Вы находитесь на странице: 1из 87

1. Предмет и задачи науки о языке. Структура современной науки о языке.

Место языкознания в системе наук


Языкознание (лингвистика) — это наука о языке, его общественной природе
и функциях, его внутренней структуре, о закономерностях его функционирования
и исторического развития и классификации конкретных языков.
Частное языкознание изучает особенности строения, функционирования,
свойства одного конкретного языка или группы родственных языков. Оно может
быть синхроническим или диахроническим (описательным и историческим).
Общее языкознание исследует сущность и природу языка, проблему его
происхождения и общие законы его развития и функционирования, а также
разрабатывает методы исследования языков.
Теоретическое языкознание рассматривает язык как объект
действительности с целью построить его модель (зафиксировать все значимые
элементы, отношения и функции). Прикладное языкознание решает и частные
задачи, касающиеся одного языка, и задачи, принципиально приложимые к
материалу любого языка: создание и совершенствование письма; обучение письму,
чтению, неродному языку; создание систем автоматизированного перевода,
аннотирования и реферирования и т.д.
Внутреннее языкознание изучает в первую очередь структуру плана
выражения и плана содержания, и меньше интересуется экстралингвистическими
явлениями, связанными с языковыми знаками. В его состав, в частности, входят те
области лингвистики, которые изучают разные уровни языковой системы. Внешнее
языкознание исследует связь лингвистических и экстралингвистических
(этнических, социальных, исторических, географических и др.) явлений.
Объектом изучения языкознания является язык, предметом — структура и
функции языка, его общественная природа, методы лингвистических исследований
и т.п. Задачами языкознания в общем виде являются: 1) установление природы и
сущности языка; 2) изучение структуры языка; 3) изучение языка как целостной
системы; 4) изучение вопроса развития языка; 5) изучение вопроса возникновения
и развития письма; 6) классификация языков; 7) выбор методов исследования:
сравнительно-исторический, описательный, сравнительный, квантитативный; 8)
изучение связи языкознания с другими науками.
Языкознание принято считать гуманитарной, общественной наукой, хотя
долгое время его относили сначала к наукам естественным, затем — к
психологическим. Так как язык — явление общественно-историческое,
лингвистика тесно связано с другими социальными науками: литературоведением,
философией, историей, археологией, этнографией, социологией. Так как язык
непосредственно связан с человеческим сознанием, мышлением и психической
жизнью, языковедение имеет тесные связи с логикой и психологией. Языкознание
связано также с естественными науками: с физиологией — их связь проявляется в
деятельности органов речи при производстве звуков речи, физикой (связь
заключается в изучении акустических свойств звуков речи), с антропологией (связь
обнаруживается при изучении вопросов о происхождении языка, о классификации

1
языков), с медициной (при изучении речи глухонемых и слепоглухонемых, при
изучении и лечении расстройств речи), с математикой, статистикой и др.
В результате взаимодействия языкознания с другими науками возникают
смежные науки, научные направления и соответствующие научные дисциплины.

2. Природа и сущность языка


Язык — система фонетических, лексических и грамматических средств,
являющаяся орудием выражения мыслей, чувств, волеизъявлений и служащая
важнейшим средством общения людей. Могут быть выделены три основных
подхода к пониманию сущности и природы языка: натуралистический,
психологический и социальный.
Развитие натуралистического подхода связано с именем немецкого
исследователя Августа Шлейхера. В работе «Теория Дарвина и наука о языке» он
указывал, что законы, установленные Дарвином для растений и животных,
применимы и к организмам языков. Шлейхер был убежден, что языки также ведут
борьбу за существование, и переносил на языки установленный Дарвином закон
изменчивости видов. Язык способен эволюционировать: подобно животным и
растениям, он имеет период роста от простейших структур к более сложным
формам и период старения, в который языки всё более и более отдаляются от
достигнутой наивысшей ступени развития.
При всех недостатках натуралистического подхода ценным следует считать
стремление представителей этого направления применять к изучению языка
точные методы естественных наук. Несмотря на ошибочный характер концепции и
слишком прямолинейное перенесение биологических законов на почву
языкознания, следует учитывать, что сравнение языка с живым организмом
способствовало утверждению системного взгляда на язык как на объект,
обладающий собственной структурой.
Одним из первых теоретиков психологического подхода был Хейман
Штейнталь. Во многом основываясь на идеях В. фон Гумбольдта, он выдвигал на
первый план коллективную психологию, понимая язык как «выражение
осознанных внутренних, психических и духовных движений, состояний и
отношений посредством артикулированных звуков». Штейнталь утверждал, что
язык есть мышление, но в отличие от предметного мышления, основанного на
представлениях, языковое мышление опирается на так называемую «внутреннюю
форму языка» (понятие В. фон Гумбольдта), определённым образом
организующую человеческие представления и специфичную для каждого народа и
языка.
Более развернутую психологическую концепцию языка предложил А. А.
Потебня. В его работах много места отводилось вопросу об ассоциативных связях
между звучанием и значением слова. Сохранял он и понимание языка как
«психологии народа». Однако у Потебни уже заметно приспособление многих
понятий гумбольдтовской традиции к анализу конкретного языкового материала.
В рамках социологического подхода, ярким представителем которого
является французский учёный А. Мейе, язык трактуется прежде всего как средство
2
общения людей, связанное с их общественным статусом, сферой занятий,
образованием и т.п., и лишь затем как орудие мышления и как способ выявления
эмоций. Проявляется внимание к проблеме этногенеза, к исследованию
территориальных диалектов как свидетельств исторического развития общества и
социальных диалектов как отражения классового и профессионального расслоения.
А. Мейе предпринимает попытки найти социологическое истолкование
большинству языковых явлений, сводя причины языковых изменений только к
изменениям в обществе. Дифференциация языков объясняется расселением
народов, а унификация (интеграция) — завоеваниями. Жозеф Вандриес признаёт
обусловленность грамматических категорий социальными условиями жизни
человека и указывает на определение судьбы слова социальными моментами, а не
фонетическими факторами.
Каждый из трёх подходов, вне всякого сомнения, имеет свои сильные и
слабые стороны. В действительности можно говорить о том, что язык в известной
степени совмещает в себе и биологическую, и психологическую, и социальную
составляющие. С одной стороны, язык — общечеловеческое биологическое
достояние как психофизический резерв в мозге людей. С другой —
индивидуальный психический акт, явление психологической деятельности
человека или народа. Вместе с тем язык возникает и развивается только в
обществе.

3. Система и структура языка


Система – это совокупность взаимосвязанных и взаимозависимых
элементов и отношений между ними. Структура — это отношения между
элементами, способ организации системы.
Некоторые ученые дают этим терминам специфическое толкование. Так,
согласно А. А. Реформатскому, система — это единство однородных
взаимообусловленных элементов в пределах одного яруса, а структура — единство
разнородных элементов в пределах целого.
Система языка иерархически организована и имеет несколько ярусов: 1)
Фонетический; 2) Морфологический; 3) Синтаксический; 4) Лексический.
Центральное место в системе языка занимает морфологический ярус.
Единицы этого яруса — морфемы — являются элементарными, минимальными
знаками языка, имеющими некоторый смысл. Единицы фонетики и лексики
относятся к периферийным ярусам, так как фонетические единицы не обладают
свойствами знака, а лексические единицы вступают в сложные, многоуровневые
отношения. Структура лексического яруса является более открытой и менее
жесткой, чем структуры других ярусов, она сильнее подвержена внеязыковым
воздействиям. В фортунатовской школе при изучении синтаксиса и фонологии
определяющим является морфологический критерий.
Не менее важным является и понятие структуры. Структура языка – это
совокупность закономерных связей и отношений между языковыми единицами,

3
зависящих от их природы и определяющих качественное своеобразие языковой
системы в целом и характер ее функционирования. Своеобразие языковой
структуры определяется характером связей и отношений между языковыми
единицами.
При общности принципов устройства языки мира отличаются друг от друга
и эти отличия состоят в своеобразии их структурной организации, так как способы
связи элементов могут быть различными. Это различие структур как раз и служит
для группировки языков по типологическим классам.

4. Язык и речь
Впервые проблема соотношения языка и речи была сформулирована
Гумбольдтом. Он различал язык как орган образующий мысль, а речь как процесс.
Также разграничивали эти понятия и многие другие языковеды. Соссюр понимал
язык как систему знаков и правил их комбинирования, а речь как использование
этой знаковой системы, как коммуникацию и разделял науку о языке на
лингвистику языка и лингвистику речи.
Различия между языком и речью:
Язык Речь
1) воспроизводится, т.е. регулярно 1) строится, возникает по воле
используется как постоянно говорящего и является актом
существующая знаковая система. индивидуального творчества
2) конечен, т.к. представляет собой 2) бесконечна, т.к. бесконечно число
относительную замкнутую (хотя и речевых произведений, которые
открытую) систему могут быть построены на основе того
3) надситуативен или иного языка.
3) ситуативна (отражает ту или иную
ситуацию)
С логической точки зрения:
Язык Речь
1) в языке (словах) закреплены понятия 1) создаются суждения
2) соотнесён с сознанием 2) соотнесёна с мышлением
3) явление надклассовое, не 3) явление идеологическое
идеологическое. 4) психофизиологическая природа
4) нейрофизическая природа
Язык социален по своей функциональной природе, по своему назначению.
Речь же индивидуальна. Индивидуальность речи проявляется:
1) в отборе элементов языка
2) в частотности тех или иных элементов языка
3) в порядке расположения языковых элементов во фразе
4) в различных модификациях языковых элементов (метафоры, тропы,
авторские неологизмы).

4
5. Язык и мышление
Язык как общественное явление, как важнейшее средство человеческого
общения связан с другими явлениями общественного характера, в частности с
мышлением. Мышление — это обобщенное, опосредованное, понятийное
отражение действительности. Различают три типа мышления: практическое,
образное и логическое (абстрактное).
Высшая стадия развития мыслительной деятельности — логическое
мышление, которое осуществляется в логических формах — понятиях и суждениях.
Понятие — это мысль об общих существенных свойствах, связях и отношениях
предметов и явлений объективной действительности. Суждение — это мысль, в
которой утверждается или отрицается что-либо о чём-либо.
Связь между языком и мышлением ученые видят в том, что язык является
средством формирования, выражения и сообщения мысли. Основные
мыслительные категории (понятия и суждения) выражаются средствами языка,
определенными языковыми единицами. В языке нет и не может быть слова,
словосочетания или предложения, которое не выражало бы какого-либо значения,
мысли, понятия, суждения.
Соотносительность слова и понятия заключается в том, что слово как
основная единица языка и понятие как одна из основных единиц мышления
отражают отличительные признаки предметов и явлений объективного мира. И
слово, и понятие имеют обобщенный характер. Сходство между предложением и
суждением состоит в том, что они организуют мысль в виде
утверждения/отрицания. Соотносительны также основные элементы предложения
и суждения: подлежащее и субъект, сказуемое и предикат.
Ученые, решающие вопрос о взаимоотношении языка и мышления с позиций
диалектического материализма, исходят из признания единства этих явлений.
Связь языка и мышления обусловлена объективной действительностью, трудовой
деятельностью людей, без чего невозможно существование ни языка, ни
мышления.
Однако в действительности связь языка и мышления не означает их
тождества. Язык материален, его единицы воспринимаются органами чувств.
Мышление же идеально. Язык и мышление также принципиально различаются по
своим функциям. Основным назначением языка является выражение и сообщение,
передача мысли, в то время как мышление служит источником получения новых
знаний, их совершенствования и т. д.
В мире насчитывается несколько тысяч языков, и каждый из них имеет свои
особые законы, правила. Это значит, что языковые законы носят индивидуальный
характер. Законы мышления, наоборот, носят всеобщий, общечеловеческий
характер.
Язык и мышление различаются и по количеству структурных единиц, их
видов. Основными единицами мышления являются понятие и суждение. В

5
структуре языка выделяются такие виды единиц, как фонема, морфема, лексема,
словосочетание, предложение и др. Некоторые из языковых единиц (фонемы,
морфемы) не имеют соответствий среди единиц мышления.
Хотя язык и мышление функционируют и развивается по своим
собственным законам, они тесно взаимодействуют друг с другом. Мышление как
явление идеальное требует для выражения своих категорий материального
воплощения, языковых форм выражения, которые, в свою очередь, способствуют
реализации мышления, его совершенствованию.
Дискуссионным остается вопрос о роли, которую играют язык и мышление
в процессе их взаимодействия. Одни ученые ведущую роль отводят языку, другие
— мышлению. Некоторые ученые, например, немецкий философ и языковед В.
фон Гумбольдт и его последователи (американский лингвист Э. Сепир и другие),
утверждают, что именно язык определяет мышление. По словам Гумбольдта, «язык
есть орган, образующий мысль».
Некоторые советские учёные, в частности В. З. Панфилов, утверждали, что
доминирующая роль во взаимодействии языка и мышления принадлежит
мышлению. Это аргументировалось, например, тем, что тот или иной язык,
получивший распространение на не «своей» территории (с иными природными и
социальными условиями), претерпевает существенные изменения прежде всего в
лексической семантике: значения многих слов приводятся в соответствие с новыми
реалиями. Однако это не оказывает заметного воздействия на результаты
познавательной деятельности человеческого мышления.
В целом, можно согласиться с определением взаимоотношений языка и
мышления, данным советским лингвистом Б. П. Шубняковым: «Мышление и язык
выступают по отношению друг к другу как содержание и форма».

6. Язык как знаковая система. Виды знаков.


В качестве знаковой системы язык рассматривался ещё Ф. де Соссюром. Он
выделял в составе знака два компонента — «понятие» и «акустический образ», или
«означаемое» и «означающее». Связь между первым и последним носит
исключительно произвольный, то есть немотивированный характер. Кроме того,
означающее, являясь по своей природе воспринимаемым на слух, развертывается
только во времени и характеризуется заимствованными у времени признаками: а)
оно обладает протяженностью и б) эта протяженность имеет одно измерение — это
линия. По мнению А. А. Реформатского, в рамках системы языка могут быть
выделены следующие релевантные для знака принципы:
1) Знак должен быть материальным, т. е. должен быть доступен
чувственному восприятию, как и любая вещь.
2) Знак не имеет значения, но направлен на значение, поэтому знак — член
второй сигнальной системы.

6
3) Содержание знака не совпадает с его материальной характеристикой,
тогда как содержание вещи исчерпывается ее материальной характеристикой.
4) Содержание знака определяется его различительными признаками,
аналитически выделяемыми и отделяемыми от неразличительных.
5) Знак и его содержание определяется местом и ролью данного знака в
данной системе аналогичного порядка знаков.
Таким образом, знак – это материальный предмет, выступающий в процессе
познания и общения в качестве представителя или заместителя некоторого другого
предмета, явления и используемый для передачи информации.
Языковые знаки могут быть подразделены на интенциональные и
неинтенциональные. Интенциональный языковой знак производится намеренно, с
сознательной целью сообщить нечто другому человеку о действительности,
получить от него какую-то информацию, побудить его к совершению
определенного действия и т. д. Неинтенциональный языковой знак также служит
средством общения, но производится ненамеренно, без осознания
взаимоотношений, существующих между организмами, без понимания
коммуникативного эффекта, производимого знаками. Примером такого знака
может служить вырвавшийся стон от сильной боли. Зачастую в качестве
неинтенциональных знаков могут рассматриваться и междометия, выражающие
мгновенную эмоциональную реакцию на предметы или явления.

7. Историческая изменчивость языка. Синхрония и диахрония


Языковая изменчивость находит свое объяснение в назначении языка. Языки
не могут не меняться прежде всего потому, что в основе актов коммуникации
лежит отражение человеком окружающей его действительности, которая сама
находится в постоянном движении и развитии. Однако импульсы изменений
исходят не только от исторически изменяющейся среды. Процесс становления
живого языка, его совершенствования никогда не прекращается, завершаясь только
тогда, когда сам этот язык перестает существовать. В рамках проблемы языковой
изменчивости выделяются два ключевых понятия — синхрония и диахрония.
Противопоставление первого и второго было отчётливо проведено Ф. де
Соссюром, хотя в менее явной и системной форме оно прослеживалось и в работах
его предшественников.
Синхрония — ось одновременности, где располагаются сосуществующие во
времени явления; состояние языка в данный момент как готовой системы
взаимосвязанных и взаимообусловленных элементов: лексических,
грамматических и фонетических, которые обладают значимостью независимо от их
происхождения, а только в силу соотношений между собой внутри целого —
системы.
При этом понятие момента в разных источниках объясняется по-разному.
Одни лингвисты под моментом понимают мгновение, математическую точку во
7
времени. Другие имеют в виду определённую эпоху, исторический этап в развитии
языка. При таком объяснении утрачивается принципиальное различие между
синхронией и диахронией, поскольку изменения в языковой системе возможны и
неизбежно происходят в любую эпоху, в любой исторический период.
В последние десятилетия некоторые лингвисты пытаются уточнить
традиционное понимание языковой синхронии. Например, Н. А. Крылов
определяет синхронное состояние языка как «такое состояние, которое
характеризуется отсутствием изменений или может быть описано вне изменений».
Диахрония — ось последовательности; процесс изменения языковой
системы, её историческое развитие в результате замены одного состояния другим.
В современном языковедении синхрония и диахрония рассматриваются как
явления соотносительные, хотя и принципиально различные. Соотносительность
состоит в том, что и синхрония, и диахрония представляют собой определённые
формы временного существования одних и тех же языковых явлений, отдельных
компонентов языковой коммуникации и их параметров.

8. Основные закономерности исторического развития языка


Развитие языка тесно связано с историей развития общества, той
общественной ситуацией, в которой язык используется, и теми социальными
функциями, которые он выполняет.
Внешние законы развития языка — это законы изменения его функций и
структуры под влиянием экстралингвистических факторов: изменение
экономического и социального строя общества, торговых контактов народов, их
переселения, войн. Внешние законы исторического развития языка изменяют,
прежде всего, внешнюю структуру языка, например, взаимоотношения
литературно-письменного и народно-диалектного языка.
Внутренние законы — это исторические трансформации во внутренней
структуре языка — в языковых единицах и категориях. Язык как конкретно-
историческое образование имеет собственные закономерности развития и
изменения тех или иных категорий языка и самой его формы. Основными типами
таких законов являются фонетические законы и морфологические процессы.
Различают законы развития языка и правила его функционирования. Первое
– предмет исторической, диахронической лингвистики, второе – предмет
лингвистики описательной, синхронической.
Три наиболее общих лингвистических закона:
1) Закон эволюционного изменения структуры языка путем медленного
накопления элементов нового качества и постепенного отмирания элементов
старого качества. В силу действия этого закона в любом языке всегда
сосуществуют и противоборствуют элементы нового и старого качества, например,
слова дорога и стезя, рыбак и рыбарь.

8
2) Закон неравномерности развития разных ярусов языковой структуры.
Отдельные языковые ярусы (уровни): фонетический, лексический,
морфологический, синтаксический — характеризуются различной степенью
устойчивости. Например, изменения в фонологической системе более интенсивны
в древний период и в период становления языка народности. В то же время
лексика — наиболее подвижный ярус, тесно связанный с жизнью общества,
поэтому изменения в ней происходят постоянно: старые слова отходят на второй
план, появляются новые лексические единицы или новые значения уже
существующих, из других языков заимствуются слова, выражающие новые
понятия. Причём прирост слов всегда превышает их убыль.
3) Закон аналогии. Каждый новый факт языка включается в языковую
систему по существующим моделям, например: в русском языке заимствованное
слово принимает категорию рода, склонения (в последнем случае есть
исключения), даже если эти категории отсутствуют в языке-источнике;
образование новых слов идёт по характерным для языка образцам.
Кроме общих законов, существуют частные лингвистические законы,
которые отражают изменения в том или ином ярусе конкретных языков. В качестве
примеров можно привести фонетические законы ассимиляции, аккомодации,
диссимиляции, редукции.

9. Взаимодействие языков. Субстрат, суперстрат, адстрат.


Обычно языки воздействуют друг на друга через контакты носителей языков
или через контакт культур. При этом слова одного языка могут переходить в
другой. Это сопровождается тем или иным искажением слов, поскольку в каждом
языке и свое произношение, и своя грамматика, отличная от других языков. В
случаях скрещивания различают два понятия: субстрат и суперстрат.
Языковой субстрат — влияние языка коренного населения на чужой язык,
обычно при переходе населения с первого на второй в результате завоевания,
этнического поглощения, культурного преобладания и т. д. При этом местная
языковая традиция обрывается, народ переключается на традицию другого языка,
но в новом языке проявляются черты языка исчезнувшего. Помимо того, что язык
связан с определённой артикуляционной базой, он имеет глубокие корни в жизни
народа и сопряжён с хозяйственными навыками и традициями, поэтому некоторые
качества родного языка удерживаются помимо воли и сознания говорящих. В
результате воспринятый чужой язык приобретает особый своеобразный характер,
отличный от того, какой он имел в исходной среде.
Субстрат – явление языка как исторической категории, поэтому любые
искажения и субституции в речи отдельных людей или групп людей, говорящих не
на родном, а на вторичном языке, не относятся к проблеме субстрата. Влияние
субстрата не связано с лексикой, которая заимствуется очень легко и осваивается
заимствующим языком в соответствии с внутренними законами его

9
функционирования и развития. Влияние субстрата — это прежде всего нарушение
внутренних законов развития языка.
Суперстрат — влияние языка пришлого населения на язык коренного в
результате завоевания, культурного господства некоего этнического меньшинства,
которому не хватило критической массы для ассимиляции покорённого или
подчинённого коренного населения. При этом местная языковая традиция не
обрывается, но в ней ощущаются (в разной степени и на разных уровнях в
зависимости от длительности) иноязычные влияния. В отличие от субстрата,
суперстрат не приводит к утрате языка, однако его влияние на развитие языка
может быть очень значительным.
Адстрат — совокупность черт языковой системы, объясняемых как
результат влияния одного языка на другой в условиях длительного
сосуществования и контактов народов, говорящих на этих языках. Адстрат, в
отличие от терминов субстрат и суперстрат, означает нейтральный тип языкового
взаимодействия, при котором не происходит этнической ассимиляции и
растворения одного языка в другом. Адстратные явления образуют прослойку
между двумя самостоятельными языками. Иногда термин «адстрат» применяется
для обозначения смешанного билингвизма.

10. Историческое развитие языка в связи с развитием общества


Развитие языка тесно связано с развитием человеческого общества, с
изменением форм общественной организации людей.
Первобытнообщинный строй: род и племя, для которых характерны родовые
и племенные устные языки, распадающиеся на группы родственных диалектов.
Первое разделение труда в обществе происходило по половозрастному признаку,
поэтому в некоторых языках на этапе первобытнообщинного строя формируются
мужской и женский варианты языка, сильно отличающихся друг от друга.
Различие между женским и мужским языками сохраняется у некоторых народов и
до наших дней. Например, в языке яна в мужской речи слово «олень» звучит как
«bana», а в женской — как «ba».
С развитием земледелия и скотоводства в обществе появился избыток
продукта, возник регулярный обмен между племенами, дававший возможность
накопления новых богатств. Появилось классовое расслоение, отразившееся в
языке. Например, в самоанском языке в качестве глагола «говорить» используется
слово tautala, однако в предложении «Говорит вождь» будет употреблен не глагол
tautala, глагол fofonga, обозначающий «говорение» высокопоставленного лица.
Письменность возникла в связи с усложнением хозяйственной жизни и
появившейся потребностью фиксировать информацию для сохранения её во
времени и для передачи на расстояние. В зависимости от того, какого рода
языковая единица обозначается письменным знаком, различают два вида письма —
фонографию, т. е. «запись звуков», и идеографию, т. е. «запись идей», и
10
соответственно два главных типа графем — фонограммы и идеограммы.
Фонограммы — письменные знаки, которые обозначают звуковые единицы или
звуковые особенности языка. Идеограммы — письменные знаки, передающие
значащие единицы языка непосредственно.
Древнейшими системами письма, известными науке, являются
древнеегипетская иероглифическая письменность (с конца IV тысячелетия до н. э.),
шумерская письменность (с начала III тысячелетия до н. э.), древнекитайская
письменность (со II тысячелетия до н. э.), письменность майя. Первыми
известными науке фонографическими системами письма являются древние
западносемитские системы, из которых наиболее важной считают финикийскую
письменность.
В процессе формирования первых феодальных государств происходит
объединение близкородственных родов и племен, смешение старых диалектов, на
смену родоплеменной организации общества приходит чисто территориальная.
Роды и племена объединяются в народности. Формируются языки народностей.
В капиталистическом обществе ликвидируется феодальная раздробленность
и создаются централизованные государства; народности объединяются в
национальность, стираются местные диалекты, формируется общенациональный
литературный язык, выступающий в многообразии функциональных стилей. Язык
начинает обслуживать все сферы жизни нации. Характерной чертой этого этапа
является также прогрессирующий рост международных связей, языковых
контактов. В современном мире большое распространение получают двуязычие и
многоязычие больших групп населения, возрастает роль языков межнационального
общения и международных организаций. Некоторое применение получили
искусственные международные языки, особой популярностью пользуется
эсперанто. Во всех языках мира наблюдается непрерывный рост общих элементов
— интернационализмов.

11. Образование языков народностей; языки и диалекты в рамках языка народности


На основе племен и племенных союзов складывались новые социальные
объединения людей — народности. Народность предполагает общность
территории, культуры и языка. Процесс образования народностей и их языков в
различных регионах планеты происходил неравномерно. Египетская, греческая и
латинская народности сложились уже в рабовладельческую эпоху, и каждая из них
имела свой развитый литературный язык. В целом же в Европе процесс
складывания народностей и их языков начался в IX–X вв. и связан с развитием
феодализма. В IX в. возникает и древнерусская народность на базе объединения
восточнославянских племен в единое государство — Киевскую Русь. В Киевской
Руси пользовались общим для всех древнерусским языком. Он испытывал на себе
глубокое влияние церковнославянского языка. С падением Киевской Руси
возрастают диалектные различия в древнерусском языке.
11
Письменная форма языка вырабатывается не у всех народностей. Иногда
функции письменного языка в течение определенного времени выполняет чужой
язык. В средневековой Европе таким языком был латинский, на Ближнем Востоке в
эпоху Средневековья — арабский. В средневековой Монголии существовало
несколько письменных языков. Со временем у большинства народностей возникает
письменность и на родном языке. В Европе наряду с латинскими рукописями
возникают тексты на старофранцузском, древневерхненемецком, старочешском, на
Ближнем Востоке создаются письменные памятники на тюркских языках и т.д.
Феодализм, нарушив племенное объединение людей и племенное дробление
языков, способствовал развитию новой тенденции — разделению людей (и
соответственно языков) на основе территориальных, экономических и
политических связей. На смену племенным диалектам приходят территориальные.
Диалекты одного и того же языка могут отличаться друг от друга:
1) фонетическим строем, например, особенностью вокализма
(севернорусский окающий вокализм и южнорусский акающий) или консонантизма
(взрывной [г] в севернорусских говорах и фрикативный — в южнорусских);
2) лексическим строем, особенно в названиях предметов быта и
сельскохозяйственной терминологии;
3) грамматическим строем языка.
Обладая различиями в звуковом строе языка, в грамматике,
словообразовании, лексике, территориальные диалекты по-разному противостоят
друг другу: одни из них остаются близкими друг другу, существующие между
ними различия не затрудняют понимание их носителей (например, северно- и
южнорусские диалекты характеризуются относительным единством языковой
системы), другие расходятся настолько, что понимание их носителей затруднено
или просто невозможно (например, северно- и южнокитайские диалекты или
нижнесаксонские и баварские диалекты немецкого языка).
Языков народностей на земле сохранилось значительно больше, чем
племенных. Процесс образования народностей не завершен, он продолжается и в
настоящее время в ряде стран Азии, Южной Америки, Океании. Однако
большинство развитых языков достигает своей высшей ступени эволюции в
формах национальных языков.

