Вы находитесь на странице: 1из 8

1

Польша.
Один из наиболее богатых жанров польского устнопоэтического творчества — песни.
Характерной чертой является решительное преобладание лирической песни; героического
эпоса, подобного великорусским былинам или сербским юнацким песням, у поляков нет,
существуют только мелкие эпические формы. Систематизация польских народных песен еще
не разработана. В основном они делятся на несколько групп: обрядовые, исторические,
любовные, профессиональные, разбойничьи, солдатские, песни нищих и др.
Обрядовые песни составляют наиболее старую и оригинальную группу песенного
творчества поляков. Они связаны или с семейными обрядами, или с календарными
праздниками и обычаями. К ним относятся старые свадебные песни (например, «О хмеле»), а
также обширный цикл календарной поэзии: так называемые коляды, масленичные песни
(например, о podkoziolku), песни, связанные с праздником весны, собутковые, которые поют
в день святого Яна, дожиночные и др.
Исторические песни XIII—XIV вв. записаны польскими летописцами и историками только
отчасти (М. Вельский, М, Кромер, Я. Длугош, М. Стрый- ковский). Это «Песнь о битве под
Завихостом», «Песнь о Людгарде» и др. Исторические песни, живущие в народных преданиях
по сей день, созданы не ранее XVII в., как, например, песня о шведском нашествии, о падении
Каменца-Подольского, о короле Яне III Собеском, о Древиче и др.
Отдельную и очень интересную группу польских песен составляют баллады; это как бы
песенные рассказы о трагических событиях в прошлом.
Большинство баллад основано на сюжетах, известных и в других европейских странах.
Особенно популярна польская баллада «О пани, которая убила пана», увековеченная
Мицкевичем в «Лилиях». Баллады, подобно историческим песням, по литературной форме
относятся к эпическим или эпическо-лирическим песням.
Иной характер носят песни любовные и молодецкие. Они короткие, с одной или
несколькими строфами. Эти произведения устного творчества частично заимствованы
крестьянами от мелкой шляхты и городского населения.
Профессиональные песни охватывают группы песен ремесленников, земледельцев,
пастухов, охотников. Песен ремесленников немного, они обычно имеют сатирическое или
шутливое содержание. Чаще всего это песни о сапожниках, портных, кузнецах, мельниках.
Земледельческие песни, за исключением дожиночных (праздник урожая) и сенокосных, также
немногочисленны; зато очень богато представлены пастушеские песни.
Очень интересны и многочисленны разбойничьи песни. Тут первенство принадлежит
Подгалью с его песнями о Яносике, легендарном татрском разбойнике. Народная легенда
видела в разбое проявление борьбы с несправедливостью и злом общественного строя,
поэтому разбойники в народных песнях выступают как герои.
Солдатские песни можно разделить на две группы: первую — о солдате и войне; вторую
— о рекрутах. Среди первой группы выделяется песнь о солдате-скитальце, дошедшая,
вероятно, с XVI в. Рекрутские песни появились уже после разделов Польши. Их темой
является описание набора в рекруты и службы в чужих городах и странах.
Своеобразны песни нищих. На них заметно сильное влияние церковных песнопений
(например, песнь о смерти и о странствиях души умершего), в их тематике нередки
повествования об исторических событиях, о сиротах, о жизни святых и Христа.
Народная музыка. Мелодии и ритмы
В польской народной музыке преобладают мелодии песен; инструментальные мелодии
танцев — вторичные версии народных песен. Стихотворная основа польской народной песни,
так же как у других западных славян и у прибалтийских народов, построена по силлабической
системе. Стих состоит из установленного количества силлаб — слогов. Наряду с
силлабическими структурами стиха-строфы сохранились как реликты тексты песен с
несиллабическим стихом. Такие формы стиха встречаются в свадебных песнях, особенно в
восточных областях Польши, а также в обрядовых песнях календарного цикла и в детских. К
наиболее частым видам строк относятся строки из 12 (6+6), 8 (4+4), 10(5+5), 14 (8+6), 7
2

(4+3), 11 (4+4+3) и 13 (4+4+5) слогов, которые составляют двух- или четырехстрочные


строфы.
