Вы находитесь на странице: 1из 36

Министерство высшего образования и науки Российской Федерации

Федеральное государственное автономное образовательное учреждение


высшего образования «Казанский (Приволжский) федеральный университет»

Елабужский институт Федерального государственного образовательного

Учреждения высшего образования «Казанский (Приволжский)


федеральный университет»

Факультет иностранных языков

КАФЕДРА АНГЛИЙСКОЙ ФИЛОЛОГИИ И МЕЖКУЛЬТУРНОЙ

КОММУНИКАЦИИ

Направление подготовки: 45.03.02 Лингвистика (Перевод и переводоведение


(Английский язык, немецкий язык))

Профиль подготовки: «Перевод и переводоведение»

КУРСОВАЯ РАБОТА

ТЕМА: «ПРОБЛЕМА ПЕРЕВОДА БЭЗЭКВИВАЛЕНТНОЙ


ЛЕКСИКИ»
Оглавление

Введение...............................................................................................................2
Глава 1. Безэквивалентная лексика как предмет исследования..............5
1.1 Понятие безэквивалентной лексики в переводоведении и ее
классификации...................................................................................................5
1.2 Способы перевода безэквивалентной лексики.....................................11
Глава 2. Классификация способов перевода безэквивалентной лексики
(на материале переводов произведений Элизабет Гилберт)....................16
2.1 Перевод с помощью транскрипции........................................................16
2.2 Перевод с помощью калькирования......................................................20
2.3 Описательный перевод.............................................................................21
2.4 Другие способы перевода безэквивалентной лексики........................22
Заключение........................................................................................................30
Список использованной литературы...........................................................33

2
Введение
Данная работа посвящена исследованию особенностей перевода
безэквивалентной лексики. Перевод безэквивалентной лексики является
важным и в то же время достаточно сложным, трудоемким процессом, так
как требует от переводчика, помимо лингвистических знаний,
осведомленность в сфере переводимого материала. Иначе невозможно
достижение адекватного перевода. Присутствие в тексте лексики, которая не
имеет утвержденного перевода в словарях, еще больше усложняет задачу
перевода. При этом любая вольная интерпретация предложения или всего
текста может привести к недопониманию читателями исходной информации.
С точки зрения адекватности, перевод должен представлять собой
текст, передающий содержание оригинала, его семантику, стиль и
воздействие на читателя. Здесь перевод безэквивалентной лексики неизбежно
связан с пониманием культуры, так как переводимый язык отражает
культурные особенности народа, его видение мира, способ мышления,
поведения и взаимодействия с окружающими. Различие культур – это
главная проблема перевода, в котором необходимо, например, передать
американские реалии средствами русского языка. А культурно-
маркированная лексика, воздействующая на читателя в оригинале, может и
не восприниматься читателями перевода.
Все выше сказанное аргументирует актуальность данной работы и
определяет ее цель: исследование проблемы перевода безэквивалентной
лексики.
Для достижения поставленной цели были определены следующие
задачи:
1) рассмотреть понятие безэквивалентной лексики в переводоведении и
ее классификации;
2) изучить способы перевода безэквивалентной лексики;
3) провести анализ способов перевода безэквивалентной лексики.

3
Теоретической базой исследования послужили труды в области
теории перевода таких ученых как Латышев Л.К., Влахов С.И., Флорин С.П.,
Комиссаров В.Н., Виноградов В.В. и др.
Объект исследования – перевод безэквивалентной лексики.
Предмет изучения – раскрытие особенностей перевода
безэквивалентной лексики в английском художественном тексте.
Материал исследования: произведения Элизабет Гилберт.
Элизабет Гилберт – американская писательница, автор ряда книг.
Самая известная книга автора – «Ешь, молись, люби» (2006). В этой книге
Элизабет Гилберт рассказывает о своей жизни и неудачном замужестве.
Разведясь с мужем, Элизабет решает отправиться путешествовать и посетить
те страны, в которых давно мечтает побывать – в Индонезию, Индию,
Италию. Книга композиционно состоит из 3 частей, в каждой из которых по
36 глав, что в сумме дают 108 повествовательных отрезка - по числу бусин в
традиционном ожерелье для молитв у индусов. Первая часть – «Есть». Она
посвящена Италии. В 36 главах второй книги («Молиться») происходят в
отдаленной сельской местности в Индии. Далее, следует третья часть –
«Любить». Теперь героиня окончательно обретает истинную гармонию в
своей жизни.
Помимо данной книги, Элизабет Гилберт написала и немало других
произведений. Например, критиками был высоко оценен ее сборник
рассказов «Пилигримы» (1997).
Методы изучения: работа выполнена на основе сравнительно-
сопоставительного и семантического анализов текстов. Данные методы
предполагают наблюдение за приемами перевода безэквивалентной лексики,
их классификацию, а также установление взаимосвязей и закономерностей.
Также было проведено анкетирование, предоставляющее возможность
выявить распространенные ошибки при переводе бэзэквивалентной лексики
с английского языка на русский.

4
Практическая значимость: данная работа может использоваться при
подготовке специалистов по переводу на занятиях в области
переводоведения.
Структура работы: данная работа содержит в себе введение, две
главы и заключение, список использованной литературы.

5
Глава 1. Безэквивалентная лексика как предмет исследования
1.1 Понятие безэквивалентной лексики в переводоведении и ее
классификации
Безэквивалентная лексика – это лексические единицы отдельно взятого
исходного языка, для которых отсутствуют полные или частичные словарные
соответствия в переводящем языке. Я.И. Рецкер в качестве
«безэквивалентной» лексики рассматривает «прежде всего, обозначение
реалий, характерных для страны исходного языка и чуждых другому языку и
иной действительности» [20, с. 13].
Существуют немало определений, раскрывающих содержание
«безэквивалентной лексики». Например, В.Н. Комиссаров при соотношении
двух смежных понятий дает определение «безэквивалентной лексики» в
качестве «обозначения специфических для данной культуры явлений,
которые являются продуктом кумулятивной функции языка и могут
рассматриваться как вместилища фоновых знаний, то есть знаний,
имеющихся в сознании говорящих» [13, с. 112].
В настоящее время становится ясно, что границы безэквивалентной
лексики становятся все шире относительно ранних представлений. Часть
безэквивалентной лексики, получая закрепленные соответствия в переводе, в
то же время не утрачивает специфического культурного компонента,
который непереводим. Одними из таких сложных лексических единиц
является культурно-маркированная лексика. Каждый народ имеет множество
своих, свойственных именно этому народу, именно этой культуре
представлений об окружающем мире, и многие из них совершенно
неизвестны или непонятны представителям других народов.
Такие уникальные черты быта, жизненного уклада, традиций, и
связанные с ними факты, жизненный опыт, предметы и явления относят к
культурным реалиям. Соответственно, слова, используемые для отражения