12. Образование национального языка; языки и диалекты в рамках национального


языка
Национальный язык — язык нации как социально-исторической этнической
общности людей, стоящий в ряду понятий родовой диалект, язык народности,
этнический язык, существующий в двух формах — устной и письменной,
представляющий совокупность всех форм существования данного языка:
кодифицированных (литературный язык) и некодифицированных (различные
территориальные диалекты, жаргоны и др.).
12
От языка народности отличается: 1) наличием литературной формы
существования; 2) нормированностью; 3) стандартизацией.
Национальный язык при всей неповторимости его истории образуется по
одному из четырёх путей:
1. Образование национального языка на базе одного (более или менее
однородного) диалекта. Примером может служить французский язык,
сложившийся на базе диалекта Иль-де-Франс с центром в Париже: приказом
короля Франциска І этот диалект в 1539 г. был возведён в ранг национального
государственного языка.
2. Образование национального языка на базе нескольких диалектов за счёт
их концентрации. Примером этого пути служит английский язык, который
сформировался в результате смешения двух языков – англосаксонского и
французского (принесенного в Британию норманнами). Период «скрещивания и
смешения» языков завершился к XVI в.
3. Образование национального языка путем смены диалектов и параллельной
их концентрации. Примером третьего пути может служить русский язык, который
начал складываться в единый национальный язык в XVII в., когда укрепляется
Московское государство. В основу его легло московское просторечие,
представлявшее собой переходный говор, так как в процессе исторического
развития языка на его северную основу наложились черты южнорусских говоров.
4. Образование национального языка на базе чужого языка. Такой путь
реализуется в Анголе, где имеется множество бесписьменных языков, но опорный
диалект национального языка ещё не выбран, поэтому в политической и
экономической жизни, в науке и литературе используется португальский язык.
Традиционно выделяются следующие формы существования национального
языка: 1) литературный язык; 2) территориальные диалекты (говоры); 3)
социальные диалекты (жаргоны, или социолекты, арго, профессиональные
подъязыки); 4) просторечие. Некоторые учёные в качестве ещё одной
разновидности национального языка называют разговорно-обиходную речь,
исключая её из объёма понятия литературный язык.
Языковая система в рамках национального языка может быть названа
диалектом, если она 1) является только устным средством коммуникации
относительно немногочисленного (до нескольких десятков тысяч носителей)
этнически однородного коллектива, 2) не является стандартизированным и
кодифицированным языком, 3) предполагает носителей данной системы, которые
не имеют собственного государства или автономного административно-
территориального образования, 4) не является универсальным инструментом
социального взаимодействия.
13. Территориальные, социальные и профессиональные диалекты
Территориальный диалект — форма существования языка,
характеризующаяся территориальной ограниченностью, ограниченностью сфер

13
употребления и противопоставленная другим диалектам и литературному языку.
Каждый территориальный диалект представляет собой системное языковое
образование, имеющее большие или меньшие различия фонетического,
грамматического, лексического и словообразовательного характера.
Основные свойства, отличающие эту разновидность национального языка от
других:
1) социальная, возрастная и отчасти половая ограниченность круга
носителей диалекта (главным образом сельские жительницы старшего поколения);
2) ограничение сферы использования диалекта семейными и бытовыми
ситуациями;
3) образование полудиалектов как результат взаимодействия и
взаимовлияния различных говоров и связанная с этим перестройка отношений
между элементами диалектных систем;
4) нивелирование своеобразия диалектной речи под влиянием
литературного языка (через средства массовой информации, книги, систему
образования и т. п.).
В. М. Жирмунский подчёркивал, что деление диалектов на территориальные
и социальные является мнимым и что территориальная диалектология в
соответствии с самой языковой действительностью должна быть и диалектологией
социальной.
Социальный диалект (социолект) — совокупность языковых особенностей,
присущих какой-либо социальной группе — профессиональной, сословной,
возрастной и т. п. — в пределах той или иной подсистемы национального языка
(термин возник во второй половине XX в.)
Примерами социолектов могут служить особенности речи солдат,
школьников, уголовный жаргон, студенческий сленг, профессиональный «язык»
тех, кто работает на компьютерах, торговые арго. Термин социолект удобен для
обозначения разнообразных и несхожих друг с другом языковых образований,
обладающих, однако, общим объединяющим их признаком: эти образования
обслуживают коммуникативные потребности социально ограниченных групп
людей. Социолекты не представляют собой целостных систем коммуникации. Это
именно особенности речи — в виде слов, словосочетаний, синтаксических
конструкций. Основа же социолектов — словарная и грамматическая — обычно
мало чем отличается от характерной для данного национального языка.
Профессиональный диалект — разновидность социального диалекта,
объединяющая людей одной профессии или одного рода занятий
(компьютерщиков, столяров, шахматистов и т.д.). В языковом отношении для него
характерны экспрессивность, использование гиперонимов вместо гипонимов
(«машина» вместо «компьютер»), стилистическая сниженность («баранка» —
«руль»), использование новых словообразовательных моделей («личник» —
«художник, прописывающий лица»). Профессиональный диалект также

14
характеризуется профессиональной лексикой и фразеологией («мышь» в диалекте
компьютерщиков).

14. Понятие о литературном языке


Исторически литературным называли язык, на котором создавалась
художественная литература — это характерно как для русского литературного
языка, так и для большинства литературных языков Европы, основу которых
составил язык поэзии, художественной прозы, отчасти народного эпоса и
религиозной литературы. Чтобы не было путаницы между понятиями
литературный язык и язык литературы, в первом случае используют термин
стандарт, или стандартный язык.
Литературный (стандартный) язык — наддиалектная подсистема
национального языка, общенародный язык письменности, официальных и деловых
документов, школьного обучения, письменного общения, науки, публицистики,
художественной литературы, всех проявлений культуры, выражающихся в
словесной форме, воспринимаемый носителями данного языка как образцовый.
Литературный язык обладает рядом свойств, которые отличают его от
других подсистем национального языка:
1) это кодифицированная подсистема: она характеризуется более или менее
устойчивой нормой, единой и общеобязательной для всех говорящих на
литературном языке, и эта норма целенаправленно культивируется;
2) это полифункциональная подсистема: она пригодна для использования в
разнообразных сферах человеческой деятельности. В соответствии с
многообразными сферами использования и различными функциями, которые он вы
полняет, литературный язык делится на разновидности (книжную и разговорную) и
функциональные стили (научный, официально-деловой, публицистический,
религиозно-проповеднический). Функциональные стили подразделяются на
речевые жанры;
3) литературный язык социально престижен: будучи компонентом культуры,
он представляет собой такую коммуникативную подсистему национального языка,
на которую ориентируются все говорящие, независимо от того, владеют они этой
подсистемой или какой-либо другой. Такая ориентация означает не столько
стремление овладеть литературным языком, сколько понимание его большей
авторитетности по сравнению с территориальными диалекта.
Таким образом, литературный язык характеризуется нормативностью,
кодифицированностью, полифункциональностью, стилистической дифференциро-
ванностью и высоким социальным престижем в среде носителей данного
национального языка.

15
15. Типологическая классификация языков
Типологическая (морфологическая) классификация предполагает
подразделение языков на группы, основанное на различиях в способах образования
грамматических форм (не зависящих от их генетического родства).
Основоположниками ТК считаются Август-Вильгельм и Фридрих Шлегели.
Август-Вильгельм Шлегель выделял три типа языков: 1) флективный, 2)
аффиксирующий, 3) аморфный, причём во флективных языках он показал две
возможности грамматического строя: синтетическую и аналитическую.
Несколько глубже к вопросу о типах языков подошёл В. фон Гумбольдт.
Кроме отмеченных братьями Шлегелями трех типов языков, он описал четвертый
тип — инкорпорирующий. Значительный вклад в развитие данной типологии также
внесли А. Шлейхер, Г. Штейнталь, Э. Сепир, И. А. Бодуэн де Куртенэ, И. И.
Мещанинов. А. Шлейхер считал изолирующие или аморфные языки архаическими,
агглютинирующие — переходными, флективные древние — эпохой расцвета, а
флективные новые (аналитические) относил к эпохе упадка.
Согласно морфологическая классификации языки распределяются по
следующим четырём классам:
1) изолирующие, или аморфные, например китайский язык, большинство
других языков Юго-Восточной Азии. Для них характерны отсутствие
словоизменения, грамматическая значимость порядка слов, слабое
противопоставление знаменательных и служебных слов;
2) агглютинативные, или агглютинирующие, например тюркские и банту
языки. Для них характерны развитая система словообразовательной и
словоизменительной аффиксации, отсутствие фонетически не
обусловленного алломорфизма, единый тип склонения и спряжения,
грамматическая однозначность аффиксов, отсутствие значимых
чередований;
3) инкорпорирующие, или полисинтетические, например чукотско-камчатские,
многие языки индейцев Северной Америки. Для них характерна
возможность включения в состав глагола-сказуемого других членов
предложения (чаще всего прямого дополнения), иногда с сопутствующим
морфонологическим изменением основ (термин «полисинтетические языки»
чаще обозначает языки, в которых глагол может согласоваться
одновременно с несколькими членами предложения) — в результате
образуются производные слова/словоформы, эквивалентные предложениям;
4) флективные языки, например славянские, балтийские. Для них характерна
флексия (внешняя или внутренняя) как полифункциональная грамматическая
морфема, наличие фузии, фонетически не обусловленных изменений корня,
большое число фонетически и семантически не мотивированных типов
склонения и спряжения.

16
Флективные и агглютинативные языки относятся к классу аффиксальных,
которые противопоставляются по морфемному строению корневым, или
изолирующим.
Многие языки занимают промежуточное положение на шкале
морфологической классификации, совмещая в себе признаки разных типов; напри-
мер, языки Океании могут быть охарактеризованы как аморфно-агглютинативные.

16. Генеалогическая классификация языков


Генеалогическую классификацию языков иногда называют генетической.
Она представляет собой распределение языков мира по разным группировкам на
основании родственных связей между ними и с учётом степени их родства. Под
отношениями языкового родства при этом понимается наличие сходства между
однородными языковыми элементами, обусловленного общим происхождением
данных языков из одного языка-основы, или праязыка.
В отличие от других классификаций генеалогическая носит абсолютный
характер: в ней каждый язык всегда принадлежит к определённой генеалогической
группировке. При генеалогической классификации языки мира делятся на
языковые семьи, ветви, группы, подгруппы. Языковой семьёй называется
совокупность языков, в большей или меньшей степени связанных отношениями
родства и сохраняющих известные черты сходства тех или иных элементов.
Объем понятия “семья языков” в терминологической практике изменчив.
Одно и то же объединение родственных языков может именоваться и группой, и
семьей. Так, славянские языки могут называться группой, входящей в
индоевропейскую семью, и семьей, входящей в большую семью. Для семей
труднообозримых и далеко расходящихся языков (например, индейских)
применяются также термины “макросемья” и “филия”.
Среди языков мира различается несколько десятков языковых семей. Они
объединяют такие языки, как, например:
1) индоевропейские (распространены на всех континентах земного шара);
2) тюркские (распространены во многих странах Европы и Азии);
3) финно-угорские (север Восточной Европы, Венгрия, бассейн Волги и
Камы, Западная Сибирь);
4) тунгусо-маньчжурские, (Сибирь, Дальний Восток);
5) чукотско-камчатские (Чукотка, Камчатка и др.);
6) эскимосско-алеутские (Чукотка, Аляска, Канада, Гренландия и др.);
7) восточнокавказские (Чечня, Ингушетия, Дагестан, Азербайджан);
8) монгольские (Монголия);
9) сино-тибетские (Китай);
10) тайские (Индокитай и Южный Китай);
11) австроазийские (Юго-Восточная и Южная Азия);
12) австронезийские (Индонезия, Филиппины и др.);

17
13) дравидские (южноазиатский субконтинент);
14) папуасские (Новая Гвинея и другие острова Тихого океана);
15) нило-сахарские (Африка);
16) койсанские (Африка);
17) афразийские (семито-хамитские) (Африка, Азия);
18) австралийские (Австралия);
19) индейские (Центральная и Южная Америка);
20) карибские (Южная Америка);
Многие семьи языков делятся на ветви (малые семьи, или группы). Среди
языков индоевропейской семьи различаются ветви, объединяющие славянские,
балтийские, германские, романские, греческие, кельтские, индийские,
индоиранские и др языки. Кроме того, в индоевропейской языковой семье отдельно
выделяются языки, не принадлежащие к названным ветвям: албанский, армянский,
венетский и др.
В рамках некоторых языковых ветвей выделяются группы языков,
связанных друг с другом более тесными генетическими отношениями, чем языки
отдельной ветви той или иной языковой семьи. Так, славянская ветвь делится на
три группы: 1) восточнославянскую — русский, украинский и белорусский языки;
2) западнославянскую — польский, чешский, словацкий, лужицкий, а также
вымерший полабский языки; 3) южнославянскую — болгарский,
сербскохорватский, македонский и словенский языки, а также старославянский
язык, сохранившийся в религиозных текстах.
На три группы делится также германская ветвь языков: 1) северную —
шведский, норвежский, датский, исландский и фарерский языки; 2) западную —
английский, немецкий, нидерландский, люксембургский и фризский языки,
африкаанс, идиш; 3) восточную — вымершие готский, бургундский, вандальский и
др.

17. Компаративистика, её цели, методы


Компаративистика (компаративная лингвистика) — раздел языкознания,
занимающийся сравнительно-историческим изучением родственных языков.
Компаративистика имеет своей целью реконструкцию:
1) синхронных состояний, не засвидетельствованных письменностью;
2) диахронических процессов в истории отдельных языков;
3) истории групп родственных языков, включая установление
происхождения языковых семей;
4) языков и отдельных элементов их системы, в том числе установление
генетического родства между языками.
Для реконструкции истории языков cравнительно-историческое языкознание
пользуется сравнительно-историческим методом, включающим следующие
основные приёмы исследования:
18
1) Внешняя реконструкция (сравнительно-исторический метод в узком
смысле) — обнаружение генетически тождественных морфем и слов в
родственных языках и выявление в них результатов регулярных звуковых
изменений исходного языка (праязыка), построение его гипотетической модели и
правил выведения конкретных морфем языков-потомков из этой модели.
2) Внутренняя реконструкция — обнаружение в системе отдельного
языка явлений и соотношений, однозначно свидетельствующих о существовании
некоторых элементов системы языка на более ранних этапах его истории
(например, следы прежнего чередования аллофонов, сохраняющиеся в виде
чередования фонем в алломорфах и т.п.);
3) Извлечение информации из анализа заимствованных слов
(заимствования из языков, являющихся объектом реконструкции, и в эти языки)
4) Извлечение информации из данных топонимики. Полученные
реконструкции охватывают все стороны системы языка: фонологию,
морфонологию, морфологию, лексику, отчасти синтаксис.

19. Проблема происхождения языка


Проблема происхождения языка (глоттогенеза) интересовала учёных с
древнейших времен. Существует несколько основных теорий:
1) Теория звукоподражания (ономатопоэтическая теория). Её зарождение
связывают с именами древнегреческих философов Платона и Демокрита. В VIII в.
её заметно усовершенствовали арабские филологи. Наиболее активно эта теория
развивается в XVII–XIX вв. (в работах немецких ученых Г. Лейбница, И. Гердера,
В. Гумбольдта). В XX в. её поддерживали швейцарский языковед Ш. Балли,
французский лингвист М. Граммон.
Звукоподражательная теория объясняет происхождение языка врожденной
склонностью человека имитировать природные шумы. Согласно этой теории,
первоначальные слова представляют собой своеобразное звуковое подражание
журчанию воды, шуму ветра, звукам, издаваемым животными.
Отчасти эта теория объясняет то, что определенное количество слов
подобного происхождения употребляется во всех современных языках (в русском
языке — гав-гав, мяу, и др). От них образуются многочисленные производные:
гавкать, гавкнуть, гавканье и т.д. Однако вероятность возникновения
первоначального языка на основе звукоподражательных слов всё же сомнительна.
Критики данной теории приводят следующие аргументы:
1) удельный вес звукоподражательных слов в разных языках в целом
невелик;
2) звукоподражательная теория не в состоянии объяснить происхождение
слов, которые никак не связаны с звукоподражанием, особенно слов с абстрактным
значением;
3) точное воспроизведение различных звуков природы возможно лишь при
наличии развитого слухового и речевого аппарата, чего у первобытных людей не
было.
19
Таким образом, сходство отдельных слов в разных языках с природными
звуками имеет вторичный характер. Звукоподражание могло оказать некоторое
влияние на формирование слов уже сложившейся речи. Такой вывод
подтверждается результатами наблюдений над разными языками. Оказалось, что
звукоподражательных слов больше в развитых языках, чем в языках примитивных
народов.
2) Теория междометий (эмоциональная теория) также появилась в глубокой
древности. Её возникновение связано с именами древнегреческого философа
Эпикура и его последователей — римского философа и поэта Лукреция и др.
Широкое распространение эта теория получила в XVIII–XX вв. Её сторонниками
были немецкие учёные В. Гумбольдт, Я. Гримм, Х. Штейнталь, русские языковеды
А. А. Потебня, Д. Н. Кудрявский.
Согласно положениям междометной теории, речь возникла из
бессознательных выкриков, сопровождающих различные состояния эмоций. По
мнению эпикурейцев, в основу первоначальной речи положены эмоциональные
крики, которые связывались с впечатлениями от воздействующих на человека
вещей и становились их обозначениями.
Сторонники теории видели основу происхождения языка в стремлении
первобытного человека выразить свои эмоции с помощью нечленораздельных
звуков, междометий. Впоследствии от них якобы произошли все остальные слова.
В подтверждение приводится факт наличия в разных языках определенного
количества междометных слов, а также производных от них образований.
Среди сторонников междометной теории происхождения языка было
широко распространено мнение, что первоначально язык был богатым и
эмоциональным, а в последующие периоды его развития постепенно обеднялся. По
мнению Ж.-Ж. Руссо, первоначально в лексике было множество синонимов для
выражения «богатства души» первобытного человека. Впоследствии этот богатый
эмоциональный язык сделался сухим, рассудочным и методическим. Эта
концепция получила название «теория двух периодов развития языка».
По мнению большинства современных ученых, междометная теория
происхождения языка является несостоятельной. Она неспособна объяснить
возникновение основной части словарного состава языка, например,
эмоционально-нейтральных слов. Слова, которые могли возникнуть из
аффективных выкриков первобытного человека, способны выполнять, главным
образом, экспрессивную функцию, в то время как у языка имеется и ряд более
важных функций, которые подобные слова выполнять не в состоянии.
3) Теория жестов. Сторонниками этой теории являются многие ученые: в
XIX в. это были Л. Гейгер, В. Вундт, в XX в. — Я. Л. Леви-Брюль, Н. Я. Марр.
Согласно этой теории, язык ведет своё начало от тех или иных форм жестикуляции.
Звуковому языку якобы предшествует язык жестов, которые постепенно
вытесняются голосовыми движениями.
Сторонники этой теории видят источник происхождения языка прежде всего
в выразительных движениях руки или в движениях разных частей тела, среди
которых главную роль играет рука. Согласно этому учению, жесты («линейная или

20
кинетическая речь») служили единственным средством общения первобытных
людей в период между животным состоянием и возникновением звуковой речи.
При этом ручной язык полностью удовлетворял потребности общения людей.
В концепции некоторых ученых особую роль в возникновении языка играют
мимические движения мускулов. Предполагается, что в процессе эволюции
движения лицевых мускулов постепенно передаются органам будущего речевого
аппарата — губам, языку, голосовым связкам и т.д. На смену мимическим жестам
приходят звуковые жесты. Последние, изначально бессознательные, со временем
превращаются в осознанно, произвольно употребляемые речевые фонемы.
Существует и такое мнение, что в формировании языка людей в равной мере
использовались движения разных частей тела человека — рук, головы, лицевых
мускулов. Иными словами, источником происхождения языка считается
театрализованное изображение разных жизненных ситуаций, событий: охоты,
борьбы с чужаками. Предполагается, что пантомима сопровождалась
нечленораздельными звуками. С течением времени пантомимическое
представление дробилось на более мелкие элементы, в соответствии с чем должно
было дробиться и его звуковое сопровождение. Таким образом увеличивается
число звуков, формируется человеческая речь.
В подтверждение жестовой теории приводится факт широкого
распространения жестов в общении современных племен. Например, у племени
аранда насчитывается около 450 различных жестов, причём с их помощью можно
выразить даже некоторые общие представления.
Однако жестовая теория всё же представляется недостаточно обоснованной.
По мнению современных учёных, первобытный человек не мог с помощью жестов
выражать абстрактные понятия. Кроме того, символические жесты невозможны без
представления о их цели, т. е. без развитого мышления. Принято считать, что
жесты получают распространение лишь после возникновения звуковой речи и
служат вспомогательным средством общения людей. В критике теории обращается
внимание на то, что у разных народов жестикуляция используется неодинаково.
4) Трудовая теория (рабочая теория, гипотеза социального происхождения
человеческой речи) возникла в середине XIX в. Её основателями были немецкие
филологи Л. Нуаре и Л. Гейгер. Большое значение теории придавал английский
филолог Макс Мюллер. С течением времени она приобретает всё большую
популярность. Ее поддерживают и развивают многие отечественные ученые: А. А.
Леонтьев, О. А. Донских.
Сторонники трудовой теории связывают происхождение языка с
«производственной» деятельностью первобытного человека. Согласно этой теории,
язык возник в процессе совместной трудовой деятельности первобытных людей
как одно из средств оптимизации и согласования этой деятельности. В
первобытном трудовом коллективе необходимо было выработать такие средства
коммуникации, которые не просто сигнализировали бы о чём-то, но понуждали к
определенному совместному действию или к его прекращению, т.е. являлись бы
средствами общественной регуляции поведения.

21
Идеи трудовой теории происхождения языка развивала и марксистская
философия. Принципиально новым моментом в философии К. Маркса является
осознание коммуникативной функции языка как важнейшей и утверждение, что
язык возникает лишь из настоятельной необходимости общения с другими людьми.
Ф. Энгельс отводил особую роль в возникновении речи прямой походке, во многом
способствовавшей совершенствованию головного мозга и органов речи человека.
Основные положения марксистского учения о происхождении языка можно
сформулировать следующим образом:
1) первоначальный язык появился в виде звуковой, словесной человеческой
речи;
2) возникновение языка неразрывно связано с происхождением человека, без
языка человек не мог бы быть человеком;
3) непременным условием возникновения языка является коллективная
производственная деятельность людей; язык мог возникнуть тогда, когда
появилась потребность в человеческом общении;
4) вопрос о происхождении языка должен решаться совместными усилиями
разных наук — языкознания, антропологии, археологии, этнографии и др.;
5) современная наука не в состоянии объяснить происхождение языка,
определить подлинный источник его возникновения.
Принципиальное отличие марксистской концепции происхождения языка от
трудовой теории Гейгера и Нуаре состоит в следующем:
1) по Гейгеру и Нуаре, первоначальный язык сопровождал трудовые
действия человека, он возник до того, как человек научился пользоваться орудиями
труда;
2) по Нуаре, самосознание человека и его язык возникают в отношении
человека к внешнему миру, к природе, к орудию труда; по марксистской
концепции, они могут возникнуть только в отношении человека к другому
человеку.
В подтверждение трудовой теории приводится такой факт: ни один ребенок
не заговорит до тех пор, пока не окажется в окружении говорящих людей. Однако
важную роль в возникновении языка, наряду с социальным фактором, играют и
факторы биологические: освобождение передних конечностей для изготовления
орудий труда и пользования ими, выпрямление походки, развитие органов речи,
головного мозга.
5) Теория трудовых выкриков возникла во второй половине XIX в. в
результате развития трудовой теории немецким учёным К. Бюхером. Согласно
данной теории, выкрики (или возгласы) первобытных людей, сопровождавшие
коллективный труд, вначале носили инстинктивный, непроизвольный характер, но
постепенно превращались в определенные символы трудовых процессов, т. е. в
сознательно произносимые языковые единицы.
Голосовое сопровождение трудовых процессов у первобытных людей
представляется вполне естественным. Это может быть подтверждено тем, что и в
современном обществе выполнение некоторых работ сопровождается
определенными возгласами, которые облегчают, ритмизируют трудовой процесс,

22
способствуют организации деятельности людей. Однако подобные выкрики не
несут никакой информации и вряд ли могли послужить источником возникновения
речи первобытного человека. Они могли служить лишь «техническим» средством
ритмизации труда, как это имеет место в современности.
По своему содержанию теория трудовых выкриков ближе к междометной
теории, чем к трудовой теории, и может рассматриваться как разновидность
данной теории.
6) Теория божественного происхождения языка (теория откровения)
принадлежит к числу теорий искусственного происхождения языка. Самыми
древними литературными памятниками, рассказывающими о божественном
происхождении языка, являются индийские веды. В Средние века эта теория
занимала господствующее положение. Вопрос о божественном происхождении
языка оживленно обсуждался в научной литературе XVIII – начала XIX в. Однако к
концу XIX в. данная теория утратила свое значение.
Теория претерпела сложную эволюцию. С древнейших времен известны два
основных варианта её. Согласно одному из них (наиболее упрощенному),
происхождение языка объясняется следующим образом: язык дан человеку Богом;
Бог создал человека, а вместе с ним и человеческий язык.
Согласно другому варианту, язык был создан людьми, но с помощью Бога. В
древнеиндийской «Ригведе» говорится о том, что начало речи дали люди, первые
великие мудрецы, под покровительством бога Брхаспати — вдохновителя
красноречия и поэзии. Подобная мысль высказывается в древнеиранской
священной книге «Авеста», в древнекитайской философской литературе. Близкая к
данной версия содержится и в работах учёных других стран. Она заключается в
следующем: Бог создал первого человека — Адама и наделил его даром речи, а
Адам придумал имена всем другим существам и предметам. Схожий взгляд нашёл
отражение в работах английского философа Т. Гоббса: Бог по своему усмотрению
изобрел лишь некоторые имена и научил Адама создавать новые, а также строить
из них речь. Близкие мысли проповедуются в традиционном арабском богословии.
Ещё в античные времена божественная теория происхождения языка не
пользовалась особой популярностью. Философы обращали внимание на то, что
одно лицо не в состоянии «обозначить все вещи голосом», т.к. для этого нужно
познать сущность всех вещей, что одному не под силу. К тому же не из чего было
создавать слова, так как до установления имен не было более мелких единиц —
звуков.
В современной лингвистической литературе обращается внимание на
невозможность божественного происхождения языка как единовременного акта
ещё и потому, что для формирования человеческой речи необходимо образование
речевого аппарата человека, что требует значительного времени. Отмечая научную
несостоятельность теории, современные лингвисты признают и положительные её
моменты. Она существенно повлияла на разработку других теорий, благодаря её
возрождению в начале XIX в. было сфокусировано внимание на роли и сущности
языковой способности человека.

