Вы находитесь на странице: 1из 51

Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение

высшего образования
«ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ИНСТИТУТ РУССКОГО ЯЗЫКА
им. А.С. ПУШКИНА»
ФИЛОЛОГИЧЕСКИЙ ФАКУЛЬТЕТ
Кафедра мировой литературы

КУРСОВАЯ РАБОТА ПО ЛИТЕРАТУРЕ


Идейно-художественное своеобразие произведения Дмитрия Емеца
«Школа ныряльщиков»

Выполнила: студентка 3 курса


филологического факультета
М.Д. Гуськова

Научный руководитель: доцент кафедры мировой


литературы И.С.  Леонов

Москва 2017
2

ОГЛАВЛЕНИЕ
Введение..........................................................................................................3-4

Основная часть.............................................................................................5-51

Глава I. Творчество Д.А.Емеца в контексте развития жанра фэнтези........5-14

1.1 Этапы становления творчества писателя в жанре


фэнтези...............................................................................................................5-8

1.2 История изучения романов «Мефодий Буслаев» и «Школа


ныряльщиков»......................................................................................................8-12

Выводы.............................................................................................................13-14

Глава II. Тематика и поэтика серии романов Д.А.Емеца «Школа


ныряльщиков»....................................................................................................15-45

2.1 Тематика произведения Д.А. Емеца «Школа ныряльщиков...................15-21

2.2 Система образов серии романов Д.А.Емеца «Школа


ныряльщиков»....................................................................................................21-32
2.3 Особенности художественного пространства серии романов Д.А.Емеца
«Школа ныряльщиков»........................................32-34

2.4 Символика серии романов Д.А.Емеца «Школа ныряльщиков»..............32-45

Выводы.................................................................................................................46

Заключение.......................................................................................................47-48

Библиография..................................................................................................49-51
3

ВВЕДЕНИЕ
На сегодняшний день наблюдается повышенный интерес к жанру
фэнтези. Необычайные по своей структуре и содержанию миры, уникальная
география местности, мистические существа, а также персонажи делает данные
произведения особенно привлекательными. Речь идет о проблемах любви,
дружбы, выбора своего собственного пути в жизни и т.д. Если обратиться к
отечественной фантастике, то отдельно стоит выделить творчество Дмитрия
Александровича Емеца. Его произведения сочетают в себе черты искрометного
юмора и абсолютной серьезности, в них рассматриваются как повседневные,
так и глобальные философские вопросы. Среди наиболее значимых тем,
затрагиваемых в произведениях данного автора, можно выделить тему
предопределения, тему подрастающего поколения, тему любви. Благодаря
этому произведения Д.А.Емеца являются интересными и актуальными для
широкого круга читателей. В данной работе основное наше внимание будет
сосредоточено на серии романов писателя «Школа ныряльщиков» («ШНыр»).
Объект исследования: серия романов Дмитрия Александровича Емеца
«Школа ныряльщиков».
Предмет исследования: тематика и художественное своеобразие
(особенности системы образов, художественного пространства, символика
произведения Д.А. Емеца «Школа ныряльщиков»).
Цель работы заключается в выявлении особенностей идейно-
художественного своеобразия серии романов «Школа ныряльщиков».
Задачи исследования:
1. Проследить основные этапы биографии Д.А.Емеца и выявить
характерные особенности его творчества;
2. Рассмотреть тематику серии романов Д.А. Емеца «Школа ныряльщиков»
3. Исследовать систему образов произведения
4. Рассмотреть специфику художественного времени и пространства книги
«ШНыр»;
4

5. Выявить основные образы-символы и их роль в раскрытии авторского


замысла.
Научно-методологической базой исследования являются труды
С.В.Алексеева, Д.А.Андреева, Е.А.Белоусовой, В.М.Беренковой, А.А.Сергеева,
Т.Е.Савицкой и др.

Структура. Работа состоит из введения, двух глав, заключения и списка


используемой литературы. В первом разделе дается краткий обзор творчества
Дмитрия Емеца, упоминаются произведения писателей, работавших в жанре
фэнтези, а также цитируются статьи отечественных исследователей,
посвященные серии «Мефодий Буслаев» и «Школа ныряльщиков». Во втором
разделе внимание концентрируется на серии книг «Школа ныряльщиков» и
идейно-художественном своеобразии мира, представленного в данной серии.
5

Глава I.
ТВОРЧЕСТВО Д.А.ЕМЕЦА В КОНТЕКСТЕ РАЗВИТИЯ ЖАНРА
ФЭНТЕЗИ
1.1 Этапы становления творчества писателя в жанре фэнтези
В современном литературоведении рассматривается широкий круг
проблем, связанных с определением жанра фэнтези, его основоположниками, а
также затрагивающих вопрос о соотношении фэнтези и реалистической
литературы. В том числе, немаловажным представляется поэтическое
своеобразие произведений данного жанра.
Исследователи Д.М. Володихин и С.В. Алексеев дают такое определение
жанру фэнтези: «разновидность фантастики, конструирующая фантастическое
допущение на основе свободного, не ограниченного требованиями науки
вымысла, главным образом, за счет мистики, магии и волшебства» [2].
Как отмечает С.В.Алексеев в своей работе «Фэнтези», «зарождение
фэнтези современного типа в Великобритании было связано с именами
Дж.Макдональда (1824-1905) и У.Морриса (1834-1895)» [1, с. 310].
В работе В.М.Беренковой «Жанр фэнтези как объект лингвистического
исследования» отмечается, что «основателем фэнтези по праву считают
Роберта Говарда, создавшего такой шедевр - эпопею как «Конан»,
экранизированный и продолженный другими писателями» [6, с. 92].
С.В.Алексеев пишет о том, что в целом традиция называть произведения
фантастической литературы «фантазиями» — fantasy — восходит к началу XIX
в. Известный английский писатель Дж.Р.Р.Толкин посвятил теории жанра
фэнтези эссе под названием «О волшебных историях» (1947). Фантазия как
способность к неограниченному творческому вымыслу у Толкина становится
средством создания «волшебной истории» (fairy story). Создавая «волшебную
историю», человек в итоге созидает целый «вторичный мир», который
неминуемо похож на «первичный», но существующий по своим, не обязательно
рациональным законам. Такой вторичный мир вполне может разместиться либо
6

«в мифическом былом мира «первичного», а то и соседствовать с ним в


настоящем — как мир древних сказок и героического эпоса» [1, с. 310].
Исследователь С.В.Алексеев отмечает, что фэнтези является
эскапистской литературой, то есть бросающей вызов теперешнему бытию.
Исследовательница В.М.Беренкова ссылается на работу Е.А. Белоусовой
«Окказиональное слово в произведениях современной научной фантастики», в
которой приводится указание на использование писателями в текстах особых
средств выразительности, к которым следует отнести и слова, создаваемые
самими писателями, обозначающие «реалии описываемых миров как результат
авторского словотворчества» [5, с. 5].
Т.Е.Савицкая отмечает, что отечественное фэнтези начинает развиваться
ускоренными темпами в 90-е годы [21, с.10].
Среди отечественной фэнтезийной литературы представлены как
классическое героическое фэнтези («Летописи Разлома» Ника Перумова,
«Искра и Ветер» А. Пехова), и технофэнтези, которое трактует технику как
магию, а магию как технику («Сын Сумерек и Света», «Все грани мира»
О. Авраменко, «Чужие пространства» Е. Гуляковского, «Часовой Армагеддона»
С. Щеглова), и так называемое «славянское фэнтези», которое создается по
материалам условных славянского мира и древней Руси (О. Громыко, Ю.
Никитин, М. Семенова, О. Григорьева). «Российское фэнтези» в целом приняло
общие правила, характерные, прежде всего, для англо-американского фэнтези.
Там представлены «те же издательские «форматы», те же «вечные вопросы», те
же проблемы развития и, в конце концов, та же классификационная система,
хотя и с некоторыми национальными разночтениями» [2].
Исследовательница Е.Хаецкая в своей работе «Возможна ли христианская
fantasy?» отвечает на заданный ею же самой вопрос. Она приходит к выводу,
что существует как минимум пять примет литературы подобного направления.
Ниже приводятся данные приметы:
7

«1. Автор в силу ряда обстоятельств, часто случайных, принадлежит к


тусовке писателей-фантастов.
2. Автор является православным христианином на самом деле.
2.1. Следовательно, автор действительно верит в те чудеса, которые описаны
в Евангелии и житиях святых.
3. В своих сочинениях автор не заигрывает с чуждыми ему идеологиями
(например, с буддизмом, язычеством, рерихианством и т. п.), а строго держится
собственной. Следовательно «хорошей» ведьмы в его произведении быть не
может, «равновесия добра и зла» — тоже.
4. «Чудесной» составляющей сюжета может быть любая святоотеческая
история, изложенная опоэтизированно, с приключениями, переживаниями,
диалогами — в общем, художественно» [26].
Проведя подробный анализ произведений Д.А.Емеца, было обнаружено, что
писатель следует вышеуказанным критериям и создает при этом свои
собственные, неповторимые волшебные миры.

Если обратиться к биографии Д.А.Емеца, то можно обнаружить много


интересных фактов. В частности, исследованием жизненного пути писателя
занимался российский литературный критик, литературовед и публицист
Сергей Иванович Чупринин. Вот что он пишет в своей книге «Русская
литература сегодня»: «Емец Дмитрий Александрович родился 27 марта 1974
года в семье метеоролога и журналистки. Окончил филологический факультет
МГУ (1996) и аспирантуру при нем. Кандидат филологических наук. Автор
книг сказочной и научно – фантастической прозы для детей, выпущенных в том
числе и в форме спектаклей на аудиокассетах и компакт-дисках, а также
очерков о русских князьях (Владимире, Дмитрии Донском, Александре
Невском, Владимире Мономахе и др.), размещенных на сайте «Православие.
Ru» и изданных Сретенским монастырем. По оценке рецензента «Независимой
газеты» (19.07.2001), «на сегодня это один из редких авторов, у которых
8

достает смелости сочинять концептуальные фантасмагории про роботов,


мутантов и космических пиратов», причем его «ценное качество – способность
убедительно связывать несоединимое в некую сюжетную спираль,
результирующую в конечном-то итоге в приятный вселенский абсурдизм» [27].
Эти книги выходят массовыми тиражами, но по-настоящему Дмитрий
Емец прославился, выпустив в издательстве «ЭКСМО» серию романов о
приключениях юной русской волшебницы («Таня Гроттер и Магический
контрабас», «Таня Гроттер и Золотая пиявка», «Таня Гроттер и трон
Древнира»). В интервью радиостанции БиБиСи Емец заявил, что его героиня
является русским ответом на Гарри Поттера и что образ Тани Гроттер и
сюжеты его книг заимствованы из русского фольклора и основываются на
русской истории и традиции. Тем не менее адвокаты Дж. Роулинг сочли, что
серия книг о Тане Гроттер является не пародией, а плагиатом, и обратились с
иском в суд Амстердама. 3 апреля 2003 года его решением запланированное в
Голландии издание книги «Таня Гроттер и Магический контрабас» было
запрещено. Стал членом СП Москвы в возрасте 22 лет (1996)» [27, с. 137 - 140].

