Вы находитесь на странице: 1из 333

АКТУАЛЬНЫЕ НАУЧНЫЕ ИССЛЕДОВАНИЯ

В СОВРЕМЕННОМ МИРЕ

ВЫПУСК 1(69)
Часть 9

Январь 2021 г.

ЖУРНАЛ

Выходит – 12 раз в год (ежемесячно)


Издается с июня 2015 года

Включен в наукометрические базы:

РИНЦ http://elibrary.ru/title_about.asp?id=58411
Google Scholar https://scholar.google.com.ua/citations?user=JP57y1kAAAAJ&hl=uk
Бібліометрика української науки
http://nbuviap.gov.ua/bpnu/index.php?page_sites=journals
Index Copernicus
http://journals.indexcopernicus.com/++++,p24785301,3.html

Переяслав
«Актуальные научные исследования в современном мире» ISCIENCE.IN.UA
Выпуск 1(69) ч. 9 ISSN 2524-0986
УДК 001.891(100) «20»
ББК 72.4
А43

Главный редактор:
Коцур В.П., доктор исторических наук, профессор, академик Национальной академии педагогических наук
Украины

Редколлегия:
Базалук О.А. д-р филос. наук, професор (Украина)
Доброскок И.И. д-р пед. наук, профессор (Украина)
Кабакбаев С.Ж. д-р физ.-мат. наук, профессор (Казахстан)
Мусабекова Г.Т. д-р пед. наук, профессор (Казахстан)
Смырнов И.Г. д-р геогр. наук, профессор (Украина)
Исак О.В. д-р социол. наук (Молдова)
Лю Бинцян д-р искусствоведения (КНР)
Тамулет В.Н. д-р ист. наук (Молдова)
Брынза С.М. д-р юрид. наук, профессор (Молдова)
Мартынюк Т.В. д-р искусствоведения (Украина)
Тихон А.С. д-р мед. наук, доцент (Молдова)
Горащенко А.Ю. д-р пед. наук, доцент (Молдова)
Алиева-Кенгерли Г.Т. д-р филол. наук, профессор (Азербайджан)
Айдосов А.А. д-р техн. наук, профессор (Казахстан)
Лозова Т.М. д-р техн. наук, профессор (Украина)
Сидоренко О.В. д-р техн. наук, профессор (Украина)
Егиазарян А.К. д-р пед. наук, профессор (Армения)
Алиев З.Г. д-р аграрных наук, профессор, академик (Азербайджан)
Партоев К. д-р с.-х. наук, профессор (Таджикистан)
Цибулько Л.Г. д-р пед. наук, доцент, профессор (Украина)
Баймухамедов М.Ф. д-р техн. наук, профессор (Казахстан)
Мусабаева М.Н. д-р геогр. наук, профессор (Казахстан)
Хеладзе Н.Д. канд. хим. наук (Грузия)
Таласпаева Ж.С. канд. филол. наук, профессор (Казахстан)
Чернов Б.О. канд. пед. наук, профессор (Украина)
Мартынюк А.К. канд. искусствоведения (Украина)
Воловык Л.М. канд. геогр. наук (Украина)
Ковальська К.В. канд. ист. наук (Украина)
Амрахов В.Т. канд. экон. наук, доцент (Азербайджан)
Мкртчян К.Г. канд. техн. наук, доцент (Армения)
Стати В.А. канд. юрид. наук, доцент (Молдова)
Бугаевский К.А. канд. мед. наук, доцент (Украина)
Цибулько Г.Я. канд. пед. наук, доцент (Украина)

Актуальные научные исследования в современном мире // Журнал - Переяслав, 2021. - Вып. 1(69), ч. 9 – 331 с.

Языки издания: українська, русский, english, polski, беларуская, казақша, o’zbek, limba română, кыргыз тили,
Հայերեն

Сборник предназначен для научных работников и преподавателей высших учебных заведений. Может
использоваться в учебном процессе, в том числе в процессе обучения аспирантов, подготовки магистров и
бакалавров в целях углубленного рассмотрения соответствующих проблем. Все статьи сборника прошли
рецензирование, сохраняют авторскую редакцию, всю ответственность за содержание несут авторы.

УДК 001.891(100) «20»


ББК 72.4
А43

© NGO THE INSTITUTE FOR SOCIAL TRANSFORMATION, 2021


© Коллектив авторов, 2021
ISCIENCE.IN.UA «Актуальные научные исследования в современном мире»
Выпуск 1(69) ч. 9 ISSN 2524-0986

CОДЕРЖАНИЕ
СЕКЦИЯ: ЮРИДИЧЕСКИЕ НАУКИ
Bazarova Dildora (Tashkent, Uzbekistan)
THE NEED FOR IMPROVEMENT OF THE CRIMINAL-PROCEDURE FORM
IN THE REPUBLIC OF UZBEKISTAN...................................................................... 8
Botnari Еlenа (Balti, Moldova)
ACTION OF DEROGATING LEGAL NORMS ON LEGAL CONSCIOUSNESS
UNDER THE STATE OF PUBLIC HEALTH EMERGENCY ....................................... 20
Brînza Sergiu Mihail, Stati Vitalie Anatol (Chișinău, Moldova)
CLARIFICĂRI CONCEPTUALE PRIVIND INFRACȚIUNEA
PRINCIPALĂ / PREDICAT ...................................................................................... 25
Oganesean Armen Graci (Chișinău, Moldova)
UNELE ASPECTE ACTUALE LA CAPITOLUL INTERACȚIUNII PROCURATURILOR
SPECIALIZATE CU ALȚI SUBIECȚI PROCESUALI .................................................. 40
Айткожина Дарига Галымовна (Алматы, Казахстан)
ЭКОНОМИЧЕСКОЕ СОДЕРЖАНИЕ КОНСТИТУЦИИ ....................................... 44
Айткожина Дарига Галымовна (Алматы, Казахстан)
КОНСТИТУЦИИ И ИХ ЭКОНОМИЧЕСКОЕ СОДЕРЖАНИЕ.............................. 47
Алымбеков Бактыбек Маданбекович (Бишкек, Кыргызстан)
СОДЕРЖАНИЕ И СУЩНОСТЬ ПРИНЦИПОВ ПРАВООХРАНИТЕЛЬНОЙ
ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ОРГАНОВ ВНУТРЕННИХ ДЕЛ КЫРГЫЗСКОЙ РЕСПУБЛИКИ 49
Алымбеков Бактыбек Маданбекович (Бишкек, Кыргызстан)
ПОНЯТИЕ И НАЗНАЧЕНИЕ ПРАВООХРАНИТЕЛЬНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ
ОРГАНОВ ВНУТРЕННИХ ДЕЛ КЫРГЫЗСКОЙ РЕСПУБЛИКИ ........................... 55
Артыкбаев Гыламидин Урустамович (Баткен, Кыргызстан),
Кулдышева Гулсара Кенжеевна (Ош, Кыргызстан)
НЕКОТОРЫЕ АКТУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ СВЯЗАННЫЕ
С ПОНЯТИЕМ ТЕРРИТОРИИ ............................................................................... 60
Артыкбаев Гыламидин Урустамович (Баткен, Кыргызстан),
Атамкулова Елена Токтоналиевна (Ош, Кыргызстан)
ГОСУДАРСТВЕННО-ЮРИДИЧЕСКИЕ СВОЙСТВА ТЕРРИТОРИИ ..................... 64
Атантаев Актилек Турсункулович (Ош, Кыргызстан)
РАЗГРАНИЧЕНИЕ ОБЫЧНОГО ПРАВА ОТ ДРУГИХ ОБЫЧЕВ И ТРАДИЦИЙ ... 68
Бейсембаева М. Т., Адылканова Ильгиза,
Сатбаева А. М. (Алматы, Казахстан)
РОЛЬ АССАМБЛЕИ НАРОДА КАЗАХСТАНА
В ФОРМИРОВАНИИ КАЗАХСТАНСКОЙ МОДЕЛИ ЕДИНСТВА ....................... 72
Бейсенбеков Ерик Бакдаулетович (Талдыкорган, Казахстан)
АДМИНИСТРАТИВНО - ПРАВОВОЙ СТАТУС ГРАЖДАН
ИСПОЛНИТЕЛЬНАЯ ВЛАСТЬ .............................................................................. 78
Бычкова Валерия Игоревна (Москва, Россия)
ПОНЯТИЕ КУЛЬТУРНЫХ ЦЕННОСТЕЙ КАК ПРЕДМЕТА ПРЕСТУПНОГО
ПОСЯГАТЕЛЬСТВА ............................................................................................... 84
«Актуальные научные исследования в современном мире» ISCIENCE.IN.UA
Выпуск 1(69) ч. 9 ISSN 2524-0986

Васьков Петр Александрович,


Мансуров Гафур Закирович (Екатеринбург, Россия)
РОЛЬ ИНСТИТУТА ЗАЩИТЫ ПРАВ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЕЙ
В СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ ................................................................................ 89
Голущикова Анастасия Сергеевна (Киров, Россия)
ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВЫЕ ПРОЦЕДУРЫ ЛИКВИДАЦИИ КОММЕРЧЕСКИХ
ЮРИДИЧЕСКИХ ЛИЦ .......................................................................................... 95
Горшков Артур Олегович (Москва, Россия)
ПРАВО НА НАУЧНОЕ ОТКРЫТИЕ....................................................................... 100
Дегтярева Дарья Александровна (Москва, Россия)
СООТНОШЕНИЕ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСКОГО И ГРАЖДАНСКОГО ПРАВА... 103
Егизбаев Нургельды, Аккулов Рустем (Нур-Султан, Казахстан)
ОТВЕТСТВЕННОСТЬ ЗА ПРЕСТУПЛЕНИЯ, СОВЕРШЕННЫЕ
В СОСТОЯНИИ ОПЬЯНЕНИЯ .............................................................................. 107
Елесин Анатолий Константинович (Саранск, Россия)
ПОНЯТИЕ И СУЩНОСТЬ КРИМИНОЛОГИЧЕСКОЙ БЕЗОПАСНОСТИ
В УГОЛОВНОМ СУДОПРОИЗВОДСТВЕ ............................................................. 111
Елесин Анатолий Константинович (Саранск, Россия)
СПОСОБЫ СОБЛЮДЕНИЕ БЕЗОПАСНОСТИ УЧАСТНИКОВ УГОЛОВНОГО
ПРОЦЕССА НА СТАДИИ ПРЕДВАРИТЕЛЬНОГО РАССЛЕДОВАНИЯ................ 115
Эдембекова Айханым Манарбеккызы, Орсаева Раиса Ануаровна
(Усть-Каменогорск, Казахстан)
ОБСТОЯТЕЛЬСТВА, ОТЯГЧАЮЩИЕ НАКАЗАНИЕ В ЗАРУБЕЖНОМ
УГОЛОВНОМ ПРАВЕ............................................................................................ 120
Жамау Назерке Бактыжанкызы (Караганды, Казахстан)
ПРИРОДА СУДЕБНОГО ПРАВОТВОРЧЕСТВА .................................................... 126
Жусупов Болотбек Асанович,
Ташматова Бегимай Ибрагимовна,
Арзибаева Нуржамал Шамшидиновна (Ош, Кыргызстан)
ЗАКРЕПЛЕНИЕ ИНСТИТУТА СОУЧАСТИЯ В НОВОМ
УГОЛОВНОМ КОДЕКСЕ КЫРГЫЗСКОЙ РЕСПУБЛИКИ ................................... 130
Жээнбаева Ырысгүл Эшмаматовна,
Жусупов Болотбек Асанович (Ош, Кыргызстан)
ПРАВОВОЙ СТАТУС УЧРЕЖДЕНИЙ ОБРАЗОВАНИЯ И ПОЛИТИКА В СФЕРЕ
ОБРАЗОВАНИЯ В КЫРГЫЗСТАНЕ....................................................................... 135
Зарецкий Станислав Сергеевич (Новосибирск, Россия)
НЕДОСТАТКИ И НАРУШЕНИЯ ПРИ РАСПОРЯЖЕНИИ ЗЕМЕЛЬНЫМИ
РЕСУРСАМИ В НОВОСИБИРСКОЙ ОБЛАСТИ .................................................. 141
Захарова Полина Андреевна (Москва, Россия)
АКТУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ ПРИВЛЕЧЕНИЯ К АДМИНИСТРАТИВНОЙ
ОТВЕТСТВЕННОСТИ НА ПРИМЕРЕ АДМИНИСТРАТИВНОЙ
И АРБИТРАЖНОЙ ПРАКТИКИ............................................................................ 145
ISCIENCE.IN.UA «Актуальные научные исследования в современном мире»
Выпуск 1(69) ч. 9 ISSN 2524-0986
Ильин Евгений Александрович (Электроизолятор, Россия)
ПРАВОВЫЕ ОСНОВЫ ОРГАНИЗАЦИИ УПРАВЛЕНИЯ СОЦИАЛЬНО-
КУЛЬТУРНОЙ СФЕРОЙ В МУНИЦИПАЛЬНОМ ОБРАЗОВАНИИ .................... 153
Карипова Асель Исенкельдывна,
Ягмузова Акерке Файзуллаевна (Нур-Султан, Казахстан)
ПРАВА И ОБЯЗАННОСТИ СТОРОН АРЕНДЫ: ВОПРОСЫ ТЕОРИИ
И ПРАКТИКИ ........................................................................................................ 159
Карымсаков Рахмет, Егизбаев Нургельды (Нур-Султан, Казахстан)
РАЗВИТИЕ УГОЛОВНОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ ЗА ТРАНСПОРТНЫЕ
УГОЛОВНЫЕ ПРАВОНАРУШЕНИЯ В КАЗАХСТАНЕ (УГОЛОВНЫЙ КОДЕКС) 165
Кирюшин Андрей Алексеевич (Калуга, Россия)
К ВОПРОСУ ОБ ОПРЕДЕЛНИИ ПРАВОВОГО
СТАТУСА КОНСТИТУЦИОННОГО СОБРАНИЯ В РФ ......................................... 170
Кирюшин Андрей Алексеевич (Калуга, Россия)
ОСОБЕННОСТИ КОНСТИТУЦИОННО-ПРАВОВОГО СТАТУСА
СОВЕТА ФЕДЕРАЦИИ ФЕДЕРАЛЬНОГО СОБРАНИЯ РФ .................................. 175
Костева Дарья Алексеевна (Петрозаводск, Россия)
ПОНЯТИЕ И СОДЕРЖАНИЕ УГОЛОВНОЙ
ОТВЕТСТВЕННОСТИ НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНИХ ............................................... 179
Крючкова Ирина Евгеньевна,
Кравец Виктория Дмитриевна (Москва, Россия)
ОТДЕЛЬНЫЕ ОСОБЕННОСТИ ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВОГО СТАТУСА
ГОСУДАРСТВЕННОЙ КОРПОРАЦИИ ПО АТОМНОЙ ЭНЕРГИИ «РОСАТОМ» 182
Кузнецова Анастасия Дмитриевна (Чита, Россия)
ПОНЯТИЕ БЕЗОПАСНОСТИ ТОВАРОВ, РАБОТ И УСЛУГ .................................. 187
Кулдышев Аманбек Шерипбекович (Бишкек, Кыргызстан),
Раимбердиев Расулберди Раимбердиевич (Ош, Кыргызстан)
УПРАВЛЕНЧЕСКАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ ОРГАНОВ ВНУТРЕННИХ ДЕЛ ............... 192
Мамрасулов Куттубек Мамасаипович,
Камбарова Бактыгул Айтиевна,
Бекишев Адилет Абдилашимович (Ош, Кыргызстан)
УГОЛОВНО ПРАВОВАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ПРЕСТУПЛЕНИЙ
В СФЕРЕ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВА.................................................................. 197
Маркова Ольга Викторовна (Владивосток, Россия)
АСПЕКТЫ БЕЗОПАСНОСТИ ПРИ ПЕРЕВОЗКЕ ПАССАЖИРОВ И БАГАЖА
В ЛЕГКОВОМ ТАКСИ ........................................................................................... 201
Маркова Ольга Викторовна (Владивосток, Россия)
ПРАВОВЫЕ АСПЕКТЫ ПЕРЕВОЗКИ ПАССАЖИРОВ И БАГАЖА
В ЛЕГКОВОМ ТАКСИ ........................................................................................... 205
Мелкозернова Олеся Александровна (Москва, Россия)
НЕКОТОРЫЕ ПРОБЛЕМЫ КОМПЕНСАЦИИ МОРАЛЬНОГО
ВРЕДА ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ....................................... 209
«Актуальные научные исследования в современном мире» ISCIENCE.IN.UA
Выпуск 1(69) ч. 9 ISSN 2524-0986

Мелкозернова Олеся Александровна (Москва, Россия)


НЕКОТОРЫЕ ПРОБЛЕМЫ УСТАНОВЛЕНИЯ РАЗМЕРА КОМПЕНСАЦИИ
МОРАЛЬНОГО ВРЕДА ПРИ РЕАЛИЗАЦИИ ЗАЩИТЫ ПРАВ ПОТРЕБИТЕЛЕЙ 213
Мельникова Снежана Викторовна, Баглай Ю. В. (Оренбург, Россия)
СОРАЗМЕРНОСТЬ КАК УСЛОВИЕ СПРАВЕДЛИВОСТИ САНКЦИИ
В УГОЛОВНОМ ПРАВЕ ........................................................................................ 217
Маукен Айжан Арманкызы, Орсаева Раиса Ануаровна
(Усть-Каменогорск, Казахстан)
ПОНЯТИЕ И ВИДЫ УБИЙСТВА В УГОЛОВНОМ
ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ ЗАРУБЕЖНЫХ СТРАН.................................................... 223
Мотовилина Александра Владимировна,
Давудов Давуд Ахмедович (Волгоград, Россия)
АКТУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ ПРИ ПОЛУЧЕНИИ НАСЛЕДСТВА............................ 229
Носкова Дарья Павловна,
Алексеев Георгий Валерьевич (Санкт-Петербург, Россия)
ПРОБЛЕМЫ ИМПЛЕМЕНТАЦИИ НОРМ МЕЖДУНАРОДНОГО
ГУМАНИТАРНОГО ПРАВА В НАЦИОНАЛЬНЫЕ ПРАВОВЫЕ СИСТЕМЫ ........ 234
Оганесян Армен Грачикович (Кишинёв, Молдова)
ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ ПРИ РАССЛЕДОВАНИИ ПРЕСТУПЛЕНИЙ
ПО ИНИЦИАТИВЕ РОЗЫСКНЫХ ОФИЦЕРОВ ................................................... 241
Олейник Александр Евгеньевич,
Чекулаев Сергей Сергеевич (Владивосток, Россия)
БРАЧНЫЙ ДОГОВОР. ЗАКЛЮЧЕНИЕ БРАЧНОГО ДОГОВОРА
В УСЛОВИЯХ COVID-19 ....................................................................................... 244
Осипов Егор Сергеевич (Москва, Россия)
ИСПОЛЬЗОВАНИЕ ИСКУССТВЕННОГО ИНТЕЛЛЕКТА
В СУДОПРОИЗВОДСТВЕ: РОССИЙСКИЙ И ЗАРУБЕЖНЫЙ ОПЫТ» ............... 247
Парицкий Василий Юрьевич (Санкт-Петербург, Россия)
ПРОБЛЕМЫ ИПОТЕЧНОГО КРЕДИТОВАНИЯ В РОССИИ ................................ 252
Раимбердиев Расулберди (Ош, Кыргызстан)
НАЗНАЧЕНИЕ МЕЖДУНАРОДНО-ПРАВОВЫХ АКТОВ
В ПРАВООХРАНИТЕЛЬНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ОРГАНОВ ВНУТРЕННИХ ДЕЛ
КЫРГЫЗСКОЙ РЕСПУБЛИКИ ............................................................................. 256
Раимбердиев Расулберди (Ош, Кыргызстан)
ПРОТИВОДЕЙСТВИЕ КОРРУПЦИИ В КЫРГЫЗСКОЙ РЕСПУБЛИКЕ .............. 263
Сарин М.А. (Караганда, Казахстан)
ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ НАСИЛИЯ, СОВЕРШАЕМОГО ЖЕНЩИНОЙ
В СЕМЕЙНО-БЫТОВОЙ СФЕРЕ .......................................................................... 267
Сатбаева А. М., Шалгимбаева К. Б., Бакытжан Н. (Алматы, Казахстан)
ЗАЩИТА ПРАВ ПОТРЕБИТЕЛЕЙ ПРИ ПРИОБРЕТЕНИИ ТОВАРА
НЕНАДЛЕЖАЩЕГО КАЧЕСТВА: СРАВНИТЕЛЬНО-ПРАВОВОЙ АНАЛИЗ........ 271
ISCIENCE.IN.UA «Актуальные научные исследования в современном мире»
Выпуск 1(69) ч. 9 ISSN 2524-0986
Скворцова Татьяна Александровна,
Коновалова Ангелина Алексеевна (Ростов-на-Дону, Россия)
К ВОПРОСУ О ПРАВОВОЙ ПРИРОДЕ КОРПОРАТИВНЫХ
ПРАВООТНОШЕНИЙ ........................................................................................... 281
Скворцова Татьяна Александровна,
Митченко Наталья Андреевна (Ростов-на-Дону, Россия)
К ВОПРОСУ О ЛЕГАЛЬНОМ ЗАКРЕПЛЕНИИ ПОНЯТИЯ
РЕКЛАМНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ........................................................................... 285
Суюнова Дильбар Жолдасбаевна (Ташкент, Узбекистан)
ОСОБЕННОСТИ ИНСТИТУТА ПРЕЮДИЦИИ В УГОЛОВНОМ ПРОЦЕССЕ ...... 289
Трофимец Анастасия Александровна,
Меньшиков Андрей Владимирович (Санкт-Петербург, Россия)
СТРУКТУРНЫЙ АНАЛИЗ НОТАРИАЛЬНЫХ ДЕЙСТВИЙ
В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ В 2019 ГОДУ ..................................................... 293
Тюрина Ирина Алексеевна (Москва, Россия)
ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ КОРРУПЦИОННОГО ПОВЕДЕНИЯ
ГОСУДАРСТВЕННЫХ ГРАЖДАНСКИХ СЛУЖАЩИХ ......................................... 299
Хасенова Сауле Ержановна (Караганда, Казахстан)
НЕКОТОРЫЕ АСПЕКТЫ СТАНОВЛЕНИЯ МЕДИАЦИИ В
РЕСПУБЛИКЕ КАЗАХСТАН .................................................................................. 305
Хоменко Александр Сергеевич,
Чекулаев Сергей Сергеевич (Владивосток, Россия)
ОСНОВАНИЯ И ПОРЯДОК ВЗЫСКАНИЯ АЛИМЕНТОВ В РОССИЙСКОЙ
ФЕДЕРАЦИИ, ГЕРМАНИИ И ЯПОНИИ: СРАВНИТЕЛЬНО-ПРАВОВОЙ
АНАЛИЗ ................................................................................................................ 308
Чекулаев Сергей Сергеевич, Арутюнян Женя Вардгесовна,
Маслова Екатерина Андреевна (Владивосток, Россия)
ИЗМЕНЕНИЕ ПОРЯДКА ЗАКЛЮЧЕНИЯ И РАСТОРЖЕНИЯ БРАКА
В ПЕРИОД COVID-19 ............................................................................................ 314
Челпанов Егор Сергеевич (Архангельск, Россия)
ХИЩЕНИЕ С БАНКОВСКОГО СЧЕТА И РАВНО В ОТНОШЕНИИ
ЭЛЕКТРОННЫХ ДЕНЕЖНЫХ СРЕДСТВ.............................................................. 319
Юсупов Зульфат Зуфарович (Казань, Россия)
ПУБЛИЧНЫЕ ПРИЗЫВЫ К ОСУЩЕСТВЛЕНИЮ ТЕРРОРИСТИЧЕСКОЙ
ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ИЛИ ПУБЛИЧНОЕ ОПРАВДАНИЕ ТЕРРОРИЗМА:
ПРОБЛЕМЫ КВАЛИФИКАЦИИ .......................................................................... 325

ИНФОРМАЦИЯ О СЛЕДУЮЩЕЙ КОНФЕРЕНЦИИ ........................................... 330


«Актуальные научные исследования в современном мире» ISCIENCE.IN.UA
Выпуск 1(69) ч. 9 ISSN 2524-0986

СЕКЦИЯ: ЮРИДИЧЕСКИЕ НАУКИ

УДК 34
Bazarova Dildora
Head of Department of Criminal-Procedural Law of
Tashkent State University Law
(Tashkent, Uzbekistan)

THE NEED FOR IMPROVEMENT OF THE CRIMINAL-PROCEDURE FORM


IN THE REPUBLIC OF UZBEKISTAN

Abstract. The human rights provisions of international instruments are important,


especially in consideration of that the criminal proceeding is one of the most important areas
of State activity and the only sphere where the state coercive measures are most widely and
intensively applied. As evidenced by law enforcement practice of criminal proceedings the
current system of guarantees of ensuring the rights and freedoms prescribed by the Criminal
Procedure Code is not sufficiently perfect and does not fully ensure that the concerned persons
are effectively protected from the crimes committed or are protected from criminal prosecution,
as that is required by international standards of criminal justice administration.
This article emphasizes that initially it is important to fix in detail in the National
criminal procedure legislation the key international norms for the protection of individual rights
and freedoms, as well as to solve organizational and legal issues, that is, criminal procedure
forms that are consistent with the provisions of international treaties in the proceedings on
specific criminal cases.
Disclosing the criminal procedure guarantees for the protection of individual rights and
freedoms in the sphere of criminal proceedings, we consider as necessary to focus on such an
important element of the mechanism for ensuring rights – as the criminal procedure form,
which has a serious impact on the arrangement of activities of the investigator, interrogator,
prosecutor, and judge.
As rightly noted in this article, during the process at any stage of criminal proceedings,
the competent authorities and officials are obliged to strictly comply with the requirements of
the criminal process, that is, to comply with the procedural form established by the legislator.
The fulfillment of this term will not only contribute to the full establishment of all the
circumstances of the criminal case, but also ensure the rights, freedoms and legitimate
interests of participants in criminal proceedings.
In addition, some suggestions and recommendations for further improvement of the
criminal procedure legislation of the Republic of Uzbekistan are given.
Key words: human rights, peculiarity of the criminal procedure regulation, criminal
procedure guarantees, new requirements to national criminal procedure science, international
regulatory acts, criminal prosecution, proceedings in specific criminal cases, arrangement of
activities, minimum necessary and possible guarantee.

8
ISCIENCE.IN.UA «Актуальные научные исследования в современном мире»
Выпуск 1(69) ч. 9 ISSN 2524-0986
Базарова Дилдора
Заведующий кафедрой уголовно-процессуального права
Ташкентского государственного юридического университета
(Ташкент, Узбекистан)

НЕОБХОДИМОСТЬ СОВЕРШЕНСТВОВАНИЯ УГОЛОВНО- ПРОЦЕССУАЛЬНОЙ


ФОРМЫ В РЕСПУБЛИКЕ УЗБЕКИСТАН.

Аннотация. В статье рассматриваются проблемы соблюдения уголовно-


процессуальной формы правоохранительными органами, рассматриваются гарантии
соблюдения прав личности в сфере уголовного процесса. Исследован вопрос понятия
«уголовно-процессуальной формы».Затронута проблема введения новых уголовно-
процессуальных форм или обновления, дополнения, изменения, упрощения
существующих.
Ключевые слова: уголовно-процессуальная форма, процессуальные гарантии,
защита прав и интересов участников уголовного процесса, международные акты, стадии
уголовного процесса.

1. Introduction
The active integration of Uzbekistan into the international processes of rights
protection, liberty and interests of citizens, change and enforcement in accordance with these
processes of states and individuals interaction sphere puts forward new requirements to
national criminal and procedure science, first of all, need to focus more on legal status of
individuals in criminal proceedings and resulting from that the criminal procedural guarantees
of rights of parties to the criminal proceedings.
It should be pointed out that the term ‘criminal procedure guarantees’ are only used in
science of criminal proceedings, but it is not applied in the national criminal procedure
legislation and international legal acts about the civil rights and liberties. However, it must be
borne in mind that implementation of all “criminal procedure guarantees’, that is in point of fact
the scientific and theoretical term probably in many respects depends on correct legislative
framework, that is along with the local, national, traditional circumstances, surely should focus
on the international standards of preservation of rights and freedoms of persons upon
organization and implementation of criminal proceedings.
Whereas, the list of international regulatory acts regulating the persons and civil rights
and liberties protection, recognized as commonly accepted standards is quite extensive. The
most significant are as follows: the Universal Declaration of Human Rights (1948); the
International Covenant on Civil and Political Rights and Optional Protocol to the International
Covenant (1966); Declaration on Protection of All Persons against Torture and other Cruel,
Inhuman or Degrading Treatment or Punishment (1975); Declaration of Basic Principles of
Justice for Victims of Crime or Abuse of Power (1985); Standard Minimum Rules for the
Treatment of Prisoners (1957); United Nations Standard Minimum Rules for the Administration
of Juvenile Justice (Beijing Rules), approved by the General Assembly of United Nations (1985);
Convention against Torture and Other Cruel, Inhuman or Degrading Treatment or Punishment
(1984); European Convention for the Protection of Human Rights and Fundamental Freedoms
9
«Актуальные научные исследования в современном мире» ISCIENCE.IN.UA
Выпуск 1(69) ч. 9 ISSN 2524-0986
(1950); European Convention on Mutual Legal Assistance in Criminal Matters (1959); Body of
Principles for the Protection of All Persons under Any Form of Detention or Imprisonment
(1988) [1, P.88-89.], etc.
2. Material and Methods
This study is based on a sample of 1,633 cases considered in the courts of Uzbekistan
in the period from 2014 to 2020. These data were obtained from the Supreme Court database
that includes information during the investigation, judge trials and was subsequently entered
into the Supreme Court database. As well as analyzing of the criminal-procedural legislation of
developed foreign countries like as USA, Canada, Austria, Germany, Estonia and Russia.
3. Findings
The term ‘criminal procedure’ is used only in the science of criminal procedure, but is
not applied in the national Code of Criminal Procedure and the international legal acts on civil
rights and freedoms. However, it should be borne in mind that the implementation of all
‘criminal procedural guarantees’, i.e. the actual scientific-theoretical concept, probably depends
largely on the right legislation, i.e. in addition to local, national and traditional circumstances,
which must certainly be guided by the international Standards for the preservation of the rights
and freedoms of persons in the organization and conduct of criminal proceedings.
Indeed, in the general form of guarantees for the observance of individual rights in the
sphere of criminal proceedings are the legal remedies enshrined in the law aimed at ensuring
the rights of parties to the criminal proceedings. The reasons for the fact that the quality of the
activities implemented by the investigating and inquiry bodies does not always meet the
requirements of the Criminal Procedure Code of the Republic of Uzbekistan, and that is not
only the failure of investigators and interrogating officers to comply with the requirements of
criminal procedure, but also the imperfection of the criminal procedure legislation itself.
At the same time, the concept of criminal procedure form in law is interpreted in
different ways. But, despite this, the practical essence is one – the obligation to strict
compliance with the rules of criminal procedure, ensuring of procedural guarantees at all stages
of the criminal process as the only possible way to solve the problems facing the criminal
proceedings.
4. Discussion
As abovementioned, at the same time, the concept of Criminal Procedure is interpreted
differently in the law. However, the practical essence of one thing-the duty to strictly comply
with the norms of criminal proceedings, the provision of procedural guarantees at all stages of
criminal proceedings as the only possible way to solve tasks before criminal proceedings.
In our opinion, the most complete definition of criminal procedure form was proposed
by Mrs. O. Khimicheva and Mrs. O. Michurina: this is ‘the procedure for criminal proceedings
regulated by the criminal procedure law (that is, the sequence of stages and the conditions for
transition of case from one stage to another; general conditions; characterizing the course in a
particular stage; grounds, reasons, terns and procedures for proceedings; content and form of
procedural acts)’ [2, P. 291].
The extrinsic value of the procedural form lies in the fact that it creates a regime of
legality, ensures the protection of rights and legitimate interests of persons, enterprises,
institutions, organizations, victims of crimes (by quick and full exposure of crimes, exposing the
really guilty and taking them to criminal prosecution), as well as the individuals from illegal and
10
ISCIENCE.IN.UA «Актуальные научные исследования в современном мире»
Выпуск 1(69) ч. 9 ISSN 2524-0986
unjustified accusation, conviction, restriction of their rights and freedoms. The procedural form
is the most important and only instrument for achieving the purpose of criminal proceedings,
and its observance is the most important condition for proof [3, P. 62].
We should to add that a strictly regulated form of criminal procedure acts as an
organizing, disciplining principle for persons conducting criminal proceedings.
The stringent observance of the procedural form of criminal proceedings,
implementation of evidence in it is at least some, minimum necessary and possible guarantee
for preservation of civil rights from the repressive mechanism of the state [4, P. 367].
At the same time, of course, the procedural form can be improved. But here we should
indicate that an extremely large number of amendments and additions are being made into the
current criminal procedure law. Moreover, the legislator does not always listens to the opinion
of procedural scientists, that is in many aspects negatively affects the organization of work of
the investigator, interrogator, prosecutor, and judge.
In this regard, we support the point of view of Professor – A. Pobedkin, who believes
that it is necessary immediately and radically change the attitude of the legislator towards the
amendments and additions to fundamental and sectoral legislative acts, primarily criminal law
and criminal procedure, whereas these laws in particular allow distinctly limit the
constitutionally guaranteed rights and freedom of person, to determine his destiny, the fate of
his loved ones in the most literal sense of the word [5, P. 117.].
Further, it should be noted that the peculiarity of the criminal procedure regulation is
the authority and urgency of influencing on the behavior of the entities. Along with this, it
should not be forgotten that criminal procedure law contains rules of a different nature. For
example, authorizing, i.e. granting certain rights to entities.
Over the past few years, the legislator has introduced the new forms of proceedings
into the criminal process, which, on the one hand, meet the requirements of the current day,
but on the other hand, such changes are possible only after complete elaboration of means
(organizational, procedural and other) providing for the protection of rights of parties to the
criminal proceedings.
Herewith, there is always the question of introducing new criminal procedural forms or
updates, supplements, amendments, and simplifying the existing ones.
It seems that this is clearly the simplification of the general procedure of criminal
proceedings (under the general order it means the usual procedure of proceedings, that is,
without exceptions provided by the peculiarities of the proceedings in an abbreviated form of
inquiry). However, in this case again we should assent to an opinion of A.Pobedkin, who
believes that any simplification of the procedural form inevitably implies the removal from the
common order of proceedings of any procedural guarantees: either guarantees of investigation
of the truth, or guarantees of protection of rights and legitimate interests of the individual. If
the question is about withdrawal that do not affect mentioned guarantees, that the
requirements to be removed are simply not required and, in the course of the proceedings
should be excluded from it as content-free as per the standard procedure (except for the
exception of certain procedural and ritual rules) [6, P.124].
It can be noted that the guarantees of ensuring the rights of parties to the criminal
proceedings directly depend on how clearly the legislator regulates the procedure for criminal
proceedings. Herewith it is worth to remember also that effective ensuring of human rights
11
«Актуальные научные исследования в современном мире» ISCIENCE.IN.UA
Выпуск 1(69) ч. 9 ISSN 2524-0986
during criminal proceedings can be reached by means of use of broad range of organizational
and legal means, and the results of such use directly depend on competence of the law
enforcement official, first of all the investigator, the interrogator, the prosecutor and the judge.
The criminal procedure legislation of any state, based on the existing social and political
situation, with a view to localization of the criminal as the most dangerous social phenomenon,
establishes a certain procedure (form, procedure, sequence, time frame, place) for the activities
of the bodies of inquiry, investigation, prosecution and the court, aimed at the complete and
prompt investigation of specific crimes, exposing and punishing the perpetrators, restoring the
damage caused by them, preventing their occurrence in the future. In particular, the law
provides that even before the trial and the adjudication on the merit, the bodies of inquiry and
preliminary investigation must collect data on the identity of the accused and on the crime
itself, which will be used in court as an evidence base. At the same time, criminal procedure
rules establish permissible means and methods by which all the circumstances of the crime are
to be identified, fixed and checked, and the procedure for their use is regulated.
These include all investigative actions established by the Criminal Procedure Law,
within the framework of which the bodies of preliminary investigation and the implement their
activities, and their results are the source of evidence in a criminal case. At the same time, each
investigative action must be carried out in accordance with the criminal procedure and the
proper fixation (registration) of the whole course and outcomes. It is known that the violation
of established procedural rules (intentional or negligent, carelessness) poses a risk of
accusatory bias or leads to impunity for the perpetrators of the crime.
Disregarding the requirements prescribed by the criminal procedure format, whether
they relate to guaranteeing the rights of parties to proceedings or to the order of proceeding
and consolidating the results of individual investigative and procedural actions, has the
negative impact on quality of criminal proceedings in general, and is detrimental to the
protection of the rights and interests of parties to the criminal proceedings [7, P. 190].
To a number of guarantees aimed at ensuring human rights in criminal proceedings can
be included the strict determination of the timing of proceedings at various stages of case and
the precise implementation of the requirements of law, while it is quite well known that in
practice, from the stage of initiating criminal proceedings, the problem of deadlines remains
one of the most unresolved. They are violated at all stages of the criminal process: the decision
to initiate the criminal cases shall be delayed, the terms of detention, terms of preliminary
investigation, consideration and resolution of cases in court will be violated. Violation of
deadlines at the pre-trial stages of the proceedings in most cases are associated with the
disorderliness of the preliminary inspection of materials, the duration of the examination, the
large volume of investigative actions, the overload of investigators, the poor material and
technical equipment of law enforcement agencies, the lack of security of the states of courts,
investigative units and convoy services [8, P. 65]. However, this problem is a consequence of
imperfection of legislative regulation, the lack of guarantees established by law that ensure the
implementation of one of the most important provisions of Article 6 (§1) of the European
Convention for the Protection of Human Rights and Fundamental Freedoms (1950) the
requirement of ‘proceedings within a reasonable time’. The law, having established certain
deadlines, must also establish guarantees of their observance. The criminal procedure form is
designed to ensure a clear procedure for proceedings in a case, non-compliance with the
12
ISCIENCE.IN.UA «Актуальные научные исследования в современном мире»
Выпуск 1(69) ч. 9 ISSN 2524-0986
procedure means that its mechanism has poor-quality elements that prevent the effective
implementation of tasks.
The criminal procedure form ensuring the movement of criminal case should include
regulation of the sequence of procedural actions, the justifications, conditions, procedure and
deadlines of their proceedings, requirements for their procedural formalization, a clear
regulation of the legal situation of the participants in the criminal process; Guarantees to
ensure their rights and legitimate interests, especially the responsibilities of the officials
conducting the proceedings, as well as the system for monitoring the legality and validity of
actions and decisions taken during the proceedings.
The provisions of the Resolution of the President of the Republic of Uzbekistan No. PR-
3723 dated May 14, 2018 ‘On actions of radically improvement of system of criminal procedure
and criminal procedure legislation’ are of particular importance for the improvement of the
criminal procedure in criminal cases, as one of the components (elements) of the system of
guarantees of the rights of parties to the criminal proceedings, where the following are
indicated among the systemic problems and shortcomings of the organizational and legal
regulation of criminal proceedings:
- Legal problems in the system of criminal procedure legislation that impede the
protection of rights, liberty and legitimate interests of citizens, ensuring the legitimacy of law
in pretrial and trial proceedings on criminal cases;
- unsatisfactory quality of investigation and use of data as evidence obtained with
violation of procedural legislation;
- The low level of introduction into advanced information and communication
technologies into legal and investigative practice.
The Concept for the Improvement of Criminal or Criminal Procedure Legislation of the
Republic of Uzbekistan approved by the above-mentioned Resolution along with the others is
determined the need for introducing the new forms and procedures of criminal procedure,
which include:
- development of simplified procedures for pre-trial and judicial proceedings,
introduction of innovative forms and methods of judicial investigation;
- creation of optimum mechanisms of implementation of separate legal and
investigative proceedings during pretrial investigation for establishment of existence or lack of
elements of crime;
- reforming the stage of the appointment of criminal case to trial by introducing the
institution of preliminary hearing based on the principle of adversarial parties;
- creation of the mechanisms providing change of accusation in court proceedings
including the change to grave accusation, as well as the procedural mechanism of prosecutor’s
waiver of prosecution;
- introduction of effective criminal procedure and organizational measures of
protection of the witnesses, victims and persons affected by crimes;
- institution of depositing the testimony of witnesses and victims, mainly in cases
where they cannot be questioned later for objective reasons;
- ensuring the effective use of information and communication technologies in judicial
and investigative activity, including introduction of the Electronic Criminal Case system and
‘remote interrogation’;
13
«Актуальные научные исследования в современном мире» ISCIENCE.IN.UA
Выпуск 1(69) ч. 9 ISSN 2524-0986
- Further development of the institution of verification of the legality, validity and
fairness of court decree, considering the new criminal procedure institutions being introduced;
- creation of effective mechanisms of permission of the questions concerning
execution of sentences, definitions and resolutions of court.
The decision-making nature of the main directions and tasks set out in the mentioned
Resolution certainly requires the adoption of appropriate effective measures to implement its
provisions by the Interdepartmental Commission, as well as obliges domestic criminal
procedure science to significantly intensify research activities in order to study the modern
legislation of foreign countries, the best practices of their law enforcement and judicial bodies,
as well as the theoretical justification of the possibility and expediency of using effective and
tested procedural forms and procedures in domestic criminal procedure legislation, which will
strengthen guarantees of ensuring all rights of citizens determined by their procedural situation
at all stages of the proceedings [9, P. 181].
It is remarkable that specific steps taken in Uzbekistan to improve the criminal
procedure, its legislative and legal base aimed at optimization of the activities of the law
enforcement and judicial systems and, at the same time, improving the effectiveness of the
system of guarantees for the protection of the rights and freedom of parties to the criminal
process, attract the attention of international organizations and their specialized units, in
particular the United Nations Office on Drugs and Crime (UNODC), which in June 2018
prepared an analytical document entitled ‘Proposals on the concept of improving the system of
criminal and criminal procedure legislation of the Republic of Uzbekistan’ (further - Proposals),
containing a number of very interesting recommendations, which, in the opinion of the authors,
can provide effective assistance in solving the general issues of reforming criminal procedure
law and its individual institutions.
Particular interest for theoretical reflection has the recommendations set out in the
Proposals, which relate in whole or in part to the reform of the criminal procedure form of
domestic proceedings, which is closely interlinked with the content, that is, with the
establishment of evidence base and impacting on the effectiveness of the observation of
criminal process parties, especially during the pretrial investigation stages [10, P. 81].
Firstly, the authors of the Proposals propose to abandon the stages of pre-investigation
verification and initiation of criminal proceedings, as well as integrate the provisions of the
legislation from operational-search activities in the framework of a single criminal procedure.
In their opinion, the rejection of such ineffective forms of organizing a pre-trial investigation
should be compensated by effectively and independent judicial control. In addition, the authors
consider it necessary to simplify the pretrial proceedings themselves, which, in their opinion,
remains cumbersome, ineffective, characterized by red tape and poor provision of human rights
guarantees. The authors argue their opinions as follows:
At the beginning of the pretrial investigation, on the one hand, the rights of the victim
are often violated as a result of the refusal to accept his statement about the commission of
crime, and, on the other hand, the rights of the suspect, accused, detained are poorly protected.
As the reasons for these violations, there are frequent cases of concealment by law
enforcement officials of the facts of the submission of statements by the victims or the time
and place of detention of the suspect, since this circumstance is most often associated with
the desire of law enforcement agency or official to avoid a decrease in the efficiency of their
14
ISCIENCE.IN.UA «Актуальные научные исследования в современном мире»
Выпуск 1(69) ч. 9 ISSN 2524-0986
work. In this regard, the authors recommend the creation of Unified Register of Criminal
Investigations, for which the General Prosecutor Office of the Republic of Uzbekistan (holder)
shall be responsible, and when implementing this recommendation, include The Code of
Criminal Procedure of the Republic of Uzbekistan contains the relevant norms governing
organizational matters, the rights and obligations of users and other conditions for the
operation of the Unified Register of Criminal Investigations. At the same time, the holder should
have the right to establish the parameters for entering a particular category of information into
the Unified Register of Criminal Investigations, general standards for recording and identifying
the use of the database, and shall be responsible for the formation of the latter [11, P. 155.].
The authors believe that the Unified Register of Criminal Investigations, which includes
integrated databases, may contain data on suspects; different categories of crime; the progress
of the investigation and the officials conducting the investigation. The Unified Register of
Criminal Investigations can be considered as an initial stage in the development of the digital
criminal case matrix and therefore it is necessary to study the international experience that
exists in Latvia, Estonia, Kazakhstan, and Ukraine and thereby lay the foundations for the
development of digitalization of the entire criminal justice chain.
The use of the Unified Register of Criminal Investigations, according to the authors, will
prevent law enforcement officials from conducting investigative actions (except for urgent ones
prescribed by the Code of Criminal Procedure of the Republic of Uzbekistan) at pre-trial stages
before recording information about the criminal offense in the Unified Register of Criminal
Investigations, as well as it shall give the victim the right to appeal against the refusal to enter
his application in the Unified Register of Criminal Investigations in court [12, P. 11].
The authors believe that the registration of crimes in the Unified Register of Criminal
Investigations will help guarantee the rights of victims to investigate crimes committed against
them and minimize cases of unjustified refusal to start criminal proceedings, as well as
contribute to greater guarantee of the rights of suspects. In addition, such automation systems
will simplify and significantly accelerate the work of pre-trial investigation bodies [13, P. 15].
It should be noted that in accordance with the above stated Resolution of the President
of the Republic of Uzbekistan No. PR-3723 dated May 14, 2018 ‘On actions of radically
improvement of system of criminal procedure and criminal procedure legislation’ the actions
have already been taken since December 2018 for the pilot project ‘Electronic criminal case’ in
two administrative districts of Tashkent, the results of testing of which are currently being
analyzed and summarized and will be used for preparation of proposals on improving the
criminal and criminal procedure legislation on the introduction of electronic criminal
proceedings.
Secondly, the Proposals contain a number of recommendations for expansion and
strengthening the judicial control over restrictions on citizens' rights in the pre-trial stages of
criminal proceedings, including:
1. Determining the court as the unique body that must pre-authorize detention in all
cases except for detention at the crime scene and other exceptional cases, to verify the legality
and validity of detention, and if it is committed without prior judicial authorization, to apply
preventive measures to detainees, as well as to authorize any other restrictions on human rights
in criminal proceedings.

15
«Актуальные научные исследования в современном мире» ISCIENCE.IN.UA
Выпуск 1(69) ч. 9 ISSN 2524-0986
2. In view of the expected expansion of judicial control at the pre-trial stages, as well
as the need to separate the substantive resolution of cases from the issues resolved by the
court at the pre-trial stages, it is proposed to create a separate judicial subsystem – human
rights courts in the course of pre-trial proceedings, which can be organized in the territory
according to principles other than courts hearing criminal cases at first instance [14, P. 81].
3. It is proposed to unify in the course of pre-trial investigation the operational and
search activity (OSA) and investigative actions requiring the permission (sanction) of the court
by combining tacit measures into a single system of tacit investigative actions based on the
Code of Criminal Procedure of the Republic of Uzbekistan. Herewith the reformation should
include:
- Extension of judicial control to the majority of unspoken investigative actions,
including those covered by the concept of OSA;
- Legislative details of tacit investigative actions;
- Limiting tacit investigative actions in cases of serious and especially serious crimes;
- Introduction of the procedure of notification of persons about conduction of secret
investigative actions;
- Recognition of tacit investigative protocols of similar evidentiary significance as the
investigative protocols.
- Increasing responsibility for the illegal use of means and methods of tacit
investigative actions (operational-search activities), as well as in general for illegal invasion of
privacy.
The authors believe that these actions should be implemented in a comprehensive
manner, otherwise their importance for improving the criminal process will be lost, and
guarantees will never become effective, since they are based on the principle that the State
cannot arbitrarily interfere in the privacy of a person, even when there are procedures defined
by law, but should be justified in specific circumstances. At the same time, the validity or
arbitrariness of the intervention in a particular situation, should be determined by the court,
which, being the disinterested entity, can assess the tacit investigative actions.
They also propose the need for legislative settlement of possible deadlines for tacit
investigative actions, since the uncertainty of the deadlines allows assessing such operational-
search activities as arbitrary interference.
Of course, the recommendations about strengthening of control over implementation
of operational search activity prescribed in Proposals were and remain very relevant even
today, as the use of forces and means of bodies, implementing the OSA, being as one of the
effective opportunities for prevention, investigation, disclosure of crimes and localization of
their socially dangerous consequences, can be at the same time used to the detriment of rights
and interests of citizen, as well as for reasons not corresponding to targets of criminal
proceedings.
5. Conclusion
Undoubtedly, the recommendations on OSA specified in Proposals have scientific and
practical value and should be carefully studied by domestic scientists both in the field of law
of criminal procedure, and in the theory of operational search activity.
The idea of unifying the investigative actions and operational-search actions in criminal
procedure legislation is not new, especially since certain operational-technical measures have
16
ISCIENCE.IN.UA «Актуальные научные исследования в современном мире»
Выпуск 1(69) ч. 9 ISSN 2524-0986
already been enshrined in the norms of the national Code of Criminal Procedure and are
successfully used in the process of conducting investigative actions in the interests of
investigating criminal cases as legitimate sources of information about the crime to form the
evidence base.
At the same time, it should be borne in mind that each investigative action, in contrast
to the operational-search action has a public nature, has detailed regulation of the procedure,
place, composition of participants, timing and duration, methods of fixing results and other
circumstances enshrined in specific article of the Code of Criminal Procedure.
Each participant in the investigation has certain obligations and has the corresponding
procedural rights, which are explained to him by the official. Any operational activity should
have a tacit nature, and the person against whom it is carried out should not be aware of the
very fact of being in the focus of investigative authority and the operational, and operational-
technical means used against him, which secretly record his actions in a particular place, time
and in certain circumstances. In other words, the person could not be recognized as a party to
the investigation because he had neither procedural obligations nor procedural rights.
In addition, domestic criminal proceedings have public and vocal nature, have a strictly
regulated procedural form that is, the deadlines and sequence of stages are divided into pre-
trial and judicial, depending on the authority implementing it in accordance with the law. In its
turn, operational-search activities are organized and carried out in other forms, providing for a
combination of public and tacit measures, the deadlines and duration of which are determined
depending on the evolving operational situation in a particular area of the fight against crime
according to a linear or territorial principle, in accordance with the provisions of internal acts
mandatory for compliance by employees of bodies authorized to conduct operational-search
activities.
In criminal proceedings, the use of the capabilities of investigative departments is
usually referred to by the term ‘operational support of criminal case’, which is carried out in
close cooperation with the bodies (officials) responsible for investigating a particular category
of criminal cases.
The specific features of the OSA organization also lies in the fact that if the interrogator,
investigator or prosecutor carry out their activities mainly within the framework of the criminal
case initiated in accordance with strictly established deadlines, then the operational
departments of the bodies that are authorized to conduct the ORA organize their work
constantly in accordance with their tasks (according to territorial, linear and site principles)
and shouldn’t be limited by the framework of criminal case.
The applicable Code of Criminal Procedure, in particular in the Articles 169 - 171,
prescribed the the use in criminal proceedings of audio interceptions of telephone
conversations and other communication conversations.
At the same time, the OSA provides a number of other activities that, in terms of
information effectiveness for the investigation, significantly exceed the ability of the
investigative action to listening the telephone conversations, especially when they are held in
the right place and time with all the measures of conspiracy. These include the use of tacit
assistants, audiovisual surveillance in the premises and the area, tacit external surveillance,
tacit inspection (search) with copying of information, including from electronic media,
organization of correspondence circulation and other operational and technical activities, the
17
«Актуальные научные исследования в современном мире» ISCIENCE.IN.UA
Выпуск 1(69) ч. 9 ISSN 2524-0986
integrated use of which brings serious results in the interests of investigation, detection of
crimes.
The specific features of these OSA activities lies precisely in the conditions of
conspiracy of their conduct, that is, secrecy. Therefore, the recommendations of the authors of
the Proposals to introduce a procedure for reporting to persons regarding conduction of tacit
investigative actions seems somewhat doubtful (we mean the operational activities) since, in
case of awareness of a person (suspect, accused, defendant) before holding a secret event
against him, the main meaning and result will be lost, and if the person is informed after the
operational event and its results, there is also no meaning, because he will later become aware
of this when familiarizing himself with the materials of the criminal case.
The significant interest has the authors' proposal to introduce into criminal law the
concept of criminal misconduct and the corresponding differentiation of the criminal procedure
form, that is, the use of a simplified form of criminal procedure in relation to criminal
misconduct and less serious crimes in the form of an mandatory model, which is used in a
number of European States (Austria, Germany, and Estonia). This proposal is justified by the
authors by the possibility of speeding up the decision-making process by the court, as well as
the possibility of the defendant, in case of refusal to make a mandatory decision by the court,
to demand the resolution of a criminal case in court proceedings. At the same time, the authors
note that when implementing the mandatory procedure, decisions in the criminal case should
be excluded from the possibility of exerting any pressure on suspects (accused, defendants) in
order to adopt such an order. In their opinion, any differentiation of criminal procedure in
relation to the above compositions should be introduced only after a full confidence of society
that in this area abuse is excluded in the absolute majority. The authors of the Proposals also
note the positive role of the mandatory participation of counsel in this category of criminal
cases, recording the progress of the investigation on video, the use of new information
technologies that prevent forgery and manipulation of evidence, coercion or torture.
Within the framework of this article, we have studied the certain aspects of the impact
of the criminal procedure on the provision of criminal procedural guarantees to parties to the
criminal proceedings; but the other elements of the system of guarantees of the rights of
participants in criminal proceedings were not covered, including the principles of criminal
procedure, the content of criminal procedural rights and the obligations of participants in the
proceedings, enforcement of these guarantees in criminal proceedings, other relevant topics in
this area that will be highlighted in subsequent publications.
REFERENCES:
1. Yu.P. Mikhalchuk. Organizational and legal, criminal procedural guarantees for ensuring
the rights and liberties of individuals in criminal proceedings//Bulletin of the Krasnodar
University of the Ministry of Internal Affairs of Russia, 2014, No. 4 (26), P. 88-89.
2. O.V. Chemicheva., O.V. Michurina Fundamentals of Criminal Procedure: Educational
Manual for Universities/edited by G.P. Khimicheva.M., 2005, P.291.
3. V.N. Grigoriev, A.V. Pobedkin, V.N. Yashin Criminal trial: Students’ book. M., 2005, P. 62.
4. O.Y. Baev Attacks on evidentiary information and evidence in criminal
proceedings//Bulletin. Voronej state university. Ser. ‘Law’. 2009. No. 2 (7), P. 367.
5. A.V.Pobedkin The criminal process, the state out of the law. M., 2013, P. 117.
6. Ibid, P. 124.
18
ISCIENCE.IN.UA «Актуальные научные исследования в современном мире»
Выпуск 1(69) ч. 9 ISSN 2524-0986
7. Тухташева У. Перспективы упрощенного судопроизводства в уголовном процессе.
Общество и инновации. 2020 Aug 29;1(1):189-99.
8. Суюнова Д. Судебный порядок размещения несовершеннолетних в
специализированные учреждения. Правосудие. 2020 Sep 20; 7 (7): 64-79.
9. Khidoyatov B. Stages Of Legal Regulation Of Inquiry In The Republic Of Uzbekistan. The
American Journal of Political Science Law and Criminology. 2020 Nov 30;2(11):179-86.
10. Shamsutdinov B. Criminal responsibility for corruption in the legislation of foreign
countries. Научно-практические исследования. 2020 Nov 30; 29 (6):80-85.
https://www.elibrary.ru/item.asp?id=42945840
11. Makhmudov S. To Take Into Account Mitigating Circumstances When Imposing Punishment
As One Of The Criteria For Imposing A Fair Penalty. Прогрессивные технологии в
мировом научном пространстве. 2020 Jan 3; 154-158.
12. Uralov S. Some issues of qualification of the rape crime. TSUL Legal Report International
electronic scientific journal. 2020 Oct 16;1(1).
13. Uralovna MK. Subjects Of Proof In Criminal Procedure On The Legislation Of The Republic
Of Uzbekistan. European science. 2020(1 (50)).
14. Каdirovа М., Abdullaev R., Khujanazarov A., Rahimkulova L. Evaluation of the results of
judicial computer and technical expertises by the investigators and the court. DOI:
10.37200/IJPR/V24I6/PR260256.
https://www.psychosocial.com/article/PR260256/13667/

19
«Актуальные научные исследования в современном мире» ISCIENCE.IN.UA
Выпуск 1(69) ч. 9 ISSN 2524-0986
УДК 34
Botnari Еlenа
Doctor, Associate professor at Department of Law
“Alecu Russo”Balti State University
(Balti, Moldova)

ACTION OF DEROGATING LEGAL NORMS ON LEGAL CONSCIOUSNESS UNDER


THE STATE OF PUBLIC HEALTH EMERGENCY

Abstraction. During the declared emergency period in public health (13.03.20 -


15.02.2021) the National Extraordinary Public Health Commission of the Republic of Moldova
issued 42 decisions, which express derogating legal norms, with temporary character, in force
from the date of issuance and enforceable for all legal subjects, in order to regulate the
epidemiological situation at COVID-19 infection, prevention and response measures. During
the emergency period, defective manifestations of the legal conscience are pursued, which
denotes its immaturity: legal infantilism, legal subjectivism, legal relativism and legal nihilism.
Keywords: norm, legal, law, derogating, state, urgency, conscience, health, public,
decision.

Ботнарь Елена Георгиевна


кандидат юридических наук, доцент кафедры Право,
Бельцкий Государственный Университет им. «Алеку Руссо»
(Бельцы, Молдова)

ДЕЙСТВИЕ ИСКЛЮЧИТЕЛЬНЫХ НОРМ ПРАВА НА ПРАВОВОЕ СОЗНАНИЕ В ПЕРИОД


ЧРЕЗВЫЧАЙНОЙ СИТУАЦИИ В ЗДРАВООХРАНЕНИИ

Аннотация. В период чрезвычайной ситуации в общественном здравоохранении


в Р. Молдова (13.03.20 - 15.02.2021) Национальная Чрезвычайная Комиссия в Публичном
Здравоохранении издало 42 постановления, регулирующих эпидемиологическую
ситуацию, связанной с инфекцией COVID-19, которые выражают исключительные,
временные нормы права, вступающие в силу с момента принятия, подлежащие
исполнению всеми субъектами права. В период чрезвычайной ситуации наблюдаются
дефекты правового сознания, такие как: правовой инфантилизм, правовой
субъективизм, правовой релятивизм и правовой нигилизм.
Ключевые слова: норма, юридический, закон, исключительные, неотложная,
ситуация, сознание, здоровье, постановление.

Având în vedere declararea de către Organizația Mondială a Sănătății a pandemiei de


coronavirus (COVID-19) la 11 martie 2020, Comisia Națională Extraordinară de Sănătate Publică
(CNESP) a instituit, începând cu 13 martie 2020, cod roșu la nivel național în legătură cu situația
epidemiologică prin infecția cu COVID-19. Respectiv, Parlamentul R. Moldova, în temeiul art.
66, lit. m) din Constituția R. Moldova, al art. 12 din Legea nr. 212/2004 privind regimul stării de

20
ISCIENCE.IN.UA «Актуальные научные исследования в современном мире»
Выпуск 1(69) ч. 9 ISSN 2524-0986
urgență, de asediu și de război, a adoptat hotărârea nr. 55 din 17.03.2020 privind declararea
stării de urgență [1].
Starea de urgenţă a fost definită de legiuitor în art. 1 al Legii nr. 212/2004 privind
regimul stării de urgență, de asediu și de război ca ansamblu de măsuri cu caracter politic,
economic, social şi de menţinere a ordinii publice, care se instituie provizoriu în unele localităţi
sau pe întreg teritoriul ţării în caz de: a) iminenţă a declanşării sau declanşare a unor situaţii
excepţionale cu caracter natural, tehnogen sau biologico-social, ceea ce face necesară
prevenirea, diminuarea şi lichidarea consecinţelor acestora [2].
Starea de urgență a fost declarată pe întreg teritoriul R. Moldova pe termen maxim legal
de 60 zile, în perioada 17 martie – 15 mai 2020. Organul responsabil pentru planificarea,
organizarea şi coordonarea activităţii de aplicare a măsurilor impuse a fost Comisia pentru
Situații Excepționale a R. Moldova (CSE), având atribuții legale de emitere a dispoziţiilor privind
aplicarea măsurilor de protecţie a populaţiei şi bunurilor, de localizare şi lichidare a
consecinţelor situaţiilor excepţionale, de apărare a statului de drept şi de menţinere sau
restabilire a stării de legalitate (art. 22, alin. (1), lit.a)) [2]. Pe durata stării de urgență, CSE a
emis 30 de dispoziții în vederea prevenirii, diminuării și lichidării consecințelor pandemiei de
coronavirus COVID-19, în special punerii în executare a următoarelor măsuri privind instituirea
unui regim special: - de intrare și ieșire din țară; - de circulație pe teritoriul țării; - de introducere
a regimului de carantină și luarea altor măsuri sanitaro-antiepidemice obligatorii; - de
interzicere a desfășurării adunărilor, manifestațiilor publice și a altor acțiuni de masa etc.
Dispozițiile CSE au intrat în vigoare din momentul emiterii, fiind obligatorii și executorii
pentru toți subiecții de drept (conducători ai autorităților administrației publice centrale și
locale, ai instituțiilor publice, agenți economici, cetățeni și alte persoane aflate pe teritoriul R.
Moldova). Menționăm că dispozițile CSE au exprimat norme juridice derogatorii care
reglementau relațiile sociale în exclusivitate pentru perioada situației de urgență (17.03.20 -
15.05.2020). De specificat că legiuitorul în Legea 100/2017 privind actele normative, art. 5, alin.
(3), a stabilit că normele juridice derogatorii sunt diferite în raport cu reglementarea-cadru în
materie şi sunt aplicabile unei situaţii determinate [3], respectiv aplicabile situației de urgență.
Însă legiuitorul n-a specificat forma de exprimare a acestor norme derogatorii, lege sau act
subordonat legii. Observăm că inițial normele juridice derogatorii ce reglementau starea de
urgență în sănătatea publică se exprimau în dispoziții ale CSE, succedate de hotărârile CNESP.
La consumarea perioadei legale de 60 de zile pentru situația de urgență, la 15 mai 2020,
și a mandatului CSE, în R. Moldova, au fost confirmate deja 5.553 de cazuri de infecţie COVID-
19, din 35.061 probe efectuate (investigarea persoanelor la COVID-19 s-a început de pe
26.02.20). Totuși, activitatea CNESP a demarat mai devreme, în 2.02.20, prin adoptatea
hotărârii nr. 1 a CNESP privind situaţia epidemiologică la infecţia cu Coronavirusul de tip nou,
măsurile de prevenire şi răspuns [4], și adoptarea altor 9 hotărâri ale CNESP în perioada
24.02.20 – 15.03.20) [5], care s-au dovedit a fi neeficiente. Prin urmare, CNESP a hotărât să
declare starea de urgenţă în sănătatea publică pe întreg teritoriul R. Moldova pe perioada
16.05.20 – 30.06.20, cu posibilitatea de prelungire a termenului dat în funcţie de evoluţia
situaţiei epidemiologice. Ministerul Sănătăţii, Muncii şi Protecţiei Sociale a R. Moldova
(MSMPS) şi Agenţia Naţională pentru Sănătate Publică (ANSP) au fost desemnate în calitate
de autorităţi publice responsabile pentru gestionarea urgenţei în sănătatea publică prin
Hotărârea CNESP nr. 10 din 15 mai 2020 [6].
21
«Актуальные научные исследования в современном мире» ISCIENCE.IN.UA
Выпуск 1(69) ч. 9 ISSN 2524-0986
Reiterăm că situația de urgență în sănătatea publică a fost prelungită de multiple ori
prin emiterea a 32 de hotărâri succesive ale CNESP. Prin ultima hotărâre nr. 42 din 13.01 2021,
CNESP a prelungit situația de urgență în sănătatea publică până în data de 15.02.2021,
constatând că situaţia epidemiologică rămâne a fi nefavorabilă. În R. Moldova, până la data de
10.01.2021 au fost înregistrate în total 149 391 cazuri, dintre care 3 139 decese şi 138 440 au
fost vindecate, iar 7 812 rămân a fi cazuri active [7].
Spre deosebire de CSE, CNESP adoptă hotărâri. Conform art. 58, alin. (2) și art. 59, alin.
(2) al Legii privind supravegherea de stat a sănătăţii publice, starea de urgenţă în sănătatea
publică este declarată sau anulată prin emiterea unei hotărâri a CNESP [8]. Interpretând
extensiv această prevedere legală, prelungirea situației de urgență în sănătatea publică, de
asemenea se declară printr-o hotărâre a CNESP.
Hotărârile CNESP, ca și dispozițiile CSE, exprimă norme juridice derogatorii cu caracter
temporar, în vigoare de la data emiterii, pentru perioada de urgență declarată în sănătatea
publică, și executorii pentru autorităţile administraţiei publice centrale şi locale, pentru
persoanele fizice şi juridice, indiferent de domeniul de activitate şi forma juridică de organizare.
Important de menționat că normele juridice derogatorii sunt asigurate cu sancțiuni juridice de
drept contravențional și penal al R. Moldova. Aceasta rezultă expres din pct. 4 al Hotărârii
CNESP nr. 10 din 15.05.20, și alte hotărâri posterioare, potrivit căruia nerespectarea
prevederilor/măsurilor stabilite de către CNESP constituie pericol pentru sănătatea publică şi
va servi temei de tragere la răspundere contravenţională şi/sau penală a persoanelor
vinovate [6].
Ministerul Afacerilor Interne (MAI) ne-a informat oficial că din momentul aprobării
decizilor, cu exactitate dispozițiilor, CSE, în perioada 25.03.20 - 9.05.20, au fost înregistrate
peste 80 procese verbale întocmite pe abateri ale unor agenți economici care nu s-au conformat
cerințelor și măsurilor impuse prin hotărârile respective, persoane fizice care nu au respectat
măsurile de prevenire a virusului și transportatori de pasageri care au ignorat cerințele legale
[9]. Alte informații privind activitățile MAI în prevenirea răspândirii virusului COVID-19, după
consumarea situației de urgență, după 15.05.20, n-am depistat pe pagina oficială a MAI. În
același timp, legiuitorul a prevăzut că pe durata stării de urgenţă în sănătatea publică,
autoritatea competentă pentru supravegherea sănătăţii publice responsabilă de gestionarea
urgenţei (CNESP) are dreptul să solicite ajutorul poliţiei sau al altor autorităţi responsabile de
securitatea publică în vederea aplicării legii (art. 58, alin. (8), Legea 10/2009) [8]. În ultima
Hotărâre a CNESP (nr. 42 din 13.01.2021), inclusiv, se dispune autorităţilor din domeniul ordinii
publice să continue supravegherea respectării de către persoanele fizice şi juridice a măsurilor
de prevenire şi control a infecţiei COVID-19 (pct. 13). Iar nerespectarea măsurilor de sănătate
publică expuse în prezenta Hotărâre constituie pericol pentru sănătatea publică şi va servi
temei pentru tragere la răspundere contravenţională şi/sau penală a persoanelor vinovate
(pct. 18) [7].
Așadar, se decelează intenția CNESP de a sensibiliza conștiința juridică a populației
despre necesitatea respectării stricte a măsurilor de prevenire şi control a infecţiei COVID-19,
fiind antrenată în acest proces mass media. Pe toată durata situației de urgență observăm
manifestări extreme ale conștiinței juridice individuale, de grup și sociale, de la conformism
juridic până la nihilism juridic.

