Вы находитесь на странице: 1из 22

Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего

профессионального образования
«РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАРОДНОГО ХОЗЯЙСТВА
И ГОСУДАРСТВЕННОЙ СЛУЖБЫ
при ПРЕЗИДЕНТЕ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ»

Факультет: «Факультет маркетинга и международного сотрудничества»


Институт: «Институт управления и регионального развития»
Специальность/направление подготовки: «Международные отношения»
Специализация/профиль/программа: «Международные экономические отношения в
условиях глобализации»
Кафедра «Международное сотрудничество»

Реферат по дисциплине «Методология»


на тему:
«Системный подход в международных отношениях

Автор работы:
студентка 2 курса
Очной формы обучения
Ф.И.О. Богачева Дарья Васильевна
Подпись_______________________

Руководитель работы:
Должность, звание: к.э.н,
Ф.И.О. Сухарев Александр
Васильевич
Оценка_________________________
Подпись ________________________

«_____» ___________20____ г.

,
Москва, 2020
Введение
Глава 1. Основы исследования системного подхода в науке
§1.1 Содержание системного подхода
§1.2 Идейные предпосылки возникновения системного подхода
Глава 2. Особенности системного подхода в политической науке
§2.1 Основные теоретические направления развития системного подхода в
политической науке
§2.2 Эмпирическое применение системного подхода в политической науке
Глава 3. Применение системного подхода к исследованию международных
отношений
§3.1 Особенности и основные направления системного подхода к анализу
международных отношений
§3.2 Возможности и пределы системного подхода к изучению
международных отношений
Заключение
Библиографический список
Глава 1. Основы исследования системного подхода в науке

§1.1 Содержание системного подхода

Системный подход в науке позволяет четче структурировать, организовать и


анализировать явления. Понятие «система» греческого происхождения и означает
целое, соединение, составленное из частей. Система представляет собой
совокупность взаимодействующих и взаимосвязанных элементов, образующих
определенное единство, целостность.

В науке выделяются абстрактные и материальные системы. Первыми являются


системы неорганической, а также социальные системы (социально-экономическая
структура общества, простейшие социальные объединения). Вторыми -
абстрактные системы: гипотезы, понятия, научные знания о системах, теории,
формализованные, лингвистические (языковые), логические системы и др. Также
выделяются динамичные и статичные системы. Динамичная система со временем
меняется. Статичная система со временем остается неизменной. Если знание
значений переменных системы в текущий момент времени позволяет установить
состояние системы в любой последующий или предшествующий моменты
времени, то такая система является детерминированной. Для вероятностной
системы знание значений переменных в текущий момент времени позволяет лишь
спрогнозировать вероятность распределения значений данных переменных в
последующие моменты времени4.

Основными системными принципами являются:


• целостность - несводимость системных свойств к простой арифметической сумме
свойств элементов;

• структурность – описание системы посредством анализа сети её отношений и


связей;

• взаимообусловленность системы и среды;

• иерархичность - каждый компонент системы может рассматриваться как система,


а сама эта система является одним из компонентов более крупной системы;

• множественность описания – сложность системы обусловливает ее адекватное


познание через построение множества различных моделей, описывающих
отдельные определенные аспекты системы и др.5

Системный подход эффективен при исследовании объектов как систем и


направляет исследование на выявление целостности объекта и механизмов её
обеспечения, на выявление разнообразных видов связей сложного объекта и
соединение их в целую теоретическую картину. Ведущее положение при этом
приобретают проблемы функционирования и организации сложных объектов.
Сложный объект допускает множество расчленений.

Подход как теоретический конструкт является совокупностью используемых


средств, методов, концепций. Центральной категорией в системном подходе
выступает «система» как иерархия взаимосвязанных элементов. В рамках данного
подхода управление рассматривается как единая система и используется как
средство упорядочения управленческих проблем. Системный подход опирается на
анализ следующих компонентов:

• оценка объекта как совокупности различных видов деятельности;

• наличие связей в системе;

• органичность (т. е. система определяется свойствами ее элементов);

• генетическая определенность истоков;

• пространственно-временное существование;

• историчность, этапность, цикличность;

• условность границ системы;

• идентификация;

• разделение системообразующих и системоразрушающих элементов6.


Основными задачами анализа социальных систем выступают:

• изучение мотивов поведения человека в обществе;

• выявление его целевой ориентации;

• исследование системы стимулов, среди которых большую роль играют не только


материальные, но и моральные: личная власть, престиж и т. д.7

Таким образом, системный подход ориентирует исследователя на раскрытие


целостности объекта, выявление его связей и отношений, совокупности элементов,
находящихся в определенных взаимосвязях друг с другом и со средой.
Предпосылки формирования системного подхода в науке складывались на
протяжении тысячелетий.

§1.2 Идейные предпосылки возникновения системного подхода

Предпосылки возникновения системного подхода в науке стали складываться еще


в древнем мире.

Аристотель определили некоторые понятия, на которых основывается системное


мышление. Он полагал, что части тела только тогда имеют смысл, когда
способствуют функционирования всего организма человека. Используя эту
аналогию, Аристотель определял, как граждане должны относиться к государству8.

Греческими мыслителями природа рассматривалась как одно целое.

Объекты природы и мир в большинстве случаев не рассматривались древней


наукой как эволюционирующие.

Со временем знания о природе накапливались и требовали своей реорганизации.


