Вы находитесь на странице: 1из 168

ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНТСТВО ПО ОБРАЗОВАНИЮ

ГОУ ВПО «Пермский государственный университет»

БИБЛИЯ
И
НАЦИОНАЛЬНАЯ
КУЛЬТУРА

Межвузовский сборник научных статей

Пермь 2005
УДК 80: 23/28 (082)
ББК 86.37: 71
Б 595

Библия и национальная культура: Межвуз.сб.науч.ст.


Б 595 / Перм.ун-т; Отв. ред. Н.С.Бочкарева. – Пермь, 2005.– 168 с.
ISBN 5-7944-0570-8

Межвузовский сборник посвящен проблемам интерпретации Библии


в филологии и искусствознании. В поле зрения ученых – язык Библии и
его функционирование в разных национальных культурах, значение
библейских мотивов, сюжетов и образов для формирования проблематики
и поэтики русской и зарубежных литератур, роль Библии в истории
искусства. Представлен широкий спектр подходов современных
исследователей из 15 городов Российской Федерации, а также из
Германии, Словении и Македонии.
Сборник подготовлен по решению Международной конференции
«Библия и национальная культура» (октябрь 2004 г.) и является
продолжением межвузовского сборника научных статей и сообщений,
выпущенного к началу конференции. Рассчитан как на специалистов, так и
на широкий круг читателей. Отзывы и предложения присылайте по адресу:
bibcult@mail.ru

Печатается по решению редакционно-издательского совета


Пермского государственного университета

Рецензенты: кафедра русской и зарубежной литературы Пермского


государственного педагогического университета; профессор Московского
педагогического государственного университета Н.И.Соколова

Редколлегия: Н.С.Бочкарева – отв.редактор, А.Ю.Братухин,


Б.В.Кондаков, И.В.Кочкарева, В.А.Мишланов, Б.М.Проскурнин

БББ 86.37: 71
УДК 80: 23/28 (082)

ISBN 5-7944-0570-8 © Пермский государственный университет, 2005


СОДЕРЖАНИЕ
ПРОБЛЕМЫ СОВРЕМЕННОЙ Моисеева А.А. «Рождественская дама»
ЛИНГВИСТИКИ И БИБЛЕЙСКИЙ ТЕКСТ М.И.Цветаевой в контексте «детской»
Братухин А.Ю. Две библейские аллюзии ролевой лирики «серебряного века»……………61
в «Апологетике» Тертуллиана……………..…..…5 Тузова Е.А. Христианские образы
Зубакова М., Братухин А.Ю. К вопросу в философской лирике В.В.Хлебникова………..63
об интерпретации двух мест Шульгин М.В. О романе М.В.Фридмана
в Евангелии от Марка…………..…………………8 «Книга Иосифа»………………………………….66
Суслова К.С. О языке церковной проповеди
(калькирование коммуникативных ИНТЕРПРЕТАЦИЯ БИБЛИИ
фрагментов)……………………………………….11 В АНГЛОЯЗЫЧНОЙ ЛИТЕРАТУРЕ
Мишланов В.А. Средства межфразовой Егорова Л.В. Ланселот Эндрюс.
связи в старославянском синтаксисе……………12 «Preces Privatae»…………………………………69
Худякова Е.С. Особенности Половинкина О.И. Эмблематический образ
функционирования семантических странствия в метафизической поэзии
библеизмов в современной поэзии XVII века………………………………………….77
(на примере стихов О.Зондберг)…………...……19 Солодовник В.И. Опыт личной интерпретации
Смирнова С.А. О семантике слов Библии и теория «внутреннего света»
«святой» и «праведный» (на материале раннепротестантской
в Четвероевангелии………………………………21 литературы Нового Света)………………………80
Кондратьева О.Н. Концептуальная Лазарева Т.Г. «Как ангелы на небесах…»
метафора «совесть – второе «я» человека» (об одной дневниковой записи
в Библии и древнерусской Вальтера Скотта)…………………………………82
культуре…………….…………………………..…24 Проскурнин Б.М. Библейская и религиозная
Ивашенцева Н.В. Репрезентация гипертекстуальность романа Джордж Элиот
библейского концепта «Ромола»………………………………………….85
«Верховное всемогущее существо» Моисеев П.А. Религиозная картина мира
в русских и английских пословицах.……………26 в двух рождественских повестях
Кочкарева И.В. Библеизмы в английской Чарлза Диккенса……………………….…………90
речи……………………………………………..…28 Мешкова Т.Н. Образ «земли обетованной»
Голякова Л.А. Подтекст художественного в романе Ч.Диккенса «Жизнь и приключения
произведения в свете библейской истины..…….30 Мартина Чезлвита»…………………………...….93
Богданова О.Ю. Интерпретация образа
БИБЛИЯ И ОСОБЕННОСТИ ПОЭТИКИ библейского сада в романах Ч.Диккенса
РУССКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ «Жизнь Дэвида Копперфилда»
Абрамзон Т.Е. Библейская образность и «Большие ожидания»……………………….…95
как один из условных поэтических языков Лебедева Т.В. Целительство короля Арагорна
в торжественных одах Ломоносова……..………34 в романе Дж.Р.Р.Толкиена «Властелин Колец»
Петров А.В. Протестантские гимны как знак избранности в контексте
как один из источников жанра христианской культуры………………………….98
торжественной оды………………………………36 Пустовалов А.В. Роль библейских аллюзий
Баязова М.Д. На пути к христианскому в структуре романа «Жезл Аарона»
восприятию мира (на материале драмы Д.Г.Лоуренса……………………………………...99
А.С.Пушкина «Пир во время чумы»)…………...39 Ушакова О.М. Библейские и литургические
Liebs E. «Wings of Desire» oder Die Sprache аллюзии в стихотворении Т.С.Элиота
der Engel Alexander Pusckin: «Gabrieliade»……..41 «Песнь Симеона»………………………………..106
Ничипоров И.Б. «Я прижму природу к Иванова Е.А., Ушакова О.М. Библейский
трепетному сердцу…»: прообраз главного героя романа
пейзаж в духовной лирике А.Хомякова………...46 «Пересадочная станция» К.Саймака…………..110
Медведев А.А. «К ногам Христа навек Братухина Л.В. Христианские мотивы в
прильнуть…»: образ Марии в стихотворении автобиографической прозе В.В.Набокова…….111
Ф.И.Тютчева «О вещая душа моя!» Доценко Е.Г. Апокалиптические вопросы
в «большом» и «малом» времени……………….48 в классике абсурда С.Беккета («В ожидании
Гашева Н.Н. Мотив «Золотого века» Годо», «Конец игры»)………………..…………113
у Ф.М.Достоевского и религиозно-философский Бочкарева Н.С., Дарененкова В. Библейская
контекст…………………………………………...51 символика чаши и розы и рассказ А.С.Байетт
Бреева Т.Н. Поэтика библейской «Розовые чашки»……………...………………...116
реминисцентности в прозе русского Бочкарева Н.С. Проблемы жизни и смерти
символизма………………………………………..53 в романе Ч.Паланика «Бойцовский клуб»…….122
Спивак Р.С. Новое религиозное сознание
и поэтика жизнетворчества в романе
И.А.Новикова «Золотые кресты»………………..57
Кузьминых О. Интерпретация Евангелия
в романах «Евангелие от Иисуса»
Ж.Сарамаго и «Евангелие от Сына Божия»
Н.Мейлера………………………………………124

БИБЛЕЙСКИЕ МОТИВЫ И ОБРАЗЫ


В ЕВРОПЕЙСКОЙ ЛИТЕРАТУРЕ
Васильева Г.М. Библейский образ Начала в
«Фаусте» И.В.Гете………………………………127
Мамонова Е.Ю. Источники профетического
и иронического развития триады
«рождение – смерть – второе рождение»
в романе Томаса Манна «Будденброки»………130
Родина Г.И. Трагедия Г.Зудермана
«Иоанн» в русской критике………………….…133
Сейбель Н.Э. «Библейские сады»
в романе Г.Броха «Хугюнау,
или Деловитость»………………………….……136
Платицына Н.И. «…И Бог не воспрещает того»:
художественное осмысление образа Бога в
Вольфганга Борхерта…………………………...139
Мойсиева-Гушева Я. Библия, македонский
этнос и македонская литература………………141
Сной В. История и kairos в творчестве
Эдварда Коцбека………………………….…….144

ИСКУССТВО И БИБЛИЯ
Власова О.М. Библейские сюжеты
в иконографии пермской деревянной
скульптуры………………………………….…152
Пикулева И.А. Интерпретация христианских
мотивов и образов в романе О.Бердсли
«Под холмом» и рисунках художника ………153
Загороднева К.В. Образ Мадонны
в художественной критике П.П.Муратова
(на материале книги «Образы Италии»)……..157
Шварёва Е.В. Библейские
образы и мотивы
в творчестве Марка Шагала……………...…….161
Черномордикова Я.В. Образ Христа
в творчестве Д.Шостаковича……………..……163
Колесова И.С.. Из опыта работы в изучении
курса «Библия и мировая художественная
культура»…………………………..……………165
ПРОБЛЕМЫ СОВРЕМЕННОЙ ЛИНГВИСТИКИ И БИЛЕЙСКИЙ ТЕКСТ

дневную действительность (13, 4–7), зрелища (15, 1–


ПРОБЛЕМЫ 5) и т.п. Когда в «Апологетике» и заходит речь о Пи-
СОВРЕМЕННОЙ ЛИНГВИСТИКИ сании, все внимание уделяется обоснованию его
древности (19 гл.) и изложению истории создания его
И БИБЛЕЙСКИЙ ТЕКСТ греческого перевода (18 гл.). В 20-й главе говорится о
том, что истинность Библии подтверждается испол-
А.Ю.Братухин (Пермь) нением содержащихся в ней пророчеств3.
ДВЕ БИБЛЕЙСКИЕ АЛЛЮЗИИ В Гораздо большее место в «Апологетике» занимает
«АПОЛОГЕТИКЕ» ТЕРТУЛЛИАНА пересказ отдельных мест Нового Завета. В 21-й главе
При сравнении греческих апологий с латинскими весьма подробно (§§ 17–23) излагаются евангельские
бросается в глаза резкое сокращение в последних события: совершенные Христом чудеса; зависть руко-
библейских цитат. Если целые главы I-й Апологии водителей иудеев, вынудивших Пилата выдать им
Иустина-Мученика состоят практически из одних Христа на распятие; знамения, сопутствовавшие Его
изречений Иисуса Христа, то в «Апологетике» Тер- смерти; затмение, о котором говорится в тайных ар-
туллиана их очень мало. Очевидно, латинский автор хивах римлян (in arcanis vestris); оцепление, постав-
понимал неубедительность для язычников ссылок на ленное иудеями вокруг гробницы; воскресение в тре-
христианские источники1 и стремился пользоваться тий день; клевета старейшин; общение с учениками в
иного рода доказательствами. Известно, что библей- течение сорока дней; вознесение в облаке. Сопровож-
ские цитаты Тертуллиана заимствованы «из соборной даемый комментариями, ссылкой на государственные
версии — древней формы африканского типа старо- архивы, сравнением с лжеапофеозом Ромула, состав-
латинской версии»2. Ограничившись в первой части ленный с учетом требований риторики евангельский
статьи перечислением тех библейских «цитат», пара- парафраз призван, очевидно, сделать историю страда-
фраз и реминисценций, которые можно вычленить из ний, воскресения и вознесения Христа доступной для
текста, во второй части я остановлюсь подробнее на язычников.
двух новозаветных аллюзиях. Еще больший объем в «Апологетике» занимают
Под библейской цитатой здесь понимается не до- библейские реминисценции.
словная передача евангельского текста – таких в 1. В 21-й главе (16) Тертуллиан пишет: «Они <иу-
«Апологетике» нет, – а оформленный как цитата па- деи> сами читают в Писании, что они лишены и муд-
рафраз: в 31-й главе (§§ 2–3; ср.: гл. 37, §1) Тертулли- рости, и понимания, и плода очей и ушей». Подробнее
ан обращается к Нагорной проповеди и неточно цити- соответствующее место из Ис. 6:9–10 (ср.: Мф. 13:14–
рует апостола Павла: «Узнайте из них <Писаний>, что 15) было представлено в более раннем сочинении
нам предписано во изобилие кротости даже за недру- Тертуллиана «К язычникам»: «Глаза открыты, но не
гов молить Бога и просить благо для наших гонителей видят, уши отверсты, но не слышат, бьющееся сердце
(ср.: Мф. 5:44). <…> Но и называя их по имени, Пи- цепенеет, и душа не знает того, что воспринимает
сание говорит открыто: ‘Молитесь за царей, за прави- (рatent oculi nec uident; hiant aures nec audiunt, cor stu-
телей и власти, чтобы все у вас было спокойно!’ (ср.: pet saliens; nescit animus quod agnoscit)» (II 1, 3; ср.:
1 Тим. 2:2)». В 45-й главе (§ 3) сопоставляются чело- Эсхил. Прикованный Прометей, 447–448). Необходи-
веческие и божественные законы, указания на источ- мо заметить, что в «Аполологетик» не была перенесе-
ник там нет: «Что полнее: сказать ‘не убивай’ или на из более раннего трактата (К язычникам, II, 2, 3)
учить ‘и даже не гневайся’(ср.: Мф. 5:21–22)? Что прямая цитата («начало премудрости – страх Божий»
совершеннее: запретить прелюбодейство или удержи- – Прит. 1:7) и не включено отождествление эллини-
вать глаз даже от единичного вожделения (ср.: Мф. стического бога Сераписа с библейским Иосифом (К
5:27–29)? Что просвещеннее: налагать запрет на зло- яз. II, 8, 10–18 – Быт. 37, 39, 40, 41, 47).
деяние или также и на злословие (ср.: Иак. 4:11; Тит. 2. Отражение новозаветного пассажа (Мф. 10:26;
3:2)? Что значительнее: не допускать обиду или не Мк. 4:22; Лк. 8:17; 12:2) можно найти в словах: «Хо-
позволять воздавать за обиду (ср.: Мф. 5:39)?» Итак, рошо еще, что время, как свидетельствуют ваши по-
на 50 глав сочинения приходятся всего шесть библей- словицы и изречения, все раскрывает в соответствии с
ских «цитат», введенных для доказательства благона- законом природы, которая так распорядилась, чтобы
дежности и невиновности христиан, — таков резуль- ничто долго не было сокрыто, даже то, что не разгла-
тат использования латинским апологетом новой ме- сила молва» (Ап. 7, 13; ср.: К яз. I 7, 6).
тодики защиты, опирающейся не на «скриптурар- 3. В 37-й главе мы обнаруживаем пассаж, напоми-
ные», а на «материальные доказательства» археологи- нающий Мф. 12:43–45 (ср.: Лк. 11:24–26): «Наша
ческого (10, 7–8; 40, 7) и исторического характера (25, месть удовлетворилась бы тем, что вы оказались бы
5 и 13; 35, 9–11; 40, 3–4 и 8), на старые римские зако- открыты нечистым духам, как бесхозная после наше-
ны и декреты (5, 1; 6, 2 и 7–8), на свидетельские пока- го ухода собственность (vacua exinde possessio)» (Ап.
зания язычников (в том числе, на ответ Плинию 37, 9). Вполне возможно, что здесь мы имеем дело с
Младшему императора Трояна [2, 6–7; 5, 7], доклад в интертекстуальным заимствованием.
Сенате Тиберия [5, 2], письмо Марка Аврелия [5, 6], 4. В 39-й главе в качестве пословицы употреблено
сочинения поэтов [14, 2–5], сообщение Тацита [16, 3] выражение из Мф. 7:3 (Лк. 6:41): «О нас, надо думать,
и т.д.), показания человеческой души (17, 4–6) и са- сказано у Диогена: ‘Мегарцы задают пиры так, словно
мих демонов при экзорцизме (23, 4–18), на повсе- им предстоит завтра умереть, строят же дома так,
словно не умрут никогда’. Но люди легче замечают
© А.Ю.Братухин, 2005 соломинку в чужом глазу, чем в своем бревно (39, 14–

5
ПРОБЛЕМЫ СОВРЕМЕННОЙ ЛИНГВИСТИКИ И БИЛЕЙСКИЙ ТЕКСТ

15)». Упоминание бревна и соломинки встречается и в Иосиф Флавий в I-й книге «Иудейских древно-
первой книге «К язычникам» (20, 11). стей» (I, 3, 1) высказывает иную, чем Филон, точку
5. В 39-й главе можно усмотреть обращение, зрения на вопрос о происхождении гигантов, понимая
умышленное или невольное, к 1 Тим. 5:23: «Пьют слова Писания о рождении исполинов буквально:
<христиане> столько, сколько полезно стыдливым «много ангелов вступило в связь с женщинами, и от
(bibitur quantum pudicis utile est)» (39, 17). этого произошло поколение людей надменных, пола-
6. В 46-й главе, после рассказа о самоослеплении гавшихся на свою физическую силу и потому прези-
Демокрита, Тертуллиан использует образ из Мф. равших все хорошее. Нечто подобное позволяли себе
5:28–29 (ср.: Мф. 18:9): «Демокрит, ослепив себя, по- и известные по греческим преданиям гиганты» (пер.
тому что не мог глядеть на женщин без вожделения и Г.Г.Генкеля). Христианским авторам второго века
страдал, если не овладевал [ими], признается в невоз- оказалось более близким то понимание природы де-
держанности, когда карает себя ради исправления. Но монов, которое было предложено Иосифом Флавием.
христианин и целыми глазами не видит женщин; он Так, согласно Иустину, ангелы, впав в грех, совоку-
слеп душой на похоть» (46, 11). Здесь опять сюжет, пились с женами и родили демонов (II Апология, 5);
связанный с языческим философом, соединен с изре- по Афинагору же, от совокупления ангелов с девами
чением Христа без ссылки на источник. родились исполины; демоны суть их души (Прошение
7. Отголосок известных слов из Быт. 1:2 («земля о христианах, 24, 3–25,1). «Псевдоклиментины»
же была пустой и порожней», terra autem erat inānis et (Homil., 8, 13 и 15) говорят о рождении от ангелов не
vacua) находим в 48-й главе: «Возникает, думаю, со- демонов, а людей, отличавшихся дикими нравами и
мнение в могуществе Бога, Который из того, чего не ростом, превышающим рост остальных людей. Здесь
было, словно из безвидной и пустой смерти (de morte мы встречаемся с буквальным пониманием 2-го стиха
vacationis et inanitatis) воздвиг это столь великое тело из 6-й главы книги Бытия: «тогда сыны Божии увиде-
мира» (48, 7). ли дочерей человеческих, что они красивы, и брали их
8. В той же главе очевидно заимствование из Ин. себе в жены, какую кто избрал». Подобная интерпре-
12:24: «семена, несомненно, лишь погибнув и разло- тация данного места Библии многим обязана книге
жившись, всходят, принося при этом урожай более Еноха (§ 6–7). Климент Александрийский в «Педаго-
обильный, чем прежний» (48, 8). ге» (III [2], 14, 2) высказывается о падших ангелах
Первой аллюзией на библейский пассаж является осторожнее, называя их «оставившими Божью красо-
любопытное место из 22-й главы: «Но каким образом ту из-за красоты тленной и упавшими с небес на зем-
от неких ангелов, по своей воле ставших порочными, лю». На Востоке с буквальным пониманием Быт. 6: 2
произошел еще более порочный род демонов, осуж- не был согласен, естественно, «аллегорист» Ориген,
денный Богом вместе с основателями этого рода и тем который говорит о появлении злых демонов следую-
главой, которого мы упомянули, можно узнать в щее («Против Кельса», IV, 92): «Мы же считаем, что
Священном Писании» (22, 3); ср.: «демоны, потомст- <существуют> некие демоны, дурные и, так сказать,
во дурных ангелов» (К яз. II 13, 19). Тему «падения подобные гигантам или титанам (τιτανικο ℵ
ангелов» в I в. после Р.Х. на материале Ветхого Завета γιγ≤ντιοι), ставшие нечестивыми по отношению к
разрабатывали по-гречески иудеи Филон Александ- истинному Божеству и ангелам небесным и павшие с
рийский и Иосиф Флавий. неба и пребывающие в более плотных телах и нечис-
Филон в небольшом сочинении «О гигантах» ут- тотах на земле». К концу IV-ого века книга Еноха те-
верждает, что души, демоны и ангелы — это разные ряет свой авторитет и на Западе. Августин решитель-
имена, но суть их одна и та же (§ 16). Одни души но выступает против предположения о возможности
спустились к телам, другими душами пользуется де- падения ангелов из-за женщин. Само Писание, по его
миург для наблюдения за смертными (§ 12). Пороч- словам («О граде Божием», XV, 23, 3), свидетельству-
ные ангелы (или души), не познавшие добродетель, ет, что речь в Быт. 6: 2 идет не о настоящих ангелах, а
возжелали людских дочерей, то есть наслаждения (§ о людях, бывших по благодати ангелами и сынами
17). Таким образом, демонология александрийского Божьими, но уклонившихся к низшему. Августин, в
философа в данном произведении сводится к учению отличие от Оригена, устраняет фантастический эле-
о человеческих душах, одни из которых, приблизив- мент в сообщении о грехе «сынов Божиих» с дочеря-
шись к Богу, освободились от того, что связано с пло- ми человеческими не обращением данного стиха Биб-
тью, другие, напротив, прилепились к материи. Мы лии в аллегорию и отнесением падения к высшим
здесь сталкиваемся с представлением о неком гилгуле сферам, а рационалистической интерпретацией сынов
(lvglg), «переселении душ». Нечто подобное об анге- Божиих как сынов Сифа по плоти («О граде Божием»,
лах, получающих эту «должность по заслуге», напи- XV, 23, 4).
шет позднее Ориген в своем трактате «О началах» (I, Как мы видели, деление сил зла на дьявола, анге-
8, 4). Согласно Блаженному Иерониму, Ориген ут- лов и демонов усвоил и Тертуллиан. В сочинении «О
верждал, что люди и ангелы в случае дурной жизни девичьих покрывалах» (7, 2) он пишет: «Мы читаем,
могут стать демонами, а демоны, желая стать добро- что ангелы отпали от Бога и неба из-за вожделения к
детельными, могут подняться до ангелов (I, 6, 3). На женщинам»4. Любопытно, что «ангелологическая
демонологию Филона и Оригена повлияло, очевидно, эротика» 7-й главы сочинения «О девичьих покрыва-
платоновское учение о даймонах (см.: Платон. Кра- лах» побудила П.Ф.Преображенского говорить о тер-
тил, 398bс; Федон, 107d; Государство, V, 468e–469b; туллиановском предчувствии «второго грехопадения
X 617e; 620e и др.). ангелов», возможности которого Тертуллиан «как бы
опасается»5. Относительно происхождения демонов

6
ПРОБЛЕМЫ СОВРЕМЕННОЙ ЛИНГВИСТИКИ И БИЛЕЙСКИЙ ТЕКСТ

латинский апологет стоит на позиции тех, кто пони- о том, что христиане, молясь об отсрочке конца, спо-
мает Быт. 6: 2 в свете слов об ангелах из книги Еноха. собствуют сохранению Рима, которое этот конец ото-
В своем сочинении «О женском убранстве» (I, 3) Тер- двигает, могли быть продиктованы желанием пока-
туллиан обращается к Посланию Иуды (1:14) как к зать языческим читателям лояльность христиан к го-
свидетельству об авторитете книги Еноха6. На первый сударству10. Хорошо известны, однако, эсхатологиче-
взгляд кажется, что лучшим аргументом для апологе- ские чаяния Тертуллиана, его мечта о скором славном
та при принятии той или иной точки зрения является пришествии Христа. Таким образом, можно заклю-
ее соответствие словам Библии. Однако Тертуллиан чить, что, если Тертуллиан верил в связь между кру-
неоднократно выступал в роли ревизиониста по от- шением Римской империи и концом мира, он должен
ношению Писанию (ср.: К язычникам, II, 9, 3–4 и Де- бы желать первого хотя бы ради осуществления вто-
ян. 17:22–23, – о жертвеннике «неведомому богу»; О рого. Не стоит поэтому понимать слова Тертуллиана
крещении, 17, 2 и I Тим. 3:1, – о стремлении к епи- «мы молимся об отсрочке» буквально. В 5-й главе
скопству; О поощрении целомудрия, 3, Об единобра- сочинения «О молитве» он утверждает, что такая мо-
чии, 17, 2 и I Кор. 7:9, – о вступлении во второй брак). литва несовместима со словами «да придет царствие
Неявная полемика с апостолом Павлом содержится и Твое»11.
в «Апологетике»: слова «Ваши представления о не- Одной из особенностей обращений к Новому Заве-
винности основываются на человеческом суждении, и ту в «Апологетике» Тертуллиана является их неявный
блюсти ее вам предписала человеческая власть; по- характер. Этот писатель вообще крайне редко делает
этому вам недоступно в полном объеме внушающее ссылки на используемый им источник. В «Апологети-
страх учение об истинной невинности» (45, 2) проти- ке» такой подход объясняется также нежеланием ав-
воречат учению, изложенному в Рим 2:14–15. Итак, тора в адресованном язычникам сочинении использо-
можно сказать, что латинский апологет не свое уче- вать ничего не значащие для них библейские цитаты.
ние приспосабливает к Писанию, а Писание подгоня- Появление ссылки на Священное Писание в «Аполо-
ет к своему учению. Он не мог принять учение о пе- гетике» 22, 3 (пассаж о происхождении демонов) объ-
реселении душ и, следовательно, должен был отвер- ясняется, по всей видимости, тем, что язычникам по-
гать предложенную Филоном интерпретацию Быт. 6: добная трактовка демонов могла быть известна бла-
2. Кроме того, Тертуллиан, учивший о телесности как годаря «Иудейским древностям» Иосифа Флавия и не
души, так и самого Бога, очевидно, предпочитал ви- казаться произвольной. В то же время краткость этой
деть в библейских словах рассказы о реальных собы- ссылки была призвана, вероятно, побудить интере-
тиях, а не аллегории и неясные намеки на непостижи- сующихся мистикой читателей обратиться за разъяс-
мые умом события. нениями к первоисточнику.
В 32-й главе мы встречаемся с другой библейской В «Апологетике» 32, 1 словом «знаем (scimus)»
аллюзией: «Ведь мы знаем, что величайшая сила, уг- Тертуллиан свидетельствует о том, что основанное на
рожающая всему миру, и сам конец века, грозящий словах апостола Павла (II Фес 2:6–7) представление о
ужасными бедствиями, сдерживается <полученной> наличии связи между концом Римской империи и
римской властью передышкой. Итак, мы не хотим концом света было распространено в христианской
изведать эти бедствия и, когда молимся об отсрочке, среде еще в 90-е годы II века. Таким образом, аполо-
содействуем римской долговечности» (Ап. 32, 1). гет был не первым, кто отождествил «катехон» с Ри-
Ниже Тертуллиан говорит, что христиане молятся мом (см. прим. 9), он лишь первым написал об этом
среди прочего и об отсрочке конца (Ап. 39, 2). В двух отождествлении в созданном спустя почти десять лет
этих местах он намекает на слова апостола Павла из II после «Апологетика» сочинении «О воскресении пло-
Фес 2:6–7: «И ныне7 вы знаете, чтó не допускает ти» (24, 17–18). Маловероятно, что, истолковав на
(και∴ ν◊ν το∴ κατε/χον ο δατε) открыться ему в свой страх и риск в 197 году (время создания «Аполо-
свое время. Ибо тайна беззакония уже в действии, гетика») «катехон» как Римскую империю и не имея
только <не совершится> до тех пор, пока не будет за плечами некой экзегетической традиции, Тертул-
<взят> от среды удерживающий теперь (ο( κατε/χων лиан без всяких пояснений написал загадочные слова
∞ρτι ωϕ ε)κ µε/σου γε/νηται)»8. О том, что Тертул- о полученной римской властью передышке и об от-
лиан отнес9 эти слова апостола Павла к Римской им- срочке конца. В этом случае его не поняли бы даже
перии, свидетельствует он сам в сочинении «О вос- сами начитанные в Писании христиане.
—————
кресении плоти». «... И вы знаете, – цитирует он апо- 1
стола, – чтó ныне задерживает открытие его <сына Сравнительно мало библейских цитат также у Афи-
погибели> в свое время. Ибо тайна беззакония уже в нагора в «Прошении о христианах» (около десяти). У
действии, <препятствует> лишь тот, кто ныне удер- Татиана в «Речи против эллинов» 4 цитаты. Татиан
живает его, доколе не будет взят из среды. Кто <это>, заявлял, что он будет ссылаться не на христианские
если не римское государство, – вопрошает Тертулли- источники, но на эллинские (Татиан. Речь против эл-
ан, – чье распадение при разделе между десятью ца- линов, 31).
2
рями вызовет Антихрист?» (24, 17–18) Нечто подоб- Мецгер Б.М. Ранние переводы Нового Завета. Их
ное читаем в позднем тертуллиановском сочинении: источники, передача, ограничения / пер. с англ. М.,
«Христианин никому не враг, не говоря уже об импе- 2002. С. 353.
3
раторе, которого … христианин должен любить, ува- В 20-й главе (2–3) Тертуллиан перечисляет предска-
жать, почитать и желать ему и всему римскому госу- занные Христом несчастья: «земля поглощает города,
дарству благополучия, доколе будет стоять мир: ведь … внешние и внутренние войны терзают <народы>,
он до тех пор и будет стоять» (К Скапуле, 2, 6). Слова царства борются с царствами, голод, моровые язвы …

7
ПРОБЛЕМЫ СОВРЕМЕННОЙ ЛИНГВИСТИКИ И БИЛЕЙСКИЙ ТЕКСТ

опустошают <государства> (ср.: Мф. 24:6–7), уни- въ суббÕЦты сквозНý сÕýянØя (Мк. 2:23). Но именно
женные возвеличиваются, а величественные уничи- конструкция κα γ νετο присуща греческим пере-
жаются (quod humiles sublimitate, sublimes humilitate водам с древнееврейского1. Так, в Септуагинте чита-
mutantur) (ср.: Мф. 23:12; Лк. 14:11), справедливость ем: Κα γ νετο µετƒ τ∏ πα∨σασθαι Ισαακ
убывает, а несправедливость ширится (ср.: Мф. 24:12) ε∧λογο◊ντα Ιακωβ ... – b бЮысть по ÁЮÅже престÊа-
… времена и стихии уклоняются от исполнения своих тиÆ ИсаÊаку бРлгословлЮяющу Æ ИПакЦва (Быт. 27:30).
обязанностей, облик природы изменяется из-за зна- Вторым примером служит использование предлога
мений и чудес (ср.: Мф. 24:29)». Ниже читаем: «И не « ν» в новозаветных текстах: «“ ν” является наибо-
грядет ли <Христос> при сотрясении всего мира, при лее часто используемым предлогом в документах,
трепете вселенной, при рыдании всех?» (23, 12, ср.: переведенных с еврейского или арамейского, в ориги-
Мф. 24:30) нальном греческом тексте он встречается гораздо ре-
4
В сочинении «О женском убранстве» Тертуллиан же. Причины этого явления: а) большая частотность
пишет, что ангелы, мстя дочерям человеческим за предлога “‫ ”ב‬в еврейском и арамейском, б) перево-
свое падение, научили их ранее скрытым искусствам, дчики семитских документов обычно представляли
дали им украшения и косметику (I 2, 1–4). См.: II, 10, “‫ ”ב‬при помощи “ ν”, в) отсутствие или редкое упот-
2; Об идолопоклонстве, 9, 1; Против Маркиона. V, 8, ребление в семитских языках предлогов, которые
2; V, 18, 13–14; ср.: 1 Кор. 11:10. могли бы в качестве своего эквивалента иметь в гре-
5
Преображенский П. Ф. В мире античных идей и об- ческом “δι≤, ε ϕ, κατ≤, περ , πρ®ϕ, ¬π®”»2. Заме-
разов. М.,1965. С. 329. тим, что в старославянских и церковнославянских
6
См.: Мецгер Б.М. Канон Нового Завета. Возникнове-
текстах Евангелия предлог « ν» в предложно-
ние, развитие, значение. 3-е изд. Библейско-
падежной конструкции, обозначающей предмет или
богословский институт св. апостола Андрея, 1998. С.
лицо, при помощи которого совершается действие,
159.
7 переводится при помощи предлога «î». Значение «î» в
Мартин Дибелиус (Dibelius M. Rom und die Christen
такой конструкции не восходит к языку-основе, а по-
im ersten Jahrhundert // Sitzungsberichte der Heidelberger
является, очевидно, уже после его распада, о чем сви-
Akademie der Wissenschaften. Philisophisch-historische
детельствует тот факт, что в разных индоевропейских
Klasse. 1942. S. 12. n. 2) относит ν◊ν «ныне» к языках подобное значение имеют совершенно разные
κατε/χον «что не допускает», а не к ο δατε «знаете», по происхождению предлоги (в греческом «¬π®»
так как в ст. 7 ∞ρτι «теперь» – к («под»), в латинском «a(b)» («от»), в немецком «von /
κατε/χων «удерживающий». mit», во французском «par», в английском «by»). Сле-
8
Ср.: Hornus J.-M. Étude sur la pensée politique de Ter- дует отметить, что это значение у предлога «î» встре-
tullien // Revue d’histoire et de philosophie religieuses. чается в старославянском и церковнославянском
1958. T. 38. № 1. P. 16–17. сравнительно редко – и в основном в библейских тек-
9
По мнению М.Дибелиуса, первым из Отцов Церкви стах, что позволяет предположить, что оно не было
(Dibelius. Op. cit. S. 12). естественным для этих языков. В разных рукописях
10
О тактической обусловленности заверений Тертул- одна и та же конструкция с « ν» переводится и тво-
лиана в лояльности христиан государству говорит рительным падежом, и при помощи предлога «î», что
Хагендаль (Hagendahl H. Von Tertullian zu Cassiodor. говорит о том, что такой способ выражения мысли
Die profane literarische Tradition in dem lateinischen был менее свойственен старославянскому и церковно-
christlichen Schrifttum // Studia Graeca et Latina Got- славянскому, чем древнегреческому. В то же время и
hoburgensia. 1983. Vol. 44. S. 15). в классическом древнегреческом предлог « ν» не
11
См.: Evans R.F. On the problem of Church and Empire указывал на «деятеля» или «орудие». Это значение в
in Tertullian’s Apologeticum // Studia patristica. 1976. библейских текстах он получил, как было сказано,
Vol. 14. P. 25. благодаря еврейскому предлогу «‫( »ב‬be), которым он
переводился и который имел, в том числе, значения
М.Зубакова, А.Ю.Братухин (Пермь) «в» и «о», а также ставился перед словом, обозна-
К ВОПРОСУ ОБ ИНТЕРПРЕТАЦИИ ДВУХ чающим «деятеля» или «орудие». Известно, что соз-
МЕСТ В ЕВАНГЕЛИИ ОТ МАРКА датели старославянского алфавита хорошо знали сла-
При интерпретации отдельных отрывков Еванге- вянский, греческий, латинский, еврейский и арабский
лия от Марка (в дальнейшем Мк.) необходимо учиты- языки. Так, славянская буква «ш» была создана по
вать греко-еврейский билингвизм автора этого еван- образцу еврейской быквы «w» «шин»3. Работая над
гельского текста. Прежде чем перейти к разбору двух переводом Библии, составители старославянского
спорных мест в Мк., приведем примеры, характери- текста должны были иметь в виду тот факт, что Сеп-
зующие греческий Нового Завета как язык, богатый туагинта сама является переводом с еврейского. По-
гебраизмами. этому в тех случаях, когда буквальный перевод Вет-
В Мк. достаточно часто встречается конструкция хого Завета с древнегреческого их не устраивал, они
«κα γ νετο» («и стало»). Она, в частности, появля- могли обращаться к оригинальному тексту: было бы
ется перед оборотом accusativus cum infinitivo: Κα странно cчитать, что человек, хорошо знающий ев-
γ νετο α∧τ∏ν ν το ϕ σ≤ββασιν παραπορε∨εσθαι рейский язык и занимающийся переводом Священно-
διƒ τ⎩ν σπορ µων ... – b бПысть мимоходПити ÁåмНу го писания, никогда не заглядывал в еврейскую Биб-
лию. Поэтому мы вправе предположить, что опреде-
ленные греческие конструкции, содержащие явные
© М.Зубакова, А.Ю.Братухин, 2005

8
ПРОБЛЕМЫ СОВРЕМЕННОЙ ЛИНГВИСТИКИ И БИЛЕЙСКИЙ ТЕКСТ

гебраизмы и встречающиеся также в Новом Завете, вполне мог назвать одеяния Иоанна Предтечи «ко-
переводились на старославянский с учетом древнеев- жей». В Быт. 25:25 и Зах. 13:4 при слове ’addereth
рейского синтаксиса. стоит в качестве определения слово, имеющее значе-
Нами приведены самые яркие, на наш взгляд, ние «волос». В первом случае (речь идет о родившем-
примеры гебраизмов в греческом тексте Нового Заве- ся Исаве) на греческий это словосочетание перево-
та. Прокомментировать их все не позволяют размеры дится «δορƒ δασ∨ϕ», во втором, как было сказано
статьи; кроме того, это не отвечает поставленной пе- выше — δ ρριϕ τριχ νη. Таким образом, можно сде-
ред нами цели: разобрать два евангельских пассажа, лать вывод, что эта одежда представлялась древним
содержащих разночтения. евреям ворсистой, с мехом наружу.
Mк. 1:6: «τρ χαϕ» или «δ ρριν»? Исследователи считают, что верблюжья шкура яв-
В Мк. 1:6 вместо даваемого большинством руко- ляется слишком толстой и тяжелой для бедуинов,
писей чтения, согласно которому Иоанн Креститель чтобы предполагать ее использование в качестве оде-
был одет в одежду из верблюжьего волоса («τρ χαϕ жды12. Речь, однако, идет не об обычной одежде
καµ≈λου»), рукописи D и а дают чтение «δ ρριν обычного человека, а об одежде пророка. Поскольку
καµ≈λου» («верблюжью шкуру»)4. Турнер считал Лев. 11:4, 8 и Вт. 14:7–8 запрещается есть верблюжье
истинным последнее, полагая, что слова «κα ζ⎝νην мясо, верблюды, в отличие от овец, не подвергались
δερµατ νην περ τ⎯ν ∇σφ⇑ν α∧το◊» («и пояс кожа- забою. Следовательно, верблюжья шкура должна бы-
ный на чреслах своих» ) были добавлены в Мк. 1:6 из ла представляться евреям бóльшей редкостью, чем
Мф. 3:45. Отметим, что Мк. 1:6 и Мф. 3:4 отличаются овечья.
друг от друга практически всем, кроме сообщения о Матфей распространяет сообщение Марка: вместо
кожаном поясе и трех последних слов: верблюжьей шкуры у него появляется волос верблюда
Мк. 1:6 «κα ℘ν ∠ Мф. 3:4 «α∧τ∏ϕ δ ∠ и кожаный пояс. Это не единственное место, где Мф.
’Ιω≤ννηϕ νδεδυµ νοϕ ’Ιω≤ννηϕ ε χεν τ∏ оказывается полнее Мк. Д.Ауни пишет: «… Матфей и
Лука внесли много лингвистических и стилистиче-
τρ χαϕ (δ ρριν) νδυµα α∧το◊ ′π∏
ских изменений в текст Марка»13. Сообщение Мат-
καµ≈λου κα ζ⎝νην τριχ⎩ν καµ≈λου κα фея, например, о крещении Иисуса и о Его искушении
δερµατ νην περ τ⎯ν ζ⎝νην δερµατ νην περ в пустыне гораздо обстоятельнее сообщений Марка
∇σφ⇑ν α∧το◊ κα τ⎯ν ∇σφ⇑ν α∧το◊, ≠ δ (ср.: Мф. 3:13–17 и Мк. 1:9–11; Мф. 4:1–11 и Мк.
σθ ων ′κρ δαϕ κα τροφ⎯ ℘ν α∧το◊ 1:12–13).
µ λι ∞γριον». ′κρ δεϕ κα µ λι Итак, нам представляется более вероятным, что не
∞γριον». переписчики под влиянием Зах. 13:4 написали
Винсент Тэйлор склоняется к мнению, что это со- «δ ρριν» вместо «τρ χαϕ», а сам Марк использовал в
общение было написано самим Марком, который ве- данном месте слово «δ ρριν», которым он перевел
рил, что Иоанн является Илией (Мк. 9:11–13). Ведь древнееврейское ’addereth, слово, обозначающее оде-
Илия, согласно 4 Цар. 1:8, имел именно такой пояс жду пророка Илии: «плащ» последнего должен был
(«′ν⎯ρ δασ⇑ϕ κα ζ⎝νην δερµατ νην рассматриваться евангелистом в качестве более ха-
περιεζωσµ νοϕ τ⎯ν ∇σφ⇑ν α∧το◊»)6. Впоследствии, рактерного атрибута пророка, чем кожаный пояс.
как считается, эти слова, составлявшие одну строчку, Греческие переписчики скорее заменили бы «δ ρριν»
выпали в D и a из-за небрежности переписчиков меж- на «τρ χαϕ» под влиянием Мф., чем «τρ χαϕ» на
ду «κα … и κα …» или между «καµ≈λου … и «δ ρριν» под влиянием Зах. 13:4, где речь идет о не-
α∧το◊ …»7. Пояс (собственно, набедренная повязка) ких лжепророках. Что касается Марка, то он, очевид-
из кожи был, очевидно, редкостью (ср.: Иер. 13:1 слл., но, вообще не связывал пассаж Зах. 13:4 ни с Илией,
где речь идет о льняном поясе). Что касается слова ни с Иоанном, а зависел только от описания Илии в
«δ ρριν», то высказывается мнение, что оно было Книгах Царств.
вставлено переписчиками под воздействием Зах. 13:4, Таким образом, по нашему мнению, в первона-
где говорится о прорицателях, которые не будут на- чальном тексте Мк. читалось: «κα ℘ν ∠ ’Ιω≤ννηϕ
девать на себя власяницы («δ ρριν τριχ νην»), чтобы νδεδυµ νοϕ δ ρριν καµ≈λου κα σθ ων ′κρ δαϕ
обманывать8. κα µ λι ∞γριον» («И был Иоанн одет в верблюжью
На наш взгляд, следует сопоставлять текст Мк. не шкуру и ел акриды и дикий мед»).
только с греческим переводом LXX (Septuaginta, Mк 1:41: «∇ργισθε ϕ» или «σπλαγχνισθε ϕ»?
1979), но и с оригинальным еврейским текстом, кото- В Мк. 1:41 говорится о том, что Христос, разгне-
рый, скорее всего, был хорошо известен автору этого вавшись («∇ργισθε ϕ») на прокаженного (вариант:
Евангелия. В Зах. 13:4 слово «δ ρριϕ» является пере- умилосердившись, «σπλαγχνισθε ϕ», над ним), «про-
водом еврейского слова «tr3d<3A» (’addereth)9. Этим стер руку, коснулся его и сказал ему: хочу, очистись».
словом в еврейской Библии обозначается мантия про- Недовольство Христа прокаженным объясняется вет-
рока Илии (3/1 Цар 19:13, 19; 4/2 Цар 2:8, 13–14)10; хозаветным запретом прокаженным появляться в об-
LXX называют ее «µηλωτ≈» («овечья шкура»). В Но- щественных местах, см.: Лев. 13:46; Числ. 5:2; 4/2
вом Завете это слово встречается только один раз в Цар. 15:5. Об исцелении прокаженного говорится
Евр. 11:37, где сообщается, что «<пророки> скитались также в Мф. 8:2–4 и Лк. 5:12–14, ср.: Лк. 17:12–14;
в милотях и козьих шкурах»11. Заметим, что слово однако в этих местах не говорится о чувствах Христа.
’addereth переводится в LXX также «δορ≤» (Быт. Исследователи отмечают, что объяснить замену пере-
25:25) и «δ ρριϕ» (Зах. 13:4). Следовательно, Марк писчиками слова «∇ργισθε ϕ» на слово

9
ПРОБЛЕМЫ СОВРЕМЕННОЙ ЛИНГВИСТИКИ И БИЛЕЙСКИЙ ТЕКСТ

«σπλαγχνισθε ϕ» легче, чем обратную замену. Одна- при переводе на греческий, утратив свое звучание и
ко утверждается, что, во-первых, характер внешних специфику, оказались несколько неуклюжими и не-
свидетельств в пользу «∇ργισθε ϕ» менее выразите- понятными.
лен, чем характер свидетельств в пользу Допустив, что чтение «∇ργισθε ϕ» возникло из-за
«σπλαγχνισθε ϕ». Во-вторых, два пассажа в Мк., в путаницы между похожими словами в арамейском
которых Христос представлен гневным (3:5) или не- (сир. ethraham, «он сжалился» и ethra‘em «он разгне-
годующим (10:14), не побудили переписчиков испра- вался»), мы оказываемся вынужденными отнести это
вить текст14. На последнее замечание можно возра- чтение ко времени составления греческого текста, то
зить, что, в Мк. 3:5 и 10:14 было бы весьма сложно есть к эпохе формирования новозаветного канона,
(гораздо сложнее, чем в Мк. 1:41) заменить слова оправдав переписчиков, которые едва ли, занимаясь
«µετ’ ∇ργℑϕ» («с гневом») и «≡γαν≤κτησεν» («возне- своим делом, стали бы принимать в расчет арамей-
годовал») словами с противоположным значением: ские слова.
«И, воззрев на них с гневом, скорбя об ожесточении Отметим также, что в Мк. формы от
сердец их …» (Мк. 3:5); «увидев <то>, Иисус возне- «σπλαγχν ζεσθαι», кроме Мк. 1:41, встречаются три
годовал и сказал им: пустите детей приходить ко раза. Во всех этих случаях, кроме Мк 1:41, при них
Мне» (Мк. 10:14). имеется объект: «сжалился над ними»
Текстологи предполагают, что чтение (« σπλαγχν σθη π’ α∧το∨ϕ» – 6:34), «жаль Мне
«∇ργισθε ϕ» либо было подсказано формой народа» («σπλαγχν ζοµαι π τ∏ν ™χλον» – 8:2),
« µβριµησ≤µενοϕ» («рассердившись») в Мк. 1:43, «сжалившись над нами» («σπλαγχνισθε ϕ φ’ ≠µ♥ϕ»
либо возникло из-за путаницы между похожими сло- – 9:22). Объект при глаголе «σπλαγχν ζεσθαι» есть
вами в арамейском (ср.: сир. ethraham, «он сжалился» также в Мф. 9:36; 14:14; 15:32; 18:27; Лк. 7:13. Нет
и ethra‘em «он разгневался»)15. Проанализируем эти объекта при этом глаголе в Лк. 10:33 и 15:20 в конст-
два объяснения замены переписчиками рукции «увидев/увидел его, сжалился» и в Мф. 20:34,
«σπλαγχνισθε ϕ» на «∇ργισθε ϕ». где можно предположить влияние исправленного ва-
В Мк. форма от глагола « µβριµ♥σθαι» встреча- рианта Мк. 1:41. Заметим, что в Новом Завете объект
ется только в двух местах (1:43 и 14:5)16. В Мк. 14:3–5 отсутствует, кроме Откр. 12:17, как раз после форм
рассказывается, что, когда женщина, разбив сосуд, глагола «∇ργ ζεσθαι» (см.: Мф. 18:34; 22:7; Лк.
возлила на голову Христу, находившемуся в это вре- 14:21; 15:28; Еф. 4:26; Откр. 11:18).
мя в доме Симона прокаженного, драгоценное миро, Не утверждая, что чтение «∇ργισθε ϕ» (это чте-
«некоторые вознегодовав (′γανακτο◊ντεϕ)» (другое ние находим в греческой рукописи D – V век,
чтение: «ученики Его негодовали, («διεπονο◊ντο»), Cambridge; его отражают латинские рукописи: a – IV
роптали на нее (« νεβριµ⎩ντο»). век, Vercelli; ff2– V век, Paris; r1 – VII век, Dublin) яв-
Наличие параллелизма в Мк. 1:41–43 ляется в Мк. 1:41 первоначальным, мы лишь хотим
(«∇ργισθε ϕ» и « µβριµησ≤µενοϕ») и в Мк. 14: 3–5 показать, что чтение «σπλαγχνισθε ϕ» на данный
(«′γανακτο◊ντεϕ» [или «διεπονο◊ντο»] и момент не может считаться единственно правильным.
« νεβριµ⎩ντο») позволяет предположить, что в дан- —————
1
ном случае мы имеем дело не с заменой переписчи- Вдовиченко А.В. Дискурс – текст – слово. Статьи по
ками «σπλαγχνισθε ϕ» на «∇ργισθε ϕ» под влияни- истории, библеистике, лингвистике, философии язы-
ка. Москва, 2002. С.191.
ем встречающейся ниже формы « µβριµησ≤µενοϕ», 2
Martin R.A. Syntactical evidence of Semitic sources in
а с использованием составителем греческого, а, воз-
Greek documents. 1974. Р.5. Ср.: Martin R.A. Syntax
можно, еще и арамейского текста определенного на-
criticism of Johannine Literature, the Catholic Epistles,
бора слов в определенных контекстах. Так, в Мк.
and the Gospel passion accounts, Studies in Bible and
10:13–14 вместе с глаголом, имеющим значение «гне-
early Christianity. Vol. 18. 1989. Р.165-166.
ваться» («≡γαν≤κτησεν»), появляется слово со значе- 3
Щепкин В.Н.Русская палеография. Москва, 1999.
нием «порицать, укорять» (« πετ µησαν»). Создает- С.37.
ся такое впечатление, что появление одного слова 4
Novum Testamentum. Graece et Latine / Edd. K.Aland
автоматически вызывает появление другого. Извест- et alii. Stuttgart, 1987. Р.88.
но, что евангельские изречения на арамейском языке 5
Taylor V. The Gospel according to St. Mark. The Greek
сопровождались «каламбурами, ассонансами, аллите- text with introduction, notes, and indexes. London, 1955.
рациями и рифмоидами»17. Этим объясняются неко- Р.156.
торые кажущиеся странными сочетания, например, о 6
Ibid. P.156.
падении сына (bera) и быка (beira) в колодец (bēra); 7
Metzger B.M. A textual commentary on the Greek New
греческие переписчики заменяют «сына» на «осла» Testament. Stuttgart, 1994. Р.63.
(Лк. 14:5)18. Вопросы возникают и при чтении нашего 8
Moulton J. H., Milligan G. The vocabulary of the Greek
пассажа. Например, почему о том, что Христос «был Testament. London, 1914–1929. Р.142.
рассержен» (« µβριµησ≤µενοϕ») на прокаженного, 9
Biblia Hebraica Stuttgartensia / Edd. K.Elliger,
сказано после слов о том, что Он его очистил? Иссле- W.Rudolph. Stuttgart, 1997. Р.1078.
дователи переводят это причастие «движимый глубо- 10
Konkordanz zum hebraeischen Alten Testament / Aus-
ким чувством к нему»19. Причина некоторых шерохо- gearbeitet und geschrieben von G.Lisowsky. Stuttgart,
ватостей, как кажется, кроется в несохранившемся 1993. Р.28.
арамейском варианте Евангелия, обороты которого

10
ПРОБЛЕМЫ СОВРЕМЕННОЙ ЛИНГВИСТИКИ И БИЛЕЙСКИЙ ТЕКСТ
11
Schmoller A. Handkonkordanz zum griechischen Neuen рукциях косвенной речи. Например: «Церковь гово-
Testament. Stuttgart, 1994. Р.336. рит нам, что взаимное прощение – это глубина и вы-
12
Metzger B.M. Op.cit. P.63. сота; Господь совершенно ясно говорит, что если мы
13
Ауни Д. Новый Завет и его литературное окружение. прощаем другим, то и Бог нас прощает, и если не
СПб., 2000. С.64. прощаем другим, то и Бог нас не прощает»5.
14
Metzger B.M. Op.cit. P.65. Рассматривая вопрос о влиянии церковно-
15
Ibid. P.56. славянского языка на русский язык проповеди, целе-
16
Schmoller A. Op.cit. P.163. сообразно, на наш взгляд, использовать современное
17
Аверинцев С.С. От берегов Босфора до берегов Ев- теоретическое представление о воспроизводимых тек-
фрата. Москва, 1987. С.20. стовых единицах, называемых к о м м у н и к а т и в -
18
Там же. С.21. н ы м и ф р а г м е н т а м и (далее – КФ).
19
Роджерс-Младший К. Л., Роджерс III К. Л. Новый Согласно Б.М.Гаспарову, «языковой материал, с
лингвистический и экзегетический ключ к греческому одной стороны, существует для говорящего в кон-
тексту Нового Завета. СПб., 2001. С.151. кретном и непосредственном виде, как собрание гото-
Septuaginta. Id est Vetus Testamentum Graece iuxta LXX вых языковых "предметов", которые могут быть из-
interpretes / Ed. A. Rahlfs. Stuttgart, 1979. влечены из памяти в любой момент,… но с другой
стороны, это такой готовый материал, частицы кото-
К.С.Суслова (Пермь) рого не зафиксированы в памяти в качестве устойчи-
О ЯЗЫКЕ ЦЕРКОВНОЙ ПРОПОВЕДИ вых единиц хранения»6 . Эти частицы способны бес-
(КАЛЬКИРОВАНИЕ КОММУНИКАТИВНЫХ конечно видоизменяться, адаптироваться друг к дру-
ФРАГМЕНТОВ) гу, приспосабливаться к различным условиям упот-
В последнее время в России все более доступной и ребления. КФ – это именно такой «целостный отрезок
все более значимой для человека становится сфера речи, который говорящий способен воспроизвести в
церковно-религиозной общественной деятельности. качестве готового целого в процессе своей речевой
Выступления священников по радио и телевидению, деятельности и который он непосредственно опознаёт
на различных общественных форумах, обилие рели- как целое в высказываниях, поступающих к нему из-
гиозной литературы, введение в некоторых учебных вне»7. КФ могут быть самой различной длины – от
заведениях в качестве отдельной дисциплины слова одной словоформы до сочетания нескольких предло-
Божия оказывают влияние на общественное сознание. жений. В качестве основных характеристик КФ Гас-
И «все эти виды речевой деятельности характеризу- паров называет н е п о с р е д с т в е н н у ю з а д а н -
ются своеобразием в отборе и использовании словес- н о с т ь в памяти говорящих, с м ы с л о в у ю
ных и синтаксических средств русского языка, что с л и т н о с т ь КФ, д и н а м и ч е с к у ю з а д а нно с ть ,
дает основание для выделения особого р е л и г и о з - аллюзионную м н о ж е с т в е н н о с т ь , к о м м у н и -
н о - п р о п о в е д н и ч е с к о г о стиля»1. кативную заряженность и пластич-
Сфера церковно-религиозной деятельности, как н о с т ь . Каждый КФ, кроме того, занимает уникаль-
известно, обслуживается не только церковнославян- ное место в языковой памяти и соединяется с другими
ским языком (молитвы, богослужения, церковные фрагментами по принципу наложения и смежности
книги), но и церковно-религиозным стилем современ- (не по принципу парадигматического тождества и
ного русского литературного языка (проповеди, цер- парадигматической контрастности).
ковные послания, исповеди, свободные молитвы)2. Анализ проводился на материале фрагментов про-
Автор гомилетики епископ Феодосий также гово- поведей, в которых эксплицируется догмат о воскре-
рит о своеобразии стиля церковной проповеди, кото- сении Христа. Примерно 25% этих КФ составляют
рый «имеет свои характерные особенности, соответ- кальки с церковнославянского языка8. Приведем наи-
ствующие сфере церковной жизни и отличающие его более часто встречающиеся в исследованных текстах
от разговорного, делового, научного, художественно- КФ, являющиеся кальками с церковнославянского
го и публицистического стилей речи»3. языка. Объектом калькирования выступают фрагмен-
«Одна из наиболее ярких особенностей церковно- ты, используемые в славянском тексте Библии.
проповеднического стиля – тесная связь его с церков- Так, в проповедях архимандрита Кирилла (Павло-
нославянским языком. … В текстах проповедей ис- ва) находим КФ Иисус Христос воскрес/восстал из
пользуются слова, образы из Священного писания; мертвых: «Воскрес Христос из мертвых – и наше
ярко выражено стремление проповедника приблизить воскресение становится несомненным, наша надежда
язык проповеди к языку библейскому. Важную роль в становится несокрушимой»9; «Господь наш Иисус
проповеди играют специальные церковные термины, Христос восстал из мертвых, свидетельствуя этим
такие как благодать, грехопадение, искупление, таин- будущее всеобщее воскресение»10. Такой же КФ на-
ство и др.»4. Православная проповедь несет в себе ходим в Евангелии от Матфея, во Втором послании к
дух глубокого благоговения перед святыней. Чтобы Тимофею: è ñêîðw øåäøý ðöûòå u÷íêwìú eãw, zêw âîñòà t ìåðòâûõú (Мф. 28:7); Ïîìèíàé (ãäà) ièñà õðòà
вызвать такое чувство у слушателей, проповедник âîñòàâøàãî t ìåðòâûõú (2Тим. 2:8).