22
ISCIENCE.IN.UA «Актуальные научные исследования в современном мире»
Выпуск 1(69) ч. 9 ISSN 2524-0986
Ținem să aducem aminte că conştiinţa juridică este partea componentă a conştiinţei
sociale care include ansamblul ideilor şi cunoştinţelor juridice, reprezentărilor şi stărilor
sufleteşti cu privire la fenomenul juridic al societăţii, inclusiv privind reglementarea juridică a
situației de urgență în sănătatea publică. Elementele intrinseci ale conştiinţei juridice (ideologia
juridică şi psihologia juridică), precum şi elementele extrinseci (de comportament licit și ilicit)
asigură structural conștiința juridică individuală și socială. Având în vedere elementele
comportamentului uman, conduita licită şi ilicită a membrilor societăţii este determinată de
gradul, nivelul ideologiei și psihologiei juridice sociale [10, p. 199].
În perioada de urgență în sănătatea publică am urmărit manifestări defectuoase ale
conștiinței juridice individuale și sociale care sunt calificate ca neajunsuri ale conştiinţei juridice
și care ne arată un grad insuficient de maturitate a acesteia. Printre defecte observabile ale
conştiinţei juridice menționăm: infantilismul juridic (de ex. cunoașterea insuficientă sau
necunoașterea hotărârilor CNESP, necunoașerea / nerespectarea normelor de protecție
sanitară etc.); subiectivismul juridic (de ex. atitudinea unilaterală față de drepturile subiective
și neexecutarea îndatoririlor juridice privind distanțarea socială, purtatul măștii în perioada de
urgență, în special de către persoanele cu demnitate publică etc.); relativismul juridic (exprimat,
de regulă, în atitudinea dubioasă a subiecților de drept față de obligativitatea juridică a
normelor derogatorii exprimate în hotărârile CNESP etc.); nihilismul juridic (de ex. atitudinea
negativă a unor subiecți de drept față de orice prescripție juridică sanitară, neglijarea și
devalorizarea normelor juridice sanitare prin justificarea respectării normelor religioase sau a
unor norme individuale).
Manifestările defectuoase ale conștiinței juridice pot fi raportate cu succes la funcţiile
conştiinţei juridice: de cunoaştere, de apreciere şi de reglementare.
Funcţia de cunoaştere (cognitivă) a conștiinței juridice este procesul raţional de
cunoaştere a fenomenului juridic al societăţii, în special a dreptului obiectiv. Funcţia cognitiv-
juridică implică acumularea, analiza şi prelucrarea unui anumit volum de informaţie, date
juridice de către individ, grup, societate în ansamblu [10, p. 200]. Așadar, cunoașterea
insuficientă / necunoașterea normelor juridice de protecție sanitară, a competențelor organelor
de supraveghere în sănătatea publică, a răspunderii juridice privind încălcarea normelor
sanitare în vigoare etc. generează infantilismul juridic, alimentează subiectivismul juridic și
nihilismul juridic.
Funcţia de apreciere (evaluare, valorizare) a conștiinței juridice este procesul de
evaluare subiectivă, afectivă a fenomenului juridic al societăţii, în special a dreptului obiectiv și
practicii juridice. Aprecierile pozitive ale dreptului, înregistrate la nivel de individ, grup,
societate, sunt determinate de cunoştinţele juridice avansate, pe de o parte, iar, pe de altă
parte, sunt determinantele conduitei licite în cadrul societăţii [10, p. 200]. În context, funcția
cognitivă defectuoasă determină funcția de apreciere defectuoasă, exprimată în atitudinea
ostilă a subiecților de drept față de orice normă juridică imperativă, în special față de normele
derogatorii ale CNESP, față de orice acțiune de supraveghere și control a CNSP, a comisiilor
teritoriale de sănătate publică etc. Prin urmare, devalorizarea normelor juridice derogatorii se
regăsește în defectele conștiinței juridice: nihilism, subiectivism, relativism juridic. Funcţia de
reglementare (normativă) este exteriorizarea conştiinţei juridice individuale, de grup, sociale
(ideologiei și psihologiei juridice) în cadrul raporturilor juridice. Astfel, funcţia de reglementare

23
«Актуальные научные исследования в современном мире» ISCIENCE.IN.UA
Выпуск 1(69) ч. 9 ISSN 2524-0986
a conştiinţei juridice se manifestă pozitiv în realizarea dreptului de către destinatari, aspectul
negativ rezidă în încălcările de drept, inclusiv contravențiile și infracțiunile sanitare.
Așadar, conduita licită, în special, respectarea și executarea normelor derogatorii
sanitare, este efectul implicit al gradului avansat de ideologie şi psihologie juridică adecvată,
de cultură juridică socială. Dimpotrivă, conduita ilicită (nerespectarea și neexecutarea normelor
imperative derogatorii sanitare) este efectul implicit al gradului insuficient de ideologie juridică
şi psihologie juridică a membrilor societăţii, manifestată în raport cu dreptul pozitiv, în special
cu normele juridice derogatorii sanitare în vigoare. În ordinea ideală a lucrurilor, odată cu
avansarea ideologiei şi psihologiei juridice, va fi în creștere comportamentul licit (realizarea
normelor juridice derogatorii sanitare), instaurându-se regimul de legalitate şi consecinţa
acestuia – ordinea legală, indispensabile pentru depășirea prin eforturi conjugate a situației de
urgență în sănătatea publică.

BIBLIOGRAFIE:
1. Hotărârea Parlamentului R. Moldova nr. 55 din 17. 03. 2020 privind declararea stării de
urgență. În Monitorul Oficial al R. Moldova nr. 86 art. 96 din 17. 03. 2020.
2. Legea privind regimul stării de urgenţă, de asediu şi de război nr. 212-XV din 24.06.2004.
În Monitorul Oficial al R. Moldova nr.132-137, art. 696 din 06. 08. 2004 https://legis.md
3. Legea cu privire la actele normative nr. 100 din 22.12.2017. În Monitorul Oficial al
R. Moldova, 12.01.2018, nr. 7-17 https://legis.md
4. Hotărârea Comisiei Naționale Extraordinare de Sănătate Publică nr. 1 din 2 februarie 2020
Privind situaţia epidemiologică la infecţia cu Coronavirusul de tip nou, măsurile de
prevenire şi răspuns, disponibil pe
https://cancelaria.gov.md/sites/default/files/hot_cnesp_nr.1.pdf
5. Hotărârile CNESP nr.2 – nr 9 disponibile pe https://cancelaria.gov.md/ro/apc/coronavirus
6. Hotărârea Comisiei Naționale Extraordinare de Sănătate Publică nr. 10 din 15 mai 2020,
disponibil pe
https://cancelaria.gov.md/sites/default/files/hotarirea_cnesp_nr.10_15.05.2020.pdf
7. Hotărârea Comisiei Naționale Extraordinare de Sănătate Publică nr. 42 din 13 ianuarie 2021
disponibil pe
https://cancelaria.gov.md/sites/default/files/hotarire_cnesp_nr._42_din_13.01.2021.pd
f
8. Legea privind supravegherea de stat a sănătăţii publice nr. 10 din 03.02.2009. În Monitorul
Oficial al R. Moldova nr. 67 art. 183. https://legis.md
9. Informații privind activitățile MAI în prevenirea răspândirii virusului COVID-19 (25.03.20 -
9.05.20) disponibil pe https://mai.gov.md/ro/news/angajatii-mai-asigura-monitorizarea-
respectarii-de-catre-cetateni-masurilor-de-protectie
10. BOTNARI, E. Introducere în studiul dreptului: Teoria generală a dreptului. Note de curs,
Bălţi, 2011. 214 p.

24
ISCIENCE.IN.UA «Актуальные научные исследования в современном мире»
Выпуск 1(69) ч. 9 ISSN 2524-0986
УДК 343.9.024:336.7(478)
Brînza Sergiu Mihail, Stati Vitalie Anatol
Departamentul Drept penal, Universitatea de Stat din Moldova
(Chișinău, Moldova)

CLARIFICĂRI CONCEPTUALE PRIVIND INFRACȚIUNEA PRINCIPALĂ / PREDICAT

Adnotare. Indiferent de modalitatea normativă sub care se prezintă infracţiunile


prevăzute la art. 243 din Codul penal al Republicii Moldova („Spălarea banilor”), existența
acestora este condiționată de săvârșirea unei infracţiuni principale / predicat. În art. 243 din
Codul penal al Republicii Moldova nu se face nicio limitare în privința componențelor de
infracțiuni care cad sub incidența noțiunii „infracţiune principală / predicat”. În raport cu
infracțiunile prevăzute la art. 243 din Codul penal al Republicii Moldova, în calitate de
infracțiune principală / predicat poate evolua oricare infracțiune generatoare de bunuri ilicite,
prevăzută fie de Codul penal al Republicii Moldova, fie de o lege penală străină, dacă sunt
îndeplinite condițiile stabilite în alin. (4) art. 243 din Codul penal al Republicii Moldova.
Cuvinte-cheie: spălarea banilor; infracțiune principală / predicat; infracțiune
secundară; bunuri ilicite; obiectul material sau imaterial al infracțiunii.

Брынза Сергей Михайлович, Стати Виталий Анатольевич


Департамент уголовного права Государственного университета Молдовы
(Кишинев, Молдова)

КОНЦЕПТУАЛЬНЫЕ РАЗЪЯСНЕНИЯ ОТНОСИТЕЛЬНО


ОСНОВНОГО / ПРЕДИКАТНОГО ПРЕСТУПЛЕНИЯ

Аннотация. Независимо от формы, характеризующей преступления,


предусмотренные ст. 243 УК Республики Молдова («Отмывание денег»), их
существование обусловлено совершением основного / предикатного преступления. В ст.
243 Уголовного кодекса Республики Молдова не установлены никакие ограничения по
поводу составов преступлений, подпадающих под понятие «основное / предикатное
преступление». В отношении преступлений, предусмотренных ст. 243 Уголовного
кодекса Республики Молдова, в качестве основного / предикатного преступления может
выступать любое преступление, в результате которого добыто незаконное имущество,
предусмотренное либо Уголовным кодексом Республики Молдова, либо иностранным
уголовным законодательством, при условии соблюдения положений ч. (4) ст. 243
Уголовного кодекса Республики Молдова.
Ключевые слова: отмывание денег; основное / предикатное преступление;
вторичное преступление; незаконное имущество; предмет преступления.

25
«Актуальные научные исследования в современном мире» ISCIENCE.IN.UA
Выпуск 1(69) ч. 9 ISSN 2524-0986
Brinza Sergiu M., Stati Vitalie A.
Department of Penal Law, Moldova State University
(Chisinau, Moldova)

CONCEPTUAL EXPLANATIONS REGARDING MAIN / PREDICATE OFFENCE

Abstraction. Regardless of the form characterizing the offences provided by art. 243
of the Criminal Code of the Republic of Moldova (“Money Laundering”), their existence is
conditioned by the commission of the predicate offense. In art. 243 of the Criminal Code of the
Republic of Moldova, there are no restrictions on the criminal components that fall under the
concept of “main / predicate offense”. In relation to the offenses provided by art. 243 of the
Criminal Code of the Republic of Moldova, as a main / predicate offence may evolve any
offence generating illicit property, provided either by the Criminal Code of the Republic of
Moldova or by a foreign criminal law, if the conditions established in para. (4) art. 243 of the
Criminal Code of the Republic of Moldova are present.
Keywords: money laundering; main / predicate offence; secondary offence; illicit
property; the material or immaterial object of the offence.

Carențele în stabilirea esenței juridice a infracțiunii principale / predicat pot avea ca


efect comiterea de erori de calificare și, drept urmare, tragerea la răspundere penală a unei
persoane nevinovate.
În Capitolul III din Hotărârea Guvernului nr. 790 din 03.09.2010 cu privire la aprobarea
Strategiei naţionale de prevenire şi combatere a spălării banilor şi finanţării terorismului pentru
anii 2010-2012, găsim următoarea sintagmă: „spălarea banilor şi alte infracţiuni predicate
acestora”. Din această sintagmă reiese că spălarea banilor se află într-o anumită relație cu o
altă infracțiune, denumită „infracțiune predicat”. Caracterul acestei relații este înfățișat
impropriu în Capitolul IV al Anexei nr. 1 la Legea nr. 130 din 06.06.2013 pentru aprobarea
Strategiei naţionale de prevenire şi combatere a spălării banilor şi finanţării terorismului pentru
anii 2013-2017 şi a Planului de acţiuni pentru implementarea Strategiei naţionale de prevenire
şi combatere a spălării banilor şi finanţării terorismului pentru anii 2013-2017: „infracţiunile de
spălare a banilor şi de finanţare a terorismului, inclusiv infracțiunile predicat” [1]. O expresie
similară apare în Hotărârea Guvernului nr. 791 din 11.10.2017 pentru aprobarea Planului de
acţiuni privind reducerea riscurilor în domeniul spălării banilor şi finanţării terorismului pentru
anii 2017-2019 [2]. Infra vom putea vedea că între infracțiunea predicat și infracţiunea de
spălare a banilor nu poate exista o relație de tip „parte - întreg”. Între aceste două infracțiuni
relația este de o cu totul altă natură.
Nu doar denaturarea semantismului noțiunii „infracțiune principală / predicat” denotă
înţelegerea incorectă a acestei noțiuni. Despre un fenomen nu mai puțin alarmant ne vorbește
R.V. Jubrin: „Adesea, în goana după indicatori, art. 174 și 1741 din Codul penal al Federației Ruse
(care prevăd răspunderea pentru spălarea banilor – n.a.) sunt imputate în mod neîntemeiat, iar
aceasta compromite semnificația abordării economice în lupta cu criminalitatea. Erorile de
calificare reprezintă una dintre principalele cauze ce stau la baza ordonanțelor procurorilor de
renunțare la învinuirea de săvârșire a spălării banilor, precum și a sentințelor de achitare a
persoanelor învinuite de săvârșirea acestei infracțiuni” [3]. Oare această constatare, care se
26
ISCIENCE.IN.UA «Актуальные научные исследования в современном мире»
Выпуск 1(69) ч. 9 ISSN 2524-0986
referă la realitățile din Federația Rusă, nu este într-o anumită măsură pretabilă stării de lucruri
din Republica Moldova? Or, în unele cazuri, tocmai lipsa infracțiunii principale / predicat
constituie (sau ar trebui să constituie) temeiul renunțării la învinuirea de săvârșire a spălării
banilor, precum și al achitării persoanelor învinuite de săvârșirea acestei infracțiuni.
După reliefarea acestor probleme devine mai clar de ce este imperioasă facilitarea
înţelegerii corecte a noțiunii „infracțiune principală / predicat”.
În literatura de specialitate, terminologia în materie nu este uniformă. Caracterizând în
esență aceeași categorie de infracțiune, însă privind-o din perspective diferite, autorii recurg la
variați termeni denominativi: „predicat”; „anterioară”; „principală”; „corelativ-conexă”; „primară”.
De exemplu, D.A. Așin opinează că, în contextul sintagmei „infracțiune predicat”,
termenul „predicat” are menirea să sublinieze faptul că săvârșirea infracțiunii succesoare este
de neconceput fie fără comiterea efectivă anterioară, simultană sau ulterioară a unei alte
infracțiuni, fie fără intenția prealabilă de a comite o altă infracțiune” [4]. Din punctul de vedere
al lui V.L. Goncearuk, infracțiune predicat urmează a fi catalogată „fapta infracțională a cărei
săvârșire conduce – direct sau indirect, integral sau parțial – la apariția bunurilor ce pot deveni
obiectul material al infracțiunii specificate la art. 209 din Codul penal al Ucrainei (care
stabilește răspunderea pentru spălarea banilor – n.a.)” [5].
Cei, care folosesc sintagma „infracțiune predicat” subliniază semnificația nu a acestei
infracțiuni, ci a infracțiunii cu care aceasta formează o relație. Făcând o paralelă, putem
menționa că, în gramatică, într-o propoziție, predicatul indică fie o acțiune, fie o trăsătură, fie
o stare a subiectului. Astfel, predicatul se subordonează subiectului. În lipsa unui subiect, nu
putem vorbi despre un predicat. Prin analogie, ar trebui să afirmăm că, în lipsa infracțiunii
succesoare, nu am putea vorbi despre infracțiunea predicat. În principiu, această afirmație este
corectă. În lipsa spălării banilor, infracțiunile, care generează bunuri ilicite, nu pot fi denumite
„infracțiuni predicat”. Într-un asemenea caz, ele constituie infracțiuni oarecare, care nu se află
într-o relație cu o altă infracțiune. Altfel spus, într-un asemenea caz, infracțiunile, care
generează bunuri ilicite, au un caracter autonom, fără a depinde cumva de o altă infracțiune.
La rândul său, N.M. Juravliova consemnează: „Infracțiunea anterioară este un element
al unei construcții juridice distincte, presupunând menționarea în norma privind componența
de infracțiune succesoare a săvârșirii – efective sau cel puțin prezente în intenția făptuitorului
– a infracțiunii anterioare” [6, p. 6]. Aceeași autoare precizează: „Termenul „anterioară” are
destinația să sublinieze faptul că săvârșirea infracțiunii succesoare este de neconceput fie fără
comiterea efectivă anterioară, simultană sau ulterioară a unei alte infracțiuni, fie fără intenția
prealabilă de a comite o altă infracțiune. În această ordine de idei, este necesar să se facă o
remarcă importantă: vorbind despre „anterioritate”, ne referim nu la dependența strict
temporală, atunci când o infracțiune o precede pe cealalta în timp, ci la dependența mental-
logică, atunci când o infracțiune fie o precede efectiv pe cealaltă, fie cel puțin există în
conștiință înainte ca acesta din urmă să fie comisă, urmând a fi săvârșită după aceasta” [7].
Astfel, se poate observa că, recurgând la sintagma „infracțiune anterioară”,
N.M. Juravliova pune accentul pe consecuția dintre intențiile de săvârșire a două sau a mai
multor infracțiuni. Alte aspecte, ce caracterizează relația dintre infracțiunile, care se succed, nu
sunt luate în considerare.
Unii autori români vorbesc despre conexitatea dintre infracţiuni succesive, denumită
„conexitate de corelaţie”: „Ceea ce deosebeşte această formă de conexitate de celelalte forme
27
«Актуальные научные исследования в современном мире» ISCIENCE.IN.UA
Выпуск 1(69) ч. 9 ISSN 2524-0986
obişnuite este tocmai această legătură care condiţionează existenţa infracţiunii subsecvente
de săvârşirea celei antecedente” [8, p. 83-84]. Particularizând, I.-P. Chiș relevă: „Infracțiunea de
favorizare a făptuitorului este o infracțiune autonomă, cu un caracter aparte, corelativ-conex
cu infracțiunea la care se referă, legătura fiind de subsecvență condiționată, extrinsecă
conținutului lor material” [9].
Doctrinarii în cauză scot în evidență dependența unilaterală dintre infracțiunile care
formează conexitatea de corelaţie. În acest caz, existenţa infracţiunii subsecvente este
condiționată de săvârşirea celei antecedente.
M.V. Șebarșov definește noțiunea „activitate infracțională secundară”: „fapta
intenționată, prevăzută de un articol din partea specială a legii penale, care nu constituie
participație, al cărei pericol social depinde de infracțiunea principală primară” [10]. În termeni
similari, M.M. Lapunin susține: „Infracțiune secundară reprezintă fapta intenționată prevăzută
de partea specială a Codului penal, al cărei pericol social și punibilitate depind de săvârșirea
anterioară de către aceeași persoană sau de către orice altă persoană a unei alte infracțiuni, și
anume – a infracțiunii principale (primare, anterioare)” [11, p. 12].
Penaliștii, care utilizează sintagma „infracțiune secundară”, subliniază caracterul
dependent al acesteia în raport cu infracțiunea principală (primară, anterioară). În cazul în care
lipsește infracțiunea principală (primară, anterioară), este de la sine înțeles că va lipsi și
infracțiunea secundară.
Tocmai pe acest aspect se pune accentul în pct. 31 din Decizia Curții Constituționale a
Republicii Moldova nr. 109 din 07.11.2017 de inadmisibilitate a sesizării nr. 138g/2017 privind
excepţia de neconstituţionalitate a unor prevederi din articolul 243 alineatul (1) literele a) și c)
din Codulpenal al Republicii Moldova nr. 985-XV din 18 aprilie 2002 (spălarea banilor): „Curtea
notează că, fiind o infracțiune subsecventă (delictum subsequens), spălarea banilor are obiect
material sau imaterial bunurile ce derivă din comiterea unei infracțiuni principale / predicat,
față de care se aplică modalitățile normative ale faptei prejudiciabile prevăzute la art. 243 din
Codul penal. Altfel spus, deși are un caracter autonom, spălarea banilor are ca situație premisă
săvârşirea unei alte infracţiuni generatoare de venituri ilicite” [12]. În același registru,
M.A. Hotca evocă: „Prin autonomia infracțiunii de spălare a banilor [...] nu se poate înțelege că
aceasta exclude caracterul subsecvent. Spălarea banilor este un delictum subseqens, în relație
cu infracțiunea din care provin bunurile murdare, care este un delictum principale. Caracterul
subsecvent al infracțiunii de spălare a banilor rezultă fără putință de tăgadă din conținutul
normei de incriminare, care folosește sintagma „cunoscând că provin din săvârșirea de
infracțiuni”. Cu alte cuvinte, infracțiunea de spălare a banilor trebuie să fie precedată de
săvârșirea infracțiunii din care provin bunurile murdare. Această din urmă infracțiune
constituie situaţia premisă a infracţiunii de spălare a banilor” [13].
M.M. Lapunin opinează cu drept cuvânt: „Folosirea noțiunii „infracțiune principală” nu
diminuează în niciun caz pericolul social al infracțiunii secundare: în unele cazuri, pericolul
social al infracțiunii secundare poate fi chiar mai sporit decât cel al infracțiunii principale. Aici
vorbim doar despre esența acestor fapte, despre temeiul de incriminare a acestora” [11, p. 12].
Așadar, dihotomia „infracțiune principală – infracțiune secundară” caracterizează nu
ierarhizarea în funcție de gradul de percol social al infracțiunilor în cauză. Această dihotomie
caracterizează dependența infracțiunii secundare de infracțiunea principală: la baza unei
infracțiuni secundare se află ineluctabil o infracțiune principală.
28
ISCIENCE.IN.UA «Актуальные научные исследования в современном мире»
Выпуск 1(69) ч. 9 ISSN 2524-0986
Din acest punct de vedere, este preferabil să utilizăm sintagma „infracțiune principală”.
Totuși, așa cum s-a putut vedea supra, dependența dintre infracțiunile, care alcătuiesc
dihotomia analizată, este reciprocă. Pe cale de consecință, acordăm prioritate sintagmei de
compromis „infracțiune principală / predicat”. Această sintagmă este mai potrivită și datorită
faptului că în unele acte normative, dedicate spălării banilor, se folosește expresia „infracțiune
principală”, pe când în alte acte normative se utilizează expresia „infracțiune predicat”. Până la
urmă, ambele aceste expresii desemnează aceeași categorie de infracțiune, doar că privită prin
prisme diferite.
Este de menționat că sintagma „infracțiune principală / predicat” este relevantă nu doar
în corelație cu infracțiunile de spălare a banilor, prevăzute la art. 243 CP RM. Astfel, în ipoteza
unor infracțiuni secundare (de exemplu, a infracțiunilor specificate la alin. (5) art. 142, art. 208
(în prezența modalităților de atragere a minorilor la activitatea criminală și de instigare a lor la
săvârşirea infracţiunilor), art. 2462 (în prezența modalităților de îndemnare a terților la
falsificarea produselor în proporţii mari și de îndemnare a terților la contrafacerea produselor
în proporţii mari), art. 2791, 2792, 317, 318, 323 etc. din Codul penal), conținutul faptei
prejudiciabile este limitat prin raportare la o anumită infracțiune principală / predicat1. În
situații de altă natură, săvârșirea infracțiunii principale / predicat poate constitui, după caz:
scopul în care se comite infracțiunea secundară (de exemplu, infracțiunea care reprezintă
scopul uneia dintre infracțiunile prevăzute la art. 1751, lit. f) alin. (2) art. 259, art. 260, 2604,
2793, 284 (în prezența modalității de înzestrare a organizaţiei criminale cu arme şi instrumente)
etc. din Codul penal); scopul de a ascunde infracţiunea secundară sau de a înlesni săvârşirea

1
Nu suntem de acord cu D.A. Așin că ameninţarea cu omor ori cu vătămarea gravă a integrităţii corporale
sau a sănătăţii face parte din categoria de infracțiuni secundare în al căror caz conținutul faptei
prejudiciabile este limitat prin raportare la o anumită infracțiune principală / predicat*.
Așa cum explică just N.M. Juravliova, „infracțiunea anterioară poate presupune doar intenția de a comite
infracțiunea succesoare, indiferent de punerea în aplicare a unei astfel de intenții. Or, intenția în sine este
deja suficientă pentru a se putea vorbi despre infracțiunea succesoare”**.
În ipoteza ameninţării cu omor ori cu vătămarea gravă a integrităţii corporale sau a sănătăţii (art. 155 CP
RM), făptuitorul are posibilitatea reală să-şi realizeze ameninţarea şi să săvârşească acţiuni concrete în
direcţia dorită, însă decide benevol să nu le săvârşească, deşi are pentru aceasta toate condiţiile favorabile
(nu este vorba de renunţarea de bunăvoie la săvârşirea infracţiunii de omor sau de vătămare intenţionată
gravă a integrităţii corporale sau a sănătăţii; făptuitorul nici nu a urmărit să săvârşească omorul sau
vătămarea intenţionată gravă a integrităţii corporale sau a sănătăţii; nu poţi să renunţi la intenţia care nici
nu a existat). Așadar, în cazul infracțiunii prevăzute la art. 155 CP RM, făptuitorul nu are intenția să
săvârșească omorul sau vătămarea intenţionată gravă a integrităţii corporale sau a sănătăţii. În consecință,
omorul sau vătămarea intenţionată gravă a integrităţii corporale sau a sănătăţii nu pot să reprezinte
infracțiunea principală / predicat în raport cu ameninţarea cu omor ori cu vătămarea gravă a integrităţii
corporale sau a sănătăţii.
* Ашин Д.А. Виды предикатных преступлений в уголовном праве России. În: Актуальные проблемы
российского права, 2010, № 3, p. 251-261.
** Журавлева Н.М. Предшествующее преступление как криминообразующий признак в уголовном
праве России: автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук.
Москва, 2011, p. 6. 22 p.
29
«Актуальные научные исследования в современном мире» ISCIENCE.IN.UA
Выпуск 1(69) ч. 9 ISSN 2524-0986
ei (de exemplu, infracțiunea ascunsă sau înlesnită pe calea săvârșirii infracțiunii prevăzute la
lit. k) alin. (2) art. 145 CP RM)2.
Din punctul de vedere al lui A. Coman, unele infracțiuni secundare pot corela cu
infracțiunea principală / predicat prin intermediul a două semne constitutive: „Legătura dintre
infracțiunea predicat și cea de spălare de bani este dublă și se concretizează atât la nivel
obiectiv, ca cerință atașată obiectului material (bunuri cu origine ilicită), cât și la nivel subiectiv
(inculpatul să aibă cunoștința ca aceste bunuri provin din infracțiuni)” [14]. Toate semnele
constitutive obiective ale infracțiunii (obiectul material, victima, fapta prejudiciabilă, urmările
prejudiciabile etc.) sunt reflectate în conștiința făptuitorului, fiind cuprinse de vinovăția
acestuia. Drept urmare, nu se poate susține că vinovăția, manifestată de făptuitor, ar constitui
un semn constitutiv distinct prin intermediul căruia unele infracțiuni secundare corelează cu
infracțiunea principală / predicat.
D.A. Așin prezintă în calitate de exemplu de infracțiune principală / predicat răpirea
persoanei din cadrul infracțiunii prevăzute la lit. в) alin. 2 art. 105 din Codul penal al Federației
Ruse (care prevede răspunderea, inter alia, pentru omorul însoțit de răprea unei persoane) [4].
Ulterior, în cadrul aceleiași lucrări, D.A. Așin susține: „Construcția juridică „săvârșirea unei
infracțiuni care a dus la lipsirea intenționată de viață a unei persoane” nu se referă la o
infracțiune predicat, întrucât vizează o infracțiune unică complexă” [4]. Infracțiunile de genul
celei prevăzute la alin. (4) art. 278 CP RM („actul terorist săvârşit prin omorul unei sau mai
multor persoane în scopurile prevăzute la alin. (1)”) sunt infracțiuni unice complexe ca și
infracțiunile de genul celei specificate la lit. f) alin. (2) art. 145 CP RM („omorul săvârșit [...] cu
răpirea sau luarea persoanei în calitate de ostatic”). Ceea ce demonstrează că D.A. Așin se
contrazice. Drept urmare, nu putem să nu ne raliem viziunii exprimate de N.M. Juravliova:
„Infracțiunea anterioară nu este inclusă în structura infracțiunii succesoare, rămânând a fi o
infracțiune independentă. Infracțiunea anterioară poate doar să completeze cu un conținut
circumstanțiat unul dintre semnele constitutive ale infracțiunii succesoare, fără însă a deveni o
parte a acestei din urmă infracțiuni. Autonomia infracțiunii anterioare în raport cu infracțiunea
succesoare distinge această infracțiune de părțile alcătuitoare ale unei infracțiuni unice
complexe” [6, p. 6].
Nu atestăm menționarea unei infracțiuni principale / predicat în art. 220 CP RM, care
prevede răspunderea pentru proxenetism. Or, fapta de prostituție, la care se face referire în
acest articol, este o faptă prevăzută de alin. (1) art. 89 din Codul contravențional, nu de Codul
penal. De regulă, nu atestăm menționarea unei infracțiuni principale / predicat în art. 209 (care
stabilește răspunderea pentru atragerea minorilor la consumul ilegal de substanțe stupefiante,
psihotrope și/sau de alte substanțe cu efecte similare) și art. 219 (care prevede răspunderea
pentru organizarea ori întreţinerea speluncilor pentru consumul drogurilor sau
etnobotanicelor) CP RM. Or, de regulă, consumul de droguri fără prescripţia medicului atrage
răspunderea în baza alin. (1) art. 85 din Codul contravențional. Excepția la această regulă o
constituie ipoteza infracțiunii de consum ilegal de droguri, etnobotanice sau analogii acestora,

2
În acest caz, noțiunea „infracțiune principală / predicat” se intersectează cu noțiunile „conexitate
consecvențională” și „conexitate etiologică”. Dacă conexitatea consecvenţională presupune scopul
ascunderii unei alte infracțiuni, atunci conexitatea etiologică presupune scopul înlesnirii unei alte
infracțiuni.
30
ISCIENCE.IN.UA «Актуальные научные исследования в современном мире»
Выпуск 1(69) ч. 9 ISSN 2524-0986
săvârşit în mod public sau pe teritoriul instituţiilor de învăţământ, instituţiilor de reabilitare
socială, penitenciarelor, unităţilor militare, în locurile de agrement, în locurile de desfăşurare a
acţiunilor de educaţie, instruire a minorilor sau tineretului, a altor acţiuni culturale sau sportive
ori în imediata apropiere a acestora. Această infracțiune, prevăzută la alin. (1) art. 2175 CP RM,
reprezintă infracțiune principală / predicat în raport cu infracțiunile specificate la art. 209 și
219 CP RM.
Infracțiunea principală / predicat poate lipsi nu doar deoarece fapta, care o reprezintă,
nu are un caracter penal. În alt fel de cazuri, infracțiunea principală / predicat lipsește din cauza
fictivității sale. Achiesăm la opinia exprimată de N.M. Juravliova: „Infracțiunea anterioară
trebuie să fie reală și nu fictivă. O infracțiune fictivă, care nu apare nici măcar sub forma unei
intenții de a o comite, exclude logic legătura dintre infracțiunea anterioară și infracțiunea
succesoare” [7].
Astfel, art. 281 CP RM prevede răspunderea pentru comunicarea mincinoasă cu bună-
ştiinţă despre pregătirea unor explozii, incendieri sau a altor acţiuni care periclitează viaţa
oamenilor, cauzează daune materiale în proporţii mari sau provoacă alte urmări grave. În acest
caz comunicarea cu privire la actul terorist nu are un caracter real. Drept urmare, actul terorist
nu constituie infracțiunea principală / predicat în raport cu infracțiunea specificată la art. 281
CP RM. Articolul 311 CP RM stabilește răspunderea pentru denunţarea cu bună ştiinţă falsă în
scopul de a-l învinui pe cineva de săvârşirea unei infracţiuni, sau plângerea cu bună ştiinţă falsă
despre săvârşirea unei infracţiuni, făcută unui organ sau unei persoane cu funcţie de
răspundere, care sunt în drept de a porni urmărirea penală. Infracțiunea, care constituie
obiectul denunțului fals sau al plângerii false, nu poate să constituie infracțiunea principală /
predicat. Aceasta întrucât infracțiunea în cauză nu a fost săvârșită de persoana învinuită fals.
O situație similară se atestă în cazurile prevăzute la art. 306 și lit. c) alin. (2) art. 312 CP RM. În
astfel de cazuri infracțiunea principală / predicat lipsește, deoarece victima nu este vinovată
pentru infracțiunea de care este învinuită sau probele acuzatoare împotriva victimei au fost
create artificial.
Așadar, ne-am putut convinge că sintagma „infracțiune principală / predicat” este
relevantă nu doar în corelație cu infracțiunile de spălare a banilor, prevăzute la art. 243 CP RM.
Totuși, la fel de adevărat este că, tocmai în legătură cu spălarea banilor, sintagma „infracțiune
principală / predicat” își descoperă conținutul în cel mai elocvent mod.
Infracţiunile prevăzute la art. 243 CP RM presupun invariabil și incontestabil
preexistenţa săvârşirii unei alte infracţiuni. C. Bogdan și E. Hach afirmă cu drept cuvânt: „Fără
această situaţie premisă, infracţiunea de spălare a banilor nu poate fi concepută, fiindcă ar fi
lipsită de obiectul ei material (sau imaterial – n.a.)” [15, p. 38]. Întotdeauna, situaţia premisă în
cazul infracţiunilor prevăzute la art. 243 CP RM constă în existenţa unei infracţiuni principale
/ predicat care constituie sursa bunurilor ce urmează a fi „spălate” în procesul de săvârşire a
uneia dintre infracţiunile specificate la art. 243 CP RM. Condiţionarea existenţei acestei
infracţiuni de săvârşirea anterioară a unei alte infracţiuni, din care rezultă bunurile de
proveniență infracțională, este o condiție obligatorie în vederea aplicării art. 243 CP RM.
În acest sens, considerăm ilustrativă următoarea afirmație dintr-o cerere de recurs,
declarată de un avocat: „În lipsa unor probe certe, simpla constatare că SRL,,I.-G.” a primit în
cont suma de 185.308 dolari SUA de la V.B. în lipsa contractului şi chiar dacă destinaţia
transferului (pentru servicii) nu corespundea destinaţiei reale (împrumutul de la M.B.), nu
31
«Актуальные научные исследования в современном мире» ISCIENCE.IN.UA
Выпуск 1(69) ч. 9 ISSN 2524-0986
poate justifica concluzia instanţei de apel precum că banii primiţi de către SRL,,I.-G.” sunt dintre
cei obţinuţi în urma unei infracţiuni” [16]. Generaliter, aplicarea art. 243 CP RM în lipsa unei
infracțiuni principale / predicat înseamnă nu altceva decât ignorarea principiului prezumției
nevinovăției3. Dacă lipsește infracțiunea principală / predicat, atunci nici art. 243 CP RM nu
poate fi reținut la calificare.
Este adevărat că, în art. 243 CP RM, sintagma „infracțiune princpală” este folosită
expres numai în dispoziția de la lit. a) alin. (1) art. 243 CP RM. Însă, interpretarea sistematică
ne permite să afirmăm că, în toate cazurile, existența infracţiunilor prevăzute la art. 243 CP RM,
este condiționată de săvârșirea unei infracţiuni principale / predicat. Or, în dispozițiile de la lit.
a)-c) alin. (1) art. 243 CP RM, se menționează expres că bunurile, care sunt convertite,
transferate, tăinuite, deghizate, dobândite, deținute sau utilizate de către făptuitor, constituie
„venituri ilicite”. Noțiunea „venituri ilicite” de la lit. a)-c) alin. (1) art. 243 CP RM nu poate fi
abordată decât în corealție cu noțiunea „bunuri ilicite”, folosită în Legea nr. 308 din 22.12.2017
cu privire la prevenirea și combaterea spălării banilor și finanțării terorismului [17] (în
continuare – Legea nr. 308/2017). Conform art. 3 al acestei legi, prin „bunuri ilicite” se are în
vedere „bunurile destinate, folosite sau rezultate, direct sau indirect, din săvârșirea unei
infracțiuni, orice beneficiu obținut din aceste bunuri, precum și bunuri convertite sau
transformate, parțial sau integral, din bunuri destinate, folosite sau rezultate din săvârșirea
unei infracțiuni și beneficiul obținut din aceste bunuri”. Prezintă interes și altă definiție din art.
3 al Legii nr. 308/2017: „infracțiuni asociate spălării banilor – infracțiunile prevăzute de Codul
penal, inclusiv finanțarea terorismului, în urma comiterii cărora sunt obținute în mod ilicit
bunuri, inclusiv venituri, fonduri și alte foloase care constituie obiect al spălării banilor”. Rezultă
că veniturile ilicite (în sensul dispozițiilor de la lit. a)-c) alin. (1) art. 243 CP RM) provin dintr-o
infracţiune principală / predicat.
Modalitatea normativă, consemnată la lit. d) alin. (1) art. 243 CP RM, are un caracter
accesoriu în raport cu modalitățile normative prevăzute la lit. a)-c) alin. (1) art. 243 CP RM. Prin
urmare, chiar și în prezența acestei modalități, existența infracţiunilor prevăzute la art. 243 CP
RM, este condiționată de săvârșirea unei infracţiuni principale / predicat.
În concluzie, indiferent de modalitatea normativă sub care se prezintă infracţiunile
prevăzute la art. 243 CP RM, existența acestora este condiționată de săvârșirea unei infracţiuni
principale / predicat.
Condiționarea comiterii spălării banilor de săvârșirea unei infracţiuni principale /
predicat rezultă și din unele acte cu vocație internațională.
Astfel, în pct. 1) art. 6 al Convenţiei ONU împotriva criminalităţii transnaţionale
organizate [18] (în continuare – Convenției ONU), statelor părți le este recomandată
incriminarea spălării produsului infracţiunii. Expresia „infracțiune principală” este utilizată
expres doar în dispoziția de la sublit. ii) lit. a) a acestui punct. Potrivit lit. h) art. 2 al Convenţiei
ONU, expresia „infracţiune principală” înseamnă „orice infracţiune în urma căreia rezultă un

3
A. Ciocănaru relevă: „Deducerea din circumstanțe faptice obiective a cunoașterii provenienței bunurilor,
în lipsa unei condamnări, nu este contrară prezumției de nevinovăție”. Totodată, același autor menționează:
„Trebuie acordată o atenție sporită ansamblului probator, care trebuie să anihileze orice posibilitate ca
bunurile să aibă o proveniență legală”*.
* Ciocanaru A. Spălarea de bani și prezumția de nevinovăție. În: Curierul Judiciar, 2017, nr. 11, p. 638-642.
32
ISCIENCE.IN.UA «Актуальные научные исследования в современном мире»
Выпуск 1(69) ч. 9 ISSN 2524-0986
produs susceptibil de a deveni obiectul unei infracţiuni prevăzute de art. 6 al prezentei
Convenţii”. În afară de aceasta, expresia „produsul infracțiunii” este folosită în toate dispozițiile
de la pct. 1) art. 6 al Convenției ONU. În corespundere cu lit. e) art. 2 al Convenţiei ONU,
expresia „produs al infracțiunii” se referă la „orice bun care provine direct sau indirect din
săvârşirea unei infracţiuni ori care este obţinut direct sau indirect prin săvârşirea ei”.
Sintagma „infracțiune principală” se utilizează și în art. 13 al Convenţiei penale cu privire
la corupţie [19], în care statelor părți li se recomandă incriminarea spălării produselor obţinute
din infracţiunile de corupţie.
De asemenea, în alin. 1 art. 6 al Convenţiei privind spălarea banilor, depistarea,
sechestrarea şi confiscarea veniturilor provenite din activitatea infracţională [20] (în
continuare – Convenției de la Strasbourg), statelor părți li se recomandă incriminarea spălării
banilor. La sintagma „infracțiune principală” se recurge expres doar în dispoziția de la lit. a) a
acestui alineat. Lit. e) art. 1 al Convenţiei de la Strasbourg este definită noțiunea de infracţiune
principală: „orice infracţiune în urma căreia produsele sunt rezultate şi susceptibile de a deveni
obiectul unei infracţiuni conform art. 6”. În plus, sintagma „venituri provenite din activitatea
infracţională” este utilizată în toate dispozițiile de la alin. 1 art. 6 al Convenției de la Strasbourg.
În mod similar, în alin. 1 art. 9 al Convenţiei Consiliului Europei privind spălarea,
descoperirea, sechestrarea şi confiscarea produselor infracţiunii şi finanţarea terorismului [21]
(în continuare – Convenției de la Varșovia), statelor părți le este recomandată incriminarea
spălării banilor. Sintagma „infracțiune predicat” este folosită expres exclusiv în dispoziția de la
lit. a) a acestui alineat. În conformitate cu lit. e) art. 1 al Convenţiei de la Varșovia, sintagma
„infracţiune predicat” se referă la „orice infracţiune în urma căreia produsele sunt rezultate şi
susceptibile de a deveni obiectul unei infracţiuni prevăzute la art. 9”. Pe lângă aceasta, în toate
dispozițiile de la alin. 1 art. 9 al Convenției de la Varșovia se menționează termenul „produse”.
Potrivit lit. a) art. 1 al acestei convenții, termenul „produs” se referă la „orice avantaj economic,
derivat din sau obţinut, direct sau indirect, din infracţiuni. Aceasta poate consta în orice bun
astfel cum este definit la lit. b)”.
În alin. (3) art. 1 al Directivei (UE) 2015/849 a Parlamentului European și a Consiliului
Uniunii Europene din 20.05.2015 privind prevenirea utilizării sistemului financiar în scopul
spălării banilor sau finanțării terorismului, de modificare a Regulamentului (UE) nr. 648/2012
al Parlamentului European și al Consiliului Uniunii Europene și de abrogare a Directivei
2005/60/CE a Parlamentului European și a Consiliului Uniunii Europene și a Directivei
2006/70/CE a Comisiei Europene [22] (în continuare – Directivei (UE) 2015/849), găsim
definiția noțiunii „spălarea bunurilor”. În această definiție nu se recurge la expresii ca
„infracțiune principală” sau „infracțiune predicat”. În schimb, în dispozițiile de la alin. (3) art. 1
al Directivei (UE) 2015/849 sunt consemnate bunurile care „provin dintr-o activitate
infracțională sau dintr-un act de participare la o astfel de activitate”.
Într-o manieră asemănătoare, în alin. 1 art. 2 al Directivei (UE) 2018/1673 a
Parlamentului European și a Consiliului Uniunii Europene din 23.10.2018 privind combaterea
prin măsuri de drept penal a spălării banilor [23] (în continuare – Directivei (UE) 2018/1673),
sunt specificate bunurile care „provin dintr-o activitate infracțională”.
În ceea ce privește componențele de infracțiuni care intră sub incidența noțiunii
„infracţiune principală / predicat”, remarcăm abordări diferite în actele cu vocație
internațională analizate mai sus.
33
«Актуальные научные исследования в современном мире» ISCIENCE.IN.UA
Выпуск 1(69) ч. 9 ISSN 2524-0986
Astfel, de exemplu, pct. 2 art. 6 al Convenției ONU prevede: „În scopurile aplicării pct.
1 al prezentului articol: a) fiecare Stat Parte se străduieşte să aplice pct. 1 al prezentului articol
celei mai largi sfere de infracţiuni principale; b) fiecare Stat Parte include în infracţiunile
principale toate infracţiunile grave, cum sunt cele prevăzute la art. 2 al prezentei Convenţii şi
infracţiunile prevăzute la art. 5, 8 şi 23. Fiind vorba de Statele Părţi a căror legislaţie conţine o
listă de infracţiuni principale specifice, ele includ în această listă minimum o categorie completă
de infracţiuni legate de grupurile infracţionale organizate”.
Pe de altă parte, în alin. 4 art. 3 al Directivei (UE) 2015/849, se stabilește că „activitate
infracțională” înseamnă „orice fel de implicare infracțională în comiterea următoarelor
infracțiuni grave: (a) actele prevăzute la art. 1-4 din Decizia-cadru 2002/475/JAI; (b) oricare
dintre infracțiunile menționate la art. 3 alin. (1) lit. (a) din Convenția Organizației Națiunilor
Unite împotriva traficului ilicit de stupefiante și substanțe psihotrope din 1988; (c) activitățile
organizațiilor criminale astfel cum sunt definite la art. 1 din Acțiunea comună 98/733/JAI a
Consiliului (1); (d) frauda care aduce atingere intereselor financiare ale Uniunii, cel puțin frauda
gravă, astfel cum este definită la art. 1 alin. (1) și art. 2 alin. (1) din Convenția privind protejarea
intereselor financiare ale Comunităților Europene (2); (e) corupția; (f) toate infracțiunile,
inclusiv infracțiunile fiscale legate de impozitele directe și impozitele indirecte astfel cum sunt
definite în dreptul intern al statelor membre, care se pedepsesc cu privarea de libertate sau cu
o măsură privativă de libertate cu durata maximă de peste un an sau, în statele membre al căror
sistem juridic prevede un prag minim pentru infracțiuni, toate infracțiunile care se pedepsesc
cu privarea de libertate sau cu o măsură privativă de libertate cu durata minimă de peste șase
luni”.
În fine, dar nu în ultimul rând, alin. 1 art. 2 al Directivei (UE) 2018/1673 prevede că
„activitate infracțională” înseamnă „orice fel de implicare infracțională în săvârșirea oricărei
infracțiuni care, în conformitate cu dreptul intern, se pedepsește cu privarea de libertate sau
cu o măsură de siguranță privativă de libertate a cărei limită superioară este de cel puțin un an
sau, în statele membre în al căror sistem juridic se prevede un prag minim al pedepselor pentru
infracțiuni, în săvârșirea oricărei infracțiuni care se pedepsește cu privarea de libertate sau cu
o măsură de siguranță privativă de libertate a cărei limită inferioară este de cel puțin șase luni.
În orice caz, infracțiunile din cadrul următoarelor categorii sunt considerate activitate
infracțională: (a) participarea la un grup infracțional organizat și racketul, inclusiv orice
infracțiune prevăzută în Decizia-cadru 2008/841/JAI; (b) terorismul, inclusiv orice infracțiune
prevăzută în Directiva (UE) 2017/541 a Parlamentului European și a Consiliului; (c) traficul de
persoane și introducerea ilegală de imigranți, inclusiv orice infracțiune prevăzută în Directiva
2011/36/UE a Parlamentului European și a Consiliului și în Decizia-cadru 2002/946/JAI a
Consiliului; (d) exploatarea sexuală, inclusiv orice infracțiune prevăzută în Directiva
2011/93/UE a Parlamentului European și a Consiliului; (e) traficul ilicit de stupefiante și de
substanțe psihotrope, inclusiv orice infracțiune prevăzută în Decizia-cadru 2004/757/JAI a
Consiliului; (f) traficul ilicit de arme; (g) traficul ilicit de bunuri furate și de alte bunuri; (h)
corupția, inclusiv orice infracțiune prevăzută în Convenția privind lupta împotriva corupției care
implică funcționari ai Comunităților Europene sau funcționari ai statelor membre ale Uniunii
Europene, precum și în Decizia-cadru 2003/568/JAI a Consiliului; (i) frauda, inclusiv orice
infracțiune prevăzută în Decizia-cadru 2001/413/JAI a Consiliului; (j) falsificarea de monedă,
inclusiv orice infracțiune prevăzută în Directiva 2014/62/UE a Parlamentului European și a
34
ISCIENCE.IN.UA «Актуальные научные исследования в современном мире»
Выпуск 1(69) ч. 9 ISSN 2524-0986
Consiliului (1); (k) contrafacerea și pirateria de produse; (l) infracțiuni împotriva mediului,
inclusiv orice infracțiune prevăzută în Directiva 2008/99/CE a Parlamentului European și a
Consiliului (2) sau în Directiva 2009/123/CE a Parlamentului European și a Consiliului; (m)
omorul și vătămarea corporală gravă; (n) răpirea, lipsirea de libertate în mod ilegal și luarea de
ostatici; (o) jaful sau furtul; (p) contrabanda; (q) infracțiuni fiscale legate de taxele directe și
indirecte, astfel cum sunt stabilite în dreptul intern; (r) extorcarea de fonduri; (s) infracțiuni de
fals; (t) pirateria; (u) utilizarea abuzivă a informațiilor privilegiate și manipularea pieței, inclusiv
orice infracțiune prevăzută în Directiva 2014/57/UE a Parlamentului European și a Consiliului;
(v) criminalitatea informatică, inclusiv orice infracțiune prevăzută în Directiva 2013/40/UE a
Parlamentului European și a Consiliului”.
În art. 243 CP RM nu atestăm nicio limitare în privința componențelor de infracțiuni
care cad sub incidența noțiunii „infracţiune principală / predicat”.
Din acest punct de vedere, apar semne de întrebare în legătură cu partea subliniată a
următoarei definiții din art. 3 al Legii nr. 308/2017: „spălare a banilor – acțiuni stabilite la art.
243 din Codul penal și în tratatele internaționale la care Republica Moldova este parte
(sublinierea ne aparține – n.a.)”.
Menționăm că, potrivit art. 20 al Legii nr. 595 din 24.09.1999 privind tratatele
internaţionale ale Republicii Moldova, „dispoziţiile tratatelor internaţionale care, după modul
formulării, sunt susceptibile de a se aplica în raporturile de drept fără adoptarea de acte
normative speciale, au caracter executoriu şi sunt direct aplicabile în sistemul juridic şi sistemul
judiciar ale Republicii Moldova. Pentru realizarea celorlalte dispoziţii ale tratatelor, se adoptă
acte normative corespunzătoare” [24]. De asemenea, conform Constituției Republicii Moldova,
„dacă există neconcordanţe între pactele şi tratatele privitoare la drepturile fundamentale ale
omului la care Republica Moldova este parte şi legile ei interne, prioritate au reglementările
internaţionale” (alin. (2) art. 4); „prin lege organică se reglementează [...] infracţiunile [...]” (lit.
n) alin. (3) art. 72). Nu în ultimul rând, în corespundere cu art. 1 CP RM, „prezentul Cod este
unica lege penală a Republicii Moldova” (alin. (1)); „prezentul Cod se aplică în conformitate cu
prevederile Constituţiei Republicii Moldova şi ale actelor internaţionale la care Republica
Moldova este parte. Dacă există neconcordanţe cu actele internaţionale privind drepturile
fundamentale ale omului, au prioritate şi se aplică direct reglementările internaţionale”
(alin. (3)).
Prevederile tratatelor internaționale la care Republica Moldova este parte, în care se
stabilește conținutul faptei de spălare a banilor, nu vizează drepturile fundamentale ale omului.
Dacă există neconcordanţe între art. 243 CP RM, pe de o parte, și astfel de prevederi ale
tratatelor internaționale, pe de altă parte, are prioritate art. 243 CP RM. Prevederile tratatelor
internaționale la care Republica Moldova este parte, în care se stabilește conținutul faptei de
spălare a banilor, nu pot fi aplicate direct pe teritoriul Republicii Moldova. Întrucât
reglementează infracțiuni, astfel de prevederi ale tratatelor internaționale își găsesc realizarea
prin adoptarea normelor penale (de exemplu, a art. 243 CP RM).
La o situație similară se referă I. Hadîrcă: „În procesul de calificare a infracţiunilor
săvârşite în sfera circulaţiei substanţelor narcotice, psihotrope, a analoagelor şi precursorilor
acestora nu este admisibilă referirea la Convenţia unică asupra stupefiantelor, la Convenţia
asupra substanţelor psihotrope sau la Convenţia ONU împotriva traficului ilicit de stupefiante

35
«Актуальные научные исследования в современном мире» ISCIENCE.IN.UA
Выпуск 1(69) ч. 9 ISSN 2524-0986
şi substanţe psihotrope. Calificarea se face numai cu invocarea art. 217, 2171-2176, 218 sau 219
CP RM” [25, p. 86].
Convenția ONU prevede limitarea sferei componențelor de infracțiuni care intră sub
incidența noțiunii „infracţiune principală / predicat”4. Din această perspectivă, sintagma „și în
tratatele internaţionale la care Republica Moldova este parte” din definiția noțiunii „spălare a
banilor”, formulate în art. 3 al Legii nr. 308/2017, poate avea un impact negativ asupra
procesului de interpretare și aplicare a art. 243 CP RM. Pe cale de consecință, recomandăm
legiuitorului să elimine sintagma „și în tratatele internaţionale la care Republica Moldova este
parte” din definiția noțiunii „spălare a banilor”, formulate în art. 3 al Legii nr. 308/2017.
Mai menționăm că limitarea sferei componențelor de infracțiuni, care intră sub
incidența noțiunii „infracţiune principală / predicat”, nu este prevăzută de Legea nr. 165 din
13.07.2007 pentru ratificarea Convenţiei Consiliului Europei privind spălarea banilor,
depistarea, sechestrarea şi confiscarea veniturilor provenite din activitatea infracţională şi
finanţarea terorismului [26]. În această lege nu este formulată nicio declaraţie și nicio rezervă
cu privire la lit. e) art. 1 al Convenției de la Varșovia, potrivit căreia expresia „infracţiune
predicat” se referă la „orice infracţiune (sublinierea ne aparține – n.a.) în urma căreia produsele
sunt rezultate şi susceptibile de a deveni obiectul unei infracţiuni prevăzute la art. 9”. De altfel,
alin. 5 art. 53 al Convenției de la Varșovia nici nu permite formularea unei asemenea declaraţii
sau rezerve.
Într-o speță din practica judiciară, reprezentantul unui inculpat a menționat în cererea
de apel: „Inculpatul nu poate fi recunoscut vinovat de săvârșirea infracțiunii incriminate, suma
de 185.239,60 dolari SUA neconstituind venit ilicit sau având în calitate de sursă de proveniență
săvârșirea anterioară a unei infracțiuni. Acuzarea nu a prezentat probe care ar indica asupra
provenienței ilicite a mijloacelor bănești și nu a fost dovedită infracțiunea ce a stat la baza
infracțiunii de spălare de bani. [...] Nu s-a demonstrat că pretinsa infracțiune se încadrează în
anexa privind lista infracțiunilor predicate la Convenția Consiliului Europei privind spălarea,

4
După cum s-a putut remarca supra, o astfel de limitare este prevăzută, de asemenea, de Directiva (UE)
2015/849 și de Directiva (UE) 2018/1673. Deși Republica Moldova nu face parte din Uniunea Europeană,
nu putem face abstracție de: lit. f) alin. (2) art. 1 din Acordul de asociere între Republica Moldova, pe de o
parte, şi Uniunea Europeană şi Comunitatea Europeană a Energiei Atomice şi statele membre ale acestora,
pe de altă parte, din 27.06.2014*, conform căreia ca obiectiv al asocierii între Uniunea Europeană şi statele
membre ale acesteia, pe de o parte, şi Republica Moldova, pe de altă parte, este declarată susţinerea
eforturilor Republicii Moldova „care vizează dezvoltarea potenţialului său economic prin [...] intermediul
apropierii legislaţiei sale de cea a UE”; Hotărârea Guvernului nr. 1171 din 28.11.2018 pentru aprobarea
Regulamentului privind armonizarea legislației Republicii Moldova cu legislația Uniunii Europene**; un
fragment din preambulul la Legea nr. 308/2017: „În scopul transpunerii prevederilor Directivei (UE)
2015/849 a Parlamentului European și a Consiliului din 20 mai 2015 privind prevenirea utilizării sistemului
financiar în scopul spălării banilor sau finanțării terorismului, de modificare a Regulamentului (UE) nr.
648/2012 al Parlamentului European și al Consiliului și de abrogare a Directivei 2005/60/CE a
Parlamentului European și a Consiliului și a Directivei 2006/70/CE a Comisiei (text cu relevanță pentru
SEE), publicată în Jurnalul Oficial al Uniunii Europene L 141 din 5 iunie 2015, [...] Parlamentul adoptă
prezenta lege organică”.
* Monitorul Oficial al Republicii Moldova, 2014, nr. 185-199.
** Monitorul Oficial al Republicii Moldova, 2018, nr. 499-503.
36
ISCIENCE.IN.UA «Актуальные научные исследования в современном мире»
Выпуск 1(69) ч. 9 ISSN 2524-0986
descoperirea, sechestrarea și confiscarea produselor infracțiunii și finanțarea terorismului,
adoptată la Varșovia la 16.05.2005” [27].
Într-adevăr, Convenția de la Varșovia conține o anexă în care sunt specificate
următoarele fapte: „a) participarea la un grup criminal organizat; b) terorismul, inclusiv
finanţarea terorismului; c) traficul de persoane și migraţia ilegală; d) exploatarea sexuală,
inclusiv exploatarea sexuală a minorilor; e) traficul ilicit de droguri și substanţe psihotrope;
f) traficul ilicit cu arme; g) traficul ilicit cu bunuri furate și alte bunuri; h) corupţia și darea de
mită; i) înşelăciunea; j) contrafacerea de monedă; k) contrafacerea de produse; l) infracţiuni
împotriva mediului înconjurător; m) omorul, vătămarea corporală gravă; n) răpirea, reţinerea
ilegală și luarea da ostatici; o) tâlhăria sau furtul; p) contrabanda; q) șantajul; r) falsificarea;
s) pirateria; t) restricţionarea comerţului şi manipularea pieţei”. Totuși, așa cum rezultă din
art. 3 al Convenției de la Varșovia, această listă de fapte este relevantă doar în planul confiscării
bunurilor. Mai precis, această listă de fapte constituie „minimul necesar” în cazul în care, în
momentul semnării sau al depunerii instrumentului de ratificare, de acceptare, de aprobare sau
de aderare, statele părți decid să limiteze sfera de infracțiuni din care provin bunurile ce pot fi
confiscate.
În concluzie, în raport cu infracțiunile prevăzute la art. 243 CP RM, în calitate de
infracțiune principală / predicat poate evolua oricare infracțiune generatoare de bunuri ilicite,
prevăzută fie de Codul penal al Republicii Moldova, fie de o lege penală străină, dacă sunt
îndeplinite condițiile prevăzute la alin. (4) art. 243 CP RM.

BIBLIOGRAFIE:
1. Legea nr. 130 din 06.06.2013 pentru aprobarea Strategiei naţionale de prevenire şi
combatere a spălării banilor şi finanţării terorismului pentru anii 2013-2017 şi a Planului de
acţiuni pentru implementarea Strategiei naţionale de prevenire şi combatere a spălării
banilor şi finanţării terorismului pentru anii 2013-2017. În: Monitorul Oficial al Republicii
Moldova, 2013, nr. 161-166.
2. Hotărârea Guvernului nr. 791 din 11.10.2017 pentru aprobarea Planului de acţiuni privind
reducerea riscurilor în domeniul spălării banilor şi finanţării terorismului pentru anii 2017-
2019. În: Monitorul Oficial al Republicii Moldova, 2017, nr. 360-363.
3. Жубрин Р.В. Квалификация легализации преступных доходов. În: Законность, 2009,
№ 1, p. 23-26.
4. Ашин Д.А. Виды предикатных преступлений в уголовном праве России. În:
Актуальные проблемы российского права, 2010, № 3, p. 251-261.
5. Гончарук В.Л. Категорія «предикатний злочин» у Кримінальному законодавстві
України. În: Право.ua, 2020, № 2, p. 120-129.
6. Журавлева Н.М. Предшествующее преступление как криминообразующий признак в
уголовном праве России: автореферат диссертации на соискание ученой степени
кандидата юридических наук. Москва, 2011. 22 p.
7. Журавлева Н.М. Конструкция предшествующего преступления в уголовном праве. În:
Актуальные проблемы российского права, 2011, № 4, p. 190-203.
8. Dongoroz V., Kahane S., Oancea I. et al. Infracţiuni contra avutului obştesc. Bucureşti:
Editura Academiei, 1963. 481 p.

