трех элементов абсолютно необхо­ ческая деятельность связана в большей степени с речью в виде текстов
дим, незаменим, ни одним из них нельзя пренебречь. Если это условие со всей присущей ей изменчивостью.
не будет соблюдено и хотя бы один из компонентов этой триады будет Специалисты-переводчики подчеркивают неизбежность элемента
отсутствовать, под угрозой срыва окажется весь коммуникативный акт. непредсказуемости в процессе осуществления любого типа перевода.
Что подразумевается п о д отличным владением о б о и м и я з ы к а м и ? Одним из его п р о я в л е н и й , бесспорно, является непредсказуемость
Очевидно, переводчик д о л ж е н быть подготовлен так, чтобы владеть речевой деятельности переводимого человека. И переводчик-профес­
грамматикой обоих я з ы к о в , их л е к с и к о й , уметь беспрепятственно вы­ сионал, к о н е ч н о ж е , должен быть всегда готов к этому.
ражать свои мысли хотя бы на уровне бытового о б щ е н и я , а также в Элемент непредсказуемости в работе переводчика может проявлять­
своей п р о ф е с с и о н а л ь н о й сфере (лингвистика, литературоведение, ся на разных языковых уровнях: фонетическом (различные акценты од­
медицина, банковское дело и т.д.); он должен видеть и уметь воспро­ ного и того же языка), лексическом (различные тематико-семантичес-
изводить р а з н и ц у между текстами, созданными на одном и том же кие пласты), синтаксическом и т.д. Языковая норма, которой обучают
языке, но п р и н а д л е ж а щ и м и к разным ф у н к ц и о н а л ь н ы м с т и л я м ; об­ на уроках языка (родного или иностранного), безусловно, пригодится
ладать о с н о в н ы м и сведениями о культуре стран, я з ы к и которых ис­ будущему переводчику для собственного речепроизводства, а к воспри­
пользуются в процессе перевода. ятию всего многообразия речепроизводства людей, которых он будет
Говоря о лингвистической компетентности переводчика, следует по­ переводить, его готовят уже на занятиях по практическому переводу.
мнить о различии языка и речи. Речь можно назвать воплощением, реа­ Действительно, переводческая деятельность не ограничивается
лизацией языка к а к системы. П р и этом речь динамична, вариативна, п р о и з в е д е н и я м и речи, соответствующими только императивной нор­
субъективна, произвольна в отличие от стабильного, инвариантного, ме. В н е й встречаются тексты, и с к а ж а ю щ и е в той или и н о й степени
объективного и императивного языка [См.: Арутюнова. С. 417—418]. литературную норму ИЯ (на фонетическом, морфологическом, лек­
И м е н н о этим объясняется огромный спектр реализаций языковых сис­ сическом, синтаксическом, стилистическом уровнях). Таким обра­
темных требований в конкретных речевых актах — от почти идеального зом, вариативность как неотъемлемый к о м п о н е н т переводческой де­
стиля высокообразованного ритора до ломаной, с трудом понимаемой ятельности не сводится только к вариативности тематической. Она
носителями языка речи иностранца. В этой связи можно говорить о идет дальше и глубже.
языковой норме, но вряд ли о норме речевой (разве что в смысле функ­ Переводчик должен знать и, когда это необходимо, учитывать в сво­
циональных стилей). ей работе, добиваясь репрезентативности перевода, различия между
Владение и н о с т р а н н ы м я з ы к о м — это владение я з ы к о в о й литера­ разновидностями (в том числе диалектами, говорами и т.п.) языков, с
турной н о р м о й . К о н е ч н о , неспециальное языковое обучение, особен­ которыми он работает. Так, если он работает с немецким языком, он
но в последнее время, ориентировано на несколько менее требова­ должен знать и немецкие говоры, представленные в Германии, а кроме
тельное отношение к тому, насколько высок уровень студента во того, швейцарскую и австрийскую разновидности немецкого языка.
владении языковой н о р м о й . Но так или иначе, ставка делается на ак- При работе с французским языком он должен по крайней мере пони-
по Глава 6. Источники помех в межъязыковой коммуникации § 2. Процесс перевола как источник помех в межъязыковой коммуникации 111

мать различные говоры людей, живущих не только в современной р е н ц и и родного языка каждого конкретного оратора, проявляющаяся
Ф р а н ц и и , но и в Бельгии, и в канадском Квебеке, и в бывших француз-, и на фонетическом, и на лексическом, и на синтаксическом уровнях.
ских колониях, например в Африке. Если речь заходит об испанском Переводчик (особенно устный) должен уметь почти мгновенно, на
языке, понятно, что к языку собственно И с п а н и и добавится целый ряд месте редактировать определенного рода высказывания, которыми, к
разновидностей этого языка Южной и Центральной Америки. сожалению, изобилует речь наших даже самых высокопоставленных
И все это не говоря о том, что переводчику-письменнику (особенно государственных л и ц . Низкая культура речи (например, политиков,
тому, кто занимается переводом художественной литературы) просто хотя и не только их) — для переводчика не объект критики (как, на­
необходимо хорошо изучить историю чужого языка, поскольку в сфере пример, для специалистов в области о р ф о э п и и ) , не объект насмешек
художественного перевода ему весьма часто придется сталкиваться не (как, скажем, для ш и р о к о й публики и журналистов), а серьезное пре­
только с современными разновидностями того или иного языка, но и с пятствие на пути обеспечения э ф ф е к т и в н о й коммуникации.
его архаическими или архаизированными (возможно, всего л и ш ь сти­ В недавнем прошлом неуклюжие высказывания публичных лиц пе­
л и з о в а н н ы м и под архаику — и тем не менее) видами. чатал журнал «Итоги» (совместно с «Newsweek») в рубрике «Междоме­
Д л я переводчика, работающего с а н г л и й с к и м я з ы к о м , необходимо тия». Материалы этой рубрики служат прекрасным материалом для уп­
знать о с н о в н ы е различия между британской и а м е р и к а н с к о й его раз­ ражнений на «мгновенное редактирование», умение в обшем и целом
н о в и д н о с т я м и . К о н е ч н о , хорошо, чтобы он знал и особенности ка­ понять то, что хотел сказать человек, а уж потом переводчески обраба­
надского, и австралийского, и новозеландского, и индийского анг­ тывать детали. Например, такое высказывание: Бывает, она, эта волоки­
л и й с к о г о , и английского других бывших к о л о н и й Великобритании, та, не связана с непорядочностью, хотя часто это два, так сказать, полу­
но без п о н и м а н и я различий между британским и а м е р и к а н с к и м анг­ шария одного события ( Ю . Лужков). Это в ы с к а з ы в а н и е п о м и м о
л и й с к и м переводчику просто не обойтись. типичных для устной речи повторов (она, эта волокита), которые уже
Прежде всего проблема существования разновидностей того или сами по себе загромождают речь, затрудняя для потенциального пере­
иного я з ы к а касается устного перевода. Действительно, переводчик, водчика вычленение и запоминание фактической информации, содер­
р а б о т а ю щ и й с парой я з ы к о в английский—русский (и наоборот), в жит еще и речевую контаминацию (два полушария одного события) не
л ю б о й момент может столкнуться с какой-нибудь из н ы н е существу­ совсем понятного происхождения («две стороны одной медали»?). Если
ю щ и х разновидностей английского языка. Ему, п р и в ы к ш е м у к тради­ бы переводчику нужно было переводить это высказывание, ему при­
ц и о н н о м у в н а ш е й стране британскому а н г л и й с к о м у и впервые шлось бы выступить прежде всего в роли интерпретатора-редактора и,
столкнувшемуся с а м е р и к а н с к и м (и не просто в качестве собеседни­ определенным образом мгновенно трансформировав это высказыва­
ка, к о т о р ы й может и недопонять, и вообще не п о н я т ь слово или целое ние, попытаться передать основную мысль московского мэра.
выражение, а в качестве переводчика), как правило, требуется некото­
«Прекрасным образцом» русского канцелярита может служить сле­
рое время для я з ы к о в о й адаптации и уяснения для себя того, что и к а к
дующее высказывание из упомянутого издания: Хотя по душе в русском
произносится д а н н ы м носителем английского я з ы к а , какая лексика
народе нет антисемитизма, но, к сожалению, нас беспокоят отдельные
им употребляется и в каком значении.
факты его проявления (В. Матвиенко). Опять-таки здесь есть контами­
Вот почему в своей книге «Теория и практика синхронного перево­ н а ц и и (по душе в русском народе вместо в душе у русского народа), а так­
да» Е В . Ч е р н о в [С. 166—167] специально говорит о необходимости же выдержанная в лучших традициях русского канцелярита фраза
обучать переводчика-синхрониста (а, по сути, это требование может отдельные факты его проявления. Трудность для потенциального пере­
быть распространено на любого переводчика) особенностям звуково­ водчика заключается в необходимости быстро преодолеть препятствия,
го строя не т о л ь к о британского, американского, но и австралийского, создаваемые неумением четко выразить мысль, стремлением передать
и н д о - п а к и с т а н с к о г о , африканского вариантов английского языка. се хотя и с определенной долей личного отношения, но все-таки более
Ч е р н о в с о в е р ш е н н о справедливо подчеркивает, что на международ­ строго (отсюда канцелярит). П о н я т н о , что навыкам такого перевода
ных к о н ф е р е н ц и я х большинство ораторов говорят на английском, (с элементами редактуры) нужно обучаться специально.
имея в качестве родного другие я з ы к и . В этом случае о с л о ж н я ю щ и м Может показаться, что все вышесказанное в основном относится к
работу переводчика фактором становится заметная степень интерфе- проблемам, с которыми сталкиваются только устные переводчики.
112 Глава 6. Источники помех в межъязыковой коммуникации
§ 2. Процесс перевода как источник помех в межъязыковой коммуникации 113

Однако задача перевести текст, н а п и с а н н ы й , н а п р и м е р , не на литера­ Итак, п р и ч и н о й э н т р о п и и передаваемой в коммуникативном акте


турном английском я з ы к е , может встать и перед переводчиком, рабо­ и н ф о р м а ц и и может быть отправитель сообщения, с т о я щ и й за ориги­
т а ю щ и м в сфере п и с ь м е н н о г о перевода. нальным текстом, или переводчик. Энтропия может возникать в про­
Ограничимся о д н и м п р и м е р о м из рассказа Дж. Ч. Гарриса «Uncle цессе перевода. Н е р е д к о и м е н н о этот процесс влечет за собой искаже­
1
Remus Initiates the Little Воу» . В этом рассказе, как и в других своих ние первоначальной и н ф о р м а ц и и («отправленной» оригиналом).
рассказах о дядушке Римусе, Гаррис воспроизводит диалект негров Вообще, когда речь заходит об энтропии, порожденной переводче­
Юга Соединенных Штатов, причем ставка делается не просто на до­ ским процессом, надо понимать, что она неизбежна. Если идеальные
стоверную запись особенностей негритянской речи — я з ы к рассказов или по крайней мере вполне корректные тексты-оригиналы себе пред­
передает ю м о р и поэтический д а р афроамериканцев'. ставить можно, то идеальных переводов не существует. Любой перевод
С первого взгляда на текст рассказа становится я с н о , что он н и к а к л и ш ь бесконечно стремится приблизиться к оригиналу. П р и этом чем
не может служить п р и м е р о м литературной нормы английского я з ы к а . менее и н ф о р м а ц и о н н о ц е н т р и ч н ы м является текст-оригинал, тем ме­
Э т о подтверждает уже первая произнесенная в рассказе д я д ю ш к о й нее близким к нему окажется его перевод (или переводы). Чем больше
Римусом фраза: ставка в оригинале на форму (как, например, в художественных текс­
тах), тем сложнее передать оригинал на ПЯ и тем больше потерь.
Bimeby, one day, atter Brer Fox bin doin' all dat he could fer ter ketch Brer Дело в т о м , что содержание более или менее универсально у всех
Rabbit, en Brer Rabbit bin doin' all he could fer to keep 'im fum it, Brer Fox say народов (общечеловеческие п о н я т и я , логика м ы ш л е н и я и т.д.), в то
to hisse'f dat he'd put up a game on Brer Rabbit, en he ain't mo'n got de wuds время как ф о р м а выражения этого содержания очень разнится от на­
out'n his mouf twel Brer Rabbit come a lopin' up de big road, lookin' des ez рода к народу, от культуры к культуре, от языка к языку. Осознание
plump, en ez fat, en ez sassy ez a Moggin hoss in a barley-patch: этой проблемы заставило многих переводчиков усомниться в возмож­
ности успешного перевода вообще.
Первая проблема, с которой сталкивается переводчик, возникает В этих условиях н е и з б е ж н о й энтропии оригинальной и н ф о р м а ц и и
уже на уровне п о н и м а н и я текста. Вот как перевел этот отрывок из переводчик д о л ж е н решить для себя (и эмпирически решает постоян­
рассказа (на русском я з ы к е «Братец Л и с и Братец Кролик») на рус­ но), к а к и е помехи он должен устранить, а с наличием каких следует
2
с к и й я з ы к М. Гершензон : смириться.
Другими словами, одни о ш и б к и или неточности его перевода
Гонялся, гонялся Братец Лис за Братцем Кроликом, и так и этак лов­ д о л ж н ы быть п р и з н а н ы существенными (и по возможности быть уст­
чился, чтобы его поймать. А Кролик и так и этак ловчился, чтобы Лис его р а н е н ы ) , другие — несущественными в зависимости от некоего сфор­
не поймал. мированного у переводчика при ознакомлении с оригиналом пред­
— Ну его совсем, — сказал Братец Лис. ставления о м и н и м а л ь н о м наборе его основных характеристик. Если
И только вылетели эти слова у него изо рта, глядь вот он скачет по до­ эти характеристики в переводе сохранены, он признается удовлетво­
роге — гладкий, толстый и жирный Кролик. рительным, или репрезентирующим оригинал. Таково необходимое и
достаточное условие. Все дефекты перевода, препятствующие выпол­
Переводчик, в и д и м о , не был уверен, что п о н и м а е т о к о н ч а н и е при­ н е н и ю его репрезентирующей оригинал ф у н к ц и и , считаются сущест­
веденного фрагмента оригинала (а и м е н н о слово Moggin), потому ог­ в е н н ы м и , прочие несущественными.
р а н и ч и л с я усеченным вариантом перевода. Этот п р и м е р показывает,
Но встает з а к о н о м е р н ы й вопрос о наборе критериев для определе­
что проблема п о н и м а н и я текста весьма актуальна даже для письмен­
н и я существенных характеристик оригинала, обязательно подлежа­
ного переводчика.
щих переводу. Обладая и м , м о ж н о выявить, что от оригинала нужно
сохранить в переводе, а чем м о ж н о пожертвовать. Иначе говоря, во­
А н г л и й с к и й т е к с т ц и т и р у е т с я п о к н и г е « N i n e t e e n t h Century American Short S t o r i e s . оружившись т а к и м набором критериев репрезентативности перевода,
(1978). мы можем определить уровень допустимой э н т р о п и и (в терминах те­
2
Текст перевода в о с п р о и з в о д и т с я по к н и г е « А м е р и к а н с к а я новелла» (1958). ории и н ф о р м а ц и и ) .