употребляет возвышенную лексику, архаизмы. Необ- Калькироваться может и способ выражения одно-
ходимость комментирования текстов Священного родных членов в составе парных конструкций, таких
писания, а также наставления верующих на путь ис- как Христос умер и воскрес: «От одного, и притом
тинный обусловливает изложение Библии в конст- умершего и воскресшего, родилось то, что потрясло
и изменило целый мир; Христос умер и воскрес, а
© К.С.Суслова, 2005 двенадцать безвестных, неведомых учеников Его по-

11
ПРОБЛЕМЫ СОВРЕМЕННОЙ ЛИНГВИСТИКИ И БИЛЕЙСКИЙ ТЕКСТ

шли в мир»11. В этом КФ обязательными являются тературном языке? // Культурно-речевая ситуация в


оба смысловых компонента (умер и воскрес), которые, современной России. Екатеринбург, 2000. С.108.
3
как видим, могут изменять свою форму (быть выра- Феодосий, епископ Полоцкий и Глубокский. Гомиле-
женными глаголами или причастиями). Однако изме- тика. М., 1999. С.177–178.
4
нение порядка слов, удаление одного из компонентов Там же. С.118.
5
или даже союза и недопустимо. Возможный оригинал Александр Шаргунов, протоиерей. Слово в прощен-
рассматриваемого КФ находим в Послании римлянам: ное воскресенье // Проповеди Московских священни-
Íà ñiå áî õðòîñú è uìðå è âîñêðñå è wæèâå, äà è ìåðòâûìè è æèâûìè wáëàäàåòú (Рим.14:9). ков. М., 2000. С.113–114.
6
Еще одной интересной калькой является структура Гаспаров Б.М. Язык, память, образ. Лингвистика
если бы Христос не воскрес, то. Здесь можно гово- языкового существования. М., 1996. С.117.
7
рить о калькировании целостного фрагмента (а не Там же. С.118.
8
синтаксической конструкции) постольку, поскольку Приводимые цифры не могут быть абсолютно точ-
данная структура с необходимостью наполнена опре- ными в силу динамичности, текучести КФ и смежно-
деленным смыслом. Смысл же описываемого фраг- сти и наложения их друг на друга в тексте.
9
мента таков: все тщетно, все напрасно, если нет Вос- Кирилл (Павлов), архимандрит. Отдание праздника
кресения Христа. Ср.: «Если бы Христос не воскрес, Пасхи // Кирилл (Павлов), архимандрит. Проповеди.
то не было бы и веры нашей святой»12; «Если бы Сергиев Посад, 2000. С.15.
10
Христос не воскрес, а оставался бы во гробе, тогда Кирилл (Павлов), архимандрит. Светлое Христово
Его смерть была бы лишь мученическим подвигом за Воскресение. Пасха // Кирилл (Павлов), архимандрит.
правду»13. В Библии читаем: àùå æå õðòîñú íå âîñòà, ñóåòíà âýðà âàøà (1Кор. Проповеди. Сергиев Посад, 2000. С.485.
11
15:17). Иоанн (Крестьянкин), архимандрит. Слово в неделю
Рассматривая язык церковной проповеди в его свя- всех святых, в земле Российской просиявших // Про-
зи с языком церковнославянским, следует отметить, поведи московских священников. М., 2000. С.33.
12
что большинство высказываний в проповеди, имею- Кирилл (Павлов), архимандрит. Отдание праздника
щих целью не пересказ текста Евангелия, а, например, Пасхи. С.14.
13
пояснение каких-то религиозных истин, наставление Кирилл (Павлов), архимандрит. Светлое Христово
и т.п., создается на русском языке. Однако при воз- Воскресение. Пасха. С.487.
14
можности использования вариативных форм русского Кирилл (Павлов), архимандрит. Двадцать вторая
языка, как правило, выбирается та форма, которая неделя по пятидесятнице. Акафист преподобному
употребляется в Библии. Так, очень распространен- Сергию. О страдании и терпении // Кирилл (Павлов),
ными являются словосочетания типа Воскресение архимандрит. Проповеди. Сергиев Посад, 2000. С.262.
Христово, любовь Христова, кровью Христовой.
Например: «Крест наш должен быть подобием креста В.А.Мишланов (Пермь)
Христова»14. В рассматриваемом случае для выраже- СРЕДСТВА МЕЖФРАЗОВОЙ СВЯЗИ
ния семантики принадлежности выбирается не форма В СТАРОСЛАВЯНСКОМ СИНТАКСИСЕ
творительного падежа существительного (крест Хри- Исследователи древнеписьменных текстов и жи-
ста), но именно притяжательное прилагательное в вой устной речи сталкиваются с одной и той же труд-
соответствии с библейской традицией. Ср.: è ïîñëàõîìú òiìîfåà, áðàòà ностью – невозможностью во многих случаях провес-
íàøåãî è ñëóæèòåëÿ áæiÿ è ñïîñïýøíèêà íàøåãî âî áëãîâýñòiè õðòîâý, uòâåðäèòè âàñú è uòýøèòè w âýðý âàøåé (2Фес.3:2); ти границу между сложным предложением (СП) и
Ïðàâäà æå áæiÿ âýðîþ ièñú õðòîâîþ âî âñýõú è íà âñýõú âýðóþùèõú (1Рим. 3:22). сверхфразовым единством (СФЕ). Причины этого
Таким образом, можно сказать, что современный кроются в том, что сложное предложение как особая
русский язык церковной проповеди весьма тесно свя- синтаксическая единица возникает в ходе длительной
зан с церковнославянским языком на разных уровнях. перестройки структур связного текста, поэтому сред-
В текстах церковно-проповеднического стиля широко ства синтаксической связи в СП и СФЕ во многом
употребляются не только цитирование Библии, ее едины.
пересказ, библеизмы, старославянизмы и специальная Ученые, изучающие проблемы генезиса СП, исхо-
церковная лексика, но и кальки коммуникативных дят из логичного, казалось бы, предположения, что
фрагментов. Кроме того, на использование слов в тех оно возникает на определенной стадии глоттогенеза.
или иных грамматических формах русского языка Так, И.И. Мещанинов, анализируя примеры из юка-
влияет употребление определенных форм в аналогич- гирского, заключает, «что простые и сложные пред-
ных случаях в тексте славянской Библии. ложения... являются достижением языков нашей ста-
Статья издается дии речи и что для палеоазиатских языков такое деле-
при финансовой поддержке РТНФ ние оказывается чуждым»1. Об отсутствии противо-
в рамках научно-исследовательского проекта поставления простого и сложного предложений гово-
№ 05-04-82407 а/У. рят и применительно к индоевропейскому языку2 и
————— даже к старославянскому. В частности, Г.А.Хабургаев
1
Крысин Л.П. Религиозно-проповеднический стиль и полагает, что при описании синтаксиса старославян-
его место в функционально-стилистической парадиг- ского языка следует отказаться от разграничения СП
ме современного русского литературного языка // По- и СФЕ. «В ст.-сл. тексте простые предложения "нани-
этика. Стилистика. Язык и культура. Памяти Татьяны зывались" друг на друга, образуя сложное смысловое
Григорьевны Винокур. М, 1996. С.136. единство… Не располагая сведениями об интонации,
2
Крылова О.А. Существует ли церковно-
проповеднический стиль в современном русском ли- © В.А.Мишланов, 2005

12
ПРОБЛЕМЫ СОВРЕМЕННОЙ ЛИНГВИСТИКИ И БИЛЕЙСКИЙ ТЕКСТ

следует рассматривать каждое простое предложение прежде иные функции, если бы при этом не имелась
как относительно самостоятельное, а связи между в виду первоначальная самостоятельность объеди-
простыми предложениями – как присоединитель- няемых предикативных компонентов. Однако по-
ные»3. скольку как раз предполагается, что «определенные
Как известно, в историческом синтаксисе выдви- сочетания предложений» в о з н и к а ю т , уместно
нуто две гипотезы о путях возникновения СП. Со- поставить вопрос, почему это происходит, в силу ка-
гласно первой, СП появляются в результате объеди- ких причин некоторые предложения образуют устой-
нения некогда самостоятельных простых предложе- чивые (воспроизводимые) парные объединения.
ний4; по мнению сторонников второй точки зрения, Если учитывать только сегментные показатели
сложные конструкции могли формироваться и дру- связи и выводить различные типы СП из построений
гим путем: вследствие внутреннего развития структу- «цепного нанизывания», то мы вправе говорить уже
ры простого предложения и получения каким-либо из «третьем пути» становления СП: сложные предложе-
его членов «статуса предикативности»5. ния появляются не в результате объединения простых
Я. Бауэр приходит к выводу, что опыт изучения (т.е. не в результате усложнения грамматических
развития чешского сложного предложения «безуслов- структур), а путем своего рода упрощения, сокраще-
но подтверждает первую точку зрения: мы обнару- ния «сверхсложных» построений. Ж.Одри в связи с
живаем много явлений, свидетельствующих о перво- этим пишет: «Сложное предложение не могло про-
начальной самостоятельности соединенных предло- изойти в результате расширения простого предложе-
жений, но не найдем ни одного убедительного свиде- ния или посредством соединения нескольких после-
тельства, показывающего, что какой-то тип сложного довательных простых предложений. Языковые
предложения возник в результате того, что опреде- структуры образуются не путем присоединения неза-
ленный член предложения получил значение пред- висимых элементов, случайно вступивших в контакт,
ложения»6. И хотя «второй путь» становления СП в а в ходе реорганизации, обновления существующих
принципе исключен быть не может, вывод Я.Бауэра структур, и чаще всего в связи с сокращением этих
представляется справедливым и применительно к структур... Причину происхождения [типа] сложного
иным славянским языкам. предложения следует искать или в перестройке струк-
Многие синтаксисты, учитывая факт несовпадения туры существовавшего ранее сложного предложения,
в различных языках показателей подчинительной свя- или в сокращении структуры более высокого порядка,
зи в СП, делают вывод о сравнительно позднем про- т.е. структуры текста»9.
исхождении гипотактических конструкций или, по Однако помимо сегментных показателей связи
крайней мере, что в дописьменный период сложив- предикативных конструкций существуют и сверхсег-
шейся системы СП (в частности, в русском языке) не ментные – просодические, которые, очевидно, явля-
было. ются генетически первичными, исконными и универ-
Заметим, однако, что различия в гипотактических сальными, сохраняющими значимость на любом син-
системах родственных языков не являются достаточ- хронном срезе. Их отсутствие (т.е., точнее, интонаци-
ным основанием для вывода о позднем происхожде- онное оформление предикативного компонента как
нии подчинительных конструкций, ибо имеется еще отдельного высказывания) означает, что предложение
одно, по крайней мере, объяснение указанных разли- было порождено (задумано) как самостоятельная еди-
чий – переход к новым структурным типам, развитие ница текста. Следовательно, вопрос о происхождении
новых показателей связи; причем для нас такое объ- СП вообще должен быть вынесен за рамки диахрони-
яснение оказывается предпочтительным, так как бо- ческой проблематики: оно не возникает не только
лее согласуется с представлениями о длительном ха- семантически, но и как поверхностно-грамматическое
рактере эволюции структуры СП. явление. Иначе говоря, СП образуется в процессе тек-
Сторонники первой точки зрения отмечают, что в стопорождения по деривационным образцам, один из
генезисе СП особую роль сыграли текстовые по- которых (по крайней мере) исконен, «панхроничен».
строения, названные «цепным нанизыванием предло- Основной способ формирования СП состоит в пе-
жений», внутри которых со временем образуются би- рестройке существовавших прежде (всегда) типов, в
нарные комплексы, кладущие начало различным ти- том, что некоторые компоненты паратактических
пам СП7. «Если определенные сочетания предложе- объединений (частицы, эмфатические слова, указа-
ний в речевом акте повторялись более часто, то соз- тельные, неопределенные и вопросительные место-
давались условия для возникновения типа сложного имения) в ходе длительной эволюции грамматической
предложения… Стабилизация и механизация подоб- системы приобретают новые синтаксические функци-
ных сочетаний создали предпосылки к тому, чтобы и10.
из слов, первоначально имевших лексическое значе- Вернемся, однако, к старославянским текстам
ние…, возникли грамматические слова, которые со Библии. Недифференцированность конструкций СП и
временем превратились в формальное средство для СФЕ проявляется главным образом в том, что многие
выражения отношений между предложениями»8. межфразовые союзы (в конструкциях «цепного нани-
Вряд ли можно сомневаться в том, что отмеченные зывания») используются также и внутри сложного
чешским лингвистом процессы имели место в исто- предложения. Между прочим, в древних славянских
рии СП различных типов; не вызывал бы возражений рукописях эта особенность проявляется даже графи-
и тезис о «более частом повторении определенных чески: из знаков препинания внутри главы использо-
сочетаний предложений» как условии формирования валась только точка, которой могли отделяться друг
гипотактических показателей из слов, выполнявших от друга как предложения, так их компоненты. Вот

13
ПРОБЛЕМЫ СОВРЕМЕННОЙ ЛИНГВИСТИКИ И БИЛЕЙСКИЙ ТЕКСТ

для примера отрывок из Зографского Евангелия (вы- ской книжности, а потому мы вправе полагать, что
делены средства межфразовой связи): сегментация современных церковных текстов на от-
I пришь1дъшюмu на a4нъ по1лъ· въ дельные коммуникативные единицы в целом адекват-
странk гер7геси1н7скk· сърEто1сте и5 но передает синтаксис старославянских текстов. Дру-
дъва2 бE1съна· о3тъ гре1бишть Q4хъ· гими словами, малая точка, двоеточие (этим знакам
Q3сходя1шта лю1та zEло2· y4ко не мо- препинания в русской системе пунктуации соответст-
жа1аше ник7тоже· минk1ти пkте1мь тE1мь· вуют точка или точка с запятой), а тем более точка
Q3 се2 възъпи1сте гл9$шта· чьто2 e4стъ могут быть без особых натяжек приняты за знаки,
выделяющие относительно автономные высказыва-
на1ма Q3 тебE2 ис9е сн9е бж9iи· при-
ния.
ше1лъ ли e3си2 сEмо· прE1жде врE1мене
На примере большинства книг Библии легко убе-
мk1читъ на1съ· бE1 же дале1че о3тъ диться, что практически каждое самостоятельное вы-
н8ею2· ста1до свин8и1i мно1го пасо1мо· сказывание вводится особым служебным словом, ко-
бE1си же мол8а1ахk и5 гл9$ште а4ште торое называют межфразовым союзом или, чаще на-
Q3зго1ниши ны· повели2 на1мъ Q3ти2 въ чинательным (ингрессивным) союзом. Эта особен-
ста1до свино1е· Q3 рече2 Q4мъ· Q3дE1те· ность вообще характерна для синтаксиса древних
a3ни1 же шь1дъше въни1дk въ сви1ни&· Q3 языков. В старославянских и древнерусских текстах
(в ц.сл. тексте – и3 се2) а4бие u3стръми1 ся довольно обычны целые ряды предложений, начи-
ста1до все2 по брE1гu въ мо1ре· Q3 нающихся одним и тем же союзом (и в старославян-
u3мрE1шя· Q3 u3топо1шя въ во1дахъ· Q3 ском языке, а – в древнерусском). Такие построения в
пасk1штеи бEжа1шя· Q3 шь1дъше въ градъ· историческом синтаксисе получили название конст-
възвEсти1шя всy2 Q3 о3 бEсънu1ю Q3 се рукций «цепного нанизывания». Предполагается, что
в[ь]сь гра1дъ Q3зи1де проти1вk Q3с9ви· древнерусские конструкции с повторяющимися начи-
Q3 видE1въше и5 моли1шя· да би прEшь1лъ нательными союзами «отражают лишь процесс фор-
о3тъ прEдE1лъ Q4хъ Q3 вьлE1зъ въ ко- мирования сложного предложения и свидетельствуют
ра1бь ис9· прEy1де Q3 при1де въ сво1и о постепенном развитии и совершенствовании син-
гра[дъ] (Мф. 8: 28 - 34; 9: 1; Зогр. Ев.). таксической системы русского языка»11. Со временем,
Стоит заметить, что хотя более сложная пунктуа- когда в русском языке вполне оформилась система
ция современных церковных текстов в целом опира- сложного предложения, конструкции с начинательно-
ется на синтаксические основания, тем не менее в ц.- соединительными союзами исчезли. (Впрочем, этот
сл. языке имеется особый знак, который в известной вывод следует уточнить: означенные конструкции не
мере отражает древнюю недифференцированность употребляются в книжных стилях литературного язы-
СП и СФЕ библейского текста – «малая точка», соот- ка, однако в живой разговорной речи, и не только
ветствующая точке или точке с запятой в русской диалогической, они весьма распространены и сейчас).
пунктуации (после малой точки предложение начина- Определяя место построений с ингрессивными
ется со строчной буквы). союзами в истории русского синтаксиса, мы должны
В различных книгах Библии встречаются сверх- принять во внимание то, что в древнерусских пись-
сложные синтаксические построения, включающие менных памятниках встречаются два рода конструк-
большое число причастных оборотов, относительных ций цепного нанизывания: в памятниках книжных
конструкций, изъяснительных и каузальных прида- стилей (т.е., по сути, в ц.-сл. текстах) – ряды с начи-
точных, параллельных членов, нередко дублирующих нательным союзом и, а в текстах, отражающих влия-
содержание. Объем таких сложных конструкций на- ние живой восточнославянской речи (например, в
много превышает то, что может быть произнесено в деловой письменности), – построения с союзом а.
одном интонационном контуре и воспринято читате- Вряд ли можно сомневаться в том, что и древне-
лем или слушателем в целом. русские конструкции с начинательным союзом а, и
Справедливо ли, однако, утверждение, что мы не аналогичные конструкции современной разговорной
можем, не зная достоверно, каков был интонацион- речи отражают особую фазу развития синтаксиса. И
ный рисунок отдельного фрагмента старославянского если для древнерусского языка эти конструкции дей-
текста, с должной определенностью выделить в нем ствительно оказываются своего рода приметой нераз-
такие объединения предикативных конструкций, ко- витости синтаксиса (поскольку в книжных стилях
торые могут быть квалифицированы как сложносочи- перестают употребляться), то для разговорной речи,
ненные или сложноподчиненные предложения? синтаксис которой отражает особенности устной
Прежде всего стоит обратить внимание на тот коммуникации, они оказываются вполне зрелой ста-
примечательный факт, что в новоцерковнославянских дией.
текстах Святого Писания практически полностью со- Что касается построений с начинательным союзом
храняются старославянские средства связи предика- и, то уже тот факт, что они встречаются только в тек-
тивных компонентов, при этом, подчеркнем, членение стах книжных стилей, дает основания для вывода о
на относительно самостоятельные высказывания обо- неисконности этих конструкций в русском языке. На
значается с помощью знаков препинания. Трудно до- наш взгляд, в древнерусской книжности ингрессив-
пустить, что это членение никак не отражает литурги- ные союзы и, же и конструкции цепного нанизыва-
ческих традиций (традиций восприятия и воспроизве- ния с союзом и отражают прямое влияние старосла-
дения Библии), уходящих корнями в начало славян- вянского синтаксиса (сохраняющегося не только в

14
ПРОБЛЕМЫ СОВРЕМЕННОЙ ЛИНГВИСТИКИ И БИЛЕЙСКИЙ ТЕКСТ

новых церковнославянских текстах Библии, но и – в простом или сложносочиненном предложении – око-


этом отношении – в русском переводе). В связи с ло 15 раз), тогда как энклитика же употреблена в этой
этим возникает вопрос – насколько мы вправе квали- функции около 200 раз; в русском переводе частица
фицировать структуры связного текста славянской «же» в этих контекстах, как правило, сохраняется, но
Библии как неразвитые, представляющие «особую в 65 случаях частице же в функции межфразового
фазу развития синтаксиса». Нет сомнения, что в этом коннектора и сочинительного союза в русском тексте
плане славянский текст Библии во многом копирует соответствует союз «а».
синтаксические особенности греческого текста, и ес- Союз и3 – соединительный (присоединительный),
ли создатели Септуагинты и Нового Завета использо- образующий открытые (многочленные) структуры.
вали такие именно конструкции СП и СФЕ, то вряд ли Обычно он используется в конструкциях цепного на-
потому, что в их распоряжении не было иных средств. низывания (как правило, в повествовательных фраг-
Логически возможны три квалификации некоторо- ментах Библии); примеры можно подобрать практи-
го сегментного показателя синтаксической связи: 1) чески из любой главы любой книги Св. Писания, но
как межфразового (начинательного) союза, 2) как наиболее показательной в этом плане является, на-
«внутрифразового» союзного средства (сочинитель- верное, первая книга Библии. Так, в 1-й главе книги
ного или подчинительного союза, относительного Бытия все предложения, кроме первых двух, вводятся
местоимения, соотносительного слова), 3) как уни- этим начинательным союзом (ср.: И рече2 бг9ъ:
версального средства, выражающего отношение меж- да бу1детъ свE1тъ. И бы1сть свE1тъ. И
ду предикативными единицами и внутри СП, и в ви1дE бг9ъ свE1тъ, y4кw добро2, и3
СФЕ. разлучи2 бг9ъ между2 свE1томъ и3 меж-
Какие же служебные слова в церковнославянском ду2 тмо1ю. И нарече2 бг9ъ свE1тъ
(а стало быть, и в старославянском) тексте можно де1нь, а3 тму2 нарече2 но1щь. И
рассматривать как межфразовые коннекторы? На наш бы1сть ве1черъ, и3 бы1сть u4тро, де1нь
взгляд, для ответа на этот вопрос достаточно принять e3ди1нъ. И рече2 бг9ъ: да бу1детъ
во внимание два основных условия: тот или иной сег- тве1рдь посредE2 воды2, и3 да бу1детъ
ментный показатель связи предикативных единиц разлуча1ющи посредE2 воды2 и3 воды2. И
следует квалифицировать как межфразовый союз, бы1сть та1кw – Быт. 1: 3 – 6).
если этот показатель преимущественно употребляется Сочинительные союзы разделительной семантики
в начале предикативных единиц, т.е. после точки, ма- (ст.-сл. ли, в ц.-сл. обычно и3ли2) в качестве меж-
лой точки или двоеточия (энклитика – после первого фразовых союзов в славянской Библии весьма редки.
знаменательного слова), и если он выражает связь с Вообще же, энклитика ли, как и в русском языке,
предшествующим компонентом текста (если некото- вводит обычно вопросительное суждение, но если
рое служебное слово, стоящее в начале предложения, этой частицей присоединяется второй вопрос, она
выражает связь с последующим предикативным ком- ставится в самое начало присоединенного вопроса
понентом, то оно квалифицируется как подчинитель- получая соединительное или разделительное значение
ный союз – временной или каузальный; ср. конструк- (ц.-сл. дизъюнктивный союз и3ли2 как раз и форми-
ции с союзами e3гда2, а4ще, которые обычно упот- руется в таких контекстах, где с вопросительной энк-
ребляются в протазисе СПП). литикой сливается абстрактный показатель соедине-
В случае, когда некоторое союзное средство с ния). Ср. ст.-сл. (из Мариинского Евангелия): что же
одинаковой частотой употребляется как внутри поли- видиши сkче1цъ въ a4цE братра твоего.
предикативного комплекса (после запятой), так и на а3 бръвъна2 e4же eстъ въ a4цE твоемъ
границах между отдельными высказываниями (после
не чюеши. ли (в новом ц.-сл. и3ли2) ка1ко ре-
точки), оно квалифицируется как универсальный (по-
чеши братру твоемu. a3стави и изъмk2
лифункциональный) союз.
сkчецъ изъ a3чесе2 твоего· Q3 се бръвъ-
Опираясь на означенные методические ориентиры,
можно заключить, что в старославянском языке энк- но2 въ a4цE твоемь – «Что ты видишь сучок в
литические частицы бо, же, сочетание и3 се2 (и глазу брата твоего, а бревна в твоем глазу не чувству-
ешь? Или (= и) как скажешь брату твоему: "дай, я вы-
вот), союз-частица u4бо, являются межфразовыми
ну сучок из глаза твоего", а вот, в твоем глазе брев-
коннекторами; местоимения и4же, e3ли1къ, союзы
но?» (Мф. 7: 3 – 4); из Зографского Евангелия: Q3
y4кw, e3гда2, зане2 и др. относятся к гипотакти-
видEвъ и3с9 помышлениE Q4хъ рече2·
ческим показателям; а соединительный союз и3 – к въскk1$ вы мыслите зъло въ сръдьцихъ
универсальным средствам синтаксической связи. вашихъ· чьто бо eстъ uдо1бEе решти2·
По нашим наблюдениям, в церковнославянских
отъпuшта$тъ ти ся грEси твои· ли решти2
текстах наиболее частотными являются 4 межфразо-
въставъ ходи· «»»»»– «Иисус же, видя помыш-
вых коннектора: и3, бо, же, u4бо. Типичнейший в
ления их, сказал: для чего вы мыслите худое в серд-
этой функции для древнерусского языка союз а в ка-
цах ваших? ибо что легче сказать: прощаются тебе
честве начинательного союза в старославянских тек-
грехи, или сказать: встань и ходи?» (Мф. 9: 4 –5)
стах практически не употребляется, его функцию вы-
Частица же в функции межфразового коннекто-
полняет энклитическая частица же.
ра, по-видимому, не менее частотна, чем союз и. В
Так, в Евангелии от Матфея союз а в позиции
составе сложного предложения она имеет широкое
межфразового (начинательного) союза встречается не
сопоставительное или противительное значение (ср.:
более двух-трех раз (в роли сочинительного союза в И не u3бо1йтеся t uбива1ющтх тE1ло,

15
ПРОБЛЕМЫ СОВРЕМЕННОЙ ЛИНГВИСТИКИ И БИЛЕЙСКИЙ ТЕКСТ

души1 же не могу1щихъ u3би1ти: И прише1дшу e3му2 на a4нъ по1лъ· въ


uбо1йтеся же па1че могу1щагw и3 ду1шу страну2 гергеси1нскую сърEто1сте eго2
и3 тE1ло погуби1ти въ гее1ннE – «И не дъва2 бE8съна... (28).
бойтесь убивающих тело, души же не могущих убить; Союз и, обозначающий чистое соединение (при-
а бойтесь более того, Кто может и душу и тело погу- соединение), по определению не может быть показа-
бить в геенне» – Мф. 10: 28). В таком же значении телем тематического поворота; частица же, в свою
энклитика же используется и в СФЕ: Слы1шасте, очередь, не способна присоединять (только присоеди-
y4кw рече1но бы1сть дре1внимъ: не пре- нять) новое высказывание и, стало быть, образовы-
любы2 сотвори1ши. Азъ же глаго1лю вать открытые структуры текста. Но всякий тематиче-
ва1мъ: y4кw вся1къ, и4же воззри1тъ на ский поворот есть в то же время развитие старого по-
жену2, во e4же вожделE1ти e3я2, u3же2 вествования (ибо всякий нормальный текст есть нечто
любодE1йствова съ не1ю въ се1рдцE связное и содержательно цельное). Можно, по-
свое1мъ – «Вы слышали, что сказано древним: не видимому, утверждать, что союз и является показате-
прелюбодействуй. А Я говорю вам, что всякий, кто лем непрерывности текстового пространства, тогда
смотрит на женщину с вожделением, уже прелюбо- как союз же, сигнализируя о повороте, перерыве, ка-
действовал с нею в сердце своем» (Мф. 5: 27 – 28). ком-либо изменении, о некотором «всплеске» в про-
Однако чаще анализируемая частица выполняет в цессе развертывания информации, играет роль «мар-
ст.-сл. языке функцию тематического «модификато- кера дискретности».
ра», точнее, показателя «модификации», т.е. сигнала Таким образом, у говорящего имеется выбор: на-
некоторого поворота в повествовании (в русском язы- чиная новое высказывание, он может либо обозначить
ке эта функция закреплена за союзом «а»), например, развитие старого, т.е. выбрать присоединительный
появления нового персонажа, новых обстоятельств, ингрессивный союз, либо сделать акцент на тематиче-
перехода к новым действиям и т.п. ском изменении, используя в качестве средства меж-
Рассмотрим на примере 8-й главы Евангелия от фразовой связи частицу же (понятно, что, если требу-
Матфея, как построен типичный для многих книг ется обозначить каузальное отношение между выска-
Святого Писания повествовательный текст. В этой зываниями, должны быть употреблены особые сред-
главе можно выделить восемь отдельных эпизодов. В ства межфразовой связи, о чем см. ниже).
первой части рассказано о том, как Иисус, завершив Приведенный выше отрывок из Зографского Еван-
проповедь (главы 5 – 7), сошел с горы и излечил по- гелия весьма показателен в этом отношении. Незави-
дошедшего к Нему прокаженного (стихи 1 – 4). В симо от того, какая конструкция – с причастием или
следующих двух эпизодах повествуется о приходе личным глаголом – начинает новое высказывание, в
Господа в Капернаум, где Он исцелил слугу сотника рассматриваемом тексте оно непременно вводится
(5 – 13) и Петрову тещу (14 –15). В четвертой части межфразовым союзом. Надо заметить, что новоцер-
евангелист рассказывает об изгнании злых духов из ковнославянский текст в этом плане практически не
многих бесноватых, которых привели к Иисусу вече- отличается от древнего. Об этом можно с уверенно-
ром, и исцелении всех больных (16 – 17). Далее сле- стью судить по тому факту, что в анализируемом от-
дует диалог Господа с книжником и одним из учени- рывке ц.-сл. текст сохраняет два лишних же (заме-
ков (18 – 22) и рассказ о буре на море, вызвавшей па-
ненные в русском переводе начинательным «и»). Рус-
нику среди учеников, и об усмирении волн и ветра (23
ский перевод в целом (за указанными двумя исключе-
– 27). Завершается глава известным эпизодом с изгна-
ниями) повторяет эти особенности текста (ср.: «И ко-
нием бесов из двух человек, встретившихся Иисусу в
гда Онъ прибылъ на другой берегъ… И вотъ, они за-
стране Гергесинской (28 – 34). Каждый из выделен-
кричали: Что ТебE до насъ, Iисусъ, Сынъ Божiй?…
ных фрагментов вводится либо энклитикой же, либо
Вдали же отъ нихъ паслось большое стадо свиней. И
союзом и; ср.:
бEсы просили Его (бE1си же моля1ху e3го2)…
Сше1дшу же e3му2 съ горы2, въ слE1дъ
И онъ сказалъ имъ: идите. И они, вышедши, пошли
e3гw2 и3дя1ху наро1ди мно1зи (1).
(a3ни1 же и3зше1дше и3до1ша) в стадо свиное.
Вше1дшу же e3му2 въ капернау1мъ,
И вотъ, все стадо свиное бросилось въ море… Пасту-
приступи2 къ нему2 со1тникъ... (5).
хи же побежали и, пришедши въ городъ, рассказали
И прише1дъ Q3и9съ въ до1мъ петро1въ,
обо всемъ… И вот, весь городъ вышел навстречу ,
ви1дE те1щу e3гw2 лежа1щу и3 a3гне1мъ
Iисусу…»).
жего1му (14). Следует подчеркнуть, что варьирование анализи-
По1здE же бы1вшу, приведоша къ нему руемых коннекторов (как и синтаксических моделей с
бE8сны мнw1ги, и и3згна2 ду1хи
причастиями и личными формами глаголов в преди-
сло1вомъ, и3 вся8 боля1щыя и3сцEли2.
кативной функции) создает особый синтаксический
(16). параллелизм, особый ритм, характерный для Библии и
Ви1дEвъ же Q3и9съ мнw1ги наро1ды
других текстов литургической поэзии.
a4крестъ себе2 повелE2 u3ченкw1мъ
Можно заключить, таким образом, что в славян-
и3ти2 на a4нъ по1лъ. (18). ской Библии конструкции цепного нанизывания пред-
И вле1зшу e3му2 въ кора1бль, по ставлены двумя основными видами: 1) одномерными
не1мъ и3до1ша u3ченицы2 e3гw2 (23) (линейными) последовательностями с ингрессивным
союзом и3, 2) ритмическими рядами бинарных (как
правило) присоединительно-сопоставительных ком-

16
ПРОБЛЕМЫ СОВРЕМЕННОЙ ЛИНГВИСТИКИ И БИЛЕЙСКИЙ ТЕКСТ

плексов, в которых предложения с ингрессивным со- и3саiемъ пр9рокомъ, глаго1лющимъ:


единительным союзом чередуются с высказываниями, гла1съ вопию1щагw въ пусты1ни:
вводимыми «тематическим модификатором» же, или u3гото1вайте пу1ть гдsнь, пра8вы тво-
– реже – каузальными союзами-частицами бо или ри1те стези2 e3гw2 – «В те дни приходит Ио-
u4бо. анн Креститель и проповедует в пустыне Иудейской и
Причинные отношения между самостоятельными говорит: покайтесь, ибо приблизилось Царство Не-
высказываниями выражаются энклитическим союзом- бесное. Ибо он тот, о котором сказал пророк Исаия:
частицей бо. В русском тексте Св. Писания ему (как и глас вопиющего в пустыне: приготовьте путь Госпо-
иным причинным союзам) обычно соответствует союз ду, прямыми сделайте стези Ему» (Мф. 3: 1 – 3).
«ибо» (появившийся, судя по всему, в результате Однако в церковнославянском языке СПП с при-
слияния этой частицы с союзом и); ср.: ГдE2 e4сть чинными придаточными чаще, по-видимому, оформ-
рожде1йся цр9ь Q3уде1йскiй; ви1дEхомъ ляются с помощью асемантического союза y4кw
бо zвEзду2 e3гw2 на восто1цE, и3 прiи- (y4коже) или причинных союзов зане2, поне1же;
до1хомъ поклони1тися e3му2 – «Где родив- ср., например: Рахи1ль пла1чущися ча8дъ
шийся Царь Иудейский? ибо мы видели звезду Его на свои1хъ, и3 не хотя1ше u3те1шитися,
востоке и пришли поклониться Ему» (Мф. 2: 2); Не y4кw не су1ть – «Рахиль плачет о детях своих и
мни1те, y44кw прiидо1хъ разори1ти за- не хочет утешиться, ибо их нет» (Мф. 2: 18); Че-
ко1нъ, и3ли2 проро1ки: не прiидо1хъ ловE1къ нE1кiй сотвори2 ве1черю
разори1ти, но испо1лнити. Ами11нь бо ве1лiю, и3 зва2 мнw1ги. И3 посла2 ра-
глаго1лю ва1мъ: до1ндеже пре1йдетъ ба2 своего2 въ го1дъ ве1чери, рещи2
не1бо и3 земля2, Q3w1та e3ди1на, и3ли2 зва8нымъ: гряди1те· y4кw u3же2 гото1ва
e3ди1на черта2 не пре2йдетъ t зако1на, су1ть вься8 – «Некий человек сделал большой
до1ндеже вся8 бу1дутъ – «Не думайте, что Я ужин и созвал многих. И когда наступило время ужи-
пришел нарушить закон или пророков: не нарушить на, послал раба своего сказать званым: “Идите, ибо
пришел Я, но исполнить. Ибо истинно говорю вам: уже все готово”» (Лк. 14, 16); И рече2 e3му2
доколе не прейдет небо и земля, ни одна йота или ни бла1гw, ра1бе до1брый: y4кw w3 ма1лE
одна черта не прейдет из закона, пока не исполнится вE1ренъ бы1лъ e3си2, бу1ди a4бласть
все» (Мф. 5: 17 – 18). и3мE1я надъ десятiю2 градw1въ – «И сказал
По функции бо весьма точно соответствует рус- ему: “Хорошо, добрый раб; за то, что (так как) ты в
ской каузальной частице «ведь»; иногда, впрочем, это малом верен был, возьми в управление десять горо-
служебное слово получает значение «поистине, итак, дов”» (Лк. 19: 12); …Бди1те u5бо, y4кw не
поэтому». Полагают, что каузальное значение («по- вE1сте дне2 ни часа2, во1ньже сн9ъ
тому что») развилось лишь у славян, первоначальная чл9вEческiй прiи1деть – «Итак, бодрствуйте,
же функция этой частицы – подтверждение чего-либо, потому что не знаете ни дня, ни часа, когда Сын Че-
сохраняющаяся в фонетическом (ударном) варианте ловеческий придет» (Мф. 25: 13); …Со11лнцу же
этой частицы («ба») у зап. и вост. славян12. В прасла- возсiя1вшу присвя1нуша: и3 зане2 не
вянском она, несомненно, была энклитикой (в старо- и3мE1яху коре1нiя, и3зсхо1ша – «Когда же
славянских и ц.-сл. текстах бо никогда не встречается взошло солнце, [семена] увяли, и, так как не имели
в начале предложения), в польском «bo» (как и «że») корня, засохли» (Мф. 13: 6); Архiере1e же
помещается уже в начале высказывания. прiе1мше сре1бреники рE1ша: недос-
Как и частица «ведь» в русском языке, старосла- то1йно e4сть вложи1ти и5хъ въ кор-
вянский союз бо может выражать каузальное отно- ва1ну, поне1же цEна2 кро1ве e4сть –
шение и внутри сложного предложения (в случае, «Первосвященники, взяв сребренники, сказали: непо-
когда предикативные компоненты связаны отношени- зволительно положить их в сокровищницу церков-
ем обоснования, как правило, выбирается именно это ную, потому что это цена крови» (Мф. 27: 6); И
средство связи), например: …Се а4г9глъ гдsнь tвEща1въ ца1рь рече1тъ и5мъ: а3ми1нь
въ снE2 y3ви1ся e3му2, глаго1ля глаго1лю ва1мъ, поне1же сотвори1сте
Q3w1сифе, сы1не давQ1довъ, не u3бо1йся e3ди1ному си1хъ бра1тiй мои1хъ
прiя1ть мр9iамъ жены2 твоея2: ро1ждшее ме1ньшихъ, мнE2 сотвори1сте – «И Царь ска-
бо ся въ не1й t дх9а e4сть ст9а. Ро- жет им в ответ: истинно говорю вам: так как вы сде-
ди1ть же сн9а, и3 нарече1ши и4мя e3му2
лали это одному из сих братьев Моих меньших, то
Q3и9съ: то1й бо сп9сетъ лю1ди своя8 t
Мне сделали» (Мф. 25: 40).
грEхо1въ и4хъ – «Се, Ангел Господень явился Причинные союзы зане2 и поне1же употребля-
ему во сне и сказал: Иосиф, сын Давидов! не бойся ются только как средства подчинительной связи внут-
принять Марию, жену твою, ибо родившееся в Ней ри СП, в отличие от союзов со значением следствия
есть от Духа Святаго; родит же Сына, и наречешь Ему
(сегw2 ра1ди, тEмже), которые могут оформлять и
имя Иисус, ибо Он спасет людей Своих от грехов их»
СП, и СФЕ. Что касается союза y4кw (y4коже), то
(Мф. 1: 20 – 21); Во дни8 же a4ны прiи1де
изредка он встречается в позиции межфразового сою-
Q3wа1ннъ крsти1тель, проповE1дая въ
за, т.е. после точки или точки с запятой в предложе-
пусты1ни Q3уде1йстEй, и3 глаго1ля: по-
ка1йтеся, прибли1жи бо ся цр9ствiе нии, указывающим на причину (обоснование) того, о
нб9сное. Се1й бо e4сть рече1нный чем говорится в предыдущем предложении (ср.: И,

17
ПРОБЛЕМЫ СОВРЕМЕННОЙ ЛИНГВИСТИКИ И БИЛЕЙСКИЙ ТЕКСТ

и4же а4ще хо1щетъ въ ва1съ бы1ти гадливо поступил; ибо сыны века сего догадливее
пе1рвый, бу1ди ва1мъ ра1бъ. Якоже сн9ъ сынов света в своем роде» – Лк. 16: 8). Можно сде-
чл9вEческiй не прiи1де, да послу1жатъ лать вывод, что y4кw в СФЕ употребляется вместо
e3му2, но послужи1ти, и3 да1ти ду1шу бо (как синоним бо), и эта функция для него вторич-
свою2 и3збавле1нiе за мно1гихъ – «И кто на.
хочет между вами быть первым, да будет вам рабом; Третьим по значимости (и частотности) межфра-
так как Сын Человеческий не [для того] пришел, что- зовым коннектором в ст.-сл. языке является союз-
бы Ему служили, но чтобы послужить и отдать душу частица u4бо. В ц.-сл. грамматиках этот союз, вместе
Свою для искупления многих» – Мф. 20: 27 – 28). И с иными союзами, выражающими отношение следст-
все же у нас есть веские основания полагать, что этот вия, причисляется к разряду сочинительных союзов,
союз не является средством межфразовой связи. Ос- именуемых заключительными; выделяется также
новная (а может, и единственная) его функция – быть двойной союз u4бо – же (соотв. греч. µέν – δε), вы-
абстрактным показателем подчинения внутри СП. ражающий противительное или сопоставительное
Этот союз обнаруживается в СПП, выражающих са- значение13. Однако для передачи собственно следст-
мые разные смысловые отношения: временные, ус- венного значения (как в составе СП, так и внутри
ловные, причинные, следственные, изъяснительные и СФЕ) в ст.-сл. используются иные средства – сочета-
др. (стало быть, никакие из перечисленных значений ния местоимений с частицей же или предлогом
он не передает, а указывает лишь на факт подчинения ра1ди (тE1мже, сегw2 ра1ди; примеры см. ни-
включающей его предикативной конструкции пред- же). Нередко, впрочем, следственное отношение не
шествующему предложению). Ср.: …Но да выражается сегментными средствами, в этом случае
u3вE1сте y4кw вла1сть и4мать сн9ъ между смежными предикативными конструкциями,
чл9вE1ческiй на земли2 tпуща1ти грEхи2 связанными отношением следствия (причинно-
– «…Но чтобы вы знали, что Сын Человеческий име- следственным или условно-следственным), ставится
ет власть на земле прощать грехи» (Лк. 5: 24); Рече1 показатель «чистого» соединения – союз и; например:
же въ себE2 приста1вникъ до1му: что2 И рече2 ю3нE1йшiй e3ю2 a3тцу2: a4тче,
сотворю2, y4кw госпо1дьl мо1йb да1ждь ми досто1йную ча1сть и3мE1нiя.
tе1млетъ строе1нiе до1му t мене2; – и3 раздEли2 и4ма и3мE1нiе (Лк. 15: 12).
«Сказал сам себе управитель: “Что мне делать, когда Выделяются два основных значения союза u4бо
(если) господин мой отнимает у меня управление до- (u4бw): 1) «итак; таким образом, поэтому, следова-
мом?”» (Лк. 16: 3); И прише1дшу e3му2 на a4нъ тельно, тогда, затем» (в этом значении пишется через
по1лъ въ страну гергеси1нскую
«омегу»); 2) «именно; ведь; только» (изредка, кроме
срEто1ста e3го2 два2 бE8сна, t грw1бъ
того, u4бо может быть осмыслено как синоним слов
и3сходя1ща, лю1та zEлw2, y4кw не мощи
«подлинно, истинно» – Евр. 2: 16).
никому мину1ти путе1мъ тE1мъ – «И когда Он
Как показатель следствия эта частица употребля-
прибыл на другой берег в страну Гергесинскую, Его ется внутри СПП – в начале второй части условного
встретили два бесноватые, вышедшие из гробов,
бинома (соответствуя корреляту то); ср.: Аще ли же
весьма свирепые, так что никто не смел проходить
а4зъ w3 д9сE б9жiи и3згоню2 бE1сы,
тем путем» (Мф. 8: 28); И а4бiе собра1шася u5бо пости1же на ва1съ црsтвiе б9жiе
мно1зи, y4коже ктому2 не вмеща1тися ни
(Мф. 12: 28). И в только этом употреблении u5бо
при две1рехъ: и3 глаго1лаша и5мъ
стоит в начале предикативной единицы; в качестве же
сло1во – «Тотчас собрались многие, так что уже и у
межфразового соединителя этот союз, несмотря на
дверей не было места; и Он говорил им слово» (Мк. 2: ударность, занимает обычно место после первого
2); ...Собери1те пе1рвEе плE1велы и3 знаменательного слова и энклитик14.
свяжи1те и4хъ въ снопы2, y4кw сожещи2 Каким бы ни было в том или ином контексте зна-
я5: а3 пшени1цу собери1те въ жи1тницу чение анализируемого служебного слова, основная
мою2 – «Соберите прежде плевелы и свяжите их в его грамматическая функция состоит в организации
снопы, чтобы сжечь их, а пшеницу уберите в житницу связного текста: этот союз вводит новый фрагмент
мою» (Мф. 13: 30). повествования (рассуждения), новое высказывание, в
Союз y4кw в изъяснительных, следственных, вре- котором излагается нечто, мотивированное содержа-
менных и иных конструкциях оказывается собственно нием предыдущего фрагмента. Вот характерные при-
подчинительным союзом, т.е. присоединяет прида- меры: … И тогда2 и3сповE1мъ и5мъ: y4кw
точное предложение, не имеющее грамматической и николи1же зна1хъ ва1съ: tиди1те t ме-
смысловой самостоятельности и не образующей ав- не2, дE1лающiи беззако1нiе. Вся1къ
тономной интонационной конструкции. В позиции u4бw, и4же слы1шитъ словеса2 моя8
межфразового коннектора он встречается, как прави- сiя8, и3 твори1тъ я5, u3подо1блю e3го2
ло, при наличии причинной (мотивирующей) связи с му1жу му1дру, и4же созда2 хра1мину
предшествующим фрагментом текста (ср.: И3 по- свою2 на ка1мени – «И тогда объявлю им: Я ни-
хвали2 господь до1му строи1теля не- когда не знал вас: отойдите от Меня, делающие безза-
пра1веднагw, y4кw му1дрE сотвори: y4ко коние. Итак, всякого, кто слушает слова Мои сии и
сы1нове вE1ка сегw2 мудрE1йше па1че исполняет их, уподоблю мужу благоразумному, кото-
сынw1въ свE1та въ ро1дE свое1мъ су1ть – рый построил дом свой на камне» (Мф. 7: 23 – 24);
«И похвалил господин управителя неверного, что до- Или2 кто2 e4сть t ва1съ человE1къ,

18
ПРОБЛЕМЫ СОВРЕМЕННОЙ ЛИНГВИСТИКИ И БИЛЕЙСКИЙ ТЕКСТ

e3го1же а4ще воспро1ситъ сы1нъ e3гw2 хо1щеши, мо1жеши мя2 w3чи1стити – «Ко-
хлE1ба, e3да2 ка1мень пода1стъ e3му2; гда же сошел Он с горы, за Ним последовало множе-
… Вся8 u5бw, e3ли1ка а4ще хо1щете, да ство народа. И вот подошел прокаженный и, кланяясь
творя1тъ ва1мъ человE1цы, та1кw и3 вы2 Ему, сказал: Господи! если хочешь, можешь меня
твори1те и5мъ: се1 бо e4сть зако1нъ и очистить» (Мф. 8: 1 – 2); ср. также приведенный выше
пр9ро1цы – «Есть ли между вами человек, который, отрывок из 8-й главы Евангелия от Матфея, где соче-
когда сын его попросит у него хлеба,подал бы ему тание и3 се2 употреблено трижды. Очевидно, ос-
камень? … Итак, во всем, как хотите, чтобы с вами новная функция этого начинательного союза – эмфа-
поступали люди, так поступайте и вы с ними, ибо в тическое соединение, т.е. не просто присоединение
этом закон и пророки» (Мф. 7: 9, 12). нового высказывания, но одновременно привлечение
В позиции межфразового коннектора в ц.-сл. не- внимания слушающего (читателя) к его содержанию;
редко используются местоименное сочетание сегw2 ср. еще: Егда1 же хотя1ше e3го2 и3звести2
ра1ди, выражающее отношение следствия, и, значи- и4рwд, въ нощи2 то1й бE2 пе1тръ спя2
тельно реже, следственный союз тE1мже: И а4ще между2 двEма2 во1инома, свя1занъ
а4зъ w3 веельзеву1лE и3згоню2 бE1сы, желE1знома u4жема двEма2… И се2 аг9глъ
сы1нове ва1ши w3 ко1мъ и3зго1нятъ; гдsнь предста2, и свE1тъ возсiя2 въ
сегw2 ра1ди тQ1и ва1мъ бу1дутъ судiи8 – хра1минE – «Когда же Ирод хотел вывести его, в ту
«И если Я [силою] веельзевула изгоняю бесов, то сы- ночь Петр спал между двумя воинами, скованный
новья ваши чьею [силою] изгоняют? Посему они бу- двумя цепями… И вот, Ангел Господень предстал, и
дут вам судьями» (Мф. 12: 27); Глаго1ла и5мъ свет осиял темницу. [Ангел,] толкнув Петра в бок,
Q3и9съ: нE1сте ли чли2 николи1же въ пробудил его и сказал: встань скорее. И цепи упали с
писа1нiихъ: ка1мень, e3го1же не въ ря- рук его» (Деян. 12: 6 – 7).
ду2 сотвори1ша зи1ждущiи, се1й бы1сть Итак, основные сегментные средства межфразовой
во главу2 u3гла2; t гдsа бы1сть сiе2, связи в старославянском языке функционально дос-
и3 e4сть ди1вно во a4чiю на1шeю. Сегw2 таточно четко распределены следующим образом:
ра1ди глаго1лю ва1мъ, y4кw tи1мется t «чистое» соединение выражается союзом и3; сопос-
ва1съ црsтвiе бж9iе, и3 да1стся тавительные отношения и тематический поворот пе-
y3зы1ку творя1щему плоды2 e3гw2 – «Иисус редаются энклитической частицей же; каузальная
говорит им: неужели вы никогда не читали в Писа- связь между высказываниями обозначается двумя
нии: камень, который отвергли строители, тот самый начинательными союзами: причинное отношение
сделался главою угла? Это от Господа, и есть дивно в (модусно-причинное, или отношение обоснования)
очах наших? Потому сказываю вам, что отнимется от выражается союзом-энклитикой бо, следственная
вас Царство Божие и дано будет народу, приносяще- связь (отношение вывода) – «заключительным» сою-
му плоды его» (Мф. 21: 42 – 43); СовE1тъ же со- зом u4бw; местоименное сочетание сегw2 ра1ди
тво1рьше, купи1ша и4ми село2 ску- используется для выражения собственно следственно-
де1льниче: въ погреба1нiе стра8ннымъ. го отношения; наконец, сочетание и3 се2 употреб-
ТE1мже нерчече1ся село2 то, село2 ляется в функции эмфатического присоединения.
кро1ве, до сегw2 дне2 – «Сделав же совеща- Одной из ярчайших закономерностей организации
ние, купили на них землю горшечника, для погребе- связного текста в Св. Писании является использова-
ния странников; посему и называется земля та "зем- ние приема «цепного нанизывания» предложений
лею крови" до сего дня» (Мф. 27: 7 – 8). (посредством начинательного союза и3), а также че-
Сочетание сегw2 ра1ди возможно и в составе редование в повествовательном тексте фрагментов,
сложного предложения (ср.: Въ то вре1мя вводимых соединительным начинательным союзом и
u3слы1шавъ и4рwдъ четвертовла1стникъ «тематическим модификатором» же либо каузальным
слу1хъ Q3ис9овъ, и3 рече2 a4трокwмъ союзом.
свои1мъ: се1й e4сть Q3wа1ннъ кре- В заключение отметим, что изучение закономер-
сти1тель: то1й воскре1се t ме1ртвыхъ, ностей и грамматических средств организации связ-
и3 сегw2 ра1ди си8лы дE1ются w3 не1мъ – ного текста в старославянском языке имеет немалое
«В то время Ирод четвертовластник услышал молву значение и для исследования истории русского языка.
об Иисусе и сказал служащим при нем: это Иоанн Не вызывает сомнения, что под непосредственным
Креститель; он воскрес из мертвых, и потому чудеса воздействием церковнославянского языка формиро-
делаются им» – Мф. 14: 1- 2). Однако значительно вался не только синтаксис русского предложения, но
чаще оно используется в начале самостоятельного и грамматика текста. В частности, есть основания по-
высказывания. лагать, что по крайней мере межфразовые союзы
Довольно часто в качестве межфразового коннек- «же» и «и», употребляемые в текстах книжных стилей
тора в старославянских текстах используется сочета- (в поэтических, публицистических, научных), заимст-
ние соединительного союза и3 с указательной части- вованы из языка славянской Библии.
цей се (соответствующее русскому начинательному —————
1
союзу «и вот»); например: Сше1дшу же e3му2 съ Мещанинов И.И. Проблемы развития языка. Л.: Нау-
горы2, въ слE1дъ e3гw2 и3дя1ху наро1ди ка, 1975. С.344.
мно1зи. И се2 прокаже1нъ прише1дъ
кла1няшеся e3му2, глаго1ля: гдsи, а4ще

19
ПРОБЛЕМЫ СОВРЕМЕННОЙ ЛИНГВИСТИКИ И БИЛЕЙСКИЙ ТЕКСТ
2
Кнабе Г.С. Еще раз о двух путях развития сложного Излюбленный прием поэта – разрушение фразеол-
предложения // Вопросы языкознания. 1955. № 1. гизма:
С.116. Время идет выслеживать
3
Хабургаев Г.А. Старославянский язык. М., 1978. В небе
С.415. Их,
4
Бауэр Я. К вопросу о возникновении и развитии ти- Гениев, ныне и присно
пов сложного предложения (на материале чешского Навеки признанных.
языка) // Вопросы славянского языкознания. М.: Изд- Причем необходимо отметить не только десеман-
во АН СССР, 1962. Вып.6. С. 89-111. тизацию устойчивого выражения (по сути, перед нами
5
Поспелов Н.С. О грамматической природе сложного плеоназм), но и отсутствие прямой отсылки к бого-
предложения // Вопросы синтаксиса современного служению. Важнее, чтобы словосочетание было «на
русского языка. М.: Учпедгиз, 195О. С.327. слуху» («ныне и присно» употреблено, кажется, не-
6
Бауэр Я. Указ.соч. С.93. верно, но оно устойчиво и узнаваемо, а потому может
7
Стеценко А.Н. Сложноподчиненное предложение в быть, как в разговорной речи, вклинено в текст для
русском языке 14-16 вв. Томск, 1960. С.10; Коротаева создания «заумного антуража» – подчеркнем: не «ан-
Э.И. Союзное подчинение в русском литературном туража духовного поиска»! – процессы в современной
языке 17 в. М.; Л.: Наука, 1964. С.19. поэзии во многом совпадают с процессами в просто-
8
Бауэр Я. Указ.соч. С.94. речии).
9
Одри Ж. Индоевропейский язык // Новое в зарубеж- Однако предсказываемой Л.В.Зубовой2 профана-
ной лингвистике. М.: Прогресс, 1988. Вып. XXI. С. ции смысла библеизма у Зондберг не происходит:
109. особенность авторской иронии в том, что абстрактные
10
Подробней см.: Мишланов В.А. Семантика и струк- культурные знаки «перебираются» поэтом совершен-
тура русского сложного предложения в свете динами- но спокойно, даже равнодушно, тогда как у футури-
ческого синтаксиса. Пермь, 1996. С.19-25. стов (чьи традиции у Зондберг несомненны) разруше-
11
Историческая грамматика русского языка. Синтак- ние языковых штампов было подчеркнутым, как акт
сис. Сложное предложение. М., 1979. С.21. культурного нонконформизма, сознательного, с от-
12
Мейе А. Общеславянский язык. М., 1956. С.388. тенком тайного страха, осквернения святынь: ср. на-
13
Алипий (Гаманович), иеромонах. Грамматика цер- низывание определений и вообще модель Adv+Adj
ковнославянского языка. Репринтное издание. М., для достижения эффекта явного словесного «излише-
1991. ства». Даже определяемое существительное «элек-
14
Вайан А. Руководство по старославянскому языку. тричка» – знак времени (как элегантная «коляска» –
М., 1952. С.411. «каретка» – «авто» И.Северянина): «Электричка, поч-
ти пустая, элегически простая». Почти полная внут-
Е.С.Худякова (Пермь) ренняя рифма, по мнению Р.О.Якобсона3, граничит с
ОСОБЕННОСТИ ФУНКЦИОНИРОВАНИЯ дурным вкусом, но это «дурновкусие» совсем не от-
СЕМАНТИЧЕСКИХ БИБЛЕИЗМОВ носится к словесной манере Зондберг, это еще один
В СОВРЕМЕННОЙ ПОЭЗИИ пример холодного строительства: «важно не что, а как
(НА ПРИМЕРЕ СТИХОВ О.ЗОНДБЕРГ) светит». Поэтому возможно в качестве проверки чи-
Подобно тому как это было древнерусской литера- тателя в монолог Августа вставить «иностилевое» и
туре, в современной словесности действует «закон «иновременное» многая лета:
авторитета» (Е.М.Верещагин): «строительный мате- Оперение змия за многие лета полета
риал» и структура должны содержать элементы, под- Стало легким до блеска. Лишенный былой благодати
свеченные изнутри каким-либо коннотативным зна- Он является мне и смертельные гимны поет он,
чением (или знанием), отсылающим к общеизвестным А иные знамения необъяснимы, гадатель.
текстам и смыслам. В современной поэзии за неиме- Помни, Ливия. Помни, Тиберий, тебе полузверем
нием «нового слова» предлагается рациональная схе- Притворяться и править. Глаза ли мои виноваты?
ма, «строительство» стиха сознательно демонстриру- Половина империи – правый - останется верен,
ется – так создается многослойность стихотворения: А неправые слепы. Не бойтесь победы, легаты,
взаимные отражения создают эффект мерцания и зер- Предавайте огню письмена и владеющих ими,
кала. Так, например, О.Зондберг любит образ зеркала Потому что я умер, и многие лета полета,
(цикл «Зеркала под снегом»): «Из тишины выходит И у месяца смерти мое недостойное имя –
человек И долго ищет зеркало глазами»1. Это своего Слепотою клянусь - не отнимет прозрение чье-то.
рода максима, воплощающая идею нового, знакового, С помощью отсылки к православному богослуже-
мира (и воспринимаемая уже как общепризнанное и нию образ лирического героя дополняется характери-
даже банальное утверждение «человек – существо, стиками трагического предстояния, предвестия, ожи-
окружающее себя метафорами»). «Кирпичики» стиха дания (возможно, Мессии) через «острия» библеизмов
у Зондберг могут быть помечены : «Серебряный век», благодать, знаменья, прозрение – символы дара про-
«Классика», «Архаика» (+детское сознание) – нас же рочества и признаки предтечи. В стихотворении при-
интересует «Библия и другие конфессиональные тек- сутствуют знаки разных культур и, несмотря на эпи-
сты». граф из Светония и ролевого – «античного» – героя,
скорее христианский смысл. Видение Августа – это
Сатана с традиционными его атрибутами (Крылатый
© Е.С.Худякова, 2005

20
ПРОБЛЕМЫ СОВРЕМЕННОЙ ЛИНГВИСТИКИ И БИЛЕЙСКИЙ ТЕКСТ

змий, лишенный былой благодати, поющий смер- мости от личной подготовленности – бесконечные
тельные гимны). нравственно-философские и эстетические смыслы).
В отличие от классической русской литературы, Следовательно, семантический библеизм есть поня-
Зондберг использует не «неочищенные»,с интертек- тие, напрямую связанное с прагматикой. Однако не-
стуальными наслоениями, библеизмы (т. е. не созна- обходимо отметить важную особенность использова-
тельно внедряемые в текст в качестве точек макси- ния семантических библеизмов у Зондберг: они ли-
мального напряжения смысла – обычно с прямым вы- шены именно этической окрашенности, десакрализо-
ходом только на библейскую этику); поэту интерес- ваны (но не «маргинализованы»). То же отмечает
ны отражения: не нравственные концепты (часто на- А.Уланов в прозе Ст.Львовецкого4.
рочито дидактичные), а библеизмы, которые уже бы- Зондберг рассматривает семантический библеизм
ли реализованы в словесности и которые говорят не о как одно из средств словесной выразительности, по-
духовных исканиях автора, а о стилевых особенно- тому спокойно расширяет или сужает его формальные
стях её предшественников: «Есенин не хотел небес границы, как в «Детском сонете»:
без лестницы» – это не реминисценция сна Иакова, а А небу страшно одному,
пример восприятия чужого творчества и еще один И ты, точеный кипарис,
повод для иронии (заметим ещё раз – не над библей- Растешь ладонями к нему.
скими,а над «литературными» текстами: Священное Там опадают колоски
Писание часто используется у Зондберг опосредо- И все увито тишиной
ванно, в качестве «далекого» источника образов дру- Но под ударами тоски
гих, интересных ей, поэтов): Запоминается смешной
Есенин не хотел небес без лестницы, Шестой падеж (о чем? о ком?),
Но получил их. Так ему и надо И пахнет кровью с молоком.
Семантический библеизм небеса/небо актуализи- Своеобразное понимание жизни – как приближе-
руется только в позиции агенса: ния и сохранения в ней смерти – поддерживается
А рядом небеса – рубили яблони библейской символикой: растительной метафорой из
И с громом перетряхивали кроны Псалтири (опадающий колос), моделью моления (ла-
– это перифраз Бога. Традиционная метонимия («ме- дони к небу), новозаветной реминисценцией (кровь с
сто обитания» – «обитатель», локативность присутст- молоком). Определение жизни и здоровья преобразу-
вует только как коннотация, семантический библеизм ется в страшную метафору страдания путем разруше-
небеса становится концептом) включает ряд атрибу- ния фраземы – через перенос акцента на глагол и
тов (например, дерево: «И прочие деревья этой мест- единственный объект (пахнет кровью). Эта метафора
ности, которой полагается прохлада»). Небо в качест- повторяется у Зондберг:
ве обстоятельства места – уже не семантический биб- Спаситель, идиот, себя-остановитель,
леизм («Время идет выслеживать их в небе» или «На Во сне он умирал, захлебываясь дном,
небе никто рисовать не умеет – пишите на окнах пока И меру обретал, и где-то-там-обитель,
глубоки» – здесь возможно предположить и семанти- Дразнящую живых расстриженным руном.
ческий библеизм: никто – это «небесные жители»), Влекли кому не лень, обманутые звери,
однако следующее, синтаксически параллельное Вливали молоко в отравленный елей,
предложение (на небе – на окнах) переводит действие Покойный был таков, а все-таки он верил, -
стихотворения в «земные» рамки, касается только Шепнул из-за угла служитель Галилей.
притязаний и возможностей человека. Метафоры смеси и меры отсылают к свойственной
Тайного света огня и льда, Зондберг смысловой структуре «приближения к опре-
Дерева и смолы деленности», часто через графическое, геометриче-
Не замечали уже, когда ское передвижение, ср.: «Любовь – диагональ, так
Были еще малы. угол смотрит в угол среди сторонних стен, когда ло-
Небу вдогонку – мечта детей мают дом» или «А человек идет, издали похожий на
Чтение всех подряд цель броска». Этот прием, расширяющийся до фило-
Слов, сочетание всех частей; софской категории, когда абстрактное понятие опре-
Символы не горят. деляется через геометрическую, но обязательно дина-
В этом стихотворении автор, нанизывая символы, мическую фигуру, воспринимаемую визуально
то есть языковые выражения, изначально «перегру- («смотрит», «похожий», «невидная»), возможно, за-
женные» смыслами (семантические библеизмы огонь, имствован у И.А.Бродского5 (« Что не знал Эвклид,
тайный свет, дерево, дети, небо), обнажает каркас, что сходя на конус, вещь обретает не ноль, но Хро-
высвечивает способ организации, тем самым отмеже- нос») или, чтобы было больше зеркал, – у
вывается от детскости строк, смотрит на свое произ- М.И.Цветаевой («Так, в ткань врабатываясь, ткач ткет
ведение как на интеллектуальную игру, заставляя ви- свой последний пропад»).
деть в слове больше, чем оно содержит согласно сло- Особенность употребления семантических библе-
варю (основной перцептивный признак семантиче- измов в современной поэзии – в отсутствии нравст-
ского библеизма в класической словесности – это венной нагруженности, употреблении их наряду с
способ освещения и освящения смысла текста лапи- другими формальными средствами. Часто они при-
дарно, без пространных рассуждений, это своего рода ближаются к концептам – реализуют сложную, под-
гиперссылка, случайно или сознательно сталкиваясь с час сюжетную, динамическую, развернутую схему,
которой читатель может открыть для себя – в зависи- участвуют в «интертекстуальном мерцании».