37
«Актуальные научные исследования в современном мире» ISCIENCE.IN.UA
Выпуск 1(69) ч. 9 ISSN 2524-0986
9. Chiș I-.P. Drept penal și procesual penal: competența materială a instanțelor judecătorești
în cazul infracțiunii de favorizare a făptuitorului. Competența în procedurile incidentale. În:
Dreptul, 2016, nr. 2, p. 157-168.
10. Шебаршов М.В. Легализация преступных доходов: основания криминализации и
правовая природа. În: Юридический вестник СамГУ, 2015, Т. 1, № 4, p. 74-79.
11. Лапунин М.М. Вторичная преступная деятельность – понятие, виды, проблемы
квалификации. Москва: Волтерс Клувер, 2006. 223 p.
12. Decizia Curții Constituționale a Republicii Moldova nr. 109 din 07.11.2017 de
inadmisibilitate a sesizării nr. 138g/2017 privind excepţia de neconstituţionalitate a unor
prevederi din articolul 243 alineatul (1) literele a) și c) din Codulpenal al Republicii Moldova
nr. 985-XV din 18 aprilie 2002 (spălarea banilor). În: Monitorul Oficial al Republicii
Moldova, 2018, nr. 58-66.
13. Hotca M.A. Spălarea banilor în lumina Deciziei ÎCCJ nr. 16/2016”. Disponibil:
http://www.hotca.ro/index.php/blog-post/spalarea-banilor-in-lumina-deciziei-iccj-nr-16-
2016/
14. Coman A. ÎCCJ. Infracțiunea de spălare a banilor. Lipsa elementelor constitutive. Disponibil:
https://www.juridice.ro/606436/iccj-infractiunea-de-spalare-a-banilor-lipsa-elementelor-
constitutive.html
15. Bogdan C., Hach E., Ghid pentru combaterea spălării banilor destinat judecătorilor și
procurorilor. București: Consiliul Superior al Magistraturii, 2015. 102 p.
16. Decizia Colegiului penal al Curții Supreme de Justiție din 02.07.2015. Dosarul nr. 4-1re-
121/2015. Disponibil: http://jurisprudenta.csj.md/search_plen_penal.php?id=779
17. Legea nr. 308 din 22.12.2017 cu privire la prevenirea și combaterea spălării banilor și
finanțării terorismului. În: Monitorul Oficial al Republicii Moldova, 2018, nr. 58-66.
18. United Nations Convention against Transnational Organized Crime. Disponibil:
https://www.unodc.org/documents/treaties/UNTOC/Publications/TOC%20Convention/T
OCebook-e.pdf
19. Criminal Law Convention on Corruption. Disponibil:
https://rm.coe.int/CoERMPublicCommonSearchServices/DisplayDCTMContent?documen
tId=090000168007f3f5
20. Convention on Laundering, Search, Seizure and Confiscation of the Proceeds from Crime.
Disponibil:
https://rm.coe.int/CoERMPublicCommonSearchServices/DisplayDCTMContent?documen
tId=090000168007bd23
21. Council of Europe Convention on Laundering, Search, Seizure and Confiscation of the
Proceeds from Crime and on the Financing of Terrorism. Disponibil:
https://rm.coe.int/CoERMPublicCommonSearchServices/DisplayDCTMContent?documen
tId=090000168008371f
22. Directiva (UE) 2015/849 a Parlamentului European și a Consiliului Uniunii Europene din
20.05.2015 privind prevenirea utilizării sistemului financiar în scopul spălării banilor sau
finanțării terorismului, de modificare a Regulamentului (UE) nr. 648/2012 al Parlamentului
European și al Consiliului Uniunii Europene și de abrogare a Directivei 2005/60/CE a
Parlamentului European și a Consiliului Uniunii Europene și a Directivei 2006/70/CE a

38
ISCIENCE.IN.UA «Актуальные научные исследования в современном мире»
Выпуск 1(69) ч. 9 ISSN 2524-0986
Comisiei Europene. Disponibil: https://eur-lex.europa.eu/legal-
content/RO/TXT/PDF/?uri=CELEX:32015L0849&from=RO
23. Directiva (UE) 2018/1673 a Parlamentului European și a Consiliului Uniunii Europene din
23.10.2018 privind combaterea prin măsuri de drept penal a spălării banilor. Disponibil:
https://eur-lex.europa.eu/legal-content/RO/TXT/PDF/?uri=CELEX:32018L1673&from=ro
24. Legea nr. 595 din 24.09.1999 privind tratatele internaţionale ale Republicii Moldova. În:
Monitorul Oficial al Republicii Moldova, 2000, nr. 24-26.
25. Hadîrcă I. Răspunderea penală pentru infracţiunile săvârşite în sfera circulaţiei
substanţelor narcotice, psihotrope, a analoagelor şi precursorilor acestora. Chișinău: CEP
USM, 2008. 281 p.
26. Legea nr. 165 din 13.07.2007 pentru ratificarea Convenţiei Consiliului Europei privind
spălareabanilor, depistarea, sechestrarea şi confiscarea veniturilor provenite din
activitatea infracţională şi finanţarea terorismului. În: Monitorul Oficial al Republicii
Moldova, 2007, nr. 117-126.
27. Decizia Colegiului penal al Curții Supreme de Justiție din 18.01.2017. Dosarul nr. 1ra-1/2017.
Disponibil: http://jurisprudenta.csj.md/search_col_penal.php?id=8032

39
«Актуальные научные исследования в современном мире» ISCIENCE.IN.UA
Выпуск 1(69) ч. 9 ISSN 2524-0986
CZU 343.13
Oganesean Armen Graci
Procuror în Procuratura Anticorupție
Doctorand, Școala doctorală de științe juridice a
Universității de Stat din Moldova
(Chișinău, Moldova)

UNELE ASPECTE ACTUALE LA CAPITOLUL INTERACȚIUNII PROCURATURILOR


SPECIALIZATE CU ALȚI SUBIECȚI PROCESUALI

Adnotare. Articolul conținte analiza complexă a celor mai actuale probleme teoretico-
aplicative, precum și a aspectelor metodologice privind interacțiunea Procuraturilor
Specializate în cadrul cercetării infracțiunilor, elaborarea recomandărilor practice, fiind
determinate unele concepte de importanță majoră pentru teoria și practica cercetării
infracțiunilor.
Cuvinte-cheie: interacțiune, cooperare, cercetare, organ de urmărire penală, proces
penal, procuror, activitatea specială de investigație.

Оганесян Армен Грачикович


Докторант Юридической Школы Молдавского Государственного Университета
Прокурор Прокуратуры по Борьбе с Коррупцией
(Кишинёв, Молдова)

АКТУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ СПЕЦИАЛИЗИРОВАННЫХ


ПРОКУРАТУР С ДРУГИМИ ПРОЦЕССУАЛЬНЫМИ СУБЪЕКТАМИ

Аннотация. Статья содержит комплексный анализ самых актуальных теоретико-


практических аспектов взаимодействия Специализированных Прокуратур в ходе
расследования преступлений, выработку практических рекомендаций, с разработкой
новых концепций высокой степени важности для теории и практики следственной
деятельности.
Ключевые слова. расследование, преступление, взаимодействие, следователь,
прокуратура, розыскная деятельность.
Armen Oganesean Graci
PhD researcher at the Law Doctoral School of
Moldova State University
Prosecutor at the Anticorruption Prosecutors Office
(Chisinau, Moldova)
IMPORTANT ISSUES REGARDING INTERNACTION OF
SPECIALIZED PROSECUTOR’S OFFICES WITH OTHER BODIES OF LAW
Abstraction. This article contains a complex analysis of the most current theoretical
and practical issues, as well as of the methodological aspects regarding interaction of the

40
ISCIENCE.IN.UA «Актуальные научные исследования в современном мире»
Выпуск 1(69) ч. 9 ISSN 2524-0986
Specialized Prosecutor's Offices in crime investigations activity, elaboration of practical
recommendations, determination of some important concepts for crimes prosecution theory.
Key-words: cooperation, interaction, criminal proceeding, police officer, criminal
investigation, prosecution.

Actualmente, descoperirea rapidă a oricărei infracţiuni poate fi efectuată doar cu


eforturile unui grup de lucrători ai organelor de urmărire penală şi speciale de investigaţii.
Anume în colaborarea dintre servicii ale organelor de urmărire penală şi ale organelor speciale
rezidă succesul. În afară de aceasta, în procesul cercetării oricărei infracţiuni, ofiţerul de
urmărire penală, procurorul deseori recurg la ajutorul altor subdiviziuni ale organelor speciale
şi de drept, reprezentanţilor din departamente, ministere, întreprinderi etc [1].
Activitatea Procuraturii este reglementată de: Constituţia Republicii Moldova; Legea
nr.3 din 25.02.2016 cu privire la Procuratură; Legea nr.159 din 08.07.2016 cu privire la
procuraturile specializate, alte legi organice; Regulamentul Procuraturii, aprobat prin Ordinul
Procurorului General nr.24/28 din 24.09.2016; alte acte normative departamentale ale
Procuraturii, ale Consiliului Superior al Procurorilor.
Actele normative nominalizate stabilesc bazele legale ale interacțiunii procuraturii cu
organele de urmărire penală și organele de investigații.
În prezentul studiu, examinând formele tactico-organizatorice ale interacțiunii am
cercetat eficiența interacțiunii ofițerilor de investigații și de urmărire penală detașați în cadrul
Procuraturilor specializate în special sub prisma realizării prescripțiilor Legii nr.159 din
07.07.2016 cu privire la Procuraturile Specializate și actelor normative departamentale în
coraport cu practica existentă în activitatea PA și PCCOCS.
Analizând eficiența interacțiunii procurorilor în procuraturile specializate – PA /
PCCOCS cu ofițerii de urmărire penală și ofițerii de investigații detașați de la organele centrale
ale afacerilor interne și CNA constatăm că persistă un șir de avantaje al acestui mecanism
procesual de interacțiune care contribuie la eficientizarea administrării probatoriului. De altfel,
echipele permanente și stabile de cercetare asigură prompt și constant executarea procedeelor,
combinațiilor tactice de înaltă complexitate, implementând cu succes metodele de investigare
diferitor categorii de infracțiuni. Totodată, studiul realizat denotă imperfecțiunea mecanismelor
practice privind realizarea interacțiunii subiecților detașați cu procurorii care exercită urmărirea
penală la procuraturile vizate supra. În special, problematica dată se deduce la numărul limitat
al lucrătorilor detașați.
Latura practică a studiului realizat demonstrează că pe parcursul anului 2020 în cadrul
Procuraturii Anticorupție activau doar 8 ofițeri de urmărire penală și 7 ofițeri de investigații
detașați de la CNA, interacționând cu 19 procurori din cadrul Procuraturii Anticorupție.
În situația abordată se remarcă problema numărului insuficient a ofițerilor de urmărire
penală detașați în cadrul Procuraturii Anticorupție, iar pentru a atribui o eficiență propusă
conceptului instituției detașării procesuale se cere echivalarea cantitativă al corpului de ofițeri
detașați cu numărul procurorilor specializați în exercitarea urmăririi penale conform
competențelor atribuite.
Considerăm că înzestrarea organului de investigaţii cu ample atribuţii în domeniul
activităţii speciale de investigaţii şi de căutare, pe de o parte, şi limitarea posibilităților

41
«Актуальные научные исследования в современном мире» ISCIENCE.IN.UA
Выпуск 1(69) ч. 9 ISSN 2524-0986
procesuale ale organului de urmărire penală în sfera dată, pe de altă parte, constituie o exigenţă
primordială care denotă necesitatea interacțiunii acestor două instituţii [2].
Practica demonstrează că, în unele cauze, inclusiv acele pe care se autorizează măsurile
speciale de investigații, nu se respectă cerințele legale privind perfectarea dosarelor de evidență
specială.
Astfel, în cadrul urmăririi penale pe cauza penală nr.2019928025, Procuratura
Anticorupție a solicitat de la Inspectoratul Național de Investigații datele disponibile privind
modul în care au fost acumulate datele de verificare specială și ulterior puse în executare
încheierile privind autorizarea efectuării măsurilor speciale de investigații pe mai multe cauze
penale cu nominalizarea:
- numărului dosarelor speciale administrate pe care s-au acumulat materialele de
verificare ce au stat la baza inițierii procedurii de autorizare a măsurilor speciale de investigații
pe cauzele vizate;
- denumirii subdiviziunii INI care nemijlocit a recepționat rezultatele măsurilor speciale
de investigații – interceptarea comunicărilor telefonice furnizate de Serviciul de Informații și
Securitate al Republicii Moldova, cu indicarea colaboratorilor desemnați pentru executarea
acestor măsuri;
- datelor disponibile din Registrele interne de evidență ale Inspectoratului Național de
Investigații, privind înregistrarea încheierilor parvenite pentru executare, mențiunile introduse
despre prelungirea măsurilor;
- datelor disponibile privind modul de transcriere și transmitere a purtătorilor
electronici de tip CD-R cu rezultatele măsurilor efectuate, cu indicarea colaboratorilor
responsabili de efectuarea acestor acțiuni;
- datelor electronice disponibile din bazele de date interne privind înregistrarea
primară a dosarelor speciale și a măsurilor de control/verificare pe sesizările despre comiterea
infracțiunilor.
În urma controlului efectuat pe acest compartiment, s-a stabilit că, conform evidențelor
centralizate ale Inspectoratului General al Poliției al MAI, în baza cauzelor penale indicate, nu
au fost inițiate dosare speciale. De asemenea, potrivit datelor oferite, nu toate dosarele speciale
sunt supuse evidenței centralizate. Astfel a fost demonstrată lipsa dosarelor speciale pe 6
cauze penale, în cadrul cărora ofițerii de investigație al Direcției nr.5 a Inspectoratului Național
de Investigații al Inspectoratului General al Poliției al MAI au prezentat procurorilor din cadrul
Procuraturii pentru Combaterea Criminalității Organizate și Cauze Speciale rapoarte solicitând
inițierea dispunerii, ulterior prelungirea efectuării măsurilor speciale de investigații –
interceptarea și înregistrarea comunicărilor, urmărirea vizuală [3].
Pe caz se atestă neglijarea prevederilor art.11 lit.b) și g), art.21 alin.(1) din Legea cu
privire la activitatea specială de investigații nr.59 din 29 martie 2012 și prescripțiilor
Regulamentului comun privind organizarea și desfășurarea activității speciale de investigații,
aprobat prin ordinul Procurorului General nr.01 din 04.12.2012 și ordinul Ministrului afacerilor
interne nr.04 din 28.11.2012.

BIBLIOGRAFIE:
1. GHEORHIȚĂ, M. Tratat de criminalistică. Chișinău: Tipografia Centrală, 2017. 872 p. ISBN
978-9975-53-834-3. p.354.
42
ISCIENCE.IN.UA «Актуальные научные исследования в современном мире»
Выпуск 1(69) ч. 9 ISSN 2524-0986
2. OGANESEAN, A. Garantarea dreptului la un proces echitabil în prisma efectuării
investigațiilor complexe de urmărire penală în condițiile societății informaționale. În:
Culegerea publicațiilor conferinței științifice naționale cu participare internațională „Statul,
securitatea și drepturile omului în condițiile societății informaționale”. Chișinău, pag.428-
433, 13-14 decembrie 2018.
3. Cauza penală nr.2019928025, începută la 02.09.2019 de către Procurorul General conform
elementelor infracțiunilor prevăzute de art.177 alin.(11), art.178 alin.(2) lit.a) Cod penal, în
gestiunea Procuraturii Anticorupție.

43
«Актуальные научные исследования в современном мире» ISCIENCE.IN.UA
Выпуск 1(69) ч. 9 ISSN 2524-0986
УДК 342.417
Айткожина Дарига Галымовна
Евразийская юридическая академия
(Алматы, Казахстан)

ЭКОНОМИЧЕСКОЕ СОДЕРЖАНИЕ КОНСТИТУЦИИ

Аннотация. Комплексный подход к исследованию проблем конституционной


экономики имеет большое практическое значение, поскольку позволяет преодолеть
традиционное для юристов незнание вопросов экономики, а для экономистов —
незнание вопросов права, особенно конституционного.
Ключевые слова: конституционная экономика

Aitkozhina Dariga
Eurasian Law Academy
(Almaty, Kazakhstan)

THE ECONOMIC CONTENT OF THE CONSTITUTION

Аbstraction. The economic content of the constitution. An integrated approach to the


study of the problems of constitutional economics is of great practical importance, since it
helps to overcome the traditional ignorance of economics for lawyers, and for economists -
ignorance of issues of law, especially constitutional.
Keywords: constitutional economics

1. Появление конституционной экономики. Конституция экономической


политики Джеймса Бьюкенена.
2. Конституционная политическая экономия (Джеффри Бреннан и Джеймс
Бьюкенен).
Расширить значение конституционных норм и принципов в целях принятия
важнейших экономических решений предложил Нобелевский лауреат Дж. Бьюкенен,
удостоенный в 1986 г. Нобелевской премии по экономике. Он первым высказал идею о
конституции экономической политики, т.е. указал на необходимость исследовать
правила и ограничения, которые должны учитываться политиками. Его цель была в
большей степени юридической, нежели экономической.
Конституционная экономика — это научное направление, изучающее принципы
оптимального сочетания экономической целесообразности с достигнутым уровнем
конституционного развития, отраженным в нормах конституционного права,
регламентирующих экономическую и политическую деятельность в государстве. До
Джеймса Бьюкенена конституционная экономика развивалась в основном усилиями
западных экономистов. Юристы к этой теме обращаются редко, что, безусловно, не
только сдерживает развитие данного научного направления, но зачастую приводит к
появлению поверхностных либо односторонних суждений. Комплексный подход к
исследованию проблем конституционной экономики имеет большое практическое
44
ISCIENCE.IN.UA «Актуальные научные исследования в современном мире»
Выпуск 1(69) ч. 9 ISSN 2524-0986
значение, поскольку позволяет преодолеть традиционное для юристов незнание
вопросов экономики, а для экономистов — незнание вопросов права, особенно
конституционного. Западные экономисты, создав конституционную экономику, с
большим отрывом лидируют в ее развитии. Однако XXI столетие потребует более
углубленного изучения и применения конституционно-правового элемента данного
научного направления. Те многочисленные юридические «погрешности», которые были
допущены экономической теорией конституционной экономики в XX в., сейчас
становятся тормозом на пути ее развития.
По мнению Бьюкенена, при принятии бюджетообразующих экономических
решений необходимо, прежде всего, учитывать конституционные взаимоотношения,
возникающие между частными лицами — обладателями конституционных прав и свобод
и публичной властью. Этот фактор важнее, чем усмотрение политиков. Решения
конституционных судов, затрагивающие экономическую политику, порождают ряд
проблем, требующих обсуждения. Конституционные суды могут своими решениями
направить достаточно большую часть государственного бюджета на обеспечение
социальных выплат. Где и каковы пределы их полномочий? В каком случае
демократически избранные члены парламента фактически теряют свои полномочия в
бюджетной сфере? Еще более важной является проблема защиты права частной
собственности предпринимателей, поскольку экономически неоправданные изъятия, в
том числе в виде налогов, означают уменьшение экономической активности.
В статье 127 Конституции Швейцарии содержится норма, в соответствии с
которой налоги должны устанавливаться с учетом экономической способности
налогоплательщиков. И это — конституционный принцип. Cамое главное в этом
принципе — это форматирование законотворческой деятельности. Принцип закрепляет
важные конституционно-правовые рамки деятельности парламента при установлении
налогов, что является предметом налогового права. В силу этого принципа при
установлении как системы налогов, так и отдельных налогов и их элементов
законодатель не может действовать произвольно, он должен связывать возникновение
конституционной обязанности по уплате налога с определенными обстоятельствами
экономической действительности (получение дохода, потребление товаров, увеличение
стоимости в процессе гражданского оборота, обладание имуществом). С экономической
точки зрения, эти обстоятельства и являются экономическим основанием налога.
В силу конституционного принципа экономической и социальной
сбалансированности необходимо постоянно искать баланс между доходами и расходами
государства. В силу названного принципа государство должно не только обоснованно
отбирать определенные обстоятельства экономической деятельности (получение лицом
дохода и т.д.), но и руководствоваться принципом экономичности. Идея государства с
философско-правовой точки зрения оправдана, если она обеспечивает действительно
общее благо, а не интересы бюрократии. Следовательно, сбор налогов допустим только
в том случае, если налоговые поступления используются для оптимального достижения
общих целей.
Конституционное право, в отличие от гражданского, содержит дополнительную
этическую легитимацию предпринимательской деятельности. Предприниматель — это

45
«Актуальные научные исследования в современном мире» ISCIENCE.IN.UA
Выпуск 1(69) ч. 9 ISSN 2524-0986
двигатель экономического роста. И для этого ему необходима прибыль. Данное
соображение и означает, что налоги должны иметь разумное экономическое основание.
Поскольку многие термины приходят в нашу конституционную экономику из
иностранных языков, крайне важно точно определить их значение.
Исследование конституционной экономики предполагает одновременность
работы на конституционно-правовом и экономическом полях. Только на основе
сочетания конкретно-исторического подхода, экономического и сравнительно-правового
анализа можно вывести исследование за рамки набора стандартных тезисов
относительно связи конституции и экономики, демократии и свободного рынка.
Одним из важных достоинств конституционной экономики является
необходимость для экономистов и юристов в буквальном смысле этого слова находить
общий язык, добиваться чистоты и единообразия юридической и экономической
терминологии. Экономисты и юристы, употребляя правовые термины, должны
вкладывать в них один и тот же смысл. «Экономика слишком важна, чтобы предоставить
ее только экономистам, равно как и право слишком важно, чтобы предоставить его
только юристам» (П.Д. Баренбойм). Собственно, в этом и состоит основная идея
конституционной экономики: попытаться использовать комплексный подход и
объединить усилия юристов и экономистов в исследовании того, как конституционное
право влияет на принятие экономических решений, особенно на так называемые
стратегические экономические решения.

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ:


1. Д. Бьюкенен. Конституция экономической политики. М., 1997.
2. Д. Бреннан, Д. Бьюкенен. Причина правил. Конституционная политическая
экономика. М., 2005.
3. Познер Р., Кельзен, Хайек и экономический анализ права. / Российский ежегодник
теории права. 2010, № 3.
4. Р. Познер. Экономический анализ права: в 2 т. СПб. 2004.
5. Кирхнер К. Трудности восприятия дисциплины «права и экономика» в Германии. /
Истоки экономики в контексте истории и культуры. М. 2004.
6. П.Д. Баренбойм, В.И. Лафитский, В.А. Мау. Конституционная экономика для вузов. М.
2002 (глава 1).
7. Артур Рих. Хозяйственная этика. М. 1996.

46
ISCIENCE.IN.UA «Актуальные научные исследования в современном мире»
Выпуск 1(69) ч. 9 ISSN 2524-0986
УДК 342.417
Айткожина Дарига Галымовна
Евразийская юридическая академия
(Алматы, Казахстан)

КОНСТИТУЦИИ И ИХ ЭКОНОМИЧЕСКОЕ СОДЕРЖАНИЕ

Аннотация. Конституции всех без исключения государств в той или иной степени
обращаются к вопросам экономики. Все чаще в конституциях появляются положения,
направленные на ограничение государственного вмешательства в социальную жизнь и
хозяйственную деятельность, более четко и строго прописываются функции
государственной власти в экономической (особенно в бюджетной и денежной) политике.
Ключевые слова: конституция, экономика, юридические нормы.

Aitkozhina Dariga
Eurasian Law Academy
(Almaty, Kazakhstan)

CONSTITUTIONS AND THEIR ECONOMIC CONTENT

Аbstraction. Constitutions and their economic content. The constitutions of all states
without exception, to one degree or another, address economic issues. Increasingly, provisions
appear in constitutions aimed at limiting state interference in social life and economic activity,
and the functions of state power in economic (especially budgetary and monetary) policy are
more clearly and strictly prescribed.
Key words: constitution, economics, legal norms.

Конституции всех без исключения государств в той или иной степени обращаются
к вопросам экономики. Это свойство присуще не только «новым», но и «старым»
конституциям.
Основатели нового независимого государства при написании Конституции США
ставили перед собой цель создать государственность более совершенного типа, нежели
монархия, и руководствовались при этом идеей обеспечения «умеренного» правления,
не допускающего посягательств на «естественные» права и свободы граждан.
Особую заботу авторы Конституции проявили по вопросу обеспечения единого
экономического пространства. Конституционные нормы обеспечивают свободу
передвижения товаров, единую валюту, равенство прав, неприкосновенность
собственности граждан.
Александр Гамильтон, один из отцов-основателей США, при обосновании
необходимости принятия новой Конституции писал: «Беды, переживаемые нами, — не
результат мимолетного или частичного несовершенства, а результат коренных ошибок,
заложенных в структуру здания, которые нельзя исправить, кроме как внесением
изменений в основополагающие принципы и основные столпы сооружения». Будущий

47
«Актуальные научные исследования в современном мире» ISCIENCE.IN.UA
Выпуск 1(69) ч. 9 ISSN 2524-0986
министр финансов имел в виду в первую очередь экономические причины, диктовавшие
необходимость укрепления единства страны.
С принятием Конституции США была укреплена не только государственность, но
и экономика страны.
Взаимосвязь между юридическими нормами конституции и экономическим
ростом государства можно проследить на примере многих стран. При этом следует особо
подчеркнуть, что конституции могут не только способствовать экономическому
развитию, но и сдерживать его, сохраняя в неприкосновенности отжившие либо
недейственные социально-экономические формы и отношения.
Новый этап в экономическом развитии наступил на рубеже XIX— XX столетий.
Нарастание кризисных явлений, обусловленных неравномерным развитием
производительных сил, процессы монополизации создали реальную угрозу для
рыночной экономики. В этих условиях возникла потребность в поддержании
конкуренции, ограничении прав крупной собственности, усилении регулирующей роли
государства, которое все более активно стало участвовать не только в регулировании
рыночных отношений, но и в организации производства. Особую роль в усилении
экономического влияния государства сыграл отказ от золотого стандарта. В результате
государство приобрело мощнейший рычаг воздействия на экономическую и социальную
сферы жизни. Все эти процессы не могли не сказаться на конституционном развитии
многих стран. При этом, заметим, нередко конституции опережали уровень
экономического развития, тем самым прокладывая дорогу для структурной перестройки
и дальнейшего роста экономики.
Очень детально вопросы экономики отражены во многих конституциях, принятых
главным образом во второй половине XX в., — Испании, Италии, ФРГ, Португалии, Греции,
Бразилии, Перу, Швейцарии, Южно-Африканской Республики.
Все чаще в конституциях появляются положения, направленные на ограничение
государственного вмешательства в социальную жизнь и хозяйственную деятельность,
более четко и строго прописываются функции государственной власти в экономической
(особенно в бюджетной и денежной) политике. Эта эволюция отражает развитие
производительных сил в новом веке — веке индивидуализированного производства и
информационных технологий.

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ:


1. Г.А. Гаджиев, С.Г. Пепеляев. Предприниматель. Налогоплательщик. Государство.
(Правовые позиции Конституционного Суда Российской Федерации). М., 1998.
2. Г.А. Гаджиев. Об особенностях конституционно-правового истолкования норм
гражданского права. / Закон. 2009, № 9.
3. Г.А. Гаджиев. Конституционные принципы и конституционная политика в Российской
Федерации. СПб. 2009.
4. Г.А. Гаджиев. Об экономической эффективности, правовой этике и доверии к
государству. / Журнал российского права, 2011, № 12.
5. Г.А. Гаджиев. Принципы права и право из принципов. / Сравнительное
конституционное обозрение. 2008, № 2. С. 22-46.

48
ISCIENCE.IN.UA «Актуальные научные исследования в современном мире»
Выпуск 1(69) ч. 9 ISSN 2524-0986
УДК 343.9:351(575.2)(043.3)
Алымбеков Бактыбек Маданбекович
доктор юридических наук
Учебно-научно-производственный комплекс
Международного университета Кыргызстана
(Бишкек, Кыргызстан)

СОДЕРЖАНИЕ И СУЩНОСТЬ ПРИНЦИПОВ ПРАВООХРАНИТЕЛЬНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ


ОРГАНОВ ВНУТРЕННИХ ДЕЛ КЫРГЫЗСКОЙ РЕСПУБЛИКИ

Аннотация. В статье рассмотрены содержание и сущность принципов,


совершенствования правоохранительной деятельности органов внутренних дел
Кыргызской Республики.
На основе анализа норм международного права и национального
законодательства разработаны принципы, направленные на совершенствование
правоохранительной деятельности органов внутренних дел в сфере противодействия
преступности, охране общественного порядка и защите основных прав и свобод
человека и гражданина. Статья посвящена научной проблеме регулирования
правоохранительной деятельности органов внутренних дел в интересах
совершенствования и развития ее правовых и организационных основ. Автором
предлагаются пути их совершенствования, определено соответствие потребностям
практической работы, выявлены существующие пробелы в регламентации
правоохранительной деятельности органов внутренних дел.
Ключевые слова. Принципы, совершенствование, правоохранительная
деятельность, органы внутренних дел, организационные основы, охрана общественного
порядка, борьба с преступностью.

Alymbekov Baktybek Madanbekovich


Doctor of Law
Educational scientifically production complex of the
International university of Kyrgyzstan
(Bishkek, Kyrgyzstan)

THE CONTENT AND ESSENCE OF THE PRINCIPLES OF LAW ENFORCEMENT


OF THE INTERNAL AFFAIRS BODIES OF THE KYRGYZ REPUBLIC

Annotation. The article discusses the content and essence of the principles of
improving the law enforcement activities of the internal affairs bodies of the Kyrgyz Republic.
On the basis of an analysis of international law and national legislation, principles have been
developed to improve the law enforcement of internal affairs bodies in the areas of crime
prevention, public order protection and protection of the fundamental rights and freedoms of
the individual and citizen. The article focuses on the scientific problem of regulating law
enforcement of internal affairs bodies in order to improve and develop its legal and
organizational frameworks.
49
«Актуальные научные исследования в современном мире» ISCIENCE.IN.UA
Выпуск 1(69) ч. 9 ISSN 2524-0986
The author proposes ways to improve them, identifies compliance with the needs of
practical work, identified existing gaps in the regulation of law enforcement of internal affairs
bodies.
Keywords. Principles, improvement, law enforcement, internal affairs, organizational
foundations, public order protection, fight against crime.

Совершенствование правоохранительной деятельности органов внутренних дел


должно начинаться с приведения органов внутренних дел в состояние, позволяющее
обеспечить надежную защиту интересов и безопасности личности, общества и
государства от преступных посягательств, восстановление доверия населения, доведение
результатов деятельности органов внутренних дел до социально-одобряемого уровня,
восстановление и поддержание должного общественного престижа органов внутренних
дел путем дальнейшего совершенствования всех видов деятельности ОВД.
Средства, силы, методы, тактика их использования, цели, система, структура,
задачи правоохранительной деятельности органов внутренних дел могут меняться, но в
основе лежат ее принципы, отражающие сущность и исходные начала. Такими началами
выступают принципы, в совокупности образующие фундамент, на основе которого
совершенствуется правоохранительная деятельность органов внутренних дел.
Принципы – «это исходные, определяющие идеи, положения, установки, которые
составляют нравственную и организационную основу возникновения, развития и
функционирования права. Принципы есть то, на чем основаны формирование, динамика
и действие права, что позволяет определить природу данного права как
демократического или, напротив,
Принципы реформы правоохранительной деятельности органов внутренних дел
- это основополагающие начала, выраженные в нормах законодательных актов,
отражающие убеждения и взгляды общества в лице его законодательных и
исполнительных органов на сущность, цели и задачи в процессе осуществления
правоохранительной деятельности органами внутренних дел по защите прав и свобод
личности и противодействии преступности и правонарушениям.
Согласно теории права авторы считают целесообразным, разделит принципы
реформы правоохранительной деятельности на основные, на принципы организации и
на отраслевые.
К основным принципам реформы правоохранительной деятельности органов
внутренних дел, отнести: принцип конечности реформы; принцип прозрачности и
публичности процесса реформы правоохранительной деятельности органов внутренних
дел; принцип взаимозависимости реформирования органов внутренних дел и реформ в
иных сферах жизнедеятельности; принцип анализа и учета современных стандартов
деятельности органов внутренних дел и ее реформы в других государствах.
К принципам организации реформы правоохранительной деятельности органов
внутренних дел, отнести: принцип разделения функций и исключения дублирующих
функций (принцип взаимоконтроля, оптимизация); принцип демилитаризации
правоохранительных органов; принцип аполитичности органов внутренних дел; принцип
прокурорско-судебного контроля; принцип общественного участия в деятельности
органов внутренних дел.
50
ISCIENCE.IN.UA «Актуальные научные исследования в современном мире»
Выпуск 1(69) ч. 9 ISSN 2524-0986
К отраслевым принципам по мнению автора относятся: принцип полноты прав и
обязанностей (полномочий); принцип юридической гарантированности, принцип
единства прав и обязанностей и принцип динамизма.
Принцип конечности реформы, подразумевает постепенность реформы с
предписанием сроков и прогнозируемых итогов. Первый этап – активные перемены,
прочерчиваемые в небольшой период. Второй этап - оценка внедренных изменений
(полученных результатов). Третий этап – введение требуемых поправок с учетом
полученных итогов и анализ внедренных изменений.
Принцип прозрачности и публичности процесса реформы правоохранительной
деятельности органов внутренних дел, предполагает формирование различных
механизмов, поддерживающих открытое общественное обсуждение на протяжении
всего периода реформирования. Параметры обсуждения и принятия решений должны
позволять общественности принимать непосредственное и опосредованное содействие в
обсуждении хода реформы на разных ее этапах, обладать возможностью донести до
правительства собственные ожидания и предложения по данной проблеме, обладать
возможностью контролировать учет общественного запроса к реформе органов
внутренних дел.
Принцип взаимозависимости реформы правоохранительной деятельности
органов внутренних дел, и реформ в иных сферах жизнедеятельности, реформирование
органов внутренних дел совершается в рамках коррекции уголовной политики страны с
учетом развития гражданского общества, государственного управления и состояния
экономики.
Принцип анализа и учета современных стандартов деятельности органов
внутренних дел и ее реформы в других государствах, при реформировании органов
внутренних дел учитывается опыт других государств, в том числе и тех, в которых недавно
прошли соответствующие реформы.
Принцип разделения функций и исключения дублирующих функций (принцип
взаимоконтроля, оптимизация): четко разделены функции между различными
государственными органами, из-под ответственности органов внутренних дел
исключены функции, дублирующие компетенцию других ведомств. То же самое
относится к разделению функций различных подразделений органов внутренних дел.
В целях реализации данного принципа необходимо решить следующие задачи:
- закрепить за органами внутренних дел оперативно-розыскную функцию,
производство по делам об административных правонарушениях, дознание, ускоренную
форму досудебной подготовки материалов, производство следствия.
- возложить функции проверок законности разных видов деятельности
исключительно на специальные государственные органы.
Принцип демилитаризации правоохранительных органов, демилитаризация
милиции будет способствовать формированию среди сотрудников органов внутренних
дел чувства сопричастности обществу и сокращению социальной дистанции между
гражданами и сотрудниками органов внутренних дел, что позволит преодолеть кризис
доверия между обществом и органами внутренних дел, а также повысить гарантии
соблюдения прав граждан и самих сотрудников. Реализация данного принципа
потребует внесения изменений в ряд нормативных правовых актов.
51
«Актуальные научные исследования в современном мире» ISCIENCE.IN.UA
Выпуск 1(69) ч. 9 ISSN 2524-0986
Принцип аполитичности органов внутренних дел, независимость действий
органов внутренних дел от вызванных политической целесообразностью распоряжений
должностных лиц и партийных лидеров обеспечивается введением публичного порядка
назначения (выборов) и освобождения от должности руководителей органов внутренних
дел, в том числе их ротаций.
Принцип прокурорско-судебного контроля, подразумевает унификацию порядка
обжалования действий сотрудников органов внутренних дел, связанных с применением
Закона Кыргызской Республики «Об оперативно-розыскной деятельности», в порядке,
предусмотренном УПК Кыргызской Республики.
Принцип общественного участия в деятельности органов внутренних дел
подразумевает выработку и реализацию механизмов участия общественности как в
постановке задач для органов внутренних дел, так и в оценке их исполнения.
Принцип полноты прав и обязанностей (полномочий) состоит в том, что
государством обеспечивается гарантируемый комплекс прав и обязанностей
(полномочий) субъектам, участвующим в осуществлении реформы. Полномочия (права
и обязанности) поддерживаются государством в неразрывном единстве с
соответствующими функциями субъектов по реализации реформы правоохранительной
деятельности органов внутренних дел. Данный принцип также состоит в том, что
государством закрепляются те права и обязанности (полномочия), которые отвечают
уровню развития правоотношений в рассматриваемой сфере и могут быть в этой сфере
реализованы.
Права и обязанности (полномочия) участников реализации реформы
правоохранительной деятельности органов внутренних дел, должны соответствовать
общепризнанным принципам и нормам затрагивающие права и свободы
человека [1, с. 11]. Существенную роль в обеспечении принципа полноты прав и
обязанностей (полномочий) субъектов участвующих в реализации реформы
правоохранительной деятельности органов внутренних дел, играют положения
конституции как акта высшей юридической силы, а также ее нормы, закрепляющие
основные права и свободы личности. Также здесь следует сказать о нормах
международных правовых актов, что в определенной мере привносит позитив,
воздействуя на нормы национальной правовой системы и совершенствуя ее. Среди них
можно отметить ряд международных правовых актов о правах человека, имеющих
непосредственное отношение к правоохранительной деятельности органов внутренних
дел в сфере противодействия преступлениям и правонарушениям. В частности,
положения Международного пакта о гражданских и политических правах, Европейской
конвенции о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 г. [2, с. 539],
Конвенции СНГ о правах и основных свободах человека от 26 мая 1995 г. [3, с. 711].
Следующим отраслевым принципом реформы правоохранительной
деятельности органов внутренних дел, является принцип единства их прав и
обязанностей. В основе данного принципа лежит сочетание общественных
(государственных) и личных интересов. Принцип единства прав и обязанностей в
значительной мере исходит из конституционного принципа – «уважения прав человека и
его свобод, в соответствии с которым необходимо: а) уважать основные права и свободы
всех лиц, находящихся на их территориях; б) не допускать дискриминации по признакам
52
ISCIENCE.IN.UA «Актуальные научные исследования в современном мире»
Выпуск 1(69) ч. 9 ISSN 2524-0986
пола, расы, языка и религии; в) содействовать всеобщему уважению прав человека и
основных свобод и сотрудничать друг с другом в достижении этой цели» [4].
Вместе с тем, государство в ходе реформы правоохранительной деятельности
органов внутренних дел не должно допускать какого-либо доминирования интересов
общества перед интересами личности и, наоборот, превалирования интересов личности
перед интересами общества. Единство прав и обязанностей как принцип означает
сочетание интересов личности и государства (общества). « Данный принцип реализуется
в единстве личных и государственных интересов, в их реализации в строгом соответствии
с правовыми нормами» [5, с. 112]. Окончательное решение вопросов единства прав и
обязанностей личности и государства, совмещение их интересов – сложная задача,
которая требует отдельного исследования.
Государство, выступая субъектом реформы всей правоохранительной системы
страны, в общем, и в частности органов внутренних дел, направляет деятельность своего
аппарата на осуществление реформ при неукоснительном соблюдении прав и свобод
человека. Одновременно с этим права и свободы личности, их охрана и защита
выступают условием для осуществления названной деятельности. Следует согласиться с
Н.В. Витруком, утверждающим, что «юридически закрепленные права, свободы,
обязанности личности своим содержанием выражают и воплощают единство и сочетание
общественных и личных интересов» [6, с. 35].
Принцип единства прав и обязанностей субъектов, участвующих в реализации
реформы правоохранительной деятельности органов внутренних дел, также может
заключаться как в исполнении личностью обязанности перед государством, так и
государством – нести определенные обязанности перед личностью. При этом личность
имеет права по отношению к государству, также как и государство обладает правом
касательно личности.
Существенную роль в обеспечении, реализации реформы правоохранительной
деятельности органов внутренних дел играют специальные юридические гарантии.
Разновидностью юридических гарантий, непосредственно предназначенных для
претворения в жизнь реформы правоохранительной деятельности органов внутренних
дел, являются конституционные гарантии. Они, прежде всего, обеспечивают субъектам,
участвующим в реформе правоохранительной деятельности органов внутренних дел
возможность фактически реализовывать возложенные на них обязанности и
использовать предоставленные права. В частности, государственным органам и
должностным лицам такие гарантии обеспечивают возможность выполнять свои
обязанности и использовать права для достижения целей и задач реформы. Таким
образом, можно говорить о юридической гарантированности, как о принципе, влияющем
на реформу правоохранительной деятельности органов внутренних дел.
Не корректно было бы говорить о том, что юридические гарантии основным
назначением имеют лишь эффективное осуществление прав и обязанностей
должностными лицами компетентных государственных органов. Существенное значение
имеет направленность таких гарантий на дальнейшее развитие, совершенствование и
обогащение прав и обязанностей всех субъектов реформы правоохранительной
деятельности органов внутренних дел. Это обусловливает то, что принцип юридической
гарантированности субъектов, участвующих в реформе правоохранительной
53
«Актуальные научные исследования в современном мире» ISCIENCE.IN.UA
Выпуск 1(69) ч. 9 ISSN 2524-0986
деятельности органов внутренних дел, связан не только с юридическими гарантиями,
обеспечивающими фактическую реализацию прав и обязанностей данных субъектов, но
и последовательным их совершенствованием в соответствии с эволюцией норм
национального законодательства.
Существенным принципом реформы правоохранительной деятельности органов
внутренних дел является принцип динамизма. Известно, что реформа
правоохранительной деятельности органов внутренних дел находится в тесной связи с
развитием общественных отношений в области противодействия преступности и
правонарушениям, с эволюцией международных норм и историческими этапами жизни
общества и государства. Анализируя исторические этапы развития правоохранительной
деятельности органов внутренних дел, несложно проследить, что главными источниками
права, которые регламентировали данный институт, являлись межгосударственные
договоры, заключение которых обусловливалось реальной действительностью, когда
государственные механизмы были бессильны в борьбе с преступностью, выходящей на
международный уровень. Все иные внеправовые меры, предпринимаемые
государствами в этих целях, показали, что эффективность борьбы с международной
преступностью, в значительной мере зависит от консолидации усилий государств на
договорной основе. В.М. Волженкина по этому поводу справедливо указывает, что
«осуществление сотрудничества государств на указанной основе «является наиболее
эффективным средством, способным удовлетворить интересы как мирового сообщества
в целом, так и отдельных стран»» [7, с. 4].
Таким образом, рассмотренные принципы, лежащие в основе реформы
правоохранительной деятельности органов внутренних дел, в определенной мере
способствуют эффективной ее реализации.

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ:


1. Табалдиева В.Ш. Концептуальные вопросы реформирования уголовного
судопроизводства Кыргызской Республики. – Б.: 2013. С. 11.
2. Карташкин В.А., Лукашева Е.А. Международные акты о правах человека. Сборник
документов. – М., 1998. С. 539
3. Международные акты о правах человека. Сборник документов. - М., 1998. С. 711
4. Григорьева О.Г. Теоретические основы международной правовой помощи по
гражданским делам в юридической науке советского государства [Электронный
ресурс] / http://www.e-notabene.ru/wl/article_344.html#2 (дата обращения
17.03.2017).
5. Шадрин В.С. Обеспечение прав личности при расследовании преступлений. – М.,
2000. С. 112
6. Витрук Н.В. Правовой статус личности в СССР. – М., 1985. С. 35
7. Волженкина В.М. Выдача в российском уголовном процессе. – М., 2002. С. 4

54
ISCIENCE.IN.UA «Актуальные научные исследования в современном мире»
Выпуск 1(69) ч. 9 ISSN 2524-0986
УДК 347.963:342.56 (575.2)(043.3)
Алымбеков Бактыбек Маданбекович
доктор юридических наук
Учебно-научно-производственный комплекс
Международного университета Кыргызстана
(Бишкек, Кыргызстан)

ПОНЯТИЕ И НАЗНАЧЕНИЕ ПРАВООХРАНИТЕЛЬНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ОРГАНОВ


ВНУТРЕННИХ ДЕЛ КЫРГЫЗСКОЙ РЕСПУБЛИКИ
Аннотация. В данной статье автор раскрывает понятие и содержание
правоохранительной деятельности органов внутренних дел Кыргызской Республики. В
настоящее время в Кыргызстане претворяются в жизнь задачи, связанные с
формированием демократического правового государства, созданием эффективной
системы социального управления. В указанных целях осуществляются реформы, в том
числе судебная реформа и реформа правоохранительных органов и их деятельности.
Правоохранительную деятельность в целом осуществляют различные
правоохранительные органы, которые составляют самостоятельную группу органов
государства, имеющих свои конкретные задачи, куда относятся органы внутренних дел.
Вместе с тем, постоянный рост недовольства населения работой органов
внутренних дел привело к пересмотру новой социальной роли органов внутренних дел,
выработке новой концепции функционирования данной государственной структуры,
переосмысления принципов ее взаимоотношений с личностью, необходимости
пересмотра существующих основ организации их деятельности, как следствие развития
демократических процессов, имеющих своей целью, формирование в республике
правовой государственности.
Ключевые слова: Правоохранительная деятельность, органы внутренних дел,
общественный порядок, борьба с преступностью, безопасность личности,
совершенствование.
Alymbekov Baktybek Madanbekovich
Doctor of Law
Educational scientifically production complex of the
International university of Kyrgyzstan
(Bishkek, Kyrgyzstan)
THE CONCEPT AND PURPOSE OF LAW ENFORCEMENT ACTIVITIES
OF THE INTERNAL AFFAIRS BODIES OF THE KYRGYZ REPUBLIC
Annotation. In this article, the author reveals the concept and content of law
enforcement activities of the internal affairs bodies of the Kyrgyz Republic. Kyrgyzstan is now
in the process of establishing a democratic rule of law and establishing an effective system of
social governance.
Reforms, including judicial reform and reform of law enforcement agencies and their
activities, are being implemented for these purposes. Law enforcement activities are generally

55
«Актуальные научные исследования в современном мире» ISCIENCE.IN.UA
Выпуск 1(69) ч. 9 ISSN 2524-0986
carried out by various law enforcement agencies, which form an independent group of state
bodies with their own specific tasks, which include the internal affairs authorities.
At the same time, the constant increase in public dissatisfaction with the work of the
internal affairs bodies led to a revision of the new social role of the internal affairs bodies, the
development of a new concept of the functioning of this state structure, a rethinking of the
principles of its relationship with the individual, the need to revise the existing foundations of
the organization of their activities, as a consequence of the development of democratic
processes aimed at forming a legal statehood in the republic.
Keywords: Law enforcement, internal affairs, public order, crime control, personal
security, improvement.
В соответствии с Законом Кыргызской Республики «Об органах внутренних дел»
- органы внутренних дел Кыргызской Республики являются государственным
вооруженным правоохранительным органом, осуществляющим исполнительно-
распорядительные функции по обеспечению общественного порядка, безопасности
личности, общества и борьбе с преступность [1].
К органам внутренних дел как одному из компонентов системы государственного
управления относятся общественные отношения регулирующие охрану прав и свобод
человека и гражданина, обеспечения общественной безопасности [2].
Министерство внутренних дел Кыргызской Республики входит в систему
правоохранительных органов, осуществляет в пределах своей компетенции
государственное управление в области защиты прав и свобод человека и гражданина,
обеспечения общественного порядка и безопасности, борьбы с преступностью.
Руководство органами внутренних дел осуществляет Министр внутренних дел
Кыргызской Республики, назначаемый на должность и освобождаемый от должности в
соответствии с законодательством Кыргызской Республики. Министр внутренних дел
подчиняется Премьер-министру и несет персональную ответственность за свою
деятельность перед Правительством Кыргызской Республики.
«Единую систему органов внутренних дел составляют Министерство внутренних
дел Кыргызской Республики, подчиненные ему управления внутренних дел областей,
городов Бишкек и Ош, подразделения на транспорте, городские, районные, районные в
городах, айыльные подразделения органов внутренних дел, а также особые и режимные
объекты, учебные заведения, учреждения и организации» [3, с. 34].
Основными задачами правоохранительной деятельности органов внутренних дел
являются: обеспечение общественного порядка, безопасности личности и общества;
борьба с преступностью; осуществление мер по выявлению, предупреждению,
пресечению, раскрытию преступлений и правонарушений, расследованию уголовных дел
в пределах своей компетенции; исполнение административных взысканий в пределах
компетенции; осуществление контрольно-разрешительных и лицензионной
деятельности мер в сфере законного оборота гражданского оружия у населения, а также
обеспечение безопасности движения. Правоохранительная деятельность органов
внутренних дел всегда была предметом научных интересов как зарубежных, так и
отечественных исследователей.

56
ISCIENCE.IN.UA «Актуальные научные исследования в современном мире»
Выпуск 1(69) ч. 9 ISSN 2524-0986
Вместе с тем содержание работ указанных ученых и исследователей
обусловливалось предметом исследования, который затрагивал преимущественно
собственно общетеоретические, организационные, уголовные, уголовно-процессуальные
либо криминалистические аспекты, так или иначе касающиеся проблемы
совершенствования правоохранительной деятельности органов внутренних дел. Вместе
с тем, фактический и нормативно-правовой материал, использовавшийся в данных
работах, на сегодняшний день претерпел определенные изменения, которые оказывают
существенное влияние на содержание исследования.
В связи со сказанным назрела необходимость системного исследования и
анализа правоохранительной деятельности органов внутренних дел с целью выработки
предложений и рекомендаций для ее реформы.
Органы внутренних дел в соответствии с законодательством осуществляют
административную, оперативно-розыскную, криминалистическую и уголовно-
процессуальную деятельность; осуществляют комплекс мер по выявлению,
предупреждению, пресечению и раскрытию преступлений, регистрирует информацию о
них; осуществляет регистрацию и поиск лиц без вести пропавших, установление личности
неопознанных трупов; а также осуществляет розыск и задержание лиц скрывшихся от
следствия, дознания и суда либо от отбывания назначенного наказания; организовывает
меры по выявлению, предупреждению и пресечению преступлений в органах
государственной власти и местного самоуправления, а также осуществляет борьбу с
незаконным оборотом наркотиков, оружия, незаконными преступными
формированиями; организует деятельность органов внутренних дел по выдаче или
отзыву специальных разрешений на занятие определенными видами деятельности,
производствами, работами, а также по контролю за осуществлением видов деятельности,
производств, работ, услуг, контролирует соблюдение правил приобретения, хранения,
перевозки взрывчатых, сильнодействующих, химических, ядовитых,
наркотикосодержащих и других веществ, предметов и материалов, оружия и
боеприпасов, открытие и функционирование объектов по перечням, определяемым
законодательством; оказывает неотложную помощь лицам, пострадавшим от
правонарушений и несчастных случаев, а также лицам, находящимся в беспомощном
состоянии; осуществляет комплекс мер по обеспечению безопасности в отношении
свидетелей, потерпевших и других участников уголовного процесса в соответствии с
установленным законом порядком; осуществляет на договорной основе охрану объектов,
имущества юридических и физических лиц; осуществляет производство об
административных правонарушениях, в том числе осуществляет и устанавливает в
соответствии с законодательством административный надзор; принимает участие в
проведении карантинных мероприятий, содействует природоохранным органам в
охране окружающей среды, природных ресурсов и животного мира; участвует в
соответствии с законодательством в обеспечении и соблюдении правого режима
чрезвычайного или военного положения в случае их введения на территории государства
или отдельных местностях; организует работу изоляторов для временного содержания
задержанных и заключенных под стражу лиц, конвойных подразделений, специальных
приемников - распределителей и т.д.

57
«Актуальные научные исследования в современном мире» ISCIENCE.IN.UA
Выпуск 1(69) ч. 9 ISSN 2524-0986
Однако, не смотря на то, что на органы внутренних дел возложено большое
количество функций и задач в сфере обеспечения безопасности личности и общества,
поддержания общественного порядка и борьбы с преступностью его деятельность
требует определенных изменений в целях оптимизации и повышения эффективности
результатов его работы.
За последние годы система ОВД неоднократно подвергалась к сокращениям
отдельных практических служб МВД, вместе с тем количество тех же участковых
инспекторов милиции, из расчета на 10000 населения, сравнительно меньше, чем в ряде
других стран, например в Японии, один участковый на 60-70 человек населения в
отдельных регионах. Важно также чтобы органы внутренних дел не были инструментом
для решения разнообразных социальных и других проблем, таких как освещение домов,
исправная работа котельных, отлов бродячих собак, функции ветеринарных служб.
Это не самым лучшим образом сказывается на эффективности её основной
деятельности. В условиях беспрецедентного роста преступности, особенно её
организованных форм, усилия органов внутренних дел должны быть направлены на
противодействие ей, а не распыляться по другим направлениям, что требует предельной
мобилизации сил и средств, высокого профессионализма и ответственности.
Необходимо законодательно закрепить принцип презумпции доверия сотруднику ОВД.
Системные недостатки в деятельности правоохранительных органов негативно влияют
на социально-экономическое развитие Кыргызской Республики, не обеспечивают
верховенства закона и справедливости, а также создают противоречия и конфликты как
внутри самой системы, так и в обществе.
По отношению к понятию правоохранительная деятельность есть разные мнения,
например Сманалиев К.М. считает, что «правоохранительная деятельность – это вид
государственной деятельности. К ее существенным признакам можно отнести
следующие. Во-первых, она направлена на охрану и защиту права. Во-вторых, эта
деятельность осуществляется не любым способом, а с помощью юридических мер
воздействия» [4, с. 6]. С данным определением можно согласиться, но вместе с тем автор
считает его не полным.
На основании изложенного автором делается вывод о том, что
правоохранительная деятельность органов внутренних дел – это регламентированная
национальным законодательством вид государственной службы должностных лиц,
осуществляющих функции по обеспечению безопасности, законности и правопорядка, по
борьбе с преступностью, по защите прав и свобод человека и гражданина, которая
характеризуется реальным уровнем соблюдения законности, обеспечения и реализации
субъективных прав, соблюдения юридических обязанностей всеми гражданами,
органами и организациями.
Назначение правоохранительной деятельности органов внутренних дел:
- выявление, предупреждение, пресечение правонарушений, раскрытие
преступлений, а также выявление и установление лиц, их подготавливающих,
совершающих или совершивших;
- осуществление розыска лиц, скрывающихся от органов дознания,
предварительного следствия и суда, уклоняющихся от уголовного наказания, а также
розыска без вести пропавших;
58
ISCIENCE.IN.UA «Актуальные научные исследования в современном мире»
Выпуск 1(69) ч. 9 ISSN 2524-0986
- добывание информации о событиях или действиях, создающих угрозу
государственной экономической или экологической безопасности Кыргызской
Республики;
- правильное и быстрое рассмотрение и разрешение административных и
уголовных дел и иных подведомственных правоохранительным органам вопросов;
- укрепление законности и правопорядка;
- предупреждение совершения преступлений и иных правонарушений;
- правовое и нравственное воспитание граждан, бережного отношения к
институту собственности, уважения к правам (свободам), чести и достоинству других лиц.
А также сотрудники органов внутренних дел участвуют в деятельности по
поддержанию или восстановлению международного мира и безопасности. В настоящее
время определенное число сотрудников выполняют миротворческие миссии.
МВД Кыргызской Республики - как многоотраслевой орган исполнительной
власти, выполняя правоохранительные функции, занимает особое место в механизме
осуществления защиты прав и свобод человека. «Это объясняется в первую очередь тем,
что в современных условиях становления государственности происходит усиление
социальной функции органов внутренних дел, которые не только защищают, но и
обеспечивают реализацию прав и свобод человека и гражданина» [5, с. 13]. При этом
обеспечение прав и свобод органами внутренних дел осуществляется как в
правоприменительной, так и в нормотворческой деятельности, которая является
неотъемлемой частью системы правового регулирования в государстве в целом.
Совершенствование правоохранительной деятельности органов внутренних дел
по предупреждению и раскрытию преступлений - актуальнейшая задача, стоящая перед
исполнительной властью. Имеющиеся организационные и тактические формы и методы
перестали в полной мере соответствовать потребностям объективной действительности.
Одной из причин такой ситуации является недостаточная разработанность положений
правовых вопросов, на основе которых должны приниматься решения по дальнейшему
совершенствованию правоохранительной деятельности органов внутренних дел.

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ:


1. Конституция Кыргызской Республики (принята всенародным голосованием 27 июня
2010 г.). Бишкек. Басма, 2010.
2. Закон Кыргызской Республики от 11 января 1994 года № 1360-XII «Об органах
внутренних дел Кыргызской Республики».
3. Раимбердиев Р.Р. Управление подразделениями МВД Кыргызской Республики,
осуществляющими борьбу с организованной преступностью: дисс... канд. юрид.наук.
– М., 2009. – 219 с.
4. Сманалиев К.М. Правоохранительные органы в Кыргызской Республике: Учебник, -
Б.: Академия, 2009. – 256 с.
5. Джафаров А.М. Международно-правовые основы реформирования органов
прокуратуры Азербайджанской Республики. Автореф. дисс… докт. юрид. наук.- М.,
2008. С. 13.

59
«Актуальные научные исследования в современном мире» ISCIENCE.IN.UA
Выпуск 1(69) ч. 9 ISSN 2524-0986
УДК 342.1
Артыкбаев Гыламидин Урустамович
Баткенский государственный университет, старший преподаватель
(Баткен, Кыргызстан),
Кулдышева Гулсара Кенжеевна
Ошский государственный университет доктор юридических наук профессор
(Ош, Кыргызстан)

НЕКОТОРЫЕ АКТУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ СВЯЗАННЫЕ С ПОНЯТИЕМ ТЕРРИТОРИИ

Аннотация. В статье рассматривается возникновение категории территории в


Кыргызской Республике, ее становление как самостоятельной правовой категории,
эволюция регулирования на законодательном уровне, правовых аспектов понятийного
аппарата и определение его сущности и актуальные вопросы ее исследования.
Ключевые слова: Граница, территория, Конституция, Кыргызская
Республика,приграничная территория, безопасность.

Артыкбаев Гыламидин Урустамович


Баткен мамлекеттик университети, улук окутуучу
(Баткен, Кыргызстан),
Кулдышева Гулсара Кенжеевна
Ош мамлекеттик университети, юридикалык илимдердин доктору, профессор
(Ош, Кыргызстан)

АЙМАК МЕНЕН БАЙЛАНЫШКАН ТҮШҮНҮКТЪРДҮН КЭЭ БИР АКТУАЛДУУ СУРООЛОРУ

Аннотация. Бул макалада Кыргыз Республикасындагы аймак категориясынын


пайда болушу, анын өнүгүшүү өз алдынча укуктук категория катары калыптанышы,
мыйзамдык дэңгээлинде жөнгө салуу эволюциясынын, түшүнүк аппаратын укуктук
жактары изилдөөгө алынып анын маани-маңызы мүнөздүү белгилерин аныктоонун
актуалдуу суроолору каралган.
Түйүндүү сөздөр: Чек ара, аймак, мыйзам, Конституция, Кыргыз Республикасы,
чек арага жакын аймак, коопсуздук.

Artykbaev Gylamidin Urustamovich


Batken State University, Senior Lecturer
(Batken, Kyrgyzstan),
Kuldysheva Gulsara Kenzheevna
Osh State University, Doctor of Law, Professor
(Osh, Kyrgyzstan)

Abstract. The article examines the emergence of the category of territory in the Kyrgyz
Republic, its formation as an independent legal category, the evolution of regulation at the

60
ISCIENCE.IN.UA «Актуальные научные исследования в современном мире»
Выпуск 1(69) ч. 9 ISSN 2524-0986
legislative level, legal aspects of the conceptual apparatus and the definition of its essence
and topical issues of its research.
Keywords: Border, territory, Constitution, Kyrgyz Republic, border area, security.

Мамлекеттин аймагынын бүтүндүгүн сактоо проблемасы өнүгүүнүн азыркы


этабында, айрыкча, СССР кулагандан кийинки мезгилде өзгөчө маанилүү жана
артыкчылыктуу, себеби, 1991-жылдан тартып ушул күнгө чейин Кыргыз Республикасында
чектеш мамлекеттер менен жаңы чек аралар түзүлүүдө, алардын көпчүлүгү эл аралык
укуктук өңүттө тиешелүү түрдө таризделбестен, аларды делимитациялоо жана
демаркациялоо процесси ушул кезге чейин создугуп келүүдө.
Ар кандай мамлекеттердин коопсуздугун жана өз ара пайдалуу кызматташуусун
камсыздоо зарылдыгы аймактын коомдук өнүгүүнүн азыркы талаптарына жооп берүүчү,
бүтүндөй жана объективдүү илимий-укуктук концепциясын иштеп чыгууну талап
кылууда.
Негизинен Борбор Азия мейкиндигинин аймагында туруксуздуктун өсүшү жана
чөлкөмдөгү калктын көпчүлүк бөлүгүнүн жашоо деңгээлинин катастрофалуу түрдө
төмөндөшү түрдүү социалдык маселелрди жаратууда. Бул проблеманын социалдык,
экономикалык, тарыхый-маданий жана башка аспектилеринин ичинен кыргыз
мамлекеттүүлүгүнүн аймактык факторлору өзгөчө мааниге ээ.
Аймакты ар кандай мамлекеттин негизги белгилеринин бири катары кароо
менен, негизги маселе СССР кулагандан кийин айрым ички административдик чек
аралар мамлекеттик болуп калгандыгында тургандыгын белнгилөө зарыл. Укук
таануунун теоретиктери менен практиктеринин мамлекеттин аймагы маселесине болгон
өзгөчө кызыгуусу мамлекеттик-укуктук жана эл аралык-укуктук өнүгүүнүн объективдүү
муктаждыктары менен шартталган. Анткени мамлекеттик аймак маселесин илимде
теориялык жактан иштеп чыгуунун жана түшүнүүнүн азыркы деңгээли Кыргызстандын
ички жана тышкы саясатын баамдуу калыптандыруу муктаждыктарына тиешелүү
деңгээлде төп келбейт, анын оперативдүү иш-аракетиндеги улуттук-мамлекеттик
кызыкчылыктарын эсепке алууну камсыздай албайт.
Кыргыз Республикасынын 2010-ж. Конституциясынын 1-беренесинде) [1]
аныкталгандай, Кыргыз Республикасынын толук мамлекеттик бийлиги ички жана тышкы
саясат өз алдынча жүргүзүлгөн өзүнүн аймагында жүргүзүлөт. Ошондой эле,
Конституциянын 8-беренеси аныктагандай, Кыргыз Республикасынын азыркы чек
арасындагы аймагы бүтүн жана кол тийгис. Мамлекетти башкарууну жана жергиликтүү
өзүн өзү башкарууну уюштуруу үчүн Кыргызстандын аймагы мыйзамда аныкталган
администрациялык-аймактык бирдиктерге бөлүнөт.
Ушул конституциялык нормалардын келип чыккандай, аймак категориясын
аныктоонун укуктук негизи бул түшүнүктүн мазмунун тиешелүү деңгээлде камтыган эмес.
Башкача айтканда, Кыргыз Республикасынын өлкө ичинде мамлекеттик бийлик
жүргүзүлүүчү аймагынын мейкиндик чектери аныкталган эмес.
Мамлекеттин формуласы «аймак», «мамлекеттик бийлик» жана «калк» сыяктуу
үч түшүнүктүк категориядан түзүлөт. Мамлекет жөнүндөгү окууда төмөнкүгө басым
жасалат: «конкреттүү мамлекет жөнүндө сөз болгондо, белгилүү бир аймактын, калктын,
бийликтин биримдиги эске алынат»[2.с.192].
61
«Актуальные научные исследования в современном мире» ISCIENCE.IN.UA
Выпуск 1(69) ч. 9 ISSN 2524-0986
Ошондой эле, мамлекет менен аймактын катышы жөнүндөгү маселени кароо
менен, И.П.Трайнин мамлекетти бийлик менен гана байланыштырбоо керектигин
тааныйт, анткени мамлекет аймаксыз жашай албайт [3, с. 638]
Азыркы окумуштуулардын изилдөөлөрүндө аймак түшүнүгү бир топ башкача
өңүттө каралат. Мисалы, «мамлекеттин аймагы – бул ошол мамлекетке тиешелүү жана
анын гана бийлигинде турган, жер шарынын кургактык менен суунун үстүндөгү
мейкиндигинин бир бөлүгү», - деп аныкталат [4, с. 115]. Бул контекстте мамлекеттин
аймагынын эл аралык-укуктук аспектиси гана эске алынган.
Укук колдонуунун ата мекендик практикасында чек арага жакын аймактарга
байланышкан маселелер бир катар укуктук, программалык документтерде
чагылдырылган, мында өлкөнүн ушул чөлкөмдөрүндөгү улуттук кызыкчылыктары да
аныкталган. Ошого карабастан, чек арага жакын аймактарды өнүктүрүүнүн теориялык
жана методологиялык аспектилеринин жалпыга таанымал жолдору азырынча
концептуалдык деңгээлде иштелип чыга элек.
Бул проблема чек арага жакын аймактардын регрессиялуу түрдө артта калуусу
уланып жаткандыгы менен да тереңдөөдө, бул аймактарда экономикалык мейкиндиктин
төмөн деңгээли сакталып, мунун өзү регионалдык өнүгүүнүн наыйжалуулугун
төмөндөтүп жатат. Ушуга байланыштуу чек арага жакын аймактарды натыйжалуу
өнүктүрүү маселесин чечүү жайылтылган, теориялык планда негиздүү концепциянын
болушун көздөйт, анын борбордук элементи болуп борбор менен перифериянын
кызыкчылыктарынын балансы катары чек арага жакын аймактын парадигмасын
системалуу түрдө аныктоо эсептелүүгө тийиш. Бул концепция өлкөнүн чек арага жакын
аймактарын өнүктүрүүнүн макулдашылган стратегиясын иштеп чыгууда негиө болуусу
керек.
Ошону менен бирге теориялык изилдөөдө басымды башка нерсеге жасоо
зарылдыгы менен кошо теория менен укук колдонуу практикасынын ортосундагы
ажырымды жок кылуу маанилүү. Ушул мааниден алып караганда изилдөөнүн алкагында
методологиялык пландагы маселелердин топтомун бөлүп көрсөтүү зарыл, алар жалпы
теориялык тыянактарды чек арага жакын аймактарды өнүктүрүүнүн конкреттүү
милдеттерине карата ыңгайлаштыруу менен байланышкан.
Жогоруда айтылгандар ушундай түрдөгү изилдөө жүргүзүүнүн зарылдыгын
шарттап олтурат, мунун өзү чек арага жакын аймактарды өнүктүрүүнүн методологиялык
жана практикалык жоболорун, укуктук жөнгө салууну иштеп чыгуунун актуалдуулугу
менен маанилүүлүгүн аныктайт.
Кыргыз Республикасындагы чек арага жакын аймактар проблемасын теориялык-
укуктук изилдөө бүгүнкү күндө фундаменталдуу эмес, фрагментардуу мүнөзгө ээ.
Мындай райондорду регионалдык саясаттын чектеринде изилдөө методологиясы
маселенин бүтүндүгүн илимий жактан көрө билүүнүн сыртында калууда, ал эми
региондун инновациялык стратегиясын чектеш мамлекетттердин мүмкүнчүлүктөрүнө
басым жасоо менен иштеп чыгуу илимий изденүүлөрдүн көлөкөсүндө калып калууда.
Илимий-практикалык изилдөөлөрдө болсо чек арага жакын аймактардыкоңшулаш
мамлекеттер менен кызматташуу аркылуу өнүктүрүүнүн айрым аспектилери гана
каралган.