23
7) Теория общественного договора (теория изобретения языка)
рассматривает язык как искусственное порождение, сознательное изобретение и
творение людей. Язык определяется также как общественный договор, продукт
словесного «называния», при этом выбор имён в основном произволен.
Возникновение данной теории обычно связывают с именем французского
просветителя Ж.-Ж. Руссо, хотя идеи этой теории высказывались ещё античными
философами. Некоторые исследователи настоящим автором теории считают
древнегреческого философа Демокрита. Сторонниками его идей были Аристотель,
Лукреций, Витрувий.
Демокрит объяснял возникновение языка общественными потребностями
первобытных людей, их стремлением преодолеть те трудности, с которыми им
приходилось сталкиваться в повседневной жизни. Появление слов «по
установлению» (а не «по природе») Демокрит обосновывал наличием
одноименности (омонимия), многоимённости (полисемия), возможностью
переименования вещей и отсутствием соответствия в словообразовании (например,
возможностью образовать глагол мыслить от существительного мысль и
невозможность образовать глагол «справедливить» от существительного
справедливость). Теми же причинами объясняет возникновение языка и Витрувий.
Аристотель, поддерживая мысль о «произвольном установлении имен»,
которые «имеют значение в силу соглашения», обращает особое внимание на то,
что по языку человек выделяется среди всех живых существ. Лукреций, сравнивая
язык человека с «языком» животных, отмечает способность людей придумывать
названия разным вещам.
Руссо строил свою теорию возникновения языка исходя из деления жизни
человечества на два периода — природный и цивилизованный. В первый период
предметы и явления, воспринимаемые слуховыми органами, обозначались звуками,
звуковыми сигналами; те же предметы, которые воспринимались зрительно,
изображались жестами, с помощью жестов передавались и их названия. Во второй
период те и другие обозначения заменялись звуками-предложениями, поскольку
пользование жестами было неудобно.
Теория общественного договора, по мнению современных ученых, не
объясняет происхождение языка. Критики этой гипотезы обращают внимание на
то, что договариваться о названиях разных вещей, о значениях произносимых слов
невозможно без языка. Иными словами, для того, чтобы «договориться» о языке,
надо уже иметь язык.
В отдельности ни одна теория не в состоянии объяснить возникновение
человеческой речи. Общим недостатком всех теорий считается то, что они
пытаются объяснить возникновение языка вне связи с вопросом о происхождении
самого человека и образовании человеческого общества. Вполне допустимо, что
язык формировался на основе разных источников. В частности, Ч. Дарвин
объяснял возникновение языка по совокупности трёх источников: инстинктивных
выкриков, звукоподражаний и жестов. При этом он считал, что жесты играли в
возникновении речи вспомогательную роль.

24
20. Фонетика как наука. Звук и аспекты его изучения
Фонетика — раздел языкознания, изучающий способы образования звуков
речи и их акустические свойства, а также звуковое строение языка (слоги,
звукосочетания, закономерности соединения звуков в речевую цепочку).
Общая фонетика рассматривает закономерности, характерные для звукового
строя всех мировых языков. Она исследует строение речевого аппарата человека и
его использование при образовании звуков речи, рассматривает закономерности
изменения звуков в речевом потоке, устанавливает классификацию звуков и т.д.
Сопоставительная, или контрастивная, фонетика занимается
сопоставлением фонетических систем родственных и неродственных языков; часто
прикладным её результатом является создание письменности для бесписьменных
языков.
Историческая фонетика прослеживает развитие языка на протяжении
определённого (чаще длительного) периода времени.
Описательная фонетика рассматривает звуковой строй конкретного языка на
определенном этапе (чаще всего фонетический строй современного языка).
Диалектная фонетика имеет задачей изучение фонетических особенностей
отдельных диалектов (говоров) конкретного языка.
Звук — членораздельный элемент произносимой речи, образуемый с
помощью речевых органов.
Аспекты изучения звука:
1) Артикуляционный (физиологический). Исследует звуки речи с точки
зрения их формирования и как продукт работы артикуляционного аппарата: какие
органы речи участвуют в произношении, активны или пассивны голосовые связки
и т. д.
2) Акустический (физический). Рассматривает звук как колебание воздуха и
фиксирует его физические характеристики: частоту (высоту), силу (амплитуду),
длительность.
3) Фонологический (функциональный, собственно лингвистический). Изучает
функции фонетических явлений в системе языка в их отношении к
смыслоразличению, оперирует фонемами. Рассматривает звук как один из
возможных вариантов реализации фонемы, выполняющей строительную и
смыслоразличительную функции.
21. Акустический аспект изучения звуков
Звуки речи, как и все другие звуки, характеризуются рядом акустических
признаков: 1) наличием (преобладанием) тона (голоса) или шума; 2) силой,
громкостью, или интенсивностью; 3) высотой тона; 4) долготой, длительностью,
или количеством; 5) тембром.
1) Наличие (преобладание) тона или шума зависит от характера колебания
упругого тела, образующего звук. Тон образуется тогда, когда колебание носит
упорядоченный, ритмический характер (при сближенных, напряженных и
вибрирующих голосовых связках). Шум возникает при условии, если

25
периодичность в колебаниях отсутствует (при ненапряженных голосовых связках).
Все гласные звуки представляют собой тоны (или являются в основном тонами), в
то время как согласные представляют собой чистые шумы (глухие согласные) или
сочетания шума и тона (звонкие согласные). У шумных звонких ([б], [д], и др.)
преобладает шум, у звонких сонорных ([л], [р] и др.) — тон.
2) Сила звука различается в зависимости от амплитуды колебаний голосовых
связок. Амплитуда, в свою очередь, зависит от величины колеблющегося тела и
силы воздействия на него. Чем больше колеблющееся тело, тем значительнее
амплитуда его колебания, тем сильнее звук (поэтому голос взрослого человека
отличается от речи детей, у которых голосовые связки значительно короче). Сила
речевого звука зависит и от других условий, в частности, от места ударения в
слове, особенно в языках с силовым ударением (в них с наибольшей силой
произносится ударный звук).
3) Высота тона звуков речи зависит от длины и напряженности голосовых
связок. Чем короче связки, тем они напряженнее и чаще колеблются и тем выше
тон издаваемого ими звука. В языках с тоническим ударением заметно различается
высота тона ударных и безударных гласных: ударные звуки произносятся на более
высокой ноте, чем безударные.
4) Длительность звука определяется продолжительностью колебания
физического тела, количеством времени, которое затрачивается на образование
данного звука. Длительность звука речи во многом зависит от темпа речи: чем
быстрее темп, тем меньше длительность звука, и наоборот. Отмечается также
зависимость длительности звуков речи от количества звуков в слове: чем больше
звуков в слове, тем меньше длительность каждого из них.
Долгота или краткость звука нередко зависит от фонетических условий его
употребления. В частности, длительность гласного может зависеть от места
словесного ударения, от положения звука по отношению к началу или концу слова,
от структуры слога, от количества звуков в нем, от типа слога (закрытый или
открытый), от качества соседнего согласного (глухой или звонкий) и др. Например,
в русском языке ударные гласные более длительные, чем безударные; в закрытом
слоге гласный обычно звучит короче, чем в открытом и т.д.
5) Тембр звука, т. е. специфическая окраска, различающая звуки одинаковой
силы, высоты и длительности, создается в результате сочетания основного тона с
добавочными тонами (обертонами). Тембр звуков речи различается в зависимости
от объема и формы полостей рта, носа и гортани, которые в процессе говорения
видоизменяются с помощью активных органов речи. Одни и те же звуки,
произносимые разными людьми, не совпадают по тембру. Именно благодаря
тембру произносимых звуков мы различаем знакомых нам людей по голосу.

26
22. Артикуляционный аспект изучения звуков
Как природное явление звуки речи имеют акустическую и артикуляционную
стороны. Из этих двух сторон практически важнее артикуляционная сторона –
производство и восприятие человеком звуком. В рамках артикуляционного аспекта
одним из ключевых понятий является речевой аппарат — совокупность органов
речи. В зависимости от того, какие функции выполняют органы речи в процессе
образования звуков, они делятся на три группы:
1) Дыхательными органами речи являются: легкие, бронхи, дыхательное
горло, гортань; иногда к ним относят также грудную клетку и диафрагму. Они
создают воздушную струю, необходимую для того, чтобы вызвать звуковые
колебания. Все дыхательные органы образуют дыхательный аппарат.
2) Резонирующими органами речи (резонаторами) называются
надгортанные полости, т. е. полость рта, полость носа и полость глотки (зева).
Совокупность этих органов речи иногда называют надставной трубой. В речевом
процессе эти органы изменяют свой объем и форму, чем определяется тембр
произносимых звуков.
3) Произносительные органы речи — это язык, губы, зубы, альвеолы,
твердое нёбо, мягкое нёбо, нёбная занавеска, язычок и голосовые связки. Эти
органы непосредственно участвуют в оформлении звуков, создавая разные
препятствия струе выдыхаемого воздуха и обеспечивая тем самым различия между
звуками.
В зависимости от степени их участия в образовании звуков
произносительные органы речи подразделяются на активные и пассивные.
Активными органами речи являются такие, которые при образовании звуков
изменяют свое положение в полости рта, т. е. выполняют те или иные движения,
необходимые для образования звука речи. К ним относятся язык, губы, мягкое
нёбо, нёбная занавеска, язычок и голосовые связки. Пассивными органами речи
называют такие, которые при произнесении звуков не меняют своего положения,
служат лишь “точкой опоры” для активного органа. Это твердое нёбо, зубы и
альвеолы.
Некоторые лингвисты к числу органов речи относят головной мозг и
центральную нервную систему человека, которые при образовании звуков речи
выполняют особые функции: головной мозг побуждает органы речи к образованию
звуков, центральная нервная система управляет всей работой речевого аппарата.
Работа всех произносительных органов речи, совокупность движений
активных органов, которые необходимы для образования отдельного звука,
называется артикуляцией звука речи. В артикуляции различается три фазы:
1) Приступ (или экскурсия) — это начальная фаза артикуляции звука
речи, при которой органы речи приводятся в положение, необходимое для
произнесения данного звука.
2) Выдержка — главная фаза артикуляции звука речи — заключается в
прекращении (либо замедлении) движения органов речи. В этот момент

27
произнесения звука струя выдыхаемого воздуха преодолевает преграду,
образуемую произносительными органами, в результате чего и возникает звук.
3) Отступ (или рекурсия) — это последняя фаза артикуляции звука речи.
В данный момент органы речи приводятся в исходное положение или же
принимают положение, необходимое для произнесения следующего звука.
Совокупность артикуляций звуков того или иного языка называется
артикуляционной базой данного языка. Звуковые системы разных языков
различаются как в количественном, так и в качественном отношении. При
изучении иностранного языка артикуляционная база родного языка накладывает от
печаток на произношение говорящего. Этим обусловлен акцент.

23. Артикуляционно-акустическая классификация гласных


В зависимости от положения языка по отношению к передней/задней части
полости рта, т. е. от того, какая часть спинки языка и в каком месте поднимается к
нёбу, различаются:
1) Гласные переднего ряда (передние) — при их образовании средняя часть
спинки языка в той или иной степени поднимается к твердому нёбу, оставляя в
передней части полости рта небольшой резонатор ([и], [э]).
2) Гласные заднего ряда (задние) — при их образовании задняя часть спинки
языка в большей или меньшей степени поднимается к мягкому нёбу, образуя в
полости рта большой резонатор ([о], [у]).
3) Гласные среднего ряда (средние) — при их образовании вся спинка языка
высоко поднята к нёбу, в результате чего образуется резонатор в форме длинной
трубы ( [ы]).
В зависимости от положения языка по отношению к нёбу и по степени его
подъёма различаются:
1) Гласные верхнего подъёма (верхние) — при их образовании язык
находится в верхней части полости рта, максимально ограничивая пространство
для прохода воздушной струи. Поэтому такие гласные называются также узкими,
или закрытыми ([и], [ы], [у]).
2) Гласные нижнего подъема (нижние) — при их образовании язык
располагается в нижней части полости рта, в результате чего между языком и
нёбом создается наиболее широкое пространство для прохода воздушной струи.
Поэтому их также называют широкими, или открытыми ([а]).
3) Гласные среднего подъема (средние) — при их образовании язык слегка
приподнят к нёбу, занимая положение более низкое, чем при произношении
гласных верхнего подъема, и более высокое, чем при произношении гласных
нижнего подъема ([э], [о]).
В зависимости от степени участия губ в образовании гласных звуков
различаются гласные:

28
1) Губные (огублённые, лабиализованные) — при их образовании губы
выпячиваются вперёд и округляются, создавая относительно узкое отверстие для
прохождения струи выдыхаемого воздуха ([о], [у]).
2) Негубные (нелабиализованные) — при их образовании губы находятся в
обычном, разомкнутом положении, образуя широкое отверстие (произнесение
любого русского гласного, кроме [о] и [у], за исключениемслучаев, когда рядом с
гласным произносится носовой согласный, под воздействием артикуляции
которого гласный приобретает носовой оттенок).
В зависимости от положения нёбной занавески различаются гласные:
1) Носовые (назализованные) — когда нёбная занавеска опускается,
открывается проход в полость носа, куда при произнесении звука направляется
часть воздушной струи. В результате этого звук приобретает определенный
носовой призвук. Носовых гласных в современном русском языке нет; возможны
лишь носовые оттенки различных гласных, возникающие под воздействием
артикуляции соседних носовых согласных [м], [н]. Носовые гласные [о], [э]
употреблялись в общеславянском и древнерусском языках. Широко
распространены носовые гласные во французском языке.
2) Ртовые (ротовые, неназализованные) — при их произнесении нёбная
занавеска находится в обычном, приподнятом положении и закрывает воздуху
проход в полость носа, а потому струя выдыхаемого воздуха проходит через
полость рта. К ртовым относятся, например, все гласные русского языка, а также
большинство гласных других языков.

24. Артикуляционно-акустическая классификация согласных


В зависимости от места артикуляции согласные делятся на:
1) Билабиальные (губно-губные) — образуются при помощи верхней и
нижней губ (в русском и английском — [p], [b], [m], в русском также существует
билабиальная трель [в].
2) Лабиодентальные (губно-зубные) — образуются между нижней губой
и верхними зубами (в русском и английском — [f], [v]).
3) Дентальные (зубные) — образуются между языком и верхним рядом
зубов (в английском — [θ], [ð], в русском — [s̪ ], [z̪].
4) Альвеолярные. Делятся на образующиеся соприкосновением с
альвеолами кончика языка (апикальные) и его лопатки (ламинальные). В
английском — [t], [n].
5) Заальвеолярные (постальвеолряные) — образуются при
соприкосновении языка и задней части альвеол или при приближении первого к
последней. Соприкосновение происходит глубже, чем в случае с альвеолярными
согласными, но не глубже твёрдого нёба. В английском — [ʃ], [ʒ], [tʃ], [dʒ], в
русском — [tʃ], [ʑː].

29
6) Палатальные — образуются между средней частью спинки языка и
твёрдым нёбом. В русском и английском — [j].
7) Ретрофлексные — образуются между альвеолярным бугорком и
твёрдым нёбом, при этом язык может принимать плоскую или изогнутую форму,
загибаясь немного назад. В русском — [ʂ], [ʐ].
8) Велярные (заднеязычные) — образуются поднятием задней части
спинки языка к мягкому нёбу или к задней части твёрдого нёба. В русском и
английском — [k], [g], в русском также есть [x].
9) Увулярные — образуются задней частью языка в районе нёбного
язычка, дальше, чем образуются заднеязычные согласные. В русском и английском
не представлены.
10) Фарингальные — образуются главным образом в глотке, язык при
этом отводится назад, а шейные мышцы напрягаются. В русском и английском не
представлены.
11) Глоттальные — образуются в гортани за счёт сужения голосовой
щели при смыкании связок. В английском — [h].
В зависимости от способа образования (типа преграды) согласные делятся
на:
1) Фрикативные — согласные, при артикуляции которых артикуляторы
подходят близко друг к другу, но не смыкаются полностью, в результате чего в
ротовой полости происходят турбулентные колебания воздуха, создающие
заметный шум ([f], [v], [s], [z]).
2) Смычные (окклюзивы) — согласные, при артикуляции которых
органы речи находятся в таком положении, что поток воздуха из легких полностью
блокируется с помощью смычки, создаваемой в полости рта или в гортани. Делятся
на взрывные ([p], [t], [k]) и назальные (носовые) ([n], [m]).
3) Аффрикаты — согласные, представляющие собой слитное сочетание
смычного согласного с фрикативным, обычно того же места образования ([t͡ ʃ] [d͡ʒ]).
4) Аппроксиманты — согласные. при артикуляции которых органы речи
сближаются на расстояние более значительное, чем у гласных, но всё же
недостаточное для образования турбулентного шума. Делятся на срединные ([w],
[j]) и латеральные ([l]).
5) Дрожащие (вибрирующие, трели) — согласные, образуемые
вибрацией артикуляционного органа об место артикуляции под воздействием
воздушной струи, например, кончиком языка об альвеолы ([r], [ʙ]).
6) Одноударные (мгновенные, флэпы) — согласные, произносимые
единственным усилием артикуляционного органа, например единичным и быстрым
касанием альвеол кончиком языка ([ɺ], [v̛]).

30
25. Комбинаторные и позиционные изменения звуков в потоке речи.

В речевом потоке артикуляция звуков в зависимости от различных факторов


может подвергаться изменениям, которые подразделяются на собственно
позиционные и комбинаторные. Если определяющим фактором изменений является
место звуков в слове или их позиция по отношению к ударению, то такие
изменения определяются как собственно позиционные. Если же модификации
возникают при взаимодействии звуков друг с другом в процессе артикуляции, то их
называют комбинаторными.
Собственно позиционные изменения Комбинаторные изменения
а) редукция гласных в безударной а) основные: аккомодация, ассимиляция,
позиции диссимиляция
б) апокопа б) изменения, основанные на
в) оглушение звонких согласных в конце ассимиляции или на диссимиляции:
слова эпентеза, синкопа, диэреза, метатеза,
г) протеза, эпитеза гаплология
Собственно позиционные изменения: 1) Редукция — ослабление гласных в
безударной позиции, при этом изменения бывают количественные и качественные.
При количественной редукции гласные теряют часть своей долготы и ослабевают,
но не изменяют своих основных признаков. Например, в русском языке гласный
звук [у] сохраняет свои основные свойства – огубленность, задний ряд – в любой
позиции. Качественная редукция наблюдается тогда, когда безударные гласные
изменяют артикуляционные признаки, например, [A] [мAлы́ш], [мълышы́].
2) Безударные гласные в конце слова могут редуцироваться до нуля, как это
встречается в словах: чтобы > чтоб, или > иль; также может происходить
сокращение слова за счёт потери слогового сонорного: рубль > рупь. Такое
отпадение конечного гласного или слогообразующиего сонорного называется
апокопа.
3) Оглушение звонких согласных на конце слова перед паузой отмечено в
русском языке: труба – труб [труп]; везет – вез [в’oс] и т. п., английскому языку
такое явление не свойственно.
4) Протеза – появление в абсолютном начале слова согласного звука. В
качестве протетического согласного могут выступать звуки [j], [в], [γ]: ель [jэл’],
яблоко [jаблъкъ]. Во французском языке в конце слова после сочетания «tr»
вставляется гласный «e», так называя эпитеза: théâtre [teatrә] театр.
Комбинаторные изменения: 1) Аккомодация — изменение в артикуляции
согласных под влиянием соседних гласных и наоборот. Примером аккомодации в
английском языке может служить слово wall, где происходит приспособление
артикуляции гласного «а» к артикуляции предшествующего согласного «w».
2) Ассимиляция — возникновение сходства между звуками одного и того же
рода. Она бывает полной (уподобление по всем признакам) или частичной

31
(уподобление по одному признаку), прогрессивной или регрессивной, контактной
или дистактной. Например: в слове сбить [зб’ит’] приставка «с» уподобляется
последующему звуку [б’] по звонкости, в английском слове illegal, где il- < in-,
ассимиляция контактная, регрессивная, полная.
3) Диссимиляция — изменения, при которых из двух одинаковых или
сходных по артикуляции звуков получаются разные или далекие в отношении
артикуляции звуки. Различается диссимиляция прогрессивная и регрессивная.
Например, в слове комфорка как конфорка (звуки «мф» имеют губной признак,
поэтому и происходит их расподобление).
4) Изменения, основанные на ассимиляции и/или диссимиляции. Диэреза —
выкидка звука или слога объясняемая удобством произношения. Часто выкидке
подвергаются согласные [д], [т]: лестница, поездка.
Диссимилятивной тенденцией объясняется литературное произношение
буквосочетаний чт и чн, в состав которых входит аффриката, теряющая при
расподоблении первый элемент, как [шт] и [шн]. Вследствие этой же тенденции
возникает гаплология — опущение одного из двух одинаковых слогов: знаменосец
(вместо знаменоносец), дикобраз (вместо дикообраз). Диссимилятивную основу
имеет также эпентеза — вставка звуков в середине слова (чаще встречается в
детской речи или в просторечии): компроментировать вместо компрометировать.
Существует также метатеза (перестановка), которая возникает, например, при
заимствовании иноязычных слов: скурпулезный вместо скрупулезный.

26. Фонетическое членение речевого потока: слог, такт, фраза, и т.д.


Речь фонетически представляет собой звуковой поток или цепь звучаний. Эта
цепь распадается на соподчиненные звенья — фонетические единицы.
1) Фраза (интонема) — самая крупная фонетическая единица, ряд тактов,
объединенных и выделенных интонацией (в частном случае ряд может состоять и
из одного такта). Фразы разделяются паузами, во время которых говорящий
вдыхает воздух. Одна фраза может охватывать несколько предложений, а
предложение может распадаться на несколько фраз.
2) Такт (синтагма) — отрезок речи между двумя краткими
(ограничительными) паузами. Он может состоять из одного слова, группы слов и
целого предложения.
3) Фонетическое (акцентное) слово — отрезок речи, объединенный одним
словесным ударением. Это либо одна словоформа, несущая на себе ударение, либо
сочетание ударной словоформы с соседней безударной словоформой (реже с
двумя). Безударные слова, входящие в состав фонетического слова, называются
клитиками. Среди них различают а) проклитики (слова, располагающиеся перед
самостоятельным, ударяемым словом — предлоги и артикли во многих языках,
частица не в русском языке) и б) энклитики (слова, располагающиеся после
ударяемого слова — постпозитивные частицы бы, же, ли).
32
4) Слог — это минимальная фонетико-фонологическая единица речи,
состоящая из одного или нескольких звуков и характеризующаяся наибольшей
акустико-артикуляционной слитностью своих компонентов. Не все звуки могут
образовывать слог, то есть быть слогообразующими.
5) Звук — часть слога, кратчайшая, далее неделимая звуковая единица,
произнесенная за одну артикуляцию, членораздельный элемент произносимой
речи.

27. Основные компоненты интонации


Интонация — это сложный комплекс просодических элементов,
включающих мелодику, ритм, интенсивность, темп, тембр и логическое ударение,
служащий на уровне предложения для выражения различных синтаксических
значений и категорий, а также экспрессивных и эмоциональных коннотаций.
1) Мелодика — изменение частоты основного тона (повышение/понижение).
Этот элемент наиболее существенен для выражения и восприятия различий по цели
высказывания. Мелодика может быть нисходящей, восходящей, монотонной с
незначительными подъемами и падениями.
2) Ритм — это равномерное чередование ускорения и замедления,
напряжения и ослабления, долготы и краткости, подобного и различного в
произведении речи. Ритм способен объединять ритмические группы в синтагмы,
синтагмы — во фразы, фразы — в сверхфразовые единства, сверхфразовые
единства — в целый речевой контекст.
3) Интенсивность — это степень произносительного усилия, определяемая
величиной подсвязочного давления, активностью дыхательных мышц и
напряжением периферийных произносительных органов. Иными словами, это
степень усиления или ослабления выдыхания, т. е. силы или слабости произнесения
при артикуляции звука. Она может быть низкой, средней и высокой.
4) Темп — скорость протекания речи во времени, её ускорение или
замедление, а также паузы между речевыми отре зками. Наиболее тесно к темпу
примыкает другой темпоральный компонент интонации — ритм. Темп выполняет
структурную роль в формировании единиц речи, выделяет наиболее важные
участки высказывания и передает эмоционально-модальную информацию
5) Тембр — это специфическая сверхсегментная окраска речи, придающая ей
те или иные экспрессивно-эмоциональные свойства. С физической точки зрения
это колебания различной частоты, образующие совокупность обертонов. В речи
тембр выполняет две функции: дает возможность различать говорящих по голосу и
выступает как индикатор эмоционального состояния говорящего.
6) Несловесное (фразовое) ударение: а) логическое — выделение наиболее
значимого и важного в смысловом отношении слова при помощи интонационных
средств; б) синтагматическое (тактовое) ударение — ударение наименьшего
интонационно-смыслового отрезка речи; в) эмфатическое ударение — ударение,
33
усиливающее эмоциональную сторону слова или выражающее аффективное
состояние говорящего в связи с тем или иным словом.
7) Пауза (акустический нуль) — временная остановка звучания, в течение
которой речевые органы не артикулируют и которая разрывает поток речи: а)
логическая — отделяет друг от друга группы слов, объединенные общим смыслом,
служит для различения смысла высказываний, б) психологические — служат для
выражения эмоций говорящего.