21
ПРОБЛЕМЫ СОВРЕМЕННОЙ ЛИНГВИСТИКИ И БИЛЕЙСКИЙ ТЕКСТ

Библеизмы у молодых поэтов лишены назидатель- описания, потому что «может воссоздать тот образ
ности, и этот антидидактизм – одна из черт новой ли- действительности, который человек имеет в виду,
тературы, где царит абсолютный этический и эстети- когда говорит и понимает»4.
ческий релятивизм. В Четвероевангелии слово святой функционирует
————— в 43 контекстах, слово праведный – в 13. Названные
1
Здесь и далее стихи О.Зондберг см. по адресу: лексические единицы употребляются в составе сле-
http//www.vavilon.ru дующих словосочетаний и сочетаний слов:
2
Зубова Л. В. Современная русская поэзия в контексте а) святой – СВЯТОЙ ДУХЪ (МФ., МК. ЛК., ИН.) –
истории языка. М., 2000. С. 213. 245, СВЯТОЕ БЛАГОВЂСТВОВАНИЕ6 (МФ., МК.
3
Якобсон Р. Лингвистика и поэтика // Структурализм: ЛК., ИН.) – 4, СВЯТЫЕ АНГЕЛЫ (МФ., МК., ЛК) – 3,
«за» и «против». М., 1975. С. 219. СВЯТЫЙ БОЖИЙ (МК., ЛК.) – 3, СВЯТОЙ ГРАДЬ
4
Уланов А. Сквозь город // НЛО, 2002, N56. C. 58. (МФ.) – 2, ОТЧЕ СВЯТЫЙ (ИН.) – 1, РАЖДАЕМОЕ
5
Лотман М. Ю. Между вещью и пустотой (Из наблю- СВЯТОЕ (ЛК.) – 1, СВЯТЫЕ ПРОРОКИ (ЛК.) – 1,
дений над поэтикой сборника Иосифа Бродского СВЯТЫЙ МУЖЪ (МК.) – 1, ТЕЛА СВЯТЫХ (МФ.) –
«Урания») // О поэтах и поэзии. Спб., 2001. С. 740. 1, СВЯТОЕ МЂСТО (МФ.) – 1, СВЯТОЙ ЗАВЕТЪ
(Лк.) – 1;
С.А.Смирнова (Северодвинск) б) праведный – ОТЧЕ ПРАВЕДНЫЙ (ИН.) – 1,
О СЕМАНТИКЕ СЛОВ «СВЯТОЙ» И ПРАВЕДЕНЪ МУЖЪ (МК., ЛК.) – 2, ПРАВЕДНЫЙ
«ПРАВЕДНЫЙ» В ЧЕТВЕРОЕВАНГЛИИ СУДЪ (ИН.) – 2, ПРАВЕДНЫЙ АВЕЛЬ (МФ.) – 1,
В исторических и толковых словарях современно- ОНИ ПРАВЕДНЫ (ЛК.) – 1, КРОВЬ ПРАВЕДНАЯ
го русского языка лексема святой описывается как (МФ.) – 1, ПРАВЕДНЫ ПЕРЕД БОГОМЪ (ЛК.) – 1,
многозначная; при этом некоторые лексикографиче- ВОСКРЕСЕНИЕ ПРАВЕДНЫХЪ (ЛК.) – 1, ПРА-
ские толкования, выделенные в качестве отдельных ВЕДНЫЕ ПО НАРУЖНОСТИ (МФ.) – 1, ПОСЫЛАЕТ
лексико-семантических вариантов, раскрывают зна- НА ПРАВЕДНЫХ (МФ.) – 1, ИЗ СРЕДЫ ПРА-
чение слова через тождественные, близкие по значе- ВЕДНЫХ (МФ.) –1.
нию слова. Например: «обладающий святостью, чис- Семантический анализ лексем святой и праведный
тый, непорочный, праведный» или «в знач. сущ. свя- проводится с опорой на характеристику предметных и
той, праведник, угодник Божий» (Срезневский; СРЯ непредметных имен. Предметные имена-актанты обо-
XI – XVII). значают участников события, называемого в предло-
В историко-религиозных исследованиях понятия жении: субъектные актанты (АВЕЛЬ, ДУХЪ,
«святой» и «праведный» трактуются как соотноси- АНГЕЛЫ, ПРАВЕДНЫЕ, ПРОРОКИ, МУЖЪ и под.)
мые, но не тождественные. Так, А.Мень в предисло- имеют значение носителя признака – агенса; объект-
вии к книге Г.П.Федотова «Святые Древней Руси» ные актанты (БЛАГОВЂСТВОВАНИЕ, ЗАВЕТЪ,
пишет: «Человек, именуемый «святым», посвящен СУДЪ и др.) – значение ближайшего объекта. Не-
Богу, несет на себе печать иного мира. В христиан- предметные имена-определители предиката (ГРАДЬ,
ском сознании святые – это не просто «добрые», МЂСТО) – характеризуют его с точки зрения положе-
«праведные», «благочестивые» люди, а те, кто были ния, то есть выражают обстоятельственные отноше-
причастны запредельной реальности»1, а Г.П.Федотов ния места.
отмечает, что «для последних столетий Русской В контекстах со словом святой носителями при-
Церкви можно изучать историю духовной жизни, ис- знака являются (1) Бог, (2) ангелы и пророки, (3) свя-
торию праведности, – но пока еще не историю свято- тые; именами-определителями – (4) неодушевленные
сти»2. Таким образом, в лексикографических источ- предметы. На этом основании словосочетания и соче-
никах и в историко-религиозных исследованиях пред- тания с данной лексемой классифицируются по четы-
ставлены разные точки зрения на понятия святой и рем группам. Обратимся к их анализу.
праведный. Это побудило нас провести семантические К первой группе относятся словосочетания и ус-
изыскания и выяснить, в каких отношениях находятся тойчивые формулы РОЖДАЕМОЕ СВЯТОЕ, СВЯ-
объем и содержание лексем святой и праведный. Для ТОЙ ДУХЪ, СВЯТЫЙ БОЖИЙ и ОТЧЕ СВЯТЫЙ. В
решения этого вопроса представляется логичным об- контексте АНГЕЛЪ СКАЗАЛЪ ЕЙ ВЪ ОТВЂТЪ:
ратиться к тексту Четвероевангелия3 с целью устано- ДУХЪ СВЯТЫЙ НАЙДЕТЪ НА ТЕБЯ, И СИЛА
вить первоначальное, традиционное значение назван- ВСЕВЫШНЯГО ОСЂНИТЪ ТЕБЯ; ПОСЕМУ И
ных слов. РАЖДАЕМОЕ СВЯТОЕ НАРЕЧЕТСЯ СЫНОМЪ
В основу исследования положен семантический БОЖИИМЪ (Лк. 35: 96) анализируемое слово функ-
принцип, поэтому описание объекта осуществляется в ционирует в качестве субъекта – используется как
направлении от формы к содержанию. Материалом имя существительное – и имеет грамматическую
анализа являются контексты из Евангелия, в которых форму ср.р., так как СВЯТОЕ – дитя Бога-Отца. В
употребляются лексемы святой и праведный, предме- остальных словосочетаниях лексема святой употреб-
том – словосочетания и сочетания слов с данными ляется в качестве атрибута (используется как имя
лексическими единицами. Сочетаемость слов, по мне- прилагательное) и характеризует Бога, понимаемого в
нию А.Вежбицкой, Е.В.Рахилиной, О.В.Иващенко, в христианстве как триипостасная сущность: Бог-Отец,
большинстве случаев семантически мотивирована и Бог-Сын, Бог-Святой Дух. Например: ОНЪ БУДЕТЪ
является мощным лингвистическим инструментом КРЕСТИТЬ ВАСЪ ДУХОМЪ СВЯТЫМЪ И
ОГНЕМЪ (МФ. 11: 4); Я УЖЕ НЕ ВЪ МИРЂ, НО ИНИ
© С.А.Смирнова, 2005 ВЪ МИРЂ, А Я КЪ ТЕБЂ ИДУ. ОТЧЕ СВЯТЫЙ!

22
ПРОБЛЕМЫ СОВРЕМЕННОЙ ЛИНГВИСТИКИ И БИЛЕЙСКИЙ ТЕКСТ

(ИН. 11: 190); ОСТАВЬ; ЧТО ТЕБЂ ДО НАСЪ, СВЯТОЙ ЗАВЕТЪ без обращения к Ветхому Завету
ИИСУСЪ НАЗАРЯНИНЪ? ТЫ ПРИШЕЛ невозможно, так как контексты ПОТОМЪ БЕРЕ ЕГО
ПОГУБИТЬ НАСЪ; ЗНАЮ ТЕБЯ, КТО ТЫ, ДИАВОЛЪ ВЪ СВЯТЫЙ ГОРОДЪ, И
СВЯТЫЙ БОЖИЙ (ЛК. 34: 103). В этих контекстах ПОСТАВЛЯЕТЪ НА КРЫЛЂ ХРАМА (Мф. 5: 5);
святой реализует значение ‘Всесовершенный, Бог’, БЛАГОСЛОВЕНЪ ГОСПОДЬ БОГЪ ИЗРАИЛЕВЪ,
зафиксированное в исторических словарях. Сочетание ЧТО … СОТВОРИТЪ МИЛОСТЬ СЪ ОТЦАМИ
ОТЧЕ СВЯТЫЙ употребляется по отношению к Бо- НАШИМИ И ПОМЯНЕТЪ СВЯТЫЙ ЗАВЂТЪ СВОЙ
гу-Отцу, СВЯТЫЙ ДУХЪ – по отношению к Богу- (Лк. 68, 72: 97) не позволяют дать ответ, о каком го-
Святому Духу, СВЯТЫЙ БОЖИЙ – по отношению к роде и о каком завете идет речь; названные сочетания
Богу-Сыну. не получают объяснения и в исторических словарях.
Вторая группа представлена словосочетаниями Однако обращение к библейским энциклопедиям и
СВЯТЫЕ АНГЕЛЫ, СВЯТЫЕ ПРОРОКИ, СВЯТОЙ словарям показывает, что святой город – это Иеруса-
МУЖ////.. Например: ИБО КТО ПОСТЫДИТСЯ МЕ- лим, «радость всей земли», «Город Великого Царя»,
НЯ … ТОГО ПОСТЫДИТСЯ И СЫНЪ из которого «слово Господне должно распространить-
ЧЕЛОВЂЧЕСКИЙ, КОГДА ПРИИДЕТЪ ВЪ СЛАВЂ ся по всей земле ради Того, Который там был распят»
ОТЦА СВОЕГО СО СВЯТЫМИ АНГЕЛАМИ (МК. (Библейский словарь: 164). Сочетание же святой за-
38: 74); ИРОДЪ БОЯЛСЯ ИОАННА, ЗНАЯ, ЧТО вет не имеет однозначного определения: под заветом
ОНЪ МУЖЬ ПРАВЕДНЫЙ И СВЯТЫЙ (МК. 20: 68) понимается «самый завет» (на Синае), книга завета
и под. В лексикографических источниках указанные (законы Моисея), «все священное писание до Рожде-
субъекты не получают соответствующего толкования, ства Христова», а также «собрание писаний, содер-
однако нам представляется, что контексты Четверо- жащих свидетельства о новом завете, данном через
евангелия позволяют это сделать. Так, например, в Христа» (Библейский словарь: 41).
Евангелии от Матфея встречаем: И ЦАРЬ…ТОГДА Таким образом, словосочетания с лексемой свя-
СКАЖЕТЪ И ТЂМЪ, КОТОРЫЕ ПО ЛЂВУЮ той, выявленные в Четвероевангелии, с одной сторо-
СТОРОНУ: «ИДИТЕ ОТЪ МЕНЯ, ПРОКЛЯТЫЕ, ВЪ ны, являются устойчивыми речевыми формулами, а с
ОГОНЬ ВЂЧНЫЙ, УГОТОВАННЫЙ ДИАВОЛУ И другой – укладываются в семантическую систему
АНГЕЛАМЪ ЕГО» (Мф. 41: 48 – 49). Этот и подоб- В.В. Колесова: СВЯТОЙ ДУХЪ, СВЯТЫЙ БОЖИЙ,
ные примеры свидетельствуют о том, что святые ан- ОТЧЕ СВЯТЫЙ, РОЖДАЕМОЕ СВЯТОЕ – источник
гелы – те, которые находятся на службе у Бога и яв- святости; СВЯТЫЕ АНГЕЛЫ, СВЯТЫЕ ПРОРОКИ,
ляются исполнителями Его воли. Святые пророки – СВЯТЫЙ МУЖЪ – проводники святости, ТЂЛА
пророки, устами которых говорит сам Бог(см., напри- СВЯТЫХЪ – собственно святые, СВЯТЫЙ ГРАДЪ,
мер: ВОЗВЂСТИЛЪ УСТАМИ БЫВШИХЪ ОТЪ СВЯТОЕ БЛАГОВЂСТВОВАНИЕ, СВЯТОЕ
ВЂКА СВЯТЫХЪ ПРОРОКОВЪ СВОИХЪ – МК. МЂСТО, СВЯТЫЙ ЗАВЂТЪ – воплощение и свиде-
70: 97). тельства святости7.
Третья группа представлена одним сочетанием – Сочетания и словосочетания с религионимом пра-
ТЂЛА СВЯТЫХЪ. В контексте И ГРОБЫ ведный, в соответствии с выявленными субъектными
ОТВЕРЗЛИСЬ; И МНОГИЕ ТЂЛА УСОПШИХЪ и объектными актантами, также классифицируются
СВЯТЫХЪ ВОСКРЕСЛИ (МФ. 52: 55) значение сло- по четырем группам. Обратимся к их анализу.
ва святой определяется как «праведникъ, угодникъ Первая группа – ПРАВЕДЕНЪ МУЖЪ, ПРАВЕДНЫЙ
Божий» (Срезневский III: 308) или как «тоже что из- АВЕЛЬ, ВОСКРЕСЕНИЕ ПРАВЕДНЫХЪ, ПРАВЕДНЫ
бранный, право вЂрующий: такъ называются иудеи ПЕРЕД БОГОМЪ, ИЗ СРЕДЫ ПРАВЕДНЫХ, КРОВЬ
въ отличие отъ язычниковъ, христиане въ отличие отъ ПРАВЕДНАЯ. В Словаре Г.Дьяченко отмечается, что
иудеевъ и язычниковъ» (Дьяченко: 584). Считаем, что «праведными св. церковь называетъ преимущественно
толкование Г.Дьяченко не противоречит смыслу кон- святыхъ угодниковъ Божиих ветхаго завЂта. … Впро-
текста Евангелия. чемъ, св. церковь называетъ правЂдными некоторыхъ
Четвертая группа – СВЯТОЕ МЂСТО, СВЯТОЙ и новозавЂтныхъ святыхъ, именно тЂхъ, кои, подоб-
ГРАДЬ, СВЯТОЙ ЗАВЕТЪ, СВЯТОЕ но ветхозавЂветныхъ, живя в мирЂ и исполняя обя-
БЛАГОВЂСТВОВАНИЕ. Например: И ВЫШЕДШИ занности государственные, общественные и семей-
ИЗЪ ГРОБОВЪ ПО ВОСКРЕСЕНИИ ЕГО, ВОШЛИ ные, при всЂхъ перемЂнахъ жизни своей поступали
ВЪ СВЯТЫЙ ГРАДЪ (МФ. 53: 55); КОГДА по оправданиямъ закона Божия и пребыли вЂрны Бо-
УВИДИТЕ МЕРЗОСТЬ ЗАПУСТЂНИЯ, РЕЧЕННУЮ гу» (Дьяченко: 472 – 473). Действительно, в контексте
ЧРЕЗЪ ПРОРОКА ДАНИИЛА, СТОЯЩУЮ НА ГОРЕ ВАМЪ, КНИЖНИКИ И ФАРИСЕИ,
СВЯТОМЪ МЂСТЂ (МФ. 15: 45) и под. В данных ЛИЦЕМЂРЫ … ДА ПРИДЕТЪ НА ВАСЪ ВСЯ
контекстах слово святой характеризует неодушев- КРОВЬ ПРАВЕДНАЯ, ПРОЛИТАЯ НА ЗЕМЛЂ,
ленные предметы, связанные с Богом. Так, в истори- ОТЪ КРОВИ АВЕЛЯ ПРАВЕДНАГО ДО КРОВИ
ческих словарях благовествование наряду с книги, ЗАХАРИИ (Мф. 29, 35: 44) атрибут праведный харак-
словеса определяется как «священный (о церковных теризует угодников как Ветхого Завета (Авель), так и
праздникахъ и предметахъ, относящихся къ религии и Нового Завета (Захарий – отец Иоанна Предтечи),
богослужению)» (Срезневский III: 308), а словосоче- ведущих благочестивый, угодный Богу-Отцу образ
тание СВЯТОЕ МЂСТО получает следующее объяс- жизни.
нение – «Палестина, мЂсто жизни и страданий Иису- Вторая группа – ОНИ ПРАВЕДНЫ, ПРАВЕДНЫЕ
са Христа» (Срезневский III: 309). Выявить значение ПО НАРУЖНОСТИ, ПОСЫЛАЕТ НА ПРАВЕДНЫХ.
лексемы святой в словосочетаниях СВЯТОЙ ГРАДЬ, В этих примерах слово праведный употребляется по

23
ПРОБЛЕМЫ СОВРЕМЕННОЙ ЛИНГВИСТИКИ И БИЛЕЙСКИЙ ТЕКСТ

отношению к книжникам и фарисеям, которые только Срезневский И.И. Материалы для словаря древне-
внешне соблюдают закон Божий, например: ТАКЪ И русского языка: В 3 т. М., 1958 (Срезневский).
ВЫ ПО НАРУЖНОСТИ КАЖЕТЕСЬ ЛЮДЯМЪ
ПРАВЕДНЫМИ, А ВНУТРИ ИСПОЛНЕНЫ
ЛИЦЕМЂРИЯ И БЕЗЗАКОНИЯ. ГОРЕ ВАМЪ, О.Н.Кондратьева (Кемерово)
КНИЖНИКИ И ФАРИСЕИ (Мф. 28: 43). Отметим, КОНЦЕПТУАЛЬНАЯ МЕТАФОРА
что словосочетания праведные по наружности, посы- «СОВЕСТЬ-ВТОРОЕ «Я» ЧЕЛОВЕКА»
лать на праведных не получают соответствующего В БИБЛИИ И ДРЕВНЕРУССКОЙ КУЛЬТУРЕ
объяснения в исторических словарях. Концепт совесть является одним из центральных
Не толкуется значение лексемы и в сочетании концептов русской культуры. И это «не потому, что
ОТЧЕ ПРАВЕДНЫЙ (третья группа). Считаем, что в русский человек более совестлив, чем другие, но по-
данном случае праведный имеет то же значение, что и тому, что совесть занимает большое место в его соз-
святой в устойчивой формуле ОТЧЕ СВЯТЫЙ – нании, что находит выражение во всей русской худо-
‘Всесовершенный, Бог’. Названные слова с именем жественной литературе и в русском языке»1. Данный
отче являются формой обращения Иисуса (Бога- концепт формируется в русской культуре в значи-
Сына) в молитве к Богу-Отцу: «ОТЧЕ тельной степени под влиянием текста Библии, и в на-
ПРАВЕДНЫЙ! И МИРЪ ТЕБЯ НЕ ПОЗНАЛЪ; А Я стоящей статье последовательно сопоставляются реа-
ПОЗНАЛЪ ТЕБЯ, И СИИ ПОЗНАЛИ, ЧТО ТЫ лизации концептуальной метафоры «Совесть-второе
ПОСЛАЛ МЕНЯ ОТЧЕ ПРАВЕДНЫЙ» (Ин. 25: «я» человека» в церковнославянском тексте Нового
191). Завета и древнерусских текстах.
Четвертая группа представлена словосочетанием В современной языковой картине мира большин-
ПРАВЕДНЫЙ СУДЪ. В контексте Я НИЧЕГО НЕ ства наций совесть персонифицирована, уподоблена
МОГУ ТВОРИТЬ САМЪ ОТЪ СЕБЯ. КАКЪ СЛЫ- человеку. На это обстоятельство указывали как фило-
ШУ, ТАКЪ И СУЖУ; И СУДЪ МОЙ ПРАВЕДЕНЪ: софы, так и лингвисты. По наблюдениям И. Канта,
ИБО НЕ ИЩУ МОЕЙ ВОЛИ, НО ВОЛИ «человек может не обращаться к ее (совести) голосу,
ПОСЛАВШЕГО МЕНЯ ОТЦА (Ин. 30: 164) и под. но он не может не слышать его. Это происходит как
праведный может быть определен как ‘основанный на бы по велению другого лица … Это двойное я: я –
правилах, предписанных Богом’. обвиняющий и вместе с тем обвиняемый»2. О «чело-
Следовательно, выявленные словосочетания и со- веческой» сущности совести писали Ю.Д.Апресян.
четания со словом праведный не укладываются в се- Н.Д.Арутюнова, О.П.Ермакова, М.В.Пименова3.
мантическую систему В.В.Колесова и не могут быть О том, что в Библии и в древнерусских текстах
квалифицированы как устойчивые формулы. Исклю- совесть предстает в облике человека, свидетельству-
чением является составное наименование ОТЧЕ ют сочетающиеся с данным словом предикаты,
СВЯТЫЙ, употребляющееся в значении ‘Всесовер- представляющие совесть как субъект, объект, адресат.
шенный, Бог’. Любой человек рождается, живет и умирает. Со-
Таким образом, объем и содержание слова правед- весть же, по данным языка, изначальна. Как и в рус-
ный отличается от объема и содержания слова святой. ском, в церковнославянском и древнерусском языках
В обоснование указанной точки зрения сошлемся на невозможны высказывания типа: у него родилась, воз-
материалы Словаря В.И. Даля, где отмечается, что никла, появилась совесть. Совесть бессмертна, все
праведный – это «оправданный житиемъ, правдивый попытки избавиться от нее, убить, задушить обречены
на дЂлЂ, безгрешный» (Даль IV: 380). на неудачу, лишить ее способности к деятельности
————— можно лишь на некоторое время, заковав в оковы: она
1
Мень А.В. Возвращение к истокам // Федотов Г.П. очес возвести от страха не смеетъ, оковану узами
Святые Древней Руси. М., 1990. С. 20. совhсть имhетъ (Гуго).
2
Федотов Г.П. Святые Древней Руси. М., 1990. С. 233. Внешний облик совести подобен облику человека,
3
Слово Евангелие используется в значении ‘все четы- особо акцентируется в нем лицо: мы же лица совhсти
ре книги в совокупности’ (четвероевангелие). елма умываемъ, отроцы, а не дhвы да ся проявляемъ:
4
Рахилина Е.В. Когнитивный анализ предметных крепко она да мыемъ слезными водами, и довлетворе-
имен: семантика и сочетаемость. М., 2000. С. 11. ния да тремъ пеленами (С.Полоцкий). На лице выде-
5
Здесь и далее указывается частотность употребления. ляются глаза, пристально наблюдающие за человеком
6
На месте буквы «ять» используется знак Ђ. (совесть как око Божье), и рот (совесть говорит, гло-
7
Семантическая классификация представлена в книге: жет, грызет). В тексте Библии подобная визуальная
Колесов В.В. Древняя Русь: наследие в слове. В 5 кн. характеристика совести отсутствует, акцентируется
Кн. 3. Бытие и быт. – СПб., 2004. внимание на ее функциях, а не на внешнем облике.
Список словарей и их сокращений Совесть воспринималась как контрагент Эго (Дру-
Библейский словарь /Составитель Эрик Нюстрем. гой), выполнявший функцию нравственного контро-
Спб., 1995 (Библейский словарь). ля. Это строгий и справедливый судья, всегда наце-
Даль В.И. Толковый словарь живого великорус- ленный на добро, обладающий безошибочным чувст-
ского языка: в 4 т. М., 1998. (Даль). вом высшей справедливости и императивным нача-
Полный церковно-славянский словарь / Сост. лом. Люди являются абсолютно открытыми для Бога
Г.Дьяченко. М., 1993 (Дьяченко).
Словарь русского языка XI – XVII вв. /гл. ред.
Г.А.Богатова. М., 1996. Вып. 23 (СРЯ XI – XVII). © О.Н.Кондратьева, 2005

24
ПРОБЛЕМЫ СОВРЕМЕННОЙ ЛИНГВИСТИКИ И БИЛЕЙСКИЙ ТЕКСТ

и для собственной совести: вE1дуще u4бо со1вEсти (1 Кор. 10: 29); соудимъ ^& своея съвh-
стра1хъ гдsнь, человE1ки u3вEщева1емъ, сти (Пандекты Никона Черногорца); совести и отъ
б9гови же y4влени есмы2: u3пова1емъ того писания отъ царя ко мнh не единаго вопроса, ни
же, y4кw и3 въ совEсте1хъ ва1шихъ отвhта не бысть, ни блага, ни зла, умолче обо всем,
y4влени есмы2 (2 Кор.5:11). Совесть знает о всех яко оный не имай одhяния брачна на себе и самоосу-
поступках и помыслах человека, от нее ничего невоз- женъ от совести своея (Письма и послания дьякона
можно скрыть: а что потом послhдовали дhлы, испол- Федора Иванова); мы же, слышаще сия, ужасохомся –
няемые скверности и нечистоты, сие совести ихъ пу- кождо свою съвhсть въ себh судию имать, паче же
щую вhдати (А.Курбский «История о великом князе азъ окаанный! (Рассказ о смерти Пафнутия Боровско-
московском»). го).
Совесть выступала в разных социальных ролях. 5. После вынесения приговора совесть приводит
1. Совесть – главный советник в принятии реше- свой приговор в исполнение, принимая на себя, таким
ний. Перед совершением того или иного поступка образом, функции судебного исполнителя. Она жжет
человек советуется со своей совестью для выбора человека подобно огню: Въ лицемE1рiи лжесло-
верного решения: Совесть же свою испыталъ еси не ве1сникъ, сожже1нныхъ свое1ю со1вEстiю
не истинно, но лестно, сего ради истинны не обрhлъ (1 Тим. 4:2); колет человека, и его страдания подобны
еси .. (Первое послание И.Грозного А.Курбскому). тем, что он испытывал бы, почивая на терновом ложе:
2. Совесть является свидетелем всех поступков и точнh совhсть есть мужу покой преблагому, та же –
помыслов человека, который сам призывает ее в каче- ложе есть терново человhку злому (С. Полоцкий).
стве гаранта справедливости своих намерений: По- Совесть наказывает, мучает, терзает, не дает покоя,
хвале1нiе бо на1ше сiе2 е4сть, свиде- ведет себя крайне свирепо: довъльна казнъ .. своею
те1льство со1вEсти на1шея, y4кw въ съвhcти\// м@читис# ///(Гр. Наз.); елико же оугрыза-
простоте2 и3 чистоте2 б9жiей, а3 не въ еть съвhсти (Пандекты Никона черногорца) в ыную
му1дрости пло1ти, но бл9гдатiю б9жiею пору совhсть разсвирhпhетъ, хощу анафеме предасть
жи1хомъ въ мi1рE, множа1е же u3 ва1съ и молить владыку, да послетъ бhса и умучитъ его, яко
(2 Кор.1:12); 3И4стину глаго1лу w3 в Коринфахъ соблудившаго с мачехою (Послания Ав-
ХристE2, не лгу2, послу1шествующей ми вакума).
со1вEсти мое1й дх9омъ ст9ымъ (Рим. 9:1); 6. В древнерусских текстах совесть предстает как
Богъ – сердцамъ зритель – во умh моемъ прилежно страж, охраняющий душу и ум человека: и взял еси на
смышлях и совесть мою свидhтеля поставлях, и исках, ся прескверным произволением фараоницкое непо-
и зрех, мысленне обращаяся, и не вем себh, и нен корение и ожесточение сопротив бога и совhсти, от-
аидох – в чем пред тобою согрешивша (А.Курбский. нюдь поправши совhсть чистую, во всякого человека
Первое послание И.Грозному). от Бога вложенную и яко недреманное око и неусып-
3. Совесть выступает как обвинитель, оцениваю- наго стража всякому человеку душh и уму безсмерт-
щий поступки человека, обличающий его: a3ни2 же ному подану и поставлену стражи ради и хранения
слы1шавше и3 со1вEстью свое1ю (Третье послание А.Курбского И.Грозному).
о3блича1еми, и3схожда1ху е3ди1нъ по В целом же отношения человека с совестью, его
е1ди1ному, наче1нше ^ ста1рецъ до по- вторым «я», демонстрируют неоспоримое превосход-
сле1днихъ: и3 о3ста2 е3ди1нъ иi9съ, и3 ство этого Другого, его главенство. Поскольку раз-
жена2 посрEдE2 су1щи (Ин. 8:9); ни человече- решать, запрещать, обличать, наказывать может
скый глас на инхъ не глагола, но своя ихъ совhсть только тот, кто имеет на это право старшего или не-
обличааше (Инока Фомы слово похвальное). пререкаемого авторитета. Этот авторитет «является
Совесть регулярно обращается к человеку, указы- нравственным ориентиром, который может удержи-
вая на несоответсвие его поступков традиционным вать от дурных поступков либо наказывать душевны-
этическим нормам: «все лукавством составлено», - ми терзаниями того, кто не внял голосу совести»4.
глагола мне совhсть (Письма и послания дьякона Фе- Совесть, таким образом, соединила в себе весь су-
дора Иванова). Совесть вопиет к человеку, ее голос дейский комплекс: законодательство, свидетельство-
повышается в стремлении быть услышанной, восхо- вание, обвинение, суд, приговор и его исполнение.
дит до крика, обличая человека: никому не гонящу тя, В результате проведенного исследования можно
токмо совhсть твоя внутрь вопиюще на тя, обличаю- отметить, что развитие структуры концепта совесть
ще за прескверные твои дhла и бесчисленные крове в средневековый период в значительной степени оп-
(Третье послание А. Курбского И. Грозному). Обли- ределялось текстом Библии. Именно благодаря дан-
чение человека его совестью является более значи- ному культурному тексту «во внутреннем мире чело-
мым, нежели осуждение окружающих: ни человече- века появилась новая компонента, – способность
скый глас на инхъ не глагола, но своя ихъ совhсть соотносить свои действия с этическими нормами,
обличааше (Инока Фомы слово похвальное). воздерживаться от их нарушения и наказывать себя,
4. Совесть, обличая человека, выносит свой объ- если они все-таки были нарушены»5. В древнерусских
ективный приговор, выступая тем самым в роли су- текстах помимо социальных ролей законодателя, со-
дьи. При этом всякий человек судим своей совестью, ветника, обличителя, судьи и исполнителя приговора,
а не совестью других людей: Со1вEсть же гла- возникших в тексте Нового Завета, совести начинает
го1лю не свою2, но друга1гw: вску1ю приписываться и функция охранника, стоящего на
свобо1да моя2 су1дится t и3ны1я страже душевного спокойствия человека, конкретизи-
руется, обретает все более зримые формы, ее внешний

25
ПРОБЛЕМЫ СОВРЕМЕННОЙ ЛИНГВИСТИКИ И БИЛЕЙСКИЙ ТЕКСТ

облик. Таким образом, происходит дальнейшее разви- Пословицы входят в паремиологический фонд
тие исследуемой концептуальной метафоры, которое языка. Библия является источником большого коли-
проходит по магистральным линиям, сформирован- чества пословиц и поговорок: многие из них содержат
ным в тексте Библии. библеизмы, т.е. слова, словосочетания библейского
———— происхождения, которые ассоциируются с Библией в
1
Ермакова О.П. Концепты совесть и зависть в их современном языковом сознании. Посредством биб-
языковом выражении // Русский язык сегодня. М.: леизмов в языке выражаются библейские концепты
Азбуковник, 2000. Вып. 1. С. 375. (далее БК), в частности, БК Верховное всемогущее
2
Кант И. Сочинения в 6 т. М., 1965. Т. 4. Ч.2. С. 377. существо. Библейский концепт понимается нами как
3
См., напр.: Апресян Ю.Д. Образ человека по данным сакральный, то есть священный1, связанный с религи-
языка: Попытка системного описания //Вопросы язы- озным обрядом, ритуальный2, концепт, который по-
кознания. 1995. № 1. С. 37–67; Арутюнова Н.Д. О лучает выражение в тексте Библии.
стыде и совести // Логический анализ языка: Языки Возможны два способа языкового выражения кон-
этики. М.: Языки русской культуры, 2000. С. 54–79; цепта: выражение самого концепта и выражение кон-
Ермакова О.П. Концепты совесть и зависть в их язы- цептуальных характеристик, составляющих его со-
ковом выражении // Русский язык сегодня. М.: Азбу- держание. Однако часто в исследованиях эти способы
ковник, 2000. Вып. 1 С. 375–386; Пименова М.В. терминологически не разграничиваются. В лингвис-
Этногерменевтика языковой наивной картины внут- тической литературе для описания языкового выра-
реннего мира человека. Кемерово: Кузбассвузиздат; жения концепта встречаются термины «репрезента-
Landau: Verlag Empirische Padagogik, 1999. 262 с. ция», «вербализация», «объективация» и др.3 Напри-
4
Ермакова О.П. Указ. соч. С. 378. мер, термин «репрезентация» относят к языковому
5
Арутюнова Н.Д. Указ. соч. С. 64. выражению как концептов, так и концептуальных
Список источников признаков (концептуальных характеристик, в приня-
Библия. Книги Священного Писания Ветхого и той нами системе терминов), ср.: «…одно и то же
Нового завета на церковнославянском языке. М.: Рос- слово может в разных коммуникативных условиях
сийское библейское общество, 1997. репрезентировать, представлять в речи разные при-
Гуго Герман. Благочестивые желания // Памятники знаки концепта и даже разные концепты…»4.
литературы Древней Руси XVII. Кн. 3. М.: Художест- Мы предлагаем обозначать выражение концепта
венная литература, 1994. С. 344–349. через языковое выражение характеристик, состав-
Инока Фомы слово похвальное // Памятники лите- ляющих его содержание, термином «репрезентация
ратуры Древней Руси. Вторая половина XV. М.: Ху- концепта». Например, в пословице «На Бога надейся,
дожественная литература, 1982. С. 268–333. а сам не плошай» выражена такая характеристика БК
Курбский А. «История о великом князе москов- Верховное всемогущее существо, как «на помощь Бо-
ском» // Памятники литературы Древней Руси: вторая га надеется человек». Следовательно, можно сказать,
половина XVI века. М.: Художественная литература, что БК в приведенной пословице репрезентирован
1986. С. 218–399. через одну из своих концептуальных характеристик.
Пандекты Никона Черногорца XII // Рукопись: Характеристики, восходящие к тексту Библии, мы
Сборник XIV в., ГПБ, Погод. собр., 267. будем называть библейскими. Так, библейской явля-
Письма и послания дьякона Федора Иванова // ется приведенная выше характеристика «на помощь
Памятники литературы Древней Руси XVII. Кн. 2. М.: Бога надеется человек». На страницах Библии дейст-
Художественная литература, 1989. С. 485–502. вительно описываются многочисленные случаи вы-
Полоцкий С. Стихотворения // Памятники литера- ражения человеком своих надежд на помощь Бога.
туры Древней Руси XVII. Кн. 3. М.: Художественная Например, в Библии изложены просьбы к Богу изба-
литература, 1994. С. 53–187. вить человека от злых, нечестивых людей: «Боже
Послания Аввакума // Памятники литературы мой! Избавь меня из руки нечестивого, из руки безза-
Древней Руси XVII. Кн. 2. М.: Художественная лите- конника и притеснителя, Ибо Ты – надежда моя, Гос-
ратура, 1989. С. 523–579. поди Боже…» (Пс.70:4,5); “Rescue me, O my God,
Послания Курбского Ивану Грозному // Послания from the hand of the wicked, from the grasp of the unjust
Ивана Грозного. М.-Л.: Изд-во АН СССР, 1951. and cruel man. For thou, O Lord, art my hope, my
Рассказ о смерти Пафнутия Боровского // Памят- trust…” (Holy Bible, Psalms 71:4, 5).
ники литературы Древней Руси. Вторая половина XV. Неразвернутое выражение концепта посредством
М.: Художественная литература, 1982. С. 478–513. лексической единицы, закрепленной за ним в системе
языка, мы предлагаем обозначить термином «называ-
Н.В.Ивашенцева (Тамбов) ние концепта». Например, в пословице «Отдавайте
РЕПРЕЗЕНТАЦИЯ БИБЛЕЙСКОГО КОНЦЕПТА (воздавайте) кесарево кесарю, а Божие – Богу» БК
«ВЕРХОВНОЕ ВСЕМОГУЩЕЕ СУЩЕСТВО» выражен гештальтно, т.е. назван библеизмом «Бог».
В РУССКИХ И АНГЛИЙСКИХ ПОСЛОВИЦАХ Рассматриваемый концепт не репрезентирован какой-
Цель данного исследования – сравнение концепту- либо из своих характеристик.
альных характеристик, через которые репрезентиру- Материал показал, что для называния БК Верхов-
ется библейский концепт Верховное всемогущее суще- ное всемогущее существо используются два вида
ство в русских и английских пословицах. библеизмов: 1) теонимы, т.е. собственные имена5
Верховного всемогущего существа: Иисус, Христос,
© Н.В.Ивашенцева, 2005 Иисус Христос; Jesus, Christ, Jesus Christ; 2) систем-

26
ПРОБЛЕМЫ СОВРЕМЕННОЙ ЛИНГВИСТИКИ И БИЛЕЙСКИЙ ТЕКСТ

ные единицы Бог, Мессия, God, Messiah, закреплен- направлениям: 1) по линии количества выражаемых
ные за данным БК, но не входящие в число теонимов. характеристик в пределах одной пословицы; 2) по
Мы выявили три случая соотношения характери- качественному составу выражаемых характеристик.
стик, репрезентирующих БК Верховное всемогущее В русских пословицах БК назван одним библеиз-
существо в русских и английских эквивалентных по- мом – Бог. В каждой из них БК представлен разверну-
словицах: 1) идентичность выражаемых характери- то – через какую-либо из своих характеристик: «на
стик; 2) диспропорция выражаемых характеристик; 3) помощь Бога надеется человек» (На бога надейся…)
наличие характеристик БК в пословицах одного языка или «Бога просят, ему молятся» (Богу молись…).
и их отсутствие в пословицах другого языка. В английской пословице «God helps those who help
1. Идентичность выражаемых характеристик БК themselves» БК, названный библеизмом God, репре-
можно рассмотреть на примере русской и английской зентирован через иную характеристику: «Бог помога-
эквивалентных пословиц: «Глас народа – глас бо- ет человеку».
жий», «The voice of the people is the voice of God»6, где В английских пословицах «Heaven/ Lord/ Provi-
слова «глас», «voice» обозначают выраженное мнение dence helps those who help themselves» БК назван биб-
(expressed opinion7). БК назван библеизмами Бог, God. леизмами Heaven, Lord, Providence. В отличие от биб-
Словосочетания «глас божий», «the voice of God» леизма God, они не только называют сам БК, но и вы-
указывают на то, что БК репрезентирован в обеих ражают некоторые из его характеристик.
пословицах идентичной библейской характеристикой Библеизм Heaven выражает такую характеристику
«Бог выражает свое мнение, волю». В Библии описы- БК, как «Бог обитает на небесах». Слово heaven в
вается, как Бог говорил с людьми, объявлял им свою Библии обычно означает «место обитания» Бога. В то
волю, уча поступать по Божьим заповедям: «С неба же время по принципу метонимии осуществляется
дал Он слышать тебе глас Свой, дабы научить тебя…» перенос названия «жилища» Бога на самого Бога. На
(Библия, Второзаконие 4:36); “Out of heaven he let you этом основании можно сделать вывод, что сочетание
hear his voice, that he might discipline you…” (Holy Bi- Heaven helps репрезентирует две библейские характе-
ble, Deuteronomy 4:36). ристики БК. Сочетание в целом выражает характери-
Кроме приведенной характеристики, в русской и стику «Бог помогает человеку», библеизм Heaven –
английской пословицах формируется новая характе- характеристику «Бог обитает на небесах».
ристика БК, базирующаяся на характеристиках двух Аналогичным образом можно проанализировать
концептов – БК Верховное всемогущее существо и библеизмы Lord и Providence. Слово lord «владыка,
Человек. В рассматриваемых пословицах концепт Че- повелитель», используемое для называния БК, являет-
ловек назван словами «народ», «people» и репрезенти- ся именем Бога и одновременно выражает библей-
рован через характеристику «человек выражает свое скую характеристику «Бог является владыкой, пове-
мнение, волю», на что указывают элементы «глас на- лителем мира». Таким образом, сочетание Lord helps
рода», «the voice of the people». Концепты БК Верхов- выражает две характеристики БК: «Бог помогает че-
ное всемогущее существо и Человек приравниваются; ловеку» и «Бог является владыкой, повелителем ми-
об этом свидетельствует глагол to be (is). Тем самым, ра».
в пословицах характеристики двух концептов объе- Библеизм Providence (букв. «предвидение») ис-
диняются в одну новую, характеристику БК, но не пользуется как имя Бога. Одновременно с этим дан-
являющуюся библейской: «мнение Бога выражается ный библеизм выражает такую библейскую характе-
человеком». Характеристики, которые не являются ристику, как «Бог все предвидит». Соответственно,
библейскими, а появляются только в определенной сочетание Providence helps выражает две характери-
пословице, или паремии, мы предлагаем называть стики БК: «Бог помогает человеку» и «Бог все пред-
паремиологическими характеристиками концепта. видит».
Таким образом, как показывают примеры, БК ре- Необходимо отметить, что в приведенных русских
презентирован в рассмотренных русской и англий- и английских пословицах различие наблюдается не
ской пословицах двумя идентичными характеристи- только в количестве характеристик БК, но и в их ка-
ками – 1) библейской и 2) небиблейской, паремиоло- честве. Внимания заслуживает тот факт, что все ана-
гической. лизируемые пословицы выражают одну и ту же жи-
2. Диспропорцию характеристик, репрезентирую- тейскую ситуацию: человек должен действовать са-
щих БК Верховное всемогущее существо в послови- мостоятельно, а не полностью полагаться на Бога.
цах русского и английского языков, можно проиллю- Однако носители русского и английского языков кон-
стрировать пословицами: «God helps those who help цептуализируют это через разные характеристики БК.
themselves», «Heaven (Lord, Providence) helps those Во всех названных английских пословицах БК репре-
who help themselves»; «На бога надейся, а сам не пло- зентируется через характеристику «Бог помогает че-
шай»8; «На бога надейся, а сам не плошай!», «Богу ловеку» (God/ Heaven/ Lord/ Providence helps…). В
молись, а в делах не плошись!», «Богу молись, а к русских пословицах получают выражение качествен-
берегу гребись!» (В.Даль). но иные характеристики БК: «на помощь Бога надеет-
В эквивалентных пословицах русского и англий- ся человек» (На бога надейся…) и «Бога просят, ему
ского языков находит выражение один и тот же БК молятся» (Богу молись…).
Верховное всемогущее существо. Однако число биб- Таким образом, диспропорция характеристик, ре-
леизмов и библейских характеристик, выражающих презентирующих БК в русских и английских посло-
БК, в них различно. Расхождения в номенклатуре вицах, заключается в их количественном и качествен-
концептуальных характеристик могут идти по двум ном несовпадении.

27
ПРОБЛЕМЫ СОВРЕМЕННОЙ ЛИНГВИСТИКИ И БИЛЕЙСКИЙ ТЕКСТ

3. Наличие характеристик БК в одном языке и их эквивалентности пословиц разных языков.


