Вы находитесь на странице: 1из 60

Автономная некоммерческая организация высшего образования

«МОСКОВСКИЙ ИНФОРМАЦИОННО-ТЕХНОЛОГИЧЕСКИЙ
УНИВЕРСИТЕТ–
МОСКОВСКИЙ АРХИТЕКТУРНО-СТРОИТЕЛЬНЫЙ ИНСТИТУТ»
(МИТУ-МАСИ)
Гуманитарный факультет
Кафедра иностранных языков
Код и направление подготовки 45.03.02 Лингвистика
Профиль Перевод и переводоведение

ВЫПУСКНАЯ КВАЛИФИКАЦИОННАЯ РАБОТА


Студента: Сахаров Тимофей Борисович
(фамилия, имя, отчество)

На тему: Перевод политических текстов

Автор работы:
Сахаров Т. Б. ___________________
(подпись)

Научный руководитель:
Доктор филологических наук, профессор С. П. Толкачев ___________________
(ученая степень, звание, ФИО) (подпись)
«Допустить к защите»
Заведующий кафедрой
_____________________
(подпись)
«___» 20__г.

Москва 2017
Оглавление
Вступление..........................................................................................................3
Глава 1..................................................................................................................5
1.1 Определение перевода........................................................................5
1.2 Отношения между текстом источника и целевого текста...............6
1.3 Эквивалентность в переводе..............................................................7
1.4 Общая характеристика политического языка...................................8
1.5 Политический текст как средство выражения политического
языка…………………………………………………………………….11
1.6 Перевод и адаптация политических текстов...................................14
1.7 Политический язык и перевод..........................................................16
Выводы по главе 1…………………………………………………………….18
Глава 2................................................................................................................20
2.1 Переводчики, как посредники в политических конфликтах.........20
2.2 Профессиональные обязанности переводчика и стратегии
перевода…………………………………......………………………….22
2.3 Логический вывод из собственных исторических и культурных
традиций переводчиков..........................................................................23
2.4 Манипуляция в переводе литературных текстов и других типов
текста........................................................................................................24
2.5 Понимание дискурса в изучении переводов...................................28
2.6 Роль и задача переводчиков..............................................................31
Выводы по главе 2…………………………………………………………….33
Глава 3................................................................................................................34
3.1'They want to exterminate us', says Chechen gay man..........................34
3.2 Trump 'compromising' claims: How and why did we get here?...........38
Выводы по главе 3…………………………………………………………….52
Заключение........................................................................................................53
Список литературы...........................................................................................56
Введение
Политика (от греческого: Politiká: Politika, определение «дела
городов») - это процесс принятия решений, применимых ко всем членам
каждой группы. Более узко, это отношение к достижению и осуществлению
позиций управления - организованного контроля над человеческим
сообществом, в частности государством. Кроме того, политика - это теория
или практика распределения власти и ресурсов внутри данного сообщества
(обычно это иерархически организованное население), а также взаимосвязь
между сообществами.
В политике используется множество методов, которые включают в
себя поощрение людей или принуждение их к своим политическим
взглядам, переговоры с другими политическими субъектами, принятие
законов и применение силы, включая войну с противниками. Политика
осуществляется на широком спектре социальных уровней, от кланов и
племен традиционных обществ, через современные местные органы власти,
компании и институты до суверенных государств, до международного
уровня.
Очень часто говорят, что политика - это власть. Политическая система
- это структура, которая определяет приемлемые политические методы в
рамках данного общества. История политической мысли восходит к ранней
античности, с основополагающими работами, такими как Республика
Платона, Политика Аристотеля и работы Конфуция.
Но мир не стоит на месте, развитие технологий и торговли, а также
многочисленные войны привели к процессу глобализации - действия или
процедуры международной интеграции, вытекающей из обмена
мировоззрениями, продуктами, идеями и другими аспектами культуры.
Глобализация влечет за собой многочисленные изменения. Жизнь
всех стран этого мира преображается как на бытовом и культурном уровне,
так и на глобальном или политическом.

3
Данная работа посвящена тому, как переводить политические тексты,
с какими проблемами может столкнуться политический переводчик в своей
работе, и как преодолеть их.
Актуальность данной работы обусловлена тем, что глобализация,
как неизбежное явление, принесло изменения на политическую арену,
вынудив государства сотрудничать друг с другом на международном
уровне. Межнациональное общение становится всё более часто
встречаемым явлением. Это влечет за собой то что, политический
переводчик сейчас - это более востребованная и распространенная
профессия, чем когда-либо, и его роль, как способ для разных стран
контактировать друг с другом, становится всё более значимой. И поэтому,
тема этой работы будет важна и интересна для тех, кто решил изучать
лингвистику.
Новизна данной работы заключается в том, что многие источники и
примеры, анализированные в ней, так же, как и изученные концепты были
слабо освещены на русском языке.
Цели данной работы:
1. Дать определение политического языка.
2. Найти наиболее подходящий способ перевода политических текстов.
3. Выделить основные правила перевода политических текстов.
4. Установить роль переводчика в политике.
Чтобы решить данные задачи нам необходимо дать все необходимые
определения и разобраться с самим явлением перевода политических
текстов.

4
Глава 1
В этой главе рассматриваются проблемы, связанные с переводом
политических текстов, вопросы, связанные с теорией перевода, и
рассматривает связь между исходным текстом и целевым текстом, наброски
некоторых идей относительно эквивалентности в переводе. Так же ту
приведены исследования, посвященные характеристике политического
языка, в ней представлены отношения между языком и политикой, и в нем
освещаются некоторые из наиболее актуальных проблем, связанных с
переводом политических текстов.
1.1 Определение перевода
Последнюю четверть века ученые пристально изучали процесс
перевода как такового. Исследования в этой многовековой области
показывает, что перевод - это не просто процесс передачи слов с одного
языка на другой, а сложная деятельность, в течение которого переводчик
передает культурные и идеологические смыслы. Эти исследования
помогают доказать, что перевод не просто выражение в целевом языке того,
что было выражено на языке оригинала (с сохранением смысловые и
стилистические эквивалентностей), но творческая деятельность,
обогащающая исходный текст новыми идеологическими и культурными
особенностями.
При переходе с одного языка на другой, по определению, изменяются
формы слов. Кроме того, нет абсолютного соответствия между лексиконов
двух разных языках поэтому контрастные формы не совпадают полностью.
Что-то всегда будет "утрачено" или не так передано, но переводчик должен
правильно воспроизводить смысл всего оригинального текста. Вот почему
он должен иметь стратегию перевода и иметь в своем распоряжении
различные методы перевода. Но применение эти методы перевода сложнее
во время перевода политических выступлений и текстов, так они
подвергаются многочисленным строгим нормам (некоторые из них имеют

5
риторический характер), или чрезвычайно сложны для перевода (иногда
даже двигаясь в направлении адаптации). Таким образом, если
исследователь хочет проанализировать эти переведенные тексты, ему
придется столкнуться со многими проблемами: какова связь между текстом
источника и целевого текста? каковы различия между ними? и как эти
тексты будут выполнять свою коммуникативную и информативную роль у
целевых читателей (т.е. имеет ли текст у них такое же воздействие, не имея
тоже содержание).
Перевод - невероятно широкое понятие, которое может быть
определенно многими различными способами. Например, можно говорить
о переводе как процессе или конечном результате, а также определить такие
подтипы, как: литературный перевод, технический перевод, дословного и
машинного перевода. По словам Ледерер, "перевод является процессом,
который пытается установить эквивалентность между двумя текстами,
выраженных в двух разных языках. Эти эквиваленты, по определению,
всегда зависит от природы двух текстов, от их цели, и от взаимосвязи между
этими двумя культурами [....] "[21:3].
Перевод может быть определен как процесс и как конечный
результат. Те исследователи, которые считают, что перевод является лишь
результатом процесса, утверждают, что перевод является только
продуктом, определяемый культурными и историческими потребностями.
Продукт-ориентированные исследователи считают, что исследовать
необходимо отдельные переводы. Несмотря на то, что процесс-
ориентированные исследователи заинтересованы в процессе перевода,
понятие "текст" также является для них важным пунктом. Так как конечным
продуктом анализируемого процесса является сам текст.
1.2 Отношения между текстом источника и целевого текста
При работе с переводимым текстом необходимо проанализировать
взаимосвязь между текстом источника и целевого текста. Все смыслы

6
можно передать в любом существующем языке. Отсутствие
грамматической формы на целевом языке не делает невозможным
дословный перевод всей информации, содержащейся в оригинале. Если
какая-то грамматическая форма отсутствует в одном языке, этот смысл
может быть передан на другой язык лексическими средствами. Якобсон
утверждает, что только поэзия, по определению, непереводима так как в
стихе формы слов выстраивают смысл текста. Это выражают дихотомия в
переводе между смыслом и содержанием, с одной стороны, и формы со
стилем, с другой стороны. Смысл может быть переведен, в то время как
форма, чаще всего, нет [15:238]. В течении 2000 тысяч лет, в западной
теории перевода существует раскол между приверженцами двух путей
перевода: дословного и свободного. Переводчик разрывается между
формой и содержанием текста [24:2]. Перевод одновременно и искусство, и
ремесло.
Если все языки различаются по форме (что происходит абсолютно со
всеми языками), то вполне естественно, что необходимо изменить форму,
если хочешь сохранить содержание. Целью переводчика является передача
информации целевым читателя. Переводчику хочется повлиять на
читателей, так же как влияет должен повлиять автор оригинала. Он хочет,
чтобы его читатели поняли каждый смысл текста. Но переводчику нужно
быть внимательным, чтобы избежать двусмысленности. Эти проблемы
делают необходимым внедрение в исследования перевода новой концепции
- эквивалентности [24:158].
1.3 Эквивалентность в переводе
Эквивалентность в переводе стала одним из основных направлений
исследований. Почти все исследователи, в той или иной мере, сталкиваются
с эквивалентностью. По словам Кинги Клауди, ученых можно разделить на
две группы: первая утверждает, что эквивалентность является основным
условием для любого перевода, в то время как вторая группа считает, что

7
тексты на разных языках, могут быть эквивалентными в различной степени
(полностью или частично): в отношении различных уровней представления
(эквиваленты в отношении контекста, семантики, грамматики, из лексике и
т.д.) и в разных способах передачи (перевод слова за словом, фразы за
фразой, предложения за предложением). Последняя группа может быть
разделена на еще две группы: первая называется нормативной группой, и
она пытается прописать для переводчика, как достичь эквивалентности,
вторая называется описательной группой, она пытается описывает, как
переводчику получить эквивалентность в процессе перевода [16:216].
Катарина Рейс считает, что эквивалентность зависит от типа текста
[29:19]. Нида считает, что перевод состоит в воспроизведении на языке
рецептора ближайший естественный эквивалент сообщения переводимого
языка, в первую очередь с точки зрения смысла и, во-вторых, с точки зрения
стиля. Ближайший естественный эквивалент создается за счет
динамической эквивалентности. Благодаря динамической эквивалентности,
мы можем передавать богатое разнообразие контекстных значений и
эффектов, которые несут в себе оригинальные высказывания и которые
невозможно передать дословным переводом. Противоположностью
динамической эквивалентности является формальная эквивалентность:
процедура, целенаправленно выбранная для сохранения определенного
лингвистического или риторического эффекта. Эти две противоположные
формы эквивалентности можно встретить при анализе политических
переводов [24:188]. Некоторые документы, такие как договор или
земельный кадастр, высоко формализованные и переводчик должен
передать все особенности оригинала в переводе, таким образом, он
пытается добиться формальной и динамической эквивалентности
одновременно. Кинги Клауди ввел термин «коммуникативная
эквивалентность» - это наилучшая возможная форма эквивалентности,
которая может быть использована в переводе политических текстов и