6
таких реалий в языке – языковые реалии, – также представляют
определенную сложность для понимания представителей других наций.
Культурно-маркированными единицами называют слова, обладающие
экстралингвистическим фоном и вследствие этого являющиеся источником
культурной информации о стране изучаемого языка. Как синонимы
приводятся термины «лексические единицы с культурным компонентом»,
«национально-окрашенные лексические единицы», «культурно-
специфические лексические единицы».
Культурно-маркированная лексика – это те слова, которые
непосредственно описывают культуру другой страны. Культурно-
маркированная лексика, с одной стороны, фиксирует специфические события
и признаки общественной жизни определенного народа, с другой стороны,
позволяет точно описывать жизнь общества и идентифицировать события с
тем или иным этносом [21, с. 161].
Такая лексика непереводима из-за культурных различий между
странами. Поэтому для таких слов почти невозможно подобрать эквивалент в
другом языке.
Из данных суждений логично следует, что чаще всего именно
специфичные для чужой культуры явления и являются частью
безэквивалентной лексики. Они представляют собой часть базовых знаний и
вызывают существенную заинтересованность у лингвистов к исследованию
взаимодействия культуры и языка.
Лингвисты и языковеды уделяют все больше внимания языку в
социальном плане, при котором непосредственно затрагивается изучение
взаимодействия жизненного уклада народа с языком, на котором этот народ
говорит. Слова-реалии называют характерные только для определенных
наций и народов предметы и обозначения государственных институтов,
фактов истории, материальной культуры, имена национальных,
мифологических и фольклорных героев и т. д.

7
С позиции лингвистики, лексическая единица, не имеющая
равнозначного эквивалента в языке перевода, может иметь такие
отличительные признаки, как:
- отсутствие тождественного ему понятия в переводящем языке;
- отсутствие непосредственно самого предмета в силу различного
языкового мышления и мировоззрения народов, говорящих на
сопоставляемых языках;
- отсутствие конкретной вещи как следствие различного видения
национального объективного мира;
- несовпадение сравниваемых понятий в переводящем и исходном
языках.
Однако с позиции перевода гораздо более актуальным критерием
эквивалентности является несовпадение не понятия, а значения, в силу того
факта, что при переводе гораздо важнее не само понятие, заложенное в
слово, а его значение в определенном контексте. Это обусловливает тот факт,
что при всей кажущейся семантической близости понятий невозможно
полностью отождествлять значения многих слов с соответствующими им
понятиями.
Для исследования перевода безэквивалентной лексики важен вопрос ее
классификации. Теоретик перевода В.Н. Комиссаров указывает, что
безэквивалентная лексика встречается «среди неологизмов, среди слов,
называющих специфические понятия и национальные реалии, и среди
малоизвестных имен и названий, для которых приходится создавать
окказиональные соответствия в процессе перевода» [13, с. 148].
Л.С. Бархударов корпус безэквивалентной лексики предлагает
классифицировать следующим образом. Первая группа – это единичные
понятия, например, имена, географические названия, названия газет и т.д.
Вторая группа – это реалии, слова, обозначающие предметы, понятия и
ситуации, которых нет в практическом опыте людей, которые говорят на

8
другом языке. Например, это могут быть блюда национальной кухни. Третья
группа – это случайно отсутствующие в другом языке слова [4, с. 95].
Расширенную классификацию групп безэквивалентной лексики
предлагает А.О. Иванов. В состав безэквивалентной лексики он включает три
группы слов. Первая группа – это референциально-безэквивалентная лексика,
к ней А.О. Иванов отнес слова-реалии, термины, фразеологизмы, авторские
неологизмы. Вторая группа – это прагматически-безэквивалентная лексика,
она включает отклонения от языковой нормы. Например, это слова из
территориальных диалектов, жаргоны, архаизмы, арго. И третья группа – это
альтернативно-безэквивалентная лексика. Она включает в себя имена,
географические названия, названия книг [12, с. 10].
Л.К. Латышев к безэквивалентной лексике относит: слова-реалии,
термины и случайно не имеющие эквивалента слова [14, с. 104].
Л.Л. Нелюбин к безэквивалентной лексике относит слова-реалии,
неологизмы, антропонимы, топонимы, все другие имена собственные,
термины [18, с. 93].
Из сказанного выше можно сделать вывод, что большинство
теоретиков перевода к безэквивалентной лексике относят реалии. Это слова,
обозначающие предметы и явления только одной культуры и народа, не
существующие в другой культуре.
Культурные реалии – это слова и словосочетания, которые обозначают
предметы и явления материальной и духовной культуры одного народа,
отражают национальные, исторические и временные особенности и не имеют
соответствий в культуре другого народа [13, с. 146]. Реалии – это слова или
выражения, обозначающие предметы, понятия, ситуации, не существующие в
практическом опыте людей, говорящих на другом языке. Для американцев
такой малопонятной «реалией» станут валенки, царь, баня и т.д.
Реалии являются предметом исследования в переводоведении. С.И.
Влахов и С.П. Флорин употребляют термин «реалия-слово», который «как

9
элемент лексики представляет собой знак, при помощи которого такие
предметы – их референты – могут получать свое языковое обличье» [9, с. 5].
Существует также несколько классификаций реалий: например,
тематическая, синтаксическая, по временному признаку, по распространению
и другие.
К группе общественно-политических реалий принадлежат названия
органов и носителей власти (премьер-министр / царь), административно-
политического устройства (регион / штат / графство), явлений
общественно-политической жизни (экстренная служба по защите детей /
служба спасения 911).
В этнографическую группу реалий входит лексика из сферы быта:
− названия еды (пельмени / pizza),
− напитков (настойка на рябине / tequila),
− одежда, жилье, мебель, предметы обихода (жалюзи),
− общественные заведения (кофейня / суши-бар),
− транспорт (собачья упряжка / сани),
− сфера культуры и искусства (карнавал / КВН («Клуб веселых и
находчивых»)) и другие.
Классификацию реалий по временному признаку предлагают Влахов и
Флорин. Они делят реалии на современные и исторические. Сочетая
экстралингвистический и языковой принципы, С.И. Влахов и С.П. Флорин
проводят также деление реалий в зависимости от национальной
принадлежности референта реалии и участвующих в переводе языков. Так, в
плоскости одного языка ими различаются два вида реалий. Это «свои»
реалии (национальные) и «чужие» (интернациональные) [9, с. 49].
От слов-реалий следует отличать фоновую лексику. Под фоновой
лексикой Е.М. Верещагин и В.Г. Костомаров подразумевают обозначения
предметов и явлений, которые имеют аналоги в сопоставляемых языках, но