Первая крупная научная революция, перевернувшая представления об устройстве
мира, была связана с учением Н. Коперника, предложившая гелиоцентрическую
модель мироздания. Г. Галилей, И. Кеплер, И. Ньютон развили концепцию Н.
Коперника до формальной глубины, расширив границы известного. Позже
появились и новейшие философские учения (И. Кант, Г. Гегель, Л. Фейербах), в
которых делались попытки показать сущность и направление развития мира9.
Особенно значительной считается диалектика Г. Гегеля.

В основе общей теории систем Г. Гегеля выделяются идеи, которые сводятся к


следующему:

 Целое есть нечто большее, чем сумма частей.


 Части находятся в постоянной взаимосвязи и взаимозависимости.
 Целое определяет природу частей10.

Системность - наиболее важная черта диалектического метода. Исходным


методологическим принципом гегелевской диалектики является объективность
рассмотрения предмета, теоретическое выражение стихии его собственного
движения, жизни самой сути дела. Объективность рассмотрения - высший принцип
диалектики Г. Гегеля и системный подход представляет собой лишь способ его
реализации.

Важнейшие предпосылки формирования системной картины мира были созданы в


ХIХ веке Ч.Дарвином и К.Марксом.

Начало ХХ века тоже стало революционным. Теория относительности А.


Эйнштейна внедрила еще более глубокие формализмы в картину мира.

Научные революции в физике, создав предпосылки, не могли заставить широкие


массы научного сообщества задуматься об интеграции знаний.

К середине ХХ века человечество начало влиять уже на всю среду своего обитания.
Возникла потребность создания сложнейших технических систем, над развитием и
проектированием которых должны были работать одновременно десятки тысяч
специалистов из самых разных наук.

Для того, чтобы успешно решать сложнейшие проблемы развития человечества


сообща, представителям изолировавшихся наук была необходима единая
парадигма. Иначе интегрировать знания и усилия представителей разных наук и
технологических школ было нельзя. Такой парадигмой стала методология
системного подхода.

Первый публичный шаг к формированию основных положений системного


подхода сделал сс Л. Фон Берталанфи опубликовал в 1969 г. важнейший труд
«Общая теория систем», где сформулировал задачу новой науки - разработать
математический аппарат описания систем любой физической природы и
установить изоморфизм законов в различных областях знания11.

Таким образом, идеи системности возникали еще в древнем мире, однако, имели
форму догадок и предположений. Системность все активнее начинает
осознаваться в науке и философии Нового времени, но институционализируется в
рамках системного подхода лишь в середине ХХ века, проникая в то время и в
политическую науку.

 
 

Глава 2. Особенности системного подхода в политической науке

§2.1 Основные теоретические направления развития системного подхода в


политической науке

 Сегодня политология охвачена системным подходом. Скачок в его развитии


пришелся на 1960-ые г.г.

В политическую науку системный анализ проник благодаря американскому


социологу Т. Парсонсу.

Т. Парсонс рассматривает общество как социальную систему, состоящую из


четырех взаимодействующих подсистем с собственными функциями. Политика
выполняет функцию целедостижения системы, которое проявляется в стремлении
к коллективным действиям, мобилизации субъектов и ресурсов на их достижение.
Экономическая подсистема адаптирует общество к производственным
потребностям. Институты «социального сообщества» (мораль, право, суд)
интегрируют общество в целях достижения солидарности его элементов.
Институты социализации (семья, система образования) передают нормы, правила и
ценности, становящиеся важными факторами мотивации общественного
поведения субъектов.

Политическая подсистема включает, по Т. Парсонсу, три института: органы власти,


лидерство и регламентацию, также выполняющие специфические функции.
Институт лидерства позволяет занять определенное положение, предписывающее
обязанность проявлять инициативы и привлекать к достижению общих целей
членов сообщества. Институт регламентации помогает издать нормы и правила,
создающие правовую основу для социального контроля. Институт органов власти
направлен на управление общественным развитием12.

Модель Т. Парсонса очень абстрактна, чтобы объяснить все процессы, которые


протекают в политической сфере. Являясь ориентированной на устойчивость и
стабильность политической системы, она не включает случаи конфликтов,
дисфункциональности, социальной напряженности. Однако теоретическая модель
Т. Парсонса заметно повлияла на исследования в области политологии.

Теорию систем ввел в политическую науку Д. Истон. Его монография «Системный


анализ политической жизни» посвящена анализу условий, необходимых для
самовоспроизводства политической системы, и четырех основных категорий
теории систем: политической системы, окружающей ее среде, реакции и обратной
связи. Используя некоторые положения структурного функционализма Т.
Парсонса, Д. Истон доказал, что системный анализ политической жизни базируется
на анализе системы непосредственно в среде её функционирования, которая
подвержена воздействию извне. Для своего выживания система должна
реагировать на внешние раздражители.

Политическое взаимодействие в обществе является системой поведения. В связи с


этим политическую жизнь необходимо интерпретировать как поведенческую
систему, включенную в окружающую среду, подверженную ее воздействию и
обладающую возможностью ей отвечать.

Д. Истон определяет политику как волевое распределение ценностей, что


обуславливает интерпретацию политической системы как совокупности
взаимодействий, с помощью которых в обществе авторитетно распределяются
ценности. Политическая система при этом представляет собой совокупность
политических взаимодействий в указанном обществе. Основное её назначение
состоит в распределении ресурсов и побуждении к принятию данного
распределения как обязательного для большинства членов общества.

Являясь приспосабливающейся и открытой поведенческой системой, политическая


система находится под влиянием внешней среды. Посредством регулирующих
механизмов она вырабатывает ответные реакции, регулирует свое поведение,
преобразует и изменяет свою внешнюю структуру, адаптируясь к внешним
условиям.