8-4104
114 Глава 6. Источники помех в межъязыковой коммуникации § 2. Процесс перевода как источник помех в межъязыковой коммуникации П_5

М и н и м а л ь н ы й набор требований, предъявляемых к переводу тек­ иронией, переводчик должен (хотя бы отчасти) сохранить эту иронич­
стов, п р и н а д л е ж а щ и х к любому ф у н к ц и о н а л ь н о - с т и л и с т и ч е с к о м у ность. Если информация оригинала подана стилистически нейтрально,
пласту, следующий. тот же тон должен быть передан и переводчиком. И наоборот, если стиль
Во-первых, перевод должен сохранить фактическую и н ф о р м а ц и ю оригинала не нейтрален, то и перевод должен в основном это передать.
оригинала и цель высказывания. Иначе он утрачивает одну из наибо­ Перевод должен также сохранить отношение автора к тому, о чем
лее существенных характеристик оригинала, т.е. переводчик создает он говорит. Искажение позиции автора, его мнения по какому-то во­
свой собственный текст, а следовательно, не репрезентирует оригинал. просу, смягчение или, наоборот, усиление тех или иных аспектов изла­
Важно, однако, понимать, что фактическая и н ф о р м а ц и я , содержа­ гаемого материала следует считать существенным недостатком перево­
щ а я с я в оригинале, понимается широко. Это весь объем предметно- да. Переводчик обязан всегда объективно отражать позицию автора.
ситуативных сведений, которые вкладывал в свой текст создатель Таков м и н и м а л ь н ы й набор критериев репрезентативности перево­
оригинала. В большинстве текстов переводчик прежде всего воспро­ да. Он может быть применен к переводам текстов любого функцио­
изводит план содержания (исключение составляют только тексты ху­ нального стиля. Набор этот будет расширяться, если тексты оригина­
дожественные). П р и этом он может воспользоваться с о в е р ш е н н о от­ лов в большей степени ориентированы на план выражения. Так,
л и ч н ы м и от оригинала е д и н и ц а м и плана выражения. И различия публицистические и художественные тексты требуют от переводчика
плана в ы р а ж е н и я ПЯ и ИЯ не будут сводиться только к различиям на усилий по максимальному сохранению в переводе не только плана со­
уровне фонетических комплексов. Это могут быть р а з л и ч и я и на держания, но и плана выражения.
уровне морфологическом (иные части речи), и на уровне л е к с и ч е с к о м
М и н и м а л ь н ы й набор требований репрезентативности перевода
( и н о й набор лексических е д и н и ц для о п и с а н и я д а н н о й ситуации), и
должен быть критерием его о ц е н к и . Если допущенные неточности не
на уровне с и н т а к с и ч е с к о м (иной порядок слов), и на уровне стилис­
искажают темы и цели оригинального высказывания, его тона (наи­
тическом (возможна нейтрализация некоторых м а р к и р о в а н н ы х сти­
более существенных стилистических характеристик) и п о з и ц и и авто­
листически особенностей оригинала).
ра, то с н и м и м о ж н о (и нередко придется) смириться.
Н а п р и м е р , русской фразе Дайте мне почитать эту книгу соответ­ Разумеется к переводу художественного прозаического или поэти­
ствует английская Can I borrow this /your book?'Как в и д и м , ф р а з а зна­ ческого произведения предъявляются более высокие требования. Так,
чительно и з м ен ен а в плане выражения по сравнению с оригиналом, В. Брюсов считал, что переводчик стихотворного произведения при пе­
но и м е н н о в таком виде о н а соответствует русскому варианту. А бук­ редаче р и ф м хотя бы одно из рифмующихся слов должен перевести со­
1
вальный перевод ('Give те this book to read) абсолютно н е п р и е м л е м , ответствующей ему лексической единицей из ПЯ. Понятно, что такое
даже при т о м , что в н е м нет ни грамматических, ни других о ш и б о к , требование касается исключительно поэтического перевода, да и то,
П р и ч и н а в т о м , что д а н н а я фраза не соответствует стилистико-узуаль- скорее отражает л и ч н ы й взгляд на перевод В. Брюсова. Из этого следу­
ным требованиям ПЯ (английского языка) и потому искажает ориги­ ет, что расширение минимального набора требований репрезентатив­
нал на уровне его этико-нормативных характеристик. Зато изменение ности может варьироваться от переводчика к переводчику, в то время
плана выражения дает возможность более точно отразить заложенную как минимальный набор вряд ли может быть сокращен (исключение
в о р и г и н а л е и н ф о р м а ц и ю , включая ее стилистико-узуальную компо­ составляет так называемый сигнальный перевод, о чем см. в гл. 7).
ненту, и обеспечить верную передачу цели сообщения.
С п е ц и а л ь н о следует оговорить вопрос сохранения в переводе объ­
Перевод должен сохранить тон оригинала, т.е. хотя бы самые суще­ ема оригинала. Современное состояние развития теории и практики
ственные его стилистические характеристики. П р и том, что не всегда перевода свидетельствует о т о м , что требование сохранения тексту­
представляется возможным сохранить все стилистические черты ориги­ ально-вербального объема оригинала не может быть введено в мини­
нала, нужно «просигнализировать» в переводе, каков его тон, т.е. та мальный набор требований репрезентативности. Часто на практике
часть плана выражения, которая складывается из коннотативно марки­ от переводчика не требуется воспроизведение оригинала средствами
рованных элементов текста оригинала. Если события описываются с ПЯ в п о л н о м объеме, и это относится не только к сигнальному пере­
воду. Тем не менее способность такого несколько усеченного перево­
Здесь и далее з в е з д о ч к о й (*) о б о з н а ч е н ы неудачные в а р и а н т ы перевода. да репрезентировать оригинал не подвергается сомнению. С о к р а щ е -

з-
§ 3. Реципиент сообщения как источник помех в межъязыковой коммуникации 117
116 Глава 6. Источники помех в межъязыковой коммуникации

Чаще всего несколько переводов создается в случае с художествен­


ние объема (хотя и считается нежелательным) практикуется лаже п р и н ы м и произведениями. Уже давно замечено, что, в отличие от оригина­
переводе художественных текстов. Но даже с купюрами текст перс во­ ла, которым является выдающееся литературное произведение, его пе­
ла de facto признается (пусть и в течение какого-то ограниченного nt-i ревод устаревает. Это объясняется тем, что он репрезентировал свой
риода времени) репрезентирующим оригинал. Между прочим, npo-j оригинал для своего времени, своего поколения читателей. С измене­
блема э к в и л и н е а р н о с т и ( р а в н о с т р о ч н о с т и , а следовательно -3 нием читательской аудитории перевод перестает отражать присущую
объема) обсуждается (sic!) и в сфере поэтического перевода. оригиналу полифонию смыслов. На смену ему приходят вновь создава­
О д н а к о если перед переводчиком стоит задача перевести о р и г и н а л емые переводы, те, в свою очередь, сменяются новыми и т.д. В резуль­
в полном объеме, то полнота объема перевода автоматически станоч тате создается ситуация, при которой в одной культурно-языковой сре­
вится подлежащим выполнению требованием репрезентативности.! де оказывается более одного перевода одного оригинала. Иногда в одно
В этом случае м и н и м а л ь н ы й набор р а с ш и р я е т с я за счет добавления к и то же время (чаще всего независимо друг от друга) создаются несколь­
нему еше и требования возможно полной передачи объема оригинала.1 ко переводов одного и того же произведения.

Предположим, что оба перевода в полной мере репрезентативны.


В этом случае возникает проблема, требующая теоретического осмыс­
§ 3. Реципиент сообщения как источник помех
ления: как у одного текста могут быть два в более или менее равной сте­
в межъязыковой коммуникации
пени репрезентативных перевода? Это порождает вопрос, относительно
П р и ч и н о й появления энтропии перевода может быть и его получа­ чего можно говорить о вариативности конкретных переводов?
тель, не обладающий достаточным ф о н д о м з н а н и й для правильного М о ж н о сказать, что вариантами переводы являются относительно
п о н и м а н и я адресованного ему отправителем с о о б щ е н и я . В этом слу­ того, что называется «переводом вообще». «Перевод вообще» — это
чае переводчик нередко берет на себя ф у н к ц и и не просто посредника, виртуальная сущность в отличие от актуальных (реализованных мате­
но и толкователя текста оригинала для его получателя. риально) переводов. С о о т н о ш е н и е между р а з н ы м и текстами перевода
В свете д а н н о й проблемы несовпадения объема з н а н и й у отправи­ одного и того же оригинала есть соотношение между е д и н и ц а м и эти­
теля и получателя сообщения важно подчеркнуть, что репрезентатив­ ческого и эмического уровней (Бродович. С. 12].
ность не сводится к чисто лингвистическому соответствию текстов Иначе это м о ж н о выразить так. С о о т н о ш е н и е «перевода вообще» и
оригинала и перевода. Отнюдь нет, о с о б е н н о в наше время активиза­ его конкретных реализаций сравнимо с соотношением фонемы и ал­
ц и и международных связей, когда нередко в непосредственный кон­ л о ф о н о в . П р и этом переводы могут находиться между собой в отноше­
такт вступают не просто носители различных я з ы к о в , но и различных ниях свободного варьирования: несмотря на некоторые различия они
культур. Учет культурных установок отправителя и получателя пере­ могут свободно заменять друг друга, примерно одинаково э ф ф е к т и в н о
водимого текста требует (порой существенного) переосмысления ро­ репрезентируя оригинал. На практике, конечно, один перевод удачнее
ли переводчика в условиях межкультурной к о м м у н и к а ц и и . Из межъ­ передает один аспект оригинала, другой — какого-нибудь другой его
я з ы к о в о г о и м е ж л и ч н о с т н о г о п о с р е д н и к а он п р е в р а щ а е т с я в аспект. Но в целом и тот и другой репрезентируют оригинал.
посредника межкультурного.
Однако возможно и иное объяснение причин вариативности перево­
Важной также представляется проблема в а р и а т и в н о с т и пере­ да. Очевидно, все зависит от того, как рассматривать статус оригинала и
вода. перевода (переводов) в межъязыковой коммуникации. Если оригинал
Соотношение текстов оригинала и перевода уже само по себе — во­ первичен по отношению к переводу (переводам), то вышеописанная
прос в высшей степени сложный, поскольку в данном случае имеется в трактовка верна. Но если рассматривать и оригинал и перевод(ы) как
виду не механическое тождество, а диалектически многоаспектное со­ разные варианты выражения одного и того же плана содержания, то со­
пряжение двух текстов. С одной стороны, эти тексты связаны, причем общения оригинала и сообщения его переводов будут (равностатусны-
один более независим (оригинал), другой менее (перевод); с другой —
ми) его вариантами.
о ми в известной мере «живут своей жизнью» каждый в своем культурно-
На я з ы к о в о м уровне вариативность перевода объясняется уже тем,
языковом локусе. Но когда мы переходим к анализу нескольких перево­
что даже в рамках одного языка в большинстве случаев есть несколь-
дов одного и того же оригинала, проблема еще более усложняется.
118 Глава 6. Источники помех в межъязыковой коммуникации § 4. Перевод как коммуникативный акт «повторяющего» типа... П9