28. Основные типы словесного ударения


Раздел науки о языке, изучающий словесное ударение и слоговой акцент,
называется акцентологией. Ударение способно выполнять различные функции:
различать грамматические формы или лексемы (сигнификативная функция): русск.
зáмок/замóк; англ. ´subject/sub´ject; отмечать границы слова в речевом потоке
(делимитативная функция); выполнять экспрессивную функцию.
Ударение — это выделение одного из слогов слова различными
фонетическими средствами. Различают три типа ударения:
1) Силовое (динамическое, экспираторное) характеризуется тем, что ударный
слог отличается большей напряженностью артикуляции и силой выдоха. Этот тип
ударения присутствует в языках Европы, например, в русском, а также в некоторых
языках Азии и Северной Африки. Однако динамическое ударение может быть и
слабым, как это имеет место в испанском, французском и некоторых других языках.
При таком ударении гласные произносятся отчетливо как под ударением, так и в
безударном положении.
2) Музыкальное (тоническое), при котором ударный слог выделяется высотой
тона, свойственно китайскому, корейскому, японскому языкам. В норвежском,
шведском и менее заметно в сербском, хорватском и литовском языках музыкальное
ударение сопровождается экспираторным усилением.
3) Для количественного (квантитативного) ударения характерна
длительность звука; причём в чистом виде оно встречается редко, например, в
современном новогреческом языке, а в русском языке оно сочетается с силовым.
Кроме того, различаются структурные типы ударения, что связано с
характером расположения ударения в слове. В связи с этим ударение бывает
связанное (фиксированное, имеющее постоянное место, или ограниченное какой-
то зоной, как в латинском языке: 2-ой или 3-ий слог от конца слова) и свободное
(разноместное и подвижное), падающее на любой слог. Фиксированное ударение в
чешском, венгерском, финском языках закреплено за первым слогом, в грузинском
и польском — за предпоследним, а в армянском и французском — за последним.
В английском и русском языках ударение свободное. Многие слова имеют
подвижное ударение, как например, «вода» — в единственном числе ударный
второй слог, а во множественном — первый. В многосложных словах возможно
несколько ударений, одно из которых будет главным, а другое — второстепенным:
34
д,орогостóящий.

29. Фонетика и фонология


Фонетика — раздел языкознания, изучающий способы образования звуков
речи и их акустические свойства, а также звуковое строение языка (слоги,
звукосочетания, закономерности соединения звуков в речевую цепочку).
Звуки и другие звуковые единицы, а также такие звуковые явления, как
ударение и интонация, изучаются фонетикой с нескольких разных точек зрения: 1)
сточки зрения их физических (акустических) признаков; 2) с точки зрения работы,
производимой человеком при их произнесении и слуховом восприятии, т. е. в
биологическом аспекте; 3) с точки зрения их использования в языке, их роли в
обеспечении функционирования языка как средства общения.
Третий аспект исследования звуковой материи языка (функциональный),
выделился в особую область — фонологию. Таким образом, фонология — это
раздел лингвистики, изучающий структуру звукового строя языка и
функционирование звуков в языковой системе. Основной единицей фонологии
является фонема — минимальная звуковая единица, представляющая собой
определенную совокупность одновременно реализующихся дифференциальных
признаков и способная различать звуковые оболочки разных слов и морфем.
Проявление фонемы в речи — фон, конкретный отрезок звучащей речи,
обладающий определёнными акустическими свойствами. Число фонов
потенциально бесконечно, однако в каждом языке они распределены по разным
фонемам. Фоны, принадлежащие к одной фонеме, называются аллофонами.
Ключевую роль в фонологии также имеет понятие оппозиции. Две единицы
считаются противопоставленными, если существуют так называемые минимальные
пары, то есть пары слов, не различающиеся ничем, кроме данных двух единиц
(например, том — дом). Если два данных фона вступают в такую оппозицию, они
относятся к разным фонемам.
Функции фонем:
1) Дистинктивная — фонема используется для фонетического и
семантического сравнения.
2) Перцептивная — функция позволяет воспринимать и опознавать разные
звуки, сочетания.
3) Сигнификативная — морфемы и слова языка подлежат различению по
смыслу.
4) Делимитивная — функция различает морфемы и слова, граничащими друг
с другом, но отличающимися функциями и возможностями.

30. Предмет лексикологии и её основные разделы


Лексикология — это раздел языкознания, занимающийся изучением слова и
словарного состава языка в целом. Предметом лексикологии принято считать:
1) Слово с точки зрения теории слова (как значение слова соотносится с
понятием, какова роль слова в тексте и в языке).
35
2) Структура словарного состава языка (соотношение лексических единиц)
3) Функционирование лексических единиц (сочетаемость слов, частотность
употребления и т. д.).
4) Пути пополнения словарного состава языка (появление новых слов и
новых значений у уже существующих).
5) Соотношение лексики и внеязыковой действительности.
Слово — основная структурно-семантическая единица языка, служащая для
именования предметов и их свойств, явлений, отношений к действительности,
обладающая совокупностью семантических, фонетических и грамматических
признаков, особых для каждого языка.
Разделы лексикологии:
1) Ономасиология — наука об обозначении, назывании, номинации
(исследует процесс называния предметов).
2) Семасиология — исследует лексические значения слов и словосочетаний,
а также изменения этих значений. Отвечает на вопрос, как в словах отображается
внеязыковая действительность.
3) Фразеология — изучает фразеологический состав языка, отношение слов
между собой и с другими единицами языка (иными словами, лексико-
семантическую сочетаемость слов языка).
4) Ономастика — изучает уже существующие имена собственные в
широком смысле слова: а) топонимика — изучает географические названия; б)
антропонимика — изучает имена и фамилии людей; в) зоонимика — изучает
зоонимы, т. е. собственные имена, клички животных и т.д.
5) Этимология — изучает происхождение морфем, слов и словарного
состава в целом.
6) Лексикография — занимается теорией и практикой составления словарей.
7) Стилистика — изучает коннотативное значение слов и выражений,
различные стили, экспрессивно-эмоционально-оценочные свойства языковых
средств.
8) Терминоведение — изучает специальную лексику с точки зрения её
типологии, происхождения, формы, содержания и функционирования, а также
использования, упорядочения и создания.
Ономасиология иногда выделяется в качестве подраздела семасиологии, при
этом в известном смысле противопоставляясь ей, так как она основывается на
движении от обозначаемого предмета к средствам его обозначения, шире — от
содержания к форме.
В зависимости от объекта исследования и от характера решаемых задач
различается лексикология общая и частная. Общая лексикология изучает
словарный состав языка как общечеловеческого явления, т. е. устанавливает общие
закономерности строения, функционирования и развития лексики. Частная
лексикология исследует словарный состав одного языка
В зависимости от аспекта исследования лексики различается лексикология
описательная и историческая. Описательная лексикология (или синхроническая)
изучает словарный состав языка с точки зрения его функционирования на том или

36
ином этапе развития данного языка. Историческая лексикология (или
диахроническая) занимается изучением словарного состава языка/языков с точки
зрения его формирования и развития. Предмет её исследования составляют
история слов, формирование и развитие лексики, изменения в различных группах
слов.

31. Слово как единица языка


Слово — кратчайшая единица языка, способная обозначать явления
действительности (предметы, признаки, действия, состояния, отношения и т. д.),
выражать чувства, эмоции, волеизъявления человека. Признаки слова:
В лексикологии слово представляет собой единство знака (звуковой или
графической оболочки) и значения — грамматического и лексического.
К признакам слова относятся:
1) фонетическая оформленность, т. е. выраженность звуком или сочетанием
звуков;
2) семантическая валентность, т. е. наличие значения;
3) недвуударенность (невозможность иметь более одного основного
словесного ударения);
4) лексико-грамматическая отнесенность (прикрепленность к определенному
лексико-грамматическому разряду, или части речи;
5) лексическая непроницаемость, т. е. невозможность «вставки» внутрь слова
других словесных единиц;
6) способность выполнять номинативную функцию (называть определенные
предметы и явления действительности);
7) относительная самостоятельность.
В речи большинство слов используется в одном из формальных или
семантических видоизменений. Слово как совокупность разных видоизменений
называется лексемой, а конкретное видоизменение слова, конкретный его
представитель в речи — лексом (лексой).
Функции слова:
1. Номинативная функция (назначение слова служить наименованием
предмета, функция называния, процесс присваивания имён, имянаречения)
обладает рядом свойств:
1.1. относительная самостоятельность, заключающаяся в том, что слово
позиционно и синтаксически более самостоятельно, чем морфема, но менее
самостоятельно, чем предложение;
1.2. воспроизводимость – способность слова храниться в памяти и при
необходимости активизироваться в соответствующей форме;
1.3. выделимость – наличие фонетических, семантических и грамматических
признаков, на основании которых слово выделяется в тексте.
2. Обобщающая (семиотическая) функция, определяющая способность слова
объединять все однотипные явления в один класс и называть его;
3. Строительная функция, в силу которой слова являются единицами, из
которых строятся предложения.
37
32. Лексическое значение, его основные компоненты
Лексическое значение — взаимосвязь, устанавливаемая нашим мышлением
между комплексом звуков и явлением действительности, которое обозначено этим
звуковым комплексом, при едином общенародном понимании этой связи; часть
смыслового содержания, присущего слову как лексеме.
Лексическое значение включает в себя следующие компоненты:
1) Сигнификативный компонент — отражает понятийное содержание, на
основе которого сформировано данное лексическое значение.
2) Денотативный компонент — отражает в лексическом значении слова
особенности обозначаемого им предмета (денотата, или референта).
3) Коннотативный (оценочный) компонент — отражает эмоционально-
оценочное и экспрессивно-стилистическое добавочное значение (например, лиса—
хитрость).
4) Этнокультурный компонент — отражает в лексическом значении
специфическое восприятие тем или иным народом каких-либо реалий, фрагментов
действительности и подлинных конструктов народного сознания, существующих
только в фантазиях и мифах.
5) Структурный компонент —отражает структурные связи слова в том или
ином конкретном значении с лексическим значением других слов.
Денотативный и коннотативный макрокомпоненты вычленяют в своем
составе микрокомпоненты, которые характеризуют отдельные стороны предмета
номинации или отношения к нему. Такие микрокомпоненты получили в
лингвистике название «семы». Сема — минимальная единица плана содержания,
компонент смысла языковой единицы

33. Системные связи между словами


Значение слова существует не само по себе, а в определенной связи с
другими значениями, с которыми оно образует лексическое (семантическое) поле.
Лексическое поле – это некое множество значений слов, связанных с
определенным «куском» действительности, самыми разными тематическими
группами. Часто такие группы сами тоже организованы иерархически: «мебель» -
понятие родовое, а потом идут понятия видовые («диван», «стол», «табурет»).
Системные связи между словами могут быть весьма разнообразными:
1. Слова объединяют в антонимические пары: разнокоренные антонимы и
однокоренные.
2. Также слова могут объединяться в синонимические ряды.
3. Омонимы — слова, имеющие сходное звучание и/или написание, но
различные по значению.
4. Паронимические связи, включающие отношения между наименованиями,
близкими по звучанию, но различными по значению.

38
5. Сочетаемостные связи, под которыми понимается способность слова
сочетаться только с определенным кругом других слов. Так, существительные
могут сочетаться с прилагательными.
6. Видо-родовые связи, которые охватывают отношения между
лексическими единицами, обозначающими видовые понятия, и единицами,
называющими соответствующие родовые понятия.
7. Словообразовательные связи, представляющие собой отношения между
производящими и производными словами.
8. Понятийные связи, под которыми понимаются отношения между
лексическими единицами, называющими какие-то лица, явления одного
понятийного ряда: шестидесятники — представители поколения.
9. Ассоциативные связи — отношения между лексическими единицами,
которые образованы от разных слов, но ассоциируются между собой по созвучию и
значению.
10. Тематические связи, предполагающие разбивку лексики на группы в
зависимости от темы, в раскрытии которой они участвуют.
11. Связи внутри семантического поля, которое может рассматриваться как
совокупность лексических единиц, объединенных определенным значением.

34. Историческое изменение словарного состава языка


Словарный состав  –  наиболее подвижный ярус языковой структуры. В
лексике языка непосредственно отражаются все изменения в жизни его носителей.
В историческом развитии лексики наблюдаются два основных процесса:
постоянное пополнение ее новыми словами и обогащение старых слов
новыми значениями; устаревание и отмирание некоторых слов и их отдельных
значений. Эти процессы тесно взаимосвязаны, но первый из них является
основным, ведущим.
Основными путями пополнения лексики являются: словообразование;
переосмысление и изменение значений слов; заимствование слов из других языков;
калькирование иноязычных слов.
Устаревшие слова различаются степенью устарелости (временем выпадения
из активного запаса) и причинами  устаревания. Среди этих слов по причинам их
выхода из активного употребления выделяют историзмы и архаизмы.
Заимствование  –  переход элементов одного языка в другой как результат
языковых контактов, взаимодействия языков. Заимствованиями также называются 
сами элементы (слова, морфемы, синтаксические конструкции и т.п.),
перенесенные из одного языка в другой. 
По частоте употребления лексика делится на две группы: активную и
пассивную. Активный словарь  (активный словарный запас)  –  часть словарного
состава современного языка, которая свободно употребляется в живом
повседневном общении во всех сферах жизни человеческого общества.
Пассивный словарь  (пассивный словарный запас)  –  часть словарного
состава языка, понятная всем владеющим данным языком, но мало употребляемая
в живом повседневном общении.
39
Архаизмы  –  устарелые для определенной эпохи, вышедшие
из употребления языковые элементы (слова, выражения, аффиксы), называющие
существующие реалии, но вытесненные по каким-либо причинам из активного
употребления синонимичными лексическими единицами.
Историзм  –  слово, вышедшее из живого словоупотребления вследствие
исчезновения тех реалий, которые они обозначали.
Неологизм  –  слово или оборот речи, созданные для обозначения нового
предмета или выражения нового понятия.
К неологизмам  относятся не только совершенно новые, но и ранее известные
слова, которые приобрели  новые значения. Так, например,  разрядка  –  в значении
«разрядка международной напряженности»,  мышь  –  в значении «техническое
устройство для ввода графической информации».

35. Функционально-стилистическая дифференциация языка.


Функциональные стили речи — исторически сложившаяся система речевых
средств, используемых в той или иной сфере человеческого общения;
разновидность литературного языка, выполняющая определенную функцию в
общении.
В современном русском языке существует 5 функциональных стилей:
1. Научный — значение состоит в том, чтобы дать точное и ясное
представление о научных понятиях. Обобщённо-отвлечённый характер (речь идёт
о понятиях, а не о конкретных предметах). Логичность, строгая
последовательность, объективность, отсутствие эмоциональности. Точность,
однозначность. Лексика включает три пласта: общеупотребительная лексика +
общенаучная (абстрактный) + терминология — ядро стиля (конвекция). Термин –
слово или словосочетание, точно и однозначно называющее предмет, явление или
понятие науки и раскрывающее его содержание. Преобладание имён (сущ., прил.,
числ.) над глаголами.
2. Официально-деловой — официальная переписка, правительственные
акты; употребляется лексика, отражающая официально-деловые отношения
(пленум, резолюция). Стандартность, стереотипность (набор готовых форм, в
которые каждый раз вкладывается новое содержание). Безличность. Краткость.
Информативность. Прямой порядок слов. Страдательные конструкции. Обилие
точных дат, чисел, геогр. названий, имен, аббревиатур. Особую группу составляют
так называемые «канцеляризмы».
3. Публицистический — язык газет, журналов, телевидения, радио. Открытая
оценочность, экспрессивность, выраженная авторская позиция. Общественно-
политические слова и выражения (демократия, партия). Оценочная лексика. Клише
– стилистически окрашенный оборот, использующийся как устойчивый, регулярно
употребляемый. Метафоризация терминов, или детерминологизация: битва за
урожай, новый раунд переговоров. Эвфемизмы (напр., конфликт вм. война).
Иноязычная, особенно экономическая лексика.
4. Разговорный — отличается большой смысловой емкостью и
красочностью, придает речи живость и экспрессивность. Неподготовленная,
неофициальная, раскованная, диалогическая речь. Широкое употребление
40
уменьшительных, уничижительных или иных суффиксов эмоциональной оценки
(ср. домишко, домина, сторожиха), эмоциональных или экспрессивных единиц.
Более короткие и неполные предложения. Эллипсис – пропуск необходимого члена
предложения (Он домой. Я ни слова). Предмет часто не называется, а даются его
признаки.
5. Художественный — используется в художественной литературе. В нём
могут использоваться элементы всех остальных стилей в зависимости от задач
повествования. Одна из главных черт художественного стиля – образность. Автор
художественного текста создаёт свой художественный мир, свою реальность,
используя изобразительно-выразительные средства языка (тропы, фигуры).

36. Фразеологические единицы языка


Фразеологические единицы — это устойчивые, постоянные по своему
компонентному составу, воспроизводимые единицы языка, обладающие целостным
единым значением.
Фразеологическая единица может выполнять функции разных частей речи.
Она может быть: 1) существительным (сирота казанская); 2) глаголом (бить
баклуши); 3) прилагательным (пьян в стельку); 4) наречием (не покладая рук).
Признаки фразем:
1. Воспроизводимость — фразеологическая единица знакома
большинству носителей языка, и её не выдумывают каждый раз заново.
2. Семантическая целостность — полная или частичная
переосмысленность составляющих фразу слов. Например, выражение “он собаку
съел” означает “опытный”, а не факт съеденной кем-то собаки.
3. Раздельнооформленность — наличие двух и более слов во фразе,
которые вне её имеют другое значение.
4. Устойчивость — признак, показывающий возможность или
невозможность изменения компонентного состава при помощи сокращения,
расширения или замены составляющих её слов.
В. В. Виноградов намечает здесь три основных типа фразем:
1) Фразеологические сращения — максимально застывшие
лексикализованные сочетания, где понимание целого не зависит от непонятных
слов («точить лясы»), от непонятных грамматических форм «притча во языцех»)
или же где слова и формы понятны, но смысл отдельных слов не разъясняет целого
(как пить дать), наконец, в тех случаях, когда данное сочетание требует особой
интонации, передающей особую экспрессию (вот тебе раз!).
2) Фразеологические единства, где имеются слабые признаки смысловой
самостоятельности отдельных слов и наличие зависимости понимания целого от
понимания составных частей (слону дробинка); в этих случаях возможны и
частичные замены отдельных слов (слону булочка).
3) Фразеологические сочетания – наиболее «свободные» из несвободных
сочетаний, где понимание значения отдельных слов обязательно для понимания
целого и, как правило, возможны замены, но в известных лексических пределах,

41
причем может меняться и значение целого: потупить взор (глаза, голову), нашло
раздумье (вдохновенье), ужас берёт (тоска).

37. Грамматика как наука. Грамматическая структура слова.


Грамматика — раздел языкознания, изучающий формы словоизменения,
формулы словосочетания и типы предложений в отвлечении от конкретного
материального их значения.
По наличию/отсутствию формообразования все слова большинства языков
разбиваются на два структурных типа — многоформенные (изменяемые) и
одноформенные (неизменяемые).
1) Одноформенное слово — слово, которое представлено в языке только
одной словоформой, т.е. слово с отсутствующим формообразованием (вчера, здесь,
увы, из-за). Одноформенное слово может быть одиоморфемным (над, и) или
многоморфемным (вновь). И в том и в другом случае его морфемный состав
является постоянным.
2) Многоформенное слово — слово, которое существует в виде ряда (набора)
словоформ. Многоформенное слово строится в разных своих словоформах
частично, а иногда и полностью из разных морфем. Может быть выделена его
постоянная часть, построенная во всех словоформах из одних и тех же морфем
(формообразующая основа), и переменная часть, строящаяся в разных словоформах
из разных морфем. Эта переменная часть в каждой словоформе представлена
специфическим формативом (или формантом). Набор формообразовательных
формативов, с помощью которых образуются все словоформы данного слова,
называется формообразовательной парадигмой.
С этим делением перекрещивается другое: по своей словообразовательной
структуре слова делятся на производные и непроизводные.
С синхронной точки зрения, производное (словообразовательно
мотивированное) слово — это только такое слово, рядом с которым в данном языке
и в ту же самую эпоху существует другое, связанное с ним формально и по смыслу
«производящее» (словообразовательно мотивирующее) слово (или сочетание слов),
как у слова восемьдесят. Там же, где «производящего» нет, нет и производного.
Слово, словообразовательно немотивированное с точки зрения языковых
отношений данной эпохи, вроде существительного стол или простых числительных
восемь и десять рассматривается как непроизводное.
При диахроническом подходе производным признается и такое слово,
которое когда-то в прошлом было образовано от другого, позже исчезнувшего или
потерявшего с ним смысловую связь, и соответственно было когда-то
мотивировано, хотя позже утратило свою мотивировку. Так, русское слово портной
принадлежит в современном языке к непроизводным, но исторически оно было
производным — в древнерусском языке было существительное порть — «кусок
ткани».

38. Морфема, ее типы, функции.

42
Морфема – наименьшая, неделимая часть слова, обладающая значением.
Типы морфем:
1) Корень — основная значимая часть слова. Является обязательной частью
любого слова — не существует слов без корня (кроме редких вторичных
образований с утраченным корнем типа русского «вынуть (префикс-суффикс-
окончание)», хотя в искусственном эсперанто такие слова далеко не редкость.
2) Аффикс — вспомогательная часть слова, присоединяемая к корню и
служащая для словообразования и выражения грамматических значений. Не может
самостоятельно образовывать слово (в русском языке) — только в сочетании с
корнями. В отличие от некоторых корней (почтамт), не бывают единичными,
встречающимися только в каком-то одном слове.
Классификация аффиксов по положению относительно корня:
1) префиксы (приставки) — перед корнем. Отсутствуют в тюркских,
финно-угорских языках, где все грамматические отношения выражаются
постфиксами.
2) постфиксы — после корня. Явный перевес в использовании (по
сравнению с префиксами) — в индоевропейских языках. Постфиксы, не
являющиеся флексиями, обычно называются в русском языке суффиксами.
Постфиксы в широком смысле подразделяются на окончания (флексии) и
суффиксы.
3) интерфиксы — служебные морфемы, не имеющие собственного значения,
но служащие для связи корней в сложных словах;
4) инфиксы — аффиксы, вставляемые в середину корня; служат для
выражения нового грамматического значения; встречаются во многих
австронезийских языках;
5) трансфиксы — аффиксы, которые, разрывая корень, состоящий из одних
согласных, сами разрываются и служат «прослойкой» гласных среди согласных,
определяя грамматическое значение слова (встречаются в семитских языках, в
частности, в арабском);.
6) конфиксы — комбинации префикса с постфиксом, которые всегда
действуют совместно.
Морфемы могут выполнять словообразовательную и либо
формообразующую функции. Формообразующими являются все флексии и
некоторые суффиксы. Корни относятся к вещественным морфемам, т.к. являются
носителями основного лексического значения.
Для морфем в русском языке характерны и другие функции:
1) номинативная (способность отображать тот или иной фрагмент
внеязыковой действительности);
2) экспрессивная (выражение отношения говорящего к слушающему, к
предмету сообщения, к условиям протекания коммуникации);
3) стилистическая (способность быть средством образования слов и форм
слов, закрепленных за определенными функционально-стилистическими
разновидностями речи);

43
4) соединительная (роль соединительных морфем в словах типа
книгохранилище, а также окончаний, связывающих между собой слова в
словосочетаниях и предложениях).

39. Исторические сдвиги в морфологической структуре слова


Изменения в морфологической структуре слова вызываются следующими
причинами:
1. Изменением лексических значений основ, которые раньше
соотносились как производящая и производная.
2. Изменением звукового состава слов.
3. Выпадением из словаря соотносительных производящих основ или
родственных слов.
4. Влиянием морфологической структуры слов продуктивного типа на
морфологическое строение слов непродуктивных типов, или этимологически
изолированных.
Все эти явления в истории морфологического состава слова называются
опрощением, переразложением и усложнением основы.
Опрoщение — это превращение производной основы слова в непроизводную,
потеря словом членимости на морфемы. Благодаря опрощению язык обогащается
непроизводными, корневыми словами. С другой стороны, результатом опрощения
является переход словообразовательных суффиксов в разряд непродуктивных, а
иногда и полное их исчезновение (например, в основах слов добрый, старый,
являющихся в современном русском языке непроизводными, суффикс -р- не
вычленяется).
Переразложение — это перераспределение морфем внутри слова,
приводящее к тому, что основа, оставаясь производной, выделяет в своем составе
иные морфемы. Основы слов горячность, живность с точки зрения живых
словообразовательных связей выделяют суффикс -чность (а не -ость), так как
прилагательные, от которых эти основы образованы (горячный, живный), в
современном языке неупотребительны. Процесс переразложения основ обогащает
язык новыми словообразовательными аффиксами и моделями, которые с течением
времени становятся продуктивными.
Очень часто к опрощению и переразложению основ приводят различные
виды аналогии (уподобление форм одного слова формам другого, грамматически
родственного). В силу аналогии малопродуктивные типы слово- и
формообразования уподобляются продуктивным типам слов и форм, теряя при
этом производный характер или прежнюю членимость на морфемы.
Действие аналогии или появление слов, родственных словам, имеющим
непроизводную основу, в некоторых случаях приводит к усложнению основы, в
результате чего ранее непроизводная основа начинает члениться, становится
производной. Так, слово анархия имело непроизводную основу, но в связи с
наличием родственных слов анархист, анархический и др. его основа стала
делиться на непроизводную основу анарх- и суффикс -иj-.

44
Кроме данных явлений выделяется также наложение морфем, которое
осуществляется при совпадении частей сочетающихся морфем: например, части
основы и суффикса (Свердловск+ский — свердловский). Однако такое наложение
не происходит при сочетании приставки и корня (Заамурье, Прииртышье).