отсутствие в другом иллюстрируются пословицами, —————
1
которые приведены в «Словаре употребительных анг- См.: Крысин Л.П. Толковый словарь иноязычных
лийских пословиц»9. Русская пословица «Береженого слов. М.: Рус. яз., 2000. С. 621.
2
бог бережет», согласно Словарю, эквивалентна трем См.: Большой толковый словарь русского языка.
английским пословицам: «One cannot be too careful», СПб.: «Норинт», 2000. С. 1141.
3
«Discretion is the better part of valour», «Forewarned is См.: Орлова О.Г. Актуализация концепта «Russia»
forearmed». («Россия») в американской публицистике (на примере
Однако подход к этим пословицам с позиций ког- дискурса еженедельника «Newsweek»): Дис. …канд.
нитивной лингвистики показывает, что не вполне филол. наук. Кемерово, 2005. С. 52.
4
правомерно считать их полностью эквивалентными. Попова З.Д., Стернин И.А. Очерки по когнитивной
Действительно, русская и английские пословицы опи- лингвистике. Воронеж: Изд-во «Истоки», 2001. С. 38.
5
сывают одну и ту же житейскую ситуацию: человек Языкознание. Большой энциклопедический словарь.
должен заботиться о себе сам, действовать самостоя- М.: Большая Российская Энциклопедия, 1998. С. 473.
6
тельно. Английская пословица «One cannot be too Уолш И.А., Берков В.П. Русско-английский словарь
careful» означает, что даже самая большая осторож- крылатых слов: М.: Рус. яз., 1984. С. 62.
7
ность не излишняя: чем осторожнее человек, тем Webster’s Dictionary. New Compact Format. 1994. P.
лучше. Другими словами, людям, согласно пословице, 401.
8
необходимо самим проявлять максимальную степень Словарь употребительных английских пословиц /
осторожности, охраняя свою жизнь. Значение второй М.В.Буковская, С.И.Вяльцева, З.И.Дубянская и др.
пословицы, «Discretion is the better part of valour», го- М.: Рус. яз. 1985. С. 95.
9
ворит о том, что следует избегать неоправданного Там же. С. 45, 69, 92.
риска, т.е. заботиться о себе и не подвергать свою
жизнь опасности. Третья английская пословица, И.В.Кочкарева (Пермь )
«Forewarned is forearmed», означает, что знание о БИБЛЕИЗМЫ В АНГЛИЙСКОЙ РЕЧИ
предстоящей опасности дает человеку возможность ее Христианство, как никакая другая религия, оказа-
предупредить, т.е. позаботиться о своей жизни. Таким ло огромное влияние на развитие земной цивилиза-
же образом интерпретируется и русская пословица ции. На протяжении многих столетий Библия остается
«Береженого бог бережет», где слово «береженый» одним из наиболее значительных источников, опреде-
имеет значение «тот, кто себя бережет, кто заботится ляющих формирование мировоззрения огромной час-
о своей жизни». ти жителей планеты. Библейские цитаты стали крыла-
Анализ обнаружил, что одну и ту же житейскую тыми, библейские сюжеты явились источником вдох-
ситуацию носители русского и английского языков новения для лучших художников, скульпторов, музы-
концептуализируют по-разному. В русской пословице кантов и писателей. Библейские выражения вошли во
«Береженого бог бережет» выражено осмысление фразеологию множества языков, сформировав фонд
данной ситуации через БК Верховное всемогущее су- интернациональной фразеологической лексики.
щество и репрезентирующую его библейскую харак- В силу ряда причин тексты на религиозную тема-
теристику «Бог заботится о человеке, оберегает его» тику в нашей стране долгое время не включались в
(бог бережет). учебные пособия. Между тем, как справедливо отме-
Носители английского языка, согласно послови- чает В.В.Кабакчи, «игнорирование этой темы в про-
цам, приведенным в Словаре, для осознания данной цессе обучения английскому языку приводит к тому,
ситуации не обращаются к БК. Они осмысляют ее что владеющие этим языком в нашей стране даже на
через иной концепт – Человек. продвинутом уровне порою оказываются беспомощ-
Таким образом, проведенный нами анализ не под- ными, когда речь заходит о религии, поскольку это
твердил полной эквивалентности описанных посло- сопряжено с целым рядом чисто лингвистических
виц, поскольку они отражают осмысление одной и проблем»1.Знание слов и оборотов библейского про-
той же ситуации носителям разных языков через раз- исхождения необходимо и специалистам в области
ные концепты – Верховное всемогущее существо и современного английского языка, и переводчикам еще
Человек. и потому, что так называемые библеизмы часто
Подводя итог, отметим, что характеристики, ре- встречаются в живой разговорной речи и в публици-
презентирующие БК в русских и английских посло- стике. Как известно, Библия, наряду с Шекспиром, –
вицах, могут иметь различное – как количественное, самый богатый источник английской идиоматики.
так и качественное – соотношение. Сходство характе- Несмотря на обилие изданных, в основном в
ристик, через которые репрезентируется БК Верхов- США, «новых вариантов» перевода Библии (среди
ное всемогущее существо, может объясняться тем, них особенно популярны The New American Standard
что существует некоторый общий фонд пословичных Bible, The Good News Bible и The Living Bible, стиль
систем обоих языков – в частности, заимствования из которых сильно облегчен и близок к разговорному),
библейских текстов. Различия можно объяснить тем, именно перевод, сделанный по заказу короля Якова I,
что русские и английские пословицы складывались в оказал определяющее влияние на английский язык в
разных исторических условиях. Англии и в США. Как пишут авторы изданной жур-
Концептуальный анализ русских и английских по- налом «Reader’s Digest» книги «Success With Words»,
словиц, используемых для описания аналогичной си-
туации, заставляет по-новому посмотреть на понятие © И.В.Кочкарева, 2005

28
ПРОБЛЕМЫ СОВРЕМЕННОЙ ЛИНГВИСТИКИ И БИЛЕЙСКИЙ ТЕКСТ

«from colonial times until the 20th century, the King тебе хотелось бы, чтобы они относились к тебе, –
Games Bible was the only book in many American вот самый верный способ нравиться людям, какой
households» («Со времени появления первых колоний я только знаю)», – слова английского писателя и по-
и вплоть до 20 века Библия короля Якова была един- литика Ф.Честера. Это видоизмененная цитата из
ственной книгой во многих семьях Америки»)2. В Евангелия от Матфея (7:12): «Итак, во всем, как хоти-
результате каждый образованный (и не очень) житель те, чтобы с вами поступали люди, так поступайте и вы
англоязычных стран хорошо знает Библию и прежде с ними – Therefore all things whatsoever ye would that
всего три следующих отрывка из нее: Десять запове- men should do to you, do ye even so to them»5.
дей (The Ten Commandments), Молитву Господню «The Eleventh Commandment: Thou shall not
(The Lord’s Prayer) и знаменитую цитату из Екклезиа- speak ill of fellow Republicans (Одиннадцатая запо-
ста (Ecclesiastes), начинающуюся словами: «To every ведь: не отзывайся дурно о своих товарищах по
thing there is a season, and a time to every purpose under республиканской партии)», – слова американского
the heaven» («Всему свое время, и время всякой вещи политического деятеля ХХ в. Г.Паркинсона. Подра-
под небом»). Кроме того, библейская фразеология жание стилю Десяти Заповедей6.
часто встречается в художественных текстах, прессе и «Greater love hath no man than this, that he lay
речи современных американцев и англичан. В связи с down his friends for his life (Нет больше той любви,
этим перед преподавателями английского языка в как если кто положит конец карьере друзей своих
российских вузах стоят важные и сложные задачи: за душу свою)», – высказывание британского поли-
выработать у студентов культуру работы с Библией, тического деятеля Д.Торпа о действиях
умение находить в ней нужное место и правильно Г.Макмиллана, 13 июля 1962 г. отправившего в от-
ссылаться на него, познакомить учащихся со всем ставку семерых членов своего кабинета. Это видоиз-
богатством и разнообразием библеизмов в современ- мененная цитата из Евангелия от Иоанна (15:13):
ном английском языке. «Нет больше той любви, как если кто положит душу
Незнание библейской лексики может привести к свою за друзей своих (Greater love hath no man than
серьезным искажениям при понимании иноязычного this, that a man lay down his life for his friends)»7.
текста, а порой – и к очевидным курьезам. Так, авто- Такие видоизмененные цитаты из Библии часто
ры учебника устного перевода МГУ А.П.Миньяр- становятся моделями речетворчества и представляют
Белоручева и К.В.Миньяр-Белоручев приводят при- особую трудность для переводчика. В своей книге
мер подобного рода ошибки, допущенной при пере- «Мой несистематический словарь» известный пере-
воде одного из научно-фантастических романов. В водчик П.Палажченко приводит следующий пример
русском переводе романа находим имена пяти робо- библеизма такого рода.
тов: Ноах, Уззия, Джонас, Джоб и Джереми. Между Holier than thou (Святее тебя) (Ис.65:5). В своем
тем в оригинале автор дал своим героям имена ветхо- первоначальном значении библейская цитата вышла
заветных пророков. Правильный переводческий ряд из употребления. В современном английском языке
выглядит следующим образом: Noah – Ной, Uzziah – она употребляется как прилагательное в значении
Осия, Jonas – Иона, Job – Иов, Geremy – Иеремия3. высокомерный, ханжески лицемерный. Т.П.Клюкина
Казалось бы, что может быть легче. чем перевести отмечает, что вместо holier могут употребляться дру-
имя собственное? Однако, незнание исторических гие прилагательные, причем коннотация выражения
реалий, библейского контекста привело к искажению сохраняется8. Вот, например, заголовок рецензии на
авторского замысла при переводе. книги по проблемам экологии и политики в газете
Библеизмы, используемые в английской речи, «Нью-Йорк Таймс»: Greener than You (П.Палажченко
можно разделить на три группы. Первую группу со- предлагает следующий перевод: Экология с претензи-
ставляют прямые цитаты из текстов Библии. Так, на- ей на истину в последней инстанции). Другой пример
пример, в повседневной живой речи и в официальных – с сайта zdnet.com: «Intel» has been coping a “might-
выступлениях государственных и общественных дея- ier-than-thou’ attitude for far too long («Интел» слиш-
телей часто цитируются Десять заповедей: Thou shalt ком долго кичится своим воображаемым превосход-
not make unto thee any graven image. (Не сотвори ством)9.
себе кумира). Thou shalt not kill. (Не убий). К третьей группе можно отнести ссылки и аллю-
(Исх.20:3-7) и др. зии с использованием образов Библии. Вот несколько
Популярны также следующие цитаты: Judge not, примеров.
that you be not judged. ( Не судите, да не судимы «Damn it all, you can’t have the crown of thorns
будете). (Мф.7:1). Eye for eye, tooth for tooth. (Око за and the thirty pieces of silver (Где это видано, черт
око, зуб за зуб). (Исх.21:23-27). побери, чтобы кому-то достался и терновый венец,
«Come now, and let us reason together (Тогда и тридцать сребренников?)», – высказывание
придите, и рассудим)», – любимая библейская цитата А.Бевана, британского политического деятеля, мини-
Л.Б.Джонсона, 36-го президента США (Ис.1:18), от- стра здравоохранения и министра труда.
ражающая его понимание консенсуса в руководстве4. «We have grasped the mystery of the atom and re-
Вторую группу библеизмов составляют видоизме- jected the Sermon on the Mount (Мы постигли тайну
ненные цитаты. Приведем несколько примеров из атома и отвергли Нагорную проповедь)», – выска-
справочника «Политика и крылатика», вышедшего из зывание О.Н.Брэдли, американского генерала11.
печати в серии «Библиотека лингвиста» в 2004 году. «You shall not press down upon the brow of labour
«Do as you would be done by is the surest method this crown of thorns, you shall not crucify mankind
that I know of pleasing (Относись к другим так, как upon a cross of gold. (Вам не надеть на трудящихся

29
ПРОБЛЕМЫ СОВРЕМЕННОЙ ЛИНГВИСТИКИ И БИЛЕЙСКИЙ ТЕКСТ

этот терновый венец, вам не распять человечество —————


1
на золотом кресте)», – из речи У.Д.Брайана, государ- Кабакчи В.В. Практика английского языка межкуль-
ственного секретаря США12. турного общения. Religion. Christianity. Russian Ortho-
«Presidency is a crown of thorns. (Пост президен- doxy (Pravoslavie). Санкт-Петербург, 2001. С.3.
2
та – это терновый венок)», – слова пятнадцатого Палажченко П. Мой несистематический словарь.
президента США О.Бьюкенена13. Москва: Р.Валент, 2003. С.156.
3
«C.Attle is a sheep in a sheep’s clothing. (К.Эттли См.: Миньяр-Белоручева А.П., Миньяр-Белоручев
– овца в овечьей шкуре)», – слова У.Черчилля, пре- К.В. Английский язык. Учебник устного перевода.
мьер-министра Великобритании («овечья шкура» – Москва: Экзамен, 2003.
притворство, маскировка)14. 4
Клюкина Т.П., Клюкина-Витюк М.Ю., Ланчиков В.К.
«No pain, no palm; no thorns, no throne; no gall, Политика и крылатика. Высказывания видных поли-
no glory; no cross, no crown (Без терний нет лавров; тических, государственных и общественных деятелей
без стона нет престола; без мытарства нет царства; Великобритании, Ирландии, США и Канады. Англо-
без креста нет венца)», – слова У.Пенна, основателя русский справочник-пособие. Москва: Валент, 2004.
штата Пенсильвания в США15. С.107.
5
«No one would remember the Good Samaritan if Там же. С.46.
6
he’d only had good intentions. He had money as well Там же. С.157.
7
(О библейском добром самаритянине никто и не Там же. С.198.
8
вспомнил бы, если бы у него были одни только Палажченко П. Указ.соч. С.159.
9
добрые намерения. Но у него были еще и деньги)», Там же. С.160.
10
– из телевизионного интервью М.Тэтчер, премьер- Клюкина Т.П., и др. Указ.соч. С.27.
министра Великобритании 6 января 198616. 11
Там же. С.30.
12
Совершенно очевидно, что правильное понимание Там же. С.32.
13
и точный перевод библеизмов невозможны без соот- Там же. С.33.
14
ветствующих знаний и эрудиции. Автор «Англо- Там же. С.55.
15
русского словаря библеизмов» М.Загот приводит ин- Там же. С.158.
16
тересные примеры библейских аллюзий. Так, назва- там же. С.195.
17
ние знаменитого романа-саги американской писа- Загот М. Ищите и найдете. Англо-русский словарь
тельницы Маргарет Митчелл (Margaret Mitchell) библеизмов для всех и каждого. Москва: Р.Валент,
«Унесенные ветром» имеет следующую историю. В 2004. С.103.
18
тексте Библии есть следующие строки: «As for man, См.: Палажченко П. Указ.соч. С.160.
19
his days are as grass; as a flower of the field, so he flour- Клюкина Т.П. и др. Указ.соч. С.136.
isheth. For the wind passeth over it, and it is gone; and the
place thereof shall know it no more» («Дни человека, Л.А.Голякова (Пермь)
как трава; как цвет полевой, так он цветет. Пройдет ПОДТЕКСТ
над ним ветер, и нет его, и место его уже не узнает ХУДОЖЕСТВЕННОГО ПРОИЗВЕДЕНИЯ
его») (Пс.102:15-16). Отсюда в стихотворении анг- В СВЕТЕ БИБЛЕЙСКОЙ ИСТИНЫ
лийского поэта XIX в. Эрнеста Доусона возникла Иисус сказал ему:
строчка «унесенные ветром» (gone with the wind), а Я – путь и истина и жизнь…
уже впоследствии ее позаимствовала Маргарет Мит- Ин. 14: 6
челл17. В свете возрождаемой ныне философской тради-
Переводчикам английских библеизмов следует ции – герменевтики, феноменологии, религии – про-
помнить, что не всегда стилистическая окраска одно- блема подтекста предстает как область двойного из-
го и того же выражения в английском и русском язы- мерения, двойного смысла, как сфера рационального,
ках совпадает. Так, автор интересных статей о библе- научного и космического, трансцендентного (выхо-
измах Т.П.Клюкина отмечает, что выражение the дящего за пределы эмпирического постижения мира)
massacre/slaughter of the innocent (избиение мла- познания.
денцев) в английском языке имеет трагическую окра- Рациональное, научное постижение объекта ис-
ску, а в русском словоупотреблении – скорее ирони- следования представляет собой изучение его как
ческую18. Думается, что подобные случаи расхожде- замкнутой системы на уровне конвенциональных,
ния в использовании библеизмов в разных языках первичных смыслов, первичной номинации.
могли бы стать предметом интересного научного ис- Космическое же, трансцендентное познание дви-
следования. жется к уразумению онтологических параметров тек-
В заключение хотелось бы процитировать еще од- стовой реальности, призывает к доязыковым интуи-
ного государственного деятеля Великобритании, анг- циям, к расширению научного познания до сферы
лийского историка и публициста Томаса Маколея: духовного.
«The English Bible – a book which if everything else in Высшая, истинная область познания основной ак-
our language should perish, would alone suffice to show цент делает на вне- и сверхразумном постижении
the whole extent of its beauty and power (Английская первопричины и дает полную истину и цельное зна-
Библия – это такая книга, что если все прочее, напи- ние1 через духовный энергетический заряд, интуитив-
санное на английском языке, исчезнет, она одна будет но воспринимаемый как непроявленное бытие.
способна показать всю красоту и силу нашего язы-
ка)»19. © Л.А.Голякова, 2005

30
ПРОБЛЕМЫ СОВРЕМЕННОЙ ЛИНГВИСТИКИ И БИЛЕЙСКИЙ ТЕКСТ

Поэтому нельзя не согласиться с высказыванием нию о себе, стремлению вновь искать это знание, по-
немецкого философа Г.Г.Гадамера о том, что область стоянно изменяясь. И эта способность неустанно
искусства не есть объект науки. Масштаб искусства предъявлять к себе все новые требования есть воз-
остается масштабом философии, у которой нет крите- можность великой души, которая в сфере духа посто-
риев достоверности, как в науке, зато есть космиче- янно находится в непрерывном диалоге с самой со-
ский размах, соединяющий реальное с идеальным, бой8.
осуществляющий «приращение бытия»2, когда во- Произведение искусства как материальный фено-
прошание переводится из методологического в онто- мен, созданный для передачи духовного света как
логический план. главного его содержания, позволяет преодолеть ру-
Художественный текст – это мощный, глубоко беж между небесной и земной ступенями иерархии.
диалектический механизм поиска истины, истолкова- Истинное художественное произведение принад-
ния окружающего мира, ориентировки в нем. Искус- лежит «не той стихии», которую составляет наша
ство слова передает человеку новые знания не путем жизнь – оно словно принесено к нам с высот и, как
логического рассуждения и доказательства, а посред- всякое деяние, доброе и совершенное, нисходит свы-
ством чувственно воспринимаемых образов. Поэтому ше, освещается отблесками Невечернего Света и Бо-
оно во всей полноте воздействует на различные «эта- жественного Духа9. Эту же мысль выражает и
жи» психики – эмоции, интеллект, на глубины под- С.Н.Булгаков, который считает, что «всякое подлин-
сознания и вершины сознания. ное искусство, являющее красоту, имеет в себе нечто
Художественное произведение долговечно и пред- вещее, открывает высшую действительность, пытает-
ставляет собой жизнеспособный организм с необхо- ся рассказать на языке небожественном о вещах Бо-
димым «запасом прочности», чтобы выдержать испы- жественных. Искусство остается залетным гостем в
тание временем. Оно способно давать новую инфор- этом мире, который оно только тревожит вестью о
мацию в различные эпохи следующим поколениям мире ином»10.
людей – носителям других, измененных систем соз- И «рукотворное дело искусства», по словам
нания, раскрываться для них новыми своими гранями, Н.В.Гоголя, заключается в том, чтобы просвещать
неожиданными сторонами, поскольку язык художест- душу, вести ее к совершенству, к осознанию высшего
венного текста не только передает читателю мысли назначения11, «расчищать» записи духовной реально-
автора, но и пробуждает в нем его собственные. сти, те напластования, которыми материальная жизнь
Художественные творения живут столетиями не закрыла истинные «лики» вещей12.
ради своего буквального смысла, а ради того смысла, Настоящее произведение искусства, возникающее
который в них может быть вложен4. Истинные произ- таинственным, загадочным, мистическим образом,
ведения искусства не принадлежат времени и не те- становится затем духовно дышащим субъектом, обла-
ряют своей сакральной, священной мудрости. дающим активной, созидательной силой и вызываю-
Задача художественного текста заключается в том, щим чисто звучащие «душевные вибрации»13.
чтобы направить читателя на запрограммированный Таким образом, феномен художественного творче-
путь осмысления недосказанного, на путь декодиро- ства предстает как синергический процесс, как про-
вания формально не выраженных связей через комби- цесс Божественный, когда в ответ на горние взлеты
нации языковых сигналов, позволяющих ориентиро- человеческого духа Небеса снижаются к земле, когда
ваться в атмосфере тайнописи, скрытого иносказания, посредством целостного сочетания мысли, чувства и
подтекста. Подлинное осмысление прочитанного на- веры можно достигнуть «высшего духовного зре-
чинается там, где сюжет кончается, выполнив свою ния»14.
служебную функцию и обретается простор для чита- В связи с изложенным выше значимым представ-
тельской рефлексии5. ляется высказывание П.Рикёра о необходимости ре-
Искусство слова – это духовная сфера, это движе- шительного выхода из заколдованного круга субъект-
ние вперед и ввысь, это стремление к познанию. Оно но-объектной проблематики и обращения к вопросам
находится на грани двух миров, зрит нездешнюю кра- бытия15. Великие произведения с их тайным, глубин-
соту и являет ее этому миру, представляя собой в пре- ным означаемым, многосложные и неоднозначные,
деле, по П.А.Флоренскому, одну из форм выражения подлежат в конечном счете герменевтическому про-
в нашей эмпирической действительности высшей и чтению16.
абсолютной Истины – Бога6. Художественный текст – многомерное, неисчис-
Искусство относится к тому числу ограниченных лимое пространство, подлежащее расшифровке. Он
явлений, которые не имеют «конечной размеренно- парадоксален, запределен, безмерно открыт в беско-
сти», они выходят за пределы конечных целей, на нечность. Литературное произведение – это, в первую
надчеловеческое, безмерное, ориентируются на выс- очередь, философия, включающая в себя целый
ший порядок, стремятся знать о нем. И познание в спектр проблем17.
данном случае – не просто сумма знаний, а постоян- Возрождаемая ныне философская традиция при-
ное расширение способа восприятия человеком мира водит к определению основополагающих принципов
и себя в нем, то, что производит другое знание и по- мышления эпохи.
стоянно находится в принципиально переходном со- Уровень современного осмысления языковых фак-
стоянии7. тов дает возможность осознать то, что одни лишь за-
Человеческое сознание преобразуется, таким обра- коны науки не в силах постичь всей глубинной тайны
зом, посредством самого себя, через рефлексию, про- художественного текста. Познание последнего осу-
ходя в своем существовании движение благодаря зна- ществляется не только через анализ его структуры как

31
ПРОБЛЕМЫ СОВРЕМЕННОЙ ЛИНГВИСТИКИ И БИЛЕЙСКИЙ ТЕКСТ

отправного пункта исследования, но и посредством зываемого, что может быть лишь показано. Высшее,
интуиции и Божественного откровения; не только с по его мнению, не может быть воплощено прямо, вер-
помощью разума, умопостижения, но и вследствие бально: «То, что выражает себя в языке, мы не можем
чувственного созерцания излучаемого смысла, Абсо- выразить с помощью языка». «То, что может быть
люта в результате воздействия текста как орудия не- показано, не может быть сказано». Сконцентрирован-
кой мистической (таинственной, неземной) инициа- ное Л.Витгенштейном внимание на границе между
ции 18. тем, что может быть выражено ясно, в логически от-
Художественное произведение создает контекст четливой форме, и тем, что в принципе не поддается
невыразимой, уходящей по ту сторону бытия тайны, непосредственному языковому воплощению, открыло
углубляющейся в бездну бесконечности. Его целост- тонкому аналитическому уму исследователя такие
ный смысл остается за пределами, ускользающими от внутренние механизмы функционирования языка,
научной трактовки, сопротивляющимися чисто поня- которые далеко не всегда улавливаются с помощью
тийной интерпретации, призывающими учиться слу- логического анализа, нередко ускользают от обычно-
шать обращенное к читателю послание19. го взора интерпретатора. Однако именно это сущно-
Искусство, как верно заметила Н.Б.Маньковская, – стное, не лежащее на поверхности, что до поры оста-
это своеобразный исход из мира, в глубину, в чистое ется незамеченным, о чем следует «молчать», будучи
отсутствие, когда ощущается некий сдвиг, дрейф, однажды открытым, оказывается, по мнению
«эмансипация от классических интерпретаций»20. В Л.Витгенштейна, «самым захватывающим и силь-
таком случае перед читателем предстает сама ирре- ным»26.
альность, область сверхзначений, вторичных смы- Будучи серьезным исследователем, ученый тем не
слов, сфера самых серьезных и важных философских менее более высокой ценностью справедливо считал
проблем, находящихся вне границ знания, в особой именно вненаучный опыт, который выводит интер-
сфере человеческого духа21. Пребывая на поверхно- претатора художественного произведения на духов-
сти, эти проблемы можно в лучшем случае просле- ный подтекст.
дить по вторичным признакам: по напряженной Итак, подтекст художественного произведения
структуре текста, отклонениям, деформациям, обры- предстает перед интерпретатором как область двой-
вам и т.д. ного измерения, двойного смысла – как сфера рацио-
Литературное произведение, доступное рацио- нальная, научная и духовная, трансцендентная, кото-
нальному толкованию, в то же время и говорит и без- рая выходит за пределы научного познания. Художе-
молвствует. Оно не столько указывает на что-то, ственный текст с его тайным глубинным означаемым
сколько содержит в себе то, на что указывается, при- подлежит расшифровке через анализ его структуры
зывая к «раскрытию сокрытого», к углублению в как отправного пункта исследования; а также посред-
бездну бесконечности, уходящую по ту сторону бы- ством интуиции, чувственного созерцания тайны, за-
тия. Таким образом, тайна заявлена, показана, но не предельного бытия, Абсолюта в результате воздейст-
раскрыта. Именно это и подлежит интерпретации – вия текста как орудия некой мистической инициации,
«показанное сокрытое»22. призывающей услышать обращенное к читателю по-
Эта мистическая, таинственная, неземная логика слание.
безмолвия, «крика немоты», «слова без образа», мол- Литературное произведение «говорит» и в то же
чания о сокрытой тайне непроявленного Бытия, «ме- время безмолвствует, тайна его заявлена, но не рас-
тафизического остатка», к которому открывается дос- крыта, доступ к ней открывается через язык, выпол-
туп через язык и который Л.Витгенштейн иллюстри- няющий в данном случае онтологическую (П.Рикёр),
рует образом контура белого пятна на белой бумаге, не-коммуникативную (В.В.Винокуров) функцию.
была верно обозначена как онтологическая (П.Рикёр), Вдумчивое прочтение художественного текста
не-коммуникативная (В.В.Винокуров) функция язы- обогащает наши преставления о реальности, которая
ка23. далеко не исчерпывается известными нам сторонами.
Как следует из изложенного выше, вдумчивое про- Поэтому онтологический подход к интерпретации
чтение художественного текста обогащает наши художественного произведения открывает новые го-
представления о реальности, которая далеко не ис- ризонты в области исследования литературного тек-
черпывается известными нам фактами. Поэтому вслед ста, расширяя научное знание до сферы духовного.
за У.Эко можно утверждать, что константы ошибочно Это позволяет декодировать в произведении не толь-
полагаются последней, а не отправной целью иссле- ко скрытый смысл, соотносимый с нашей реально-
дования24. стью, но и духовный подтекст.
Именно онтологический подход к анализу произ- ————
1
ведения привносит в непрерывную протяженность См.: Бычков В.В. На путях «незнаемого знания» //
текста «пустоту», излучает идею Абсолюта, дает по- Историко-философский ежегодник’30. М., 1991.
чувствовать «пред-данность», погруженную в при- С.211; Бычков В.В. Философия искусства Павла Фло-
родную стихию вселенской игры архаичных пластов ренского // Священник Павел Флоренский. Избранные
сознания25. труды по искусству. М., 1996. С.313;
2
Важный вклад в осмысление данной проблемы Гадамер Г.Г. Актуальность прекрасного. М., 1991.
внес такой тонкий аналитик и чуткий мыслитель, как С.7, 305.
3
Л.Витгенштейн. В своих исследованиях философ чет- С. об этом: Лотман Ю.М. Анализ поэтического тек-
ко проводил мысль о том, что самые важные пробле- ста. Структура стиха. Л., 1972. С.92, 270.
4
мы лежат за пределами знания, по ту сторону выска- См.: Потебня А.А. Мысль и язык. Киев, 1993. С.130.

32
ПРОБЛЕМЫ СОВРЕМЕННОЙ ЛИНГВИСТИКИ И БИЛЕЙСКИЙ ТЕКСТ
5 26
См.: Бахтин М.М. Эстетика словесного творчества. Витгенштейн Л. Указ.соч. С.3.
М., 1979. С.182; Паклина Л.Я. Искусство иносказа-
тельной речи. Саратов, 1971. С.10.
6
Бычков В.В. Философия искусства Павла Флорен-
ского. С.296.
7
См.: Мамардашвили М.К. Наука и ценности – беско-
нечное и конечное // Вопр. философии. 1973. № 8.
С.99–100.
8
См.: Ясперс К. Духовная ситуация времени //Науч.
докл. высш. шк. Филос. науки. 1988. № 11; 1988. №
12.
9
См.: Епископ Варнава (Беляев). Основы искусства
святости. Н.Новгород, 1997. Т.3. С.73–74.
10
Булгаков С.Н. Свет невечерний. Созерцания и умо-
зрения. М., 1994. С.119.
11
См.: Гоголь Н.В. Выбранные места из переписки с
друзьями. М., 1990. С.25, 163–164.
12
Бычков В.В. Философия искусства Павла Флорен-
ского. С.304.
13
См. об этом: Кандинский В.В. О духовном в искус-
стве. М., 1992. С.99; Эко У. Отсутствующая структу-
ра. Введение в семиологию. СПб., 1998. С.283.
14
Епископ Варнава (Беляев). Основы искусства свято-
сти. Т.1. С.249.
15
Рикёр П. Конфликт интерпретаций. Очерки о герме-
невтике. М., 1995. С.9.
16
См. об этом: Барт Р. Избранные работы. Семиотика.
Поэтика. М., 1994; Витгенштейн Л. Философские ис-
следования // Новое в зарубежной лингвистике. Лин-
гвистическая прагматика. М., 1985; Гадамер Г.Г .
Указ.соч.; Деррида Ж. Эссе об имени. М., 1998; Лосев
А.Ф. Философия имени // Лосев А.Ф. Бытие. Имя.
Космос. М., 1993; Рикер П. Указ.соч.;. Фуко М. Гер-
меневтика субъекта // Социо-Логос: Социология. Ан-
тропология. Метафизика. Вып.1. Общество и сфера
смысла / под общ. ред. В.В.Винокурова и
Ф.Ф.Филиппова. М., 1991; Эко У. Указ.соч. и др.
17
См.: Барт Р. Указ.соч. С.388, 414, 416, 425; Деррида
Ж. Указ.соч. С.70.
18
См.: Барт Р. Указ.соч. С.260, 351, 360; Гартман Н.
Эстетика. М., 1958. С.264, 373; Деррида Ж. Указ.соч.
С.154; Эко у. Указ.соч. С.13.
19
См.: Гадамер Г.Г. Указ.соч. С.262, 304, 305; Деррида
Ж. Указ.соч. С.10, 21, 45, 47, 48; Рикер П. Указ.соч.
С.102.
20
Маньковская Н.Б. Лидер «Парижской школы» //
Философские науки. № 2. М., 1998.
21
См.: Барт Р. Указ.соч. С.234; Бразговская Е.Е. Текст
в пространстве культуры. Пермь, 2001. С.23, 74; Коз-
лова М.С. Философские искания Л.Витгенштейна //
Людвиг Витгенштейн. Философские работы. Ч.I. М.,
19941
22
См.: Барт Р. Указ.соч. С.260; Гадамер Г.Г . Указ.соч.
С.263, 302; Деррида Ж. Указ.соч. С.10, 55; Рикер П.
Указ.соч. С.16.
23
Брянчанинов И. Собр. сочинений. М., 2001. Т.7.
С.227; Винокуров В.В. Феномен сакрального, или
восстание богов // Социо-Логос: Социология и сферы
смысла / под общ. ред В.В.Винокурова и
Ф.Ф.Филиппова. М., 1991. С. 431, 445; Рикер П.
Указ.соч. С.103; Эко У. Указ.соч. С.16, 285.
24
См.: Эко У. Указ.соч. С.384.
25
См.: Винокуров В.В. Указ.соч. С.431, 443.

33
БИБЛИЯ И ОСОБЕННОСТИ ПОЭТИКИ РУССКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

принято призывать при любом содержании. Однако


БИБЛИЯ И ОСОБЕННОСТИ ПОЭТИКИ христианскому поэту надо решительно остерегаться
РУССКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ подобных призываний богов. Чего он может желать
такими мольбами? Неужели он взаправду и серьезно
просит о помощи и выказывает себя нечестивым?
Т.Е.Абрамзон (Магнитогорск) <...> если же кто-нибудь скажет, что под именем язы-
БИБЛЕЙСКАЯ ОБРАЗНОСТЬ ческих богов разумеет или нашего Бога, или кого-
КАК ОДИН ИЗ УСЛОВНЫХ ПОЭТИЧЕСКИХ нибудь из святых, то он еще хуже ошибется ... ». По
ЯЗЫКОВ В ТОРЖЕСТВЕНЫХ ОДАХ мнению теоретика литературы со священным саном,
М.В.ЛОМОНОСОВА христианский поэт должен «взывать о помощи к
В ситуации «культурного многоязычия», сложив- Тресвятому величайшему Богу, к Пресвятой Деве,
шейся в России со времен Петра Великого и сохра- прибегать к заступничеству святых». Свою мысль Ф.
нявшейся на протяжении всего XVIII в., эстетическая Прокопович подтверждает примером из «божествен-
мысль и литературная практика попытались вырабо- ной поэмы» Торквато Тассо, открыто отвергшего
тать унифицированный, понятный широкому кругу «ложную богиню» (музу. – Т.А.) и «прекрасно обра-
читателей художественный язык. Складывался он из тившегося к Пресвятой Деве заступнице»3. Не допус-
нескольких пластов, постепенно осваиваемых новой кая условного риторического обращения к музам с
светской литературой. Так, нормативная барочная, а просьбой о вдохновении (уже на следующем этапе
затем и классицистическая поэтики закрепили доста- развития классицизма оно станет одическим топо-
точно строгие, не предполагающие многозначного сом), Прокопович настаивает «взаправду и всерьез»
истолкования значения за образами античной мифо- «взывать к божеству» – к христианскому Богу или
логии. Отступления от «правил», зафиксированных в святым. В главах же «De art poetica», посвященных
ряде трактатов и словарей и предписывающих то или оде и лирической поэзии («Об элегии, оде и пента-
иное употребление образов античной мифологии и их метрическом стихе»; «О лирической поэзии»), поэти-
условного (например, аллегорического) значения, – ческие «правила» использования библейских образов
явление в поэтической практике достаточно редкое. вообще отсутствуют.
Что же касается использования библейских образов в Через тридцать лет попытку нормировать, в ба-
светской поэзии, то соответствующие «законы» ока- рочном духе, употребление библейской образности в
зались прописаны слабо1. Тому мы видим две причи- высоком жанре предпримет В.К.Тредиаковский. В
ны: 1) древнерусская литература накопила уже бога- «Рассуждении об оде вообще» (1734)4 он указывает,
тый опыт в использовании библейской образности; и что ода своим образцом должна иметь язык и стиль
хотя русские просветители XVIII в. ориентировались псалмов, ибо «Псалмы нечто есть иное, как токмо
более на западную литературную традицию, чем на Оды, хотя на Российский наш и не Стихами они пере-
традицию Древней Руси, их культурная память сохра- ведены, но на Еврейском все сочинены Стихами». И
няла исторически закрепленные значения за образами далее, довольно абстрактно описывая содержание и
библейской истории и мифологии; 2) персонажи по- специфику поэтической формы псалмов, Тредиаков-
следних не были еще осознаны в качестве условных ский, в сущности, предписывает будущим авторам од
образов словесного искусства. Сохраняя пиетет по руководствоваться некоторыми «правилами». Среди
отношению к сакральному тексту, классицисты до- них: избыток поэтической образности и риторических
вольно осторожно обращаются в своих теоретических приемов («богатство украшения и «великолепие изо-
построениях к примерам из Библии. Из всех теорети- бражений», «неисчетное множество живых красот и
ков первой половины XVIII в. наибольшее место они одушевленных»); обязательное обращение к чудесно-
занимают, пожалуй, у Ф. Прокоповича. му в таких его формах, как олицетворения и гипербо-
В своем «De arte poetica» (1705) Ф. Прокопович, лы («В них реки возвращаются вспять к своим источ-
размышляя о происхождении поэзии, связывает его не никам; моря расступаются и убегают; холмы скачут;
с египетской, греческой или римской культурами, но горы тают как воск и исчезают; небо и земля слушают
с историей иудеев, «откуда проистекали все науки»: и внушают с почтением и в молчании … »). Появля-
«Евсевий в III книге «О приготовлении евангельском» ется здесь и ветхозаветный Бог – Творец, управляю-
говорит, что впервые поэзия процвела у древних ев- щий природой («… все естество приходит в движение
реев, которые жили гораздо раньше греческих поэтов, и колеблется от лица своего Зиждителя … »). Обозна-
и что Моисей, перейдя через Чермное море, воспел чив все описанные особенности выражением «Божий
благодарственную песнь Богу, составленную в стихах язык», Тредиаковский если и не учитывал переносное
гекзаметром <...>. Давид сочинял песнопения и гимны его значение, то, во всяком случае, заложил основу
Богу разными размерами ... »2. Иными словами, Биб- такого понимания языка поэзии.
лия для ученого монаха – это первый образец поэти- А.П.Сумароков, с его более выраженными рацио-
ческого творчества. Закономерно, что в главе II «О налистическими установками, дал в «Эпистоле о сти-
трех частях эпопеи и прежде всего об определении хотворстве» (1747) образцы нескольких стилей – ал-
темы и призывании божества» Ф. Прокопович требует легорико-метафорического, свойственного высоким
от современных авторов замены языческих «сакраль- жанрам; «простого», т.е. лишенного поэтической на-
ных адресатов» в поэтических обращениях христиан- рочитости, должного использоваться в любовной ли-
скими: «Впрочем, муз, как покровительниц поэзии, рике (элегиях, песнях); «низкого», основанного на
разговорном языке и просторечиях (сатирические
© Т.Е.Абрамзон, 2005 жанры). Библейскую образность Сумароков-

34
БИБЛИЯ И ОСОБЕННОСТИ ПОЭТИКИ РУССКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

классицист проигнорировал5, хотя характеристика, на престол каждого нового монарха наступает «золо-
данная им стилю оды, явно имеет барочное происхо- той век».
ждение и живо напоминает приведенные выше пас- Условно-мифологическое пространство торжест-
сажи из Тредиаковского. венной оды М. В. Ломоносова населено героями, от-
У М.В.Ломоносова-теоретика обращения к образам носящимися к разным культурным традициям и эпо-
библейской истории редки, но зато все они имеют хам: библейской (ветхозаветной) истории, античной
совершенно условный характер риторических прие- мифологии, политической истории Европы и России
мов. В «Кратком руководстве к риторике на пользу Средних веков и Нового времени. Библейские персо-
любителей сладкоречия» (1743) в главе 1 «О словах нажи являют собой – в строгом соответствии с такими
риторических» Ломоносов пишет о «переменении основополагающими принципами поэтики класси-
имен собственных и нарицательных», т. е. об антоно- цизма, как нормативность и дидактизм, – либо поло-
масии: предки вместо потомков, н. п., Иуда или Иа- жительные образцы для подражания, либо отрица-
ков вместо жидов. Библия, считает Ломоносов, дает и тельные, требующие осуждения, примеры. Обращаясь
образцы риторического совершенства; в главе 3 «О к наиболее известным действующим лицам библей-
изображении сложенных идей» читаем: «Представле- ской истории, поэт чаще всего эксплуатирует лишь
ние есть подобное, но весьма краткое деяния изобра- основную, определяющую сущность образа черту.
жение важными словами. Так представлено божие Так, положительные ветхозаветные цари олице-
сотворение света словом в книгах Бытия: и рече бог: творяют собой те достоинства, которые автор од
да будет свет, и бысть свет, что несравненно вели- «присваивает» российским правителям («своим»):
колепнее, нежели простая речь: бог сотворил словом» Соломон – мудрость, Самсон и Давид – силу и сме-
(курсив Ломоносова. – Т.А.)6. Говоря о такой ритори- лость, Давид – талант. Однако включенные в худо-
ческой фигуре, как приложение, Ломоносов в «Крат- жественную модель мира, созданную в оде, и в дви-
ком руководстве к красноречию» (1747) приводит жение ее сюжета библейские образы все же не
соответствующие примеры: «прекрасный Авессалом, сводятся к аллегориям вышеперечисленных качеств.
кроткий Давид». Там же М.Ломоносов предлагает Например, имя Соломона в оде 1763 г., казалось бы,
отрывок из Василия Селевкийского (описание едино- является частью развернутого сравнения, смысл кото-
борства Давидова с Голиафом) как образец риториче- рого состоит в том, что русская императрица середи-
ского распространения. ны XVIII в. превосходит по своей мудрости израиль-
В грандиозном художественном пространстве и ского царя X в. до н. э. Перед нами, собственно
эклектичном «персонажном» мире торжественной говоря, уже не риторический прием, а историческая
оды М.В.Ломоносова доля библейских имен невели- параллель. Соломон выступает не только в качестве
ка: поэт апеллирует к пятнадцати образам Священно- аллегории мудрости, но и как реально-исторический
го писания – двенадцати антропонимам и трем топо- деятель, предтеча Екатерины II: «Он предварил Тебя
нимам. Традиционно библейские образы в веками, / Превзойдешь Ты его делами, / В чем власть
ломоносовских одах рассматриваются исследовате- господствует ума»9. Условным остается сам прием, но
лями как риторическая условность со следующими не его содержание.
функциями: 1) «сравнение воспеваемых событий и В других случаях художественной актуальностью
героев с лицами и событиями Библии»; 2) «украшение для поэта оказываются не характеристические черты
слога»7; 3) «придание большей авторитетности тек- библейского персонажа, но обобщенная «идея» об-
сту»8. Однако эти справедливые замечания не объяс- раза. Например, Иисус Навин и Самсон – герои, отда-
няют, во-первых, причины, «правила» отбора поэтом- ленные друг от друга во времени, а подвиги, которые
классицистом тех или иных библейских образов; во- они совершают, различны по значимости для Израи-
вторых, способы и «уровни» трансформации этих ля. Тем не менее оба персонажа объединены в созна-
образов в художественном пространстве торжествен- нии Ломоносова идеей о славных воинах-
ной оды. Остановимся на указанных проблемах под- освободителях, чьи деяния являются самоотвержен-
робнее. ной службой израильскому народу и государству.
Топонимы, восходящие к Библии, имеют в одах Совмещая два временных плана – «грядущи лета» и
строгую соотнесенность со «своим» и «чужим» ми- «грозный древних вид времен», поэт метонимически
ром. Образ с отрицательной коннотацией – Содом – представляет Петра Федоровича в образе великих
употребляется единожды в обращении Бога к врагам израильских царей, причем не делая между послед-
России – к шведам как «дерсским мира нарушите- ними принципиального различия: «Там Наввин иль
лям». Здесь принцип аналогии действует не в соотне- Сампсон стремится!» Ломоносов не учитывает и ре-
сении греховности Содома с «греховностью» Шве- лигиозного смысла их подвигов – подвижничества за
ции, но в отношении той участи, которая должна веру. Таким образом, поэтическая избирательность и
постигнуть врагов России. Топонимами с положи- актуализация той или иной черты библейских персо-
тельной коннотацией поэт наделяет «свое» простран- нажей обусловлена идеологическими воззрениями
ство: именем Сион (в ломоносовском «русифициро- поэта-просветителя, и прежде всего развиваемой им
ванном» варианте – «Российский Сион») он как бы концепцией просвещенного монарха, должного слу-
переносит святость израильской земли на российскую жить государству и нации.
столицу (ода Петру Федоровичу 1761 г.). Третий то- Закономерно, что отрицательные библейские
поним – Эдем (рай) – является одним из одических персонажи (т. е. враги Израиля) – Голиаф, Агарь,
топосов. Под Эдемом в одах подразумевается вся Нимврод – соотносятся в одическом мире Ломоносова
Россия, в которой со времен Петра I и с восшествием с образами врагов России («чужими»). Единственный

35
БИБЛИЯ И ОСОБЕННОСТИ ПОЭТИКИ РУССКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

женский персонаж, взятый поэтом из ветхозаветных испытание временем; 3) все «внешние» враги России
преданий, – египтянка Агарь. В русской поэзии XVIII понесут кару, подобную той, что была суждена вра-
в. слово «агаряне» было синонимично «туркам», ко- гам иудейского – первого избранного Богом – народа.
торые произошли, по легендам, от Агари («То род —————
1
отверженной рабы»). Библейское имя, эксплуатируе- Споры писателей-классицистов о художественном
мое Ломоносовым, всегда аллюзионно в одах по от- совершенстве переложений псалмов и их соответст-
ношению к современности. Если в средневековой вии духу и букве Библии оставляем за рамками на-
традиции аллегорического истолкования Библии Го- стоящей статьи.
лиаф выступает в качестве «метафоры дьявола»10, то 2
Прокопович Ф. Сочинения/ под ред. И. П. Еремина.
употребленное во множественном числе имя великана М.-Л., 1961. С.340.
3
филистимлян – «Голиафы» – превращается в нарица- Там же. С.390–391.
4
тельное наименование всех реально-исторических См.: Сочинения Тредьяковского. СПб., 1849. Т. 1.
сил, нарушающих покой России (ода Петру Федоро- С.280–281.
5
вичу, 1761 г.). Библейские образы и сюжеты, ото- Можно подумать, что Сумароков следует здесь за
бранные поэтом по принципу аналогии с события- Буало, однако последний, хотя и неоднократно выра-
ми/личностями эпохи Просвещения, оказываются жает в «Поэтическом искусстве» свой скепсис по от-
частью особого художественного процесса – осовре- ношению к ханжеству и невежеству «святош», не от-
менивания библейских образов. рицает «христианских сюжетов» в искусстве.
6
Важнейшим и самым частотным библейским пер- Ломоносов М.В. Полн. собр. соч. М.;Л., 1952. Т. VII.
сонажем, стоящим во главе образной иерархии од, С.53,59.
7
является Бог (ветхозаветный). Христианской Троицы Дороватовская В. О заимствованиях Ломоносова из
одический мир Ломоносова не знает. Имя Сына Библии // М.В.Ломоносов. Сб. ст. под ред.
Божьего упоминается поэтом один раз в связи с исто- В.В.Сиповского. СПб., 1911. С. 56.
8
рическим событием – крещением Руси князем Влади- Панов С.И., Ранчин А.М. Торжественная ода и по-
миром: «Владимир, превосходной верой, / Войной и хвальное слово Ломоносова: общее и особенное в по-
миром исполин, / Отмстив за брата равной мерой, / С этике // Ломоносов и русская литература. М., 1987.
Дунайских и до Камских вод / Вливает свет Христов в С.183.
народ … »11. С Христом связывается только понятие 9
Ломоносов М.В. Полн. собр. соч. М.-Л., 1959. Т. VIII.
«истинной веры»; его образ лишен самостоятельного С.795.
10
значения: он лишь подчеркивает историческую заслу- Лотман Ю.М. Об «Оде, выбранной из Иова» Ломо-
гу древнерусского князя. Обращение поэта к ветхоза- носова // Из истории русской культуры. Т. IV (XVIII –
ветному образу Бога-Творца во многом обусловлено начало XIX века). М., 1996. С.645.
11
деистическими воззрениями Ломоносова. Размышляя Ломоносов М.В. Указ. соч. С.747.
12
об «Оде, выбранной из Иова», Ю.М.Лотман писал: Лотман Ю.М. Указ. соч. С.650.
«Бог оды – воплощенное светлое начало разума и за-
кономерной творческой воли. Он учредитель законов А.В.Петров (Магнитогорск)
природы. <…> Бог проявляет себя через законы при- ПРОТЕСТАНТСКИЕ ГИМНЫ
роды и сам им подчиняется…»12. Эти слова в полной КАК ОДИН ИЗ ИСТОЧНИКОВ
мере можно отнести и к образу Бога, созданному Ло- ЖАНРА ТОРЖЕСТВЕННОЙ ОДЫ
моносовым в торжественных одах. Одический Бог Трудами отечественных ученых (В.Дороватовской,
предстает в нескольких ипостасях. 1) Творец Вселен- Л.Сазоновой, В.Живова, Л.Луцевич) убедительно дока-
ной. 2) Неусыпный наблюдатель земных дел и спра- зана связь поэтики торжественной оды с образностью
ведливый вершитель судеб государств и народов. 3) и стилистикой «Псалтири». В основу анализа при
Податель благ, защитник России. 4) Гневный, ка- этом кладется, естественно, русская (православная)
рающий Бог (по отношению к врагам России). версия библейской традиции. Известно, однако, что
Что же объединяет все эти лики ветхозаветного отечественная культура первой половины XVIII в.
Бога как персонажа ломоносовских од? Чему вообще подверглась сильному влиянию идеологии протестан-
служит библейская образность в одическом жанре? тизма, на которую во многом опирался Петр I в своих
Мы полагаем, что она входит составной частью (на- церковных реформах. Одним из каналов проникнове-
ряду с другими условными поэтическими языками – ния протестантизма в Россию была лютеранская гим-
греко-римской мифологией, современной политиче- нография, а затем и немецкая «академическая» ода.
ской фразеологией, общеевропейской одической то- Мы бы хотели остановиться на одном малоизу-
пикой и др.) в творимый поэтом-государственником ченном аспекте истории одического жанра, а именно
миф о новой России и подчиняется главной идее – на «новогодних» текстах двух «немцев на русской
идее Государства. Она и становится тем «правилом», службе» – пастора Эрнста Глюка и магистра Иоганна
которое определяет идеологическое, а опосредованно Вернера Пауса (Паузе). Поздравительные оды «на
и художественное, наполнение библейских образов в Новый год» впервые появятся в русской литературе в
одах. Сам же миф, в библейской его составляющей, 1730-е гг., и что интересно, в творчестве выходцев из
складывается из следующих компонентов: 1) Россия – Германии – Г.Ф.В.Юнкера и Я.Я.Штелина. В это же
богоизбранная страна, счастливая судьба которой оп- десятилетие «новогодние» стихи создают
ределена самим Создателем; 2) российские правители В.К.Тредиаковский и А.П.Сумароков. Однако на-
обладают всеми достоинствами и талантами признан-
ных героев Священной истории, чья слава прошла © А.В.Петров, 2005

36
БИБЛИЯ И ОСОБЕННОСТИ ПОЭТИКИ РУССКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

стоящая история оды на «новолетие», которую мы времени – наступление нового года: «Начните похва-
считаем особым видом торжественной оды, начинает- лити / вся чада Божия, / Гласом благодарити / сердцем
ся только с 1760-х гг. и продлится еще как минимум же Господа, / всих благих временах, / Как старой год
полстолетия. Пока же, т. е. в 1700-е гг., основной скончался / и новой починался / в солнечных благо-
формой поэтического творчества остается книжная стях». Буквальный смысл строфы таков: начинайте
песня, представленная двумя жанровыми рядами: 1) (верующие) хвалить и устами и сердцем Бога в это
псалмами, или духовными песнями, «не включавши- время (сейчас), когда кончился старый год и начался
мися в богослужение, а исполнявшимися вне церкви – новый, несущий животворящий солнечный свет. За-
с восхвалением Бога, святых и праздников или выра- метим, что здесь «встречаются» время сакральное и
жением сознания своей греховности и раскаяния»; 2) время космическое, точнее циклическое время при-
песнями светскими, или «кантами», среди которых родных ритмов. Милость Божья к человеческому роду
выделяются любовные, застольные, юмористические, («сонму своему») предстает в форме абстрактного
сатирические, гражданские. В петровскую эпоху осо- перечисления атрибутов Божества, как то имело ме-
бенно распространены были «хвалебные песни в сто и в античных гимнах: путем статического описа-
честь Петра и событий его времени, которые являют- ния (Бог всеблаг, мудр, грозен, но всегда прощает
ся предшественниками классицистической оды»1 грешных людей) и эпического описания (редукция
(Здесь и далее курсив в цитатах, в том числе стихо- сюжетов о принесении Иисуса Христа в жертву и бу-
творных, принадлежит нам. – А.П.). Интересующие дущем спасении; см. строфы 3–5)5. В финале (строфа
нас тексты примечательны тем, что позволяют непо- 6), как и полагается в гимническом тексте, содержит-
средственно проследить за тем, как духовно- ся молитва – пожелание, тоже абстрактное, чтобы Бог
религиозная проблематика сменяется в них светской и и в новом году продлил свои милости: «о том тебя
как в ранней русской поэзии формируется будущая славляем, / владыке вышний / и милость вопрошаем: /
одическая топика. Христом нас ущедри, / в сей Год нас береги, / в начале
Итак, поэтические произведения, трактующие те- дай святыню, / благослови средину, / конец же воз-
му «начала» и «исхода» года, появляются в русской блажи». В этой строфе выражены и довольно услов-
культуре в первые годы XVIII столетия. Пастор ные темпоральные представления: год членится на
Эрнст Глюк (ок. 1652 – ок. 1705), назначенный в три части – три абстрактных временных промежутка,
1703 г. директором первой школы в Москве, перевел характеризующих любое явление, протекающее во
на русский язык 52 наиболее употребительных при времени: начало, середину, конец. Всем им придан
богослужении лютеранских гимна; из них два (№ 9– аксиологический характер: будущий год будет «хо-
10) связаны с «новогодней» тематикой. Некоторые из рошим», и зависит это от Бога.
переведенных Э.Глюком гимнов были созданы еще в Никаких представлений об историческом времени
1-й половине XVI в., причем несколько – в гимне, конечно, нет и быть не может. Поющийся на
М.Лютером2. Помимо пропагандистских, миссионер- один и тот же случай, в одно и то же установленное
ских задач (популяризации лютеранства) Глюк пре- время, он призван выразить не взгляды человека оп-
следовал, по всей видимости, и цели филологические. ределенной эпохи на эту эпоху, но комплекс неизмен-
В плане литературном переводы интересны тем, что ных представлений «верующего вообще» (лютерани-
представляют собой первые опыты ямбических сти- на) о всесилии всеблагого Бога и его
хов на русском языке, а также вводят в культурный взаимоотношениях с «чадами».
обиход петровской эпохи – в какой бы то ни было, но Не меняет положения и «ретроспективная» уста-
поэтической форме – «новогоднюю» тему. новка, которую находим в другом гимне (№ 10), по
Перевод № 9 «В Новый год» («Helft mir Gott´s первой строке – «Скончася Год, мы похвалим…»
Gute preisen…»)3 состоит из шести 8-стиший. Немец- («Das alte Jahr vergangen ist…»)6. Возникший было
кий оригинал (той же строфности) написан 3-стопным мотив «подведения итогов» благополучно исчезает, и
ямбом с чередованием мужских и женских оконча- в структурно-тематическом плане гимн строится на
ний. Стихотворный размер перевода, явно имити- развертывании молитвенной его составляющей. Гимн
рующего ритм источника, близок к 3-стопному ямбу; обращен к Христу, который определяется как заступ-
акцентуация достаточно вольная, часто несвойствен- ник и хранитель. Общий смысл пожеланий состоит в
ная литературному произношению той эпохи; схема том, чтобы Христос и в этом, новом, году не оставил
рифмовки – АбАбсДДс4 с вариантами. Интересно, что свой «сонм христианский» и снова помог ему. Время
И.Паус, к которому перешли некоторые рукописи в каких-либо его измерениях мало интересно для соз-
Э.Глюка, внес поправку в название гимна, данное нания верующего, в котором (сознании) доминирует
предшественником и отсутствующее в оригинале: вневременная ориентация – на вечного Бога, дарую-
вместо «В Новый год» – «На Новый год». Мы бук- щего (при соответствующем поведении человека)
вально видим, как в русском языке происходит поиск вечные же блага. И здесь, на земле, и там, на небесах
поздравительно-похвальной формулы, которая войдет (после смерти и воскресения), истинный христианин
впоследствии в этос «новогодней» лирики. Компози- равно славит Бога.
ция гимна кольцевая: первая и последняя его строфы Итак, в гимнах доминируют две установки – про-
посвящены теме времени. Центральную часть гимна славляющая и молитвенная. Им подчинены частные
занимает размышление о всеблагости Бога: всё, что темы, в основном религиозного и нравственного ха-
происходит в мире, является проявлением Его благой рактера (истинной веры, покаяния, воздаяния и пр.).
воли, «милости». В этот божественный порядок, пре- Мотив праздника остается невыделенным. Для нашей
дустановленную гармонию вписывается и движение темы интересен и тот факт, что в рассматриваемых

37
БИБЛИЯ И ОСОБЕННОСТИ ПОЭТИКИ РУССКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

гимнах (переводах) представлены разные временные вполне «светских» названия и намерений автора и по
точки зрения на Новый год: проспективная – «на на- преимуществу духовно-религиозного содержания.
ступление года» и ретроспективная – «на ушедший Параллельно в рамках традиционного гимнического
год». жанра происходит и поиск новой жанровой формы –
Первые в XVIII в. попытки создания собственно светского праздничного поздравления: текст разбива-
«новогодней лирики» связаны с именем младшего ется на строфы, соотнесенные с разными субъектам
коллеги Э.Глюка, и также выходца из Германии, – «говорения».
магистра Иоганна Вернера Пауса (Паузе) (1670– В период между 1708 и 1713 гг. Паус пишет «сти-
1735). Первые его дошедшие до нас стихотворные хотворения светского содержания на разные случаи
опыты приходятся на 1706 г. и тоже представляют частной и общественной жизни»9: на военные победы
собой переводы лютеранских гимнов, один из кото- Петра I, эпиталамические и любовные стихи. В это
рых предназначался к пению на новый 1706 год: «Nun время им было создано и второе «новогоднее» произ-
laszt uns gehn und treten». Паус продолжил «миссио- ведение – «Поздравление на новой год, иже Держав-
нерско-филологические» начинания Глюка, однако нейшему и Августейшему великому Государю Царю
общая его эволюция как стихотворца состоит в освое- и великому князю Петру Алексеевичу всеа великия и
нии и утверждении светской тематики. Уже следую- малыя и белыя Росии Самодержцу и победителю нис-
щие – рубежа 1700–1710-х гг. – новогодние стихи- кою покорностию малыми стихословными словесами,
поздравления И.В.Пауса имеют переходный – от ду- но великим сердечным желанием подносит Его цар-
ховной поэзии к светской – характер. скаго величества нижайши раб»10. Обратим внимание
Название «Поздравление на Новый 1708 год князю на противопоставление «малых стихословных словес»
и княгине Долгоруким» дано В.Н.Перетцем. В руко- и «великого сердечного желания», характерного для
писи стихотворение имеет заглавие «Высоко рожден- позднейших авторов од творческого самоумаления и
ным, прелюбезным и велми почтенным родителем подчеркивания искренности похвалы/поздравления.
своим Государю князу Патушке и Государине княги- По своему содержанию, предвещающему похвальные
ня матушке в начало новаго лета ≠ аψи от воплощения оды, и по форме, близкой к стансам, это уже всецело
слова Бога Сыновным послушанием приносили три светское стихотворение. Весьма лаконичное (пять 4-
сыны»7. По предположению В.Перетца, стихотворе- стиший, написанных александрийским стихом), оно
ние декламировал сам Паус, указывая, когда было обладает и довольно продуманной структурой.
нужно, на одного из своих учеников – сыновей Дол- Как бы перефразируя петровский указ, И.В.Паус,
горуких8. Как следует из текста, стихотворение напи- обращаясь к «Великому Монарху», говорит, что в
сано ко дню «именин Иисуса Христа», т. е. к празд- «сей день» все радуются приходу нового года и, сле-
нику Крещения (6 января), и в то же время в заглавии дуя древнему обычаю, «сердечно» приносят «дары
звучит формула «в начало новаго лета». Таким обра- предобрыя» и поздравляют друг друга (строфа 1). На-
зом, произведение соотнесено с новогодне- помним, что в указе от 20 декабря 1699 г. ничего не
крещенским периодом, что может свидетельствовать говорилось о новогодних подарках, и, следовательно,
о том, что представление о первоянварском начале этот идущий из традиционной культуры обычай мог
года в быту московских дворян 1700-х гг. еще не ус- быть прямо усвоен Паусом из культуры немецкой.
тоялось. Возможно также, что поздравление приуро- Вторая строфа манифестирует общенациональное
чено к именинам кого-либо из старших Долгоруких. единение – радостную новогоднюю молитву «уст и
Этим, видимо, и обусловлено отсутствие в стихотво- сердец» подданных о монаршем благополучии. В
рении специфически новогодних мотивов, вполне третьей строфе появляется один из «верных поддан-
узнаваемых в тех же гимнах. В сущности, перед нами ных» – автор новогоднего поздравления, который же-
переложение гимна, приспособленное, однако, к бы- лает продемонстрировать свое единомыс-
товой ситуации. Большая его часть представляет со- лие/единочувствие с коллективом и в то же время
бой славословие Иисуса Христа, описание- хочет получить ответный дар – частичку властного
перечисление признаков его величия, заимствованных благорасположения, исходящие от монарха свет и
из нескольких книг Нового Завета (Деяний Апосто- тепло («И в ясности твоей хочу огретися»). Из по-
лов, Евангелий от Иоанна и Луки, Посланий Корин- следних двух строф выясняется, что его, Пауса, «да-
фянам, Апокалипсиса). На основе старого духовно- ром» самодержцу оказываются предлежащие стихи –
религиозного содержания Паус пытается решить но- «новогодныи моления». Они включают в себя поже-
вую – секулярную – задачу: поздравить покровителей. лания, ставшие «общими местами» в «словах» и пане-
Вот робкие приметы светского бытования поздравле- гириках петровской эпохи (а позднее и в одах): топо-
ния, с трудом еще вычленяемые в гимническом тек- сы вечной жизни Монарха; славы; праведности
сте: «Тако и словеса моя вся основаю / Во имени его власти; божественной защиты (покрова) государства;
<Христа. – А.П.> благая и желаю: / примилостивой процветания «Царского дома» (царской фамилии).
Бог, великой властелин, / да освятит вам ум, достойн- В историко-литературной перспективе стихотво-
ство, сан и чин». Никакой исторической локализации рение И.В.Пауса представляет собой один из первых
событий (в пространстве и времени) в стихотворении текстов, в котором складывается панегирически-
нет. одическая топика, пришедшая, вероятнее всего, из
В целом же попытку ввести в жанр гимна секуляр- немецкой придворной оды конца XVII в. С точки зре-
ные поздравительные мотивы (пожелания благ част- ния культурологической, «Поздравление» вписывает-
ным лицам) можно расценить как механическое еще ся в общий процесс формирования в петровскую эпо-
сложение эстетически разнородных элементов – ху императорского культа, постепенной «подмены» в