ко способов выразить одно и то же содержание. Тем более когда мы текст «вторичным» по сравнению с текстом «первичным». Термин «вто­
имеем дело с п р о т я ж е н н ы м и произведениями р е ч и , невозможно даже ричный» не носит никакой оценочности и указывает л и ш ь на последо­
предположить, чтобы два переводчика, к а к и м и бы б л и з к и м и ни были вательность и соотнесенность двух текстов — оригинала и перевода.
их переводческие п р и н ц и п ы , слово за словом, словосочетание за ело-' Под вторичностью, являющейся результатом энтропии сообщения,
восочетанием. предложение за предложением выбирали бы одни и те пропускаемого через канал коммуникации, мы понимаем вторичность
же варианты перевода. Вот почему рассказ о переводе Септуагинты, текста перевода со всем комплексом изменений, которые могут быть об­
когда семьдесят толковников якобы о д и н а к о в о перевели весь Ветхий наружены в нем при сравнении с оригиналом. Эти изменения, или ис­
Завет с древнееврейского языка на древнегреческий, маловероятен. кажения первоначальной информации, могут носить неизбежный ха­
Здесь важно упомянуть еще один, в идеале, правда, исключаемый, рактер (например, разница языковых кодов оригинала и перевода) или
но в реальной практике весьма р а с п р о с т р а н е н н ы й , источник вариа­ быть результатом деятельности данного конкретного переводчика, дан­
тивности, а и м е н н о различную степень э н т р о п и и исходной информа­ ной конкретной переводящей машины или введенной в нее программы.
ции в восприятии разных переводчиков. Каждый переводчик может В любом случае в большей или меньшей степени, с большей или мень­
видеть оригинал иначе, чем его коллега. Это о с о б е н н о важно учиты­ шей степенью вероятности первоначальное сообщение будет искажено.
вать при рассмотрении перевода публицистических и художествен­ О д н а к о есть средство уменьшения объема искажения первона­
ных текстов. К р о м е того, он в большей или м е н ь ш е й степени удачно, чальной и н ф о р м а ц и и .
по с р а в н е н и ю опять-таки с его коллегой, может передать воспринятое Н. Винер вслед за Дж. Гиббсом указывает на то, что уже наличие пе­
единство ф о р м ы и содержания оригинала. редачи сигналов в процессе коммуникации неизбежно уменьшает объем
Итак, и с т о ч н и к а м и помех в межъязыковой к о м м у н и к а ц и и , осуще­ содержащейся в них информации. Это непреодолимое следствие царя­
ствляемой посредством перевода, могут быть и оригинал, и процесс щего во Вселенной второго закона термодинамики, в соответствии с ко­
перевода, и его реципиент. торым «обычно физическая система, принадлежащая к классу физичес­
Е щ е о д н о й проблемой, связанной с э н т р о п и е й п р и межъязыковой ких систем, продолжающего сохранять свои специфические черты
к о м м у н и к а ц и и , является вариативность перевода. Она объясняется класса, в конце концов почти всегда воспроизводит такое распределе­
как вариативностью на языковом уровне, так и неизбежностью энтро­ ние, которое она показывает в любой данный момент во всем классе си­
п и и при передаче подлежащей переводу и н ф о р м а ц и и от адресанта ад­ стем. Иначе говоря, при известных обстоятельствах система проходит
ресату перевода. через все совместимые с ее энергией распределения положения и момен­
тов, если время ее прохождения достаточно для этого» [Винер. С. 25).
Во Вселенной царит хаос, и до определенного момента ее истории
§ 4. Перевод как коммуникативный акт «повторяющего» типа, он будет не уменьшаться, а возрастать. Но этому разрушительному
средство преодоления энтропии при межъязыковой коммуникации потоку противостоит упорное стремление всего сущего сохранить це­
С о д н о й стороны, процесс перевода — это о д и н из факторов, вызыва­ лостность. Так, некоторые о р г а н и з м ы , к числу которых относится че­
ю щ и х э н т р о п и ю исходного с о о б щ е н и я , но с другой — в переводе ловек, стремятся хотя бы на время сохранить и даже повысить уровень
м о ж н о увидеть противоположную и противостоящую энтропии тен­ присущей им изначально организации. Это явление носит л и ш ь лока­
д е н ц и ю . П р и неизбежности глобальной э н т р о п и и исходного сообще­ л и з о в а н н ы й характер во всеохватывающем потоке усиливающейся
ния в процессе межъязыковой к о м м у н и к а ц и и возможно частичное энтропии. Ж и з н ь как явление, имеющее место в нашем мире, — это
е й , э н т р о п и и , противостояние, в частности и с п о м о щ ь ю перевода. оазисы антиэнтропических т е н д е н ц и й в умирающем мире. Стремле­
Рассмотрим этот вопрос подробнее. н и е живого организма к сохранению и установлению наибольшей из
возможных степеней физиологической устойчивости своего существа
Вторичный текст, создаваемый в результате деятельности переводчи­
в целом и отдельных его частей называют гомеостазисом.
ка, — это преобразованное, трансформированное на другой языковой
код сообщение. О н о может быть названо повторением первоначально­ Мы существуем в среде, одним из основных свойств которой явля­
го только условно, поскольку по своему существу отличается от перво­ ется распад и дедифференциация. При этом мы сами создаем свою
начального, хотя и ориентировано на него. Поэтому мы называем такой микросреду до тех пор, пока она не начнет разрушаться быстрее, чем
120 Глава 6. Источники помех в межъязыковой коммуникации § 4. Перевод как коммуникативный акт «повторяющего» типа. 121

восстанавливаться и преодолевать всеобщий хаос физического разло­ возобновить еще раз в памяти ранее заученное» | Словарь русского язы­
ж е н и я . После этого наступает н а ш а ф и з и ч е с к а я смерть. В н а ш е м ор­ ка!. Последние значения суть частные случаи первого, самого общего.
ганизме есть специальные механизмы, регулирующие количество Из такого п о н и м а н и я процесса повторения очевидными становят­
кислорода, углекислого газа, соли и сахара в крови, руководящие ра­ ся его составляющие. Действительно, любое повторение по определе­
ботой различных органов. Эти механизмы активно сопротивляются нию д о л ж н о иметь то, что повторяет, и то, что повторяется. Другими
неблагоприятным воздействиям в н е ш н и х и внутренних факторов ок­ словами, есть, как сказали бы мы в переводоведении, оригинал и есть
ружающей (и н а п о л н я ю щ е й нас) среды. Таким образом осуществля­ некое воспроизведение этого оригинала.
ется гомеостазис, действующий на основе обратной связи и сигналов С повторениями мы сталкиваемся буквально повсюду. П р и м е р из
о необходимости «наведения порядка» в наметившемся на том или повседневной житейской практики: мы что-то сказали кому-то, чело­
и н о м участке организма хаосе. век не услышал нас или не совсем расслышал то, что мы сказали, он
О д н а к о эти механизмы не могли бы осуществлять свою деятель­ просит нас повторить сказанное.
ность, не размыкая системы н а ш е г о организма. Мы п р и н и м а е м пищу, Можно привести случаи совершенно иного характера. Повторение
вдыхаем воздух. Упомянутые а н т и э н т р о п и ч е с к и е механизмы исполь­ может быть мнемоническим приемом, с помощью которого в древних
зуют все полезное для поддержания порядка в нашем организме, а от­ культурах из уст в уста передавались огромные по объему (чаще всего
работанное и п р и ш е д ш е е в негодность из него выводится. Так антиэн­ сакральные) тексты. Оно может быть и другого типа. Например, повто­
тропические процессы, включающиеся специальными механизмами рение некоего приема (элемента общего, целого) для создания некой
в нашем организме, превращают и нас в антиэнтропические сущест­ параллели, репризы в ф о р м е , скажем, художественного произведения.
ва, и происходит это благодаря тому, что изолированная система раз­ Возьмем в качестве иллюстрации музыку. Начало «Страстей по Ио­
мыкается и вбирает в себя необходимые д л я противостояния хаосу, анну» И.С. Баха. Большой хор с оркестром — Herr, Herr, unser Herrscher...
упадку и надвигающейся смерти элементы из других систем. Это крупный хор для большого состава исполнителей. В конце же этого
То же самое происходит при передаче и н ф о р м а ц и и . Механизмами, хора в партитуре стоит Da capo (с начала). И хор повторяется.
хотя бы отчасти п р о т и в о с т о я щ и м и распаду, т.е. потере и н ф о р м а ц и и Зачем Баху понадобилось повторить такой большой хор целиком?
или ее у м е н ь ш е н и ю , являются «новые впрыскивания» созидатель­ Возможно, для того, чтобы еше раз повторить своеобразный э п и г р а ф
ных, или а н т и э н т р о п и ч е с к и х , элементов из других сред благодаря ко всем «Страстям» — м ы с л ь о том, чтобы страдания (страсти), через
р а з м ы к а н и ю д а н н о й среды. Так, передача сигнала может п о с т е п е н н о которые п р о ш е л Господь Иисус Христос, и с т и н н ы й Божий С ы н , и че­
угасать, если она не будет подпитываться сигналами л и б о н о в ы м и , рез которые Он был прославлен, послужили нам примером (Zeig'uns
л и б о в о з в р а щ а ю щ и м и с я старыми ( н а п р и м е р , из памяти). durch deine Passion, dap du wahre Gottes Sohn... verherrlicht worden bist).
Известно, что repetitio est mater studiorum (повторение — мать уче­ Это диктовала также музыкальная форма произведения, ведь хор от­
н и я ) . На самом же деле эта поговорка отражает л и ш ь частный случай крывает монументальное в о к а л ь н о - с и м ф о н и ч е с к о е произведение,
более общего принципа. Повторение — это один из универсальнейших для чего, безусловно, требуется особая весомость начала. Вероятно,
способов преодоления энтропии, прием, с помощью которого можно существуют и иные п р и ч и н ы .
разомкнуть изолированную систему и влить в нее новые силы для про­ Но вот данное произведение повторяет уже в XX в. выдающийся
тивостояния процессу утраты данной системой жизнеспособности. кинорежиссер А.А. Тарковский в финале своего, пожалуй, самого луч­
Повторение настолько универсально, что мы привыкли к нему и шего фильма «Зеркало». Почему? С какой целью? Может быть, отчас­
не обращаем на него (точно так ж е , как на антиэнтропические меха­ ти для того, чтобы сделать эпизод эмоционально более выразитель­
низмы внутри нашего организма) никакого в н и м а н и я . Но давайте ным, к чему, по его же словам, согласно воспоминаниям Э. Артемьева,
присмотримся к п о в т о р е н и ю , каким о н о может быть, и задумаемся, он прибегал, когда «эмоционально недотягивал» исключительно ки­
зачем нужно что-либо повторять. нематографическими средствами. А может, чтобы подчеркнуть, как бы
Повторить — значит сказать или сделать еще раз то, что уже было «перефразировав», основную мысль текста, звучащего у Баха, приме­
сказано или сделано, т.е. «отразить, воспроизвести, явиться повторени­ нением его к другому, своему материалу. Вспомним, что «Зеркало» —
ем, копией кого-л. или чего-л., создать что-л. чему-л. подобное, а также это фильм о переосмыслении сыном своего отношения к матери, че-
122 Глава 6. Источники помех в межъязыковой коммуникации § 4. Перевод как коммуникативный акт «повторяющего» типа. 123

ловека — к своей Родине (вспомним процитированное в фильме изве­ П р и в е д е н н ы й короткий эпизод — тоже повторение, которое мо­
стное п и с ь м о П у ш к и н а Чаадаеву). жет быть названо р и ф м о й ситуации. В данном случае это повторение
В заключительной сцене уже пожилая мать ведет по лесу и выводит острее подчеркивает контраст в восприятии героем того, что было до
из него двух своих маленьких детей. О н а же, мать, но-еще молодая в о й н ы , и того, что происходит после.
ж е н щ и н а , стоит в поле и смотрит на себя и своих детей. Это сцена Эти примеры демонстрируют по крайней мере два типа повторе­
п р и м и р е н и я «через поколение». Взрослый с ы н , п р о й д я «чистилище» н и й . В «Страстях по Иоанну» у Баха мы видели первый — точное, или
(если прибегнуть к понятиям, которыми оперировал Данте) воспоми­ статичное, повторение. Точным повторением может быть признано и
н а н и й о своей ж и з н и , своем детстве и трудностях, которые ради него повторение хора из «Страстей по Иоанну» в «Зеркале» Тарковского.
и с н и м переживала его мать, в о с п о м и н а н и й о ж и з н и своей страны, ее То обстоятельство, что повторение осуществляется через значитель­
победах и поражениях, примиряется с матерью, Родиной. Он, по мыс­ н ы й временной промежуток и переосмысливается, не является суще­
ли Тарковского, преодолевает свой эгоизм и начинает п о н и м а т ь мать, с т в е н н ы м . Для нас важно то, что повторение точное текстуально.
свой народ. Он с л о в н о бы причащается недоступному ему дотоле чув­
Точное повторение более характерно для одноязычной (однокодо-
ству, п р о й д я еще раз через некогда уже пережитые страдания.
вой) ситуации о б щ е н и я .
Хор Баха, в о з м о ж н о , должен еще раз подчеркнуть эту мысль, ко­ Второй т и п повторения — это повторение с некоторым изменени­
нечно п р и условии осмысления зрителем (и слушателем) всего зало­ ем, динамическое повторение (пример из «Охотника на оленей»).
женного в этот глубокий, ф и л о с о ф с к и й и в то же время о ч е н ь л и ч н ы й , Х о р о ш и м примером динамического повторения является ф о р м а
почти и н т и м н ы й ф и л ь м классика мирового кинематографа. так называемого сонатного Allegro в музыке. У венских классиков
Родом п о в т о р е н и я является и лейтмотив в музыке ( в с п о м н и м , на­ (Гайдна, Моцарта, Бетховена) эта форма представлена наиболее ясно.
пример, богатую и развитую систему лейтмотивов в операх Вагнера), Сонатное Allegro — обычно первая, подвижная, часть сонатно-сим-
и мотив в литературе (поэзии, прозе), и колорит, л и н и я в ж и в о п и с и . фонического цикла — состояло из трех больших разделов: экспозиции,
Существует п о н я т и е рифмы ситуаций (кстати, р и ф м а в п о э з и и тоже разработки и репризы. В экспозиции представлялся основной музы­
повторение, и м е ю щ е е свою роль в о б щ е й ф о р м е ) , п р и м е н и м о е , на­ кально-тематический материал, состоявший обычно из главной и по­
пример, к к и н о , драме и т.д., когда один эпизод или ф р а г м е н т эпизо­ бочной тем. Могли быть и другие темы, например связующая между
да повторяется в другом эпизоде, н а п о м и н а я о предшествующем. Ко­ главной и побочной, а также тема заключительная, завершающая
н е ч н о , п о в т о р е н и я такого рода осуществляются не в п о л н о м виде. экспозиционный тематический материал. Экспозицию сменяла разра­
Здесь мы и м е е м дело скорее с повторением-намеком. ботка, темы экспозиции развивались, расчленялись на составные эле­
В фильме М. Ч и м и н о «Охотник на оленей» о д и н из главных героев, менты-мотивы и т.д. Завершалось сонатное Allegro повторением экспо­
Майкл (Р. де Н и р о ) , возвращается с вьетнамской в о й н ы в свой родной зиции. Но это было динамическое, измененное повторение. Могли
город в Пенсильвании, в свой дом, к своим друзьям. Но из-за обурева­ измениться тональности проведения тем (как правило, побочных) и в
ющих его чувств он не в силах войти в дом к ожидающим его друзьям. какой-то степени другие элементы музыкальной формы: фактура, тес­
Все пережитое во Вьетнаме оставило в его душе неизгладимый след (в ситура (регистр) проведения тем и т.д. Кроме того, существовала так на­
этом состоит одна из центральных мыслей фильма, мысль хемингуэев- зываемая зеркальная реприза, когда сначала звучала побочная партия и
ская — о том, что с войны не возвращаются, даже если выживают: не только затем главная. У Бетховена значительную роль начинает играть
возвращаются теми, кем ушли), и ребяческое поведение его друзей те­ кода — заключительная и факультативная часть сонатного Allegro, — ко­
перь ему чуждо. Он видит, как не дождавшиеся его друзья садятся в ма­ торая иногда под давлением драматизма отражаемых в музыкальном
шину, как один из них, Аксел, не успел сесть. Его товарищи в м а ш и н е в языке мыслей и образов превращалась во вторую разработку.
шутку трогаются, «забыв» его. Аксел бежит за м а ш и н о й .
Все это важно для нас как п р и м е р динамического повторения, ко­
Похожие ш у т к и разыгрывались с участием самого Майкла когда- торое, по крайней мере отчасти, изменяет повторяемое, сохраняя при
то д а в н о , е щ е до в о й н ы . Но теперь в них не участвовали, кроме него этом какие-то наиболее существенные его черты.
самого, е щ е по к р а й н е й мере двое — Н и к и Стив, каждый по-своему Д и н а м и ч е с к о е повторение характерно для дву- или многоязычной
пострадавшие на войне. (дву- или многокодовой) ситуации о б щ е н и я .
124 Глава 6. И с т о ч н и к и помех в межъязыковой коммуникации
§ 4. Перевод как коммуникативный акт «повторяющего» типа.. 125

В определенном смысле говорить о точном повторении вообще


можно только условно. На повторение, как и на другие процессы и яв­ тей — повторяемого и повторяющего. П р и этом повторяющее может
ления нашей Вселенной, вполне может быть распространено высказы­ не декларироваться к а к повторение: не будет ни соответствующего
вание, приписываемое Гераклиту в редакции Платона, о том, что невоз­ названия, ни указания того или иного вида. Тем не менее, повторение
можно дважды войти в одну и ту же реку. Строго говоря, повторение будет восприниматься как более или менее явное. Например, в фина­
всегда осуществляется в иных по сравнению с первоначальным пред­ ле Девятой с и м ф о н и и Бетховена проводятся темы из предыдущих ее
ставлением повторяемого материала условиях. Но сейчас мы абстраги­ частей. Заметим, что повторение из других частей дается в части, на­
руемся от этого, поскольку нас прежде всего интересует соотношение званием своим расподобляющейся с предыдущими (в финале повто­
повторяющего и повторяемого, а не изменение среды коммуникации и рения из других частей отнюдь не были обычным для венцев делом).
осуществляющих ее сторон, что в конечном счете изменяет условия Тем не менее повторения очевидны, потому что на них указывают тек­
осуществления обмена и н ф о р м а ц и е й . стуальные сходства повторяемого и повторяющего.