8
речей. Он означает, что переведенный текст будет иметь ту же роль среди
целевой аудитории, какую оригинал имел среди исходной. В случае
документов, связанных с политическими событиями, эквивалентность
текста, зависит от типа текста, и от того, как эти переводы хотят
использовать в целевой стране [16:201].
Никогда прежде в истории мира не было там было так много людей,
занятых в переводе текстовых и технических материалов [16:65].
Переводчики переводят почти все: контракты, удостоверения личности,
свидетельства о рождении, земельные реестры, стихи и романы,
медицинские тексты, технических документов, описания и т.д.
Переводчики - это не обязательно люди с лингвистическими интересами. В
некоторых случаях переводчику, не удается уложиться вовремя или
использовать правильную технику перевода при передаче информации
исходного текста. Вот почему специализированные переводы иногда терпят
неудачу в выполнении их коммуникативной роли. Эти переводы будут
отличаться от остальных переведенных текстов. Для того чтобы
проанализировать их, исследователь должен ознакомиться с
характеристиками текстового типа, к которому принадлежит перевод.
1.4 Общая характеристика политического языка
Политические и дипломатические языки принадлежат к категории
специальных языков, используемых в социальных науках, и, как таковые,
тесно связаны с историей политической мысли. Они находятся в тесном
контакте с риторикой, поэтому эти специальные языки можно считать
терминологическим ядром многих языковых жанров.
Терминология политического языка связана с особым языком
политической философии, поскольку она помогает сформулировать
наиболее часто задаваемых вопросов, касающихся взаимоотношений
между личностью и обществом. Тем не менее, она также связано с
политической теорией, поскольку политическая терминология

9
используется для разработки описательных теорий политических явлений
(например, социальной критики, принципы справедливости, права и т.д.).
Невозможно разработать государственные теории без политического языка,
также такие понятия, как "хорошее правительство" или "правильная форма
правления" не могли бы существовать. Описание политических идей
(доктрин, идеологий политических программ и задач) также является
важной областью для проявления политического языка. В соответствии с
вышеуказанными идеями, политической терминологии можно
рассматривать как вторичный дискурс, возникающий из первичного
дискурса, то есть, в нём основной дискурс сплавляется с терминологией
[31:217]. Сильно связанный с языком политики, язык дипломатии также
интересный сегмент связи между различными государствами. Это язык
международных отношений. Его характер тесно связан с функцией,
которую он выполняет на международной арене. Таким образом,
дипломатический язык тесно связан с характером самых важных
дипломатических задач.
Что касается политических вопросов, существует непрерывная связь
между дипломатической делегацией и компетентными органами
принимающего государства. Язык этих отношений может также принимать
конкретные формы, так как, во многих случаях, члены дипломатической
делегации не говорят на языке принимающей страны. В таких случаях
используется третий язык, или переводчик. Последний, представляет собой
особую форму дипломатического общения. Встречи между высшим
руководством или политических делегаций, а также международные
дипломатические конференции и все подобные мероприятия требуют
особого использования дипломатического языка для подготовки
международных соглашений, переговоров и заключения договоров.
Специализированный язык политики и дипломатии во многом зависит от

10
международных действий, привычек и согласованных на двусторонней
основе решений.
1.5 Политический текст как средство выражения политического
языка
Если мы хотим разобраться в терминологии политического языка,
необходимо рассмотреть, что представляет собой ядро политических
текстов. Целями политического текста могут быть: уговоры, рассуждения,
обман или даже угрозы, каждая из которых требуют конкретного
использования языка. В первом случае говорящие пытается убедить
аудиторию согласиться с определенной идеей или мнением. Можно
произвести эффективную убедительную речь, если он структурирует
аргументы предлагая решение проблемы. Первой задачей говорящего или
пишущего, при убеждении аудитории, является важной для них проблемы,
а затем он должен доказать, что у него есть решение для неё. Такие речи
существовать в форме: коммерческих передач, дебатов и политические
встреч. Они могут использовать эмоциональные и/или логические
обращения. Такие факторы, как язык тела, готовность аудитории, а также
обстановка, в которой речь зачитывается, все это влияет на успех
выступающего.
Политические тексты, будь то письменные или устные, можно
рассматривать как процесс, направленный на изменение отношения или
поведения определенного человека (или группы). Это длительный процесс.
После того, как человек убежден в отношении определенного вопроса, то
очень трудно изменить его мнение. Это требует много энергии. Без этой
энергии, уговоры не удаются, и вместо того, чтобы убеждать мы будем
говорить только о поверхностном принятии аргумента, что можно считать
начальным этапом убеждения [7:114].
Успешное уговоры требует искусства аргументации. Политический
аргумент является экземпляром логического аргумента, применяемого к

11
политике. Политические аргументы используются учеными, СМИ,
кандидатами на политические должности и государственными служащими.
Они также могут использоваться гражданами в повседневной жизни, чтобы
комментировать и понимать политические события. Политические
аргументы очень часто цикличны, повторяются одни и те же факты, но в
немного разных обличьях и обстоятельствах. Аргументацию следует
отличать от пропаганды. В пропаганде очень мало или полностью
отсутствует структура и рациональность. Конкретным типом аргумента
является аргумент, который опирается на наблюдения, опыт или факты,
которые большинство принимаются за правду наиболее важными
аргументами являются те, которые опираются на доказательства: факты,
статистические данные, результаты исследований, сводные отчеты, или
ссылки на авторитет [51].
Если уговоры на основе аргумента не достигают успеха, то
используется обман, заблуждения и угрозы. Это означает, что для того,
чтобы достичь своей цели, выступающие представляют ложные данные,
показывают фиктивные статистические данные и дают обещания, которые
не сдержать в силу объективных обстоятельств. Политика состоит из речей:
граждане и политики выступают с речами, журналисты пишут и, не в
последнюю очередь, политологи тоже говорят [3:125]. Что касается
политических текстов, то можно констатировать, что продолжительные
исследования выявляют новые смыслы и значения, тем не менее, самыми
важными вопросами остаются: какой смысл в текстах? что они говорят нам?
Для того, чтобы эффективно ответить на эти вопросы, нужно иметь
глубокие знания в политическом жаргоне.
Политическая терминология имеет следующие функции:
- Выразительная функция - это означает, что она выражает цели,
которые укоренились в реальной сфере политики;

12
- Целевая функция, а это означает, что она влияет на мышления и
чувства людей, и таким образом, на их действия;
- Символическая функция - это означает, что мысли и чувства
выражаются политическими символами.
В соответствии с символическим подходом, если кто-то говорит о
символической политики, то он относит её к отдельной области политики,
которая является подлинной и отделена от реальных и актуальных
политических вопросов. При использовании обычного языка,
символическая политика означает публично отображаемый обман или
суррогатные действия, которой используется для отвлечения внимания от
реальной политической реальности. В этом смысле символичная политика
считается суррогатом политики. Символическая политика отличается от
политики существенной. В этой политике огромное значение играет
символика (лозунги, значки, баннеры и рисунки, жесты, ритуальных
действий и политические встречи), символическая политика развивается в
смысловой области. Существенная политика, напротив, состоит из
изменяемых политических решений (например, законодательство,
контракты, налоги и т.д.). Символическая политика и существенная
политика могут быть связаны друг с другом. С одной стороны,
символические политика может оказывать влияние на политику
существенную, в то время как существенная политика может передать,
реализовать, или предотвратить символическую политику [29:114]. Если
мы попытаемся определить политический жаргон с точки зрения языка
политики, мы замечаем, что эта концепция во многом зависит от концепта
политической борьбы [38:42].
Политические предположения:
- Политика - в первую очередь, языковая арена, во многом потому,
что политическая борьба происходят в общественном пространстве,
определенном в средствах массовой информации;

13
- Выгоды, которые могут быть получены в этой борьбе (например,
связывая позитивные концепции с собственной политической группой и
отрицательных с противниками), могут быть напрямую преобразованы в
политическую выгоду;
- Почва для дальнейших политических баталий будет предварительно
придана политическому пространству, в котором предпочтения будут
отдаваться победителям символической политической борьбы.
Если подойти с точки зрения риторики, анализ структуры, тропов,
символов и метафор, используемых в политических выступлениях, станет
более явным. Это так, потому что, в этих политических выступлениях
выражаются политические цели и средства (в основном для
манипуляторного намерения), а также потому, что конечной целью
политической речи является манипуляция.
Сторонники дискурсивного подхода к анализу политического языка,
хотят понять, каким образом политические субъекты формируют мир
вокруг нас. Акцент делается не только на человека, использующего
лингвистические инструменты, но и на языковые опосредованные
интерпретации. Политика является дискурсивным процессом. Процесс
состоит из действующих лиц в политической системе, которые берут
проблемы/вопросы, рассматривающиеся в других подсистемах, таких как
экономика, и определяют его как политическая проблема. При этом
проходят политические дебаты, в котором обсуждается политическая
проблема, или точнее, её решения. Люди, как правило, относиться к
реальным вещам таким же образом, как они относятся к ссылающимся
понятиям, которые уже были истолкованы или каким-то образом
прокомментированы [38:54].
1.6 Перевод и адаптация политических текстов
Раньше ученые считали, что достижение полной эквивалентности -
это лишь вопрос внимания и техники. Но сейчас мы рассматриваем

14
политический язык как систему, открытую для дедуктивного анализа и
конкретных определений, а не простое проявление естественного языка [40:
68]. Политическая система, так же как язык, постоянно подвергается
изменениям. Это причина, почему ни зык, ни система не поддаются
описательному методу. Политический язык нельзя рассматривать как
компактный технический язык, хотя он имеет собственную терминологию.
Политические выражения не имеют внутреннюю ценность, они могут быть
определены только по отношению к дискурсу, элементами которого они
являются. Герберт Лайонел Адолфус Харт в своей работе под названием
«Определение и теория юридических наук» подчеркивает следующее:
[...] Определения таких выражений, как государственной власти,
избирательной системы и системы сдержек показывают нам, что эти слова
не имеют реальных связей с концептуальным миром... В реальном мире нет
ничего, что бы концептуально удовлетворило эти политические выражения,
не существует эквивалентного термина или повседневного слова [39:56].
Политические слова не могут быть проанализированы отдельно, в их
анализе необходимо принимать во внимание весь текст. Если мы хотим
проанализировать их, мы должны делать это в контексте. Основная
функция этих слов не описать что-то, а установить отношения. Этот факт
рознит эти слова и остальной лексикон [13:104].
С практической точки зрения, мы можем констатировать, что политик
нарушает нормы языка, используемого обычными людьми. Политическая
значимость любого термина проявляется только в данном конкретном
языке, разрушающего повседневное использование языка. Политический
язык и общий язык не отличаются так, как, например, иностранные языки.
Возникает вопрос, почему политический язык отличается от общего языка?
Основная причина для такого рода различий в том, что семантическое
значение политических слов богаче, чем у нормальных слов. [36:144]. В
случае перформативными политических выражений наиболее важным

15
является их влияние на людей. Эти эффекты возникают через проявление
языка. Политические последствия проявляются в конкретных эффектах
[26:174].
При переводе политического текста нам необходимо передавать
смыслы через интерпретацию. Мы пытаемся восстановить текст в
соответствии с нашими знаниями для того, чтобы добиться лучшего
перевода.
1.7 Политический язык и перевод
Особенностью политической системы является то, что она состоит из
связанных между собой текстов, поэтому при создании нового текста
(например, перевода), мы должны обратить внимание на его
согласованность с остальной частью политических текстов. Эта
согласованность обеспечивается политической терминологией, а также
некоторыми нетерминологическими элементами, такими как слова:
относительно, нарушив договор, кроме того, и т.д. Традиции при написании
политических текстов также способствует достижению этой
согласованности, по этой причине такой текст может быть сложно понять
не юристам. Это потому, что судебная система является логической, её
тексты стараются избежать сложных и тяжелых описаний, которые будут
требовать дальнейшего изучения и анализа. Для переводчика так же может
стать проблемой объём этих текстов, так как в них используются длинные
фразы. Для того чтобы понять и перевести эти тексты их нужно
интерпретировать.
Можно столкнуться с ситуацией, когда текст исходного языка (акт
или договор, акт основания или устав и т.д.) является сложным и неясным.
Несмотря на то, что эта идея противоречит логическому характера
политических текстов, на практике, переводчики часто сталкиваются с
такими ситуациями, которые являются результатом некомпетентности или
отсутствия знаний у тех, кто писал тексты. Переводчик считается