38
БИБЛИЯ И ОСОБЕННОСТИ ПОЭТИКИ РУССКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ
10
сознании «верноподданных» Бога – «Великим Мо- Там же. С.132-133 второй пагинации.
нархом», «Помазанником» (т. е. Христом). Характер-
на небольшая деталь: в первом варианте начала чет- М.Д.Баязова (НижнийНовгород)
вертой строфы «Дай Боже нашему Монарху в(о) век НА ПУТИ К ХРИСТИАНСКОМУ
пребыти» было: «Дай Боже твоему рабу во век пребы- ВОСПРИЯТИЮ МИРА
ти». Смысл «литературно-идеологической» правки (НА МАТЕРИАЛЕ ДРАМЫ А.С.ПУШКИНА
прозрачен: гимническая формула в праздничном свет- «ПИР ВО ВРЕМЯ ЧУМЫ»)
ском поздравлении неожиданно обрела если и не уни- Цель данной работы – проследить эволюцию
чижительное, то не совсем подходящее к случаю зву- психологического состояния пушкинских героев, их
чание, и «старый» топос потребовалось заменить на путь к осознанию истинного бытия как незыблемой
«новый». духовной опоры в мире. В центре стоит проблема
При хронологическом рассмотрении-соположении построения диалога, изучение которой позволяет
«новогодних» текстов Э.Глюка и И.В.Пауса становит- ответить на вопрос, каким образом герои приходят к
ся очевидным, что, во-первых, светская тематика вы- примирению с миром.
растала в них непосредственно из духовной; а, во- Драма Пушкина «Пир во время чумы»
вторых, новое содержание требовало для своего во- воспринимается как длящееся молчание под
площения новой жанровой структуры, каковой уже в неверный свет факелов, временами разбиваемого
аннинскую эпоху станет торжественная (похвальная) отдельными выкриками нереализующегося диалога.
ода. Обособиться – найти себе специальную жанро- Пушкину удалось снять напряжение – не приходом
вую форму – тема «Нового года» пока еще не может, чумы, что погубило бы героев, а неожиданным
поскольку для ее выражения были предназначены явлением образа Матильды. Эта неожиданность
иные, не литературные формы и виды искусства становится на структурном уровне выходом из
(фейерверки, маскарады); отсутствовали и основания заданной ситуации пира.
для жанрово-тематической дифференциации, ибо не Драма представляет собой две попытки сотворе-
существовало еще самой русской светской поэзии. ния мира, осуществляющиеся через диалог. Процесс
————— пути к диалогу составляет внутреннее действие дра-
1
Позднеев А.В. Проблемы изучения поэзии Петров- мы. «Пир…» начинается с обращения молодого чело-
ского времени // XVIII век: сб. 3. М.;Л., 1958. С. 30– века: «Почтенный председатель! я напомню…»
31. (с.248)1. Это первая попытка создания диалога. Одна-
2
Почти через полтора столетия псалмопевческая тра- ко председатель отрицает свою преемственность с
диция, причем как лютеранская, так и православная, Джаксоном – первая попытка диалога неудачна, и мир
отзовется в творчестве В.К.Кюхельбекера. Им было вот-вот развалится. Появление телеги с мертвецами
создано несколько «новогодних» стихотворений, в напоминает пирующим о недолговечности их мира по
частности «Новый год» (1 янв. 1832) и «Полночь с 31 сравнению с чумой. Попытки сотворить мир вылива-
декабря на 1-е января» (1 сент. 1833), при этом по- ются в гимн – кульминацию творения первого мира и
следнее непосредственно перелагает лютеранский одновременно его самоубийство: «И девы-розы пьем
гимн. В то же время их образность явно отсылает к дыханье, – быть может … полное Чумы!» (с.250).
духовным одам XVIII в. Третий текст – «На Новый В развитии действия наступает перелом с прихо-
год» (30 дек. 1831) – прямо построен на вариациях и дом священника, начинается второй диалог. Священ-
реминисценциях батальных и духовных од с вкрапле- ник наряду с телегой – символом чумы – обладает
ниями элегических романтических клише. Переос- правом свободного передвижения в мире. Это урав-
мыслению как классицистические, так и романтиче- нивает их позиции, в этом – гармония пушкинского
ские стилистические штампы и стереотипы мира. Мир еще не родился, он бьется в судорогах
мышления подвергаются в стихотворении «При исхо- страха, гордыни и бессилия. Но должен родиться –
де 1841 года» (13 дек. 1841). это знает священник и несет в мир знание веры и
3
См.: Перетц В.Н. Историко-литературные исследова- любви.
ния и материалы. Т.3: Из истории развития русской В основе конфликта лежит поиск истинного бы-
поэзии XVIII в. СПб., 1902. С.23-25 второй пагина- тия как духовной опоры. Путь героя – от состояния к
ции. бытию, от временного к стабильному. На этом пути
4
Правило альтернанса нарушено и в немецких стихах, герой проживает три состояния, которые можно ус-
что свидетельствует о стремлении Э.Глюка к бук- ловно привязать к культурно-мировоззренческим
вальному переносу ритмических особенностей под- установкам: 1-состояние веселия – к языческому ми-
линника в перевод. роощущению; 2-состояние тишины – к христианско-
5
О композиции и топике античного гимна см.: Гаспа- му миросозерцанию; 3-состояние небытия (оно дано
ров М.Л. Об античной поэзии: Поэты. Поэтика. Рито- в разной степени: от суеты, «жизни мышьей бегот-
рика. СПб., 2000. С.323-373. ни», как в «Стихах, сочиненных ночью во время бес-
6
Перетц В.Н. Указ. соч. С.125-127 второй пагинации. соницы», и в песне Мери: «боязливо Бога просят
Гимн состоит из шести 4-стиший с рифмовкой аабб, упокоить души их» (с.248), – до явления бесов).
написанных/переведенных 4-стопным ямбом. Кладбище, о котором поет Мери, одного порядка с
7
В произведении 30 строк, написано оно александрий- кладбищем священника: в реплике последнего возни-
ским стихом. кает пространство, статическое и равноценное про-
8
Перетц В.Н. Указ. соч. С.208.
9
Там же. С.209. © М.Д.Баязова, 2005

39
БИБЛИЯ И ОСОБЕННОСТИ ПОЭТИКИ РУССКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

странству пира: спасения нет на кладбище, как и на десный для этого мира, помещенного в конкретную
пиру. Считаем необходимым оговориться, что мир историческую атмосферу. Мы стали свидетелями
рассматривается нами прежде всего как состояние чуда, которое имело реальный резонанс: оно измени-
личности. Диалог возможен только в «состоянии ло отношения между героями. Священник нисходит
тишины». Человеку необходимо чувство онтологич- от приказа «ступай за мной», не предполагающего
ности мира, не дающее распасться на осколки «мы- действия, совместного с автором речи – адресат вы-
шиной беготни» или забыться в веселии пира. полняет его один, – до просьбы «пойдем». В значе-
Особую роль в идейно-структурной организации нии слова «идти» заложена возможность совместно-
текста играет категория имени. Имя имеет свойство го действия. Первая реплика сказана в
утверждать в данном мире бытие, сущность сво- монологическом мире, вторая родилась в результате
его носителя. Председатель имеет два имени: первое, диалога.
Вальсингам, связано с его прошлым, второе, Предсе- Важную роль в монологе Вальсингама играет ка-
датель – с настоящим, с пиром. В герое сосуществу- тегория вертикали, отображающая процесс восхож-
ют два разнонаправленных вектора, один направлен в дения и падения героя, начиная с ремарки «Предсе-
прошлое, другой – в настоящее, но природная сущ- датель встает» и слов «c поднятой к небесам…
ность последнего принадлежит прежнему миру. Не- рукой» (с.250), кончая строкой «мой падший дух не
обходимо подчеркнуть, что мир зовет его Председа- досягнет уже…» (с.250) Здесь активизируется лекси-
телем, он до конца остается председателем этого ка с визуальной семантикой: «очей бессмертных», «я
мира, не покидает его. Священник взывает к Валь- вижу». Перед нами совершается визуальный диалог
сингаму с помощью имени Матильды, не связанного между Матильдой и Вальсингамом. Слово «зрелище»
с пиром и способного спасти Вальсингама. Сам свя- вкрапливается между ними, разделяет и в то же время
щенник не имеет имени, его бытие в мире чумного объединяет их. Разделяет, так как «это зрелище»
города не утверждается, дана лишь функция. Бытие ввергает его в состояние «падшего духа». Соединяет,
Мери и Луизы органично вписано в мир чумного го- так как их диалог происходит через пир. Такова сила
рода, вторых имен они не имеют. Это делает спасе- божественной любви, олицетворенной в «чистом ду-
ние для них почти невозможным. Образ молодого хе Матильды», приходящей как утешение в момент
человека приближается к обезличенному хору, а спа- наивысшей скорби. Герой был подготовлен к её при-
сение возможно только для личности. Наличие имени ходу покаянием, на которое вызвал его священник
у героя, таким образом, обладает реальной силой в (покаяние есть изменение своего внутреннего со-
драме. стояния, готовность начать новую жизнь); председа-
Частые повторы слова «веселие» проистекают из тель не упивался «пиром разврата», а находился в
желания утвердить это состояние в мире. В гимне «сознанье беззаконья» (т.е. греха). Интонационно-
чума вводится в контекст веселия: «Утопим весело смысловой акцент монолога падает на предпослед-
умы… Восславим царствие Чумы» (с.249). Неизвест- нюю строку: «Святое чадо света! Вижу». Форма гла-
ное теряет пугающую силу, обозначенное знакомым гола подчеркивает, что встреча происходит реально,
именем. В гимне чума приобретает ложное вечное «здесь и сейчас». Перед нами переживание света,
бытие. Возникает проблема неискаженного воспри- любви, как если бы чумы не было. Мир спасается
ятия мира. через председателя, роль которого – вступить в диа-
Кульминация втрого диалога начинается сразу лог и вывести пирующих из состояния чумы. Их ре-
после призыва священника именем Матильды. Ре- акция на монолог («Он сумасшедший…») подчерки-
марка «Председатель встает» (с.250) свидетельствует, вает разрыв с председателем и в то же время
что тот более неравнодушен к диалогу, восприни- доказывает, что они по-новому увидели председате-
маемому теперь как поединок. Вставанием Вальсин- ля, осознали через него свое безумие. Мы не можем
гам «уподобился» противнику. Лучше всего эволю- согласиться с О.Фельдманом, утверждающим, что
ция героя прослеживается на примере «как и все герои “маленьких трагедий”, Вальсингам
функционирования слова-лейтмотива «оставить». В дан Пушкиным вне развития»2. В «Пире…» происхо-
слове «остается» есть оттенок от глагола «стоять» – в дит эволюция главного героя – наряду с изменением
финале Председатель занял прежнее место, но внут- нашего восприятия его. В отличие от предыдущих
ренне он пребывает в состоянии диалога, в которое трагедий конфликт разрешается не через смерть ге-
ввел его священник. Первый раз «оставить» звучит роя, а через смену его взгляда на мир.
по отношению к «чистому духу»: «оставь умолкнув- —————
1
шее имя», второй раз оно связано с Вальсингамом: Здесь и далее цитаты даны с указанием страницы по
«оставь меня». Вальсингам, сознательно или бессоз- изданию: А.Пушкин. Сочинения. Л.: Худ. Лит., 1936.
2
нательно, просит оставить его там же, где осталось Фельдман О. Судьба драматургии Пушкина. М.: Ис-
имя: он пребывает в одном поле с именем. В третий кусство, 1975. С.181.
раз глагол употребляется в ремарке: «Председатель
остается». Автор подтверждает факт нового состоя-
ния героя, «оставшегося» в мире тишины.
Финал содержит как минимум три тайны: 1– как
произошла встреча с Матильдой; 2 – что случилось с
председателем после разговора с ней; 3 – как про-
изойдет выход пирующих из состояния чумы. Явле-
ние Матильды имеет сверхприродный характер, чу-

40
БИБЛИЯ И ОСОБЕННОСТИ ПОЭТИКИ РУССКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

Elke Liebs (Potsdam, Deutschland) Sehnsucht es ist, auf ihrer großen Trapezschaukel, die
«WINGS OF DESIRE» ODER DIE SPRACHE DER jeden Abend durch die Zirkuskuppel schwingt, direkt in
ENGEL ALEXANDER PUSCHKIN: den Himmel zu fliegen. Ihre Sehnsucht ist der Engel, den
«GABRIELIADE» sie vage in ihm spürt, seine Sehnsucht ist das
В статье Эльке Либс «“Wings of Desire”, или Erdenmädchen in all seiner irdischen Banalität und
Язык ангелов: А.С.Пушкин “Гавриллиада”» пушкин- Faszination. Mit seiner Entscheidung für diese Liebe
ский текст интерпретируется с точки зрения того, entsagt er genau dem Besonderen, das sie an ihm liebt.
как в нем реализуется частотный сюжет европей- So müssen sich beide bis an ihr Ende aneinander
ской литературы – любовь мифического существа и vorbeisehnen. Er hat die Liebe erfahren, aber es ist ihm
человека. В данном сюжете «соединение с человеком nicht gelungen, selber geliebt zu werden. Wir versagen
и его верность в любви означают для мифического uns hier ein weiteres Nachdenken darüber, ob damit sein
существа, находящегося между мирами, возмож- Ausflug auf die Erde als gescheitert betrachtet werden
ность возвращения на небо – воскресение. В различ- muß. Zurück in den Himmel kann er jedenfalls nicht.
ные эпохи интерес к эзотерике принимает различные Schon im frühen 16. Jahrhundert hat der berühmte
формы. С этой точки зрения сюжеты сказок о ру- Arzt, Theologe und Anthropologe PARACELSUS eine
салках, «Гаврилиады» Пушкина и вышедшего в 80-е Theorie aufgestellt, die – zumindest literarisch – bis heute
годы фильма Вима Вендерса “Wings of Desire” fruchtbar geblieben ist. Nach seiner Vorstellung hat
(«Крылья Желания») перекликаются друг с другом. vorzeiten der gefallene Engel Luzifer bei seinem Sturz
Цель работы – анализ того, как «язык ангелов» aus dem Himmel nicht nur seine Anhänger mitgerissen,
(поэзия), являясь средством соблазна, становится в sondern gleichsam alle Wesen, die zwischen Himmel und
литературном тексте одновременно выражением Erde im Wege waren. Er selber und seine Schar sind
«земного» (Мария), «всемирного» (крылья наслажде- geradewegs in der Hölle gelandet, aus der es kein
ния – здесь проводится сопоставление с “Wings of Entrinnen gibt. Einige aber – so Paracelsus – die keine
Desire” Вима Вендерса), «демонического» (Сатана – unmittelbare Schuld trifft, sind gleichsam irgendwo
падший ангел) и «небесного» (ангел). Каждый из ге- zwischen Himmel und Hölle hängengeblieben. Dort
роев переводит свое стремление или миссию на свой fristen sie seither ihr Dasein als Zwischenwesen oder -
собственный внутренний язык с тем, чтобы достичь wie sie bis heute heißen - als Elementarwesen weder
исполнения определенной цели или желания. Стрем- Mensch noch Tier, weder Fleisch noch Geist, weder
ления небесных, земных и демонических существ, со- Engel noch Teufel. Zu ihnen gehören Zwerge,
единенные в событийном плане текста, одновремен- Erddämonen, Wald - und Wassergeister und viele andere.
но обнаруживают внутренние отличия: каждый из Ihr besonderer Status besteht darin, daß sie - wie in
действующих лиц покидает предписанное ему (в Erinnerung an die eigene Vergangenheit - die Sehnsucht
культурно-историческом контексте) пространство nach einer unsterblichen Seele haben. Von daher das
и пытается реализовать свои намерения на чужой Verlangen all der unglücklichen Undinen und Melusinen
территории. nach der Liebe eines Menschenmannes. Erst die
Автор рассматривает поэму А.С.Пушкина как Vereinigung mit ihm u n d seine Treue verheißen die
«карнавальную игру с ролями и масками, с реальными Teilhabe an der Wiederauferstehung, d.h. an der
и мнимыми ощущениями и фантазией, которая мо- Rückkehr in den Himmel - die eigentliche Heimat. Das
жет на некоторое время остановить ход истории Thema wird im Lauf der Jahrhunderte, besonders gegen
или повернуть его в другом направлении», что явля- Ende des 19. Jahrhunderts und im Jugendstil, zu einem
ется, по мнению Эльке Либс, выражением антигосу- der beliebtesten Sujets, sowohl in allen literarischen
дарственных позиций Пушкина – следствием его свя- Genres als auch in der bildenden Kunst. Bekanntlich
зи с декабристами: «тот, кто даже в воображении stranden alle diese unseligen Geschöpfe gleichsam am
решается возвести “низкое” в сферу “высокого” и eigenen Ufer. Die Treue des Menschenmannes hält der
низвести “высокое”, должен обладать решительным vollkommenen Liebe dieser Elementarwesen nicht stand,
и независимым духом, перед которым бессильна ми- und sie fallen unerlöst ins Dunkel zurück.
ровая власть. С этой точки зрения ”Гаврилиаду” Woher die geheime Anziehungskraft der Engel? Es
нужно рассматривать не только как ”галантный ist wahr: Engel gibt es eigentlich in a1len Religionen, sie
роман”, но и как “революционный текст"». sind keine spezifisch christliche Erfindung. Aber mir
In den achtziger Jahren erscheint in den europäischen scheint, sie waren doch im Christentum besonders
Kinos ein Film, der rasch zum Kultfilm der Intellektuellen notwendig, weil dies die Religion mit dem abstraktesten
und der jüngeren Generation wird: «WINGS OF Gott ist. Engel sind die personifizierte Vermittlung
DESIRE» von Wim WENDERS. «Wings of Desire» oder zwischen diesem fernen Gott und den Menschen, sie sind
«Der Himmel über Berlin» - wie der Untertitel heißt, gleichsam die geborenen Übersetzer seines Willens oder
erzählt die Geschichte eines Engels, der die Menschen so auch Unwillens. Sie sind das Fremde und das Vertraute,
sehr liebt, daß er die Erlaubnis erbittet, unerkannt bei das überall und in allen Sprachen zu uns spricht. Kaum
ihnen leben zu dürfen, um ihnen in der Not zu helfen. ein Mensch, der nicht irgendwann gelehrt worden wäre,
Seine Bitte wird ihm gewährt - unter der Bedingung, daß für die Rettung aus der Not seinem Schutzengel zu
seine allgemeine Menschenliebe sich nicht auf eine danken. Das Bild des Engels als Symbol für die
einzelne Person richtet. Nachdem er vielen geholfen hat, menschliche Sehnsucht, nicht allein zu sein auf dieser
verliebt er sich in ein Zirkusmädchen, deren größte weiten Erde, erhält in fast allen - auch nicht christlichen
Kulturen eine mehrfache Bedeutung: Als Boten Gottes
© E.Liebs, 2005 durchqueren sie den Kosmos, setzen gleichsam über vom

41
БИБЛИЯ И ОСОБЕННОСТИ ПОЭТИКИ РУССКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

Himmel auf die Erde, und in seinem Auftrag «überset- «Erretten möcht ich deiner Unschuld Schleier...».
zen» sie auch seine Weisungen in die Sprache der Warum sollte dies nötig sein? Indessen wird das
Menschen, welche immer es sei. Sicherlich ist es auch Verwechslungsspiel zwischen dem einen und dem
diese Vorstellung, die Marina Zwetajewa zu ihrem anderen schönen Judenkind (Maria) noch ein wenig
berühmten Diktum bewogen hat, die POESIE SEI DIE weiter getrieben, bevor die Erzählung richtig anhebt. Aber
SPRACHE DER ENGEL. dann geht es auch richtig los! Da ersteht vor unseren
Augen die 16-jährige Maria mit ihrem alten Mann, der
Nun ist freilich in Dichtung und Kunst die Gestalt des «mit kühlem Auge auf die zarte Blume» schaut,
Engels so vielfältig imaginiert und illustriert worden, daß «der faule Mann mit seiner alten Brause»,
Erhabenes und Banales, Kitsch und Genialität oft ein schlechter Zimmermann noch obendrein, aber
unmittelbar nebeneinander stehen. Obwohl beispielsweise honett und vielbeschäftigt. Gottes Auge fällt wie von
die biblischen Texte keinen weiblichen Namen für Engel ungefähr Maria
kennen - als Äquivalent etwa zu den vier Erzengeln «Drauf fühlte er von Eifer sich erhoben...»
Raphael, Michael, Georg und Gabriel - haben Kitsch, In einem Traum will er sie auf seine bevorstehende
Kunst und Konvention Gebilde mit deutlich weiblicher Gunst vorbereiten, ja, er selber spricht zu ihr:
Konnotation geschaffen, besonders im 19. Jahrhundert, in «Du schönes Kind, der Erde Glück und Heil
dem der Innenraum und damit auch die Innigkeit als Ich rufe dich, durchglüht von Liebesflammen...»
Zuständigkeitsbereich der Frau „entdeckt“ bzw. designiert Der Bräutigam wird angekündigt, und dies in der
werden, mithin also auch die Frömmigkeit. Indessen Sprache allermenschlichster Leidenschaft, zugleich
verweist der männliche Charakter der Engel auf die durchsetzt mit Assoziationen an Bachs
größere Nähe zur Ebenbildlichkeit mit Gott, als wären sie Weihnachtsoratorium:
schon fast ein Stück von ihm. In diesem Sinn beschwört «Der Bräutigam, er kommt, er kommt gegangen
Rilke die Schrecklichkeit ihrer vollkommenen Schönheit Mach dich bereit, ihn würdig zu empfangen!»
und Unnahbarkeit (1. Duineser Elegie). Die Gestalt, in der Aber nun passiert das Unglück: nach Gottvater selber
uns Engel fast am vertrautesten sind, ist jedoch das Kind, erscheinen die himmlischen Heerscharen in all ihrem
die Putti, die in allen Größen, Geschlechtern und Glanz, und sogleich ist es der eine, schöne, mit dem
Farbschattierungen seit Jahrhunderten die Ikonographie blauen Augenpaar, dem Federhelm, den schönen
bevölkern und in ihrer Verspieltheit zu ironisieren Waffenstücken:
scheinen, womit Rilke und andere sich abmühen. Hier soll «Der Schwingen Glanz das goldene Lockenhaar,
es freilich um einen ganz bestimmten Engel gehen. der hohe Wuchs,
Als stille Übereinkunft aller Vorstellungen über der schwüle Blick vor allem
Engel, wie immer ihre je spezifische Eigenart sein mag, Will unsrer Jungfrau gar zu gut gefallen».
gilt es, daß sie von überirdischer Schönheit sind (außer
bei Andy Warhol). Welche erstaunliche Wirkung diese Kein Zweifel, hier haben wir es mit einem veritablen
Schönheit haben kann und welche bemerkenswerten «Coup de Foudre» zu tun. Maria hat sich verliebt bis über
Folgen sie nach sich zieht, davon zeugt der Text, von dem beide Ohren, und wäre da nicht von «Schwingen» die
hier vor allem die Rede sein soll: Puschkins «Gabrieli- Rede, es könnte sich um einen Helden wie Hector von
ade»1, ein Poem des ganz jungen Autors von 551 Versen, Troja handeln – so wird er jedenfalls beschrieben –
geschaffen zu Beginn des 19. Jahrhunderts (1821). In gemalt wie von einem präraffaelitischen Meister. Es ist
leichten, eleganten Reimen fließen die 5-füßigen Jamben der Erzengel Gabriel.
dahin, fast wie unabsichtlich ergibt sich das Reimschema Von Stund an geht er ihr nicht mehr aus dem Sinn.
ababcdcdeffe, gelegentlich locker variiert, die Strophen Der frivole Kammerton des kleinen Werks scheint längst
von unterschiedlicher Länge. An den Höhepunkten deutlich: da ist von der «Höflingsschar» der Engel die
wechselt der Erzählton in direkte oder erlebte Rede. Rede. Indirekt wird Gottvater mit einem General, Gabriel
Erzählt wird die Geschichte von Mariä Verkündigung. mit seinem Adjutanten verglichen, die Intonation eines
Nur läuft freilich alles etwas anders, als wir es aus der Liebespoems des Rokoko blitzt auf. Doch immer, wenn
Bibel gewöhnt sind. Zum bekannten Personal, Maria, Gott wir den Verfasser dingfest machen, auf eine Richtung
und Gabriel, gesellt sich eine weitere «Person», Luzifer, festlegen wollen, schlägt er eine unerwartete Volte und
und im Nu wird aus der frommen kleinen Genreszene ein verfällt in ganz andere Sprechweisen, vielleicht etwas
Amalgamat aus göttlicher und menschlicher Komödie, ein weniger pathetisch:
Stück Welttheater, indem Christliches und Heidnisches «Wie sind der Liebe Wege sonderbar...».
federleicht durcheinanderwirbeln, gewürzt mit einer an Und sonderbar ist es fürwahr, wenn der Herrgott nun
Voltaire geschulten Ironie und getragen von der seinerseits- ganz wie die Menschen - in die Sprache der
Sinnlichkeit und Entflammbarkeit der Jugend. Verliebten verfällt, ein bißchen beeinflußt vielleicht vom
Der Anfang läßt noch nichts Böses ahnen. Puschkin Hohen Lied Salomos, was die Metaphern angeht, aber
beginnt mit einer Art Prolog, einer Anrufung seiner doch ganz handfest «von Liebeslust entfacht». Puschkin
«Heldin», die zugleich irgendein schönes junges gelingt dabei etwas schwer Vorstellbares: In seiner
Judenmädchen sein kann. Ähnlich beginnt Friedrich de la Sprache verschmelzen oft innerhalb weniger Zeilen
Motte-Foque’s Undinen-Erzählung mit einigen Versen: Hymnisches, Menschlich-Allzumenschliches, eine leise,
«Undine, liebes Bildchen du...». Bei Puschkin heißt es: beinahe zärtliche Ironie, literarische Zitate und
«Fürwahr, du schöne Jüdin, jung und rein...». Signalworte unterschiedlicher Kultursphären. Wenn er
Aber spätestens in der 6. Zeile schleicht sich den Erzengel Gabriel mit der Verkündigung beauftragt,
Befremden ein: wird dieser erst als Gottes «Favorit» bezeichnet (ein

42
БИБЛИЯ И ОСОБЕННОСТИ ПОЭТИКИ РУССКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

Begriff mit eindeutig höfischer Konnotation), dann in den es ihnen vergönnt ist, sich zu finden und wieder zu
«Merkurstand» erhoben (der Götterbote par excellence vereinen. Überraschend, weil ausgerechnet der
aus der griechischen Antike) und schließlich als Komödiendichter, vor dessen satirischer Schärfe und
«Postillon d‘ amour» bezeichnet, eine Benennung aus gnadenlosem Witz seine Feinde zittern, die zarteste und
dem galanter Zeitalter und aus der Operette. Jede dieser innigste Interpretation der Liebe bietet. So auch hier. Die
Assoziationen wird gezielt eingesetzt - wenngleich 42 Verse, die die erste Liebeseinigung von Adam und Eva
scheinbar völlig absichtslos dahingestreut, um die unmittelbar schildern, sind die einzige längere Passage,
Ausnahmslosigkeit zu illustrieren, mit der durch die ohne jede ins Abseits gesprochene Verbal-Sottise
Jahrhunderte, historische Epochen und verschiedene auskommt. Und wer den Tiefsinn des biblischen Begriffs
Schichten die Liebe einen jeden ergreift und wie immer vom «Erkennen» noch nicht kannte,
wieder dieselben Verhaltensweisen zutagetreten, bis hin der wird hier in die liebenswürdigste Schule
zum lieben Gott, um sie zur Erfüllung zu bringen. genommen.
Aber zunächst ist Gabriel beleidigt. Er geniert sich «Zwei schöne Äpfel hingen an den Zweigen
ein bißchen für seinen Herrn und findet den Auftrag unter (Berufen, ihr der Liebe Sinn zu zeigen),
seiner Würde. Während er noch darüber nachsinnt, wie er Die lösten ihrer Sehnsucht keusches Band.
sich für diesen Mißbrauch seiner Stellung schadlos halten Ihr ward, als wär` sie neu erwacht zum Leben,
kann, ergreift ein anderer die Initiative: Satan. Erst als Die eigne Schönheit hatte sie erkannt.
Schlange verkleidet, später als schöner Jüngling, fährt er Sie fühlte ihres Herzens süßes Beben
Maria mit frecher Hand in die Geheimnisse der Wollust und sah, daß Adam nackend vor ihr stand».
ein, eh sie sich versieht Vorsichtshalber fällt sie in eine Adam und Eva erkennen einander und werden e i n
süße Ohnmacht, bevor Schlimmeres geschieht. Aber wie Fleisch und eröffnen damit den ewigen Reigen von Segen
hinreißend ist das inszeniert! Im Dialog mit der und Fluch, der einer jeden Liebe unter den Menschen
wundersamen Schlange wandelt sich das verträumte seither anhangt. So stark ist die Erinnerung, so inbrünstig
Judenkind plötzlich zu einem kessen Bürgersmädchen, steigert sich der Teufel in die eigene Beschreibung hinein,
das sehr wohl weiß, mit wem sie es zu tun hat und das so durchtrieben plädiert er für die Unschuld in der Lust
dem Teufel unerschrocken die Leviten liest. Die dieses ersten Menschen- und Liebespaars (und die Schuld
Analogie zur Verführungsszene im Paradies liegt auf der Gottes), daß Maria gar nicht anders kann, als seine
Hand, auch für Maria wenn sie ihn (beinahe feministisch) verstohlene Hand gewähren lassen, wenn sie unter ihr
schilt: «Du hast die unerfahrne Frage betrogen/ Und hast Gewand gleitet, um das 'Blümchen', das seine andere
mit ihr das menschliche Geschlecht/ Auf ewig in der Hand ihr symbolisch darbietet, zugleich zu pflücken.
Sündenpfuhl gezogen./ Schäm dich!». Ein kurzer, «Mit Fingern, leicht, als wollte er nur necken,
lebhafter Streit entbrennt zwischen Maria und dem Berührt er sie. Aus lieblichen Verstecken
Teufel, Rede und Widerrede oft nur aus zwei drei Worten Sucht er der Jungfrau Wollust zu erwecken…»
bestehend, aber Versfuß und Reim mühelos wahrend. In der Tat, ein überzeugender Unterricht, ebenso
Was danach folgt, ist vielleicht der wundersamste Teil plastisch mit «Anschauung» operierend, wie es die
des kleinen Werks und von unaussprechlicher Aufklärungspädagogik so sehr liebte. Der Höhepunkt ist
Lieblichkeit. In seinem Bemühen, das Mädchen zu so gewaltig, daß Autor und Publikum - von Maria, die ja
verführen und zu Fall zu bringen, erstens aus Prinzip, bekanntlich ohnmächtig wird, ganz zu schweigen- erstmal
zweiten, weil sie ihm gefällt, berichtet Luzifer aus s e i n eine Atempause brauchen. Puschkin schafft und benutzt
e r Perspektive die Geschichte des Sündenfalls: Schon sie- wie schon früher - um eine persönliche Erinnerung
damals hat sich Gott in sein erstes Frauen-Geschöpf, also des Erzähler-Ichs einzuschieben, die wiederum viele mit
Eva, verliebt, und die Geschichte mit dem verbotenen ihm teilen: die heimlichen Liebesgenüsse erster
Baum der Erkenntnis wurde nur deshalb von ihm in jugendlicher Liebender in Anwesenheit einer gestrengen
Umlauf gesetzt, weil er sie ganz für sich allein haben Mutter, die doch allemal überlistet wird. Die kurze
wollte. Einzig aus Erbarmen mit ihrem liebeleeren Reflexion genügt, um Gabriel endlich das Feld zu
Dasein habe e r, Satan, sich dafür hergegeben, ihr Augen bereiten. Freilich - bevor er seinen frommen Auftrag
und Sinne zu öffnen und damit natürlich auch Adam. In ausführen kann, muß er sich erst mit dem Teufel
diesem Sinne bezeichnet er sich als «Evas» (d.h. auch herumschlagen. Nicht zufällig vergleicht der Erzähler
jeder Frau) besten Freund. diesen veritablen Kampf mit den Raufereien von
Es ist also nicht Gott, sondern der Teufel, der die Jugendlichen, die sich zwischen Ernst und Spie1 nie ganz
Liebe zwischen den Menschen in die Welt gebracht hat. entscheiden mögen, obwohl die Gewalt der
Maria wird es höllisch heiß unter ihrem keuschen Auseinandersetzung nichts zu wünschen übrig läßt.
Brusttuch während sie seiner langen Rede lauscht. Schließlich geht es nicht nur um den Kampf zwischen
Beinahe l00 Verse währt sein Aufklärungsvortrag, Gut und Böse, sondern um handfeste Rivalität.
dreimal länger als jede andere direkte Rede im Text und Entsprechend prasseln die Faustschläge und wird an den
erhält auf diese Weise das ihr gebührende spezifische Haaren gezogen, wird gerungen und von hinten überlistet.
Gewicht. Sie ist gleichsam das «Herzstück» des Werks. Schließlich entscheidet Gabriels entschiedener Griff
Und dies zu Recht! Ähnlich überraschend ist vielleicht den Streit, und der Teufel entweicht in seine Hölle.
nur die Erzählung den Aristophanes im 'Gastmahl‘ des Während ihr Körper die Lektion des Teufels wohl
Plato, wenn er im Wettstreit der Gäste um die gültigste erinnert, ohne darüber nachzudenken, entsinnt sie sich
Darstellung vom Wesen der Liebe den Mythos der beiden nun ihrer früheren Zärtlichkeit für Gabriel - niemand
Hälften (eines ursprünglich vollendeten Geschöpfes) könnte bereiter sein als sie für das Kommende:
erzählt, die sich solange sehnen und suchen müssen, bis «Von Zärtlichkeit war ihre Brust befangen,

43
БИБЛИЯ И ОСОБЕННОСТИ ПОЭТИКИ РУССКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

Wie Morgenrot erglühten ihre Wangen. ironisch, wenn er Gabriel zu Gott sagen läßt (befragt, wie
Ein schönres Bild kein Menschenauge sah!» sein Besuch bei Maria war): «Ich habe was möglich war,
Und tatsächlich; wozu der Teufel l00 Verse brauchte, getan/Ich hab‘s eröffnet ihr, sie vorbereitet...» («...J'ai fait
das erreicht Gabriel in 9. Seine himmlische Botschaft ce que j‘ai pu/ Et j‘ ai tout dit. (...) Elle consent…»)
übersetzt er so geschickt und delikat in verständliche 9 Es liegt auf der Hand: Unter all den vorhergegangenen
zugleich mehrdeutig zu verstehende Worte, daß seine Frivolitäten wird hier das stärkste Tabu gebrochen - das
eigene Liebeserklärung darin zum Ausdruck kommt, ohne der göttlichen Allwissendheit. Um es dem Publikum ein
daß er seinen Herrn verrät. Es ist dies dieselbe List, mit wenig zu erleichtern, bringt an dieser Stelle Puschkin
der im mittelalterlichen Tristan-Roman des Gottfried von selber die antike Götterwelt ins Spiel, auf die es bereite
Straßburg die Königin Isolde den lieben Gott betrügt, als Anspielungen gab, aber eher peripher (wenn er Gabriel
man sie zum Gottesurteil zwingt. mit Merkur vergleicht). Die Absicht scheint klar:
Bei Puschkin klingt das so: intelligente Leute, so suggeriert er, können an Jupiter
«Freu dich, Marie! Und preise diese Stunde: nicht mehr glauben, an Zeus (dies nur der griechische
Du wirst geliebt, o holde Himmelsbraut; Name für den selben Götterhäuptling) noch weniger und -
Glückselig sei die Frucht in deinem Leibe, so scheint die unausweichliche Fortsetzung: an den 'lieben
Sie hilft der Menschheit aus der Qual... Gott' der Christen am allerwenigsten. Wie sie allemal
Doch sag ich dir, dem himmlisch schönen Weibe: heißen, spielt keine Rolle. Es ist die Institution (Gott) als
Der Vater ist glückselig hundertmal». solche, die überholt ist und einen aufgeklärten Menschen
Gabriel sagt die Wahrheit und verschleiert sie nicht mehr hinter dem Ofen hervorlockt. Vergessen wir
zugleich. Der Horizont möglicher Mißverständnisse, den aber nicht den wichtigsten Unterschied: im Gegensatz zur
er damit aufreißt scheint unendlich und christlichen Vorstellungswelt, in der Gottes Unfehlbarkeit
schwindelerregend. Tun wir einerseits einen tiefen Blick eine zentrale Rolle spielt, sind die antiken Götter mit allen
in unsere eigene zunehmende Unfähigkeit, genau nur denkbaren 'menschlichen' Fehlern behaftet;
hinzuhören, so ahnen wir gleichzeitig auch etwas von den Eigenschaften wie Neid, Haß, Rachsucht, Machtkampf,
Fallgruben und Schlingen, die das Werk eines jeden Eifersucht, Ehebruch und ganz besonders sämtliche
Übersetzers bedrohen. Von daher scheint es nur erotischen Unarten - um nur einiges zu nennen -
folgerichtig, daß der Begriff „Interpreter“, der in vielen bestimmen das leben der Götter untereinander und vor
Sprachen zunächst das Dolmetschen, d.h. die genaue allem ihre Beziehung zu den Menschen. Von daher
Übertragung in eine andere Sprache meint, oft auch eine erfolgt die Anspielung auf Zeus hier nicht zufällig, ist e r
zusätzliche Bedeutung erhält: diese Worte oder Musik mit doch derjenige, der nicht nur Mutter und Ehefrau
Sinn zu füllen. Einen 'Sinn an sich' im - analog zu Kants vergewaltigt, sondern auch ständig den hübschen
'Ding an sich'- gibt es aber nicht. Wer 'interpretiert', wird Menschenfrauen nachstellt. Von einer seiner Geliebten
dies immer aufgrund seiner persönlichen und subjektiven wird gleich noch die Rede sein.
Fähigkeiten, Erfahrungen und seines Denn der letzte 'Akt‘ steht ja noch aus. Während
Verstehenshintergrunds tun und damit einen Teil des Maria dem Geschehenen mehr sehnsüchtig als
eigenen Ichs dem zu übertragenden Text beimengen. Und beklommen nachsinnt und nach Gabriel verlangt, schwebt
noch viel zu wenig wurde untersucht, inwieweit die ein weißes Täubchen herein. Im Nu begreift sie, daß dies
Körpersprache des Interpreten - bewußt oder unbewußt nun erst der richtige Gast ist, der nämlich, den all die
mit der zu übertragenden Botschaft korrespondiert bzw. vorhergehenden Turbulenzen ankündigen sollten und der
sie desavouiert. alles erst ausgelöst hat. Und sie versteht auch, daß die
Gabriels Körpersprache ist jedenfalls an Eindeutigkeit Unschuld dieses Vögleins nicht enttäuscht werden darf,
nicht zu übertreffen: weil sonst eine Weltordnung ins Wanken geriete. Also
« “Oh, laß mich doch!“ versucht sie sich zu sträuben, betet und seufzt sie nach bestem Vermögen, während sich
Doch hundert heiße Küsse gleich betäuben der Vogel abmüht und girrt und kost und nach
Der zarten Unschuld allerletzten Schrei... vollbrachtem Werk am Ort der Tat ermüdet schlummert.
Eigentlich ist es eine Vergewaltigung, auch wenn die Die Anspielung auf Leda, die von Zeus in Gestalt eines
Gegenwehr nicht allzu heftig ausfällt. Was kann die arme Schwans begattet wird, ist überdeutlich; zugleich haben
kleine Maria tun? Ist sie nicht lange schon in ihn wir es hier mit einer gleichsam dreifaltigen Parodie zu
verliebt? Ist es nicht eine wahrhaft himmlische Botschaft, tun. Nicht nur ist der stolze, mächtige Schwan, der überall
die er da übermittelt?» Kann denn Liebe Sünde sein? als königlicher Vogel gilt, quasi geschrumpft und in
Aber erinnern wir uns recht: Gabriels ursprüngliches seiner naturalistischen Aktivität zu lächerlichen
Motiv ist nicht Liebe, sondern gekränkte Eitelkeit über Dimensionen banalisiert, die Korrespondenz, die
den genablen Auftrag. Aber Engel scheinen von leicht zwischen beiden Göttervätern (!) hergestellt wird,
entflammbarer Materie - das gilt für den 'gefallenen' rehabilitiert auch nachträglich den Teufel und wirft neues
Luzifer so gut wie für den - im Volksverständnis - eher 'Licht auf die häufig repetierte biblische Selbstdefinition
sanften und schönen Gabriel. Wie gut, daß die Dichter vom «eifersüchtigen Gott». Schließlich -und drittens-
uns enge umfassendere Schau der Dinge lehren! Aber handelt es sich hier aber auch um eine literarische
bizarr bleibt es doch: Engel wie Teufe1 verführen nicht Parodie, denn gerade in dieser Szene finden sich
aus Liebe, sondern aus Ärger über den lieben Gott. Der besonders viele der immer wieder eingestreuten, wörtlich
seinerseits muß gute Miene zum bösen Spiel machen, übernommenen Zitate Puschkins aus 'La Guerre des
falls er überhaupt etwas gemerkt hat. Der Verfasser läßt Dieux (1799) von Evariste Parny, einem zwar auch
dies wiederum ebenso raffiniert wie galant offen. komischen, gleichwohl nicht entfernt so charmant
Genauer: wird er lakonisch - ganz bestimmt auch blasphemischen Poem wie Puschkins «Gabrieliade»! Wo

44
БИБЛИЯ И ОСОБЕННОСТИ ПОЭТИКИ РУССКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

Parny nicht ganz hinreicht oder Nachhilfe braucht, immer in der Sexualität im doppelten Zeichen von Glück
montiert Puschkin nahtlos ein paar eigene Worte in den und Schuld. Auch wenn sich das Werkchen scheinbar nur
Text und macht so den ahnungslosen Vorgänger und in die Reihe galanter erotischer Romane und Poeme fügt,
Dichterkollegen zum Komplizen; wir verweilen noch etwa im Stil von Voltaires 'Ce que plait aux Dames‘,
immer bei dem interessanten Täubchen: weist die Wahl des Personals auf so komplexe
«Son rouge bec et ses pattes d'azur, Protagonisten wie Kleist's 'Amphitryon' oder den Grafen
De son gosier le timbre clair et pur, in der Novelle 'Die Marquise von 0.‘, auf Lovelace in
Son aureole et surtout ses maires, Richardson's 'Clarisssa (1748) oder Tieck‘s 'William
Le distinguaient des pigeone ordinaires. Lovell‘ (1795), vor allem aber Roquairol in Jean Paul’s
Sur la doreuse il plane ENAPPARAT Roman ‚Titan' ( 18oo/o2) u.v.a.. Sogar Marias Ohnmacht,
S’abat ensuite, et GALAMMENT se pose während der sie um ein Haar vom Teufel geschändet
Juste a l‘endroit CHARMANT ET DELICAT wird, nur um dann mit Gabriel - auf andere Weise
Ou des amours s‘ouvre a peine la rose; paralysiert - das gleiche Schicksal zu erleben - all dies
De son plumage il la couvre un moment, gehört zum Repertoir der Enge1-Teufe-Oposition im Bild
Ses petits pieds avec adresse agissent, des Verführers, wobei dem Teufel (als gefallenem Engel)
Son joli bec l‘effleure doucement das Numinose noch anhaftet. 4) Er ist die
Et de plaisir ses deux ailes fremissent». Säkularisationsgestalt in der intertextuellen Verknüpfung
(Die großgedruckten Worte sind von Puschkin) von Heidentum und Christentum, von Höchstem und
Mithin erhält der Begriff des «Übersetzens» also noch Niedrigstem. Denn die charmante oder vom verliebten
eine weitere Bedeutung: Die selben Worte, aus dem Mädchen 'erlaubte' Verführung darf nicht darüber
Kontext gelöst, ergänzt und neu montiert, geraten hinwegtäuschen, daß es sich allemal um einen Akt der
unversehens zur Travestie; Zitat, Plagiat, Derivat und Gewalt handelt, auch wenn der erzählerische Aufwand oft
Satire verschmelzen miteinander und setzen auf enorm ist, der dies kaschieren soll. Die diversen
linguistischer und sprachlogistischer Ebene das Höllenstürze (Luzifer, Don Giovanni etc.)"
ideologische - um nicht zu sagen: ‚theologische‘ - Himmelfahrten (Zeus, Gabriel, Taube etc.)oder
Verwirrspiel fort, während die düpierte Maria das an ihr Selbstmorde im
praktizierte Einmaleins männlicher Begierde lapidar auf Sinne einer Selbstjustiz (Roquairol) geben einen
den Punkt bringt: weiteren Hinweis auf die Universalität dieser Kampfs der
«Eins, zwei und drei, sie sind doch unersättlich». Mythen und Paradigmen, der sich im bürgerlichen
Bleibt zu erwähnen, daß der Himmelskönig das neun Zeitalter dann in der Rivalität zwischen Adel und
Monate später geborene Gemeinschaftsprodukt von Bürgertum widerspiegelt.
Engel, Teufel und Heiligem Geist als seinen rechtmäßigen Wir sind am Ende dieser kleinen Studie zum Poem
Sohn anerkennt - ohne weiteren Kommentar, und dass des jungen Puschkin, in dem ‚die Sprache der Engel‘ (=
der Engel Gabriel der Jungfrau Maria noch viele Besuche die Dichtung)auf so verführerische Weise zur Rhetorik
abstattet. von weltlichen (=Maria) bzw. verweltlichten (‚Wings of
Obwohl Puschkins Gedicht zu seinen Lebzeiten nie Desire‘), teuflischen (= der gefallene Engel Satan) und
gedruckt wurde und nur mündlich oder handgeschrieben himmlischen (Engeln) transzendiert, und wir haben
unter 'Freunden' kursierte, handelte er sich eine Menge gesehen, wie jeder der Betroffenen seine Sehnsucht oder
Ärger damit ein. Kirche und Obrigkeit waren in Rußland seinen Auftrag in seine eigene innere Sprache übersetzt,
bis zur Revolution immer besonders eng verquickt; wer um ans Ziel seiner Wünsche zu kommen. Der Hunger
das eine lächerlich machte, von dem war Subversion auch nach Esoterik und zugleich ihrer Relativierung nimmt zu
auf anderen Gebieten zu erwarten. In diesem Sinn verschiedenen Zeiten unterschiedliche Formen an. In
verstehen absolute Herrscher und Diktatoren keinen Spaß diesem Sinne korrespondieren der anfangs erwähnte Film
und glauben das Lachen immer gegen sich gerichtet, «Wings of desire», die Märchen von den Seejungfrauen
jedenfalls sobald es sich der Steuerung von Oben entzieht. oder Puschkins «Gabrieliade» auf subtile Weide
(Darum müssen in Umberto Ecco‘s 'Name der Rose‘ alle miteinander. Überirdisches, irdisches und unterirdisches
sterben, die von der verschollenen Schrift des auch von Sehnen kristallisiert sich zum Brennpunkt eines
der Kirche verehrten Aristoteles über die Komödie und Geschehens, in dem alle Unterschiede aufgehoben sind.
das Komische wissen). Mehrfach erlebte der Verfasser Jede der handelnden Figuren hat den ihr
der 'Gabrieliade‘ peinliche Befragungen durch die Polizei, (kulturgeschichtlich) zugewiesenen Platz verlassen und
bei denen er beweisen mußte, daß er n i c h t der Autor versucht, auf fremdem Terrain zu reüssieren; es ist ein
war. karnevaleskes Spiel mit Rollen und Masken, mit wahren
Und in der Tat, man hatte nicht so unrecht: dies Poem und eingebildeten Empfindungen und mit der Phantasie,
i s t nicht nur ein tolles blasphemisches Spiel mit Worten, der determinierte Gang der Geschichte ließe sich für einen
Phantasien und Traditionen bzw. Zitaten; es ist mehr. Es Augenblick aufhalten oder in eine andere Richtung
ist gleichzeitig eine Grenzüberschreitung, die zu Ende des bringen. Gerade d a r i n aber ist z.B. bei Puschkin die
18. und Beginn des 19. Jahrhunderts so etwas wie eine stärkste Anarchie enthalten: wer auch nur in der
kollektive europäische Idee und von der Idee zur Gestalt Imagination das Unterste zuoberst und das Oberste
wird; Voltaire und Napoleon (als historische Figur), der zuunterst kehrt, beweist eine Radikalität und
Marquis de Sade und viele andere mögen – direkt oder Unabhängigkeit des Geistes, die vor weltlicher Gewalt
indirekt auf ihre je eigene Weise dazu beigetragen haben; nicht zurückschrecken wird. Noch im Jahr 1827 schreibt
es ist die Figur das klassischen Verführers, der Engel und er, der ohne Zweifel mit den Dekabristen sympathisierte,
Satan zugleich ist. Die furchtbare Dialektik offenbart sich ein Gedicht, in dem seiner Vorahnung von erneute

45
БИБЛИЯ И ОСОБЕННОСТИ ПОЭТИКИ РУССКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

Verfolgung - auch aufgrund der ‚Gabrieliade‘ - Ausdruck Мощь жизнепорождающей стихии природы, при-
gibt 5) Die Staatsgewalt hat sich seine Dichtung in i h r e частной своим «вечным бореньем» и «пламенной
Sprache übersetzt und antwortet gleichsam folgerichtig. жизнью» вечности, становится вместилищем страст-
Von daher läßt sich die ‚Gabrieliade‘ nicht nur als ных сил бурлящей юности. Мотив неустанно движу-
galanter Roman, als Spiel mit der Aufklärung oder Lust щейся жизни создает здесь необычную для поэтиче-
an der Blasphemie verstehen, sondern auch als ской традиции динамическую перспективу видения
revolutionärer Text. Zwar bleibt die alte Ordnung nach земного и особенно небесного бытия, где «звезды в
Außen hin gewahrt, aber der Zweifel ist gesät, die Fragen синей тверди // Мчатся за звездами…». Динамика
werden lauter und mit ihnen wächst die Gefahr des микро- и макрокосма запечатлена здесь в энергии
Gelächters. Puschkin mag sein Poem nicht im Detail mit стиховой ткани: в подвижном ритме коротких строк,
soviel komplexem Hintersinn entworfen haben - darüber яркой цветовой гамме, а также в звуковой инструмен-
wissen wir zuwenig – aber es kann kaum geleugnet товке – с явным преобладанием открытых напевных
werden, daß sein Gedicht einen absoluten Herrscher 'von гласных и сонорных согласных:
Gottes Gnaden‘ das Fürchten lehren kann. Darum sind die Небо, дай мне длани
Dichter seit über 2ooo Jahre immer wieder verfolgt Мощного титана:
worden. Drum müssen sie immer wieder ihre Stimme Я хочу природу,
erheben: damit das «Übersetzen» nicht aufhört und nicht Как любовник страстный,
das Interpretieren der Sprache in der Sprache2. Радостно обнять.
———— Жажда наполнить душу живительными ритмами
1
Ich zitiere die Übertragung von Vardan Tchimichkian: бытия Божьего природного мира подчас обуславлива-
Alexandre Pouchkine, OEUVRES POETIQUES, Tome 1, ет в стихотворениях Хомякова тенденцию к стиранию
Publie'es sous la direction D'Efim Etkind, Editions L'Age субъектно-объектных граней в отношениях личности
D'Homme. (Classique Slaves) Lausanne 1981 и мироздания. Так, в стихотворении «Желание»
2
Vgl. im übrigen zur Gesamtproblematik die vorzügliche (1827) императив духовной целостности предопреде-
umfassende Studie 'Liebesverrat, von Peter von Matt; ляет то, что развитие лирического переживания со-
München, Wien (Hanser) 1991 пряжено с устремленностью героя к «перевоплоще-
‚Pressentiment‘ нию», участному «вживанию» в многообразные лики
„Les unages silencienx природы – от небесных светил до «стеклянной зыби»
Sur ma tete a nouveaux s’amassent земных вод. В сопоставлении со стихотворением
De’sormais le sort envieux «Молодость», здесь явлено большее разнообразие
D un nouveau malteur me menael проявлений природы, которые могут выражаться в
движениях, как страстных, бурных, так и в плавно
И.Б.Ничипоров (Москва) скользящих, умиротворенных, что на лексическом
«Я ПРИЖМУ ПРИРОДУ К ТРЕПЕТНОМУ уровне стихотворения передается богатством семан-
СЕРДЦУ…»: ПЕЙЗАЖ В ДУХОВНОЙ тического потенциала глагольных форм: «разлиться в
ЛИРИКЕ А.ХОМЯКОВА мире», «с солнцем в небе течь», «скользить по пле-
В поэзии Хомякова, занимающей одно из ключе- щущей волне», «буйным ветром разыграться», «про-
вых мест в его творческом и научном наследии, по- странство неба обтекать»…
стижение природного бытия становится важнейшим В более позднем «Ноктюрне» (1841), органично
путем самопознания лирического «я», открытия им вписывающемся в традицию медитативной лирики,
мира в целостности его онтологических, культурфи- развитую в творчестве Жуковского, Тютчева, пости-
лософских и социально-исторических оснований. гается глубинная диалектика «роптанья» и мудрого
Пейзаж органично входит у Хомякова в сферу его покоя природы, которая, проецируясь на законы ду-
психологической, интимной поэзии, отражая тончай- шевной жизни, художественно раскрывает единство
шие нюансы лирического переживания. В такой ипо- земного и небесного, человеческого и природно-
стаси предстают образы природы в стихотворении космического. В системе характерных для романтиз-
«Молодость» (1827), построенном как романтическое ма образов и ассоциаций – «неба как моря», «бездны
по духу дерзостно-восторженное воззвание лириче- небесной и бездны морской», тишины, «далекого бе-
ского героя к природной – небесной и земной – бес- рега» – прорисовываются грани сокровенного обще-
предельности: «Небо, дай мне длани // Мощного ти- ния лирического «я» с дремлющим ночным космосом.
тана!»1. Сугубо личностное оказывается здесь в Венцом этого общения становится обретение душой
органичном взаимопроникновении со вселенским. В детской чистоты и открытости горнему миру, что
порыве религиозно-мистического озарения герой привносит в нее духовное трезвение и сосредоточен-
ощущает свою равновеликость природному мирозда- ность, способность приблизиться к незамутненному
нию, что на уровне поэтики художественного про- преломлению Божественной первозданности: «Веч-
странства отражается в переосмыслении реальных ное небо гляделось бы в ней // Со всеми звездами…».
пропорций картины мира: Созвучен тютчевской лирике поэтический интерес
Я схвачу природу Хомякова к изображению переходных состояний
В пламенных объятьях; природы, ассоциирующихся с антиномиями душевно-
Я прижму природу го мира. На подобных параллелях строится в его ли-
К трепетному сердцу… рике ряд пейзажно-психологических элегий. В поэти-
ческой миниатюре «Заря» (1825) аллегорическая
© И.Б.Ничипоров, 2005 пейзажная зарисовка этого явления, «промыслитель-