Но откуда мы знаем, что является повторением? В повседневной Этот, второй, п р и з н а к повторения — текстуальное сходство — тре­
жизни это кажется н а м настолько само собой разумеющимся, что мы бует дальнейшего разъяснения. Из чего о н о складывается? Какие
и не задумываемся над этой банальностью. Нам же, чтобы п р и м е н и т ь компоненты его образуют?
все то, о чем мы здесь рассуждаем, к переводу, предстоит это выяснить. К а к известно, л ю б о й текст слагается из структуры глубинной и по­
Мы знаем, что перед н а м и повторение прежде всего потому, что верхностной [См.: Тураева. С. 56—57]. Глубинная структура текста —
о н о открыто декларируется как повторение (например, в н а з в а н и и это его идейно-тематическое содержание. О н а может быть подразде­
или его части — подзаголовке). У Ф. Листа есть ф о р т е п и а н н ы е произ­ лена на собственно содержание, т.е. тематический материал, факт или
ведения под н а з в а н и я м и «Сонеты Петрарки», «По прочтении Данте». несколько ф а к т о в , т о , о чем рассказывается в данном тексте, и на цель
Сам к о м п о з и т о р указал н а м на первоисточник своих произведений, изложения этого тематического материала. Поэтому есть смысл гово­
что уже является достаточным свидетельством того, что перед н а м и рить об идейно-тематическом содержании текста. (Текст в д а н н о м
повторение (идей, образов и т.д.). Это стимулирует н а ш у работу по по­ случае понимается ш и р о к о как любого рода сообщение, которое
иску сходств между п е р в о и с т о ч н и к а м и и их повторениями (в и н о й се­ обычно становится предметом передачи языковому сообществу в це­
миотической с ф е р е ) , и о н а обязательно будет благодарной (даже если лом или отдельным его представителям, а также предметом перевод­
очевидных сходств окажется не так много), ведь «повторивший» сам ческой обработки, в результате чего текст так или иначе, более или
подтолкнул нас к р о з ы с к а м , дав н а м своеобразный карт-бланш на ин­ менее преобразуется.)
терпретацию сходства своего повторения и повторяемого. Поверхностная структура складывается из тех знаковых элементов
Повторение такого рода определяется нами, так сказать, априор­ (лингвистических е д и н и ц , звуков и других элементов в музыкальном
н о , д о - о п ы т н о , т.е. до того, к а к мы з н а к о м и м с я с произведением-по­ искусстве, колорита и других элементов в живописи и т.д.), сцепление
вторением. Н а п р и м е р , в речи мы нередко вводим повторение специ­ и сопряжение которых дают целостность, ведущую к содержательной
альным сигналом-предупреждением: (ещераз) повторяю, повторимся, полноте, законченности и выразительности текста. В искусстве вооб­
сколько раз тебе говорить!» т.п. Таким образом, с л у ш а ю щ и й сразу по­ ще и литературе (любой, но больше художественной) в частности по­
нимает, что дальше последует повторение уже сказанного. верхностная структура имеет формально-содержательный характер,
поскольку спаянность поверхностной и глубинной структур может
Но бывают п о в т о р е н и я «без предупреждения». Эта ситуация слож­
быть очень и очень крепкой — одна начинает заметно и даже значи­
нее для адресата речи, произведения и т.д., потому что теперь, в отли­
тельно влиять на другую и наоборот. В этом смысле термин «поверхно­
чие от предыдущего случая, с л о в н о бы проверяется его способность,
стная структура» достаточно условен и указывает л и ш ь на то, что эле­
умение, н а в ы к в о с п р и н я т ь повторение, вычленить из общего потока
менты этой структуры лежат как бы на поверхности при восприятии
повторяющее или повторения-аллюзии, отсылающие его к предыду­
текста, именно с них начинается его восприятие и через их посредство
щему опыту в о с п р и я т и я других произведений (речи, искусства и т.д.).
реципиент приходит к п о н и м а н и ю глубинной структуры текста.
В таком случае о п о в т о р е н и и мы узнаем в процессе в о с п р и я т и я текс­
та (в ш и р о к о м смысле) и вычленения из него повторяющихся час- Кроме того, представляется целесообразным (особенно в связи с пе­
реводом, хотя и не только с ним) говорить о проявляющейся в тексте
126 Глава 6. Источники помех в межъязыковой коммуникации § 4. Перевод как коммуникативный акт «повторяющего» типа..

позиции автора, его аксиологической (оценочной) точки зрения. Дело В д а н н о м случае неважно, в какой последовательности даны эти
в том, что в любом тексте у любого автора с той или иной степенью ин­ компоненты. Сначала мы воспринимаем з н а к и , их сцепления, уясняя
тенсивности (силы проявления) и экстенсивности (количества прояв­ для себя их .ми/фосодержание, затем выходим на уровень стоящего за
ляющих авторскую позицию единиц, лингвистических и/или других, ними -ма/фосодержания, т.е. сначала мы (в случае лингвистического
текста) обнаруживается авторская позиция по о т н о ш е н и ю к предмету текста) понимаем слова, словосочетания, предложения, затем подни­
речи. Она может быть вычленена даже в максимально нейтральном на­ маемся до уровня п о н и м а н и я текста в целом. Хотя в известного рода
учно-техническом тексте, хотя, конечно, там степень интенсивности и текстах (например, в текстах классических произведений литературы)
экстенсивности минимальнейшая в сравнении с текстами, относящи­ после этого мы можем вернуться к началу и проделать следующий ви­
мися к другим функциональным стилям (если говорить о вербальных ток герменевтического круга и т.д. Однако это другой вопрос, в дан­
текстах-сообщениях). ном случае для нас важнее сам инвентарь к о м п о н е н т о в структуры
П о н я т н о , что проявление авторской позиции отчасти пересекается текста-сообщения.
с идейным содержанием текста, той частью его структуры, которую П р и м е н и м вышеизложенное к процессу повторения. Процесс
можно определить как ответ на вопрос: зачем был создан этот текст? этот, к а к уже говорилось, слагается из неизбежного сравнения двух
Однако пересечение в данном случае не означает совпадения, потому текстов (или, если угодно, двух вариантов одного и того же текста). Но
что все-таки, даже если рассматривать эти аспекты структуры текста р е ц и п и е н т должен, во-первых, понять, что сравнение должно быть
как похожие друг на друга его характеристики, следует признать, что проведено, а во-вторых, провести его. Говоря об а п р и о р н о м повторе­
это, хотя и похожие, тем не менее разные его свойства. Особенно это н и и и повторении «без предупреждения», вычленяемом эмпиричес­
важно для художественной литературы (и искусства вообще), где воз­ ки, мы указывали, как сигнализируется реципиенту необходимость
можны тексты с идейным содержанием весьма противоречивым и не проведения сравнения; заговорив же о структуре текста — вплотную
до к о н ц а п р о я с н я е м ы м , но с более артикулированной авторской пози­ п о д о ш л и к проблеме того, что повторяется, т.е. к процессу сравнения
цией. Другими словами, прочитав текст, мы можем так до к о н ц а и не perse. щ
понять, что предлагает автор, зачем о н , собственно, создал д а н н ы й
П р и а п р и о р н о м повторении «жанр» повторения задается изна­
текст, и мы довольствуемся самым о б щ и м предположением, что автор
чально, и сравнение к о м п о н е н т о в структуры первоначального текста-
просто хотел привлечь наше внимание к этому явлению, факту и т.п.
с о о б щ е н и я (текста отправленного) с компонентами структуры текста
Более четко сформулировать идейное содержание бывает в таком слу­
вторичного (полученного) осуществляется исследователем, обладаю­
чае сложно. Тем не менее позиция автора при этом может быть вполне
щ и м карт-бланшем как пропуском в любые глубины и на любые тер­
я с н о й , выражать, например, неприятие или, наоборот, горячую под­
ритории поверхностной структуры обоих текстов. Другими словами,
держку того или иного факта, процесса и т.п. У него есть четкая пози­
сравнивая листовские «Сонеты Петрарки» с сонетами Петрарки мы
ц и я , но он еще не знает, к чему призвать (если в этом вообще состоит
более или менее свободны. С к о в а н ы мы л и ш ь стремлением истолко­
его цель) общественность. (Возможно, данная точка з р е н и я отражает в
вать это сходство двух текстов по возможности более адекватно обще­
большей степени видение искусства и литературы вообще и художест­
му (художественному) замыслу обоих текстов и их совокупности [См.:
венной в частности как «учебника жизни», н о , к а к представляется, в
Есаулов]. Даже при относительной «непохожести» или «туманности»
той или и н о й степени это свойственно любому тексту.)
сходства первичного текста и ориентированного на него текста вто­
р и ч н о г о сравнение является благодарным занятием, поскольку в на­
Таким образом, мы выделили следующие универсальные компо­
л и ч и и сходства несмотря ни на что мы не сомневаемся и потому сме­
ненты любого текста-сообщения (подлежащего передаче и, возмож­
ло его находим и в плане выражения, и в плане содержания.
но, преобразованию для ее успешности):
• содержание (subject matter — то, о чем идет речь); П р и э м п и р и ч е с к о м повторении наличие повторения вытекает не­
• цель (идея) создания текста (зачем он создается и л и создан); посредственно из текстуального анализа исходного и конечного текс­
• элементы поверхностной структуры текста (знаки и их смысло- тов. С р а в н е н и е же осуществляется согласно перечню указанных вы­
образующее с ц е п л е н и е ) ; ше к о м п о н е н т о в , присущих структуре текста вообще и сравниваемым
• авторская п о з и ц и я (аксиологический к о м п о н е н т текста). текстам в частности.
§ 4. Перевод как коммуникативный акт «повторяющего» типа.. 129
128 Глава 6. Источники помех в межъязыковой коммуникации

Сравнение повторяющего и повторяемого текстов, необходимое


В процессе сравнения последовательность перехода от компонен­
для установления повторенных элементов первичного текста во вто­
та к компоненту приобретает большую важность. Обычно мы дви­
ричном, проводится на уровне глубинной структуры обоих (или не­
жемся от поверхностной структуры текста-сообщения к глубинной.
скольких) текстов и на уровне поверхностной их структуры. При этом
Сначала мы воспринимаем слова, звуки, краски, элементы компози­
сравниваются содержание, цель высказывания, с одной стороны, и
ц и и , а затем определенное их сцепление напоминает нам об уже чи­
особенности употребления знаков, с другой, а также следует прини­
т а н н о м , с л ы ш а н н о м , виденном и т.п. Далее мы распространяем срав­
мать в расчет скрывающуюся за текстом позицию автора, его оценку
нение на содержательные элементы структуры текстов, проверяя их
описываемого предмета речи (в широком смысле этого слова).
сходство на глубинном уровне. Если наша догадка об их сходстве и
ориентированности одного текста на другой подтверждается, мы де­ В рамках предпринятого нами рассуждения полезно задуматься
лаем вывод о первичности одного текста и вторичности другого. над тем, в чем состоит ф у н к ц и я повторения. Зачем мы повторяем то,
что повторяем?
Впрочем, нередко оказывается, что тексты не совпадают тексту­
ально или, по к р а й н е й мере, не совпадают полностью, и тем не менее Повторение понимается нами как часть более общего процесса
мы ощущаем их о р и е н т и р о в а н н о с т ь одного на другой. Наиболее по­ к о м м у н и к а ц и и , передачи сообщения от отправителя к получателю.
казательными примерами такого рода случаев я в л я ю т с я , конечно, Как мы уже знаем, в теории и н ф о р м а ц и и цель коммуникации опреде­
переводы, где з н а к и полностью и з м е н е н ы , но мы все же ощущаем лена — ею является возбуждение действия, достижение известного
сходство оригинала и перевода. Нередки и н е п о л н ы е совпадения по­ результата. Изменение поведения реципиента как тип обратной связи
вторяемого и повторяющего. Так, музыкальная форма вариаций — может быть однократным проявлением реакции адресата на сообще­
очень убедительный п р и м е р того, как п о в т о р я щ и й текст может со­ ние адресанта в данных условиях, при осуществлении данного дейст­
хранять л и ш ь весьма отдаленное сходство с повторяемым (темой), но вия, процесса и т.п. Обратная реакция также способна влиять на все
при этом в о с п р и н и м а т ь с я и м е н н о как повторение темы, узнаваемое последующее поведение реципиента и, таким образом, становится
ее изменение — ее вариация. процессом научения.

