Вы находитесь на странице: 1из 34

Чогьял Намкай Норбу

УЧЕНИЯ ЛОНГСАЛ
ТОМ 1
Это издание предназначено для тех, кто получил передачу содержащихся в нём учений от
Чогьяла Намкая Норбу или уполномоченных им учителей.

ОГЛАВЛЕНИЕ

От переводчика цикла учений Лонгсал

Предисловие

ЙОГА ПРАНЫ ЯСНОСТИ И ПУСТОТЫ История открытия

Коренной текст

УПАДЕША УСТНОЙ ПЕРЕДАЧИ ТАНГТОНГА ГЬЯЛПО История открытия

Коренной текст

КОРЕННАЯ УПАДЕША «ВАДЖРНОГО МОСТА» ЛОНГДЕ История открытия

Коренной текст

ОТ ПЕРЕВОДЧИКА ЦИКЛА УЧЕНИЙ ЛОНГСАЛ

Цикл Лонгсал, или «Светоносная ясность великого пространства, сокровенная сущность


дакини», — это собрание учений, открытых Чогьялом Намкаем Норбу.

В этой серии публикаций объяснения и уточнения сведены к минимуму, чтобы особо


подчеркнуть тот принцип, что для полного понимания текста нужно получить устные наставления
непосредственно от держателя передачи. Кроме того, хотя тибетский оригинал упадеш написан
сплошным стихотворным текстом, перевод сделан в прозе и разбит на небольшие разделы.

ПРЕДИСЛОВИЕ

В этом издании учений из цикла Лонгсал содержатся три упадеши, полученные во снах (mnal


chos), и истории их открытия на протяжении периода времени с 1959 по 1983 год.

«Йога праны ясности и пустоты» (gSal stong rlung gi rnal ‘byor), записанная в 1971 году,
содержит точные объяснения природы праны и наставления о том, как добиться совершенного
овладения различными её аспектами посредством упражнений в визуализации и кумбхаке. Сны, в
которых была открыта упадеша, связаны с Ургьеном Тэндзином (U rgyan bstan ‘dzin, 1893-1959),
мастером, достигшим Радужного Тела, и, косвенно, — с махасиддхой Хумкарой, источником
традиции Янтра-йоги.

1
«Упадеша устной передачи Тангтонга Гьялпо» (Thang rgyal snyan rgyud kyi man ngag),
полученная в 1973 году во время необычного сна, в котором автор встретил знаменитого
тибетского махасиддху Тангтонга Гьялпо (Thang stong rgyal ро, 1385-1509),— это короткая
упадеша, содержащая сущность трёх разделов Дзогчен.

«Коренная упадеша “Ваджрного моста” Лонгде» (Кlong sde rdo rje zam pa'i man ngag gi rtsa
ba), записанная в 1983 году, даёт основополагающее руководство по ключевым моментам
практики четырёх да Лонгде. Эта устная традиция известна как «Ваджрный мост» (rdo rje’i zam
ра) и идёт от тибетского мастера Вайрочаны (VIII век). Эта практика процветала в Тибете до XIV
столетия, и благодаря ей многие мастера достигали реализации Радужного Тела. Сны, в которых
была получена упадеша, связаны с самим Вайрочаной, с учителем Не-гьябом Ринпоче (gNas rgyab
rin ро che ‘Jam dbyangs bio gros rgya mtsho, 1902-1952), от которого Чогьял Намкай Норбу получил
передачу Семде и Лонгде Дзогчена, и с коренным учителем Чогьяла Намкая Норбу ригдзином
Чангчубом Дордже (1826-1961).

Я благодарен Джулии Лолес, Лаури Мардер, Джону Шейну и Джиму Вэлби за проверку моего
английского, а также должен отметить, что это учение по Лонгде уже было переведено на русский
язык Баиром Очировым.

Адриано Клементе Май 2001 года

2
Из «Светоносной ясности великого пространства, сокровенной сущности дакини»

ЙОГА ПРАНЫ ЯСНОСТИ И ПУСТОТЫ

[ИСТОРИЯ ОТКРЫТИЯ ТЕРМА]

В десятый день седьмого месяца года земли-свиньи [сентябрь 1959 года], когда я находился в
священном месте Падма Янгце в Сиккиме, ранним утром я увидел такой сон.

Я прогуливался в изумительном месте в обществе двух девушек, сестёр Падма Палдзинмы и


Карма Палдзинмы (двух дакини из свиты Дордже Юдронмы), которых прежде я уже несколько раз
встречал в своих снах. В какой-то момент обе девушки взяли меня за правую и левую руки и,
мелодично распевая Песню Ваджры:

Е МА KI RI KI RI...

стали двигаться так, будто шли по воздуху. Подражая им, я тоже попробовал вместе с ними идти
по воздуху и обнаружил, что моё тело невесомо, и я легко могу это делать. Так, оставаясь в
состоянии созерцания Песни Ваджры, мы медленно двигались дальше, и при словах

CI KI RA BHU LI ВНА ТА YE

оказались перед большой прозрачной ступой, которая ярко светилась изнутри своим собственным
естественным светом разных драгоценностей. Внутри ступы, в центре треугольного помещения
поверх двух красных треугольников, «источников бытия» [тиб. chos ’byung: чочжунг], лежащих
один на другом, в позе с полускре-щенными ногами сидел йогин в украшениях из кости. Его
волосы были распущены, тело юное и с красноватым оттенком кожи, а правое колено охватывал
пояс для медитации. Когда мы приблизились к йогину, у меня было чувство, что я уже встречал
его прежде, но, как я ни старался, так и не смог узнать его. Тогда я спросил девушек:

— Вы знаете этого йогина?

Та, что была справа от меня, ответила:

— Да, знаем. Это Махасиддха Ургьен Ригдзин Дордже.

Я сразу же подошёл к нему и попросил благословения, и он, произнеся CI KI RA BHU LI ВНА


ТА YE, коснулся своим лбом моего. Затем он сказал:

— Вы, две Мэнцунмы (дакини из класса мэнмо), сядьте по углам нижнего чочжунга, а ты,
Ролпэй Дордже, сядь в противоположный угол верхнего чочжунга. Мы вместе будем практиковать
йогу Песни Ваджры!

Мы сразу же уселись по трём углам, повернувшись лицом к йогину. Йогин величественным и


мелодичным голосом начал петь Cl KI RA BHU LI ВНА ТА YE на прекрасную мелодию, повторив
эту строку несколько раз. Мы пели вместе с ним, непрерывно повторяя то же самое, и в какой-то
момент его тело стало невидимым, растаяв как радуга. Я спросил двух сестёр Палдзинма:

— Йогин вошёл в Тело Света?

И Карма Палдзинма, сидевшая слева от меня, сказала:


3
— Он наверняка вошёл в Тело Света. Как бы то ни было, допоём Песню Ваджры до конца!

Но Палдзинма, сидевшая справа от меня, сказала:

— Сейчас не стоит петь Песню Ваджры целиком. Раз йогин много раз повторял мелодию CI KI
RA BHU LI ВНА ТА YE, несомненно, на то должна быть причина и в этом содержится особый
смысл. Поэтому давайте петь, повторяя только эту мелодию!

И сразу же Карма Палдзинма, сидевшая слева от меня, сладкозвучным голосом запела:

CI KI RA BHU LI ВНА ТА YE

Так мы вместе пели в унисон, повторяя и повторяя эту мелодию, как вдруг увидели, что в том
месте, где тело йогина растворилось в свете, теперь появилось пятицветное тигле, размером с
круглый щит, в центре которого ярко сиял слог-символ цвета бирюзы, размером с пядь. Все мы
были изумлены. Мы продолжали повторять мелодию, и на этом я проснулся.

В год металла-быка, [приблизительно в середине июля 1961], когда я спал в гостинице в Риме,
столице Италии, ранним утром я увидел следующий сон:

Я вместе с Мэнцун Падма Палдзинмой взбирался по какой-то каменистой тропе с намерением


посетить священное место медитации в Падро Тагцанг, в Бутане. Я слышал, что там есть очень
важная пещера для практики, где когда-то жил Махасиддха Хумкара. Подойдя к двери пещеры,
расположенной в середине скалы, мы увидели йогина с длинными волосами, собранными в узел
на темени. На нем было белое одеяние и разноцветный шарф, ожерелье из раковин и такие же
серьги. На вид ему было лет сорок. Я спросил его:

— Как вас зовут?

Он ответил:

— Меня зовут Ригдзин Дордже.

Тогда я спросил:

— Можем ли мы войти и посетить священную пещеру махасиддхи Хумкары?

Он сказал:

— Конечно, можете. Но подождите немного, я хочу закончить свою практику, и тогда открою
дверь.

Он устремил широко открытые глаза в пространство и, разведя руки от пупка к правому и


левому боку, произнёс RI RI. Затем он развернул кисти рук вперёд, ладонями наружу, и, подняв их
к плечам, произнёс LI LI и некоторое время оставался в расслабленном состоянии. Потом он встал
и, открыв дверь пещеры, сказал:

— Ну, теперь входите!

Мы сразу же вошли внутрь и увидели, что пещера была пуста, и только в глубине на
поверхности скалы были рельефно вырезаны в камне, словно нерукотворные, восемь слогов

CI KI RA BHU LI ВНА ТА YE

4
превосходного тибетского письма учен с двумя кружками, один над другим, разделявшими
каждый слог, и знаком терма в конце строки.

Мы снова вышли наружу, и йогин спросил:

— Хорошо ли вы рассмотрели все священные предметы?

Я ответил:

— В этой пещере для медитации нечего рассматривать помимо восьми слогов.

Он сказал:

— Нет ни одного священного предмета выше этих восьми слогов. Они — самое сердце личной
практики махасиддхи Хумкары.

Я осмотрел всё вокруг пещеры, но не увидел ни места, где мог бы жить йогин, ни чего-либо из
его личных вещей и т. п. Поэтому я спросил его:

— Где вы живёте?

— Я живу в этой пещере, — ответил он.

Тут Падма Палдзинма сказала:

— Не твой ли это дядя Ургьен Тэндзин? Ты его не узнал?

Тогда йогин сказал:

— Да, это я, я, — ив этот самый миг внезапно преобразился и стал Тогдэном Ургьен
Тэндзином, точно таким, каким был. Я воистину испытал восхищение и, склонившись с
почтением, попросил его благословить меня рукой. Он коснулся своим лбом моего и сказал:

— Садитесь здесь.

Мы сели напротив него, и я спросил его:

— Почему вы сказали, что вас зовут Ригдзин Дордже?