40. Грамматические значения и их формальные показатели


Грамматическое значение — это формальное значение, выступающее как
добавочное к лексическому значению и выражающее различные отношения (отношение к
другим словам в словосочетании или предложении, отношение к лицу, совершающему
действие, отношение сообщаемого факта к действительности и времени и т. д.). Обычно
слово имеет несколько грамматических значений. Так, слово «страна» имеет значения
женского рода, именительного падежа, единственного числа.
Каждое грамматическое значение получает в языке специальное средство
выражения — грамматический (формальный) показатель. Грамматические показатели
можно объединить в типы, которые условно называемые грамматическими способами,
или способами выражения грамматического значения. Выделяются два ведущих способа:
1) Синтетический способ предполагает возможность объединения в пределах
одного слова нескольких морфем (корневых, словообразовательных и
словоизменительных). Грамматическое значение в этом случае всегда выражается в
рамках слова. К синтетическому способу выражения грамматических значений относятся:
1) аффиксация (использование различных типов аффиксов: иду — идёшь);
2) редупликация (полный или частичный повтор основы: fari — белый, farfaru —
белые в языке хауса);
3) внутренняя флексия (грамматически значимое изменение фонемного состава
корня: foot — feet в английском языке);
4) супплетивизм (объединение разнокорневых слов в одну грамматическую пару
для выражения грамматических значений: иду — шёл).
Аналитический способ предполагает раздельное выражение лексического и
грамматического значений слова. Грамматические формы являются сочетанием
полнознаменательных морфологически неизменяемых лексических единиц и служебных
элементов (служебных слов, интонации и порядка слов): буду читать, более важный
Лексическое значение выражается неизменяемым полнозначным словом, а
грамматическое — служебным элементом.
В зависимости от преобладающего способа выражения грамматических значений
различают два основных морфологических типа языков: синтетический тип языка (в нём
доминирует синтетический способ) и аналитический тип (в нём преобладает тенденция к
аналитизму). В синтетических языках слово сохраняет свои грамматические
характеристики и вне предложения. В аналитических языках слово приобретает
грамматическую характеристику только в предложении.

41. Грамматические категории и их типы


Грамматическая категория — это грамматическое значение обобщенного
характера, присущее словам или сочетаниям слов в предложении и вместе с тем

45
отвлеченное от конкретных значений самих слов. Грамматические категории не
могут существовать сами по себе, вне определенных группировок слов. Эти
группировки обычно выступают как части речи.
Типы грамматических категорий:
1) синтаксические категории, включающие синтаксические средства
выражения грамматического значения (например, категория коммуникативной
направленности высказывания — повествовательные, побудительные и
вопросительные);
2) морфологические категории, включающие морфологические средства
выражения грамматического значения (например, категории времени, лица, числа,
рода, падежа, и т.п.). морфологические категории делятся на два подвида:
а) словоизменительные — категории, члены которых могут быть
представлены формами одного и того же слова в рамках его парадигмы (например,
категории числа и падежа у существительных, рода, числа и падежа у
прилагательных);
б) классификационные — категории, члены которых не могут быть
представлены формами одного и того же слова, а потому делят слова на классы
(например, категория рода существительного).
В зависимости от количества противопоставленных компонентов
грамматические категории делятся на двухчленные (число, вид), трехчленные
(лицо, наклонение, род) и многочленные (падеж) категории.
По характеру противопоставления компонентов выделяют категории,
формирующиеся на основе 1) привативных (неравнозначных), 2) эквиполентных
(равнозначных), 3) градуальных (ступенчатых) отношений.
Привативное противопоставление по роду образуют существительные типа
учитель — учительница: существительное мужского рода в таких парах может
называть и мужчину, и женщину, а существительное женского рода только
женщину.
Эквиполентное противопоставление образуют некоторые личные
существительные мужского и женского рода: мать — отец, брат — сестра.
Существительные мужского рода обозначают мужчин, существительные женского
рода — женщин.
Градуальные отношения представлены в степенях сравнения.

42. Части речи


Части речи — это наиболее общие лексико-грамматические разряды слов.
Части речи различаются по трём признакам:
1) по обобщенному категориальному значению, отвлечённому от
конкретных лексических значений слов (у существительных это обобщённое
значение предметности, у прилагательных — признака и т.д.);

46
2) по синтаксическому, т. е. по синтаксическим функциям слов, в
зависимости от того, в роли какого члена предложения слово выступает (так,
существительные в именительном падеже чаще всего являются подлежащими);
3) по морфологическому, т. е. по набору морфологических форм слов,
образующих грамматическую парадигму. Этот признак важен для флективных и
агглютинативных языков, но почти неактуален для языков со слабо развитой
морфологической системой (например, для английского языка).
Части речи делятся на:
1) знаменательные (самостоятельные, полнозначные, вещественные) —
существительные, прилагательные, глаголы, наречия, числительные, местоимения
2) служебные (несамостоятельные, вспомогательные, подчинённые) —
предлоги, союзы, частицы, артикли.
Особо выделяются модальные слова и междометия (некоторые авторы
добавляют к ним звукоподражания), которые обычно рассматриваются в одном
ряду с самостоятельными и служебными частями речи.
Слова знаменательных частей речи обозначают предметы и явления
окружающего мира, их признаки и действия. Слова служебных частей речи не
являются словами в строгом смысле слова. Это грамматические показатели,
отличающиеся от морфем способностью более или менее свободно перемещаться в
пределах предложения.
Модальными словами называются слова, выражающие отношение
говорящего к говоримому: «действительно», «несомненно» и т.д. Модальные слова
грамматически не связаны со словами, составляющими предложение. Междометия
и звукоподражания не являются членами предложения, за исключением тех
случаев, когда они выступают в роли существительного или глагола. Они также не
обладают лексическим значением. Междометия служат сигналами,
свидетельствующими о той или иной эмоции, но не называющие её, а
звукоподражания представляют собою имитацию звуков, издаваемых животными,
различными предметами.
Иногда в качестве особых частей речи выделяются причастие и
деепричастие, которые традиционно рассматриваются как особые формы глагола.
Л. В. Щерба предложил выделить в особую часть речи («категория состояния»)
слова, употребляющиеся в безличных предложениях в функции сказуемого
(можно, нельзя, надо, грустно и т.д.).

43. Предложение, словосочетание


Словосочетание — любое соединение двух или более знаменательных слов
(вместе с относящимися к ним служебными словами или без них) с формально
выраженной смысловой связью, служащее выражением понятий о явлениях
действительности в их связях и отношениях.

47
Различаются два главных типа синтаксической связи слов в словосочетании
— сочинение и подчинение:
1) При сочинительной связи сочетающиеся компоненты однородны,
совпадают по грамматическим формам (например, пространство и время). При
этом разные компоненты являются равноправными и могут меняться местами без
существенного изменения смысла.
2) При подчинительной связи компоненты словосочетания неравноправны:
один из них является главным, а другой/другие — зависимым Стержневой
компонент выражает основное значение, зависимый компонент конкретизирует
значение стержневого (например, сестра подруги). Изменение места расположения
компонента либо коренным образом меняет смысл словосочетания, либо вообще
невозможно.
В рамках подчинительной связи различаются три вида синтаксических
отношений:
1) При согласовании зависимое слово употребляется в той же
грамматической форме, что и главное (красивый букет, у старой башни).
2) При управлении для выражения определенных смысловых отношений
главное слово требует постановки зависимого слова (существительного) в
определенном падеже, с предлогом или без него (видеть слона, влюбиться в
девушку).
3) При примыкании отсутствуют специальные формальные средства
подчинения одного знаменательного слова другому, главное слово не вызывает у
зависимого определенных грамматических форм, поскольку зависимое слово
является неизменяемым. Зависимость подчиненного слова выражается лексически,
порядком слов и интонацией (сделать быстро, любить учиться).
Предложение — минимальная единица человеческой речи, представляющая
собой грамматически организованное соединение слов (или слово), обладающее
известной смысловой и интонационной законченностью.
Основные признаки предложения:
1) Предикативность — грамматическая категория, формирующая
предложение, устанавливая соотнесенность сообщаемого с действительностью
2) Интонация — сложный комплекс просодических элементов (мелодика,
ритм, интенсивность, темп, тембр и логическое ударение), служащий для
выражения различных синтаксических значений и категорий, а также
экспрессивных и эмоциональных коннотаций.
Понятие предложения соотносится с понятием логического суждения:
логическое суждение строится в виде предложения. Однако полного соответствия
между ними нет: многие предложения (вопросительные, побудительные) не
выражают логического суждения.
В зависимости от состава и количества членов предложения делятся на:
1) Простые — содержат одну предикативную основу.

48
а) по количеству главных членов: односоставные и двусоставные;
б) по наличию/отсутствию второстепенных членов: распространенные и
нераспространенные;
в) по цели высказывания: повествовательные, вопросительные и
побудительные;
2) Сложные — содержат две или более предикативные единицы (основы).
а) сложносочинённые (простые предложения в их составе соединены
сочинительными союзами);
б) сложноподчинённые (простые предложения в их составе соединены
подчинительными союзами; выделяются главное и придаточное предложения);
в) бессоюзные (простые предложения в их составе не соединены союзами);
Иногда бессоюзные сложные предложения рассматриваются как подвид
сложноподчинённых, противопоставленный союзным предложениям. В одном
сложном предложении может встречаться и сочинительная, и подчинительная
связь.

44. Письмо и основные этапы его развития


Письмо — дополнительное к звуковой речи средство общения при помощи
системы знаков (главным образом графических — начертательное письмо),
позволяющее фиксировать речь для передачи её на расстояние и для сохранения её
произведений во времени.
1) Предметное письмо — первоначально люди пытались передавать
информацию при помощи различных предметов. Примеры: вампум (разноцветные
ракушки, нанизанные на пояс) и кипу (перуанское письмо, в котором информация
передавалась цветом и количеством узелков на веревках).
После предметного зарождается графическое письмо:
2) Пиктография. Единицы такого письма, пиктограммы, выцарапывались, а
затем и рисовались на стенах пещер, камнях, бересте. Обозначаемым служила
жизненная ситуация, вещи, существа. Словесное оформление всего этого для
пиктографии несущественно
3) Идеограмма. Идеография — это письмо, в котором графические знаки
передают не слова в их грамматическом и фонетическом оформлении, а те
значения, которые за этими словами стоят. Обозначаемым является не сам
жизненный факт, а понятия, которые возникают в сознании человека. Переход от
пиктографии к идеографии связан с потребностью графической передачи того, что
не обладает наглядностью и не поддается рисуночному изображению.
Зарождение государств, развитие общества и торговли послужили стимулом
для дальнейшего развития идеографического письма. Появилась потребность
писать быстрее, передавать более сложные и длинные тексты. Это привело к
большей схематизации рисунков, к превращению их в иероглифы.

49
4) Иероглифическое письмо. Иероглифическое письмо удобно тем, что
посредством его знаков можно передать и наглядное, и отвлеченное содержание.
Здесь уже возникает вопрос алфавита, так как, для того чтобы читать и писать,
надо знать и иметь в распоряжении известный набор знаков и определенное для
количество иероглифов. Иероглифическое письмо по-прежнему сохраняло
существенный недостаток: оно не имело никакой связи с произношением слова.
5) Слоговое письмо. В слоговом письме символы обозначают отдельные
слоги. Силлабический алфавит должен соответствовать количеству слогов с данной
гласной, что не превышает нескольких десятков. Получается сравнительно простой
алфавит, употребление которого не требует особых логических и грамматических
познаний. Примером может служить древнеиндийское и ассиро-вавилонское
письмо.
6) Консонантное письмо. Буквами обозначаются согласные, выражавшие
корни, а чередовавшиеся между ними гласные для выражения грамматических
форм обозначались на письме диакритическими знаками. Примеры:
древнееврейское, арабское, финикийское письмо. Последнее легло в основу
греческого письма, от которого произошли латиница, кириллица и, соответственно,
большинство современных письменностей.
7) Алфавитное (фонематическое) письмо — это стандартизированный набор
символов (букв), каждый из которых обозначает одну или несколько фонем. Знаки
алфавита делятся на гласные и согласные. Буквы же используются для того, чтобы
слагать слова. Алфавитные системы отличаются простотой в изучении.

45. Синтаксические и парадигматические отношения в языке


Отношения между единицами языка, определенными их типами очень
сложны и разнообразны. Различаются два основных типа таких отношений:
1) Парадигматическими называются отношения между однородными в
известном смысле единицами языка, т. е. отношения, которые объединяют
единицы языка в группы, разряды, категории. Совокупности языковых единиц,
связанных парадигматическими отношениями, называются парадигмами.
Примерами морфологической парадигмы могут служить склонение и
спряжение, лексической — все слова, относящиеся к определенной части речи, все
существительные, называющие лиц по профессии и т.д., фонетической — все
варианты определённой фонемы, синтаксической — аналитические выражения
модальности и т.д. Частные случаи проявления парадигматических отношений —
синонимия, антонимия, омонимия, паронимия слов, синонимия морфем (например,
суффиксов –с и –к со значением лица женского пола), антонимия морфем
(приставки –в и –вы).
Общая парадигма слова — совокупность всех его грамматических форм.
Например, общие парадигмы большинства существительных насчитывают по 12
словоформ. Частная (малая) парадигма слова — некоторая часть общей парадигмы
50
слова, определённым образом организованная группа форм данного слова.
Например, общая парадигма существительного включает две частные парадигмы
— единственного и множественного числа.
Полная парадигма слова содержит все возможные в данном языке
словоформы: такова, например, парадигма существительного дом. Неполной
(дефектной) считается общая парадигма слова, в которой отсутствуют отдельные
частные парадигмы, или же парадигма (общая и частная), в которой отсутствуют
одна или больше словоформ, имеющихся в аналогичной полной парадигме.
Неполными являются, например, парадигмы существительных с вещественным
значением (белила, дрожжи — отсутствуют формы единственного числа).
2) Синтагматическими называются отношения простых языковых единиц в
рамках более сложных. Сами сложные единицы — это синтагмы.
Обычно имеется в виду, что в рамках отдельных единиц могут объединяться
как одноуровневые единицы, например, фонемы в составе морфемы, морфемы в
составе слова, слова в составе словосочетания и т.д., так и разные по сложности
единицы. Например, в составе производного слова могут сочетаться отдельное
слово и морфема (подполковник), в составе предложения — слово и
словосочетание, в составе сложного предложения — предложения простое и
сложное. Встречается и более узкое толкование синтагматических отношений:
синтагматические отношения — это отношения, в которые вступают единицы
одного уровня. Сочетательные возможности у разных единиц языка, в том числе и
у одноуровневых, неодинаковы.
Синтаксические отношения — это соединения слов, частей предложения и
самостоятельных предложений в тексте. Они делятся на:
1) Предикативные — реализуются при связи подлежащего и сказуемого.
2) Непредикативные: а) определительные — предполагают квалификацию
грамматического предмета, обычно выраженного существительным, с точки зрения
присущих ему качеств, свойств: б) объектные — предполагают квалификацию
действия или состояния через его отношение к предмету (объекту); в)
обстоятельственные — предполагают квалификацию действия или состояния со
стороны места и времени его реализации, цели, причины, условия и т.д.

46. Актуальное членение предложения


47. Способы выражения актуального значения
Актуальное (коммуникативное) членение предложения — членение
предложения в контексте на исходную часть сообщения — тему и на то, что
утверждается о ней — рему. Иными словами, тема (данное) — часть предложения
или сообщения, которая выражает то, что известно по предыдущему тексту или по
общей речевой ситуации, а рема (новое) — часть предложения, в которой
содержится новая информация о том, что еще неизвестно читателю или

51
слушателю. В совокупности тема и рема образуют вещественное значение
предложения.
Понятие актуального членения было разработано в трудах Пражского
лингвистического кружка (в частности, в работах В. Матезиуса) в 1930-е годы, хотя
эта проблема, пусть и описанная в иных терминах, затрагивалась и раньше другими
языковедами, например, французскими грамматистами логического направления
(XVIII век), а столетие спустя — А. Вейлем. В некоторых теориях
функционального членения предложения тема и рема называются, соответственно,
топиком и фокусом или топиком и комментарием.
Основным средством разграничения темы и ремы является 1) порядок
следования частей предложения: тема располагается в начале предложения, рема —
в его конце. Такой порядок («объективный» по В. Матезиусу) присущ
экспрессивно и стилистически нейтральным высказываниям. В экспрессивно и
стилистически окрашенных высказываниях может иметь место обратный
(«субъективный») порядок слов, то есть рема будет располагаться перед темой.
Другим средством передачи актуального значения является 2) интонация: рема
всегда отмечается фразовым ударением, а тема — повышением тона. Тема может
маркироваться 3) делиберативным оборотом («что касается … то»), на рему же
могут указывать 4) парцелляция, 5) частицы «только», «именно», «даже». В
английском языке показателем темы может быть определённый артикль, ремы —
клефтированные конструкции (Marry asked him to help), неопределённый артикль,
слова-маркеры: only, rather than, not X, more/less like, as much as, as well as,
эмфатический оборот It is X that..., обстоятельственный оборот There is/are и
числительное.
Не всякое предложение поддается актуальному членению. Не делятся на
тему и рему односоставные предложения и некоторые двусоставные предложения
(например, предложения со значением констатации факта — «Наступила весна»).
В одной из теорий актуального членения — теории коммуникативного
динамизма — предполагается не бинарное деление на тему и рему, а шкалярное:
степень коммуникативного динамизма у начальной темы минимальна, и
коммуникативный динамизм нарастает с продвижением к концу предложения.

48. Грамматические значения и способы их выражения


Грамматическое значение — это обобщенное, отвлеченное языковое
значение, присущее ряду слов, словоформ, синтаксических конструкций и
находящее свое регулярное выражение в грамматических формах. Совокупность
грамматических форм, выражающих одно и то же грамматическое значение,
называется грамматической категорией.
Основные способы выражения грамматических значений:

52
1) Синтетический — предполагает возможность объединения в пределах
одного слова нескольких морфем (корневых, словообразовательных и
словоизменительных); грамматическое значение выражается в рамках слова.
а) аффиксация; виды аффиксов — префиксы (приставки), суффиксы
постфиксы (например, -ся), интерфиксы (соединительные гласные и согласные:
водомёт, киношный), конфиксы (комбинации из префикса и суффикса,
действующих совместно), трансфиксы (аффиксы, которые, разрывая корень,
состоящий из одних согласных, сами разрываются и служат «прослойкой» гласных
среди согласных: ганаба — воровал, гануб — украденный; характерны для
семитских языков), инфиксы (морфемы, вставленные в середину корня: vici —
победил, vinco — побеждаю);
б) флексия (окончание), внутренняя флексия (чередование: убирать —
убрать), нулевая флексия (отсутствие аффикса в одной из форм парадигмы: рога —
рог);
в) редупликация (полное или частичное повторение корня, основы, целого
слова; распространены звукоподражательные повторы);
г) супплетивизм (образование форм одного и того же слова от разных
корней: мы — нам);
д) фузия (слияние морфем, сопровождающееся изменением их фонемного
состава: сплетение приставки и корня, в результате чего один и тот же звук
принадлежит обеим морфемам: приду (при+иду); слияние конечного звука корня с
начальным звуком суффикса: расти (раст+ти); двоякая роль суффикса:
Свердловский (Свердлов+-ск+-ск+-ий, где первое -ск входит в основу
существительного, второе -ск должно было служить суффиксом относительного
прилагательного); сплетение частей в сложном слове в результате выпадения
одного из двух непосредственно следующих друг за другом одинаковых слогов:
минералогия (минерал+о+логия);
е) агглютинация (присоединение стандартных аффиксов к неизменяемым,
основам или корням);
ё) сложение (в отличие от аффиксации, корневая морфема соединяется с
другой корневой морфемой: blackbird — чёрный дрозд);
ж) ударение (насыпать — насыпать).
Формообразующие аффиксы могут быть выразителями сразу нескольких
грамматических значений. Аффиксация может совмещаться с изменением
ударения (вода – воды), а также с чередованием звуков (сон — сна).
2) Аналитический — предполагает раздельное выражение лексического и
грамматического значений слова, что проявляется в морфологической
неизменяемости слова и использовании служебных элементов; в результате
образуются аналитические грамматические формы. Грамматические значения
получают свое выражение вне основного слова.

53
а) интонация и логическое ударение («Он студент?» и «Он студент»; «Он
только что пришёл» и «Он только что пришёл»);
б) порядок слов («часа два» и «два часа»);
в) служебные слова: предлоги и послелоги (выражают отношения между
словами в речевой цепи, уточняя значение граммем падежей), союзы (выражают
сочинительные и подчинительные отношения), артикли (выражение категории
определенности–неопределенности, числа, субстантивация), частицы (передают
модальные значения, а также некоторые другие оттенки грамматических значений
— вопрос, отрицание, восклицание и т.д.), вспомогательные глаголы (выражение
категорий времени, лица, числа, залога и наклонения), глаголы-связки, слова
степени, «пустые слова» (сопровождают знаменательные слова — показатели
пола, счётные слова), видовременные слова.
г) контекст (формы окружающих слов) — «она ужасная неряха» и «он
ужасный неряха».
3) Смешанный (гибридный) — объединяет признаки синтетического и
аналитического типов (в русском языке грамматическое значение предложного
падежа выражается двояко: синтетически — падежной флексией и аналитически —
предлогом).

49. Важнейшие грамматические категории русского языка


Грамматическая категория — единство грамматического значения и
выражающих его грамматических форм (или грамматических средств). Согласно
данному определению, к основным грамматическим категориям современного
русского языка относятся категории рода, числа, лица, падежа, степени сравнения,
вида, времени, наклонения, залога, спряжения, типа предложения.
В последнее время широкое распространение получило более узкое
понимание грамматической категории — ряд противопоставленных друг другу
однородных грамматических значений, систематически выражаемых теми или
иными формальными показателями.
При таком понимании грамматической категории традиционно определяемая
грамматическая категория рассматривается как граммема. Граммема — компонент
грамматической категории, представляющий собой по своему значению видовое
понятие по отношению к значению грамматической категории как понятию
родовому (то есть, категория рода — это грамматическая категория, а мужской,
женский, средний род в отдельности — граммемы).
Грамматические категории могут быть разделены на:
1) Двучленные (число, глагольный вид), трёхчленные (лицо), многочленные,
(падеж). Чем больше граммем в категории, тем сложнее оппозитивиые отношения
между ними.
2) Формообразовательные, т. е. проявляющиеся прямо в образовании форм
слова (падеж и число, наклонение и время) и классификационные, т. е. присущие
54
данному слову во всех случаях его употребления и относящие его к какому-то
разряду слов. Классификационные категории проявляются косвенно, например, в
формах других слов, связанных с данным в контексте (категория рода в
существительном).
3) По характеру передаваемых значений: объективные отражают
наблюдаемые и преломляемые сознанием человека связи и отношения объективной
действительности (число в существительных); субъективно-объективные
отражают соотношение между описываемой ситуацией и положением субъектов —
участников общения (категории лица, времени) или устанавливают тот угол
зрения, под которым рассматривается действительность (залог, вид,
определенность/неопределенность); формальные используются для сигнализации
факта связи между словами, но не отражают каких-либо различий в объективной
действительности или в её субъективном восприятии (грамматический род у тех
существительных, у которых он не связан с полом).
Граммемы большинства категорий многозначны; из своего семантического
спектра они в разных случаях употребления «актуализируют» то одно, то другое
значение. Так, в русском языке 2-е лицо может выступать и в значении «адресат
речи», и в обобщенно-личном значении («Что посеешь, то и пожнешь»).

50. Принципы классификации слов по частям речи


Части речи — это наиболее общие лексико-грамматические разряды словю.
Существуют три основных принципа классификации слов по частям речи:
1) Лексико-грамматический принцип. В рамках этого принципа выделяются
следующие признаки частей речи:
а) семантический признак — обобщенное категориальное значение,
отвлечённое от конкретных лексических значений слов (у существительных это
обобщённое значение предметности, у прилагательных — признака и т.д.);
б) синтаксический признак, т. е. синтаксические функции слов, в
зависимости от того, в роли какого члена предложения слово выступает (так,
существительные в именительном падеже чаще всего являются подлежащими);
в) морфологический признак, т. е. набор морфологических форм слов,
образующих грамматическую парадигму. Этот признак важен для флективных и
агглютинативных языков, но почти неактуален для языков со слабо развитой
морфологической системой (например, для английского языка);
г) словообразовательный признак — это набор его словообразовательных
моделей и инвентарь словообразовательных средств для пополнения лексики
данной части речи.
2) Классификационный принцип. В соответствии с этим принципом части
речи делятся на знаменательные и служебные. Особо выделяются модальные слова
и междометия (некоторые авторы добавляют к ним звукоподражания), которые

55
обычно рассматриваются в одном ряду с самостоятельными и служебными частями
речи.
3) Историко-типологический принцип основывается на признании того, что
универсальным и постоянным является факт самого наличия частей речи. Состав
частей речи, их признаки исторически подвижны и различны не только в языках
разных типов, то также и в родственных языках.
Ф.Ф. Фортунатов выделял части речи по формальным показателям,
рассматривая:
1) Полные слова: а) имеющие формы словоизменения (спрягаемые и
склоняемые) и б) без форм словоизменения: наречия, инфинитив.
2) Частичные слова — используются лишь «функционально», для
обозначения чего-то в семантике полных слов: а) соединительные слова — предлог,
связка, союз; б) усилительные слова — например, некоторые частицы; в) частичные
слова, обозначающие отрицание или вопрос — не, ли); г) слова, обозначающие
известное отношение говорящего к данному предложению — да; нет; конечно;
мол).
3) Междометия, которые не выражают идей, но «выражают чувствования».
Числительные и местоимения особых классов, по мнению Ф.Ф.
Фортунатова, не составляют.
Л.В. Щерба все части речи называл «лексико-грамматическими разрядами
слов», выделяя:
1) Знаменательные слова — глагол, существительные, прилагательные,
наречия, слова количественные (т.е. числительные), категорию состояния
(предикативные наречия).
2) Служебные слова — связки (быть), предлоги, частицы, союзы
(сочинительные, соединительные, присоединительные), слова «уединяющие», или
слитные союзы (и … и, ни … ни и др.), относительные слова (подчинительные
союзы).
3) Междометия и звукоподражательные слова.
В. В. Виноградов выделял: 1) части речи, 2) частицы речи, 3) модальные
слова, 4) междометия. К частям речи он относил имена, выделяя в них
существительное, прилагательное и числительное; местоимения; глагол; наречия;
категорию состояния. К частицам речи он относит предлоги, союзы, собственно
частицы и связки.

51. Л.В. Щерба о частях речи в русском языке


В своей статье 1928 года «О частях речи в русском языке» Л.В.
Щербе утверждал, что классификация частей речи должна быть непроизвольной и
предопределяться системой языка. Он отмечал, что при распределении слов
по частям речи обязательно нужно учитывать семантику этих слов. Более того,
именно семантический принцип должен быть ведущим в морфологии. Вслед за
56
своим учителем, русским грамматистом И. А. Бодуэном де Куртенэ (Казанская
лингвистическая школа) Л.В. Щерба все части речи называл «лексико-
грамматическими разрядами слов», выделяя:
1) Знаменательные слова — глагол, существительные, прилагательные,
наречия, слова количественные (т.е. числительные), категорию состояния
(предикативные наречия). Знаменательные слова имеют самостоятельное
значение.
2) Служебные слова — связки (быть), предлоги, частицы, союзы
(сочинительные, соединительные, присоединительные), слова «уединяющие», или
слитные союзы (и … и, ни … ни и др.), относительные слова (подчинительные
союзы). Служебные слова выражают отношения между предметами мысли.
3) Междометия и звукоподражательные слова.