46
БИБЛИЯ И ОСОБЕННОСТИ ПОЭТИКИ РУССКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

но» «поставленного Богом» в качестве «вечной гра- И полный сил, торжественный и мирный,
ницы… меж нощию и днем», переходит в прямое об- Я восстаю над бездной бытия…
ращение к одушевленной природе, содержащее рели- Проснись, тимпан! проснися, голос лирный!
гиозно-философское прозрение неизбывной в своем В моей душе проснися, песнь моя!
трагизме двойственности человеческой сущности: Образ ночи имеет в данном контексте и аксиоло-
Заря! Тебе подобны мы – гическую окрашенность, воплощая не только природ-
Смешенье пламени и хлада, ную бесконечность, но и греховную помраченность
Смешение небес и ада, внутреннего мира, запутавшегося в «сетях ночных
Слияние лучей и тьмы. обманов» и жаждущего преображения «сердца дрем-
А в «Элегии» (1835) композиция и система пей- лющей мглы».
зажных мотивов, примечательная, в частности, ори- Высветление вселенского в индивидуальном осу-
гинально найденным образом-олицетворением («И ществляется в стихотворениях Хомякова через углуб-
землю сонную луч месяца целует»), запечатлели пси- ление в природу как в сокровенный текст Божьего
хологический параллелизм предрассветной природы и послания человеку, запечатленный в «мыслях» звезд-
переливов душевных переживаний, в которых ночные ного мира. В стихотворении «Звезды» значима в этом
тревоги и смятение, порожденные удаленностью от плане «книжная» метафорика. В пространстве «горне-
Бога света, превозмогаются силами света и открытием го мира», пройдя путь внутреннего очищения, герой
новых горизонтов духовного самоосмысления: прозревает письмена евангельского свидетельства о
Готовая к борьбе и крепкая как сталь, Христе:
Душа бежит любви, бессильного желанья, Ты вглядись душой в писанья
И одинокая, любя свои страданья, Галилейских рыбаков –
Питает гордую безгласную печаль. И в объеме книги тесной
Пейзажные образы обретают в поэтическом твор- Развернется пред тобой
честве Хомякова религиозно-философскую значи- Бесконечный свод небесный…
мость, представая как средоточие и выражение мо- А в стихотворении «По прочтении псалма» (1856)
литвенных импульсов лирического «я». композиционный центр образует обращенный к чело-
Пейзаж-молитва рисуется в стихотворении «По- веку Божий глас, который возвещает истинный смысл
эт» (1827), образный ряд которого построен на сопри- как «бесконечности небес», «утробы скал», так и зем-
косновении вселенского, звездного простора, преис- ной человеческой стези: «Мне нужен брат, любящий
полненного Божественным славословием («Все брата, // Нужна мне правда на суде».
звезды жизнью веселились // И пели Божию хвалу»), Аксиологически весомая динамика философского
и человеческого существования, чающего преодоле- пейзажа прочерчивается в «Вечерней песни» (1853),
ния своей конечности. В планетарной, насыщенной этом поэтическом молении героя о прозрении своего
философскими раздумьями пространственной пер- пути, нераздельного и неслиянного с путями пребы-
спективе приоткрывается глубина религиозного ос- вающего в неустанном движении «солнца святого» и
мысления трагедийной отторгнутости земного гре- горней Вселенной в целом: «Господи, путь наш меж
ховного мира от Божественного всеединства: камней и терний, // Путь наш во мраке…Ты, свет не-
Одна, печально измеряя вечерний, // Нас осияй!..». В стихотворении же «Ста-
Никем не знанные лета, рость» (1827) в подвижном образе мира, «воспрявше-
Земля катилася немая, го из колыбели», звезд, «стройно полетевших в
Небес веселых сирота… небесной синей высоте», обозревается разомкнутая в
Кульминацией стихотворения становится насто- вечность панорама вселенской истории, внутренне
янное на сокровенном Богообщении творческое оза- имманентная исканиям «утомившейся в обманах»
рение души художника, способной, слагая «Богу души:
гимн» и впитывая в себя тайну Его небесного бытия, Придет ли час, когда желанья
превозмочь сиротскую отчужденность земного от В ее замолкнут глубине
горнего: «И дал земле он голос стройный, // Творенью И океан существованья
мертвому язык». Заснет в безбрежной тишине?
Достигаемый силой художнической интуиции Пейзажные образы в лирике Хомякова выводят и
прорыв к созерцанию природы в ее первозданной, на осмысление духовно-нравственных и эстетических
послушной Божественной воле, «как в первый день аспектов художественного творчества, его почвен-
творенья», целостности живописуется в стихотворе- ной сердцевины, поэтически переданной в стихотво-
нии «Степи» (1828), а стихотворения «Видение» рении «Две песни» (1831):
(1840), «Ночь» (1854), «Звезды» (1856) объединены …то песнь родного края
изображением ночной космической беспредельности. Протяжная, унылая, простая,
«Хоры звезд», подобных «лампаде пред иконой», «го- Тоски и слез и горестей полна…
рящие… бездны синие» образуют сферу таинствен- По принципу притчевого параллелизма построено
ного соприкосновения лирического «я» с Творцом, с стихотворение «Жаворонок, орел и поэт» (1833), где
гармонизирующими его внутреннее устроение ан- «надоблачный размах крыл» небесных птиц являет
гельскими силами. Сквозными становятся здесь фор- искомую духовную высоту художника в отношении
мы прямого обращения к душе, как собственной, так постигаемого им мироздания. Во «Вдохновении»
и «спящего брата» – участника эстетического пере- (1828) образная ассоциация поэта с растущим «средь
живания, – с призывом к духовному трезвению: Аравии песчаной» древом, которое источает «росу

47
БИБЛИЯ И ОСОБЕННОСТИ ПОЭТИКИ РУССКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

благоуханья», когда «рука пришельца… его глубокой земель Украины («Братцы, где ж сыны Волыни? //
раной просечет», – служит утверждением подлинного Галич, где твои сны?») сквозь призму притчи о блуд-
творчества как жертвенного подвига, ведущего к ном сыне привносит в поэтическое раздумье о «свя-
катарсическому просветлению сердца творца. А в том лоне» Отчизны напряженно-драматические ноты:
стихотворении «Труженик» (1858) элегические кар- Пробудися, Киев, снова!
тины крестьянского труда, образ преодолевающего Падших чад своих зови!
утомление и соблазняющие мечты о «дубравах» и Сладок глас отца родного,
«звонком ручье» пахаря подготавливают к взволно- Зов моленья и любви…
ванному лирическому монологу поэта, молитвенно Таким образом, природный мир в поэзии Хомяко-
обращенному к Богу и заключающему осознание им- ва явился средоточием сокровенных граней лириче-
ператива труженического, самозабвенного отношения ского переживания, интуитивных прозрений истори-
к Божьему миру и ко внемлющим художественному ческих судеб России на перекрестии Востока и
слову людским душам: Запада. В многообразии земных и небесных пейза-
Не брошу плуга, раб ленивый, жей, в художественном взаимопроникновении конеч-
Не отойду я от него, ного и беспредельного поэт-мыслитель провидел пути
Покуда не прорежу нивы, Божественного преображения тварного естества, его
Господь, для сева Твоего. приобщения к вечности. Природное бытие, запечат-
Образ природного космоса становится у Хомякова ленное в синтезе элегически напевных и одических,
и ядром гражданско-патриотической лирики, являя ораторских интонаций, образует у Хомякова и сферу
свою бытийную укорененность в глубинах нацио- таинственного Богообщения, и пространство, где раз-
нального духа. вертывается масштаб ищущей религиозно-
Стихотворение «Ключ» (1835) построено на раз- нравственной, культурно-исторической мысли лири-
вернутом метафорическом уподоблении и рисует Рос- ческого «я».
сию в образе «тихого, светлого», потаенного до опре- —————
1
деленного исторического рубежа животворящего Тексты произведений Хомякова приведены по изд.:
ключа, которому велением Высшего Промысла суж- Хомяков А.С. Стихотворения и драмы. Л.: Сов. писа-
дено, как верит поэт, переродиться в полноводную тель, 1969; Хомяков А.С. Стихотворения. М.: Текст,
реку, утоляющую «духовную жажду» многих «чуж- 2000.
дых народов». Активное присутствие лирического «я»
проявляется здесь в его проникновенном обращении к А.А.Медведев (Тюмень)
стихии родной земли как прообразу скрытых от «К НОГАМ ХРИСТА НАВЕК ПРИЛЬНУТЬ...»:
«людских страстей» «кристальных глубин» души, ОБРАЗ МАРИИ В СТИХОТВОРЕНИИ
которые он стремится сберечь от внешних бурь. Ве- Ф.И.ТЮТЧЕВА «О ВЕЩАЯ ДУША МОЯ!»
личие и просветляющая сила патриотического чувст- В «БОЛЬШОМ» И «МАЛОМ» ВРЕМЕНИ
ва выражается здесь в одическом стиле, мажорной В стихотворении «О вещая душа моя!» (1855)1
цветовой гамме, выдержанной в серебряно-лазурных свою душу поэт сравнивает с евангельской Марией.
и солнечных тонах: Но если мы откроем Евангелие, то увидим там не-
И солнце яркими огнями сколько близких образов кающихся грешниц, приль-
С лазурной светит вышины, нувших в порыве любви и покаяния к ногам Спасите-
И осиян весь мир лучами ля – безымянную женщину с алавастровым сосудом,
Любви, святыни, тишины. наинскую грешницу, Марию (сестру Лазаря) и Марию
Раздумья о значительности будущей историче- Магдалину.
ской миссии России как центра православного сла- 1. За два дня до Пасхи в Вифании, в доме Симона
вянства наполняют пейзажные образы в стихотворе- прокаженного безымянная «женщина с алавастровым
ниях «Мечта» (1835), «Киев» (1839). В первом из них сосудом мира» возлила на голову Христа миро в знак
циклические законы бытия природы, проявляющиеся, Его грядущего погребения (Мф. 26: 2-16; Мк. 14: 2-
в частности, в движении небесного светлила, ассо- 10). Этот образ объединяется с наинской грешницей,
циируются с ритмами истории и соотносятся с пред- например, в Великом каноне св. Андрея Критского:
чувствием духовного кризиса западноевропейской «Слезную, Спасе, сткляницу яко миро истощавая на
цивилизации: «Ложится тьма густая // На дальнем главу, зову Ти, якоже блудница, милости ищущая:
Западе, стране святых чудес…». Именно в христиан- мольбу приношу и оставление прошу прияти»2 (Мф.
ской культуре «дремлющего Востока» поэт усматри- 26: 6-7; Мк. 14: 3; Лк. 7: 37-38).
вает залог торжества «пламенного светила» веры, 2. На вечери в Вифании Мария, сестра Марфы и
просвещающего «мертвенный покров» механистич- Лазаря, считая себя недостойной помазать голову Ии-
ной цивилизации. суса, смиренно помазала ноги Его, тем самым подго-
Культурно-исторический и даже политический товляя Христа к грядущему погребению: «Мария же,
смысл обретает целостная пейзажная картина в сти- взяв фунт нардового чистого драгоценного мира, по-
хотворении «Киев» (1839). Мощь этого национально- мазала ноги Иисуса и отерла волосами своими ноги
го природно-культурного единства подчеркивается Его; и дом наполнился благоуханием от мира» (Ин.
изображением беспредельности географического про- 12: 3, 7; 11: 2).
странства – от «Киева над Днепром» до «старого
Пскова» и «верха Алтая», от «Ладоги холодной» до © А.А.Медведев, 2005
«Камы многоводной»… Осмысление судеб западных

48
БИБЛИЯ И ОСОБЕННОСТИ ПОЭТИКИ РУССКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

3. На вечери у фарисея Симона в городе Наин бе- моего, Владыки и Христа моего. Якоже ону не отри-
зымянная блудница, также считая себя недостойной нул еси пришедшую от сердца, ниже мене возгнушай-
помазать голову Иисуса, смиренно помазала ноги Его ся, Слове: Твои же ми подаждь нозе, и держати и це-
миром и отерла их своими волосами: «и, став позади у ловати, и струями слезными, яко многоценным
ног Его и плача, начала обливать ноги Его слезами и миром, сия дерзостно помазати. Омый мя слезами
отирать волосами головы своей, и целовала ноги Его, моими, очисти мя ими, Слове. Остави и прегрешения
и мазала миром» (Лк. 7: 37-38). Видящему это и недо- моя, и прощение ми подаждь» (Последование ко Св.
умевающему Симону Христос отвечает: «прощаются Причащению).
грехи ее многие за то, что она возлюбила много <...> Мария Вифанская. В Евангелии говорится об
вера твоя спасла тебя; иди с миром» (Лк. 7: 47, 50). особой любви Христа к Марии, ее сестре Марфе и
4. Мария Магдалина первой увидела воскресшего Лазарю (Ин. 11: 5). В отличие от Марфы, которая за-
Христа в Гефсиманском саду: «Иисус говорит ей: ботилась и суетилась «о многом, а одно только нуж-
Мария! Она, обратившись, говорит Ему: Раввуни! – но», Мария «села у ног Иисуса и слушала слово Его»,
что значит: Учитель! Иисус говорит ей: не прикасайся избрав «благую часть, которая не отнимется у нее»
ко Мне, ибо Я еще не восшел к Отцу Моему» (Ин. 20: (Лк. 10: 38-42). Христос, идущий воскрешать Лазаря,
13-17). Вместе с «другой Марией» она стала первой зовет Марию, которая «поспешно встала и пошла к
благовестницей Воскресения Христова: «Когда же Нему» (Ин. 11: 29): «увидев Его, пала к ногам Его и
шли они возвестить ученикам Его, и се Иисус встре- сказала Ему: Господи! если бы Ты был здесь, не умер
тил их и сказал: радуйтесь! И они, приступив, ухвати- бы брат мой. Иисус, когда увидел ее плачущую и
лись за ноги Его и поклонились Ему» (Мф. 28: 9). пришедших с нею Иудеев плачущих, Сам восскорбел
Личности этих жен-миронисиц являются истори- духом и возмутился» (Ин. 11: 32-33). Спустя четыре
ко-богословской проблемой. В западной традиции дня по воскрешении Лазаря, за шесть дней до Пасхи
святая мироносица Мария Магдалина отождествля- на вечери в Вифании у Симона прокаженного Мария
лась с Марией Вифанской (сестрой Лазаря), с наи- помазала ноги Иисуса (Ин. 12: 3, 7; 11: 2).
нской грешницей и безымянной «женщиной с алава- Мария Магдалина – грешница, в порыве покаяния
стровым сосудом мира», становясь тем самым и любви обратившаяся ко Христу, ставшая «апосто-
образом кающейся блудницы3. Так считали Климент лом для апостолов»7. Талмуд приписывает много бес-
Александрийский и св. Григорий Великий. Св. Ири- стыдных пороков, присущих ей до того, как Христос
ней, Ориген, св. Иоанн Златоуст отличали Марию исцелил Марию от семи бесов, толкует о ее необык-
Магдалину от Марии, сестры Лазаря, но признавали новенной красоте, плетении волос и богатстве8. Исце-
наинскую грешницу за Магдалину. Православная вос- ленная, она уже неотступно следовала за Христом,
точная Греко-Российская Церковь, по мнению ми- служа «имением своим» (Лк. 8: 3), присутствовала
трополита Димитрия Ростовского, не смешивает наи- «издали» при Распятии Христа и при Его погребении
нскую грешницу с Марией Магдалиной4. Но и в (Мк. 15: 40, 47; Мф. 27: 61). В отличие от Петра и Ио-
православной традиции, например в цитируемых да- анна Мария осталась у пустой гробницы, страдая и
лее словах епископа Михаила Грибановского, мы ви- плача от разлуки с Господом. Встреча Марии с Вос-
дим слияние образов Марии Магдалины и наинской кресшим Спасителем (Ин. 20: 13-17) – едва ли не са-
грешницы. мое трогательное евангельское событие. По слову
Наинская блудница. В Великом покаянном кано- выдающегося богослова ХХ в., «это одно из самых
не преп. Андрея Критского (†ок. 740), наряду с блуд- торжествующих свидетельств о Воскресении Господ-
ным сыном, мытарем, раскаявшимся разбойником, нем»: «И тогда Христос говорит ей одно слово: “Ма-
образ наинской блудницы является образцом истин- рия!” Называет ее по имени. Сколько раз она слышала
ного покаяния: «Мытарь спасашеся, и блудница це- этот же голос, это же имя на Божественных и живо-
ломудрствоваше5, и фарисей хваляся осуждашеся: ов творящих устах. И это слово, это имя, которое никто
убо, очисти мя: ова же, помилуй мя, сей же величаше- на свете не может для каждого из нас произнести так,
ся вопия: Боже, благодарю Тя: и прочия безумныя как единственный, кого мы любим больше всех,
глаголы» (Лк. 18: 14; 7: 46-47). «Закхей мытарь бе, но единственная, кого мы любим больше всех …. Встре-
обаче спасашеся, и фарисей Симон соблажняшеся, и ча случилась в глубинах сердца, ожившего от этого
блудница приимаше оставительная разрешения от слова животворного. <…> И она падает ниц перед
Имущаго крепость оставляти грехи: юже, душе, по- Ним: Учитель! Он жив!.. Теперь она бы прикоснулась
тщися подражати» (Лк. 19: 9 и 7: 39; Ин. 8: 3-11). к Нему, к Его ногам, она облобызала бы Его пречис-
«Блуднице, о окаянная душе моя, не поревновала еси, тые ноги, но Господь ее останавливает: Время не
яже приимши мира алавастр, со слезами мазаше нозе пришло...»9. Бескорыстная, чистая, как излиянное ею
Спасове, отре же власы, древних согрешений рукопи- миро, «высшая, ничем непоколебимая»10 любовь Ма-
сание Раздирающаго ея»6 (Лк. 7: 37-38). Образ блуд- рии ко Христу удостоила ее вместе с «другой Мари-
ницы упоминается в связи с величайшим Человеко- ей» – Пречистой Его Матерью11 первой быть утешен-
любием, Милосердием Господа, Прощающего ной явлением Воскресшего Спасителя и стать первой
грешника, в молитвах св. Василия Великого, Иоанна благовестницей Воскресения Христова (Мф. 28: 9). В
Златоуста, Иоанна Дамаскина («пречистеи Твои нозе литургической традиции эта встреча дана следующим
удержавши, разрешение грехов понесе»), особенно в образом: «Побеждаемые любовью они пали пред Спа-
молитве Симеона Нового Богослова (†1022): «Согре- сителем и коснулись руками Его ног из желания ося-
ших паче блудницы, яже уведе, где обитаеши, миро зательно убедиться в истине Его Воскресения»12.
купивши, прииде дерзостне помазати Твои нозе, Бога

49
БИБЛИЯ И ОСОБЕННОСТИ ПОЭТИКИ РУССКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

Тема стихотворения Ф.И.Тютчева «О вещая душа человека, общающегося с Ним на уровне сознания,
моя!», где мы находим сравнение души поэта с Мари- противопоставляет этому сознанию Марию Магдали-
ей, – это «страшное раздвоенье, в котором жить нам ну как воплощение любви к Спасителю (с аллюзией
суждено» («Памяти М.К.Политковской», 1872), как на тютчевские строки «волнуют страсти роковые»),
результат грехопадения и преодоление его, обрете- при этом отождествляя ее с наинской грешницей:
ние душевной цельности. Выражая устремление души «Разве она совопросничала с Господом? Разве она
к Богу, кульминационный образ Марии в стихотворе- требовала, чтобы он разрешил ее вопросы: зачем в
нии Тютчева является по своей интонации, по душев- ней бушуют такие страсти? <…> Нет; она пришла в
ному излиянию псалмопевным. В Псалтыре «приль- покаянном сознании своей блудной жизни и блудной
нуть, прилепиться» означает наивысшую степень души; пришла полная только слез и любви; она сми-
неразрывного единения, слияния с Богом истоско- ренно стала позади возлежавшего Господа у ног Его и
вавшейся, истомившейся по Богу («как лань желает к плача обливала их слезами, отирая волосами головы
потокам воды» – Пс. 41: 2-3) души: «к Тебе прилепи- своей, целовала их и мазала драгоценным миром; она
лась13 душа моя» (Пс. 62: 9). Эта псалмопевческая чувствовала всем сердцем, сознавала без всяких во-
интонация звучит и в «Исповеди» Августина: «я еще просов, что это – Сама Святыня, Сама Чистота, пред
не в силах к Нему прильнуть, потому что “это тленное которой прилично и можно только плакать о своей
тело отягощает душу и земное жилище подавляет низости и греховности, и которая сама без лишних с
многозаботливый ум”»; «я хочу прикоснуться к Тебе ее стороны слов очистит, облагородит ее, даст мир и
там, где Ты доступен прикосновению, прильнуть к святыню ее измученной душе»19.
Тебе там, где возможно прильнуть»14. В порыве тют- Из произведений, посвященных Марии Магдалине
чевской Марии мы видим образ умной молитвы – и наинской грешнице, важных для понимания тют-
того слияния с Богом, единства с Ним, в котором ви- чевской Марии, назовем написанное в форме диалога
дение Бога выше рассудочного, богословского, фило- стихотворение святителя митрополита Димитрия Рос-
софского, чувственного познания Бога: «Говорить о товского (1651-1709) «Грешник и Магдалина»20, сонет
Боге и встретиться с Богом не одно и то же <…> об- В.К.Кюхельбекера «Магдалина у Гроба Господня»
рести в себе Бога, в чистоте прилепиться к Нему и (1832)21 и особенно два стихотворения Ф.Глинки –
слиться с Его неслияннейшим светом … невозможно, «Жена от гор Магдальских. Голос кающейся»22 и
если … мы не станем … выше самих себя, оставив «Умащение ног»23, – входящие в мистическую поэму
заодно с ощущением все чувственное, поднявшись «Таинственная капля» (1840-е гг.)24.
над помыслами, рассуждениями и рассудочным зна- В образе Марии Тютчев исходил из обобщенного
нием»15. На молитвенный порыв человека Бог отвеча- евангельского образа кающейся грешницы и мироно-
ет встречным кенотическим снисхождением любви: сицы, смысловой центр которого – святая Мария Ма-
«И Бог тоже исступает вовне Самого Себя, соединя- гдалина. Ее глубочайшая, преданнейшая, нежнейшая
ясь с нашим умом, но только опустившись в нисхож- любовь ко Христу стала у Тютчева символом челове-
дении, “как бы завороженный влечением и любовью и ческой души, символом личной апофатической встре-
от избытка доброты нераздельно исступивший из Са- чи души с Богом, глубокой взаимной любви Бога и
мого Себя и своей неприступной высоты” (Дионисий человека. Образ Марии, готовой прильнуть к стопам
Ареопагит), Он соединяется с нами в превышающем Спасителя, стал выражением последней глубины,
разум единении (Дионисий Ареопагит, Максим Испо- тайной личности Тютчева: «Тайну эту нельзя осоз-
ведник)»16. нать: осознание есть уже рационализм, антропософия
Удивительная притягательность тютчевской Ма- и весь страдальческий путь любимейшего у Бога ан-
рии – в отсутствии рационализма, в излишестве кото- гела своего Сатанаила. Но ведь Христос нас спас! Вы
рого он упрекал, например, Шеллинга, выступая про- это чувствовали хоть раз в жизни? Если Он спас –
тив идеи примирения философии с христианством, тогда нужно лишь верить и жить верой и любовью. И
считая, что подлинное откровение уже дано в Свя- вот это состояние души остается тайной каждого, об-
щенном Писании: «Философия, которая отвергает разующей его личность»25.
сверхъестественное и стремится доказывать все при —————
1
помощи разума, неизбежно придет к материализму, а Тютчев Ф.И. Полн. собр. сочинений. Письма. В 6 т.
затем погрязнет в атеизме. Единственная философия, М., 2003. Т. 2. С. 75.
2
совместимая с христианством, целиком содержится в Великий канон. Творение св. Андрея Критского. Св.-
Катехизисе»17. Тютчев предвосхитил открытие Дос- Троицкая Сергиева Лавра, 2002. С. 64.
3
тоевского, увидевшего в человеческой природе ее Аверинцев С.С. София – Логос. Словарь. Киев, 2000.
нерациональную сущность и предпочитавшего не Ис- С. 127.
4
тину, а Христа как ее живое нравственное воплоще- Жития святых, на русском языке изложенные по ру-
ние: «Необходимо верить в то, во что верил святой ководству Четьих-Миней св. Димитрия Ростовского:
Павел, а после него Паскаль, склонять колена перед В 12 кн. (15 т.). М., 1991-1993. С. 29, 52-53, 72, 73, 74.
5
Безумием креста или же все отрицать. Сверхъестест- О силе такого покаяния писал Иоанн Лествичник:
венное лежит в глубине всего наиболее естественного «Видел я согрешившего явно, но втайне покаявшего-
в человеке. У него свои корни в человеческом созна- ся; и тот, которого я осудил как блудника, был уже
нии, которые гораздо сильнее того, что называют ра- целомудр у Бога, умилостивив Бога чистосердечным
зумом, этим жалким разумом, признающим лишь то, обращением» (Иоанн, преп., игумен Синайской горы.
что ему понятно, то есть ничего!»18. Епископ Михаил Лествица. М., 2004. С. 129).
6
Грибановский, размышляя о закрытости Христа для Великий канон. С. 50-51.

50
БИБЛИЯ И ОСОБЕННОСТИ ПОЭТИКИ РУССКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ
7
Жития святых. С. 21. В.Хализев, Б.Гаспаров) разные подходы к интерпре-
8
Там же. С. 52. тации мотива. Нам близка позиция Б.Гаспарова, кото-
9
Антоний Сурожский, митр. Любовь Всепобеждаю- рый говорит о принципе лейтмотивного повествова-
щая. Проповеди, произнесенные в России. М.-Клин, ния, имея в виду «такой принцип, при котором
2004. С. 13. некоторый мотив, раз возникнув, повторяется в новом
10
Жития святых. С. 5. варианте… Мотив формируется непосредственно в
11
Михаил (Грибановский), епископ. Над Евангелием. развертывании структуры и через структуру»1. Гаспа-
СПб., (1896) 1994. С.238-239; Вениамин (Милов), ров справедливо придает большое значение в тексте
епископ. Чтения по литургическому богословию. Ки- связям между отдельными мотивами и возникающим
ев, 2004. С. 212. на их основе смысловым ассоциациям, поскольку
12
Вениамин (Милов), епископ. Чтения по литургиче- текст – это «бездонная воронка», наполненная «смы-
скому богословию. С. 212. словой плазмой»2.
13
В переводе Г.П.Федотова – «прильнула» (Вестник Сквозной мотив «Золотого века» у Достоевского
РХД. Париж-Нью-Йорк-Москва, 2004. №2 (188). С. неразрывно связан в контексте его творчества с меч-
102). той об «Ином царстве», характерной для народной
14
Августин А. Исповедь / пер. М.Е.Сергеенко. М., сказки. «Для веры в сказку нужно здоровое сердце,
1991. С. 114, 184, 253, 261. ясные очи, дух несмущенный, немного ума, больше
15
Григорий Палама, св. Триады в защиту священно- разума», – пишет один из самых любимых писателей
безмолствующих. М., 1995. С. 104-105. Достоевского А.Вельтман в предисловии к роману
16
Там же. С. 110. «Сердце и Думка»3.
17
Письмо Ф.И.Тютчева В.Ф.Шеллингу (нач. 1830-х Согласно Толковому словарю В.Даля, ум есть
гг.) // Ф.И.Тютчев. Литературное наследство. М., прикладная, обиходная часть способности мыслить,
1989. Т. 97. В 2 кн. Кн. 2. С. 37. ее низшая ступень, а высшая, отвлеченная называется
18
Там же. Такова позиция и Августина: «Вера – един- разумом. Пословица «С ума спятил, да на разум на-
ственный неложный источник истины и спасения: брел» означает, что некто оставил будничный ум,
“Будем же верить, если не можем уразуметь” – таков людские пересуды и вышел на путь истинный, выс-
лейтмотив всего мироощущения Августина начиная с ший, духовный. Для достижения «иного царства» –
середины 390-х гг.» (Столяров А.А. Аврелий Авгу- олицетворения запредельной человеку силы и мудро-
стин. Жизнь, учение и его судьбы // Августин А. Ис- сти – обыкновенный, житейский ум не нужен. «Иное
поведь. С. 39). царство» открывается «дураку», «блаженному», ли-
19
Михаил (Грибановский), епископ. Над Евангелием. шенному земной, человеческой мудрости. Таков князь
С. 39-40. Мышкин в «Идиоте», наделенный даром простоду-
20
Жития святых в русской поэзии. М., 1999. С. 123. шия. Аглая в романе говорит о неглавном и главном
21
Русский сонет XVIII – нач. XX в. Сборник / сост. уме, то есть об уме и разуме.
В.С.Совалин. М., 1983. Глупости тоже две. Об этом рассуждает философ
22
Глинка Ф.Н. Таинственная капля. Народное преда- И.А.Ильин в «Духовном смысле сказки»: «А может
ние. М., 1871. С. 303-305. быть, есть не глупая “глупость”, не вредная и не
23
Там же. С. 315-319. стыдная, а зоркая и верная, желанная и блаженная, по-
24
«Таинственную каплю» Тютчев слушал в авторском иному начинающая и по-умному кончающая? Может
чтении на литературном вечере Глинки в 1848 г., о быть, есть две разные глупости: одна бестолковая, а
чем автор напоминал Тютчеву в письме, посылая ему другая учительная? Одна от праха и грязи, а другая от
поэму как цензору с просьбой содействовать ее напе- испытующего недоумения? Одна – глупит от гордо-
чатанию: «… Вы – судья в полном смысле этого слова сти и ведет к пошлости; а другая глупит от смирения
– почтили меня отзывом благоволительным» (Ильин- и ведет к мудрости»4.
Томич А.А. Глинка Ф.Н. // Русские писатели. 1800- Сказочный Иванушка-дурачок, с которым часто
1917: Биографический словарь. М., 1989. Т. 1. С. 580; сравнивают князя Мышкина, характеризуется отсут-
Кузнецова Е. Поэты тютчевской плеяды. М., 1982. С. ствием ума и добрым сердцем. В конце-концов, Ива-
190-191). нушка оказывается разумнее своих умников-братьев.
25
Дневник М. Пришвина от 22 августа 1944 г. // ...Из Доброе сердце заменяет ему ум, «глупость» оборачи-
русской думы. В 2 т. / сост. Ю.Селиверстов. М., 1995. вается разумом, а «ум» самодовольных братьев – глу-
Т. 2. С. 193. постью в соответствии с библейским: «Блаженны ни-
щие духом, ибо царствие их есть Царство Небесное»
Н.Н.Гашева (Пермь) (Мф.5:3).
МОТИВ «ЗОЛОТОГО ВЕКА» С помощью Священного писания и философских
У Ф.М.ДОСТОЕВСКОГО И РЕЛИГИОЗНО- аргументов другой русский философ П.Юркевич до-
ФИЛОСОФСКИЙ КОНТЕКСТ казывает, что корень духовной и физической жизни
Актуальным при исследовании художественного человека находится в сердце, а не в уме, который есть
текста является понятие мотива, изучению которого лишь вершина этой жизни. Мысль о соотношении ума
были посвящены работы А.Веселовского, и сердца П.Юркевич объясняет евангельскими образ-
Б.Томашевского, В.Проппа. У современных ученых ами светильника и елея. В голове человека находится
(Ю.Лотман, М.Верли, А.Жолковский, Ю.Щеглов, светильник ума, в сердце – елей любви: «По мере то-
го, как в сердце человека иссякает елей любви, све-
© Н.Н.Гашева, 2005

51
БИБЛИЯ И ОСОБЕННОСТИ ПОЭТИКИ РУССКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

тильник гаснет, нравственные начала и идеи потем- истина ума (один я существую, застрелюсь – и ничего
няются и наконец исчезают из сознания»5. не будет) и истина сердца (угрызения совести смеш-
Житейский ум иногда совпадает с бестолковой ного человека из-за того, что не помог маленькой де-
глупостью. Доброе сердце очень часто соседствует со вочке, не обратил внимания на ее мольбы и плач, боль
смиренной глупостью и приводит к высшему разуму. за нее и жалость к ней)9.
Вообще идея превосходства сердца над умом – Плачущая девочка – символ страдающей земли.
сквозная для русской культуры: библейский и сказоч- Из-за нее смешной человек не стреляется, из-за нее
ный архетипы органично вплетаются в процесс мен- ему снится сон о прекрасной земле, и именно о ней
тальной самоидентификации через диалог литературы говорится в последних строках рассказа: «А ту ма-
и религиозно-философского дискурса. ленькую девочку я отыскал... И пойду! И пойду!»10.
Превосходство сердца над умом у Достоевского – Смешной человек помог девочке и идет проповедо-
это вера, вера детская, часто вера вопреки всякой ло- вать радость, рай на земле. Истина сердца победила
гике и здравому смыслу (в противоположность вере правду ума.
насилием, вере с материальными доказательствами, Борьба ума и сердца имеет место во многих произ-
«умной», житейской вере, которой искушал Христа в ведениях Достоевского. В сознании Раскольникова
пустыне дьявол – «страшный и умный дух»)6. Такая борются взрослый ум, рациональная логика и детское
вера изначально присуща детям, которые похожи на сердце, сердечная правда. Практическая, житейская
сказочных «дурачков» и тоже лишены житейской логика рождена страшными картинами человеческого
мудрости. Ею, в представлении князя Мышкина, об- страдания и унижения человеческого достоинства,
ладал и Христофор Колумб, о котором он рассказывал такая логика может оправдать преступление, если оно
детям. Князь рассуждает, что нужно быть действи- совершено с благой целью. Детское сердце противит-
тельно великим, чтоб, будучи умным человеком, ус- ся взрослой логике. Это выражается в известном сне
тоять даже против здравого смысла. Дети могут ду- Раскольникова (избиение лошади).
мать, что и сами будут Колумбами, сохранят свою Трагичность и противоречивость образа Ивана Ка-
детскую веру и найдут путь к счастливой стране. рамазова также связаны с тем, что его страдающее
В Библии сказано: когда-то люди жили в земном сердце не может примириться с выводами его практи-
раю и были счастливы как дети, они съели яблоко ческого ума о том, что «все позволено». В Евангелии
познания добра и зла и лишились счастья, стали от Матфея сказано, что утаенное от мудрых открыто
грешны. Познание Адамом и Евой добра и зла, изгна- младенцам (Мф.11:25). И далее: «Истинно говорю
ние их из рая можно считать повзрослением челове- вам, если не обратитесь и не будете как дети, не вой-
чества. По мысли философа Л.Шестова, фантастиче- дете в Царство Небесное; итак, кто умалится, как это
ский рассказ Достоевского «Сон смешного человека» дитя, тот и больше в Царстве Небесном» (Мф.18:3-4).
– это вариант библейской легенды о происхождении Чтобы прийти в Царство Небесное или достичь «Зо-
греха человека и о его наказании за этот грех7. лотого века», нужно быть как дитя, то есть иметь дет-
Человек, прежде чем вкусил от древа познания, скую веру.
был всезнающ и абсолютно свободен. Грехопадением Царство Небесное – аналог высшего идеала в сказ-
Шестов называет выбор низшей ступени знания, того ке и «Золотого века» у Достоевского. Первоначально
знания, которое стремится единую истину разложить христианство складывалось как религия слабых, бед-
на противоположные понятия: добро – зло, истина – ных и отверженных. Э.Ренан выделял в христианстве
ложь, возможное – невозможное. Человек отрекся от два ряда тесно между собой связанных символов: с
веры, то есть от истинного знания, от сердечного ра- одной стороны – богач, нечестивец, насильник, злой;
зума, чтобы получить земной ум и прописные истины, а с другой – бедный, смиренный, кроткий, благочес-
познание одной стороны бытия в отрыве от всех дру- тивый11.
гих. В русской сказке и в произведениях Достоевского
Когда смешной человек попал на Звезду детства эта связь тоже существует. Достаточно вспомнить
человечества, он встретил там прекрасных людей, хотя бы «Бедных людей»: Макар Девушкин, Варенька
людей до грехопадения, которые обладали высшим Доброселова, студент Покровский, Горшков – бедные
знанием. Смешной человек рассказывает, что этот и добрые; а Анна Федоровна, господин Быков, хозяй-
первозданный рай разрушился, и причиною был он. ка Макара Девушкина – богатые и злые.
Как считает Л.Шестов, герой дал прекрасным, похо- «Бедные» герои Достоевского своими «слабыми
жим на детей людям наше «знание», убедил их вку- сердцами» (один из рассказов Достоевского так и на-
сить плод с запретного дерева. Далее смешной чело- зывается – «Слабое сердце»), своей незащищенно-
век пересказывает всю историю человечества после стью похожи на детей. Ведь дети – самые слабые и
грехопадения: появление лжи, ревности, жестокости, незащищенные существа. Христианство первоначаль-
стыда, науки, рабства и т.д. но было также движением детей и женщин, и именно
Выход из этого состояния – вера в то, что счастье для них уготовано Царство Небесное. По крайней ме-
может быть и на земле. Л.Шестов пишет: «…только ре, в трех Евангелиях сказано, что Царство Божие
вера освобождает от греха человека; только вера мо- принадлежит детям (Мф.19:14; Мк.10:14; Лк.18:16).
жет вырвать человека из власти необходимых истин, Можно, наверное, сказать, что детство в такой интер-
которые овладели его сознанием после того, как он претации в какой-то степени и есть конечная цель
отведал плодов с запретного дерева»8. христианства.
В свою очередь, К.Мочульский замечает, что в Итак, мотив «Золотого века» соотносится с вопро-
«Сне смешного человека» сталкиваются две истины: сом о коренном переустройстве мира. Вопрос этот

52
БИБЛИЯ И ОСОБЕННОСТИ ПОЭТИКИ РУССКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

имеет религиозный характер. Высший идеал («Золо- вание библейского текста, который вступает в равно-
той век», Царство Божие) проповедуют взрослые- правное взаимодействие с текстом апокрифическим,
дети, однако это не разумные младенцы, обладающие мифологическим и разными вариантами собственно
высшим знанием (верой), которое досталось им путем литературного текста (романтическим, реалистиче-
жестоких сомнений и испытаний, как, например, ским, «петербургским», «московским» и другими).
старцу Зосиме. Алеше Карамазову это знание доста- Каждый из них представляет собой парадигматиче-
ется почти даром, но потом через мучения и сомнения скую систему знаков, поэтому усвоение этих текстов
он заслуживает его полностью. Только князю Мыш- в символистской прозе происходит не столько в рам-
кину истинное знание словно вручено сверху, но ках сюжетно-образной сферы, как это было в класси-
Мышкин – лицо почти идеальное, он даже и не со- ческой литературе XIX в., сколько связывается с вос-
всем человек. В разговоре с Епанчиными он «прого- приятием характерного для них основного кода
варивается», что не любит быть с людьми, но любит смыслопорождения (оппозиционность романтической
быть с детьми – признание показательное. картины мира; принципы построения социально-
Зосима, Алеша Карамазов, князь Мышкин призы- психологических типов в реализме, многоуровневость
вают осуществить Царство Божие на земле. Совер- Библии и т.д.). Кроме того, практически обязатель-
шенное общество в представлении этих героев Досто- ным условием истолкования библейского пласта в
евского – утопия чистой воды, недостижимый идеал. литературе символизма становится его соотнесен-
Противоречия сгладятся, прекрасная мечта сбудется ность с текстом античной мифологии и текстом апок-
только тогда, когда кончится мировой процесс, на- рифическим. Помимо культурного полифонизма обя-
ступит конец истории. Н.Бердяев в связи с этим гово- зательность данной связи обусловлена
рит, что смысл истории в ее конце, «а история есть необходимостью построения нового типа сакрально-
путь к иному миру»12. Жизнь находится в этом мире, сти, переосмысляющего опыт ортодоксального хри-
жизнь – в противоречиях и борьбе. Жизнь – это путь к стианства; при этом ведущую роль начинает играть
счастью, которое никогда не наступит, потому что разрешение ницшенианской антиномии христианст-
полное, гармоничное счастье не может быть на дуа- ва/духа и язычества/тела. Возникновение множества
листичной земле. Настоящее счастье – это путь к сча- религиозно-философских концепций, направленных
стью. Истинный «Золотой век» – это путь к нему, то на ее преодоление (розановская реабилитация плоти,
есть сама жизнь, по мысли Достоевского. теория «двух бездн» Мережковского и т.д.), мотиви-
————— рует появление таких синкретичных образов, как
1
Гаспаров Б. Литературные лейтмотивы. М., 1994. Христос-Дионис (Сологуб «Мелкий бес», Белый «Пе-
С.30. тербург»), Иоанн-Вакх (Мережковский «Воскресшие
2
Там же. С.30. боги. Леонардо да Винчи»). Апокрифический же
3
Вельтман А. Сердце и Думка: приключения. М., текст выполняет две основные функции: корректиру-
1986. С.256. ет библейский пласт, возвращая ему подлинный эзо-
4
Ильин И. Духовный смысл сказки // Ильин И. Оди- терический смысл (это характерно для романов Соло-
нокий художник. М., 1943. С.229. губа), и становится проводником между сакральным и
5
Юркевич П. Сердце и его значение в духовной жизни земным планом, обеспечивая таким образом целост-
человека, по учению слова Божия // Юркевич П. Фи- ность символистской картины мира (примером может
лософские произведения. М., 1990. С.69. служить повесть Ремизова «Неуемный бубен»).
6
Достоевский Ф. Полн. собр. соч.: в 30 т. Л., 1972– Следствием этого является изменение характера
1990. Т.14. С.333. интерпретации библейского текста: если реалистиче-
7
См. Шестов Л. Преодоление самоочевидностей (К скую литературу главным образом интересовал его
столетию рождения Ф.Достоевского) // Шестов Л. этический потенциал, позволяющий обобщить и ти-
Соч. в 2-х т. Т.2. На весах Иова (странствия по ду- пизировать нравственно-философскую проблематику
шам). М., 1993. С.25. произведений (одной из самых популярных становит-
8
Шестов Л. Киргегард и экзистенциальная филосо- ся легенда о блудном сыне, обыгрываемая в «Станци-
фия. //Там же. С.20. онном смотрителе» Пушкина и «Господах Головле-
9
См.: Мочульский К. Достоевский. Жизнь и творчест- вых» Салтыкова-Щедрина, а также нравственный
во // Мочульский К. Гоголь. Соловьев. Достоевский. потенциал Евангелия); то в символизме библейский
М., 1995. С.498. текст, воспринятый как инвариант культурного тек-
10
Достоевский Ф. Указ.соч. Т.14. С.474. ста, выполняет функцию медиатора, включающего
11
См.: Ренан Э. Жизнь Иисуса. М., 1991. С.398. событийный ряд в контекст вечной мистерии бытия и,
12
Бердяев Н. Смысл истории. М., 1990. С.154. следовательно, является одним из основных способов
миромоделирования и построения структуры образа
Т.Н.Бреева (Казань) героя. Это характерно для романистики Мережков-
ПОЭТИКА ского, Брюсова, Сологуба, Белого и т.д.
БИБЛЕЙСКОЙ РЕМИНИСЦЕНТНОСТИ Отказ от категории характера, продиктованный
В ПРОЗЕ РУССКОГО СИМВОЛИЗМА стремлением воспринять личность в совокупности ее
Мифологизм и поликультурная ориентация рус- земного и вечностного бытия, обусловил появление
ского символизма предполагают широкое использо- новых принципов организации образа, в основе кото-
рых лежит взаимосоотнесенность архетипической
природы и вписанности героя в рамки культурной
© Т.Н.Брееева, 2005
модели (арлекинада, социально-психологическая ти-

53
БИБЛИЯ И ОСОБЕННОСТИ ПОЭТИКИ РУССКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

пология, тип романтического героя). При этом на протагонистов, реализация или разрешение которой
первый план выдвигается проблема осознания героем ставится в прямую зависимость от осознания героями
своей символической роли, в результате чего он ока- своей символической ипостаси, выстраивающейся на
зывается в состоянии включиться в иерархичную мо- библейских ассоциациях и позволяющей включить
дель мира. Отсутствие связи между двумя пластами в героев в процесс становления мифа Третьего Завета.
структуре образа обеспечивает его драматизацию и Структура образов Петра и Алексея контрастна: зем-
становится основой для построения психологического ная ипостась Петра, выявляющая его историческую
рисунка личности. миссию – демиург, сочетается с двойственностью
Наиболее открыто данная модель выстраивается в символической ипостаси – Авраам/Бог-отец; в проти-
трилогии Мережковского «Христос и Антихрист»1 и в вовес этому земная ипостась, психологизирующая
романе Брюсова «Огненный ангел»2. Непосредствен- образ Алексея, двойственна – Гамлет/Алексей-
ность ее выражения связывается с переосмыслением человек Божий, а символическая едина – Христос.
специфики исторического повествования, предпола- Символические грани образа Петра, выстроенные
гающего обязательность связи героя с историческим на ситуативном сходстве с историей Авраама и Бога-
контекстом. Оба автора отказываются от создания отца (суд и казнь над Алексеем воскрешают единую
многогранного образа эпохи, подверстывая его под ситуацию жертвы: ветхозаветной и новозаветной),
значимую для символизма концепцию двойственно- объединяются мифологемой «родового отцовства»,
сти переломных периодов, воспринятую Мережков- воплощение которой должно привести к успеху его
ским сквозь призму ницшенианских представлений об «исторического отцовства», понимаемого как реше-
истории как арене борьбы христианства и язычества, ние оппозиции «Восток – Запад» (новая Россия долж-
а Брюсовым в рамках идеи о структурообразующей на соединить «Китай… с Европой»). Множествен-
роли культуры по отношению к истории человеческой ность ветхозаветных аллюзий (сцена молитвы перед
цивилизации. Своеобразие структуры образа героев в клятвопреступлением) дополняется тем, что Петр бе-
этих произведениях призвано подчеркнуть высший, рет на себя роль палача Алексея, тем самым актуали-
провиденциальный смысл их существования, сни- зируя проблему воли, по-разному решаемую в ветхо-
жающий значимость взаимоотношений с историче- заветной и новозаветной традиции. В романе
ским временем. В романе Брюсова это достигается выстраивается иерархичная модель жертвоприноше-
взаимоналожением двух текстов-кодов, роль которых ния, ведущим принципом построения которой стано-
выполняют притча о блудном сыне и «Божественная вится усиление семантики свободного выбора. Осно-
комедия» Данте. Первая из них раскрывает суть зем- ву этой модели составляет ветхозаветная традиция со
ной жизни, вторая демонстрирует уникальность от- свойственным ей невольным подчинением человека
ношений Рупрехта и Ренаты, ситуативно сближая их с (Авраам) высшей божественной силе. Вторая ступень
образной парой Данте – Беатриче. Исключительность связывается с осознанной, вольной жертвой Христа.
ситуации мотивирует особое построение данных об- Третья ступень воплощает идею абсолютного раство-
разов, каждый из которых решается через определен- рения человека в Боге и представляет собой достиже-
ный культурный код: образ Ренаты раскрывается пре- ние религиозно-философского (Богочеловечество) и
имущественно посредством живописных эстетического (целостность/полнота бытия) идеала
реминисценций (детские лики на картинах Беато Ан- автора. Последнее вполне типично для старших сим-
желико, полотно Боттичелли «Отверженная», извая- волистов и перекликается со смыслообразующей оп-
ние Донателло), образ Рупрехта выстраивается через позицией двойственности и полноты в романе Брюсо-
литературные ассоциации, главным образом «Одис- ва «Огненный ангел», художественным воплощением
сею» Гомера и притчу о блудном сыне. целостности становятся здесь слова Ренаты о душе,
В трилогии Мережковского образ любого прота- погруженной в Бога.
гониста двусоставен и включает в себя земную и сим- Каждый из протагонистов соотнесен с одним из
волическую ипостаси. В двух первых книгах такая этих уровней: Петр – с символикой Ветхого Завета,
структура позволила реализовать романтическую оп- Алексей – с новозаветной традицией, Тихон стано-
позицию героя и толпы: земная ипостась выстраива- вится провозвестником истины Третьего Завета. Фор-
ется как антинорма по отношению к эпохе и дает воз- мирование модели Третьего Завета связывается с по-
можность выключить героя из рамок исторического следовательной реализацией символики
времени (пророческая функция императора Юлиана Апокалипсиса. По словам З.Г.Минц, «Мережковский
как провозвестника грядущей Эллады, пророческая в это время апологетизирует «белое, Иоанново Еван-
миссия творческого одиночества Леонардо да Винчи); гелие», «третий завет» – Апокалипсис»3; поэтому
ее несоотнесенность с ипостасью символической (для столь значимой оказывается солярная символика, в
Юлиана – это символическое уподобление Богу- целом характерная для поэтики символизма. Так, ис-
Солнцу-Митре, для Леонардо – это образ Белого Ле- пытание, ниспосланное Аврааму и требующее от него
бедя) помогает избегнуть прямолинейности в обозна- абсолютного подчинения, было разрешено символи-
чении утопического идеала синтеза Христа и Анти- ческой жертвой; Петр же, неправомерно отождеств-
христа; поэтому в романы вводятся мотивы слепоты ляя свою историческую миссию с провиденциальным
героя, невозможности прозрения им собственной путем России, обрекает себя на реальную кровавую
символической миссии (образ Юлиана Отступника) жертву. В отношении героя происходит буквальная
или отсутствия действенной активности для реализа- реализация библейского текста, определяющая его
ции синтеза (образ Леонардо да Винчи). В третьей земную ипостась. В сцене молитвы восстанавливают-
части происходит символизация земной ипостаси ся слова Яхве: «Я топтал народы во гневе Моем и

54
БИБЛИЯ И ОСОБЕННОСТИ ПОЭТИКИ РУССКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

попирал их в ярости Моей; кровь их брызгала на ризы из-за туч, сияя в силе и славе своей, подобное лику
Мои, и Я запятнал все одеяние Свое» (с.617), причем, Грядущего Господа. <…> И Тихон, спускавшийся с
появляется контекстуальное сближение объекта гнева горы, как бы летевший навстречу солнцу, сам был
Бога-отца и образа Спаса Нерукотворного, перед ко- весь, в немоте своей вечной, вечная песнь Грядущему
торым совершается молитва и в отношении которого Господу…» (с.759).
усиливается семантика смерти: «Пламя затеплилось Помимо символизации протагонистов реминис-
ярче, и в золотом окладе, вокруг темного Лика в тер- центный пласт в романах Мережковского и Брюсова
новом венце, заблестели алмазы, как слезы, рубины, становится способом психологизации образов героев.
как кровь» (с.617). Соответственно возникает нераз- В «Огненном ангеле» это достигается посредством
решимое противостояние двух догматов – покорности последовательного обозначения череды состояний
и любви, не дающее Петру возможности осознать героев, структурирующихся оппозицией «живой –
свою символическую миссию, поэтому в финале вос- мертвый». В романе Мережковского тот же эффект
станавливается его земная ипостась – образ Кормчего, возникает благодаря взаимоналожению нескольких
раскрывающаяся, как уже было неоднократно отме- реминисцентных пластов. Так, в сцене казни Алексея
чено исследователями, посредством пушкинских ре- драматизация образа Петра обеспечивается появлени-
минисценций и реализующая всю образную символи- ем знаков, одновременно отсылающих к образу апо-
ку библейской цитаты: «Вдруг, на самом краю неба, стола Петра (многократно повторяются слова Христа,
сквозь узкую щель из-под туч, сверкнуло солнце, как обращенные к нему: «Ты – Петр, Камень, и на сем
будто из раны брызнула кровь. И железные тучи, же- камне созижду Церковь Мою»), палача Христа (сцена
лезные волны обагрились кровью. <…> И твердою бичевания), Понтия Пилата (сцена омовения рук).
рукою правил Кормчий по железным и кровавым Открытость соотнесения символического и земно-
волнам в неизвестную даль. Солнце зашло, наступил го пластов в структуре героев Брюсова и Мережков-
мрак, и завыла буря» (с.722). ского сочетается с иным принципом организации об-
Двойственность земной ипостаси Алексея опреде- раза в романистике Сологуба и Белого. В
ляет специфику его отношений с отцом, выстроенных произведениях данных авторов особый характер биб-
по принципу притяжения – отталкивания. Гамлетов- лейской реминисцентности определяется своеобрази-
ские ассоциации высвечивают неразрешимость зем- ем дискурсивности текстов. И в том и в другом случае
ных связей Алексея/царевича и Петра/царя. Реминис- активизируется дискурс повествователя, выявляющий
ценции с образом Алексея-человека Божьего демиургическую функцию и образующий сложное
позволяют преодолеть однозначную полярность, взаимодействие с дискурсами героев романа. Наибо-
включив элемент внутреннего тяготения героев друг к лее явно это раскрывается в романе Сологуба «Тво-
другу, кроме того, наличие данной связи намечает римая легенда»4, в котором дискурс повествователя,
сакрализацию земного пути Алексея, разрешением изначально свободный от жестких рамок мимезиса,
которого становится обретение в момент гибели сим- определяет процессуальный, становящейся характер
волической ипостаси. Ассоциации с апокрифом, воз- художественного мира произведения, таким образом
никающие в дневнике Арнгейм, синтезируют симво- способствуя преодолению романтической мечты и
лику солнца и крови: «Сегодня был особенно онтологизации «легенды». В «Мелком бесе»5 реми-
странный закат. Все небо в крови. Обагренные тучи нисцентный характер образа повествователя, возво-
разбросаны, как клочья окровавленных одежд, точно димый к повествователю «Мертвых душ» Гоголя и
совершилось на небе убийство, или какая-то страшная образу хроникера Достоевского, позволяет создать
жертва. <…> Он <Алексей> стоял в вышине, над чер- эффект мнимости в отношении всего существующего.
ным, словно обугленным, лесом, в красном, словно Тем самым он утверждает приоритет гносеологиче-
окровавленном, небе, весь покрытый, точно одетый, ской проблематики, воспринимаемый в специфиче-
белыми крыльями» (с.437 – 439). Финал земного пути ском контексте, при котором познание мира связыва-
героя так же, как итоговый результат развития образа ется не с его образно-символическим осмыслением, а
Петра, раскрывается посредством реализации симво- с самим процессом созидания, творчества. В каждом
лики библейского текста. В момент смерти состояние из романов именно повествователь утверждает биб-
Алексея обозначается парафразом слов Иоанна Бого- лейский миф о грехопадении в качестве универсаль-
слова («И ототрет Бог всякую слезу с очей их, и смер- ной, вневременной модели человеческого существо-
ти не будет уже; ни плача, ни вопля, ни болезни уже вания. При этом дискурсы героев выступают как
не будет; ибо прежнее прошло» – Ин.21: 4), парафраза элементы, с разной степенью истинности воплощаю-
Мережковского усиливает семантику претворения щие данную модель; поэтому следует говорить не
крови в символ солнца-Христа: «Иоанн держал в ру- столько об их качественной характеристике, сколько
ках своих как бы солнце: то была чаша с Плотью и о вписанности в дискурс, предлагаемый повествова-
Кровью. <…> Он причастил царевича. И солнце во- телем.
шло в него, и он почувствовал, что нет ни скорби, ни Подобная картина характеризует также роман Бе-
страха, ни боли, ни смерти, а есть только вечная лого «Петербург»6, однако в данном случае дискурс
жизнь, вечное солнце – Христос» (с.713). повествователя связывается с противопоставлением
Декларативным обозначением мифа Третьего За- истинности и иллюзорности. Условность петербург-
вета становится конечный этап духовных исканий ского бытия поддерживается представлением о нем
Тихона, который подобно финалу пути Петра и Алек- как о «теневом» мире, созданном «мозговой игрой»
сея, раскрывается посредством соотнесения солярной повествователя. Возникает более изощренное исполь-
символики и библейского текста: «Солнце выходило зование принципа, определяющего картину мира

55
БИБЛИЯ И ОСОБЕННОСТИ ПОЭТИКИ РУССКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