16
переводчиком только тогда, когда сталкиваются с проблемами, связанными
с актом перевода, а не с содержанием статьи. Проблема ещё более
значительна, если существует различие между двумя языками. В процессе
перевода переводчик должен отказаться от творческого подхода и
использовать традиционный специализированный язык.
Специализированный язык в данном контексте означает: терминологию в
области, которая зеркально отображает ту часть реальности, которая
является территорией исследования определенного круга специалистов
[18:50].
Это не простая задача для переводчика - иметь дело с особой
терминологии, потому что он может иметь другие языковые предпочтения,
или не может перевести существующие форму выражения с помощью
кальки. Еще одной причиной трудностей может быть тот факт, что
источники документации не доступны для него [43:48].
Адаптация может быть определена как технический или объективный
метод. Наиболее известное определение принадлежит Вине и Дарбелнет,
которые перечисляют адаптацию к отдельной процедуре перевода:
"Адаптация представляет собой процедуру, которая может быть
использована, когда контекст упоминаемый в оригинальном тексте не
существует в культуре целевого текста, что вызывает необходимость в той
или иной форме воссоздать его". [44:32]
Юджин Найда отметил, что «язык является не только частью
культуры, но и самым сложным набор привычек в любой культуре. Язык
отражает культуру, обеспечивает доступ к культуре, и во многих
отношениях представляет собой модель культуры» [24:19] Для того,
отразить конкретные элементы и определенную модель культуры,
переводчики могут использовать следующие методы:
- Опущение: сокращение части текста;

17
- Экспликация: расширение текста, которое объясняет информацию,
подразумевающеюся в оригинале, либо в основном тексте, сносках или
глоссарий;
- Экзотика: замена участков сленга, диалекта, бессмысленных слов и
т.д. в исходном тексте неточными эквивалентов в целевом языке (иногда
выделяются курсивом или подчеркиванием);
- Обновление: замена устаревшей или неясной информации
современными эквивалентами;
- Ситуационный эквивалентности: введение более привычного
контексте, нежели тот, который используется в оригинале;
- Создание: более глобальная замена оригинального текста,
переводом который сохраняет только основные сообщения/идеи/функции
оригинала.
Выводы по главе 1
Перевод политических текстов может быть изучен с лингвистической
точки зрения, но его можно также рассмотреть с более широкой точки
зрения, основанной на теории политического дискурса и на исследованиях,
связанных с изучением специальных языков.
Особенность стиля политических текста - очень длинные
предложения. Эта склонность к длительным предложениям объясняется
необходимостью помещать всю информацию по определенной теме в одну
полную единицу, чтобы уменьшить неоднозначность, которая может
возникнуть, если они помещаются в разные предложения. Политический
текст всегда формулируется очень личным образом, чтобы обращаться к
избранной целевой аудитории
Еще одна особенность - гибкий или неопределенный язык. Политики
стараются быть настолько неточными, насколько это возможно, и
использовать общий, неопределенный и туманный язык. Метафорический
и абстрактный язык типичен для политических выступлений, которые

18
идеально написаны, чтобы иметь большое влияние на фактическую
аудиторию.
В силу этих особенностей политический текст трудно переводить, и
их иногда можно включить в категорию непереводимого текста. Политики
не выносят своих выступлений для перевода на иностранную аудиторию.
Таким образом, в некоторых случаях переводчики не могут создавать
параллельные тексты, идентичные по смыслу или имеющие политический
и исторический эффект. Таким образом, главная задача переводчика -
создать текст, который будет передавать ядро сообщения, включенного в
исходный текст. Для этого переводчик должен уметь «понимать не только
то, что означают слова, а что означает предложение, но и какие
политические или исторические последствия он мог иметь». Они также
должны знать, как достичь этого определенного эффекта на другом языке»
[52:3]. Переводчики должны уметь эффективно использовать язык для
выражения наиболее важных политических понятий для достижения
желаемого эффекта.
Тем не менее, существует много стратегий перевода непереводимого,
например, объяснения или использования сносок, но во всех этих случаях
происходит потеря первоначального значения, которое может быть
компенсировано в других частях текста или дискурса. По словам Гадамера
«перевод не может заменить оригинал [...] задача переводчика состоит в
том, чтобы никогда не копировать сказанное, а ставить себя в направлении
сказанного (то есть в его значении), чтобы передать то, что должно быть
сказано в направлении своего собственного высказывания» [22:79].

19
Глава 2
Чтобы описать особенности перевода и переведенных текстов, одна
ветвь исследований переводов посвящена анализу исходных текстов и
соответствующих им целевых текстов. Помимо описания процедур
перевода, стратегий перевода и методов перевода [2:45], исследование
перевода издавна заинтригована и увлечена политическим дискурсом, и
поскольку политика все чаще занимает наднациональный контекст, перевод
неизбежно становится частью международных переговоров, борьбы и
политических игр власти. Поэтому, помимо одноязычной коммуникации,
перевод в двуязычных и многоязычных контекстах играет жизненно
важную роль в завоевании, установлении и поддержании политической
власти и/или проявлении идеологии. Этот сценарий неизбежно приводит к
увеличению интереса к тому, каким образом перевод способствует
поддержанию социальной власти и созданию или воспроизводству
идеологии. Связанная с ней область исследований в области
переводоведения породила множество подходов к описанию различных
особенностей политических текстов и предлагает разнообразные
аналитические инструменты для исследований. Фактически, способ
использования переведенных текстов (или злоупотреблений и даже
злоупотреблений) в политических целях имеет очень сложные социальные,
психологические и текстовые последствия, которые могут и должны
изучаться и систематически описываться в переводе с помощью
аналитических инструментов, предлагаемые анализом критического
дискурса.
2.1 Переводчики, как посредники в политических конфликтах
Поскольку политика – это международная деятельность, переводчики
часто оказываются в роли посредников в политических конфликтах. Тан
[41:142] фокусируется на межкультурных конфликтах в культурном,
социальном и идеологическом смысле. Тан, на основе Теория Лебарона о

20
культурных конфликтах [20:49], утверждает, что межкультурные
конфликты можно разделить на легкие и тяжелые конфликты на основе их
величины, и в зависимости от того т.е. подавляется или открыто
обсуждается этот конфликт обществом. Если обсуждение таких
конфликтов подавляется, мы говорим о мягких конфликтах, иначе, мы
сталкиваемся с тяжелыми. Опираясь на опыт перевода с английского на
китайский и наоборот, Тан видит переводчиков "зажатыми между двумя
культурами" [41:139], а также, через культурно контекстуальное анализ
английских переводов китайских текстов, приходит к выводу, что
переводчики, как правило, устраняют мягкие конфликты. Учитывая это,
Тан призывает к сенсибилизации переводчиков к конфликтам, так чтобы
они были в состоянии более эффективным образом справиться с
конфликтами в международном масштабе.
Это говорит о том, что повышение осведомленности должно быть
составной частью подготовки перевода, для которого необходимо еще
более обширные исследования.
Калзада Переса исследует роль переводчиков в конфликтных
ситуациях, и призывает переводчиков решать конфликтные ситуаций, а не
избегать их. Переводчики, опираясь на их страноведческие знания,
способности и стратегии, могут стать "идеальными посредниками
конфликта» [4:149]. Опираясь на [8:76] категоризации Кронина цензуры и
нулевого перевода, и подключения категоризации с возможными
стратегиями перевода, Калзада Переса делает вывод, что переводчики, как
создатели новых текстов, могут легко создать точки урегулирования
проблемы с помощью их переводов" сосредоточив внимание на консенсусе
"[4:156], или может преодолеть разногласия с "достижением долгосрочных
выгод "[4:156]. Эти данные позволяют предположить, что переводчики
могут вмешиваться в политику.

21
Исследования, представленные в этом разделе, показывают, что
переводчики политических текстов зачастую находятся на «переднем
плане»: особенности и качество их работы будет влиять на переведённые
тексты и политические события, связанные с такими текстами. Таким
образом, при анализе политических текстов исследователи должны
ориентироваться на приемы и, если это возможно, политические события,
прямо или тесно связанные с переведенным текстом.
2.2 Профессиональные обязанности переводчика и стратегии
перевода
Шаффнер исследует различные типы ограничителей в европейском
политическом дискурсе. Опираясь на определение Лакоффа [19:467],
Шаффнер определяет ограничители как слова, смысл которых "расплывчат,
не определён" [32:185]. Он определяет пять видов ограничителей:
ограничители эвиденциальности, таких как: «как я думаю, что, по-
видимому» которые показывают то, насколько говорящий уверен в
правдивости текста; ограничители модификации, такие как – «достаточно,
обычно», которые «сдвигают сферу неопределенности из высказываний"
[32:191]; ограничители количественной оценки, такие как – «во всех
отношениях, в некотором отношении», которые "относятся к
характеристикам всего спектра точности" [32:191]; ограничители
специальности, такие как - «видимо, примерно», они «расширяют сферу
неопределенности" [32:192]; и задающие ограничители, такие как -
«реальный, подлинный, правда, точно» которые должны "сузить сферу
неопределенности понятия или суждения" [32:193]. На основе
сравнительного прагматического анализа текстов, Шаффнер делает вывод
о том, что ограничители в исходном тексте могут переданы в целевой язык,
а другой тип ограничителей, вызывающих изменения в целевом тексте,
могут быть удалены, и даже новые ограничители могут быть добавлены в
целевой текст. В заключении, Шаффнер отмечает, что переводчик может

22
столкнуться с семантическими и прагматическими проблемами
ограничителей, из-за чего может потребоваться могут более
систематическое описание данного понятия. Это говорит о том, что при
анализе перевода политических текстов, необходимо принимать во
внимание текстуальные особенности текстов.
Эрнандеса Герреро [14:222] проводил исследования, которые были
опубликованы на испанском языке в газете “El Mundo” в котором он
говорил, как переведенные тексты, корректируются с учетом
национальности целевой аудитории. Кроме того, в этой работе основное
внимание уделяется стратегиям перевода, применяемых для достижения
этой цели. В своей работе «noting of transedition» [37:381] Штеттинг
исследование исследует, в какой мере необходимо редактировать текст при
переводе. Его исследования показали, что текстуальные изменения в
целевых текстах, дополнение или опущения, улучшение ясности текста,
реорганизации в редакционных целях и изменения подходят для перевода.
Он анализировал эти текстуальные изменения количественно и
качественно, и пришел к выводу, что это наиболее важный критерий при
переводе - это новостная ценность. Таким образом, верность исходному
тексту отходит на задний план, а адаптация для целевой аудитории на
передний.
2.3 Логический вывод из собственных исторических и
культурных традиций переводчиков
Исторические и культурные традиции могут также препятствовать
переводу политических текстов. Переводчики интерпретируют события,
людей и т.д. через исторические и культурные традиции, и через эту
интерпретацию читатели понимают и складывают своё отношение к
событиям. В своем исследовании, Кухивчак [17:69] пытается показать, как,
во время перехода от устной к письменной истории Холокоста, перевод
неанглийских устных источников в письменные английском исторические

23
документы, изменил тип текста и тон исторических источников. Кухивчак
заходит так далеко, что выставляет под сомнение перевод в общемировом
масштабе, сомневаясь, возможно ли точно передать мысли с другого языка.
Это говорит о том, что интерпретация переводчиком текстов играет
решающую роль в создании целевого текста. Николау [25:81], с помощью
сравнительного анализа текстов, исследует, как личность Кристофера Лога
и его жизненный опыт влияли на перевод Илиады Гомера. Николау
утверждает, что взгляды Лога на конфликт Илиады развивался через
герменевтическому диалог между текстом и самим переводчиком. По-
видимому, интерпретация, с ссылкой на тексты обоих исходных и целевых
текстов, играет жизненно важную роль в переводе политических текстов.
Основываясь на вышеизложенном, можно утверждать, что при
любом анализе перевода политического текста мы должны учитывать
вероятность того, что переводчик вложил в него собственные политические
взгляды и мировоззрение.
2.4 Манипуляция в переводе литературных текстов и других
типов текста
Одна из важных областей для исследований является манипуляция в
переводе политических текстов. Уильямс [46:190] сравнивает
биографические детали Вордсворта и его немецким переводчика
Фрейлиграта, живших в 19 веке, во времена национального соперничества
этих двух держав раскрыть текстуальные реализациям такого
соперничества. Помимо анализа текста переводов Фрейлиграта (т.е.
перевод стихов и т.д.), Уильямс исследует процедуру отбора Фрейлигратом
стихов Вордсворта для перевода, как немецко-английский национальное
соперничество и повлияло на восприятие Немцами поэзии Вордсворта.
Сделан вывод о том, что интерпретация возможна только в свете
современных исторических и культурных контекстах.