В танцевальной песне преобладают короткие однострофные припевы, в обрядовых,
лирических и эпических песнях — многострофность. На двенадцати слоговой строке
основан krakowiak, а также некоторые другие двудольные, в меньшей степени трехдольные,
танцы мазурочного типа. Краковячный ритм характерен главным образом для народной
музыки Малой Польши. Для краковяков специфичен синкопический ритм; эти же самые ритмы
рстречаются в восьмиразмерной метризации, несомненно, более старой, чем двухразмерная.
Они характерны для некоторых песен северо-восточной части Польши.
Песни с мазурочными ритмами — это песни на 3Д; они основаны, как правило, на восьми-
и семислоговой строке, реже — на шестислоговой. Мазурочные ритмы в нетанцевальных
песнях встречаются по всей Польше (за исключением южной окраины Малой Польши);
мазурочные ритмы в танцевальных песнях характерны для центральной и западной частей
Польши (Мазовия, Куявия, Добжинская земля, Ленчицкие и Келецкие районы, Великая
Польша, Силезия).Это так называемые kujawiaki, oberki,  wiwaty,  mazury,  mazurki  и т. п.
Главной чертой мазурочных ритмов являются самые высшие четырехслоговые тактовые
группы с наиболее частой ритмизацией.
Важную и широко распространенную группу составляют песенные мелодии,
сопровождающие польские народные танцы chodzone, polonezy.  Они трехразмерные и
имеют довольно медленный темп. В северо-восточной части Польши (Курпи, Мазуры, север
Подлясья) бытуют танцы с мелодиями, имеющими размер типа 5/8, в которых основную роль
играет четырехслоговая тактовая группа. В южной части Польши решительно преобладают
танцы с парными размерами такта, в центральных и западных районах в большей или
меньшей степени преобладают танцы с трехразмерными, главным образом с мазурочными,
ритмами. В остальных областях в равной степени встречаются мелодии восьмиразмерные,
пятиразмерные, аморфные (Подгалье, восточная часть Польши).
Мелодический строй польской песни очень разнообразен. Наиболее архаичны мелодии
танцев северных и восточных областей, где преобладает пентатоника (пятиступенная гамма).
Более обычны мелодии диапазона октавы и ноны, особенно в мелодиях ритмического строя
мазурки. Более широкие интервалы—до ундецимы—встречаются спорадически, например в
Любушской земле, видимо, под влиянием широкого регистра инструмента «козла». Не
вдаваясь в детальное рассмотрение польской народной мелодики, достаточно сказать, что в
ней господствует тип «волнообразной» мелодии; в горных районах встречается и тип
«нисходящей» мелодии. Польскую народную песню отличает одноголосость и унисонное
пение. Коллективное пение «на голоса» терциями и секстами встречается очень редко.
Исключение составляют южные пограничные области — Подгалье и Ленины, где наблюдаются
любопытные формы многоголосия: двух-, трех- и более голосные параллели в разных
интервалах, перекрещивание голосов — при начале и кадансе в унисон или в октаве.
Объясняется это, по-видимому, влиянием музыки словацких горцев, лемков, гуцулов. Следуя с
севера на юг и запад Польши, можно наблюдать у певцов стремление петь все более
высокими голосами (при одновременно нарастающем темпе). В Подгалье мужчины поют с
огромным напряжением и в голосовых регистрах, почти граничащих с фальцетом, в то время
как женщины поют «белым», т. е. низким, голосом. В восточной же части Польши в пении нет
высоких голосовых позиций.
Очень важной чертой польской народной музыки, часто считающейся даже самой
главной, является tempo rubato, которое выступает прежде всего в музыке центральных и
западных областей Польши вместе с танцевальными мелодиями мазурочной ритмики (сравни
стиль исполнения мазурок Ф. Шопена). В северной области Польши поют довольно медленно,
соблюдая точно ритм (giusto).
В северо-восточных областях Польши сохранился архаичный способ артикуляции, с
отбрасыванием последнего слога. Этот способ встречается в пении балтийских народов,
финнов, восточных и южных славян.
Некоторые сведения о древних польских музыкальных инструментах дают
археологические раскопки, во время которых были найдены различные погремушки и свистки
3

(детские или охотничьи). Интересна, например, восьмигранная богато украшенная костяная


свирель с пятью боковыми отверстиями, которую нашли в Ковалеве (Великая Польша). В
Гданьске и Ополье найдены струнные инструменты типа финских и балтийских kankles.