52. Лингвистическая типология


Типология — это систематизация, инвентаризация явлений различных
языков по структурным признакам. Лингвистическая типология — раздел
языкознания, учение о типах языков и о типах языковой структуры; занимается
группировкой основных существенных характеристик признаков и выведением
общих закономерностей, наблюдаемых в ряде языков.
Объектом исследования лингвистической типологии является язык.
Типологический подход к описанию языков основан на том, что их существенные
свойства определяются едиными законами материального мира, и существование
безграничных непрогнозируемых различий между языками невозможно.
В основе типологических исследований языков лежат наиболее
универсальные гносеологические приемы: сравнение как поиск сходства и
сопоставление как поиск различий.
Цели и задачи типологического описания языков:
1) Выявление типологически значимых признаков (в структурах или
социальном бытии языков);
2) Построение типологической характеристики или классификации языков
(языковых подсистем, языковых ситуаций или состояний) на основе выявленных
признаков;
3) Изучение степени распространенности данных типологических
закономерностей, что ведет к открытию новых логических универсалий.
Основные разделы лингвистической типологии: 1) Общая типология
выявляет общие черты сопоставляемых языков, делая заключения о свойствах
человеческого языка в целом как знаковой системы. Выделяет в языковом мире
отдельные языковые типы. 2) Таксономическая типология занимается разработкой
понятийного аппарата этой отрасли. Она рассматривает тип языка и тип в языке,
проблему языковых универсалий, вопросы изоморфизма и аморфизма языков. При
этом может использоваться метод языка-эталона. 3) Частная типология (уровневая
57
и ареальная). Уровневая типология рассматривает типы языковых подсистем,
ареальная – языки, длительное время находившиеся в тесном контакте в одном
ареале. Такие языки образуют языковые союзы (Балканский языковой союз
(греческий, румынский, албанский, болгарский)). Во время их взаимодействия
может происходить их конвергенция.4) Историческая типология изучает
принципы эволюции языковых типов. С течением времени языковой тип может
измениться до неузнаваемости.

53. Социальная стратификация языка


Социальная стратификация — вариативность языка, находящая свое
выражение в языковых и речевых различиях между представителями тех или иных
социальных слоев и групп. Результатом социальной стратификации языка являются
социолингвистические индикаторы — элементы языка: лексические,
фразеологические единицы, фонетические особенности, синтаксические
конструкции, свидетельствующие о социальном статусе говорящего.
В рамках проблемы социальной стратификации ключевым является поянтие
социолекта. Социальный диалект (социолект) — совокупность языковых
особенностей, присущих какой-либо социальной группе — профессиональной,
сословной, возрастной и т. п. — в пределах той или иной подсистемы
национального языка (термин возник во второй половине XX в.)
Примерами социолектов могут служить особенности речи солдат,
школьников, уголовный жаргон, студенческий сленг, профессиональный «язык»
тех, кто работает на компьютерах, торговые арго. Термин социолект удобен для
обозначения разнообразных и несхожих друг с другом языковых образований,
обладающих, однако, общим объединяющим их признаком: эти образования
обслуживают коммуникативные потребности социально ограниченных групп
людей. Социолекты не представляют собой целостных систем коммуникации. Это
именно особенности речи — в виде слов, словосочетаний, синтаксических
конструкций. Основа же социолектов — словарная и грамматическая — обычно
мало чем отличается от характерной для данного национального языка.

54. Предмет и задачи социолингвистики


Социолингвистика — раздел (отрасль) языкознания, изучающий
общественную обусловленность строения, возникновения, развития и
функционирования языка, воздействие общества на язык и языка на общество;
наука о языке в его социальном контексте. Эта дисциплина развивается на стыке
общего языкознания, социологии, этнографии, культуроведения, социальной
психологии, политологии и других наук.
Предмет социолингвистики понимают в трёх основных смыслах. Во-первых,
в самом широком смысле это «язык и общество», т.е. все виды взаимоотношений

58
между языком и обществом (язык и культура, язык и история, язык и этнос, и
церковь, и школа, и политика, и массовая коммуникация и т.д.).
Во-вторых, предмет социолингвистики иногда видят в ситуациях выбора
говорящими того или иного варианта языка (или единицы языка). В языковом
общении постоянно возможны варианты: в условиях двуязычия говорящие
выбирают тот или иной язык; выбрав язык (или при коммуникации только на
одном языке), люди стоят перед выбором того или иного варианта речи: говорить
ли на литературном язык или на диалекте, предпочесть книжную форму речи или
разговорную и т.д. Вариант любого ранга — начиная от конкурирующих языков до
вариантов нормативного произношения — называют социолингвистической
переменной. Это более узкое понимание предмета социолингвистики.
В-третьих, социолингвистика иногда понимается как изучение особенностей
языка разных социальных и возрастных групп говорящих. В каком-то смысле это
лингвистическая социология, т.е. изучение социальной структуры общества, но с
добавлением к известным социологическим параметрам (социальное положение,
образование, доходы, досуг, политические предпочтения и т.д.) различий по языку.
Существует и иное определение предмета социолингвистики: это языковая
стратификация общества, влияние на язык социальных процессов (социальная
дифференциация языка), а также языковая политика.
В качестве главных задач социолингвистики В. М. Жирмунский выделял 1)
изучение социальной дифференциации языка (в связи с социальным расслоением
общества) и 2) изучение социальной обусловленности развития языка. В. А.
Звегинцев относил к ведению социолингвистики и проблемы речевого общения,
эффективное изучение которых возможно только при всестороннем учете
«человеческого фактора», в частности социальных характеристик человека.
При более узком понимании к числу задач социолингвистики можно
отнести: 1) исследование общественных функций существующих литературных
языков; 2) исследование строя и развития естественных языков, функционирующих
в сложных социальных условиях; 3) описание языковых ситуаций и их типология;
4) устранение языковых барьеров; 5) исследование стилистической
дифференциации употребления языка в связи с его общественными функциями; 6)
функциональная, социолингвистическая классификация языков; 7) исследование
мультилингвизма; 8) разработка научно-технической терминологии; 9)
исследование социальных факторов и их значения для функционирования и
развития языка, языка и общества, языка и культуры; 10) анализ языковой
политики; 11) регулирование развития и функционирования языков.
55. Предмет и задачи психолингвистики
Психолингвистика — наука, изучающая психологические и лингвистические
аспекты речевой деятельности человека, социальные и психологические аспекты
использования языка в процессах речевой коммуникации и индивидуальной
речемыслительной деятельности.

59
Предметом исследования психолингвистики является прежде всего речевая
деятельность, её психологическое содержание, структура, виды, формы и функции.
Другим важнейшим предметом выступает язык как основное средство
осуществления речевой и индивидуальной речемыслительной деятельности,
функции основных знаков языка в процессах речевой коммуникации. Наконец,
третьим предметом является человеческая речь как психофизиологический процесс
порождения и восприятия речевых высказываний, различные виды и формы
речевой коммуникации.
Задачи психолингвистики: 1) исследование и моделирование процессов
планирования речи; 2) исследование алгоритмов восприятия и продуцирования
речи; 3) исследование общепознавательных когнитивных процессов, связанных с
языком. Психолингвистика тесно связана с медициной и коррекционной
педагогикой, в связи с чем могут выделены и другие её задачи: 1) диагностическая;
2) прогностическая; 3) профилактическая; 4) психотерапевтическая; 5)
коррекционная.

56. Концептуальная картина мира


Концептуальная картина мира — это система информации об объектах,
актуально и потенциально представленная в деятельности индивида. Единицей
информации такой системы является концепт, функция которого состоит в
фиксации и актуализации понятийного, эмоционального, ассоциативного,
вербального, культурологического и иного содержания объектов
действительности.
Различают языковую картину мира и концептуальную картину мира. ККМ у
всех народов практически одинакова, поскольку человеческое мышление основано
на одних и тех же законах. ЯКМ обусловлена особенностями лексико-
семантической системы языка, традициями, культурой, условиями жизни
языкового коллектива. Основанием дифференциации ККМ и ЯКМ является
фиксированность и представленность информации в языке.
В ККМ взаимодействует общечеловеческое, национальное, социальное и
личностное. Лингвист В. А. Маслова полагает, что ККМ гораздо богаче, чем ЯКМ.
В процессе познания мира человек постоянно развивает, корректирует ККМ, и это
происходит довольно быстро. ЯКМ изменяется медленнее, она консервативна и
долго хранит архаичные элементы ранних картин.
ЯКМ относится к ККМ мира как частное к целому, занимая при этом
значительное пространство в ККМ, поскольку знание, внушаемое человеку родным
языком, намного превосходит по объему и качественному разнообразию знание,
полученное из всех других источников, вместе взятых.

57. Когнитивная лингвистика. Когнитивная функция языка

60
Когнитивная лингвистика — направление в языкознании, которое исследует
проблемы соотношения языка и сознания, роль языка в концептуализации и
категоризации мира, в познавательных процессах и обобщении человеческого
опыта, связь отдельных когнитивных способностей человека с языком и формы их
взаимодействия.
Категоризация — процесс упорядочения полученных знаний, то есть
распределения нового знания по тем или иным рубрикам, существующим в
сознании человека и задаваемым категориями языка, носителем которого этот
человек является. Концептуализация — процесс определения набора когнитивных
признаков (в том числе категориальных) какого-либо явления реального или
воображаемого мира, которые позволяют человеку иметь, хранить в сознании и
пополнять новой информацией сколько-нибудь очерченное понятие и
представление об этом явлении и отличать его от других феноменов.
Язык является не только средством отражения действительности, предметов
и явлений окружающего мира, средством выражения человеческих мыслей, чувств,
и эмоций, но также основным средством познания мира, происходящих в нем
процессов. Участие языка в познании действительности проявляется в процессе
мышления, при формировании понятий и суждений, которые выражаются словами
и предложениями. Без участия языковых средств немыслима научная,
исследовательская деятельность людей. В процессе познания исключительно
важную роль играет общение людей с целью обмена информацией, опытом,
которое также невозможно без помощи языка.
Язык также является источником знаний об окружающем мире. Ту или иную
информацию содержат все значимые единицы языка. Источником знаний являются
не только конкретные единицы языка, но и определенные языковые категории. Так,
имя существительное обозначает предмет (в широком смысле), или предметность,
имя прилагательное — признак предмета и т.д.
Всё вышесказанное позволяет говорить о наличии когнитивной
(гносеологической) функции языка, заключающейся в накоплении и сохранении
информации, а также её передаче.

58. Становление языковой нормы, ее компоненты. Нормирование национальных


литературных языков
Языковая (литературная) норма — это правила использования речевых
средств в определенный период развития литературного языка, то есть правила
произношения, словоупотребления, использования традиционно сложившихся
грамматических, стилистических и других языковых средств, принятых в
общественно-языковой практике.
Норма обязательна как для устной, так и для письменной речи. Различают
нормы: орфоэпические (произношение), орфографические (написание),

61
словообразовательные, лексические, морфологические, синтаксические,
пунктуационные.
Признаки нормы литературного языка: относительная устойчивость,
общеупотребительность, общеобязательность, соответствие употреблению,
обычаю и возможностям языковой системы.
Языковые нормы отражают закономерные процессы и явления,
происходящие в языке, и поддерживаются речевой практикой. К основным
источникам языковой нормы относятся произведения писателей-классиков и
современных писателей, анализ языка СМИ, данные живого и анкетного опросов,
научные исследования ученых-языковедов.
Показатели различных нормативных словарей дают основание говорить о
трех степенях нормативности:
1) норма I степени — строгая, жесткая, не допускающая вариантов;
2) норма II степени — нейтральная, допускает равнозначные варианты;
3) норма III степени — более подвижная, допускает использование
разговорных, а также устаревших форм.
Нормирование национальных литературных языков относится к
сравнительно недавнему времени. Началом нормирования можно считать
орфографические своды. Другим видом утверждения нормы является издание
школьных руководств по языку.
Основные особенности создания норм национальных языков.
1. В силу развития новых языковых средств, появления новых сфер общения
и жанров создание нормы требует выбора опорного речевого обихода, прежде
всего в устной речи.
2. При становлении нормы литературные тексты классического характера на
национальном языке, как правило, отсутствуют и норма строится до появления
новой литературы, но для нее.
3. По-прежнему используется, где возможно, речевой обиход
донациональных языков.
4. Принципы систематизации языковых явлений заимствуются из
классических языков. Особенно это касается грамматики.
5. Грамматические и лексические нормы образуются путем сопоставления
родного языка с иностранным.
6. Образуется теоретическое знание нормативного характера, освещающее
структуру и историю языков, т.е. создается лингвистическая теория. Результаты
теоретических разработок используются при нормализаторской деятельности.
При создании норм национальных языков основой речевого обихода,
отражаемого нормой, становится устная диалогическая и ораторская речь. Понятие
опорного речевого обихода изменяется: сначала это устная речь столицы в устах
придворного круга лиц, затем устная речь столицы в устах образованного человека
вообще. В России образцовой считалась речь московской интеллигенции.

62
59. Языкознание в Древней Индии
В Древней Индии возникла самобытная и чрезвычайно устойчивая
лингвистическая традиция. Как и китайская лингвистическая традиция (но гораздо
интенсивнее) она воздействовала на формирование и развитие языковедческой
мысли в соседних странах.
В начале 2-го тыс. до н.э. в Иран и Индию вторгаются индоевропейские
племена ариев (индоиранцев). В результате дивергенции индоиранские языки
распадаются на две ветви — иранскую и индоарийскую. Индоарийцы были носите-
лями ведийской культуры, запечатлённой в передаваемых изустно религиозных
текстах — ведах. Стремление сохранить в чистоте язык религиозного ритуала стало
причиной пробуждения специального интереса к проблемам языка в 1 тыс. до н.э.
прежде всего среди представителей высшей касты — жрецов-брахманов.
Ведийский язык к середине 1 тыс. до н.э. практически уже вышел из употребления.
Необходимы были всесторонние комментарии к ритуальным текстам.
В Индии приоритет отдавался звучащей речи, а не письму; письмо появилось
относительно поздно. Соответственно, первоочередное внимание уделялось
изучению законов мелодики, ритмики, метрики, фонетики, элементарному
этимологизированию слов. Древние индийцы добились существенных успехов в
изучении звуков речи и их классификации на основе артикуляторных признаков.
Ими уже осознавалась нетождественность понятий звука речи и фонемы.
Значительны и достижения в области лексикографии. Древним индийцам
принадлежат составленные на санскрите брахманы (8–7 вв. до н.э.), в которых
излагаются обрядовые действия жрецов и толкования исполняющихся при этом
ведийских стихов. Обращались они и к ведийскому языку: сборники глосс к
вышедшим из употребления словам «Ригведы» представляют собой первые
собственно языковедческие опыты.
В русле брахманизма сформировалась специальная дисциплина — нирукта,
занимающаяся объяснением и этимологическим толкованием используемых в
жреческом ритуале слов. Активно разрабатывались словари, каталогизирующие
имена богов, названия совершаемых ими действий. «Нирукта» Яски — первый
дошедший до нас обширный лексикографический труд подобного рода. В своей
работе из пяти частей Яска уделил особое внимание этимологии. Он также
включил в «Нирукту» грамматическую классификацию слов, сведения из области
словообразования, понятие падежа, семичленную парадигму имени.
Особенно высокого уровня достигает разработка проблем грамматики.
Вершина грамматической мысли — труд «Аштадхьяйя» («Восьмикнижие») Панини
(5 или 4 в. до н.э.), ставящий задачей строгую регламентацию и канонизацию
санскрита, который постепенно вытеснял ведийский язык в религиозном обиходе.
Панини обращает внимание на главные особенности ведийского и отличия от него
санскрита. Описание языка следует строго синхроническому принципу.
Фонетические сведения растворяются в основном корпусе грамматики. Они
излагаются с позиций, близких по духу современной морфонологии. Особое
внимание уделяется морфологическому анализу (без разграничения
словоизменения и словообразования). Впервые в истории лингвистики
63
постулируется понятие «фиктивных» морфем. Труд Панини имел
преимущественно теоретическую направленность и предвосхитил по своему
научному уровню достижения современной формальной логики, структурной и
генеративной лингвистики.
Последующие грамматические труды в древней Индии представляют собой
главным образом комментарии или переработки канонизированной грамматики
Панини (Вьяди, Катьяяна, Патанджали). Паниниевские принципы послужили
опорой при описании ряда других индоарийских языков (в том числе пракритов).
Древние индийцы обращались и к вопросам философии языка. Особо
широкое распространение получили лингвофилософские идеи Бхавртрихари (5--6
вв. н.э.), изложенные в знаменитом сочинении «Вакьяпадия» («О слове и
предложении»). Автор отождествлял Брахмана как высшую реальность со Словом
(Словом-сущностью), из которого развёртывается вся Вселенная с её бесконечным
разнообразием предметов и явлений. По его мнению, Вселенная, говоря
современным языком, это и означаемое, и означающее. Высказывание признаётся
главной единицей, из которой выделяются слова, а не которая складывается из
слов.
Европейские учёные познакомились идеями древнеиндийской грамматики в
конце 18–начале 19 вв., что оказало значительное влияние на складывание
сравнительно-исторического языкознания и его метода. Основоположники
компаративистики верили, что древнеиндийский язык является предком всех
индоевропейских языков. Нередкое обращение к древнеиндийскому наследию
наблюдается также в современном европейском и американском языкознании.

60. Китайская лингвистическая традиция


История изучения китайского языка в Китае насчитывает более 2000 лет.
Китайское языкознание заметно повлияло на языкознание Японии и ряда других
соседних стран. Его принципы хорошо приложимы к описанию ряда языков Юго-
Восточной Азии.
Китайское письмо зародилось в середине 2-го тыс. до н.э. Главным объектом
для китайских языковедов всегда была основная графическая единица письма —
иероглиф. Иероглиф строится в виде набора стандартных и по-разному
комбинирующихся черт (до 28). Общее число знаков равно приблизительно 50
тысячам. В современном письме используется до 4–7 тысяч знаков. В связи с
изучением разных сторон иероглифа в языкознании древнего и средневекового
Китая выделялись три направления: толкование древних слов (схолиастика,
возникшая намного раньше других дисциплин), изучение структуры и этимологии
иероглифов, функциональная фонетика (с 5 в. н.э.). Грамматика вычленяется из
схолиастики лишь в 18–19 вв.
На протяжении тысячелетий активно развивалась лексикография. Среди
первых словарей наиболее известны «Ши Чжоу нянь» (список иероглифов для
заучивания; 9–8 вв. до н.э. или много позже), «Шо вэнь цзе цзы» Сюй Шэня
(первый полный словарь со всеми известными иероглифами, объясняющий их
значения, структуру и происхождение и группирующий их по основным
64
смысловым элементам — «ключам»; 2 в. н.э.), «Шо мин» Лю Си (этимологический
словарь; около 200).
Фонетика формируется в Китае под определённым воздействием буддизма,
принёсшего из Индии интерес к поэзии, рифме, мелодике и тону. Труды по
фонетике выполняются в духе лексикографических традиций. Таковы словари
рифм как начальные сочинения по фонетике: «Шэн лэй» Ли Дэна, «Це юнь» Лу
Фаяня (601). С 5 в. появляются опыты изучения тонов. Значительно позднее
проявляется интерес к начальным согласным (инициалям) и их классификации по
артикуляторному принципу. Как самостоятельная наука фонетика утверждается с
появлением фонетических таблиц, включающих сведения о рифме, инициалях,
промежуточных гласных и тонах («Юньцзин», предположительно 10 в.).
Представители древнекитайской традиции рассматривали и вопрос об
отношении «имени» к обозначаемой действительности. Так, Конфуций
подчёркивал неразрывную, природную связь названий с вещами и утверждал, что
исправление имён должно быть первым шагом в управлении государством.
Напротив, философы даосского направления говорили о произвольной связи между
словом и вещью. Синтез обоих подходов наметился у Сюнь Куана (3 в. до н.э.).
Китайские языковеды 11–19 вв. выделяют в качестве единицы
фонетического описания не отдельный звук, а слог, а внутри него инициаль
(начальный согласный) и финаль, или рифму (остальную часть слога). В конце 1-го
тыс. создаются детальные классификации слогов в виде фонетических таблиц.
В 13 в. Китай был завоёван монголами. В 1260 г. тибетский учёный Пагба-
лама создаёт на основе тибетского письма монгольский (так называемый
квадратный) алфавит. Квадратное письмо использовалось довольно широко (как в
монгольских, так и в китайских, тибетских текстах), однако позднее вышло из
употребления в самом Китае. В 1368 г. к власти вновь приходит китайская
династия, заинтересованная в консолидации территорий. Появляется новый
китайский словарь, ориентированный на некое усреднённое произношение, а не на
какой-либо живой диалект.
При маньчжурской династии появляется официальный стандартный словарь
(1716), который широко используется и по сей день. Был также создан
официальный фонетический словарь, составленный Ли Гуанди (1726).
В 17–18 вв. достигла больших успехов историческая фонетика. Подлинный
создатель китайской исторической фонетики Гу Яньу (1613–1682) в этот период
стремился воссоздать систему древнекитайских рифм. В конце 19–начале 20 вв.
интерес к исторической фонетике древнекитайского языка возродился. Её создание
и развитие — важнейшее оригинальное достижение китайского языкознания.
Первая попытка классификации диалектов китайского языка
предпринимается в конце 16 или начале 18 в. Новое развитие получает
схолиастика, толкующая значения древних слов. Постепенно из неё вычленяется
грамматика, ведавшая прежде всего составлением словарей служебных слов: Лу
Ивэй (1592), Лю Ци (1711), Ван Иньчжи (1766–1834). В ней к числу служебных
слов относятся не только предлоги, союзы и частицы, но и отрицания,
вопросительные и указательные слова, некоторые наречия и прилагательные.

65
Первым контактам с европейским языкознанием способствовали
миссионеры-иезуиты, издававшие на китайском языке книги о западной науке и
технике. Среди них была книга Никола Триго / Цзиня Нигэ (1577–1628),
излагавшая с европейских позиций китайскую фонетику: автор использовал
транскрипцию китайских слов латиницей, прибегая вместе с тем к чисто китайским
приёмам деления слога на инициаль и финаль, расположения иероглифов по
рифмам и группам омонимов.
В 90-х гг. 19 в. традиционная китайская фонология / фонетика, не
выходившая за пределы классификации слогов, исчерпала себя. Фонетисты
следующего десятилетия знакомятся с принципами алфавитного письма; начиная с
1892 г. появляются проекты алфавитов для китайского языка. С 1958 г. в КНР
действует звуковой алфавит на латинской основе, состоящий из 26 знаков (включая
диграфы). Он используется в телеграфной связи, в учебниках (особенно для
иностранцев). В настоящий момент основные усилия языковедов сосредоточены на
работе по упрощению начертания иероглифов.
В 1898 г. издаётся первая настоящая грамматика древнекитайского языка —
вэньяня (Ма Цзяньчжун, 1844–1900). Она построена по образцу латинской
универсальной грамматики, декларируя инвариантность грамматики для всех
языков при различии лишь звуковой стороны. В ней даются классификация
знаменательных слов и их функций в предложении; описание значений служебных
слов; сведения о структуре предложения. В 30–40-х гг. получают быстрое развитие
фонетика и особенно грамматики, ориентированные на синтез и европейской
лингвистической традиции, и собственной традиции.

61. Зачатки лингвистической мысли в Древней Греции (VI-III вв. до н.э.)


В Древней Греции проблемы языкознания заняли видное место в
рассуждениях философов (до возникновения Александрийской школы).
Наибольший отзвук получила дискуссия об отношении между мыслью и словом,
между вещами и их именами. Гераклит Эфесский (540—480 гг. до н. э.) считал,
что каждое имя неразрывно связано с той вещью, названием которой оно служит, и
отражает природу обозначаемой вещи. Демокрит из Абдеры(460—370 гг. до н. э.),
в противоположность Гераклиту, учил, что вещи обозначаются словами не
сообразно природе самих вещей, а согласно обычаю, по установлению людей. Этот
спор об отношениях между предметами и их названиями отражен в знаменитом
диалоге Платона (428—348 гг. до н. э.) «Кратил».
Платон на логической основе пытается классифицировать слова в языке. Он
выделяет две категории — имя и глагол. Именами он называет слова, о которых
что-либо утверждается (подлежащее); глаголы показывают, что утверждается об
именах (сказуемое).
Аристотель (384—322 гг. до н. э.) рассматривал грамматические вопросы в
тесной связи с логикой. Его взгляды оказал огромное влияние на проблему
выделения и классификации грамматических категорий. Основными частями речи,
по Аристотелю, являются имя и глагол. Имя — это составной, имеющий
самостоятельное значение, без оттенка времени, звук, часть которого не имеет
66
никакого самостоятельного значения сама по себе. Глагол — составной, имеющий
самостоятельное значение, с оттенком времени, звук, в котором отдельные части не
имеют самостоятельного значения так же, как в именах. Имена делятся по родам на
мужские, женские и средние. Предложение — составной звук, имеющий
самостоятельное значение, отдельные части которого также имеют
самостоятельное значение.
Большой вклад в изучение языка внесла философская школа стоиков. Ее
глава — Хрисипп (280—206 гг. до н. э.). Они считали, что слова воспроизводят
звуки, издаваемые предметами, и выражают впечатления, которые предметы
произвели в душе человека. Именно поэтому слова выражают подлинную
внутреннюю сущность предметов. Стоики дали наименование многим
грамматическим явлениям, употребляемым в нашей грамматической
терминологии.
В частности, стоики перенесли логический термин «часть речи» в
языкознание. Они насчитали в древнегреческом языке 24 звука, подразделяя их на
гласные и согласные. У каждой буквы они различали звучание, изображение и
название. Стоики уже различали пять частей речи: глагол, союз-связку, член
(артикль и местоимение) и как самостоятельные части речи имя собственное и имя
нарицательное. Стоики окончательно разрешили вопрос о падеже. Понятие падежа
начинает относиться только к именам. Прямую, естественную форму имени они
стали называть именительным падежом. Также ими различались прямой и
непрямые падежи, которым дали названия: родительный падеж, дательный падеж,
винительный падеж, звательный падеж.