— Видьядхары и дакини называют меня Ургьеном Ригдзином Дордже. Вот почему Мэнцунма
тоже знает меня,— ответил он.

Я снова спросил:

— Поскольку у меня много вопросов относительно практики каналов и пран янтры, можно я
задам их сейчас?

Он сказал:

— Вместо того чтобы составлять вопросы, которыми приумножаются рассудочные мысли, не


полезнее ли будет, если я передам вам обоим глубокую упадешу праны ясности и пустоты, устные
наставления Махагуру из Уддияны.

Я тут же сказал:

5
— Конечно. Пожалуйста, будьте так добры, научите нас всем методам глубокой упадеши.

Тогда Тогдэн Ринпоче, после кратковременного пребывания в равенстве созерцания, передал


учение в стихах из множества строф, которое начиналось:

ОМ А HUM

CI KI RA BHU LI ВНА ТА YE

Дабы обрести прямой опыт своего состояния С помощью йоги праны ясности
и пустоты, Необходимо знать все многочисленные праны: Коренные и вторичные, грубые и
тонкие...

и заканчивалось:

SAMAYA GYA GYA GYA

В конце он произнёс долгое и мелодичное А и, войдя в равенство созерцания, оставался в нём


долгое время. Затем он сказал:

— Ну, теперь я дам вам обоим особое благословение, — и повёл нас внутрь пещеры. Мы снова
оказались перед восемью слогами, рельефно вырезанными в камне, словно нерукотворные.
Усевшись на землю лицом к священным слогам, он усадил нас справа и слева от себя, и мы втроём
в унисон запели:

CI KI RA BHU LI ВНА ТА YE

на медленную и протяжную мелодию, повторяя это много раз. Когда мы пропели эти строки
больше десяти раз, я пробудился ото сна, и, поскольку при пробуждении мелодия CI KI RA очень
ясно и живо звучала в моём уме, я смог вспомнить сон достаточно отчётливо.

Я сразу же приготовился записать тайные наставления, но сумел вспомнить лишь уже


приведённые строки и ещё несколько отрывочных слов, которые шли после них. Более того, мне
удалось вспомнить лишь очень небольшую часть содержащегося в строках смысла, и я был очень
огорчен этим. Увы!

6
(Тогдэн Ургьен Тендзин)

В год земли-обезьяны [в один из первых дней апреля 1968 года], когда я был в Риме, столице
Италии, однажды ночью я увидел следующий сон.

Я практиковал намка артэ на вершине небольшой скалы, по форме похожей на холм, рядом с


которой расстилался широкий луг, усыпанный множеством разнообразных цветов, когда в какой-
то момент передо мной появилась Падма Палдзинма с букетом цветов. Я сразу же сказал ей:

— Где сейчас живёт Ургьен Ригдзин Дордже? Поскольку я не смог удержать в уме слова и
смысл глубокой упадеши йоги праны ясности и пустоты, мне нужно снова попросить их у него.

7
— Я не знаю, где сейчас Ургьен Ригдзин Дордже, но упадеша, которой он учил, появится в
моём зеркале. Смотри сюда! — сказала она и, сняв зеркало с шеи, показала его мне. Мы
всмотрелись в него, и в нем ясно проявились (слоги):

CI KI RA BHU LI ВНА ТА YE

прекрасного тибетского письма учен, словно начертанные синим, с отделявшими каждый слог


двумя кружками, один над другим, и знаком терма в конце строки. Затем, последовательно,
начиная со строк

Дабы обрести прямой опыт своего состояния

С помощью йоги праны ясности и пустоты,

Необходимо знать все многочисленные праны:

Коренные и вторичные, грубые и тонкие...

вся упадеша совершенно свободно появилась так, что у меня было достаточно времени, чтобы ее
прочитать. Пока я читал текст глубокой упадеши, моё видение внезапно изменилось. Я снова (был
с) Тогдэном Ургьен Тэндзином, или Ургьеном Ригдзином Дордже, в священной пещере
махасиддхи Хумкары, под слогами CI KI RA BHU LI ВНА ТА YE, рельефно выделяющимися на
поверхности скалы. Он передавал мне, Мэнцун Падма Палдзинме и нескольким другим йогинам и
йогини, сидящим перед ним, глубокую упадешу праны ясности и пустоты. Вдруг тело Ургьена
Ригдзина Дордже преобразилось в Тело Света Махагуру Нангси Зилнона, но очень чистый голос,
которым он продолжал учить глубокой упадете, был голосом Ургьена Ригдзина Дордже. Через
некоторое время, когда мы подошли к завершению глубокой упадеши:

В измерении ригпа, проявляющегося в опыте ясности и пустоты,

Встретишься с состоянием не знающей препятствий мудрости

SAMAYA GYA GYA GYA,

он снова принял облик Ургьена Ригдзина Дордже и, произнося очень долгое, медленное

оставался долгое время в очень расслабленном и умиротворённом состоянии. В это время я понял,
что вижу сон, и сказал Ургьену Ригдзину Дордже:

— В прошлом вы уже однажды учили меня этой глубокой упадеше, но, проснувшись, я не смог
вспомнить все слова и смысл. На сей раз у меня опять есть такая возможность, и я сохраню в уме
общий смысл, но мне будет трудно вспомнить все строфы, когда проснусь. Поэтому, пожалуйста,
благословите меня, чтобы я смог вспомнить все слова и смысл.

Так я просил, и Ургьен Ригдзин Дордже сказал:

— Этот текст находится в состоянии ригпа. Вот и возьми его из состояния 1 ригпа!

Затем я задал несколько вопросов относительно количества вдохов и выдохов, и с этим


проснулся, но до полудня не вспоминал о своём сне. А когда, наконец, вспомнил, то не смог найти
времени, чтобы его записать. Вечером, начав записывать, я смог вспомнить лишь некоторые
отрывки отдельных строк, но не весь текст целиком. Более того, у меня были сомнения и
относительно тех немногих слов, которые я вспомнил. Поэтому какое-то время я хранил в своём
8
сердце весь смысл, который помнил, применяя его в качестве своей личной практики. У меня не
было никаких представлений о том, что делать дальше. Увы!

В год металла-свиньи [в один из первых дней мая 1971], когда я жил в Торре-дель-Греко,
городке близ Неаполя, в южной Италии, ранним утром я увидел следующий сон.

Я был в очень приятном парке, изобиловавшем разнообразными деревьями и цветами; место


было мне незнакомо. Здесь же находилась и Падма Палдзинма. Я сказал ей:

— Мне так и не удалось точно вспомнить глубокую упадешу йоги праны ясности и пустоты,
переданную Ургьеном Ригдзином Дордже, и поэтому я не смог записать её целиком. Что мне
делать?

— Не беспокойся. Мы вместе дважды получали эту глубокую упадешу, поэтому теперь она
может проявляться в моём зеркале, — сказала она и, держа передо мной зеркало, которое было у
неё на шее, произнесла мантру:

ВАМ НА RI NI SA

VAJRA PRAMOHA CITTA

HRIM HRIM JA JA

— и сразу же в нём появился ярко светящийся слог-символ, похожий на перевёрнутую тибетскую


ЧА,

сияющий бирюзовым светом, а затем и (весь текст) превосходного тибетского письма учен, словно


начертанный синим, с двумя кружками, один над другим, отделявшими каждый слог, и знаком
терма в конце каждой строки:

OM A HUM

CI KI RA BHU LI ВНА ТА YE

Дабы обрести прямой опыт своего состояния с помощью йоги праны ясности и пустоты,
необходимо знать все многочисленные праны: коренные и вторичные, грубые и тонкие.

Вот где пребывают пять коренных пран: поддерживающая жизнь [согдзин] пребывает в канале
сердца; Восходящая [гьенгью] — в канале лёгких в горле; очищающая вниз [>турсел] — в
позвоночном канале; сопровождающая огонь [меньям] — в канале желудка; всюду проникающая
[къябче] — в канале Брахмы.

Среди вторичных (пран) есть грубые и тонкие. Грубых пран десять


видов: дангью (циркулирующая, чтобы пробуждать) даёт возможность видеть и находится в
глазах; намгью (всегда циркулирующая) позволяет слышать и пребывает в канале
ушей; янгъю (циркулирующая в чистоте) позволяет чувствовать запахи и сосредоточена в канале
носа; рабгъю (в высшей степени циркулирующая) позволяет чувствовать вкус и находится в
9
канале языка; нгегью (определённо циркулирующая) даёт возможность чувствовать и
присутствует во всех каналах тела и пронизывает сознание.

Вот где пребывают праны пяти элементов: прана земли, обеспечивающая устойчивость,
пребывает в канале селезёнки; прана воды, поддерживающая влажность,— в канале почек; прана
огня, обеспечивающая созревание,— в канале печени; прана воздуха, обеспечивающая движение,
— в канале лёгких; прана пространства, обеспечивающая размещение, — в канале сердца.

Если подробно разбирать тонкие праны, то их насчитывают двадцать одну тысячу шестьсот.
Но все они сводятся к чистой пране мудрости и семи нечистым видам праны: мужская прана —
резкая и короткая, женская (прана) — мягкая и долгая, нейтральная (прана) движется медленно и
ровно, жизненная прана движется в верхней части, прана силы — в нижней части, горячая и
холодная праны вызывают различные болезни.

Внешняя прана — это прана пяти элементов; внутренняя прана (включает в себя) кармическую
прану и прану мудрости. Все существующие кармические праны движутся, опираясь на праны
пяти элементов.

Прана земли — жёлтая, она даёт ощущение тяжести; прана воды — белая, даёт ощущение
прохлады; прана огня — красная, даёт ощущение жара; прана воздуха — зелёная, даёт ощущение
лёгкости; прана пространства — или синяя, или не обладает никаким определённым цветом, она
даёт ощущение прозрачности сознания. Таковы особенности различных пран.

Обладая сущностной упадешей о способе движения (праны), связанного с


взаимозависимостью внешнего и внутреннего — праны текущего момента времени и состояния
элементов человека, — йогин овладевает мастерством в йоге праны.

Поэтому йогин, зная особое состояние своих элементов и применяя сущностные упадеши,
должен довести до совершенства качества элементов.

Если у человека преобладает элемент земля, его физическому состоянию свойственна тяжесть,
он спит очень глубоко, говорит мало и дыхание плохое. Если преобладает элемент вода, телесный
жар слабый, ум ясный, человек часто потеет и мочится. Если преобладает элемент огонь, человек
часто испытывает жажду и ему бывает жарко, ум радостный, привязанности сильные, цвет лица
яркий. Если преобладает элемент воздух, человек очень деятелен, тело легкое, ум возбужден и
мысли неустойчивы. Если преобладает элемент пространство, здоровье хорошее, а ум открыт. У
тех, чьи элементы уравновешенны, препятствия не возникают. Если же элементы не
уравновешенны, нужно постараться уравновесить их.