К современным народным музыкальным инструментам относятся пастушечьи трубы; в
южной части Польши — tromby  и trombity, в центральной— ligawki,  у кашубов
— bazuny.  Трубы юга Польши — цилиндрической формы, нескольких метров в длину,
перевиты корой. Центрально- и севернопольские трубы значительно короче (около 1 м),
конической формы, прямые или несколько искривленные. Они служат для сигнализации и
подманива- ния животных. Только в Бескидах на трубах благодаря их значительной длине,
можно наигрывать медленные мелодии. В южных районах страны
распространена fujara  (свирель) или/?iscolka  — пищалка цилиндрической формы длиной
около 60 см, без боковых отверстий. Распространение в южных районах Польши тромбы и
свирели, встречающихся также в Словакии и на Балканах, связано, по-видимому, с
передвижениями валашских скотоводов.
Инструменты типа дудки известны под названиями: koziol  (самая обширная гамма,
низкое звучание) в Любушской земле, gajcLa  — в Силезском Бескиде, duda  — в Великой
Польше и в Живецком Бескиде (инструменты, подобные живецким, существовали и в
Подгалье). Гайды и дуды южной окраины Польши были, видимо, занесены с Балкан. В
Великой Польше сохранился также и старинный пастушечий инструмент, так
называемые siesienki; это — маленькие дудки без кожаных мехов, вместо которых имеются
один или два пузыря. В настоящее время на таких дудках играют дети. На инструментах типа
дудки играют почти всегда в сопровождении скрипки, а в Великой Польше, кроме того, и
небольших смычковых инструментов (mazanki). Мазанки и встречающиеся в Подгалье,
относятся к некогда широко распространенным в Европе типам инструментов,
называвшихся Tanzmeistergeige. В районах Польши, где дуды не распространены, сельский
танцевальный оркестр состоит из скрипки с малым барабаном или скрипки с малым басом.
Сейчас в танцевальные оркестры нередко входят вторая скрипка, кларнет или труба, а также
духовые инструменты (такие, как саксофон) и струннощипковые (гитары, мандолины).
Народные танцы
Много оригинальных сельских танцев сохранилось в Польше до сих пор. Одни из них
исполняются одинаково во всей Польше, другие, при наличии общепольских черт, имеют
местные особенности в музыкальном сопровождении и танцевальных па. Различаются они и
названиями.
Особую группу составляют танцы-игры, которые исполняются по всей Польше. Эти танцы
имитируют труд человека. Они возникли, по-видимому, под влиянием города и
развивающегося там ремесла. Выделяется, наконец, группа танцев общественного характера.
Их танцуют по самым различным поводам: на вечерах, сельских гуляниях, на свадьбах и
других семейных торжествах. Среди них первое место занимают oberek, принадлежащий к
группе танцев так называемых мазурочных ритмов, и полька. Одна из общих черт польских
танцев — постепенное убыстрение темпа. В большинстве случаев танец состоит из двух
частей, из которых пер^ вая идет спокойно, вторая — быстро, с другим шагом. Танец,
начатый спокойно, нередко кончается в головокружительном темпе, а иногда переходит даже
в другой танец с той же характеристикой ритма (например, после обе- река сразу же
начинают танцевать куявяк). Пением сопровождаются чаще всего обрядовые танцы и танцы-
игры. В общественных танцах большую роль играет припевка — короткая песенка с
импровизированным текстом, которую поет соло танцор или танцовщица. Песенка эта
исполняется во время танца или же до его начала. Польские танцы—мазурка, краковяк,
полонез, куявякидр., развивались и совершенствовались на подлинно народных основах. В
XVI—XVII вв. шляхта переняла от крестьян ритмы «пешего» танца, но значительно их
переработала. В шляхетском исполнении этот танец приобрел особую пышность и
импозантность. В таком виде он стал известен в Париже, где подвергся обработке
профессиональных балетмейстеров и получил название «полонез». В XVIII в. полонез, т. е.
польский танец, распространился по всей Европе. Краковяк, мазур, куявяк в обработке
шляхты и при постановке их на сцене также приобрели еще большую отточенность движений,
законченность и изящество рисунка. Это в свою очередь сказалось на их исполнении простым
4

народом. Распространению народных танцев в Польше и за рубежом немало способствовали


многие талантливые польские композиторы, особенно Шопен, Монюшко, Шимановский,
написавшие по их мотивам прекрасные музыкальные произведения.