В д а н н о м случае (особенно это касается перевода) определение Кроме того, следует п о м н и т ь о неизбежном сопроводителе про­
сходства идет скорее от содержания к элементам поверхностной цесса к о м м у н и к а ц и и — о шуме, помехах, приводящих к потере или
структуры, чем наоборот. Хотя, конечно, здесь механизм сопоставле­ и з м е н е н и ю передаваемой и н ф о р м а ц и и , к энтропии. Однако, как уже
ния усложняется и проявляется уже как- к о м б и н и р о в а н н ы й подход с было сказано, во вселенском хаосе есть постоянно появляющиеся
элементами априорного и э м п и р и ч е с к о г о сравнений. Действительно, (пусть и относительно скоро угасающие и подчиняющиеся о б щ е й
с одной стороны, мы знаем, что слушаем вариации и, следовательно, тенденции к разрушению) энтропоустойчивые оазисы — разомкну­
ищем сходства в звучащем потоке музыки. С другой, мы не знаем точ­ тые системы, черпающие извне энергию, которая позволяет им пре­
но, когда одна вариация заканчивается и начинается другая, и сигна­ одолеть энтропию и успешно осуществлять гомеостазис.
лом с м е н ы одной вариации другой служит не только и не всегда кон­ Применив все вышесказанное к процессу повторения, приходим к
траст характера музыки, но и другие «текстуальные» п р и з н а к и (одни и выводу, что повторение — один из способов преодоления информацион­
те же мелодические и гармонические последовательности, фактурные ной энтропии и размыкания изолированной системы. Более того, даль­
приемы и т.д. и т.п.). нейшее размышление и наблюдение над окружающими нас явлениями
показывают, что повторение служит либо для восстановления (или ук­
По содержанию судить о «генетическом» родстве лингвистических
репления как частного случая восстановления) нарушенного канала свя­
текстов, т.е. об исходности одного из другого, не всегда надежно, по­
зи, либо для установления нового (помимо уже существующих) канала
скольку речь в сравниваемых текстах может идти об одном и том же,
связи. Иллюстрацией восстановления канала или его укрепления в боль­
но при этом тексты могут быть совершенно р а з н ы м и , сопоставимыми
шинстве случаев может служить статическое, точное повторение; уста­
только в рамках, н а п р и м е р , сравнительного литературоведения.
новления нового канала — как правило, динамическое повторение.
Таким образом, м о ж н о говорить об онтологических, имманентных
Имеется в виду, прежде всего, следующее. Действительно, точное
свойствах повторения (декларируемого, априорного) и об эвристиче­
повторение характерно для одноязычной (однокодовой) ситуации об-
ски определяемом повторении (текстуальном, эмпирическом).
9-4104
130 Глава 6. Источники помех в межъязыковой коммуникации § 4. Перевод как коммуникативный акт «повторяющего» типа. 131

шения, передачи и н ф о р м а ц и и или обмена информацией. Если о н о неизбежные потери, поскольку без него процесс межкодовой, межъ­
обше возможно, о н о возможно только при таком виде общения. П языковой к о м м у н и к а ц и и вообще не может состояться, т.е. вообще не
одноязычном общении, впрочем, вероятно и динамическое повто может быть достигнута цель коммуникации — определенное действие
ние (и оно осуществляется чаще, чем текстуально точное воспроизве­ или изменение языкового поведения принимающей стороны, так как
дение повторяемого материала). Важно то, что точное повторение, эта сторона говорит на ином по сравнению с посылающей сообщение
единственно возможное в одноязычной среде коммуникации, служит стороной я з ы к е . Д л я того чтобы вторая сторона поняла первую и пер­
для восстановления или укрепления канала связи, т.е. при неудовле­ вая достигла желаемого результата, ради которого и послала сообще­
творительной реакции реципиента (отсутствии желательного для от­ ние, необходима перекодировка. Таким образом, перекодировка-по­
правителя сообщения языкового поведения) адресант получает сигнал вторение выступает в а к т и в н о й и н е о б х о д и м о й д л я процесса
о недостаточно э ф ф е к т и в н о й работе канала. Это заставляет его повто­ коммуникации роли посредника, обеспечивающего контакт стремя­
рить свое сообщение (в точном виде или слегка измененном), чтобы щихся к взаимодействию сторон, т.е. о н а прокладывает дорогу для со­
все-таки добиться желаемой цели коммуникации с адресатом. Таким общения, устанавливает канал связи.
образом, происходит размыкание системы, уже замкнутой первым
этапом коммуникации, когда сообщение было передано в первый раз, Таковы по крайней мере две важные ф у н к ц и и повторения для акта
за счет введения н о в о й порции информации, в той или и н о й мере по­ коммуникации — ф у н к ц и я восстановления (или укрепления) канала
вторяющей переданную ранее, но не эффективно. Цель повторения — связи и ф у н к ц и я его установления. В переводе как повторении реали­
укрепление или восстановление пропустившего какой-то шум канала зуется вторая ф у н к ц и я повторения — повторение для установления
связи для осуществления, несмотря на энтропию, успешной коммуни­ связи. О д н а к о в более ш и р о к о м смысле, если межъязыковую комму­
кации и достижения желаемого языкового поведения у реципиента. никацию вообще и перевод в частности рассматривать как отдельный
При дву- или многоязычном общении возможно только динамиче­ случай языковой коммуникации, можно говорить о том, что перевод
ское (в той или и н о й степени, более или менее измененное) повторе­ как повторение реализует и первую ф у н к ц и ю повторения — восста­
ние. Это неизбежный результат энтропии, имеющей место при переко­ новление (или укрепление) канала связи.
дировке, преобразовании сообщения в процессе передачи с одного
языка на другой, т.е. даже если (что маловероятно) все другие шумы бу­
Вопросы и задания
дут исключены из зоны канала коммуникации и передача отправлен­
ного сигнала-сообщения будет осуществлена безукоризненно, останет­ 1. Расскажите, каким образом оригинал может быть источником помех при
ся по крайней мере один тип помех, а именно помехи перекодировки межъязыковой коммуникации.
сообщения. От этого проклятия Вавилона уйти все равно не удастся. 2. Назовите возможные источники помех, возникающих в процессе перевода
и восприятия его реципиентом.
При этом оказывается неизбежным и само повторение. Если в слу­ 3. Расскажите о проблеме вариативности переводов.
чае одноязычного общения в принципе возможны ситуации без по­
4. Что вы можете сказать о переводе как способе преодолеть энтропию -в межъ­
вторения, когда вся необходимая для обеспечения нужного языково­
языковом общении?
го поведения реципиента и н ф о р м а ц и я передана, то при дву- или
многоязычном о б щ е н и и повторение так же неизбежно, как неизбеж­
ны информативные и з м е н е н и я , возникающие в первую очередь по
его вине. П р и этом и з м е н е н и я — это не обязательно потери, и м и мо­
жет быть и неизбежное приращение и н ф о р м а ц и и , например добавле­
н и е отсутствовавших в оригинале языковых категорий, фигурирую­
щих в переводном тексте [См.: Jakobson, 2000].
П р и этом перекодировка, языковое преобразование оказывается
видом повторения первоначального с о о б щ е н и я , но иначе, на другом
языке-коде. Этот вид повторения необходим, несмотря ни на какие
§ 1. Переводческая эквивалентность / адекватность 133

Глава 7 Как уже отмечалось, одним из признаков молодости науки о перево­


ле является то, что некоторые, в том числе ключевые, ее термины еще не
вполне устоялись и толкуются по-разному у различных исследователей.
Репрезентативность перевода Именно таково положение дел в том, что касается названных терминов.
Итак, особенность перевода в ряду других видов языкового посредни­
чества состоит в том, что он должен выступать заменой оригинала, или
Мой переводческий идеал: репрезентировать его. Вместе с тем понятно, что полного соответствия
добиться, чтобы переведенный мной текст перевода оригиналу добиться невозможно. В переводе всегда остается
самым достойным образом представлял оригинал. л и ш ь некая часть, пусть большая, пусть существенная, пусть наиболее
Л . Оз важная для коммуникативного акта, но часть информации, содержа­
щейся в оригинале, будь то в плане содержания или в плане выражения.
...Я восторженно выкрикнул: -Incredible HulkN При попытках сохранить в переводе максимально много из оригинала
•Невыносимый Халк», — неправильно, но точно
текст получается неоправданно громоздким и даже малопонятным.
перевел довольный Довлатов.
А. Гэнис (•Довлатов и окрестности^ Например, переведем с английского языка на русский предложе­
ние: While I was talking to my girl-friend my mobile phone rang. Если пере­
водить, пытаясь передать средствами русского языка все или почти
§ 1. Переводческая эквивалентность / адекватность все, что заключено в оригинале, получится примерно следующее:
Т р а д и ц и о н н о перевод рассматривается с точки з р е н и я верности, т.е. 'Пока/ когда я был говорящим/находился в процессе разговора с моей де­

п о л н о т ы и точности передачи оригинала. И м е н н о в этом смысле го­ вушкой-подругой, мой мобильный телефон (за)звонил.

ворят о «хороших» или «плохих» переводах. К р и т и к и же перевода, Действительно, прошедшее продолженное время (Past Continuous
о б р а щ а я с ь к оригиналу, нередко забывают о том, что оригинал не су­ Tense) в английском языке обозначает процесс .действия, который
ществует ради самого себя, а служит средством передачи определен­ прерывается другим действием, тоже совершенным в прошлом и вы­
ных идей, э м о ц и о н а л ь н ы х состояний читателю. Д л я того же пред­ р а ж е н н ы м п р о ш е д ш и м н е о п р е д е л е н н ы м (Past Indefinite/Simple
н а з н а ч е н и перевод. П о э т о м у перед о р и г и н а л о м и переводом с т о и т Tense). Отсюда вариант перевода сочетания was talking. *был говорящим
одна и та же задача, а и м е н н о о п р е д е л е н н ы м образом повлиять, или или 'находился в процессе разговора. Разумеется, д л я того чтобы обо­
воздействовать, на читателя. Различие заключается л и ш ь в том, на значить протекавший в прошлом процесс действия, в русском языке
к а к о г о читателя оказывается влияние, или воздействие. Оригинал есть свои средства. В данном случае мы бы перевели первую полови­
н а ц е л е н на читателя, владеющего я з ы к о м , на котором оригинал и на­ ну предложения глаголом несовершенного вида говорил: Когда я гово­
п и с а н , в то время как перевод рассчитан на р е ц и п и е н т а , который, не рил... А потому перевод 'был говорящим или 'находился в процессе раз­
владея я з ы к о м оригинала, нуждается в посредничестве перевода, с говора а о п ж е н расцениваться как избыточный.
п о м о щ ь ю которого он и знакомится с о р и г и н а л о м .
Выражение 'девушка-подруга тоже избыточно. По-русски доста­
Таким образом, перевод представляет о р и г и н а л иноязычному чи­ точно просто сказать: подруга.
тателю. Говорят, что перевод р е п р е з е н т и р у е т оригинал в и н о я з ы ч н о й Конечно же, м ы исключили бы слово моей (с моей подругой), по­
культурной (в широком смысле) среде. Перевод может быть выполнен скольку слово подруга подразумевает, что речь идет о подруге именно
х о р о ш о или плохо, но даже «самый плохой перевод остается "перево­ говорящего. Вариант '...мой мобильный телефон (за)звонил на поверку
д о м " , поскольку он предназначен для репрезентирования (полно­ оказывается неудачным с точки зрения как идиоматики, так и синтак­
правной замены) текста оригинала» [ К о м и с с а р о в , 1973. С. 20]. сиса русского я з ы к а . Правильным русскоязычным вариантом перево­
Перед т е м к а к подробно рассмотреть собственно понятие репре­ да было бы: ...у меня зазвонил мобильный те^гефон.
зентативности перевода, проанализируем т р а д и ц и о н н о использую­ Таким образом, перевод оказался бы, например, следующим: К о г ­
щиеся для о п и с а н и я процесса и результатов перевода термины «пере­ да я говорил с подругой, у меня зазвонил мобшьный тегефон. Хотя неко­
водческая эквивалентность» и «переводческая адекватность». торые элементы первоначального английского предложения были ут-
134 Глава 7. Репрезентативность перевода § 1. Переводческая эквивалентность / адекватность 135

рачены и не попали в окончательный вариант перевола, м о ж н о ут-j О д н а к о уже здесь намечаются серьезные расхождения в том, чем
верждать, что последний не потерял ничего существенного из инфор­ наполняются эти т е р м и н ы у различных ученых. Немецкий исследо­
мации, заложенной в оригинале. Значит, цель коммуникации будет ватель В. Коллер п и ш е т о том, что разброс з н а ч е н и й термина A e q u i v a -
сохранена и при переводе, несмотря на утрату определенных компо­ lenz (нем.) / equivalence (англ.) о ч е н ь и о ч е н ь ш и р о к . Так, под ним
нентов оригинала. подразумевают и содержательное, и текстуальное, и стилистическое,
Приведенный пример показывает, что абсолютной тождественнос­ и экспрессивное, и ф о р м а л ь н о е , и д и н а м и ч е с к о е , и функциональ­
ти между оригиналом и переводом нет. Это заставляет нас как-то иначе ное, и к о м м у н и к а т и в н о е , и прагматическое сходство оригинала и пе­
определять их соотношение, отсюда термины «эквивалентность» и ревода, а также сходство э ф ф е к т а , производимого на реципиентов
«адекватность», включаемые в абсолютное большинство определений оригинала и перевода [Koller. S. 215).
перевода, поскольку, как считают многие переводоведы, они отражают Неустойчивость употребления этих терминов существует и у отече­
одну из основных особенностей перевода, а именно его тесную связь с ственных переводоведов. К тому же проблема эта у них усугубляется
оригиналом. Дж. К > i форд, например, определяет перевод как «замену из-за использования уже не одного термина, а нескольких. Так, одни
текстового материала на исходном языке (ИЯ) эквивалентным (курсив переводоведы называют способность текста перевода отражать ориги­
мой. — С Т . ) текстовым материалом н а языке перевода (ПЯ)» (Цит. п о : нал его «адекватностью», другие — «эквивалентностью». При этом гра­
Комиссаров, 1999а. С. 19). Ю. Найда говорит о поиске в процессе пере­ ница между терминами проводится по-разному.
вода ближайшего естественного э к в и в а л е н т а (the closest natural equiva­
Я . И . Рецкер в своей статье «О закономерных соответствиях при
lent) (Цит. no: Koller. S. 2141.
переводе на родной язык» (1950) под эквивалентами понимает посто­
Иногда в определение перевода включают не слова «эквивалент­ я н н ы е , «равнозначные», не з а в и с я щ и е от контекста соответствия
ность» или «адекватность», а, например, «инвариант», но это не меня­ между единицами ИЯ и ПЯ. А В.Н. Комиссаров [ 1973. С. 75) считает,
ет сути дела. У болгарского теоретика перевода А.. 1 юле к л нова и вслед что «эквивалентность перевода заключается в максимальной иден­
за н и м у А. П о п о в и ч а речь идет о том, что качественными или точны­ тичности всех уровней содержания текстов оригинала и перевода»,
ми являются т о л ь к о те переводы, «которые осуществляют с в о ю что при оценочной трактовке термина «эквивалентность», т.е. когда
цель — предоставляют и н в а р и а н т н у ю информацию (курсив м о й . — «хорошим», или «правильным», признается только собственно «экви­
С. 7".) в сравнении с оригиналом в ы п о л н я ю т одинаковую ф у н к ц и ю » валентный* перевод, употребление термина «адекватность» становит­
(Попович. С. 27). О д н а к о уже из «Алфавитного списка терминов» в ся вовсе и з л и ш н и м [19996. С. 118). С о в е р ш е н н о очевидно, что экви­
конце п р о ц и т и р о в а н н о й книги становится я с н о , что по крайней мере валентность провозглашается у Комиссарова более ш и р о к и м , чем у
для Поповича нет н и к а к о й сколько-нибудь существенной р а з н и ц ы Рецкера, п о н я т и е м и обозначает уже саму цель переводческого про­
между терминами «адекватность», «эквивалентность», «инвариантное цесса, а не отдельный тип соотношений е д и н и ц ИЯ и ПЯ.
сходство з н а ч е н и й и их стилистическая ценность». Так, «эквивалент­ Более того, если Комиссаров предлагает избавиться от ставшего не­
ность стилистическая и содержательная в переводе», по Поповичу, — нужным при оценочной трактовке термина «эквивалентность», то
это «функциональная р а в н о ц е н н о с т ь элементов оригинала и перево­ А.Д. Швейцер [1973. С. 270), например, определяет адекватный перевод
да. Замена элементов оригинала при переводе таким способом, чтобы как «перевод, вызывающий у иноязычного получателя (переводимого
инвариантное сходство з н а ч е н и й и их стилистическая ценность были сообщения. — С Т . ) реакцию, соответствующую коммуникативной ус­
идентичны» (Там же. С. 180, 197). тановке отправителя». Это фактически делает достижение адекватности
Итак, особая связь, устанавливающаяся между оригиналом и пере­ целью перевода, ведь именно к достижению «реакции, соответствую­
водом, прослеживается как в плане содержания, так и в плане выра­ щей коммуникативной установке отправителя» и стремится перевод­
ж е н и я и является настолько тесной, насколько это только в о з м о ж н о в чик, переводя текст. Р.К. Миньяр-Белоручев [ 1996. С. 188] так и опреде­
условиях межъязыковой к о м м у н и к а ц и и , т.е. тогда, когда дает о себе ляет адекватный перевод: «Адекватный перевод. Воссоздание единства
знать естественная труднопреодолимая преграда различия я з ы к о в , содержания и формы подлинника средствами другого языка. Адекват­
разных способов выражения некоего содержания. Эту с в я з ь чаше все­ ный перевод является целью художественного перевода. Некоторые ав­
го называют «эквивалентностью» или «адекватностью». торы предлагают употреблять вместо термина "адекватный перевод"
136 § 1. Переводческая эквивалентность / адекватность 137
Глава 7. Репрезентативность перевода