62
ISCIENCE.IN.UA «Актуальные научные исследования в современном мире»
Выпуск 1(69) ч. 9 ISSN 2524-0986
Ошентип, Кыргыз Республикасындагы чек арага жакын аймактарды өнүктүрүүнүн
бир катар укуктук теориялык-методологиялык жоболорун иштеп чыгуунун актуалдуулугу,
дискуссиялуулугу жана иштелип чыга электиги, алардын практикалык зор маанилүүлүгү
диссертациялык излдөөнүн темасын тандоого түрткү берди.

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ:


1. КЫРГЫЗ РЕСПУБЛИКАСЫНЫН КОНСТИТУЦИЯСЫ (КР 2016-жылдын 28-
декабрындагы N 218 Мыйзамынын редакциясына ылайык) (КР 2010-жылдын 27-
июнундагы Мыйзамы менен колдонууга киргизилди).
2. Мамут Л.С. Проблемы теории государства в современной идеологической борьбе
(против буржуазной критики взглядов К.Маркса на государство). М.: “Юридич.
литература”, 1976. 192 с.
3. Трайнин И.П. Проблема суверенитета в советской федерации.-М.-Л., Изд-во АН СССР,
1947. С. 638-848.
4. Коротченя И.М. Экономический союз суверенных государств: стратегия и тактика
становления. Спб.: изд-во СпбУЭФ, 1995. - 115 с.

63
«Актуальные научные исследования в современном мире» ISCIENCE.IN.UA
Выпуск 1(69) ч. 9 ISSN 2524-0986
УДК 342.1
Артыкбаев Гыламидин Урустамович
Баткен мамлекеттик университети, улук окутуучу
(Баткен, Кыргызстан),
Атамкулова Елена Токтоналиевна
Ош мамлекеттик юридикалык институту, юридика илимдеринин кандидаты
(Ош, Кыргызстан)

ГОСУДАРСТВЕННО-ЮРИДИЧЕСКИЕ СВОЙСТВА ТЕРРИТОРИИ

Аннотация. В статье с помощью системного, сравнительного, системного и


структурного анализа анализируются государственно-правовые свойства территории.
Основная цель исследования - проанализировать содержание правовой природы
понятия территории и определить его структурные и содержательные особенности.
Результаты исследования могут быть использованы в законодательной,
правоприменительной практике и исследованиях в этой области.
Ключевые слова: территория, пространство, закон, регулирование, флора,
фауна, суверенитет.

Артыкбаев Гыламидин Урустамович


Баткенский государственный университет, старший преподаватель
(Баткен, Кыргызстан),
Атамкулова Елена Токтоналиевна
Ошский государственный юридический институт, кандидат юридических наук
(Ош, Кыргызстан)

Аннотация. Бул макалада тутумдук, салыштырма укуктук, тутумдук –түзүмдүк


талдоонун жардамы аркылуу аймактын мамлекеттик юридикалык касиети талдоого
алынган.
Изилдөөнүн негизги максаты-аймак түшүнүгүнүн укуктук табияты мазмуну
талдоого менен анын түзүмдүк жана мазмундук өзгөчөлүктөрүн аныктоо саналат..
Изилдөөнүн жыйынтыктары мыйзам чыгаруучулук,укукколдонуу практикасында
бул чөйрөдөгү илимий изилдөөлөрдө колдонулушу мүмкүн.
Түйүндүү сөздөр: аймак, мейкиндик, мыйзам, жөнгө салуу,флора,
фауна,суверенитет.

64
ISCIENCE.IN.UA «Актуальные научные исследования в современном мире»
Выпуск 1(69) ч. 9 ISSN 2524-0986
Artykbaev Gylamidin Urustamovich
Batken State University, Senior Lecturer
(Batken, Kyrgyzstan),
Atamkulova Elena Toktonalievna
Osh State Law Institute, candidate of legal sciences
(Osh, Kyrgyzstan)

STATE-LEGAL PROPERTIES OF THE TERRITORY

Abstract. The article analyzes the state and legal properties of the territory with the
help of systemic, comparative, systemic and structural analysis.
The main purpose of the study is to analyze the content of the legal nature of the
concept of territory and to determine its structural and content features.
The research results can be used in legislative, law enforcement practice and research
in this area.
Keywords: territory, space, law, regulation, flora, fauna, sovereignty.

Мамлекеттүүлүктү өнүктүрүү теория менен практикадагы мамлекеттик-укуктук


мүнөздөгү түшүнүктөр менен көрүнүштөрдү кайра аңдап-түшүнүүгө багыт алдырат. Бул,
биринчи кезекте, мамлекеттин атрибуттарына,анын ичинде мамлекттик бийликти
жүзөгө ашыруунун мейкиндик чеги - аймакка тиешелүү.
Аймак феномени өздөрүнө жеткиликтүү болгон каражатттар аркылуу адамзат
жашоосунун бирден бир материалдык негизи болгон ушул несренин тереңине жетүүгө
далалаттанган илимдин ар кандай тармактарынын өкүлдөрүнүн кызыгуусун такай
кармап тургандыгынан көрүнөт. Ошондой эле укук илими мамлекеттин аймагын анын
тармактык багыттарынын жана институционалдык өзгөчөлүктөрүнүн методологиялык
позициясынан туруп изилдөөдө активдүү.
Аймакты менчик укуктун же болбосо жарандык-укуктук айлантуунун объектиси
катары караган жеке укуктук мамиледен айырмаланып, жалпы укуктук мамиле аймакты
мамлекеттин белгисин, жарандардын өзүн өзү идентификациялоо критерийлерин,
мамлекеттик иш жүргүзүүнүн бирден бир тармагын, мамлекеттик механизмдин жана
жергиликтүү өзүн өзү башкаруунун юрисдикциялык чектерин аныктап турган
мамлекеттик эгемендүүлүктүн чек арасы катары ачып берет.
Окумуштуулардын өздөрүнө да эл аралык жана улуттук укук илиминде аймак деп
кандайдыр бир жердеги, ошондой эле жерден сырткаркы (космостогу), башка жер
мейкиндиктеринен белгилүү бир каптам (чектер) менен ажфыралып турган, белгилүү бир
юридикалык макамга жана ага төп келүүчү укуктук режимге ээ болгон мейкиндикти
түшүнүү сунушталат.
Мамлекеттин аймактык түзүлүшү тарыхый жана маданий өнүгүү менен,
экономикалык системанын, саясий жана укуктук институттардын калыптануусу жана
өркүндөшү менен шартталат.Ал ошол эле учурда өнүгүү фактору катары, ошол өнүгүүнүн
коомдук социалдык-экономикалык прогресстеги натыйжасы катары көрүнөт.
Аймакты эки аспектиде – фактылык аймак жана юридикалык аймак катары
иликтөө – аймакты мамлекеттин жашоосунун формалдуу-юридикалык чек арасы катары
65
«Актуальные научные исследования в современном мире» ISCIENCE.IN.UA
Выпуск 1(69) ч. 9 ISSN 2524-0986
түшүнүүдөн алыстоого мүмкүндүк берет. Аймактын укуктук апсектидеги аныктамасы
коом менен мамлекеттин өнүгүү процессиндеги ролун ачып көрсөтүүгө мүмкүндүк берет
жана мамлекеттик бийликти жайылтуунун аныкталган чек араларын бекитип берүү
менен чектелүүгө тийиш эмес.
Мамлекеттин аймактык түзүлүшү эки трүдүү түшүндүрүлөт. Биринчиден,
аймактык түзүлүш деп, коом уюмдарынын бири катары мамлекеттин өзүн түшүнүүгө
болот, мында жарандар менен бийликтин ортосундагы байланыш аймактык принциби
боюнча куралат. Өз убагында Ф.Энгельс мындай деп жазган: «Мамлекет эски уруулук
уюштуруудан... мамлекетке баш ийгендерди аймактык бөлүнүү боюнча чектөөсү менен
айрымаланат» [1, с. 175]. Экинчиден, мамлекеттин аймактык уюштурулушу анын аймагын
курамдык бөлүктөрүн аныктоо жана алардын өз ара мамилелерин орнотуу менен
уюштурулушун билдирет. Бул учурда мамлекетти кибернетиканын жалпы закондоруна
ылайык жашоочу аймактык система катары эсте тутабыз.
Мамлекеттүүлүктүн бар болушу аймактык ресурстарга байланышкан; себеби ал
мейкиндиктеги чектелбеген аймаксыз жашай албайт. Мында мамлекеттин бийлиги
мамлекеттин аймагына:
- мамлекеттин юрисдикциясында турган кургактык, суу жана аба мейкиндигине,
ошондой эле мамлекеттин белгилери бар объектилерге (мисалы, кемелер,
авиалайнерлер ж.б.) бүтүндөй таралат.
Мамлекеттин аймагынын бүтүндүгү жана кол тийбестиги бирдиктүү мамлекеттик
саясатка жетүү, узак мөөнөттүү жаена кыска мөөнөттүү программалар, эколномикалык,
саясий, уюштуруучулук иш-чаралар системалары аркылуу камсыздалат. Туруктуу өнүгүү,
ошону менен бирге мамлекеттин көз карандысыздыгы бирдей эле аймактык чек аранын
бүтүндүгү сыяктуу фактордон түздөн түз көз каранды болот.
Аймактын мүнөздөмөлөрүн талдоо менен, мамлекет – бул жарандардын жөн эле
биримдиги же бийликтин аппаратты эмес, тиешелүү калк жашаган конкреттүү аймак
экендигин ачып көрсөтөбүз.
Бул аймакта башка мамлекеттин да жарандары же жарандыгы жок тараптар да
жашашат. Анткени адам өз өлкөсүнүн бийлиги астында туруу менен бөтөн мамлекеттин
аймагында жашоого укуктуу.
Укуктук теорияда аймакты түшүнүүнүн бир нече жолдору калыптанган.
Объектилик теория (Гейльберн, Зайдель, Цорн) биринчилерден болуп пайда болуп,
аймакты мамлекеттин менчигинин элдик-буюмдук укугунун объектиси катары карайт да,
аймакка ээ болуунун жеке укуктук формасын мына ушуга негиздейт.
Аймактын мейкиндик теориясы (Блюнчли, Г. Еллинек, Л. Дюги, Ф.Ф. Кокошкин,
Н.М. Коркунов, Ф. Лист) аймактагы үстөмдүк элдик укук чөйрөсүнө кирерине жана жеке
менчик укугун (буга жерге болгон менчик да кирет) камтый албасына басым жасайт.
Аймактагы үстөмдүк мамлекеттин элдик бийлигин жүргүзүү катары ошол бийлик
тарабынан мамлекеттин аймакка эмес, калкка болгон укугу жарыяланган.
Патримониалдык теория (Оппенгейм, Донатти) аймакты реалдуу менчик
укугунун объектиси катары түшүндүрөт да, аны мамлекет менен теңдештирет. Андан ары
бир топ убакыттан соң аймактык эгемендүүлүк принцибин кичирейтүүчү теориялар –
лимиттелген мейкиндик теориясы жана компетенциялар теориясы өнүгүүгө ээ боло
баштаган.
66
ISCIENCE.IN.UA «Актуальные научные исследования в современном мире»
Выпуск 1(69) ч. 9 ISSN 2524-0986
Компетенциялар теориясынын өкүлдөрү (Г. Кельзен, Ж. Ссель, Ш. Руссо) аймакты
мамлекеттин мейкиндик компетенциясынын чөйрөсү катары түшүндүрүшөт. Бул
теорияга лимиттелген мейкиндик теориясы да жакын турат [2, с. 28-37].
Мындай аспектиден алганда Б.М. Клименконун позициясын түшүнүү зарыл:
мамлекеттин аймагы эл аралык укук субъектиси катары мамлекет түшүнүгүнө кирбейт,
себеби субъектилердин таандыктыгын субъектинин өзү менен теңдештирүүгө болбос
эле [3, с. 160].
Ушундай эле түшүнүүгө Н.А. Ушаковдун да аймак деген укуктук түшүнүктү
аймактын түшүндүрмөсүнүн «жер бетиндеги флора менен фаунанын жашаган чөйрөсү,
жаратылыш байлыктары менен ресурстары турган жер, адамдар жашаган жана адам
жашоосунун материалдык негизинин чөйрөсү катары табигый мааниси» [4, с. 46] менен
менен кошо эч кандай жалпылыгы жок деген тастыктоосун кошууга болот.
Мамлекеттик аймактын формалдуу-юридикалык касиетин талдоо төмөнкүдөй
аспектилерин бөлүп көрсөтүүгө мүмкүндүк берет:
1) мамлекеттик бийликтин тиешелүү аппаратынын уруксатысыз башка эч бир
бийлик анда өзүнүн үстөмдүгүн, б.а. эгемендүүлүгүн жүргүзүүгө укугу жок;
2) мамлекеттин аймагындагы бардык жарандар жана башка тараптар
мамлекеттик бийликке жана анын мыйзамдарына баш ийет.
Биринчи пункттун маңызы мамлекеттин ошол эле аймагында бир гана
мамлекеттин бйилиги жүргүзүлүүгө тийиш.

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ:


1. Энгельс Ф. Происхождение семьи, частной собственности и государства // К.Маркс и
Ф.Эгельс. Соч. Изд. 2. Т. 21. М.: Госполитиздат, 1961. С. 23-178.
2. Клименко Б.М. Государственная территория. Вопросы теории и практики
международного права. М.: Международные отношения, 1974. С. 28-37.
3. Клименко Б.М. Государственная территория. Вопросы теории и практики
международного права. М.: Международные отношения, 1974. С. 160.
4. Ушаков Н.А. Международное право: основные термины и понятия. Учебное пособие.
М.: ИГП РАН, 1996. С. 46.

67
«Актуальные научные исследования в современном мире» ISCIENCE.IN.UA
Выпуск 1(69) ч. 9 ISSN 2524-0986
УДК 348.9
Атантаев Актилек Турсункулович
Старший преподаватель юридического факультета
Ошского государственого университета
(Ош, Кыргызстан)

РАЗГРАНИЧЕНИЕ ОБЫЧНОГО ПРАВА ОТ ДРУГИХ ОБЫЧЕВ И ТРАДИЦИЙ

Аннотация. В статье анализируются содержательные стороны обычного права


ее отличительные признаки от других социальных норм, его сходство с другими
обычаями и традициями.
Цель исследования - выявить признаки, отличающие ее от других обычаев и
традиций в системе общественных отношений, путем анализа сущности обычного права,
термина обычное право.
Результаты исследования могут быть использованы при изучении истории и
теории государства и права, а также в научных исследованиях в этой области.
Ключевые слова: традиция, обычай, обычное право, религиозные нормы,
социальные нормы, суд, правовая норма.

Атантаев Актилек Турсункулович


Ош мамлекеттик университетинин ага окутуучусу
(Ош, Кыргызстан)

АДАТ УКУГУНУН БАШКА КАДА САЛТТАРДАН АЖЫРЫМДАЛЫШЫ

Аннотация. Макалада адат укугунун башка социалдык нормалардан


айрымачылыгы, анын башка каада салттар менен окшоштугу ошону менен
айрымачылыгы, адат түшүнүгүнүн мазмундук жактары талдоого алынган.
Изилдөөнүн максаты адат укугунун, адат термининин мани мазмундук
жактарын талдоо аркылуу коомдук мамилелер тутумунда анын башка каада салттардан
айрымалоочу мүнөздүк белгилерин аныктоо саналат.
Изилдөөнүн жыйынтыктары мамлекет жана укуктун тарыхы жана теориясы
илимин окуп үйрөнүүдө, булл чөйрөдөгү илимий изилдөөлөрдө колдонулушу мүмкүн.
Түйүндүү сөздөр: салт, адат, адат укугу,диний нормалар,социалдык нормалар,
сот, укуктук эреже.

Atantaev Aktilek Tursunkulovich


Senior Lecturer, Faculty of Law, Osh State University
(Osh, Kyrgyzstan)

DISTRIBUTION OF CUSTOMARY LAW FROM OTHER CUSTOMS AND TRADITIONS


Abstract. The article analyzes the content of ordinary law, its distinctive features from
other social norms, its similarity with other customs and traditions.

68
ISCIENCE.IN.UA «Актуальные научные исследования в современном мире»
Выпуск 1(69) ч. 9 ISSN 2524-0986
The purpose of the study is to identify the signs that distinguish it from other customs
and traditions in the system of public relations, by analyzing the essence of ordinary law, the
term of ordinary law.
The results of research can be used in the study of history and theories of state and
law, as well as in scientific research in this area.
Keywords: tradition, custom, customary law, religious norms, social norms, court, legal
norm.

Шарият эрежелерине каршы келген айрым элдик адат-салттардын айрым


нормаларына таянуу менен коомчулук исламдын кээ бир канондорун кабыл албай же
терең өзгөртүүлөр менен кабыл алып да келишкен. Ал тургай, айрым элдик каада-
салттар, адаттар ислам дининин жайылтылышына жана калыптанышына тоскоолдук да
кылган. Мына ошондуктан да Кокон хандыгы кыргыз элине ислам динин күч менен
жайылтууга жана сиңирүүгө аракет жасап келишкен. Бирок да, кыргыздардын
алмустактан калыптанып калган каада-салттарын, ишенимдерин алар түп тамырынан
жок кыла алышкан эмес.
Кыргыздар көчмөн жашоо образында болгондуктан жана ислам борборлорунан
алыс жайгашкандыгына байланыштуу мусулманчылык салыштырмалуу түрдө кеңири
жана ишеничтүү түрдө тараган эмес деп айтып өттүк. Элдин жашоо-турмушу, каада-
салты, ар кандай ишеними бир чечкиндүү лидердин пайда болушу менен радикалдуу
түрдө өзгөрүп да кетет.
Мисалы, дээрлик тоолуу аймак болгон Түндүк Кавказда имам Шамил диний-
саясий лидерге айлануу менен бул аймактарда ислам дининин бекем орношуна чоң
салым кошкон. Ал ислам өкүмдарына айлануу менен тоолуктардын биригүүсүнө
тоскоолдук жараткан элдик каада-салттарга каршы чыккан, алар үчүн жалпы бир эреже,
жоболордун, укук тартиптеринин калыптанышына баалуу салым кошкон [1, с. 68].
Элдик укуктук эрежелер кагаз бетине конкреттүү түрдө түшпөгөндүктөн алар сот-
казылар же бийлик өкүлдөрү тарабынан өз кызыкчылыктары үчүн бурмаланып да кеткен.
Ошондуктан да кыргыз элинде “мыйзам буйлалаган төө”, орус элинде “закон дышло”
деген кептер айтылып келет [2, с. 104]. “Бардыгы мыйзамга эмес учурдагы абалга, жекече
мамилеге жараша болуп келген. Бийлер адилеттүүлүктүн кепилдиги болгон эмес жана ар
кандай кийлигишүүлөргө, кайсыл бир тараптын кызыкчылыгын ачык түрдө эле коргоого
тартынбай барышкан” [3, с. 45]. Ал эми шарият жана анын курамдык бөлүгү болгон
мусулман укук тартиби ислам жоопкерчиликтери менен катаал түрдө чектелген. Бул
жерде кылмыш фактылары анча-мынча интерпретацияланганы менен жогоруда аталган
факторлор менен чектелген мусулман укуктук доктринасынын ордун жана кызматын
өзгөчө белгилей кетүүгө туура келет. Казылар орой катачылыктарды кетиргенде
коомчулук кыргыз тилинде да ошондой эле маанини билдирген “адат” тартиптерине
кайрылууга аргасыз болгон. Араб тилинде “адат” түшүнүгүнөн сырткары ага синоним
катары “урф” сөзү да колдонулган. Кыргыз тилинде адат сөзү, негизинен, калыптанып
калган көнүмүш адатты-привычканы билдирип, ал үрп-адат-обычие катарында көп
колдонулат. Чоң юридикалык сөздүктө мындайча жазылат: “адат (араб тилинде “ада”,
көптүк түрүндө “адат”-обычай-үрп-адат) - мусулман элдериндеги шариятка, башкача
айтканда, Курандын түшүндүрмөлөрүнө жана пайгамбардын сүннөсүнө анча-мынча
69
«Актуальные научные исследования в современном мире» ISCIENCE.IN.UA
Выпуск 1(69) ч. 9 ISSN 2524-0986
каршы келген элдик укук тартиби” [4, с. 15]. Казак окумуштуучусу А.К. Алимжан адатка
негизги дини катары исламды кабыл алган элдердин укуктук эрежеси катары баа
берет [5, с. 247].
Б.М.Харсиев “Ингушские адаты как феномен правовой культуры” деп аталган
изилдөөсүндө адатка төмөнкүчө аныктама берет: “Адат-бул жүрүм-турумдун
стереотиптик ыкмасы жана түрү, ал, биринчиден, же мусулман коомчулугунда түзүлөт,
экинчиден, же мурда мусулман болбогон элде, бирок ислам дининин таасири менен
калыптанып, ошол социалдык топ үчүн жоопкерчиликтүү түрдө укуктук маданиятка
айланат” [6, с. 32].
Кыргыз тилинин лексиконуна “адат” сөзү элдин исламдашуу мезгилинде кирген.
Бул сөз кыргыз элине гана эмес бүтүндөй Борбор Азия жана Түндүк Кавказ элдеринде
кабыл алынып, укук тартибинин эрежелери маанисин түшүндүрөт.
1. Кыргыз тилинде “адат” сөзү жалгыз өзү конкреттүү маанини билдирбей,
кандайдыр бир көнүмүш адатты чагылдыруу үчүн колдонулуп калгандыгы же “үрп-адат”
кош сөз формасында болору тууралуу буга чейин сөз болуп өттү. Бирок, биз изилдөөгө
алган темабызга ылайык “адаттын” укуктук тартиптер маанисинде колдонуларына басым
жасайбыз [7, с. 62].
Ч. А. Агакеримова өзүнүн диссертациялык изилдөө ишинде: “Адат жана демейки
укук түшүнүктөрү бири-бирине толук дал келбейт, себеби адат өз мазмуну боюнча
демейки укуктан кеңири жана ал укуктук, юридикалык принциптерди, кылмышка баа
берүүнү жана ага берилүүчү жазанын түрүн жана мөөнөтүн гана аныктабастан
тоолуктардын жашоо мүнөзүнө жараша үй-бүлөлүк, тууган-уруктук, уруулаштык жана
ошондой эле айылдаштарына, меймандарга, коңушулаш жашагандарга болгон
мамилелерге тиешелүү моралдык-этикалык нормаларды да өз ичине камтыйт”,-деп
жазат [8, с. 68].
Ата-Мекендик адабияттарда, биз буга чейин бир нече жолу белгилеп өткөндөй,
“үрп-адат” сөзү эч кандай юридикалык мааниге ээ эмес, “адат укугу” термини деги эле
сейрек кездешет [9, с. 270]. К. Нурбеков үрп-адатты кыргыз элинин улуттук укуктук
эрежелеринин баштапкы негизи катары кароо менен кыргыз адаттарына үстөмдүк
кылуучу таптын эркин билдирген талаптардын жыйындысы катары баа берет [10, с. 62].
Жыйынтыктап айтканда, бизин изилдөө иштерибизде “адат” термини коомчулук
тарабынан жалпы кабыл алынуу менен узак мөөнөттүү кызмат аткарган, жалпы калтын
ага моюн сунуусуна тийиш болгон укуктук жана укуктук эмес мүнөздөгү эреже, укук жана
талаптардын жыйындысы катары колдонулду. Аталган аныктамадан улам биз адаттын
курамдык бөлүктөрү болуп саналган укуктук жана укуктук эмес, салттык-традициялык
жана моралдык – этикалык нормаларын ажыратып кароого мүмкүнчүлүк алдык.

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ:


1. Агакеримова, Ч.А. Взаимодействие в Дагестане адата, шариата и законов Российской
империи: историко-правовой аспект [Текст]: дис.... канд. юрид. наук: 12.00.01 /
Ч.А. Агакеримова [Место защиты: Кубан. гос. аграр. ун-т]. - Краснодар, 2008. – С. 68.
2. Борубашов, Б.И. История государства и права Кыргызской Республики [Текст]: курс
лекций / Б. И. Борубашов, З.И. Галиева. - курс лекции / Б.И. Борубашов, З.И. Галиева.
- Бишкек: Изд-во КРСУ, 2004. С. 104.
70
ISCIENCE.IN.UA «Актуальные научные исследования в современном мире»
Выпуск 1(69) ч. 9 ISSN 2524-0986
3. Загряжский Г. Юридический обычай киргиз [Текст] / Г. Загряжский // Материалы для
статистики Туркестанского края. Вып. IV. СПб., 1876. С. 45.
4. Большой юридический словарь/под ред. А.Я.Сухарева, В.Е. Крутских.- 2¬е изд.,
перераб., и доп.-М.:ИНФРА-М, 2004. – С. 15.
5. Алимжан, К.А. Вопросы теории обычного права [Текст]: монография / К.А. Алимжан.
- Алматы: ИЦ ОФ «Интерлигал, 2003. – С. 247.
6. Харсиев Борис Магомед-Гиреевич. Ингушские адаты как феномен правовой культуры
[Текст]: дис.... канд. наук: 09.00.13/ Б. М-Г. Харсиев.-Ростов- на-Дону, 2003. – С. 32.
7. Сооронкулова, К.С. Обычное право и современная правовая система Кыргызской
Республики [Текст]: дис... канд. юрид. наук: 12.00.01 / К.С. Сооронкулова. - Бишкек,
2009. - С. 62.
8. Агакеримова, Ч.А. Взаимодействие в Дагестане адата, шариата и законов Российской
империи: историко-правовой аспект [Текст]: дис.... канд. юрид. наук: 12.00.01 /
Ч.А. Агакеримова [Место защиты: Кубан. гос. аграр. ун-т]. - Краснодар, 2008. – С. 68.
9. Русско-кыргызский словарь юридических терминов и иных понятий [Текст] /
Юридикалык атоолордун жанабашка тушунуктордун орусча-кыргызча создугу. -
Бишкек: Турар, 2014. – С. 270.
10. Нурбеков, К. История государства и права Киргизской ССР [Текст] / К. Нурбеков. -
Бишкек: Кыргызстан, 1999. – С. 62.

71
«Актуальные научные исследования в современном мире» ISCIENCE.IN.UA
Выпуск 1(69) ч. 9 ISSN 2524-0986
УДК 34
Бейсембаева М. Т.
кандидат юридических наук, профессор,
Адылканова Ильгиза
магистрантка 2 курса,
Сатбаева А. М.
кандидат юридических наук, профессор
Казахский национальный аграрный исследовательский университет
(Алматы, Казахстан)

РОЛЬ АССАМБЛЕИ НАРОДА КАЗАХСТАНА В ФОРМИРОВАНИИ


КАЗАХСТАНСКОЙ МОДЕЛИ ЕДИНСТВА

В представленной статье рассматривается институт гражданского общества,


являющийся важным элементом политической системы Казахстана, скрепившим
интересы всех этносов, обеспечивающим неукоснительное соблюдение прав и свобод
граждан независимо от их национальной принадлежности.
Ключевые слова: ассамблея, народ Казахстана, стабильность,
межнациональное согласие, этнополитика, единство, этнические союзы.

Beisembaeva M.T.
Candidate of Legal Sciences, Professor,
Adylkanova Ilgiz
2nd year master's student,
Satbayeva A.M.
Candidate of Legal Sciences, Professor
Kazakh National Agrarian Research University
(Almaty, Kazakhstan)

THE ROLE OF THE ASSEMBLY OF THE PEOPLE OF KAZAKHSTAN IN THE FORMATION


OF THE KAZAKHSTAN MODEL OF UNITY

The presented article examines the institution of civil society, which is an important
element of the political system of Kazakhstan, which consolidated the interests of all ethnic
groups, ensuring the strict observance of the rights and freedoms of citizens regardless of their
nationality.
Key words: assembly, people of Kazakhstan, stability, interethnic harmony,
ethnopolitics, unity, ethnic unions.

Ассамблея народа Казахстана стала надежным фактором мира и стабильности,


уникальной моделью межэтнического согласия и толерантности. Она подтвердила
историческую необходимость и на деле доказала свою жизнеспособность. Опыт ее
работы становится привлекательным и полезным не только для государств
постсоветского пространства, но и для мирового сообщества. Идея о новом в мировой
72
ISCIENCE.IN.UA «Актуальные научные исследования в современном мире»
Выпуск 1(69) ч. 9 ISSN 2524-0986
этнополитике общественном институте воплотилась в реальность с изданием
Президентом РК Указа от 1 марта 1995 года «Об образовании Ассамблеи народов
Казахстана». Ассамблее народов Казахстана был придан статус консультативного органа
при Президенте страны. Ее региональные (областные) подразделения выступали в
качестве консультативно-совещательных органов при главах областных администраций.
Уже на первом этапе своего создания (1992-1995 гг.) Ассамблея народа Казахстана
сыграла колоссальную стабилизирующую роль. Именно при участии АНК были
инициированы референдумы по принятию новой конституции и по продлению
полномочий Президента Н.А. Назарбаева до 1 декабря 2000 года. В эти годы шла
закладка основ казахстанской модели общественного согласия и общенационального
единства в сфере языка, гражданской идентичности, культуры.
В задачи нового консультативно-совещательного органа входило:
• содействие сохранению межнационального согласия и стабильности в стране;
• выработка предложений по проведению государственной политики,
способствующей развитию дружественных отношений между представителями
национальностей, проживающими на территории Казахстана, содействие их духовно-
культурному возрождению и развитию на основе соблюдения принципа равноправия;
• формирование политической культуры граждан, опирающейся на
цивилизованные и демократические нормы;
• содействие обеспечению учета многообразных национальных интересов в
проводимой государством национальной политике. При непосредственном участии
Ассамблеи в традиции общественной жизни Казахстана вошли такие знаковые сейчас
даты, как 1 мая – Праздник единства народа Казахстана, 31 мая – День памяти жертв
политических репрессий и голода. В рамках развития и укрепления стратегии единства
были проведены годы единства и общенационального согласия, единства и
национальной истории, единства и преемственности поколений. В 2007 году Ассамблея
народов Казахстана стала Ассамблеей народа Казахстана (далее – АНК) и обрела
конституционный статус. Также с 2007 года 9 депутатов Мажилиса Парламента РК стали
избираться на сессии АНК, обеспечивая представленность в высшем законодательном
органе страны интересов всех этносов страны. Помимо этого, согласно законодательству,
непосредственно Главой государства «с учетом необходимости обеспечения
национально-культурных и иных значимых интересов общества» назначаются 15
депутатов Сената Парламента РК.
Планомерная деятельность АНК по сохранению и поддержке общественного
согласия и общенационального единства подтвердила правильность выбранной
стратегии, дав возможность в актуальном режиме транслировать общественные запросы
и содействовать коррекции этнополитики, способствовать своевременному решению
уполномоченными государственными органами возникающих вопросов
Прочность национального единства напрямую связана с повышением
эффективности работы Ассамблеи народа Казахстана и всех этнокультурных
объединений. Прежде всего, следует усилить координирующую роль Секретариата АНК,
создать при Ассамблее Ақсақалдар алқасы (Совет старейшин). Активнее должен работать
Научно-экспертный совет при АНК. Надо учредить грант для ученых, ведущих
прикладные исследования по вопросам межэтнических отношений. Ассамблее народа
73
«Актуальные научные исследования в современном мире» ISCIENCE.IN.UA
Выпуск 1(69) ч. 9 ISSN 2524-0986
необходимо больше работать с Конгрессом молодежи, например, совместно провести
Общенациональный форум «Молодежь за единство народа Казахстана». На уровне
Правительства и областных акиматов следует глубже проработать вопрос о расширении
государственной поддержки этнокультурных объединений, в том числе через механизм
социального заказа. Надо шире распространять казахстанскую модель межэтнических и
межконфессиональных отношений. Перед Секретариатом Ассамблеи поставлена задача
обобщения казахстанского опыта межнационального согласия и на этой основе
предполагается выпуск на основных европейских языках специальных изданий под
названием «Казахстан: интегральная матрица единства и согласия».
Сегодня Ассамблея способствует созданию благоприятных условий для
дальнейшего укрепления межэтнического согласия, толерантности в обществе и
единства народа. Кроме того, АНК оказывает содействие государственным органам в
противодействии проявлениям экстремизма и радикализма в обществе, формировании
политико-правовой культуры граждан, опирающейся на демократические нормы.
Ассамблея обеспечивает интеграцию усилий этнокультурных объединений, помогает
возрождению, сохранению и развитию национальных культур, языков и традиций
народа Казахстана. Два заместителя Председателя Ассамблеи от этнических
объединений назначаются распоряжением Президента на ротационной основе по
представлению Совета Ассамблеи. Рабочим органом является Секретариат Ассамблеи
народа Казахстана в структуре Администрации Президента в качестве самостоятельного
отдела. Благодаря этому обеспечивается эффективность участия АНК в государственном
управлении и общественных отношениях.
Ассамблея народа Казахстана активно участвует в общественно-политической
жизни страны. Это достигнуто за счет принятия целого ряда законов. Если говорить о
правовых основах деятельности АНК, то с начала необходимо упомянуть Конституцию
Республики Казахстан, которая заложила основные приоритеты в деятельности
Ассамблеи. Конституция Республики Казахстан гарантирует защиту интересов всех
граждан независимо от этнической, расовой, религиозной или иной принадлежности [2].
Указ Президента РК от 1 марта 1995 г. № 2066 «Об образовании Ассамблеи народов
Казахстана» [3] и Закон Республики Казахстан от 20 октября 2008 г. «Об Ассамблее
народа Казахстана» регулируют организацию и порядок работы данного политического
института [4].
Общественно-политическая роль Ассамблеи заключается также в том, что она
осуществляет мониторинг межнационального и межконфессионального согласия,
проводит их анализ и участвует в общественно-политической экспертизе
законопроектов. Стоит отметить, что данная деятельность приносит свои плоды.
Законодательная база Республики Казахстан создает максимально комфортные условия
гражданам для изучения родного языка, сохранения культурных традиций, обычаев и т.д.
В Казахстане успешно функционируют 88 национальных общеобразовательных школ, в
которых ученики могут учится на своем родном языке (узбекском, таджикском,
уйгурском и украинском языках). В 108 школах Республики Казахстан языки 22 этносов
изучаются в качестве отдельного предмета. В 190 лингвистических центрах изучаются
языки 30-ти этносов. Идея «единство в многообразии» позволяет создать толерантное
общество, в котором многоконфессиональность и многонациональность служит основой
74
ISCIENCE.IN.UA «Актуальные научные исследования в современном мире»
Выпуск 1(69) ч. 9 ISSN 2524-0986
для объединения, а не для разногласий и вражды. Национальная политика Казахстана в
первую очередь нацелена на сохранение взаимопонимания в обществе. И в реализации
данной политики Ассамблея занимает ведущую роль. АНК объединила более 820
культурных центров и представляет их интересы на государственном уровне. В
некоторых источниках, деятельность Ассамблеи расценивают как «орган народной
демократии» [5].
Ассамблея уникальна по своим социально-правовой природе и государственно-
общественным характеристикам, отличается уровнем и масштабностью работы.
С момента образования в 1995 году и до мая 2007 года нормативно-правовое
регулирование статуса Ассамблеи осуществлялось практически лишь актами Главы
государства [6].
Буквально через пять лет после учреждения Ассамблеи к началу XXI века стали
видны конкретные положительные итоги ее деятельности. К ним, в частности, относятся
инициатива проведения двух общереспубликанских референдумов по продлению
полномочий Президента Республики и принятию новой Конституции; прогнозирование
политической ситуации и выработка рекомендаций, обеспечивающих консолидацию
общества; усиление роли общественной экспертизы новых законопроектов в области
национальной политики; развитие международных связей Ассамблеи приобрело
динамичный характер; Ассамблея дала импульс удовлетворению потребностей
проживающих в Казахстане этносов в изучении родных языков, обучении детей в школах
национального возрождения; новое дыхание получила добрая традиция «всем миром»
отмечать Наурыз, Курбан-айт, Масленицу, Рождество и многие другие праздники.
Знаковым для Ассамблеи стал 2002 год. Указом Президента РК от 26 апреля
2002 г. были утверждены Стратегия Ассамблеи народов Казахстана и новое Положение
об Ассамблее. Благодаря осуществлению в 2002–2011 годах предусмотренных
Стратегией мер в научно-теоретическом и институционально-практическом плане
сформирована и действует казахстанская модель межэтнической толерантности и
общественного согласия.
Последующая эволюция политико-правового статуса Ассамблеи была определена
конституционной реформой 2007 года.
Законом РК от 21 мая 2007 г. «О внесении изменений и дополнений в
Конституцию Республики Казахстан» Ассамблея народа Казахстана закреплена в
качестве конституционного государственно-общественного института. Казахстанским
этносам обеспечено гарантированное парламентское представительство: избираемые
Ассамблеей 9 депутатов Мажилиса стали выразителями всей совокупности интересов
этнических групп Казахстана.
В реализацию конституционной реформы Парламентом впервые в истории
Казахстана 20 октября 2008 г. был принят Закон «Об Ассамблее народа Казахстана».
Данным Законом на новом уровне закреплена целостная конструкция Ассамблеи
– государственно-общественного института, одновременно интегрированного в систему
государственной власти и в гражданское общество. При этом, что очень важно, ее миссия
в сфере межэтнической толерантности и общественного согласия непосредственно
связана с динамичным утверждением Казахстана в качестве демократического,
светского, правового и социального государства. Ассамблея выступает важнейшим
75
«Актуальные научные исследования в современном мире» ISCIENCE.IN.UA
Выпуск 1(69) ч. 9 ISSN 2524-0986
общегражданским, надполитическим общенародным инструментом, институтом, особой
площадкой выявления, обсуждения и решения сложностей в сфере межэтнических
отношений, в значительной степени освобождающей данную весьма тонкую и ранимую
проблематику от ее политизации.
В Законе об Ассамблее закреплены основные задачи Ассамблеи (статья 4),
принципы (статья 5) и основные направления ее деятельности (статья 6). Не будет
большим преувеличением утверждение о том, что в них нашли свое закрепление
методологические основы и предметные составляющие функции государства в сфере
межэтнических отношений, обеспечения межнационального мира и согласия.
Еще одной характерной особенностью политико-правового положения
Ассамблеи является подробное закрепление статуса ее члена, включая правила
наделения полномочиями (о чем говорилось выше), прав и обязанностей, а также
оснований и порядка их прекращения (статьей 16 и иными нормами Закона).
Полномочия члена Ассамблеи прекращаются де-факто по следующим, прямо
предусмотренным Законом, основаниям: 1) по собственной инициативе члена
Ассамблеи; 2) в связи с утратой гражданства Республики Казахстан или выездом на
постоянное место жительства за пределы Казахстана; 3) в связи с изменением места
работы государственного служащего, являющегося членом Ассамблеи и входящего в
состав Ассамблеи по занимаемой государственной должности; 4) в связи со смертью;
5) в связи с признанием члена Ассамблеи по вступившему в законную силу решению суда
недееспособным, умершим или безвестно отсутствующим.
По решению Президента Республики полномочия члена Ассамблеи могут быть
прекращены в случае: 1) невозможности продолжения деятельности в качестве члена
Ассамблеи по состоянию здоровья; 2) ненадлежащего исполнения членом Ассамблеи
своих обязанностей, установленных Законом об Ассамблее; 3) совершения проступка,
дискредитирующего звание члена Ассамблеи; 4) вступления в законную силу в
отношении члена Ассамблеи обвинительного приговора суда; 5) иных оснований.
Полномочия члена региональной ассамблеи прекращаются по основаниям, указанным в
пункте 1 статьи 17 Закона об Ассамблее, а также в случае выезда на постоянное место
жительства в другую область (город республиканского значения, столицу).
Таким образом, Законом об Ассамблее охвачены практически все стороны ее
организации и деятельности.
Сегодня Ассамблеей народа Казахстана, Казахстанским институтом
стратегических исследований при Президенте, государственными органами под
руководством Администрации Президента проводится масштабная работа по
перезагрузке государственной политики в сфере межэтнических отношений. Укрепляется
уполномоченный государственный орган: в составе Министерства информации и
общественного развития создаются Комитет по развитию межэтнических отношений,
Институт прикладных этнополитических исследований. На уровне концепции
разрабатывается новое системное видение государственной политики в этом вопросе,
отражающее современные этнодемографические реалии, общественные и социальные
процессы в стране.

76
ISCIENCE.IN.UA «Актуальные научные исследования в современном мире»
Выпуск 1(69) ч. 9 ISSN 2524-0986
А значит, стратегический курс Елбасы на формирование единой нации сильных и
ответственных людей будет продолжен на новом уровне укрепления единства и
сплоченности народа, мира и спокойствия на благословенной земле Казахстана.

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ:


1. Алимбаев Т.А. Роль Ассамблеи народа Казахстана в межэтническом согласии //
https://infopedia.su
2. Конституция Республики Казахстан (принята на республиканском референдуме 30
августа 1995 года) (с изменениями и дополнениями по состоянию на 10.03.2017 г.) //
СПС «Параграф»
3. Указ Президента Республики Казахстан от 1 марта 1995 г. № 2066 Об образовании
Ассамблеи народов Казахстана (с изменениями, внесенными Указами Президента РК
№ 3913 от 17.04.98; № 450 от 3.10.2000 г.) // СПС «Параграф»
4. Закон Республики Казахстан от 20 октября 2008 года № 70-IV «Об Ассамблее народа
Казахстана» (с изменениями и дополнениями по состоянию на 11.07.2017 г.) // СПС
«Параграф»
5. Национально-культурные центры в Казахстане http://e-history.kz 6. Калашникова
Н.П. Феномен казахстанской модели мира и общественного согласия Н. Назарбаева
// Ассамблея народа Казахстана и ее роль в консолидации казахстанского общества.
Сб. мат-лов Междунар. науч.-практ. конф. (8 апреля 2015 г.) – Астана: «Изд-во ЕНУ
им. Л.Н. Гумилева», 2015 – С.20-22.
6. См. напр. указы Президента РК: от 17 апреля 1998 г. «О внесении изменения в Указ
Президента Республики Казахстан от 1 марта 1995 г. № 2066 «Об образовании
Ассамблеи народов Казахстана»; от 3 октября 2000 г. «О внесении изменений и
дополнений в Указ Президента Республики Казахстан от 1 марта 1995 г. № 2066 «Об
образовании Ассамблеи народов Казахстана», от 23 апреля 2005 г. «Об укреплении
института Ассамблеи народов Казахстана».
7. Сулейменова М.Ж., Макалаков Т.Ж., Карибаев А.Е. Роль Ассамблеи Народа
Казахстана В Формировании Единства И Толерантности В Республике Казахстан //
Международный журнал прикладных и фундаментальных исследований. – 2017. –
№ 5-1. – С. 150-153.

77
«Актуальные научные исследования в современном мире» ISCIENCE.IN.UA
Выпуск 1(69) ч. 9 ISSN 2524-0986
УДК 342.92
Бейсенбеков Ерик Бакдаулетович
Колледж им. Жансугурова
(Талдыкорган, Казахстан)

АДМИНИСТРАТИВНО - ПРАВОВОЙ СТАТУС ГРАЖДАН ИСПОЛНИТЕЛЬНАЯ ВЛАСТЬ

Аннотация. В своей статье: В настоящее время слово гражданин произносится в


отношении лица, относящегося к постоянному населению этого государства,
выполняющего все обязанности, пользующегося всеми правами, установленными
законом.
Статус административного права гражданина – комплекс субъективных прав,
юридических обязанностей, ответственности, закрепленных нормами гражданского
административного права.
Исполнительная власть - абстрактная политико-правовая категория,
отражающая жизнедеятельность государственной власти, установленная внедрением в
жизнь законов, их правовых норм, для обеспечения бесперебойной деятельности
государственных органов, защиты прав и свобод человека, охраны общественного
порядка и безопасности.
Системой органов исполнительной власти считается структура, основанная на
распределении полномочий между подчиненными друг другу органами.
Ключевые слова: Гражданин, статус, права, обязанности, исполнительная
власть, принцип.

Beisenbekov Yerik Bakdauletovich


Zhansugurov College
(Taldykorgan, Kazakhstan)

ADMINISTRATIVE AND LEGAL STATUS OF CITIZENS EXECUTIVE POWER

Abstract. Currently, the word citizen is pronounced in relation to a person belonging


to the permanent population of this state, performing all duties, enjoying all the rights
established by law.
The status of the administrative law of a citizen is a set of subjective rights, legal
obligations, and responsibilities enshrined in the norms of civil administrative law.
Executive power is an abstract political and legal category that reflects the vital
activity of state power, established by the implementation of laws and their legal norms, to
ensure the smooth operation of state bodies, the protection of human rights and freedoms,
the protection of public order and security.
The system of executive authorities is considered to be a structure based on the
distribution of powers between subordinate bodies.
Key words: Citizen, status, rights, duties, the Executive branch, the principle.

78
ISCIENCE.IN.UA «Актуальные научные исследования в современном мире»
Выпуск 1(69) ч. 9 ISSN 2524-0986
Адамның жиынтық заңдық түрінде азамат ұғымы Аристотель заманынан бері
белгілі. Ежелгі орыс тілінде «азамат» сөзі қалалық тұрғынды айқындау үшін қолданылған
XVIІ ғасырдың аяғынан бастап бұл сөз қалалық тұрғындар жөнінде ғана емес осы
мемлекеттің кез келген тұрғынына қолданылатын болады [1,c. 23].
Қазіргі кезде азамат сөзі осы мемлекеттің тұрақты халқына жататын, заңда
белгіленген барлық құқықтарды пайдаланатын барлық міндеттерді орындайтын адамға
қатысты айтылады.
Азаматтың әкімшілік құқық мәртебесі – азаматтық әкімшілік құқық
нормаларымен бекітліген субъективтік құқықтарының, заңдық міндеттерінің,
жауаптылықтарының кешені.
Азаматтық әкімшілік құқық мәртебесі төмендегідей сипатталады:
1) Жалпы құқықтық субъективтілік (құқықтар мен міндеттері иелену мүмкіндігі
мен оларды дербес жүзеге асыру мүмкіндігі)
2) Салалық құқықтық субъективтілік (басқару саласында әкімшілік құқық
қатынасының қатысушысы болуы)
3) Арнайы құқықтық субъективтілік (белгілі құқықт ық қатынастарда арнайы
құқықтық нормалармен қамтамасыз етілген, қорғалған тұлға болуы).
Азаматтың әкімшілік құқық мәртебесі өте күрделі кешендік сипатқа ие және
атқарушы билік саласында көптеген құқықтар мен міндеттерді қамтиды.
Азаматтық әкімшілік құқық мәртебесі мынадай элементтерді құрайды:
1) әкімшілік құқық қабілеттілігін иелену
2) мемлекеттік басқару саласындағы құқықтары мен міндеттері
3) азаматтардың құқықтары мен бостандықтарының әкімшілік құқықтық
кепілдіктері.
1. Әкімшілк қабілеттілікті иелену азаматтың белгілі құқықтық қабілеттілігін
жүзеге асыруын көрсетеді.
Азаматтардың барлығы тең дәрежеде әкімшілік құқықтық кабілеттілікке ие.
Азаматтық әкімшілік құқық қабілеттілігі – азаматтық әкімшілік құқық
қатынастарға түсуге мемлекеттің белігленген және қорғайтын мүмкіндігі. Азаматтық
әкімшілік құқық қабылдайтын анықталатын жағдайлар жасы, денсаулық жағдайы, білімі
болуы [2, c. 34].
Азаматтық әкімшілік құқық қабілеттілігі – әкімшілік құқық нормаларын белгілейтін
азаматтардың өздерінің әрекеттерімен берілген құқықтар мен міндеттерді жүзе еасыру,
жауаптылық тарту қабілеттігі.
Азаматтың құқықтары мен міндеттері.
Құқықтары:
1) Мемлекет басқаруға қатысуға
2) Мемлекеттік қызметке кіруге
3) Білім алуға
4) Денсаулығын сақтауға
5) Еркін жүріп тұруға
6) Тегі мен атын өзгертуге
7) Тұрғын үйге қол сұғылмайтындығына
8) Мемлекеттік органдар мен олардың лауазымды адамдарына өтініш жасауға
79
«Актуальные научные исследования в современном мире» ISCIENCE.IN.UA
Выпуск 1(69) ч. 9 ISSN 2524-0986
9) Хат жазысу, телефонмен сөйлесу және телеграф хабарларының құпиялығына
10) Басқару оргнадры мен олардың лауазымды адамның әрекеттеріне шағым
беруге және т.б.
Міндеттері:
1) Басқару аясында заңдылық пен мемлекеттік тәртіпті сақтауға
2) Арнайы тыйымдарды сақтауға
3) Бірқатар әрекеттерді жасауға басқару оргнадарынан рұқсат алуға.
Кепілдік деп әр түрлі құқық субъектілерінің құқықтарын қорғау және жүзеге
асыуын қамтамасыз ететін жағдайлар мен құралдарды айтамыз.
Азаматтық әкімшілік құқық мәртебесінің заңдылық кепілдіктері:
1) Мәртебесін құқықтық бекіту
2) Басқару органдары мен лауазымды адамның мәртебесін бұзғаны үшін
жауаптылығы
3) Азаматтық құқықтары мен бостандығын бұзатын органдар мен лауазымды
адамның әрекеттеріне азаматтық (әкімшілік, сот арқылы) шағымдану құқығы
4) Мемлекеттік органдар мен лауазымды адамдардың өздерінің қызметтік
міндеттерін атқарған кезде заңсыз іс-әрекеттермен келтірген зиянның орнын толтыру
құқығы
5) Мемлекеттік оргынның бақылау-қадағалау қызметі
6) Прокурорлық қадағалау.
Шетел азаматтардың және азаматтығы жоқ азаматтардың әкімшілік құқық
мәртебесінің мазмұны.
1) Қазақстан заңдарында және халықаралық шарттарда өзгеше көзделмесе,
шетелдіктер мен азаматтығы жоқ азаматтар республикада азаматтар үшін белігелнген
құқықтар мен бостандықтарды пайдаланады, міндеттерді атқарады.
2) ҚР-ның азаматтарымен бірдей жалпы негіздерде әкімшілік жауаптылыққа
жатады.
3) ҚР-ның аумағында жасалған әкімшілік құқық бұзушылық үшін жауаптылық
туралы мәселе, егер бұл азаматтар қолданылып жүрген заңдар мен халықаралық
шарттар бойынша ҚР-ның әкімшілік юрисдикциясынан иммунитетпен пайдаланатын
болса, дипломатиялық жолмен шешіледі.
Қазақстан Республикасындағы шетел азаматтары болып ҚР азаматтары емес
және өзінің басқа мемлекеттің азаматтығына қатысты екендігінің дәлелі бар адамдар
танылады.
Азаматтығы жоқ адамдар болып ҚР азаматтары емес басқа мемлекеттің
азаматтығына қатысты екендігінің дәлелі жоқ адамдар танылады.
Шетел азаматтары ҚР-ның аумағында болу мерзімі бойынша екіге бөлінеді:
1) Тұрақты тұратындар – ішкі істер органдары берген рұқсаты мен қоныстану
ықтиярхаты барлар.
2) Уақытша болатындар-өзге заңдық негіздерде тұратындар.
Шетел азаматтарды іжәне азаматтығы жоқ адамдардың әкімшілік құқық
мәртебесінің ерекшеліктері:
1) Мемлекеттік қызметші бола алмайды, ҚР-ның азаматтығы керек болуға
байланысты мемлекеттік билік органдарында лауазымға орналаса алмайды.
80
ISCIENCE.IN.UA «Актуальные научные исследования в современном мире»
Выпуск 1(69) ч. 9 ISSN 2524-0986
2) Мемлекеттік құпиямен байланысты қызметке жіберілмейді
3) Әскери міндет қолданылмайды
4) Сайлау құқығы жоқ
5) Референдумға қатысу құқығы жоқ
6) ҚР-ның аумағына рұқсаттары болғанда келе алады.
7) Арнайы құжаттың негізінде тұрады және өзінің қызметін жүзеге асырады
8) Жүріп-тұруға және тұратын жерін таңдап алуға шекетулер белгілейді
9) Шетелдіктер үшін ашық аумақ бойынша еркін басқа жерге ауыса алады, егер
бұль жөнінде ішкі істер органына хабарланған болса
10) Заңнамада белгіленген жағдайлар бар болғанда Қазақстаннан кетуге рұқсат
етілмеуі мүмкін [3, c. 31-79].
Атқарушы билік – заңдардың орындалуын, олардың құқықтық нормаларын
өмірге енгізумен, мемлекеттік органдардың тоқтаусыз қызметін қамтамасыз ету,
адамның құқықтары мен бостандықтарын қорғау, қоғамдық тәртіп пен қауіпсіздікті
сақтау үшін белгіленген мемлекеттік биліктің тіршілігін көрсететін абстрактілі саяси-
құқықтық категория.
Атқарушы билікті екі негізгі аспектіде түсіндіруге болады:
1) заңдылық аспектіде, ресми басшылардың біреуді басқаруы, басқа тұлғаларды
өз еркіне бағындыру, биліктік актілер шығару құқығы және мүмкіндігі деп санау;
2) политологиялық аспект тұрғысынан, бұл ұғым саяси-құқықтық құбылыстар
кешенін және көпшілік әкімшілігін (атқарушы билік органдар жүйесін), олардың
органдары мен қызметкерлерінің құзіретін және қызметін қамтиды.
Атқарушы билік органы – мемлекеттік биліктің атқарушы билік тармағын жүзеге
асыратын негізгі субъект.
Атқарушы билік органы – бұл тиісті құзырет берілген, белгілі бір аумақ
шеңберінде қызмет атқаратын және атқарушы өкім етуші қызметті жүзеге асыратын,
біршама дербес, құрылымдық жағынан жекеленген мемлекеттік аппараттың бөлігі.
Атқарушы билік органының белгілері:
1) атқарушы билік органының бірыңғай жүйесінің құрамдас бөлігі
2) мемлекеттік-биліктік өкілеттіктері болуы
3) тиісті құзыреті болуы
4) мемлекеттік биліктің заңға тәуелді органы
5) заңдық актілер шығарады
6) ішкі ұйымдастырылуы, құрылымы болуы
7) белгілі бір аумақта қызмет атқарады [4,c. 52-56].
2. Атқарушы билік органдары қызметінің негізгі принциптері:
1) Заңдылық – атқарушы билік органдары қызметінің қағидасы ретінде осы
органдар жүзеге асыратын мемлекеттік басқарушылық қызметінің заңға тәуелсіздігінен
тікелей туындайды.
2) Халық билігі қағидасы – мемлекеттік биліктің бірден бір бастауы- халық болып
табылады, ол өз билігін тікелей, сондай-аақ мемлекеттік билік органдары, оның ішінде
атқарушы билік органдары арқылы жүзеге асырады.

81
«Актуальные научные исследования в современном мире» ISCIENCE.IN.UA
Выпуск 1(69) ч. 9 ISSN 2524-0986
3) біртұтас билікті бөлу және өзара тежемелік әрі тепе-теңдік қағидасы –
мемлекеттік биліктің үш тармағы – заң шығарушы, атқарушы сот билігі болатындығын
және олардың дербестіктерін білдіреді.
4) Атқарушы билік органдарын ұйымдастыру мен қызметінде алқалық және
жеке-дара басшылықты дұрыс үйлестіру қағидасы – мемлекеттік басқару қызметінің
негізгі мәселелерін шешкен кезде ұжымдық пікірді ескеруді амтамасыз етеді
5) Жеке (дербес) жауапкершілік қағидасы - әрбір лауазымды адам мен
мемлекеттік қызметшінің өзіне тапсырылған жұмыстың бөлігі үшін сақтаудың
маңыздылығы.
6) Атқарушы билік органдарының жариялылық қағидасы - өздерінің
жұмысының оның ішінде нормативтік-құқықтық актілерінің неғұрлым маңызды
нәтижелерін бұқаралық ақпарат құралдары арқылы кеңіненжариялап отыруды,
жұртшылықтың назарына жеткізіп отыруды болжайды.
7) Жеке адам құқықтарының басымдығы мен кепілдендірілгендік қағидасы –
Қазақстан заңнамалары мен әкімшілік практикасы үшін жаңалық болып табылады.
8) Атқарушы билік органдарының жүйесіне орталықтандыру қағидасы – төменгі
тұрған органдардың жоғары тұрған органдарға бағыныстылығы.
Атқарушы билік органдары жүйесі деп бір-біріне бағынышты органдардың өз
араларында құзіреттерді бөлу негізіндегі құрылым саналады. Ол жүйеге мыналар кіреді:
- Үкімет
- Министрліктер, агенттіктер, комитеттер
- Жергілікті мемлекеттік басқару органдары
ҚР-сы Үкіметі- республиканың атқарушы билігін жүзеге асыратын, атқарушы
органдардың жүйесін басқарады және олардың қызметіне басшылық жасайды. Үкіметтің
құрамы: 1) ҚР-ның Премьер-министрі; 2) ҚР-сы Премьер министрінің орынбасары; 3)
министрлер; 4) өзге де лауазымды адамдар.
Министрлік- тиісті мемлекеттік басқару саласына басшылықты, сондай-ақ
заңдармен көзделген шекте-салааралық үйлестіруді жүзеге асыратын Республикалық
орталық атқарушы органы болып табылады. Министрліктер:
1) ҚР Индустрия және жаңа технологиялар министрлігі
2) ҚР Білім және ғылым министрлігі
3) ҚР Қорғаныс министрлігі
4) ҚР Төтенше жағдайлар министрлігі
5) ҚР Сыртқы істер министрлігі
6) ҚР Ішкі істер министрлігі
7) ҚР Ауылшарушалығы министрлігі
8) ҚР Әділет министрлігі
9) ҚР Денсаулық сақтау министрлігі
10) ҚР Еңбек және халықты әлеуметтік қорғау министрлігі
11) ҚР Көлік және коммуникация министрлігі
12) ҚР Қаржы министрлігі
13) ҚР Қоршаған ортаны қорғау министрлігі
14) ҚР Мәдениет министрлігі
15) ҚР Байланыс және ақпарат министрлігі
82
ISCIENCE.IN.UA «Актуальные научные исследования в современном мире»
Выпуск 1(69) ч. 9 ISSN 2524-0986
16) ҚР Туризм және спорт министрлігі
17) ҚР Мұнай және газ министрлігі
18) ҚР Экономикалық даму және сауда министрлігі
ҚР-ның агенттігі - Үкіметтің құрамына кірмейтін орталық атқарушы орган болып
табылады. Агенттік тиісті мемлекеттік басқару саласына басшылықты, сондай-ақ
заңдарда белгіленген шектерде салааралық үйлестіруді және өзге де арнайы атқару және
рұқсат беру міндеттерін жүзеге асырады.
ҚР-ның ҰҚК – республика президенті құратын, тарататын және қайта құратын
және Республикалық орталық атқарушы органдарының жүйесіне кірмейтін, Республика
Президентіне тікелей бағынатын және есеп беретін арнайы мемлекеттік орган.
Республика комиссиялары: 1) ҚР-ның Президенті жанындағы адам құқығы
жөніндегі республикалық комиссия – Сағынбек Тұрсынов төрағасы; 2) ҚР-ның Президенті
жанындағы Отбасы және әйелдер істері жөніндегі ұлттық комиссия.
Ведомство - Республикалық орталық атқарушы органы құзыретінің шегінде
арнайы атқару және бақылау – қадағалау міндеттерін сондай-ақ саларалық үйлестіруді
немесе мемлекеттік басқарудың ішкі саласына басшылық жасауды жүзеге асырады.
Жергілікті атқарушы орган (әкімдік) – облыстың (республиканың
маңызы бар қаланың астананың), ауданның (облыстық маңызы бар қаланың)
әкімі басқаратын, өз құзіреті шегінде тиісті аумақта жергілікті мемлекеттік басқаруды
жүзеге асыратын алқалы атқарушы орган [3, c. 101-154].

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ:


1. Баянов, Е. Әкімшілік құқық Жоғары оқу орындарына арналған оқулық / Есмұқан
Баянов.- Алматы, 2007.- 408 б. - c. 23.
2. Баянов, Е. Әкімшілік құқықтың схемалар бойынша анықтамалары Оқу құралы /
Есмұқан Баянов.- Алматы, 2002.- 176 б. - c. 34.
3. Баянов, Е. Мемлекеттік қызмет Оқу құралы / Е. Баянов.- Алматы, 2005.- 40 б. -
c. 31-79.
4. Григорьев, В. Қазақстан Республикасының әкімшілік құқығы (жалпы бөлім) Оқу
құралы / В. Григорьев, Қ. Тоқтабаева.- Астана: Фолиант, 2008.- 80б. - c. 52-56.
5. Жатқанбаев, Е.Б. Мемлекеттiк басқаруды ұйымдастырудың теориясы және
практикасы Оқу құралы / Е.Б Жатқанбаев.- Алматы: Казак ун-ті, 2001.- 65б.- c. 101-154.

83
«Актуальные научные исследования в современном мире» ISCIENCE.IN.UA
Выпуск 1(69) ч. 9 ISSN 2524-0986
УДК 34
Бычкова Валерия Игоревна
студент
Финансовый Университет при Правительстве РФ
(Москва, Россия)

ПОНЯТИЕ КУЛЬТУРНЫХ ЦЕННОСТЕЙ КАК ПРЕДМЕТА


ПРЕСТУПНОГО ПОСЯГАТЕЛЬСТВА

Аннотация. в статье предпринимается попытка анализа имеющихся в


отечественном законодательстве определений понятия «культурные ценности» как
объекта преступных посягательств, сопоставляется содержание специальных законов.
Автором обосновывается необходимость выведения единой дефиниции с целью
повышения качества норм нормативно-правовых актов, последовательно ведущего к
снижению негативного эффекта от коллизий и пробелов на правоприменении.
Ключевые слова: культурные ценности, искусство, юридическая
ответственность, уголовное право, уголовная ответственность.

Bychkova Valeria Igorevna


student
Financial University under the Government of the Russian Federation
(Moscow, Russia)

THE CONCEPT OF CULTURAL VALUES AS A SUBJECT OF CRIMINAL ENCROACHMENT

Abstract. the article attempts to analyze the existing definitions of the concept of
"cultural values" as an object of criminal encroachments in the domestic legislation, compares
the content of special laws. The author substantiates the need to derive a single definition in
order to improve the quality of norms of normative legal acts, consistently leading to a
reduction in the negative effect of conflicts and gaps in law enforcement.
Keywords: cultural values, art, legal responsibility, criminal law, criminal liability.

Как обратил внимание Президент Российской Федерации Владимир


Владимирович Путин на VIII Санкт-Петербургском международном культурном форуме,
культура имеет огромное значение для развития современного мира, в укреплении
межгосударственных связей и в то же время позволяет сохранять исключительность
каждой из народностей, передать будущим поколениям базовые ценности и
нравственные ориентиры [4]. Так же и Стратегия национальной безопасности
Российской Федерации до 2020 года обозначает сохранение и процветание культуры в
качестве одного из национальных интересов на долгосрочную перспективу, а культуру в
качестве национального приоритета. В этом же документе отмечено, что
противоправные посягательства на объекты культуры рассматриваются как угроза
национальной безопасности страны [5].