«Творимой легенды», в которой демиургический дис- Победоносце). Кроме того, мифологема змеи опреде-
курс повествователя распространяется практически на ляет в этом романе одну из ипостасей солярного мифа
всю образную систему романа. Для сравнения можно – образ солнца/злого Дракона-Змия, искажающего
сопоставить два исходных тезиса: «Беру кусок жизни, основные жизнетворческие категории Эроса и Тана-
грубой и бедной, и творю из него сладостную леген- тоса.
ду, ибо я – поэт»7 и «Автор, развесив картины иллю- В каждом случае выявляется момент чувственного
зий, должен бы был поскорей их убрать, обрывая нить осязания созвучный апологии телесности. Духовное
повествования, хотя бы этой вот фразою; но… автор преображение должно совершиться посредством реа-
так не поступит: на это у него есть достаточно прав»8. лизации мистической тайны плоти, позволяющей вы-
В «Петербурге» этот принцип сознательно обнажает- явить божественную волю личности. Архетипически-
ся обозначением механизма создания «теневого» ми- ми образами, раскрывающими тайну плоти,
ра: «Мозговая игра – только маска; под этой маскою становятся в романах образы, составляющие триаду
совершается вторжение в мозг неизвестных нам сил: Адам – герой – Христос/Дионис. Знаком воплощения
и пусть Аполлон Аполлонович соткан из нашего моз- героем той и другой символической проекции стано-
га, он сумеет все-таки напугать иным, потрясающим вится реализация мифологемы «золотого века» Эде-
бытием, нападающим ночью. Атрибутами этого бы- ма. В «Творимой легенде» это раскрывается посред-
тия наделен Аполлон Аполлонович; атрибутами этого ством второй ипостаси солярного мифа – образа
бытия наделена вся его мозговая игра»9. «нашего древнего солнца»; в «Мелком бесе» мифоло-
Как следствие этого, логика развития героев дан- гема связывается с топосом сада, который в модерни-
ных произведений определяется не столько их внут- стской прозе устойчиво соотнесен с архетипом эдем-
ренней динамикой (в отношении них активизируется ского сада (примером этого может служить роман
либо впечатление вторичности (романы Сологуба), Ремизова «Пруд»). Растерзанный Дионис и распятый
либо марионеточности (арлекинада в романе Белого Христос символизируют внутреннюю взаимосвязь
«Петербург»), сколько возможностью или невозмож- множественности и единства и тем самым позволяют
ностью воплощения истинной модели человеческого преодолеть безысходность круга земных воплощений,
бытия, предложенного сологубовским повествовате- обретая демиургическую свободу воли, также возво-
лем, или прорыва ложного круговорота, утверждае- димую к библейскому первомифу. При этом библей-
мого повествователем Белого. ский текст (грехопадение Адама) соотносился Соло-
В романах Сологуба используется весь сюжетный губом с тестом апокрифическим (восстание
потенциал библейского мифа о грехопадении: взаи- Люцифера): образы Адама и Люцифера сближались в
мозависимость познания и смерти, человеческой воли их стремлении стать равными Богу через самосозна-
и бессмертия; поэтому невинность прародителей и ние своей индивидуальности и абсолютизацию воли.
обретение ими смертной участи определяет одновре- В романе «Мелкий бес» символический образ
менно символику цикличности человеческого суще- Христа-Диониса проецируется на образ Пыльникова.
ствования и преодоление иллюзорности круговорота Герой осознает необходимость «принести свою кровь
земного бытия, восстановление Единой Воли героя – и свое тело в сладостную жертву». Однако жертва не
демиурга. В этом смысле особое значение приобрета- состоялась. Растерзание гейши (Пыльникова) пред-
ет противопоставление детства/жизни и зрело- ставляет собой травестийный вариант мистериального
сти/смерти, границей этих двух состояний становится таинства и оказывается столь же безрезультатным,
половая зрелость. Свидетельством гармоничной цело- как и жертва, приносимая Передоновым. Убийство
стности, символом полноты первого состояния явля- Передоновым/Каином Володина/агнца воспринимает-
ется андрогинность; воплощением второго оказывает- ся как завершение очередного круга перевоплощений
ся пробуждение нравственно-физиологического и открытие нового цикла. Духовная несостоятель-
комплекса страсти-стыда. Созидающая функция Эро- ность героев романа раскрывается также через их от-
са снижается благодаря ее сочетанию со стыдом, ка- ношение к топосу сада. Он активизируется в каждой
тегорией христианской этики, в результате чего из ведущих сюжетных линий: Передонов – сад Вер-
страсть включается в контекст мифа о грехопадении и шиной, Пыльников – сад Людмилы. Вступление геро-
начинает рассматриваться как восстановление архе- ев в пространство сада расценивается как возмож-
типической ситуации искушения. Всеобщность гре- ность осознания своего истинного предназначения.
хопадения-искушения позволяет автору обозначить Однако восстановления эдемского бытия не происхо-
безысходную цикличность земного бытия. Семантика дит. Передонов стремится зачураться и тем самым как
искушения связывается в романах с мифологемой бы очертить вокруг себя магический круг, превращая
змеи. Так, в «Мелком бесе» запах духов, исполняю- открытое пространство сада в замкнутое пространст-
щих роль культурного аналога природного аромата во мира – тюрьмы. Неспособность Людмилы и Саши
цветов, определяется как «прикосновение радостных, к демиургическому творчеству выявляется в сцене в
юрких, шероховатых змеек», во сне Людмилы Пыль- овраге, пронизанной бесплодной печалью об ушед-
ников предстает в образе змея-искусителя, ползущего шей гармонии Эдема.
«по дереву, по ветвям ее нагих прекрасных ног». В В «Творимой легенде» воплощение мифологемы
«Творимой легенде» семантика страсти-искушения «золотого века» Эдема связывается с реализацией
также раскрывается посредством змеиной символики жизнетворческой воли Триродова. Он соотносится с
и реализуется во взаимоотношениях Триродова – Ал- архетипическими образами Христа (разговор с князем
киной (героиня уподобляется белой змее), Елисаветы Давидовым, восстанавливающий ситуацию искуше-
– Петра Матова (восстанавливается миф о Георгии ния Христа дьяволом) и Адама. Последняя параллель

56
БИБЛИЯ И ОСОБЕННОСТИ ПОЭТИКИ РУССКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

поддерживается включением героя в два любовных Р.С.Спивак (Пермь)


треугольника: Алкина – Триродов – Елисавета, Лилит НОВОЕ РЕЛИГИОЗНОЕ СОЗНАНИЕ
– Триродов – Елисавета, каждый из которых отсылает И ПОЭТИКА ЖИЗНЕТВОРЧЕСТВА В РОМАНЕ
к ветхозаветному тексту. Демиургическая воля как И.А.НОВИКОВА «ЗОЛОТЫЕ КРЕСТЫ»
доминанта образа Триродова предопределяет выбор Известно, что жизнетворчество входит в програм-
героя: однозначности Лилит, воплощающей «лириче- му русского символизма. Но известно это благодаря
ское отрицание» земного мира, он предпочитает заявлениям самих символистов. В литературоведении
двойственность Евы. Амбивалентная структура по- жизнетворчество как художественный феномен, фор-
следнего образа раскрывается в характеристике Ели- мы его воплощения до сих пор не стали предметом
саветы. Героиня соотнесена с двумя ипостасями со- специального анализа. Обычно программные уста-
лярного мифа: с Солнцем-Змием и «с нашим древним новки художественного направления бывают нагляд-
солнцем». Двунаправленность этого образа свиде- нее представлены в произведениях художников вто-
тельствует о возможности синтезирования героиней рого ряда. В этой связи интересно рассмотреть
двух противоположных начал бытия. Елисавета со- поэтику жизнетворчества в романе И.А.Новикова
вершает жизнетворческий акт претворения. В начале 900-х гг. XIX в.
романа в ее образе доминирует солнечное начало, В 2004 г. в г. Мценске соотечественниками
возводимое к ипостаси злого Дракона-Змия. Это впе- И.А.Новикова любовно издана книга его прозы «Зо-
чатление достигается цветовой символикой с преоб- лотые кресты». Она вернула русскому культурному
ладанием желто-золотой гаммы и акцентированием в сознанию вычеркнутый из него политикой советского
образе героини плотского, страстного начала. В даль- государства художественный мир И.А.Новикова –
нейшем происходит изживание этой грани ее лично- писателя, драматурга, поэта, обратившего на себя
сти. Значимую роль при этом начинает играть соотне- внимание литературной общественности серебряного
сенность образов Елисаветы и Ортруды. Линия века как оригинальный художник символистского
Ортруды способствует преодолению страстного «я» круга.
Елисаветы. Альдонса, «ужаленная высокою мечтою о Художественная установка И.А.Новикова на жиз-
красоте», становится Дульцинеей. Иными словами, нетворящую роль искусства во многом определяет
Триродов, а вслед за ним и Елисавета, совершая круг, проблематику и стиль его романа, воплощение этой
восстанавливают прамифологическую основу, что установки предваряет теоретические рассуждения
равнозначно обретению «часа творения» и реализации А.Белого о силе символистского слова.
люциферических устремлений героев. Вся ранняя проза И.А.Новикова откровенно ди-
Таким образом, библейские реминисценции опре- дактична. Логика новиковской дидактики служит за-
деляют ключевые мифологемы русского модернизма, даче нравственного преображения человека, создания
выявляя тем самым специфику символистской карти- новой, гармоничной, творческой личности, способной
ны мира; при этом художники используют, как пра- пересоздать мир. Через два года после опубликования
вило, контекстуальные связи. Взаимосоотнесенность романа И.А.Новикова А.Белый будет развивать мысль
библейского, мифологического и апокрифического о воспитательной функции искусства и его основной
первомифов расширяет семантику реминисцентности задаче – способствовать рождению нового человека:
и ее функциональную направленность. Множествен- «Отныне над новым искусством бессознательно раз-
ность библейских аллюзий, включенных в новую лит дух проповеди; проповедуют сами образы; они
структуру образа, дает возможность высветить архе- красноречиво рисуют смерть старой жизни … или
типический пласт, вовлекая героя в реализацию мифа рисуют предощущаемые картины возрожденного че-
о мире. ловечества …»1 «Мы должны забыть настоящее: мы
————— должны все снова пересоздать: для этого мы должны
1
Мережковский Д.С. Антихрист (Петр и Алексей)// создать самих себя».2
Мережковский Д.С. Собр. соч. в 4-х т. М.: Правда, Творческая установка автора на нравственное пре-
1990. Т.2. С.319–759. Далее ссылки на это издание ображение человека проявляется в открыто заявлен-
даются с указанием страниц в скобках. ной авторской позиции. Нравственно-философская
2
Брюсов В. Огненный ангел// Брюсов В. Избранная программа И.А.Новикова аккумулирует соловьевскую
проза. М.: Правда, 1986. С.21–294. идею единства мира, вечной женственности как Ду-
3
Минц З.Г. О трилогии Д.С.Мережковского «Христос ши Мира и интерес Мережковского к античности в
и Антихрист»// Минц З.Г. Поэтика русского симво- целях превращения исторического христианства в
лизма. СПб.: Искусство – СПБ, 2004. С.240. религию живой жизни, а также общую для символиз-
4
Сологуб Ф. Творимая легенда. М.: Современник, ма мысль о восхождении человечества к Богочелове-
1991. 574 с. честву мистическим путем эроса, покаяния и искуп-
5
Сологуб Ф. Мелкий бес// Сологуб Ф. Свет и тени. ления. Авторская позиция в романе И.А.Новикова
Минск: Мастацкая лiтаратура, 1988. С.17–218. определяется нравственным идеалом нового христи-
6
Белый А. Петербург. Л.: Наука, 1981. 696 с. анского гуманизма. Она утверждает ценность свобо-
7
Сологуб Ф. Творимая легенда. С.14 ды и полноты жизни личности, причастной Христу, и
8
Белый А. Указ.соч. с.56. намечает пути приближения идеала посредством со-
9
Там же. единения всех людей воедино как братьев и сестер,
независимо от национальности, классовой принад-

© Р.С.Спивак, 2005

57
БИБЛИЯ И ОСОБЕННОСТИ ПОЭТИКИ РУССКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

лежности, идеологии, допущенных в прошлом оши- ния. Согласие Наташи на брак с ним - акт спасения
бок, даже свершения злых деяний, – через прощение и его души, восстановления в ней гармонии плотского и
любовь, покаяние и веру в «Христа, победившего духовного. Счастливым погибает во время еврейского
смерть»3 . погрома юный Федя, принося свою жизнь в жертву
Привлечение внимания читателя к заявленным в будущему братству человечества: «Перед смертью
произведениях И.А.Новикова нравственным ценно- всех, всех люблю одной безграничной любовью …
стям, усиление воздействия на читателя авторского <….> А сладко свою <кровь> отдать, сладко пролить,
нравственно-философского идеала достигается посто- как из чаши, жизнь за других. Ах, разрешение мыс-
янным вниманием автора к положительному герою. лей, мучений – только в этом … Теперь только вижу и
Это человек, живущий стремлением найти Христа и слышу Христа» (с.216)
приблизиться к нему, человек нового религиозного Автор добивается, чтобы его обвинение тем, кто
сознания, для которого Христос прежде всего – Спа- повинен в искажении лица мира и, как следствие, –
ситель, победивший смерть, «близкий, родной, по- искажении человеческих душ, было услышано всеми,
нятный Бог» (с.228), а христианство – религия полно- даже людьми, утратившими в безумной круговерти
кровной жизни, а не смерти. Герой Новикова наделен социальных пертрубаций разум и совесть. Этой цели
безупречно благородной, тонкой и богатой душой, служит тенденция заострения сюжетных ситуаций:
открыт чужому горю и активен в оказании помощи старик с лицом азиата убивает Кривцова именно в тот
тому, кто в ней нуждается. Это человек высоких ду- момент, когда тот, наконец, обрел счастье и получил
ховных запросов, владеющий даром любить и раз- возможность нравственно очиститься от скверны;
мышлять над вечными вопросами бытия, способный сцена еврейского погрома являет собой крайнюю сте-
остро чувствовать красоту. Таковы Анна и Глеб в ро- пень торжества в человеческой натуре звериной, сле-
мане «Золотые кресты». Знаком их близости к нравст- пой жестокости.
венному идеалу автора являются их имена. Глеб, со- Той же цели – подчинить сознание читателя своей
гласно «Энциклопедии русских имен», в переводе с точке зрения – служит постоянный алгоритм нови-
древнескандинавского означает «любимец богов», ковских сюжетов. В их основе – столкновение нрав-
Анна переводится с древнееврейского как «благо- ственно-философских позиций антагонистов; каждая
дать»4. Внешняя красота Анны столь же совершенна, позиция четко формулируется в диалогах персонажей.
как и духовная. Воплощенная в ней гармония души и Это конфликты идей, которые в процессе развития
тела, истины, добра и красоты составляет аллюзию на сюжета проходят проверку на гуманизм и жизнеспо-
Прекрасную Даму А.Блока и Вечную Женственность собность. В романе «Золотые кресты» движение ав-
В.Соловьева. Окружающие видят в Анне ангела, к ней торской концепции проясняется в спорах Глеба и
тянутся люди, животные и цветы. Белый цвет ее оде- Старика, монаха и Василия, отца пропавшей девочки,
жды – тот же, что и у Христа в ее видениях: «Белый Игнатия и Феди и др. Так, Глеб верует в «Христа и
Христос». Его жертву», т.е. религию любви и прощения; Старик
Такой же притягательной силой в романе наделен же – склоняется к тому, чтобы видеть Творца мира в
автором крестный брат Анны Глеб, принимаемый Дьяволе и признать естественным для людей нравст-
окружающими за святого и даже самого Христа. Ис- венный беспредел. Монах требует от Василия убить
катель высшего смысла жизни во Христе, Глеб нахо- соблазнителя его дочери, ибо его христианство – ре-
дит в себе силы преодолеть аскетизм исторического лигия смерти и кары; Василию же фанатизм чужд, он
христианства и научиться ценить красоту как вопло- верит в жизнь и возможность нравственного возрож-
щение добра и преобразующее мир, творческое, сози- дения человека.
дательное начало бытия. Бесплотностью, иконопис- Творческой установкой писателя на активное вос-
ностью Анна и Глеб в романе И.А.Новикова питательное воздействие на читателей объясняется и
напоминают образы на картинах Нестерова, в них сюжетная развязка романа: она наглядно утверждает
открыто проступает заданная автором идея. Писателю новое религиозное сознание, модернизированное хри-
важно привлечь внимание читателя не к типическому стианство – религию гармонии плоти и духа, нравст-
(социальному, национальному, историческому), не к венного преображения жизни и человечества посред-
индивидуальному (особенностям психологии), а к ством любви, милосердия и красоты. В «Золотых
норме духовного состава личности, к тем нравствен- крестах» победителями в конфликте выступают Глеб
ным составляющим личности, без которых человек и Василий, носители авторской концепции. Правда, в
теряет себя как подобие Божье. Поэтому в основе об- этом раннем романе И.А.Новикова победа нового
раза положительного героя И.А.Новикова во всех христианства еще мало логически аргументирована,
произведениях писателя один нравственный тип. но автор выходит из положения, утверждая ее эстети-
Образам положительных героев И.А.Новикова чески: добровольная смерть Глеба и Анны, должная
часто сопутствует мотив жертвы. Он укрепляет в соз- доказать, что смерти не существует, в изображении
нании читателя связь положительного героя с Хри- писателя прекрасна и своей красотой должна завое-
стом-Спасителем, с Его искупительной жертвой. Доб- вать доверие читателя.
ровольную жертву во имя грядущего бессмертия в «Мудрый юноша, белая девушка – дети под звезд-
романе «Золотые кресты» приносят Глеб и Анна: ухо- ным сверкающим небом». «И вот взметнулись две
дят из времени в вечность. Жертвенностью окрашена белые птицы меж звезд. <…> … летят легко и сво-
в романе любовь Наташи к беглому монаху Кривцову, бодно, и развеваются крылья одежд. Все выше и вы-
обуреваемому плотскими страстями и не способному ше. Не две ли звезды загорелись на темном сверкаю-
самостоятельно очиститься от дьявольского наважде- щем куполе – две новых прекрасных звезды?

58
БИБЛИЯ И ОСОБЕННОСТИ ПОЭТИКИ РУССКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

Воздушная звездная смерть. Шагнули вдвоем за пе- автора)7 . В.Брюсов в рецензии на стихи В.Соловьева
рила, и понеслись в прозрачной и звучной осенней комментирует точку зрения поэта-философа как по-
стихии две светлых души» (с.230, 232). нятную ему и близкую: «Борьба с миром Времени
Открытая установка на активное нравственное состоит в постоянном порывании к миру Вечности, в
воздействие на читателя порождает и особенности искании в стенах жизни просветов к Вечному, в побе-
субъектной организации романа. Автор обнажает свое де над бренностью земного и в конечном торжестве
отношение к героям произведения посредством оце- над смертью»8 . К.Мочульский, создавая портрет мо-
ночных характеристик, ярких тропов, раскрывает лодого А.Белого, пишет о его ранней поэзии: «Мифо-
свою философско-нравственную позицию с помощью творческий дар Белого возвышается до пророческого
лирического пейзажа, снов, видений положительных пафоса, когда он прикасается к заветной теме «кон-
героев. Порой он непосредственно вмешивается в ца». В стихотворении «Старинный друг», посвящен-
повествование: «Чей это смех, предостерегающий, ном Э.К.Метнеру, он переносится в духе через длин-
скрытно насмешливый, скептический смех? Я узнаю ный ряд тысячелетий, и «из мглы веков» видит свет
тебя, черный старик, бывший третьим между Анной и общего воскресения»9 . Воскресение и грядущее бес-
Глебом. Но погоди смеяться, ошибешься, быть может, смертие человечества, верующего в Христа, славит
и ты!» (с.233) Вяч. Иванов в книге «Кормчие звезды»:
Однако процесс пересоздания жизни искусством Братья! Тогда лоно Земли лобзайте,
для символистов не сводится к воспитательному воз- Плачьте над ней: «О, мать, живи!..»
действию на сознание читателя. Новая действитель- «Бог твой воскрес» благовестить дерзайте:
ность, «грядущая жизнь», по мысли художников- «Бог твой живет – и ты живи!..» 10
символистов, созидается также магическим влиянием Об актуальности идеи преображенной, побежден-
слова на вселенную – его звукового состава, семанти- ной смерти в определенных кругах художественной
ки, художественной образности. интеллигенции серебряного века свидетельствует об-
В 1904 г. Вяч.Иванов писал В.Брюсову: «Мифо- ращение к ней Л.Андреева в рассказе «Иуда Искари-
творчество само налагает свою истину; соответствия от», написанном Л.Андреевым в том же 1907 г., что и
же ее объективной сущности вещей вовсе не испыту- роман И.А.Новикова. В трактовке Л. Андреева Иуда
ет. Оно воплощает постулаты сознания и, утверждая, предает Христа, а затем сам принимает смерть, чтобы
творит. Поэтому искусство для меня преимуществен- помочь Христу выполнить свою великую миссию
но творчество, если хотите, – миротворчество – акт Живого Бога – победить смерть на Земле: «- Ты пла-
самоутверждения и воли, – действие, а не позна- чешь, мать? Плачь, плачь, и долго еще будут плакать
ние…»5. с тобою все матери земли. Дотоле, пока не придем мы
С точки зрения А.Белого, называть (именовать) вместе с Иисусом и не разрушим смерть»11 .
явление действительности уже означает творить его, Тему такой смерти-воскресения, побежденной
т.е. заклинать его быть таким, каким его видит ху- смерти, можно считать основной в романе, она про-
дожник: «Если бы не существовало слов, не сущест- ходит через все произведение писателя. Постоянное
вовало бы и мира». «Стремясь назвать все, что входит возвращение к ней, повторение ее ключевых слов
в поле моего зрения, я, в сущности, защищаюсь от (Иисус, жертва, воскресение, победа над смертью)
враждебного, мне не понятного мира, напирающего служит в романе И.А.Новикова задаче магического
на меня со всех сторон; звуком слова я укрощаю эти воздействия на мир словом, заклинания земной смер-
стихии; процесс наименования пространственных и ти как пути в бессмертие, приближения синтеза мате-
временных явлений словами есть процесс заклина- риального и духовного.
ния… заговаривая явление, я, в сущности, покоряю Последовательным проводником идеи победы над
его…»6. При этом функция заклятия, как пишет смертью выступает Глеб, близкий Христу и душой и
А.Белый, по силам лишь «живому слову»: метафоре, внешностью. В начале романа на вопрос Анны он
сравнению, эпитету, т.е. слову-образу. твердо заявляет: «…я верю в Христа, победившего
И.А.Новиков в романе «Золотые кресты» заклина- смерть» (с.56). Во сне Глеб видит страдающего,
ет смерть, подобную смерти Христа, – как переход в «идущего к Нему (Христу)» мальчика Федю: «Дет-
бессмертие, возрождение к новой, «грядущей жизни», ское тело лежало внизу под распятием. <…>… маль-
смерть, попранную смертью, т.е. смерть-воскресение. чик крепко держал Глебову руку, точно звал за собою.
В 90 – 900е гг. тема победы над смертью в свете Тьма и распятие, и последний, мучительный вход»
жертвы, принесенной Христом человечеству, и воз- (с.111). Последняя фраза принадлежит сознанию не
можного синтеза духовного и материального, привле- только Глеба, но и автора. Автору принадлежит ниже
кает живое внимание русских символистов и близких и прямое развитие темы в указанном ключе: «Вопро-
к символистским кругам философов, поэтов и писате- сы жизни и смерти, – чем они больше, в такую вот
лей. В 1899 г. В.Соловьев в статье «Идея сверхчело- ночь, всяких других, будто бы мелких вопросов? Не
века» так определяет основную цель самосовершенст- больше, не меньше, ибо все – одна жизнь или все –
вования человека: « … «сверхчеловек» должен быть одна смерть» (с.223). И далее – свою нравственно-
прежде всего и в особенности победителем смерти, философскую трактовку смерти автор вкладывает в
освобожденным освободителем человечества от тех уста осенней природы: «Было в этом полуразрушаю-
существенных условий, которые делают смерть необ- щемся, прекрасном и светящемся в смерти своей, в
ходимой, и, следовательно, исполнителем тех усло- этом полупризрачном мире что-то таящее и обещаю-
вий, при которых возможно или вовсе не умирать, щее глубокий покой. «Доверься мне, – говорила она
или, умерев, воскреснуть для вечной жизни» (Курсив шопотом обнажающихся наивных ветвей … пылаю-

59
БИБЛИЯ И ОСОБЕННОСТИ ПОЭТИКИ РУССКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

щих золотом в радости смерти, покорных, поверив- Магическое воздействие на мир оказывает и ак-
ших ей облетающих листьев, – покой – возрождение туализация в тексте романа лирического начала – это
жизни, залог бытия, отстоявшего самую ценную, и лирический пейзаж, и лирическая структура обра-
светлую сущность свою, семя для нового мира» зов-символов, и сны героев, и лирические медитации
(с.223). автора. Лирическое начало несет в себе исповедаль-
Неслучайно тема смерти-бессмертия как жертвы ность, восходящую к жанру молитвы. Авторская по-
Христа и Христу занимает большое место в послед- зиция предстает в образе переживания, коррелирую-
них главах романа. Подводя итог своей жизни, своим щего с душевным настроем молящегося – в образе
духовным исканиям, Глеб говорит Анне: « – Через созерцательного состояния души, отрешившейся от
страдание и смерть к воскресению. А в жизни – крат- суетного, слившейся с миром. Настойчивое прямое и
чайший путь к смерти. – Глеб, брат мой, а жизнь, а косвенное возвращение автора в мыслях к Богу в ли-
прекрасное? – Бог был прекраснее самой прекрасной рическом пейзаже, медитациях, снах и видениях лю-
мечты, но не отогнал он земную, будто бы страшную бимых автором героев уподобляет переживание ли-
смерть, дивного белого ангела, несущего душу к рож- рического субъекта «молчаливой непрестанной»
дению в дух. Был всемогущ и над смертью, но не от- молитве. Обязательный структурный элемент молит-
клонил занесенной руки, принял свою добровольную вы – обращение к Господу и восхваление Его – в ро-
смерть. Кто же для нас закроет те двери, через кото- мане присутствует в виде многократного повторения
рые вышел Христос?» (с.228) имени Христа-Спасителя и бесчисленных ассоциаций,
Повтор ключевых слов, своеобразной формулы связанных с образом Христа и Его жизнью. В видени-
смерти-бессмертия можем встретить несколько раз на ях Анны присутствует Белый Христос – о нем напо-
одной странице: «Наклонившись, Андрей прошептал: минают белые одежды Анны и серебристое покрыва-
-Глеб, а ты веришь в Христа? Глеб громко и ясно от- ло Осени; Осень раскидывает возле терема-замка
ветил: – Да, я верю в Христа, победившего смерть. «белые пряди волос» (с.229); во сне Андрею видится
Больше в этот вечер почти не говорили. Анна пошла галилейское утро, и «девушка в белом поливает цве-
впереди и одна. <…> Воздух мягко брал ее стройное ты, и они … благовествуют светлую весть» (с.231);
тело, омывая упругою свежестью. И так скользила Глеб и Анна принимают смерть, «взметнувшись дву-
она на воздушных руках, – белая, насторожившаяся к мя белыми птицами меж звезд» (с.232). Герои романа
какому-то откровению, что приблизилось к ней в этот постоянно ищут Христа, видят Христа, о нем говорят
вечер. «Верю в Христа, победившего смерть». Под- и думают, обращаются к нему вербально: «Кто-то
няли ее эти слова над землей и отдали в легкие, свет- невинно погиб. Прими его, Господи! <…> Господь
лые руки. Холод смерти куда-то исчез, осталась про- Иисус Христос, прими его душу!» (с.111) К Христу
хлада и свежесть. Белый Христос! Этот молчаливый, возвращает наши мысли и многократное упоминание
тонкий, худой человек верит в Христа. А верить в церкви, распятия, крестов, монастыря, скита, храма,
Христа – это быть с Ним, это носить и себе святость иконы.
Его – Божественный Дух, легкость надмирную. «Ве- Ранняя проза А.Новикова представляет собой ху-
рю в Христа, победившего смерть!» (с.57. Выделено дожественную ценность как органическая часть куль-
мною. – Р.С.) турного наследия эпохи русского религиозного ренес-
Автор романа «Золотые кресты» заклинает смерть санса, расцвета русского модернизма и как
также яркими образами-символами Замка, Осени, Зо- находящийся в становлении оригинальный художест-
лотых крестов на шпилях церквей. Каждый из них венный мир писателя, отражающий его индивидуаль-
под своим углом раскрывает идею нового религиоз- ный поиск своего пути к постижению и запечатлению
ного сознания, которое приведет к «грядущей жизни» в слове истины и красоты.
с ее победой над смертью. Так, Замок Ставровых вы- —————
1
ступает символом соединения плоти и духа, земли- Белый А. Символизм как миропонимание // Белый А.
чернозема и горних высот: он поднимается над горо- Символизм как миропонимание. М., 1994. С.258.
2
дом, расположен на горе. В Замке скульптор Андрей Белый А. Будущее искусство // Там же. С.144.
3
дает жизнь нерожденным уродцам и мечтает о буду- Новиков И.А. Золотые кресты. Мценск, 2004. С. 56.
щей жизни-сказке, в которой найдется место всему и В дальнейшем сноски даются на это издание с указа-
всем. Из этого Замка уходят через смерть в бессмер- нием страниц в скобках.
4
тие Глеб и Анна – к Христу, чтобы своей доброволь- Грушко Е.А. Медведев Ю.М. Энциклопедия русских
ной жертвой поддержать жертву Христа. Символом имен. М., 2002. С.72, 251.
5
смерти, несущей в себе будущее возрождение, высту- Переписка с Вяч. Ивановым. 1903 – 1923 // Литера-
пает Осень, постоянно находящаяся в поле зрения турное наследство. Валерий Брюсов. М.,1976. Т. 85.
автора. Образ Осени отсылает читателя к библейской С.447.
6
притче о пути зерна и, в конечном итоге, утверждает Белый А. Магия слов // Белый А. Указ.соч. С. 130,
победу жизни над смертью. Символом торжества веч- 132.
7
ного над преходящим через гармонию земного и не- Соловьев В.С. Идея сверхчеловека // Сочинения в 2 т.
бесного предстает и образ Золотых крестов. Он вме- М., 1989. Т. 2. С.617.
8
щает в себя и нательные крестики, которыми Брюсов В. Владимир Соловьев. Смысл его поэзии //
обменялись Глеб и Анна, и кресты на шпилях церк- Брюсов В. Собр. соч. в 7 т. М., 1975. Т.6. С. 223.
9
вей, и распятие Христово – знак смерти и воскреше- Мочульский К. Андрей Белый. Томск, 1997. С.56.
10
ния Христа для преображения земной жизни. Иванов Вяч. Собр. соч. в 4 т. Брюссель, 1971. Т.1.
С.551.

60
БИБЛИЯ И ОСОБЕННОСТИ ПОЭТИКИ РУССКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ
11
Андреев Л. Повести и рассказы. В 2 т. М., 1971. Т.2. Тот факт, что номинация «Рождественская дама»
С. 53. Подробнее об этом см.: Спивак Р. «Иуда Иска- является калькой с немецкого, привносит в стихотво-
риот Л.Андреева. Поэтика и интерпретация // SINE рение автобиографический момент: известно, что в
ARTE? NIHIL. Сб. науч. трудов в дар проф. Миливое семье Цветаевых мать сама учила детей немецкому
Йовановичу. Вып.1. Белград – Москва, 2002. С. 285 – языку, что способствовало формированию совершен-
301. но особого отношения к культуре Германии у буду-
щего поэта. Однако «автобиографичность» текста не
А.А.Моисеева (Пермь) следует абсолютизировать. Тема детства объективно
«РОЖДЕСТВЕНСКАЯ ДАМА» М.И.ЦВЕТАЕВОЙ является ведущей в раннем творчестве
В КОНТЕКСТЕ «ДЕТСКОЙ» РОЛЕВОЙ ЛИРИ- М.И.Цветаевой. Неслучайно исследователи порой
КИ «СЕРЕБРЯНОГО ВЕКА» характеризуют ее первые сборники «Вечерний аль-
Малоизвестное стихотворение М.И. Цветаевой бом» (1907 – 1910) и «Волшебный фонарь» (1910 –
«Рождественская дама» (1909 – 1910 гг.) представляет 1912) как «детские книги»3, «дневник литературно
собой на редкость нетрадиционный пример, казалось одаренного ребенка»4, хотя хронологически вошед-
бы, традиционного для мировой культуры соединения шие в них произведения принадлежат уже к юноше-
тем Рождества и детства. В первую очередь оно при- скому периоду жизни автора (в 1910 г. поэту было
влекает внимание тем, что построено в форме обра- восемнадцать лет). Одной из причин рождения этого
щения к лицу, указанному в заголовке: к Рождествен- мифа о вундеркинде, несомненно, стало большое ко-
ской даме. А.И.Павловский комментирует это так: личество «детской» ролевой лирики, содержащейся в
«Юная М.Цветаева обращается к Богоматери, неудач- указанных сборниках.
но калькируя это слово с немецкого»1. Вряд ли пра- Лирическое высказывание от лица ребенка стало
вомерно говорить о неудаче применительно к данной для М.И.Цветаевой первичным способом поэтической
поэтической номинации, поскольку посредством вве- оценки внешней, объективно существующей реально-
дения ее в текст, автор достигает сразу нескольких сти, способом, предполагающим непосредственность
целей. Специфическое обращение придает тексту восприятия и претендующим на истинность. По всей
оригинальность и сразу дает понять, что евангельский видимости, она искренно разделяла широко распро-
образ интересует автора в конкретном аспекте: как страненное мнение, что детям свойственно особое,
воплощение светлого радостного праздника, а не соб- подлинное видение жизни, недоступное «взрослому»
ственно как Богоматерь. Словосочетание «Рождест- миру. Впоследствии в своих литературных воспоми-
венская дама» порождает у русского читателя в пер- наниях М.И.Цветаева напишет о младенческой улыб-
вую очередь не библейские, а сказочные (фея, Белая ке Андрея Белого и назовет Бальмонта «творцом-
Дама) и поэтические («Прекрасная Дама» А.А. Блока) ребенком»5, по сути на другом уровне возвращаясь к
ассоциации. Неординарность обращения также обу- той же идее. Возможно, что мысль о близости детско-
словлена тем, что носитель речи в тексте – ребенок, го и творческого начал объясняет частотность воз-
воспринимающий евангельский текст сквозь призму никновения образа ребенка и в ее последующих сбор-
своего небольшого жизненного опыта и богатого во- никах – в качестве одной из наиболее значимых
ображения: характеристик собственно авторской героини или
Серый ослик твой ступает прямо, героя-возлюбленного: «Мальчиком, бегущим резво, я
Не страшны ему ни бездны, ни река… предстала Вам» (1913)6, «Как Вы меня дразнили
Милая Рождественская дама, мальчиком, / Как я Вам нравилась такой» (1914)7, «Я
Увези меня с собою в облака! – девочка, – с тебя никто не спросит!» (1916)8, «В тебе
божественного мальчика, – Десятилетнего я чту»
Я для ослика достану хлеба, (1916)9, «О, кто мне расскажет, в какой колыбели ле-
(Не увидят, не услышат, – я легка!) жишь?» (1921)10, «Дитя! Загубишь хлеб!» (1923)11,
Я игрушек не возьму на небо… «Детство мое у власти» (1931)12, etc.
Увези меня с собою в облака! В стихотворении «Рождественская дама» в отли-
чие от многих других «детских» произведений
Из кладовки, чуть задремлет мама, М.И.Цветаевой («Принц и лебеди», «Девочка-
Я для ослика достану молока. смерть», «Мальчик-бред», «Только девочка» и др.) по
Милая Рождественская дама, грамматическим формам нельзя дифференцировать
Увези меня с собою в облака!2 пол ребенка, от лица которого ведется повествование.
Намеренная «детскость» поэтического высказыва- Это исключает возможность гендерного подхода и
ния создается не только упоминанием актуальных акцентирует внимание непосредственно на «детско-
реалий мира ребенка (игрушки и мама), но и самим сти» героя. Видение ребенком окружающего мира не
строем речи: использованием уменьшительно- представлено в качестве развернутой картины, однако
ласкательных суффиксов (в данном случае, «ик» – «детская» оценка действительности становится яв-
«ослик»), создающим иллюзию непосредственности ной, благодаря ряду умолчаний и скрытых противо-
нарушением речевого этикета (обращение на «ты» к поставлений. Так, в первых строках выражается вос-
«даме»), пассивностью говорящего по отношению к хищение осликом, которому не страшны «ни бездны,
воображаемому адресату (рефрен «Увези меня с со- ни река»: само по себе это восхищение свидетельст-
бою в облака»). вует о том, что эти реалии, по всей вероятности, вы-
зывают страх у носителя речи, что подтверждается
© А.А.Моисеева, 2005 последующим многоточием и просьбой «увезти с со-

61
БИБЛИЯ И ОСОБЕННОСТИ ПОЭТИКИ РУССКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

бою в облака», т.е. из этого страшного мира. Во вто- тись, вертись») и падения («Слово скажешь, в траву
рой строфе упоминаются безличные «они» (взрос- ляжешь», «Что под нами (…)?» «Ветер высью листья
лые?), от которых следует скрываться: «Не увидят, не гонит / И уронит с высоты…»)14, ассоциирующихся
услышат, – я легка!» Наконец, в третьей строфе ради соответственно с жизнью и смертью. Чаще встреча-
заоблачного мира Рождественской дамы ребенок, по ются тексты, где враждебность мира ребенку скон-
сути, отказывается от самого дорогого, что у него центрирована в каком-то одном отталкивающем обра-
может быть на земле – от своей мамы. Все стихотво- зе. Так, в стихотворении Н.С.Гумилева «Крыса»
рение в конечном итоге пронизано стремлением к (1905) воплощением кошмара оказывается крыса с
бегству из окружающей действительности. Не слу- горящими глазками, появляющаяся в полутемной дет-
чайно Рождественская дама появляется верхом на ской, в стихотворении А.А.Ахматовой «Мурка, не
ослике – такое изображение Девы Марии традицион- ходи, там сыч» (1911) – вышитое на подушке изобра-
но для картин, написанных на евангельский сюжет жение ночной птицы.
«Бегство в Египет»13: как известно, Мария с Иосифом М.И.Цветаева развивает традицию изображения
бежали в Египет, спасая новорожденного Иисуса от детского неблагополучия, сигнализирующего о нару-
страшного избиения младенцев, устроенного царем шении миропорядка, как бы «изнутри» сознания ре-
Иродом. Ассоциации с этим сюжетом усиливают мо- бенка; новым в исследуемом нами тексте является
тивы скрытой угрозы и опасности. включение в него трансформированной библейской
На символическом уровне стремление к бегству в образности. От фиксации ощущений «страшного ми-
цветаевском тексте допустимо расценивать как ра» поэт переходит к наброску обобщенной картины
стремление к уходу из жизни, в связи с чем образ Ро- бытия и вступает в скрытую полемику с христианст-
ждественской дамы можно рассматривать также в вом, предваряющую позднейшие богоборческие сти-
качестве одной из персонификаций смерти в раннем хи М.И. Цветаевой.
творчестве М.И.Цветаевой (наряду с героиней стихо- Публикуется при финансовой поддержке РФФИ
творения «Девочка-смерть»). Очевидно, что подобная в рамках проекта 05–06–80331 от 14.09.2004
интерпретация вступает в противоречие с традицион- —————
1
ным христианским представлением о Деве Марии, Цветаева М.И. Стихотворения. Поэмы / сост., вступ.
однако, как уже отмечалось выше, в рассматриваемом статья и коммент. А.И.Павловского. СПб.: Респекс,
тексте заглавный образ принципиально нетрадицио- 1996. С.437.
2
нен. Еще более нетипичным представляется то, что Цветаева М.И. Собрание сочинений в 7 т. М.: Эллис
появление в тексте Рождественской дамы никоим об- Лак, 1994. Т1. С.158
3
разом не актуализирует значимости Рождества как Коркина Е.Б. Поэтический мир М.И.Цветаевой //
явления в мир его Спасителя: перед нами в некоторой Марина Цветаева. Стихотворения и поэмы. Л.: Совет-
степени уникальный случай изображения Богоматери ский писатель, 1990. (Библиотека поэта). С.6.
4
без Младенца Христа. С целью заслужить милость Павловский А.И. Куст рябины. О поэзии М.И.Цве-
Рождественской дамы в тексте несколько раз повто- таевой. Л.: Советский писатель, Ленингр. отд-е, 1989.
ряются обещания позаботиться об ее ослике: достать С.45.
5
ему хлеба и молока, – однако ни словом не упомина- См. М.И.Цветаева Собрание сочинений в 7 т. Т.4.
ется о Младенце, на которого, по идее, должно быть С.52; 54 [«Пленный дух (Моя встреча с Андреем Бе-
направлено основное внимание. Фактически герой- лым)» и «Герой труда (Бальмонт и Брюсов)»].
6
ребенок, от чьего лица ведется повествование, пре- Там же. Т.1. С.179.
7
тендует на то, чтобы занять Его пустующее место Там же. С.220.
8
рядом с Ней. При этом речь идет уже не о Спасении Там же С.314.
9
земного мира, а о спасении от него. Там же. .253.
10
Следует отметить, что оппозиция «ребенок – ок- Там же. .297.
11
ружающая действительность» достаточно характерна Там же. .205. Т.2. С.205.
12
для литературы серебряного века в целом (стоит Там же. С.295.
13
вспомнить хотя бы многочисленные образы детей- См.: Холл Дж. Словарь сюжетов и символов в ис-
жертв в творчестве Ф.К.Сологуба). В поэзии она за- кусстве / пер. с англ. и вступ. ст. А.Е.Майкапара. М.:
частую реализуется именно в форме ролевой лирики, Крон – Пресс, 1997.
14
когда о неблагополучии взаимоотношений ребенка с В.Я. Брюсов. Стихотворения и поэмы. Л.: Советский
миром говорится от первого лица. По всей вероятно- писатель, Ленингр. отд, 1961. (Библиотека поэта).
сти, такая форма оказывается наиболее перспектив- С.86.
ной в плане психологической достоверности и эмо-
ционального воздействия на читателя. Симптомы Е.А.Тузова (Пермь)
разлада с миром могут имплицитно содержаться в ХРИСТИАНСКИЕ ОБРАЗЫ
тексте и фиксироваться посредством ассоциативного В ФИЛОСОФСКОЙ ЛИРИКЕ В.В.ХЛЕБНИКОВА
ряда, как, например, в стихотворении В.Я.Брюсова Вопрос об осмыслении В.В.Хлебниковым религии,
«Детская» (1901) из цикла «Песни». Данное произве- о месте в его творчестве библейских образов продол-
дение, стилизованное под детскую считалочку, при- жает оставаться открытым. Множество исследований
обретает трагическое звучание, благодаря концентра- посвящено мифологической1 и фольклорной2 основе
ции мотивов бессмысленного движения / усилия его произведений, в ряде статей и монографий рас-
(«Бегом тени не догнать», «Черной цепи не развя-
жешь», «Снизу яма, сверху высь, / Между них вер- © Е.А.Тузова, 2005

62
БИБЛИЯ И ОСОБЕННОСТИ ПОЭТИКИ РУССКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

сматривается влияние религиозно-философских сис- от плоти этого мира и его порыв является не созна-
тем востока (в том числе и ислама) на мировоззрение тельным, а стихийным: герой идёт не сам, а его «дви-
поэта, работ же, целиком посвящённых анализу зна- гает» «свободы ветер», т.е. он оказывается пассивным
чимости для Хлебникова именно христианской сим- орудием, а не самостоятельным субъектом деятельно-
волики, на сегодняшний день не так много3. сти. Вероятно, с этим связано и название стихотворе-
В художественном мире В.Хлебникова присутст- ния «Одинокий лицедей», в котором определённо
вует огромное количество самых разных языческих звучит горькая самоирония.
богов и мифологических существ: славянских (стихо- Образ «сеятеля очей» также сложен5. Очевидно,
творения «Зелёный леший – дух лесистый...», что здесь явлены и пушкинская (см. «Свободы сея-
«Жизнь», «Сегодня строгою боярыней Бориса Году- тель пустынный...»), и библейская линии (притча о
нова...», «Ночь в Галиции», «Смерть в озере», «Перу- сеятеле – Мф.13: 3). И в том и в другом случае содер-
ну»), иранских («Усадьба ночью, чингисхань!», «Нов- жательной доминантой образа оказывается мысль о
руз труда»), античных («Пен Пан»). Зачастую необходимости прививать человечеству определён-
«принадлежность» высших существ к той или иной ные нравственные ценности: любовь к истине и сво-
традиции не определяется и они названы просто «бо- боде. Этот образ особенно значим, поскольку ряд сю-
ги» («Суэ», «Годы, люди и народы...», «Люди, когда жетных совпадений позволяет видеть в лирическом
они любят...», «Бог ХХ века»), причем чаще всего это герое своеобразный «аналог» Христа. В эпизоде тай-
особенность ключевых в творчестве Хлебникова сти- ной вечери Иисус обещает апостолам: «И я умолю
хотворений философского характера. Значимой чер- Отца, и даст вам другого Утешителя, да пребудет с
той хлебниковской поэтики, отразившейся и в образ- вами вовек, Духа истины, Которого мир не может
ной системе, является принципиальный синкретизм: в принять, потому что не видит Его и не знает его
своих произведениях он сводит воедино самые раз- (выделено мной – Е.Т.);..» (Ин.14: 16–17). Таким об-
личные культурные пласты, создавая своеобразную разом, тема духовного зрения и прозревания стано-
панкультуру, духовное надмирное всединство. С этим вится ведущей, а лирический герой предстаёт одно-
связано и то, что в ряде стихотворений образы, на- временно в двух ипостасях: жертва мира (мотивы
пример, славянской, греческой и христианской мифо- «слепоты») и его спаситель (мотивы зрения, очей). Не
логий не просто соседствуют, а сливаются, порождая случайно сеять нужно именно «очи». В художествен-
новые смысловые комплексы. ном мире Хлебникова зрение, взгляд очень часто ока-
Интересно в этом плане стихотворение «Одинокий зываются носителями духовного начала, это вмести-
лицедей»4, где поэт контаминирует греческий миф о лище души и разума, глаз назван «учёным»: «Учёным
Минотавре, библейскую притчу о сеятеле и пушкин- глазом в ночь иди!» (с.138). Глаза связаны с небом и
ского «Пророка». В самом начале произведения лири- светом: «Её на небо устремлённый глаз// В чернила
ческий герой «...как сонный труп, влачился по пусты- ночи ярко пролит» (с.138), «И в осенины смотришь на
не,..», затем он снимает «с могучих мяс и кости» ту небо...» (с.174). Нередко у лирического героя глаза
бычью голову, что «кроваво чавкала и кушала лю- синие: «Глазами синими увидел зоркий// Записки
дей», а в итоге оказывается не видим никем и «с ужа- стыдесной земли» (с.131). Герой стихотворения «Де-
сом» понимает, «что нужно сеять очи, что должен туся! Если устали глаза быть широкими,..» (с.164)
сеятель очей идти!». Любопытно то, что уже в образе называет себя «синеоким» и признаётся, что «сорвал-
«курчавого чела подземного быка» сращиваются как ся я с облака». И «голубой», «синий» цвет в палитре
античная, так и библейская традиции. С одной сторо- Хлебникова символизируют чистоту: «голубые ручьи
ны, присутствуют черты Минотавра, чудовищного чистоты»(с.165). Зрение – основной источник пости-
человекобыка, обитающего в подземном лабиринте и жения мира: «Север цели всех созвездий//Созерцали
пожирающего отданных ему в жертву людей, с дру- вы» (с.146); «Сорвать покровы напоказ,..// Чтоб со-
гой – золотого тельца, поскольку «толпы» ему «пыла- зерцать ряды созвездий» (с.139); «На серебряной
ли», т.е. поклонялись, как некогда народ Израиля ложке протянутых глаз// Мне протянуто море и на
идолу (народ «сказал ему (Аарону – Е.Т.): встань и нём буревестник;..» (с.130). Однако постижение это
сделай нам бога, который бы шёл перед нами» – не просто духовное, «духовидческое», что можно бы-
Исх.32:1). Учитывая всегдашнюю готовность Хлеб- ло встретить и у символистов, а научное, рациональ-
никова бескомпромиссно вступить «с прибоем рынка ное, что присуще уже собственно Хлебникову.
в поединок», подобная интерпретация вполне право- Одной из интереснейших особенностей поэтиче-
мерна: «курчавое чело» – зло не только потому, что ского мира Хлебникова оказывается та, что при всём
«кушает людей», но и потому, что развращает их, за- обилии используемых им мифологических образов в
ставляет жить в атмосфере абсолютной духовной сле- его философской системе места христианскому Богу
поты. С этим связана и основная идея этого безуслов- нет. Поэт не борется с ним открыто, как, например,
но философского стихотворения: герой, носитель Маяковский, а игнорирует его или вытесняет. Основ-
высшей нравственности, «воин истины», освобождает ное воздействие на человеческую жизнь оказывает не
человечество от зла, но остаётся непонятым и бес- Бог, а рок, судьба. В этом смысле поэту намного бли-
сильным, так как толпы лишены самого главного – же античное представление о человеческой жизни как
духовного зрения, возможности отличать добро от игрушке в руках слепых и безжалостных сил: «Ветер,
зла. Но трагичность не только в этом: обращает на ветер, сломав жестянку, воскликнул: "Вот ваша
себя внимание тот факт, что и сам герой является сле- жизнь!"» (с.184). В художественном мире поэта моти-
пым: «Слепой, я шёл, пока//Меня свободы ветер дви- вы рока («Рок, улыбку даёшь?» (с.184), «Весь город –
гал...». Это, возможно, объясняется тем, что он плоть лист зеркальных окон,//Свирель в руке суровой ро-

63
БИБЛИЯ И ОСОБЕННОСТИ ПОЭТИКИ РУССКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

ка»(с.141), «О, роковой ста милых вылет!» (с.117)), дела Божии и нашёл, что человек не может постиг-
судьбы («Судеб виднеются колёса// С ужасным сон- нуть дел, которые делаются под солнцем. Сколько бы
ным людям свистом» (с.76), «Но неужели вы не слы- человек ни трудился в исследовании, он всё-таки не
шите шорох судьбы иголки, этой чудесной швеи?» постигнет этого» (Екл.8:17). Хлебников с подобным
(с.186)) чрезвычайно важны и частотны. Рассмотрим с положением вещей до конца не смиряется: мир бес-
этой точки зрения стихотворение «Обед», где поэт пощаден и жесток, но человечество способно изме-
высказывает свои взгляды на бытие в самом широком нить его к лучшему, долг каждого трудиться на поль-
смысле слова. Предметом изображения оказывается зу всеобщего блага; кроме того, будучи учёным,
«игра мировая», т.е. бытийные закономерности, Хлебников свято верит в конечное торжество разума,
«жизни и смерти жмурки и прятки» (с.169), взаимо- в огромный интеллектуальный потенциал человека, в
действие двух величайших мировых сил. Уже здесь его способность проникать в тайны мироздания. В то
ощущается оценка Хлебниковым этих мировых зако- же время в некоторых своих произведениях он стано-
номерностей: ход жизни представляется поэту произ- вится необыкновенно близок к позициям Экклесиаста.
вольным, никак не зависящим от человека, враждеб- Особенно это относится к известному стихотворе-
ным ему. На фоне грандиозной «игры мировой» нию «Люди, годы и народы...» (с.100). Исследователи
фигурка человека выглядит особенно беспомощной и вполне правомерно ищут его источники в лирике
одинокой. И поэт усиливает впечатление, замечая, что Тютчева6 , но, на наш взгляд, и библейская традиция
«человек сидит рыбаком у моря смертей...» (с.169). ощущается здесь очень сильно: Хлебников фактиче-
Человек из стихотворения Хлебникова, разумеется, ски перефразирует изречения Проповедника (ср.:
человек вообще, так называемый everyman, человек «Род проходит и род приходит, а земля остаётся во-
как форма существования, повторяющий судьбу каж- век» (Екл.1: 4) и «Люди, годы и народы// Убегают
дого представителя homo sapiens. И судьба эта в ос- навсегда,// Как текучая вода.//В гибком зеркале при-
мыслении поэта оказывается трагической. Человек роды//Звёзды – невод, рыбы – мы,//Боги – призраки у
«выудил жизнь» (с.169) совершенно случайно и всего тьмы»). И в том и в другом случае центральным ока-
на полчаса. Его жизнь не более чем песчинка в ог- зывается противопоставление вечного, неизменного и
ромном «море смертей» (с.169), и ему нечего проти- преходящего, гибнущего, причём как философ, так и
вопоставить этой беспощадной игре, нечем от неё поэт вечным, незыблемым называют «землю», «при-
защититься. Отдельная человеческая жизнь на весах роду», а преходящим – жизнь человека и человечества
мироздания в интерпретации Хлебникова ничего не («рода», «народа»). При сопоставлении обнаружива-
весит. Связь с античными представлениями в данном ются и межтекстовые оппозиции на уровне образной
случае очевидна (ср. «судьба-швея» = Мойры или системы. У Экклесиаста незыблемость воплощается в
Парки, прядущие нити человеческой жизни; «судеб образе земли, а у Хлебникова мимолётность и быст-
колёса» = «колесо Фортуны», символ изменчивости ротекучесть времени сравнивается с бегом воды, сле-
счастья), вместе с тем нельзя не обратить внимание на довательно, перед нами новая бинарная оппозиция:
сходство мировидения поэта с известными формула- земля = вечность – вода = временность. Значимо
ми Экклесиаста: «а человеку великое зло оттого, что понимание поэтом времени. В данном случае сама эта
он не знает, что будет; и как это будет – кто скажет категория – атрибут именно смертных существ, тогда
ему?» (Екл.8:6–7), «...и нет власти у него (человека – как природа – нечто постоянное, поэтому она с кате-
Е.Т.) над днём смерти, и нет избавления в этой борь- горией времени несоотносима. Протяжённость, кон-
бе» (Екл.8: 8), «но время и случай для всех их (людей тинуальность присущи всему, что живёт и умирает, в
– Е.Т.). Ибо человек не знает своего времени» (Екл.9: этом смысле нет принципиальной разницы между
11–12). Хлебников, как и легендарный Проповедник, «нами», то есть человечеством, и звёздами или бога-
осознаёт всю мимолётность, быстротекучесть челове- ми. Все они когда-нибудь перестанут длиться, для них
ческой жизни, полную невозможность преодолеть однажды наступит «навсегда». А природа остаётся
неотвратимый закон бытия. Это совпадение во взгля- «красою вечною сиять». Два эти текста дополняют
дах, по нашему мнению, не случайно: Экклесиаст ис- друг друга, образуя новые семантические связи, одна-
пытал большое влияние античной философии, в част- ко существует ещё как минимум одно промежуточное
ности стоицизма, и на Хлебникова эта звено. Это стихотворение Тютчева «От жизни той,
мировоззренческая система оказала значительное воз- что бушевала здесь...»7, в котором обнаруживаются
действие. Однако существуют и принципиальные образы и мотивы, связывающие его с обоими текста-
расхождения: Экклесиаст в конечном итоге принима- ми. Строки «Природа знать не знает о былом,//Ей чу-
ет бытийный закон, смиряется с ним – это выражает- жды наши призрачные годы,//И перед ней мы смутно
ся, например, в том, что человеческую жизнь он упо- сознаём// Себя самих лишь грёзою природы» содер-
добляет природной («...и зацветёт миндаль, и жат важную идею забвения. Ср.: «Нет памяти о преж-
отяжелеет кузнечик и рассыплется каперс. Ибо отхо- нем; да и о том, что будет, не останется памяти у тех,
дит человек в вечный дом свой, и готовы окружить которые будут после» (Екл.1: 11). Хлебников усили-
его по улице плакальщицы» – Екл.12: 3–6), где дейст- вает впечатление, называя даже богов всего лишь
вуют те же самые закономерности: рождение, зре- «призраками у тьмы». Пресловутое «равнодушие»
лость и умирание. Это в определённой мере снимает природы воплощено поэтом в образе зеркала, в кото-
трагическое напряжение: всё в мире осуществляется ром всё отражается, но ничего не остаётся. Эллипти-
по данным от века божественным установлениям, и ческая структура стихотворения подчёркивает ста-
установления эти по самой своей сути не могут быть тичность зеркальной глади. Поэт принципиально
до конца человеком поняты: «...тогда я увидел все

64
БИБЛИЯ И ОСОБЕННОСТИ ПОЭТИКИ РУССКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