термин " п о л н о ц е н н ы й перевод", имея в виду "исчерпывающую переда­ этой инвариантной части содержания оригинала признается необхо­
чу смыслового содержания подлинника и полноценное функциональ-] димым и достаточным условием для обеспечения эквивалентности пе­
но-стилистическое соответствие ему"». ревода в целом. Чаще всего под инвариантной частью оригинала пони­
Мы о с о з н а н н о не прервали цитату из книги «Теория и методы пе­ мается л и б о ф у н к ц и я текста оригинала, л и б о о п и с а н н а я в нем
ревода» Миньяра-Белоручева после его собственного о п р е д е л е н и я ! ситуация. Другими словами, если обеспечивается выполнение перево­
адекватности перевода. Характерно, что он упоминает рядом со сво­ дом той же коммуникативной ф у н к ц и и , которая заключена в оригина­
им термином «адекватный перевод» термин «полноценный перевод», ле, или описывается та же ситуация, что и в оригинале, то перевод
который употреблял А.В. Федоров. При этом два термина «мирно признается эквивалентным оригиналу. Однако, согласно Комиссаро­
уживаются» у Миньяра-Белоручева, хотя очевидно, ч т о л и б о один, ву, т а к о й подход к определению степени эквивалентности перевода не
л и б о другой должен быть признан избыточным, коль с к о р о оба значат отражает всего многообразия успешно обеспечивающих межъязыко­
с о в е р ш е н н о о д н о и то же. вую к о м м у н и к а ц и ю переводов.

Другое дело бескомпромиссность Комиссарова [19996. С. 118—119] Третий подход к определению эквивалентности перевода, по Комис­
в следующем пассаже: «Некоторые определения перевода фактически сарову, — подход эмпирический. При этом подходе исследователь не за­
подменяют эквивалентность (читай: «адекватность», по Швейцеру и i крепляет эквивалентность априори за тем или иным видом сходства пе­
Миньяру-Белоручеву. — С Т . ) тождественностью, утверждая, что пере­ ревода и оригинала. Он сопоставляет большое количество реально
вод должен полностью сохранять содержание оригинала. Федоров, на­ сделанных переводов с их оригиналами и выявляет, какой вид сходства
пример, используя вместо " э к в и в а л е н т н о с т и " т е р м и н "полноцен­ (эквивалентности) реализуется в том или и н о м случае. Напрашивается
ность", говорит, что эта полноценность включает "исчерпывающую вывод, что эквивалентность может проявляться на разных уровнях в
передачу смыслового содержания подлинника"». Неприемлемость тер­ разных текстах — на уровне сохранения цели коммуникации, уровне си­
мина «полноценность», понимаемого к а к «тождественность», объясни­ туации, уровне способа ее описания, уровне синтаксических структур и
ма: Комиссаров оспаривает положение о том, что содержание оригина­ лексических е д и н и ц и, наконец, на уровне наибольшей близости к ори­
ла может быть передано исчерпывающе, с сохранением «неизменного 1 гиналу, уровне дословного перевода. Причем уровни эти словно бы на­
плана содержания» в переводе. Непонятно, однако, почему К о м и с с а - 1 кладываются друг на друга: каждый последующий включает в себя пре­
ров предпочитает термин «эквивалентность» термину «адекватность». дыдущие. Последний же, включающий в себя все остальные уровни, и
признается наиболее близким к оригиналу [См. там же. С. 120—132].
В целом К о м и с с а р о в выделяет три подхода к определению п о н я - "
т и я «эквивалентность». Многоуровневый подход к определению эквивалентности в отече­
П е р в ы й подход к э к в и в а л е н т н о с т и как к тождественности, I ственном переводоведении был выдвинут с а м и м Комиссаровым. П р и
«полноценности» (Федоров), «сохранению неизменного плана содер­ этом в а ж н о учитывать, что речь идет о лингвистической теории пере­
жания» (Бархударов), однако, оказывается не вполне корректным, по- | вода, в рамках которой за исходный момент для о ц е н к и перевода при­
скольку в процессе перевода всегда требуется определенное преобразо- j нимается его соответствие оригиналу с точки зрения соотношения
вание оригинала. Ч а ш е всего это проявляется в том, что переводчик 1 я з ы к о в оригинала и перевода, сохранения объема переводимых вы­
сознательно идет на определенные потери, и перевод неизбежно утра­ с к а з ы в а н и й , коммуникативной ф у н к ц и и оригинала и т.п.
чивает некоторые черты оригинала. И м е н н о в этом смысле Л.С. Барху- ! Между тем в последние десятилетия лингвоцентризм в переводо­
даров говорит о неизбежности потерь при переводе, «то есть имеет ме­ ведении отступил на второй план. Хотя переводческая деятельность —
сто неполная передача значений, выражаемых текстом подлинника» это прежде всего деятельность языковая, ученые осознали, что пере­
[Цит. по: Комиссаров, 19996. С. 119]. А если так, то определение экви­ вод осуществляется не только с языка на язык, но и, так сказать, с
валентности, которое ставит во главу угла и м е н н о «полноценность» и I культуры на культуру. Это породило новые трактовки терминов «эк­
«сохранение неизменного плана содержания» оригинала, должно быть I вивалентность»/ «адекватность», в которых признается вполне леги­
признано не вполне приемлемым и требующим корректировки. т и м н ы м уход от сугубо лингвистически ориентированного сходства
Второй подход состоит в том, что предпринимается п о п ы т к а выде- I оригинала и его перевода (конечно, в той мере, в какой это возможно
лить в содержании оригинала некую инвариантную часть. Сохранение " при двух языках, вовлеченных в процесс перевода). П о н я т н о , что это
138 Глава 7. Репрезентативность перевода § 2. Понятие «репрезентативность перевода' 139

е щ е более осложнило ситуацию с содержательной нагрузкой и без то­ даваемое через любой аппарат-посредник, а также как сигналы, с ко­
го размытых терминов «эквивалентность»/ «адекватность». торыми связана работа, н а п р и м е р , компьютеров. Теория и н ф о р м а ц и и
По э т о й п р и ч и н е нужно вернуться a d fontes1 — вспомнить о том, распространяется и на сигналы в нервной системе людей или живот­
что было вначале, чем вызвана необходимость использования данных ных, т.е. понятие «информация» означает «содержание, полученное
терминов. Думается, в этом нам может помочь понятие репрезента­ из внешнего мира в процессе нашего приспособления к нему и при­
тивности перевода, использовавшееся К о м и с с а р о в ы м в его книге спосабливания к нему наших чувств» [Винер. С. 31].
«Слово о переводе» (1973), но не получившее надлежащего развития в Подобного рода проблемы и положения теории и н ф о р м а ц и и ока­
работах этого и других переводоведов. зались п р и л о ж и м ы м и и к другим, на первый взгляд довольно далеко
отстоящим от нее сферам научного з н а н и я , например к д и с ц и п л и н а м
гуманитарного цикла. П р и м е н е н и е этой теории к наукам, изучаю­
§ 2. Понятие «репрезентативность перевода»
щ и м вербальные средства передачи и н ф о р м а ц и и , вполне оправдано
Д л я того чтобы лучше п о н я т ь , что такое репрезентативность, обра­ уже тем, что я з ы к , в котором (как в с п е ц и ф и ч е с к о й семиотической
тимся к некоторым важным п о н я т и я м теории и н ф о р м а ц и и . системе) словесные средства в ы р а ж е н и я главным образом и прояв­
Вхождение теории и н ф о р м а ц и и в сферу научных интересов отно­ ляют себя, без преувеличения представляет собой самое важное сред­
сится к середине XX в. С тех п о р о н а к а к самостоятельное научное на­ ство о б щ е н и я (обмена и н ф о р м а ц и е й ) между людьми. П о н я т н о , что
правление развивалась о ч е н ь бурно. К тому ж е , что о с о б е н н о важно, это не может не вызывать интерес к языку, к различным я з ы к о в ы м
она была распространена на целый ряд естественных и гуманитарных процессам, а также к я з ы к о в ы м видам деятельности о б щ а ю щ и х с я
наук (термодинамику, психологию, лингвистику и др.). Это стало воз­ индивидов и целых я з ы к о в ы х сообществ с точки з р е н и я теории обме­
м о ж н ы м благодаря свойствам объекта каждого из предпринимаемых на и н ф о р м а ц и е й .
исследований. Итак, и н ф о р м а ц и я — это содержание, получаемое из внешнего по
Теория информации как таковая сосредоточена на выявлении соб­ о т н о ш е н и ю к в о с п р и н и м а ю щ и м объектам мира, причем объекты эти
ственно математических законов, определяющих функционирование (неважно, живые или неживые) изменяются под воздействием других
систем связи и управления, а также методов измерения и н ф о р м а ц и и и объектов, и н ф о р м а ц и ю от которых получают и и н ф о р м а ц и я от кото­
определения возможностей, присущих различным системам, предназ­ рых их изменяет. Это проявление одного из важнейших свойств мате­
наченным для передачи, хранения и обработки и н ф о р м а ц и и . Тем не рии — отражения.
менее некоторые из проблем, рассматривавшихся теорией информа­ Различают два типа и н ф о р м а ц и и . Первый тип — это так называе­
ц и и , непосредственно касались, например, поиска наиболее эффек­ мая связанная и н ф о р м а ц и я , существующая объективно и обеспечи­
тивных методов использования различных коммуникационных систем вающая упорядоченность той или и н о й системы. Например, связан­
и отделения в их рамках необходимой информации, рассматриваемой в н о й и н ф о р м а ц и е й является и н ф о р м а ц и я генетического аппарата
качестве сигналов, от так называемых шумов, или помех, что, в частно­ клетки. Второй т и п — свободная и н ф о р м а ц и я , определяемая как от­
сти, во многом сближало ее с теорией коммуникации. Однако теория н о ш е н и е между управляющей и управляемой системами. Со свобод­
и н ф о р м а ц и и была в большей степени сосредоточена на изучении огра­ ной и н ф о р м а ц и е й мы имеем дело в результате в л и я н и я одних объек­
ничений обработки и передачи и н ф о р м а ц и и , а собственно используе­ т о в на другие, т.е. в отражательной ситуации.
мые при этом средства занимали ее в меньшей степени.
Во втором случае мы говорим также об определенной обратной
Еще одной изучавшейся в рамках теории и н ф о р м а ц и и проблемой, связи, также бывающей двух типов: обратная связь, регулирующая
з а н и м а в ш е й ученых и других научных направлений, было выявление л и ш ь отдельно взятые, с п е ц и ф и ч е с к и е движения, и обратная связь бо­
пределов возможностей, характеризующих те или и н ы е передающие лее высокого порядка, которая влияет не просто на отдельные дейст­
устройства, или и н ф о р м а ц и о н н ы е к а н а л ы . П р и этом п о н я т и е «ин­ вия, но изменяет всю л и н и ю поведения принимающего объекта. Вто­
формация» толкуется в с а м о м ш и р о к о м смысле: как сообщение, пере- рой т и п обратной связи называется научением, т.е. таким т и п о м
получения и обработки и н ф о р м а ц и и , который изменяет все будущее
1
К истокам (лат.). поведение воспринимающего объекта.
140 Глава 7. Репрезентативность перевода § 2. Понятие «репрезентативность перевода» 141