Если слишком силён элемент земля, то в период земли нужно сесть со скрещенными ногами,
сложив руки в жесте медитации, и смотреть прямо перед собой, сосредоточившись на ясном и
ярком зелёном YAM или шарике у пупка.

Если слишком силён элемент вода, то в период воды нужно сесть с прямой спиной, обнажив
верхнюю часть тела и укрыв нижнюю, представить красный RAM у пупка и, подтягивая его вверх,
пристально смотреть вверх, сохраняя сосредоточение в пространстве на расстоянии локтя.

Если слишком силён элемент огонь, то в период огня нужно сесть со скрещенными ногами,
сложив руки в жесте медитации, и смотреть прямо перед собой, сосредоточившись на ясном и
ярком белом ВАМ или шарике у пупка.

Если слишком силён элемент воздух, то в период воздуха нужно сесть, прижав к себе колени,
скрестить руки и обхватить ими колени, надавливая большими пальцами на два канала на
внутренней стороне рук.

10
Опустив и расслабив взгляд (с расфокусированными глазами), следует сосредоточиться на
символизирующим элемент земля ясном и ярком жёлтом слоге LAM или золотом шарике у пупка.

Применяя любую из подходящих упадеш, йогин должен постараться уравновесить элементы и


явственно получить различные знаки-переживания праны, (связанной) с ясностью и пустотой.

Чтобы очистить пять чакр, вторичные каналы и составляющие праны и тигле тела и привести
их в их естественное состояние, йогин, применяя янтры, должен удалить нечистый воздух.

(Следует) омыть всё тело чистой водой, растереть его сливочным или растительным маслом и
разогреться на солнце, намочить стопы небольшим количеством вина, энергично растереть их и в
течение трёх дней отдыхать, лежа на спине расслабленно и спокойно.

Когда каналы пробудятся и пульс усилится, тогда, если у мужчин пульсация сильнее с правой
стороны, а у женщин — с левой, эту сторону нужно намазать отваром из сандалового дерева и
акации и нанести тёплый туг (лекарственное средство) гладким кирпичом.

Нужно употреблять пищу и питьё, поддерживающие (жизненное начало) ветер, и выпивать


немного хорошего вина; мужчины должны расслабленно лежать на левом боку, женщины — на
правом.

Там, где пульс сильнее, мужчины должны надавливать правым безымянным пальцем справа, а
женщины— левым безымянным пальцем слева, начиная мягко и усиливая, пока число
надавливаний не дойдет до двадцати одного, и сочетая с вдохом, закрытой задержкой и выдохом.

Когда сознание придёт в замешательство, следует встать прямо, мужчинам повернуться


вправо, женщинам — влево, наклонив подбородок к тому плечу, в сторону которого они
повернулись.

Мужчинам нужно обхватить шею сзади и медленно надавливать на пульс восходящей (праны)
правой рукой, а женщинам — левой, начав очень мягко, а затем увеличивая силу давления.

Если в это время будет чувствоваться онемение во всём теле или ослабнут осязательные
ощущения, следует смешать растительное масло с ладаном (gu gul) и использовать его для
массажа, оставив ум в сети четырёх элементов.

Так все мысли, порождённые омрачающими эмоциями, будут очищены в их собственном


состоянии, и будет обретено явственное переживание ригпа ясности и пустоты; вспыхнут видения
переживаний, и ты обретешь окончательную уверенность в своём ригпа.

(В зависимости от того), где находится прана, проявляются (соответствующие) видения; когда


заканчивается прана, заканчиваются и видения. Пока видения не закончились, нет никакой
возможности для освобождения всех явлений, имеющих форму.

Поэтому, чтобы погасить и исчерпать прану, применяя упадеши относительно праны,


связанные с её формой и цветом, её отдалением и приближением, её количеством и кумбхакой,
следует в совершенстве освоить переживание ясности и пустоты.

Тщательно изучив все аспекты праны, (практикуй) четыре применения, то есть вдох, задержку,
вытеснение и выдох: втягивание (воздуха) подобно луку, задержка, как в сосуде, вращение как
колесо и выдох, подобный стреле.

Сансара и нирвана, вселенная и существа в ней, — всё вдыхается в виде света, растворяется
в А-тунг и плавится в блаженстве, (которое) нераздельно сливается с пространством природы ума.

11
И на вдохе, и на выдохе всё проявленное [на уровне] тела и ума (ощущается) как живое
блаженство, а состояние этого блаженства (переживается) как пустота в недвойственности
изначальной чистоты и самосовершенства.

Когда ты уже не отклоняешься от этого состояния, чтобы в совершенстве овладеть формой


праны, нужно соблюсти особый момент, касающийся тела: сесть в позе Вайрочаны с семью
признаками, слегка отведя заднюю часть шеи назад.

Что касается особого момента визуализации, то между бровей (представляй) форму праны как
круглое голубое тигле размером с горошину сущность праны и ума, которое затем спускается на
кончик носа, куда тебе следует направить внимание.

На выдохе тигле удаляется, а на вдохе возвращается на кончик носа. (Так нужно) усердно
упражняться, совершенствуя чёткую способность распространять и вбирать тигле, сочетая это со
вдохом и выдохом.

Когда ты точно и в совершенстве овладел различными ощущениями и переживаниями праны,


полностью проявляются внешние, внутренние и тайные знаки и кармическая прана обращается
вспять (возвращается к своему собственному состоянию), проявляясь как (прана) мудрости.

(Что касается) цвета: (следует) чётко и не отвлекаясь сосредоточиться на сверкающем белом


тигле между бровей — сущности праны и ума—размером с горчичное семя.

Вместе с выдохом всё видение вселенной и её существ, начиная с собственного тела и


окружающего пространства, поглощается светом ясного белого тигле.

Знаком того, что ты развил способность оставаться в этом состоянии и хорошо освоил его,
будет то, что тело становится лёгким и неощутимым, голос становится мелодичным и произносит
(слова) тайного языка дакини, а ум предстаёт как ригпа ясности и пустоты.

(Что касается) удаления и приближения, то в центре порождающей чакры (следует


представлять) сверкающий чистый синий (слог) HUM — сущность праны и ума, — размером с
ячменное зерно, трепещущий и мерцающий, и сохранять сосредоточение на нём.

На выдохе слог HUM выходит из носа, (а) на вдохе возвращается в порождающую чакру, (в
это время) тело испытывает блаженство.

В определённый момент (следует) некоторое время оставаться в состоянии немышления, а


затем упражняться в постепенном увеличении расстояния, [на которое] удаляется и [затем]
поглощается слог HUM, от кончика носа до шестнадцати пальцев от него.

С произнесением слога HUM всё внешнее видение растворяется в HUM, и ты свободно


расслабляешься. Во время вдоха упражняешься в очищении своего тела в свет, и, когда в
совершенстве овладеешь этим, вся вселенная и населяющие её существа будут освобождены в
теле света.

(Что касается) количества: во время вдоха и выдоха ум (следует) сосредоточить (на дыхании).
В течение одного туна нужно выполнить одну тысячу из двадцати одной тысячи шестисот вдохов
и выдохов.

Когда мысли успокаиваются в их собственном состоянии, полностью преодолеваются любые


трудности в дыхании. В это время сама собой проявляется (энергия) данг ригпа ясности и пустоты
и достигается окончательная уверенность в этом.

12
(Что касается) применения кумбхаки: следует сесть в позу Вайрочаны, надавить на (точки) I
кулаками и сосредоточиться на сверкающем зелёном НА или тигле размером с горошину в
порождающей (чакре).

(После) вдоха нужно вытеснить верхнюю прану вниз, сильно сжать и подтянуть вверх нижние
врата и сохранять эти (две силы) в единстве. В таком состоянии прана и собственное тело
ощущаются как нечто невещественное, словно дымка.

Во время выдоха прана и ум сливаются с пространством, и ты остаешься в чистом пустом


состоянии немышления. Так движение (мыслей) останавливается само собой, прана и ригпа
становятся прозрачными и не возникает никакой потребности в пище и одежде.

Когда ты в совершенстве освоился со всеми пятью глубокими упадешами об особом моменте


праны или только с их частью, тебе будут подвластны праны пяти элементов и проявятся знаки
вхождения (пран) в центральный канал.

Знак [элемента] земля (подобен) клубу дыма или тумана. Знак воды (подобен) мерцающему
свету или колышущемуся миражу. Знак огня (подобен) свечению светлячка. Знак воздуха
(подобен) безоблачному небу.

В частности, что касается состояния каждого из элементов, будут непрерывно и отчетливо


проявляться разнообразные знаки-переживания как в видении, так и в ощущениях, связанные со
светом особого цвета.

Что касается состояния земли, переживанием на уровне тела будет ощущение усталости,
тяжести и вялости, на уровне речи — произносишь слова на неведомых языках, переживание на
уровне ума — апатия, сонливость и затуманенность сознания, переживание в сновидении —
ощущение, что придавлен горой или погребён под землёй.

Что касается состояния воды, переживание на уровне тела—ощущение праздности,


расслабленности и покоя, на уровне речи — произносишь слова на языке дакини; переживание на
уровне ума—пребываешь в прозрачном и умиротворённом состоянии, переживание в сновидении
— видишь озёра или проливной дождь.

Что касается состояния огня, в качестве переживания на уровне тела ощущаешь жар и
потеешь; на уровне речи — спонтанно произносишь слова учений, которые никогда прежде не
изучал; на уровне ума — не испытываешь желания оставаться в состоянии немышления;
переживание в сновидении видеть, что твои одежда, дом и горы охвачены огнём.

Что касается состояния воздуха, в качестве переживания на уровне тела испытываешь


возбуждение и страдаешь бессонницей; на уровне речи — спонтанно произносишь слова
окончательных или условных учений; на уровне ума—поочерёдное переживание пустоты и
всеохватности; переживание в сновидении—видеть, что несёшься, оседлав ветер, скачешь на
лошади или летаешь.

Что касается состояния пространства, в качестве переживания на уровне тела не ощущаешь его
существования; на уровне речи — разъясняешь вопросы относительно истинного смысла; на
уровне ума — обретаешь (состояние) ясности и чистоты за пределами движения и мышления;
переживание в сновидении — видеть, что взбираешься наверх или обозреваешь небесный простор.