62. Александрийская филологическая школа


В эллинистический период создаётся грамматика как самостоятельная
дисциплина, изучающая по преимуществу формальные аспекты языка. Она
обособилась в самостоятельную науку благодаря деятельности Александрийской
грамматической школы, сыгравшей гигантскую роль в закладывании основ
европейской языковедческой традиции.
С деятельностью александрийцев связан расцвет лексикографии. В это время
активно собираются и подвергаются толкованию глоссы. Выдающимися
лексикографами эллинистического периода были Зенодот Эфесский, Аристофан
Византийский, Аполлодор из Афин. Алексадрийцы прослеживали языковые
регулярности в классических текстах, стремясь отделить правильные формы от
неправильных и выдвигая на этой основе принцип аналогии. Ими детально
разрабатываются парадигмы склонения и спряжения.
В александрийской школе была создана первая в европейской науке
систематическая грамматика («Грамматическое искусство») Дионисия Фракийца
(170--90 до н.э.). В этом труде определяются предмет и задачи грамматики,
излагаются сведения о правилах чтения и ударения, о пунктуации, приводится
классификация согласных и гласных, формулируются определения слова и
предложения, даётся классификация частей речи (8 классов, выделенных главным
образом на морфологической основе). Автор тщательно описывает категории
67
имени и глагола, приводит сведения об их словообразовании. Он различает артикль
и местоимение, выделяет предлог и наречие в самостоятельные части речи,
подробно классифицирует наречия, отнеся к их числу частицы, междометия,
отглагольные прилагательные.
Особую популярность у потомков приобрела грамматическая теория
Аполлония Дискола (2 в. н.э.). Автор следует Дионисию Фракийцу, более подробно
освещая вопросы морфологии и давая исчерпывающие определения частей речи и
их акциденций (грамматических категорий). Он проявляет большее внимание к
грамматическому значению. Буквы (звуки) гласные он определяет как
самостоятельные, согласные же как несамостоятельные. Имя и глагол, а затем и
местоимение характеризуются как самостоятельные. Различаются части речи
склоняемые и несклоняемые. Подробно описываются акциденции имени. Впервые
вводится понятие (категория) числа. Подробно описываются акциденции глагола
(наклонения, залоги, виды, числа, лица, времена, спряжения и т.д,).
Синтаксическая теория Аполлония Дискола занимает особое место в
античной грамматике. Его сочинение «О синтаксисе частей речи» также оказало
глубокое воздействие на последующее развитие лингвистической мысли. Для него
предмет синтаксиса состоит в объяснении способов объединения частей речи в
предложение. В сферу синтаксиса включаются не только сочетания слов, но и
сочетания букв, слогов, слов при словосложении. Даются сведения об
употреблении инфинитива, наклонений, залогов.
Но в аполлониевском синтаксисе отсутствуют теория предложения и
соответствующие понятия подлежащего и сказуемого, происходит подмена этих
синтаксических понятий морфологическими характеристиками. Не
эксплицированы понятия определения, дополнения и обстоятельства при
фактическим обращении к их характеристике.

63. Лингвистическая мысль в Древнем Риме


Латинское письмо появляется в 7 в. до н.э. под влиянием греков, издавна
имевших в Италии свои колонии. Собственно латинский алфавит сложился в 4–3
вв. до н.э. Постепенно он совершенствуется, получает развитие рукописное
письмо. Латинское письмо послужило источником письменностей на многих
новых европейских языках (преимущественно в странах, где проводником
христианской религии была римская церковь).
Рано начались опыты этимологического толкования слов (поэт Гней Невий,
историк Фабий Пиктор, юрист Секст Элий). Грамматика как самостоятельная наука
возникает в Риме в середине 2 в. до н.э. в связи с необходимостью критических
изданий и комментирования текстов художественного, юридического,
исторического, религиозного характера. Значительное влияние на формирование
римской грамматики оказали хорошее знакомство с греческой наукой, культурой,
литературой, риторикой и философией, знание многими римлянами греческого
языка. Большой вклад в развитие грамматики внесли Элий Стилон, Антоний
Гнифон, особенно Марк Теренций Варрон и Нигидий Фигул. Из эллинистической

68
Греции в Рим были перенесены дискуссии о происхождении языка, о «природной»
или «условной» связи слов и обозначаемых ими предметов.
Особое место в римском языкознании занимает Марк Теренций Варрон
(116–27 гг. до н.э.). Ему принадлежат трактаты «О латинском языке», «О
происхождении латинского языка», «О латинской речи», грамматический том
энциклопедии «Наука», лингвистические вкрапления в работы по литературе,
истории, философии. В своём главном лингвистическом труде — трактате «О
латинском языке» он выражает убеждение в «трёхчастном» строении речи и
необходимости её описания в трёх науках — этимологии, морфологии и
синтаксисе. Изложению основ этих наук и посвящён трактат.
В своих этимологических исканиях Варрон опирается на взгляды стоиков
(«природная» связь слова с предметом). Он различает четыре класса вещей и
четыре класса слов. Варрон открывает явление ротацизма. Склонение понимается
им как единство словоизменения и словообразования. Варрон убеждён в
необходимости склонения для любого языка. Он различает склонение естественное
(словоизменение), опирающееся на «общее согласие» и закон аналогии, и
произвольное (словообразование), где преобладает воля отдельных людей и царит
аномалия. Впервые выделяются исходная форма имени и исходная форма глагола.
Различаются слова склоняемые и несклоняемые. С опорой на морфологические
признаки выделяются четыре части речи: имена, глаголы, причастия, наречия.
Варрон доказывает наличие в латинском языке отложительного падежа.
В последний век Республики к проблемам языка обращаются многие
писатели, общественные и государственные деятели (Марк Туллий Цицерон, Гай
Юлий Цезарь, Тит Лукреций Кар). В последние десятилетия Республики и первые
десятилетия Империи формируется литературный латинский язык (классическая
латынь).
Грамматики этого периода (Веррий Флакк, Секст Помпей Фест) ведут
активную деятельность по изучению языка писателей доклассического периода,
составлению первых больших словарей и больших грамматик латинского языка.
Составляются и обсуждаются программы нормализации латинского языка. Во
второй половине 1 в. н.э. в языкознании формируется архаистическое направление
(Марк Валерий Проб, Велий Лонг).
В 3 в. происходит общий спад лингвистической работы. Грамматика Мария
Сацердота представляет собой одно из немногочисленных сочинений этого
периода. В 4 в. наблюдается новый подъём лингвистической деятельности.
Появляются многочисленные словари-справочники (Ноний Марцелл, Арусиан
Мессий), грамматики Элия Доната, Диомеда.
Руководства “Ars grammatica” Элия Доната использовалось в преподавании
латинского языка на протяжении более тысячи лет. “Ars minor” был его вводной
частью (учение о частях речи в форме вопросов и ответов), а “Ars maior” давал
полное изложение курса (сведения по фонетике, письму, стихосложению, учение о
частях речи, стилистика). Комментарии к Донату появились уже в античную пору.
На рубеже 4 и 5 вв. публикуется трактат Макробия «О различиях и сходствах

69
греческого и латинского глагола». Это была первая специальная работа по
сопоставительной грамматике.
В связи с распадом Римской империи в конце 4 в. центр лингвистических
занятий переместился в Константинополь. Здесь в начале 6 в. появилась самая
значительная латинская грамматика древности — “Institutio de arte grammaticae”
Присциана из 18 книг. Автор подробно описывает имя, глагол, причастие, предлог,
союз, наречие и междометие, излагает проблемы синтаксиса (преимущественно в
морфологических терминах). Имени и глаголу отводится господствующее
положение в структуре предложения. Стилистический раздел отсутствует.
Грамматика Присциана подводила итог исканиям и достижениям античного
языкознания. Его курс использовался в преподавании латинского языка в Западной
Европе наряду с учебником Доната вплоть до 14 в.

64. Значение античного языкознания


Античный мир явился колыбелью европейской цивилизации. Языкознание
греков и римлян имело большое значение для позднейшего времени.
Грамматическая система Европы вплоть до XIX в., основывалась на
грамматическом учении греков, в его измененном на римской почве виде; одним из
доказательств этого является грамматическая терминология, которая большей
частью осталась такой же, как во времена древности.
Александрийцы сделали грамматику самостоятельной научной и учебной
дисциплиной, они накопили грамматический материал и установили основные
категории имени и глагола. Греки заложили основы фонетики, морфологии,
синтаксиса, этимологии. В античный период были сделаны попытки отделения
слова и предложения, части речи и члена предложения. Именно в античную эпоху
были поставлены все основные вопросы философии языка, были разработаны
принципы синхронного описания языка. В этот период также было создано
стилистическое учение (учение о качествах речи, средствах речевой
выразительности и стилях речи), не потерявшее своей актуальности до сих пор.
Однако в грамматических работах греков и римлян прослеживаются и
недостатки. Зависимость их учения от философии часто приводила к смешению
логических и грамматических категорий. Они не занимались изучением других
языков, кроме греческого и латинского, считая все прочие языки варварскими.
Причем и попытки сопоставления греческого и латинского языков остались в
зародыше. В античную эпоху отсутствовал исторический подход к языку, не было
понимания того, что звуки и формы языка подвергаются изменению во времени.

65. Арабское языкознание


Формированию арабского языкознания и достижению им за относительно
короткое время высокого уровня развития способствовало быстрое возвышение
арабского народа. В 632 г. был основан Арабский халифат, границы которого
стремительно расширились в результате завоевания арабами обширных территорий
на Ближнем и Среднем Востоке. Вместе с исламом получил распространение

70
арабский язык, принявший на себя роль языка религии, государственного
управления, образования и науки.
Арабское письмо возникло ещё до принятия ислама. Оно имеет
консонантно-буквенный характер, строки записываются справа налево. Его
прототипом явилось набатейское письмо, восходящее, в свою очередь, к
арамейскому письму (и через него к финикийскому). Собственно арабское письмо
складывается в начале 6 в.
Арабская наука о языке существенно повлияла на разработку грамматик и
словарей родных языков и общелингвистической теории во всём мусульманском
мире, на становление еврейской лингвистической традиции, на становление и
развитие в Европе арабистики и на появление тюркологии в рамках арабской
традиции. Арабское языкознание также выступило посредником между античной
наукой, достижения которой оставались неизвестными в средневековой Европе до
11--12 вв., и европейской схоластической логикой.
Главнейшими из языковедческих школ, возникших на территории
нынешнего Ирака после её завоевания арабами, были Басрийская -- самая ранняя
из всех, Куфийская и Багдадская. Басрийцы выступали как строгие ревнители
классических норм языка Корана и поэзии. Куфийцы же допускали возможность
целого ряда отклонений, особенно в области синтаксиса, и ориентировалсь на
разговорную речь.
Первой дошедшей до нас арабской грамматикой является "Al-Kitab"
басрийца Сибаваихи (умер в 794). Он подверг детальному научно-теоретическому
описанию многие явления синтаксиса, морфологии, словообразования и фонетики,
используя достижения предшественников и современников. Это сочинение стало
объектом многочисленных и обширных комментариев и обеспечило незыблемость
авторитета Сибаваихи до наших дней.
Арабские учёные обычно делили грамматику на синтаксис, морфологию и
фонетику и уделяли значительное внимание вопросам словообразования, а в связи
с ним этимологии. Синтаксис и морфология представляют собой наиболее
оригинальные части арабской грамматики, не имеющие источников ни в греческих,
ни в индийских трудах и ориентированные на специфику именно арабского языка.
Задача синтаксиса состояла в структурно-семантическом анализе
предложения. В нём постулировались субъектно-предикатные отношения между
двумя именами или между именем и глаголом. Различались предложения
малые/элементарные и большие, образующие иерархию; предложения именные,
глагольные и обстоятельственные, разные виды подлежащих и сказуемых.
Выделялись и детально классифицировались второстепенные члены предложения.
Анализу подвергались также отношения согласования, управления и
примыкания. В морфологии рассматривались части речи (имя, глагол и частицы до
27 видов), структура корня, имена и их классификация, глаголы (с детальной
классификацией их форм и значений), образование форм числа и рода и т.п.
Особенно большие успехи были достигнуты в фонетике (Халиль ибн Ахмад; Абу
Авиценна, 980--1037; Сибаваихи). Использовался приём сравнения звуков в
артикуляторном и функциональном отношениях. Авиценна ввёл понятие

71
корреляции для установления отношений между звуками. Исследовались вопросы
о взаимодействии согласных и гласных, о замене согласных, о метатезе, о
палатализации, веляризации, о звуковом символизме.
Арабские языковеды активно исследовали лексику литературного языка и
диалектов. Им принадлежат многообразные классификации слов, подсчёт
возможного количества корней в арабском языке, разработка правил
совместимости определённых согласных в корне. Различаются слова однозначные
и многозначные, значения прямые и переносные. Большое внимание уделяется
синонимам и омонимам.
Существеные успехи были достигнуты в лексикографии. Составляются
словари толковые, синонимов, заимствований, переводные, рифм. Первым из них
был арабский словарь Халиля ибн Ахмада "Kitab al-'ajn" (сперва корни
двухсогласные, затем трёхсогласные, далее многосогласные; указание на все
возможные модификации корня). Метод, который был использован в составлении
этого словаря, использовался на протяжении трёх веков.
К усовершенствование словарей в дальнейшем привели новые достижения
фонетики. Они отразились в словаре ибн Манзура (умер в 1311) "Lisan al-'arab",
который явился вершиной арабской средневековой лексикографии.
Особое место в науке Арабского халифата занимал Махмуд ибн-ал-Хусейн
ибн Мухаммед / Махмуд Кашгарский (11 в.), автор выдающегося двуязычного
«Словаря тюркских языков» с объяснениями на арабском языке. В словарь была
включена лексика с указанием её племенной принадлежности, сведений о
расселении тюркских племён, о классификации тюркских языков, сведений по
тюркской исторической фонетике и грамматике. Махмуд Кашгарский различал
букву и звук. Он также охарактеризовал отдельные словоизменительные аффиксы,
отграничивал омонимы от многозначных слов.
Проблема происхождения языка пользовалась широкой популярностью в
арабской лингвистике и мусульманской теологии. Сторонники божественного
происхождения языка защищали первородство арабского языка. Противники же
утверждали, что язык есть продукт творчества мудрецов либо продукт
коллективного творчества, результат соглашения между людьми. Они искали
причины возникновения языка в потребности установления связи между членами
общества и для выражения смысла.
Как и у древних греков, велись споры между сторонниками естественной
связи между звуковой оболочкой слова и предметом и сторонниками установления
связи обозначающего и обозначаемого по соглашению. Важным достижением
арабской лингвистической мысли было признание того, что количество слов
ограничено, а количество значений бесконечно.

68. Лингвистическая мысль в эпоху Возрождения.


Эта эпоха знаменуются знакомством европейцев с целым рядом доселе не
известных народов и языков. Набирает силу тенденция к выдвижению на передний
план живых народных языков тогдашней Европы. Возрождения также было
отмечено обнаружением, изданием и комментированием большого количества
72
текстов, что привело к появлению филологической науки в собственном смысле
слова. Можно выделить несколько важнейших направлений языковой деятельности
в эту эпоху:
1) Создание грамматик «новых» европейских языков. На родине
Возрождения, в Италии на народный язык переходят, помимо представителей
художественной литературы, и представители науки. Указанная тенденция
проявляется и в других европейских странах, где она получает административную
поддержку. Во Франции указом короля Франциска I единственным
государственным языком объявляется французский, основывавшийся на диалекте
Иль-де-Франса. Группа французских писателей XVI в.(так называемая «Плеяда»),
занимается его пропагандой и намечает способы дальнейшего развития, а теоретик
ее Жоашен (Иоахим) дю Белле (1524–1560) затрагивает такую проблему, как
нормализация родного языка.
2) Выдвижение новоевропейских языков ознаменовалось появлением
грамматик итальянского и испанского языков, этот процесс приобретает особый
размах в XVI в., когда выходят в свет немецкая (1527), французская (1531),
английская (1538), венгерская (1539), польская (1568) и другие грамматики;
Объектом грамматического описания становятся даже такие малочисленные языки
Европы, как бретонский (1499), валлийский (1547), баскский (1587).
Интенсифицируется и словарная работа, возникает задача создания достаточно
полных нормативных словарей формирующихся национальных языков.
3) «Миссионерские грамматики». Уже в XVI в. стали появляться первые
грамматики «экзотических» языков, адресованные в основном проповедникам
«слова Божия» и получившие название «миссионерских». Однако выполнялись они
не профессиональными филологами, строились почти исключительно в
традиционных рамках античной схемы и практически не учитывались в
теоретических разработках, посвященных проблемам языка.
4) Попытки установления родства языков. Здесь обычно упоминают труд
Иосифа Юстуса Скалигера (1540–1609) «Рассуждение о европейских языках». В
нём устанавливаются 11 «языков-матерей»: четыре «большие» – греческая,
латинская (т. е. романская), тевтонская (германская) и славянская – и семь «малых»
– эпиротская (албанская), ирландская, кимрская (бриттская с бретонским),
татарская, финская с лопарским, венгерская и баскская. Ещё один труд,
называемый в этой связи – работа Э. Гишара «Этимологическая гармония языка»
(1606), где была показана семья семитских языков.
5) Развитие теории языка. Один из виднейших французских ученых – Пьер
де ля Раме (Рамус) (1515–1572), создает грамматики греческого, латинского и
французского языков, где помимо орфографических и морфологических
наблюдений завершается создание синтаксической терминологии и принимает
окончательный вид сохранившаяся до наших дней система членов предложения.
Но наиболее выдающимся трудом названной эпохи в рассматриваемой области
считается книга Франсиско Санчеса (Санкциус) (1523-1601) «Минерва, или о
причинах латинского языка». Санчес выделяет три части предложения: имя, глагол,
союз. В предложениях разных языков они реализуются в шести частях речи:

73
имени, глаголе, причастии, предлоге, наречии и союзе в собственном смысле слова.
Посредством операций над предложениями реальных языков восстанавливается
универсальный, логически правильный язык. С точки зрения Санчеса, языком,
наиболее близко стоящим к универсально-логическому, является латынь в ее
классической форме. Поэтому именно она должна быть языком науки, тогда как
прочие живые языки (испанский, французский) — это языки, используемые в быту,
практической жизни, обиходе, искусстве.

69. Общая и рациональная грамматика Пор-Рояля.


«Грамматика Пор-Рояля» — знаковый труд по грамматике, созданный в 1660
г. аббатами одноимённого монастыря Пор-Рояль Антуаном Арно и Клодом Лансло.
А. Арно и К. Лансло исходили из существования общей логической основы языков,
от которой конкретные языки отклоняются в той или иной степени. Сама по себе
идея была не новой и восходила к модистам. Однако у модистов соответствие
между поверхностными и глубинными структурами оказывалось взаимно
однозначным: они старались каждому явлению, зафиксированному в грамматике
Присциана, приписать философский смысл. В данной грамматике этого уже нет из-
за расширения эмпирической базы. Если модисты исходили из одной латыни, то
здесь почти в каждой главе рассматриваются два языка: латынь и французский,
часто упоминаются также испанский, итальянский, древнегреческий и
древнееврейский. С современной точки зрения количество языков невелико, но по
сравнению с предшествующим временем это был крупный шаг вперед.
Более сложный случай составляют для А. Арно и К. Лансло прилагательные.
В латинских грамматиках было принято считать существительные и
прилагательные одной частью речи − именем, но для французского и других
новых языков Европы данные два класса необходимо было различать. В
грамматике принят компромиссный подход: выделяется одна часть речи − имя − с
двумя подклассами. Такая трактовка проецируется и на семантику: у слов
выделяются «ясные» значения, разграничивающие существительные и
прилагательные, и «смутные» значения, общие для них: слова красный и краснота
имеют общее «смутное» значение и разные «ясные».
В рамках грамматики авторы также уделяют внимиание семантическому
анализу. Одно из самых известных мест книги − фрагмент, где анализируется фраза
«Невидимый бог создал видимый мир». А. Арно и К. Лансло отмечают наличие в
этом предложении трёх суждений: 1) Бог невидим; 2) он создал мир, 3) мир видим.
Из этих трех предложений, по мнению авторов, второе является основным и
главным, в то время как первое и третье являются придаточными; при этом первое
предложение составляет часть субъекта, а последнее − часть атрибута этого
предложения. Подобные придаточные предложения присутствуют лишь в сознании
человека, но не выражены словами.
Такое высказывание кажется очень современным. Авторы «Грамматики Пор-
Рояля» здесь чётко различают формальную и семантическую структуры, которые
фактически не различали модисты, но не всегда четко разграничивали и многие
лингвисты XIX и XX вв.
74
Безусловно, у А. Арно и К. Лансло не было четкого представления о том, из
чего проистекает их «рациональная основа грамматики» всех языков. Однако сама
идея установления общих свойств человеческих языков, основанная на
принципиальном их равноправии, представляла собой важную веху в развитии
лингвистических идей.
Среди недостатков грамматики, помимо сохранения ориентации на латинский
эталон, стоит отметить её чисто синхронный характер, присущий, впрочем, всем
сочинениям предшествующего времени. «Рациональная основа» всех языков
рассматривается как нечто неизменное, а фактор исторического развития просто не
включен в концепцию.

70. Формирование сравнительно-исторического метода в языкознании.


У истоков метода стоят немецкие лингвисты Франц Бопп и Якоб Гримм,
датский лингвист Расмус Раск и русский ученый А. Х. Востоков.
В 1816 Франц Бопп (1791–1867) выпустил свою первую работу «О системе
спряжения санскритского языка в сравнении с таковым греческого, латинского,
персидского и германских языков…». Эта книга ознаменовала собой рождение
сравнительно-исторического языкознания и сравнительно-исторического метода.
Другой важной работой Боппа является трехтомная «Сравнительная грамматика
санскрита, зендского, армянского, греческого, латинского, литовского,
старославянского, готского и немецкого языков». Бопп не остановился на
установлении факта родства языков. Он стремился показать, каким образом
возникли флексии в индоевропейских языках. Когда-то, в глубочайшей древности,
считал он, все слова языка были односложными. Различались два вида
односложных корней – глагольные и местоименные. Местоименные корни
превращались в флексии. Процесс склеивания корней он назвал агглютинацией. 
В 1818 году Расмус Раск (1787–1832)  издал свой главный труд
«Исследование в области древнесеверного языка, или Происхождение исландского
языка». В этой работе он убедительно доказал родство исландского языка со
славянскими, германскими и балтийскими языками. Критериями установления
родства языков считал 1) грамматические соответствия (самый надежный признак
родства языков, как и у Боппа); 2) избирательное привлечение лексики, связанной с
самыми необходимыми понятиями, явлениями и предметами, т.е. древнейший слой
лексики, и 3) наличие в сравниваемых языках рядов закономерных звуковых
переходов. 
Следует отметить ещё один методический прием сравнительного анализа у
Раска — поэтапное сравнение языков: от более близкого родства к более
отдаленному. При этом он реконструировал на каждом этапе соответствующую
праязыковую общность. 
Возможно, самой колоритной фигурой среди основателей сравнительно-
исторического метода в языкознании был Якоб Гримм (1785-1863). Основная
заслуга Гримма заключалась в выявлении звуковых переходов при формировании
германских языков из праиндоевропейского, или другими словами, фонетических
75
соответствий между негерманскими индоевропейскими согласными и
общегерманскими согласными. Эти переходы назвали законом Гримма, или
первым передвижением согласных в германских языках. Гримм также описал и
второе передвижение согласных. Открытие регулярных фонетических
соответствий способствовало превращению языкознания в точную науку.
На материале славянских языков сравнительно-исторический метод впервые
последовательно стал применяться А.Х. Востоковым. Учёный органически
соединил собственно филологические исследования старославянских
(древнецерковнославянских) текстов со сравнительно-историческим изучением
живых славянских языков. Благодаря этому были разгаданы многие непонятные
факты письменных памятников. Сопоставление данных мертвых языков с фактами
живых диалектов стало обязательным условием сравнительно-исторических
исследований. 

72. Философия языка В. фон Гумбольдта


Гумбольдт исходит из основополагающей взаимозависимости мысли и слова.
Он видит в языке не только средство. Язык обладает собственными целями.
Отправной точкой в рассуждениях Гумбольдта является недостаточность
рассмотрения языка как вещи. Развитие языка неотделимо от развития
человечества, так как оно внутренно присуще ему в целом и, с одной стороны,
определяется духом (идеей) нации, а с другой - формирует ее. Гумбольдт
определяет язык как генетический процесс, то есть язык образуется на основе
живого употребления. Характерным для Гумбольдта является вопрос о движущих
силах. Язык обладает необъяснимой в своей сути самостоятельностью и,
рассмотренный с этой стороны, есть не результат деятельности, а эманация духа, не
дело нации, а доставшийся дар, не результат (эргон), а деятельность (энергейя).
Язык для Гумбольдта - не только обозначение уже воспринятых объектов, но
и нечто, без чего невозможно образование понятий, объективирование мысли. Он
определяет язык как особую форму производства и передачи идей.
Таким образом, основным в лингвистической концепции Гумбольдта
является учение о тождестве ``духа народа'' и его языка. Язык не какой-то материал,
который можно обозреть в его совокупности, а вечно порождающий себя организм.
В языке образуется запас слов и правил, посредством которых он в течение
тысячелетий становится самостоятельной силой. Гумбольдтовское понимание духа
перекликается с трактовкой духа у Гегеля: дух - это природное начало, абсолютная
идея, наделенная самостоятельным существованием. В понимании Гумбольдта,
язык тесно связан с духовным развитием человечества и сопутствует ему на каждой
ступени его бытия, отражая в себе каждую стадию культуры. Отсюда и различия в
типе языка. Язык, по словам Гумбольдта, представляет собой вечно порождающий
себя организм, создание которого обусловлено внутренней потребностью
человечества.

76
Гумбольдт воспринимается многими исследователями как предтеча
прагматизма, подготовивший базу, в частности, для появления гипотезы «языковой
относительности».

73. Натуралистическая концепция А. Шлейхера.