Для переводоведения особенно важными представляются и м е н н о Из этого следует, что, во-первых, у к о м м у н и к а ц и и , передачи ин­
свободная и н ф о р м а ц и я и второй тип обратной связи. ф о р м а ц и и , есть цель — произвести некоторое действие (в самом ши­
Выше уже была в общих чертах описана структура коммуникатив­ роком смысле этого слова). Во-вторых, и м е н н о способностью достиг­
ного акта в терминах теории и н ф о р м а ц и и : источник и н ф о р м а ц и и с нуть эту цель и определяется то, имеем ли мы дело со свободной
передающим устройством, преобразующим и н ф о р м а ц и ю (сообще­ и н ф о р м а ц и е й вообще или со свободной и н ф о р м а ц и е й , побуждающей
ние) в приемлемую для передачи форму; канал к о м м у н и к а ц и и , т.е. нас э ф ф е к т и в н о действовать.
среда, в которой осуществляется передача сообщения; п р и н и м а ю щ е е Важнейшим для нас понятием теории и н ф о р м а ц и и является энт­
устройство, или, в ш и р о к о м смысле, п р и е м н и к , п р и в о д я щ и й сообще­ ропия. В теории и н ф о р м а ц и и — это мера неопределенности состояния
ния в форму, доступную д л я восприятия реципиента. объекта, ситуации. Энтропия стремится к возрастанию. Это означает,
Но существует еще один немаловажный компонент структуры ком­ что любая форма и н ф о р м а ц и и подвержена дезорганизации во время
муникации, а именно — источник шума, или помех, вызывающий изме­ передачи. Другими словами, сообщения доходят в менее ясном виде,
нение или искажение сообщения. Это может быть потеря и н ф о р м а ц и и чем были посланы, т.е. неизбежно происходит некоторое искажение
или какой-то ее части, сокращение или, наоборот, увеличение ее объе­ сообщения. В управлении и связи человек постоянно противодейству­
ма, потеря важных или менее существенных компонентов сообщения. ет тенденции природы к разрушению порядка и организованности.
Н. Винер выделяет три ступени, или стадии, процесса получения Теория и н ф о р м а ц и и , как уже было сказано, может быть применена
и н ф о р м а ц и и . На п е р в о й проявляет себя фонетическая сторона языка, к любому типу обмена информацией, в том числе к переводческой де­
т.е. сам звук, к о т о р ы й попадает в ухо и часть церебрального механиз­ ятельности. Таким образом, перевод понимается как процесс передачи
1
ма, находящуюся в п о с т о я н н о й связи с внутренним ухом . Это сту­ мыслей, высказанных на одном языке, средствами другого языка.
пень приема звука и его первоначальная обработка. Далее включается Мы уже з н а е м , что в качестве кода вербального обмена информа­
вторая сторона я з ы к а — семантическая. Здесь мы имеем дело со зна­ цией выступает я з ы к , лингвистические е д и н и ц ы . В этом коде заданы
чением полученных звуковых сигналов. Третья ступень с о о б щ е н и я — определенные о г р а н и ч е н и я на сочетаемость (комбинаторику), а так­
это языковое поведение, т.е. перевод полученной и н ф о р м а ц и и в кон­ же вероятность появления тех или и н ы х е д и н и ц в данном типе речи.
кретные поступки, действия и т.п. В зависимости оттого, пользуются источник (отправитель) информа­
Здесь мы подходим к еще одной важной составляющей акта комму­ ции и ее реципиент, соединенные общим речевым каналом, одним и тем
никации — к коду, используемому для общения. Код — это некая систе­ же кодом (языком) или разными кодами (языками), можно говорить об
ма знаков и правил их комбинирования с целью передачи с о о б щ е н и я по одноязычной и двуязычной (или многоязычной) коммуникации.
каналу связи. П р и вербальном общении главным кодом служит язык. Следует особо заметить, что язык как средство общения кардиналь­
Обратим внимание еще на одну существенную для к о н ц е п ц и и ре­ но отличается от любых других кодовых систем, прежде всего искусст­
презентативности деталь теории информации. Дело в том, что при при­ венных. Отличие это состоит в том, что язык — это не просто код, а со­
менении кибернетики к семантике информационных сообщений с це­ циальный феномен, зависящий от развития языкового сообщества,
лью контролировать искажения смысла в процессе их передачи следует которое им пользуется как средством общения. Историческое развитие
различать и н ф о р м а ц и ю , «взятую в грубой и резкой форме», и такую ин­ языкового сообщества и изменение его языка взаимосвязаны и взаимо­
формацию, «в соответствии с которой мы как человеческие существа зависимы. Механизм этой взаимосвязи и взаимозависимости еще не
можем э ф ф е к т и в н о действовать». Винер говорит, что, на его взгляд, совсем понятен, но сам факт налицо и с н и м невозможно не считаться.
главным является то, что для действия важно не количество посланной Искусственные я з ы к и , создаваемые для обслуживания тех областей че­
информации, а «количество информации, которая может проникнуть в ловеческой деятельности, в которых естественный я з ы к малоэффекти­
коммуникативные и аккумулирующие аппараты в достаточном количе­ вен, как и другие искусственные кодовые системы, статичны, в то вре­
стве, чтобы служить в качестве раздражителя действия» [Винер. С. 101]. мя как естественные человеческие я з ы к и постоянно развиваются, что
создает огромную (и пока еще до конца не решенную) проблему для ав­
1
П о н я т н о , в д а н н о м случае о п и с ы в а е т с я с и т у а ц и я , в к о т о р о й в о с п р и н и м а е т с я уст­ томатизированной их обработки, поскольку они не поддаются полной
ное с о о б щ е н и е . В с и т у а ц и я х , когда и н ф о р м а ц и я поступает и н а ч е , н а п р и м е р письмен­
формализации. Но проблема эта касается и естественного перевода.
н о , о н а будет в о с п р и н и м а т ь с я другими о р г а н а м и , н а п р и м е р глазами.

>
142 Глава 7. Репрезентативность перевола § 2. Понятие «репрезентативность перевола» 143

Общая структура вербатъной коммуникации при одноязычном сообщение, закодировав его с помощью одного языка. Переводчик
коммуникативном акте выглядит следующим образом: источник (от­ принимает закодированное сообщение, воспринимая его сначала на
правитель) и н ф о р м а ц и и со своим сообщением, которое преобразуется фонетической стадии, и трансформирует в семантическую стадию. За­
в соответствии с определенным кодом (языком); канал коммуникации, тем он из получателя превращается в отправителя сообщения. Семан­
обеспечивающий передачу с о о б щ е н и я ; декодирующий переданное тическую стадию существования сообщения он трансформирует в фо­
(выходное) сообщение получатель (реципиент) и н ф о р м а ц и и . нетическую, но уже иную по сравнению с первоначальной, поскольку
Д л я переводоведения более важен двуязычный (многоязычный) использует для этого иной языковой код. И м е н н о на этом языковом
тип к о м м у н и к а ц и и , которым является перевод. коде воспримет сообщение конечный реципиент коммуникативного
В условиях двуязычной к о м м у н и к а ц и и вышеприведенная схема акта и, в свою очередь, переведет новую фонетическую стадию сообще­
претерпевает некоторые и з м е н е н и я , прежде всего — терминологиче­ ния в соответствующую семантическую, которая в конце концов и
с к и е . Так, исходное с о о б щ е н и е в переводоведении п р и н я т о называть произведет изначально требовавшееся воздействие.
о р и г и н а л о м , процесс передачи оригинала через канал связи — про­ Обрисованная коммуникация через посредство переводчика требует
цессом перевода, а получаемое реципиентом преобразованное благо­ некоторых комментариев. Дело в том, что роль переводчика не является
даря переводу с о о б щ е н и е — текстом перевода. полноценной реакцией на полученное им сообщение. Это видно из то­
О с н о в н о е отличие двуязычного о б щ е н и я от одноязычного состоит го, что он не действует в рамках данной ситуации общения, как любой
в н а л и ч и и между отправителем и р е ц и п и е н т о м с о о б щ е н и я декодиру­ другой индивид, поскольку не обращает семантическую сторону языко­
ющего-кодирующего преобразователя, вербальная деятельность ко­ вого сообщения в стадию языкового поведения. Иначе говоря, выслушав
торого с п р о и з в о д и м ы м и в ее результате з н а к а м и (буквами, звуками сообщение, восприняв его, он не действует в соответствии с тем, чего
и т.д.) выступает в в качестве канала связи между н и м и . Этот преобра­ требует посредством этого сообщения отправитель, и отправитель вос­
зователь владеет о б о и м и кодами. Им может быть человек или автома­ принимает эту, по сути дела, «неестественную» реакцию на его сообще­
тическое устройство. ние к а к вполне нормальную и естественную. Такова социально (участ­
Д о п о л н и т е л ь н о е звено в коммуникации оказывает п р и н ц и п и а т ь - никами коммуникативного акта) осознаваемая функция переводчика.
ное в л и я н и е на весь ее ход. Такова его конвенциональная роль в межъязыковом общении.
Сообщение отправителя первоначально генерируется на одном язы­ Естественность такой расстановки сил обычно не замечается до тех
ке. Целью отправителя является определенное воздействие на получа­ пор, пока она не нарушается либо малоопытным переводчиком, либо
теля. Для обеспечения нужного эффекта требуется п о н и м а н и е прини­ участником коммуникации, не приученным к работе с переводчиком.
мающей стороны посланного сообщения. С о о б щ е н и е же передается на Переводчик в таком случае из посредника превращается в полноправ­
определенном языке, который оказывается недоступным для понима­ ного участника к о м м у н и к а т и в н о г о акта и н е о ж и д а н н о для всех
ния в случае реципиента. Другими словами, р е ц и п и е н т не владеет ко­ начинает давать собственный комментарий по поводу переводимого им
дом, на котором отправлено адресованное ему сообщение. По этой сообщения. Или кто-то из участников коммуникации (либо отправи­
причине в ход коммуникации с целью преодоления возникшего пре­ тель, либо получатель сообщения) начинает обращаться к нему как к со­
пятствия вводится еще одно звено — преобразователь кода, переводчик. беседнику: отправитель (неожиданно для переводчика) начинает видеть
Основная задача преобразователя кода состоит в том, чтобы едини­ в нем получателя сообщения и ожидает от него какой-то личной реак­
цы одного кода, несущие информацию, трансформировать (перевес­ ции на прозвучавшие слова; получатель (опять-таки неожиданно для
ти) в единицы другого кода. Таким образом, преобразователь-перевод­ переводчика) начинает видеть в нем отправителя сообщения и, обраща­
ч и к получает сообщение, выраженное с помощью одного кода, а затем ясь лично к переводчику, просит его каким-то образом модифицировать
преобразует его в сообщение, выраженное с п о м о щ ь ю другого. его суть. Понятно, что кроме путаницы в результате такого коммуника­
тивного акта ничего не происходит. Налицо то, что в теории информа­
П о н я т н о , что в данном случае мы несколько упростили реальное
ции называется помехами при передаче информации, или ее энтропией.
положение вещей. На самом деле переводчик в процессе своей пере­
водческой деятельности выступает и в роли получателя, и в роли от­ В п р о ц е с с е к о м м у н и к а ц и и через переводчика между фонетичес­
правителя передаваемого сообщения. Сначала отправитель посылает ким и семантическим «обликом» с о о б щ е н и я , отправленного изна-
144 Глава 7. Репрезентативность перевода 145
§ 2. Понятие «репрезентативность перевода»

ч а л ь н о , и фонетическим и семантическим «обликом» к о н е ч н о г о со­ психологически хорошо или плохо подготовленным к осуществлению
о б щ е н и я , т.е. с о о б щ е н и я , п р о ш е д ш е г о через переводчика, нет пол­ перевода здесь и сейчас. Другими словами, подмешивается человечес­
ного равенства. Д е й с т в и т е л ь н о , о н и н е о д и н а к о в ы по м н о г и м при­ кий фактор (конечно, это исключается в случае м а ш и н н о г о перевода).
ч и н а м . П р и передаче с о о б щ е н и я п о я в л я ю т с я помехи, ш у м ы , и П р и н ц и п и а л ь н о важно отметить т о , что разный набор шумов при­
в а ж н о п о н я т ь — ш у м ы н е и з б е ж н ы е . К о н е ч н о , было бы н е в е р н о в ведет к разным вариантам окончательного с о о б щ е н и я (см. гл. 6).
н е и з б е ж н ы е шумы (помехи) «записывать» все, что может произой­ Коммуникативные процессы между людьми, имеющие место еже­
ти на пути между о т п р а в и т е л е м с о о б щ е н и я и его получателем. дневно, ежечасно и даже ежеминутно на всей планете, по отдельности
Прежде нужно разобраться в т о м , что же происходит. или образуя целые цепные реакции взаимодействий, — так или иначе, в
Во-первых, процесс к о м м у н и к а ц и и (с переводчиком или без него) той или иной степени подчинены одной цели — оказанию воздействия на
имеет место в конкретных физических обстоятельствах, которые, ес­ принимающего информацию. Винер, один из основоположников теории
тественно, как и при любом другом виде к о м м у н и к а ц и и , влияют на информации, говорил, что информация поступает в коммуникативные и
прохождение сигнала (в д а н н о м случае вербатьного сообщения) от аккумулирующие аппараты, чтобы в конце концов служить в качестве
начала до конца к о м м у н и к а ц и о н н о й ц е п и . Если беседа происходит, «раздражителя действия». Информационный обмен без этого воздейст­
скажем, на берегу м о р я или в цеху завода, у шумного шоссе или на вия, без того, чтобы быть раздражителем действия, не имеет смысла.
аэродроме, то, понятно, все звуки, окружающие беседующих, повли­
Общаясь, мы обязательно метим в какую-то «мишень». К сожале­
яют на акустические условия к о м м у н и к а ц и и , и придется л и б о поме­
нию, при обсуждении вопросов, возникающих в связи с переводовед-
нять место о б щ е н и я , л и б о оснастить говорящих искусственными уси­
ческой деятельностью, это нередко упускается из виду. Переводоведы
лителями их речевых органов ( н а п р и м е р , м и к р о ф о н а м и ) .
и переводчики пускаются в рассуждения о т о м , как нужно перево­
Во-вторых, процесс коммуникации (и в этом особенность именно дить, буквально или вольно, тот или и н о й текст, его фрагмент и т.д.
межъязыковой коммуникации с помощью переводчика) неизбежно Подобные дискуссии давно перестали носить конструктивный харак­
предполагает то обстоятельство, что участники общения не владеют тер и выродились в бесконечное повторение одного и того же, пусть и
языковыми кодами друг друга, т.е. не говорят на языках друг друга. По­ на разном материале. Разорвать этот порочный круг поможет соотне­
этому в процессе общения им неизбежно понадобится перекодировка сение условий п р о т е к а н и я межъязыковой к о м м у н и к а ц и и при посред­
сообщения с одного языка на другой, что сразу же становится источни­ стве переводчика с целью к о м м у н и к а ц и и .
ком еще одного вида шума, преодолеть который гораздо сложнее, чем Итак, целью любого рода коммуникации является достижение оп­
любой физический шум, несмотря на ощутимость последнего и «неви­ ределенного эффекта. П р и этом нельзя не учитывать то обстоятельст­
димость» первого. Языки разнятся, превращаясь порой в непреодоли­ во, что любая передача сигналов или внешнее вмешательство в их пе­
мые препятствия на пути сообщения от отправителя к получателю. Эн­ редачу всегда и н е и з б е ж н о в какой-то степени сокращает объем
тропия передаваемой и н ф о р м а ц и и оказывается — по крайней мере в передаваемой посредством этих сигналов и н ф о р м а ц и и . Такое поло­
какой-то степени — неизбежной. От полной межъязыковой глухоты и жение дел объясняется тенденцией природы вообще и коммуника­
немоты участников коммуникации спасает переводчик. Но обеспечить тивной передачи и н ф о р м а ц и и в частности к беспорядку, к неуклон­
полную победу понимания не может н и к а к о й , даже самый лучший, са­ ному увеличению э н т р о п и и .
мый опытный и талантливый переводчик. Это проклятие Вавилона.
Это вполне может и д о л ж н о быть распространено на переводческие
В-третьих, и об этом в последнее время говорится все больше и типы коммуникации. И н ф о р м а ц и я , пересланная от отправителя к по­
больше: к о м м у н и к а ц и и препятствует различие культур. Несоответст­ лучателю, неизбежно оказывается неполной — во всяком случае, не
вие, или конфликт, культур — это м о щ н е й ш и й источник помех, а сле­ более полной, чем отправленное сообщение, — по достижении конеч­
довательно, э н т р о п и и и н ф о р м а ц и о н н о г о потока. ной цели своего «путешествия» по каналу связи. При этом важно не за­
Если быть до конца точным, нужно упомянуть еше одно обстоя­ бывать, что, вступая в и н ф о р м а ц и о н н ы й обмен, мы пытаемся достичь
тельство — личность самого переводчика как источника шумов. Пере­ определенной цели, преодолевая энтропию и несмотря ни на что под-
водчик может быть о п ы т н ы м и н е о п ы т н ы м , что влияет на ход его пе­ лерживая процесс и н ф о р м а ц и о н н о г о гомеостазиса, сопротивления
реводческого посредничества; к о м п е т е н т н ы м и н е к о м п е т е н т н ы м ; царящему упадку и разрушению. Но для ее достижения необходимой