1.2 История изучения романов «Мефодий Буслаев» и «Школа


ныряльщиков»
Самым первым произведением, написанным Д.А.Емецом, стала повесть-
сказка «Драконик Пыхалка» - она была выпущена в 1994 году. Далее появились
такие повести-сказки, как «Приключения домовят»(1995) и «Куклаваня и
Ко»(1996), повести «Тайна «Звездного странника» (1997), «Сердце пирата»
(переиздано в 2002) и «Компьютер звездной империи» (1998), сказочные
повести «Месть компьютера» и «Мутантики», фантастическая повесть «В
когтях каменного века» и другие произведения. Перу российского фантаста
принадлежит также серия книг о Тане Гроттер (2002-2012),а также
фантастические повести «Галактический зверинец»(2002) и «НЛО прибывает
9

по расписанию» (переиздано в 2005). Д.А. Емец вместе с П.О.Марушкиным


является родоначальником жанра «хулиганское фэнтези» (иначе –
«юмористическое фэнтези», либо «абсурдное городское фэнтези»). К данному
жанру относятся книги из серии «Мефодий Буслаев», а также повесть
«Вселенский неудачник» (переиздано 2006). В качестве отдельной и абсолютно
уникальной серии книг существует серия под названием «Школа
ныряльщиков», или сокращенно «ШНыр».
Первая книга серии – «Пегас, лев и кентавр» - вышла в свет в 2010 году, а
последняя – «Седло для дракона» – была выпущена в марте 2017.
Учитывая особенности данной работы, представляется особенно важным
сопоставить серию романов «Школа ныряльщиков» с серией «Мефодий
Буслаев», поскольку как в первой, так и во второй проявляются идеи
христианства, и в том числе показывается борьба добра и зла.
Исследованием серии романов «Мефодий Буслаев» занимались такие
литературоведы, как Юрий Носовский [19], Виталий Грушко и Александр
Сергеев [23,24].Во всех этих работах отмечается глубокая философская и
христианская направленность произведений Д.А.Емеца, наличие в романах
актуальных тем и вопросов, волнующих молодежь в настоящее время.
Большую роль в своих произведениях автор уделяет Богу. Как отмечает
исследователь Александр Сергеев, в книгах Емеца часто присутствует
упоминание света как творца. Например, в книге «Череп со стрелой» один из
героев, Сашка, обращается к Творцу с просьбой о помощи: «Сашка барахтался,
не желая признать, что обречен. Знал, что, если перестанет барахтаться, станет
только хуже. Пока барахтаешься, можно еще на что-то надеяться. «Помоги мне!
Пожалуйста! Я же пришел на двушку для тебя! Ты сам послал меня, прислав ко
мне пчелу», - прошептал он. Сашка не знал, к кому он обращается, даже откуда
к нему пришла мысль просить, но ощущал, что его слышат и что тот, кого он
просит, ближе его собственной кожи» [16, с.39]. Виталий Грушко отмечает,
что Емецу удается увязать проблемы, возникающие у детей в подростковом
10

возрасте с вечными вопросами о добре и зле, без которых не может обойтись ни


одно фэнтези - произведение. Подростки, о которых пишет Дмитрий
Александрович, с точки зрения исследователя, несмотря на обладание
недюжинной физической, а также магической силой, на самом деле беззащитны
и втайне мечтают лишь об одном – о любви: «некоторые из них не могут
связать двух слов, встретив героя противоположного пола. Некоторые,
наоборот, деланно равнодушны и пытаются строить из себя брутальных
персонажей. Некоторые прячут свои чувства под маской шута. Словом, они
ведут себя так, как им и полагается, попутно ставя в тупик более опытных
служителей света и мрака» [7].
Александр Сергеев в своей статье «Религиозные мотивы в творчестве
Дмитрия Емеца» отмечает, что в «Мефодии Буслаеве» присутствует
«христианская наполненность, и увлекательный сюжет с интересными и
живыми персонажами, причем религиозно-философские идеи в тексте не давят
на человека, не заставляют его умственно загружаться и не дают скучать – все
это представлено в увлекательной форме. Такой синтез очень удачлив,
поскольку книга не утрачивает увлекательности из-за обилия нравоучений и
философских текстов» [23].
Если обратиться к внутренней составляющей серии «Школа
ныряльщиков», то там также можно будет выделить такие же характерные
особенности. У того же исследователя находим статью под названием
«Христианская парадигма в «Школе ныряльщиков» Дмитрия Емеца», где
А.А.Сергеев пишет: «Д. Емец, в духе К.С. Льюиса, считает, что о христианстве
и христианском лучше рассказывать языком сказки, в иносказательном ключе
˂...> «Школа ныряльщиков» в виде приключенческой истории людей, которые
таинственно выбраны кем-то для того, чтобы нести в мир больше добра и
благости, идеально являет собой именно жизнь каждого христианина,
находящегося постоянно в борьбе и в делании добра, несении света миру через
самые простые дела, вроде милосердия (Мф. 5, 16)» [24].
11

Как утверждает исследователь Ю.Носовский, Д.А.Емецу удалось


избежать главного недостатка для детей, а именно скучной назидательности. С
точки зрения Ю.Носовского, серия романов «Мефодий Буслаев» наполнена
глубокими мировоззренческими вещами, «но они подаются очень ненавязчиво,
«в фоновом режиме» приключенческой повести о дружбе и первой любви с
очень динамичным и захватывающим сюжетом» [19], и в этом заключается
привлекательность цикла для широкой аудитории.
Одной из известнейших писательниц, работавшей в православном
направлении, являлась Юлия Николаевна Вознесенская (1940-2015). Ее перу
принадлежат рассказы и новеллы, повести – притчи, а также приключенческие
повести и даже детективы (писательница явилась родоначальницей жанра
остросюжетного православного детектива). Сходство между ее произведениями
и произведениями Д.А.Емеца заключается в ориентировке на молодежную
аудиторию и стремлении привить юным читателям основополагающие
христианские ценности. Писательница дает нам ценные уроки жизни. Так,
например, в рассказе «На скамейке над обрывом» рассказчиком является
бывший партизан, участник Великой Отечественной войны, и в критический
момент своей жизни он «отвергает предательскую мысль о самоубийстве. Он
внушает своему собеседнику – отчаявшемуся юноше – мысль о том, что
самоубийство – трусость, бессмыслица, уход без борьбы. А человек всегда
должен наполнять свою жизнь смыслом» [28, с. 4 - 5].
Добро в книгах вышеупомянутых писателей всегда побеждает зло, героям
приходится преодолевать трудности, делать непростой выбор между тем, что
правильно, и тем, что легко, и не всегда это решение оказывается простым. Но
в результате ребята приобретают некоторый жизненный опыт, учатся на своих
собственных или чужих ошибках, понимая, что только дружба и любовь друг к
другу помогут им выбраться из сложных ситуаций.
Как отмечает исследовательница Е.Н. Ковтун в своей статье «Фантастика
как объект научного исследования: проблемы и перспективы отечественного
12

фантастоведения», хорошая фантастика не может существовать без соблюдения


трех самых главных требований:
1) создание автором оригинальных и убедительных фантастических посылок;
2)наличие интересного, развернутого, напряженного сюжета, в котором
присутствуют и действуют психологически достоверные персонажи; должны
отсутствовать такие герои – штампы, как, например, Маг, Сверхчеловек,
Спаситель Мира, Враг, Властитель и т.д.;
3) фантастика должна содержать в себе значимые для многих людей проблемы
и идеи.
Д.А.Емец следует и этим принципам, в результате чего у него получаются
очень глубокие по содержанию и наполненные философским и религиозным
смыслом произведения.
Как отмечает А.А.Сергеев в своей очередной статье «Христианская
парадигма в «Школе ныряльщиков» Дмитрия Емеца», Д.А. Емец начал творить,
ориентируясь на серию романов Дж.К.Роулинг о Гарри Поттере и создав
пародию на них, однако вскоре автор отстранился от нее и создал для
«Мефодия Буслаева» и «Тани Гроттер» отдельную оригинальную и хорошо
проработанную вселенную. В этой вселенной оказались необычным образом
соединены мифические существа, волшебство вместе с христианским Богом-
Творцом и миром светлых духов-ангелов. Впоследствии, «из фэнтези с
довольно легким и юмористическим содержанием «Таня Гроттер» и «Мефодий
Буслаев» переросли в более серьезные фантастические произведения,
вмещающие в себя большой пласт религиозно-философского содержания» [24].
13

ВЫВОДЫ
Таким образом, в первой главе были рассмотрены основные события
биографии писателя, приведены основные произведения, созданные автором, а
также выявлены особенности основных серий книг, созданных Д.А.Емецом -
«Таня Гроттер» и «Мефодий Буслаев». Также были рассмотрены некоторые
важные особенности серии романа «Школа ныряльщиков», базирующейся на
христианских ценностях. Все произведения Емеца интересны и наполнены
глубочайшим смыслом и позволяют каждому из нас по-иному взглянуть на
мир, увидеть в нем что-то особенное, непривычное, заставляет нас поверить в
чудо. Благодаря произведениям Дмитрия Александровича Емеца читатели
способны увидеть и открыть для себя заново знакомый им мир. Автор пытается
донести до нас мысль о том, что каждый человек на Земле способен сделать
окружающий его мир немного лучше, совершив даже небольшое доброе дело.
Отзывчивость, доброта, жертвование собственными интересами ради других,
честность и бескорыстие– вот что отличает героев указанной серии романов
Д.А.Емеца и учит нас быть добрее и терпеливее к окружающим нас людям.
Все вышеперечисленные требования к фантастическим произведениям
соблюдаются в романах Д.А.Емеца. Прежде всего, читатели верят в
происходящие на страницах книг события, окунаются в мир, созданный
писателем, и ставят себя на место любимых героев. Примечательным является
тот факт, что многие события в романах писателя происходят в современной
Москве, с учетом всех названий различных районов города, станций
метрополитена, реальных (Москва-река, Копытово, Рублевское шоссе и т.п.),
либо вымышленных (Лысая гора, о. Буян) топонимов т.д., что делает описание
еще более реалистичным. Все детали создают четкую и целостную картину
бытия, естественную как для героев, так и для читателей – о чем и говорит
Е.Н.Ковтун.
Далее, в соответствии со вторым требованием, в романах серий «Таня
Гроттер», «Мефодий Буслаев», «Школа ныряльщиков» и других, самобытных
14

произведениях автора, отсутствуют герои-штампы, которых часто можно


встретить в произведениях фанастической и фэнтезийной литературы.
Напротив, каждый персонаж обладает уникальным характером, особенностями,
присущими только ему, в душе каждого из них идет борьба между добром и
злом. И именно поэтому, быть может, в «Школе ныряльщиков», как в наиболее
серьезной серии книг, разработанной Д.А.Емецом, отсутствует главный
персонаж – они важны все вместе и каждый по отдельности, и каждый из них
по – своему влияет на ход развития событий в произведении. К тому же, во всех
сериях у Д.А.Емеца присутствует Бог-творец, Создатель всего живого и самой
Вселенной, Который незримо управляет нами и способствует восстановлению
мировой справедливости.
15

ГЛАВА II. ТЕМАТИКА И ПОЭТИКА СЕРИИ РОМАНОВ Д.А.ЕМЕЦА


«ШКОЛА НЫРЯЛЬЩИКОВ»
2.1 Тематика произведения Д.А. Емеца «Школа ныряльщиков»
Мир ШНыра довольно специфичен и своеобразен. Он наполнен
разнообразными существами, в нем есть место чудесам и приключениям,
опасностям и моментам спокойной, размеренной жизни. Д.А.Емецу удалось
создать совершенно новый, отличный от предыдущих серий – «Тани Гроттер»
и «Мефодия Буслаева» - мир, проработанный во всех мелочах и интересный
для широкой аудитории читателей. «ШНыр» - довольно серьезная
подростковая литература, содержащая в себе множество интересных идей и
дающая пищу для размышлений, но при этом не утомляющая, а познавательная
и содержащая в себе поучительные цитаты, принадлежащие как героям серии,
так и известным личностям.
Александр Сергеев в своей статье «Христианская парадигма в «Школе
ныряльщиков» Дмитрия Емеца» говорит о том, что главные герои серии не
являются какими-то великими избранными магами или повелителями тьмы: это
простые люди, хотя они и соприкасаются с необычным и волшебным. И далее
автор статьи приводит цитату из книги Д.А.Емеца «У входа нет выхода»:
«Ведьмарь будет рассуждать о глобальных законах по искоренению голода в
масштабах вселенной, а шныр просто молча сунет кому-нибудь яблоко или
пирожок, да и пойдет себе дальше» [24]. Таким образом, гораздо важнее
совершить небольшое доброе дело, но именно совершить, а не размышлять об
этом. И чем больше будет совершено таких бескорыстных поступков, тем
лучше. Старший шныр Ул в книге «Пегас, лев и кентавр» говорит о ведьмарях
следующее: «Ну ведьмари они такие… упорядоченные. У них четкая структура,
транспорт, форты. Любят порассуждать про развитие способностей и
вселенскую базу данных, из которой каждый берет что хочет. А их коронка —
что ни добра, ни зла нет, а есть что-то такое среднее, — пояснил он» [12, с. 81].
16