Чехия.
Чешский фольклор прошел сложный путь развития, обусловленный историей народа.
Исторические обстоятельства способствовали сближению его формы и содержания с
европейской профессиональной литературой. Тесно связан он со словацким фольклором.
Основными жанрами народной прозы являются сказки о животных, волшебные,
авантюрно-новеллистические и бытовые сказки, предания и анекдоты. Сюжеты сказок о
животных, как правило, басенного характера, известны по большей части со средневековья
(например, о лисе и кувшине). В чешском сказочном фонде налицо почти все
общеевропейские сюжеты волшебных сказок. Так как сказочники черпали образы из близкой
им среды, то герои сказок — бродячий подмастерье, отставной солдат, странствующий
охотник и др.—наделены чешскими национальными чертами и действуют в обстановке,
характерной для народного бытового уклада. Из сверхъестественных существ наряду с
великанами, драконами, волшебниками и т. п. чаще всего фигурирует черт, представленный
нередко глуповатым трусом. Образам, олицетворяющим злые силы, придаются черты,
снижающие их могущество, а подчас и превращающие их в комические персонажи. Водяного
нередко изображают доброжелательным к простым людям и даже помогающим им. В сюжетах
сказок других народов такая черта его образа не встречается, что позволяет предположить ее
чешское происхождение. Чешским сказкам вообще не свойственно нагромождение
сверхъестественного; характерно простое развитие действия и реалистическое изображение
сказочной среды. В авантюрноновеллистических и бытовых сказках элементов чудесного
почти нет; в них правдиво отображена жизнь деревни, быт мелких ремесленников и т. п.,
особенно ощутим местный чешский колорит. В сказках звучит народный юмор, направленный
против высокомерия, скупости, всякого рода пороков и т. п. Многообразны былички, в
которых рассказывается об упырях, леших, домовых, помогающих в хозяйстве, о блуждающих
огоньках, заводящих в болото ночных путников, «поледницах», похищающих в полдень детей
и т. д.
В чешской народной песне выделяются несколько жанров: обрядовые, лирические,
танцевальные, баллады, исторические песни.
В рождественских, новогодних, крещенских и пасхальных колядках преобладают
веселые, юмористические мотивы. Своеобразны песни, связанные с обычаем выноса морены,
корнями уходящие в эпоху язычества. Следует выделить так называемые посвиценские песни,
которые пелись на празднествах уборки урожая. Характерной чертой чешских лирических
песен является их острая сатирическая направленность, в силу которой в них образно
вырисовываются противоречия между отдельными прослойками сельского населения, городом
и деревней, господами и подданными.
Особую группу составляют солдатские песни, возникающие с конца XVII в. Они
наполнены сожалением о погубленной молодости, тоской о доме, гневом на господ.
Воинственный дух чужд им, а буйная веселость, в сущности, скрывает горечь отчаяния. В
«збойницких» песнях изображаются эпизоды из жизни «збойников» (чехословацкий тип
благородного разбойника).'В фольклорной традиции они сохранились в Силезии, циклизуясь
вокруг главного героя — Ондраша, а также в Моравии. В значительной части баллад
разрабатываются сюжеты, общие с другими европейскими народами: сирота, преступная
сестра и др. Основой сюжетов другой части баллад елужили события местной деревенской
жизни: несчаст ные случаи, стычки, убийства и т. п. Баллады эти многочисленны, но, как
правило, распространены в ограниченной местности. Исторические песни у чехов, как и у
словаков, сравнительно слабо развиты. Песни об исторических событиях, например битвах у
Варны (1444 г.), у Могача (1526 г.) и др., авторами которых были полупрофессиональные
поэты и композдхоры, имеются в памятниках древнечешской литературы. Но они редко
проникали в устную традицию. Подлинно народного происхождения короткие песенки, чаще
куплеты, в которых упоминаются и имена исторических личностей. В этих песенках
сохранились воспоминания о
5

Особую группу составляют ярмарочные («крамаржские») песни. Они складывались


бродячими певцами, печатались на листах небольшого формата и продавались на дорогах и
ярмарках. Пение их сопровождалось демонстрацией картинок, изображающих развитие
сюжета (различные происшествия, убийства, наводнения, пожары и т. п.). Во второй половине
XIX в. ярмарочные песни оказали заметное влияние на народные песни, особенно на их
мелодии. Чешская народная песня полна остроумия, часто грубоватого. Простота, сдержанная
нежность, шутливость — характерные черты чешской народной песни.