Если при грубом переживании элемента земля (испытываешь) вялость, сонливость и


затуманенность сознания, а применяя особый момент, касающийся позы тела, можешь (долго)
оставаться так, не обращая внимания на своё физическое состояние, то для преодоления
препятствий нужно (надеть) лёгкую одежду, выдохнуть застоявшийся воздух, удерживать
кумбхаку и сделать острыми взгляд и ригпа.

13
Если при грубом переживании элемента вода ощущаешь, что тело холодное, или потеешь,
дрожишь, тебе становится страшно и хочется плакать, то для устранения препятствий нужно
расслабиться телом и лежать на солнце, делать массаж с маслом и есть пищу теплой природы.

Если при грубом переживании элемента огонь ощущаешь, что тело взрывается жаром, в голове
мутится, тебя тошнит и болят суставы, то для устранения препятствий нужно нанести (на тело)
порошок семени аниса и снять его цампой (мукой), а затем надеть легкую одежду.

Если при грубом переживании элемента воздух тело зудит, испытываешь недомогание, тебе
хочется двигаться и ты раздражен, то для устранения препятствий влей в топленое масло старое
вино (и вари это), добавив немного цампы (муки). Приняв эту теплую (смесь), устранишь
(неприятные ощущения).

Если при грубом переживании элемента пространства всё тело холодное, восприятие
мерцающее, наблюдается обман зрения, то для устранения препятствий нужно вспоминать о
непостоянстве и восьми примерах (иллюзии) и принимать отвар из мускатного ореха и имбиря.

Когда подчинена прана земли, тело [может оставаться] неподвижным. Когда подчинена вода,
лицо лоснится, а тело не тонет в воде. Когда подчинён огонь, обретаешь зрение (богов) и
ясновидение. Когда подчинён воздух, тело становится лёгким и способно летать.

В промежутках между занятиями практикой вдыхай с ОМ, задерживай с А и выдыхай с HUM.


Благодаря объединению ригпа с праной созерцание углубится, а препятствия будут устранены.

В особенности, если вдох, выдох и задержка всегда управляются присутствием и


осознанностью, то все препятствия, связанные с праной, будут убывать, а способность
переживания и понимания разовьётся во всей своей полноте.

Когда возникают омрачающие эмоции, выдохни застоявшийся воздух. Если держать его
внутри, это может стать причиной болезней, в частности, можно подвергнуться вредоносным
воздействиям и столкнуться с разными неблагоприятными обстоятельствами.

Когда возникают благие состояния ума, такие как вера, сострадание и чистое восприятие,
медленно вдохни, задержи ненадолго воздух и останься в этом состоянии. Так возрастёт счастье.

Когда чувствуешь сильное желание вырваться из сансары, печаль и усталость [от нее], нельзя
подавлять вздохи: благодаря выдоху телесное здоровье укрепляется, а задержка становится
вторичной причиной болезней и вредоносных воздействий.

Точно так же в течение четырёх периодов — в полдень, в полночь, вечером (промежуточный


период) и ранним утром (последний период) — не следует задерживать воздух: благодаря выдоху
устраняется вредоносное влияние враждебных воздействий, если же задерживать воздух, это
становится причиной неблагоприятных обстоятельств.

В результате совершенного овладения праной загрязненное (измерение) будет исчерпано и


(кармическое дыхание, связанное с) элементами, прекратится. В измерении ригпа,
проявляющегося в опыте ясности и пустоты, встретишься с состоянием не знающей препятствий
мудрости.

САМАЯ ГЬЯ ГЬЯ ГЬЯ.

Так весь текст снова и снова появлялся по моему желанию. В какой-то момент я понял, что
вижу сон, и подумал: «Я хочу запомнить всё это, пока не проснулся!» Продолжая читать, я
пробудился ото сна. Уже почти рассвело, и в момент пробуждения я отчетливо помнил сон,

14
поэтому встал и записал текст упадеши целиком, не пропустив и не добавив ни единого слога.
Чудесно!

Из «Светоносной ясности великого пространства, сокровенной сущности дакини»

УПАДЕША УСТНОЙ ПЕРЕДАЧИ ТАНГТОНГА ГЬЯЛПО

[ИСТОРИЯ ОТКРЫТИЯ ТЕРМА]

В год воды-быка [в начале января 1973 года] я жил в доме у моря в пригороде Неаполя Дишеза
Гайола, в южной Италии. Как-то раз в течение дня я рассказал своим ученикам множество
историй о великом махасиддхе Тангтонге Гьялпо, который очень знаменит в Тибете. Возможно,
именно поэтому незадолго перед рассветом я увидел вот такой сон.

Я отдыхал дома, когда вдруг почувствовал очень сильные толчки землетрясения,


сопровождавшиеся невероятно громкими раскатами грома. Я сразу подумал: «Где мои жена и
дети? Надо бы нам поскорей выбираться отсюда!» Но затем, когда я уже стоял, я увидел, как меня
подхватили два шара под моими ногами. Это были белые шары праны, формой и размером
напоминающие футбольные мячи. В одно мгновение я оказался очень высоко в небе, на белом
облаке, похожем на подушку из ваты.

Я подумал: «Если у меня под ногами будут оставаться эти два шара, мне грозит унестись еще
выше!» Но, когда я осторожно посмотрел себе под ноги, там уже ничего такого не было. Тогда я
внимательно огляделся, но ничего не смог рассмотреть, кроме плотного облака, переливающегося
всевозможными оттенками цветов радуги. Но в тот же миг посреди облаков неподалеку от себя я
отчетливо увидел вершину горы, также со всех сторон окруженную радужным светом.

Ступив на облако, я двинулся в сторону горы, по ясно услышал перезвон маленьких


колокольчиков, как будто кто-то шел в облаках мне навстречу. Я остановился и некоторое время
спокойно ждал, и очень скоро ко мне приблизились два существа. По их наружности нельзя было
судить, мужчины они или женщины, но выглядели они очень молодыми и привлекательными
согласно человеческим представлениям о красоте. Оба были одеты в сверкающие золотые одеяния
со множеством украшений из драгоценных камней, которые и издавали этот перезвон.

У одного из них в руке было нечто похожее на белую шелковую кисточку, у другого—такая же
кисточка, но красная. Приблизившись ко мне, оба они поклонились, сложив ладони и
придерживая ими кисточки. Тот, у кого была белая кисточка, обратился ко мне по-тибетски с
акцентом, который бывает у жителей Амдо:

— Лонгчен Ролпэй Дордже, куда ты желаешь отправиться?

Я ответил им:

— Я собираюсь посмотреть, что находится на вершине этой необычной горы. Но откуда вам
известно мое имя?!

Тот, у кого была красная кисточка, сказал:


15
— Как же мне не знать, что ты Лонгчен Ролпэй Дордже? А на той горе я бывал много раз. Эго
гора, которая называется Всеозаряющая и Всеобъемлющая. С её вершины видна ещё и (гора)
Магьял Помра.

Я подумал: «Если эти двое говорят по-тибетски с амдоским акцентом, да ещё и оттуда видна
Магьял Помра, стало быть, это место точно где-то в Амдо». И спросил:

— Вы оба родом из Амдо?

.Они коротко рассмеялись, и тот, у кого была кисточка из белого шёлка, ответил:

— Нет, не из Амдо. Но священную гору Магьял Помра мы оба знаем очень хорошо.

— Где же тогда вы живете?

— Мы живём в Гхуравире, священном месте, где пребывает Махасиддха Тантонг Гьялпо, —


ответил тот, у кого была кисточка из красного шёлка.

Тогда я сказал им:

— Я никогда не слышал о Гхуравире. Это где-то в Индии?

Они снова рассмеялись, и тот, у кого была кисточка из белого шёлка, ответил:

— Нет. Гхуравира — это священное место в центральной части мира под названием Акара,
который отстоит от этого мира на шестнадцать миров в направлении северо-востока. Акара втрое
больше, чем этот мир.

— Почему же тогда вы так хорошо знаете священную гору Магьял Помра? — спросил я.

Тот, у кого была кисточка из красного шёлка, ответил мне:

— Потому что эта гора — священное место махасиддхи Тхангтонга Гьялпо, и у нас, йогинов и
йогини Гхуравиры, принято очень часто посещать её.

— А зачем вы сегодня пришли к подножию горы Всеозаряющей и Всеобъемлющей?

— Зная, что сегодня ты придешь к махасиддхе Тангтонгу Гьялпо, мы прибыли сюда, чтобы
приветствовать тебя, — ответил тот, у кого была кисточка из белого шёлка.

Я был изумлен и сказал:

— Мне очень приятно, что вы, ученики махасиддхи, сами обретшие сиддхи, прибыли сюда. Но
как же я, не обладающий сиддхами, мог бы перенестись в столь отдаленное место?

Тот, у кого была кисточка из красного шёлка, ответил:

— В этом нет ничего невозможного для тебя, йогина Дзогчена, если ты будешь пребывать в
состоянии равенства четвертого времени.

— Ну, раз так, давайте отправимся в Гхуравиру! — сказал я.

Тогда тот, у кого была кисточка из белого шёлка, сказал:

16
— Так оставайся в состоянии равенства четвертого времени, а пока вы путешествуете в
Гхуравиру, я ненадолго побываю на Магьял Помра и вернусь в Гхуравиру.

Я остался в равенстве созерцания в состоянии четвёртого времени, а тот, у кого была кисточка
из красного шёлка, очень приятным голосом начал петь Песню Ваджры. Это была та же самая
мелодия, которую я прежде слышал и много раз пел в своих снах. Я присоединился к пению, и
место, где мы находились, превратилось в измерение глубокого синего цвета, ослепительно
сияющего пятицветными лучами, похожими на пылинки, кружащиеся в воздухе.

Уже почти допев Песню Ваджры до конца, мы внезапно оказались у подножия очень высокой
и величественной хрустальной горы в обширном измерении, заполненном переливами радужных
цветов. Затем (тот, что с кисточкой из красного шёлка) показал пальцем на вершину хрустальной
горы и сказал:

— На вершине этой хрустальной горы есть священная пещера для медитации, в точности
похожая на пещеру на Магьял Помра, — там пребывает Махасиддха Тангтонг Гьялпо.

— На вершине этой хрустальной горы нам тоже надо будет оказаться с помощью состояния
равенства четвёртого времени? — спросил я.

— Можно попасть туда с помощью состояния равенства четвёртого времени, но можно


добраться и путём Ямаки, — ответил (тот, что с кисточкой из красного шёлка).

— Что такое путь Ямаки? - спросил я.

— Путь Ямаки — это путь праны.