10-4104
146 Глава 7. Репрезентативность перевода § 3. Критерии репрезентативности перевода 147

оказывается не вся и н ф о р м а ц и я , содержащаяся в первоначальном со­ Во-вторых, перевод должен верно отражать цель создания ориги­
общении. Другими словами, нам нужно позаботиться о передаче реци­ нала, т.е. доносить до иноязычного реципиента прагматическую его
пиенту не всей первоначальной и н ф о р м а ц и и , а только той ее части, компоненту.
кдторая будет достаточной для того, «чтобы служить в качестве раздра­ В-третьих, перевод должен воспроизводить тон (см. гл. 1) и по
жителя действия». В применении к переводоведению это означает крайней мере важнейшие стилистические особенности оригинала,
умение выявить необходимую для передачи часть оригинала, потому т.е. текст перевода должен точно указывать на принадлежность ориги­
что стопроцентно полная передача оригинала все равно невозможна. нала к тому или иному функциональному стилю.
В п р и н ц и п е , и м е н н о это проделывает в ходе своей деятельности Н а к о н е ц , в-четвертых, перевод должен точно доносить до реци­
любой переводчик. Он отбирает те или и н ы е варианты перевода пиента авторское отношение к излагаемому в переводимом тексте
(транслатемы и их к о м б и н а ц и и ) , соизмеряя их с интуитивно опреде­ предмету. Это требование исключает вмешательство переводчика во
л е н н ы м сводом критериев «правильности» перевода (максимальной внутритекстовую оценку плана содержания.
его близости к той части и н ф о р м а ц и и оригинала, которая должна по­ Однако понятно, что не в каждом функциональном стиле этими
влиять на языковое поведение реципиента) и на этом основании при­ критериями исчерпывается список предъявляемых к работе перевод­
нимая одни варианты и отвергая другие. Критерии же вырабатывают­ чика требований. Обычно выделяют пять функциональных стилей:
ся и м е н н о на основании о с о з н а н н о й им цели оригинала. разговорно-бытовой, научный, официально-деловой, газетно-публи-
цистический, художественный. При этом тексты одних стилей более
информационноцентричны, других — даже при том, что они передают
§ 3. Критерии репрезентативности перевода определенную и н ф о р м а ц и ю , — менее и не могут быть охарактеризова­
Следует выявить черты перевода, которые д о л ж н ы обеспечивать его ны как тексты, созданные прежде всего ради передачи и н ф о р м а ц и и .
репрезентативность, т.е. сохранить ту часть оригинального сообще­ К первым относятся тексты, принадлежащие прежде всего к науч­
н и я , которая важна для «раздражения действия», а следовательно, к ному и официально-деловому стилям. В меньшей степени это отно­
воспроизведению этих черт и должен стремиться любой переводчик. сится к текстам разговорно-бытового и газетно-публицистического
И м е н н о с таких п о з и ц и й должна оцениваться его работа. П р и этом стилей. П о н я т н о , что тексты, созданные в рамках художественного
надо различать как условия, определяющие репрезентативность лю­ стиля, менее всего и н ф о р м а ц и о н н о ц е н т р и ч н ы . Главная их ф у н к ц и я —
бого перевода безотносительно к его функционально-стилистической воздействовать на читателя эстетически и влиять на его чувства. Но это
принадлежности, так и те, что определяют репрезентативность пере­ в известной степени верно и в о т н о ш е н и и произведений разговорно-
водов, в ы п о л н е н н ы х в различных ф у н к ц и о н а л ь н ы х стилях. Если пер­ бытового и газетно-информационного функциональных стилей, по­
вый тип репрезентативности перевода очерчивает круг требований скольку они также не только сообщают о чем-то, но и воздействуют
(абсолютный их м и н и м у м ) , которые должны предъявляться к любому передаваемой и н ф о р м а ц и е й на реципиента, чем сближаются с произ­
переводному тексту, то второй представляет собой более д л и н н ы й ведениями художественного функционального стиля (см. гл. 11).
список и отражает особенности того ф у н к ц и о н а л ь н о г о стиля, к кото­
Описанные выше минимальные требования в том, что касается ре­
рому относится д а н н ы й оригинал и, соответственно, перевод. Так,
презентативности, должны быть применены к переводам текстов, от­
требования к переводу инструкции по эксплуатации какого-либо
носящихся к наиболее информационноцентричным функциональным
прибора, которые д о л ж н ы обеспечить репрезентативность оригинала
стилям — научному и официально-деловому (при этом к научному сти­
д а н н ы м переводом, будут малочисленнее, чем те, что предъявляются
лю можно причислить и тексты технические). Если только в переводи­
к переводу стихотворения. М и н и м а л ь н ы м с п и с к о м требований к пе­
мой научной статье нет игры слов, полемически заостренных пассажей
реводу (на уровне текста, т.е. с точки з р е н и я перевода полного текста
и она выдержана в классически нейтральном научном стиле, то для
оригинала) может быть список из четырех пунктов.
обеспечения репрезентативности осуществляемого ее перевода пере­
Во-первых, перевод должен верно отражать фактическую сторону водчик вполне может ограничиться четырьмя изложенными выше кри­
оригинала, т.е. п р а в и л ь н о передавать план его содержания, заключен­ териями. Сложнее дело обстоит с другими функциональными стилями.
ную в нем и н ф о р м а ц и ю . При переводе текстов, относящихся к стилям менее информационно-
§ 3. Критерии репрезентативности перевода 149
148 Глава 7. Репрезентативность перевода

летворять заданным требованиям. Например, заказчика перевода мо­


центричным, объем критериев репрезентативности возрастает. При жет интересовать л и ш ь перевод той части адресованного ему делового
этом важно отметить более значительную здесь роль плана выражения. письма, в которой сообщаются подробности предстоящей поставки оп­
Например, при переводе поэтического произведения, как наиболее ределенного товара, и, значит, переводчик будет переводить л и ш ь эти
сложного в художественном о т н о ш е н и и типа текста, кроме следования аспекты текста письма, а не весь текст. Возможно, в письме выражались
четырем упомянутым критериям репрезентативности придется еще извинения за задержку поставки товара, но заказчика перевода интере­
воспроизводить особенности ф о р м ы (стихотворный метр, ритм, образ­ сует только и н ф о р м а ц и я о новых сроках поставки. И переводчик, соот­
ность и т.д.). Должны быть переданы определяющие художественную ветственно, изменяет коммуникативную задачу перевода.
форму факторы, среди которых наиболее существенными являются
С точки зрения т р а д и ц и о н н ы х критериев о ц е н к и перевода данно­
ритмическая организация, система поэтических образов, по возможно­
му типу межъязыковой к о м м у н и к а ц и и вообще будет отказано в праве
сти лексика и фразеология, строфическая структура, система рифмов­
называться переводом. О д н а к о в последнее время взгляд на эту про­
к и , фонетический строй (звукопись, аллитерации и т.д.). Кроме того,
блему изменяется, и ученые-переводоведы говорят об ином типе со­
следует обращать внимание на наличие особых приемов, применяемых
о т н о ш е н и я исходного и конечного текстов. Последний при этом все
и очень важных в художественном произведении. В стихотворении это
же называется переводом [Ванников, 1982, 1988].
могут быть параллелизмы, и н в е р с и и , перенос части фразы из одной
строки в другую или стыковка двух фраз в одной строке; стихотворение Очевидно, такого т и п а перевод требует пересмотра вышеизложен­
может быть написано в форме акростиха. Во внимание должны прини­ ных четырех критериев репрезентативности как минимального их на­
маться различные черты цикличности, если стихотворение не единич­ бора. Возможно, что в переводе будут переданы, например, л и ш ь не­
н о , а связано с другими стихотворениями. Если, например, в венке со­ которые аспекты содержания исходного с о о б щ е н и я , но при этом
нетов есть закольцованность, о н а должна быть сохранена в переводе. изменится цель в ы с к а з ы в а н и я . М о д и ф и к а ц и и в той или и н о й степе­
Г. Гачечиладзе существенными для перевода поэтического произведе­ ни могут быть подвергнуты и другие черты оригинала. М о ж н о ли в та­
ния считает еще характерные и отраженные в нем черты эпохи, когда ком случае говорить о переводе, если не выполняются даже мини­
оно было написано, национальную и социальную его специфику, твор­ мальные предъявляемые к любому переводу требования?
ческую индивидуальность автора и особенность жанра; переводчик Видимо, в данном случае следует разделять два больших типа пере­
должен воспроизвести единство содержания и ф о р м ы произведения, водов: собственно перевод и «сигнальный» перевод. Если к собственно
соблюсти соотношение частей и целого. Все это необходимо для дости­ переводу применим м и н и м у м критериев репрезентативности, то вто­
жения аналогичного оригиналу художественного эффекта. рой мы называем сигнальным, поскольку он воспроизводит оригинал
л и ш ь отчасти и в рамках поставленной его заказчиком коммуникатив­
Особого замечания заслуживает тип переводческих текстов, заведо­ ной задачи. На практике такого рода сигнальный вариант перевода де­
мо не стремящихся к наиболее полному воспроизведению оригинала. лается чаще всего, например, для первоначального ознакомления ре­
Дело в том, что в 1960—1970-е гг. в переводоведении преобладали рабо­ ципиента перевода с оригиналом. В будущем перевод оригинала может
ты, отражающие традиционный тип соотношения оригинал—перевод. быть осуществлен и в более полном объеме.
Перевод понимался в них как по возможности полный смысловой и
Важно, однако, понимать, что и собственно перевод, т.е. полный
формальный аналог оригинала. Однако существует «неполный» пере­
перевод, и перевод сигнальный выполняют свою репрезентативную по
вод. «Усеченная» передача оригинального сообщения в переводе обыч­
отношению к оригиналу ф у н к ц и ю . Дело в том, что сигнальный пере­
но диктуется особыми функционально-прагматическими задачами,
вод репрезентируют л и ш ь интересующие заказчика черты оригинала.
поставленными перед переводчиком, что может быть обусловлено за­
просом заказчика перевода, интересующегося не всем текстом, а толь­ В группу сигнальных текстов, между прочим, попадают не только пе­
ко какими-то его частями или аспектами. Задача неполного воспроиз­ реводы современных деловых писем и документов, которые часто пере­
ведения оригинала может быть по тем или иным причинам поставлена водятся в два этапа: сначала для первоначального ознакомления, чтобы
перед собой самим переводчиком. сэкономить время и как м о ж н о скорее отреагировать на поступившую
от делового партнера информацию, а потом в полном виде (например,
В процессе осуществления такого перевода возможны изменения для архива). Сигнальные тексты известны и в истории литературы, ког-
коммуникативных свойств оригинала, но перевод при этом будет удов- i
150 Глава 7. Репрезентативность перевода

да одно и то же художественное произведение переводится сначала в со­


кращенном виде, и даже с некоторыми модификациями. Целью такого
Глава 8
перевода является предварительное ознакомление читающей публики с
тем или и н ы м литературным явлением другой страны, позднее появят­ Репрезентативность перевода на микроуровне
ся уже менее «вольные» переводы, а завершить процесс такой своеоб­
разной переводческой ассимиляции какого-нибудь (особенно крупно­
го) художественного произведения может сверхточный (буквалистский)
перевод. Примеров тому в истории русского перевода немало. Вспом­
ним, например, как переводился шекспировский «Гамлет», и особенно
монолог его главного героя (То be or not to be) в России. С 1748 по 1954 г. И внял я неба содроганье,
было создано более тридцати переводов этой трагедии. Первые были, по И горний ангелов полет,
сути, переделками, но дальнейшие выполнялись, уже более точно сле­ И гад морских подводный ход,
дуя оригиналу. Примерами буквалистского перевода можно считать пе­ И дольней лозы прозябанье.
ревод «Энеиды» Вергилия, выполненный В. Брюсовым, или перевод АС. Пушкин
милновского «Винни-Пуха», осуществленный В.П. Рудневым.

Итак, перевод — это репрезентация оригинала средствами иного


языка. И м е н н о к а к репрезент