Моравские песни имеют особенности, коренящиеся в более стойком сохранении
Моравией этнического овоеобразия: в них выразительнее проявляется местная специфика,
они многообразнее, пестрее, а также лиричнее, мягче и нередко меланхоличны. Моравская
лирика составляет естественный переход к словацкой. В «эпоху национального возрождения»,
и особенно в период 1848 г. и 60-х годов, в народном репертуаре занимали большое место так
называемые общественные (spolecenske) песни: эпические песни и гимны патриотического
содержания, сложившиеся в среде чешской буржуазии. Они долго сохраняли популярность в
народе, когда буржуазия о них забыла.
Рабочие песни, хорошо в Чехословакии изученные, имеют несколько разновидностей. Это
— старинные песни шахтеров, сезонных рабочих, тематически связанные с их жизнью,
работой, раскрывающие их мировоззрение и чувства. В них своеобразно использован
традиционный жанр баллады. Мелодии чешских народных песен разделяются на два типа:
западный,чешский (Чехия, западная часть Моравии) и восточный, точнее карпатский
(восточная часть Моравии и область Силезских Бескид). Чешская песня (западный тип) строга,
сдержанна, часто имеет юмористическое или сатирическое содержание. Мелодии ее
свойственны постепенно восходящие аккордные звуки, ясный мажорный лад, правильный,
равномерный ритм.
Чешские песни связаны с танцевальной музыкой: ломаная мелодическая линия,
внутрислоговой распев, мотив, построенный на аккордовых звуках. Поэтому чешскую песню
причисляют к инструментальному типу в противоположность восточноморавской, относящейся
к вокальному, где нет такой тесной связи с инструментальной музыкой. Различие
восточноморавской и чешской песни заключается и в том, что в Чехии численно преобладают
тексты над напевами, в Моравии нередко один и тот же текст имеет несколько
разновидностей музыкальной обработки. Чешская народная песня в целом — одноголосная:
лишь там, где напев допускает второй голос в терциях и секстах, встречается двухголосье.
Связь с танцевальной музыкой породила простоту мелодической структуры. Как правило, это
— двух- или трехдольные формы, основой которых является чаще всего двухтактовая фраза.
В южной части Чехии по мере приближения к Моравии возрастает разнообразие и
усложненность напева. Спокойный тон чешских песен 3/4 на востоке Моравии сокращается до
формы 2/4. Для восточноморавской песни типично два распева одной и той же песни, что
встречается ив Словакии: в протяжной форме rubato, близкой украинским напевам, и в
танцевальной форме giusto с устойчивым членением такта.
Пение и танцы в Чехии сопровождались игрой на волынке ( dudy, gajda, kej-  da),  часто
со скрипкой. Скрипка, волынка и кларнет до сих пор бытуют у ходов и в Пошумавье.
Популярны были и цимбалы. Когда-то место цимбал занимала народная арфа, позднее
добавилась флейта. В начале XIX в. в чешской деревне появляются оркестры в составе двух
скрипок, двух валторн и цимбал или двух скрипок, кларнета, флейты и контрабаса. В
восточных областях Моравии танцы сопровождали две скрипки и волынка. В Силезии (в
Тешинской области) такое сопровождение сохранилось до сих пор.
Народные танцы
В Чехии, Моравии и Силезии танцы различаются по стилю, характеру и технике.