Александр Сергеев говорит о призвании шныров следующее: «Будучи


избранным шныр почти перестает жить для себя, отдавая все для других, порой
просто неизвестных для него людей. «Жизненные испытания на безоблачное
существование я не променяю. Потому что от испытаний я улучшаюсь, а от
радостей наглею» – в этих словах выражено основное кредо всех шныров, для
которых аскетизм и собранность являются важными атрибутами их служения.
Конечно же, шныры – не монахи в обыденном, распространенном понимании
(у шныров возможны брак, семья, в конце концов, до крайнего аскетизма они
тоже не доходят) и не абсолютно святые (шнырам свойственно оступаться), но
эти обстоятельства, поставленные автором, делают их образ наиболее
приближенным к реальной жизни христианина» [24, с. 3].
Д.А.Емец в указанной серии книг попытался создать идеальный
христианский мир, в котором должна преобладать жертвенность героев по –
отношению к окружающим людям. Согласно Кодексу ШНыра, «ты можешь
дать все другим, но ничего себе. Потому что ты шныр!» [14, с.7]. Жертвенность
– основной принцип, лежащий в основе нравственности героев серии. О миссии
ныряльщиков красноречиво сообщает Калерия Валерьевна, директриса
ШНыра: «Говорят, миссия ныряльщиков состоит в том, чтобы воссоздать здесь,
в нашем мире, один-единственный дом. Дом из детской мечты – со скрипучим
крыльцом, креслом-качалкой, цветами на террасе и длинной прямой лестницей
на второй этаж. А вокруг – сад, залитый солнечным светом. С яблонями, с
боярышником у забора, со старым рассохшимся скворечником на шесте.
– Зачем? – спросила Рина, невольно вспоминая скворечник за своим
окном.
– Затем, что этот дом – настоящий, не зараженный мраком ни в какой
степени. Совсем небольшой, но если его воссоздать, он вместит абсолютно всех
и всем будет уютно и просторно, потому что размеры, величина, пространство
– это условности. Вот только, чтобы собрать его, нужны века и века, потому
что отдельные части распылены по всей двушке» [12, с.128].
17

Тема судьбы и жертвенного служения идеалам добра очень ярко


проявляется в серии романов «Школа ныряльщиков». В образах героев мы
видим не только стремление к самопожертвованию, отречению от
эгоистических устремлений, но так же и открытое желание помогать
окружающим их людям, ничего не требуя взамен и живя только одной мыслью
– сделать мир немного лучше и предотвратить его от заболачивания.
Персонажи «ШНыра» не останавливаются перед возникшими перед ними
трудностями. Например, завхоз Школы ныряльщиков, Кузепыч, в свое время
лишился выбравшей его пчелы (она умерла), но при этом ограда ШНыра
продолжала пускать его, и поэтому он остался на своей должности. Читая
произведение, можно убедиться в особой хозяйственности и заботе героя о
Школе: «О Кузепыче можно было сказать, что он не столько идет, сколько
обходит свои владения. В том, как он потрогал деревянную раму, как поднял и,
не задумываясь, сунул в карман бесхозный гвоздь, ощущалась природная
любовная хозяйственность. То, кряхтя, наклонится и закрутит на батарее
вентиль, то сурово подергает повисший на одном шурупе шпингалет и
пошевелит бровями-щеточками. Должно быть, так, полубоком, с оглядкой,
ползет по морскому дну старый краб с проросшими на панцире ракушками»
[12, с. 95].
Меркурий Сергеевич, один из старших шныров и по совместительству
являющийся преподавателем боевого пилотажа, ни перед чем не остановится,
лишь бы суметь добиться своего и прорваться на двушку - героя не
останавливают даже носовые кровотечения: «Но за несколько мгновений до
того, как слиться с пегом и с ним вместе прорваться за границу миров, что-то
влажно хлюпнуло у него в носу, точно он получил сильный удар кулаком.
Меркурий все же не растерялся и нырнул, но потом, уже на двушке,
пройдя через болото, обнаружил, что его усы и борода залиты кровью. Он
долго сидел у ручья, умывался. Потом лежал на спине, дожидаясь, пока кровь
остановится. Сердце стучало с провалами, не прощая себе собственной
18

слабости. Надеясь, что сосуды закрылись, Меркурий переворачивался, но при


малейшей попытке встать кровь опять начинала хлестать. Закончилось все тем,
что четыре часа спустя он прибыл в ШНыр с пустой сумкой, не прорвавшись
даже к скалам Подковы. Ноздри у него были забиты пропитанным кровью
мхом, расширенные крылья носа, делали Меркурия похожим на льва.
Через два дня Меркурий пытался нырнуть снова, потом еще один раз, но
результат был все тот же. Причем в третью попытку сосуды лопнули, даже не
дождавшись, пока пег начнет снижаться, — еще при взлете. Меркурий
вернулся в ШНыр и с неделю метался у себя в комнате, точно угодивший в
капкан волк. Потом сделал еще одну попытку, забив нос ватой и зажав ноздри
деревянной прищепкой, но это оказалось только хуже, потому что кровь все
равно просачивалась из-под прищепки, но уже не наружу, а в горло, воздуха не
хватало, и вдобавок вата оказалась не хлопковой, а с какой-то примесью и на
двушке начала плавиться» [16, с. 19 - 20].
Герои не поддаются соблазнам – так, Сашка, оказавшись на двушке во
второй раз, не сливается с закладкой, поскольку его спасает любовь к Рине: «Он
лежал и смотрел на закладку. Синяя закладка медленно погасала. Перо
постепенно тускнело. Вначале затухло сияние камня, потом от пушистого пера
осталась только сияющая сердцевина. Остывала закладка, а вместе с ней
остывал и Сашка. Нет, если он возьмет ее, ШНыр его больше не пустит, а там,
за его оградой, окажутся и пеги, и вся сегодняшняя жизнь, и Рина. Мысль, что
он лишится Рины, подействовала на Сашку отрезвляюще. Прощай, Рина!
Здравствуйте, ведьмари и живой консерв Гай! Нет, извините, но это не
равноценно! Перо останется здесь, не за ним его послали!» [16, с. 43].
А в книге «Мост в чужую мечту» Сашка, как только узнал о том, что Рина
в беде и ее может засыпать песком в заколдованном коридоре дома Дионисия
Белдо, не медля сообщил об этом директрисе ШНыра Кавалерии (Калерии
Валерьевне) и поспешил на помощь к своей девушке: «Увидев Сашку,
19

Меркурий перестал раскупоривать бутылку, а Кавалерия опустила руку с


вилкой.
— Минуту! Отдышись! — велела она. — Мне нужен от тебя: а) предмет
повествования; б) местонахождение предмета повествования; в) проблемы, с
которыми столкнулся предмет повествования.
Сашка втянул носом воздух. Он бежал быстро, по дороге много раз падал
и понимал, что вид у него маловменяемый.
— Рина у Белдо. Ее засыпает песком! — Сашка схватил Кавалерию за
руку, чтобы куда-то тащить ее, и запоздало понял, что попал как раз в
требуемую схему: предмет повествования — местонахождение — проблемы»
[10, с. 175].
Любовь Ула к Яре помогла ему преодолеть власть зачарованного
браслета-змейки и спасти свою девушку от гибели: «Ул знал, что змейку ничего
не остановит. Ни русалка на нерпи, ни лев, ни атомная бомба. Она бессмертна.
Но Ул почувствовал и другое. Существует нечто, чего одолеть змейка не
сможет, как не смогла одолеть пчелу.
Ул прижал к себе Яру, позволив курткам вновь стать единым целым.
— Ты мне нужна, чудо былиин! — сказал он, ощутив в словах особую
внутреннюю силу. Слова — всякие слова — должны быть продолжением этой
силы, иначе они станут ненужными и слабыми. А раз так, то зачем они? К
чему?
Яра попыталась обернуться.
— Она ползет! Я слышу, как она шуршит!
Ул пальцем коснулся ее губ:
— Ни слова! Доверься мне! Все будет хорошо! Отныне ей придется иметь
дело с нами обоими, а с двумя ей не справиться!» [10, с. 196-197].

Жертвуя собой, герои в серии «ШНыр» выручают друг друга в беде,


выполняют сложные поручения – например, во второй книге серии – «У входа
20

нет выхода» - младшие шныры - Рина и Сашка – должны были прикрывать


собой среднюю шнырку Насту во время попытки проникнуть на территорию
«Школы психологического развития» Дионисия Белдо.
Среди шныров есть настоящие герои, отдавшие свою жизнь в борьбе за
блага человечества. Так, сын Кавалерии, Руслан (который, по словам его
матери, был «дерзким, как Икар» [14, с.194]), погиб, доставляя в наш мир с
двушки редчайшую, «живую» закладку – «стрекозу второго шанса», дающей
право переиграть любой момент земной истории. Закладка оказалась расколота,
и артефакт не мог быть использован по назначению. Однако дело Руслана
продолжил Родион, который пронес оставшуюся часть закладки и передал ее
через шнырку Штопочку директрисе ШНыра. Возможно, это как-то повлияло
на героя, поскольку в дальнейшем он на время покинул ШНыр (сам артефакт
был огромной силы и достать его было не так то и просто). Не зря ведь в
кодексе ШНыра сказано: «всякий нырок оплачивается жертвой. Чем меньше
жертва и способность к жертве, тем меньше возможности закладки, которую
ныряльщик способен вытащить. Жертва не может быть больше, чем человек
способен понести» [14, с. 7].
Не всем шнырам удалось понести бремя, возложенное на них. Так,
новичок Денис не сумел пройти испытание, слившись с закладкой,
предназначавшейся для девочки с пороком сердца. В итоге он обрел
способность к ускоренному движению, что, однако, сокращает его
продолжительность жизни при каждом использовании дара. Видимо, у Дениса
произошел внутренний надлом и он поддался искушению, завладев даром
закладки. Это вовсе не означает, что данный персонаж был плохим по своей
сути – это не так; он хотел помочь не только этой девочке, но и всем больным
детям на Земле: «Но этого же мало! Сколько на свете больных детей? А мы
поможем только одной! Это нечестно! Решено! Я сразу же ныряю глубже, за
скалы! Там я найду другую закладку, вдесятеро сильнее этой! Вылечу от
сердечных болезней десятки людей, сотни! — Денис говорил лихорадочно, с
21

жаром, все больше веря в свои слова» [12, с. 33]. Однако не успев вовремя
остановиться, он оказался во власти артефакта и, соответственно утратил
возможность путешествовать на двушку.