24
Бэкер даёт интегративные, полностью разработанные способы
анализа политического дискурса. Подход Бейкера носит
междисциплинарный характер и основан на нескольких теориях.
Отправной точкой является предпосылка, что политические конфликты и
разрешение таких конфликтов в сегодняшнем глобализованном мире, как
правило, простираются над государственными границами и, следовательно,
неизбежно связаны с деятельностью по переводу и устному переводу. По
словам Бейкера, власть присутствует исключительно в ситуациях, когда
сторона или партии вынуждены действовать вопреки их воле и интересам.
Бейкер [1:1] утверждает, развиваться, когда стороны противоположных
интересов намерены «подорвать друг друга, потому что у них есть
несовместимые цели, конкурирующие интересы или принципиально иные
ценности».
Принимая точку зрения, принятую в социальной и
коммуникационной теории, Бейкер [1:3] определяет повествование (или
рассказ) как лингвистическую реализацию последовательных событий
«повседневных историй, в которых мы живем», а затем, опираясь на
требования Фишера человеческое общение, являющееся по существу
повествованием, расширяет ее определение, чтобы включить практически
каждый тип дискурса. Это широкое определение позволяет исследовать
несколько жанров дискурса в самых разнообразных средах.
Нося этические значения, причинно-следственная связь определяет
значимость событий в повествованиях и связана с тем фактом, что
повествования не просто перечисляют события, а «взвешивают и
объясняют» их [1:67] с точки зрения интерпретации и оценки событий,
мотивов и т. д., таким образом, обеспечивая моральный обзор
повествования. С помощью перевода, события могут быть пересмотрены
для создания намеренно измененных паттернов причинно-следственной
связи в тексте целевого языка.

25
Более того, применительно к повествованиям Бейкер определяет
перевод как действие, включающее возможные изменения в
характеристиках получаемого целевого текста: целью изменения
некоторых особенностей целевых текстов может быть пересмотр
особенностей данного повествования «произвести политически заряженное
повествование в целевом контексте» [1, 105]. Он может функционировать
как средство создания измененной, подверженной влиянию
действительности для рецепторов посредством «стратегических шагов,
которые сознательно инициируются для того, чтобы представить
[социальное, политическое или иное] движение или конкретное положение
в определенной перспективе» [1:106]. Бейкер называет эту практику
кадрированием.
Бейкер исследует четыре различных способа построения выборки из
практически бесконечных доступных методов и описывает потенциальное
использование таких средств в переводе. Первый метод кадрирования
называется временным и пространственным кадрированием и не включает
в себя никаких изменений в тексте для самого перевода, но достигает его
эффекта путем тщательного выбора подходящего текста для перевода и
встраивания такого текста «во временном и пространственном контексте,
который акцентирует повествование, которое оно изображает, и поощряет
рецепторы устанавливать связи между ним и текущими повествованиями»
[1:112]. Эта практика способна оказывать политическое влияние, несмотря
на то, что повествуемые события исходного текста могут действительно
содержаться в абсолютно разных временных и пространственных условиях.
Особенно распространенным способом зменения смысла
оригинального текста, который появляется в связи с переводом
литературных произведений, является избирательное присвоение
текстового материала, который также может иметь политические
последствия. В этом случае пропуски или дополнения к исходному тексту

26
выполняются для «подавления, акцентирования или разработки
конкретных аспектов повествования, закодированного в исходном тексте
или высказывании, или аспектов более крупного повествования (историй),
в котором он (Данный рассказ) заложен» [1:114]. Со стороны переводчика
этот акт может происходить либо сознательно, либо бессознательно и
вполне может служить политическим целям.
Другим способом создания является маркировка. Маркировка в этом
контексте означает практику использования «лексического элемента,
термина или фразы для идентификации лица, места, группы, события или
любого другого ключевого элемента в повествовании» [1:122], учитывая,
что такие термины и фразы отражают конкретные точки зрения, убеждения
или политические обязательства сообщества.
Четвертый метод формирования называется препозицией участников.
Это означает перегруппировку иерархических позиций персонажей
повествования и рецепторов нарратива путем частичного изменения
социально-языковых особенностей речи участников и частично других
особенностей, используемых для лингвистической идентификации и
характеристики таких участников. Это также создает пространство для
политических манипуляций посредством перевода.
Используя подход, совершенно отличный от вышеизложенного, и
опираясь на примеры из международной политики, Шеффнер [31:172] в
контексте международной практики перевода исследует, как гибридные
тексты возникают в процессе перевода. Гибридные тексты являются
результатом сознательных, продуманных решений со стороны
переводчика: эти тексты показывают необычные, странные текстовые
функции в целевой культуре и при этом выполняют свои намеченные цели
в коммуникативной ситуации, в которой они существуют. Причиной
странности целевых текстов является то, что жанр исходного текста не
существует в целевой культуре, и, следовательно, нет модельных текстов,

27
которые могли бы помочь переводчикам. Говоря о политическом дискурсе,
Шеффнер отмечает, что одной из причин возникновения гибридных
текстов может стать глобализация, поскольку интернационализация
потенциально способствует распространению исходных жанров
(возможно, неизвестных) в культурах целевого языка. Используя
типологический анализ контрастного текста, можно сделать вывод, что
гибридные тексты часто отображают текстовые элементы, которые
противоречат существующим нормам на целевом языке. Это, возможно,
позволило бы ввести социально приемлемые/неприемлемые концепции в
целевую культуру и, таким образом, сыграть роль в силовых играх и
политическом убеждении.
На основании исследований, подробно описанных выше, можно
сделать вывод о том, что перевод может целенаправленно использоваться
для политических манипуляций.
2.5 Понимание дискурса в изучении переводов
Инициативы осознания критического дискурса можно определить в
«Изучении переводов». Этот исследовательский подход был мотивирован
интернационализацией политики, результатом которой стало увеличение
числа переведенных политических текстов, доступных по различным
каналам средств массовой информации. Как только теоретизировано и
впоследствии доказано [1:20], что исходный и целевой тексты не всегда
эквивалентны в политическом смысле, и что целевые тексты могут быть
предназначены для реализации частично отличающихся целей
коммуникации от исходных текстов, многие заинтересовались перевод
политических текстов.
Опираясь на теории наиболее известных и признанных
исследователей критического анализа и идеологии дискурса Фейрклога
[10:122] [11:173], а также анализа дискурса в СМИ Шелейзингер и Ламли
[34:345], Вальдеон [42:99] сравнивает письменные новости, транслируемые

28
по BBC и CNN, и их переводы. С идеологией, интерпретируемой в этом
контексте как «набор допущений, принятых участником в определенном
участке дискурса» [42:101], Valdeon выделяет два типа медиации в
отношении авторов текстовых материалов: позитивное посредничество, то
есть нейтральность текста к их предмету и отрицательному
посредничеству, т. е. «Импорт внешних программ, которые могли бы быть
вызваны их идеологическими убеждениями (авторов текста)» [42:103].
Вальдеон, ссылаясь на классификацию неэквивалентности на уровне слов
Бейкера [1:65], рассматривает использование и значение лексических
единиц «террориста» и «сепаратиста», а также их (предполагаемых)
эквивалентов. Завершение обсуждения заключается в том, что переводы,
подготовленные как для BBC, так и для CNN в связи с терактом в Мадриде
в 2005 году, похоже, не «действуют в интересах целевой культуры,
напротив, они действуют в своих собственных интересах, понимается ли
это как личные, редакционные или национальные» [42:116]. Можно
утверждать, что Вальдео, используя таксономию Бейкера, успешно выявил
случаи манипуляций на уровне слов.
Чан [5:124] сравнивает два перевода "Живой истории" Хиллари
Клинтон на китайский язык, опубликованные китайскими издателями
"China Times" и "Yilin Press". Чен внимательно изучил две китайские версии
в разных принимающих китайских культурах и с помощью анализа
обнаружил многочисленные различия между этими двумя переводами.
Различия между исходным текстом и двумя различными переводами в
терминах китайского названия произведения, определенных текстовых
пропусков и идентифицированных сдвигов перевода обусловлены
рыночными и рекламными соображениями, а также влиянием деятельности
китайской цензуры. Исследование Чана прекрасно иллюстрирует, что в
случае политических текстов текстовые особенности должны учитываться
на фоне принимающей культуры.

29
Шаффнер [33:118] в рамках теоретического предложения призывает
к более тесному сотрудничеству в анализе политического дискурса (PDA)
и переводоведении. PDA исследует связь между лингвистическим
поведением и политикой в областях прагматики, семантики и синтаксиса и
пытается объяснить, каким образом такие лингвистические особенности
способствуют политическому убеждению [6:208]. В рамках политических
текстов Шаффнер рассматривает наиболее распространенные области
исследований в области переводоведения и устанавливает следующие темы
как возможные направления совместных исследований в области PDA и
переводов: исследование лексического выбора в целевом тексте по
сравнению с текстом источника, практика отбора информации для
перевода, создания новых политических идентичностей посредством
фразировки и кадрирования (т.е. влияния на читателей для ассоциирования
определенных фраз с заданным социальным и идеологическим
контекстом). На примерах показано, что все эти трансляционные практики
могут использоваться для манипулятивных целей, поэтому
чувствительность к таким признакам у читателей политических текстов
очень важна в случае перевода политических текстов.
В том же исследовании Шаффнер призывает к систематическому
подходу к исследованию перевода политических текстов и настоятельно
рекомендует следующее: 1) статус переводов (явный или скрытый перевод,
т.е. целевой текст, обозначенный или не обозначенный как перевод) и
общая практика выполнения такой работы по переводу должна быть
установлена до проведения какого-либо анализа, 2) для ясности
переведенные тексты должны быть опубликованы на также и на
оригинальном языке 3) неправильные переводы или случаи, когда переводы
слишком многое изменяют или теряют должны быть проанализированы в
их социально-политическом контексте, чтобы такие сдвиги могли выявить
идеологические структуры (т.е. социально принятую идеологию) и 4) что