84
ISCIENCE.IN.UA «Актуальные научные исследования в современном мире»
Выпуск 1(69) ч. 9 ISSN 2524-0986
Базовым понятием культуры как системы являются культурные ценности. Их
защита на современном этапе представляется необходимой для реализации в
долгосрочной перспективе задачей в контексте обеспечения национальной безопасности
страны в целом.
Одним из основных механизмов обеспечения неприкосновенности тех или иных
правоотношений является закрепление в праве ответственности. В настоящее время
отечественное законодательство предусматривает гражданско-правовую,
дисциплинарную, административную и уголовную виду ответственности за преступные
посягательства против культурных ценностей. Особое место в данной группе
преступлений занимает состав, зафиксированный ст. 190 УК РФ, предусматривающий
ответственность за невозвращение культурных ценностей на территорию Российской
Федерации.
Статистические данные по статье ничтожно малы, но, как указывают сами
исследователи-правоведы, это не должно создавать ложное впечатление о том, что
данное преступление не совершается. Напротив, подобные преступления совершаются,
но обладают высокой степенью латентности, что не позволяет опираться только на
данные официальной статистики с целью выявления действительного состояния
показателей по данной статье. Как заявил Кристофер Маринелло, глава компании Art
Recovery International, «Россия — это черная дыра краденого искусства» [6]. Реестр
пропавших, утраченных, похищенных культурных ценностей, который ведется
Министерством культуры РФ, на сегодняшний день насчитывает свыше двадцати тысяч
наименований культурных ценностей (данные по состоянию на 10.01.2021 г.).
Ежемесячно данный перечень пополняется еще на 2 тысячи новых предметов.
За последние годы усилилось стремление к процессу реформирования
российского законодательства, в том числе и в сфере культуры, существует проект
Федерального Закона «О культуре в Российской Федерации» (по состоянию на
10.01.2021 г. все еще не внесен в ГД ФС РФ). В контексте попыток обновления
законодательства особое внимание следует уделить понятиям, отражающим сущность и
содержание культурной ценности, применяемым в тексте нормативно-правовых актов. В
первую очередь, конечно же, речь идет о понятии самих культурных ценностей.
Очевидно, что для правовой охраны культурных ценностей имеет существенное
значение дефиниция, которая была бы законодательно закреплена и включала бы в себя
лишь самые основные признаки данного явления. Выработанные законодателем и
научным сообществом понятия закономерно не могут считаться универсальными и
унифицированными. Это может повысить рост правовых коллизий и пробелов, что со
своей стороны способно отрицательно повлиять на правоприменительную практику.
Изначально понятие «культурные ценности» становится основной
международных конвенций: первое определение было дано в Гаагской конвенции о
защите культурных ценностей в случае вооруженного конфликта. Этот международный
акт определяет культурные ценности как движимые или недвижимые ценности, которые
имеют большое значение для культурного наследия каждого народа [7]. В целом
определение носит описательный характер и представляет собой перечисление
объектов, которые обладают культурной ценностью, при этом не раскрывая существа
обозначаемого понятия.
85
«Актуальные научные исследования в современном мире» ISCIENCE.IN.UA
Выпуск 1(69) ч. 9 ISSN 2524-0986
В отечественном законодательстве культурные ценности имеют не одно
легальное определение и в каждом отдельном нормативно-правовом акте обладают
своей спецификой и содержанием.
В Конституции РФ применяются как понятие «культурные ценности», так и
понятия «историческое и культурное наследие», «памятники истории и культуры» (ч. 2
ст. 44, ч. 2 ст. 74). В Уголовном кодексе РФ культурные ценности являются предметом
посягательств в четырех составах преступлений. При этом для описания предметов
преступных посягательств законодатель в тексте использовал следующие формулировки:
- предметы или документы, имеющие особую историческую, научную,
художественную или культурную ценность (ст. 164 УК РФ);
- культурные ценности (ч. 2 ст. 188 УК РФ, ст. 190 УК РФ);
- объекты культурного наследия (памятники истории и культуры) народов
Российской Федерации, включенные в единый государственный реестр объектов
культурного наследия (памятников истории и культуры) народов Российской Федерации,
выявленные объекты культурного наследия, природные комплексы, объекты, взятые под
охрану государства, или культурные ценности (ч. 1 ст. 243 УК РФ).
Видно, что вместо единого и четкого понятия, существует обилие определений,
говорящих примерно об одном и том же, поскольку законодатель во всех случаях
использует их либо как тождественные, либо соотносящиеся как часть и целое, но при
этом в УК РФ не раскрывается содержание ни одного из указанных понятий. Нет единого
понятия в отношении рассматриваемых предметов и в специальных федеральных
законах.
Нормативным правовым актом, являющимся основным источником понятийного
аппарата для данной сферы и дающим понятие культурных ценностей, является Основы
законодательства Российской Федерации о культуре. Так статья 3 определяет культурные
ценности как нравственные и эстетические идеалы, нормы и образцы поведения, языки,
диалекты и говоры, национальные традиции и обычаи, исторические топонимы,
фольклор, художественные промыслы и ремесла, произведения культуры и искусства,
результаты и методы научных исследований культурной деятельности, имеющие
историко-культурную значимость здания, сооружения, предметы и технологии,
уникальные в историко-культурном отношении территории и объекты. Помимо этого, в
законе используются такие термины, как "культурные блага", "культурное наследие" и
"культурное достояние".
Закон "О вывозе и ввозе культурных ценностей" N 4804-1 понятие культурных
ценностей трактует уже иначе: движимые предметы материального мира независимо от
времени их создания, имеющие историческое, художественное, научное или культурное
значение. Далее, в ст. 7 Закона содержится весьма объемный перечень категорий
предметов, подпадающих под его действие. Помимо этого, вводится понятие
«культурные ценности, имеющие особое значение».
Сопоставление содержания специальных законов показывает, что Основы
законодательства более широко трактуют исследуемое понятие, относя к культурным
ценностям не только соответствующие предметы материального мира, но и
нематериальные объекты - ценности исключительно духовного порядка, но блага,

86
ISCIENCE.IN.UA «Актуальные научные исследования в современном мире»
Выпуск 1(69) ч. 9 ISSN 2524-0986
которые относятся к идеальным категориям, объективно не могут выступать в роли
предметов невозвращения из-за границы.
Как можно заметить, единообразного по содержанию определения понятия
«культурные ценности» в отечественном законодательстве не существует, хотя в его
установлении и назрела необходимость, причем не только с точки зрения чисто
теоретического аспекта, но и с точки зрения его практического значения. В национальном
законодательстве сложилась ситуация наличия противоречащих друг другу описаний
того, что следует считать культурными ценностями. Преодоление такого дуализма в
определении одного и того же правового явления представляет интерес как с позиций
юридической науки, так и с точки зрения практики правоприменения, которая ежедневно
стоит перед выбором правовых норм при решении вопроса о том, что следует признавать
предметами указанных преступных деяний.
Невнесенный на рассмотрение проект Закона о культуре так же содержит
необходимый понятийный аппарат, присутствует и определение культурных ценностей,
но оно, к несчастью для правоприменителей, слово в слово дублирует определение,
данное в Основах законодательства о культуре, то есть опять представляет
гипотетический предмет преступного посягательства в качестве таких нематериальных
категорий как «нравственные и эстетические идеалы». Представляется необходимым
осуществить корректировку данных в проекте дефиниций для целей снижения
пробельности законодательства и упрощения работы правоприменителей.
Можно предположить, что при условии высокого уровня юридической техники,
преступления по отношению к культурным ценностям имеют все шансы снизиться в
количестве. При всем этом не стоит забывать, что число преступных посягательств,
направленных против культурных ценностей, объясняется и тем, что количество
объектов культурного наследия на территории Российской Федерации с каждым годом
снижается и на сегодняшний день назрела потребность в активизации политики
государства в сфере уголовно-правовой охраны еще сохранившихся древностей,
имеющих высокое культурное значение. Это можно объяснить тем, что редкость
культурного объекта повышает его ценность с экономической и с исторической точки
зрения, как для лиц, вынашивающих преступный умысел, так и для участников арт-рынка
Недостаточно просто ужесточить уголовно-правовую ответственность за
различные рода посягательства и усилить наказание: это не повысит качество уголовно-
правовой охраны культурных ценностей. Необходимо заполнить существующие пробелы
и ликвидировать коллизии в регулировании правового статуса культурных ценностей для
целей полномерной охраны культурного достояния государства. Очевидно, что
социально-экономическая ситуация во всем мире подверглась изменениям, и
систематизация законодательства по вопросам статуса культурных ценностей носит
вопрос необходимости. В частности, эта необходимость касается оборота культурных
ценностей не только в России, но и во всем мире.

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ:


1. Богуславский, М. М. Культурные ценности в международном обороте: правовые
аспекты: Монография / М.М. Богуславский. - 2-e изд., перераб. и доп. - Москва:
Норма: ИНФРА-М, 2012. - 416 с. + вкл. (16 с.). ISBN 978-5-91768-224-2. - Текст:
87
«Актуальные научные исследования в современном мире» ISCIENCE.IN.UA
Выпуск 1(69) ч. 9 ISSN 2524-0986
электронный. - URL: https://new.znanium.com/catalog/product/331448 (дата
обращения: 11.04.2020)
2. Аксенов А. О. Понятие и сущность культурных ценностей как объекта преступных
посягательств / А. О. Аксенов // Электронный научный журнал «Наука. Общество.
Государство». — 2019. — Т. 7, № 4 (28). — С. 46–50.— URL: http://esj.pnzgu.ru. — Дата
публикации: 30.12.2019 г.
3. Жигалов С.В. Понятие «культурные ценности»: плюрализм подходов / С.В. Жигалов
// Право и современные государства – 2017 – 5/2017 – С. 16 – 22.
4. Путин рассказал о роли культуры в укреплении связей между странами //
[электронный ресурс] //URL: https://ria.ru/20191114/1560914997.html (Дата
обращения: 11.04.2020 г.)
5. Указ Президента РФ от 31.12.2015 N 683 "О Стратегии национальной безопасности
Российской Федерации" // Официальный интернет-портал правовой информации
http://www.pravo.gov.ru, 31.12.2015, "Собрание законодательства РФ", 04.01.2016, N 1
(часть II), ст. 212
6. «Россия — это черная дыра краденого искусства» [электронный ресурс] //URL:
https://daily.afisha.ru/archive/vozduh/art/rossiya-eto-chernaya-dyra-kradenogo-
iskusstva/ (Дата обращения: 11.04.2020 г.)
7. Конвенция о защите культурных ценностей в случае вооруженного конфликта (вместе
с «Исполнительным регламентом...», «Протоколом» и Резолюциями I, II, III):
заключена в г. Гааге 14.05.1954 // Ведомости Верховного Совета СССР. 1957. № 3.
Ст. 54.

88
ISCIENCE.IN.UA «Актуальные научные исследования в современном мире»
Выпуск 1(69) ч. 9 ISSN 2524-0986
УДК 34
Васьков Петр Александрович
магистрант,
Научный руководитель: Мансуров Гафур Закирович
профессор, доцент, доктор юридических наук,
Уральский институт управления РАНХиГС
(Екатеринбург, Россия)

РОЛЬ ИНСТИТУТА ЗАЩИТЫ ПРАВ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЕЙ В СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ

Аннотация. в настоящей статье рассматриваются конституционно-правовые и


гражданско-правовые аспекты защиты прав предпринимателей в России как важного
элемента, определяющего роль института защиты прав предпринимателей в целом. В
статье говорится о том, что реализация уполномоченными лицами мероприятий в
области государственного контроля в отношении юридических лиц и индивидуальных
предпринимателей на предмет ведения ими своей деятельности должна отвечать
определенным базовым конституционно-правовым принципам.
Автор обосновывает значимость выстраивания гармоничных правоотношений
между бизнесом и государством в вопросах обеспечения реализации прав
предпринимателей на свободу предпринимательства. Институт защиты
предпринимателей в России характеризуется важнейшей базовой ролью сохранения
баланса в отношении между контролирующими государственными органами и
свободой осуществления предпринимателями своей деятельности. Этот баланс видится
как форма взаимодействия, основанная на конституционно-правовых принципах,
направленная на выстраивание здоровых и эффективных финансово-правовых
отношений между государством, в лице отдельных структур, и субъектами экономико-
правового оборота в Российской Федерации.
Автор предлагает рассматривать вопросы защиты прав предпринимателей
сквозь призму межотраслевого характера.
Автор видит важнейшей ролью института защиты прав предпринимателей -
обеспечение функционирования системы основных прав и свобод, заложенных
действующим законодательством в отношении осуществления предпринимательской
деятельности свободно и по своему усмотрению. Свобода, данная каждому субъекту
экономического оборота страны, характеризуется многими факторами, в частности,
свобода выбора сферы деятельности, свобода выбора способов ведения бизнес-
процессов, организации производства, реализации собственной продукции или услуг и
т.д.
Ключевые слова: Защита прав предпринимателей, роль защиты прав
предпринимателей, принципы защиты прав предпринимателей, свобода
предпринимательства, равенство субъектов предпринимательской деятельности,
государственный контроль за деятельностью юридических лиц и индивидуальных
предпринимателей, способы защиты прав предпринимателей

89
«Актуальные научные исследования в современном мире» ISCIENCE.IN.UA
Выпуск 1(69) ч. 9 ISSN 2524-0986
Vaskov Petr Aleksandrovich
Undergraduate,
Scientific supervisor: Mansurov Gafur Zakirovich, Professor, Associate Professor,
Doctor of Law, Ural Institute of Management of RANEPA
(Ekaterinburg, Russia)

THE ROLE OF THE INSTITUTE FOR THE PROTECTION OF THE RIGHTS


OF ENTREPRENEURS IN MODERN RUSSIA

Abstract. This article considers constitutional-legal and civil-legal aspects of the


protection of the rights of entrepreneurs in Russia as an important element that determines
the role of the institution for the protection of the rights of entrepreneurs in general. The article
states that the implementation by authorized persons of measures in the field of state control
in relation to legal entities and individual entrepreneurs for the conduct of their activities
should meet certain basic constitutional and legal principles.
The author justifies the importance of building harmonious legal relations between
business and the state in ensuring the realization of the rights of entrepreneurs to freedom of
enterprise. The Institute for the Protection of Entrepreneurs in Russia is characterized by the
most important basic role of maintaining a balance in relation to controlling state bodies and
the freedom of entrepreneurs to carry out their activities. This balance is seen as a form of
interaction based on constitutional and legal principles, aimed at building healthy and
effective financial and legal relations between the state, in the person of individual structures,
and subjects of economic and legal turnover in the Russian Federation.
The author proposes to consider the protection of the rights of entrepreneurs through
an intersectoral lens.
The author sees the most important role of the institution for the protection of the
rights of entrepreneurs - ensuring the functioning of the system of fundamental rights and
freedoms laid down by the current legislation in relation to the conduct of entrepreneurial
activities freely and at his discretion. The freedom given to each subject of the country's
economic turnover is characterized by many factors, in particular, the freedom to choose the
sphere of activity, the freedom to choose how to conduct business processes, organize
production, sell their own products or services, etc.
Keywords: Protecting the rights of entrepreneurs, the role of protecting the rights of
entrepreneurs, the principles of protecting the rights of entrepreneurs, freedom of
entrepreneurship, equality of business entities, state control over the activities of legal entities
and individual entrepreneurs, ways to protect the rights of entrepreneurs

На современном этапе становления и развития российского государства


предпринимательство в различном своем проявлении претерпевает значительные
преобразования, которые не только характеризуются динамичными темпами, но также
протекают в обострённых экономико-правовых кризисных условиях, давления
общемировых событий, связанных с пандемией, а также хаотичной трансформацией
действующего законодательства Российской Федерации в сфере финансовых
правоотношений.
90
ISCIENCE.IN.UA «Актуальные научные исследования в современном мире»
Выпуск 1(69) ч. 9 ISSN 2524-0986
Вышеперечисленные факторы, безусловно, оказывают свое прямое действие на
осуществление предпринимателями своей хозяйственной экономической деятельности,
в связи с чем исследование аспектов правовой защиты предпринимателей в новых
мировых и российских условиях приобретает особую важность и актуальность.
Вопросы защиты прав предпринимателей по своему масштабу имеют
межотраслевой характер, поскольку в рамках осуществления предпринимательской
деятельности ее субъектами затрагиваются как базовые гражданско-правовые
принципы, так и сфера административно-правовая, например, особенности проведения
проверок в отношении предпринимателей, а также привлечения их к административной
ответственности в соответствии с действующим Кодексом Российской Федерации об
административных правонарушениях от 30.12.2001 № 195-ФЗ [3], в вопросах
ответственности также могут быть затронута сфера уголовно-правовых отношения, а
помимо этого любой государственный контроль осуществляется на основании
конституционно-правовых принципов. Поэтому правовой анализ тематики защиты прав
предпринимателей представляет собой некий правовой симбиоз принципов и роли
данного института для современной правовой науки в целом.
Реализация уполномоченными лицами мероприятий в области государственного
контроля в отношении юридических лиц и индивидуальных предпринимателей на
предмет ведения ими своей деятельности должна отвечать определенным базовым
конституционно-правовым принципам, например, таким как: 1) принцип законности,
закрепленный ст. 15 Конституции Российской Федерации [4], - это основной и базовый
принцип организации деятельности всех государственных и муниципальных органов в
стране. Безусловно, любая деятельность представителя власти, и в контролирующих
органах в том числе, должна осуществляться исключительно на основании и в
соответствии с действующими нормами права Российской Федерации. Гарантия
законности деятельности властных структур опосредует правовую суть деятельности
системы государственных органов как обеспечение правопорядка с одной стороны, и с
другой стороны – эта деятельность сама по себе также должна быть законной, без
использования запрещенных методов и превышения полномочий, права всех участников
данных правоотношений должны четко соблюдаться, вне зависимости от его
экономического статуса (малый, средний или крупный бизнес); или 2) принцип
справедливости, который отождествляет основную задачу системы контроля за
деятельностью российских предпринимателей, и должен реализоваться сквозь призму
разумности, законности и справедливости. Никто не может быть привлечен к
ответственности сверх установленной действующим законодательством меры, также, как
и не может быть отпущен без несения наказания за совершенное правонарушение (за
исключением определенных российским законодателем случаев).
С точки зрения конституционно-правовой сферы, полагаем институт защиты
предпринимателей в России характеризуется важнейшей базовой ролью сохранения
баланса в отношении между контролирующими государственными органами и свободой
осуществления предпринимателями своей деятельности. Этот баланс видится как форма
взаимодействия, основанная на конституционно-правовых принципах (не ограничиваясь
перечисленными выше), направленная на выстраивание здоровых и эффективных

91
«Актуальные научные исследования в современном мире» ISCIENCE.IN.UA
Выпуск 1(69) ч. 9 ISSN 2524-0986
финансово-правовых отношений между государством, в лице отдельных структур, и
субъектами экономико-правового оборота в Российской Федерации.
Важнейшей ролью института защиты прав предпринимателей выступает
обеспечение функционирования системы основных прав и свобод, заложенных
действующим законодательством в отношении осуществления предпринимательской
деятельности свободно и по своему усмотрению. Свобода, данная каждому субъекту
экономического оборота страны, характеризуется многими факторами, в частности,
свобода выбора сферы деятельности, свобода выбора способов ведения бизнес-
процессов, организации производства, реализации собственной продукции или услуг
и т.д.
Важность обеспечение функционирования и возможности реализации свободы
предпринимательской деятельности обусловлена самой сутью предпринимательства в
целом. Обращаясь к классическим канонам, изложенным в положениях ст. 2
Гражданского Кодекса Российской Федерации «Гражданский кодекс Российской
Федерации (часть первая) от 30.11.1994 № 51-ФЗ [5], отметим, что предпринимательство
в России определяется через такие категории как самостоятельность и рискованность.
Что, на наш взгляд, предполагает возможность свободы действий в отношении
построения собственного бизнеса с обязательным соблюдением законов, действующих
на территории российского государства.
Юридические лица и индивидуальные предприниматели, осуществляя свою
хозяйственную деятельность на законных основаниях не могут быть подвергнуты
ограничением и нападкам со стороны властных структур. Именно благодаря институту
защиты прав предпринимателей, каждый из них, в случае нарушения данных им прав и
свобод, вправе осуществлять защиту своих интересов, способами, определенными
действующим законодательство Российской Федерации. Таким образом, определяется
системный подход к целому комплексу нюансов и особенностей ведения бизнеса в
России в его равновесии с правовой точки зрения и относительно процесса
осуществления контроля со стороны уполномоченных государственных структур.
Роль института защиты прав предпринимателей также сводится к обеспечению
реализации принципа равенства всех субъектов предпринимательской деятельности в
России. В условиях всеобщей глобализации и укрупнения сетевых бизнесов, усиления их
роли на местных и региональных рынках, малый бизнес претерпевает серьезные
трудности как в рамках конкурентной среды с более крупными игроками рынка, так и в
условиях введенных ограничений в связи с ситуацией с пандемией. Однако несмотря на
различную финансовую опору в вопросах ведения предпринимательской деятельности,
защита прав и интересов каждого из участников рынка осуществляется на равных
условиях. Именно конкурентным отношениям в последние годы учеными и правоведами
уделяется большое внимание.
Так, в отношении вопросов защиты прав малого и среднего бизнеса А.Б. Степин
говорит о возможности применения материальных и нематериальных способов защиты
данных субъектов [2].
Ю.Н. Андреев полагает, что «защита гражданских прав содержит материально-
правовой и процессуально-правовой аспекты и включает материальные элементы

92
ISCIENCE.IN.UA «Актуальные научные исследования в современном мире»
Выпуск 1(69) ч. 9 ISSN 2524-0986
(способы защиты) и процессуальные (формы и средства защиты) элементы, которые
тесно взаимосвязаны между собой» [1].
Под нематериальными способами защиты согласно А.Б. Степину можно
понимать требования субъекта предпринимательства, предусмотренные
определенными процессуальными нормами, которые субъект малого и среднего
предпринимательства заявляет в роли участника (или стороны) конкретного вида
правоотношений, в целях урегулирования возникшего конфликтного процесса (спора) и
в результате направленного на восстановление оспариваемого правомочия такого
субъекта рынка. Материальные же способы защиты отличаются от нематериальных тем,
что с их помощью также идет процесс определения вида и характера спорного
правоотношения и правовых последствий его разрешения [2].
Следующим ролевым значением развития института защиты прав
предпринимателей отметим более глобальный и охватывающий все ниши
жизнедеятельности общества аспект – это выстраивание лаконичных общественно-
правовых связей между субъектами экономической жизни страны, т.е.
предпринимателями, государственных структур (в том числе контролирующих органов)
и российского гражданского общества как такового. По нашему мнению, такая
масштабная взаимосвязь выстраивается за счет корреляции правоотношений в области
ведения бизнеса с другими сферами жизнедеятельности общества. Например, активное
предпринимательство, имеющее равный доступ ко всем правам и свободам, в здоровой
взаимосвязи с государственными и общественными сферами деятельности, как
социальная составляющая (обеспечение бизнесом населения рабочими местами),
налоговый компонент, пополняющий казну соответствующего региона Российской
Федерации, обеспечение пенсионных отчислений сотрудников предпринимателей,
участие предпринимателей в различных социальных проектах, в том числе на
благотворительной основе - с одной стороны, и грамотный контроль, невмешательство в
повседневную предпринимательскую деятельность соответствующих бизнес субъектов,
отсутствие превышения полномочий при проведении проверок со стороны
контролирующих структур – с другой стороны, позволяет выстраивает гармоничную
экономику страны в определенном ее сегменте, что позитивным образом влияет и на
российское общество в целом.
Поэтому, важно помнить, что защита прав предпринимателей направлена на
сохранение этого баланса интересов, и при возникновении ситуаций, в которых права и
законные интересы предпринимателей нарушаются или иным образом ущемляются, а
этот самый баланс нарушается. Именно институт защиты прав предпринимателей берет
на себя решающую роль в урегулировании такого правового конфликта. Применяя
определенные способы и формы защиты прав предпринимателей, последние получают
возможность отстоять свои права и законные интересы, восстановить исходное
положение дел и двигаться дальше по пути развития собственного дела.
Итак, любые экономические процессы в сфере бизнеса не могут протекать
опосредованно от иных финансово-правовых аспектов жизнедеятельности российского
общества. Взаимосвязь и взаимодействие бизнеса, государства и общества необходимо
выстраивать путем гармонизации ряда важных факторов:1) обеспечение реальной
свободы предпринимательства; 2) осуществление государственного контроля за
93
«Актуальные научные исследования в современном мире» ISCIENCE.IN.UA
Выпуск 1(69) ч. 9 ISSN 2524-0986
деятельностью юридических лиц и индивидуальных предпринимателей на принципах
законности и справедливости; 3) отсутствие превышения полномочий и компетенций
должностных лиц, осуществляющих такую проверку; 4) законность самой
предпринимательской деятельности и исполнение обязательств, с ней связанных и т.д.
Посыл и основная направленность института защиты прав предпринимателей
обусловлена важностью обеспечения качественного и эффективного функционирования
системы способов и форм защиты нарушенных прав и свобод юридических лиц и
индивидуальных предпринимателей.
Базовые конституционно-правовые принципы, связанные со свободой
предпринимательства, неприкосновенностью имущества, иными правами и интересами
субъектов предпринимательской деятельности в России во взаимосвязи с эффективной
системой защиты этих прав и свобод – это важный ресурсный компонент для
современной системы построения экономики страны, развитие которого и его
совершенствование в ближайшие годы потребует от законодателя и субъектов
предпринимательства больших усилий. Безусловно, это тесно связано с современной
текущей кризисной ситуацией, когда в виду введенных ограничений для многих сфер
бизнеса из-за пандемии, предприниматели оказались в очень затрудненном финансовом
положении, в результате бизнес утратил доверие к государственной власти, которое и до
этого было довольно шатко.
Поэтому полагаем, что в перспективе на ближайшие годы институт защиты прав
предпринимателей в России в новых условиях развития нашего государства будет
претерпевать определенные видоизменения. Актуализируется необходимость
эффективной защиты предпринимателей в различных сегментах экономики, а также
наиболее актуальным станет реализации полномочий на равную защиту и справедливое
правосудие в рамках данной тематики.

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ:


1. Андреев Ю.Н. Механизм гражданско-правовой защиты. М.: Норма; Инфра-М, 2016.
С. 33 - 34.
2. Степин А.Б. Материальные и нематериальные способы защиты гражданских прав
субъектов малого и среднего предпринимательства: проблема их достаточности //
Юрист. 2018. № 8. С. 11 - 16.
3. «Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях» от
30.12.2001 № 195-ФЗ (ред. от 31.07.2020) (с изм. и доп., вступ. в силу с 11.08.2020) //
«Российская газета», № 256, 31.12.2001.
4. «Конституция Российской Федерации» (принята всенародным голосованием
12.12.1993 с изменениями, одобренными в ходе общероссийского голосования
01.07.2020) // официальный текст Конституции РФ с внесенными поправками от
14.03.2020 опубликован на Официальном интернет-портале правовой информации
http://www.pravo.gov.ru, 04.07.2020.
5. «Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая)» от 30.11.1994 № 51-ФЗ
(ред. от 31.07.2020) // «Собрание законодательства РФ», 05.12.1994, № 32, ст. 3301.

94
ISCIENCE.IN.UA «Актуальные научные исследования в современном мире»
Выпуск 1(69) ч. 9 ISSN 2524-0986
УДК 34
Голущикова Анастасия Сергеевна
студент магистратуры
ВятГУ
(Киров, Россия)

ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВЫЕ ПРОЦЕДУРЫ ЛИКВИДАЦИИ


КОММЕРЧЕСКИХ ЮРИДИЧЕСКИХ ЛИЦ

Аннотация. В данной статье рассматривается вопрос в рамках ликвидации


юридических коммерческих лиц, анализируется понятия данного вида лиц,
рассматриваются аспекты ликвидации данного вида лиц, выявляются основные
проблемы при процедуре ликвидации коммерческих лиц, предлагаются решения
проблем на законодательном уровне, выдвигаются основные выводы.
Ключевые слова: коммерческое лицо, юридическое лицо, ликвидация,
процедура, порядок, гражданско - правовой анализ

Goldikova Anastasia Sergeevna


Graduate, Vyatgu
(Kirov, Russia)

CIVIL LAW PROCEDURES FOR THE LIQUIDATION OF COMMERCIAL LEGAL ENTITIES

Abstract. this article deals with the issue of liquidation of legal commercial entities,
analyzes the concepts of this type of persons, considers the aspects of liquidation of this type
of persons, identifies the main problems in the procedure of liquidation of commercial entities,
offers solutions to problems at the legislative level, puts forward the main conclusions.
Keywords: legal entity, commercial entity, liquidation, procedure, procedure, civil law
analysis

На современном этапе правового развития Российского государства ликвидация


лица юридического вида, являясь достаточно самобытной и сложной процедурой, может
содержать непосредственно в себе множество актуальных на сегодняшний день проблем
и важнейших вопросов. В настоящее время в современной российской юридическо-
правовой литературе прекращение деятельности конкретного типа юридической
организации как правило трактуется в качестве способа окончания его
функционирования, таким образом сравнивая ликвидацию организации с прямым
окончанием деятельности того или иного вида юридического лица.
Кроме того, имеет место быть мнение о прямой потребности разделения причин,
методов и типов окончания деятельности тех или иных видов юридических лиц.
Целесообразно принять точку зрения А. А. Красовской и Н.И. Чарковской о том, что,
конкретно, ликвидация того или иного вида юридического лица вполне может
перекликаться с окончанием его правоспособности, происходящее в процессе внесения

95
«Актуальные научные исследования в современном мире» ISCIENCE.IN.UA
Выпуск 1(69) ч. 9 ISSN 2524-0986
в Единый российский государственный реестр юридических лиц (далее - ЕГРЮЛ) данных
о его исключении. [4, C. 23]
На основании положений Гражданского кодекса (далее — ГК) прекращение
деятельность того или иного вида юридического лица в теории и на практике
определяется как вариант его ликвидации без права перехода обязанностей и прав в
специфическом порядке правопреемства на иные лица и заканчивается в момент
внесения определенной записи в ЕГРЮЛ. Таким образом, прекращение деятельности
того или иного юридического лица — это, в первую очередь, процесс, по завершению
которого субъект правоотношений заканчивает свое существование в законодательном
поле, что, прямым образом оказывает влияние в первую очередь на нормативно-
правовую надежность гражданско-правового выражения экономического оборота и в
будущем способно принести вред интересам широкого круга лиц. [5, C. 31]
Ликвидация любого субъекта правохозяйствования является некой процедурой,
направленной на завершение деятельности данной организации, и осуществляемая с
соблюдением всех установленных для нее требований, что подразумевает под собой
соблюдение определенного законодательного порядка. На основании этого
определенный круг ученых полагают, что, конкретно, процедура ликвидации — это
«...установленный комплекс конкретных юридических событий, возникновение которых
обязательно для установления юридической цели самой ликвидации, имеется ввиду
полная остановка и отсутствие дальнейшего функционирования деятельности того или
иного вида юридического лица; поэтапность возникновения данных событий, которая
зафиксирована законом; время на ликвидацию». Иные, на основе исследования норм п.
2 ст. 61 ГК РФ, анализируют процесс ликвидации в более узком смысле, при этом деля ее
на два типа: добровольную (без перехода прав и обязанностей к другим лицам) и
принудительную.
Здесь целесообразно отличать поэтапность и основные положения прекращения
деятельности юридического лица. Таким образом, заметим, что, например, ст. 61 ГК РФ
фиксирует основания ликвидации того или иного юридического лица, при этом учитывая
конкретные юридические события, которые законодательно объединены с ликвидацией
того или иного вида юридического лица и которые происходят на основании указания
порядка, в котором может происходить процедура юридического лица, и базовых
распоряжений к порядку, процедура ликвидации зафиксирована ст. 63 ГК РФ. [6, C. 105].
Необходимо подчеркнуть, что, прямым образом, ГК РФ не прописан срок
внесения конкретных сведений о прекращении деятельности юридического лица. Это, в
то же время, способствует возникновению разных правонарушений, выражающихся в
избежании ликвидирующимся юридическим лицом от исполнения всех своих
обязательств прямо перед кредиторами. Суды по этим делам, несмотря на констатацию
ими отсутствия публикации сведений о ликвидации организации, отказали в
удовлетворении обращений в судебную инстанцию, обоснуя это тем, что, прямым
образом, данный метод защиты, как поручения для комиссии по ликвидации
(ликвидатора) необходимости осуществлять действия, которые предусмотрены ст. 63 ГК
РФ, например определять процедуру и сроки прекращения деятельности юридического
лица, доносить информацию до кредиторов о прекращении деятельности, законом не
установлено.
96
ISCIENCE.IN.UA «Актуальные научные исследования в современном мире»
Выпуск 1(69) ч. 9 ISSN 2524-0986
Из этого следует, что публикация данных о прекращении деятельности
юридического лица представляется важнейшим из правовых действий, совершаемых
юридическим лицом, которое направлено на реализацию процедуры ликвидации и
достижение целей, установленных настоящим Порядком, должно содействовать
поэтапной и реальной процедуре прекращения деятельности того или иного вида
юридического лица, в том числе содействию правовых потребностей и прав всех, кто тем
или иным образом заинтересован в процедуре ликвидации юридического лица.
В п. 2 ст. 63 ГК комиссия по ликвидации по окончанию срока для выявления тех
или иных категорий требований кредиторов, представляет собой основной межэтапный
ликвидационный вид баланса, который содержит внутри себя основные данные о
характеристике имущества определенного юридического типа лица, которое прекращает
свою деятельности, а также список кредиторов, которые предъявили свои требования, и
итоги их изучения. [7, C. 122].
Промежуточный бухгалтерский баланс, ликвидирующего юридического лица
подписывается всеми учредителями юридического лица или органом, который принял
решение о прекращении деятельности того или иного вида юридического лица. В
некоторых моментах, установленных законодательством, ликвидационный баланс
может быть утвержден на основании согласия с непосредственно уполномоченным на
это органом государственной власти.
Ликвидационный баланс отображает фактическое имущественное и финансовое
состояние дел юридического лица, имеются ввиду его активы и обязательства по
состоянию на конкретную дату окончания срока требований, которые предъявили
кредиторы.
Таким образом, до момента составления данного документа, те или иные расчеты
с кредиторами, как правило, запрещены.
В качестве одного из проектов изменений законодательства можно предложить
дополнить Гражданский кодекс статьей 64.3 «восстановление ликвидируемого
юридического вида лица» и описать ее следующим образом:
«1. Результат о ликвидации любого юридического коммерческого типа лица в
суде может таким образом быть признано недействительным в течение двенадцати
месяцев со дня непосредственного внесения в ЕГРЮЛ записи о его важной ликвидации.
2. Кредиторы и участники ликвидируемого юридического вида лица вправе
обратиться непосредственно в суд с заявлением о признании ликвидации любого
юридического коммерческого типа лица недействительным по следующим фактам и
основаниям:
1) несвоевременное уведомление либо отсутствие такового уведомления
учредителя юридического лица о непосредственной дате осуществления собрания, на
повестку дня которого поставлен актуальный вопрос о прекращении деятельности того
или иного вида юридического лица;
2) неуместное по времени предоставление бюллетеней для проведения
голосования;
3) подача в орган регистрации документов, содержащих непроверенную и
неподтверждённую информацию;

97
«Актуальные научные исследования в современном мире» ISCIENCE.IN.UA
Выпуск 1(69) ч. 9 ISSN 2524-0986
4) по другим основаниям, которые затрагивают права лиц, обозначенных в п. 2
настоящей статьи.
3. Прямым образом подтверждение судебной инстанцией неактуальными
решения и предложения о прекращении деятельности того или иного вида юридического
лица будет способствовать возобновлению деятельности ликвидированного
юридического лица посредством фиксации необходимой записи в Единый
государственный реестр юридических лиц. Тем самым, мы считаем, что, конкретно,
неустановленные законодательно сроки, регулирующие процедуру ликвидации, а также
последствий за их невыполнение, представляет собой пробел, приводящий в последствии
к определенному ряду проблем на практике.
Одной из таких проблем является законодательное формирование любых
подходящих условий для искусственных попыток затянуть процесс прекращения
деятельности юридического лица конкретными недобропорядочными гражданами-
участниками правовых отношений, что, в последствии, может способствовать
нарушению законных прав лиц третьего порядка, а также отрицательно повлиять на
деятельности судебных инстанций, а также разрушительно сказаться на состоянии
гражданского оборота в целом. [8, C. 77]. На основании вышеуказанного, мы
анализируем текущую ситуацию как трудность, которая заслуживает значительного
внимания и требующую скорейшего разрешения посредством внедрения изменений в
правовое поле. Относительно сроков осуществления процедуры прекращения
деятельности юридического лица, то мы можем отметиь как минимум два способа
удаления этого разрыва.
Во всяком случае, целесообразно более конкретно прописывать промежуточные
сроки самой процедуры ликвидации. Это возможно, в частности, посредством фиксации
сроков всех расчетов с кредиторами, сроков взыскания задолженности с дебиторами
конкретного ликвидируемого юридического лица, а также фиксации других сроков. Иной
вариант - зафиксировать ограничение на длительность процедуры ликвидации. Данный
вариант представляется нам наиболее корректным, так как лица, которые участвуют в
процедуре ликвидации, не будут обременены конкретными сроками выполнения тех или
иных видов действий и, в случае необходимости, вправе самостоятельно определять
промежуточные срок [9, C. 31].
Касаемо длительности ликвидационного срока, считаем оптимальным
зафиксировать 12 месяцев, аналогично федеральным законам «Об обществах с
ограниченной ответственностью», «О банках и банковской деятельности». По нашему
мнению, этот срок является оптимальным с учетом правового установления в законе
определенных промежуточных видов срока ликвидационного вида процедуры. [13, C. 52]

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ:


1. Конституция Российской Федерации (принята всенародным голосованием 12.12.1993
с изменениями, одобренными в ходе общероссийского голосования 01.07.2020)
2. Гражданский кодекс Российской Федерации от 30.11.1994 N 51 - ФЗ (ред. от 31.07.2020)
3. Федеральный закон от 08.08.2001 N 129 - ФЗ (ред. от 31.07.2020) «О государственной
регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей» (с изм. и доп.,
вступ. в силу с 19.10.2020)
98
ISCIENCE.IN.UA «Актуальные научные исследования в современном мире»
Выпуск 1(69) ч. 9 ISSN 2524-0986
4. Анисимов, А. П. Гражданское право России (комплект из 2 книг) / А.П. Анисимов,
А.Я. Рыженков, С.А. Чаркин. - М.: Юрайт, 2014. - 479 c.
5. Баянов С.В. Гражданское право РФ. Учебник для бакалавров // ЭЖ - Юрист. 2018.
№ 1 - 2. С. 14.
6. Буланов М. С. Гражданское право России в 4 –х частях// Власть Закона. – 2016. –
№ 2. – С. 210–221.
7. Бутова Е.А. Предмет гражданско – правового договора // Известия Юго - Западного
государственного университета. Серия: История и право. 2017. Т. 7. № 4 (25).
С. 74 - 81.
8. Волынкина, М. В. Гражданское право. Часть 1 / М.В. Волынкина, Е.Г. Комиссарова. -
М.: Аспект пресс, 2015. - 208 c.
9. Гражданское право России. Общая часть / Под редакцией А.Я. Рыженкова. - М.:
Юрайт, 2017. - 464 c.
10. Зарубин А.В. Гражданское право РФ // Власть Закона. 2017. № 2 (30). 315 c.
11. Ивакин, В. Н. Гражданское право. Особенная часть. Краткий курс лекций /
В.Н. Ивакин. - М.: Юрайт, 2013. - 230 c.
12. Иванова, Е. В. Гражданское право России. Полный курс / Е.В. Иванова. - М.: Книжный
мир, 2014. - 816 c.
13. Иоффе, О. С. Гражданское право. Избранные труды / О.С. Иоффе. - М.: Статут, 2014. -
784 c.

99
«Актуальные научные исследования в современном мире» ISCIENCE.IN.UA
Выпуск 1(69) ч. 9 ISSN 2524-0986
УДК 34
Горшков Артур Олегович
студент бакалавриата
Московский государственный институт международных отношений
(университет) МИД
(Москва, Россия)

ПРАВО НА НАУЧНОЕ ОТКРЫТИЕ

Аннотация. В данной статье раскрываются проблемы правовой охраны


интересов ученых, совершивших научное открытие. Анализируется действующее
законодательство по проблеме исследования, формулируются некоторые предложения
по развитию нормативно-правовых актов, регулирующих обеспечение интересов
граждан, которые совершили научное открытие.
Ключевые слова: интеллектуальная собственность, право интеллектуальной
собственности, научное открытие, право приоритета.

Gorshkov Arthur Olegovich, the undergraduate student


Moscow State Institute of International Relations (University)
The Ministry of foreign Affairs
(Moscow, Russia)

RIGHT TO SCIENTIFIC DISCOVERY

Annotation. This article reveals the problems of legal protection of the interests of
scientists who have made a scientific discovery. The current legislation on the research problem
is analyzed, some proposals are formulated for the development of normative legal acts
regulating the interests of citizens who have made a scientific discovery.
Keywords: intellectual property, intellectual property law, scientific discovery, priority
right.

В современном мире научные достижения являются не только основой решения


социально-политических государственных задач, но также вступают одним из важных
конкурентных преимуществ на рынке, что обуславливает и их экономическую
значимость. В связи с этим возникает вопрос о нормативно-правовом регулировании
научных открытий и обеспечения участия прав на подобного рода товар в
экономическом обороте, о достаточности уже существующих правовых институтов либо
же принятии новых актов для их охраны.
Законодательное регулирование научных открытий должно гарантировать не
только обеспечение охраны интеллектуальных прав и интересов исследователей,
которым принадлежит научное открытие, но и его использование на благо всего социума.
В действующих законодательных актах Российской Федерации нет нормативно-
правового регулирования по охране научных открытий. В Гражданском кодексе РФ [2]
содержится большой список охраняемых результатов интеллектуальной деятельности,
100
ISCIENCE.IN.UA «Актуальные научные исследования в современном мире»
Выпуск 1(69) ч. 9 ISSN 2524-0986
однако научные открытия, выступающими результатами интеллектуальной работы и
способствующими развитию, в первую очередь, фундаментальной науки и техники, в
данный перечень не включены.
Институт правового регулирования научно-исследовательских результатов
обязан играть значительную роль при проверке достоверности важнейших научных
открытий. Формирование данного правового института дает возможность укрепить
авторство и приоритет относительно научных открытий и способствовать усилению
моральной и финансовой заинтересованности ученых при становлении в Российской
Федерации инновационной экономики [5].
Субъектами прав на научное открытие выступают следующие лица:
 авторы научного открытия;
 соавторы;
 наследники авторов (соавторов) научного открытия;
 работодатели;
 заказчики.
Гражданин, который совершил научное открытие, обладает правом приоритета
касаемо данного открытия – правом признаваться лицом, которое первое осуществило
научное открытие. Право на наименование научного открытия состоит в том, что автор
получает право дать совершенному им открытию собственное имя либо иное
специальное название. Исключительные права относительно научного открытия, такие
как право приоритета и право на наименование, необходимо признавать и в
соответствии с этим придать им правовую охрану при соблюдении следующего –
прохождения государственной регистрации данного научного открытия,
реализующегося в установленном законом порядке.
Право на научное открытие приобретается на следующих основаниях:
 прохождения государственной регистрации;
 при наследовании;
 на основании решении суда по установлению автора научно-
исследовательского результата [4].
На уровне международного законодательства правовое регулирование научных
открытий осуществляется в соответствии с Конвенцией, учреждающей Всемирную
организацию интеллектуальной собственности [3]. В число участников данной конвенции
на сегодняшний день входит и Российская Федерация.
Статья 2 данной конвенции закрепляет состав объектов интеллектуальной
собственности, в этот перечень входят и научные открытия. Однако статья 1225
Гражданского Кодекса Российской Федерации не относит научные открытия к объектам
интеллектуальной собственности, что противоречит данной конвенции. А между тем
пункт 4 статьи 15 Конституции РФ гласит, что если международным договором
Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотренные законом, то
применяются правила международного договора [1].
Научное открытие по своей сути – нематериальный объект, появляющийся в
результате интеллектуальной деятельности автора, который установил какие-либо
исходные начала, идеи, которые лежат в основе явлений материального мира, вносящих
фундаментальные изменения в уровень научного познания. Патент же распространяется
101
«Актуальные научные исследования в современном мире» ISCIENCE.IN.UA
Выпуск 1(69) ч. 9 ISSN 2524-0986
на технические результаты деятельности человека, имеющие ценность в
промышленности. Патентное право имеет в первую очередь экономическое значение, а
авторское – социальное и правовое.
Нормативно-правовое регулирование осуществляется с момента регистрации
научного открытия в реестре научных открытий. Права автора на научное открытие,
охраняются в соответствии с требованиями охраноспособности научного открытия –
новизны, достоверности и научной значимости, и подтверждаются выданным
уполномоченным органам дипломом. Права на научное открытие защищаются в суде, а
также в порядке самозащиты в третейском суд интеллектуальной собственности, либо
через урегулирование конфликта при участии третьей нейтральной, беспристрастной,
которая не заинтересована в данном споре [6].
Предлагается закрепить правовой статус научного открытия в законодательстве
Российской Федерации. Необходимо отнести научные открытия к объектам права
интеллектуальной собственности, а точнее к авторским правам, включив их в статью 1225
Гражданского кодекса РФ. Также следует закрепить личные неимущественные права лиц,
осуществивших научное открытие, к которым относим право на наименование и право
приоритета на научно-исследовательский результат.

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ:


1. Конституция Российской Федерации (принята всенародным голосованием 12.12.1993
с изменениями, одобренными в ходе общероссийского голосования 01.07.2020).
2. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть четвертая) от 18.12.2006 N 230-ФЗ
(ред. от 31.07.2020).
3. Конвенция, учреждающая Всемирную Организацию Интеллектуальной
Собственности (Подписана в Стокгольме 14.07.1967, изменена 02.10.1979).
4. Воскресенская Е.В. Конституционно-правовое значение интеллектуальной
собственности: опыт евразийской интеграции // Евразийский юридический журнал.
– 2018. – № 3. - с. 269-273.
5. Жарова А.К. Защита интеллектуальной собственности: учебник для вузов /
А.К. Жарова; под общей редакцией А.А. Стрельцова. – 4-е изд., перераб. и доп. –
Москва: Издательство Юрайт, 2020. – 341 с.
6. Право интеллектуальной собственности: учебник и практикум для академического
бакалавриата / Е.А. Позднякова [и др.]; под общ. ред. Е.А. Поздняковой. – 2-е изд.,
испр. и доп. – М.: Издательство Юрайт, 2019. – 321с.

102
ISCIENCE.IN.UA «Актуальные научные исследования в современном мире»
Выпуск 1(69) ч. 9 ISSN 2524-0986
УДК 34
Дегтярева Дарья Александровна
Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего
образования «Всероссийский государственный университет юстиции
(РПА МИНЮСТА РОССИИ)»
(Москва, Россия)

СООТНОШЕНИЕ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСКОГО И ГРАЖДАНСКОГО ПРАВА

Аннотация. В статье проанализированы гражданская и предпринимательская


отрасли права. Установлены отношения, регулируемые гражданским правом, а также
рассмотрены предпринимательские правоотношения, раскрыт предмет
предпринимательского права. Определено как основное правовое регулирование
предпринимательской деятельности, так и косвенное.
Ключевые слова: право, предпринимательское право, гражданское право,
правоотношение, предпринимательские правоотношения, гражданский кодекс.

Degtyareva Darya Aleksandrovna


Federal State Budgetary Educational Institution of Higher Education "All-Russian
State University of Justice (RPA Ministry of Justice of the Russian Federation)"
(Moscow, Russia)

THE RATIO OF BUSINESS AND CIVIL LAW

Abstract. The article analyzes the civil and business branches of law. The relations
regulated by civil law have been established, and entrepreneurial legal relations have been
considered, the subject of business law has been disclosed. Defined as the main legal
regulation of entrepreneurial activity, and indirect.
Key words: law, business law, civil law, legal relationship, business legal relationship,
civil code.

В юридической науке одной из значимых теоретических проблем является


установление связей между отраслями права, входящими в одну систему. Право
предстает перед исследователями в виде системного образования, если между
отраслями могут быть установлены связи. Исследователям для системы права легче
выработать предложения по совершенствованию правового регулирования
определенного круга правоотношений и решить вопросы о возможности применения
аналогичных норм для регулирования схожих правоотношений [1, с. 7].
Гражданское право выступает ведущей отраслью права по отношению к другим
отраслям. Регулирующая функция норм гражданского права направлена на
имущественные и связанные с ним неимущественные отношения с учетом, что участники
этих отношений обладают автономией воли и юридическим равенством. К
имущественным отношениям, регулируемым гражданским правом можно отнести:

103
«Актуальные научные исследования в современном мире» ISCIENCE.IN.UA
Выпуск 1(69) ч. 9 ISSN 2524-0986
 вещные правоотношения, в которых отражается принадлежность имущества
собственникам или владельцам по закону;
 корпоративные правоотношения, в которых отражается связь имущества с
юридическими лицами;
 обязательственные правоотношения, в рамках которых реализуется
обязательство стороны передать определенное имущество другой стороне;
 неимущественные правоотношения, которые связаны с имущественными,
когда субъект обладает патентными или авторскими правами на интеллектуальную
собственность [2, с. 62].
Предпринимательские правоотношения входят в предмет регулирования
гражданского права. Гражданским кодексом регулируется не вся деятельность субъектов
предпринимательской деятельности, но им определяется система источников правового
регулирования предпринимательской деятельности, дается представление о самой
предпринимательской деятельности, и устанавливаются правила для совершения сделок
между предпринимателями.
Порядок совершения сделок с момента их заключения и до завершения
регулируется гражданским правом. В Гражданском кодексе содержатся нормы,
регулирующие сделки практически во всех сферах осуществления предпринимательской
деятельности. Правовое регулирование сделок, закрепленное в Гражданском кодексе,
базируется на принципах равноправия субъектов сделки и автономии их воли [3, с. 173].
Рыночные отношения регулируются гражданским правом, которое обладает
потенциалом для правового регулирования всего предпринимательского сектора
экономики. Систематическое получение прибыли не может оставаться без
регулирования гражданским правом, но имущественные отношения, в которые вступают
предприниматели, могут быть урегулированы и другими отраслями права, в чем
проявляется взаимодействие публичного и частного права [4, с. 197].
1994 и 1996 годы стали значимыми для правового регулирования имущественных
отношений, так как в эти годы вступили в действие, соответственно первая и вторая части
Гражданского кодекса. В данных нормативных актах были закреплены общие права и
обязанности участников рынка, субъектов предпринимательского права, и были
определены имущественные отношения, в которые могут вступать различные участники
гражданского оборота. Гражданский кодекс стал основой для дальнейшего развития
законодательной базы российского предпринимательства и защиты прав и
имущественных интересов предпринимателей, их контрагентов и третьих лиц.
В качестве предмета предпринимательского права выступают правовые нормы и
институты предпринимательской деятельности. Для субъектов предпринимательских
правоотношений системообразующим нормативно-правовым актом является
Гражданский кодекс, на основе которого создаются специальные правовые акты,
которыми регулируются конкретные виды предпринимательской деятельности или
деятельность отдельных субъектов предпринимательской деятельности
(некоммерческих организаций, акционерных обществ, фермерских хозяйств и
др.) [5, с. 21].
Хотя предпринимательское право во многом схоже с хозяйственным правом, эти
отрасли не тождественны, но российское предпринимательское право отделилось от
104
ISCIENCE.IN.UA «Актуальные научные исследования в современном мире»
Выпуск 1(69) ч. 9 ISSN 2524-0986
хозяйственного права РСФСР, для которого были свойственны черты планово-
распорядительной экономической деятельности, утратившие значение в условиях
демократического хозяйствования.
Конституция РФ закрепила право каждого на использование своих способностей
и имущества для занятия различными видами экономической деятельности, не
запрещенными законом, в том числе и предпринимательской деятельности. Эта свобода
была урегулирована в 1996 году, когда Гражданский кодекс сделал недействующим Закон
РСФСР о предприятиях и предпринимательской деятельности [6, с.411].
Нормы гражданского права являются основой правового регулирования
предпринимательских правоотношений и предпринимательской деятельности, но кроме
гражданского права предпринимательство регулируется нормами:
 административного права;
 финансового и налогового права;
 трудового и корпоративного права;
 земельного, жилищного права и нормами других отраслей законодательства [7,
с. 122].
Таким образом, предмет предпринимательского права представлен широким
комплексом устойчивых правовых отношений, для регулирования которых применяются
нормы гражданского и смежных с ним отраслей права. Исследователи неоднократно
высказывали предложение о создании и введении в действие Предпринимательского
кодекса, чтобы кодифицировать предпринимательское законодательство [8, с.243].
В настоящее время законодательство о предпринимательской деятельности
достаточно унифицировано, чтобы использовать международные стандарты
предпринимательской деятельности в сочетании с национальными особенностями
российской правовой системы.

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ:


1. Челышев М.Ю. О некоторых тенденциях развития гражданско-правовой отрасли и
динамике системы межотраслевых связей гражданского права. – М.: Издательская
группа «Юрист» // Российская юстиция. – 2008. – №11. – С. 7.
2. Андреев Ю.Н. О содержании и форме гражданского правоотношения. – М.:
Издательство «Новый индекс» // Современное право. – 2012. – №11. – С. 62.
3. Плотникова Э.Д. Договорные конструкции в предпринимательской деятельности:
анализ соотношения, особенности реализации / Лучшая студенческая статья 2018:
Сборник статей XIII Международного научно-практического конкурса. – Пенза:
Издательство «Наука и Просвещение», 2018. – С. 173.
4. Власов И.В. Проблемные аспекты соотношения и разграничения публичного и
частного права. – Саратов: Издательство ООО «Институт управления и социально-
экономического развития» // Форум молодых ученых. – 2018. – №1(17). – С. 197.
5. Потапов М.Г., Миняйленко Н.Н. и др. Предпринимательское право: Курс лекций. Т. I.
– Новосибирск: Издательство Новосибирского военного института имени генерала
армии И.К. Яковлева войск национальной гвардии Российской Федерации, 2014. –
С. 21.

105
«Актуальные научные исследования в современном мире» ISCIENCE.IN.UA
Выпуск 1(69) ч. 9 ISSN 2524-0986
6. Федеральный закон Российской Федерации от 26 января 1996 года № 15-ФЗ «О
введении в действие второй части Гражданского кодекса Российской Федерации» (в
ред. Федерального закона РФ от 09.04.2009 г. № 56-ФЗ) // Собрание
законодательства РФ. – 29.01.1996. – №5. – ст. 411.
7. Рогова Н.А., Якупов В.Р. Источники предпринимательского права в РФ. – М.:
Издательство ИП Соловьев Вадим Анатольевич // Вестник современных
исследований. – 2018. – №12.2(27). – С. 122.
8. Ившина Б.И. К вопросу о создании Предпринимательского кодекса Российской
Федерации / Норма. Закон. Законодательство. Право: Материалы XIX
Международной научно-практической конференции молодых ученых. – Пермь:
Издательство Пермского государственного национального исследовательского
университета, 2017. – С. 234.

106
ISCIENCE.IN.UA «Актуальные научные исследования в современном мире»
Выпуск 1(69) ч. 9 ISSN 2524-0986
УДК 343.2/.7
Егизбаев Нургельды, Аккулов Рустем
Университет «Туран-Астана»
(Нур-Султан, Казахстан)

ОТВЕТСТВЕННОСТЬ ЗА ПРЕСТУПЛЕНИЯ,
СОВЕРШЕННЫЕ В СОСТОЯНИИ ОПЬЯНЕНИЯ

Аннотация. Научная статья предусматривает ответственность за преступления,


совершенные в состоянии алкогольного опьянения. Также рассказывается о его
медицинских критериях, особенностях физиологического и патологического опьянения.
Ключевые слова: невменяемость, состояние опьянения, патологическое
опьянение, физиологическое опьянение, уголовная ответственность, наказание.

МАС КҮЙІНДЕ ЖАСАЛҒАН ҚЫЛМЫСТАР ҮШІН ЖАУАПТЫЛЫҚ

Аңдатпа. Ғылыми мақалада мас күйінде жасалған қылмыстар үшін жауаптылық


жайы қарастырылған. Сондай-ақ оның медициналық критерийлері, физиологиялық
және патологиялық мас болудың ерекшеліктері жайында айтылады.
Түйінді сөздер: есі дұрыстық, мас күйі, патологиялық мас болу, физиологиялық
мас болу, қылмыстық жауаптылық, жаза.

Yegizbayev Nurgeldy, Akkulov Rustem


«Turan-Astana» University
(Nur-Sultan, Kazakhstan)

RESPONSIBILITY FOR CRIMES COMMITTED IN A STATE OF INTOXICATION

Abstract. The scientific article provides for liability for crimes committed under the
influence of alcohol. They also talk about its medical criteria, physiological and pathological
features of intoxication.
Key words: insanity, intoxication, pathological intoxication, physiological intoxication,
criminal liability, punishment.

Мас болу жағдайының қылмыстық-құқықтық мәні туралы мәселені дұрыс шешу


маңызды практикалық және теориялық мәнге ие, өйткені бұл есі дұрыстық-дұрыс еместік
мәселелерімен байланысты. Кейде қылмыстар патологиялық мас күйінде жасалады.
Мұндай адам есі кіресілі-шығасылы деп танылады, патологиялық мас болу медициналық
өлшеммен қамтылады, өйткені ол уақытша психикалық бұзылыс болып табылады.
Психикалық бұзылулардың медициналық критерийіне алкоголизм, нашақорлық
және есірткіге тәуелділік кірмейді. Қылмыс мас күйінде жасалған жағдайда ақыл-есінің
кемуі туралы бапты қолдану мүмкіндігін айқындау кезінде адамның өзін осындай
жағдайға өз еркімен алып келгені ескеріледі.

107
«Актуальные научные исследования в современном мире» ISCIENCE.IN.UA
Выпуск 1(69) ч. 9 ISSN 2524-0986
Алкогольді, есірткіні және басқа да есеңгірететін заттарды қолданудан туындаған
әдеттегі физиологиялық мас күйінде қылмыс жасаған адамдар туралы ерекше айту керек.
Мас күйінде адамның интеллектуалды және ерікті қабілеттерінің төмендеуі, жоғары
жүйке жүйесінің қызметіндегі өзгерістер, өзін-өзі бақылаудың ингибиторлық
процестерінің әлсіреуі байқалады. Алайда, мас күйінде болған адамның шындықпен
байланысы сақталады және іс-әрекеттер дәлелді сипатта болады. Алкогольді тұтыну
арқылы адам өз еркімен қатты мас күйге түседі, ол психикалық процестерді бұзса да,
адамның еркінен тыс пайда болатын ауыр жағдай емес. Алкоголизмнің теріс әсері үлкен.
Бұл адам денсаулығына зиян тигізеді. Маскүнемдік жас ұрпақты тәрбиелеуге ерте әсер
етеді. Алкоголизм қылмыспен тығыз байланысты. Алкогольдің әсерінен қасақана кісі
өлтірудің үштен екісі, денсаулыққа ауыр зиян келтірудің төрттен үш бөлігі, тонау, тонау,
ұрлықтың жартысынан көбі, көлік қылмыстарының бестен екісі жасалады. [1, 160]
Мас болу дәрежесіне, оның ішінде ең ауырына қарамастан, мұндай адамдар есі
дұрыс деп танылады және медициналық өлшемнің болмауы себебінен жауапкершіліктен
босатылмайды. ҚР ҚК 18-бабы мас күйінде ғана емес, сондай-ақ есірткі және уытты
қылмыс жасаған адамды қылмыстық жауапкершілікке тарту мәселелерін реттейді.
Аталған бапқа сәйкес алкогольді, есірткі заттарды немесе басқа да есеңгірететін заттарды
тұтынудан туындаған мас күйінде қылмыс жасаған адам қылмыстық жауаптылықтан
босатылмайды. Бұдан басқа, ҚР ҚК-нің 54-бабы 1-бөлігінің «12» тармағының негізінде
алкогольдік, есірткілік немесе уытқұмарлық масаң күйде қылмыс жасау қылмыстық
жауаптылықты ауырлататын мән-жай деп танылады. Сот қылмыстың сипатына қарай бұл
мән-жайды ауырлататын мән-жай деп танымауға құқылы.
Қылмыстық жауапкершілік жасына жеткен және психикасының терең
бұзылуынан зардап шекпейтін кез келген субъект алкогольдің (есірткінің, уытты
заттардың) психикалық белсенділігі мен мінез-құлқына әсерін болжай алады, сондықтан
патологиялық мас болу жағдайларынан басқа, физиологиялық мас болу жағдайы
жауапкершілікті жеңілдетпеуі немесе одан босатпауы керек.
Бұл норма уақытша психикалық бұзылыс болып саналатын және ақылсыздықтың
медициналық критерийінің белгілерінің бірін құрайтын патологиялық интоксикациямен
немесе делириймен байланысты ерекше жағдайларды білдірмейді.
Патологиялық мас болу - бұл қысқа мерзімді психикалық бұзылулар тобына
жататын ауыр жағдай. Патологиялық мас болу кезінде жоғарыда аталған ақылсыздықтың
екі критерийі бар. Патологиялық тұрғыдан мас болу негізінен екі формада көрінеді, яғни:
эпилептоид және параноид. [2, 33]
Адамның патологиялық мас болуының эпилептоидтық түрінде айналадағы
шындықты бұрмаланған қабылдау, сананың ымырт күйі, ауыр үгіт пайда болады, бұл
заңсыз мінез-құлыққа әкелуі мүмкін. Патологиялық интоксикацияның параноидтық
түрінде адамда галлюцинация, алдау пайда болады. Оның сана-сезімі бұзылған,
айналадағы шындық бұрмаланған түрде қабылданады, қорқыныш сезімі, қорқыныш
сезімі пайда болады, бұл оның қашып кетуге, өзін қорғауға, өзіне ұсынылған жауларға
шабуыл жасауға деген ұмтылысын тудыруы мүмкін.
Патологиялық мас болу, В.В. Романовтың анықтамасы бойынша, адамның
психикалық белсенділігінің қысқа мерзімді, өткір бұзылуы бар, ол терең ақыл-ойдың,
алдамшы және галлюцинаторлық тәжірибе түріндегі ауыр симптомдармен және одан
108
ISCIENCE.IN.UA «Актуальные научные исследования в современном мире»
Выпуск 1(69) ч. 9 ISSN 2524-0986
туындайтын дұрыс емес мінез-құлықпен бірге жүреді, яғни.белгілі бір уақыт ішінде адам
өзінің іс-әрекетін түсіну және басқару қабілетінен айырылады. Осының салдарынан
осындай жағдайда қылмыс жасаған адам есі кіресілі-шығасылы деп танылады. [3, 90]
Кейбір авторлардың пікірінше, қарапайым физиологиялық мас болу жағдайы
жауапкершілікті жоққа шығармайды, өйткені бұл жағдайларда нейродинамиканың
бұзылуы орын алады, шындыққа сәйкес келмейтін есту, көру көріністері пайда болады,
терең мас күйінде сын азаяды, өзін-өзі бақылау әлсірейді, тіпті сана бұзылады. Бірақ бұл
бұзушылықтар адамды жасаған әрекеттің нақты сипаты мен әлеуметтік қауіптілігін түсіну
қабілетінен айырмайды. [180]
Мас күйінде жасалған қылмыс үшін жауапкершілікке ҚР ҚК-інің 18-бабы былай
дейді:
«Алкогольдi, есiрткi, психотроптық заттарды немесе басқа да есеңгiрететiн
заттарды пайдалану салдарынан мас күйiнде қылмыстық құқық бұзушылық жасаған
адам қылмыстық жауаптылықтан босатылмайды».
Қылмыстық кодекстің бұл бабы алкогольді, есірткіні немесе басқа да есеңгірететін
заттарды қолданудан туындаған әдеттегі (патологиялық емес) мас болуды білдіреді.
Мұндай әдеттегі мас болу, егер адамның өз іс-әрекеттерін түсіну немесе оларды басқару
қабілетін жоғалтуына әкеліп соқтырса да, ақыл-есі кем емес деп санауға болмайды,
өйткені бұл жағдайда ақыл-есінің медициналық өлшемі жоқ, яғни.адамның сана-сезімі
мен ерік-жігерін парализдейтін немесе айтарлықтай шектейтін бұзылыстың болуы.
Кәдімгі мас болу (оның ішінде оның ең көп таралған түрі - алкогольдік мас болу), әдетте,
алкоголь мен есірткі заттарын өз бетінше қолдану нәтижесінде пайда болады, олардың
дозалары көбінесе мас күйінде қылмыскердің мінез-құлқын анықтайды. Соңғысы
сонымен қатар адамның тәрбиесіне, оның мәдени деңгейіне, әдеттеріне және т.б.
байланысты басқа факторларға байланысты.
Мас күйінде қылмыс жасау жаза тағайындау кезінде жауаптылықты ауырлататын
мән-жайлар тізбесіне енгізілген (сот қылмыстың сипатына қарай бұл мән-жайды
ауырлататын мән-жай деп танымауға құқылы деген ескертпемен болса да) - ҚК-нің 54-
бабы 1-бөлігінің «12» тармағы.
Мас болу жағдайы қылмыстың және оны жасаған адамның қауіп-қатерін
арттыруы мүмкін, егер ол белгілі бір жағдайда қылмыс жасауға ықпал ететін жағдай
болса, мысалы, қылмыскердің қылмыс жасауға деген шешімін қыздырса, яғни ниеттің
жетілуіне ықпал етсе және т.б.; кісі өлтіру істеріндегі сот-тергеу тәжірибесін зерттеу
көрсеткендей, бұл қылмыстарды жасау кезінде мас болу жағдайы әдетте кінәлінің
қылмыс жасауына тікелей әсер ететін бастамашының бір түрі болып табылады.
Сондықтан мұндай жағдайларда соттар бұрын қолданылған Қазақ КСР ҚК-не сәйкес,
әдетте, қылмыс жасаған кезде кінәлінің мас күйін жауаптылықты ауырлататын мән-жай
деп таныды. [5, 4]
Жасалған қылмыстың масаң күйімен байланысы жоқ екені анықталған
жағдайларда сот масаңдыққа ауырлататын мән-жайларға кінәлі мән бермейді.
Жоғарыда айтылғандай, әдеттегі мас болудан (қарапайым, физиологиялық)
патологиялық мас болуды ажырату керек. Мұндағы айырмашылық мас болу
ауырлығында емес. Патологиялық мас болу-бұл әдеттегі мас болудан сапалы түрде
ерекшеленетін ауыр жағдай, сонымен қатар алкогольді жиі қолданумен байланысты.
109
«Актуальные научные исследования в современном мире» ISCIENCE.IN.UA
Выпуск 1(69) ч. 9 ISSN 2524-0986
Психиатриядағы мас болудың бұл түрі психикалық бұзылулардың бір түрі ретінде
танылады.
Қылмыстардың едәуір бөлігі маскүнемдік негізінде жасалады. Бұл ең алдымен
бұзақылық, кісі өлтіру, зорлау, тонау және басқа да қауіпті қылмыстарға қатысты.
Лауазымдық қылмыстарды жасау (пара алу, Мемлекеттік мүлікті ұрлау)
маскүнемдікпен жиі байланысты. Сондықтан қылмысқа қарсы күрес тәжірибесінде мас
күйінде қылмыс жасаған адамдарды қылмыстық жауапкершілікке тарту туралы сұрақтар
жиі туындайды.
Жаңа қылмыстық заңға сәйкес алкогольді, есірткіні немесе басқа да есеңгірететін
заттарды қолданудан туындаған мас күйінде қылмыс жасаған адам қылмыстық жауапқа
тартылуға тиіс. Бұл жағдайда «басқа жалған заттардың» нақты түрі маңызды емес. Бұл
норма уақытша психикалық бұзылыс болып табылатын және медициналық критерийдің
белгілерінің бірін құрайтын патологиялық интоксикациямен байланысты ерекше
жағдайларды білдірмейді.
Мас болу жағдайы психикалық және моторлық белсенділікті арттырады,
шоғырлануды қиындатады, адамның мүмкіндіктері қайта бағаланады, өзін-өзі бақылау
төмендейді. Мас күйінде инстинкттер тежеледі және жасырын жеке қасиеттер мен
тәжірибелер көрінеді, олар байсалды күйде бақыланады (қызғаныш, бос әурешілік, реніш
және басқалар).
Алкоголь, басқа да есеңгірететін заттармен қатар, қозу және тежелу күштерінің
теңгерімін бұзуда өте маңызды, нәтижесінде агрессивті реакцияларды тудыратын
психикалық ауытқуларды тудырады. Бұл жағдайда мақсаттарға жетудің жеңіл,
қарабайыр, күш-жігерді қажет етпейтін тәсілдеріне артықшылық беріледі.
Мас болу мінез-құлықтың әлеуметтік маңыздылығын түсінуді және туындаған
жағдайды талдауды қиындатады, бұл психикалық ауытқудың бір түрін көрсетеді.
Масаң күйде қылмыс жасаған адамды жазалау туралы мәселені шешкен кезде
масаңдық сипатын (ерікті, мәжбүрлі, байқаусыз, «батылдық үшін», қылмыстың
орындалуын жеңілдету мақсатында) назарға алған жөн. Мас болу, егер ол әдейі зиян
туғызуды көздейтін болса, сондай-ақ егер субъект өзіне мас болу басқаларға қарағанда
агрессивті реакциялардың бастамашысы бола алатындығын біле отырып, өзін осындай
күйге онда бұл жағдай еш жұмсартатын фактор бола алмайды.