10
различаются какими-то национальными особенностями функционирования
[7, с. 59].
Фоновые единицы выявляются при сопоставлении культурных фонов
лексических единиц какой-либо пары языков, поэтому отнесение слова к
группе фоновой лексики является относительным и проводить такое
разграничение можно только по отношению к какому-либо языку. При этом
лексические понятия двух эквивалентных слов всегда совпадают, а
лексические фоны никогда полностью не совпадают.
Один из примеров фоновой лексики – слово cappuccino. Способ
приготовления напитка один и тот же в России и в Италии. Но в Италии
каппуччино пьют преимущественно только на завтрак, а не после обеда или
ужина. В России же такого негласного правила не существует [25, с. 45].
Также к безэквивалентной лексике можно отнести некоторые термины.
Термин – это элемент терминологии, передающий собой совокупность всех
вариантов неязыкового знака или устойчиво воспроизводимой синтагмы,
выражающих специальное понятие определенной области деятельности  [1, с.
131].
Научно-технические тексты содержат новейшие явления в области
лексики. Название им дается на языке страны, в которой эти явления были
обнаружены или созданы. Это означает, что терминологические словари
могут не содержать эквивалентов некоторых терминов по причине их
новизны, и переводчику потребуется применить одну из приемов перевода
для самостоятельной разработки адекватного нового эквивалента [16, с. 77].
Таким образом, к категории безэквивалентной лексики относится
большое количество слов. Их объединяет то, что дословный перевод никогда
не передает полного смысла данного слова и в некоторых случаях, наоборот,
делает текст тяжелым и непонятным восприятию.

11
1.2 Способы перевода безэквивалентной лексики
Проблема лексических единиц, которые сложно перевести или совсем
не подлежат переводу, всегда была актуальной для теории и практики
перевода. Перевод нельзя трактовать узко как трансформирование
информации с одного языка на другой, поскольку этот процесс является
творческим, он состоит в переносе текста из родной культурной среды в
среду воспринимающей культуры. В процессе перевода
происходит совмещение двух культурных фонов или наложение одного фона
на другой.
В результате могут совпасть некоторые значения слов, то есть в этих
частях текста имеют место универсальные культурные представления. С
точки зрения перевода это места наименьшего смыслового и языкового
различия, то есть они представляют минимум сложности для переводчика.
Наибольшую сложность представляют те части оригинала, в которых
преобладает национально-культурная информация. Это места максимального
расхождения между фонами двух культур. Это самые сложные для перевода
части исходного текста, и часто переводчик оказывается в сложном
положении. Ему приходится искать способы перевести то, что вообще не
переводится на русский язык.
Например, будет сложно перевести на другой язык слова
«brinkmanship» или «Снегурочка», и т.д. Перевести Снегурочку как «Snow
Girl» можно, но в таком случае произойдет утрата культурного компонента
слова, и это не даст полного представления о том, кто эта девушка.
Однако к настоящему времени в теории перевода уже разработаны
приемы перевода безэквивалентной лексики. Самыми распространенными из
них являются транслитерация/транскрипция, калькирование, описательный
перевод [22, с. 166].
Транслитерация и транскрипция – это так называемые методы
передачи (не перевода) слов. При их использовании процесс перевода
12
заменяется процессом заимствования звуковой (при транскрипции) или
графической (при транслитерации) формы слова вместе со значением из
исходного языка в переводящий.
Достаточно легко перевести на русский язык названия известных
компаний. В этом случае чаще всего используется метод
транскрибирования: General Motors – «Дженерал Моторс» и т.д.
Похожим способом передачи смысла является транслитерация.
Примером использования метода транслитерации может служить название
американского космического агентства NASA (National Aeronautics and Space
Administration) – НАСА.
В большинстве случаев используется такой прием как калькирование.
Особенность калькирования в том, что внутренняя форма слова остается
неизменной.
Так переводятся не только отдельные слова, но и многие устойчивые
словосочетания. Например, английская идиома «dark horse» была переведена
на русский язык при помощи кальки как «темная лошадка». Это человек, о
котором никто ничего не знает, и поэтому никому не понятно, что от него
ожидать. Калька является удобным способом перевода, однако у нее также
есть недостаток: переводчик не знает, будет ли калька понятна большому
кругу читателей.
Примером понятия, которое передается при помощи калькирования,
может служить «Alcoholic Anonymous», общественная организация, цель
которой – помочь страдающим от алкоголизма. В современно русском языке
для нее имеется калька «Анонимные Алкоголики».
В этом случае прием калькирования уместен, так как данная
организация широко известна и имеет аналогичные учреждения с такими же
целями во многих странах. Для тех, кому данное понятие незнакомо, при
переводе можно дать пояснение, которое можно внести прямо в текст
перевода.

13
Но иногда в текстах можно встретить примеры незнакомых или
малознакомых слов-реалий или других видов безэквивалентной лексики.
Найти аналог в русском языке обычно не удается, поэтому при установлении
эквивалентности основой служит не само понятие, а его определение,
которое при необходимости дополняется поясняющей информацией,
создаваемой самим переводчиком и ориентированной на читателей перевода.
Этот метод известен как «описательный перевод». Иногда описание –
единственный прием перевода. Но существенным недостатком данного
приема перевода является его громоздкость, которая значительно усложняет
текст [19, с. 38].
Описательный перевод отличается от кальки тем, что в данном
процессе не сохраняется исходная форма переводимого слова. Иначе говоря,
описательный перевод состоит в передаче предметно-логического значения
английского слова при помощи более или менее распространенного
пояснения.
Описательный перевод позволяет довольно точно выразить значение
того или иного слова, но усложняет синтаксическую структуру предложений
в тексте языка перевода. В некоторых случаях одно английское слово
заменяется целым предложением на русском языке, что значительно
усложняет его восприятие.
Кроме того, при переводе малопонятных слов используются такие
способы, как уподобление, контекстуальный перевод, и некоторые другие
способы.
Встречается также способ перевода как замена реалии исходного языка
на реалию языка перевода. Но это не самый удачный способ: существует
риск запутать читателя перевода, так как переводчик изначально вносит
неточность, используя реалию родного или переводящего языка. [16, с. 79].
При переводе слов-реалий иногда используется метод
функционального аналога. Использованное в переводе слово может быть уже