В основе каждой книги лежит какая-нибудь история, связанная с каким-


нибудь артефактом либо событием (обнаружение «живой закладки», появление
у уникума «череп со стрелой» нового хозяина или проявление повышенного
интереса ведьмарей к геологическому музею Екатеринбурга и т.д.).
В серии книг поднимаются такие вечные темы, как тема любви,
ненависти, смирения, гордыни, личного счастья и т.д. Проблематика
произведений обширна – это и проблема выбора между добром и злом,
проблема самопожертвования, проблема поиска себя и своего места в жизни,
проблема личностного долга и т.д. В целом, каждое произведение является
остросюжетным и затрагивает множество интересных вопросов.
Нравственная составляющая серии романов поистине уникальна.
Идейный план «ШНыра» - жертвенность, отказ от себя ради другого. Суть
закладки заключается в скрытом в ней даре, который шныр не может
присвоить себе – последний отдает закладку на благо другого, незнакомого ему
человека, с целью осчастливить этого незнакомца, причем добыча первой
закладки для шныра всегда сопряжена с максимальной болью.
2.2 Система образов серии романов Д.А.Емеца «Школа ныряльщиков»
В произведении нет главного действующего персонажа. Вероятно, это
сделано намеренно, ведь сам по себе ШНыр представлен нам как некий единый
живой организм, где все и каждый действуют ради блага нуждающихся в чуде
людей.
Все началось с того, что первошныры открыли для себя возможность не
только летать на пегасах, но и путешествовать в параллельный мир – двушку,
где можно отыскать артефакты и принести с собой полезные ископаемые и
растения, которые могут пригодиться в бою и в быту. Среди первошныров
22

были Мещеря Губастый, Кика Златовласый, Тит Михайлов, Сергиус Немов,


Ивашка Кудреватый, Асмус Двуносый, Фаддей Ногатта, Маланья Перцева,
Гулк Ражий. Шныры обитают в здании, которое сейчас находится в районе
деревни Копытово и каждые сто лет сносится, чтобы не привлекать к себе
лишнего внимания.
Самым знаменитым среди первошынров был Митяй Желтоглазый.
Именно он первый слетал на двушку. Его лучшим другом был Мокша Гай
(который впоследствии предал его и стал соратником ведьмарей).
Митяй Желтоглазый все свои открытия создал, надеясь только на самого
себя. Ему не нужны были знания болота, потому что он дорожил всем тем, что
могла предоставить двушка. «Мне нужны эти деревья, этот холм, вон та вот
скальная гряда... А знания... да что в них толку, если ты сидишь потом
закупоренный в болоте?» [13, с. 31]. Опираясь исключительно на свой
собственный опыт и наблюдения, ему удалось сделать немало для шныра –
пронести первую закладку, придумать и отлить фигурки для нерпи и уникумы,
сообщить своим друзьям о том, что находится за второй грядой.
А Мокша Гай, в противоположность Митяю, поддался на искушения болота, в
буквальном смысле вырастил и постоянно подпитывал личинку эля, со
временем выросшего в эльба. Получив знания болота, в итоге Гай стал
внутренне погибать, убивать себя.
Мокшу Гая можно сравнить с аналогичным персонажем из серии книг
«Мефодий Буслаев», властелином мрака Лигулом. Оба героя боятся лишиться
власти (Лигул – из-за Мефодия Буслаева, который сам может со временем стать
повелителем мрака; Гай – из-за деятельности шныров) и потому пытаются
через своих посредников сделать все возможное, чтобы остановить
противостоящие им силы добра и остаться в выигрыше. У Мокши Гая в
подчинении находятся три форта ведьмарей, возглавляемых Альбертом
Долбушиным, Ингваром Тиллем и Дионисием Белдо, а у Лигула это стражи
Нижнего Тартара, Арей, Руриус Третий, Аида Плаховна и Гопзий. Из-за того,
23

что Гай некогда предал своего лучшего друга, Митяя Желтоглазого, глиняный
человек Горшеня (творение Митяя) негативно реагирует на имя Гая. Интересно
отметить, что в индуизме «мокша» означает освобождение из круговорота
рождений и смертей, а также ограничений материального существования, а имя
Лигула произошло от названия болезни лигулеза, способной вызвать массовую
гибель рыбы.
Все первошныры по своим способностям во много раз превосходили
шныров нынешних – например, именно им удалось достать с двушки четыре
охранные закладки, которые потом стали охранять Москву по ее периметру.
Кузепыч, завхоз ШНыра, так говорит об этом в книге «Мост в чужую мечту»:
«Главное, что это очень сильная закладка. Одна из четырех, охраняющих
Москву. Вытащили ее первошныры. Ни одному из современных шныров с
двушки ее не доставить, хоть бы он и откопал ее каким-то случаем. Силенки не
те… Ну а самые интересные возможности такие, например: она может
вскрывать замки, стены, кладку, все, что угодно, а потом восстанавливать их за
собой» [10, с. 18]. Также первошныру Митяю Желтоглазому, а также Мокше
Гаю удавалось залетать за Вторую гряду на двушке (хотя Митяю это давалось
значительно легче, поскольку его намерения были более добрыми)
(современные шныры могут долетать только до Первой, и лишь Меркурию
Сергеевичу удалось попасть туда, хотя в результате он пожертвовал
собственным здоровьем). У первошныров не было столько соблазнов, сколько
оказалось у современных шныров и, видимо, поэтому им было гораздо легче
путешествовать на двушку и приносить оттуда артефакты, мощные по своей
силе.
Можно выделить несколько основных групп среди персонажей серии:
1) ведьмари (перешедшие от шныров и новички);
2) шныры (действующие и бывшие);
24

3) второстепенные персонажи (к ним относятся обычные люди,


родственники шныров, венды, пнуйцы, поэты и писатели Копытово и
т.д.)
Ведьмари делятся на три форта: форт магов (глава – Дионисий Тигранович
Белдо), финансовый форт (глава – Альберт Федерович Долбушин) и форт
берсерков (глава – Ингвар Бориславович Тилль). Главой всех трех фортов и
непосредственным начальником над всеми является Мокша Гай, первошныр, в
свое время предавший интересы Шныра и ставший ведьмарем.
Берсерки летают на гиелах – существах, являющихся помесью льва и гиены и
явно порожденные болотом. Маги способны колдовать и представляют собой
значительную угрозу для шныров. Финансовый форт заведует средствами,
необходимыми для проведения различных операций ведьмарей.
Дионисий Тигранович Белдо внешне представляет из себя безобидного,
вечно прихорашивающегося старичка, которого постоянно сопровождают его
приспешницы – ведьмы Млада и Влада. Белдо то и дело знакомится с новыми
людьми и переманивает их к себе в магический форт. Параллельно каждому из
них подсаживается личинка злобного существа – эля, которая в дальнейшем, с
одной стороны, будет давать особый магический дар, а с другой стороны –
уничтожать человека изнутри. Сложно сказать, как к этому относился сам
Дионисий Тигранович, ведь , например, поначалу он каждую из своих девушек
– фавориток «прокачивал˂...>любовью, причем отчасти даже искренней,
потому что действительно увлекался новым человеком, несколько дней держал
возле себя, а после вышвыривал на съемную квартиру, издали наблюдая, как
проклюнувшиеся эли пожирают его душу и тело» [13, с. 116].
Ингвар Бориславович Тилль - полный человек, глава форта берсерков.
Является обладателем уникума – кабана – дающего его владельцу
неуязвимость. Очень любит деньги и готов ради них пойти на все. В серии
книг играет незначительную роль.
25

Не все ведьмари являются однозначно злыми. Многие сохранили в себе


зачатки добра. Наприер, отец Рины, Альберт Долбушин, продолжает
беспокоиться о дочери даже после ее попадания в ШНыр, часто выручает ее в
сложных ситуациях (например, помогает спрятать Гавра, личную гиелу Рины, у
себя, пока на них охотились ведьмари, или помогает ребятам – Насте, Рине и
Сашке - отбиться от ведьмы во время их особого задания в «Школе
психологического развития» Дионисия Белдо (в книге «У входа нет выхода»).
А Евгений Гамов, который изначально тоже был шныром, но перешел на
сторону ведьмарей, несмотря ни на что помогает Рине спастись, когда девушка
попала в ловушку ведьмарей, отправившись на конюшню, чтобы спасти
бесхозных лошадей (книга «Мост в чужую мечту»).
Калерия Валерьевна (сокращенно – Кавалерия), директриса ШНыра,
отмечает, что «ведьмари возникали из неустоявших шныров. Вся их элита —
бывшие шныры, которые еще помнят стены, коридоры школы, как гремят
поилки в пегасне… Это не то чтобы поддерживало баланс, но мы точно знали,
что на одного шныра приходится примерно по три ведьмаря, считая по одному
из каждого форта. Они даже сохраняли определенный трепет перед закладками.
Уважение к ним, что ли… Пусть к этому трепету примешана ненависть, но все
же базовое чувство именно уважение» [15, с. 76].
Кавалерии пришлось пережить немало трудностей, и ее судьбу сложно
назвать легкой. Ей пришлось пережить смерть мужа и сына. Она является
хранительницей Кодекса и традиций ШНыра. Героиня небольшого роста,
средних лет, но при этом выглядит молодо. У нее тонкая и длинная коса, а
подбородок высоко вскинут, как будто она пытается казаться выше. На носу у
Кавалерии – маленькие очки-половинки. Осанка у героини как у танцовщицы.
У нее есть домашний питомец – песик по имени Октавий.
Кавалерии принадлежит множество умных изречений. Например, в книге
«У входа нет выхода» она отмечает: «Представь, где-то в труднодоступном
месте существует кнопка, нажав на которую ты сделаешь всех людей
26

здоровыми, довольными, богатыми, сытыми. Уничтожишь все болезни и даже,


возможно, саму смерть. Именно ты – по твоей собственной воле, твоим
собственным выбором. Нажмешь на нее?
– Да, – сразу сказала я.
– А я – нет, – ответила Кавалерия. – Когда-то да, даже если бы пришлось
погибнуть, а теперь – нет. Для всего существует свое время. Раньше этого
времени можно только повредить» [22, с. 135]. Или, например: «Чудо — это
отступление от обычного порядка вещей, которое делает мир хоть капельку
нравственнее. А если нравственнее мир не становится, то это не чудо, а фокус»
[22, с. 54]. Видимо, директор ШНыра выступает в роли своеобразного
наставника, учителя, который помогает молодым людям ориентироваться в
жизни и обучающая, как и что нужно делать в той или иной ситуации.
Имя старшего шныра Родиона созвучно с аналогичным именем персонажа
из известного романа Ф.М.Достоевского «Преступление и наказание», Родиона
Раскольникова. Имя Родион в переводе с греческого означает «герой».
Персонаж произведения Д.А.Емеца в четвертой книге серии встает перед
выбором – остаться в ШНыре и продолжить служить на благо добра или уйти и
жить обычной жизнью. Сила духа Родиона сильна, и он не поддается влиянию
ведьмарей – он не переходит на сторону зла, а остается внутренне верен
принципам ШНыра, лишь временно «уходя в подполье» (он живет в квартире
своей бабушки). В шестой книге герой возвращается назад, в ШНыр.
Стоит отметить, что героиня «ШНыра», Яра (Ярослава), в книге серии
«Череп со стрелой», в сцене, когда она просит Родиона вернуться обратно в
ШНыр, очень похожа на Соню Мармеладову из «Преступления и наказания»
(«— Вернись в ШНыр. Очень тебя прошу, — твердо сказала Яра. Она видела,
что Родион растравливает себя. Ковыряет ранку. — Да-а? И что ты сделаешь,
чтобы я вернулся? На колени встанешь? — спросил Родион, уверенный, что
Яра этого не сделает. Он еще не договорил, а Яра уже быстро опустилась на
колени. Больше всего Родиона потрясло, что она даже не оглянулась. Ее не
27