Взаимодействие политической системы с внешней средой происходит по


принципу входа-выхода. Д. Истон указывает на два типа входа: поддержка и
требование. Требование - это обращенное мнение к властным органам по поводу
общественного распределения ценностей. Требования, как правило, ослабляют
политическую систему. Поддержка, наоборот, как правило, усиливает
политическую систему. Она суммирует все позиции и варианты поведения,
благоприятные для системы. Поддержка обеспечивает стабильность органов
власти, преобразующих требования среды в соответствующие решения, а также
создает условия для применения адекватных требованию момента социальных
технологий, с помощью которых проводится преобразование. Поддержка
позволяет достичь согласия между членами политического сообщества.
Основными объектами поддержки в политической системе Д. Истон называет
власть, политический режим и политическое сообщество.

Д. Истон выделил три типа поддержки:

1) поддержка режима как совокупности  устойчивых ожиданий, включая ценности,


на которые опирается политическая  система, нормы и структуры власти;

2) поддержка власти, т. е. политических  институтов, выполняющих властные 


функции;
3) поддержка политического сообщества, т. е. группы лиц, связанных друг 
с другом разделением политического  труда13.

Значение входа состоит в воздействии окружающей среды на систему,


приводящему к реакции на выходе, т. е. авторитетным решениям по
распределению ценностей. Ответ системы на импульсы, получаемые извне,
происходит в форме решений и действий. Политические решения могут иметь
форму новых законов, заявлений, регламентов, субсидий и т. д. Выполнение
решений обеспечивается силой закона. Политические действия оказывают
влияние на различные стороны общественной жизни, не имея, однако,
принудительного характера. Они принимают форму мероприятий по регуляции и
решению актуальных проблем: экономических, экологических, социальных и т. д.

Следовательно, политическая система и внешняя среда находятся в отношении


глубокой взаимозависимости. Политическая система должна преобразовывать
поступающие требования и поддержку в соответствующие решения и действия,
что возможно лишь при наличии ее способности к саморегулированию.
Политический процесс оказывается процессом преобразования информации,
перевода ее с входа на выход: реагируя на сигналы окружающей среды,
политическая система одновременно осуществляет в обществе изменения и
поддерживает стабильность. Причем если изменчивость выступает в деятельности
системы как частная функциональная характеристика, то выживание и
самосохранение являются принципиально важными чертами.

Однако, акцентируя внимание на взаимодействии с внешней средой, Д. Истон, по


существу, оставил без внимания внутреннюю жизнь политической системы, ее
внутреннюю структуру, которая позволяет поддерживать динамическое
равновесие в обществе.

Способность политической системы проводить преобразования в обществе и


поддерживать стабильность зависит от специализации ролей и функций
политических институтов, составляющих совокупность взаимозависимых
элементов. Каждый элемент целостности (государство, группы давления, элиты)
выполняет жизненно важную для всей системы функцию. Следовательно, система
может рассматриваться с точки зрения не только сохранения, изменения,
адаптации, но и взаимодействия структур, выполняющих определенные функции.
Каждая структура реализует важную для целостности функцию, а вместе взятые
они обеспечивают удовлетворение основных потребностей системы.

Основной вклад в развитие функционализма в рамках системного подхода в


политической науке принадлежит американскому политологу Г. Алмонду. Он
исследовал негативные последствия практики переноса западных систем в
развивающиеся страны в 1950 - 1960-х г.г. Попав в иную, чем на Западе,
социально-экономическую и культурно-религиозную среду, политические
институты не смогли выполнить многие функции, и прежде всего, добиться
стабильного развития общества. На основе анализа подобной практики стали
развиваться сравнительные исследования политических систем, которые возглавил
Г. Алмонд. Оценивая различные политические системы, важно было определить
перечень основных функций, которые способствовали эффективному социальному
развитию.

Сравнительный анализ политических систем предполагал переход от изучения


формальных институтов к рассмотрению конкретных проявлений политического
поведения. Исходя из этого, Г. Алмонд определил политическую систему как
совокупность ролей и их взаимодействий, осуществляемых не только
правительственными институтами, но и всеми структурами в их политическом
аспекте. Таким образом, под структурой им понималась совокупность
взаимосвязанных ролей.

Следуя положению Д. Истона о системе, погруженной в среду, которая


поддерживает с ней многочисленные связи и обмены на основе ролей, Г. Алмонд
выявил достаточные параметры ее функционирования. Последние
обусловливаются способностью политической системы эффективно осуществлять
три группы функций:

а) функции взаимодействия с внешней средой;

б) функции взаимосвязи внутри политической сферы;

в) функции сохранения и адаптации системы14.

Переход развитых стран к информационным технологиям, ознаменовавшийся


массовым внедрением компьютерной техники в различные сферы
жизнедеятельности общества, способствовал использованию в анализе
политических систем механистических моделей. Кибернетика отмечала сходство
моделей поведения человека с поведением машины. Оно обусловлено тем, что
самоорганизующиеся системы должны обладать способностью самостоятельно
реагировать на информацию, изменять свое поведение или расположение. Если
изменения эффективны и система достигает цели, то часть ее энергии или
внутреннего напряжения обычно уменьшается.

Первым, кто уподобил политическую систему кибернетической машине, был


американский политолог К. Дойч. Он рассматривал политическую систему в
контексте коммуникационного подхода. Политику К. Дойч понимал как процесс
управления и координации усилий людей по достижению поставленных целей.
Формулирование целей, их коррекция осуществляются политической системой на
основе информации о положении общества по отношению к данным целям; о
расстоянии, которое осталось до цели; о результатах предыдущих действий.