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ:


1. Борчашвили И.Ш. Комментарий к уголовному кодексу РК. Общая часть, том-1,
Алматы, «Жеті Жарғы», 2015. стр. 503.
2. Аминов И. И., Давыдов Н. А. Психология профессиональной деятельности юриста.
Учебник. — М.: Проспект. 2020. 280 с.
3. Романов В. В. Юридическая психология. Учебное пособие для СПО. — М.: Юрайт. 2019.
170 с.
4. Сазонова Н.И. Понятие психических аномалий. кандидат юридических наук. Вестник
Московского университета МВД России, 10 • 2008, 178-185 стр.
5. Сарбаев А.А. Проблемы ограниченной вменяемости в уголовном праве. Выпуск
журнала № 11 (часть 5) за 2015 год. https://applied-research.ru/ru/article/view?id=7882

110
ISCIENCE.IN.UA «Актуальные научные исследования в современном мире»
Выпуск 1(69) ч. 9 ISSN 2524-0986
УДК 347.211
Елесин Анатолий Константинович
магистрант
Средне-Волжский институт (филиал) ВГУЮ (РПА Минюста России)
(Саранск, Россия)

ПОНЯТИЕ И СУЩНОСТЬ КРИМИНОЛОГИЧЕСКОЙ БЕЗОПАСНОСТИ


В УГОЛОВНОМ СУДОПРОИЗВОДСТВЕ

Аннотация. Работа посвящена анализу понятия, сущности криминалистической


безопасности в уголовном судопроизводстве.
Ключевые слова: криминалистическая безопасность, безопасность, уголовное
судопроизводство, соблюдение безопасности.

Elesin Anatoly Konstantinovich


master's degree student
Sredne-Volzhsky Institute (branch) UGWU RPA of the Ministry of justice
(Saransk, Russia)

THE CONCEPT AND ESSENCE OF CRIMINOLOGICAL SECURITY IN CRIMINAL PROCEEDINGS

Annotation. The paper is devoted to the analysis of the concept and essence of
forensic security in criminal proceedings.
Keywords: forensic security, security, criminal proceedings, compliance with security.

Эффективность уголовного судопроизводства зависит от полноты и


всестороннего расследования обстоятельств дела, установления фактов и сведений,
позволяющих правильно оценить доказательства и принять решение в конкретном
производстве. Наиболее важным и «достоверным» источником таких фактов и сведений
всегда считали показания свидетелей, потерпевших и других участников уголовного
производства. Правдивые показания свидетелей позволяют проверить полученные в
ходе досудебного расследования сведения, установить принадлежность доказательств,
выявить новые. Таким образом, обеспечение участия свидетелей и других лиц в
уголовном судопроизводстве является одной из главных задач органов досудебного
расследования и суда.
Достижение целей уголовного судопроизводства во многом зависит от активного
участия в нем потерпевших и свидетелей.
В Специальном докладе Уполномоченного по правам человека в Российской
Федерации «Проблемы защиты прав потерпевших от преступлений» от 27 мая 2008 г.
отмечается, что показания потерпевших и свидетелей могут составлять от 80 до 90
процентов всей доказательственной базы. При этом, как показывает практика,
потерпевшие и свидетели подвергаются незаконному воздействию со стороны
преступников и связанных с ними лиц с целью воспрепятствования следствию, в связи с
чем вынуждены уклоняться, отказываться от участия в следственном производстве,
111
«Актуальные научные исследования в современном мире» ISCIENCE.IN.UA
Выпуск 1(69) ч. 9 ISSN 2524-0986
изменять показания или показания в пользу подозреваемого (обвиняемого). В связи с
этим обеспечение безопасности потерпевшего и свидетеля является не только одним из
способов преодоления противодействия следствию, но и более эффективным способом
уголовного судопроизводства в целом [3, c. 239].
Безопасность потерпевших и свидетелей как участников уголовного
судопроизводства обеспечивается эффективным и своевременным принятием
комплекса мер, предусмотренных Уголовно–процессуальным кодексом Российской
Федерации, Федеральным законом «О государственной защите потерпевших, свидетелей
и иных участников уголовного судопроизводства» от 20 августа 2004 г., а также иными
нормативно–правовыми актами.
Вопросы, связанные с обеспечением безопасности участников уголовного
судопроизводства, достаточно активно обсуждаются в научном сообществе, так,
проблемы данного института изучают: Брусницын Л. В., Войников В. В., Гончаров В. Б.,
Кожевников В. В., Шапакидзе В. Я., Кудрявцев А. В., Карпиевич Н. Ф. и др.
Обеспечение безопасности участников уголовного судопроизводства имеет
процессуально–правовое и криминалистическое значение. Как отмечает профессор
Т.С. Волчецкая, задачей криминалистики по обеспечению безопасности участников
уголовного судопроизводства является разработка и реализация обновленных
организационно–технических и тактических рекомендаций по процессуальным,
следственным и тактическим приемам ведения индивидуального следственного и
судебного производства, целью которых является установление и поддержание
достаточного уровня безопасности. В рамках этой задачи даются рекомендации по
использованию следователем в ходе следственных действий тактических и
криминалистических средств, предусмотренных частью 3 настоящей статьи 11 УПК РФ,
которая позволяет обеспечить необходимые меры безопасности в отношении
потерпевшего и свидетеля.
К сожалению, на практике встречаются случаи, когда потерпевшие или свидетели
отказываются от дачи показаний, уклоняются от совершения процессуальных действий,
изменяют ранее данные показания (что часто является решающим при соблюдении
принципа непосредственного исследования доказательств судом), дают неполные или
недостаточно четкие показания, опасаясь реальной или потенциальной угрозы
применения насилия, запугивания, психического принуждения или иных форм насилия.
Важно отметить, что такие возникающие следственные ситуации вызывают недоверие
лиц к органам правопорядка и правосудия. Невозможность защитить своих граждан
приводит к тому, что большинство лиц опасаются заявлять об определённых фактах,
предоставлять информацию или иные доказательства по делу, которые могут быть
использованы для целей уголовного производства. Особенно остро эта проблема
ощущается на фоне совершения тяжких и особо тяжких преступлений (резонансных и
коррупционных преступлений, военных преступлений, экстремистской и
террористической направленности), когда запугивание свидетелей и потерпевших
связано с неограниченными возможностями организованной преступности, в России в
том числе.
Решением проблемы является обеспечение защиты не только свидетелям и
потерпевшим, но иным нуждающимся в этом участникам уголовного судопроизводства.
112
ISCIENCE.IN.UA «Актуальные научные исследования в современном мире»
Выпуск 1(69) ч. 9 ISSN 2524-0986
В связи с этим, считаем необходимо под защитой понимать обеспечение состояния
безопасности таким лицам в рамках их статуса как участников уголовного производства.
Шапакидзе В. Я. выделяет процессуальную безопасность свидетелей как общее
понятие, составляющими которого является физическая, психологическая и
материальная безопасность [4].
Физическая безопасность – это состояние защищенности личности от любого
незаконного посягательства на ее жизнь, здоровье, физическую неприкосновенность,
свободу передвижения и выбора места жительства или жительства.
Психологическая безопасность – это состояние защищенности человека от
любого вмешательства в его психическую сферу в связи с участием в уголовном
судопроизводстве, которое создает критическую жизненную ситуацию в виде стресса,
конфликтов, кризисов и (или) причиняет дополнительный вред его здоровью.
Физическая безопасность – это состояние защищенности физического лица от
любого незаконного посягательства на его имущество, текущие или потенциальные
доходы и материальные гарантии полноправного участника уголовного
судопроизводства. В некоторой литературе указывается, что под понятием безопасности
субъектов уголовного судопроизводства понимается не только личная (материальная)
безопасность и сохранность имущества, то есть состояние защиты имущественных прав
личности и защиты личных неимущественных прав (чести, достоинства, деловой
репутации).
Таким образом, понятие защиты участников уголовного судопроизводства
должно включать в себя положение обо всех трех элементах. Однако понятие
безопасности в праве и теории уголовного процесса не тождественны, до сих пор нет
общепринятого определения понятия «безопасность». Рассмотрим в таблице 1
определение понятия «обеспечение безопасности» в трактовке различных авторов.
Из приведенных определений можно сделать вывод о том, что данные
определения не раскрывают всех существенных признаков обеспечения безопасности
свидетелей и потерпевших, является довольно общим. Считаю, что для обеспечения
безопасности лиц должны применяться не только правовые меры, но и социальные,
организационные, технические и пр.

Таблица 1 – Понятие «обеспечение безопасности» в трактовке различных авторов


Автор Понятие
Юнусов А. А. [5] обеспечение безопасности участников уголовного процесса и других
лиц – это деятельность компетентных органов, направленная на
создание условий, при которых жизни и здоровью этих лиц не грозит
опасность, или устранение опасности
Гончаров В. Б. [2, c. 49] это осуществление правовых, организационно–технических и других
мероприятий, направленных на защиту жизни, здоровья, жилья,
имущества, чести и достоинства этих лиц от противоправных
посягательств с целью создания необходимых условий для
надлежащего отправления правосудия
Брусницын Л. В. обеспечение мер безопасности – это предупредительные правовые
[1, c. 56] меры, обеспечивающие во время оперативно–розыскной
деятельности, уголовного судопроизводства, исполнения уголовных
113
«Актуальные научные исследования в современном мире» ISCIENCE.IN.UA
Выпуск 1(69) ч. 9 ISSN 2524-0986
наказаний в постпенитенциарный период и вне его защиту лиц,
содействующих уголовному правосудию, их близких родственников от
запрещенных уголовным законом и других форм воздействия

Важно отметить, что ученые используют термин «безопасность», а не «защита»,


причем последний считается защитником юридической помощи, согласно нормам УПК.
Однако с учетом международного законодательства в этой области защита свидетелей
часто традиционно увязывается с обеспечением их безопасности с помощью
соответствующих программ защиты свидетелей. Эти программы действуют в
большинстве стран мира и представляют собой сложный институт, обеспечивающий
систему процессуальных гарантий, средств и мер, которые в совокупности
предотвращают любое незаконное посягательство на Жизнь, здоровье и имущество этих
лиц и их близких.

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ:


1. Брусницын Л. В. Обеспечение безопасности лиц, содействую-щих уголовному
правосудию: российский, зарубежный и международный опыт XX века
(процессуальное исследование). М., 2001. С. 56.
2. Гончаров В. Б. Проблемы безопасности участников уголовного процесса //
Государство и право. 2000. № 2. С. 49.
3. Пажельцева П.В. Уголовно-правовая характеристика средств обеспечения
безопасности участников уголовного судопроизводства // В сборнике: Молодежь и
наука: шаг к успеху. Сборник научных статей 4-й Всероссийской научной
конференции перспективных разработок молодых ученых. В 5-ти томах.
Ответственный редактор А.А. Горохов. 2020. С. 239.
4. Шапакидзе. В. Я. Обеспечение процессуальной безопасности частных лиц в
досудебном уголовном производстве: автореф. дис. … на соискание ученой степени
канд. юрид. наук: спец. 12.00.09 Уголовный процесс; криминалистика и судебная
экспертиза; оперативно-розыскная деятельность / Вахтанг Ясонович Шапакидзе. –
Волгоград, 2003.
5. Юнусов А. А. Обережение участников уголовного процесса и их ближних. – Научная
электронная библиотека диссертаци и авторефератов: [сайт]. ‒. ‒ URL:
https://www.dissercat.com/content/oberezhenie-uchastnikov-ugolovnogo-protsessa-i-
ikh-blizhnikh (дата обращения 20 декабря 2020).

114
ISCIENCE.IN.UA «Актуальные научные исследования в современном мире»
Выпуск 1(69) ч. 9 ISSN 2524-0986
УДК 347.211
Елесин Анатолий Константинович
магистрант
Средне-Волжский институт (филиал) ВГУЮ (РПА Минюста России)
(Саранск, Россия)

СПОСОБЫ СОБЛЮДЕНИЕ БЕЗОПАСНОСТИ УЧАСТНИКОВ УГОЛОВНОГО ПРОЦЕССА


НА СТАДИИ ПРЕДВАРИТЕЛЬНОГО РАССЛЕДОВАНИЯ

Аннотация. Работа посвящена способов соблюдения безопасности участников


уголовного процесса на стадии предварительного расследования.
Ключевые слова: предварительное расследование, криминалистическая
безопасность, безопасность, уголовное судопроизводство, соблюдение безопасности.

Elesin Anatoly Konstantinovich


master's degree student
Sredne-Volzhsky Institute (branch) UGWU
RPA of the Ministry of justice
(Saransk, Russia)

WAYS TO ENSURE THE SAFETY OF PARTICIPANTS IN THE CRIMINAL PROCESS


AT THE STAGE OF PRELIMINARY INVESTIGATION

Annotation. The work is devoted to the methods of ensuring the safety of participants
in the criminal process at the stage of preliminary investigation.
Keywords: preliminary investigation, forensic security, security, criminal proceedings,
security compliance.

К краткосрочным мерам безопасности относятся личная физическая охрана,


охрана жилья и имущества, выдача специальных средств индивидуальной защиты и
сигнализации об опасности, установка охранных систем по месту жительства (усиленные
двери, сигнализация и др.), Патрулирование места жительства, временная смена
телефонных номеров (домашний, мобильный телефон), временный перевод
родственников, временная смена места жительства, использование технических средств
контроля и прослушивания, электронного мониторинга и др. [1, c. 348]
К числу долгосрочных программ желательно отнести те, которые, опираясь на
положительный международный опыт, составляют основу комплексных программ
защиты свидетелей (в широком смысле), а именно: смена личных документов, смена
внешности, Смена места работы и учебы, переезд на другое место жительства.
Эта оценка в определенной степени представляет собой проект долгосрочных мер
безопасности, которые могут быть использованы на определенных этапах реализации
краткосрочных мер, и оба комплекса должны использоваться в сочетании с
соответствующими процессуальными мерами защиты для повышения эффективности в

115
«Актуальные научные исследования в современном мире» ISCIENCE.IN.UA
Выпуск 1(69) ч. 9 ISSN 2524-0986
зависимости от конкретных обстоятельств каждого дела или конкретных или
потенциальных угроз, связанных с уголовным судопроизводством.
Одной из форм взаимодействия и мотивации является упрощенная система
уголовно–процессуальных процедур для тех лиц, которые заключили досудебное
соглашение о сотрудничестве со следственными органами? В последние годы наметилась
тенденция к упрощению уголовно–процессуальной деятельности. В Российской
Федерации таким шагом стало введение особого порядка привлечения к уголовной
ответственности лиц, добровольно согласившихся сотрудничать со следствием. При этом
если лицо, совершившее преступление в составе группы лиц, располагало информацией
о возбуждении уголовного дела, оно может обратиться к генеральному прокурору с
просьбой о сотрудничестве со следственными органами. При рассмотрении и принятии
решения о заключении досудебного соглашения уголовное дело лица, согласившегося на
сотрудничество, выделяется в отдельное производство. Через сотрудничество
обвиняемый должен предоставлять компрометирующую информацию другим
заговорщикам и должен активно содействовать расследованию. Вся информация должна
быть новой и достоверной [2, c. 108].
В этом случае возникает вопрос об обеспечении безопасности лица,
согласившегося сотрудничать со следственными органами. В частности, могут
представлять реальную угрозу жизни, здоровью и эмоциональному стрессу людей,
которые их испытывают. Также таким людям могут помочь родственники, знакомые,
члены преступных группировок и сотрудники правоохранительных органов с
коррупционными связями. Поэтому законодатель предусмотрел меры по обеспечению
целостности данных участников уголовного судопроизводства. А именно, статья 317–4
УПК РФ гласит, что документы, выражающие желание сотрудничать со следствием,
должны храниться в конверте, скрепленном печатью с материалами уголовного дела.
Возникает вопрос об эффективности этой процедуры. Ведь на самом деле другие
соучастники преступления, так или иначе, узнают о желании того или иного лица
сотрудничать со следствием. Кроме того, защитники других участников преступления
при ознакомлении с материалами уголовного дела увидят в них изменения и наличие
закрытого конверта. Соответственно, нетрудно будет догадаться об одобрении одного из
участников преступления до суда [3, c. 64].
В статье 317.5 Уголовно–процессуального кодекса Российской Федерации
говорится о том, что прокурор делает представление об особом порядке рассмотрения
дела в суде. В представлении они указывают уровень угрозы безопасности лица,
заключившего соглашение со следствием, его близких родственников, родственников и
близких людей. Однако в этот список не входит, например, адвокат ответчика.
Существует также вопрос о том, что это за статуя. Представляется, что решение суда о
применении к обвиняемому мер безопасности. Но если уже есть угрозы, уровень
безопасности действительно низкий, то такие меры должны были быть применены еще
до того, как дело было передано прокурору. Кроме того, обладает ли каждый истец
необходимыми навыками для определения степени защищенности человека, его
родственников и близких людей. Призом что прокурор в соответствии с Приказом
Генпрокуратуры РФ от 15.03.2010 № 107 «Об организации работы по реализации
полномочий прокурора при заключении с подозреваемыми (обвиняемыми) досудебных
116
ISCIENCE.IN.UA «Актуальные научные исследования в современном мире»
Выпуск 1(69) ч. 9 ISSN 2524-0986
соглашений о сотрудничестве по уголовным делам» должен принимать активное участие
в таких делах.
В статье 317.9 Уголовно–процессуального кодекса Российской Федерации
говорится о том, что к лицу, сотрудничающему со следствием, применяются все
гарантированные меры безопасности и меры государственной защиты, если есть
реальная угроза его жизни и здоровью, а именно те, которые описаны в Федеральном
законе «О государственной защите потерпевших, свидетелей и иных участников
уголовного судопроизводства» от 20.08.2004 № 119–ФЗ и Уголовно–процессуальном
кодексе Российской Федерации [6, c. 165].
При этом нельзя не заметить, что в части 1 статьи 317.9 Уголовно–
процессуального кодекса Российской Федерации говорится, что лицу, сотрудничающему
со следствием, его родственникам и близким людям обеспечиваются меры безопасности,
рассмотренные данным Кодексом. То есть законодатель обозначает описанные гарантии
в Уголовно–процессуальном кодексе Российской Федерации по рассматриваемому
вопросу как «меры безопасности». Имеется в виду статья 11 Уголовно–процессуального
кодекса Российской Федерации. Она названа так: «Охрана прав и свобод человека и
гражданина в уголовном судопроизводстве». В статье 11 Уголовно–процессуального
кодекса Российской Федерации даются отсылки на следующие статьи Уголовно–
процессуального кодекса Российской Федерации: 166, 186, 193, 241, 278, а также на
законодательство Российской Федерации.
Отметим, что на стадии предварительного расследования могут быть
продолжены меры безопасности, принятые в стадии возбуждения уголовного дела. Так,
например, на основании ч. 1.1 ст. 144 УПК РФ, при проверке повода к возбуждению
уголовного дела «при необходимости безопасность участника досудебного производства
обеспечивается в порядке, установленном ч. 9 ст. 166 УПК, в том числе при приеме
сообщения о преступлении.
Как следует из содержания части 9 статьи 166 условий службы в Российской
Федерации в целях обеспечения безопасности участников уголовного судопроизводства
в качестве потерпевшего, его представителя, свидетеля, близких родственников или
родственников и друзей лиц, следователь вправе составить протокол следственного
действия, который предполагает непредставление потерпевшим, его представителем или
свидетелем сведений об их личности.
При необходимости обеспечения безопасности потерпевшего, его представителя,
свидетеля, родственников и близких лиц следователь вправе не указывать сведения об
их личности в протоколе проведения следственного действия, в котором участвует
потерпевший, его представитель или свидетель. Следователь принимает такое решение
на основании достаточных доказательств того, что потерпевшему или свидетелю
(родственникам и знакомым) угрожают смертью, насилием, уничтожением,
повреждением их имущества или иными тяжкими противоправными действиями. В этом
случае следователь выносит постановление, разъясняющее причины принятия решения
о сохранении в тайне личности потерпевшего или свидетеля, с указанием псевдонима
(фиктивных данных) участника производства следственных действий и предоставлением
образца его подписи с целью использования ее в Протоколах следственных действий,

117
«Актуальные научные исследования в современном мире» ISCIENCE.IN.UA
Выпуск 1(69) ч. 9 ISSN 2524-0986
проводимых с его участием. Постановление помещается в конверт, который
опечатывается и приобщается к уголовному делу [5, c. 219].
Принятие мер по сохранению конфиденциальной информации о личности
свидетеля, потерпевшего в контексте следственной процедуры имеет особое значение с
целью недопущения дальнейшего опровержения собранных по делу доказательств.
Эффективная конфиденциальность персональных данных потерпевшего или
свидетеля, участвующего в следственном производстве под вымышленным именем,
может быть обеспечена выполнением следующих тактических и криминалистических
рекомендаций.
1. В целях предотвращения утечки информации решение следователя об
использовании псевдонима участника следственного действия (далее–охраняемое лицо)
должно храниться в соответствии с правилами негласного ведения делопроизводства.
Поэтому запечатанный конверт с соответствующей резолюцией и подписью образца
настоящего участника следственных действий рекомендуется не подшивать к
материалам уголовного дела, а хранить его в надежном месте следователя в отдельном
приложении с соответствующей охранной классификацией. Впоследствии это
обстоятельство должно быть представлено суду (судье лично).
2. При определении псевдонима исключают любое совпадение с исходными
данными защищаемого лица, определяя его по степени сходства с определенными
людьми.
3. Использовать в целях обеспечения конфиденциальности сведений об
охраняемом лице нейтральные формулировки, в частности «охраняемое лицо»,
«допрашиваемое в качестве свидетеля» и др.
4. Выбирать время и место проведения следственных действий, следовательно,
в целях недопущения контакта защищаемого лица с другими участниками процесса
(особенно защитой) и их воздействия на него.
5. Сообщить охраняемому лицу о мерах, которые могут быть приняты для его
защиты в случае раскрытия достоверных сведений о личности допрашиваемого (или
подозрения в том, что он действует под псевдонимом).
6. Фото –, аудио–и видеозаписи не используются при производстве
следственных действий с участием защищаемого лица, поскольку в процессе
последующего опознания обвиняемого и его защитника с материалами уголовного дела,
а также с приложениями к Протоколам следственного действия (в соответствии с частью
1 статьи 217 УПК РФ),
7. Следственные действия должны проводиться с участием защищаемого лица с
использованием фактора внезапности с целью зачистки лиц, выступающих против
следствия.

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ:


1. Блинова Е.В. Отдельные вопросы применения мер безопасно-сти в отношении
участников уголовного судопроизводства // Актуальные проблемы права и
государства в XXI веке. 2019. -№ 1. С. 348.
2. Валькова Т.В. Направления совершенствования процессуальных мер обеспечения
безопасности участников уголовного судопроизводства // В сборнике:
118
ISCIENCE.IN.UA «Актуальные научные исследования в современном мире»
Выпуск 1(69) ч. 9 ISSN 2524-0986
Криминалистика - прошлое, настоящее, будущее: достижение и перспективы
развития. Материалы Международной научно-практической конференции. Под
общей редакцией А.М. Багмета. 2019. С. 108.
3. Зайцев О.А. Особенности государственной защиты участников уголовного
судопроизводства в ходе подготовки к заседанию в суде первой инстанции //
Российское правосудие. 2019. № 4. С. 64.
4. Раджабов Р.О. Понятие и содержание юридического основания применения мер
безопасности защищаемого лица в уголовном процессе // Вестник научных трудов
«Юристъ». По материалам заседания III Совета молодежных общественных
организаций и объедине-ний Республики Татарстан в сфере противодействия
коррупции. В 2–х частях. Под редакцией С.Л. Алексеева [и др.]. 2020. С. 220.
5. Репникова К.Н. Проблемы и перспективы развития института защиты свидетелей в
России // В сборнике: перспективы развития институтов права и государства.
Сборник научных трудов 3–й Международной научной конференции. Отв. ред.
А.А. Горохов. Курск, 2020. С. 219.
6. Стаценко В.Г. Проблемы правового регулирования обеспечения безопасности
участников уголовного судопроизводства в ходе расследования преступлений
экстремистской и террористической направленности // Расследование
преступлений: проблемы и пути их решения. 2019. № 1 (23). С. 165.

119
«Актуальные научные исследования в современном мире» ISCIENCE.IN.UA
Выпуск 1(69) ч. 9 ISSN 2524-0986
УДК 343.244
Әдембекова Айханым Манарбекқызы, Орсаева Раиса Ануаровна
С. Аманжолов атындағы Шығыс Қазақстан университеті
(Өскемен, Қазақстан)

ШЕТЕЛДІК ҚЫЛМЫСТЫҚ ҚҰҚЫҚТАҒЫ ЖАЗАНЫ АУЫРЛАТАТЫН МӘН-ЖАЙЛАР

Аңдатпа. Мақалада шетел қылмыстық құқықтағы жазаны ауырлататын мән-


жайлар жан-жақты қаралған.
Негізгі сөздер: шетелдік заң, қылмыс, қылмыстылық, ауырлататын мән-жайлар.

Адембекова Айханым Манарбековна, Орсаева Раиса Ануаровна


Восточно-Казахстанский университет им. С. Аманжолова
(Усть-Каменогорск, Казахстан)

ОБСТОЯТЕЛЬСТВА, ОТЯГЧАЮЩИЕ НАКАЗАНИЕ В ЗАРУБЕЖНОМ УГОЛОВНОМ ПРАВЕ

Аннотация. В статье подробно рассмотрены обстоятельства, отягчающие


наказание в зарубежном уголовном праве.
Ключевые слова: иностранное право, преступность, преступность, отягчающие
обстоятельства.

Adembekova Aikhanym Manarbekovna,


Orsaуeva Raissa Anuarovna
S. Amanzholov East Kazakhstan University
(Ust-Kamenogorsk, Kazakhstan)

CIRCUMSTANCES THAT AGGRAVATE PUNISHMENT IN FOREIGN CRIMINAL LAW

Annotation. The article discusses in detail the circumstances that aggravate the
punishment in foreign criminal law.
Keywords: foreign law, criminality, criminality, aggravating circumstances.

Шетелдердің қылмыстық іс жүргізу құқықтарының нормаларында сезікті немесе


айыпталушы тұлғаның өзінің қылмыс жасағанын мойындауы мәселесін басқа
дәлелдемелермен салыстырғанда айтарлықтар назар аудармайды деуге болады,
дегенмен сот тергеу тәжірибесінде заңдарда ресми бекітілмегеніне қарамастан, басқаша
жағдай қалыптасуының мүмкіндіктері жоғары.
Жасалған әрекет кінәлінің жеке басының қоғамдық қауіптілік дәрежесін
арттыратын мән-жайлар қылмыстық құқықтағы ауырлататын мән-жайлар болып
табылады.
Ауырлататын жағдайлар арнайы және жалпы болып бөлінеді. Біріншісі
Қылмыстық Кодекстің Ерекше бөлімі баптарының және жекелеген қылмыстық
заңдардың диспозицияларында көрсетіледі яғни ол қылмыстар құрамдарының
120
ISCIENCE.IN.UA «Актуальные научные исследования в современном мире»
Выпуск 1(69) ч. 9 ISSN 2524-0986
элементтері (саралау белгілері) болып табылады. Екіншісі қылмыстық кодекстің жалпы
бөлігінде қарастырылған және барлық әрекеттер үшін әмбебап болып табылады.
Сот Қылмыстық Кодекстің Ерекше бөлімі бабының санкциясы шегінде жазаның
нақты түрі мен мөлшерін таңдаған кезде жазаны дараландыруды, яғни оның жасалған
әрекетке және кінәлі адамның жеке басына сәйкестігін қамтамасыз ету үшін оларды
ескеруге міндетті. Бұл жағдайда бірдей ауырлататын жағдай жалпы және арнайы ретінде
екі рет ескерілмейді.
Германия Қылмыстық кодексінің § 46 сәйкес, сот жаза тағайындау кезінде құқық
бұзушы үшін және оған қарсы айтылатын жағдайларды ескереді. Атап айтқанда, құқық
бұзушының уәждері мен мақсаттары; іс-әрекетте көрінетін көзқарастар мен іс-әрекет
жасауға қолданылған ерік-жігер; міндеттің бұзылу мөлшері; іс-әрекеттің орындалу түрі
мен кінәлі салдары; құқық бұзушының өткен өмірі, оның жеке және экономикалық
жағдайлары, қасиеттері, сондай-ақ іс-әрекеттен кейінгі мінез-құлқы, әсіресе келтірілген
зиянның есесін толтыруға ұмтылу, сол сияқты жәбірленушімен келісімге қол жеткізуге
ұмтылу назарға алынады. Заңда көзделген қылмыс құрамының белгілері болып
табылатын мән-жайлар ескерілмейді [1].
Жалпы ереже бойынша, қылмыстық кодекстің жалпы бөлігінде белгіленген
ауырлататын жағдайлардың тізімі толық болып табылады. Мұны Әзірбайжан, Армения,
Беларусь, Қазақстан, Латвия, Тәжікстан, Өзбекстан, Украина Қылмыстық кодексі тікелей
көрсетеді. Алайда, Румыния Қылмыстық кодексі керісінше, сотқа шын мәнінде ауыр
сипаттағы басқа жағдайларды ауырлататын деп тануға мүмкіндік береді.
Қылмыстық кодекстің жалпы бөлігінде көрсетілген жалпы ауырлататын
жағдайлардың саны айтарлықтай өзгереді. Мәселен, Румыния Қылмыстық кодексі
осындай 6 жағдайды қарастырады; Испания Қылмыстық Кодексі - 8; Албания Қылмыстық
кодексі - 10; Италия, Литва, Эстония Қылмыстық кодексі - 11; Лаос Қылмыстық кодексі,
Моңғолия - 12; Латвия, Ресей, Украина Қылмыстық кодексі - 13; Армения, Қырғызстан,
Молдова, Өзбекстан Қылмыстық кодексі- 14; Қазақстан Қылмыстық кодексі, Тәжікстан -
15; Колумбия Қылмыстық кодексі -16; Беларусь Қылмыстық кодексі - 17; Чили Қылмыстық
кодексі - 19; Венесуэла Қылмыстық кодексі - 20; Филиппин Қылмыстық кодексі - 21;
Гватемала Қылмыстық кодексі - 24; Гондурас Қылмыстық кодексі-26 жағдайды
қарастырғанын көруге болады.
Қылмыстық құқықтағы ауырлататын мән-жайлар кінәліге оның жеке басын теріс
сипаттайтындықтан не әрекеттің қоғамдық қауіптілік дәрежесін арттыратындықтан
неғұрлым қатаң жаза тағайындауды талап ететін заңды фактілер мен жай-күйлер болып
саналады.
Ауырлататын мән-жайлар нақты іс-әрекетке (қылмыс құрамының саралау
белгілері) тән болуы немесе қылмыстық заңнаманың жалпы бөлігінде бекітілуі және
барлық қылмыстарға қолданылуы мүмкін [2].
Ауырлататын мән-жайларды ескере отырып, жаза тағайындау оны
дараландыруға мүмкіндік береді және сол арқылы әділ жаза тағайындаудың
кепілдіктерінің бірі болып табылады.
Әлемнің әртүрлі елдерінің қылмыстық заңнамасында ауырлататын мән-жайлар
дербес тізбелер ретінде не жаза тағайындау кезінде ескерілетін мән-жайларды (мысалы,
қылмыскердің себептері мен мақсаттары, іс-әрекеттің салдарлары, қылмыс жасаған
121
«Актуальные научные исследования в современном мире» ISCIENCE.IN.UA
Выпуск 1(69) ч. 9 ISSN 2524-0986
адамның қылмыс алдындағы және қылмыстан кейінгі мінез-құлқы) анықтау арқылы
болуы мүмкін.
Әлем елдерінің заңнамасында кездесетін ауырлататын жағдайларды бірнеше
топқа бөлуге болады.
Қылмыскердің жеке басына қатысты: қылмыстардың қайталануы, қылмыс
жасаудағы ерекше белсенді рөл.
Қылмыс жасаған жәбірленушінің жеке басына қатысты: жүктілік, жас немесе
дәрменсіз жағдай, қылмыскермен туыстық қатынастар.
Қылмыстық іс-әрекетті жасау себептеріне қатысты: басқа қылмысты жасыру
немесе оны жасауды жеңілдету мақсатында іс-әрекет жасау, экстремистік себептер,
пайдакүнемдік ниетпен немесе жалданып қылмыс жасау.
Қылмыстың объективті жағының факультативтік белгілеріне жататындар:
қылмысқа қатысушылықта, түнде немесе адам жоқ жерде, кінәліге көрсетілген сенімді
пайдалана отырып, мас күйінде қылмыс жасау.
Қылмыс жасау тәсіліне қатысты: есі кіресілі-шығасылы адамдарды немесе
қылмыстық жауаптылық жасына толмаған адамдарды қылмыс жасауға тарта отырып,
аса қатыгездікпен, қару қолданып, жалпы қауіпті тәсілмен.
Қылмыстың салдарына қатысты: ауыр зардаптардың басталуы [3].
Ресей Қылмыстық кодексінің 63 бабына сәйкес, ауырлататын жаза мына мән-
жайлар ретінде:
- қылмыстың қайталануы.
- қылмыс жасау нәтижесінде ауыр зардаптардың басталуы.
- адамдар тобының, алдын ала сөз байласу арқылы адамдар тобының,
ұйымдасқан топтың немесе қылмыстық қоғамдастықтың (қылмыстық ұйымның)
құрамында қылмыс жасау.
- психикасының ауыр бұзылуынан зардап шегетін не масаң күйде болатын
адамдарды, сондай-ақ қылмыстық жауаптылық басталатын жасқа толмаған адамдарды
қылмыс жасауға тарту.
- саяси, идеологиялық, нәсілдік, ұлттық немесе діни өшпенділік немесе өшпенділік
себептері бойынша не қандай да бір әлеуметтік топқа қатысты өшпенділік себептері
бойынша қылмыс жасау.
- басқа адамдардың заңды әрекеттері үшін кек алу, сондай-ақ басқа қылмысты
жасыру немесе оны жасауды жеңілдету мақсатында қылмыс жасау.
- адамның қызметтік жұмысын жүзеге асыруына немесе қоғамдық борышын
орындауына байланысты адамға немесе оның жақындарына қатысты қылмыс жасау.
- кінәлі адамға жүктілік жағдайында екені көрінеу белгілі әйелге қатысты, сондай-
ақ жас балаға, басқа да қорғансыз немесе дәрменсіз адамға не кінәліге тәуелді адамға
қатысты қылмыс жасау.
- ерекше қатыгездікпен, садизммен, қорлаумен, сондай-ақ жәбірленушіні
азаптаумен қылмыс жасау.
- қаруды, оқ-дәрілерді, жарылғыш заттарды, жарылғыш немесе оларды
имитациялайтын құрылғыларды, арнайы дайындалған техникалық құралдарды, улы
және радиоактивті заттарды, дәрілік және өзге де химиялық-фармакологиялық

122
ISCIENCE.IN.UA «Актуальные научные исследования в современном мире»
Выпуск 1(69) ч. 9 ISSN 2524-0986
препараттарды пайдалана отырып, сондай-ақ физикалық немесе психикалық
мәжбүрлеуді қолдана отырып қылмыс жасау.
- төтенше жағдай, дүлей немесе өзге де қоғамдық зілзала жағдайларында, сондай-
ақ жаппай тәртіпсіздіктер кезінде қылмыс жасау.
- қызметтік жағдайына немесе шартына байланысты кінәліге берілген сенімді
пайдалана отырып қылмыс жасау.
- билік өкілінің нысанды киімін немесе құжаттарын пайдалана отырып қылмыс
жасау.
- ішкі істер органы қызметкерінің қасақана қылмыс жасауы.
- кәмелетке толмағанға қатысты ата-анасының немесе кәмелетке толмағанды
тәрбиелеу жөніндегі міндеттер заңмен жүктелген өзге адамның, сол сияқты педагог
қызметкердің немесе білім беру ұйымының, медициналық ұйымның, әлеуметтік
қызметтер көрсететін ұйымның не кәмелетке толмағанға қадағалауды жүзеге асыруға
міндетті өзге де ұйымның басқа да қызметкерінің қылмыс жасауы.
- терроризмді насихаттау, ақтау және қолдау мақсатында қылмыс жасау.
Көршілес Ресейдің 2013 жылдың 1 қарашасынан бастап федералды Заңы күшіне
енгеннен кейін мас күйінде қылмыс жасау яғни алкоголь, есірткі немесе басқа да
маскүнемдіктен туындаған қылмыс үшін қатаң жазаланады. Заңға сәйкес, егер істі
қарайтын сот әрекеттің сипаты мен қоғамдық қауіптілік дәрежесін, оның жасалу
жағдайларын және кінәлінің жеке басын ескере отырып, қажет деп тапса, қайтадан
ауырлататын жауапкершілік ретінде танылуы мүмкін.
Егер ауырлататын мән-жай Ресей кодексінің ерекше бөлімінің тиісті бабында
қылмыстың белгісі ретінде көзделсе, оның өзі жаза тағайындау кезінде қайта
ескерілмейді. Ауырлататын жағдайлардың тізбесі толық болып табылады [4].
Америка Құрама Штаттарының заңдар жинағында ауырлататын мән-жайлар
тізбесі туралы арнайы бап жоқ және оларды кейбір неғұрлым қауіпті қылмыстар үшін
жаза тағайындау кезінде, сондай-ақ кінәліге өлім жазасын тағайындау мүмкіндігі туралы
шешім қабылдау кезінде ғана ескеруге нұсқама береді.
Өлім үкімінің негізділігі туралы мәселені шешу кезінде қарастырылатын
жеңілдететін және ауырлататын факторлар АҚШ заңдарының 3592-бөлімінің 18-бөлімінде
қарастырылған.
Заңдар кодексінің тармағында тыңшылық пен сатқындық жағдайында ескерілуі
керек ауырлататын жағдайлар анықталған.
Заңның 3591 (а) (1)-де сипатталған қандай да бір қолсұғушылық үшін өлім үкімін
шығарудың негізділігі туралы мәселені шешу кезінде қазылар алқасы, ал егер ол болмаса,
онда сот назар аударылған мынадай ауырлататын факторлардың әрқайсысын қарауға
және олардың қайсысының бар екенін айқындауға тиіс: (1) бұрын тыңшылық немесе
сатқындық әрекеттерін жасау. Айыпталушы бұрын басқа қылмыс үшін сотталған, оның
ішінде тыңшылық немесе сатқындық, ол үшін заңда өмір бойы бас бостандығынан айыру
немесе өлім жазасы қарастырылған. (2) ұлттық қауіпсіздікке елеулі қауіп. Қол сұғу
барысында айыпталушы саналы түрде ұлттық қауіпсіздікке елеулі қатер төндірді. (3) адам
өміріне елеулі қауіп. Қастандық жасау барысында айыпталушы саналы түрде басқа
адамның өміріне елеулі қауіп төндірді.

123
«Актуальные научные исследования в современном мире» ISCIENCE.IN.UA
Выпуск 1(69) ч. 9 ISSN 2524-0986
Жазаны тағайындау институты жүйесіндегі қылмыс құрамының субъективті
жағына қатысты ауырлататын мән-жайлар бойынша шет елдердің қылмыстық
заңнамасын бірнеше тәуелсіз топтарға бөлуге болады.
Бірінші топқа қылмыстық құқықтың жалпы бөлімінің ережелерінде ауырлататын
жағдайлар бекітілген мемлекеттер кіреді.
Мысалы, Италия Қылмыстық кодексінің 61-бабы келесі ауырлататын
жағдайларды қарастырады, олардың тізімі толық:
- төмен немесе құрметтемейтін себептер бойынша іс-әрекет жасау;
- басқа қылмысты жасыру мақсатында іс-әрекет жасау;
- өзіне немесе үшінші тұлғаларға қылмыс жасаудан пайда немесе пайда табу
мақсатында;
- немесе басқа қылмыс үшін жазалауды болдырмау мақсатында;
- қылмыстық нәтиженің басталуын болжауға қарамастан, абайсызда қылмыс
жасау.
Испания Қылмыстық кодексінің 23-бабына сәйкес:
- ақы, сыйақы үшін қылмыс жасау;
- нәсілшілдік, антисемитизм немесе этникалық немесе ұлттық шығу тегіне,
азшылыққа жататындығына, жыныстық бағдарына, идеологиясына, дініне немесе
жәбірленушінің нанымына қатысты басқа да себептер бойынша қылмыс жасау
қылмыстық әрекет ретінде қаралады.
Егер адам нәсілшіл, ұлтшыл және басқа да ерекше айыптаушы себептерді
басшылыққа ала отырып әрекет еткен жағдайда жазаның ұлғаюы Австрия Қылмыстық
кодексінің 33-параграфы бойынша басталады. [3].
Франция Қылмыстық кодексінің арнайы бөлімі бар, онда «жазаларды ауырлатуға
әкеп соқтыратын кейбір мән-жайлардың анықтамалары» (132-71132-75-баптар) деп
бекіткен, алайда субъективті тарапқа 132-72-баптағы бір ғана ереже-алдын ала болжам
жатады.
Айта кету керек, Ресейдің құқықтық жүйесінде болжам тек кінәнің қасақана
нысаны ретінде қарастырылады. Шет елдерде қылмыстық жауаптылықтың субъективті
негіздері туралы оқу-жаттығудың ерекшелігін ескере отырып, белгілі бір қылмыс немесе
теріс қылық (алдын ала ниет) жасау жөніндегі әрекеттерге дейін қалыптасқан пиғылдың
болуы жазаны міндетті түрде ауырлатуға әкеп соғады. Франциямен қатар мұндай
ережелер АҚШ пен Бельгияның қылмыстық Заңында бекітілген. Мәселен, АҚШ
заңдарының 18-бөлімінің 3592-параграфы кінәліге өлім жазасын тағайындау туралы
мәселені шешу кезінде болжамды айыпталушының кінәсін ауырлататын мән-жай ретінде
қарайды.
Осылайша, шет мемлекеттердің қылмыстық-құқықтық ғылымында жазаның
мәнін түсінуде белгілі бір бірлік бар деп айтуға болады. Ол қылмыс жасаған мемлекет
атынан қолданылатын мәжбүрлеу шарасы ретінде қарастырылады. Сонымен қатар,
ғылыми анықтамаларда қылмыстық жазалау шараларының жазалау (репрессивтік)
сипаты ерекше атап өтіледі.
Қылмыстық жазаның мақсаттарын реттеу Абхаз қылмыстық заңында да, шетелдік
қылмыстық заңнамада да көрініс тапты.

124
ISCIENCE.IN.UA «Актуальные научные исследования в современном мире»
Выпуск 1(69) ч. 9 ISSN 2524-0986
Ресей Қылмыстық кодексінің 43-бабы жаза әлеуметтік әділеттілікті қалпына
келтіру, сотталушыны түзету және жаңа қылмыстардың алдын алу үшін қолданылады.
Француз қылмыстық және қылмыстық іс жүргізу заңнамасы жазалау
мақсаттарына кінәліні түзетуді, әлеуметтік реадаптацияны, кәсіби реадаптацияны (ҚК-нің
132-59-бабы, ҚІЖК-нің 720-4, 723-3, 763-3-баптары) жатқызады.
Американдық қылмыстық заңға сәйкес (§3553,3582 АҚШ Заңдарының 18-бабының
атауы) жаза қылмыскерді түзетуге және әлеуметтік қалпына келтіруге ықпал етуі, заңды
құрметтеуге тәрбиелеуі, тиісті тежеуші әсер етуі, қоғамды қорғауды қамтамасыз етуі,
сотталғандарға түзету қызметін ұсынуы керек (қажетті медициналық көмек, оқыту, кәсіби
дайындық).
Қылмыстық Кодекстің 44-бабына сәйкес, Ресейдің қылмыстық заңы бойынша
жаза түрлері қарастырылған, ол жазалар негізінде айыппұл; белгілі бір лауазымдарды
атқару немесе белгілі бір қызметпен айналысу құқығынан айыру; арнаулы, әскери немесе
құрметті атағынан, сыныптық шенінен және мемлекеттік наградаларынан айыру; міндетті
жұмыстар; түзеу жұмыстары; мәжбүрлі жұмыстар; бас бостандығын шектеу; тәртіптік
әскери бөлімде ұстауға; қамауға алу; белгілі бір мерзімге бас бостандығынан айыру; өмір
бойы бас бостандығынан айыру; өлім жазасы қолданылуы мүмкін [2].
Жалпы алғанда, шетелдегі ауырлататын мән-жайларды ескере отырып, жаза
тағайындау оны дараландыруға мүмкіндік береді және сол арқылы әділ жаза
тағайындаудың кепілдіктерінің бірі болып табылады. Әрбір мемлекеттік мәжбүрлеу
шарасының өз міндеті, өзіне тән мақсаты болады. Жазаның мақсаты - жаза тағайындау,
оны қолдану және іске асыру арқылы мемлекет қол жеткізуге ұмтылатын әлеуметтік
нәтиже.

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ:


1. Обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание [Электронный ресурс].
2. Всеобщая декларация прав человека (принята Генеральной Ассамблеей ООН
10.12.1948) // СПС «Консультант Плюс 2018»
3. Уголовное право зарубежных стран. Общая и Особенная части: учебник для
магистров / под ред. Н. Е. Крыловой. 4-е изд., прераб. И доп. М., 2017.- 38 с.
4. Обстоятельства, отягчающие уголовное наказание [Электронный ресурс].

REFERENCES:
1. Circumstances that mitigate and aggravate punishment [Electronic resource].
2. Universal Declaration of Human Rights (adopted by the UN General Assembly on
10.12.1948) / / SPS «Consultant Plus 2018»
3. Criminal law of foreign countries. General and Special parts: textbook for the masters / ed.
E. Krylova. 4th ed., pre-rab. And additional M., 2017. - 38 p.
4. Circumstances that aggravate criminal punishment [Electronic resource].

125
«Актуальные научные исследования в современном мире» ISCIENCE.IN.UA
Выпуск 1(69) ч. 9 ISSN 2524-0986
УДК 34
Жамау Назерке Бактыжанкызы
Центрально-Казахстанская Академия
(Караганды, Казахстан)

ПРИРОДА СУДЕБНОГО ПРАВОТВОРЧЕСТВА

Аннотация. В представленной статье определяется природа судебного


правотворчества. В статье говорится, что правосудие осуществляется судебным
правотворчеством. Основная идея статьи заключается в том, что судебное
правотворчество осуществляется путем создания, отмены или изменения правовых
норм.
Ключевые слова: судебное правотворчество, правосудие, правотворчество,
судья, судебные органы.

Zhamau Nazerke B.
Central Kazakhstan Academy
(Karagandy, Kazakhstan)

THE ESSENCE OF JUDICIAL LEGAL CREATIVITY

Abstract. The presented article defines the creative nature of the judiciary. The article
states that the judiciary administers justice. The main idea of the article is that judicial creation
is carried out by creating, eliminating or changing legal norms.
Keywords: judicial rule, justice, rule of law, judge, judicial authorities

СОТТЫҚ ҚҰҚЫҚШЫҒАРМАШЫЛЫҚТЫҢ ТАБИҒАТЫ

Соттық құқықшығармашылық «құқықшығармашылық» түсінігінің бір бөлігі болып


табылады және оның барлық белгілерін қамтиды, дегенмен, оның өзіндік айрықша
белгілері бар.
Құқықшығармашылық қызмет әрдайым құқықтық нормаларды құрумен, оларды
өзгертумен немесе жоюмен байланысты. Жалпы алғанда, құқықшығармашылық -
құқықтық нормаларды жасауға, өзгертуге немесе жоюға бағытталған, қоғамның
объективті әлеуметтік қажеттіліктері мен мүдделерін тануға негізделген уәкілетті
мемлекеттік органдар мен лауазымды адамдардың мемлекеттік қызметінің арнайы
нысаны. Құқықшығармашылық – бұл қоғам мен мемлекеттің құқықтық қажеттіліктерін
тану және бағалау, сонымен қатар, тиісті рәсімдер шеңберінде уәкілетті субъектілердің
құқықтық актілерді құруы мен қабылдауы [1, 172 б.].
Құқықшығармашылық процесінде объективті түрде құқықтық реттеуді қажет
ететін құбылыстардың танымдық процесі элементін ажыратуға болады. Бұл кезеңде
адамдардың практикалық мінез-құлқы мен іс-әрекетіне, сондай-ақ нақты әлеуметтік
мақсаттарды қоюға арналған нормативтік-құқықтық рецептураларды әзірлеу
мақсатында объективті заңдылықтар зерттеледі; - құқықшығармашылық қызметпен
126
ISCIENCE.IN.UA «Актуальные научные исследования в современном мире»
Выпуск 1(69) ч. 9 ISSN 2524-0986
айналысуға құқылы субъектіні анықтау; - болжамды заңды нұсқаманың нысанын таңдау;
- құқықтық жазбаларды (нормаларды) әзірлеу мен қабылдаудың тиісті тәртібі [1, 186 б.].
Құқықшығармашылық деп қоғамның қолданыстағы нормативтік-құқықтық ішкі
жүйесіне заң нормаларын қабылдау, жетілдіру және жою арқылы өзгерістер енгізетін
нәрсе деп айта аламыз. Егер таза құқықтық тұрғыдан қарағанда құқықшығармашылық
құқықтық нормаларды жасау, өзгерту немесе жою сияқты болып көрінсе, ал әлеуметтік
тұрғыдан әртүрлі құқық субъектілерінің рольдерін үйлестіруді, әртүрлі, кейде қарама-
қарсы мүдделердің ымыраға келуін көздейді. Дәл осы салада «құқықтық, саяси және
адамгершілік мәдениеттер; құқықтық, саяси және моральдық нормалар; құқықтық, саяси
және этикалық сана» түсініктері барынша жақын мағынада пайдаланылады [2].
Құқықшығармашылық процестің өзі де саяси процеспен тығыз байланысты және бұл
ретте маңызды рухани-адамгершілік идеялары реттеуші рөл атқарады.
Құқықшығармашылық пен заң шығармашылық бірдей ұғымдар емес екенін ұмытпаған
жөн. Заң шығармашылық - бұл құқықшығармашылық процестің ажырамас бөлігі.
Құқықшығармашылық заң шығару процедурасының шеңберімен ғана шектелмейді,
сонымен бірге құқықтық нормаларды әзірлеуге, өзгертуге және жоюға байланысты
барлық аспектілерді қамтиды.
Жоғарыда айтылғандарға сүйене отырып, соттық құқықшығармашылық - бұл
соттардың ерекше қызметі, оның нәтижесі құқықтық нормаларды құру, жою және өзгерту
болып табылады деген тұжырымға келуге болады. Судья сот төрелігін іске асыру кезінде
тәуелсіз және Конституция мен заңға ғана бағынады [3]. Соттық құқықшығармашылықта
судьялар белгілі бір қоғамдық қатынастарды құқықтық реттеудің объективті қажеттілігін
бағалайды, ол өзінің көрінісін сот прецеденттері және жалпы сот практикасы түрінде,
қоғамның құқық жүйесінің құрамдас бөлігі ретінде, сонымен қатар шарттар, жоғары сот
органдарының практика мәселелері түрінде табады. Бұл нысандарда сот нормативтік
шындықтың өзіндік ерекше саласын жасайды. Жалпы құқықшығармашылық сияқты,
соттық құқықшығармашылық та арнайы процедура - сот төрелігінің құқықтық
процедурасы шеңберінде жүзеге асырылады.
Осылайша, соттық құқықшығармашылық жоғарыдағы анықтамаларға қайшы
келмейді, тек сот билігінің өз қызметінің ерекшеліктерінен туындайтын нақты белгілерді
алады. Яғни, соттық құқықшығармашылықтың өзіндік ерекшелігін анықтайтын осындай
белгілердің санына келесі ерекшеліктерді жатқызуға болады.
Соттық құқықшығармашылық - бұл сот төрелігінің қосымша өнімі. Сот билігінің
негізгі міндеті - сот төрелігін жүзеге асыру. Осы қызмет барысында оның субъектілері
арасында құқық саласында туындаған әлеуметтік қақтығыстарды шешу, құқықтық
қатынастардың даулы сипатын жою жүреді. Осы тұрғыдан алғанда, соттық
құқықшығармашылық тәуелсіз емес, ол соттардың негізгі қызметінен - сот төрелігін
жүзеге асырудан бөлінбейді және оның процессуалдық формаларында жүреді. Соттық
құқықшығармашылық сот жүйесінің негізгі қызметі емес, ол сот төрелігін жүзеге
асырумен байланысты. Осыған байланысты соттық құқықшығармашылық парламенттік
заң шығарудан ерекшеленеді, парламент үшін заң шығару тәуелсіз және негізгі функция
болып табылады. Соттық құқықшығармашылық нақты істерді шешуге қатысты қосымша
қызмет ретінде қарастырылады және тек осындай шешім сот төрелігі шеңберінде ғана
мүмкін болады.
127
«Актуальные научные исследования в современном мире» ISCIENCE.IN.UA
Выпуск 1(69) ч. 9 ISSN 2524-0986
Соттық құқықшығармашылық әрдайым шешілетін істердің сипатымен
анықталады. Соттық құқықшығармашылық процесінде пайда болған құқықтық норма
өзінің табиғаты бойынша нақтырақ, ал оның мазмұны шешіліп жатқан істің мәнімен
немесе істер санатымен анықталады. Заң шығарушы орган құрған құқық нормалары,
керісінше, реттелетін қоғамдық қатынастардың мәнімен анықталса да, неғұрлым
абстрактілі және жалпылама болып келеді. Олар мүмкіндігінше көп түрлі жағдайларға
қолдануға арналған. Соттық құқықшығармашылық егер құқықтық реттеу болмаса немесе
заңды біркелкі түсіндіру, құқықтық қайшылықтарды жою және т.б. қажеттілік туындаса
ғана, соттар қарайтын істерге қатысты және оларды шешу үшін ғана жүзеге асырылады.
Соттық құқықшығармашылықты сотта қаралған істерге қатысты сот шешімдерінің
ерекше құралы ретінде қарастыруға болады. Осыған байланысты сот белгілеген норма
«социологиялық» болып табылады, өйткені судья істің нақты жағы туралы заң шығарушы
органға қарағанда анағұрлым көбірек ақпарат бере алады [4, 97 б.].
Соттық құқықшығармашылықты жіктеу мәселесі оның мәні мен табиғатын түсіну
үшін үлкен маңызға ие. Сот жасаған нормаларға сүйене отырып, бірінші және екінші
деңгейлі соттық құқықшығармашылықты ажыратуға болады. Бірінші деңгейлі соттық
құқықшығармашылық заң ережелерін түзетеді. Екінші деңгейлі соттық
құқықшығармашылық заң шеңберінде жүзеге асырылады, оның ережелерін нақтылайды
және дамытады.
Мақсатқа және оның түпкі нәтижесіне сәйкес түзетуші (заңның мазмұнын
өзгертуге бағытталған), толықтырушы (құқықтық олқылықтарды толтыруға бағытталған)
және интерпретациялық (заң ережелерін түсіндіру) деп ажыратуға болады. Соттың
құқықтық нормаларды жасауына немесе жоюына байланысты жағымсыз және жағымды
сот заң шығарушылықтары ажыратылады. Жоғарыда айтылғандарға сүйене отырып,
соттық құқықшығармашылықты сот билігінің жоғарғы органдарының ерекше қызметі
ретінде анықтауға болады, оның нәтижесі - құқықтық нормаларды құру, жою немесе
өзгерту (кейбір жағдайларда оларды түсіндіру) [4, 118 б.].
Сот қызметі нәтижесінде құрылған ерекше нормативтік шындықты бейнелеу үшін
ғылыми әдебиеттерде «соттық құқық» ұғымы жиі қолданылады. «Соттық құқық» ұғымы
соттық құқықшығармашылық қызметі фактісін де, сондай-ақ осындай қызметтің нәтижесі
болып табылатын нормаларды да көрсетеді. Сондықтан, соттық құқық ұғымын
прецеденттік құқық ұғымының синонимі ретінде қарастыруға әбден болады. Сонымен
қатар, роман-германдық құқықтық отбасы елдерінде, егер біз сот органдарының
құқықшығармашылығы сипатына қатысты позицияны ұстанатын болсақ, онда бұл
тұжырымдамаға тек жоғарғы соттардың шешімдері ғана емес, сонымен қатар олар
беретін түсіндірмелер де енуі мүмкін.
Соттық құқықшығармашылық заңдағы олқылықтардың орнын толтырумен тығыз
байланысты, сондықтан тәуелсіз емес, бірақ ол сот билігінің маңызды функциясы - сот
төрелігін жүзеге асырады [5, 27 б.].

128
ISCIENCE.IN.UA «Актуальные научные исследования в современном мире»
Выпуск 1(69) ч. 9 ISSN 2524-0986
СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ:
1. Судебное правотворчество и судейское право: учебное пособие Марченко М. Н.,
Проспект, 2017, 447 с.
2. Дмитриевцев К.Н. Процесс правотворчества в Российской Федерации: автореферат,
Н. Новгород, 1994.
3. Қазақстан Республикасының Конституциясы, 1995 жылы 30 тамызда республикалық
референдумда қабылданды.
4. Нерсесянц В.С. Общая теория права и государства: учебник, М.: Норма, 2000, 552 c.
5. Желдыбина Т.А. О судебном правотворчестве // Вестник Саратовской
государственной юридической академии. – 2015.

129
«Актуальные научные исследования в современном мире» ISCIENCE.IN.UA
Выпуск 1(69) ч. 9 ISSN 2524-0986
УДК. 343.2
Жусупов Болотбек Асанович
к.ю.н.,
Ташматова Бегимай Ибрагимовна, Арзибаева Нуржамал Шамшидиновна
магистранты
Ошский государственный юридический институт
(Ош, Кыргызстан)

ЗАКРЕПЛЕНИЕ ИНСТИТУТА СОУЧАСТИЯ В НОВОМ УГОЛОВНОМ КОДЕКСЕ


КЫРГЫЗСКОЙ РЕСПУБЛИКИ

Аннотация. В статье с помощью системного, сравнительно-правового, системно-


структурного анализа исследуется институт соучастия в уголовном кодексе. Институт
соучастия в правоприменительной практике не только играет важную роль, но и служит
эффективным механизмом защиты прав и свобод человека.
Основная цель исследования - выявить концептуальные устройства соучастия в
Уголовном кодексе Кыргызстана, его содержательные стороны. Результаты
исследования могут быть использованы в законодательной и правоприменительной
практике в сфере уголовного правосудия при исследованиях в этой области.
Ключевые слова: преступление, соучастие, исполнитель, организованная
группа, организованная, уголовный кодекс.

КЫРГЫЗ РЕСПУБЛИКАСЫНДАГЫ КЫЛМЫШКА КОШО КАТЫШУУ ИНСТИТУТУНУН


ЖАҢЫ ЖАЗЫК КОДЕКСИНДЕ БЕКИЛИШИ

Аннотация. Бул макалада тутумдук, салыштырма укуктук, тутумдук –түзүмдүк


талдоонун жардамы аркылуу жазык кодексиндеги кошо катышуу институту талдоого
алынган.
Укук колдонуу практикасында кошо катышуу институту маанилүү орунга ээ
экендиги менен гана шартталбастан адам укуктарын жана эркиндиктерин коргоо
жаатындагы иштиктүү механизм катары кызмат кылары ачыкталат.
Изилдөөнүн негизги максаты- Кыргызстандагы жазык кодексиндеги кошо
катышуу түшүнүк аппараттарын, анын мазмундук жактарын аныктоо саналат.
Изилдөөнүн жыйынтыктары жазык укуктук юстиция тармагындагы мыйзам
чыгаруучулук,укукколдонуу практикасында бул чөйрөдөгү илимий изилдөөлөрдө
колдонулушу мүмкүн.
Түйүндүү сөздөр: кылмыштуулук, кошо катышуу, аткаруучу,уюшкан уюм,
уюшкан топ, жазык кодекси.