волновало, смотрят на них или нет. А ведь совсем близко вертелась красная
рубашка продавца и две солидные технически одаренные дамы пытались
засунуть в фотоаппарат кабель питания от принтера. — Вернись, Родя! —
сказала Яра просто. — Вернись!» [16, с. 49]).
Родион из ШНыра и Родион Раскольников оба хотели совершить благо для
других (Родион Раскольников хотел отдать деньги старухи нуждающимся (в
частности, своей сестре, чтобы она не истязала себя на трудной работе), а
Родион из «ШНыра» – добыл редчайшую, но опасную закладку – «стрекозу
второго шанса». Оба не справились с грузом ответственности, на них
свалившейся.
Родион Раскольников испытывает угрызения совести по поводу
совершенного им преступления. Это груз ответственности, который лежит на
его совести. При этом он так и не сумел воспользоваться награбленными
деньгами в собственных интересах. Следовательно, в нем не исчезло чувство
благородства и ответственности за совершенный им проступок.
Рина – одна из главных героинь «Шныра», имеющая непростую судьбу.
Ее отцом является Альберт Долбушин, глава финансового форта.
Согласно пророчеству, девушка должна стать одной из десяти, кому
удастся добыть мощнейшую закладку с двушки и пронести ее в наш мир.
Девушка Рина (до того, как Гай стер ей память и «создал» для нее новую
биографию – Аня) очень храбрая и смелая. В Шныр она попадает в возрасте 16
лет. Ей приходится столкнуться со множеством опасностей – найдя закладку в
кармане шныровской куртки, девушка подвергает себя риску быть
обнаруженной ведьмарями, но ее вовремя спасает старший шныр, Ул. Рина
знакомится с Кодексом ШНыра, узнает, что изначально у каждого из шныров
не должно быть более 8 предметов, начинает привыкать к новой обстановке,
знакомится с другими героями. Она очень любит животных и охотно помогает
в пегасне. Обладая мальчишечьими привычками и задорным характером,
девушка никому не дает себя в обиду, и при этом оказывается в самых
28

неожиданных ситуациях и совершает смелые поступки (отправляется в «Школу


психологического развития» Дионисия Белдо и пытается впоследствии
проникнуть к нему в квартиру, вынужденно ныряет на своей гиеле – Гавре – на
двушку, и узнает, что болото не является такой уж сильной преградой для гиел,
как, например, для пегасов; помогает другим шнырам в охоте за частью
«стрекозы второго шанса», в результате чего заново «знакомится» с Альбертом
Долбушиным, узнав, что он является ее настоящим отцом). По складу ума
скорее гуманитарий.
Сам Альберт Долбушин также представляет собой довольно интересную
личность. В «Стрекозе второго шанса» мы узнаем его историю. Он тоже когда-
то был шныром, одновременно с этим учился на экономиста, и однажды
встретил в читальном зале библиотеки свою будущую жену, Нину. Она была
незрячая, и поэтому «в обязанности Альберта входило доставать Нину из ям,
поднимать с асфальта и объяснять орущим водителям, что переходить дорогу в
неположенных местах не хобби, а просто так исторически сложилось» [14,
с.129]. В свой первый нырок Альберт должен был достать закладку, способную
вернуть зрение слепой старухе. Найдя ее, Долбушин не отдал закладку
Кавалерии, как было положено, а сбежал вместе с закладкой, чтобы отдать
сокровище Нине. Герой «разрывался между ШНыром, который любил и в
законах которого временами ощущал что-то опережающе-мудрое, и девушкой,
которой закладка могла подарить зрение. И лишь когда возле него оказался
участливый и смешливый старичок Дионисий Белдо — так непохожий на
ведьмарей в черно-белом представлении Долбушина, он окончательно понял,
что сделает это» » [14, с.129]. Но в итоге не смог удержаться и сам присвоил
себе закладку, обретя дар сверхзоркости. Впоследствии он женился на Нине и у
них родилась дочка Анна (которая потом попадет в ШНыр уже под именем
Рина и с измененной памятью). В день, когда родилась его дочь, Альберт
Долбушин стал обладателем нульпредмета – камня, которым некогда Каин
убил Авеля. С одной стороны, этот артефакт даровал Долбушину
29

необыкновенную силу, а с другой – лишил его покоя, поскольку с того самого


момента, как герой завладел камнем, всякое убийство, совершаемое на земле,
стало отдаваться в нем острой болью. Став главой финансового форта,
Долбушин обрел значительное влияние. Он пытался потом помочь Нине
вернуть зрение, но никакие лекарства не могли ей помочь. А впоследствии
девушка тяжело заболела и умерла. Такова трагическая история жизни
Альберта Федоровича.
Если сравнивать данного персонажа с героями серии «Мефодий Буслаев»,
то обнаружится определенное сходство Долбушина с Ареем. Несмотря на то,
что оба героя занимают достаточно высокие позиции в мире зла, они одинаково
сильно ненавидят мрак из-за той цены, которую они заплатили, служа тьме.
Они оба хранят в себе искру света и способны совершать хорошие поступки.
Арей овдовел благодаря козням тьмы и с той поры стал ненавидеть Тартар. Не
имея в себе сил отказаться от мрака, он продолжил служить ему. Долгое время
начальник русской резиденции мрака считал свою дочь, Варвару, мертвой,
однако в дальнейшем выяснилось, что она была жива и считала своими
родителями других людей. Альберт Долбушин, как мы успели убедиться, также
вдовец – его жена умерла, а дочь Аню отправили в качестве шпионки в ШНыр с
измененными воспоминаниями и под другим именем (Рина). Своей мамой она
до определенного времени считает Мамасю, а также считает, что у нее есть
отчим Артурыч. С отцом Рины Мамася якобы в разводе (потом окажется, что
Эля, ставшая инкубатором для эльба и взятая под опеку Долбушиным, и есть
настоящая дочь Мамаси).
Девушка не подозревает поначалу, что Долбушин является ее отцом, но в конце
книги «Стрекоза второго шанса» это становится ей известным. Однако, даже
несмотря на раскрытие этой тайны, Рина продолжает прятаться за придуманной
сущностью.
Витяра – еще один из шныров. Его коронная фраза – «от ты дуся!».
Настолько любит ШНыр, что вылепил его из пластилина, и поместил туда всех-
30

всех, даже тех ребят, которые оставили Школу ныряльщиков. Вот что говорит
об этом в книге «Стрекоза второго шанса» сам Витяра: «У меня идеальный
ШНыр! В идеальном ШНыре никто не умирает и никто не предает! — с
упрямым бесстрашием сказал Витяра, и уши его засияли двумя багровыми
полукружиями» [14, с. 93].
А шныр Платоша, который внешне казался милым и безобидным юношей
– романтиком, оказался предателем, разорившим улье золотых пчел и
хотевшим напасть на Рину (ее пчелой оказалась сама матка пчелиного гнезда).
Интересной личностью представляется шнырка Наста. Когда-то у нее
была длинная и красивая русая коса, но, поскольку основной жизненный девиз
этой шнырки - «казаться хуже, чем она есть» (как отмечает Кавалерия в книге
«У входа нет выхода»), то она стала нарочно уродовать себя и, прежде всего,
постриглась наголо. В мочку правого уха у нее вставлена гильза капсюлем
наружу. Ее любимое обращение к кому бы то ни было – «ты, вдова...». Наста
прекрасно играет на гитаре и знает всех поэтов Серебряного века. Именно ей,
несмотря на резкость обращения и сложный характер, удалось понравиться
красавцу Евгению Гамову, приспешнику Дионисия Белдо.
Также Наста, рискуя собственной жизнью и здоровьем, проносит в наш
мир яйцо дракона, что говорит об огромной силе воли девушки и ее
целеустремленности (в книге «Седло для дракона»).
Ныряльщики не воплощают собой абсолютно однозначный идеал добра и
справедливости. Им тоже свойственно ошибаться, как и всем людям; в них
переплетаются и свет, и тьма. Витяра, создавший образ идеального ШНыра,
любит всех одинаково – и хороших, и плохих, и тех шныров, которые
продолжают служить на благо человечеству, и тех, кто уже перешел к
ведьмарям, либо погиб. Он любит даже эльбов и по – своему жалеет их. Вот что
он говорит в книге «Седло для дракона»: «И надо их тоже любить! Будь у меня
такие сыновья, я бы сказал им: да, я знаю, что я вам не нужен! Да, я знаю, что я
вам неинтересен! Знаю, что то, что дорого мне, вы презираете и топчете! Но я
31

все равно люблю вас! Вот вам отдельная планета, живите и существуйте на ней
по своим собственным законам» [13, с. 122]. Герой проявляет безграничную
любовь ко всему живому. Его поведение можно сравнить со всепрощением
Иисуса Христа. Аналогичный образ в русской литературе встречаем у
Ф.М.Достоевского в романе «Идиот» (князь Мышкин).
Сашка (полное имя – Александр Дудник) – один из младших шныров, ему
16 лет. До попадания в Школу ныряльщиков увлекался боксом. Внешне он
мускулистого телосложения, с белобрысыми волосами. Мама Сашки умерла от
рака, живет с отцом. Его любимая фраза «Прикольно́» (с ударением на
последнее «о»). Влюблен в Рину и в третьей книге, «Мост в чужую мечту»,
случайно становится ее мужем, заключив с ней шныровский брак (правда, об
этом знают только Кавалерия и Ул с Ярой). По складу ума скорее технарь и
практик.
Ул (настоящее имя - Олег) является одним из старших шныров. На вид он
среднего роста, не мускулистый, но литой, точно вытесан из дубового пня. Ему
около двадцати лет, «русская кровь с примесью калмыцкой» [12, с.3], у него
широкий размах плеч и обувь сорок третьего размера. Он бесстрашен, уверен в
себе и претендует на звание лидера среди сотоварищей. Любимая фраза «чудо
былиин!». У него есть лучший друг Афанасий и девушка Яра. Обладает
потрясающим чувством юмора. В ШНыре Ул преподает полеты на пегасах. Его
любимая крылатая лошадь – Аза, которую он искренне любит. С 2007 года
пишет перевод полного Устава ШНыра с греческого на русский и по его словам
продвинулся уже достаточно далеко – он уже даже создал компьютерный файл.
Собственное имя – Олег – показалось ему слишком длинным, и он сократил его
до более удобного – Ул. В книге «Мост в чужую мечту» становится мужем Яры
по шныровскому браку, а также помогает ей спастись в хранилище эльбов,
избавив ее вместе с тем от ведьмарского браслета – змейки и подтверждая, что
они прошли испытание шныровского брака и стали единым целым.
32

«Весь он — от волос на голове до ногтей на ногах — был одна сплошная


дружба» [15, с. 42]. Именно Улу принадлежит фраза, что «шныр не может быть
убийцей — или засядет в болоте» [12, с. 73]. Также Ул знакомит Рину и
читателей с директрисой ШНыра, Кавалерией (Калерией Валерьевной):
«Кавалерия очень… даже не знаю какая, — добавил Ул, нашаривая слова. —
Ей кучу всего довелось перенести: мужа потеряла, потом сына. Сын у нее тоже
шныром был. Но никогда не жаловалась. Даже не очень погрустнела, а как-то
так, в глазах… Она всем нам вроде матери, хотя спуску, конечно, не дает» [12,
с. 73]. По словам Ула, директор ШНыра является скорее хранителем традиций,
которые являются нерушимыми, как и Кодекс ШНыра.