30
весь процесс перевода, а не только конечный продукт, должен быть
рассмотрен в рамках анализов.
2.6 Роль и задача переводчиков
С интернационализацией политики профессиональные роли
переводчиков и разделенные лояльности в переводе были пересмотрены
Палмер [27:21] рассматривает различные роли и задачи, которые
выполняют иракские сотрудники новостных каналов и газет, работающие в
западных СМИ, обусловленные политическими обязательствами
противоречивых их личным убеждениям, и как такая ситуация
складывается для этих переводчиков. Опираясь на "Теорию проводника"
Ваджейсо (45, 66), Палмер отслеживает роли репортеров и переводчиков в
потоке информации об иракском конфликте. Палмер приходит к выводу о
том, что даже если западные средства массовой информации, работающие
в этом регионе, доверяют таким переводчикам, дезинформация может
произойти в результате: (1) смысловом переводе, а не переводе слово в
слово; (2) упущение текстового материала, который переводчиком
считаются неуместными, (3) лингвистическая неспособность журналистов
общаться в местной общине и, как следствие, неспособность понять
местную культуру и, наконец (4) в результате предвзятой социальной
трансляции переводчиков, социального статуса и не нейтральных
контактов в местном сообществе. В отношении исходных и целевых
текстов Палмер рассматривает различные культурные и политические
предпосылки в качестве потенциального источника противоречивых
политических установок, демонстрируемых этими текстами.
Отправная точка - Драговича-Друэ [9:33] в его обсуждении
переводов, связанных с югославским конфликтом; нейтральность,
интерпретированная Селесковичем [35:5]; а также критерий
нравственности и фактической истины Ньюмарка [23:16]. Посредством
текстового анализа исходных текстов и текстов целевых языков

31
югославского конфликта Драгович-Друэ стремится доказать, что
вышеупомянутые профессиональные стандарты зачастую не соблюдаются
переводчиками и что переводчики могут прибегать к цензурированию или
изменению текстов, если они увидят, что в их суждении, авторы первичного
текста (репортеры, сотрудники СМИ и т. д.) демонстрируют
нежелательную связанность (культурное уклонение), что потенциально
приводит к несправедливой коммуникации. Обращаясь к методологии
перевода, Драгович-Друэ утверждает, что обучение переводчиков должно в
будущем давать переводчикам способность справляться с конфликтными
ситуациями как в языковом отношении, так и в терминологии. Это
исследование показывает, что переводчики могут потенциально
манипулировать текстами политически, а также проливает свет на
проблему повышения осведомленности в связи с переводом политических
текстов.
Ганьон [12:69] описывает, как официальные переводы
обрабатываются и выполняются канцелярией премьер-министра Канады,
парламентом и другими государственными учреждениями, а также
рассматриваются способы создания таких переводов. Что касается статуса
оригиналов и переводов, Ганьон, обсуждая гибридность целевых текстов
(тексты, показывающие необычные, странные текстовые элементы в
целевой культуре в результате сознательных, продуманных переводческих
решений), заключает, что переводы имеют более низкий статус, чем
оригиналы в Канаде. Что касается адаптации текстов и приема
параллельных текстов на французском и английском языках, Ганьон,
опираясь на текстовый анализ, выполненный в рамках модели анализа
критического дискурса Фэрклау [10:122], утверждает, что способ перевода
выполнен, т.е. какие стратегии институционального перевода применять,
решает аудитория. Это свидетельствует о том, что фактические
идеологические цели будут определять используемые стратегии перевода.

32
Это указывает на предположение, что «французские и англо-канадские
культуры не часто встречаются в переводах федеральных выступлений»
[12:84], что противоречит ожиданиям однородной канадской нации. Это
заявление, по-видимому, указывает на то, что практически невозможно (и,
возможно, даже в некоторых случаях даже не желательно) создавать
политически эквивалентные тексты даже в случае двуязычных стран, не
говоря уже о других, более разнообразных политических контекстах
(например, тексты, используемые на международном уровне).
Выводы по главе 2
Основываясь на исследованиях, описанных в этой статье, можно
сделать вывод и утверждать, что анализ переводов сфокусирован на анализе
политического дискурса, предлагает множество разнообразных подходов и
широкий спектр методологий. Необходимо понимать, что методы
исследования и результаты исследований едва ли сопоставимы друг с
другом, и это мешает быстрому научному продвижению в этой области. Для
борьбы с этой проблемой желательно разработать и внедрить более
унифицированный подход и методологию исследования. Такой подход и
методология должны включать в себя как можно больше социальных,
политических, культурных, исторических, герменевтических и
политических контекстов массовой коммуникации и их интерпретацию.
Это может, в конечном итоге, обеспечить, чтобы все контекстуальные
особенности создания политических текстов, особенности и
медиатизированное использование перевода таких текстов, а также
взаимодействие этих признаков были описаны и проанализированы в
рамках одной единственной теории, метода исследования и инструментов
исследования. В будущем может понадобиться фактическая разработка,
описание и тестирование такой теории, метода и инструмента.

33
Глава 3
Эта работа предоставляет информацию о способах перевода и
анализа политических текстов, теперь используем полученные знания,
чтобы самостоятельно сравнить два политических текста.
В качестве примера для анализа, приведём статью с сайта BBC. Это
пример новости с сайта.
3.1'They want to exterminate us', says Chechen gay man
Just a few weeks ago, "Ruslan" was with his wife and children in Chechnya.
Now he's in a safe house for men fleeing detention and torture for being gay.
Reports of a campaign against gay men by Chechen security forces have
been trickling through since early April when they first appeared in a Russian
newspaper. Now some of the alleged victims are starting to speak out.
"When they brought me in, I denied everything," says Ruslan - not his real
name. Even now, he is frightened of being identified.
Homosexuality is taboo in deeply conservative Chechnya and, like Ruslan,
men often marry to disguise their sexuality. But as the security forces hunted
down gay men in Ruslan's town, someone singled him out. He says that after being
detained at home, at night, he was held for over a week, beaten and humiliated.
"If beating you with their hands and feet is not enough, they use electric
shock," Ruslan says. "They have a special black box and they attach wires to your
hands or ears. The pain is awful. It's terrible torture."
His interrogators demanded the names of other gay men but Ruslan says
he refused, and soon after his release he fled the republic. He had heard the police
were hunting for him once again.
"They used to detain people before all the time to blackmail them," he says.
"Now [the aim] is the extermination of gay men, so that there are none left in the
republic."

34
There are six men in the safe house at the moment, though more than 60
have left Chechnya in recent weeks, helped by a hotline run by the LGBT Network
group that organised the refuge.
Another man says he left Chechnya before he could get caught; other gay
friends in the republic have gone into hiding.
"We thought it would calm down and someone would order a halt to this
lawlessness. But instead, the officials say everything is fine and the extermination
quietly continues," says another man calling himself Nakhcho.
Human Rights Watch has also investigated and says the stories it has heard
are consistent and detailed, suggesting an "unprecedented and organised
campaign".
But official reaction has ranged from outright dismissal to suspicion.
First, a spokesman for Chechnya's leader said there were no gay people in the
republic; this week, Russia's top human rights officer said she suspected the
whole affair was a provocation. She pointed out that no victim of abuse had filed
an official response with police.
"Chechen people are not crazy! They will not go to the people doing the
torturing to write a complaint," exclaims Elena Milashina, the journalist who first
uncovered allegations of abuse.
She says her team at Novaya Gazeta have now given Russian investigators
a list of names of those who have disappeared. After thorough checks, she is
convinced at least two gay men have been killed.
This week, someone sent envelopes of white powder to Novaya Gazeta
marked "Grozny 666666". And when the first article on the persecution claims
was published, there was a call inside Chechnya for "retribution", describing the
journalists responsible as "enemies".
"They announced jihad on all staff of Novaya Gazeta, that was pretty scary.
We've never had a threat like that," Ms Milashina says. "It reminds us of the
situation with the Charlie Hebdo caricature, when fanatics can do whatever they

35
want," she adds, referring to the French magazine attacked by Islamist
extremists.
As international concern over the situation grew this week, Chechnya's
strongman leader suddenly appeared on television sitting opposite Russian
President Vladimir Putin in the Kremlin.
Ramzan Kadyrov's powerful security forces have been accused of
numerous human abuses in the past, all glossed over in the pursuit of Moscow's
priority in the North Caucasus - keeping a lid on over two decades of insurgency.
The Chechen leader said claims of a campaign against gay men were
unfounded; President Putin looked stern, but made no comment.
Behind closed doors, some believe he may have ordered Mr Kadyrov to
rein in his men.
"The chances of a proper investigation, punishing the perpetrators and
protecting the victims, are possibly rather slim, based on our experience," argues
Tanya Lokshina of Human Rights Watch. "But the chance that Russia's leadership
orders Kadyrov to stop the purge is there. It's not everything, but it's better than
nothing," she adds.
For Ruslan, though, there's no way back to Chechnya.
"It's not just the security forces, my own relatives won't forgive me. It's a
permanent stain," he says quietly, explaining the tradition of "honour killings" in
Chechnya, which still exists. "Even if the security forces don't deal with me, my
own relatives definitely will."
So, like many of the men now in hiding here, he wants to get out of Russia
entirely and go to somewhere safe. Somewhere where being gay doesn't carry the
risk of being beaten or even killed.
"I don't care where I go, I am tired of a fake life," Ruslan says. "I want be
myself. I am fed up with all the pretending." [47]

36
Теперь, давайте посмотрим на русский перевод данной статьи.
Данный текст, опубликованный в тот же день, на русской версии сайта
BBC.
Гомосексуал из Чечни: "Это истребление геев"
По имеющимся сообщениям, более шестидесяти мужчин-геев
бежали из Чечни из-за кампании, которую ведут против них силы
безопасности республики.
Лидер Чечни Рамзан Кадыров опроверг эти сообщения. Его
поддержал и президент России Владимир Путин, который заявил, что эти
обвинения не поддерживаются никакими доказательствами.
Некоторые бежавшие из Чечни геи скрываются на тайных
квартирах. Один из них рассказал корреспонденту Би-би-си Саре
Рейнсфорд, что на протяжении целой недели его избивали и подвергали
пыткам. [49]
Как вы можете заметить, данный перевод в разы короче и лишен
практически всех смыслов оригинала. Мы не можем сказать, было ли это
личное решение переводчика, связанное с личными убеждениями или
вмешательство третьих лиц, которым было неугодна данная тема и, в связи
с этим, был дан приказ о переработки переводимого текста. Данное явление
можно объяснить несовпадением культур. Большинство граждан России
относятся к гомосексуалисту с нелюбовью, презрением, или даже
агрессией. Даже если переводчик, редакторы и заказчики перевода имеют
более прогрессивные взгляды на данный вопрос и спокойно относятся к
таким людям, они должны понимать, что читатели могли не принять
данный текст, который, даже, мог бы стать причиной скандала.
Проведя стандартный переводческий анализ, мы можем сказать, что
здесь использован приём опущения, который прослеживается через весь
текст оригинала, и нарушает главное правило использования данного
приёма - опущенные смыслы ничем не восполнены, что искажает смысл

37
данного текста, изменяя его практически до неузнаваемости. Проведя
анализ по теории предложенной Шеффнером, мы можем сказать, что это
пример текста, прошедшего через процессы, диссимуляци (часть текста
была изменена чтобы исказить смыслы) и делегитимизации (изменения
были проведены в отрицательную сторону).
3.2 Trump 'compromising' claims: How and why did we get here?
Donald Trump has described as "fake news" allegations published in some
media that his election team colluded with Russia - and that Russia held
compromising material about his private life. The BBC's Paul Wood saw the
allegations before the election, and reports on the fallout now they have come to
light.
I understand the CIA believes it is credible that the Kremlin has such
kompromat - or compromising material - on the next US commander in chief. At
the same time a joint taskforce, which includes the CIA and the FBI, has been
investigating allegations that the Russians may have sent money to Mr Trump's
organisation or his election campaign.
[…]
Claims about a Russian blackmail tape were made in one of a series of
reports written by a former British intelligence agent, understood to be
Christopher Steele.
As a member of MI6, he had been posted to the UK's embassy in Moscow
and now runs a consultancy giving advice on doing business in Russia. He spoke
to a number of his old contacts in the FSB, the successor to the KGB, paying some
of them for information.
They told him that Mr Trump had been filmed with a group of prostitutes
in the presidential suite of Moscow's Ritz-Carlton hotel. I know this because the
Washington political research company that commissioned his report showed it
to me during the final week of the election campaign.