Желая узнать, что такое этот путь прапы, я сказал:

— Хорошо, давай отправимся путём Ямаки!

— Посмотри туда! — сказал (тот, что с кисточкой из красного шёлка) и указал на здание
неподалёку от нас, напоминавшее гриб со множеством нитей, тянувшихся к склону скалистой
горы и похожих на хрустальные трубки. В этот момент мы оказались перед дверью этого
похожего на гриб здания и вошли внутрь. Там я увидел множество существ ростом почти вдвое
выше людей, с чёрными курчавыми волосами, с глазами и ушами как у сов, с обезьяньим ртом и
носом, четырьмя обезьяньими руками, двумя птичьими лапами вместо ног, в одеждах из
разноцветного шёлка и со множеством драгоценных украшений. Они прохаживались взад и
вперед.

— Кто эти странные существа? — спросил я её (поняв, что существо с кисточкой из красного
шёлка — женщина).

Она ответила:

— Это жители Акары. В Акаре много рас, но большинство принадлежит к этой.

Затем она сказала несколько слов какому-то важному существу, стоявшему внутри, и тот
положил обе свои нижние руки мне на грудь, а верхними руками подтолкнул меня сзади в спину,
произнося:

THA LA THA LA

— Что он делает? — спросил я у женщины.

17
— Он приветствует тебя и говорит «добро пожаловать!»,— ответила она.

Затем он открыл маленькую дверь и впустил нас внутрь. Как только мы вдвоём оказались
внутри, нас подхватил поток, похожий на сильный ветер, и нас понесло вверх. Я понял, что мы
поднимаемся по одной из прозрачных хрустальных труб, которые я до этого видел.

Я спросил у женщины:

— Как тебя зовут?

И она ответила:

— Меня зовут Эяма, по-тибетски это Лунгшуг (Энергия Воздуха). Мою сестру зовут Каяма, а
по-тибетски — Лунгдзин (Владеющая Воздухом).

Там, где мы оказались, выйдя из отверстия этой хрустальной трубы, я увидел множество
существ, двигавшихся взад-вперед. Среди них было несколько существ, похожих на нас. Затем мы
поднялись по лестнице, сделанной из драгоценностей, и вошли внутрь огромной пещеры из
драгоценностей, ослепительно сверкавшей естественным светом во всех направлениях. Там было
много существ в украшениях из костей, обликом похожих на существ этого мира, и почти столько
же людей-видьядхар, мужчин и женщин, в украшениях из кости и драгоценностей. Все они были
безмятежны и, сидя в удобных позах, снова и снова пели в унисон:

А ОМ

По левую сторону этой большой пещеры около десяти существ того мира произносили

SHA

и одновременно хлопали в ладони всех своих четырёх рук, причем ноги оставались
неподвижными.

Они снова произнесли

SHA

и вытянули в стороны свои четыре руки с поднятыми вверх пальцами и ладонями, обращёнными
вперёд, одновременно прыгнув на шаг вперёд.

Затем они произнесли

SA

и хлопнули двумя верхними руками над головами, положив две нижние руки на колени своих
расставленных в стороны ног.

Они снова произнесли

SA

встали прямо и вытянули четыре руки в стороны, причем ладони двух верхних рук были
обращены вниз, а ладони нижних рук—вверх.

Затем произнесли

18
МА

согнули верхнюю часть тела и отпрыгнули на шаг назад, поворачивая все четыре руки назад, пока
ладони с полностью выпрямленными пальцами не оказались обращены к небу.

Они снова произнесли

МА

и выпрямили стан, указывая в небо пальцами двух верхних рук с обращенными вперёд ладонями и
вытянув в стороны две нижние руки ладонями вверх.

Они снова произнесли

SHA

и стали снова и снова повторять те (движения), которые делали только что.

Я спросил у Эямы:

— Что они делают?

— Они упражняются в самоосвобождении низших миров, — ответила она.

Я внимательно наблюдал за их движениями, пока Эяма не сказала:

— Теперь пойдём в верхнюю пещеру для медитации! Мы поднялись по другой драгоценной


лестнице на

самый верх. Там мы оказались перед сверкающим золотым слогом-символом размером в пядь,
похожим на тибетскую “ЧА» с полумесяцем сверху, внутри пятицветного тигле на двери в
пещеру.

В этот момент Эяма сказала мне:

— Теперь читай призывание махасиддхи Тангтонга Гьялпо!

И я стал читать призывание махасиддхи, которое знал наизусть:

Призываю досточтимого Тангтонга Гьялпо,

Того, кто покорил сонмы демонов и у кого гневное тёмно-коричневое тело,

Того, кто обладает уверенностью в воззрении и практикует решительное поведение,

Тайного йогина — властелина всех существ,

Высшую нирманакаю, предсказанную Ургьеном!

19
Как только я закончил читать призывание, дверь пещеры открылась сама собой. Мы вошли
внутрь пещеры, где на стенах, естественно сверкавших светом пяти цветов, живо сияли множество
мандал мирных и гневных татхагат. В центре, на треугольном троне из лазурита высотой в сажень
я увидел махасиддху. Его тело было тёмно-коричневым, а белые волосы наполовину были
собраны в узел на макушке, наполовину свободно ниспадали. Левой рукой, сложенной в жесте
медитации, он держал сосуд долгой жизни, а правая свободно лежала на колене. На нём было
одеяние из белого шёлка, пояс для медитации, украшения из кости, а его ноги были сложены в
позе лотоса.

Я подумал: « Как же мне повезло, что я встретил такого великого махасиддху! Я должен
набраться смелости и попросить у него глубочайшую и сущностную упадешу.»

Я тут же подошёл к махасиддхе, склонился, коснувшись лбом его левого колена и сказал:

- Великий Махасиддха, позаботься обо мне! Пожалуйста, взгляни на меня с состраданием.


Даруй мне глубокую упадешу, которая приведёт меня к достижению просветления в этом же теле
и в этой жизни!

Так я обратился к нему с мольбой, и Махасиддха сказал со светлой улыбкой на лице:

– Для тебя нет упадеши выше, чем особая передача «Сокровенная сущность дакини,
светоносная ясность великого пространства». Поэтому я буду учить тебя этой особой и
сущностной упадеше. Хорошо запомни её!

Затем он произнёс

и какое-то время оставался в покое. Я удобно уселся, и Махасиддха очень сладкозвучным и


мелодичным голосом начал читать:

[КОРЕННОЙ ТЕКСТ]

DA KI MAN TRI

Гуру Самантабхадра Бесконечный Свет, Йидам Падма Херука, Дакини Гухьяджняна, даруйте
великое благословение своему счастливому сыну!

Должным образом и при наличии пяти совершенных условий получив от трёх учителей
Дхарму, обладающую четырьмя качествами, и выйдя за пределы всех внешних, промежуточных и
внутренних надежд и страхов, нужно распознать недвойственную мудрость.

Должным образом и с помощью трёх ключевых моментов поддерживая состояние


нераздельности четырёх да, открываешь единое всеобъемлющее состояние за пределами всех
привязанностей, соотносящихся с двумя препятствиями.

Применяя четыре чогжага, открыто смотришь (в пространство); с помощью Трёх Ваджр


объединяешь йинг и ригпа. Все явления, связанные с двойственным представлением о сансаре и
нирване, объединяются в едином измерении твоего ригпа: А.

Решительным поведением Трёх Тайн отсекаются внешние, внутренние и тайные четыре


демона. Когда в совершенстве овладел двумя сиддхи, единое освобождение чудесно!

Я передал тебе эти ваджрные строки устной передачи — сущность состояния просветления
видьядхар и дакини. Храни их в своём сердце и должным образом учи тех, кто достоин!
20
Ваджрная Одноокая Владычица Дхармы (Экаджати) и ты, Великий Пылающий (Рахула),
возьмите эти наставления и защищайте Учение! Охраняйте последователей линии передачи!

SAMAYA GYA GYA GYA

Закончив читать, он трижды произнёс медленное и долгое А:

ААА

А затем трижды очень громко выкрикнул РНАТ:

РНАТ РНАТ PHAT

и с каждым разом звук этих слогов был всё громче, пока последний не прозвучал как раскат грома,
способный сокрушить горы. Тут я проснулся, увидев, что ещё не рассвело.

Поскольку я отчётливо помнил этот необычный сон, я начал записывать его, и в особенности
устные наставления махасиддхи Тангтонга Гьялпо, как вдруг услышал раскат грома, способный
сотрясти землю, — в тот момент я не мог понять, было ли это на самом деле. Пока я непрерывно
писал, продолжая записывать наставления, я думал, что если смог ясно запомнить все слова, то
только благодаря силе благословения махасиддхи или, может быть, потому, что передавая их, он
пел в стиле гур (духовных песен) на очень медленную мелодию, где повторяется каждая строка,
например:

Гуру Самантабхадра Бесконечный Свет.

Самантабхадра Бесконечный Свет.

Бесконечный Свет.

Так или иначе, я сумел записать всё, не упустив ни одной строки.

Что касается раскатов грома, которые я слышал ночью, выяснилось, что это были звуки
взрывов динамита, который тайком бросали в море какие-то рыбаки, чтобы глушить рыбу. И я
подумал про себя: «Теперь я знаю, что мой сон от начала до конца был связан со звуком взрывов!
Теперь я понимаю, что значат слова:

Все явления — это вторичные причины

И полностью зависят от намерения.

Позже, когда я нашёл текст «Устная передача чод», написанный этим Махасиддхой, я
обнаружил, что содержащийся в ней текст под названием «Ваджрные строки», автором которого
тоже был Махасиддха, и наставления, полученные в моём сне, были почти одинаковы. Поэтому я
ещё больше уверился в силе этих глубоких и сущностных наставлений. Изумительно!

Из «Светоносной ясности великого пространства, сокровенной сущности дакини»

КОРЕННАЯ УПАДЕША

«ВАДЖРНОГО МОСТА» ЛОНГДЕ

21
[ИСТОРИЯ ОТКРЫТИЯ ТЕРМА]

В год металла-свиньи [в начале марта 1971 г.], когда я жил близ Неаполя в городке Торре-д
ель-Греко, в южной Италии, мы отправились на вершину горы Везувий. Там я сел на круглый
камень и некоторое время практиковал намка артэ. Вдруг в пространстве передо мной в центре
ярко сияющего пятицветного тигле появился очень ясный коренной слог-символ «Светоносной
ясности великого пространства, сокровенной сущности дакини»,

будто начертанный расплавленным золотом. Я объединил с этим видением свое ригпа и оставался
в равенстве созерцания около трёх минут, пока (слог) ярко сиял. Постепенно слог-символ и тигле
растворились.