2.3 Особенности художественного пространства серии романов Д.А.Емеца


«Школа ныряльщиков»
Хронотоп серии романов «Школа ныряльщиков» уникален. Можно
выделить два вида пространства – горизонтальное и вертикальное. Это можно
изобразить в виде схемы:
1)Горизонтальное пространство (земное):

ШНыр Ведьмари Мир непосвященных


(обычных людей)

2)Вертикальное пространство (сакральное, труднопознаваемое):

Двушка
Болото
Межмирье

Наш мир

Также существует и третий вид пространства, соединяющий


горизонтальное и вертикальное между собой. Это так называемое Межмирье –
33

пространство, в котором оказываются ребята - шныры во время нырка, когда


они еще не совсем вырвались из нашего мира, но и не залетели в болото.
Шныры, проходя через болото, становятся рабами собственных чувств и
переживаний, само по себе болото ничего не может сделать плохого человеку,
оно лишь завладевает нашими воспоминаниями и побуждает сорваться,
поддаться искушению, и тут во многом зависит от самого человека - удержится
ли он от соблазнов, либо в его душе произойдет надлом и он не сможет больше
противостоять силам зла.
Все в целом зависит от вертикальной устремленности человека к
запредельному миру двушки. Если в вертикальной системе координат
происходит надлом, то герой либо застревает в болоте, либо уходит из ШНыра
навсегда.
Оказываясь на двушке, новичкам становится непривычно жарко. Как
говорит Яра Денису в книге «Пегас, лев и кентавр»: «Бывает, новички проходят
весь путь через болото и вынуждены поворачивать пега назад.  Ну а жара…
Мне кажется, из нас выходит грязь» [12, с. 24] (то есть та самая грязь, которой
герои наглотались в болоте; однако в данном случае может подразумеваться и
«грязь», обозначающая все дурное, накопившееся в душе героев – например,
соблазны и т.п.).
Межмирье – это особое пространство, где шныры еще не окончательно
вырвались из нашего мира, но и не попали в болото. Яра говорит об этом
следующее: «Двушка — мир более глубокого залегания, — торопливо
заговорила Яра. — Помнишь: до нырка мы казались себе менее реальными, чем
пеги? Это оттого, что давление нашего мира меньше. Наш мир еще не отвердел,
не сложился. Он бурлит, там волны, а здесь в глубине все улеглось» [12, с. 31].
Магическая атрибутика никак не влияет на героев и их душевное
состояние; наоборот, они могут и без нее оставаться смелыми и сильными
духом людьми, способными на бескорыстные поступки и достойные похвалы
окружающих.
34

В произведении Дмитрия Емеца прослеживается четкая нравственная


доминанта. Как отмечает Л.С. Перевозчикова в своей работе «Духовно -
нравственная доминанта в формировании социальной компетентности
личности»: «Нравственный критерий является исходным, основополагающим
при рассмотрении всех сторон личной и общественной жизни. Идеал русской
религиозной духовности соединяет в себе Истину, Добро и Красоту» [20, с. 68].
Ныряльщики – самые обычные люди, им тоже свойственно отступаться
от идеалов добра, поскольку соблазнов вокруг предостаточно. Им постоянно
приходится балансировать между добром и злом, стараться контролировать
свои эмоции и не поддаваться страхам и обидам, которые могут вызвать
внутренний надлом и привести героя ко злу. Но главное – герои знают, за что
они борются – за мир, свободный от заболочивания, т.е. мир, в котором нет
места распрям, болезням, неудаче и тоске. Они помогают людям стать чуточку
счастливее и, кто знает – может, однажды у них получится обновить наш мир и
сделать его более светлым?
2.4 Символика серии романов Д.А.Емеца «Школа ныряльщиков»
В произведении присутствует множество фантастических и сказочных существ,
в частности, это:
- пегасы (пеги) (небесный транспорт шныров);
- гиелы (небесный транспорт ведьмарей; также у Рины есть своя личная гиела -
Гавр);
- золотые пчелы (выбирают новоиспеченных шныров);
- муравьи (обитают на двушке; способны перемещаться между мирами, а также
создавать муравейники - телепорты; в книге «Муравьиный лабиринт» Гавр
находит на двушке муравьиное гнездо и проносит его в ШНыр);
- Горшеня (уникальный персонаж, созданный автором, вероятно, под
впечатлением от мифа о глиняном человеке Големе, а также основываясь на
священные тексты (вероятна отсылка к тому, что и Адам был создан из глины)
(он съедает тех шныров, которых любит)).
35

Также интересно отметить, что каждый член ШНыра в идеале обязан


владеть только лишь восемью предметами (по древней традиции ШНыра).
Известно, что существует определенная концепция, заключающаяся в
том, что души праведников после смерти тела перевоплощаются в пчел или в
муравьев. Этой теории придерживался русский поэт и писатель Даниил
Андреевич Андреев. В мистическом сочинении «Роза Мира» он высказывает
следующие мысли: «Мир коллективных душ насекомых и простейших
называется Нигойда: там эти коллективные души, особенно пчел и муравьев,
разумны, видом же схожи с обликом существ, их воплощавших в Энрофе, но
больше и светлее. Некоторые из них - правда, пока немногие - поднимаются
выше, в Хангвиллу, и там становятся прекрасны и мудры; у них появляются
даже царственность и великолепие» [4]. В некоторых исследованиях
отмечается, что душа человека после смерти превращается в бабочку: «Тема
метаморфозы возникает и в архаичных представлениях о превращении души
человека в бабочку, мотылька и т. п.» [17].
Поскольку и пчелы, и муравьи обладают коллективным разумом и служат
общему благому делу – постройке дома для своих собратьев, заготовкой
припасов и так далее, то можно сделать вывод, что, трудясь, они забывают о
себе, думают больше о благе других, нежели о собственном. А значит,
неслучайно Дмитрий Емец выбрал пчел и муравьев в качестве волшебных
существ, встречающихся на страницах книг. Золотые пчелы выбирают новых
шныров и остаются с ними на всю жизнь, за исключением тех случаев, когда
шныр предает свою пчелу – только тогда она умирает.
Скорее всего, через этих чудесных насекомых-помощников, часто
встречающихся в произведении, Емец как раз и пытался передать нам идею
самопожертвования, отвлеченности от собственных эгоистических
устремлений, которая присуща как муравьям, так и пчелам.
В энциклопедии фэнтези Джуди Аллена представлена следующая
информация о пегасах: «Добродушный крылатый конь Пегас появился из
36

капель крови ужасной Медузы Горгоны после того, как ее обезглавил Персей.
Взлетев на гору Геликон, прямо к обиталищу муз, Пегас, к радости местных
жительниц, выбил копытом в земле источник вдохновения Гиппокрену. Когда
греческому герою Беллерофонту выпала участь убить страшную химеру,
богиня Афина подарила ему чудодейственную золотую узду, с помощью
которой герой поймал и подчинил себе Пегаса. Верхом на коне Беллерофонт
взмыл над химерой и обрушил на нее ливень стрел. Но позднее Беллерофонт
загородился и попытался верхом на Пегасе вознестись на ору Олимп, где жили
боги и куда закрыт путь простым смертным. Боги наслали на него овода,
который искусал Пегаса так, что тот сбросил Беллерофонта обратно на землю.
Самого же бессмертного коня впустили в конюшню богов и поселили его на
небесном своде в виде созвездия» [3, с. 59].
Также в энциклопедии упоминаются такие существа, как гулы – в
арабском фольклоре это чудовища, демоны – оборотни. Гул способен
превращаться в гиену или собаку, раскапывать могилы и пожирать трупы. Эти
существа ужасны с виду и от них разит падалью. Они очень сильны, однако не
отличаются умом, поэтому человеку проще перехитрить их, чем бороться с
ними [3, с. 126]. По аналогии можно провести параллель между гулами и
гиелами.
Также в качестве особенных магических атрибутов каждого шныра стоит
назвать нерпь, шнеппер, куртку из драконьей кожи.
Нерпь – это магический кожаный рукав, на котором изображены
различные фигурки – кентавр (для связи с другими шнырами), русалка (для
мелкой магии), лев (для прибавления силы), сирин (для телепортации). Также
существуют уникумы – это уникальные фигурки, встречающиеся не у всех
шныров, а лишь в одном экземпляре. Всего их семь. Когда-то первошныр
Митяй Желтоглазый добыл достал самородок со второй гряды на
двушке, из которого в итоге выплавил семь укороченных нерпей с
уникальными фигурками.
37

Эти фигурки – следующие: рука со скипетром (позволяет добывать


предметы из разных уголков Земли), нетопырь (согласно славянской
мифологии это ночное животное, в которое вселяется душа злого человека,
живущая в нем 300 лет; нетопырем в книге «Стрекоза второго шанса»
воспользовался Альберт Долбушин, чтобы «облечься в любую плоть путем
последовательных перемещений» [14, с. 155] и впоследствии перевоплотиться в
секретаря Гая, Арно), гепард (позволяет сделать союзником владельца любое
животное, птицу, рыбу или насекомое), кабанья голова (дарит неуязвимость),
сокол(неисчерпаемый запас сил), седло (позволяет управлять драконом) и
череп со стрелой в зубах(позволяет находить и проносить несколько закладок с
двушки сразу). Кабан и нетопырь находятся у ведьмарей (кабан принадлежит
Ингвару Тиллю, нетопырь находился у ведьмы Агнии, а потом она передала его
во владение Альберта Долбушина), гепард принадлежит Рине – с его помощью
девушка поначалу управляет Гавром, сокол - у поварихи ШНыра Суповны,
рука со скипетром – у директрисы ШНыра Кавалерии, череп со стрелой в зубах
– у друга Рины, Сашки.
«Эти семь фигурок имеют общее название: уникумы. Они не
повторяются. Если собрать все уникумы и сплавить их вместе, то за этот слиток
эльбы дадут все знания мертвого мира — болота» [15, с. 81], - отмечает
Кавалерия.
Шнепперы, или иначе маленькие арбалеты, стреляют пнуфами – особыми
снарядами, позволяющими отправить врага в одинокую избушку среди льдов
Арктики – это и не убийство и не приченение какого-либо вреда, а лишь
обезвреживание ведьмаря (к тому же в избушке есть консервы и печка).
Существуют также особые нульпредметы – это особые предметы,
которые явились первыми в своем роде – например, первое созданное колесо.
Вот что говорит об этом Альберт Долбушин: «Вспомните теорию, Белдо! Идея
предшествует воплощению. Было время, люди не знали колеса. Но однажды
какой-то болван увидел, как сбитое молнией дерево покатилось с горы. И вот
38

вспышкой к нему пришло озарение, и первое сделанное им колесо


стало нульпредметом. В нульпредмете — сила всех вытекающих из него
предметов. Если я уничтожу первое колесо — нелепое, кривое, но вобравшее в
себя идею, — с ним вместе исчезнут и те семьсот миллиардов колес, которые
существуют сейчас на земле. И все машины, велосипеды, часы, электростанции
— вообще вся техническая сторона цивилизации. Потому что именно в том
колесе — сила» [12, с. 144].
Все предметы, пронесенные с двушки, имеют особый смысл в нашем
мире. Например, хвоинка становится тяжелой и, если ее подбросить кому-либо
в сапог, то не получится сдвинуться с места. Или вода из маленького озерца
запросто могла подкрасить зубы тому, кто бы ее случайно ни выпил. Либо
расческа из выросшего на двушке дуба, ускоряющая рост волос у тех, кто хоть
раз ей воспользовался («Человек, обидевший старшего шныра, потом всегда
ходил, озираясь, и ждал неприятностей. Способов отомстить существовало
море. Например, они могли подложить в куртку или ботинок провинившегося
намазанную клеем хвоинку с двушки, которая здесь, на земле, весила
килограммов пять˂...>Или подлить в чай пару капель воды из маленького озера
перед первой грядой. Зубы после нее меняли цвет до семи раз в день, избегая
только белого. Или подбросить расческу из выросшего на двушке дуба. У
человека, который хоть раз ею воспользовался, волосы начинали отрастать на
метр в день, обвивая любую твердую опору, рядом с которой оказывались» [12,
с. 124]).
Также в книгах серии присутствуют злобные существа - эльбы (эли). Как
отмечает исследователь Александр Сергеев, эльбы представляют собой
злобных духов, паразитирующих на людях. Так же исследователь
отождествляет их с демонами. Шныры летают на пегасах в параллельный мир,
двушку, по пути пересекая Межмирье, а за ним и болото (умерший,
загнивающий мир), где обитают эльбы.
39