Свои взгляды на язык А. Шлейхер изложил в работах: "Язык Европы в
систематическом освещении" (1850), "О морфологии языка" (1859), "Теория
Дарвина и наука о языке" (1863)и др. 
А. Шлейхер считал, что язык должен рассматриваться как создание природы:
«Языки — это образованные из звуковой материи природные организмы». На этом
основании А. Шлейхер представление о жизни живого организма переносит на
жизнь языка: как отдельное животное или растение, язык рождается, достигает
зрелости, даёт потомство и умирает. 
По образу и подобию классификации животных и растений А. Шлейхер
создает генеалогическую классификацию индоевропейских языков. Впервые в
истории языкознания А. Шлейхер представил историю индоевропейских языков в
образе генеалогического дерева, начиная с праязыка. При этом он считал, что
каждая семья языков происходит от своего праязыка, и праязыки не являются
родственными.
Язык как организм возникает только тогда, когда понятия и представления,
материализуясь в звуках (корнях), становятся значениями, а их отношения
выражаются суффиксами или флексиями. Так возникают аморфные
(изолирующие), агглютинативные и флективные классы языковых организмов. У
изолирующих языков (китайский, тибетский) нет склонения имен и спряжения
глаголов, нет флексии. Слова представляют собой изолированные, т. е. свободные
от каких-либо аффиксов корни. Это дало основание А. Шлейхеру назвать такие
языки бесформенными (аморфными), т. к. форма понималась узко — как наличие
флексии. В агглютинативных языках (тюркских, финноугорских и) уже появляются
средства выражения отношений — прилепы, однако их связь со словом-корнем
слабая. Наиболее высоких способов выражения отношений достигают флективные
языки (индоевропейские и семитские) с появлением в них флексий.  А. Шлейхер
считал, что эти три типа языков представляют три последовательные ступени в их
развитии: сначала все языки были бесформенными, затем из них развиваются
языки агглютинативные, а из них флективные. 
Значение научных идей и трудов А. Шлейхера велико: он способствовал
выработке в историческом языкознании принципа системности и метода
реконструкции праязыка; морфологическая и генеалогическая классификации
прочно вошли в общую теорию языка; рассмотрение создания языка как
очеловечивания природы стало компонентом учения о происхождении языка и
мышления. Однако такие положения теории натурализма как объяснение причин
эволюции языка только биологическими факторами, характеристика

77
индоевропейских языков как самых современных, отрыв развития и истории языка
от функционирования и истории общества, подверглись критике уже с момента их
выдвижения. 

74. Психологизм Г. Штейнталя


Х. Штейнталь был одним из первых теоретиков психологизма в
языкознании. Во многом основывавшийся на идеях В. фон Гумбольдта, он, однако,
вместо «человеческой духовной силы» выдвигал на первый план коллективную
психологию, понимая язык как «выражение осознанных внутренних, психических
и духовных движений, состояний и отношений посредством артикулированных
звуков», а языкознание – как «психологию народов». Штейнталь, как и другие
представители психологии того времени, спорил с уже архаичными для середины
19 в. идеями логицистов, восходившими к Грамматике Пор-Рояля, подчеркивая,
что категории логики являются общими для всех людей, тогда как психология
способна вскрывать особенности коллективного «духа народа», определяющего
специфику языка. Штейнталь утверждал, что язык есть мышление, но в отличие от
предметного мышления, основанного на представлениях, языковое мышление
опирается на так называемую «внутреннюю форму языка» (понятие В. фон
Гумбольдта), определенным образом организующую человеческие представления и
специфичную для каждого народа и языка. Анализ языка при этом рассматривался
как способ получения данных о психологии того или иного народа и об
особенностях его культуры. Эти идеи Штейнталь связывал с господствовавшими
на протяжении большей части 19 в. идеями стадиальности: на ранних этапах
развития языков их внутренняя форма совершенствовалась и усложнялась,
достигнув наибольшего богатства в санскрите и древнегреческом, а в современных
языках происходит ее регресс, отражаемый и в упрощении внешней,
морфологической формы.
Взгляды Штейнталя получили развитие в современной ему русской науке – у
А.А.Потебни, И.П.Минаева и др. Минаев выдвигал гипотезы о неслучайных связях
между строем языка и культурой соответствующего народа, например, между
структурой семитского корня и монотеизмом семитских религий (со множеством
оговорок подобного рода идеи развиваются с конца 1970-х годов А.Вежбицкой).
Более развернутую психологическую концепцию языка предложил А. А. Потебня.
В его работах много места отводилось вопросу об ассоциативных связях между
звучанием и значением слова. Сохранял он и понимание языка как «психологии
народа». Однако у Потебни уже заметно приспособление многих понятий
гумбольдтовской традиции к анализу конкретного языкового материала.

75. Младограмматическая школа


В 70-х годах 19 в. внутри психологического направления возникла новая школа
сравнительно-исторического языкознания. Её представители — младограмматики —

78
считали себя революционерами в науке, предложившими принципиально новый подход к
исследованию языка. Это было третье поколение компаративистов.
Младограмматическая школа возникла в Германии: Карл Бругман (1849—1919),
Герман Остгоф (1847—1909), Бертольд Дельбрюк (1842—1922), Герман Пауль (1846—
1921), Йоханнес Шмидт (1843—1901), Вильгельм Шульце (1863—1935). Программные
идеи младограмматиков изложены в предисловии к первому тому «Морфологических
исследований» Г. Остхофа и К. Бругмана (1878), и в книге Г. Пауля «Принципы истории
языка» (1880). Близки к идеям младограмматиков в Дании — Карл Вернер, во Франции —
Мишель Бреаль, в России Филипп Федорович Фортунатов (1848-1914) и Алексей
Александрович Шахматов (1864-1920).
Новое направление было реакцией на достижения двух предшествовавших
периодов развития исторического языкознания. Младограмматики отказались от многих
идей первой половины 19 в. (от идеи В. фон Гумбольдта о внутренней форме языка,
обусловленной национальным «духом» народа; от учения А. Шлайхера о языке как
природном организме).
Особенности младограмматической школы:
1) Отказ от постановки проблем общего языкознания. Основой языка
младограмматики считают «душевный» мир отдельного человека (а не «дух» народа).
Язык - это совокупность речевых актов отдельного человека. Пауль: Все психические
процессы протекают лишь в психике индивида и нигде больше.
2) Тщательное исследование живых современных языков (раньше этим во многом
пренебрегали) — «говорящего человека». В частности, младограмматики обращают
внимание на исторические изменения морфологической структуры слова (опрощение
— окно, народ). Они считают, что утрата флексий (которую Шлейхер считал признаком
старения) не есть результат регрессивного развития, поскольку на смену флексиям
приходят другие средства выражения грамматических значений.
3) Отказ от выдвижения теорий доисторического состояния языков (не
зафиксированного памятниками письменности). Индоевропейский язык — «чистая
фикция» и не может быть, по крайней мере, целью исследования.
Герман Пауль (глава Лейпцигской школы) относит к моментам физического
порядка процесс передачи языковых форм другим индивидам. Эти физические моменты
дают возможность человеку выйти за пределы внутренней жизни одного человека. Звуки
языка — это побочный физический продукт, который возникает, если душе необходимо
сообщить, что в ней происходит.
Практическая работа младограмматиков была связана с изучением истории языка,
и исторической фонетики индоевропейских языков. Младограмматики начали изучать
реальное звуковое значение букв в древних текстах. Они проявляли интерес к живому
произношению и к изучению физиологических и акустических аспектов звуков речи, что
стало стимулом для выделения фонетики в самостоятельную языковедческую
дисциплину. Представители младограмматической школы считали, что фонетические
законы не имеют исключений, действуют со слепой необходимостью, кажущиеся
исключения всегда объясняются действием других законов. Им удалось установить новые
закономерности в звуковых изменениях внутри каждой группы родственных языков (в
частности, закон открытого слога в славянских языках —*голва –голова). Это прояснило
хронологию в пределах ветвей.

79
Благодаря их интересу к живой народной речи и жизни диалектов возникла
диалектография, фиксирующая на географических картах распространение звуковых
явлений. Младограмматизм был вершиной достижений лингвистического компаративизма
конца 19 – начала 20 вв.

76. Лингвистические направления начала ХХ века


Для развития языковедческой науки конца XIX и начала XX в. характерен
наряду с критикой младограмматизма поиск принципиально новых путей.
1) Школа слов и вещей. Основатель и основной представитель —
Х.Шухардт. Шухардт считал важным развитие исследований по исторической
лексикологии и этимологии. Отмечая схематизм построений младограмматиков, их
неспособность объяснить причины развития языка, он призывал к изучению
истории слов вместе с историей вещей, которыми обозначались эти слова. История
слов и история вещей связаны между собой далеко не однозначно: хорошо
известны случаи, когда наименование одной и той же вещи менялось; с другой
стороны, слово может сохраняться и тогда, когда то, что им обозначается,
существенно изменилось. Поэтому Шухардт разграничивал четыре вида истории,
выделяя, помимо истории слова и истории вещи, также историю обозначения и
историю значения. В каждый момент времени обозначение совпадает со словом, а
значение – с вещью, но в историческом развитии эти совпадения нарушаются и
образуются новые. На развитие слов и обозначений могут влиять другие слова,
свидетельством чему такие явления, как народная этимология и смешение слов со
сходным звучанием. Важным при изучении слов и вещей является изучение
внутренней формы слова, дающее возможность реконструировать прежние
называния вещей, которые могут давать и информацию о характере вещи, ныне
уже не используемой. Школа не создала сколь-нибудь строгой методики
исследований. Если младограмматики, сужая и схематизируя свой объект,
выработали для его изучения строгую методику, то изучение слов и вещей
распадалось на исследование отдельных элементов лексической системы. В
результате концепция школы привела к еще большей атомизации объекта
лингвистики, чем это было у младограмматиков.
2) Неолингвистика (М. Бартоли и Дж. Бертони, Дж. Бонфанте, В. Пизани и
др.). Неолингвисты воспринимают язык прежде всего как продукт эстетического
творчества индивидов. Человек, считают неолингвисты, создает язык духовно,
посредством воли, воображения, мыслей и чувств. Язык отражает своего создателя.
Исходя из этого, для каждого языкового изменения они ищут причины духовного
порядка. Возникновение и распространение языковых новообразований основано у
них на эстетическом отборе, как и в искусстве. Поэтому, по их мнению, одна лишь
физиология языка (т.е. то, чем в первую очередь занимались младограмматики) не
может послужить основой для вскрытия причин возникновения того или иного
языкового явления. Неолингвисты следуют за Б. Кроче, который приравнивал
языковой акт к творческому акту. Вслед за ним они выдвигают на первый план
язык как выражение и, следовательно, делают упор на конкретном процессе
говорения. По мнению неолингвистов, эволюция любого языка определяется

80
действием экстралингвистических факторов. В соответствии с этим теоретическим
положением неолингвистика рассматривает язык прежде всего с точки зрения
территориального распространения языковых явлений. Большая заслуга этого
направления заключается в дальнейшем уточнении и совершенствовании приемов
исследования в лингвистической географии, в расширении и углублении ее
общетеоретических задач и в перенесении ее критериев в область сравнительно-
исторического языкознания. Некоторые «ареальные» исследования стали
классическими. Наиболее существенным недостатком неолингвистики является,
пожалуй, увлечение экстралингвистическими факторами, недооценка системно-
структурных свойств языка и преувеличение качественного своеобразия
индивидуальных языков в плане их структуры и со стороны их культурно-
исторической значимости.

77. Лингвистическая концепция Фердинанда де Соссюра


Основы лингвистической концепции Ф. де Соссюра изложены в работе
«Курс общей лингвистики» (1916), которая была подготовлена его младшими
коллегами Ш. Балли и А. Сеше на основе сделанных студентами записей лекций
учёного. Курс не был простым воспроизведением какого-либо из конспектов.
Заново, на основе перекомпоновки записей трёх разных курсов (довольно
существенно отличавшихся друг от друга), с дописыванием значительных
фрагментов, Ш. Балли и А. Сеше подготовили знаменитую книгу.
Курс открывается определением объёкта науки о языке. В связи с этим
вводятся три важнейших понятия: речевая деятельность, язык и речь (langage,
langue, parole). Понятие речевой деятельности исходно, ему не дается четкого
определения. К ней относятся любые явления, традиционно рассматриваемые
лингвистикой: акустические, понятийные, индивидуальные, социальные. Язык —
лишь часть (хотя и важнейшая) речевой деятельности. Он является социальным
продуктом, совокупностью необходимых условностей, принятых коллективом,
чтобы обеспечить реализацию способности к речевой деятельности.
Языку противопоставляется речь. Это всё, что имеется в речевой
деятельности, минус язык. Язык социален, это общее достояние всех говорящих на
нём, а речь индивидуальна. Речь связана с физическими параметрами, вся
акустическая сторона речевой деятельности относится к речи; язык же независим
от способов физической реализации: устная и письменная речь отражает один и тот
же язык. Психическая часть речевого акта также включается в речь. Язык — это не
деятельность говорящего, а готовый продукт, социальный аспект речевой
деятельности, внешний по отношению к индивиду.
Язык есть система знаков, выражающих понятия, в связи с чем лингвистика
языка рассматривается как главная часть ещё не созданной науки о знаках —
семиологии. Ещё раньше об этом писал американский ученый Ч. С. Пирс, идеи
которого остались Ф. де Соссюру неизвестными. Пирс предложил другой термин
— «семиотика», который в конечном итоге и закрепился.
Знак, согласно Ф. де Соссюру, двусторонняя единица. Языковой знак
связывает не вещь и её название, а понятие и акустический образ (представление,
81
получаемое о нём посредством органов чувств). Позже термины «понятие» и
«акустический образ» заменяются на «означаемое» и «означающее». Среди свойств
знака выделяются произвольность и линейность. Первое заключается в том, что
означаемое с означающим не имеют никакой естественной связи. Линейность
характеризует означаемое и подразумевает его протяженность, имеющую одно
измерение.
Ф. де Соссюр также вводит противопоставление синхронии и диахронии.
Синхрония — ось одновременности, где располагаются сосуществующие во
времени явления и где исключено вмешательство времени, диахрония — ось
последовательности, где каждое отдельное явление располагается в историческом
развитии со всеми изменениями. В связи с этим различаются две лингвистики,
которые совмещаются друг с другом — синхроническая и диахроническая.
Соответствующее различие неявно учитывалось и до Ф. де Соссюра. Однако
разграничение Ф. де Соссюра, проведенное с предельной последовательностью,
было значимым в двух отношениях. Во-первых, дососсюровская лингвистика
нередко смешивала синхронию и диахронию. Во-вторых, что ещё важнее, менялась
система приоритетов. Ранее описательная лингвистика если и учитывалась, то как
более практическая, нежели научная дисциплина: ей полагалось лишь
регистрировать факты. Разграничение синхронии и диахронии открывало путь к
сосредоточению на синхронической лингвистике, на тот момент значительно
отстававшей от диахронической по теоретическому и методологическому уровню.
Понятие синхронии было двойственным: с одной стороны, она понималась
как одновременное существование тех или иных явлений, состояние языка,
«языковой срез». Однако в один и тот же момент времени в языке могут
сосуществовать разносистемные явления и явления с диахронической окраской:
архаизмы, неологизмы. С другой стороны, подчеркивалась системность синхронии,
полное отсутствие в ней фактора времени.
Ф. де Соссюр подчеркивал, что языковые знаки — это не абстракции, а
реальные объекты, находящиеся в мозгу говорящих. Однако единицы языка нам
непосредственно не даны, нельзя считать таковыми, например, слова или
предложения. Если дососсюровская лингвистика шла от понятия языковой
единицы, то Ф. де Соссюр шёл прежде всего от нового для языкознания понятия
значимости. Несущественно, имеет ли языковая единица звуковую или какую-либо
иную природу, важна её противопоставленность другим единицам. По Соссюру,
язык — «система чистых значимостей», и «в языке нет ничего, кроме различий».
Другое важнейшее понятие — форма. И мыслительная, и звуковая
субстанции сами по себе неопределенны, но язык служит посредствующим звеном
между мыслью и звуком, накладывая на них сетку отношений — форму. Согласно
Ф. де Соссюру, «язык — это форма, а не субстанция».
Среди отношений между членами языковой системы выделяются два
основных типа. Первый тип — это отношения, основанные на линейном характере
языка (синтагматические отношения). Другой тип отношений связан с тем, что
языковые единицы ассоциируются с другими единицами в памяти (ассоциативные
отношения). Позднее вместо ассоциативных отношений стали говорить о

82
парадигматических. Не отрицая традиционного разделения грамматики на
морфологию и синтаксис, Ф. де Соссюр предлагает другое членение: на теорию
синтагм и теорию ассоциаций.
Концепция Ф. де Соссюра содержала в себе немало противоречий,
обусловленных как неоднородностью «Курса», составленного из читавшихся в
разное время лекций, так и тем, что швейцарский ученый не успел проработать
свою концепцию до конца. Но и публикация «Курса» в том виде, в котором он стал
известен мировой науке, значила очень много. Ряд идей оказывался совершенно
новым: попытка рассмотрения языка как системы отношений или принципы
семиологии. Многие вопросы были впервые четко поставлены в «Курсе».

78. Основные положения структурализма


Структурная лингвистика – это совокупность воззрений на язык и методов
его исследования, в основе которых лежит понимание языка как знаковой системы
с четко выделяемыми структурными элементами (единицами языка, их классами и
пр.) и стремление к строгому формальному описанию языка. Своё название
структурная лингвистика получила благодаря особому вниманию к структуре
языка, которая представляет собой сеть противопоставлений между элементами
языковой системы, упорядоченных и находящихся в иерархической зависимости в
пределах определенных уровней. Структурное описание языка предполагает такой
анализ реального текста, который позволяет выделить обобщенные инвариантные
единицы (схемы предложений, морфемы, фонемы) и соотнести их с конкретными
речевыми сегментами на основе строгих правил реализации.
К середине XX в. в разных странах оформилось несколько направлений
структурализма, различающихся концептуальным своеобразием. Они получили
«двойные» обозначения – по странам (центрам) и по теоретическим ус¬тановкам:
пражский структурализм (функциональная лингвистика), копенгагенский
структурализм (глоссематика), американский структурализм (дескриптивная
лингвистика). Структурализм сформировался в Швейцарии (Женева), Англии
(Лондон), в СССР.
Необычайно быстрому восхождению структурализма и изначальному его
разнообразию способствовали два обстоятельства:
1) идеи и базовые положения уже присутствовали в лингвистических
теориях И.А. Бодуэна де Куртенэ и Ф. де Соссюра;
2) каждая школа из богатейшего арсенала идей предшественников выделила
для дальнейшей разработки некоторую часть и определила главные ориентиры
исследовательской деятельности.
Из учения И.А. Бодуэна де Куртенэ, Ф. де Соссюра и их прямых
последователей были взяты положение о полной самостоятельности языкознания;
системная организация языка (как замкнутой системы) и отдельных его ярусов,
звеньев, подсистем, парадигм; установка на синхронию, на изучение языка в какой-
то определенный период, в одновременном горизонтальном срезе.
С 70-х гг. структурная лингвистика перестаёт существовать как
обособленное направление, противостоящее «традиционному» языкознанию;
83
разработанные ею методы исследования применяются и в других лингвистических
дисциплинах (психолингвистике, социолингвистике и др.). Структурная
лингвистика повлияла на развитие структурных методов исследования в других
гуманитарных науках — литературоведении, искусствознании, этнологии, истории,
социологии, психологии. Именно на почве этих наук сформировался
структурализм как философско-методологическая основа конкретно-научных
гуманитарных исследований.

79. Американский структурализм (Дескриптивная лингвистика)


На формирование концепции дескриптивизма как направления
американской лингвистики 1920–1950-х годов в решающей степени повлияла
исследовательская практика ученых США, занимавшихся изучением языков и
культур американских индейцев. Эти языки могли описываться лишь синхронно,
дескриптивно, так как у лингвистов не было никаких сведений об их истории.
Большие трудности вызывало членение текстов на слова, непонятными
оказывались многие грамматические и лексические значения. То, что удавалось
узнать об этих языках, плохо сочеталось с привычными представлениями о том,
как отображается мир в языке, в результате чего казавшиеся единственно
возможными европоцентрические семантические модели утрачивали свой
универсальный статус. .Основоположником дескриптивизма и его главным
теоретиком считается Л. Блумфилд.
Дескриптивизм категорически отграничивается от традиционных
языковедческих категорий. В языке выделяются повторяющиеся структурные
элементы, описание которых дается в виде строгой и максимально лаконичной
системы определений и постулатов. Отсюда стремление к созданию чисто
формального способа описания языка. В дескриптивной лингвистике таким
способом является прием описания лингвистических элементов лишь на основании
их воспроизводимости в речи или их дистрибуции. Отсюда и сама область
лингвистики, использующая методику дистрибутивного анализа, нередко
называется дистрибутивной лингвистикой.
Сущность дистрибутивного метода или способа заключается в том, что
различные языковые единицы, такие, как фонемы, морфемы, слова,
классифицируются на основе их распределения (или дистрибуции) относительно
друг друга в связной речи. Рассматривая методику дескриптивистов, очень важно
отметить, что объектом их изучения является не столько язык, сколько речь, что
многократно подчеркивается всей подробно разработанной методикой
дескриптивного исследования, исходящего из речевых отрезков.
В соответствии со своей дистрибуцией языковые элементы (фонемы,
морфемы, слова и т.д.) распределяются по так называемым дистрибутивным
классам. Под дистрибутивным классом понимается класс элементов, способных
появляться в аналогичных окружениях. Такими являются традиционно выделяемые
в языке части речи, а также более мелкие подразделения слов внутри одной и той
же части речи.

84
Дескриптивная линвгистика не ставила задачи создания общей
лингвистической теории, но разрабатывала методы синхронного описания и
моделирования языка. Описание языка понималось как установление языковой
системы, индуктивно выводимой из текстов и представляющей собой совокупность
некоторых единиц и правил их расположения. Методика анализа в дистрибутивной
лингвистике на фонологичском и морфологическом уровнях, несмотря на их
качественное различие, включает одни и те же основные этапы и операции: 1-й
этап — членение текста на минимальные для данного уровня сегменты (фоны,
морфы), установление их дистрибуции и подведение на этой основе под
определённые единицы структуры языка (фонемы, морфемы) в качестве их
вариантов (аллофонов, алломорфов); 2-й этап — установление дистрибуции самих
единиц структуры языка и объединение их в дистрибутивные классы; 3-й этап —
построение некоторой модели языка на данном уровне его структуры.
Упрощённое понимание языка, ограниченность проблематики,
абсолютизация дистрибутивного аспекта языка к кризису дистрибутивной
лингвистики, к резкой критике «лингвистики без смысла» и к появлению теорий,
широко обращающихся к семантике — трансформационная и порождающая
грамматика, теория компонентного анализа и т. д.
80. Этнолингвистика как направление языкознания второй половина ХХ в.
Этнолингвистика — направление в языкознании, изучающее язык в его
отношении к культуре, взаимодействие языковых, этнокультурных и
этнопсихологических факторов в функционировании и эволюции языка. В более
широком понимании — комплексная дисциплина, изучающая с помощью
лингвистических методов «план содержания» культуры, народной психологии и
мифологии независимо от способов их формального представления. Начало
исследования подобной проблематики в России было положено трудами Ф. И.
Буслаева, А. Н. Афанасьева, А. А. Потебни и других.
Как самостоятельное направление этнолингвистика зародилась в недрах
этнографии на рубеже 19–20 вв., получив широкое развитие в языкознании США с
в связи с интенсивным изучением многочисленных индейских племён Северной и
Центральной Америки. Однако первоначально основное внимание уделялось
собственно этнографическому материалу. Этнолингвистика в языковедческом
плане возникает лишь с 1-й четверти 20 в. Ф. Боас и первое поколение его
учеников заложили новые традиции в американской лингвистике, наметив
определённый круг проблем и методов их исследования. Одной из главных была
проблема генетического родства языков американских индейцев. Первые попытки
классификации этих языков предпринимались в конце 19 в.
Изначально в сферу интересов этнолингвистики входят проблемы
семантики. Более широкое понимание предмета и задач этнолингвистики
способствовало оживлению в 70–80-х гг. 20 в. исследований в области
фольклористики, где выявляются новые стороны взаимосвязей языка и культуры. В
СССР эти проблемы разрабатываются Н. И. Толстым и группой учёных под его
руководством. В рамках этнографии также ставятся задачи описания истории
конкретных языков (языковых семей) в тесном сочетании с этнической историей
85
носителей языков; создания этнолингвистических атласов (развитие
этнолингвогеографии); исследования в рамках проблемы соотношения языка и
культуры понятийных констант, которые по-разному проявляются в языке и
культуре, но обладают одной сущностью (смыслом): понятия нормы и
нормирования, понятия территориальных и социальных диалектов в языке и
народной культуре, языковой семьи и культурной группы (семьи), праязыка и
пракультуры и т. д. Некоторые учёные высказывали мысль о том, что
этнолингвистика неотделима от собственно лингвистики, поскольку последняя
исследует вопросы реального функционирования языка и его роль в жизни
человека.

81. Грамматика непосредственно составляющих. Трансформационная


грамматика
Грамматика НС — это формальное представление строя предложения в виде
иерархии вложенных друг в друга линейно непересекающихся элементов,
максимально независимых друг от друга.
Всякая сложная единица складывается из двух более простых и не
пересекающихся единиц, называемых ее непосредственно составляющими. НС
характеризуются в терминах грамматических классов (сущ., глаг., вспомог. глаг.,
предлогов и т.д.). Особенности: 1) элементы – последовательности словоформ,
обладающие разной сложностью; 2) сохраняет одновременно синтаксическую и
линейную структуру;
НС определяются в терминах грамматических классов как NP (noun-phrase)
— именная составляющая, VP (verb-phrase) — глагольная составляющая, N (noun)
— существительное, V (verb) — глагол, Aux (auxiliary) — служебное слово, Adj
(adjective) — прилагательное, Prep (preposition) — предлог и т. д.
Последовательность единиц, которые не могут быть далее расчленены на
НС, называется терминальной цепочкой.
Грамматика НС использует в качестве элементов синтаксической структуры
последовательности словоформ, обладающие разной сложностью, которые входят
одна в другую. Это является следствием того, что грамматика НС дает не
статическую картину предложения, а как бы динамический анализ, который
строится как последовательность шагов по разложению предложения на его
составляющие.
Трансформационная грамматика — это одна из теорий описания
естественного языка, основанная на предположении, что весь диапазон
предложений любого языка может быть описан путем осуществления
определенных трансформаций над неким набором базовых предложений.
Разработана Ноамом Хомским в начале 50-х гг.
Центральная идея трансформационной теории — предложения являются
результатом взаимодействия между несколькими модульными подсистемами. Две
базовые подсистемы — это набор синтаксических и семантических правил.
Синтаксические правила определяют правильное расположение слов в
предложениях. Семантические правила отвечают за то, чтобы правильно
86
интерпретировать конкретное расположение слов в предложении (например, “Will
John eat the ice cream?” является вопросом).
Синтаксические правила можно разделить на базовую грамматику, которая
генерирует набор базовых предложений, и трансформационные правила, которые
позволяют на основе базовых предложений создать производные предложения, или
поверхностные структуры.
Базовое предложение “John will eat the ice-cream” может быть сгенерировано
простым набором синтаксических правил, а затем, применив к нему
трансформационные правила, можно построить производный вопрос “Will John eat
the ice-cream”.

87

Оценить