14
или шире по количеству имеющихся у него признаков и, поэтому, не в
полной мере передавать содержание оригинала.
Переводчик самостоятельно решает возникающие в процессе работы
проблемы, связанные с «переводом» текста из одной культуры в другую так,
чтобы он «усвоился» в ней и соответствовал тому виду перевода, который
сложился в принимающей культуре. Роль переводчика заключается в том,
чтобы переведенный им текст читался легко и не содержал ни языковых, ни
стилистических особенностей, привлекающих внимание своей
неестественностью и затрудняющих его восприятие.
Чтобы достичь естественности перевода, переводчик должен следовать
определенным правилам и принципам. При переводе он должен использовать
словоупотребление и синтаксис, характерный для переводящего языка в
данный этап его развития, определять точное значение слова, быть знакомым
с культурой страны того текста, который он переводит.
При выборе способа перевода необходимо учитывать не только
контекст, но и сведения об адресатах, которые будут знакомиться с текстом
перевода. Переводчик должен представлять не среднестатистического
читателя, а иметь точную информацию о личности человека, для которого он
интерпретирует исходный текст, используя средства переводящего языка.
Это легче осуществить при личном контакте в устном переводе.
Однако и письменная форма двуязычной межкультурной коммуникации
позволяет осуществить этот прогноз [18, с. 62].
Легче всего при переводе на другой язык передаются общеизвестные
реалии, для понимания которых получателю текста перевода достаточно
базовых знаний о стране исходного языка, а также реалии, которые в силу
своей актуальности и известности на международном уровне часто
встречаются в СМИ. Это, к примеру, такие общеизвестные реалии, как
названия известных спортивных команд, музыкальных групп, популярных
фильмов и некоторые другие. В этом случае передача производится обычно

15
посредством прямых смысловых соответствий или при помощи методов
транскрипции, транслитерации и калькирования.
Таким образом, перевод безэквивалентной лексики – сложная задача.
Ее решение требует высокой переводческой компетенции и обширных
лингвистических и экстралингвистических знаний.

16
Глава 2. Классификация способов перевода безэквивалентной
лексики (на материале переводов произведений Элизабет
Гилберт)
2.1 Перевод с помощью транскрипции
Транслитерация и транскрипция – это так называемые методы
передачи (не перевода) слов. При их использовании акт перевода заменяется
актом заимствования звуковой (при транскрипции) или графической (при
транслитерации) формы слова вместе со значением из исходного языка в
переводящий.
С помощью транскрипции обычно передаются имена:
Now it is midnight and foggy, and Giovanni is walking me home to my
apartment through these back streets of Rome, which meander organically around
the ancient buildings like bayou streams snaking around shadowy clumps of
cypress groves [27, p. 6].
Сейчас полночь, стоит туман, и Джованни провожает меня домой
по римским закоулочкам, петляющим вокруг старинных зданий, подобно
змейкам-ручейкам в тенистых зарослях кипарисовых рощ [перевод Ю.
Змеевой].
Итальянское имя Giovanni легко передается на русский язык при
помощи транскрипции. В произведении Элизабет Гилберт огромное
количество имен, и все они переводятся при помощи транскрипции.
If I'd had any way of knowing that things were - as Lily Tomlin once said
-going to get a whole lot worse before they got worse, I'm not sure how well I
would have slept that night [27, p. 55].
Если бы я знала, что мое и без того плачевное положение обернется
еще более плачевным (как сказала однажды Лили Томлин), вряд ли бы я
спала так крепко той ночью [перевод Ю. Змеевой].
Lily Tomlin – это достаточно известная в США и Великобритании
актриса. Ее имя также переводится транскрипцией. Но так как читателям в
17
России она малознакома, то в переводе также можно было бы использовать
прием генерализации: «как сказала однажды одна голливудская актриса».
The medicine man, as it turned out, was a small, merry-eyed, russet-colored
old guy with a mostly toothless mouth, whose resemblance in every way to the Star
Wars character Yoda cannot be exaggerated [27, p. 46].
Хилер оказался сморщенным старичком с веселыми глазками,
кирпичного цвета кожей и почти беззубым ртом, до жути похожим на
учителя Йоду из «Звездных войн» [перевод Ю. Змеевой].
Yoda является персонажем кинофильма «Звездные войны». Его имя в
кинофильме передается при помощи транскрипции, поэтому переводчик
книги тоже передала имя именно так. Здесь генерализация не обязательна,
так как персонаж хорошо известен даже тем, кто не смотрел кинофильм
«звездные войны», так как он встречается в телевизионных рекламах и
коротких видеороликах. Цель писателя состоит не в том, чтобы ввести в
текст произведения имя героя кинофильма, а в том, чтобы облегчить
читателям представление о том, как выглядит описываемый герой книги. В
случае если в России такой персонаж незнаком, то его имя никак не поможет
читателям русского перевода точно представить себе внешность персонажа.
Например, в следующем случае имя актера ничем не помогает
читателям перевода (в отличие от читателей оригинала):
Please don't be alarmed-it was not an Old Testament Hollywood Charlton
Heston voice [27, p. 45].
Не паникуйте – то не был зычный Божий глас, как в голливудских
фильмах в озвучке Чарлтона Хестона [перевод Ю. Змеевой]. 
Элизабет Гилберт вставляет в текст имя голливудского актера
Чарлтона Хестона не просто так. Ее цель состоит в том, чтобы читатели ее
романа сразу представили себе голос бога или библейского пророка. Чарльз
Хестон как раз играл библейских пророков. И американцам, читающим

18
роман Элизабет Гилберт, легко представить себе его голос (очень громкий и
внушительный).
Но читатели русскоязычного перевода не смотрят старые голливудские
фильмы и могут не знать этого актера. И поэтому фраза «в озвучке Чарлтона
Хестона» им ни о чем не говорит, они не смогут ничего представить.
Переводчик попыталась это исправить, добавив в текст перевода
прилагательное «зычный», но теперь имя актера не вписывается в перевод и
нарушает общих смысл предложения. Один из возможных переводов может
быть следующий: Не паникуйте – то не был зычный Божий глас, каким в
голливудских фильмах разговаривают актеры в экранизациях библейских
историй. Однако данный перевод лишен лаконичности.
Также транскрипция используется при переводе географических
названий:
You know what they called me in high school? Fort Knox [28, p. 12].
Знаешь, как меня в старших классах прозвали? Форт-Нокс [перевод
Н.А. Сосновской].
Форт Нокс представляет собой хранилище золотого запаса США. Оно
занимает площадь более 400 квадратных километров и располагается в штате
Кентукки. Это изолированный район, недоступный не только для обычных
людей, но и для самого президента США. Форт Нокс представляет собой
прочно оснащенную военную базу. В крупнейшее хранилище золотых
запасов США невозможно попасть без долгих предварительных
разрешительных процедур. Постоянное наблюдение и охрана
военизированными людьми делает Форт Нокс недоступным.
Также не исключают факт того, что территория вокруг форта
заминирована. Переводчик оставила в тексте название военной базы, так как
слово «форт» читателям в России известно, а «Нокс» является фамилией
героини. Но то, что ее сравнивали не просто с обычным фортом, а с местом