130
ISCIENCE.IN.UA «Актуальные научные исследования в современном мире»
Выпуск 1(69) ч. 9 ISSN 2524-0986
Zhusupov Bolotbek Asanovich
Candidate of Technical Sciences,
Tashmatova Begimai Ibragimovna, Arzibaeva Nurzhamal Shamshidinovna
undergraduates
Osh State Law Institute
(Osh, Kyrgyzstan)

CONSOLIDATION OF THE INSTITUTION OF COMPLICITY


IN THE NEW CRIMINAL CODE OF THE KYRGYZ REPUBLIC

Abstract. The article explores the institution of complicity in the criminal code using a
systemic, comparative-legal, systemic-structural analysis. The institution of complicity in law
enforcement practice not only plays an important role, but also serves as an effective
mechanism for protecting human rights and freedoms. The main goal of the study is to identify
the conceptual devices of complicity in the Criminal Code of Kyrgyzstan, its content. The
research results can be used in legislative and law enforcement practice in the field of criminal
justice in research in this area.
Key words: crime, complicity, perpetrator, organized group, organized, criminal code.

Учурдагы Кыргызстандагы кылмыштуулуктун жалпы тенденциясы, динамикасы


туруктуу бойдон калууда. Бул өз кезегинде мамлекеттеги укуктук тартиптин
сакталышына, адам укуктарынын жана эркиндиктеринин камсыз болушуна терс
таасирин тийгизет.
Мамлекеттин учудагы жазык укуктук саясаттын бир кача гумандуу позициядан
жандашуусуна карабастан кылмыштуулуктун деңгээли жогору бойдон калууда.
Биздин оюбузча бул абалга бир канча фактролор таасир этет алрга;
- мамлекеттеги саясий абалдын туруксуздугу;
- өлкөдөгү жумушсуздуктун жогорку деңгээли;
- укук коргоо органдарын реформалоонун кечеңдеши;
- кесипкөй адистерди даярдоонун чабалдыгы;
- уюшулган кылмыштуу топтордун орун алышы сыяктуу факторлорду келтирүүгө
болот.
Айта кетүү орундуу уюшулган кылмыштуулук жөнүндө сөз кылганда албетте
кылмышка кошо катышуу институту жөнүндө айта кетүү абзел. Анткени туруктуу
топтордун болушу алардын такай кылмыш жасоого багытталышы дагы өлкөдөгү
криминогендик абалды курчутууда.
Кылмышка кошо катышуунун кээ бир аспектилери Ф.Г. Бурчак [1, с. 230],
Р.Р. Галиакбаров [2, с. 120], М.И. Ковалев [3, с. 176], И.П. Малахов [4, с. 168] жана
башкалар тарабынан изилдъъгъ алынган
Дагы бир белгилей кетчү нерсе катары улуттук статистикалык комитеттин
кылмыштуулук боюнча маалыматтарында Кыргызстандагы уюшулган кылмыштуу
топтордун сандык жана сапаттык жактары, анын ичинде кылмышка кошо катышуу
боюнча дагы статистикалык маалыматтын жоктугу өз кедергесин тийгизүүдө.

131
«Актуальные научные исследования в современном мире» ISCIENCE.IN.UA
Выпуск 1(69) ч. 9 ISSN 2524-0986
Учурдагы укуктук реформаларга анын ичинде жазык укуктук реформалар
чөйрөсүндө дагы бир топ өзгөрүү толуктоолор киргизилди. Анын ичинде кылмышка кошо
катышуу институту боюнча дагы бир топ беренелер орун алган.
Айта кетүү орундуу 1997 жылдагы кылмыш кодексинде [5] мамлекеттик тилдеги
эки же андан көп адамдын кылмышка катышуусу жетинчи бөлүмдө каралып «кылмышка
шериктеш» болуу деп аталган. 30 берене кылмышка шериктеш болуу түшүнүгүн камтып
ал мындай дефиницияда берилген «Эки же андан көп адамдардын кылмыш жасоого
атайылап өз ара биргелешип катышуусу кылмышка шериктеш болуу деп табылат».
Биздин оюбузча «шериктеш» сөзү бир канча оңтойсуз берилген. Официалдуу
тилде «соучастие» деп берилген жана талаш жок. Эгерде «шериктештик» сөзүнүн түз
котормосун алсак орусча « содружество» деген сөздү алабыз. Демек мамлекеттик
тилдеги тексте эки же андан көп адамдын кылмыш жасашы мазмундук жагынан бир аз
дал келбей кала тургандай сезилет.
2019 жылдан күчүнө кирген Кыргыз Республикасынын жазык кодекси[6] 7-
главасы кылмышка кошо катышуу институтун карап 41-беренеде кошо катышуу
түшүнүгүн аныктаган. Ага ылайык “кылмыштын эки же андан көп субьекттеринин
атайылап жасалган кылмышка атайылап биргелешип катышуусу кылмышка кошо
катышуу деп таанылат” деп бекиткен.
Биздин оюбузча жаңы редакциядагы текст эки же андан көп адамдын кылмышка
катышуусунун аныктамасын бир канча оңтойлуу берген.
Кошо катышуу сөзү маани мазмун жагынан бир канча дал келет.
Дагы бир артыкчылыгы катары “кылмыштын эки же андан көп субьектиси “ деген
түшүнүк бизге алдын ала кылмышка кошо катышуу үчүн атайын талаптар акыл эсинин
соо болушу, курагын автоматтык түрдө аныктап коет. Бул өз кезегинде кылмышка акыл
эси соо эмести тартуу, же кылмыш курагына жетпеген адамды тартуу менен кылмыш
жасоо кошо катышуу катары тааанууга болбойт деген туура ойду берет. Күнөөнүн
формасы албетте өзгөрүүсүз калышы кылмышка кошо катышуу институтунун милдеттүү
белгиси катары кароого болот.
Демек кылмышка “шериктештик” түшүнүгүнө караганда “кошо катышуу” бир
канча оңтойлуу берилген. Ошону менен бирдикте эки же андан көп адамдын кылмышка
атайылап катышуу түшүнүгү бир канча жакшырган мазмунда берилген.
Айта кетүү орундуу жаңы жазык кодекси “ кошо катышуунун” формаларын жана
түрлөрүн аныктоодо дагы бир канча алдыга жылгандыгын айта кетүү зарыл. Мисалы
кошо катышуунун формасында “кошо аткаруучулук” түшүнүгүн берген. Бул өз кезегинде
эски кодекстеги аткаруучу түшүнүгүн бир канча кеңири мазмунда карагандыгында.
Ал эми кылмышка кошо катышуучулардын формасындагы, уюштуруучу, көмөкчү,
шыкакчы өзгөрүүсүз калган.
Ошону менен бирдикте кылмышка кошо катышуучулардагы “көмөкчү” түшүнүгү
бир канча оңтойлуу берилип күнөөнүн формасына негизделген.
Алдын ала убада бербестен кылмышкерди, издерин жашыруу, кылмыш
куралдарын жашыруу кошо катышуучулук катары таанылбайт.
Жаңы жазык мыйзамы кылмышка кошо катышуунун түрлөрүндө “уюшкан топ”
“кылмыштуу уюм”сандык жана сапаттык жагынан аныкталган.Мисалы “уюшкан топ”
мүчөлөрүнүн саны 3 кишиден “кылмыштуу уюм” мүчөлөрү4 кишиден көп болуусу зарыл.
132
ISCIENCE.IN.UA «Актуальные научные исследования в современном мире»
Выпуск 1(69) ч. 9 ISSN 2524-0986
Жаңы жазык кодексинде кылмышка кошо катышуучулардын кылмыштан
ыктыярдуу баш тартуусу жөнүндө өз алдынча 48 беренеде каралган.
Кылмышты эки же андан ашык адам жүзөгө ашырат, бул өзгөчө кооптуулукту
күчөтөт. Адамдардын биргелешкен аракеттери менен кылмыш жасоону жеңилдетүү
коркунучу көбөйдү. Практика көрсөткөндөй, кошо катышуу менен жасалган кылмыштар
кыйла коркунучтуу жана оор.
Кошо катышуунун аныктамасынан обьективдүү жана субьективдүү мүнөздөгү
белгилерди ажыратууга болот. Белгилерге төмөнкүлөр кирет:
- эки же андан көп адамдын кылмыш жасоого катышуусу. Жооптуу жана кылмыш
жоопкерчилигинин курагына жеткен адамдар;
- жазык мыйзамы боюнча кылмышка кошо катышуу адамдардын кылмыш
жасоого биргелешип катышуусун камсыз кылат. Ошол эле учурда, ар биринин иш-
аракети ушул кылмышты жасоого жана бардыгы үчүн бир кылмыштуу натыйжага
жетишүүгө багытталышы керек, башкача айтканда, ар бир шериктештин иш-аракеттери
менен жалпы кылмыш натыйжасынын ортосунда себептик байланыш бар;
Кошо катышуунун негизги белгилеринин бири - бул кылмышка катышкан бардык
адамдардын атайылап иштеши. Кошо катышуунун күнөөнүн атайылап жасалган
формасы ар бир кошо катышуу жасалган кылмыш жөнүндө өз ара маалымдуулугунан
жана кошо катышуучулардын аракеттерин координациялоодон көрүнөт. Өз ара
маалымдуулук, кошо катышуучулук ар бири өзүнүн иш-аракеттери белгилүү бир
кылмышты жасоодо биргелешкен мүнөзгө ээ экендигин жана бир кылмыштуу натыйжага
жетишүүгө багытталгандыгын түшүнгөндүгүнөн билинет. Кошо катышуучулардын аң-
сезими алардын уюштуруу менен аткаруучунун актыларынын ортосундагы кошо
катышуунун мурунку ишмердүүлүгүнө байланыштуу себептик байланышты да камтыйт.
Кошо катышуучулардын аң-сезими аткаруучунун актыларынын мүмкүн болгон
коомдук коркунучтуу кесепеттерин да, аткаруучунун актыларынын жана анын
кесепеттеринин ортосундагы себептик байланыштын өрчүшүн, жок дегенде жалпы
мааниде камтыйт.
Бардык кошо катышуучулардын ниети кылмышты биргелешип жасоого
багытталган. Ошентип, кошо катышуучулардын атайылап кылмыш жасоодо гана мүмкүн
болот, башкача айтканда, бардык адамдар өз эркин көрсөтүп, белгилүү бир натыйжага
жетишүү үчүн аракеттерди бириктиришет.
Демек макаланы жыйынтыктап жатып төмөнкү тыянактарды чыгарсак болот;
- Кыргыз Республикасындагы жазык мыйзамында атайылап эки же андан көп
адамдын кылмышка катышуусу «кошо катышуу» институтун түзөт.
- Кыргызстандагы кылмышка кошо катышуу институтунун негизги белгилери
көптөгөн постсоветтик мамлекеттердин жазык мыйзамындагы белгилер менен
жалпылыктары бар(катышу формасы, катышуу түрү);
- кылмышка кошо катышуу өз алдынча институт катары таанылышы анын бир
тектүү жазык укуктук мамилелерди жөнгө салуусу менен мүнөздөлөт;
- жаңы жазык мыйзамы кошо катышуу институтунда бир канча маани мазмундук
жагынан өзгөчөлөнгөн сөз айкалыштары, дефинициялар, беренелер камтылган.

133
«Актуальные научные исследования в современном мире» ISCIENCE.IN.UA
Выпуск 1(69) ч. 9 ISSN 2524-0986
СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ:
1. Бурчак Ф.Г. Соучастие, социальные, криминологические и правовые проблемы. Киев:
Наукова думка. 1986. – 230 с.
2. Галиакбаров Р.Р. Квалификация многосубъектных преступлений без признаков
соучастия. Хабаровск, 1987. – 120 с.
3. Ковалев М.И. Соучастие в преступлении. Ч.1. Понятие соучастия. Свердловск, 1960. –
170 с.
4. Малахов И.П. Некоторые вопросы учения о соучастии по советскому уголовному
праву // Труды Военно-политической академии. Вып. 17. М.: Военно-политическая
академия, 1957. – С. 168.
5. Кыргыз Республикасынын Кылмыш-Жаза Кодекси Кыргыз Республикасынын
Кылмыш-Жаза Кодекси 1997-жылдын 1-октябры N 68.
6. Кыргыз Республикасынын Жазык Кодекси 2017-жылдын 2-февралы № 19(КР 2017-
жылдын 24-январындагы № 10 Мыйзамы менен 2019-жылдын 1-январынан тартып
колдонууга киргизилди)

134
ISCIENCE.IN.UA «Актуальные научные исследования в современном мире»
Выпуск 1(69) ч. 9 ISSN 2524-0986
УДК 342.51 (575.2) (043.3)
Жээнбаева Ырысгүл Эшмаматовна
аспирант,
Жусупов Болотбек Асанович
к.ю.н., доцент
Ошский государственный юридический институт
(Ош, Кыргызстан)

ПРАВОВОЙ СТАТУС УЧРЕЖДЕНИЙ ОБРАЗОВАНИЯ И ПОЛИТИКА В СФЕРЕ


ОБРАЗОВАНИЯ В КЫРГЫЗСТАНЕ

Аннотация. В статье с помощью системного,сравнительно-правового,системно-


структурного логических методов исследования проанализированостатус учреждений
образования а также политика государства в сфере образования. Место и значение
сферы образования обусловлено не только как самостоятельного института, но и
действенным механизмом по защите прав и свобод человека.
А также, в статье выделено внимания позициям ученых относительно правового
статуса учреждений образования,обобщены его содержательные стороны.Отражены
вляния реализации политики в сфере образования, при защите прав и свобод человека.
Основной целью-исследования является - определение содержательных сторон и
характерных признаков статуса учреждений образования и политики в сфере
образования Кыргызстана.
Результаты исследования могут быть использованы в законотворческой
практике в области юстиции, правоприменительной практике, а также в научных
исследованиях в этой области.
Ключевые слова; образование,социальный институт, Конституция,право на
образования, высшее образование,профессиональное образование, права и свободы.

Jeenbaeva Yrysgul Eshmamatovna


is a postgraduate student,
Zhusupov Bolotbek Asanovich
Candidate of Law, Associate Professor
Osh State Law Institute
(Osh, Kyrgyzstan)

LEGAL STATUS OF EDUCATIONAL INSTITUTIONS AND EDUCATIONAL


POLICIES IN KYRGYZSTAN

Abstract. Using the system, comparative legal, system and structural logical research
methods, the article analyzes the status of educational institutions as well as the state policy
in the field of education.
The place and importance of the sphere of education is determined not only as an
independent institution, but also as an effective mechanism for protecting human rights and
freedoms.
135
«Актуальные научные исследования в современном мире» ISCIENCE.IN.UA
Выпуск 1(69) ч. 9 ISSN 2524-0986
The article also focuses on the positions of scientists regarding the legal status of
educational institutions, summarizes its substantive aspects. The effects of the
implementation of educational policies in protecting human rights and freedoms are reflected.
The main goal of the study is to determine the substantive aspects and characteristic
features of the status of educational institutions and educational policies in Kyrgyzstan.
The research results can be used in legislative practice in the field of justice, law
enforcement practice, as well as in scientific research in this area.
Keywords; education, social institution, Constitution, the right to education, higher
education, vocational education, rights and freedoms.

КЫРГЫЗСТАНДА БИЛИМ БЕРҮҮ МЕКЕМЕЛЕРИН УКУКТУК МАКАМЫ


ЖАНА БИЛИМ БЕРҮҮ САЯСАТЫ

Аннотация. Бул макалада тутумдук, салыштырма укуктук, тутумдук –


түзүмдүк,логикалык талдоонун жардамы аркылуу билим берүү мекемелеринин укуктук
макамы менен билим берүү тармагындагы саясат талдоого алынган.
Билим берүү чөйрөсү социалдык институт катары маанилүү орунга ээ экендиги
менен гана шартталбастан адам укуктарын жана эркиндиктерин коргоо жаатындагы
иштиктүү механизм катары кызмат кылары ачыкталат.
Макалада ошондой билим берүү мекемелеринин макамы боюнча
окумуштуулардын көз караштарына көңүл бөлүнүп анын мазмундук жактары
жалпыланган.Билим берүү саясатын жүргүзүүдө, адам укуктарын жана эркиндиктерин
корголушуна тийгизген таасири чагылдырылган.
Изилдөөнүн негизги максаты - Кыргызстандагы билим берүү мекемелеринин
макамы менен билим берүү тармагындагы саясаттын, мазмуну жана мүнөздүү
белгилерин аныктоо саналат.
Изилдөөнүн жыйынтыктары юстиция тармагындагы мыйзам
чыгаруучулук,укукколдонуу практикасында бул чөйрөдөгү илимий изилдөөлөрдө
колдонулушу мүмкүн.
Түйүндүү сөздөр: билим берүү чөйрөсү,социалдык институт, Конституция, билим
алууга укук, жогорку билим, кесиптик билим, укук жана эркиндиктер.

Билим берүү чөйрөсү азыркы мезгилдеги көп тармактуу ишкана мекемелерди


ошону менен бирге чоң контингентти камтыган коомдук мамилелер чөйрөсүн камтыйт.
Мына ошондуктан аны укуктук жактан дагы жөнгө салуу учурдун актуалдуу
суроолорунун бирин жаратат.
Анткени билим берүү чөйрөсү динамикалык кыймылда болуу менен бирдикте көп
баскычтуу, тутумдуу коомдук мамилелерди камтыйт. Мына ошондуктан укуктук жактан
билим берүү чөйрөсүн жөнгө салуу мыйзам чыгаруу ишмердүүлүгүнүн негизги
милдеттеринин бири катары саналат.
Билим берүү чөйрөсү динамикалык кубулуш болгондуктан аны учурдун
талаптарына ылайык адекваттуу укуктук жөнгө салынуусун талап кылат.

136
ISCIENCE.IN.UA «Актуальные научные исследования в современном мире»
Выпуск 1(69) ч. 9 ISSN 2524-0986
Мисал катары Болон процессине кошулуу, көп баскычтуу билим берүүгө өтүү,
билим берүү ишмердүүлүгүндөгү маалымат технологияларын пайдалануу сыяктуу
жагдайлар анын укуктук жөнгө салынышын дагы карайт.
Негизги мыйзамы болгон Конституциябызды [1] кабыл алынгандан баштап
мамлекеттик менчикти демонтаждап менчиктин бир канча формаларын жайылтууга жол
ачты. Бул жагдай окуу жайларынын өкүм сүрүшүнө дагы олуттуу таасир тийгизип билим
берүү чөйрөсүндө жеке, муниципалдык менчиктеги окуу жайларын, ошону менен
бирдикте эки тараптуу келишимдин негизинде пайда болгон окуу жайлардын
ачылышына түрткү берди.
Коомдогу социалдык институттардын маанилүү бөлүгү болуп билим берүү
чөйрөсү саналат. Анткени билим адамзаттын эволюциялык өнүгүү жолунда аны менен
сапарлаш болуп, ажырагыс атрибут катары саналат. Ал жарандык коомдун жана укуктуу
мамлекеттин калыптануусуна коомдун жана мамлекеттин өзгөчө функциясы
мамлекеттин жарандарына, ар бир инсанга маанилүү сапаттарды берүү менен коштолот.
Анын каражаттары жана усулдары менен адам улуттук, дүйнөлүк маданий мурастарды
кабыл алып, инсандын коомдогу аң- сезимдүү, чыгармачылык өнүгүүсүнө мүмкүнчүлүк
шарт түзүүгө жетишүүгө болот [2, с. 1].
Бул нерсе жогорку окуу жайларына дагы мүнөздүү экендигин айта кетүү зарыл.
Кыргызстанда учурда бир канча жогорку окуу жайлары өз ишмердүүлүгүн жүргүзүүдө.
Официалдуу маалыматтарга таянсак Кыргызстанда 50дөн ашуун жогорку окуу жайлары
өз ишмердүүлүгүн жүргүзүүдө. Анын ичинде мамлекеттик деген макамга ээ болгон 31
жогорку окуу жайы,19 мамлекеттик эмес жогорку окуу жайы бар. Өзүнүн укуктук
макамына ылайык мамлекеттер аралык эки окуу жайы Кыргыз-Россия
Славян университети, Кыргыз-Түрк Манас университети ишмердүүлүгүн
жүргүзөт [3. Электрондук ресурс].
Билим берүү мамилелеринин туруктуулугу көп баскычтуулугу аны укуктук
чөйрөгө алып кирүү менен жөнгө салууга мүмкүнчүлүк берет.
Жогорку окуу жайлары юридикалык жактын макамын алгандыгына байланыштуу
анын укуктук макамынын табиятын талдоо бир канча татаал экендигин айтуу зарыл.
Бул татаалдыкты төмөндөгүдөй кылып түшүндүрүүгө болот. Билим берүү тутуму
татаал иерархиялык түзүлүшкө ээ жана бир канча баскычтарды өзүнө камтыйт. Жогорку
окуу жайларынын укуктук макамын аныктоодо биз кесиптик билим берүү баскычы
аркылуу карайбыз.
Кыргыз Республикасынын билим берүү жөнүндө мыйзамынын 11 беренесине
ылайык жогорку окуу жайлары кесиптик жогорку билим берүү программаларын ишке
ашырат [4].
Ошону менен бирдикте айта кетүү орундуу жогорку окуу жайларынын түзүмүнө,
билим берүүнүн бардык баскычтарын ишке ашырган уюмдар болушу мүмкүн мисалы
мектеп,колледж,аспирантура. Мына ошондуктан билим берүү мекемелеринин укуктук
абалы анын ичинде жогорку окуу жайлары бир канча татаал түзүлүшкө ээ экендиги
байкалат.
Билим берүү мыйзамынын 22 беренеси жогорку кесиптик билим берүүнү
караган.Анда жалпы орто, кесиптик орто жана жогорку кесиптик билимдин базасында

137
«Актуальные научные исследования в современном мире» ISCIENCE.IN.UA
Выпуск 1(69) ч. 9 ISSN 2524-0986
социалдык муктаждыктарды канааттандыруу үчүн жогорку кесиптик билим берүүнү
ишке ашыруу менен бакалавр, магистр, адистерди даярдайт.
Демек билим берүү ишмердүүлүгүн укуктук жактан жөнгө салууда анын кайсыл
баскычтагы программаларды ишке ашыруусу мүмкүн экендигин аныктоого болот.
Укуктук макамдын атайын негизи болуп билим берүү тутумунун элементтери
эсептелет жана алар төмөнкүлөр:
а) мамлекеттин билим берүү тармагындагы саясаты;
б) билим берүү укуктук мамилелеринин укуктук макамы;
в) билим берүү субьектилеринин укук жаратуучулук ыйгарымдары;
г) билим берүү субьектилеринин арасындагы башкаруу мамилелери;
д) билим берүү мамилелеринин субьектилеринин укуктук жоопкерчилиги.
Биз азыр билим берүү тармагындагы укуктук саясат боюнча сөз кылабыз. Анктени
билим берүү тармагындагы укуктук саясат жалпы билим берүү мамилелерин укуктук
жактан жөнгө салууда негизги багыттоочу функцияны аткарат.
Айта кетүү орундуу мамлекеттик билим берүү саясатын ишке ашырууда бир канча
факторлор таасир этиши мүмкүн, мисалы мамлекеттик түзүлүш формасы, кайсыл укук
тутумуна таандык, мамлекеттик түзүлүш динден ажыратылганбы же ажыратылган
эмеспи?
Мамлекеттин жана укуктук теориясынын бизге белгилүү болгондой
«мамлекеттин маңызы» деген түшүнүк орун алган тактап айтканда мамлекеттик бийлик
кимге таандык, аны ким иш жүзүнө ашырат, кимдердин кызыкчылыгы үчүн деген
суроолор менен чечилет. Так ушул учурда биз мамлекеттин саясаты жөнүндө сөз
кылуубузга туура келет ал мамлекеттин маани маңызын аныктайт. Мамлекеттин
функцияларына жараша социалдык, экономикалык, укуктук, эл аралык жана башка
саясат деп кароого болот.
Бизге белгилүү болгондой билим берүү тармагы татаал социалдык институт
болгондуктан ал социалдык саясатка таандык болот. Билим берүү тармагы социалдык
саясаттын бир тутумдуу бөлүгү катары баалоого болот. Айта кетүү орунду мамлекет
саясатты ишке ашырууда кандай ыкмаларды колдонот, кандай каражаттарды
пайдаланат бул өтө маанилүү.
Мамлекеттин саясатынын бир тармагы катары билим берүү тармагындагы
мамлекеттик саясат өзүнө бир канча элементтерди камтып башка социалдык
институттар менен тыгыз байланышта аракеттенгендиги ачыкка чыгат.
Окумуштуу Д.А. Ягофаров [5.с.43] бир канча аспектилерди бөлүп карайт. Анын ою
боюнча өзгөчө орунга төмөнкүлөр турат; саясий, идеологиялык, социалдык, социалдык
психологиялык,укуктук, моралдык, диний, башкаруу-уюшумдук,материалдык –
техникалык, финансылык – экономикалык.
Белгилей кетүү керек орундуу укуктук саясат белгилүү жетектөөчү башаттарга ээ.
Айта кетүү орундуу билим берүү саясатын ишке ашырууда Кыргыз Республикасы укуктуу,
демократиялык, социалдык мамлекет катары адам укуктарынын жана эркиндиктеринин
жалпы баалуулуктарына негизделет. Бул жерде айта кетүү орундуу Кыргызстан эл аралык
укуктун субьектиси катары адам укуктарынын эркиндиктеринин жалпы таанылган
принциптерине негизделери анык. Бул нерсеге далил катары Кыргыз Республикасынын
Конституциясынын 6 беренесин айтууга болот. Ага ылайык «Кыргыз Республикасы
138
ISCIENCE.IN.UA «Актуальные научные исследования в современном мире»
Выпуск 1(69) ч. 9 ISSN 2524-0986
катышуучусу болуп эсептелген, мыйзамда белгиленген тартипте күчүнө кирген эл аралык
келишимдер, ошондой эле эл аралык укуктун жалпы кабыл алынган принциптери менен
ченемдери Кыргыз Республикасынын укук системасынын ажыралгыс бөлүгү болуп
саналат.
Эл аралык келишимдерди жана эл аралык укуктун жалпы таанылган
принциптерин жана ченемдерин колдонуу тартиби жана шарттары мыйзамдар менен
аныкталат» деп бекилген.
Кыргыз Республикасынын «Билим берүү жөнүндө»мыйзамынын 4 беренесине
ылайык аныкталган. Бул мыйзам Кыргыз Республикасындагы билим берүү тармагынын
жалпы саясатын аныктаган. Анда бир канча принциптер аныкталган аларга;
- жарандардын билим алуу укугун ишке ашыруудагы теңдиги;
- башталгыч,негизги жана орто жалпы билимдин акысыздыгы менен
милдеттүүлүгү
- акы төлөнүүчү мекемелерден билим алуу мүмкүнчүлүгү
- билим берүүдөгү гумандуулук принциби;
- улуттук жана эл аралык тажрыйбаны айкалыштыруу;
- билим берүү уюмдарынын көп түрдүүлүгү,
- билим берүүнүн үзгүлтүксүздүгү жана ырааттуулугу;
- билим берүүнүн динден жана саясаттан көз карандысыз болушу;
- билим берүү уюмдарынын академиялык эркиндиги.
Жогорудан көрүнүп тургандай эгемендүү мамлекеттин жетишкендиктеринин
бири катары башталгыч, негизги орто,жалпы орто, билимдин акысыздыгы менен кошо
милдеттүүлүгү дагы өзгөчө баалуулукка. Бул өз кезегинде жарандардын социалдык
абалына көз карандысыз түрдө билим алууга болгон укуктарын ишке ашырууга чыныгы
кепилдик жана мүмкүнчүлүк катары баалоого болот.
Мындан келип чыккандай Кыргыз Республикасында билим берүү тармагында
укуктук саясатты жүргүзүүдө гумандуу демократиялык жалпы социалдык баалуулуктарга
негизделгендиги ачыкка чыгат.
Макаланы жыйынтыктап жатып төмөнкү тыянактарды чыгарсак болот
- Кыргыз Республикасынын билим берүү тармагындагы укуктук саясаты негизги
багыттарды камтыган жалпы адамзат баалуулуктарына негизделген конкреттүү тарыхый
этаптагы, кыска жана узак мөөнөттүү ишмердүүлүгү:
- Билим берүү тармагындагы укуктук саясат аракеттеги мыйзам актыларында
бекилген аларга КР Конституциясын, КР «Билим берүү жөнүндө мыйзамын айтууга
болот:
- Билим берүү тармагындагы укуктук саясат жалпы адамзат баалулуктарына
гуманизмге негизделген.
Белгилей кетүү керек билим берүү тармагындагы укуктук саясатты ишке
ашырууда учурдагы менчиктин көп түрдүүлүгү, мамлекеттик-жеке өнөктөштүк сыяктуу
негиздер бир канча актуалдуу болууда. Ошону менен бирге ар бир мамлекет билим берүү
саясаты ишке ашырууда өзүнүн финансылык мүмкүнчүлүктөрүнө таянары мыйзам
ченемдүү көрүнүш катары баалоого болот.

139
«Актуальные научные исследования в современном мире» ISCIENCE.IN.UA
Выпуск 1(69) ч. 9 ISSN 2524-0986
СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ:
1. Кыргыз Республикасынын Конституциясы (КР 2016-жылдын 28-декабрындагы N 218
Мыйзамынын редакциясына ылайык) (КР 2010-жылдын 27-июнундагы Мыйзамы
менен колдонууга киргизилди)
2. Шоокумова Д. П. Кыргыз Республикасындагы билим берүү тармагынын ченемдик-
укуктук жөнгө салынышы., ю.и.к окумуштуулук даражасын изденип алуу үчүн
жазылган диссертация. Ош. 2018. с. 1.
3. Электронный Ресурс https://edu.gov.kg/kg/high-education/universities/ (Дата
обращения10.06.2020).
4. Кыргыз Республикасынын билим берүү жөнүндө мыйзамы 2003-жылдын 30-апрели
№ 92, (2019-жылдын 1-июлундагы N 78 Мыйзамдарынын редакцияларына ылайык)
5. Ягофаров Д.А. Правовое регулирование системы образования. Монография. М. 2005г
с. 43.

140
ISCIENCE.IN.UA «Актуальные научные исследования в современном мире»
Выпуск 1(69) ч. 9 ISSN 2524-0986
УДК 34
Зарецкий Станислав Сергеевич
магистрант
(Новосибирск, Россия)

НЕДОСТАТКИ И НАРУШЕНИЯ ПРИ РАСПОРЯЖЕНИИ ЗЕМЕЛЬНЫМИ


РЕСУРСАМИ В НОВОСИБИРСКОЙ ОБЛАСТИ

Аннотация. В статье представлены состав и характеристика использования


земельных ресурсов Новосибирской области. В статье осуществлен обзор состояния и
использования земель по категориям и формам собственности, итогом которого, стали
выявленные положительные, а также негативные аспекты в управлении земельными
ресурсами Новосибирской области.
Ключевые слова: земельные ресурсы, агломерация, категории земель,
управление ресурсами, органы государственной власти, Новосибирская область,
мониторинг земель.

Zaretsky Stanislav Sergeevich


Master's student
(Novosibirsk, Russia)

SHORTCOMINGS AND VIOLATIONS IN THE MANAGEMENT


OF LAND RESOURCES IN THE NOVOSIBIRSK REGION

Abstract. The article presents the composition and characteristics of the use of land
resources of the Novosibirsk region. The article provides an overview of the state and use of
land by category and form of ownership, which resulted in the identified positive and negative
aspects in the management of land resources in the Novosibirsk region.
Keywords: land resources, agglomeration, land categories, resource management,
public authorities, Novosibirsk region, land monitoring.

Весь земельный фонд нашей страны поделен на категории и виды разрешенного


использования. Это сделано для того, чтобы государство могло контролировать
эффективность использования земель и сохранять за ними определенные свойства. И,
соответственно, принадлежность земли к той или иной классификации имеет серьезную
юридическую силу, с которой нельзя не считаться.
В соответствии с нормами Земельного Кодекса, принадлежность земли к той или
иной категории определяет правовой режим её использования. Это ее целевое
назначение, закрепленное законодательно.
В состав земельного фонда Новосибирской области входят семь категорий
земель:
- земли сельскохозяйственного назначения (62,6 %),
- земли населенных пунктов (1,5 %),
- земли особо охраняемых территорий и объектов (2,7 тыс. га),
141
«Актуальные научные исследования в современном мире» ISCIENCE.IN.UA
Выпуск 1(69) ч. 9 ISSN 2524-0986
- земли лесного фонда (26 %),
- земли запаса (5,9 %),
- земли водного фонда (3,3 %),
- земли промышленности (0,7 %).
Значительная доля сельскохозяйственных угодий применяется организациями и
людьми, занятых созданием сельхоз продукции [2].
Узнать категорию земли и вид разрешенного строительства в Новосибирской
области можно:
1 По кадастровому номеру участка.

2 Заказать выписку из ЕГРН.

На территории Новосибирской агломерации находится пять городских округов и


семь муниципальных районов, которые состоят из десяти городов, 110 сел, 457 сельских
142
ISCIENCE.IN.UA «Актуальные научные исследования в современном мире»
Выпуск 1(69) ч. 9 ISSN 2524-0986
населенных пунктов. Площадь агломерации составляет 36,86 тыс. кв. км, это 21 % от
общей площади Новосибирской области. Численность населения агломерации состоит
из 2 084,4 тыс. человек. Сформировалась вокруг столицы Новосибирской области и
Сибирского федерального округа – Новосибирска. Ядро агломерации образуют города
Новосибирск, Искитим, Обь, Бердск, рабочий поселок Краснообск и наукоград – рабочий
поселок Кольцово [5].
Создание агломерации позволит помимо повседневных преимуществ
урбанизации, повысить экономическую эффективность муниципалитетов, входящих в
этот союз. В том числе – создание новых промышленных кластеров, что, в свою очередь,
обеспечит создание новых рабочих мест.
Чтобы улучшить структуру системы управления земельными ресурсами
необходимо создать систему государственного мониторинга оборота земель
сельскохозяйственного назначения, которая способствует качественному использованию
ЗУ, и включению в оборот земель, не подлежащих регулированию земельных отношений.
Ввиду этого, необходимо организовать межведомственный орган, который
обеспечит координирующую работу Министерства сельского хозяйства Новосибирской
области и Управления федеральной службы государственной регистрации, картографии
и кадастра по Новосибирской области и других министерств и ведомств при ведении
данными органами контроля за качественным использованием земельных ресурсов
сельскохозяйственного назначения, гарантировать регистрацию и реальный учет
земельных участков, включение в обращение оставленных земель
сельскохозяйственного назначения, проверку и поиск владельцев угодий и
арендодателей [11]. В создаваемую структуру должны входить компетентные люди в
области землеустройства, картографии, мониторинга земель и экономического
использования земельных отношений [6].
Также для обеспечения прозрачности информации об объектах недвижимости, а
также увеличения налогооблагаемой базы необходимо выполнить комплексные
кадастровые работы (далее – ККР) на инвестиционно привлекательных и экономически
выгодных территориях. В качестве примера рассмотрим один из кварталов города
Новосибирска.
Рассмотрим кадастровый квартал под номером 54:35:031580 г. Новосибирска. В
данном кадастровом квартале всего 15 земельных участков, 8 участков из которых
поставлены на кадастровый учет, а 7 участков не поставлены на кадастровый учет. Также
следует отметить, что 2 ОКС из выбранного кадастрового квартала поставлены на
кадастровый учет, а 13 не поставлены на кадастровый учет.
На сегодняшний день актуально выполнять ККР, используя ортофотопланы
высокого разрешения, полученные в результате аэрофотосъемки местности.
Особым требованием к таким ортофотопланам является разрешение,
позволяющее определять координаты характреных точек объектов недвижимости с
точностью, удовлетворяющей установленным нормативам. Использование результатов
аэрофотосъемки позволяет сократить сроки и стоимость выполнения комплексных
кадастровых работ [3].
Также в ходе выполнения ККР станет выявлено местоположение на земельных
участках зданий, сооружений. В завершении ККР орган местного самоуправления
143
«Актуальные научные исследования в современном мире» ISCIENCE.IN.UA
Выпуск 1(69) ч. 9 ISSN 2524-0986
реализует картину распределения территории кадастрового квартала на земельные
участки и свободные территории. Внесение сведений о границах в ЕГРН, повысит
гарантии прав правообладателей своих объектов недвижимости, получению инвестиций,
к понижению реализации бизнеса на используемых земельных участках, так же для
строительства, повышению эффективности управления территорией и использованию
земельными ресурсами; чтобы увеличить налоговую базу органов местного
самоуправления; к привлечению объектов недвижимости в гражданский оборот.
Таким образом, в данной статье перечислены проблемы стабильного роста
землевладения и рационального использования земель, которые играют важную роль
для Новосибирской области.

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ:


1. Варламов А. А. Земельный кадастр. В 6 томах. Том 4. Оценка земель. – М.: Колос С,
2018. – 464 с.
2. Веснин В.Р. Управление человеческими ресурсами. Теория и практика. Учебник. – М.:
Проспект, 2018. – 688 с.
3. Выполнение комплексных кадастровых работ для уточнения местоположения границ
земельных участков на основе сведений, полученных с использованием беспилотных
лета тельных аппаратов [электронный ресурс] ‒ Режим доступа:
https://roscadastre.ru/html/iv_sezd/d3_ks3_popov.pdf.
4. Гуськова Н. Д., Краковская И.Н., Ерастова А.В., Родин Д.В. Управление человеческими
ресурсами. Учебник для бакалавриата и магистратуры. – М.:, 2017. – 212 с.
5. Доклад о состоянии и использовании земель Новосибирской области 2018
[Электронный ресурс].
6. Зайцев Г. Г., Черкасская Г.В., Бадхен М.Л. Управление земельными ресурсами.
Учебник. – М.: Academia, 2014. – 304 с.
7. «Земельный кодекс Российской Федерации» от 25.10.2001 N 136-ФЗ [Электронный
ресурс] – Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс».
8. Конституция Российской Федерации [Электронный ресурс] – Доступ из справ.-
правовой системы «КонсультантПлюс».
9. Пояснительная записка «К проекту Федерального закона» О внесении изменений в
отдельные законодательные акты Российской Федерации в части государственного
кадастрового учета и о государственной регистрации прав на недвижимое
имущество» [Электронный ресурс] – Доступ из справ.-правовой системы
«КонсультантПлюс».
10. Программа комплексного развития транспортной инфраструктуры Новосибирской
агломерации [Электронный ресурс] – Доступ из справ.-правовой системы
«КонсультантПлюс».
11. Федеральный закон от 06.10.2003 № 131-ФЗ «Об общих принципах организаций
местного самоуправления Российской Федерации» [Электронный ресурс] – Доступ из
справ/ - правовой системы «КонсультантПлюс

144
ISCIENCE.IN.UA «Актуальные научные исследования в современном мире»
Выпуск 1(69) ч. 9 ISSN 2524-0986
УДК 34
Захарова Полина Андреевна
студентка 2 курса магистратуры
(Москва, Россия)

АКТУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ ПРИВЛЕЧЕНИЯ К АДМИНИСТРАТИВНОЙ


ОТВЕТСТВЕННОСТИ НА ПРИМЕРЕ АДМИНИСТРАТИВНОЙ
И АРБИТРАЖНОЙ ПРАКТИКИ

Аннотация. в статье рассматриваются некоторые юридические коллизии


Законодательства, связанные с чрезмерным и иногда противоречивым регулированием
процесса закупки, приводящие к привлечению должностных лиц Заказчиков к
административной ответственности за нарушение законодательства
регламентирующего сферу закупок. Предложены способы разрешения коллизий.
Ключевые слова: административная ответственность, антимонопольное
законодательство, государственные закупки, заказчик, должностное лицо, ущерб, вина,
штраф.

Zakharova Polina Andreevna


2nd year student
(Moscow, Russia)

TOPICAL ISSUES OF BRINGING TO ADMINISTRATIVE RESPONSIBILITY


ON THE EXAMPLE OF ADMINISTRATIVE AND ARBITRATION PRACTICE

Abstract. the article deals with some legal conflicts of legislation related to excessive
and sometimes contradictory regulation of the procurement process, leading to the
involvement of Customer officials to administrative responsibility for violation of the legislation
regulating the scope of procurement. Methods for resolving collisions are proposed.
Keywords: administrative liability, antimonopoly legislation, public procurement,
customer, official, damage, fault, fine.

Рассматривая актуальные вопросы привлечения к административной


ответственности в сфере закупок как одной из мер административного принуждения и
вид юридической ответственности, необходимо обратить внимание на ее признаки.
В рассматриваемой тематике остается много проблемных, дискуссионных, а
также неисследованных вопросов, которые имеют свои специфические особенности.
Под административной ответственностью за нарушение порядка
государственных закупок товаров, работ и услуг И.В. Курлевский, Г.В. Огрина понимают
принудительное, с соблюдением установленной процедуры, применение судом (судьей)
к должностным лицам, которые обеспечивают государственные закупки,
предусмотренных законодательством за совершение административных проступков
этой сферы административных взысканий, которые выполнены такими лицами. Также в
научной литературе существует мнение, что административная ответственность является
145
«Актуальные научные исследования в современном мире» ISCIENCE.IN.UA
Выпуск 1(69) ч. 9 ISSN 2524-0986
одним из рычагов деятельности исполнительной власти, правовых средств достижения
ею позитивных социально-экономических результатов. Так ли это на самом деле, всегда
ли привлечение к административной ответственности помогает достичь позитивных
социально-экономических результатов, попробуем разобраться.
Следует отметить, что проблемные вопросы административной ответственности
в сфере закупок, в первую очередь, связаны с самим Федеральным законом от
05.04.2013 г. № 44-ФЗ «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для
обеспечения государственных и муниципальных нужд» (далее – Закон № 44-ФЗ) где
имеется ряд юридических коллизий, которые ранее неоднократно рассматривались в
научной литературе.
По мнению А.В. Шевцова, главной причиной нарушений должностными лицами
заказчика требований Закона № 44-ФЗ, и как следствие, привлечение их к
административной ответственности, является значительная его объемность и сложность
в использовании. Кроме того, при точном исполнении норм Закона № 44-ФЗ имеют
место факты противоречия между различными нормативными правовыми актами,
которые регулируют одни и те же общественные отношения, а также противоречия,
возникающие в процессе правоприменения и осуществления должностным лицами
своих обязанностей. Указанные недостатки законодательства контрактной системы
способствуют допущению нарушений действующего законодательства, за которые
предусмотрена административная ответственность.
Осложненное применение законодательства о контрактной системе, которое
дополнено рядом федеральных законов, постановлений Правительства РФ, различных
указов, распоряжений и указаний министерств и ведомств, отступлений от исполнения,
которых Законом № 44-ФЗ не допускается. За неисполнение положений Закона ст. 107 и
иных нормативных правовых актов, регламентирующих сферу закупок, для должностных
лиц заказчика предусмотрена дисциплинарная, гражданско-правовая,
административная и уголовная ответственности.
Далее рассмотрим несколько видов нарушений на разных этапах закупочной
деятельности от планирования закупок до заключения и исполнения контрактов, среди
которых можно выделить
- нарушения при формировании плана и плана-графика закупок;
- нарушение порядка проведения процедур определения поставщика;
- нарушения сроков размещения информации в ЕИС в ходе проведения закупки;
- нарушения при заключении и исполнении контрактов;
- нарушения в ходе контрольных мероприятий;
- нарушения, допущенные оператором электронной площадки;
- нарушения, допущенные экспертом, экспертной организацией;
- нецелевое использование бюджетных средств.
Законодательство в сфере закупок перегружено правилами, ограничениями и
порядками за несоблюдение которых предусмотрена административная
ответственность. При этом жизнеспособность и практическая значимость некоторых из
них уже давно вызывает вопросы в научной среде.
К примеру, во исполнение принципов открытости и прозрачности,
информационного обеспечения контрактной системы, установленных Федеральным
146
ISCIENCE.IN.UA «Актуальные научные исследования в современном мире»
Выпуск 1(69) ч. 9 ISSN 2524-0986
законом от 18 июля 2011 г. № 223-ФЗ «О закупках товаров, работ, услуг отдельными
видами юридических лиц» (далее – Закон № 223-ФЗ) на Заказчика возложена
обязанность формирования и размещения ежемесячной отчетности о заключенных
организацией договорах. Отчетность должна включать:
1) сведения о количестве и об общей стоимости договоров, заключенных
заказчиком по результатам закупки товаров, работ, услуг, в том числе об общей
стоимости договоров, информация о которых не внесена в реестр договоров;
2) сведения о количестве и стоимости договоров, заключенных заказчиком по
результатам закупки у единственного поставщика (исполнителя, подрядчика);
3) сведения о количестве и стоимости договоров, заключенных заказчиком с
единственным поставщиком (исполнителем, подрядчиком) по результатам
конкурентной закупки, признанной несостоявшейся.
У заказчиков нет прямой обязанности прикреплять какой-либо файл к
сформированным в закрытой части единой информационной системы отчетам, но, по
неизвестной причине, система без приложенного файла отчеты не публикует. В связи с
этим, заказчики вынуждены разрабатывать собственную форму отчета.
В конечном итоге заказчик размещает информацию без приложения каких -либо
подтверждающих документов, проверить которую проблематично. Фактически, на
основе анализа опубликованной ежемесячной отчетности невозможно дать объективную
оценку деятельности заказчика. По нескольким причинам:
1) Информация, составляющая отчетность, как уже было отмечено, - ничем не
подтверждена.
2) Изменение объемов поставляемого товара, оказываемой услуги,
выполняемой работы, влекущее увеличение или уменьшение цены договора, не
отражается в отчетности, равно как и расторжение договора.
В тоже время, за неразмещение, а также размещение отчетности с нарушением
установленного срока (позднее 10 числа каждого месяца следующего за отчетным) ч. 4,
ч.5 ст. 7.32.3 КоАП РФ предусмотрена административная ответственность и влечет
наложение административных штрафов на должностных лиц в размере от тридцати
тысяч до пятидесяти тысяч рублей; на юридических лиц - от ста тысяч до трехсот тысяч
рублей - в первом случае, и в размере от двух тысяч до пяти тысяч рублей для
должностных лиц, от десяти тысяч до тридцати тысяч рублей для юридических лиц - во
втором случае.
Таким образом, на практике складывается следующая ситуация: ответственный
исполнитель по каким-либо причинам неготовый разместить отчет за неимением
времени на подсчет точных данных или отсутствием некоторых сведений на тот момент
времени, размещает пустой документ, поскольку за предоставление неверных сведений
административная ответственность на сегодняшний день законом не предусмотрена. В
то время как непредоставление отчета грозит административными штрафами.
Множество проблемных вопросов в настоящий момент существует вокруг
понятия конфликт интересов, рассмотрим некоторые из них.
Во-первых, Законом № 44-ФЗ предусмотрены единые требования к участникам
закупок, одним из них является отсутствие между участником закупки и заказчиком
конфликта интересов (п.9 ч.1. ст. 31 Закона № 44-ФЗ) под которым понимаются случаи,
147
«Актуальные научные исследования в современном мире» ISCIENCE.IN.UA
Выпуск 1(69) ч. 9 ISSN 2524-0986
при которых представители заказчика (руководитель заказчика (или его службы по
закупкам), члены конкурсной комиссии или конкурсные управляющие) связаны брачно-
семейными отношениями с представителями участников (выгодоприобретателями).
Стоит подчеркнуть, что определение конфликта интересов, указанное в Законе №
44-ФЗ не совпадает с определением, установленным в Федеральном законе от 25 декабря
2008 г. № 273-ФЗ «О противодействии коррупции» и не охватывает ситуации
взаимодействия заказчика с иными лицами, связанными между собой в силу
имущественных, корпоративных отношений или иных близких отношений (не брачно-
семейных). Норма Закона № 44-ФЗ не содержит запрета на участие в торгах юридических
лиц, учредителями которых являются работники организаторов торгов или заказчиков.
Нельзя оставить без внимания тот факт, что в Законе № 223-ФЗ, регламентирующем
закупки корпоративных заказчиков понятие конфликта в принципе отсутствует.
Данный вопрос уже рассматривался в науке, как справедливо отмечает
Е.А. Свининых, можно лишь предположить, что указанное упущение связано с
закреплением в ч. 6 ст. 39 Закона № 44-ФЗ требований к членам комиссии по
осуществлению закупок, а также наличием общих правил предотвращения и
урегулирования конфликта интересов (закрепленных, например, в Федеральном законе
«О противодействии коррупции» от 25 декабря 2008 г. № 273-ФЗ, Федеральном законе
«О государственной гражданской службе Российской Федерации» от 27 июля 2004 г. №
79-ФЗ, Трудовом кодексе РФ и др. – Прим. авт.). Однако сделанное нами предположение
все равно недостаточно убедительно объясняет невключение вышеназванной ситуации в
круг случаев, перечисленных в п. 9 ч. 1 ст. 31 Закона № 44-ФЗ и охватываемых понятием
«конфликт интересов».
При обнаружении конфликта интересов Заказчик обязан выполнить следующие
действия:
а) отстранить участника закупки от участия в определении поставщика (п.9 ч.1.
ст.31 Закона № 44-ФЗ)
б) незамедлительно заменить члена комиссии (при наличии у него личной
заинтересованности ч.4 ст.39 Закона № 44-ФЗ)
в) отказаться от заключения контракта с победителем (п.7 Обзора судебной
практики по делам, связанным с разрешением споров о применении пункта 9 части 1
статьи 31 Закона № 44-ФЗ, утвержденного Президиумом Верховного Суда РФ от 28
сентября 2016 года, (далее – Обзор).
Таким образом, члены закупочной комиссии заказчика оказываются в
интересной ситуации при рассмотрении вопроса о допуске или отклонению участника по
основанию «конфликт интересов». Если буквально следовать определению Закона № 44-
ФЗ, единственной причиной отклонения могут быть брачно-семейные отношения между
представителями заказчика и участника, а все остальные ситуации не попадают под
понятие «конфликт интересов». Тогда при обжаловании такого отклонения в
контролирующем органе придется «скрестив пальцы» надеяться на признание жалобы
необоснованной, поскольку, повторюсь единой практики не сложилось. Однако при
допуске такого участника и в случае обжалования действий заказчика «обиженным»
проигравшим, ценой ошибки может стать признание судом заключенного договора по

148
ISCIENCE.IN.UA «Актуальные научные исследования в современном мире»
Выпуск 1(69) ч. 9 ISSN 2524-0986
результатам закупки – ничтожным, а также членов закупочной комиссии ждут
последствия в виде административного штрафа или дисквалификации.
Так, УФАС по Республике Бурятия (далее - УФАС по РБ) в решении по делу 19
апреля 2018 года № 04-34/1-2018 признало Заказчика - ФГБУ НП «Тункинский»
нарушившим пункт 4 части 1 статьи 17 Федерального закона «О защите конкуренции».
Нарушение выразилось в осуществлении действий, которые приводят или могут
привести к недопущению, ограничению или устранению конкуренции. Один из
директоров Учреждения оказался учредителем участника, признанного победителем
электронного аукциона. Материалы дела УФАС по РБ передал для возбуждения дела об
административном правонарушении, предусмотренном ст.14.9 КоАП РФ (санкция статьи
предусматривает дисквалификацию до 3 лет, если должностное лицо было ранее
подвергнуто административному наказанию за аналогичное правонарушение)
В своем решении УФАС по РБ указал, что: «по смыслу Федерального закона «О
защите конкуренции» и Закона № 44-ФЗ не допускаются к участию в аукционе лица,
аффилированность которых сама по себе создает условия для конфликта интересов.
Представление одним лицом как заказчика, так и участника закупки препятствует
достижению указанных целей и может привести к нарушению равенства участников
закупки, баланса интересов участников закупки и заказчика, к предоставлению
необоснованных преференций одному из участников». Данная позиция УФАС РБ
основана на пункте 4 Обзора.
Интересен тот факт, что даже при наличии Обзора практики, у судов возникают
проблемы в правильном применении норм, что лишний раз свидетельствует о коллизиях
и несовершенствах законодательства при значительном его нагромождении.
Арбитражный суд Республики Бурятия (далее- АС РБ) в решении от 28 августа
2018 г. по делу № А10-2533/2018 признал недействительным решение УФАС РБ и указал,
что нахождение лица в должности заместителя директора и статусе учредителя
победителя закупки само по себе не свидетельствует о конфликте интересов, способном
привести к ограничению конкуренции при проведении закупки. В резолютивной части
АС РБ ссылается на пункт 3 Обзора: «Конфликт возникает, если сотрудник заказчика
непосредственно участвует в осуществлении закупки и его полномочия аналогичны
полномочиям руководителя, позволяют влиять на процедуру закупки и ее результат».
Проанализировав должностную инструкцию директора и установив, что он не
входил в состав закупочной комиссии, АС РБ указывает, что Директор не обладал правом
принятия фактических решений, влекущих за собой правовые последствия при
осуществлении закупок.
Решение АС РБ было отменено в апелляционной инстанции.
Во-вторых, участник закупки при подаче заявки обязан предоставить декларацию
об отсутствии конфликта интересов путем предоставления документа в электронной
форме или путем проставления отметки в соответствующей графе на электронной
торговой площадке.
Кстати, до выхода Обзора контрольные органы не имели единого подхода по
этому вопросу. Так, УФАС по Новгородской области в решении от 17 апреля 2016 г.
N 2234/03 установило, что участник закупки может предоставить декларацию о своем
соответствии требованиям, предусмотренным пп. 3-5, 7-9 ч. 1 ст. 31 Закона № 44-ФЗ как
149
«Актуальные научные исследования в современном мире» ISCIENCE.IN.UA
Выпуск 1(69) ч. 9 ISSN 2524-0986
в электронной форме на электронной торговой площадке, так и в форме отдельного
документа. Диаметрально противоположную позицию ранее заняло УФАС по Омской
области, которое в своем решении от 23 октября 2015 г. № РНП-55-181/2015 установило,
что участник электронного аукциона обязан декларировать такое соответствие за счет
дословного воспроизведения формулировок Закона о контрактной системе.
Декларация предоставляется участником на момент подачи заявки, в тоже время
состав комиссии по рассмотрению заявок участников становится известен только на
момент опубликования протокола рассмотрения первых частей заявок.
Таким образом, возникает парадоксальная ситуация, когда участники
декларируют сведения, достоверность которых им неизвестна и априори не может быть
известна. При этом, в Обзоре отмечено, что участник закупки должен соответствовать
требованиям, предусмотренным Законом № 44-ФЗ, с момента подачи им заявки на
участие и до момента выявления победителя.
Обобщая вышесказанное, с целью устранения юридических коллизий,
предлагаем:
1. Облегчить участь должностных лиц корпоративных заказчиков, исключив из
текста ст. 4 Закона № 223-ФЗ часть 19.
2. Внести изменения в п. 9 ч. 1 ст. 31 Закона о контрактной системе в части
определения «конфликт интересов», конкретизировав его с учетом ситуаций,
рассмотренных в п.3 и п.4 Обзора Верховного суда и дополнив словами «Под конфликтом
интересов также понимается ситуация при которой учредителем или иным руководящим
должностным лицом являются работники организаторов торгов или заказчиков».
3. Дополнить Закон № 223-ФЗ тождественным определением конфликта
интересов со следующим дополнением «а также иные случаи, предусмотренные
Положением о закупках Заказчика».

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ:


1. Федеральный закон от 5 апреля 2013 г. № 44-ФЗ «О контрактной системе в сфере
закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных
нужд» (в ред. от 31 июля 2020 г.) // СПС «КонсультантПлюс».
2. Федеральный закон от 18 июля 2011 г. N 223-ФЗ «О закупках товаров, работ, услуг
отдельными видами юридических лиц» // СПС «КонсультантПлюс».
3. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 23.06.2015 № 25 «О применении
судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса
Российской Федерации» // СПС «КонсультантПлюс».
4. Обзор судебной практики по делам, связанным с разрешением споров о применении
пункта 9 части 1 статьи 31 Федерального закона от 5 апреля 2013 года № 44-ФЗ «О
контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения
государственных и муниципальных нужд», утвержденного Президиумом Верховного
Суда Российской Федерации 28 сентября 2016 года // СПС «КонсультантПлюс».
5. Решение Арбитражного суда Челябинской области от 4 июля 2019 г. по делу № А76-
11609/2019 Консультант Плюс [Электронный ресурс]: справочно-правовая система /
ЗАО «Консультант Плюс».

150
ISCIENCE.IN.UA «Актуальные научные исследования в современном мире»
Выпуск 1(69) ч. 9 ISSN 2524-0986
6. Постановление Четвертого арбитражного апелляционного суда от 21 ноября 2018 г.
№ 04АП-5907/18 Консультант Плюс [Электронный ресурс]: справочно-правовая
система / ЗАО «Консультант Плюс».
7. Решение УФАС по Республике Бурятия от 19 апреля 2018 года по делу № 04-34/1-2018
Консультант Плюс [Электронный ресурс]: справочно-правовая система / ЗАО
«Консультант Плюс».
8. Решение Арбитражного суда Республики Бурятия от 28 августа 2018 г. по делу № А10-
2533/2018 Консультант Плюс [Электронный ресурс]: справочно-правовая система /
ЗАО «Консультант Плюс».
9. Курлевский И.В., Огрина Г.В. Административная ответственность за нарушение
законодательства о контрактной системе в сфере государственных закупок // Теория
и практика общественного развития. 2017. № 4. С. 89.
10. Соловей Ю.П. Кодекс Российской Федерации об административных
правонарушениях: старые и новые проблемы // Актуальные проблемы
административного и административно-процессуального права: сб. тез. ст. М.: Моск.
ун-т МВД России, 2003. С. 183-185.
11. Кикавец В.В., Писенко К.А. Актуальные изменения в административно-правовом
регулировании государственного антимонопольного контроля, в государственных и
корпоративных закупках в России в 2014 году // European Review of Public Law (ERPL
/ REDP), ERPL/REDP, vol. 27_2/2015. ЕU: Paris, Athens. London. С. 975-992.
12. Кикавец В.В. Простая арифметика или конкуренция от антимонопольной службы //
Публичные закупки: проблемы правоприменения: Материалы V Международной
конференции (9 июня 2017 г., МГУ имени М.В. Ломоносова). – М.: Юстицинформ,
2017. – 344 с. С. 135-141.
13. Кикавец В.В., Кузнецов К.В. От партнерства до рейдерства: практика
государственных и государственно-корпоративных закупок. Монография //
В.В. Кикавец, К.В. Кузнецов - М.: Проспект. 2018. – 223 с. ISBN – 978-5-392-26925-9.
14. Кикавец В.В., Хугаев Х.А. Рейдерство, как обратная сторона конкуренции
Глобализация и публичное право: материалы V Международной научно-
практической конференции. Москва, 26 октября 2016 г. – Москва: РУДН, 2017. – 377 с.
С. 164-175.
15. Кикавец В.В. Административный контроль государственных закупок – якорь
цифрового будущего // Актуальные вопросы применения норм административного
права («Кореневские чтения»): сборник научных трудов II Международной научно-
практической конференции (15 ноября 2018 г.): научное электронное издание (4,51
МБ). – М.: Московский университет МВД России имени В.Я. Кикотя, 2018. – 764 с. − 1
электр. опт. диск (CD-R). − Систем. треб.: CUP 1,5 ГЦ; RAM 512 Мб; Windows XP SP3; 1
Гб свободного места на жестком диске. ISBN 978-5-9694-0640-7. С. 280-286
16. Шевцов А.В. Юридические коллизии законодательства о контрактной системе в
сфере закупок товаров, работ, услуг для государственных и муниципальных нужд, за
которые предусмотрена административная ответственность // Вестник
Всероссийского института повышения квалификации сотрудников Министерства
внутренних дел Российской Федерации. 2019. № 1 (49). С. 78-82.

151
«Актуальные научные исследования в современном мире» ISCIENCE.IN.UA
Выпуск 1(69) ч. 9 ISSN 2524-0986
17. Нецелесообразность параллельного существования реестра договоров, заключенных
корпоративными заказчиками, и ежемесячной отчетности отмечается и в
специальной литературе. См.: Евсташенков А.Н. Реестр договоров в рамках Закона
N 223-ФЗ // Корпоративные закупки - 2015: практика применения Федерального
закона № 223-ФЗ. Сборник докладов. М.: Юриспруденция, 2015. С. 12.
18. Свининых Е.А. Правовые аспекты противодействия конфликту интересов в сфере
закупок товаров, работ, услуг для обеспечения обороны страны и безопасности
государства // Право в Вооруженных Силах. 2015. № 11.

152
ISCIENCE.IN.UA «Актуальные научные исследования в современном мире»
Выпуск 1(69) ч. 9 ISSN 2524-0986
УДК 34
Ильин Евгений Александрович
студент второго курса магистратуры
ФГБОУ ВО «Гжельский государственный университет»
(Электроизолятор, Россия)

ПРАВОВЫЕ ОСНОВЫ ОРГАНИЗАЦИИ УПРАВЛЕНИЯ СОЦИАЛЬНО-КУЛЬТУРНОЙ


СФЕРОЙ В МУНИЦИПАЛЬНОМ ОБРАЗОВАНИИ

Аннотация. Правовое регулирование управления в сфере культуры и досуга


тесно связано с направленностью правовой политики, которая является составной
частью как внутренней, так и внешней политики Российской Федерации. Автором
обобщены правовые акты Российской Федерации, включающие нормы
конституционного, муниципального, административного, гражданского права,
направленные на регулирование вопросов развития социально-культурной сферы на
муниципальном уровне.
Ключевые слова: социально-культурная сфера, правовое регулирование,
источники финансирования, учреждения культуры, муниципальная политика

Ilyin Evgeny Aleksandrovich


Masters’ student
Gzhel State University
(Elektroizolyator, Russia)

LEGAL BASIS FOR THE ORGANIZATION OF SOCIO-CULTURAL SPHERE IN THE MUNICIPALITY

Abstract. The legal regulation of management in the field of culture and leisure is
closely related to the direction of the legal policy, which is an integral part of both domestic
and foreign policy of the Russian Federation. The author summarizes the legal acts of the
Russian Federation, including the norms of constitutional, municipal, administrative, and civil
law, aimed at regulating the development of the socio-cultural sphere at the municipal level.
Keywords: socio-cultural sphere, legal regulation, sources of financing, cultural
institutions, municipal policy

Сфера деятельности, в том числе социально-культурная непосредственно зависит


от политики, экономики и правового регулирования между субъектами и участниками
данных правоотношений.
Политика правового направления должна быть представлена как научно
обоснованная обеспеченная экономически, а также социально-согласуемая с
действующей внешней и внутренней политикой государства. Повседневная деятельность
государства, последовательность его органов и организаций, которая направлена на
создание эффективного движения правового регулирования, обеспечения защиты прав,
свобод и законных интересов граждан, юридических лиц, общественных объединений,

153
«Актуальные научные исследования в современном мире» ISCIENCE.IN.UA
Выпуск 1(69) ч. 9 ISSN 2524-0986
укрепления правопорядка и достижения должного уровня культуры и правовой жизни
общества и граждан.
Эффективное правовое регулирование управления сферы культуры и досуга
зависит от качественной нормативно-правовой базы, кадрового обеспечения системы
органов государственной власти, осуществляющих управленческие функции и
исполнение предписаний. Ведущим звеном в правовом регулировании управления
данной сферой является политическая воля, направленность нормативно-правой базы
высших органов государственной власти (законодательной, исполнительной, судебной).
Деятельность учреждений социально-культурной сферы (оказывающие услуги в
сфере культуры, массовых коммуникаций, туризма и спорта) регламентируется на всех
уровнях органов власти. Совместная деятельность вышеперечисленных субъектов
регламентируется законами общего предписания. К законам общего, но обязательного
соблюдения, относится Конституция Российской Федерации от 12 декабря 1993 года, где
отражены основные права и свободы человека и гражданина в сфере культуры. Статьей
29 гарантируется свобода мысли и слова, свобода массовой информации, запрещается
цензура [1, ст. 29].
Основополагающим нормативно-правовым актом в сфере культуры является
Федеральный закон «Основы законодательства Российской Федерации о культуре»,
утвержденный Верховным Советом Российской Федерации 09.10.1992 г. № 3612-1,
который определил следующие задачи законодательства Российской Федерации о
культуре:
- обеспечение и защита конституционного права граждан Российской Федерации
на культурную деятельность;
- создание правовых гарантий для свободной культурной деятельности
объединения граждан;
- определение принципов государственной культурной политики, правовых норм
государственной поддержки культуры и гарантий невмешательства государства в
творческие процессы [2, ст. 5].
В выше рассматриваемом федеральном законе прописаны обязанности
государства в обеспечении неотъемлемости права любого человека на культурную
деятельность, в том числе сохранность и развитие культурно – национальной
самобытности народа и иных этнических общностей.
С 1 января 2000 года Законом от 23.06.1999 г. №115-ФЗ «О внесении изменений и
дополнений в Закон РФ «Основы законодательства Российской Федерации о культуре»
гарантировано право бесплатного посещения музеев один раз в месяц граждан не
достигшим восемнадцати лет [3]. Возмещение данных расходов, осуществляется в
пределах финансовых средств федерального бюджета, предусмотренных на
финансирование музеев и выставок.
Значимую роль в развитии законодательства РФ о культуре сыграло принятие
закона от 26.05.1996 г. №54-ФЗ «О музейном фонде и музеях Российской Федерации»,
который определяет особенности правового положения музейного фонда [4]. В данном
законе реализовано право народов и иных этнических общностей в РФ на сохранение и
развитие своей культурно-национальной самобытности.