Следовательно, функционирование политической системы зависит от качества и


объема информации, поступающей из внешней среды, и информации о
собственном движении. На основе этих двух потоков информации принимаются
политические решения, предполагающие последующие действия на пути к
искомой цели.

Достижение искомых целей представляет собой стремление политической


системы обеспечить динамическое равновесие в обществе - равновесие групп,
статусов, интересов. Однако равновесие социальной системы - это, скорее,
идеальное состояние, чем реальное, поскольку постоянно происходит уточнение
целей. Реализация желаемых целей зависит от взаимодействия четырех
количественных факторов:

1) информационной нагрузки на  систему (она определяется масштабом 


тех задач и частотой социальных изменений, которые предполагает осуществить
правительство);

2) запаздывания в реакции системы (т. е. того, насколько быстро или 


медленно политическая система  способна реагировать на новые 
задачи и новые условия функционирования);

3) приращения (т. е. суммы тех изменений, которые возникают по мере движения


системы к искомой цели: чем радикальнее она реагирует на новые факты, тем
значительнее сумма изменений, следовательно, тем дальше система отклоняется от
поставленной цели);

4) упреждения (способности системы предвидеть возможное развитие событий,


появление новых проблем и готовностью к их решению).

Сопоставляя эти переменные, К. Дойч вывел ряд зависимостей:

а) при достижении цели возможность успеха всегда обратно пропорциональна


информационной нагрузке и запаздыванию реакции системы;

б) до известного момента шансы на успех связаны с величиной приращения. Но


если уровень изменений в результате коррекции слишком высок, то соотношение
становится обратным;

в) возможность успеха всегда соотносится с упреждением, т. е. со способностью


правительства эффективно предсказать новые проблемы, которые могут
возникнуть, и действовать с опережением.

Модель К. Дойча позволяет беспристрастно оценивать действенность


политических систем. Критерием действенности он считал способность
политических систем функционировать как более или менее эффективный рулевой
механизм. Основу такого механизма составляет деятельность правительства по
принятию решений, формируемых на базе разнообразных потоков информации.
Условно процесс принятия решения распадается на ряд стадий. Первоначально
потоки информации, поступающие из внутренней и внешней среды, фиксируются
многочисленными принимающими блоками. Они же проводят отбор информации,
обработку данных и их кодирование. Затем информация поступает в блок памяти и
ценностей, где происходит соотнесение ее с данными об уже имеющемся опыте и
сравнение имеющихся возможностей с предпочитаемыми целями. В этом же
блоке происходит накапливание и хранение информации. Варианты возможного
развития процессов при движении к поставленной цели передаются дальше - в
центр принятия решений. Здесь готовится решение, которое отдается для
выполнения блокам-исполнителям, или, иначе говоря, эффекторам. После
выполнения команд эффекторы информируют систему о результатах реализации
решений и о состоянии самой системы. На основе информации о реальных
результатах предыдущих действий происходит коррекция движения системы к
искомым целям. Следуя принципу обратной связи, данные об исполнении
решений возвращаются в систему в качестве нового входа и подвергаются
обработке.

Модель К. Дойча обращает внимание на большое значение информации в жизни


политической системы. В условиях существования разветвленных
коммуникационных систем информация является нервами управления,
деятельность которых во многом определяет эффективность власти. Однако она
опускает значение других переменных, в том числе и тех, которые влияют на
процесс передачи информации сверху вниз, и наоборот. Например, политическая
воля, идеологические предпочтения также могут оказывать влияние на отбор
информации, способы ее доведения до центров принятия решений.

Без постоянного обмена информацией между всеми участниками политической


жизни нельзя представить себе полноценное функционирование политической
системы. Процесс передачи политической информации, благодаря которому она
циркулирует от одной части политической системы к другой, а также между
политической и социальной системами, называется политической коммуникацией.
Особое значение в политической коммуникации имеет обмен информацией
между управляющими и управляемыми с целью добиться согласия. С одной
стороны, правительство с помощью коммуникации побуждает население к
принятию своих решений в качестве обязательных. С другой стороны,
управляемые через средства коммуникации стремятся выразить свои интересы,
чтобы власть узнала о них.

Передача информации осуществляется различными способами. Наиболее


широким каналом являются средства массовой информации: печатные (газеты,
книги, плакаты и т. д.) и электронные (радио, телевидение и т. д.). Кроме них, в
качестве средств коммуникации выступают политические партии, группы давления,
политические клубы, ассоциации и другие организации. Важный способ
коммуникации - неформальные (личные) контакты лидеров государств, партий,
движений.

Движение информации от одной части политической системы (например, элиты) к


другой (гражданам) зависит от зрелости самого общества. Социокультурное,
экономическое и политическое развитие общества определяет направленность
информации, ее объемы, мобильность, дифференцированность в зависимости от
социальных групп. В развитых странах политическая информация адресуется всем
группам населения, ее циркуляция не сталкивается с цензурой, она функционирует
на основе взаимного обмена: как от лидеров к населению, так и от граждан к
власти.

В тоталитарных и развивающихся обществах преобладает коммуникация на основе


неформальных контактов политических лидеров. Сама информация существенно
дифференцирована по объему и содержанию в зависимости от адресата
(интеллигенция и крестьяне, жители города и деревни и т. д.). Неразвитость средств
массовой информации, отсутствие независимых СМИ обусловливают
дозированный характер и объемы политической информации, полный контроль
над ней со стороны государства.

Таким образом, в политической науке нельзя говорить о наличии единого


системного подхода. Политическая система, выступая главным объектом анализа
со стороны системного подхода, может быть исследована с разных позиций и
сторон, что привело к формированию нескольких ведущих направлений в рамках
системного подхода, которые зачастую наделяются статусами самостоятельных
теоретических подходов.