19
хранения золотого запаса страны, некоторым читателям осталось
непонятным.
В целом, можно сделать вывод о том, что в произведениях Э. Гилберт
все имена и названия городов транскрибируются. Но это не значит, что
такую лексику нужно всегда переводить именно таким способом, так
переводятся только личные имена и географические названия. И если в
тексте произведения больше нет имен и есть другие типы безэквивалентной
лексики, то приемы перевода будут другими.

2.2 Перевод с помощью калькирования


Особенность калькирования проявляется в сохранении неизменной
внутренней формы слова. Этим приемом переводят, например, имя
сказочной героини Snow White, которая в русских переводах известна как
«Белоснежка». При помощи кальки переводят многие англоязычные понятия,
которые не имеют русского эквивалента. Однако проведенный анализ
переводов произведений Элизабет Гилберт показал, что здесь перевод с
помощью калькирования практически не используется.
I’m about to unleash the biggest thing in the Wyoming Rockies [28, p. 17].
– Я сейчас спущу с поводка самую здоровенную тварь в горах
Вайоминга [перевод Н.А. Сосновской].
Географическое название Wyoming Rockies можно было перевести
транскрипцией, как «Вайоминг Рокис», но так как это название горного
хребта, его перевели посредством калькирования.
Кальку необходимо использовать как прием перевода только в тех
случаях, когда полученный перевод будет точно ясен. Если же в оригинале
употреблено такое понятие, где связь между внутренним содержанием и
внешним выражением недостаточно ясна, то калькирование образа приведет к
разрушению смысла. В таких случаях, как отмечает В.Н. Комисаров, нередко

20
приходится довольствоваться описанием основного смысла переводимого
понятия [13, с. 159].
Таким образом, калькирование для переводов произведений Э. Гилберт
применяется редко. Но это не значит, что калька – невостребованный прием
перевода, он просто не является удачным для произведений Элизабет
Гилберт.

2.3 Описательный перевод


В текстах Элизабет Гилберт можно встретить примеры незнакомых или
малознакомых слов-реалий или других видов безэквивалентной лексики.
Найти аналог в русском языке обычно не удается, поэтому при установлении
эквивалентности основой служит не само понятие, а его определение,
которое при необходимости дополняется поясняющей информацией, которая
пишется самим переводчиком, и предназначена для читателей перевода. Этот
метод известен как «описательный перевод».
Для переводов произведений Э. Гилберт такой прием нехарактерен. Он
был использован наиболее редко по сравнению с другими приемами
перевода.
Рассмотрим пример:
She was no dancer and she didn’t want to dance with me, but we found a
good slow sway anyway, each of us with an arm hanging down, like a rodeo
cowboy’s right arm, like the right arm of a bull rider, not reaching for anything
[28, p. 12].
И хоть танцевать она была не любительница и со мной танцевать не
хотела, но все-таки мы с ней стали медленно покачиваться, и у нас обоих
одна рука была свободна, как у ковбоя на родео, когда он скачет на быке, –
он же правой рукой ни за что не держится [перевод Н.А. Сосновской].
В США есть два вида родео: родео на лошади, и родео на быке.
Ковбой, который выступает на родео на быке, называется bull rider, то есть
21
бычий наездник. Это пример американской реалии, малоизвестной в России,
и переводчик прибегнул к описательному приему.
Описательный перевод состоит в передаче предметно-логического
значения английского слова при помощи более или менее распространенного
объяснения:
As David once put it, 'You have the opposite of poker face' [27, p. 56].
Дэвид как-то сказал: «Знаешь, игроки в покер обычно учатся делать
непроницаемое лицо, а у тебя все наоборот» [перевод Ю. Змеевой].
В США есть идиома poker face, так американцы описывают
непроницаемое выражение лица, которое делают игроки при карточной игре
покер. Здесь осуществлен описательный перевод.
Описательный перевод позволяет довольно точно выразить значение
того или иного слова, но усложняет синтаксическую структуру предложений
в тексте языка перевода. В некоторых случаях одно английское слово
заменяется целым предложением на русском языке. Поэтому этот прием
перевода мало используется в переводах произведений Элизабет Гилберт. В
своей книге она использует объемные, распространенные предложения,
перевести которые при помощи описания более чем невозможно.
Далее рассмотрим, как переводчики обошлись с другими примерами
безэквивалентной лексики, которую не получилось описать.

2.4 Другие способы перевода безэквивалентной лексики


В некоторых случаях переводчики произведений Э. Гилберт
используют замену на функциональный аналог, что явилось самым часто
используемым приемом перевода:
My old man also said this about Martha Knox: She’s not beautiful, but I
think she knows how to sell it [28, p. 6].
Мой старикан еще вот что говорил насчет Марты Нокс: «Она не
красотка, но, похоже, знает, как себя подать» [перевод Н.А. Сосновской].
22
To know how to sell it –английский фразеологизм. Так в английском
языке описывается умение человека показывать или выражать что-то с
лучшей стороны. В русском языке пока не закрепилось такое высказывание,
но используется похожее выражение «подавать себя», смысл данных
выражений в большей степени совпадает.
It's kind of a fairyland of language for me here [27, p. 7].
Я чувствую, что попала в страну чудес для изучающих итальянский
[перевод Ю. Змеевой].
Слово fairyland имеет перевод «сказочная, волшебная страна» [3], и это
слово образовано от названия «феи», это фольклорные английские
волшебные создания с волшебными крылышками и магической пыльцой.
«Страна чудес» означает место, где происходят чудеса и творят магию,
однако в Италии ничего «волшебного» не происходит, там просто говорят
по-итальянски. И для тех, кто учит итальянский язык, это, конечно, сказка.
Поэтому перевод «сказочная страна» также является возможным.
Let it be sufficient to say that, on this night, he was still my lighthouse and
my albatross in equal measure [27, p. 15].
Скажу лишь, что в ту ночь муж был для меня в равной степени
маяком и камнем на шее [перевод Ю. Змеевой].
Слово albatross в английском языке имеет переносное значение. Есть
английский фразеологизм an albatross around ones neck. Это выражение
связано со старинной морской легендой, согласно которой, альбатросы
показывали морякам путь, но один моряк случайно убил эту птицу и должен
был носить его на шее в качестве напоминания о совершенном преступлении.
Переводчик использовала соответствие – «камень на шее», этот
фразеологизм русского языка имеет близкий смысл «тяжелая ноша» [26].
And when we would sometimes get an afternoon off in the middle of a hard
week, we would all go to the bunkhouse and sleep; fast, dead tired sleep, in our
own bunks, in our own boots, like firemen or soldiers [28, p. 3].