38
The BBC decided not to use it then, for the very good reason that without
seeing the tape - if it exists - we could not know if the claims were true. The detail
of the allegations were certainly lurid. The entire series of reports has now been
posted by BuzzFeed.
Mr Trump's supporters say this is a politically motivated attack.
The president-elect himself, outraged, tweeted this morning: "Are we living
in Nazi Germany?"
Later, at his much-awaited news conference, he was unrestrained.
"A thing like that should have never been written," he said, "and certainly
should never have been released."
He said the memo was written by "sick people [who] put that crap
together".
The opposition research firm that commissioned the report had worked
first for an anti-Trump superpac - political action committee - during the
Republican primaries.
Then during the general election, it was funded by an anonymous
Democratic Party supporter. But these are not political hacks - their usual line
of work is country analysis and commercial risk assessment, similar to the former
MI6 agent's consultancy. He, apparently, gave his dossier to the FBI against the
firm's advice.
And the former MI6 agent is not the only source for the claim about Russian
kompromat on the president-elect. Back in August, a retired spy told me he had
been informed of its existence by "the head of an East European intelligence
agency".
Later, I used an intermediary to pass some questions to active duty CIA
officers dealing with the case file - they would not speak to me directly. I got a
message back that there was "more than one tape", "audio and video", on "more
than one date", in "more than one place" - in the Ritz-Carlton in Moscow and
also in St Petersburg - and that the material was "of a sexual nature".

39
The claims of Russian kompromat on Mr Trump were "credible", the CIA
believed. That is why - according to the New York Times and Washington Post -
these claims ended up on President Barack Obama's desk last week, a briefing
document also given to Congressional leaders and to Mr Trump himself.
Mr Trump did visit Moscow in November 2013, the date the main tape is
supposed to have been made. There is TV footage of him at the Miss Universe
contest. Any visitor to a grand hotel in Moscow would be wise to assume that
their room comes equipped with hidden cameras and microphones as well as a
mini-bar.
At his news conference, Mr Trump said he warned his staff when they
travelled: "Be very careful, because in your hotel rooms and no matter where you
go you're going to probably have cameras." So the Russian security services have
made obtaining kompromat an art form.
One Russian specialist told me that Vladimir Putin himself sometimes says
there is kompromat on him - though perhaps he is joking. The specialist went on
to tell me that FSB officers are prone to boasting about having tapes on public
figures, and to be careful of any statements they might make.
A former CIA officer told me he had spoken by phone to a serving FSB
officer who talked about the tapes. He concluded: "It's hokey as hell."
Mr Trump and his supporters are right to point out that these are
unsubstantiated allegations.
But it is not just sex, it is money too. The former MI6 agent's report detailed
alleged attempts by the Kremlin to offer Mr Trump lucrative "sweetheart deals"
in Russia that would buy his loyalty.
Mr Trump turned these down, and indeed has done little real business in
Russia. But a joint intelligence and law enforcement taskforce has been looking
at allegations that the Kremlin paid money to his campaign through his
associates.

40
On 15 October, the US secret intelligence court issued a warrant to
investigate two Russian banks. This news was given to me by several sources and
corroborated by someone I will identify only as a senior member of the US
intelligence community. He would never volunteer anything - giving up classified
information would be illegal - but he would confirm or deny what I had heard
from other sources.
"I'm going to write a story that says…" I would say. "I don't have a problem
with that," he would reply, if my information was accurate. He confirmed the
sequence of events below.
Last April, the CIA director was shown intelligence that worried him. It
was - allegedly - a tape recording of a conversation about money from the
Kremlin going into the US presidential campaign.
It was passed to the US by an intelligence agency of one of the Baltic States.
The CIA cannot act domestically against American citizens so a joint counter-
intelligence taskforce was created.
The taskforce included six agencies or departments of government.
Dealing with the domestic, US, side of the inquiry, were the FBI, the Department
of the Treasury, and the Department of Justice. For the foreign and intelligence
aspects of the investigation, there were another three agencies: the CIA, the
Office of the Director of National Intelligence and the National Security Agency,
responsible for electronic spying.
Lawyers from the National Security Division in the Department of Justice
then drew up an application. They took it to the secret US court that deals with
intelligence, the Fisa court, named after the Foreign Intelligence Surveillance
Act. They wanted permission to intercept the electronic records from two Russian
banks.
Their first application, in June, was rejected outright by the judge. They
returned with a more narrowly drawn order in July and were rejected again.

41
Finally, before a new judge, the order was granted, on 15 October, three weeks
before election day.
[…]
A lawyer- outside the Department of Justice but familiar with the case -
told me that three of Mr Trump's associates were the subject of the inquiry. "But
it's clear this is about Trump," he said.
I spoke to all three of those identified by this source. All of them
emphatically denied any wrongdoing. "Hogwash," said one. "Bullshit," said
another. Of the two Russian banks, one denied any wrongdoing, while the other
did not respond to a request for comment.
The investigation was active going into the election. During that period,
the leader of the Democrats in the Senate, Harry Reid, wrote to the director of
the FBI, accusing him of holding back "explosive information" about Mr Trump.
Mr Reid sent his letter after getting an intelligence briefing, along with
other senior figures in Congress. Only eight people were present: the chairs and
ranking minority members of the House and Senate intelligence committees, and
the leaders of the Democratic and Republican parties in Congress, the "gang of
eight" as they are sometimes called. Normally, senior staff attend "gang of eight"
intelligence briefings, but not this time. The Congressional leaders were not even
allowed to take notes.
In the letter to the FBI director, James Comey, Mr Reid said: "In my
communications with you and other top officials in the national security
community, it has become clear that you possess explosive information about
close ties and co-ordination between Donald Trump, his top advisers, and the
Russian government - a foreign interest openly hostile to the United States, which
Mr Trump praises at every opportunity.
"The public has a right to know this information. I wrote to you months ago
calling for this information to be released to the public. There is no danger to

42
American interests from releasing it. And yet, you continue to resist calls to
inform the public of this critical information."
The CIA, FBI, Justice and Treasury all refused to comment when I
approached them after hearing about the Fisa warrant.
It is not clear what will happen to the inter-agency investigation under
President Trump - or even if the taskforce is continuing its work now. The
Russians have denied any attempt to influence the president-elect - with either
money or a blackmail tape.
If a tape exists, the Russians would hardly give it up, though some hope to
encourage a disloyal FSB officer who might want to make some serious money.
Before the election, Larry Flynt, publisher of the pornographic magazine Hustler,
put up a million dollars for incriminating tape of Mr Trump. Penthouse has now
followed with its own offer of a million dollars for the Ritz-Carlton tape (if it
exists).
It is an extraordinary situation, 10 days before Mr Trump is sworn into
office, but it was foreshadowed during the campaign.
During the final presidential debate, Hillary Clinton called Donald Trump
a "puppet" of Russia's leader, Vladimir Putin. "No puppet. No puppet," Mr Trump
interjected, talking over Mrs Clinton. "You're the puppet. No, you're the puppet."
In a New York Times op-ed in August, the former director of the CIA,
Michael Morell, wrote: "In the intelligence business, we would say that Mr Putin
had recruited Mr Trump as an unwitting agent of the Russian Federation."
Agent; puppet - both terms imply some measure of influence or control by
Moscow.
Michael Hayden, former head of both the CIA and the NSA, simply called
Mr Trump a "polezni durak" - a useful fool.
The background to those statements was information held - at the time -
within the intelligence community. Now all Americans have heard the claims.

43
Little more than a week before his inauguration, they will have to decide if their
president-elect really was being blackmailed by Moscow. [48]
Теперь посмотрим на русский перевод этой статьи.
"Компрометирующие" утверждения о Трампе. Как и почему мы
пришли к этому?
Дональд Трам назвал "фальшивыми новостями" обвинения,
опубликованные в некоторых СМИ, что его предвыборный штаб вступил в
сговор с Россией - и что Россия имела компрометирующие материалы о
его частной жизни. Пол Вуд из "Би-Би-Си" видел эти обвинения еще до
выборов и сообщает о негативных последствиях после того, как они стали
известными.
[…]
Как я понимаю, ЦРУ считает правдоподобным, что у Кремля есть
такой kompromat - или компрометирующий материал - на следующего
главнокомандующего США. В то же самое время совместная целевая
рабочая группа, в которую входят ЦРУ и ФБР, расследовала утверждения,
что русские, возможно, посылали деньги организации г-на Трампа или его
предвыборной кампании.
Утверждения о шантажирующей российской записи были сделаны в
одном из ряда докладов, написанном бывшим агентом британской
разведки, под которым понимается Кристофер Стил.
Будучи сотрудником МИ6, он работал в посольстве Британии в
Москве, а теперь руководит консалтинговой компанией, консультируя по
ведению бизнеса в России. Он разговаривал с рядом своих старых
контактных лиц в ФСБ, наследнице КГБ, некоторым заплатив за
информацию.
Они сказали ему, что г-н Трамп был снят с группой проституток в
президентском номере в московской гостинице "Ритц-Карлтон". Я знаю
это, потому что вашингтонская компания, занимающаяся политическими

44
исследованиями и заказавшая этот доклад, показала мне его в последнюю
неделю предвыборной кампании.
Телеканал "Би-Би-Си" решил не использовать этот доклад по очень
хорошей причине, что, не увидев видеозаписи - если она существует - мы
не могли знать, правдивы ли эти утверждения. Подробности этих
утверждений были, конечно, отвратительными. Вся серия докладов
теперь размещена на сайте BuzzFeed.
Снимок с экрана Твиттер-аккаунта Дональда Трампа:
"Разведывательные службы не должны были позволить "утечку" этих
фальшивых новостей для публики. Это еще одна последняя атака на меня.
Мы что, живем в нацистской Германии?"
Сторонники г-на Трампа говорят, что это политически
мотивированная атака.
Сам избранный президент возмущенно написал в Твиттере сегодня
утром: "Мы что, живем в нацистской Германии?"
Позднее, на многими ожидаемой пресс-конференции, он не
сдерживался.
"Подобное не должно было быть написано", - сказал он - "и уж точно
никогда не должно было быть опубликовано".
Он сказал, что памятная записка написана "больными людьми,
[которые] составили эту полную ахинею".
Фирма по поиску компрометирующей информации о политическом
противнике, заказавшая этот доклад, сначала работала на анти-
трамповский суперКПК - комитет в поддержку кандидата - во время
первичных выборов в Республиканской партии.
Затем во время общих выборов это финансировал анонимный
сторонник Демократической партии. Но это не политические интриганы
- их обычной сферой деятельности является страноведческий анализ и