Ночью, едва я лёг в постель и выключил свет, в темноте перед моим взором возник как живой
огромный и величественный глаз. Я сразу же вошёл в состояние равенства, в котором ум и
видения недвойственны, и, пока я пребывал в этом состоянии, в сфере в центре глаза возникло
тигле с точно таким же слогом-символом, какой явился мне днём. Я широко раскрыл глаза и
смотрел пристально, но тигле оставалось на месте. Через некоторое время я заснул и увидел такой
сон.

Я был в слегка затемненном месте, напоминающем алтарный зал в храме. Там находилась
статуя великого лоцавы Вайрочаны высотой более одного этажа. У статуи было три глаза, но я не
мог ясно разглядеть её, поскольку вся она была окружена всевозможными беспорядочно
расположенными лентами, зонтами, покрывалами и т. п. Однако её третий глаз был очень ярким и
в точности похожим на тот большой глаз, который я видел в пространстве, перед тем как уснуть. Я
присмотрелся и увидел в центре глаза сверкающий золотом слог-символ, который я так хорошо
знал.

Я подумал: «Это статуя очень могущественна. Скорее всего, в ней действительно пребывает
существо мудрости. Поэтому нужно прочесть подобающее призывание и молитву-
благопожелание!»

Я сел на пол перед статуей и только было собрался произнести призывание Вайрочаны для
приведения в действие его мудрости, как вдруг понял, что не помню ни одного такого
призывания. Я тут же произнёс А, чтобы привести в действие (его мудрость), нераздельно
объединил свой ум с его состоянием и остался в равенстве созерцания. Еще раз прямо и
пристально всмотревшись в третий глаз Вайрочаны, я произнес А и призвал (его мудрость), и
тогда из центра его третьего глаза вышло синее тигле. Затем оно медленно опускалось всё ниже и
ниже, остановившись в пространстве на расстоянии четырёх локтей передо мной, став
тёмносиним и размером с круглый щит. Я нераздельно объединил видение и ригпа и снова
произнёс А — ив тот же миг проявились (строки) крупных и красивых букв тибетского
письма учен. Казалось, они были начертаны расплавленным золотом на чёрной бумаге, причём
каждый слог был отделён двумя кружками, один над другим, а в конце строки стоял знак терма:

Почтительно приветствую Шри Херуку Нгондзога Гьялпо!

Созерцание живого опыта переживаний

Блаженства, ясности, немышления и нераздельности

Совершенно запредельно мыслительным событиям:

Так можно достичь полной уверенности в беспрепятственной мудрости...

Далее шли и многие другие строки. Я медленно прочитал весь текст до конца, до последней
строки:

22
САМАЯ ГЬЯ ГЬЯ ГЬЯ.

Коренная упадеша «Ваджрного моста» Лонгде, содержащаяся в «Светоносной ясности


великого пространства, сокровенной сущности дакини». ГЬЯ.

Я принялся читать его сначала ещё раз, но тут был разбужен громким гудком автомобиля у
моего дома — звали кого-то из семьи моих соседей. Проснувшись, я сразу же ясно вспомнил свой
сон. Я тотчас встал и начал делать записи, но из всех строк учения, возникшего из третьего глаза
Вайрочаны, я уверенно сумел вспомнить лишь строки, приведённые выше. Увы!

В один из первых дней седьмого месяца года металла-птицы [август 1981 г.], когда я ночевал в
деревне неподалёку от Осло, столицы Норвегии, мне приснился вот этот сон.

Я шёл один в лесной чаще, как вдруг оказался перед Йогином, сидящим на оленьей шкуре у
огромного дерева у подножия скалы. На голове у него был тюрбан из белого шёлка, и одет он был
в анраг(короткую набедренную повязку) и украшения из кости. Я пригляделся и понял, что это
мой учитель Негьяб Ринпоче Лодро Гьяцо. Я не смог узнать его с первого взгляда, потому что
обычно Негьяб Ринпоче носил монашескую одежду и у него была бритая голова. Я тотчас сложил
ладони у сердца и сказал:

— Простите, я не узнал вас, Ринпоче!

— Ничего страшного! — сказал Негьяб Ринпоче.— С тех пор, как мы встречались, прошло так
много времени, что ты меня не узнал. Но я очень рад, что теперь мы встретились с тобой здесь.

И он с радостной улыбкой коснулся лбом моего лба.

Затем он сказал:

— Я слышал, что настало время для того, чтобы твоя духовная деятельность в будущем
распространилась на Западе. Если ты считаешь, что у тебя есть какие-то вопросы, пожалуйста,
спрашивай меня обо всём. Я готов ответить на всё, что тебя интересует.

Я сказал Негьябу Ринпоче:

— Несколько лет назад во сне я встретил великого лоцаву Вайрочану. Он передал мне много
строф упадеши, содержащей глубокие и сущностные наставления по «Ваджрному мосту» Лонгде.
Но, проснувшись, я смог вспомнить лишь основной смысл этого глубокого учения, но не все
строфы. Поэтому, пожалуйста, даруйте мне это глубокое учение!

— С каких строк начиналось это глубокое учение?— спросил Негьяб Ринпоче.

Я ответил:

— Глубокое учение начиналось со строк:

Почтительно приветствую Шри Херуку Нгондзога Гьялпо!

А его название было:

Коренная упадеша «Ваджрного моста» Лонгде, содержащаяся в «Светоносной ясности великого


пространства, сокровенной сущности дакини». ГЬЯ.

— Превосходно! —сказал Негьяб Ринпоче. — Ну что же, садись поудобней и внимательно


слушай. Я буду учить тебя этой необыкновенной и глубокой упадеше во всей её полноте.
23
Он произнёс долгое

и некоторое время оставался в равенстве созерцания. Я сразу же удобно устроился на земле и


нераздельно объединил свой ум с состоянием учителя. Немного погодя Негьяб Ринпоче достал из
глиняного саматога (ларца), что стоял справа от него, обёрнутую в жёлтую ткань (на тибетский
манер) книгу размером с пядь. Он раскрыл её и мелодичным голосом медленно запел:

Е КА RA SU LI ВНА ТА YE

CI KI RA BHU LI ВНА ТА YE

SA MUN ТА СА RYA SU GHA YA

ВНЕ ТА SA NA ВН YA KU LA YE

Пропев эти строки, он дал мне эту книгу, обёрнутую в жёлтую ткань, а затем очень медленно и
расслабленно произнёс

АОМ

и некоторое время пребывал в равенстве созерцания.

Я положил книгу себе на голову, чтобы получить энергию её благословения, потом раскрыл её
и увидел, что в начале стоял коренной слог-символ

«Светоносной ясности великого пространства, сокровенной сущности дакини».

Текст глубокой и сущностной упадеши был написан прекрасным тибетским письмом учен,


причём каждый слог был отделён двумя кружками, один над другим, а в конце строки стоял знак
терма. Я начал читать текст, и одновременно Негьяб Ринпоче стал нараспев произносить очень
красивым и мелодичным голосом:

Почтительно приветствую Шри Херуку Нгондзога Гьялпо!

Созерцание живого опыта переживаний блаженства, ясности, немышления и нераздельности


совершенно запредельно мыслительным событиям: так можно обрести полную уверенность в
беспрепятственной мудрости.

Сущность «Ваджрного моста Лонгде» заключается в том, чтобы проявлялось то, что ещё
не проявилось, укреплялось то, что проявилось, развивалось и совершенствовалось то, что
укрепилось. С помощью этих четырёх ключевых моментов следует получить прямое
переживание в самом себе...

Так он передал много строф, которые очень точно азъясняли метод практики «Йоги
четырёх да», осново-олагающей упадеши «Ваджрного моста Лонгде», и то :е самое содержалось в
тексте глубокого учения. Текст аканчивался словами:

SAMAYA GYA GYA GYA

24
Коренная упадеша «Ваджрного моста» Лонгде, содержащаяся в «Светоносной ясности великого
пространства, сокровенной сущности дакини». ГЬЯ.

Закончив читать эти строки, он снова произнёс долгое

АОМ

очень медленно, расслабленным и мелодичным голосом, после чего пребывал в равенстве


созерцания. Я нераздельно объединил свой ум с состоянием учителя и пребывал так. Спустя
некоторое время Негьяб Ринпоче сказал:

— Прекрасно! Я очень точно передал тебе состояние знания великого учителя Вайрочаны.
Следуя этим глубоким наставлениям, принесёшь неизмеримую пользу себе и другим!

Я попросил Ринпоче:

— Пожалуйста, благословите меня, чтобы я смог полностью постичь высшее знание этого
глубокого учения и чтобы весь его смысл остался в моей памяти!

Ринпоче устремил пристальный взгляд в открытое пространство, положил руки на колени


ладонями вверх и мелодично запел:

Е КА RA SU LI ВНА ТА YE

CI KI RA BHU LI ВНА ТА YE

SA MUN ТА СА RYA SU GHA YA

ВНЕ ТА SA NA BHYA KU LA YE

Он снова и снова повторял эти строки, и я вместе с ним пел их в равном состоянии
недвойственности своих ума и видения. С этим я и проснулся. Просыпаясь, я всё ещё пел и
помнил сон очень хорошо. Уже рассвело, и я тотчас же начал записывать, но, поскольку пришло
время завтрака, мне удалось записать совсем немного. Сразу после завтрака я должен был начать
утреннее занятие, а когда я попытался продолжить свои записи днём, то смог с уверенностью
вспомнить лишь те строки глубокой упадеши, которые были приведены выше. Увы!

В год воды-свиньи [15 мая 1983 г.], когда я был в Меригаре, центре Дзогчен-общины в Европе,
ранним утром я увидел такой сон.