23
А уж если удавалось выкроить свободное время после обеда посреди
тяжелой рабочей недели, мы все шли в барак и ложились спать. Засыпали
быстро и крепко, а на койки укладывались, в чем были – в сапогах, как
пожарные или солдаты [перевод Н.А. Сосновской].
Слово-реалия bunkhouse имеет перевод «общежитие для рабочих» [3].
В рассказе говорится не о рабочих, а о пастухах лошадей, поэтому
переводчик не стала использовать словарный вариант.
Because God never slams a door in your face without opening a box of Girl
Scout cookies (or however the old adage goes), some wonderful things did happen
to me in the shadow of all that sorrow [27, p. 60]. 
Известно, что Бог никогда не захлопывает дверь у тебя перед носом,
не открыв при этом коробку шоколадных конфет [перевод Ю. Змеевой].
Переводчик использует функциональный аналог, заменяя Girl Scout
cookies (это печенье, которое продают девочки-скауты, передавая деньги на
благотворительность) примерным аналогом «шоколадные конфеты», так как
данное явление не распространено в России и может быть непонятным для
русскоговорящих читателей.
You rode rodeo, right? she asked.
One time too many, I said [28, p. 9].
– Ты ведь выступал на родео, да? – спросила она.
– Сколько раз! – ответил я [перевод Н.А. Сосновской].
В исходном тексте здесь использован фразеологизм One time too many,
который переводится как «слишком часто» или «чаще, чем необходимо» [3].
Таким образом, смысл исходного текста передан, но американский
фразеологизм заменен на похожее выражение русского языка.
Также переводчиками используется такой прием перевода как
конкретизация:
Purely as a matter of principle I wouldn't inflict my sorry, busted-up old self
on the lovely, unsullied Giovanni [27, p. 6].

24
К чему тяготить милого, простодушного Джованни рассказами о
моем несчастном покалеченном самолюбии? [перевод Ю. Змеевой]
Понятие self используется в англоязычной психологии, и на русский
язык оно переводится как «само-». Это слово можно встретить на
русскоязычных психологических сайтах. Но это психологический термин, и
он будет заметно выделяться в тексте художественного произведения. В
структуру «само» входит самооценка, самоанализ и многое другое, это все,
что человек думает о себе, то, как он себя воспринимает. Писательница имеет
в виду, что ее представление о себе полностью разрушилось. Переводчик
заменяет это понятие словом с более узким значением.
The David who was solitary as a castaway, cool to the touch, in need of
more personal space than a herd of American bison [27, p. 39].
Этот Дэвид был одинок, как жертва кораблекрушения на
необитаемом острове; до него невозможно было достучаться, и он
требовал не меньше личного пространства, чем стадо бизонов [перевод Ю.
Змеевой, с. 40].
Слово castaway переводится просто как «потерпевший
кораблекрушение» [3]. Здесь видна разница между культурой Британии и
России. Британцы, живущие на острове и много плавающие на кораблях,
давно столкнулись с кораблекрушениямии и знают, что это такое, поэтому у
них появилось специальное слово для описания человека, который стал
жертвой такой катастрофы. Для живущих в России людей «потерпевший
кораблекрушение» – это экзотика, сразу представляется пиратский роман с
моряками, которые оказались на необитаемом острове, поэтому переводчик
конкретизировал, где находится жертва кораблекрушения.
В этом случае иногда применяется генерализация:
Then he took it out back of the cook shack, shot it in the head, and buried it
in the compost pile [28, p. 10].

25
А потом завел жеребца за кухню и пристрелил – в голову пальнул. А
после закопал в навозной куче [перевод Н.А. Сосновской].
Лексическая единица shack имеет перевод «лачуга, хижина» [3]. Кухня
пастухов располагается в небольшой постройке, напоминающей сарай. В
данном примере переводчик заменил cook shack на более общее понятие.
Наконец, в отдельных случаях безэквивалентная лексика опускается:
These facts alone make him an unlikely romantic partner for me, given that I
am a professional American woman in my mid-thirties, who has just come through
a failed marriage and a devastating, interminable divorce, followed immediately
by a passionate love affair that ended in sickening heartbreak [27, p. 24].
Одно это делает его сомнительной кандидатурой для романтических
отношений, тем более со мной – писательницей из Америки, недавно
пережившей коллапс семейной жизни и измученной затянувшимся на годы
разводом, за которым последовал новый горячий роман, разбивший мое
сердце вдребезги [перевод Ю. Змеевой].
Слово mid-thirties относится к общей лексике и имеет значение «между
тридцатью и сорока годами» [23], но в русском языке нет похожего слова.
Однако переводчик опускает эту лексему, так как предложение и без того
объемное, и дополнительное описание сделала бы его громоздким.
Street-smart, independent, vegetarian, foulmouthed, spiritual, seductive. A
rebel poet - Yogi from Yonkers [27, p. 26].
Дэвид разбирался в жизни и ни от кого не зависел…занимался
духовными практиками и знал, как обращаться с женщинами; не признавал
авторитетов, писал стихи, занимался йогой [перевод Ю. Змеевой].
Yonkers – это город на юго-востоке штата Нью-Йорк, мало кому
известный в России. Переводчик решила убрать название этого города из
текста, так как читателям перевода не так важно, откуда Дэвид.
As for Dario - the more razzle-dazzle swinger brother of the two - I have
introduced him to my adorable little Swedish friend Sofia, and how they've been

26
sharing their evenings in Rome is another kind of Tandem Exchange altogether
[27, p. 13].
Что касается Дарио, более взбалмошного из двоих, то его я
познакомила со своей очаровательной подружкой Софи из Швеции, и они
проводили время вместе, практикуя совсем другое [перевод Ю. Змеевой].
Партнерский тандем (Tandem Exchange) – это два человека, которые
встречаются для совместной практики языка. Например, англичанин,
изучающий немецкий, мог бы стать партнером для немца, изучающего
английский язык. Они могли бы встречаться в кафе один раз в неделю и
тратить половину времени, разговаривая по-английски, а половину времени
на немецком языке, поочередно исправляя грамматические, лексические
ошибки, речевые ошибки, а также ошибки в произношении. На
русскоязычных сайтах по изучению иностранных языков используется
вариант «тандем-партнер», но это выражение может быть неизвестно многим
читателям перевода.
Таким образом, самым распространенным приемом перевода
безэквивалентной лексики в произведениях Элизабет Гилберт можно назвать
замену на функциональный аналог, транскрипционный прием.