Эльбы мешают шнырам проходить через болото, и они же сообщают


ведьмарям точку выхода шныра из нырка в случае если герой возвращается с
двушки с закладкой. Эльбы выкидывают особые липкие нити, через которые
они передают видения шнырам. Здесь героям очень важно собраться с мыслями
и не поддаться искушениям, которые навевают эльбы. Проходя через болото,
пегасы теряют много сил, однако с приближением к двушке лететь становится
все легче.
Каждый герой «ШНыра» проходит болото по-разному; у всех есть свои
секреты. Например, Мокша Гай, еще в то время, когда он не свернул с
намеченного пути добра и самопожертвования, и мог нырять, придумал такой
способ: «чтобы не попасть в сети осклизлых карликов, надо упорно думать о
чем-то своем. Все равно о чем, но очень настойчиво, ни на что не отвлекаясь.
Когда Стрела неслась через болото, Мокша прижимал подбородок к груди и, не
отрывая взгляда от ушей лошади, повторял про себя: «Какая чудесная грива!»
[13, с. 22]. Кстати, подобный способ предложила и Яра, когда на нее и ее
напарников напали ведьмари (в качестве атакующего снаряда последние
закинули в дом, где отсиживались герои, шар с испарениями из
болота): «Давайте говорить! О чем угодно! Только не друг о друге, чтобы не
поссориться!» [16, с. 156].
Сашку спасает его любовь к Рине. Думая о ней, он в состоянии пересилить
свои желания и не поддаться искушению. Так, он не слился с закладкой, хотя
ему этого мучительно хотелось: «Сашку выручило то, что другая рука, на
которую он опирался, подогнулась и он завалился набок. Он лежал и смотрел
на закладку. Синяя закладка медленно погасала. Перо постепенно тускнело.
Вначале затухло сияние камня, потом от пушистого пера осталась только
сияющая сердцевина. Остывала закладка, а вместе с ней остывал и Сашка. Нет,
если он возьмет ее, ШНыр его больше не пустит, а там, за его оградой,
окажутся и пеги, и вся сегодняшняя жизнь, и Рина. Мысль, что он лишится
Рины, подействовала на Сашку отрезвляюще. Прощай, Рина! Здравствуйте,
40

ведьмари и живой консерв Гай! Нет, извините, но это не равноценно!» [16, с.


43].
Рину в болоте настигали самые различные мысли, эльбы пытались заманить
девушку в свои сети, соблазняя ее звоном монет и картинами
умиротворенности и счастья: «Рине чудилось, что она с закрытыми глазами
пробирается через зал, где по десяткам экранов показывают фильмы всех
возможных жанров. Выстрелы, лязг клинков, звон монет; рев гвардии,
приветствующей императрицу; море, трущееся о гальку; кто-то нашептывает
ей, как она красива и желанна; а вот еще кто-то разворачивает фольгу на
шоколаде, и Рина слышит довольный тихий смех человека, заслужившего пять
минут счастья и покоя». А Сашка, как мы видим, даже в болоте продолжал
думать о Рине и переживать за нее – кто как не она ему привиделась? («Что
мерещилось Сашке, Рина не знала, но один раз услышала, как он закричал:
«Оставь ее!» Кого «ее» — она так и не поняла» [15, с. 128]).
Как отмечает А.А.Сергеев в своей статье «Христианская парадигма в мире
ШНыра», эльбы паразитируют на людях, и последние, если к ним подселяют
личинку эля, становятся своеобразными «инкубаторами». В тот момент, когда
новоиспеченный член общества ведьмарей магического форта прикасается
лбом к обломку главной закладки ШНыра (фрагменту фонтана из Зеленого
лабиринта, искаженного магией «болота»), то он получает какой-либо дар
(например, способность отыскивать потерянные клады, выигрывать на спор в
лотерею или превращать все, к чему прикоснешься, в шоколад и т.д). Также
абсолютно все ведьмари из всех фортов получают псиос – «наслаждение и
средство обмена». Его можно «накопить, поменять на власть, на
сверхъестественную способность, на исполнение желания, на любой предмет»
[12, с. 86]. Однако получить псиос можно только от главы всех фортов, Мокши
Гая, который ему посылают эльбы. Впоследствии сознание «инкубаторов»
полностью оказывается во власти эльбов, и рано или поздно происходит
уничтожение «инкубатора» изнутри. Поначалу эльбы исполняют мечты тех, к
41

кому их подсаживают, но расплата оказывается жестокой – инкубаторы рано


или поздно гибнут. Однако дело тут в самом человеке. Как замечает старшая
шнырка Яра в книге «Череп со стрелой»,  эльбы не могут ничего сотворить:
«Они лишены дара к созиданию! Это все сама Фиа! Эльб только и делает, что
дает ей псиос и искажает то хорошее, что есть в ней самой! В НЕЙ! Сам он —
ничто» [16, с. 143].
Двушка – это мир, свободный от смерти и зла, он вечный. Сердце двушки
представляет собой шар света, который не является тем самым светом, который
греет, в нашем обыденном понимании. Это не обычное солнечное тепло, это
нечто большее. Этот свет – любящий и всепрощающий.
Александр Сергеев говорит по этому поводу следующее: «В двушке –
особом мире, где нет смерти и тления, этот свет особо чувствуется: он не
подпускает близко неподготовленных шныров, для которых воздействие такого
света может стоить жизни» [24, с. 3], и далее приводит цитату из книги: «Я
туда не доныриваю. Глаза слезятся, уши начинает давить. Света там гораздо
больше» [12, с. 70].
Исследователь утверждает, что данный свет, который способен к
обновлению и восстановлению, может останавливать шныров на пути к себе. В
этом А.А. Сергеев прослеживает аналогию с христианским богословием, где
тот же свет называется неприступным (1 Тим. 6, 16) и огнем поядающим (Исх.
24, 17) [24, с 3]. Свет в «ШНыре» выступает не в качестве творения высших сил
и не конкретным объектом, вроде волшебного светила, а как нечто большее,
«имеющее божественные качества и не относящееся к вещам и явлениям как
мира людей, так и двушки» [24, с. 3]. Тема света, как отмечает А.А. Сергеев,
перекликается в «ШНыре» и «Мефодии Буслаеве». Во втором примере Свет
подразумевался в качестве Бога, Творца: «Истинный Свет, призвавший к жизни
и стражей, и людей» [9, с. 21]. В «ШНыре» свет является причиной всего:
«Если света нет, бессмертия нет, то все человеческие занятия и обязанности –
фикция» [14, с. 139].
42

Летая на пегасах в параллельный мир – на двушку – ребята приносят с


собой особые магические артефакты – закладки (камни или кусочки породы,
заключающие в себе какое-то растение, гриб, ягоду или даже насекомое).
Каждая закладка содержит в себе дар, способный помочь тому, кто нуждается в
нем. Закладки способны исцелить нуждающегося в них от болезней, либо
подарить какой-то талант человеку, кому предназначена та или иная закладка.
Закладки бывают синие, красные и алые. Синяя заключают в себе какую-то
способность или талант. Ее бывает сложнее найти, чем красную или алую.
Красная (алая) закладка подходит практически всегда.
Шныр не имеет права присвоить закладку себе – он должен добыть ее и
отдать тому, кому она действительно необходима. На первом задании каждый
шныр проверяется максимальной болью (дар закладки, которую необходимо
добыть, обычно оказывается очень ценным и необходимым кому-то из близких
самого ныряльщика (как это произошло с Альбертом Долбушиным, когда ему
нужно было достать закладку, возвращающую зрение слепой старухе). К тому
же, ему необходимо противостоять чарам закладки и не «впитать» ее дар, иначе
шныр лишается права оставаться шныром.
Также существуют загадочные «живые закладки», для которых не
существует временных и пространственных ограничений (чаще всего в них
заключены насекомые), контрзакладки – это «живые закладки» с истекшим
сроком годности, но которые по – прежнему остаются очень сильными и дарят
тому, кто ими владеет, следующие способности: а) пройти незамеченным в
любое место нашего мира; б) взять и вынести любой предмет; в) если она будет
быстрой, то сделает возможным проникновение в Зеленый Лабиринт, но
доказательств этому нет [22].
К сожалению, не все люди, которым предназначается закладка, ценят ее
дар. Так, например, в книге «Седло для дракона», описывается случай, как
Митяй Желтоглазый решил отдать закладку старику с язвами на ногах:
«Старика одного ясно так увидел. Прямо перед глазами вырос. Ты его знаешь: у
43

Чудова монастыря милостыню просит. Ноги у него кругом в язвах. К


крымчакам, говорит, в плен попал. Те продать хотели, да видят – хил
больно˂...>И понял я, что лист с улиткой надо этому старику отдать˂...>Мокша
потом нарочно ходил к Чудову монастырю глядеть того нищего. Старик, как и
прежде, попрошайничал. Сделал себе костылики, язвы из давленых ягод навел
– еще жальче вышло. Купчих прям слеза пошибала. Да только прочие нищие
завистливо шептались, что бегает он теперь быстрее зайца» [13, с. 12 - 13]
(курсив наш – Г.М.).
В четвертой книге серии, «Стрекоза второго шанса», появляется «живая
закладка» с аналогичным названием. Если мы обратимся к мифологии, то
обнаружим, что в «образах некоторых насекомых подчеркивается связь с
нечистой силой; в частности, стрекоза обозначается (в противоположность
божьей коровке и др.) как ездовое животное черта — «коза (или козел) черта»,
«конь черта» и т. п букв. «муха дракона», рус. стрекоза при Стри (бог) и коза и
т. п.)» [17]. Это еще раз подтверждает опасность закладки со стрекозой для
нашего мира.
В «Мифологической энциклопедии» также отмечается, что пчела («божья
пчела») может соотноситься с верхней зоной, с небом (отсюда вытекает и
эпитет «божья»); также в ряде случаев она связана с верхней частью мирового
древа, его ветвями, листьями, то есть с кроной. Иногда пчела оказывается
связана с мировым древом в целом – об этом упоминается как в «Старшей
Эдде», так и в «Младшей Эдде». Чаще всего пчелы соотносятся со средней
частью мирового дерева – его стволом, и, соответственно, со средним, земным
миром.
Сердцем ШНыра является Зеленый Лабиринт, где царит вечное лето и
находится каменный фонтан – главная закладка, которая служит шнырам для
того, чтобы пересылать закладки для нуждающихся в них в обычный мир.
Интересно отметить, что в этих книгах четко прослеживаются
христианские мотивы, которые, хотя и неявно, но присутствуют на всем
44

протяжении серии. Автор призывает читателей обратить внимание на


окружающий нас мир, на нас самих, обратиться к глубочайшим проблемам
современности. В книгах отражена борьба добра и зла, выражающаяся в
противостоянии ныряльщиков и представителей трех фортов. Очень важным
фактом является то, что в каждом из персонажей – и в «положительном», и в
«отрицательном», присутствуют как свои светлые, так и темные стороны,
поэтому однозначно причислить кого-либо к абсолютному злу или к
абсолютному добру не представляется возможным. Не зря даже в кодексе
ШНыра говорится о том, что «на территорию ШНыра не может проникнуть ни
один человек, окончательно утвердившийся во зле и его ценностях или
ощутивший себя явным добром. Это не мы так решили. Просто так есть, было и
будет». На наш взгляд, это справедливо, поскольку, с одной стороны,
утвердившись во зле, человек будет постоянно стремится совершать нехорошие
поступки (однако при этом в нем могут оставаться и какие-то положительные
наклонности); с другой стороны, ощутив себя явным добром, человек не всегда
сможет придерживаться столь высокой планки и рано или поздно даст слабину
или поддастся собственным честолюбивым устремлениям. Поэтому каждому из
нас необходимо соблюдать баланс между светом и тенью, стараясь по
возможности подавлять в себе дурные наклонности, и при этом не забывать о
помощи другим.
У ведьмарей существует неопределенное понятие зла – Мокша Гай
называет его «зыло». На наш взгляд, это означает, с одной стороны, иронию
Гая по – отношению к данному понятию, а с другой стороны - что зло и добро
невозможно четко разграничить; всем людям свойственно совершать как
добрые, так и дурные поступки, и дело здесь скорее не в приверженности
определенным целям или каким бы то ни было группировкам, а в том,
насколько человек готов жертвовать собой и переступать через свои
собственные желания ради помощи другим, нуждающимся в поддержке людям.
В ШНыре не прощается присвоение артефакта – закладки себе, поскольку в
45