Я шёл один в чаще леса, удаляясь от подножия высокой хрустальной горы, как вдруг очутился
перед входом в большую и величественную хрустальную пещеру. Заглянув внутрь, я увидел моего
учителя Негьяба Ринпоче в облачении йогина, точно таком, в каком уже встречал его однажды. Он
сидел на высоком троне в окружении более двадцати мужчин и женщин в одеждах йогинов. Они
пели в унисон:

Е КА RA SU LI ВНА ТА YE

CI KI RA BHU LI ВНА ТА YE

SA MUN ТА СА RYA SU GHA YA

ВНЕ ТА SA NA BHYA KU LA YE

25
снова и снова повторяя эти строки. Я подумал: «Поскольку учитель и ученики поют Песню
Ваджры именно так, то, возможно, Негьяб Ринпоче будет учить меня
необычайной упадете «Ваджрного моста Лонгде», которая проявилась из слога-символа в тигле из
третьего глаза великого учителя Вайрочаны и которой он уже учил меня однажды!» Я удобно
устроился с краю и вместе с ними запел Песню Ваджры. Через некоторое время учитель Негьяб
Ринпоче достал из саматога справа от себя синий свиток, раскрыл его и мелодично запел:

ОМ A HUM

Е КА RA SU LI ВНА ТА YE

CI KI RA BHU LI ВНА ТА YE

SA MUN ТА СА RYA SU GHA YA

ВНЕ ТА SA NA BHYA KU LA YE

Пропев эти строки на прекрасную мелодию, он очень медленно и расслабленно произнёс:

АОМ

Медленно и протяжно произнеся это, он, не останавливаясь, стал учить такими стихотворными
словами:

ОМА HUM

Почтительно приветствую Шри Херуку Нгондзога Гьялпо!

Созерцание живого опыта переживаний блаженства, ясности, немышления и нераздельности


совершенно запредельно мыслительным событиям: так можно обрести полную уверенность в
беспрепятственной мудрости...

Нераздельно объединив свой ум с состоянием учителя, я внимательно слушал, стараясь,


насколько возможно, сохранить в уме весь смысл. Спустя некоторое время глубокая упадеша
закончилась словами:

Или же те, в ком практика по-настоящему не созрела и кто лишь накопил некоторые
кармические склонности благодаря силе благословения шести освобождений, переродятся
счастливыми учениками.

SAMAYA GYA GYA GYA

И он закончил учение. Учитель и ученики снова запели в унисон:

Е КА RA SU LI ВНА ТА YE

CI KI RA BHU LI ВНА ТА YE

SA MUN ТА СА RYA SU GHA YA

ВНЕ ТА SA NA BHYA KU LA YE

снова и снова повторяя эти строки на необыкновенно сладостную мелодию. Я подумал: «Мне
нужно подойти к Негьябу Ринпоче и попросить его благословения, чтобы, проснувшись,

26
вспомнить (текст)!» Я встал и медленно пошёл к трону. Подойдя поближе, я увидел, что это мой
коренной Гуру Ригдзин Чангчуб Дордже! Я был немного удивлён и со смешанным чувством
радости и печали сказал:

— Прежде я уже встречал это глубокое учение несколько раз и получал эти основанные на
[опыте] переживаний наставления. Но, проснувшись, я не мог вспомнить все слова этого
глубокого учения. Поэтому, пожалуйста, благословите меня, чтобы я смог точно вспомнить их!

Мой драгоценный Гуру сказал:

— Это глубокое учение проявилось из символического слога «Светоносной ясности великого


пространства, сокровенной сущности дакини», и поэтому ты являешься держателем этой глубокой
Дхармы. Когда придёт время для благоприятных обстоятельств, ты обязательно сумеешь
вспомнить!

Затем свитком, который он держал в руке, он коснулся трёх моих мест и, произнеся

OM A HUM

благословил меня. В конце он дал мне свиток и сказал:

— Утвердись в (знании) этого глубокого учения в соответствии с этим необыкновенным


священным текстом!

Затем он опять начал петь Песню Ваджры, и я сразу же удобно сел на землю перед ним. Я
развернул свиток, стал читать и увидел, что в самом начале стоял коренной слог-символ
«Светоносной ясности великого пространства, сокровенной сущности дакини»,

а затем шёл текст этой необыкновенной упадеши, которая до этого появлялась из тигле и слога-
символа в центре третьего глаза великого учителя Вайрочаны. Вскоре пение Песни Ваджры
закончилось, и все остались в расслабленном состоянии. Мой драгоценный Гуру Чангчуб Дордже
произнёс долгое и мелодичное

АОМ

и затем, не прерываясь, начал учить:

ОМ A HUM

Почтительно приветствую Шри Херуку Нгондзога Гьялпо!

Созерцание живого опыта переживаний блаженства, ясности, немышления и нераздельности


совершенно запредельно мыслительным событиям: так можно обрести полную уверенность в
беспрепятственной мудрости...

27
постепенно и полностью передавая всё то, чему учил до того в облике моего учителя Негьяба
Ринпоче. (В то же самое время) всё, что он передавал, отчётливо появлялось в свитке как
прекрасное тибетское письмо учен, причём каждый слог отделяли два кружка, один над другим, а
в конце строки стоял знак терма.

OM A HUM

Почтительно приветствую Шри Херуку Нгондзога Гьялпо!


28
Созерцание живого опыта переживаний блаженства, ясности, немышления и нераздельности
совершенно запредельно мыслительным событиям: так можно обрести полную уверенность в
беспрепятственной мудрости.

Сущность «Ваджрного моста Лонгде» заключается в том, чтобы проявлялось то, что ещё не
проявилось, укреплялось то, что проявилось, развивалось и совершенствовалось то, что
укрепилось. С помощью этих четырёх ключевых моментов следует получить прямое переживание
в самом себе.

Что касается ключевого момента проявления (постижения): (следует), используя


медитативный пояс и трость длиной в один локоть и четыре пальца, (применять) особый момент,
касающийся тела. Ключевая (поза) А: левая нога лежит боковой стороной на земле, правая
согнута, правый локоть — на колене, правой рукой сильно надавливают на SA, левой — на MI.
Женщины делают наоборот.

Ключевая (поза) НО: в позе полулотоса с выпрямленным туловищем тростью в правой руке
надавливают на правую LI; ваджрным кулаком левой руки надавливают на RI с правой стороны
груди. Женщины делают наоборот.

Ключевая (поза) НА: в позе лотоса с выпрямленным туловищем кулаком правой руки
надавливают на правую I; левое плечо поднято, а кулак поставлен на макушку. Женщины делают
наоборот.

Ключевая (поза) YE: правым коленом, прижатым медитативным поясом, надавливают на


точки I и RI; правой рукой надавливают на правую SA; тростью надавливают на правую LI; левой
рукой надавливают на MI. Женщины делают наоборот.

Особый момент, касающийся времени: всякий раз, когда прана входит в каналы любой из чакр
— (чакры) расположенной на вершине, (чакры) объединяющей вкус, (чакры) сознания,
порождающей (чакры) или (чакры) блаженства — это время для практики четырёх да.

Те, кто желает точно узнать, как движется (прана) по отношению к внешнему и внутреннему
взаимозависимым состояниям, должны, не нарушая покоя тела, следить за дыханием рано утром,
до рассвета.

Как правило, в первый, второй и третий дни растущей луны дыхание должно преобладать с
правой стороны у женщин и с левой стороны у мужчин. В четвёртый, пятый и шестой дни должно
быть наоборот. Такое чередование происходит каждые три дня.

В шестнадцатый, семнадцатый и восемнадцатый дни убывающей луны у мужчин (дыхание)


должно быть сильнее с правой стороны, а у женщин — с левой; в девятнадцатый, двадцатый и
двадцать первый должно быть наоборот. Такое чередование происходит каждые три дня.

Если течение [праны] продолжается по неверной стороне один, два или три дня, возникнут
ссоры и (причины) несчастья. Если течение [праны] продолжается по неверной стороне до шести
дней, возникнут вражда, болезни, вмешательство вредоносных энергий и страдания.

Если течение [праны] продолжается по неверной стороне на протяжении одного цикла (из
шести дней), возникнут болезни. Если течение [праны] продолжается неправильно на протяжении
двух циклов (по шесть дней), будут потери для родственников. Если течение [праны]
продолжается неправильно на протяжении трёх циклов (по шесть дней), это предполагает сильное
препятствие для собственной жизни, а потому нужно применять методы для преодоления этого —
выполнять практику долгой жизни и (подношение) выкупа от смерти.

29
Если предстоит заниматься важными делами, то мужчины добьются успеха во время
преобладания лунного дыхания, а женщины — солнечного. Если дыхание сильнее с
противоположной стороны, могут возникнуть многочисленные препятствия, но практика будет
благоприятствовать и постижение возрастёт.

Для подчиняющих и гневных действий у мужчин должно преобладать лунное дыхание, у


женщин — солнечное. Умиротворяющие и увеличивающие действия будут успешны, если у
мужчин преобладает солнечное дыхание, а у женщин — лунное.

Первые два периода времени — это элемент пространство; два промежуточных периода и
время перед полуночью — элемент вода; полночь, полдень и время до полудня — элемент огонь;
два периода после (полуночи и полудня)—элемент земля; два последних периода— элемент
воздух.

Если оставаться в равенстве созерцания в период праны пространства, изначальная чистота


ригпа не будет встречать препятствий. В период воды ваше состояние прозрачно, а ригпа ясное,
поэтому нужно поддерживать созерцание подлинной природы.

В период праны огня возникают привязанность и ненависть, а потому нужно нераздельно


объединиться с состоянием переживаний. В период праны земли возникают вялость,
затуманенность и сонливость, а потому нужно расслабиться и совершать добродетельные
действия телом, речью и умом. В период праны воздуха возникает много мыслей, волнений и
желание двигаться, а потому следует практиковать методы пранаямы и янтры.

Когда сила дыхания одинакова и в особенности, когда оно течёт в канале къянгма и йогин
пребывает в созерцании в йоге глубоких четырёх да, появляются особые переживания.

Если дыхание течёт противоположным образом, (мужчины) должны лечь на правый бок и
правым безымянным пальцем закрыть жизненную силу (закрыть ноздрю) справа; женщины
делают наоборот. Так достигаешь успеха.

Особый момент, касающийся дыхания: следует дышать медленно с (небольшой) пустой


задержкой после выдоха. При сочетании этого с особым моментом, касающимся течения дыхания,
в твоём собственном переживании доподлинно утвердится ригпа — нераздельность переживаний
ясности, пустоты и блаженства.

Да ясности — устреми два океана (глаза) в пространство перед собой на расстоянии двух
пядей. Точно так же следует оставить в естественном и расслабленном (присутствии), не
препятствуя им, все другие воспринимаемые объекты чувств, такие как звуки [предназначаемые]
для ушей и т. д.

Да немышления — оставь зрачки глаз неподвижными в их естественном состоянии, чтобы


чувственные сознания не были взволнованы мыслями, и созерцание немышления возникнет само
собой.

Да блаженства — в этом случае не нужно слишком энергично подтягивать вверх силу праны.
Благодаря лёгкому подтягиванию получишь явственное переживание ощущения блаженства,
запредельного любым мыслям и словам.

Да нераздельности — хотя многообразные переживания немышления, живой ясности и


блаженства различаются постольку, поскольку мы имеем дело именно с переживанием, ты
остаёшься во всецело пробуждённом ригпа их нераздельности.