Помимо сравнительно-сопоставительного и семантического анализов


текста, также было проведено анкетирование среди студентов старших
курсов ВУЗа, а именно учащихся третьих и четвертых курсов, обучающихся
по специальности «Перевод и переводоведение».
Данный исследовательский метод был разработан с целью выявить наиболее
часто используемые приемы перевода английских слов на русский язык,
выявить и составить список самых распространённых ошибок. В
анкетировании приняло участие более 35 человек.
Участникам опроса предлагался перечень английских слов и предложений,
не имеющих полного или частичного соответствия на русском языке ввиду

27
культурных и этнических особенностей. Также им было предложено выбрать
тот или иной метод перевода, который, как они считали, наиболее приемлем
при переводе данного слова, словосочетания или предложения на русский
язык. Например, студентам предлагалось перевести такие лексические
единицы как: Snow Maiden, muffin, translation risk, brain drain, grand jury,
Santa Clause, Bigfoot и другие, а в числе английских предложений были:
«Food is awful in drugstores», «He died of exposure», «I’m about to unleash the
biggest thing in the Wyoming Rockies» и многие другие. Участниками были
даны различные ответы, при исследовании которых выяснилось, что самыми
часто допускаемыми ошибками являются:

1. Неправильное транскрибирование слова:


Например, английское слово «The Capitol» было переведено на русский
язык как «Капитол», а не «Капитолий», что является литературно
нормированным вариантом перевода.
2. Использование буквального перевода в связи с недостаточной
осведомленностью экстралингвистического характера:
«Food is awful in drugstores было переведено на русский как «Еда в
аптеках ужасная». Данный вариант перевода несколько комичен и
может вызвать недоумение у русскоговорящих людей. В американских
заведениях, называющихся «drugstore», принято продавать не только
лекарства, но и предметы первой необходимости: книги, газеты,
журналы, кофе, мороженое и другие. Кроме того, они функционируют
одновременно и как аптеки, и как закусочные. Поэтому в данном
случае следует прибегнуть к приближенному переводу и перевести
предложение так: «Еда в закусочных ужасна».
3. Неправильный перевод терминов
Географический термин «Greenwich meridian» был переведен как
«Гриничевский меридиан». Несмотря на английское правило чтения

28
(звук [w] не читается в середине слова), правильным переводом
данного термина является «Гринвичский меридиан».
4. Использование буквального перевода в связи с недостаточной
осведомленностью лингвистического характера:
Предложение «He stretched his legs» было переведено как «Он протянул
ноги». В данном случае студентами был не учтен факт того, что
словосочетание «to stretch one’s legs» может являться идиомой и в
значительной мере изменить смысл предложения, так как она означает
«размять ноги, особенно после долгого сидения на чем-либо». Ср.: «to
kick the bucket» - «протянуть ноги».
5. Неточность при передаче культурного компонента в структуре
лексического значения слова на переводящем языке:
Почти 95% опрошенных перевели английское слово «Santa Claus» как
«Санта Клаус», использовав прием калькирования. Данная ошибка
является спорной. С одной стороны, Санта Клаус является широко
известным волшебным персонажем по всему миру, поэтому
современный читатель сможет понять, о ком идет речь. Но с другой
стороны, образ данного персонажа может быть малознаком более
старшему поколению, в связи с чем ему будет сложнее понять, кто он
такой. В данном случае переводчику следует учитывать то, кому он
излагает текст. Возможным переводом «Santa Claus» также является
«Дед Мороз», так как их образы довольно схожи между собой.
Таким образом, около 85% опрошенных успешно справились с задачей и
перевели слова, применив при их переводе соответствующие приемы. Среди
опрошенных студентов часто допускаемыми ошибками являются:
неправильный перевод английских предложений с бэзэквивалентной
лексикой в связи с недостаточными экстралингвистическими знаниями,
неправильный перевод терминов. Среди студентов 3 курса самим

29
распространенным приемом перевода является калькирование, а среди
студентов 4 курса- опущение и транскрипция.

30
Заключение
В результате сопоставительного анализа оригинальных англоязычных
текстов и их переводов можно обнаружить противоположные лексические и
грамматические единицы, для которых не существует прямых соответствий в
языке перевода. Это так называемая «нулевая эквивалентность» или
«безэквивалентная лексика». Это самый сложный случай для перевода. Здесь
переводчик не может просто взять словарь и отыскать там перевод слова.
К числу безэквивалентной лексики относят разные группы слов.
Безэквивалентная лексика встречается среди неологизмов, среди слов,
называющих специфические понятия и национальные реалии, и среди
малоизвестных имен и названий. Как правило, к этой категории относят
слова-реалии, фразеологизмы, личные имена, географические названия, и так
называемую фоновую лексику (названия известных фильмов, имена
сказочных героев и т.д.).
Всю эту лексику объединяет то, что ее невозможно перевести без
потери смысла. Читателю русского перевода все равно будет непонятно, кто
такая «фея», что такое «лицо игрока в покер», потому, что для носителя
английского языка эти слова сразу раскрывают определенный образ, обычно
известный британцу или американцу с детства. В России неизвестны сами
особенности англоязычной культуры, и поэтому непонятны описывающие
эти особенности слова. Конечно, в настоящее время мы знаем многое о
культуре англоязычных стран, в основном благодаря глобализации, но все-
таки многие реалии этих стран для нас остаются непонятными.
Задача переводчика состоит в том, чтобы сделать слова
безэквивалентной лексики понятными при переводе с английского на
русский язык. Это позволяют сделать приемы перевода безэквивалентной
лексики, разработанные в переводоведении.
Анализ примеров перевода безэквивалентной лексики из произведений
Элизабет Гилберт показал, что самым распространенным приемом перевода
31
является замена слова его функциональным аналогом. Переводчики ищут в
русском языке понятия, которые примерно похожи по смыслу на
англоязычные слова. Так как Элизабет Гилберт описывает понятные,
распространенные в жизни обычной женщины явления, такие как отношения,
перемены в жизни, поиск эмоциональной гармонии, то найти аналог ее
словам в русском языке зачастую является возможным, хотя иногда
русскоязычные аналогии не совсем точно могут передать смысл исходного
слова. Анализ переводов бзэквивалентной лексики из анкетного
исследования показал, что самым часто используемым приемом среди
студентов являются транскрипция, калькирование и опущение.
Как показала практика, другим распространенным приемом перевода
можно назвать перевод с помощью транскрипции, так переводятся личные
имена и географические названия.
Кроме того, слова из категории безэквивалентной лексики можно
успешно переводить с помощью такого приема, как описательный перевод.
Однако для произведений Э. Гилберт такой прием плохо подходит из-за
особенностей ее стиля; писательницы использует длинные, сложные
предложения, и описание еще сильнее перегружает текст. Поэтому
переводчики стараются реже использовать описание. Что касается анкетного
исследования, к данному приему прибегнула наименьшая часть опрошенных
студентов, так как они столкнулись с проблемой незнания терминов на языке
оригинала.
Для части безэквивалентной лексики используется опущение, при
котором непереводимое слово просто убирается из текста перевода.
Переводчики так поступают тогда, когда исходная лексема не имеет особого
значения для текста, ничего не дает читателю для понимания текста, а ее
описательный перевод слишком долог.
В целом, можно сделать вывод о том, что перевод безэквивалентной
лексики представляет собой сложный случай и становится настоящей