Встречаются изредка пережиточные формы обрядовых танцев, изменившихся под влиянием
новых танцев. Архаические танцы сохранились в глухих местностях: например, «белый»
(Ъ]’о1$) — свадебный танец в Силезии. Первоначальная форма танцев обрядовых и
необрядовых — круговая. Старинные круговые танцы были женские, мужские и смешанные
(встречаются в живом бытовании в ходской области). Из круговых танцев возникли танцы,
называемые точивыми (tocivtf).  Выявлена общность точивых танцев Чехословакии (ходская
6

область, южные и частично западные области Чехии, восточная часть Моравии, Силезия,
Словакия), Польши, Румынии, Закарпатской Украины, Венгрии, севера Югославии и лужицких
сербов. Характерной чертой чешских точивых танцев наряду с основным движением —
кружением пары на месте — является импровизация. Известно множество вариантов этих
танцев. Они сопровождались песнями определенного мелодического и ритмического строя,
самого различного содержания (любовные, шуточные, военные и даже баллады). Пение,
музыка и движение в этих танцах равноценны и составляют законченное стилевое и
художественное единство. Точивые танцы с несколькими плясовыми песнями для одного и
того же танца, а также мужские танцы с подскоками ( odzemek  и др.) характерны для
восточной части Моравии и Силезии. Для Чехии, западных и центральных областей Моравии и
частично Силезии типичны фигурные танцы с неизменными, исполняющимися в строгой
последовательности фигурами, из которых каждая связана с определенной частью мелодии.
Каждый фигурный танец имеет свою особую мелодию. Известно много местных
разновидностей польки и обкрочака (obkrocak) — типично чешского танца.
Румынский фольклор.
По-видимому, наиболее древними в румынском фольклоре являются обрядовые песни и
пляски, связанные с трудом народа, с некоторыми календарными датами и наиболее важными
моментами из жизни семьи. Знаменательно, что среди песен, связанных с ритуалами, теперь
почти совсем забыты такие, как скалоянул и папаруделе, которые по существу являются
молитвами магического характера о ниспослании дождя, в то время как «песни венка», в
которых прославляется обильный урожай, продолжают жить и их содержание обогащено
отражением новой действительности:
Интересной категорией румынского фольклора являются старинные эпические песни-
баллады. В них мы встречаемся с реальными историческими событиями, но некоторые их
герои приобрели легендарные черты. Эпические песни можно услышать на свадьбах, на
ярмарках и по праздникам. Исполняются эти песни в различных районах страны по-разному.
Каждая баллада имеет обычно свою мелодию, и ее поют под аккомпанемент какого- либо
народного музыкального инструмента. В некоторых местах при исполнении песен-баллад
сочетают музыкальный текст и речитатив, а в других — речитатив отсутствует. В наши дни
баллады имеют меньшее хождение, чем прежде, и преимущественно сохранились в
Придунайской низменности, где еще можно найти исполнителей, знающих более 40 баллад.
Некоторые непрофессиональные певцы-крестьяне поют их с большим мастерством. Наиболее
древние эпические песни имеют элементы фантастики, взятые из сказок, например «Мизилка»
— песня о младшей дочери Мизила, которая, переодетая мальчиком, служила в войске
императора Царьграда; широко распространенная по всей стране пастушеская баллада
«Миорица» (известно множество вариантов этой баллады) — очень красивая и
выразительная. Есть песни, прославляющие дела витязей, боровшихся против турецких и
татарских захватчиков. Таковы «Бадиу», «Танислав», «Груйя Новак». Как рассказывают
песни, эти герои были настолько хорошо известны своей отвагой и силой, что, заслышав их
имена, враги приходили в ужас. В народе сохранились песни о гайдуках, выразителях
народного протеста против эксплуатации. Гайдуки Корбя, Миу, Тунсу, Пинтя, Гиоргилаш, Раду
Ангел, восстав против господского произвола, мстят за все притеснения и лишения, которые
испытывал трудовой народ.
Наиболее богатой областью румынского фольклора являются лирические песни. Они
тесно связаны с народной жизнью, а их текст и мелодии выражают самые различные чувства
людей из народа. Лирическая песня (дойна) по своему происхождению очень древняя и носит
различные наименования, в зависимости от районов, в которых ее поют: «дойна», «длинная
песня», «песня о любви». Она отличается от других лирических песен не столько по тексту,
сколько по мелодии, которая в большинстве случаев является свободной импровизацией на
традиционную музыкальную тему, где используются мелодические украшения и речитатив.
Дойна поется медленно, протяжно. Она разрешает большую свободу исполнения. Дойну поют
в сопровождении самых различных музыкальных инструментов или используют для
аккомпанемента листья деревьев, кору березы, рыбную чешую и т. д. Дойна может иметь
любое содержание, начиная от созерцательного любования природой и до воспевания
отчаянной храбрости героя. Однако большую часть народных лирических песен составляют
7

не дойны, а песни с более ритмичной мелодией. Они очень разнообразны как по мелодии, так
и по содержанию. Песни, сложенные в феодальный период, до сих пор сохранились в
Трансильвании, Банате, Олтении, Мунтении и Молдове. Более широко распространены песни,
возникшие позже, уже в капиталистическую эпоху. Мелодии их проще, чем у старинных песен.