§2.2 Эмпирическое применение системного подхода

в политической науке

Итак, системный подход позволяет классифицировать политические системы по


разным основаниям.

Интересным исследованием в данном контексте является работа Ч. Эндрейна


«Сравнительный анализ политических систем», где политическая система – это
средство воплощения и выработки в жизнь решений, влияющих на общество в
целом. Анализ такой системы включает в себя исследование следующих категорий:
культурные ценности, власть, которой обладают структуры (правительства, партии,
иностранные структуры), поведение политиков и рядовых членов общества. Ч.
Эндрейн предлагает следующую типологию политических систем:

- народные (племенные) системы (безгосударственные  общества,


в которых дистанция  между правителями и подчиненными  ничтожно мала
(племена в Африке  – ибо, банту, тутси, хуту));

- бюрократическая авторитарная (государство осуществляет строгий контроль над


социальными группами; отдельные лица не могут противостоять властям
(конфуцианский Китай));
- элитистская мобилизационная (сильное  государство, в котором социальные 
группы получают от государства  мало самостоятельности, а между правителями и
управляемыми сохраняется большая политическая дистанция (идеология чучхе в
Северной Корее));

- согласительная система (наиболее  эффективный тип, когда государство 


обладает ограниченными возможностями  контроля над социальными
группами)15.

Из современных исследований следует отметить крупный проект Г. Хофстеде


«Культуры и организации: программирование ума». Исследование было заказано
корпорацией IBM, чтобы понять, как лучше функционировать/получать прибыль,
находясь в той или иной политической системе. Так, Г. Хофстеде проанализировал
четыре критерия: дистанция власти, фемининность/мускулинность,
индивидуализм/коллективизм и избегание неопределенности. Таким образом, по Г.
Хофстеде, все политические системы современности, исходя из первого критерия,
подразделяются на политические системы с большой дистанцией власти
(Малайзия, Словакия, Гватемала) и маленькой дистанцией власти (Голландия,
Канада, США). Категория фемининность/мускулинность также сегодня полноценно
применима к политическим системам: так, в Швеции, Норвегии, Голландии можно
найти больше «женских черт», чем «мужских» и соответственно наоборот
(Великобритания, Колумбия, Филиппины). По индивидуализму и коллективизму
лидировать будут США, Австралия, Великобритания и Гватемала, Эквадор, Панама
соответственно. Избегание неопределенности – очень интересный критерий, по-
другому, его можно сформулировать как уверенность в завтрашнем дне. Индексы
по данному критерию следующие: низкая уверенность в завтрашнем дне
сохраняется в Греции, Португалии, Гватемале, высокая уверенность в завтрашнем
дне — в Сингапуре, Ямайке, Дании16.

Однако системный подход в политической науке применяется не только для


осмысления политических систем. Сегодня все большую важность такой подход
приобретает при исследовании глобальных проблем современности
(демографической, экологической и т.д.).

Так, А. Печчеи, создатель Римского клуба в 1968 г., был одним из первых, кто
призывал к тому, что настало время пересмотреть традиционные взгляды на
человека. Он призывал решать весь спектр глобальных проблем, которые уже
ввели человечество в кризис: бесконтрольное расселение человечества,
неравенство и неоднородность в обществе, голод и недоедание, бедность,
безработица, мания роста, инфляция, распад финансовой системы, неграмотность,
отчуждение, бунты среди молодежи, пытки и террор, политическая коррупция,
ядерное безумие, упадок ценностей. Такое системное понимание глобальных
проблем, которые уже начинают пересекать границы, распространяться по всей
планете, несмотря на конкретные социально-политические условия,
существующие в различных странах, было в 1960-е г.г. передовым и осталось
таковым до сих пор17.
Таким образом, следует отметить значительный эвристический потенциал
системного подхода в компаративистских и глобалистских исследованиях.
Одновременно с тем следует признать, что системный подход получил достаточно
широкое распространение и в отечественной политической мысли.

Глава 3. Применение системного подхода к исследованию международных


отношений

§3.1 Особенности и основные направления системного подхода к анализу


международных отношений

К числу общих особенностей международных отношений относится то, что по


своему характеру они являются социальными отношениями, из чего следует, что
международные системы относится к типу социальных систем. Это означает, что
они должны рассматриваться как сложные адаптирующиеся системы, анализ
которых невозможен по аналогии с анализом моделей механических систем.
Кроме того, социальные в том числе и международные системы принадлежат, к
особому типу открытых и слабоорганизованных систем. Иными словами, здесь
«далеко не всегда должно провести ясную и четкую границу между изучаемым
комплексом и его внешней средой, как можно сделать, скажем, при определении
границы между объектом и средой двух пространственно отдаленных друг от друга
объектов» . В отличие от систем физического или биологического тепа,
пространственные границы международных систем носят чаще всего условным
характер. Эту условность не следует абсолютизировать, представляя дело таким
образом, что международные системы «не даны в реальности, где существует
только множество людей и множество отношений», или же утверждая, что они
«всегда конструируются наблюдателем». Это верно лишь отчасти. 18