32
проблемой для переводчика. Эта проблема решаема, если знать культуру
страны оригинального текста, культуру страны перевода (чтобы можно было
подобрать подходящее соответствие) и знать приемы перевода
безэквивалентной лексики.

33
Список использованной литературы
1. Авербух К. Я. Общая теория термина / К.Я. Авербух. – М.:
Иваново, 2004. – 252 с.
2. Акопова Э.Л. Безэквивалентные термины и способы их
перевода / Э.Л. Акопова. М., 2000. – 326 с.
3. Мюллер В.К. Англо-русский словарь / В. К. Мюллер. – М.:
Эксмо, 2002. – 843 с.
4. Бархударов Л.С. Язык и перевод. / Л.С. Бархударов. – М.:
Международные отношения, 1975. – 240 с.
5. Борисова Л.Н. Лексические трудности перевода научно-
технической литературы с английского языка на русский / Л.Н. Борисова. –
М.: НВИ-Тезаурус, 2005. – 418 с.
6. Верещагин Е.М. Язык и культура / Е.М. Верещагин, В.Г.
Костомаров. – М.: Индрик, 1976. – 1038 с.
7. Верещагин Е.М. Лингвострановедческая теория слова / Е.М.
Верещагин, В.Г. Костомаров. – М.: Русский язык, 1980. – 320 с.
8. Виноградов В.С. Введение в переводоведение (общие и
лексические вопросы) / В.С. Виноградов. – М.: Издательство института
общего образования РАО, 2001. – 224 с.
9.  Влахов С. И. Непереводимое в переводе / С.И. Влахов, С.П.
Флорин. – М.: Валент, 2009. – 360 с.
10. Гилберт Э. Есть, молиться, любить (перевод Ю. Змеевой) / Э.
Гилберт. – М.: Рипол классик, 2011. – 368 с.
11. Гилберт Э. Пилигримы (перевод Н.А. Сосновской) / Э. Гилберт. –
М.: Рипол классик, 2016. – 282 с.
12. Иванов А. О. Безэквивалентная лексика / А.О. Иванов. – СПб.:
Типография издательства СПбГУ, 2006. – 200 с.

34
13. Комиссаров В. Н Теория перевода (лингвистические аспекты):
учебник для ин-тов и фак. иностр. яз. / В.Н. Комиссаров. – М.: Альянс, 2013.
– 253 с.
14. Латышев Л. К. Перевод: проблемы практики и методики
преподавания / Л.К. Латышев. – М.: Просвещение, 1988. – 160 с.
15. Латышев Л.К. Технология перевода: учеб. пособие по подготовке
переводчиков / Л.К. Латышев. – М.: НВИ-Тезаурус, 2000. – 338 с.
16. Лебедева А.А. Проблема эквивалентности и безэквивалентности
лексических единиц при переводе юридических терминов /А.А. Лебедева //
Вестник МГГУ им. М.А. Шолохова. Сер. «Филологические науки». – 2013. –
№ 3. – С. 74-79.
17. Литвинова М.М. Практикум по переводу (английский язык) /
М.М. Литвинова. – Пермь, 2012. – 74 с.
18. Нелюбин Л.Л. Введение в технику перевода / Л.Л. Нелюбин. –
М.: Флинта, 2009. – 216 с.
19. Попова Е.Е. Безэквивалентные термины и их передача при
переводе специальных текстов /Е.Е. Попова, М.Ю. Семенова. // Вестник
Пермского национального исследовательского политехнического
университета. – 2016. – № 2. С. 36-39.
20. Рецкер Я.И. Теория перевода и переводческая практика / Я.И.
Рецкер. – М.: Валент, 2009. – 442 с.
21. Романова Е. А. Функции культурно-маркированной лексики в
немецких печатных СМИ /Е. А. Романова // Научный диалог. – 2016. – № 12
(60). С. 160-169. 
22. Степанян Л.Л. Введение в практику перевода специальной
литературы / Л.Л. Степанян. – М.: ЦПИ при механико-математическом
факультете МГУ имени М.В. Ломоносова, 2003. – 72 с.

35
23. Баженкова А.Ю. Универсальный англо-русский словарь
современной лексики / А.Ю. Баженкова, М.Б. Кановская, Судьина Н.А. и др.
– Минск: Харвест, 2003. – 1262 с.
24. Опарина Е.О. Язык и культура: сб. обзоров [Текст] / Е.О.
Опарина. – М.: ИНИОН, 1999. – 109 с.
25. Яшина М.Г. Культурно-маркированная лексика как
междисциплинарная область исследования. Тезисы докладов участников
конференции Ломоносов – 2009 /М.Г. Яшина // Материалы докладов XVI
Международной конференции студентов, аспирантов и молодых ученых
"Ломоносов-2009" / МАКС Пресс. – Москва, 2009. – С. 35-36.
26. Тихонов А.Н. Фразеологический словарь современного русского
литературного языка: в 2 т. / А. Н. Тихонов. – М.: Флинта, 2004. – 338 с.
27. Elizabeth Gilbert Eat Pray Love / Elizabeth Gilbert. – NY: Penguin
Books, 2006. – 368 c.
28. Elizabeth Gilbert Pilgrims / Elizabeth Gilbert. –NY.: Bloomsbury
Publishing, 2003. – 225 с.

36