У румынского народа существует много музыкальных инструментов.
Бучум (bucium)  можно встретить в горных районах страны. Он подобен украинской трембите.
Его делают из дерева или металла в форме трубы  (на конце усеченный конус), длиной 1,5—3
м и 10—12 см в диаметре. Большие бучумы используются также для передачи звуковых
сигналов. Румынам известен 21 вид свирелеи из дерева, кости и металла. Народный
инструмент nai  сделан из множества трубочек различной длины, скрепленных одна с другой.
Чимпой (cimpoi) представляет собой бурдюк из козьей кожи. Держат его в руках и дуют в
одно из отверстий, отчего звучит свирель, вставленная в другое отверстие чимпоя. Это
пастушеский инструмент, который известен во всех областях страны. Кроме того, духовые
инструменты (по большей части латунные) представлены кларнетом, фаготом (чаще всего
встречается в Банате) и саксофоном. Широко распространены аккордеон, скрипка,
виолончель, контрабас, кобза, гитара, цитра и цимбалы. Обычно скрипка, цимбалы и кобза
или виолончель, бас и иногда труба составляют так называемый taraf  — народный оркестр,
который играет в торжественных случаях и сопровождает танцы.
Гулянье (хора) является любимым развлечением сель- ской молодежи. Хора организуется
в праздничные дни на сельской площади парнями села. Здесь преимущественно танцуют
народные танцы, характерные для данного района. В РНР известно около 2      тыс. народных
танцев. В некоторых селах танцуют до сотни разнообразных танцев. Румынские народные
танцы подразделяются на три большие категории: круговые, линейные и групповые. В свою
очередь каждая из этих групп распадается на множество типов: 1) «хора»—хороводный
танец, во время которого танцующие держатся за руки; 2) «брыу»— танцующие становятся в
один ряд или полукруг и держат друг друга за пояс или кладут друг другу руки на плечи; 3)
«сырба»— танцующие также стоят в ряд или полукругом и кладут друг другу руки на плечи;
4) «ынвертита»— танцуют парами или маленькими группами (парень и две девушки или
девушка и два парня); 5) «пуртата»— парный танец с четким ритмом; 6) «полька»— парный
танец с небольшими скачками и меняющимся шагом (в Молдове); 7) «фечиоряса» —
виртуозный мужской танец с высокими прыжками и хлопками по голенищу сапог.
Венгры.
Как и песни, сказки составляют один из наиболее распространенных и старых жанров
венгерского фольклора. В прошлом рассказывание сказок повсюду было связано с
коллективными работами (в перерывах между сельскохозяйственными работами или при
сортировке табака, прядении, ощипывании птицы и пр.). В кругу рыбаков рассказывали сказки
во время починки и вязания сетей, среди лесорубов — вечерами в высокогорных хижинах;
среди пастухов — на летних пастбищах, и, наконец, среди рабочих — когда ехали на работу
(например, у шахтеров). Популярно было рассказывание сказок и в кругу солдат.
У крестьян очень ценились хорошие сказители. Зимними вечерами их либо приглашали к
себе, либо собирались в их дом. И в то время как мужчины и женщины занимались какой-
нибудь работой, сказитель переносил их в мир чудес.
Среди современных венгерских сказителей много ярких дарований. Таковы, например,
Махай Федич — бывший батрак, Петер Пандур — сезонный рабочий, специалист по бытовым
сказкам; Андраш Альберт — лесоруб, с удивительной фантазией рассказывающий волшебные
сказки, и, наконец, одна из немногих женщин среди сказителей — Йожефка Пайко. Обычно
рассказчиками сказок были мужчины, женщины же в обществе сказок не рассказывали. Они
рассказывали их только в своем кругу и детям. Венгерские сказки очень богаты вводными и
заключительными формулами. Обычно сказка начинается словами: «Где-то был, где-то не
был...».