Конечно, подобное нельзя утверждать, о системе межгосударственного


сотрудничества (например, экономического, политического и т.п.) или же о
системе взаимодействия традиционных и новых международных акторов. Однако
и в этом случае международные системы представляют собой не просто некие
аналитические объекты, а конкретные связи между реально существующими
социальными общностями, взаимодействие которых проявляет определенные
(пусть даже минимальные) черты системной организации. Это не означает, что
подобного рода неформальные системы представляют собой четко различного
конкретную общность, наподобие какой-либо вещественной системы, например,
биологического организма. Как пишет Ф.Брайар, имея в виду неформальные
международные системы, они, «разумеется, должны как определенная целостность
проявляться и в феноменологическом плане, но только опосредованно», что и
обнаруживается путем теоретического анализа . Еще одна общая особенность
международных отношений, которая оказывает влияние на системный подход к их
изучению, связана с тем, что их основные элементы представлены социальными
группами и отдельными индивидами. Отсюда следует, что международные
системы это системы взаимодействия людей, руководствующихся в своих
действиях волей, сознанием, ценностными ориентациями и т.п. В свою очередь,
это означает, что, как подчеркивают С. Фридлендер и Р. Коэн, определяющие
факторы международной системы связаны с такими феноменами, как выбор,
мотивации, восприятие и т.п. 19

Третья общая особенность международных отношений, которая с необходимостью


должна приниматься во внимание при системном подходе к их изучению,
заключается в том, что они являются по преимуществу политическими
отношениями, главным звеном которых остаются взаимодействия между
государствами. Поэтому, например, ядром глобальной международной системы
является система межгосударственных отношений.

Что касается специфических особенностей международных отношений, то главная


из них состоит в том, что они характеризуются отсутствием верховной власти и
«плюрализмом суверенитетов». С этим связан свойственный международным
системам низкий уровень внешней и внутренней централизации. Иначе говоря,
международные системы это социальные системы особого типа, отличающиеся
слабой степенью интеграции элементов в целостности, а также значительной
автономией этих элементов. Разумеется, степень такой автономии нельзя
абсолютизировать: Международные отношения характеризуются не только
конфликтом интересов, но и взаимозависимостью акторов. А интегрированное
общество (внутриобщественные отношения), в свою очередь, не избавлено от
конфликтного измерения, которое при некоторых условиях может придать ему
черты определенной анархии, свойственные международным отношениям, в том
числе и вполне реальную дезинтеграцию, в чем мы смогли убедиться на примере
судьбы СССР.

Различия в понимании специфики международных отношений и особенностей


международных систем влекут за собой разные подходы к их изучению.
Существует несколько таких подходов: традиционно-исторический, историко-
социологический, эвристический, смешанный и эмпирический. 20

Так, в основе традиционно-исторического подхода лежит использование понятия


«международная система» для обозначения дипломатических отношений между
государствами в тот или иной исторический период в том или ином регионе.
Например, европейской системы XVII века, основанной на принципах
Вестфальского договора 1648 года; системы политического равновесия
европейских государств («европейский концерт нации») XIX века; глобальной
биполярной межгосударственной системы 19451989 годов. Основной недостаток
подобного «панорамного» подхода состоит в том, что он не нацеливает на поиск
закономерностей функционирования международных (а вернее сказать,
межгосударственных) систем, ограничиваясь описанием взаимодействий между
главными акторами великими державами. Тогда как главное в системном подходе
именно в убежденности относительно существования закономерных связей между
характером международных систем и поведением их основных элементов
международных акторов . Именно на подобной убежденности основаны другие из
названных подходов.

Так, например, Р. Арон, являющийся одним из основателей историко-


социологического подхода к изучению международных отношений, делает
отправным пунктом своих размышлений о международных системах опыт истории,
отклоняя любую попытку конструирования абстрактных моделей. Сравнивая
отношения между греческими полисами, европейскими монархиями XVII века,
государствами Европы XIX и взаимодействие современных ему систем Востока и
Запада, он искал в них повторяемость, которая позволила бы выделить некоторые
общие закономерности, подтверждаемые уроками исторического прошлого и
изучением настоящего. Понимая, что «анализ типичной международной системы
не дает возможности предвидеть дипломатическое событие или диктовать
правителям линию поведения, соответствующую типу системы» 14 , Р. Арон считал,
что системный подход позволяет выявить ту долю социального детерминизма,
которая имеется в функционировании международных отношений, и потому
рассматривал его как необходимый элемент их изучения.21

В отличие от Р. Арона, американский исследователь М.Каплан далек от ссылок на


историю, считая исторические данные слишком бедными для теоретических
обобщений. Основываясь на общей теории систем и системном анализе, он
конструирует абстрактные теоретические модели, призванные способствовать
лучшем) пониманию международной реальности. Исходя из убежденности в том,
что анализ возможных международных систем предполагает изучение
обстоятельств и условий, в которых каждая из них может существовать или
трансформироваться в систему другого типа, он задается вопросами о том, почему
та или иная система развивается, как она функционирует, по каким причинам
приходит в упадок. В этой связи М. Каплан выделяет пять переменных,
свойственных каждой системе: основные правила системы; правила
трансформации системы; правила классификации авторов, их способностей и
информации. Главными из них являются первые три группы переменных. Так,
«основные правила» описывают отношения между авторами, поведение которых
зависит не столько от индивидуальной воли и особых целей каждого, сколько от
характера системы, компонентом которой они являются. «Правила
трансформации» выражают законы изменения систем. Так, известно, что общая
теория систем делает акцент на гомеостатическом характере систем, то есть на их
способности адаптации к изменениям среды и тем самым к самосохранению. При
этом каждая система имеет свои правила адаптации и трансформации. Наконец, к
«правилам классификации авторов» относятся их структурные характеристики, в
частности, существующая между ними иерархия, которая также оказывает влияние
на поведение каждого автора.