опускает все сказуемые при создании этого образа. Так, например, в стихотворении Хлебникова «Ес-
Сам рисунок стиха, напоминает отражение: ли я превращу человечество в часы...» (с.186–187)
Звёзды – невод, рыбы – мы, герой своею властью фактически производит новый
Боги – призраки у тьмы. всемирный потоп с целью очистить мир от зла: «Я
Звёзды, отражаясь, превращаются в невод, люди – затоплю моей силой, мысли потопом//Постройки су-
в рыб, а боги – в призраки. Члены этих пар как будто ществующих правительств...» В этической системе
вглядываются друг в друга, разделённые на семанти- Хлебникова власть, война и голод всегда являются
ческом уровне зеркальной поверхностью, а на фор- воплощением абсолютного зла, поэтому действия
мальном – тире. лирического героя направлены в первую очередь на
При всём сходстве взглядов в творчестве Хлебни- то, чтобы мир от этих зол избавить: «Если я обращу
кова присутствует лейт-мотив, которого нет ни у Экк- человечество в часы//И покажу, как стрелка столетия
лесиаста, ни у Тютчева: вера в прогрессивное разви- движется,//Неужели из нашей времени полосы//Не
тие человечества, в светлое будущее не для одного, но вылетит война, как ненужная ижица?..», «И, когда
для всех. Человек гибнет, но человечество продолжа- председателей земного шара шайка//Будет брошена
ет жить и расти в духовном и интеллектуальном пла- страшному голоду зелёною коркой,//Каждого прави-
не. Если для Экклесиаста история человеческого рода тельства существующего гайка//Будет послушна на-
– хождение по кругу («Что было, то и будет; и что шей отвёртке». Выше уже говорилось о некотором
делалось, то и будет делаться, и нет ничего нового сближении лирического героя и Христа. В стихотво-
под солнцем» – Екл.1:9), то Хлебников мыслит её по- рении «Всем» (с.194–195) сходная ситуация, герой
ступательным движением, дорогой к «Городу буду- сам о себе говорит: «Я продырявлен копья-
щего». Острая социальная направленность, иногда ми//Духовной голодухи,//Истыкан копьями голодных
граничащая с памфлетностью, в соединении с глуби- ртов». Возникают две возможные христианские аллю-
ной философских обобщений делает творчество поэта зии: распятие Иисуса Христа и пытка Св.Себастьяна,
глубоко своеобразным. в которого за тайную принадлежность к христианству
Для понимания отношения поэта к христианству римские легионеры стреляли из лука. Герой стихо-
небезынтересно рассмотреть следующее стихотворе- творения подчёркивает именно духовную природу
ние: «Ни хрупкие тени Японии,//Ни вы, сладкозвуч- своей боли, которая имеет в то же время ярко выра-
ные Индии дщери,//Не могут звучать похорон- женную социальную окраску.
нее,//Чем речи последней вечери.//Пред смертью Соединение духовного и социального, часто пара-
жизнь мелькает снова,// Но очень скоро и иначе.//И доксальное, а иногда почти оксюморонное – важная
это правило –- основа//Для пляски смерти и удачи» черта хлебниковского мировидения. Это не просто
(с.114). Здесь поэт достаточно определённо высказы- нравственная требовательность, стремление привле-
вает свою точку зрения, причём делает это в прису- кать внимание к язвам общества, как у Некрасова, а
щей ему сжатой и лаконичной форме. В центре стихо- элемент поэтики. Так, очень часто пересекаются се-
творения противопоставление трёх культурных и мантические поля голода и святости. В стихотворении
религиозно-философских систем: японской, индий- «Обед» «буханки серого хлеба» становятся «храмом
ской и христианской. Последняя осмысляется поэтом голодным», а мясо превращается в «образа». Дети из
как наиболее «похоронная». Одной из возможных стихотворения «Голод» (с.166-168) смотрят на зайца
причин подобного видения может быть то, что в ос- «большими глазами,//Святыми от голода...» . Подоб-
нове христианства оказывается идея спасения посред- ное соединение позволяет добиться исключительного
ством жертвы, что для поэта неприемлемо. Воскресе- художественного эффекта, нарисовать поистине чу-
ния для него нет. Кроме того, вновь актуализируется довищную картину голода. Используя этот приём,
мотив игры: принцип, лежащий в основе человеческо- поэт не столько живописует трагедию, сколько в оче-
го существования, имеет два полюса: отрицательный редной раз утверждает свою этическую систему: го-
(«пляска смерти») и положительный («удача») – оба лод – страшное зло, а страдание, которое он вызывает,
исхода возможны в равной мере, но определяются священно, и поэт поклоняется этому страданию. Го-
они в конечном итоге всё тем же фатумом. лод – это не просто отсутствие пищи, это катастрофи-
При всём замечательном своеобразии хлебников- ческое состояние мира, закономерно поэтому, что
ской философской концепции в отношении к библей- голод в стихотворении Хлебникова мучит не только
ским образам поэт в определённой мере следует тра- представителей рода человеческого – есть хотят и
диции, сложившейся в футуристическом животные, жертвой голода оказываются насекомые
направлении. Показательно в этом смысле творчество («Будет сегодня из бабочек борщ -//Мамка сварит») и
Маяковского: с одной стороны, Бог, небо, библейские даже деревья («Лепетом тихим сосна целовалась//С
мотивы в его поэзии встречаются постоянно, что само осиной.//Может, назавтра их срубят на завтрак»).
по себе указывает на их важную роль в художествен- Подводя итоги, укажем, что в философской систе-
ной системе поэта, но с другой – они целиком пере- ме поэта, при всей его любви к восточной культуре,
осмысляются, происходит их этическое и эстетиче- христианская традиция также нашла достаточно ши-
ское снижение, образы эти полностью лишаются рокое воплощение как на образно-мотивном, так и на
ореола мистики и тайны, низводятся поэтом до быто- идейном уровнях. В какой-то мере в этом вопросе на
вого уровня, тогда как лирический герой-поэт, наобо- поэта повлияли его социальные и политические
рот, вырастает до колоссальных размеров и самостоя- взгляды и некоторая тенденциозность художествен-
тельно вершит судьбы мира, берёт на себя некоторые ного направления, к которому он принадлежал. Вме-
божественные функции. сте с тем нельзя не отметить глубокую оригиналь-

65
БИБЛИЯ И ОСОБЕННОСТИ ПОЭТИКИ РУССКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

ность в осмыслении поэтом христианства и органич- челетия... Не это ли тот самый момент истины, то са-
ность использования тех или иных библейских обра- мое время, когда следует задуматься над смыслом
зов в его художественном мире: все они в первую прожитой жизни, обнажить нерасторжимые связи ее с
очередь служат утверждению Человека и человечест- далекими началами рода, истории родного племени?
ва. Но у автора была и другая, более конкретная, на-
————— сыщенная трагизмом задача: вырвать из мглы забве-
1
См.: Адаменко В.А. Новый мифологизм в русском ния, вернуть в пределы живой памяти дорогие лики и
искусстве нач. ХХ века: Хлебников и Стравинский// имена родителей и родичей, унесенных в ХХ в. пожа-
Поэтический мир В.Хлебникова. Межвуз.сб. науч. рами войны, репрессиями, неизлечимыми болезнями,
трудов. Вып.2. Астрахань, 1992. С.119–127; Гарбуз ибо в его понимании лишь семья – в ее нерасторжи-
А.В., Зарецкий В.А. К этнолингвистической концеп- мой цельности живых и умерших – и есть основной
ция мифотворчества Хлебникова. Мир Велимира строительный материал человечества на Земле – этом
Хлебникова. М., 2000. С.333–347. зыбком полустанке на пути меж двух космических
2
См.: Баран Х. Фольклорные и этнографические ис- ночей. Спасти от небытия беспамятства дорогие име-
точники поэтики Хлебникова// Баран Х. Поэтика рус- на может КНИГА, хранящая на своих страницах –
ской литературы начала ХХ века. Сб. М., 1993. С.15– наперекор тысячам и тысячам безымянных могил,
21; Ланцова С.А. Фольклорные истоки ранних поэм оставленных минувшим веком, – лица, движения,
Хлебникова// Поэтический мир Велемира Хлебнико- слова, чувства навеки ушедших. Вместо безымянных
ва/ Межвуз.сб.науч.трудов. Волгоград, 1990.С.32–38. могил – скромный мемориал, который надолго, наде-
3
Максимова Н.В. Мотивы пророка в поздней лирике ется автор, сохранит бесценные лики и их послание
В.Хлебникова// Международные хлебниковские чте- братства и добра как вещее провидение будущего.
ния: Велемир Хлебников и художественный авангард Заметим сразу: автору во многом удалось спра-
ХХ века; Сарычев В.А. «Земля» и «небо» Велимира виться с этой масштабной и столь ответственной за-
Хлебникова// Сарычев В.А. Эстетика русского модер- дачей. И главным образом потому, что содержание
низма. Воронеж,1991. С.227–312. жизни героя в двадцатом веке виделось ему как некое
4
Хлебников В.В. Избранное: Стихотворения. Поэмы. продолжение библейского опыта, библейских откро-
Драматические произведения/ вступ ст. М.Латышева. вений. И дело не в постоянных обращениях к Книге
М.: ТЕРРА, 2000. С.182-183. Далее цитирование осу- книг и цитировании нужных по ходу действия фраг-
ществляется по данному изданию с указанием стра- ментов. Продолжение здесь воспринимается в самом
ниц в скобках. прямом смысле слова: главный герой книги – Иосиф
5
Подробнее об этом см.: Кедров К. «Сеятель очей»: Аримафер – хочет видеть себя прямым потомком
образно-понятийный космос Вел.Хлебникова//Красная важнейшего действующего лица Библии, названного
книга культуры. М., 1989. С.157–168; Фарино Е. Как во всех четырех евангелиях, но почему-то оставлен-
пророк Пушкина сделался лицедеем Хлебникова// ного без внимания до наших дней и богословами и
Studia Russien.XII. Budapest, 1988. мастерами художественного слова. Это Иосиф из
6
Подробнее о традициях Тютчева у Хлебникова см.: Аримафеи. Он, по словам апостола Матфея, «богатый
Дуганов Р.В. Велимир Хлебников: Природа творчест- человек... который тоже учился у Иисуса», по словам
ва. М., 1990. апостола Марка, «знаменитый член совета, который и
7
Тютчев Ф.И. Стихотворения. Правда. М.,1977. С.307. сам ожидал царствия Божья», по словам апостола Лу-
ки, «член совета, человек добрый и правдивый», а по
М.В.Шульгин (Москва) словам апостола Иоанна, «ученик Иисуса, но тайный
О РОМАНЕ М.В.ФРИДМАНА – из страха от иудеев».
«КНИГА ИОСИФА» Это он (а не апостолы, не родичи Иисуса с помо-
Среди московских критиков бытует мнение, что щью Никодима) снял Распятого с креста, обмыл раны,
роман Фридмана – это нечто вроде «кентавра», соче- обвил тело пеленами с благовониями, положил во
тание добротной мемуаристики со взлетами фило- гроб, высеченный в скале, и привалил камень к двери
софски-религиозных прозрений. Думается, это не со- гроба.
всем так. Мемуаристики в книге крайне мало, так как В юности воображением героя романа целиком
общественно-политические события органически владел другой Иосиф, Прекрасноликий, сын Иаакова,
слиты с судьбами героев и не нуждаются в особом спасший в урочный час от голодной гибели свое пле-
выпячивании. Автор открыл в себе на склоне лет не- мя, а вместе с ним и другие соседние народы. В пору
одолимую жажду стать летописцем своего тяжкого возмужания героя все больше волнует судьба Иосифа
двадцатого века и, как выразился однажды мудрый Аримафейского, вторично спасшего свой народ тем,
М.К.Мамардашвили, «собрав себя в идейном вооду- что снял с него обвинение в казни Богочеловека. Пе-
шевлении один на один с миром», вгляделся в себя, реход от героя Ветхого завета к герою Нового овеян
«обнажился» в момент истины и рассказал о мире как ясным сознанием этого высокого смысла. В поступке
истории своей души. Аримафеянина герою романа видятся пути решения
Из содержания романа явствует, что первая часть великих противоречий своего века, запятнанного
была задумана и начата в 1990 г. Красноречивая, уди- кровавыми деяниями тиранов-властителей, противо-
вительная дата! Последний год десятилетия, послед- стоянием различных ветвей христианства, гибельны-
нее десятилетие столетия, последнее столетие тыся- ми разрывами между поколениями.
Организация событий этого бурного столетия
© М.В.Шульгин, 2005 предполагала и особую «библейскую упорядочен-

66
БИБЛИЯ И ОСОБЕННОСТИ ПОЭТИКИ РУССКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

ность» текста. Автор нашел ее: книга вмещает воспо- по увековечиванию памяти лежащих в безымянных
минания семи возрастов героя – Малыша, Отрока, могилах.
Юноши, Воина, Отца, Деда и Прадеда. На семь частей Воспитанный в семье правоверных евреев, юный
делится книга, причем в каждой части – несколько Иосиф, вынужденный обстоятельствами жить и
эпизодов. На самом же деле речь идет не о делении учиться в столице страны, постепенно отходит от ве-
истории жизни Иосифа Аримафера, наоборот, все ры отцов, при этом все пристальнее всматриваясь в
ведет к объединению различных фрагментов этой сущность учения Христа. 30–40-е годы минувшего
жизни, ибо, собравшись по зову Прадеда на кишинев- века, наверное, самая яростная пора в деле отверже-
ском еврейском кладбище, где на чужой плите выгра- ния, опровержения этого человечнейшего учения. И
вированы имена родителей героя, возрасты дополня- герой романа пытается заслониться от кровавых дея-
ют друг друга, кое в чем подправляют и вместе ний века истинами Нового завета. Но изменить вере
приходят к определению истинного смысла прожито- родителей, вырыть непроходимый ров между собой и
го. Такова эта необычная «техника» памятования, с ими он не в силах, ибо это равноценно разрушению
помощью которой автор стремится преодолеть про- главной опоры жизни. Истинно божественное откры-
пасть беспамятства – и это касается как библейских вается ему с годами в поиске путей сближения двух
начал, так и в не меньшей мере событий, прошумев- вер, сближения Отца и Сына, разлученных людьми и
ших в уже преодоленном веке. Книга М.Фридмана не догматами религий.
устает призывать читателя: не убивайте в себе свои В самом деле: за две тысячи лет до появления Бо-
возрасты, храните их в своем сознании, прислуши- гочеловека Бог потребовал от Авраама положить сына
вайтесь порой к их напоминаниям, лишь после этого на алтарь всесожжения, а в начале эры Сына пожерт-
принимайте окончательное решение. Ибо только в вовал собственным сыном ради спасения человечест-
этой цельности возрастной отыскивается тот момент ва. И разве не о том свидетельствуют слова самого
истины, когда возможны озарения, ниспосланные Иисуса, которые неоднократно цитируются в романе?
предками. Верное осмысление прошлого – кратчай- Более того, во время своего паломничества на земле
ший путь в будущее, – убеждает «Книга Иосифа». Палестины герой романа обнаруживает, что гора Мо-
В 50-60-е гг. герой другого произведения риа, место, указанное Богом для жертвоприношения
М.Фридмана уже пытался было отыскать в буднях Авраама, почти рядом с Голгофой, где тот же Бог
послевоенной поры следы погибшей семьи, зерна ис- жертвует собственным сыном. Так крепчает тот мос-
тин, оставленных ею на земле родины (роман «Воз- тик, который Иосиф Аримафер стремится перебро-
вращение в будущее», Кишинев 1967, на румынском сить от Отца к Сыну.
языке). Попытка закончилась неудачей: он доиски- Герой так и остается на середине моста – его опе-
вался этих истин в одиночку, в своем тогдашнем воз- редят дети, которые с самого начала ощущают себя
расте – Иосифа-Отца – еще очень далеком от осмыс- христианами. Но в книге этот вопрос перерастает гра-
ления современного звучания библейских заветов. ни религиозного спора: ибо по такому же образцу
Итак, одиссея души в ХХ столетии, долгий путь к строятся в мире людей и отношения между отцами и
постижению самого себя длится в романе «Книга Ио- детьми вообще, отношения между поколениями. И
сифа» семь десятилетий. Герою выпадают на долю Иосиф страдает не оттого, что дети изменили вере его
тяжкие испытания периода фашизации Румынии, за- племени, – в конце концов, это выбор их души, и он
хвата Красной армией Бессарабии, затем Отечест- это право признает за ними. Его отцовское страдание
венной войны и, наконец, послевоенных сталинских вызвано тем, что условия жизни, утомительные будни
нововведений. Трижды нисходит он в преисподнюю и мешают близости между старшим и младшим поко-
трижды одолевает смертный искус. Может быть, по- лениями, что они теряют драгоценное чувство един-
тому – объясняет нам автор, – что все эти годы он ства и взаимодоверия. И это с особой силой обнару-
неустанно доискивается сути божественного в чело- живается в дни прощания Иосифа-Прадеда с
веческой судьбе. умирающей дочерью.
А началось все это в тот час, когда, направляясь на Тысячи и тысячи дней были им отпущены для до-
кишиневском кладбище к могиле недавно умершего верительного душевного сближения, взаимопонима-
дяди, он обмер перед плитой, на которой ниже име- ния, взаимопомощи. А оказалось их всего одинна-
ни хозяина могилы, ему совершенно неизвестного, дцать, когда неумолимый приговор был уже
были выгравированы имена всех членов родной се- произнесен и казнь близка. Автор считает себя вправе
мьи, истребленных в гетто. Их в могиле, конечно, не утверждать: «Дивное сказание о первородном грехе и
было, но один из выживших осуществил их мольбу: проклятии рожать в муках своих детей было просто
сохранить для жизни их имена, покуда не явится сын недопонято первыми людьми. Не о муках рождения
и не начнет возводить мемориал – книгу ли, картину, шла речь, а о том, что разрыв пуповины перерастает в
скульптуру, песню, дарящую долгую жизнь безвинно разрыв между поколениями: будущее предстоит тво-
убиенным. Мыслим ли более потрясающий зов род- рить в настоящем только путем пожирания прошло-
ных голосов с той стороны, чем эта прорвавшаяся го».
сквозь все заслоны смерти мольба, эта предсмертная Высоко одаренная художница, дочь героя совер-
попытка отвратить угрозу беспамятства? шает истинный подвиг смиренного крестоношения:
Потомок Иосифа Аримафейского воспринимает борясь со смертельным недугом, она черпает в вере
это ошеломляющее открытие как пожизненный завет. силы, чтобы создать целую галерею библейских обра-
И совет возрастов у могильной плиты неизвестного зов – в рисунках, маслом по дереву, в скульптурах. В
праведника становится итогом многолетних усилий этих работах гармонически сочетаются образы Ветхо-

67
БИБЛИЯ И ОСОБЕННОСТИ ПОЭТИКИ РУССКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

го завета («Ной», «Иааков и Рахиль», многочислен- вами его надежды: «Кто знает... Может быть, когда-
ные картины Исхода из Египта и др.) и Нового («На- нибудь...»
горная проповедь», «Снятие с креста», «Несущий
крест», «Тайная вечеря» и др.). Потрясенный отец
лишь в эти последние дни понимает, как далек он был
от самого близкого человека на свете, как мало сделал
для того, чтобы это роковое расстояние сократилось,
как мало сил он потратил ради обретения этой дра-
гоценной близости. И что истинным мерилом веры
являются не участие в обрядах и внешнее поклонение
храмовым святыням, а дела, поступки человека. Они
и только они – земное свидетельство существования
Вышней силы. Все возрасты используют свой жиз-
ненный опыт, чтобы единодушно поддержать этот
вывод, этот завет грядущим поколениям.
Но есть в книге и другой не менее важный вывод:
трудный поиск божественного в человеческой судьбе
ведет к открытию удивительных связей между разно-
временными событиями, разделенными порой не де-
сятилетиями, а веками и тысячелетиями. Цельность
исторической судьбы народов становится все оче-
видней. В романе приведены поражающие воображе-
ние читателя примеры перекличек тиранических эпох
античности – в частности, эпохи императора Тиберия
– с тоталитарными режимами двадцатого века. Тибе-
рий по совету своего звездочета Трасилла вызывает к
себе на остров Капри Иосифа Аримафейского и Аф-
рания, начальника секретной службы Пилата, дабы
уяснить для себя суть событий, происшедших в Па-
лестине в год казни Иисуса. Читатель не может не
уловить параллели с поведением тиранов минувшего
столетия, направлявших экспедицию за экспедицией в
Тибет, чтобы завладеть оккультными тайнами зага-
дочной Шамбалы. Другие примеры перекличек: Ио-
сиф-Отрок помнит смелые выступления юного
Н.Чаушеску в защиту интересов трудового народа, а
Иосиф-Дед становится свидетелем восстания этого
народа против диктатора Чаушеску и его расстрела.
Иосиф-Отрок не забыл, какие кровавые шабаши уст-
раивали в бухарестском парке фашиствующие молод-
чики во имя утверждения «диктатуры креста». Иоси-
фу-Прадеду суждено увидеть подобного же рода
шабаш ... в большом зале Центрального Дома литера-
торов. Значит, думает герой, они догнали его здесь, в
сердце социалистического государства. И будут уби-
вать страшнее – ведь у Иосифа дети и внуки, и опас-
ность, угрожающая им, куда смертельнее ...
Эта диалектика невидимых связей, перекличка, ка-
залось бы, несовместимых явлений помогают при-
близиться вплотную к искомым истинам бытия. Вне
богоискательства такие откровения невозможны,
уверен автор романа «Книга Иосифа». И последняя
глава книги, названная «Здравствуй, дочь!», глава о
прощании с умирающей дочерью, с особой, непереда-
ваемой трагичностью подтверждает это.
И если книга задумана в конце столетия и тысяче-
летия, дочь, просветленная верой, прощается с отцом
на заре первого столетия, первого тысячелетия Эры
Духа, «когда Отец и Сын воссоединятся в сердцах
людей...». Когда смиренное крестоношение станет
всеобщим мерилом праведности.
Вот почему книга, запечатлевшая героя на середи-
не моста, ведущего от Отца к Сыну, завершается сло-

68
ИНТЕРПРЕТАЦИЯ БИБЛИИ В АНГЛОЯЗЫЧНОЙ ЛИТЕРАТУРЕ

Молитвы Эндрюса изначально многоязычны и


ИНТЕРПРЕТАЦИЯ БИБЛИИ близки к исконноязычным: Новый Завет он любил
В АНГЛОЯЗЫЧНОЙ ЛИТЕРАТУРЕ цитировать на греческом, Ветхий – используя вариант
Септуагинты и корректируя его древнееврейским тек-
стом. Позднее (история публикации и текстологиче-
Л.В.Егорова (Вологда)
ские данные будут приведены далее) «Preces» неод-
ЛАНСЕЛОТ ЭНДРЮС. «PRECES PRIVATAE»
нократно переводились на английский язык. При пе-
Но мы постоянно пребудем
реводе на русский я пользовалась английским перево-
в молитве и служении слова.
дом Ф.Е.Брайтмена 1903 г. (см. The Preces Privatae of
Деян. 6:4.
Lancelot Andrewes, Bishop of Winchester. Translated
I
with an introduction and notes by F.E.Brightman, M.A.,
Гуманистическая проповедь – «метафизическая» –
Fellow of S. Mary Magdalen College, Oxford, Canon of
«ясная» пуританская – такова логика развития пропо-
Lincoln).
веди в Англии XVI–XVII вв. Основоположник и наи-
УГЛУБЛЕНИЕ В СЕБЯ
более яркое светило «метафизической школы» пропо-
Покаяние
веди — Ланселот Эндрюс. Его фигура занимает одно
Раскаиваюсь ли я?
из центральных мест в дискуссии об особенностях,
Предаюсь ли печали?
свойствах проповеднической прозы, оказавшей столь
Я желал бы большего покаяния,
большое влияние на формирование прозаического
Горюю, что нет его,
стиля в целом. Проповедь строится как остроумный
Сожалею ли?
(witty) комментарий Слова, приближение к истине за
Объят ли страхом?
счет глубокого проникновения в строй библейской
Стыжусь ли?
речи. Напомним, проповеди Эндрюса видятся
Изможден?
Т.С.Элиоту, открывшему в XX в. широкой публике и
Боюсь меньшего,
Джона Донна, и Ланселота Эндрюса, «в одном ряду с
Был бы рад если.
лучшими произведениями английской прозы своего
времени, всех времен»1.
Молитва
Cопоставляя проповеди Эндрюса с проповедями
Если не семикратно, как Давид,
«религиозного кудесника» Донна, Элиот, обращает
по крайней мере, трижды, как Даниил?
внимание на принадлежность Эндрюса «к сообществу
Если не пространно, как Соломон,
духовных от рождения, одному из тех, «che in questo
по крайней мере, кратко, как мытарь?
mondo, /contemplando, gustò di quella pace»2, «…кто,
Если не всю ночь, как Христос,
окруженный миром зла, / Жил, созерцая, в неземном
по крайней мере, один час?
покое»3.
Если не на земле и если не в пепле,
Откуда этот покой или гармония интеллекта и
по крайней мере, не на ложе?
чувства, которая, по мнению Элиота, определяет осо-
бые свойства стиля Эндрюса («intellect and sensibility
Пост
were in harmony; and hence arise the particular qualities
Если не во власянице,
of his style»4)? Желающим «поверить» эту гармонию
по крайней мере, не в порфире и виссоне?
Элиот рекомендует начать с тома «Preces Privatae»
Если не воздерживаясь от всего,
(«Частные молитвы»), а затем уже обратиться к про-
по крайней мере, от излишеств?
поведям («Those who would prove this harmony would
do well to examine, before proceeding to the sermons, the
Пожертвования
volume of “Preces Privatae”»5).
Если не как Закхей, вчетверо,
Опубликованные через несколько лет после смер-
по крайней мере, по закону, воздав и приба-
ти Эндрюса, при жизни «Рreces» предназначались для
вив пятую часть?
его личных нужд: выражения веры, надежды, любви,
Если не как богатый,
хвалы и благодарения, раскаяния и моления. Джон
то как вдова?
Бакеридж, второй преемник Эндрюса в епархии Или
Если не половину,
(Ely), в прощальной проповеди в день похорон назвал
по крайней мере, часть тридцатую?
«жизнь его жизнью молитвы» («Vita eius vita
Если не сверх моей силы,
orationis»)6. Он вспоминал, что Ланселот Эндрюс
пусть по силам моим?
ежедневно пять часов проводил в молитве, а после
Кто он – этот человек, желавший еще большего
смерти брата Николоса практически не выпускал из
покаяния? Прежде чем обратиться к фактам его жиз-
рук молитвенник – «Preces Privatae».
ни, вслушаемся в еще одну его мольбу и исповедь.
В дальнейшем эта книга стала необходимой мно-
Мольба
гим, и оригинальность аналогии – чем «Книга общих
О вспомни, что я есть:
молитв» («The Book of Common Prayer») является для
прах и пепел
публичного богослужения, тем «Preces» для личной
что я трава и цвет полевой
духовной жизни англикан – стерлась и стала почти
плоть и дыхание уходящее
само собой разумеющейся.
тление и червь,

© Л.В.Егорова, 2005 как странник и пришелец

69
ИНТЕРПРЕТАЦИЯ БИБЛИИ В АНГЛОЯЗЫЧНОЙ ЛИТЕРАТУРЕ

в храмине из брения; Пасхальные каникулы обыкновенно посвящаются


малы и несчастны дни жизни моей, изучению нового для него языка, в результате – вла-
сегодня есть, а завтра уж нет, дение пятнадцатью современными языками и шестью
утром, но не до вечера, древними. Знавшие Ланселота Эндрюса замечали,
теперь и тотчас — нет, что, живи он при смешении языков, мог бы послу-
в теле смерти, жить хорошим переводчиком. Цитировал он обыкно-
в мире растления, венно на языке-оригинале – наслаждался им, не желая
лежащем во зле. искажать смысл переводом: «со своей стороны я же-
Помни это. лал бы, чтоб ни одно из слов не было заужено перево-
дом, но, насколько это возможно, оставлено в широ-
Исповедь тах исконного языка»9. Перевод Эндрюс обычно дает,
Согрешил я. органично вплетая его в ткань чуткого и скрупулезно-
Верно, и я из них, о Господь, ибо жизнь моя обли- го анализа.
чает меня7. В 1572 г. получена степень бакалавра, в следую-
Исповедуюсь Тебе, ибо, если бы и хотел, не ук- щем – магистра гуманитарных наук. С 1576 по 1605
рыть ее от Тебя, Господи. Эндрюс живет и работает в Пембрук Холле. По со-
Кто родится чистым от нечистого? хранившимся свидетельствам, учитель он превосход-
нечистого семени ный; уважение воспитанников к наставнику неизмен-
Я грешник но и искренне. Катехизические наставления по суббо-
нечистого лона: там и воскресеньям привлекают не только представи-
телей университета, но и «посторонних» из близле-
в грехе зачала мать меня: жащих мест (представление о лекциях можно полу-
корень горький чить, обратившись к «Образцу катехизической док-
побег маслины дикой. трины» / «The Pattern of Catechistical Doctrine»). В
1. Я согрешил, свершил беззаконие, виновен пред 1580 г. рукоположен дьяконом. С этого же года он
Тобой назначен младшим, а со следующего года и старшим
2. нарушил завет Твой казначеем Пембрук Холла. Финансовое положение
3. отверг закон колледжа заметно улучшается в эти годы (см. Aubrey
4. не внял вразумлению Attwater. Pembroke College, Cambridge. Cambr., 1936.
5. огорчил Духа Святого P. 54–57). В 1585 получена степень бакалавра бого-
6. жил по своим помыслам словия. В 1586-м, став капелланом графа Хантингдо-
7. шел от зла ко злу на (Henry Earl of Huntingdon), Эндрюс примиряет
8. не боялся Тебя многих римских католиков с англиканской церковью.
9. не вернулся В течение всей своей жизни Эндрюс остается при-
10. даже при зове верженцем высокоцерковного англиканства, равно
11. даже, когда потревожен был удаляясь и от пуританства, и от Римской католиче-
12. но ожесточился ской церкви.
13. бросал вызов Тебя Став капелланом Витгифта, архиепископа Кентер-
14. и всё это Ты видел берийского, он обретает славу «звезды», «ангела»
и молчал. проповеди. В 1589 г. Эндрюс – викарий собора св.
«Подобно “Исповеди” св. Августина и некоторым Джайлза, пребендарий в Саутуэле и соборе св. Павла.
из псалмов, “Рreces privatae” открывают дверь святи- Проповеди и лекции этого периода сохранились (см.
лища, где святой коленопреклонен перед Господом», ΑΠΟΣΠΑΣΜΑΤΙΑ SACRA or a collection of posthumos
— писал доктор Свит (H. B. Swete)8. and orphan lectures delivered at St.Pauls & St.Giles his
II Church... never before extant. London, 1657). В 1594 г.
Ланселот Эндрюс родился в 1555 г. в Лондоне. Он получена степень доктора богословия. В 1597-м Энд-
старший из тринадцати детей Джона Эндрюса. В 1563 рюс становится пребендарием Вестминстера, в 1601-м
г. начинает учиться в Куперз Скул (Cooper’s Free – деканом. В этой должности 25 июля 1604 г. он ис-
School of Ratcliffe), откуда через два года по настоя- полняет свои обязанности при коронации Якова I.
нию учителя переведен в недавно основанную Мер- Летом 1604 г. Эндрюсу поручается руководство рабо-
чант Тейлорз Скул (Merchant Taylors’). Склонность к той первого Вестминстерского комитета по переводу
наукам проявляется у Ланнселота уже в детстве. Библии. Великолепное знание языков, глубинное по-
Мальчика приходится заставлять играть (нелюбовь к стижение Библии, тонкость чувствования Эндрюса во
играм всякого рода сохранилась на всю жизнь), зна- многом определили результат этой титанической ра-
ния же усваиваются органично, с большим желанием. боты передачи Божественного слова.
С детства проявляется и любовь к природе (впослед- В 1605 г. Эндрюс посвящен в сан епископа Чиче-
ствии сам Фрэнсис Бэкон оценит его естественнона- стера. Как ни старается он углубиться в дела духов-
учные познания). В 1571 г. Ланселот принят в Пем- ные, дела государственные требуют его знаний и
брук колледж, Кембридж с назначенной архидиако- опыта. Полемический дух чужд Ланселоту, но именно
ном Мидлсекса доктором Томасом Уотсом стипенди- к нему обратился король с просьбой о защите от на-
ей. Королева Елизавета удостаивает его стипендией в падений кардинала Роберто Франческо Беллармине,
колледже Иисуса в Оксфорде. В годы учебы Ланселот подвергшем резкой критике предписанную Яковом
овладевает латынью, греческим, древнееврейским. после порохового заговора присягу на верность

70
ИНТЕРПРЕТАЦИЯ БИБЛИИ В АНГЛОЯЗЫЧНОЙ ЛИТЕРАТУРЕ

(Джон Чемберлен 21 октября 1608 г. пишет: «...the Р.Дж.Ливингстоуном (R.G.Livingstone), членом совета
bishop of Chichester is appointed to answer Bellarmin Пембрук колледжа, Оксфорд. Книга с золотым обре-
about the oath of allegeance, which task I doubt now he зом невелика по формату (5 х 2½ дюйма), в ней 188
will undertake and perform, being so contrary to his dis- страниц, причем текст обрывается на странице 168 (в
position and course to meddle with controversies»10). В начале вечерних молитв), последние 20 страниц чис-
ходе полемики опубликованы «Responsio ad Torti Li- тые. По некоторым предположениям, эта рукопись
brum, or Tortura Torti», 1609 (кардинал писал под име- принадлежала самому Эндрюсу11. Ф.Е.Брайтмен дока-
нем Маттеуса Торти), «Responsio ad Apologiam Cardi- зывает, что рукопись выполнена переписчиком Энд-
nalis Bellarmini», 1610, историческая важность кото- рюса с целью передачи ее У.Лоду, и, по-видимому,
рых, прежде всего, – в формировании позиций англи- процесс переписывания был прерван необходимостью
канства, в определении различий между англиканст- вручения ее, ибо смерть дарителя приближалась. По
вом и Римом. мнению исследователя, сия рукопись не может быть
22 сентября 1609 г. Эндрюс переведен епископом оригиналом, так как не содержит примет, упомянутых
в Или, в 1618-м – в Винчестер. С 1 января 1619 г. он – Ричардом Дрейком: «…написана его [Л. Эндрюса. –
королевский капеллан. Аудитория его как проповед- Л. Е.] благочестивой рукой и омыта слезами раская-
ника – «дом Цезаря». Елизавета, затем Яков I с их ния» («Had you seen the original manuscript, happy in
приближенными наслаждаются богатством знаний, the glorious deformity thereof, being slubbered with his
изощренностью ума Эндрюса. По особому желанию pious hands and watered with his penitential tears, you
Карла I проповеди были собраны Уильямом Лодом и would have been force to confess, that book belonged to
Джоном Бакериджем, и в 1628 г. девяносто шесть no other than pure and primitive devotion»12). Почерк,
проповедей (XCVI Sermons) были опубликованы. При действительно, отличен от почерка Эндрюса. Харак-
жизни Эндрюса, в 1611 г. вышел сборник Scala Cœli, тер ошибок на древнееврейском cвидетельствует о
содержащий девятнадцать проповедей о молитве. том, что допустить их мог только переписчик, не
Позиция Эндрюса – позиция миротворца. Многие знавший языка и не понимавший переписываемого
из современников полагали, что, будь он примасом им. Кроме того, рукопись не выглядит бывшей часто
Англии, церковный мир был бы достижим благодаря в употреблении, а, согласно свидетельствам, Эндрюс
его неподкупности, терпению, такту. не выпускал ее из рук в последние годы.
Тщательно исполняя священнический долг, Энд- Вторая рукопись хранится в библиотеке Пембрук
рюс пытается устраняться от высоких должностей, но колледжа, Кембридж. Эта копия, скорее всего, была
безрезультатно: на нем – крест государственных дел. выполнена Самюэлом Райтом (Samuel Wright), слу-
Мягкость, неприятие разногласий становятся уязви- жившим секретарем Эндрюса в годы его епископства
мыми при необходимости действовать, когда весьма в Винчестере, и передана Ричарду Дрейку. Данная
зыбка грань между терпимостью и слабостью. Чисто- рукопись – W (Wright) – форматом 6 х 3¾ дюйма с
та души внушает почтение его потенциальным про- золотым обрезом cодержит 170 страниц. В ней есть
тивникам, но как нелегко участвовать в баталиях че- дополнительный параграф на одной из страниц (с.
ловеку, естественная стихия которого – молитва и 123) и те двадцать заключительных страниц, которые
учение! В апреле 1621 г. Эндрюс введен в состав ко- отсутствовали в первом источнике. Судя по характеру
миссии пэров, назначенной королем для подтвержде- изменения текста, внесенных переписчиком (хотя
ния злоупотреблений Фрэнсиса Бэкона. В октябре он почерк крупнее, чем в предшествовавшей рукописи,
участвует в работе комиссии по делу архиепископа не исключено, что переписчик тот же), рукопись
Кентерберийского Эббота. Встав на сторону монарха, предназначалась для более или менее широкого ис-
Эндрюс навлекает на себя осуждение многих. В по- пользования, ибо в ней отсутствуют места личного
следующие годы он принимает участие в работе ко- характера (возможно, предполагалось, что они могли
миссий по запрету деятельности иезуитов, по закладу иметь ценность только для самого автора); сохрани-
некоторых королевских земель Эдварду Аллену, по лись лишь единичные слова, строки на древнееврей-
отстрочке приведения в исполнение смертных приго- ском, известном немногим, остальное же изложено на
воров и других. греческом или замещено соответствующими местами
25 сентября 1626 г. заканчивается земной путь из Септуагинты. Изъятию подверглась и бóльшая
Ланселота Эндрюса. Архиепископ Уильям Лод, делая часть молений за усопших, которые не приветствова-
запись в дневнике в этот день, называет Ланселота лись в определенные моменты на протяжении XVII в.,
Эндрюса «великим светочем христианского мира». в том числе в 1642–1648 гг., хотя сам Эндрюс не на-
III ходил ничего предосудительного в том: «For offering
Источниками текста шедевра англиканского бла- and prayer for the dead, there is little to be said against it;
гочестия «Preces Privatae» являются четыре рукописи. it cannot be denied that it is ancient»13.
Первая была передана незадолго до смерти самим Выйдя из-под пера переписчика (Райта?), рукопись
Ланселотом Эндрюсом Уильяму Лоду, о чем свиде- подверглась дальнейшим изменениям. Сначала Ри-
тельствует надпись, сделанная последним на титуль- чард Дрейк добавил сноски на полях (отсылки к Биб-
ном листе рукописи: «My reverend Friend Bishop An- лии) и в некоторых местах исправил текст в соответ-
drews gave me this Bookе a little before his death. W: ствии с Септуагинтой. Затем вся рукопись подвер-
Bath et Welles»; эта же надпись позднее повторена глась еще одной переработке. По-видимому, прило-
рукой неизвестного, ибо оригинал к тому времени живший к этому руку опирался еще на один мануск-
выцвел. Данная рукопись – L (Laud) – не была широко рипт, отличающийся от подаренного Уильяму Лоду.
известна до приобретения ее в 1883 г. В результате дописаны опущенные первым перепис-

71
ИНТЕРПРЕТАЦИЯ БИБЛИИ В АНГЛОЯЗЫЧНОЙ ЛИТЕРАТУРЕ

чиком места, в том числе содержащие и моменты minster, включив туда фрагменты уже известных из
личного характера; добавлены и вставки, отсутст- прежних публикаций материалов, несколько отрыв-
вующие в рукописи Лода. ков из проповедей и некоторую часть ранее не публи-
Третья рукопись – В (Barham) – хранится в биб- ковавшегося. В целом это было совсем не похоже на
лиотеке Барэма, сейчас принадлежащей Пембрук кол- известное до сих пор. Ричард Дрейк, восприняв пуб-
леджу, Кембридж. Эта рукопись с золотым обрезом ликацию как факт посягательства на честь епископа,
форматом 5⅞ x 3¾ дюйма содержит 144 страницы, 10 решил засвидетельствовать почтение светлой памяти
последних чистые. Текст, по-видимому, был скопиро- покойного, не использовать только для своего собст-
ван с рукописи Райта еще до переработки ее неиз- венного употребления то, что, как он полагал, было
вестным, по крайней мере, до 1648 г. Самостоятель- бы полезно для всей Церкви Божией. Получив руко-
ной ценности не имеет. пись Райта, он публикует адекватную версию «Pre-
Четвертый – H (Harleian) – манускрипт хранится ces»: A manual of the private devotions & meditations of
сейчас в Британском музее. Данная рукопись разме- the Right Reverend Father in God Lancelot Andrews, late
ром 6⅛ x 4 дюйма с золотым обрезом насчитывает Lord Bishop of Winchester: translated out of a fair Greek
154 страницы, 70 из которых чистые. Текст полно- MS. of his Amanuensis by R.D., B.D. Предисловие
стью на латыни. Почерк не Эндрюса. Молитвы, несо- издания датировано днем Иоанна Крестителя 1648 г.
мненно, принадлежат ему. Переиздания последуют в 1670 (A manual of Private
Впервые некоторые из молитв вышли в свет в 1668 Devotions with a manual of directions for the Sick, by
г. Давид Стоукс (David Stokes) в приложении к «Verus Lancelot Andrews, late Lord Bishop of Winchester), 1674,
Christianus», выпускаемом издательством Кларендон 1682, 1692 гг. Именно этот вариант (с поправками)
Пресс, дал несколько текстов Эндрюса на греческом, стал основой издания серии «Церковной библиотеки»
несколько на латыни, один – в переложении на анг- (Churchman’s Library) 1853 г. и «Библиотеки англо-
лийский. католического богословия» (Library of Anglo-Catholic
Первое подробное издание «Preces» под заглавием Theology) 1854-го.
Rev. Patris Lanc. Andrews Episc. Winton. Preces Privatœ Еще один перевод издания 1675 г. (если так можно
Grœcè & Latinè было осуществлено под редакцией назвать труд доктора Стенхоупа, декана Кентербери)
доктора Джона Лэмпхайера (Dr John Lamphire) в том был опубликован в 1730 г. под заглавием: Private
же издательстве в 1675 г. Источниками этого издания Prayers translated from Greek Devotions of Bp. An-
явились рукопись Райта после двойной переработки drewes, with additions by Geo. Stanhope D.D. Наша ого-
(Дрейком и неизвестным), материалы из архива Лан- ворка относительно правильности употребления слова
селота Эндрюса, предоставленные издателю Дрейком «перевод» обусловлена существенностью изменений,
(большинство на латыни) и приложение Стоукса. внесенных редактором. Труд его, скорее, парафраза
В 1828 г. Питер Холл (Peter Hall) издал «Preces» Эндрюса: сжатость, выразительность подлинника
под заглавием Reverendi Patris Lanceloti Andrews подменены высокопарностью. Сам доктор Стенхоуп
epics: Wintoniensis Preces Privatœ Quotidianœ Grœce et скончался в 1728 г., и это издание осуществил на ос-
Latine: editio altera et emendatior с новым предислови- нове его рукописей доктор Хаттон (J.Hutton); им же
ем на латыни, некоторыми исправлениями и дополни- написано предисловие. Данный вариант лежит в ос-
тельными примечаниями. нове ряда последующих изданий.
В 1848 г. вышло издание Питера Холла с кратким Новые версии переводов были сделаны в 1830 г.
дополнительным предисловием, объяснявшим необ- Питером Холлом14; в 1839 г. Эдвардом Бикерстетом
ходимость некоторого изменения текста 1675 года. (Edward Вickersteth)15; в 1840 г. Джоном Генри Нью-
В дальнейшем последовали издания Джона Бароу меном16; в 1844 г. Джоном Мейсоном Нилом (John
(John Barrow, 1853), Фредерика Мэйрика (Frederick Mason Neale)17. Переводы Ньюмена и Нила впослед-
Meyrick, 1865, 1867, 1870, 1873. Дополнения внесены ствии часто объединялись.
в каждое из изданий), П.Дж.Мэда (P.G.Medd, 1892), Известны также издания 1883 г. Эдмунда Винейб-
Генри Вила (Henry Vealе, 1895). Все эти издания пуб- лза (Edmund Venables)18, Александра Уайта (Alexander
ликовали «Preces» на латыни и греческом. Whyte)19 1896 г., Кемпа (J.E.Kempe)20 1897 г., и одно из
Переложения на английский были сделаны еще до самых известных изданий – уже упомянутый нами пе-
выхода оригинального текста. В 1630 г. Генри Исаак- ревод Ф.Е.Брайтмена 1903 г.
сон, живший некоторое время с Эндрюсом в качестве IV
его секретаря, публикует у Генри Сэйла (Henry Seile) «Preces» часто упрекают в неоригинальности. Как,
Institutiones piœ or Directions to pray под своими ини- из чего сплетает Ланселот Эндрюс этот венок молит-
циалами – H.I. В четвертом издании 1655 г. (Исааксон вы? Обратимся к первой из молитв – из раздела «О
скончался к этому моменту) название изменено: Holy жизни христианина»:
devotions with direction to pray … by the Right Reverend I
Father in God Lancelot Andrewes, late Bishop of West- 1.Что мне делать, чтобы наследовать жизнь веч-
minster. В новом предисловии издателя Генри Сэйла ную?
сказано об «истинном отце» молитв («The true father а. Соблюди заповеди.
and primary author of these Devotions was the glory of
this Church, the great and eminent Andrews»). 2. Что нам делать?
В 1647 г. Хамфри Моузли (Humphrey Moseley) б. Покайтесь, и да крестится каждый из вас.
опубликовал Private Devotions by the Right Reverend
Father in God Lancelot Andrewes, late Bishop of West- 3. Что мне делать, чтобы спастись?

72
ИНТЕРПРЕТАЦИЯ БИБЛИИ В АНГЛОЯЗЫЧНОЙ ЛИТЕРАТУРЕ

в. Веруй в Господа Иисуса Христа. собирает информацию, прежде всего из Священного


Писания, отсекая ненеобходимое ему в данном слу-
4. Что же нам делать? чае. Библия раскрыта перед Эндрюсом. Присущее ему
а. две одежды чувство единого пространства Духа, всеобщей связи в
У кого пища тот дай неимущему. (народу) каждом моменте усилено плотностью его письма –
густотой сети аналогий и соответствий:
б. Не требуйте более того, что определено вам.
(мытарям) МОЛЬБА ОБ ОТВРАЩЕНИИ БЕДЫ
в. Никого не обижайте, Как освободил Ты отцов, освободи и нас, о Господь.
не клевещите, Как отцов наших в прошлых поколениях:
довольствуйтесь своим жалованием. (воинам) Ноя от потопа,
Авраама из Ура Халдейского,
Знающий Евангелия вспомнит того «некого», кто Исаака от принесения в жертву,
после благословления Иисусом детей, «подбежал, пал Иакова от Лавана и Исава,
пред Ним на колени и спросил Его: «Учитель благий! клеветы жены господина своего
Что мне делать, чтобы наследовать жизнь вечную?» Иосифа от
(Мк. 10:17); «Учитель благий! Что сделать мне добро- темницы,
го, чтобы иметь жизнь вечную?» (Мф. 19:16) В ответе Иова от искушений,
Христа, переданном евангелистами, – темы для мно- фараона
гих проповедей и Эндрюса, и Донна: «…что ты назы- Моисея от
ваешь меня благим? Никто не благ, как только один побитья камнями,
Бог. Если же хочешь войти в жизнь вечную, соблюди Красного моря
заповеди» (Мф. 19:17). В «Preces», как видно и из израильтян от
этой, и из последующих строк, Эндрюс отсекает «по- Вавилона,
стороннее», оставляя строгий ответ на вопрос.
Следующий стих вызывает в памяти картину дня Саула, Голиафа
Пятидесятницы, когда Петр свидетельствовал о Хри- Давида от Кеиля, Ахитофена
сте и воскресении Его и слушавшие «умилились Авессалома, Доика, Савея,
сердцем и сказали Петру и прочим Апостолам: «что
нам делать, мужи братия?» Петр же сказал им: покай- Илию от Иезавели,
тесь, и да крестится каждый из вас во имя Иисуса Рабсака
Христа для прощения грехов; и получите дар Святого Езекию от
Духа» (Деян. 2:37–38). При чтении третьего диалога болезни его,
вспоминаются Павел и Сила. Избитые и заключенные Есфирь от Амана,
в темницу за проповедь, они «молясь, воспевали Бо- Иоаса от Гофолии,
га» (Деян. 16:25). «Вдруг сделалось великое землетря- Иеремию от темницы,
сение, так что поколебалось основание темницы; тот- трех мужей из печи огненной,
час отворились все двери, и у всех узы ослабели. Иову из чрева кита,
Темничный же страж, пробудившись и увидев, что учеников от волнения на море,
двери темницы отворены, извлек меч и хотел умерт- Петра из темницы Ирода,
вить себя, думая, что узники убежали» (Деян. 16:26– Павла от кораблекрушения, побития камнями,
27). Павел остановил его, и «он потребовал огня, вбе- змеи,
жал в темницу и в трепете припал к Павлу и Силе, и, освободи нас от всего, о Господь,
выведя их вон, сказал: государи мои! Что мне делать, мы уповаем на Тебя.
чтобы спастись? Они же сказали: веруй в Господа
Иисуса Христа, и спасешься ты и весь дом твой» (Де- Иногда «складень» молитвы не столь очевиден:
ян. 16:29–31).
Четвертое событие, к которому обращается Энд- БЛАГОСЛОВЛЕНИЕ ПЕРЕД ЕДОЙ
рюс, — проповедь Иоанна крещения покаяния для Ты, дающий пищу всякой плоти,
прощения грехов (сохраним деление на строки текста кормящий птенцов вóрона, взывающих к Тебе,
Синодального перевода): насыщающий нас с юности нашей,
«И спрашивал его народ: что же нам делать? наполни наши сердца пищей и веселием,
Он сказал им в ответ: у кого две одежды, тот дай не- укрепи наши сердца благодатью Твоей.
имущему, и у кого есть пища, делай то же.
Пришли и мытари креститься, и сказали ему: учитель! В данном случае структура библейских строк, из
что нам делать? которых взяты образы, изменена. В первых двух
Он отвечал им: ничего не требуйте более определен- строках Эндрюса звучит эхо псалмов: «Славьте Гос-
ного вам. пода, ибо Он … Дает пищу всякой плоти» (Пс.
Спрашивали его также и воины: а нам что делать? И 135:1,25), «Хвалите Господа, ибо Он … Дает скоту
сказал им: никого не обижайте, не клевещите, и до- пищу его и птенцам вóрона, взывающим к Нему» (Пс.
вольствуйтесь своим жалованьем» (Лк. 3:10–14). 146:1,9). Эндрюс, начиная молитвенное прославление,
Аналогичным образом Ланселот Эндрюс обычно словно отвечает псалмопевцу, исполняя завет его:
рассматривает интересующий его предмет, проблему: славит и хвалит.

73
ИНТЕРПРЕТАЦИЯ БИБЛИИ В АНГЛОЯЗЫЧНОЙ ЛИТЕРАТУРЕ

Точного аналога третьей строки мы не знаем. Быть


может, на память Эндрюсу пришли строки «Бог, па- Я согрешил. по
сущий меня с тех пор, как я существую, до сего Исповедуюсь. ради
дня…» (Быт. 48:15) или «Господь говорит: Я воспи- Помилуй как.
тал и возвысил сыновей…» (Ис. 1:2). Эндрюсу не нужно повторять произносимые еже-
В двух заключительных строках молитвы акцент с дневно и многократно по великой милости, ради сла-
еды, насыщения смещается на сердца. Обстоятельст- вы имени Твоего, как поступаешь с любящими имя
венная конструкция из Деяний святых Апостолов Твое.
14:17 (Бог «не переставал свидетельствовать о себе Кроме Библии он использует самые разнообраз-
благодеяниями, подавая нам с неба дожди и времена ные религиозные сочинения, начиная с трудов отцов
плодоносные и исполняя пищею и веселием сердца Церкви и средневековых авторов (Тертуллиана, Ири-
наши») и оценочная конструкция из Послания к Евре- нея Лионского, Киприана, Иоанна Златоуста, Иеро-
ям 13:9 («Хорошо благодатию укреплять сердца, а не нима, Блаженного Августина, Алкуина, Св. Ансельма,
яствами, от которых не получили пользя занимаю- Фомы Аквинского и многих других), кончая молитво-
щиеся ими») трансформируются в побудительные словами того времени. Не избегает он и древних: Ев-
предложения. рипида, Цицерона, Горация, Аристофана, Сенеки.
Есть молитвы, где наряду с явно узнаваемыми Слова, строки, фразы из тщательного отобранного
библейскими фразами звучат, кажется, свои — Лан- наследия прошлого переплетены в соответствии с
селота Эндрюса, но поручиться, что их нет в Библии, духом Священного Писания.
сложно: В проповедях мы видим это же поразительное
знание Библии и свободу сочетания частей (слов,
ПЕРЕД ДОРОГОЙ предложений). По Эндрюсу, наилучший способ рас-
Пошли мне удачу сегодня; крытия смысла того или иного места Писания – через
а если не будет Тебя со мной, другие места Писания. Привлечение личного опыта
и не выводи меня отсюда. кажется ему неприемлемым. Конкорданция по каж-
Ты, благословивший в путь дому поводу, балансировка или откровенное столкно-
раба Авраама ангела вение доводов — результат работы острого ума.
с помощью Напомним, именно на эти черты в первую очередь
волхвов звезды обращается внимание, когда разговор заходит об осо-
Ты, сохранивший бенностях «метафизической» проповеди в сравнении
Петра от волн, с «ясным стилем» (Plain style) пуританской проповеди
Павла при кораблекрушении, того времени: «1) остроумие, 2) ссылки на отцов
будь со мной, о Господь, поспособствуй мне, Церкви, 3) аллюзии на древние, классические труды,
направь меня, 4) иллюстрации из «сверхъестественного» естество-
доведи до конца, знания, 5) цитаты на латыни, греческом, древнееврей-
верни снова домой. ском и внимание к этимологии, 6) специфические
Да восстанет Бог, принципы библейской экзегезы, 7) структурирование
и рассеются враги Его. проповеди в соответствии со средневековыми образ-
Удалитесь от меня, вы — беззаконные, цами, 8) стиль Сенеки (или Цицерона), 9) использова-
я буду хранить заповеди Бога моего. ние парадоксов, эмблем, загадок, 10) умозрительные
В этой молитве выделяются четыре строки, начало доктрины и сокровенное знание, 11) проповедь в со-
трех из них по-английски повторено, словно заклятие ответствии с данным днем или временем литургиче-
(к сожалению, по-русски мне не удалось достичь этой ского года»21.
звучности): Обратимся к проповеди на Рождество 1605 г. «Ибо
не ангелов восприемлет Он, но восприемлет семя Ав-
… be with me, o Lord, and speed my way: раамово» (Евр. 2:16).
bring me on my way, Отправной момент, не как это часто у Джона Дон-
bring me to my journey’s end, на – наглядный зрительный образ (бегущих песочных
bring me home again. часов, здания с опорами), но предельно чуткое вслу-
Возможно, и это строки из Библии, не узнанные шивание в слово толкуемого текста Писания. Эндрюс
мной. замечает, что в другом месте Апостол Павел эту же
Священное Писание Ланселот Эндрюс безукориз- мысль выражает положительно22 (positively) и не без
ненно знает и в основных текстах, и в вариантах — до некоторой горячности: «И беспрекословно – великая
предлогов, до запятых. Обратимся к строке из «Схе- благочестия тайна: Бог явился во плоти» (1 Тим.
мы молитвы» (Schemes of Prayer. VI): 3:16). В данном же тексте не сказано положительно,
что Он воспринял нашу природу, но подано через
сравнение: воспринял не ангельскую природу, но нашу.
И далее Ланселот Эндрюс приводит примеры, явно
I have sinned. свидетельствующие, насколько ярче становится
I confess. according to мысль при использовании сравнительной конструк-
Have mercy for the sake of ции. Сказать Я тебя никогда не забуду далеко не то
as же самое, нежели Забудет ли мать дитя чрева сво-
его? Но если бы и она забыла, то Я не забуду тебя

74
ИНТЕРПРЕТАЦИЯ БИБЛИИ В АНГЛОЯЗЫЧНОЙ ЛИТЕРАТУРЕ

(Ис. 49:15). Фраза Я сдержу свое слово приобретет ния – небесные, по продолжительности – бессмерт-
бóльшую силу при появлении сравнения: Небо и зем-