Собирание произведений устного народного творчества в Венгрии началось гораздо
раньше, чем запись мелодий. Однако благодаря деятельности композиторов Белы Бартока,
Золтана Кодая и их учеников венгерская музыкальная фольклористика преодолела это
отставание. Музыка венгерской народной песни характеризуется обычно простотой,
8

небольшим диапазоном, одноголосием. По классификации Белы Бартока, с музыкальной


стороны венгерские народные песни разделяются на три основные группы: песни старого
стиля, песни нового стиля и смешанная группа. Первая группа характеризуется пентатоникой
и постепенно снижающейся интонацией, т. е. мелодия начинается с более высокой ноты и
кончается в заключительной строке на более низкой ноте. Старые народные венгерские песни
имеют квинтовый строй, их поют в замедленном темпе и с большой фиоритурой. У песен,
которые стали распространяться 80—100 лет тому назад, строй другой, чем у песен старого
стиля. Песни нового стиля преимущественно семиступенные, с четким ритмом tempo giusto —
быстрым, подобным танцу, в то время как старые — parlando rubato. По ритмике они проще
старых песен, но диапазон у них шире. Пентатоника венгерской народной музыки—
восточного происхождения. Мелодии, родственные венгерским, Золтан Кодай нашел у
марийцев, а также у.волжских тюркских народов. Нона народную музыку венгров оказала
влияние и музыка окружающих их европейских народов. Влияние цыганской музыки на
венгерскую началось со времени турецкого господства. Цыганские оркестры и музыканты
пользовались большой популярностью в среде мелкого дворянства и городского мещанства.
Темпераментный «цыганский» способ- исполнения был перенесен частично и в венгерскую
народную музыку.
Из старых традиционных музыкальных инструментов венгров следует отметить прежде
всего волынку (duda)  и флейту, или свирель (furulya), которые да начала нашего века оыли
любимыми музыкальными инструментами пастухов. Мех волынки изготовляли из шкуры овцы
или козы, реже собаки; волынка имела обычно длинную дудку. Это был сольный муаыкальный
инструмент. Типы фурульи очень разнообразны; они популярны до сегодняшнего дня точно
так же, как различные типы щипковых музыкальных инструментов:
цитра (citera),  тамбура (tambura). На юге Венгрии длительное время сохранялся музыкальный
инструмент, представляющий собой интересное сочетание смычкового и ударного, так
называемые tekerd  или пуепуеге. Венграм издавна известны и многие музыкальные
инструменты европейского происхождения: кларнет (klarinet),  скрипка, контрабас (bogo),
цимбалы (cimbalom)  и более новые — различные типы гармоник и аккордеон. Крестьянские
оркестры обычно состояли из перечисленных музыкальных инструментов; были и другие
оркестры, например из одних гитар. В настоящее время венгры особенно любят цыганские
смычковые ансамбли. Женщины в Венгрии танцевали преимущественно хороводные танцы,
сопровождаемые песнями. Движения в танце по кругу очень простые. Обычно хороводные
танцы состоят из двух частей — медленной и быстрой.
Из мужских танцев следует прежде всего упомянуть известный по всей Центральной
Европе гайдуцкий танец, распространившийся в XVI в. Это исполняемый в быстром темпе под
звуки музыки виртуозный танец вооружен ных солдат. Существуют и мужские сольные танцы;
их часто исполняют группами, но каждый танцор имеет возможность вольной импровизации.
Основные элементы этих движений — топание, чечетка, кружение, прыжки, инсценировка
борьбы с оружием в руках. Очень популярен танец «вербункош» ( verbunkos), который прежде
исполняли при вербовке новых солдат, когда торжественно демонстрировались солдатские
танцы. В настоящее время «вербункош» — собирательное название для всех мужских танцев,
в которых чередуется сольное и групповое исполнение. Венгерские пастушеские танцы в
большинстве случаев были сольными. Они своеобразны по музыкальному сопровождению и
манере исполнения. Танцуют их обычно с характерными дйя пастухов орудиями труда (палка
с крюком у юхаса, топорик — у кондаша и пр.). На востоке страны распространен
танец botolo, который также относится к пастушеским; он включает в себя борьбу на палках.
Может быть, ранней формой его был танец с саблями. Из традиционных парных танцев до сих
пор всего популярнее в Венгрии чардаш (icsardas), известный во всех европейских странах.
Для народного чардаша характерна свободная конструкция и вольная импровизация. Танец
четко разделен на медленную и быструю части: в первой части каждая из пар не разделяется,
а во второй — танцуют уже отдельно в очень быстром темпе.