Другой американский ученый, Р. Роузкранс, предпринял попытку синтеза


историко-социологического и эвристического подходов. Основываясь на изучении
конкретных исторических ситуаций, он выделяет девять последовательных
международных систем, соответствующих следующим историческим периодам:
1740-1789, 1789-1814, 1814-1822, 1822-1848, 1848-1871, 1871-1888, 1888-1918, 1918-
1945 и 1945-1960 гг. Затем он проводит системный анализ каждой из них с целью
нахождения факторов, способствующих стабильности системы, или же, наоборот,
влияющих на ее дестабилизацию. Подобный подход использовал Дж. Френкел,
который сделал попытку проследить историческую эволюцию международных
отношений, основываясь на их системных характеристиках и, в частности, на
особенностях их структуры. Однако он не стал выделять последовательные
международные системы, считая, что современное состояние системного анализа
международных отношений не позволяет решить такую задачу вполне
удовлетворительным образом. Рассматриваемому подходу был близок и
английский ученый Е. Луард, много и плодотворно работавший в области
социологии международных отношений. Он выделял семь исторических
международных систем: древкитайская система (771-721 гг. до н. э.), система
древнегреческих государств (510-338гг. до н.э.), эпоха европейских династий (1300-
1559 гг.), эра религиозного господства (1559-1648 гг.), период возникновения и
расцвета режима государственного суверенитета (1648-1789гг.), эпоха
национализма (3789-1914 гг.), эра господства идеологии (1914–1974гг.), Выделив
указанные исторические системы, Е Луард анализирует их при помощи таких
концептуальных орудий (переменных), как идеология, элиты, мотивации,
используемые акторами средства, стратификация, структура, нормы, роли и
институты. Опираясь на указанные переменные, автор прослеживает
соотносительное воздействие каждой из них на структуру и функционирование
международных систем, на их изменение в пространстве и времени.

По мнению Б. Корани, описываемый комплексный подход имеет целый ряд


преимуществ: он более конкретен и ясен по сравнению с подходом М. Каплана; он
базируется на солидном эмпирическом материале, накопленном специалистами-
историками, на достижениях политологии и других социальных дисциплин;
наконец, он характеризуется удобством и простотой с точки зрения как проверки
его выводов, так и использования в качестве самостоятельного метода изучения
международных систем. Эти преимущества способствовали тому, что данный
подход привлек внимание и специалистов чикагской школы во главе с М. Калном,
которые также стали использовать его в своих исследованиях (см. прим.7, с.67-
68).22

Наконец, существует и такой подход к системному изучению международных


отношений, который может быть назван эмпирическим, поскольку опирается на
реально существующие в практике международных отношений взаимодействия в
рамках определенных географических регионов. От традационно-исторического
подхода его отличает стремление объяснить особенности
международнополитической ситуации в том или ином регионе планеты
спецификой сложившихся здесь системных связей, раскрыть степень влияния,
которую оказывают на поведение авторов такие факторы, как общерегиональное
соотношение сил, социокулътурные реалии, региональные международные
организации и т.п. Иначе говоря, данный подход отличает поиск закономерностей,
объясняющих поведение международных акторов, и дедуктивность выводов
относительно существования и содержания таких законов.

§3.2 Возможности и пределы системного подхода к изучению международных


отношений

Выше уже довольно сказано о достоинствах системного подхода, поэтому стоит


уделить некоторое внимание и его недостаткам, а, вернее, границам его
применения в изучении международных отношений.

Можно назвать только две области, где системная теория достигла бесспорно
положительных результатов: это стратегия и процесс принятия международно-
политических решений. В остальном же ее заслуги до сих пор были весьма
скромными. Гносеологически это объясняется тем, что ни одна система, достигшая
определенного уровня сложности, не может быть познана полностью. Отсюда то
противоречие, на которое обратили внимание Б. Бади и М.-К. Смуц: системный
подход рассматривается как метод выявления определяющих состояние системы
различных способов сочетания ее элементов, однако, как только исследователь
выходит за рамки относительно простых систем, основания для того, чтобы считать
правильными делаемые им выводы, значительно уменьшаются .23

Кроме того, в науке о международных отношениях до сих пор отсутствует


общепринятое понимание структуры международной системы, а то, по которому
имеется достаточно высокая степень согласия, является, как мы уже могли
убедиться, слишком узким даже с учетом всех своих измерений. Поэтому многие
исследователи отказываются от него, не предложив, однако, более приемлемого.

Новизна современного этапа в истории международных отношений со всей


очевидностью обнаруживает ограниченность основанных на методологии
политического реализма таких понятий, как «конфигурация соотношения сил»,
«биполярностъ» или «мультиполярностъ». Распад советского блока и крушение
сложившейся в послевоенные годы глобальной биполярной системы выдвигают на
передний план такие вопросы, которые не могут быть решены в традиционных
терминах «полюсов», «баланса сил». Исчезла линия четкого раздела между
«своими» и «чужими», союзниками и противниками, гораздо менее
предсказуемым стало поведение малых государств, региональных средних и
«великих» держав. Мир вступил в полосу неуверенности и возросших рисков,
обостряемых продолжающимся распространением ядерных, химических,
бактериологических и иных видов новейших вооружений. Широкое
распространение западных ценностей (таких как рыночная экономика,
плюралистическая демократия, права человека, индивидуальные свободы,
качество жизни) как в бывших социалистических странах, так и в
постколониальных государствах не только не способствует стабильности
глобальной международной системы за счет увеличения степени ее гомогенности,
напротив, оно имеет следствием все более массовую миграцию населения из
менее развитых в экономическом отношении стран в более богатые, порождает
конфликты, связанные со столкновением культур, утратой идеалов, подрывом
традиции, размыванием самоидентичности, всплесками реакционного
национализма. Глобальная международная система испытывает глубокие
потрясения, связанные с трансформацией своей структуры, меняющимися
взаимодействиями со средой.