45
оценка коммерческого риска, аналогично консалтинговой деятельности
бывшего агента МИ6.
Он, судя по всему, передал свое досье ФБР вопреки совету фирмы.
И бывший агент МИ6 не единственный источник утверждений о
российском kompromat на избранного президента. Еще в августе один
вышедший на пенсию агент сказал мне, что его проинформировал о его
существовании "глава одной восточно-европейской разведывательной
службы".
Позднее я использовал посредника, чтобы передать некоторые
вопросы находящимся на действительной службе сотрудникам ЦРУ,
которые работают с досье по делу - они бы не стали говорить со мной
напрямую. Я получил ответное сообщение, что есть "больше одной
видеозаписи", "аудио и видео", на "больше чем одну дату", в "больше, чем
одном месте" - в "Ритц-Карлтон" в Москве, но также в Санкт-
Петербурге - и что материал "сексуального характера".
Заявления о российском kompromat на г-на Трампа были
"правдоподобными", считало ЦРУ. Именно поэтому - согласно "Нью-Йорк
Таймс" и "Вашингтон Пост" - эти заявления оказались на столе
президента Барака Обамы на прошлой неделе, также документ с кратким
изложением был передан лидерам Конгресса и самому г-ну Трампу.
Г-н Трам действительно посещал Москву в 2013 году, когда и была,
предположительно сделана первая видеозапись. Есть телевизионные
кадры с ним на конкурсе "Мисс Вселенная". Любому посетителю крупной
гостиницы в Москве следует быть разумным и исходить из того, что их
комнаты оснащены скрытыми видеокамерами и микрофонами, как и мини-
баром.
На своей пресс-конференции г-н Трамп сказал, что он предупреждал
свой персонал, когда они находились в поездках: "Будьте очень
осторожны, потому что в ваших гостиничных номерах, не важно, куда вы

46
едете, возможно, есть камеры". Так что российские службы
безопасности превратили получение kompromat в форму искусства.
Даже президент Владимир Путин говорит, что и на него есть
"kompromat" - хотя он, вероятно, шутит
Один российский специалист рассказал мне, что сам Владимир
Путин иногда говорит, что и на него есть kompromat - хотя он, вероятно,
шутит. Этот специалист затем рассказал мне, что офицеры ФСБ
склонны хвастаться о том, что у них есть видеозаписи с публичными
деятелями, и что нужно быть осторожным в отношении любых
заявлений, которые они делают.
Один бывший офицер ЦРУ сказал мне, что он разговаривал по
телефону с действующим офицером ФСБ, который говорил о
видеозаписях. И он заключил: "Это чертова фальшивка".
Г-н Трамп и его сторонники правы, когда обращают внимание на то,
что это недоказанные утверждения.
Но дело не только в сексе, дело также в деньгах. В докладе бывшего
агента МИ6 подробно излагаются попытки Кремля предложить г-ну
Трампу прибыльные "сделки по знакомству" в России, которые бы купили
его благосклонность.
Г-н Трамп отказался от них, и действительно у него не было особого
бизнеса в России. Но совместная целевая рабочая группа
разведывательных и правоохранительных органов расследует
утверждения, что Кремль платил деньги его предвыборной кампании через
связанных с ним лиц.
15 октября американский тайный суд по контролю за внешней
разведкой выдал разрешение на расследование двух российских банков. Эта
новость была передана мне несколькими источниками и подтверждена
человеком, которого я назову только как высокопоставленного члена
американского разведывательного сообщества. Он никогда бы сам ничего

47
не предложил - отдавать секретную информацию является незаконным -
но он подтверждает либо опровергает то, что я слышал от других
источников.
Г-н Трамп говорит, что Москва "никогда не пыталась влиять на
меня"
"Я напишу статью, в которой говорится...", - говорю я. "У меня нет
проблем с этим", - отвечает он, если моя информация верна. Он
подтвердил ход событий ниже.
В апреле прошлого года директору ЦРУ показали разведданные,
которые его обеспокоили. Это была - якобы - запись разговора о деньгах
от Кремля, поступающих в американскую президентскую кампанию.
Эта запись была передана США разведывательной службой одной из
балтийских стран. ЦРУ не может действовать внутри страны против
американских граждан, поэтому была создана контрразведывательная
рабочая группа.
В рабочую группу входили шесть агентств или министерств
правительства. Внутренней, американской стороной расследования,
занимались ФБР, Министерство финансов и Министерство юстиции.
Иностранными и разведывательными аспектами расследования
занимались три других агентства: ЦРУ, Бюро директора национальной
разведки и Агентство национальной безопасности, отвечающее за
электронный шпионаж.
Адвокаты из отдела национальной безопасности Министерства
юстиции оформили затем заявление. Они отправились с ним в тайный
американский суд, который имеет дело с разведслужбами, суд Fisa,
названный так по названию Закона о надзоре за иностранными разведками.
Они хотели получить разрешение на перехват электронных записей двух
российских банков.

48
Их первое заявление, в июне, было сразу отклонено судьей. Они
вернулись с более подробно составленным заявлением в июле, и снова
получили отказ. Наконец, с новой судьей разрешение было выдано 15
октября, за три недели до выборов.
[…]
Один адвокат - не из Министерства юстиции, но осведомленный о
деле - сказал мне, что расследование проводится в отношении троих
связанных с г-ном Трампом людей. "Но ясно, что это связано с Трампом",
- сказал он.
Я разговаривал со всеми троими, названными этим источником. Все
они категорически отрицали какие-либо правонарушения. "Бред сивой
кобылы", - сказал один. "Брехня", - сказал другой. Из двух российских банков
один отрицал какие-либо правонарушения, в то время как другой не
ответил на запрос о комментариях.
Расследование было активным перед выборами. В этот период лидер
демократов в Сенате Гарри Рид написал директору ФБР, обвинив его в
утаивании "скандальной информации" о г-не Трампе.
Г-н Рид отправил это письмо после краткого заседания с
информацией от разведслужб, полученной им вместе с другими
высокопоставленными лицами в Конгрессе. Там присутствовали лишь
восемь человек: председатели и старшие члены меньшинства из
комитетов по разведке в палате представителей и Сенате, а также
лидеры Демократической и Республиканской партий в Конгрессе, "банда
восьми", как их иногда называют. Обычно на заседаниях по разведке
присутствуют и руководители персонала, но не на этот раз. Лидерам
Конгресса даже не разрешили делать записи.
"Марионетка"
В письме к директору ФБР Джеймсу Коули г-н Рид написал: "Из
моего общения с Вами и другими ведущими официальными лицами в

49
сообществе национальной безопасности стало ясно, что Вы располагаете
скандальной информацией о тесных связях и координации между
Дональдом Трампом, его ведущими советниками и российским
правительством - иностранными интересами, которые открыто
враждебно настроены по отношению к Соединенным Штатам, и которых
г-н Трамп хвалит при каждой возможности.
"У общественности есть право знать эту информацию. Я писал Вам
несколько месяцев назад, призывая обнародовать эту информацию. Ее
публикация не представляет никакой опасности для американских
интересов. И тем не менее Вы продолжаете сопротивляться призывам об
информировании общественности этой важной информацией".
ЦРУ, ФБР, Министерство юстиции и финансов, все отказались дать
комментарии, когда я обратился к ним, узнав о предписании суда.
Не ясно, что произойдет с межведомственным расследованием при
президенте Трампе - или даже продолжает ли рабочая группа свою работу
сейчас. Русские отрицают какие-либо попытки повлиять на избранного
президента - посредством денег или шантажа видеозаписью.
Если видеозапись существует, то русские вряд ли откажутся от
нее, хотя некоторые надеются подтолкнуть нелояльного офицера ФСБ,
который может захотеть заработать серьезные деньги. Еще до выборов
Ларри Флинт, издатель порнографического журнала "Hustler", пообещал
миллион долларов за обличительную видеозапись г-на Трампа. Теперь и
журнал "Penthouse" сделал свое предложение в миллион долларов за
видеозапись из "Ритц-Карлтон" (если она существует).
Это необычная ситуация, за 10 дней до того, как г-н Трамп будет
приведен к должностной присяге, но во время предвыборной кампании были
предзнаменования о ней. Во время финальных президентских дебатов
Хилари Клинтон назвала Дональда Трампа "марионеткой" российского
лидера Владимира Путина. "Не марионетка. Не марионетка", - прервал г-

50
н Трамп, перекрывая голос г-жи Клинтон. "Это Вы - марионетка. Нет, Вы
- марионетка".
В колонке комментатора в "Нью-Йорк Таймс" в августе бывший
директор ЦРУ Майкл Морелл написал: "В разведывательном деле мы бы
сказали, что г-н Путин завербовал г-на Трампа в качестве "невольного
агента Российской Федерации".
Агент; марионетка - оба термина подразумевают некоторую
степень влияния или контроля со стороны Москвы.
Майкл Хейден, бывший глава и ЦРУ и АНБ, попросту назвал г-на
Трампа "polezni durak" - полезным дураком.
Подоплекой этих заявлений была информация, имевшаяся - на тот
момент - у разведывательного сообщества. Теперь все американцы
услышали эти обвинения. Менее чем за неделю до его инаугурации им
придется решить, действительно ли их избранного президента
шантажирует Москва. [50]
В отличии от первого примера в этой работе, данный перевод
сохраняет все смыслы теста оригинала, не искажая его. Важно понимать,
что данный текст был переведен неофициально, для образовательной, а не
политической или журналисткой цели. Поэтому, мы можем сказать, что
данный перевод не страдает от политического вмешательства. Тем не менее
мы можем использовать его как пример и провести как PDA анализ, так и
сделать переводческий комментарий, так как это, всё равно, перевод взятый
с новостного сайта.
Проведя переводческий анализ, мы можем сказать, что этот перевод
не идеален. Он страдает от калькирования, будучи почти целиком
переведенным словом за словом. Как самый распространённый пример
этого мы видим слово "kompromat. В оригинале, это слово было калькой с
русского языка, переданное транслитерацией, но переводчик решил
оставить это слово неизменным в переводе (либо просто просмотрел его).

51
Это можно исправить, если передать это слово как "компромат" и опустить
его контекстуальное значение как экзотизма, оправдав это опущение
совпадением культуры, из которой оно было заимствованно и язык которо
оно переводится и отсутствием критической его роли в тексте. Тоже самое
мы можем сказать и "polezni durak". Встречающиеся такие слова в русском
тексте выглядят странно и сбивают читателя.
Проведя PDA анализ, мы можем сказать, что этот текст не прошел
через процесс диссимуляции (он был переведен весь, а не отдельные его
части и этот текст, возможно, прошёл специальную отборку, т.е. прошел
через процесс принуждения.
Выводы по главе 3
На основе вышесказанного в данной главе, мы можем утверждать, что
переводчики и заказчики переводов могут очень сильно повлиять на
переводимый текст, таким образом, контролируя информацию,
получаемую аудиторией, на язык которой делается перевод.
Необходимо помнить, что перевод, для многих людей - это
единственный способ получить новости из других стран. Немногие знают
несколько языков, и абсолютно никто, не знает каждого, так что даже если
человек может говорить на нескольких языках, то он или она все равно
нуждается в переводчике, чтобы получать и понимать новости из других
стран.
Перевод политического текста - это сложная работа, которая требует
хорошего понимания оригинального текста, темы, терминологии и
политики как науки.
Основываясь на результатах анализов, проведенных в данной главе,
мы видим доказательства многих принципов и концептов, указанных в
предыдущих главах, также, как и применение рассмотренных техник
анализа политических текстов.