данном случае шныр присваивает себе то, что не принадлежит ему по праву,
соответственно, он совершает кражу у другого человека, хотя, возможно,
поначалу и не осознает этого. Если же шныр четко следует указаниям,
предписанным кодексом Школы ныряльщиков, совершает добро и
бескорыстные поступки, то в качестве награды после смерти ему уготовано
место на двушке - здоровом неизменном мире, свободном от смерти, вечном, а
также приготовлена своя, уникальная закладка, созданная специально для
каждого из шныров и способная вознаградить любого из них за их труды при
жизни.
Зло в любом случае трогает каждого из шныров. В книге «Муравьиный
лабиринт» приводится следующая цитата: «Мы не боремся со злом, потому что
нам кажется, что так оно нас не тронет. А оно все равно тронет, потому что оно
зло» [11, с. 4].
В книге присутствуют некоторые отсылки к библейским мотивам. Например,
плавучий ресторан, в котором собирались представители всех фортов,
назывался «Гоморра» (отсылка к двум городам, упоминающимся в Библии –
Содому и Гоморре, чьи жители отличались исключительной порочностью).
Или, например, в зонте Альберта Долбушина спрятан камень, которым некогда
Каин убил Авеля (сыновья Адама и Евы), и в результате этого зонт
представляет собой мощнейший артефакт, способный победить любого врага,
но при этом следует и расплата – любое убийство, совершаемое на Земле,
острой болью отзывается в самом Долбушине.
46

ВЫВОДЫ
Таким образом, представления о добре и зле в нашем мире могут
подвергаться сомнениям. Только люди, бескорыстные в своих поступках,
стремится сделать мир лучше, не оглядываясь на возможную награду, и только
они сумеют сохранить то хрупкое равновесие, которое издавна существовало
между этими двумя противоборствующими силами. Шныры, воплощая собой
христианскую концепцию добра и всепрощения, оказывая необходимую
помощь в трудную минуту, относясь ко всем – даже своим врагам – с должной
долей терпения – способны показать нам, как стоит вести себя, чтобы изменить
нашу жизнь и очистить всех людей от той самой «заболоченности»,
мелочности, заостренности на них самих, которая мешает наслаждаться
каждым днем и дарить радость своим близким и окружающим. Верность слову
и самопожертвование всех и каждого из шныров ради блага человечества
достойно уважения. Поэтому мы должны принять во внимание, что, чем
больше добра мы совершаем, тем лучше становится окружающий нас и мир и
тем больше блага мы получаем обратно. Эта мысль очень хорошо выражена
цитатой у книге «Муравьиный лабиринт»: «Все, что сделано не для себя, –
делает человека сильнее. Все, что сделано для себя, делает человека слабее.
Однако все, что сделано не для себя, на самом деле для себя. Парадокс» [11,
с.4].
47

ЗАКЛЮЧЕНИЕ
В результате нашего исследования были выявлены основные идеи
Д.А.Емеца, заключавшиеся в выработке у каждого из нас моральных ценностей
и помогающих нам приблизиться к идеалу. Также среди характерных
особенностей творчества писателя были отмечены христианская символика
романов, создание развернутого и интересного сюжета с наличием волшебной
атрибутики, сопряжение проблем, возникающих в подростковом возрасте, с
представлением о добре и зле и др. Мы проследили основные этапы биографии
Д.А.Емеца, рассмотрели мир ШНыра и самых ярких его героев, разобрали
атрибутику романа, а также выявили проблематику романа.
Герои «Мефодия Буслаева» и «Шныра» воплощают собой силы добра и
света, а также зла и тьмы, и очень важным оказывается осознание того, что эти
силы неразрывно слиты в нас. Шныры – такие же люди, как и все мы, со
своими трудностями и сложностями в отношениях и в жизни, им многое
приходится переосмыслить и порой переступать через самих себя, чтобы
обрести гармонию и счастье в нашем непростом мире. В них перемежаются как
положительные черты, так и отрицательные, они постоянно проходят
испытание на их приверженность добру или злу. Но только крепкая дружба,
искренняя вера в свои силы и в силы товарищей, жертвенность и
взаимовыручка, любовь и надежда способны подарить героям силы и выручить
из сложнейших ситуаций.
Быть может, без тьмы не было бы и света, потому что в таком случае было бы
невозможно оттолкнуться от зла и совершить добрые поступки. Необходимо
быть честными перед самими собой, не бояться осуждения, но в то же время и
не ждать никакой награды за свои достижения – нужно просто идти вперед и
помогать нуждающимся в чуде людям, чтобы сделать наш мир хоть чуточку
лучше. Наша жизнь – это череда светлых и темных полос, в которой не так - то
просто бывает все изменить и сразу повернуть в лучшую сторону. Чем-то нам
всегда приходится жертвовать, от чего - то отказываться. Но мы знаем, что чем
48

больше отдаешь – тем больше возвращается, бумерангом, обратно. Следуя


христианскому учению, а также соблюдая нормы морали и законы, можно
облагородить наш мир и приблизить наш мир к прекрасному и безмятежному
существованию.
Произведения Д.А.Емеца затрагивают такие вечные проблемы, как
противостояние добра и зла, проблему самопожертвования, проблему любви и
счастья, проблему жизненных ценностей, верности слову и делу и т.д. В целом
можно утверждать, что книги Д.А.Емеца учат нас лучше и тоньше понимать
окружающий нас мир, быть добрее к окружающим, ценить жизнь и учиться
верить только в хорошее. А искрометный юмор, которым пронизаны все
произведения автора, позволяет с позитивом смотреть на многие жизненные
обстоятельства.
49

БИБЛИОГРАФИЯ

1. Алексеев С.В. Фэнтези/ Сергей Владимирович Алексеев// Знание.


Понимание. Умение. – 2013. - №2. - С.309-312.
2. Алексеев С.В., Володихин Д.М. Фэнтези. – [Электронный ресурс]. –URL :
http://www/krugosvet.ru/print/40597, свободный. - (дата обращения:
08.01.2017).
3. Аллен Дж. Фэнтези: Энциклопедия/Пер. с англ У.В.Сапициной. –
Москва: ЗАО «РОСМЭН-ПРЕСС», 2007. – 144 с.
4. Андреев Д.А. Роза мира [Электронный ресурс]/ Д.А.Андреев. – Москва:
Мир Урании, 2008. – URL :
http://royallib.com/read/andreev_daniil/roza_mira.html#0, свободный. - (дата
обращения: 23.01.17).
5. Белоусова Е.А. Окказиональное слово в произведениях современной
научной фантастики: автореф. дис. … канд. филол. наук. - Майкоп, 2002.
20 с.
6. Беренкова В.М. Жанр фэнтези как объект лингвистического
исследования. – Майкоп: Майкопский государственный технологический
университет, 2009. С.91-93.
7. Грушко В. Средство от хаоса. – URL :
http://www.webcitation.org/667MxKpDu, свободный. - (дата обращения:
30.12.16).
8. Гуревич Г.И. Беседы о научной фантастике: Кн. Для учащихся. – 2 – е
изд., перераб. и доп. – Москва: Просвещение, 1991. 158 с.
9. Емец Д.А. Мефодий Буслаев: Танец меча. - Москва, 2011. – 384 с.
10.Емец Д.А. Мост в чужую мечту. – Москва: Эксмо, 2011. – 384 с.
11.Емец Д.А. Муравьиный лабиринт. – Москва: Эксмо, 2013. – 380 с.
12.Емец Д.А. Пегас, лев и кентавр. – Москва: Эксмо, 2010. – 384 с.
13.Емец Д.А. Седло для дракона. – Москва: Эксмо, 2017. – 384 с.
50

14.Емец Д.А. Стрекоза второго шанса. – Москва: Эксмо, 2012. – 384 с.


15.Емец Д.А. У входа нет выхода. - Москва: Эксмо, 2010. – 384 с.
16.Емец Д.А. Череп со стрелой. – Москва: Эксмо, 2014. – 352 с.
17.Животные в мифологии. Насекомые// Сайт Мифологической
энциклопедии. – URL : http://myfhology.info/myth-animals/insects.html,
свободный. (дата обращения: 09.12.16).
18.Ковтун Е.Н. Фантастика как объект научного исследования: проблемы и
перспективы отечественного фантастоведения // Русская фантастика на
перекрестье эпох и культур: Материалы Международной научной
конференции: 21-23 марта 2006 г. - Москва: Изд-во Моск. ун-та, 2007. С.
20–38.
19. Носовский Ю. Между светом и мраком. Мистический романтизм
Дмитрия Емеца [Электронный ресурс]/ Ю.Носовский// LiveJournal. –
2008. – 8 октября. - URL: http://yoriy-nosovsky.livejournal.com/25643.html,
свободный. - (дата обращения: 10.02.17).
20.Перевозчикова Л. С. Духовно-нравственная доминанта в формировании
социальной компетентности личности/ Л.С. Перевозчикова//Социология
власти. – 2007. - № 4. – С. 64 – 71.
21.Савицкая Т.Е. Фэнтези: становление глобального жанра [Электронный
ресурс]/ Т.Е.Савицкая// Культура в современном мире. — 2012. — № 2. –
URL : http:// infoculture. rsl. ru, свободный. - (дата обращения: 07.02.17).
22. Сайт Fandom [Электронный ресурс]//Шныры, школа ныряльщиков
вики. - URL: http://ru.hnir.wikia.com/wiki/Шныры, свободный. - (дата
обращения: 10.02.17).
23. Сергеев А.А. Религиозные мотивы в творчестве Дмитрия Емеца
[Электронный ресурс]/А.А.Сергеев// Научный богословский портал
Богослов.ru. – 2014. – 3 сентября. – URL :
http://www.bogoslov.ru/text/4152287.html, свободный. - (дата обращения:
09.12.16).
51

24. Сергеев А.А. Христианская парадигма в «Школе ныряльщиков»


Дмитрия Емеца [Электронный ресурс]/ А.А.Сергеев// Научный
богословский портал Богослов.ru. – 2016. – 29 мая. – URL :
http://www.bogoslov.ru/text/4912803.html, свободный. - (дата обращения:
09.12.16).
25.Список персонажей книжной серии «ШНыр»// Сайт «Словари и
энциклопедии на Академике». – URL :
http://dic.academic.ru/dic.nsf/ruwiki/1637358, свободный (дата обращения:
05.05.17).
26. Хаецкая Е. Возможна ли христианская fantasy? [Электронный
ресурс]/Елена Хаецкая// Электронная библиотека E-LIBRA.RU. - URL:
http://e-libra.ru/read/207913-vozmozhna-li-xristianskaya-fantasy.html,
свободный. - (дата обращения: 03.02.17).
27. Чупринин С.И. Русская литература сегодня. Путеводитель/ С.И.
Чупринин. – Москва: «ОЛМА-ПРЕСС», 2003. 445 с. – То же:
[Электронный ресурс]. – URL: https://info.wikireading.ru/242237,
свободный. – (дата обращения: 15.05.17).
28.Юлия Вознесенская. Памятка // РМКУК «Ипатовская МЦБ» Методико-
библиографический отдел. - Ипатово, 2013. 9 с.