Как мы уже видели, структура есть совокупность воздействий, которые система


оказывает на свои элементы. Однако, большинство воздействий, или принуждений,
вытекает не из существования системы как таковой, а из отношений между ней и
ее средой. Понятие среды одно из фундаментальных понятии системного анализа.
Оно имеет важное методологическое значение, помогая уяснить
функционирование системы и ее эволюцию. Вот почему уже один из основателей
системного анализа применителъно к политическим наукам, Дэвид Истон, еще в
50-е годы обращал внимание на то, что политическая система испытывает влияние
определенных внешних импульсов, идущих от общества, которые воздействуют на
нее в виде требований и поддержек, обеспечивая ее бесперебойное
функционирование.  В самом общем виде под средой системы понимается то, что
ее окружает. Однако это слишком общее представление мало что дает без
дальнейшей конкретизации. В ходе такой конкретизации выясняется, что
применительно как к общественным, так и к природным системам существует не
только внешняя, но и внутренняя среда.

 Различают также социальную  среду (совокупность воздействий, происхождение 


которых связано с существованием  человека и общественных отношений)
и внесоциальную (многообразие природного  окружения,
географических особенностей, распределения естественных ресурсов,
существующих естественных границ и т.п.). В качестве промежуточного вида
иногда рассматривают воздействия и принуждения, вытекающие из изменений в
технической базе общества; в других случаях техническая (а также экономическая,
военно-политическая, дапломатическая и т.п.) среда понимается как элемент
социальной (общественной) среды. 24

Внешняя среда - это окружение системы, вменяющее ей определенные


принуждения и ограничения: климат, ландшафт местности, конфигурация границ,
полезные ископаемые и т.п. оказывают бесспорное влияние на взаимодействие
государств и других авторов международных отношений. Иногда такое влияние
бывает чрезвычайно большим, если не определяющим: это свойственно обществу
как на ранних ступенях его развитая, так и в настоящее время период
необычайного обострения экологических проблем.

Внутренняя среда это совокупность принуждений, оказываемая на систему ее


элементами: так, заболевание одного из органов может повлечь за собой болезнь
всего организма в целом; а деградация исполнительной или законодательной
власти может привести к разбалансированию и кризису политической системы.
При этом, в отличие от структуры, среда это совокупность принуждении
внесистемного характера. Это касается как внешней, так и внутренней (а также
социальной и внесоциальной) среды. Влияние регионального соотношения сил на
взаимодействие двух или нескольких государств, например, Латинской Америки, с
этой точки зрения, является не воздействием среды, а принуждением,
определяемым характером структуры данной подсистемы международных
отношений. Наоборот, изменения в характере отношений между государствами
под воздействием, например, природных факторов (подобных «тресковым
войнам» между Исландией и Норвегией, связанным с промыслом уменьшающихся
природных ареалов определенных видов рыбы), могут рассматриваться как
ситуационные, то есть определяемые изменениями природной среды.

Указанные понятия, таким образом, облегчают понимание и объяснение


процессов, происходящих в социальных отношениях. Вместе с тем необходимо
помнить, что они отражают существующие реальности довольно приблизительно,
и, следовательно, носят весьма условный характер, ибо действительность,
описываемая ими, значительно сложнее. Это особенно верно, когда речь идет о
международных отношениях.

Заключение

Под системным подходом понимается направление методологии научного


познания, в основе которого лежит рассмотрение объекта как системы: целостного
комплекса взаимосвязанных элементов; совокупности взаимодействующих
объектов; совокупности сущностей и отношений. Предпосылки
институционализации системного подхода в науке и философии были созданы
Аристотелем, Птолемеем, Н. Коперником, Г. Галилеем, И. Ньютоном, И. Кантом, Г.
Гегелем, Ч. Дарвином, Д.И. Менделеевым и др. Основоположников системного
подхода в науке принято считать Л. Фон Берталанфи.

В политической науке системный подход развивался в рамках структурного


функционализма (Т. Парсонс), теории систем (Д. Истон), функционализма (Г.
Алмонд), коммуникативного направления (К. Дойч). Наибольшее распространение
системный подход в политической науке получил в компаративистских и
глобалистских исследованиях.

В СССР системный подход долгое время развивался в рамках марскизма-


ленинизма и под сильным влиянием гегелевской диалектики, что исказило его
онтологические черты. В современной российской политической науке до сих пор
можно наблюдать противоречия в использовании системного подхода в
политических исследованиях. Наибольшее распространение системный подход в
отечественной политической науке получил в рамках политического
моделирования.

Выдвинутая в начале работы гипотеза была подтверждена.

Системный подход в политической науке является столь сложным, многообразным


и основополагающим, что некоторые из его составных частей признаются в
политологическом научном сообществе отдельными теоретическими подходами,
например, структурный функционализм или информационно-кибернетический
подход. Одновременно с тем, следует признать, что за рубежом системный подход
развивается более динамично, т.к. отражает постмодернистские тенденции
эволюции современной науки, в том числе политологии. В современной
российской политологии системный подход ограничен диалектическими рамками,
что значительно снижает его эвристический потенциал. Это проблема носит
преимущественно поколенческий характер, но её решение может быть активным,
если отечественное политологическое сообщество обратит внимание на
постмодернистские элементы и начнет их использовать в собственных системных
исследованиях.

 
 

Оценить