Символ этого да — язык расслаблен, не касается ни зубов, ни нёба, так что в состоянии
мгновенного ригпа все переживания проявляются как Всеобъемлющее Совершенство.

30
В это время, прямо и безошибочно распознав собственное ригпа-бодхичитту, высшую
Праджняпарамиту, сам собой обретаешь окончательную уверенность.

Всевозможные препятствия и отклонения, которые мешают созерцанию стать действенным,


следует преодолеть с помощью методов, устраняющих помехи для праны и тигле и
совершенствующих [созерцание].

В частности, в промежутках между занятиями практикой нужно встать прямо, поднять руки,
скрестив ладони и разведя в стороны локти, на расстоянии пяти пальцев над головой, не касаясь
её.

В этот момент в пятицветном тигле в центре порождающей чакры следует сосредоточиться на


пятицветном АОМ размером с большой палец, то есть на (энергии) данг собственного ригпа, и
произнести АОМ.

Благодаря тому, что АОМ будет правильно произнесён семь, четырнадцать или двадцать один
раз, все элементы будут уравновешены и ясно проявятся качества созерцания.

Всевозможные переживания, (называемые) «подобные волшебной иллюзии», «переживания


пустоты» и «подобные пространству», беспрепятственно и самосовершенно проявляются в
состоянии мгновенного ригпа.

(Затем) проявятся все знаки достижения четырёх [разновидностей] видений, например,


видения, подобные свету солнца или луны, видение своего тела, лишённого тени, видения чистого
и нечистого измерений внутри тигле, видения образов и символических атрибутов (божеств) и т.
д.

Благодаря силе осуществлённого переживания окончательной уверенности осознаёшь


истинный смысл переживаний и постижения — так все переживания ясности, пустоты и
блаженства начинают помогать развитию созерцания.

Когда достигнуто постижение, возникает созерцание, выходящее за рамки периодов практики


и перерывов, в котором тело, речь и ум расслабленны и объединены с состоянием трегчо.

Счастливцы с высшими способностями, придя в этой жизни к завершению четырёх видений,


совершат Великий Перенос подобно Гарабу Дордже, Вималамитре и Падмасамбхаве.

Или же они растворят материальное тело, за исключением его нечистот, в Тело Света и
всевозможными сострадательными деяниями будут приносить пользу живым существам, число
которых бесконечно как небо.

Те, у кого высшие или средние способности, чьё созерцание разбивается на периоды практики
(и периоды после практики), точно, как гаруда, уже полностью оперившийся (в яйце), достигнут
просветления, минуя состояние бардо.

Люди с низкими способностями, следующие (учению в основном) с чувством преданности, в


момент смерти, полагаясь на наставления, будут иметь возможность распознать все изначальные
проявления самосовершенной (энергии) ролпа как собственное состояние и достигнут
просветления.

Те же, в ком практика по-настоящему не проявилась и кто лишь заложил в себе некоторые
кармические склонности, благодаря силе благословения шести освобождений переродятся
счастливыми учениками.

SAMAYA GYA GYA GYA


31
Когда Гуру произносил эти слова, то же самое появлялось в книге. Закончив, он снова
произнёс долгий

АОМ

и устремил глаза в открытое пространство, оставаясь так какое-то время. В завершение,


счастливый и с сияющей улыбкой на лице, он сказал:

— Прекрасно! Я передал тебе эту глубокую и наиболее сущностную упадешу, которая


открывает подлинное состояние знания великого учителя Вайрочаны. Посредством этой чудесной
и самой сущностной упадеши приноси неизмеримую пользу себе и другим!

Таков был его совет мне. Затем учитель и ученики снова запели в унисон:

Е КА RA SU LI ВНА ТА YE

CI KI RA BHU LI ВНА ТА YE

SA MUN ТА СА RYA SU GHA YA

ВНЕ ТА SA NA BHYA KU LA YE

как и прежде повторяя эти строки на ту же благозвучную мелодию. Поддерживая состояние


равенства — недвойственности своего ума и видения, я присоединился к ним в йоге Песни
Ваджры и с тем проснулся. Проснувшись, я всё ещё пел. Ещё не рассвело, и мне показалось, что,
вероятно, я проснулся от очень сильного шторма и громких раскатов грома. Я отчётливо помнил
сон, а потому сразу же встал и начал писать. Когда я закончил записывать строфу:

Да ясности — устреми два океана (глаза) в пространство перед собой на расстоянии двух пядей.
Точно так же следует оставить в естественном и расслабленном (присутствии), не
препятствуя им, все другие воспринимаемые объекты чувств, такие как звуки
[предназначаемые] для угией и т. д.

погода ещё больше испортилась, электричество отключилось, свет погас, и я оказался в темноте. Я
пошёл в кухню за свечой, но не сумел найти её. Поэтому я вернулся в спальню и в темноте
продолжил писать строфу за строфой, начав с:

Да немышления — оставь зрачки глаз неподвижными в их естественном состоянии, чтобы


чувственные сознания не были взволнованы мыслями, и созерцание немышления возникнет само
собой...

В тот момент, когда я закончил текст, как раз рассвело, и я подумал, что это
благоприятное совпадение. Я тщательно проверил то, что написал в темноте, и
обнаружил, что некоторые места неразборчивы, например, отдельные строки
наезжали одна на другую и т. д. Но благодаря силе благословения, доброте и
бесконечному состраданию моего несравненного Учителя в тот момент я мог
ясно вспомнить все строфы, которые выучил наизусть, и поэтому сумел
записать текст целиком и без каких-либо ошибок. С того времени я, насколько
возможно, практикую эту необыкновенно сущностную упадешу. Изумительно!
Прекрасно!

7 ...Вода ...9 9... Огонь ...11 11... Огонь ...13 13... Земля ...15

32
Промежуточный
Полдень
Период перед
период Период после полудня Овца
полуднем Змея
Лошадь
Дракон
5...Пространство...7 15... Воздух ... 17

Первый период Заяц Последний период Обезьяна


3... Воздух ...5 17... Пространство. ..19

Последний период Тигр Первый период Птица


23... Огонь ...1
21... Вода ...23 19... Вода ...21
1... Земля ...3
Полночь
Период перед Промежуточный
Период после полуночи Бык
полуночью Свинья период Собака
Мышь

БЛАГОДАРНОСТИ

Перевод этих тибетских текстов был выполнен благодаря щедрости перечисленных ниже спонсоров,
пожертвовавших средства на издание полного собрания сочинений Чогьяла Намкая Норбу:

Дзогчен-община Болоньи (Италия), Дзогчен-община Брешии (Италия), Дзогчен-община Венеции (Италия), Дзогчен-
община Вены (Австрия), Дзогчен-община Гавайев (США), Дзогчен-община Испании, Дзогчен-община Комо (Италия),
Дзогчен-община Мельбурна (Австралия), Дзогчен-община Мериды (Венесуэла), Дзогчен-община Намгьялгар
(Австралия), Дзогчен-община Падмалинг (Латвия), Дзогчен-община Ринченлинг (Россия), Дзогчен-община Сьены
(Италия), Дзог-чен-община Турина (Италия), Дзогчен-община Умбрии (Италия), Дзогчен-община Франции, Дзогчен-
община Цегьялгар (США), Дзогчен-община Чешской республики, Дзогчен-община Швейцарии, Дзогчен-община
Штирии (Австрия), Дзогчен-община Японии.

Адам Форбс, Александр Вельский, Алламано Алламани, Альберто Мария, Альфредо Авеллоне и Маддалена Косо,
Анджела и Рон Гёттингер, Анджела Сэндз, Андреа ди Кастро, Анна Пуччи, Антье д’Алмейда, Барбара Домбровски,
Беата Дебарж, Габор Харди, Галина из Москвы (Россия), Дайэна Кампбелл, Джанни Баджи, Дженни О'Доннелл, Джинни
Аламкара, Джино Витьелло, Джоанна Тишинг, Джованни Бони, Джой Дал, Джон Шейн, Джордано и Джо Асоли, Джу-
зеппина Питон, Донателла и Клаудиа Чардулли, Дэвид Марш, Дэниел и Юки Рейд, Иван Баркер, Ина Шлингеманн,
Каролин Чуден, Катерин Брауд, Келли Трейси и Боб Дауд, Кен Лик, Лаура Кавикки, Леопольдо Сентинелли, Ли Брэй,
Маджорина Капелли, Майда Габриэлла Осевар, Малколм Смит, Маргарита Коронас, Марина Мичелли, Мария Кьяра
Роселло, Марк Фаррингтон, Марк Фултон, Массимилиано Лёпен и Антонел-ла Ламперти, Массимо Орси, Мисако
Мацумото, Моник и Ян Леген, Мэгги Кэмфилд, Паоло и Пупи Брунато, Паоло Паппо-не, Пиа Барилли, Пиа Брамецца,
Пэмела Олдмидоу, Риккардо Моралья, Рита Биццотто, Соня Танини и Франческо Карик-кьо, Сорайя Кассим, Сью
Филдинг, Туллио Фьорино, Тьерри и Анник Жаннере, Уго Кардеа, Урал из России, Урсула и Герберт Хоффманн, Уши
Рукес, Фабио Орландино, Федери-ка Мастропаоло, Фемандо Росси и Анна Мария Москатели, Флавиа Томассини,
Франческа Ванини, Франческо Грачис, Хельмут Смрчек, Чарльз Райт, Чечилиа Дженки, Элиз Стат-чберри, Эместо
Ардита, Энн Пикеринг, Эрманно Перинотто, Яна Вурцингер и др.

От лица русского издателя мы также благодарим всех, кто своей помощью сделал возможной публикацию русского
издания.

Перевод с тибетского и редакция Адриано Клементе с драгоценной помощью автора

Второе русское издание

Перевод с английского: Ф. и М. Смольковы Редактор Г. Мохин

Редактор второго издания Ф. Маликова Корректура: К. Шилов, А. Гомонов Верстка: Н. Кашинова, К. Шилов

33
IPC 189RU01. Одобрено Международным издательским комитетом Дзогчен-общины, основанной Чогьялом Намкаем
Норбу.

Издание подготовлено Издательством «Шанг Шунг» для распространения среди членов Дзогчен-общины. Не
предназначено для широкой продажи.

© 2001 Shang Shung Edizioni

58031 Arcidosso GR-Italy

http://www.shangshungstore.com

http://www.shangshunginstitute.ru

Все права защищены. Воспроизведение в печатном или электронном виде возможно только на основании письменного
разрешения издателя.

34