52
Заключение
В данной работе вы выявили следующее:
1.Политический язык - это специальный язык, который, имеет
собственную терминологию, но, при этом, не является техническим
языком. Этот язык отличается гибкостью и неопределенностью. Он может
выполнять следующие три функции:
- Выразительная функция - это означает, что она выражает цели,
которые укоренились в реальной сфере политики;
- Целевая функция, а это означает, что она влияет на мышления и
чувства людей, и таким образом, на их действия;
- Символическая функция - это означает, что мысли и чувства
выражаются политическими символами.
Целями этих функций могут стать: уговоры, рассуждения, обман или
даже угрозы, каждая из которых требуют конкретного использования
языка.
2. Мы можем выявить основные правила при переводе политического
текста:
• При работе с переводимым текстом необходимо проанализировать
взаимосвязь между текстом источника и целевого текста. Все смыслы
можно передать в любом существующем языке.
• Необходимо воспроизвести на языке рецептора ближайший
естественный эквивалент сообщения переводимого языка, в первую
очередь с точки зрения смысла и, во-вторых, с точки зрения стиля.
• Многие политические тексты связанны с политическими событиями
и друг с другом, поэтому при их переводе мы должны смотреть не
только на контекст внутри самого текста, но и на общеполитический
контекст и тексты, связанные тематически.
• Адаптация (процесс воссоздания контекста, упоминаемого в
оригинальном тексте, но не существующего в культуре целевого
53
текста) - является основным способом перевода политических
текстов.
• Основные переводческие трансформации, используемые при
переводе политических тектов:
- Опущение: сокращение части текста;
-Экспликация: расширение текста, которое объясняет информацию,
подразумевающеюся в оригинале, либо в основном тексте, сносках или
глоссарий;
-Экзотика: замена участков сленга, диалекта, бессмысленных слов и
т.д. в исходном тексте неточными эквивалентов в целевом языке (иногда
выделяются курсивом или подчеркиванием);
-Обновление: замена устаревшей или неясной информации
современными эквивалентами;
-Синонимия: введение более привычного контексте, нежели тот,
который используется в оригинале;
-Глобальное изменение текста: замена оригинального текста,
переводом, который сохраняет только основные сообщения/идеи/функции
оригинала.
3. Мы можем выделить основные правила при анализе перевода
политического текста:
• Политические слова не могут быть проанализированы отдельно, в их
анализе необходимо принимать во внимание весь текст. Если мы
хотим проанализировать их, мы должны делать это в контексте.
Основная функция этих слов не описать что-то, а установить
отношения.
• Статус переводов (явный или скрытый перевод, т.е. целевой текст,
обозначенный или не обозначенный как перевод) и общая практика
выполнения такой работы по переводу должна быть установлена до
проведения какого-либо анализа,
54
• Для ясности переведенные тексты должны быть так же показаны в
оригинале
• Неправильные переводы или случаи, когда переводы слишком
многое изменяют или теряют должны быть проанализированы в их
социально-политическом контексте
• Весь процесс перевода, а не только конечный продукт, должен быть
рассмотрен в рамках анализов.
• Эквивалентность на уровне слов должна оцениваться и
анализироваться в идеологическом контексте исходной и целевой
культур;
• Лексический выбор в целевом тексте должен быть проанализирован
в рамках целевой культуры;
• Выбор информации, подлежащей переводу, следует
интерпретировать с учетом наиболее сильной идеологии исходной и
целевой культур;
• Создание новых политических идентичностей посредством
лексического выбора и формулирования должно быть
контекстуализировано в целевой культуре.
4. По вопросу влияния переводка на переводимый текст и,
следовательно, политику в целом, мы можем сказать, что переводчик
может изменить очень многое в понимании текста, случайно, или
нарочно. Но не только переводчик может повлиять на текст, заказчик
перевода может решить вырезать, изменить или другим способом
исказить любые детали текста или текст в целом. Причиной этого может
стать манипуляция, ошибка или нетерпимость к определенной теме.
В заключение мы можем сказать, что политика, в наше время, играет
очень важную роль. Так же, как международные отношения и,
следовательно, перевод и переводчики.

55
Список литературы.
1. Baker, M. (2006) Translation and Conflict. A Narrative Account.
Routledge: London and New York -421 c.
2. Bednárová-Gibová, K. (2012) Non-Literary and Literary Text in
Translation. Filozoficka fakulta Presovskej univerzity: Presov -311 c.
3. Cacioppo, J. T. and R. E. Petty. 1986. The Elaboration Likelihood Model
of Persuasion. Advances in Experimental Social Psychology. Academic
Press: London –231 c.
4. Calzada Pérez, M. (2007) Translating Conflict Advertising in a Globalised
Era. In Salama-Carr, Myriam (ed.), Translating and Interpreting Conflict.
Rodopi: Amsterdam and New York -201 c.
5. Chan, R. (2007) One Nation, Two Translations: China’s Censorship of
Hillary Clinton’s Memoir. In Salama-Carr, Myriam (ed.), Translating and
Interpreting Conflict. Amsterdam and New York: Rodopi -62 c.
6. Chilton, P., Schäffner, C. (1997) Discourse and Politics. In van Dijk, Teun.
A. (ed.), Discourse as Social Interaction, 206–230. Thousand Oaks. Sage
Publications: USA -64 с.
7. Cialdini, R. B. (2001) Influence: Science and Practice. Allyn & Bacon:
Boston -127 с.
8. Cronin, M. (2003) Translation and Globalisation. Routledge: London and
New York. -34 с.
9. Dragovic-Drouet, M. (2007) The Practice of Translation and Interpreting
During the Conflicts in the Former Yugoslavia. Amsterdam and New
York: Rodopi -67 с.
10.Fairclough, N. (1989) Language and Power. Longman: London and New
York. - 155 с.
11. Fairclough, N. (1995) Critical Discourse Analysis: The Critical Study of
Language. Longman: London and New York - 241 c.

56
12.Gagnon, C. (2006) Language Plurality as Power Struggle, Target: Canada.
-103 с.
13.Hart, H. L. (2000) Definition and Theory in the Science of Law (перевод
с венгерского). PPKE: Budapest - 142 с.
14.Hernández G, María J. (2010) Translated interviews in printed media – A
case study of the Spanish daily El Mundo. Across Languages and Cultures:
Madrid - 241 с.
15.Jakobson, R. (1966) On Linguistic Aspects of Translation. Oxford
University Press: New York - 136 с.
16.Klaudy, K. (2003) Languages in Translation: Lectures on the Theory,
Teaching and Practice of Translation. Budapest: Scholastica. 134 с.
17.Kuhiwczak, P. (2007) The Grammar of Survival. How Do We Read
Holocaust Testimonies? In Salama-Carr, Myriam (ed.), Translating and
Interpreting Conflict. Rodopi: Amsterdam and New York - 79 с.
18.Kurtán, Z. (2003) Language for Special Purposes (перевод с
венгерского). Nemzeti Tankönyvkiadó: Budapest -21 с.
19.Lakoff, G. (1973) Hedges: A study in meaning criteria and the logic of
fuzzy concepts. Walter de Gruyter: Berlin and New York -534 с.
20.LeBaron, M. (2003) Bridging Cultural Conflicts: A New Approach for a
Changing World. Jossey-Bass: San Francisco -129 с.
21.Lederer, M. (2003) The Interpretive Model. Manchester: St. Jerome. -207
с.
22.Newmark, P. (1988) A Textbook of Translation. Prentice Hall:
Hertfordshire – 26 c.
23.Newmark, P. (1989) Introductory Survey. In Picken, Catriona (ed.), The
Translator’s Handbook. 2nd edition. ASLIB: London -134 с.
24. Nida, E. (1964) Toward a Science of Translation – with Special Reference
to Principles and Procedures Involved in Bible Translating. Brill: Leiden -
163 с.

57
25.Nikolaou, P. (2007) The Troy of Always: Translation of Conflict in
Christopher Logue’s War Music. In Salama-Carr, Myriam (ed.),
Translating and Interpreting Conflict. Rodopi: Amsterdam and New York:
-97 с.
26.Olivecrona, K. (2000) Legal Language and Reality (перевод с
венгерского). In Szabó M. and Varga Cs (eds.), PPKE: Budapest - 225 с.
27.Palmer, J. (2007) Interpreting and Translation for Western Media in Iraq.
In Salama-Carr, Myriam (ed.), Translating and Interpreting Conflict.
Rodopi: Amsterdam and New York - 134 с.
28.Reiss, K. (1995) Text Type Translation and Translation Assessment. In
Chesterman, A. (ed.), Reading in Translation Theory. FinnLectura:
Helsinki -164.
29.Sarcinelli, U. (1998) Politikvermittlung und Demokratie in der
Mediengesellschaft [Politics and Democracy Seen through the Media].
BpB: Bonn. -201 с.
30.Sárosi, K. (2011) Legal Language and Translation (перевод с
венгерского). Scientia Publishing House: Cluj Napoca - 229 с.
31.Schäffner, C., Adab, B. (2001) The Idea of the Hybrid Text in Translation:
Contact as Conflict. Across Languages and Cultures. –180 с.
32.Schäffner, C. (1998) Hedges in Political Texts: A Translational
Perspective. Multilingual Matters: Clevedon - 201 с.
33.Schäffner, C. (2004) Political Discourse Analysis from the point of view
of Translation Studies. Journal of Language and Politics. Multilingual
Matters: Clevedon - 132 с.
34.Schelesinger, P., Lumley, B. (1985) Two Debates on Political Violence
and the Mass Media: The Organisation of Intellectual Fields in Britain and
Italy. Walter de Gruyter: Berlin and New York - 357 с.
35.Seleskovitch, D. (1983) Role of Translation and Interdritation) Traduire:
Paris. - 134 с.

58
36.Simpson, A.W.B. (2000) Defining Legal Concepts (перевод с
венгерского). PPKE: Budapest - 143 с.
37.Stetting, Ka. (1989) Transediting. A New Term for Coping with the Grey
Area between Editing and Translating. University of Copenhagen:
Copenhagen - 392 с.
38. Szabó, M. (2003) The Bases of Discursive Politics (перевод с
венгерского). L’Harmattan Kiadó: Budapest - 153 с.
39.Szabó, M. (2000) Word by Word: On the Interferences of Language and
Law Concepts (перевод с венгерского). PPKE: Budapest. - 171 с.
40.Szabó, M. (2001) Let’s play! Concepts (перевод с венгерского). Bíbor:
Miskolc - 76 с.
41.Tang, J. (2007) Encounters with Cross-cultural Conflicts in Translation.
Rodopi: Amsterdam and New York. - 428 с.
42.Valdeón, R. A. (2007) Ideological Independence or Negative Mediation:
BBC Mundo and CNN en Español’s (translated) Reporting of Madrid’s
Terrorist Attacks. In Salama-Carr, Myriam (ed.), Translating and
Interpreting Conflict. Rodopi: Amsterdam and New York - 138 с.
43.Várnai S. (2006) Peculiarities of Translating Juridical Texts, Contracts and
Laws. MFE: Budapest - 154 с.
44.Vinay, J. P., Darbelnet, J. (1958) Comparative Stylistics of French and
English: A Methodology for Translators. (перевод с французкого).
Didier: Paris - 231 с.
45.Wadensjö, C. (1998). Interpreting as Interaction. Harlow, Longman: Essex
- 266 с.
46.Williams, J. (2007) Ferdinand Freiligrath, William Wordsworth, and the
Translation of English Poetry into the Conflicts of Nineteen Century
German Nationalism. Rodopi: Amsterdam and New York -218 с.
Материалы из сети Интернет

59
47.BBC.com Режим доступа: URL:http://www.bbc.com/news/world-
europe-39665711, свободный. Дата обращения: 7. 04.2017.
48.BBC.com Режим доступа: URL:http://www.bbc.com/news/world-us-
canada-38589427, свободный. Дата обращения: 7. 04.2017.
49.BBC.com Режим доступа: URL:http://www.bbc.com/russian/media-
39668606, свободный. Дата обращения: 7. 04.2017.
50.Perevodika Режим доступа: URL
http://perevodika.ru/articles/1182232.html, свободный. Дата обращения:
7. 04.2017.
51.Quentel G. 2006. Translating a Crucial Political Speech. Режим доступа:
URL:http://www2.warwick.ac.uk/fac/soc/csgr/research/workingpapers/20
06/ wp20406.pdf, свободный. Дата обращения: 7. 04.2017
52.Zemplén, G. and Kutrovátz, G. 2012. Érvelés-tanulmányok [Essays on
Argumentation]. BME FiTuTö, Режим доступа:
URL:https://www.filozofia.bme.hu/sites/default/files/anyagok/1295/rvel
%C3%A9selm%C3%A9let-filmeken_02.pdf, свободный. Дата
обращения: 7. 04.2017

60

Оценить