154
ISCIENCE.IN.UA «Актуальные научные исследования в современном мире»
Выпуск 1(69) ч. 9 ISSN 2524-0986
Федеральный закон от 25.06.2002 г. №73-ФЗ «Об объектах культурного наследия
(памятников истории и культуры) народов Российской Федерации», направлен на
урегулирование отношений в сфере сохранения, использования, популяризации и
государственной охраны объектов культурного наследия [5]. Данный закон реализует
права народов и иных этнических общностей в Российской Федерации на сохранение и
развитие своей культурно-национальной самобытности.
К полномочиям Правительства Российской Федерации, являющегося высшим
органом исполнительной власти, относится, помимо всего прочего и определение
политики в части культуры и искусства, формирование приоритетов реформирования
отрасли, определение в федеральном бюджете необходимых средств, способствующие
решению возникающих проблем, осуществление контроля и финансирования
деятельности государственных учреждений культуры.
«Положение об основах хозяйственной деятельности и финансирования
организаций культуры и искусства», утвержденное Приказом Министерства Культуры
Российской Федерации от 13.07.1995 г. № - 496, были определены варианты
финансирования учреждений культуры и искусства, которое осуществляется за счет:
- бюджетных ассигнований и иных средств, поступающих от учредителя;
- доходов от оказания платных услуг, оказываемых культурно-досуговым
учреждением;
- платежей за оказание услуг по договорам с юридическими и физическими
лицами;
- субсидий, субвенций и других средств;
- кредитов банковских организаций;
- других поступлений в соответствии с законодательной базой Российской
Федерации [8, ст. 15].
Несмотря на это, основным источником, обеспечивающим финансирование
развития и поддержки учреждений культуры и досуга, являются средства из бюджетов
различных уровней.
Бюджетные ассигнования направлены для обеспечения оплаты труда работников
организаций; на поддержание текущего содержание зданий и сооружений учреждений
культуры и досуга; библиотечных фондов и музейных фондов и реставрацию;
формирование и пополнение музейных коллекций; обеспечения хранения музейных
экспонатов и другие расходы, которые связаны с деятельностью учреждений культуры и
досуга.
С 2012 г. организации культурно-досуговой сферы, осуществляют свою
финансовую деятельность через государственные (муниципальные) задания. На
основании Бюджетного кодекса Российской Федерации, государственное
(муниципальное) задание – это документ, регламентирующий основные требования к
объему, качеству, условиям, порядку и показателям оказания государственных
(муниципальных) услуг, путем выполнения соответствующих работ за счет средств
соответствующего бюджета [6, ст. 69. 2]. Данное задание формируется непосредственно
учредителем той или иной организации, оказывающей услуги сферы культуры и досуга.
Государственное (муниципальное) задание включает в себя такие важные статьи
расхода, как содержание зданий, коммунальные платежи, заработная плата,
155
«Актуальные научные исследования в современном мире» ISCIENCE.IN.UA
Выпуск 1(69) ч. 9 ISSN 2524-0986
приобретение необходимых средств. Зачастую этого финансирования не хватает для
полноценной деятельности учреждений культуры и досуга, в связи с этим выделяют
дополнительные источники финансирования, а именно доход от предпринимательской
деятельности учреждений культуры. В соответствии со статьей 298 Гражданского
Кодекса Российской Федерации, статьей 47 Основ законодательства о культуре,
бюджетные культурно-досуговые учреждения имеют право осуществлять деятельность,
которая могла бы им принести доход (предпринимательская деятельность), при условии,
если такая деятельность указана в учредительных документах организации. Доходы от
платных услуг учреждений культуры поступают в самостоятельное распоряжение
организации. Средства, поступившие на счет организации путем функционирования
предпринимательской деятельности, могут быть направлены: на выплату заработной
платы сотрудникам, на услуги связи, подписку на периодические издания, хозяйственные
расходы, связанные с укреплением материально-технической базы культурно-досугового
учреждения.
Федеральные программы в области культуры и искусства реализуются на уровне
субъектов РФ, за счет оказания материальной, финансовой, методической и иной
помощи.
Муниципальная политика в сфере культуры основана на общих принципах
государственной политики. Федеральный закон от 06.10.2003 года № 131 – ФЗ «Об общих
принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» касается
вопросов местного значения населенных пунктов и городских округов, создания условий
для предоставления жителям услуг культурных организаций, организации
библиотечного обслуживания населения, охраны и сохранения культурного наследия
(исторические памятники культуры) местного (муниципального) значения. Организация
библиотечного обслуживания населенных пунктов отнесена к компетенции
муниципальных районов [7, ст.76].
На органы местного самоуправления возложена обязанность в обеспечении
условий, позволяющих осуществлять строительство зданий и сооружений
муниципальных учреждений культуры, обустраивать прилегающие территории. При
этом, муниципальным образованиям могут принадлежать здания, сооружения и иные
культурные объекты исторического и культурного значения (музеи, галереи, библиотеки
и т. д.).
На муниципальном уровне финансирование социокультурной сферы
осуществляется как за счет бюджетных средств, так и в результате предоставления
платных услуг гражданам, посещающих места культуры и отдыха. При этом, как
физические лица, так и юридические имеют право самостоятельно или на договорной
основе создавать фонды, направленные на финансирование культурной деятельности. В
качестве соучредителей фондов могут выступать и органы местного самоуправления.
Муниципальные образования, которые участвуют в реализации государственной
политики в области культуры, не имеют право вмешиваться в творческую деятельность
граждан и их объединений, помимо случаев, предусмотренных законодательством.
При развитой инфраструктуре каждый вложенный бюджетный рубль должен
обеспечивать как минимум долю внебюджетных доходов. Если нет сбалансированной
инфраструктуры, то нет доходов соответственно. Это не значит, что люди не вкладывают
156
ISCIENCE.IN.UA «Актуальные научные исследования в современном мире»
Выпуск 1(69) ч. 9 ISSN 2524-0986
деньги на культуру - просто эти средства рассредоточены. Нужны специальные
управленческие приемы, которые позволяют эти средства контролировать, хранить и
направлять на развитие.
Органы местного самоуправления должны основывать свою деятельность в этой
области на признании равного достоинства культур, равных прав и свобод в области
культуры всех этнических общин и религиозных конфессий, проживающих на
территории муниципалитета. Органы местного самоуправления могут передавать право
собственности или аренду муниципальной собственности национальным культурным
автономиям, их некоммерческим учреждениям и организациям. Они также принимают
решение о финансовой поддержке местных национальных и культурных автономий в
соответствии с действующим законодательством [9, с. 57].
Деятельность органов местного самоуправления в области культуры должна быть
направлена на обеспечение доступности культурной деятельности и культурных
ценностей для населения. В рамках своей компетенции органы местного самоуправления
должны создавать условия для развития сети специальных учреждений и организаций:
художественных школ, студий, курсов, оказывать поддержку этим учреждениям,
обеспечивать доступность и бесплатность для населения базовых услуг библиотек,
расположенных на территории муниципалитетов.

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ:


1. Конституция Российской Федерации (принята всенародным голосованием 12.12.1993)
(с учетом поправок, внесенных Законами РФ о поправках к Конституции РФ от
30.12.2008 № 6-ФКЗ, от 30.12.2008 № 7-ФКЗ, от 05.02.2014 № 2-ФКЗ, от 21.07.2014 №
11-ФКЗ) http://www.consultant.ru/
2. Основы законодательства Российской Федерации о культуре (утв. ВС РФ 09.10.1992
№ 3612-1) (ред. от 05.12.2017) http://www.consultant.ru/
3. Федеральный закон «О внесении изменения и дополнений в Закон Российской
Федерации» «Основы законодательства Российской Федерации о культуре» от
23.06.1999 № 115-ФЗ (последняя редакция) http://www.consultant.ru/
4. Федеральный закон «О Музейном фонде Российской Федерации и музеях в
Российской Федерации» от 26.05.1996 № 54-ФЗ (последняя редакция)
http://www.consultant.ru/
5. Федеральный закон «Об объектах культурного наследия (памятниках истории и
культуры) народов Российской Федерации» от 25.06.2002 № 73-ФЗ (последняя
редакция) http://www.consultant.ru/
6. Бюджетный кодекс Российской Федерации со всеми изменениями действующая
редакция от 15.04.2019 года http://www.consultant.ru/
7. Федеральный закон от 06.10.2003 № 131-ФЗ (ред. от 01.05.2019) «Об общих
принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации»
http://www.consultant.ru/
8. Приказ Министерства культуры РФ от13.07.1995 №496 (последняя редакция) «Об
утверждении Положения об основах хозяйственной деятельности и финансирования
организаций культуры и искусства» http://www.consultant.ru/

157
«Актуальные научные исследования в современном мире» ISCIENCE.IN.UA
Выпуск 1(69) ч. 9 ISSN 2524-0986
9. Головина Г.В Досуговая деятельность: понятие, структура, функции, статус //
Социокультурная деятельность: теория, технология, практика: коллект. моногр. -
Челябинск, 2019. - 4.1. - С. 67-80.

158
ISCIENCE.IN.UA «Актуальные научные исследования в современном мире»
Выпуск 1(69) ч. 9 ISSN 2524-0986
УДК 4414
Карипова Асель Исенкельдывна
к.ю.н., доцент кафедры «Национальное и международное право»,
Ягмузова Акерке Файзуллаевна
магистр права., ст. преподаватель кафедры
«Национальное и международное право»,
Университет «Туран-Астана»
(Нур-Султан, Казахстан)

ПРАВА И ОБЯЗАННОСТИ СТОРОН АРЕНДЫ: ВОПРОСЫ ТЕОРИИ И ПРАКТИКИ

Анннотация. В данной статье расматриваются прав и обязанности сторон


договора аренды и найболее значимые вопросы которые требуют урегулирования на
заканодательном уровне.
Ключевые слова: аренда, строны, арендатор, имущество, недвижемое
имущество.

Karipova Assel Yesenkeldyevna, Yagmussova Akerke Faizullakyzy


master of law, lecturer of national and international law Turan Astana University
(Nur-Sultan, Kazakhstan)

RIGHTS AND OBLIGATIONS OF THE PARTIES TO THE LEASE:


ISSUES OF THEORY AND PRACTICE

Annotation. This article examines the rights and obligations of the parties to the lease
agreement and the most significant issues that require settlement at the legislative level.
Key words: rent, sides, tenant, property, immovable property.

МҮЛІКТІК ЖАЛДАУ ШАРТЫНЫҢ ТАРАПТАРЫНЫҢ ҚҰҚЫҚТАРЫ МЕН


МІНДЕТТЕРІ:ТЕОРИЯ МЕН ТӘЖІРИБЕ СҰРАҚТАРЫ

Мүліктік жалдау шартының тараптары – жалға беруші және жалға алушы. Жалға
беруші және жалға алушы ретінде кез келген тұлғалар, заңды және жеке тұлғалар бола
алады. Жалға берушілер коммерциялық және коммерциялық емес заңды тұлғалар болуы
мүмкін.
Жалға беруші – пайдалануға берілетін мүліктің меншік иесі, шаруашылық жүргізу
немесе оған жедел бақылау құқығы бар заңды тұлға немесе заңмен немесе мүлікті жалға
алу шартымен уәкілеттік берілген өзге тұлға (мысалы, әкімші немесе мүлікті басқарушы).
Жалға алушы – мүлікті уақытша иеленуге және пайдалануға не тек пайдалануға
алған жеке немесе заңды тұлға.
Мүліктік жалдау шартының нысаны. Мүліктік жалдау шартының нысанына
арнайы талаптар да қарастырылған. Ол бір жылдан астам мерзімге жасалған
жағдайларда, ол жазбаша нысанда жасалуға тиіс. Қандай қызмет жүзеге асырылатынына
қарамастан, кәсіпкерлік немесе кәсіпкерлік емес және бір тараптың қатысуымен мүліктік
159
«Актуальные научные исследования в современном мире» ISCIENCE.IN.UA
Выпуск 1(69) ч. 9 ISSN 2524-0986
жалдау шартының мерзіміне қарамастан, заңды тұлға жазбаша нысанда жасалуға
тиіс [1, 153 б].
Жалдау шарты белгісіз мерзімге жасалған шарттар қалай болмақ деген сұрақ
туындайды. Тараптар, бірінші кезекте жалға алушы мұндай жағдайларда ішкі
уәждемелерді және өз мүдделерін басшылыққа алуы тиіс, ал тіркеуші орган белгісіз
мерзімге жасалған жалдау шартын тіркеуге кедергі келтірмеуі тиіс. Қазақстан
Республикасында жылжымайтын мүлікке құқықтарды тіркеу жүйесі еуропалық тіркеу
жүйесіне ұқсас болып табылады. Оның міндеті-меншік құқығының жиынтығына кепілдік
беру.
Азаматтар арасындағы мүлікті бір жылға дейінгі мерзімге жалдау шарты ауызша
жасалуы мүмкін. Егер жалға алушыға мүлікке меншік құқығын кейіннен беру көзделсе,
онда ол осындай мүлікті сатып алу-сату шарты үшін белгіленген нысан бойынша
жасалады [2, 179 б].
Тараптардың құқықтары мен міндеттерінің басқа адамдарға ауысуы жергілікті,
сондай-ақ әмбебап құқықтық мирасқорлық тәртібімен де мүмкін болады. Жалға берілген
мүлікке меншік құқығының, шаруашылық жүргізу құқығының немесе оралымды басқару
құқығының басқа тұлғаға ауысуы мүліктік жалдау шартын өзгерту немесе бұзу үшін негіз
болып табылмайды.
Азамат қайтыс болған кезде, егер заң актілерінде немесе шартта өзгеше
көзделмесе, жалға алушының құқықтарына қатысты мұрагерлік трансмиссия жалпы
ереже бойынша да туындайды. Заңды тұлғаларды қайта ұйымдастыру, тарату кезінде
әмбебап құқықтық мирасқорлық кезінде осындай ережелерді басшылыққа алған жөн.
Шарт жасасу жалдаушының жеке қасиеттеріне байланысты болған жағдайларды
қоспағанда, жалға берушінің мұрагерге (құқық мирасқорына) оның қолданылуының
қалған мерзіміне шарт жасасудан бас тартуға құқығы жоқ [3, 63 б].
Мүліктік жалдау шартында мүліктік жалдау объектісі ретінде жалдаушыға беруге
жататын мүлікті белгілеуге мүмкіндік беретін деректер көрсетілуге тиіс. Шартта бұл
деректер болмаған кезде объектіні мүлікті жалға беру шарты Тараптармен келісілмеген
болып есептеледі және тиісті шарт жасалмайды. Біздің ойымызша, Объектінің нақты
келісілуі ғана емес, оның егжей-тегжейлі анықтамасы да маңызды практикалық мәнге ие.
Мұның қажеттілігі негізінде мүліктік жалдау шартының мазмұнынан туындайды.
Мүліктік жалдау (жалға алу) шартының мазмұны. Жалға беруші мүлікті бірінші
кезекте жалға алу шартының талаптарына және мүліктің мақсатына сәйкес келетін
жағдайда беруге міндетті [4]. Бірінші кезекте беруге жататын мүліктің жай-күйі шартта
айқындалуға тиіс. Мысалы, қойма үй-жайларын жалға беру олардың өрт қауіпсіздігі
талаптарына сәйкес келуін, оларда белгілі бір температуралық режимді, ылғалдылықты
және т. б. ұстап тұруын білдіреді. Егер шарттың өзінде мүліктің жай-күйіне қойылатын
талаптар анықталмаса, онда олар мүліктің мақсаты мен мүлік пайдаланылатын
мақсаттар негізге алына отырып нақтыланады. Алайда, мұны сатып алу-сату шарты
бойынша заттың талап етілетін сапасын анықтаудан әлдеқайда қиын. Жалға берілетін
мүліктің жай-күйіне қойылатын талаптар көбінесе субъективті сипатқа ие. Оларды
келіспеген тараптар арасында шешілуі қиын қайшылықтар туындауы мүмкін. Сондықтан,
егер жалға алушы мүліктің ерекше қасиеттерге ие болуын қаласа, оны жалға берушімен
келісуі тиіс. Мүлік кемшіліксіз болуы тиіс немесе кемшіліктер шартта ескертілуі тиіс.
160
ISCIENCE.IN.UA «Актуальные научные исследования в современном мире»
Выпуск 1(69) ч. 9 ISSN 2524-0986
Кейбір жағдайларда, әрине, заттың кемшіліктері үшін жауапкершілік мәселесін шешу
мүмкін. Егер жалға берілетін заттың кемшіліктерін тікелей қарау кезінде немесе затты
жалға алғанға дейін анықтауға болатын болса, жалға алушы осы мүлікті пайдаланса және
оның кемшіліктерімен таныс болса және т.б., онда жалға беруші заттың кемшіліктері үшін
жауапты болмауы тиіс.
Заттың кемшіліктерінен пайдалану салдарынан болатын мүліктің белгілі бір
нашарлауын ажырату керек. Сондықтан бірнеше жылдан кейін мүліктің жай-күйін тек
тиісті деп қана қоймай, қанағаттанарлық деп атауға болмайтын кездер болады, бұл
белгілі бір шешімдер қабылдауды және шарттың екі тарапымен белгілі бір іс-әрекеттерді
орындауды талап етеді. Сондықтан мүліктің тиісті жай-күйін қамтамасыз ету міндеті
жалға алудың бүкіл мерзімі ішінде әрекет етеді деген пікірмен келіспейміз. Себебі уақыт
өткен сайын мүлік тозып, мүлікті дәл алған күйде қайтару мүмкін болмайды.
Мүлік оның барлық керек-жарақтарымен және оған қатысты құжаттармен
(мүліктің жинақтылығын, қауіпсіздігін, сапасын, пайдалану тәртібін және т.б.
куәландыратын құжаттармен) бірге жалға беріледі.
Мүліктік жалдау шарты бойынша мүлікті ұстау ауыртпалығын бөлу шарт
тараптарына былайша жатады. Егер заңдарда немесе шартта өзгеше көзделмесе, жалға
беруші жалға алынған мүлікке өз есебінен келісілген мерзімде күрделі жөндеу жүргізуге
міндетті. Жалға беруші сондай-ақ жалға алушы жауапты болмайтын жағдайларға
байланысты туындаған шұғыл қажеттіліктен туындаған жөндеуді өз есебінен жөндеу
жүргізуге міндетті. Егер заңда немесе шартта өзгеше көзделмесе, жөндеу жұмыстары
ақылға қонымды мерзімдерде жүргізіледі [4]. Азаматтық кодекстің келтірілген
нормасының мәні бойынша жалға беруші шұғыл қажеттіліктен туындайтын жөндеу
жүргізуге және мүліктің ақауы пайда болған кезде жалға берушінің кінәсі болмаған,
мысалы, өндірістік ақаулар және т. б. орын алған жағдайларда міндетті.
Шарт жасасу кезінде жалға беруші жалға алушыға жалға берілетін мүлікке үшінші
тұлғалардың барлық құқықтары (сервитут, кепіл құқығы және т.б.) туралы ескертуге
міндетті. Осылайша, бірінші кезекте мүлікке ауыртпалық салатын заттық құқықтар
туралы сөз болып отыр. Мүлікті жалға беру үшінші тұлғалардың осы мүлікке құқықтарын
тоқтату немесе өзгерту үшін негіз болып табылмайды [5].
Алайда бірқатар жағдайларда құқықтардың бәсекелестігі сөзсіз. Бұл ретте, егер
бір субъектінің екінші құқық алдындағы құқықтарының басымдығын белгілеу үшін анық
негіздер болмаса, бір құқықтың басқасының алдында басымдығы туралы мәселені шешу
өте қиын болады. Мысалы, егер шарт талаптары сақталса, меншік иесінің иелену құқығы
алдында жалға алушының иелену құқығының басымдығына күмән тудырмайды. Басқа
жағдайларда қандай да бір заттық құқықтың басымдығын анықтаудың жанама
өлшемдері оның бастапқы, басқа заттық құқық иегерінің адал болмауы және т.б. болып
табылады.
Жалға алушылардың әрқайсысына белгіленген уақытта затты пайдалану құқығын
ғана ұсына отырып, бірнеше мүліктік жалдау шарттарын жасасуға болады. Жалға беруші
мұндай шарттарды өз қалауы бойынша жасасу туралы мәселені шешеді және
жалдаушылардың ешқайсысы, егер қандай да бір жалдаушының тікелей құқықтары мен
мүдделеріне қандай да бір қол сұғушылық болмаса, жалға берушіге қандай да бір талап
қоя алмайды.
161
«Актуальные научные исследования в современном мире» ISCIENCE.IN.UA
Выпуск 1(69) ч. 9 ISSN 2524-0986
Жалға берушінің негізгі құқығы жалға берілген мүлікті пайдаланғаны үшін ақы
төлеуді талап ету құқығы болып табылады. Бұдан басқа жалға беруші, әрине,
жалдаушыдан оның барлық басқа міндеттерін орындауды талап етуге құқылы [6. 319б].
Жалға алушы өзіне жалға берілген шарттың талаптарына сәйкес, ал егер шартта мұндай
талаптар белгіленбесе, мүліктің мақсатына сәйкес пайдалануға міндетті.
Бұл міндет жалға берушінің жалға берілген мүлікті ұстау жөніндегі міндетіне
қатысты қамтамасыз ету болып табылады. Бұдан басқа, жалға беруші шарттың
қолданылу кезеңінде мүлікті белгілі бір түрде пайдалану шектелуіне мүдделі болуы
мүмкін. Мысалы, жалға берілген жабдықты күшейтілген пайдалану нәтижесінде оның
мерзімінен бұрын тозуы және т. б. қаупі туындауы мүмкін.
Жалға алушы жалгерлік төлемді уақтылы төлеуге міндетті. Ол ақы төлеу тәртібіне,
жалдау ақысын жүзеге асыруға байланысты басқа да міндеттерді орындауға қатысты оны
төлеудің тәртібі мен шарттарын сақтауға міндетті. Егер әңгіме ақшалай есеп айырысулар
туралы болса, онда Қазақстан Республикасында ақша айналымы режимі сақталуға тиіс.
Егер төлемнің басқа түрі көзделсе, онда мұндай қатынастарға сатып алу-сату шарты,
мердігерлік, ақылы қызмет көрсету туралы нормаларды қолдану жоққа шығарылмайды.
Бұл жалға алушының жалдау ақысын төлеу бойынша міндетін реттейтін жалпы түрдегі
нормалардың мәнінен туындайды. Дәл сол заңнамада осындай сілтеме нормалары
тікелей жоқ және көбінесе жалдау ақысын енгізу тәртібі мүліктік жалдау шартында
нақтылануы тиіс. Егер шартқа сәйкес төлем тәртібі мен талаптары келісілмесе, онда
орташа нарықтық параметрлер қолданылады [4]. Сонымен қатар, тараптардың
мүдделері де ескерілуі тиіс.
Жалға берілген мүлікті пайдаланғаны үшін төлем, егер ол біртекті, сапасы бірдей
және т. б. болса, барлық жалға алынған мүлік үшін белгіленеді.
ҚР АК 546-бабына сәйкес жалгерлік ақы мынадай түрлерде белгіленуі мүмкін:
1) тұрақты немесе бір рет жүргізілетін төлемдер сомасы ақшалай мәнде
айқындалады;
2) жалға алынған мүлікті, өнімді, жемістерді немесе табысты пайдалану
нәтижесінде алынған белгіленген үлес;
3) жалдаушының белгілі бір қызметтерді ұсынуы;
4) жалға алушыға жалға алынған мүлікті жақсарту жөніндегі шартта негізделген
шығындарды жүктеу. Жалға алушы мен жалға беруші шартта мүлікті пайдаланғаны үшін
төлемнің көрсетілген нысандарының үйлесімін немесе төлемнің өзге де түрлерін көздеуі
мүмкін [4].
Егер жалдау ақысының нақты нысаны шартта айқындалмаса, онда ол ақшалай
сомада төленетін болады.
Шартта тікелей шектеу болмаған жағдайда мүлікті пайдаланғаны үшін төлем
мөлшері өзгеруі мүмкін, бірақ жылына бір реттен жиі емес. Шарт талаптарының кез
келген өзгеруі сияқты, ол тараптардың келісімі бойынша жүргізілуге тиіс [7. 197 б].
Шартта мүлікті пайдаланғаны үшін жалгерлік ақы оны өзгерту құқығынсыз шарт
қолданылуының барлық кезеңіне белгіленеді деп көзделуі мүмкін.
Жалға алушы, егер ол жауап бермейтін мән-жайларға байланысты шартта
көзделген пайдалану шарттары немесе мүліктің жай-күйі айтарлықтай нашарлаған
жағдайда да, тиісінше төлемді азайтуды талап етуге құқылы. Мүлікті пайдалану
162
ISCIENCE.IN.UA «Актуальные научные исследования в современном мире»
Выпуск 1(69) ч. 9 ISSN 2524-0986
шарттары, мысалы, жалға беруші жүргізіп отырған мүлікті бөліп-бөліп күрделі жөндеуге,
оны басқа тұлғаларға қосымша жалға беруге байланысты нашарлауы мүмкін. Мүліктің
жай-күйі нашарлаған кезде жалға алушының бұған кінәсі болмауы тиіс. Осылайша, бұл
жалдаушының құқығы жалға алушы өз міндетін орындаған жағдайда туындайтын
болады.
Жалға берілген мүлікте кемшіліктер анықталған жағдайда жалға алушы өз
таңдауы бойынша жалға берушіден талап етуге құқылы:
1) мүліктің кемшіліктерін өтеусіз жою;
2) жалдау ақысын мөлшерлес азайту;
3) мүлікті пайдаланғаны үшін төлемнен осы кемшіліктерді жою бойынша оларға
келтірілген шығыстар сомасын ұстап қалу. Бұл жағдайда жалға алушы бұл туралы жалға
берушіге алдын ала хабарлауға міндетті;
4) шартты мерзімінен бұрын бұзу.
Жалға алушының талаптары туралы немесе оның мүліктің кемшіліктерін жалға
берушінің есебінен жою ниеті туралы хабарланған жалға беруші жалға берілген мүлікті
жалға алушының келісімімен тиісті жағдайдағы басқа ұқсас мүлікпен ауыстыруды не
мүліктің кемшіліктерін өтеусіз жоюды кідіртпей жүргізе алады [8, 125 б.].
Егер қабылданған шаралар (мүлікті пайдаланғаны үшін ақы төлеуден
кемшіліктерді жою жөніндегі шығыстарды ұстап қалу) жалдаушыға келтірілген
шығындарды жаппаса, ол шығындардың жабылмаған бөлігін өтеуді талап етуге құқылы.
Бұл ретте мүліктік жалдау шартын мерзімінен бұрын бұзуды талап ету құқығы жалға
берушінің кемшіліктері бар мүлікті ұсынуымен оның құқықтарына елеулі қысым жасалған
жағдайда жалға алушыға берілуі тиіс.
Жалға беруші, егер жалға алушы мүлікті пайдаланғаны үшін төлемді енгізу
мерзімін елеулі түрде бұзған жағдайда, жалға алушыға жедел санкциялар қолдана
алады [9, 465 б]. Ол жалдаушыдан төлемді мерзімінен бұрын енгізуді талап етуге құқылы.
Төлем мерзімін жалға беруші белгілейді, бұл ретте ол қатарынан екі мерзімнен артық
төлемді мерзімінен бұрын төлеуді талап етуге құқылы емес.
Егер заңдарда немесе шартта өзгеше көзделмесе, жалға алушы мүлікті жарамды
күйде ұстауға, өз есебінен ағымдағы жөндеу жүргізуге және мүлікті күтіп-ұстау жөніндегі
шығыстарды көтеруге міндетті.
Сонымен қатар, жалға алушы мүлікті ұстау бойынша шығындарды көтеруге
міндетті. Олар бірінші кезекте сыртқы факторларға байланысты. Мысалы, ғимаратты
пайдалану электр энергиясына, газға, ыстық, суық суға, кәрізге жұмсалатын шығындарды
көтерумен сөзсіз байланысты. Мүлікті ұстауға арналған шығыстар оны пайдалануды
қамтамасыз ететін ұйымдастыру шараларымен байланысты. Сондықтан, жалға алушы
жалға алынған мүлікті мүдделі мейлінше оңтайлы пайдалану үшін өз бетінше атқаруы
тиіс. Мысалы, ол газ, ыстық және суық суға есептегіштерді орнатуды ескертуі мүмкін және
оларды үнемдеуге тиісті шаралар қабылдайтын болады. Егер шығындарды жалға беруші
көтеруге тиіс болса, онда жалға алушының үнемдеуге ынтасы болмауы мүмкін.
Жалға берушінің мүдделерін елеулі түрде бұзған жағдайда жалға алушының
көрсетілген міндеттерді орындамауы оған мүліктік жалдау шартын мерзімінен бұрын
бұзуды талап етуге құқық береді [10, 407 б].

163
«Актуальные научные исследования в современном мире» ISCIENCE.IN.UA
Выпуск 1(69) ч. 9 ISSN 2524-0986
Жалға алушы жалға берушіден жалға берілген мүлікті күтіп-ұстау жөніндегі өз
міндеттерін орындауын талап етуге құқылы. Жалға берушінің күрделі жөндеу жөніндегі
міндеттерін орындамауы жалға алушыға өз таңдауы бойынша құқық береді:
1) дербес жөндеу жүргізуге және жалға берушіден жөндеу құнын өндіріп алуға;
2) жөндеу құнын шарт бойынша ақы төлеу есебіне есептеу;
3) шарт бойынша төлемді тиісті азайтуды талап етуге;
4) шарттан бас тартуға құқылы.
Бұл мақалада мүлікті жалдау шартының тараптарының құқықтары мен
міндеттерімен таныстық. Және де зерттеу барысында көргеніміз бойынша тараптар
әрқашан өз талаптарын орындай бермейді. Яғни жалға алушы мүліктің ақысын өтемеуі,
жалға беруші өзіне міндетті мүлікке күрделі жөндеу жүргізбеуі, жалға алушы мүлікті
тиісінше ұстамай зиян келтіруі секілді мәселелерді көруге болады. Мұндай жағдайда
тараптардың шартты бұзуға мүмкіншілігі бар, дегенмен де мұндай мәселелер кездеспеу
үшін тараптар адал әрекет ету керек деген тұжырымдамаға келеміз.
Және де Азаматтық кодекс бойынша азаматтар арасындағы мүлікті бір жылға
дейінгі мерзімге жалдау шарты ауызша жасалуы мүмкін делінген болатын. Біздің
ойымызша, мүлікті жалдау шарты міндетті түрде жазбаша нысанда жасалу қажет. Себебі
ауызша нысанда жасалған шарт мәселесі бойынша сотқа жүгінер болсаң, сот сенің
мүдделеріңді қорғай алмауы мүмкін. Себебі қолда тұрған жазбаша нысанда дәлел
болмағандықтан, сот сенің сөздеріне сенбеуі де мүмкін. Сондықтан да барлық мүліктік
жалдау шартының нысаны жазбаша нысанда болу қажет деп санаймыз.

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ:


1. Казахстанская политологическая энциклопедия. – Алматы, 1998. –450 б.
2. Макаров В.В. Отечество и патриотизм:логико-методологический анализ. –
Саратов,1988. – 159 б.
3. Ардабеков А.Ғ. Құқықтарды қорғаудағы сот кепілі.// Заң газеті. Алматы., 2000.
4. ҚР-сының Конституциясы. – Астана: Елорда, 2019.
5. Дерюгин Ю.И. Присягаем Отечеству:историко-социологический очерк.–Москва, 1984.
6. Губанов Н.И.Отечество и патриотизм.–Москва,2010. – 251 б.
7. Цицерон. Диалоги о государстве –о законах.–Москва,1994. – 28, 107-109 б.
8. Ақиқат. Ұлттық қоғамымызда – саяси журнал // №2, мамыр, 2011.
9. Энгельс Ф. Происхождение семьи, частной собственности и государства. Москва,
1982. – 96-122 б.
10. Абсаттаров Р. Национальные процессы: особенности и проблемы.–Алматы –1995. –
123 б.

164
ISCIENCE.IN.UA «Актуальные научные исследования в современном мире»
Выпуск 1(69) ч. 9 ISSN 2524-0986
УДК 343.3/.7
Карымсаков Рахмет, Егизбаев Нургельды
Университет «Туран-Астана»
(Нур-Султан, Казахстан)

РАЗВИТИЕ УГОЛОВНОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ ЗА ТРАНСПОРТНЫЕ УГОЛОВНЫЕ


ПРАВОНАРУШЕНИЯ В КАЗАХСТАНЕ (УГОЛОВНЫЙ КОДЕКС)

Аннотация. В научной статье дается обзор исторических аспектов уголовного


законодательства, регулирующего транспортные уголовные правонарушения.
Определяется также его социальная опасность и различие различных кодексов. С
течением времени усиление законов связано с увеличением видов транспорта.
Ключевые слова: уголовный кодекс, транспорт, уголовная ответственность,
правила безопасности движения, преступления, совершенные по неосторожности.

Karymsakov Rahmet, Yegizbayev Nurgeldy


«Turan-Astana» University
(Nur-Sultan, Kazakhstan)

DEVELOPMENT OF CRIMINAL LIABILITY FOR TRANSPORT CRIMINAL


OFFENSES IN KAZAKHSTAN (CRIMINAL CODE)

Abstract. The scientific article provides an overview of the historical aspects of the
criminal legislation regulating transport criminal offenses. It also determines its social danger
and the difference between different codes. Over time, the strengthening of laws is associated
with an increase in the types of transport.
Key words: criminal code, transport, criminal liability, traffic safety rules, crimes
committed by negligence.

Одним из актуальных направлений обеспечения стратегической безопасности


государства является обеспечение безопасности на транспорте:
Особое внимание должно быть уделено проблемам безопасности дорожного
движения. Механический транспорт, в том числе автомобильный, является источником
тяжелых, иногда трагических последствий при неправильной эксплуатации или
несоблюдении правил дорожного движения [1].
В соответствии с темой нашей научной статьи, мы решили остановиться на
историческом развитии закона, регулирующего этот вопрос (Уголовный кодекс
Республики Казахстан)
Если перейти непосредственно к исследованию уголовного законодательства,
действовавшего на территории Казахстана с момента обретения суверенитета и
касающихся правоотношений в транспортной сфере, то необходимо выделить три
основных кодифицированных акта:
1) Уголовный Кодекс Казахской ССР от 22 июля 1959 года (далее - УК Каз.ССР)-
глава 10, ст.217- 223.
165
«Актуальные научные исследования в современном мире» ISCIENCE.IN.UA
Выпуск 1(69) ч. 9 ISSN 2524-0986
2) Уголовный Кодекс Республики Казахстан от 16 июля 1997 года (далее – УК РК
1997 года) - глава 12, ст.295-306.
3) Уголовный Кодекс Республики Казахстан от 3 июля 2014 года (далее УК РК
2014 года) - глава 14, ст.344-360. [2; 3; 4]
УК Казахской ССР 1959 года стал первым самостоятельным кодифицированным
актом союзной республики в области уголовно-правовых отношений.
Регламентация уголовной ответственности за совершение транспортных
преступлений в нём была сосредоточена в отдельную главу и включала в себя две
основные группы.
Первая касалась преступлений, непосредственно касающихся процесса
управления транспортом и его эксплуатации, к которым следует отнести:
- как нарушение правил безопасности движения и эксплуатации транспортных
средств лицами, управляющими транспортными средствами;
- управление транспортным средством в состоянии опьянения;
- допуск к управлению транспортными средствами водителей, находящихся в
состоянии алкогольного опьянения;
- выпуск в эксплуатацию технически неисправных транспортных средств;
незаконное использование транспортных средств;
- незаконное занятие автоперевозками; угон транспортных средств;
- нарушение правил об охране безопасности на транспорте;
Ко второй группе мы относим преступления, связанные с вопросами содержания
и эксплуатации транспортных коммуникаций:
- нарушение правил об охране безопасности на транспорте;
- нарушение правил содержания смотровых колодцев подземных
коммуникаций, находящихся на проезжей части улиц и дорог, а равно непринятие мер к
устранению неисправностей подземных коммуникаций, приводящих к выходу на
поверхность дороги воды, технических жидкостей, пара, образованию наледей,
разрушению дорожного полотна, ограничению видимости и других препятствий
движению, повлекшие несчастные случаи с людьми либо иные тяжкие последствия.
Интересно, что такую статью как нарушение правил охраны порядка и
безопасности воздушных передвижений можно отнести к обеим категориям, поскольку
в ней речь идёт как о регламентации нарушений правил полёта, так и эксплуатации
вспомогательных технических средств, устройств и т.д.
В отличие от этого, глава 12 УК РК 1997 года содержала уже ряд более
конкретизированных составов преступлений.
В первую очередь, применительно к тематике нашего исследования, это касается
разграничения между нарушениями правил, обеспечивающих безопасную работу
транспорта (ст.300) и нарушениями действующих на транспорте правил (ст.302).
На первый взгляд, казалось бы, разница между приведенными составами не
существенна и речь идёт об одних и тех же диспозициях.
Отличие заключается в том, что в первом случае речь идёт о нарушении правил
пассажиром, пешеходов и другим участником движения, а во втором случае
ответственность несут исключительно специальные субъекты в лице лиц, выполняющих
управленческие функции в дорожных, строительных и других организациях и
166
ISCIENCE.IN.UA «Актуальные научные исследования в современном мире»
Выпуск 1(69) ч. 9 ISSN 2524-0986
ответственных за эксплуатацию дорог и дорожных сооружений, их оборудования, а
также за организацию дорожного движения.
Исследованиям в области определения субъекта преступления посвящены
комментарии ИскаковА И.Ж. к главе УК РК 1997 года.
Так, более чем обосновано он указывает, что перечень субъектов необходимо
основывать на ведомственных нормативных актах, соответственно, он разделяет их на
три категории:
- в сфере железнодорожного транспорта: машинист, помощник машиниста,
кондуктор поезда, дежурные и помощники дежурного на железнодорожных станциях,
полустанках, диспетчеры и монтеры пути, мастера и т.д.
- субъекты воздушно-транспортных отношений представлены командиром
воздушного суда, пилот, штурман, бортмеханик, бортинженер, авиадиспетчер, техник,
наладчик, инженер по сигнальному и низковольтному оборудованию и т.д.
- в сфере водного транспорта: капитан корабля, помощник капитана, шкипер,
штурман, старший радиоузла, радист, начальник вахтенной смены, боцман, старший
механик, лоцман, начальник энергоблока, командир пожарного расчёта и т.д. [5].
Большое внимание в УК РК 1997 года уделено вопросам ответственности в сфере
принципиально нового для того времени вида транспортных коммуникаций –
трубопроводных.
В частности, в УК были введены сразу два новых состава: «Нарушение правил
безопасности при строительстве, эксплуатации или ремонте магистральных
трубопроводов» (ст.303), а также «Повреждение или разрушение трубопроводов»
(ст.304).
Включение этих двух статей в главу о транспортных преступлениях, законодатель
обосновывал тем, что магистральные трубопроводы представляют собой комплекс
сооружений и технических средств, предназначенных для транспортировки материалов,
к которым относятся емкости для хранения материалов, перекачивающиеся установки,
компрессорные и насосные станции, телекоммуникационное оборудование, а также
непосредственно трубы, являющиеся основными составляющими в системе
магистральных трубопроводов.
Естественно, что ключевым критерием отнесения магистральных трубопроводов
к числу отдельного вида транспортных коммуникаций является возможность
физического перемещения по ним объектов транспорта (топлива) и их специфичная для
этого приспособленность [6].
Из других, заслуживающих внимания исследователя составов в УК РК 1997 года
стоит отметить криминализацию факта оставления места дорожно-транспортного
происшествия и неоказание капитаном судна помощи, терпящим бедствие.
Надо сказать, что эти составы в отличие от большинства, вошедших в главу 12 УК
РК 1997 года содержали в себе указание на прямой умысел лиц, их совершавших, тогда
как подавляющее большинство статей главы 12 предусматривало ответственность за
преступления, совершенные по неосторожности.
Наиболее значимые реформы, связанные с модернизаций уголовного процесса,
уголовного законодательства и правоохранительной системы исследователи
справедливо связывают с принятой Концепцией правовой политики Республики
167
«Актуальные научные исследования в современном мире» ISCIENCE.IN.UA
Выпуск 1(69) ч. 9 ISSN 2524-0986
Казахстан на 2010-2020 годы (далее – Концепция правовой политики), важнейшей
составляющей которой стало совершенствование уголовной политики [7].
Именно в рамках реализации положений Концепции правовой политики в 2014
году в Республике Казахстан был принят действующий Уголовный Кодекс, глава 14
которого является симбиозом опыта и практики применения отечественного уголовного
законодательства о транспортных правонарушениях.
Как мы уже указывали выше, в данной главе содержится 17 статей, относящихся
к предмету исследуемых уголовных правоотношений, сама глава озаглавлена как
«Транспортные уголовные правонарушения».
Семь статей главы регламентирует ответственность за нарушение каких-либо
правил, включая и ст.353 «Нарушение действующих на транспорте правил» УК РК,
относящуюся к непосредственному предмету нашего исследования, чья правовая
регламентация и правовой анализ будут представлены в следующем разделе нашего
исследования.
Из принципиально новых положений главы, можно отметить введение уголовной
ответственности за управление воздушным, морским, речным или маломерным судом
лицом, находящимся в состоянии алкогольного, наркотического и (или)
токсикоманического опьянения, а также передачу управления такому лицу или допуск к
управлению воздушным, морским, речным или маломерным судном такого лица (ст.358).
Помимо этого, законодатель счёл необходимым введение ответственности за
допуск к управлению воздушным, морским или речным судном лица, не имеющего права
управления (ст.359) и за аналогичные действия в отношении сухопутного транспортного
средства (ст.349).
Также, впервые в УК была введена градация между умышленным (ст.355) и
неосторожным (ст.356) повреждением или разрушением трубопроводов.
Таким образом, подводя итоги в целом, следует отметить следующее:
- историческое развитие норм уголовного законодательства, формирование
правовой базы уголовной ответственности за совершение правонарушение в сфере
транспортных отношений находилось в прямой зависимости от процесса внедрения
новых технологий, совершенствования различных видов транспорта;
- значение правового регулирования сферы транспортных коммуникаций было
настолько велико, что история знала примеры издания отдельных некодифицированных
правовых актов, устанавливающих уголовную ответственность за совершение
транспортных преступлений, до разработки и принятия полноценных кодексов.
- как и в любой другой отрасли права, развитие уголовного законодательства о
транспортных правонарушениях носило последовательный характер, постепенно
пополняясь новыми дефинициями и институтами, в последующем обретая характерные
современные черты.
- историческая трансформация транспортных норм и правил оказывает прямое
влияние на содержание норм, регламентирующих отвественность за их нарушение.
- в этой связи перспектива развития института уголовной отвественности за
нарушения транспортных правил в полной мере не может быть детально обрисована в
связи с невозможностью прогнозирования в полном объёме новых технологий
транспорта будущего.
168
ISCIENCE.IN.UA «Актуальные научные исследования в современном мире»
Выпуск 1(69) ч. 9 ISSN 2524-0986
- ключевым фактором во все исторические периоды развития уголовных
правоотношений в транспортной сфере являлось обеспечение транспортной
безопасности.

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ:


1. Нормативное постановление Верховного Суда Республики Казахстан от 29 июня 2011
года № 3 «О практике применения уголовного законодательства по делам об
уголовных правонарушениях, связанных с нарушением правил дорожного движения
и эксплуатации транспортных средств» (с изменениями и дополнениями от
20.04.2018 г.) https://online.zakon.kz/document/?doc_id=31037616
2. Уголовный Кодекс Казахской ССР от 22 июля 1959 г. (с изменениями и дополнениями)
(Утратил силу) https://online.zakon.kz/document/?doc_id=1004273
3. Уголовный кодекс Республики Казахстан от 16 июля 1997 года № 167-I (с изменениями
и дополнениями по состоянию на 03.07.2014 г.) (утратил силу)
https://online.zakon.kz/Document/?doc_id=1008032
4. Уголовный кодекс Республики Казахстан от 3 июля 2014 года № 226-V (с
изменениями и дополнениями по состоянию на 30.12.2020 г.)
https://online.zakon.kz/m/document?doc_id=31575252
5. Искаков И.Ж. Обзор уголовного права Казахстана, его эволюционного пути от
обычного права к кодифицированному законодательству //. Юрист, 2007, №7, с.27
6. Комментарий к Уголовному Кодексу Республики Казахстан. Алматы. «Жетi Жаргы».
1998. под редакцией Борчашвили И.Ш. с. 297.
7. Указ Президента Республики Казахстан «О Концепции правовой политики
Республики Казахстан» на период с 2010 до 2020 года» (с изменениями и
дополнениями от 16.01.2014 г.) https://online.zakon.kz/document/?doc_id=30463139

169
«Актуальные научные исследования в современном мире» ISCIENCE.IN.UA
Выпуск 1(69) ч. 9 ISSN 2524-0986
УДК 34
Кирюшин Андрей Алексеевич
Студент 2 курса Калужского института (Филиала) Всероссийского
государственного университета юстиции (Российская правовая академия
Министерства юстиции России)
(Калуга, Россия)

К ВОПРОСУ ОБ ОПРЕДЕЛНИИ ПРАВОВОГО СТАТУСА


КОНСТИТУЦИОННОГО СОБРАНИЯ В РФ

Аннотация. В настоящей статье обоснована объективная необходимость


принятия закона, определяющего правовое положение Конституционного Собрания,
поскольку это прямо предусмотрено текстом Конституции.
Целью исследования является определение ключевых проблем, связанных с
процессом формирования, периодом деятельности, порядком рассмотрения проектов
Конституции, а также с правовым статусом члена Конституционного Собрания.
Методология данного исследования заключается в использовании таких
общенаучных приемов как анализ, синтез, а также частноправовые методы –
формально-юридический.
Результатом исследования является анализ непринятых Федеральным
Собранием ФКЗ, оцениваются их достоинства и недостатки.
В заключении предлагается основные положения, которые должны быть
отражены в новом проекте ФКЗ «О Конституционном Собрании Российской Федерации».
Ключевые слова: Конституция, Конституционное Собрание, права и свободы
человека и гражданина, конституционный строй, пересмотр Конституции, всенародное
голосование, федеральный конституционный закон.

Kiryushin Andrey Alekseevich


2nd year student of the Kaluga Institute (Branch) All-Russian State University of
Justice (Russian Law Academy of the Ministry of Justice of Russia)
(Kaluga, Russia)

ON THE ISSUE OF DETERMINING THE LEGAL STATUS OF THE CONSTITUTIONAL


ASSEMBLY IN THE RUSSIAN FEDERATION

Annotation. This article justifies the objective necessity of adopting a law defining the
legal status of the Constitutional Assembly, since this is directly provided for in the text of the
Constitution.
The aim of the study is to identify key issues related to the formation process, the
period of activity, the procedure for considering draft Constitutions, as well as the legal status
of a member of the Constitutional Assembly.
The methodology of this study consists in the use of such general scientific techniques
as analysis, synthesis, as well as private law methods – formal and legal.

170
ISCIENCE.IN.UA «Актуальные научные исследования в современном мире»
Выпуск 1(69) ч. 9 ISSN 2524-0986
The result of the study is an analysis of the FKZ rejected by the Federal Assembly, their
advantages and disadvantages are evaluated.
In conclusion, the main provisions that should be reflected in the new draft of the
Federal Law "On the Constitutional Assembly of the Russian Federation"are proposed.
Keywords: Constitution, Constitutional Assembly, human and civil rights and
freedoms, constitutional system, revision of the Constitution, popular vote, federal
constitutional law.

В соответствии с Конституцией Российской Федерации одним из двух до сих пор


не принятых федеральных конституционных законов остается ФКЗ «О Конституционном
Собрании». В ч. 2 ст. 135 вводится понятие Конституционного Собрания, однако,
соответствующий закон до сих пор отсутствует [1]. Тем не менее, в его создании
существует объективная необходимость, поскольку ссылка на него находится в
Конституции, обладающей высшей юридической силой. Различные законопроекты не раз
вносились на рассмотрение в Государственную Думу, но ни один так и не был принят.
Важным шагом на пути принятия новой Конституции страны стало принятие в
1992 году Положения о Конституционной Комиссии (далее – КК), целю создания, которой
стала разработка нового проекта Основного закона страны. В состав КК входило 100
человек из самых разнообразных сфер деятельности: народные депутаты, кандидаты
экономических и юридических наук, адвокаты, врачи, директора предприятий, учителя,
инженеры, представители РПЦ. Как отмечает С. А. Авакьян, задачи КК были обозначены
широко: подготовка проекта новой Конституции РФ и проведение конституционной
реформы в РФ; подготовка самостоятельно либо с заинтересованными комиссиями
палат и комитетами Верховного Совета проектов изменений и дополнений действующей
Конституции, а также Конституции РФ после ее принятия; предварительное
рассмотрение и дача заключений Съезду и Верховному Совету на другие
законодательные инициативы, связанные с изменением и дополнением Конституции [2].
Внутри Собрания был создан научно-консультативный совет, который оценивал
результаты работы Комиссии и мог привлекать специалистов для консультаций по тому
или иному вопросу. Также КК пользовалась правами постоянной комиссии палаты,
комитета Верховного Совета Российской Федерации.
На наш взгляд, основным достоинством в создании КК являлось
представительство, как рабочих специальностей, так и профессиональных ученых-
юристов. Наличие научно-консультативного совета в значительной мере повысило
эффективность работы, поскольку он выступал в качестве арбитра при рассмотрении
решений, принятый на заседании КК. Основным недостатком является отсутствие
конкретных сроков работы КК, поскольку данный процесс мог быть растянут на
несколько лет.
Начнем с законопроекта Олега Румянцева, одного из непосредственных
создателей Конституции, от 01.12.1994 [3]. Согласно ему, с момента вступления закона в
силу, члены Совета Федерации и Государственной Думы (далее – СФ и ГД) становятся
членами Конституционного Собрания по праву. На наш взгляд, если с СФ подобное
решение кажется весьма логичным, поскольку это орган представительства всех
субъектов РФ, то с ГД кажется более чем нелогичным, так как депутаты являются
171
«Актуальные научные исследования в современном мире» ISCIENCE.IN.UA
Выпуск 1(69) ч. 9 ISSN 2524-0986
представителями политических партий, что может затруднить работу Собрания ввиду
политической ангажированности некоторых кандидатов. В составе Собрания создается
Рабочая палата, в которую входят граждане, имеющие высшее юридическое образование
или ученую степень в области юридических, политических, исторических и социально-
экономических наук. Это кажется весьма логичным предложением, так как
Конституционное Собрание состоит из представителей различных профессий, но
оценивать их предложения должны ученые-юристы.
Теперь предлагаем рассмотреть законопроект № 4800-3 [4], внесенный
08.09.2000 года в ГД РФ. Процесс внесения поправок в главы 1, 2, 9 аналогичен
предыдущему законопроекту. В случае, если инициатором предложения является
Государственная Дума, или законодательный (представительный) орган субъекта
Российской Федерации, или группа численностью не менее одной пятой депутатов
Государственной Думы, предложения о пересмотре положений глав 1, 2 и 9 Конституции
Российской Федерации вносятся инициатором предложения в Совет Федерации.
Порядок принятия решения о внесении предложений о пересмотре положений
глав 1, 2 и 9 Конституции Российской Федерации Советом Федерации, Государственной
Думой, а также порядок внесения указанного предложения группами численностью не
менее одной пятой членов Совета Федерации или депутатов Государственной Думы
устанавливается соответственно Регламентом Совета Федерации, Регламентом
Государственной Думы. Основным достоинством данного законопроекта является
детальная урегулированность процесса внесения предложения о пересмотре 1, 2 и 9 глав
Конституции, членами Конституционного Собрания становятся делегаты, победившие на
выборах в Собрание, а не назначаемые исключительно «сверху». Недостатком является
запрет члену Конституционного Собрания быть членом Совета Федерации, депутатом
Государственной Думы, законодательного (представительного) органа государственной
власти субъекта Российской Федерации или органа местного самоуправления,
выборным должностным лицом иного органа государственной власти или органа
местного самоуправления, находиться на государственной или муниципальной службе.
Это вызывает недоумение, поскольку пересмотр Основного закона страны неизбежно
коснется всех ветвей власти, нового порядка их формирования и поэтому невключение
их представителей в работу над новой Конституцией несколько нелогично.
Следующий законопроект, рассмотренный нами, № 874565-6, внесенный на
рассмотрение в Государственную Думу 02.09.2015 года [5]. Данный законопроект менее
детализирован, в отличие от предыдущего. В частности, не раскрывается процесс
внесения предложения о пересмотре Конституции. Какой орган и как должен принимать
решение по данному процессу. Кроме того, председателем Конституционного Собрания
является Президент, что неблагоприятно скажется на качестве итогового проекта, ввиду
его политической заинтересованности. Впрочем, достаточно большое внимание уделено
статусу члена Конституционного Собрания: член Конституционного Собрания обладает
неприкосновенностью, обеспечивается временным жильем в случае отсутствии такового
в месте проведения заседаний. Конституция считается принятой и выносится на
референдум в случае, если за нее проголосуют не менее 2/3 членов Конституционного
Собрания.

172
ISCIENCE.IN.UA «Актуальные научные исследования в современном мире»
Выпуск 1(69) ч. 9 ISSN 2524-0986
И, наконец, завершающий законопроект № 381271-7, внесенный в ГД в 16.11.2017
году В. Бортко [6]. Несомненным достоинство данного проекта являются строго
установленные временные рамки рассмотрения ГД предложения о внесении поправок в
главы 1, 2, 9 – не более трех месяцев со дня внесения предложения. Аналогичный
временной период для СФ, после чего им издается соответствующее постановление о
созыве Конституционного Собрания. Немаловажным преимуществом является
письменное закрепление права граждан РФ в течение месяца направлять свои
замечания, пожелания для возможного включения их в итоговый текст Конституции.
Также достоинством является назначение председателем Конституционного Собрания
председателя Конституционного Суда, а не Президента. Недостатком данного закона
является назначение Президентом ста членов Конституционного Собрания, что может
способствовать лоббированию его интересов при принятии нового проекта.
Таким образом, вопрос о создании закона, регулирующего процесс создания
Конституционного Собрания возник сразу после принятия новой Конституции в 1993
году. Возможной причиной его отклонения могли стать как существенные недоработки,
так и боязнь со стороны Президента пересмотра Конституции с целью сокращения его
полномочий и встраивание в систему разделения властей, теряя контроль над
Государственной Думой.
Говоря о нынешней ситуации, следует отметить, что ныне действующий
Президент также не желает сокращения своей сферы влияния на ветви власти, объясняя
это потенциальной внешней угрозой со стороны западных стран. Президенту
необходимы гарантии, в том числе и личной безопасности после ухода с должности –
действующая Конституция с поправками 2020 года наделяет даже экс-Президента
неприкосновенностью. Говорить о вероятности принятия ФКЗ в настоящий момент не
приходится ввиду вышеобозначенных причин. Однако урегулировать данный вопрос
необходимо в будущем и в связи с этим мы предлагаем следующие немаловажные
аспекты, которые должны быть учтены в новом проекте ФКЗ «О Конституционном
Собрании»:
Во-первых, строгая регламентация процесса рассмотрения предложения о
пересмотре глав 1, 2, 9 Конституции ФС РФ;
Во-вторых, недопущение лоббирования интересов и политической
ангажированности при составлении нового проекта. Например, участие депутатов ГД в
работе Конституционного Собрания возможно только в качестве трех представителей от
парламентских фракций;
В-третьих, возможность граждан РФ принимать участие в составлении новой
Конституции, возможность направлять свои предложения для последующего
рассмотрения их членами Конституционного Собрания;
В-четвертых, определение правового статуса члена Конституционного Собрания:
требования к квалификации, определение его прав и обязанностей, а также меры
юридической ответственности в случае злоупотребления своим служебным положением;
В-пятых, недопущение умаления прав и свобод человека и гражданина в новом
проекте Конституции, а также создание не только неизменяемых глав, но и статей,
устанавливающих систему сдержек и противовесов во избежание наделения того или
иного государственного органа чрезмерно широкими полномочиями.
173
«Актуальные научные исследования в современном мире» ISCIENCE.IN.UA
Выпуск 1(69) ч. 9 ISSN 2524-0986
СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ:
1. Конституция РФ (принята всенародным голосованием 12 декабря 1993 г.)// СЗ РФ от
26 января 2009 г. № 4 ст. 445.
2. Авакьян С. А. «Конституция России: природа, эволюция, современность», М.: РЮИД,
2000. 528 с.
3. Проект Федерального конституционного закона «О Конституционном Собрании».
Вариант Б: «Порядок созыва – формирование». (01.12.1994)// URL:
https://rumiantsev.ru/a521// (дата обращения 18.01.2021).
4. Проект Федерального конституционного закона № 4800-3 "О Конституционном
Собрании" (ред., внесенная в ГД ФС РФ)//URL: https://www.lawmix.ru/lawprojects//
(дата обращения 18.01.2021).
5. Законопроект № 874565-6 «О Конституционном Собрании Российской Федерации»//
URL: http://российскийсуверенитет.рф/st358.html// (дата обращения 18.01.2021).
6. Проект № 381271-7 «О Конституционном Собрании Российской
Федерации»//URL:http://sozd.parlament.gov.ru/ по состоянию на 05.02.2018 (дата
обращения 18.01.2021).

174
ISCIENCE.IN.UA «Актуальные научные исследования в современном мире»
Выпуск 1(69) ч. 9 ISSN 2524-0986
УДК 34
Кирюшин Андрей Алексеевич
Студент 2 курса Калужского института (Филиала) Всероссийского
государственного университета юстиции (Российская правовая академия
Министерства юстиции России)
(Калуга, Россия)

ОСОБЕННОСТИ КОНСТИТУЦИОННО-ПРАВОВОГО СТАТУСА


СОВЕТА ФЕДЕРАЦИИ ФЕДЕРАЛЬНОГО СОБРАНИЯ РФ

Аннотация. В июле 2020 года в ходе внесения поправок в действующую


Конституцию были внесены значительные изменения, которые коснулись в том числе и
круга полномочий Совета Федерации РФ (далее – СФ РФ), что является крайне важным
ввиду того, что СФ РФ является одновременно представляет как интересы государства в
целом, так и интересы субъектов.
Цель настоящей работы заключается в том, чтобы проанализировать правовое
положение верхней палаты российского парламента после принятия поправок 2020 года
и определить их эффективность.
Методология данного исследования заключается в использовании таких
общенаучных приемов как анализ, синтез, а также частноправовые методы –
формально-юридический и сравнительно-правовой.
Результатом исследования является доказательство тезиса о том, что повышение
требований к сенаторам Совета Федерации и введение их выборности народом в
значительной мере повысит уровень доверия к власти в государстве.
Выводами исследования является предложение ряда поправок в действующую
Конституцию РФ с целью законодательного закрепления вышеуказанных положений.
Ключевые слова: Совет Федерации, Федеральное Собрание РФ, Конституция РФ,
правовой статус.

Kiryushin Andrey Alekseevich


2nd year student of the Kaluga Institute (Branch) All-Russian State University of
Justice (Russian Law Academy of the Ministry of Justice of Russia)
(Kaluga, Russia)

FEATURES OF THE CONSTITUTIONAL AND LEGAL STATUS OF THE FEDERATION COUNCIL


OF THE FEDERAL ASSEMBLY OF THE RUSSIAN FEDERATION

Annotation. In July 2020, during the amendments to the current Constitution,


significant changes were made, which also affected the terms of reference of the Federation
Council of the Russian Federation (hereinafter referred to as the RF SF), which is extremely
important due to the fact that the RF SF simultaneously represents both the interests of the
state as a whole and the interests of the subjects.

175
«Актуальные научные исследования в современном мире» ISCIENCE.IN.UA
Выпуск 1(69) ч. 9 ISSN 2524-0986
The purpose of this paper is to analyze the legal situation of the upper house of the
Russian Parliament after the adoption of the 2020 amendments and determine their
effectiveness.
The methodology of this study consists in the use of such general scientific techniques
as analysis, synthesis,as well as private law methods – formal legal and comparative legal.
The result of the study is proof of the thesis that increasing the requirements for
senators of the Federation Council and the introduction of their electability by the people will
significantly increase the level of confidence in the government in the state.
The conclusions of the study are the proposal of a number of amendments to the
current Constitution of the Russian Federation in order to legislate the above provisions.
Keywords: Federation Council, Federal Assembly of the Russian Federation,
Constitution of the Russian Federation, legal status.

После распада СССР в России получают новый виток развития процессы,


направленные на дальнейшую демократизацию государства. Именно в тот период
впервые заговорили о построении правового государства, системе разделения властей и
отказа от государственной идеологии. Благодаря этому в новом тексте Конституции 1993
года закрепляется система «сдержек и противовесов» и возникает двухпалатный
парламент – Государственная Дума, как орган прямого представительства граждан, и
Совет Федерации, как орган представительства субъектов РФ.
Совет Федерации вобрал в себя зарубежный конституционный опыт
нормативный и доктринальный. Первый заключается в повышенном возрастном цензе
сенаторов и меньшем численном составе этой палаты парламента, а доктринальный в
наличии механизмов регуляции деятельности Государственной Думы: одобрение или
отклонение принимаемых ею законов [1, с. 2].
На наш взгляд, принцип строения российского парламента имеет значительные
сходства с парламентской системой Германии, в связи с чем считаем необходимым
проанализировать круг полномочий Бундестага и СФ РФ до принятия поправок в
Конституцию РФ в 2020 году.
Верхней палате парламента посвящена III глава Основного закона ФРГ [2],
согласно ее положениям:
Бундестаг является выборным органом власти несмотря на то, что является
органом представительства земель, право избирать депутатов Бундестага имеют лица,
достигшие 21 года, а право избираться – 25 лет. Согласно же ч. 2 ст. 95
Конституции РФ [3] в Совет Федерации входят по два представителя от законодательного
и исполнительного органов власти, а также назначаются Президентом, но не более 10%
от общего числа членов СФ. Из данных положений можно сделать вывод о том, что
процедура формирования Бундестага значительно упрощена и более демократична,
даже в сравнении с текстом Конституции РФ до внесения поправок. Видится вполне
логичным и объективным факт выборности депутатов верхней палаты парламента ввиду
того, что представлять интересы субъектов должен тот человек, которому доверяют
жители региона, а не Президент.
Следующим важным моментом, на который бы хотелось обратиться внимание,
это на сроки полномочий: если Бундестаг избирается сроком на 4 года, то СФ РФ до
176
ISCIENCE.IN.UA «Актуальные научные исследования в современном мире»
Выпуск 1(69) ч. 9 ISSN 2524-0986
момента прекращения полномочий законодательного и исполнительного органа
субъекта РФ, что составляет 5 лет.
В российской Конституции вопрос о компетенции Совета Федерации
урегулирован более детально: утверждение границ между субъектами, утверждении
Указа Президента о введении военного положения, назначение выборов
Государственной Думы и. т. д.
Итак, сравнивая правовой статус Бундестага и Совета Федерации следует
отметить, что в Конституции ФРГ имеется ряд положений, которые бы положительным
образом сказались на развитии парламентаризма в России, в частности введение
выборности.
Рассматривая поправки, внесенные в текст Конституции в 2020 году следует
отметить, что изменения в значительной мере сузили круг полномочий Совета
Федерации. В частности, в соответствии с п. «б» ч. 2, ч. 6 ст. 95 Конституции Президент,
прекративший исполнение своих полномочий, имеет право стать сенатором СФ РФ
пожизненно, а также люди, имеющие выдающиеся заслуги перед Россией в области
государственной и общественной деятельности [4].
Мы полагаем, что данные положения не соответствуют требованиям правового
государства, поскольку одним из неотъемлемых его элементов является обеспечение
сменяемости власти, в то время как назначение одного человека на занятие
государственной должности пожизненно нарушает данный принцип.
Кроме того, отсутствует конституционное закрепление предельного возраста
нахождения на должности сенатора Совета Федерации.
В подтверждение тезиса о том, что установление контроля за государственным
органом со стороны общества и повышение требований к служащим в значительной
мере способствует повышению уровня доверия к власти. Так, ассоциацией
государственных служащих dbb был проведен социологический опрос жителей
Германии. Согласно их данным, доверие населения Германии к политическим
институтам резко возросло. Доля граждан, которые считают государство способным
выполнять свои задачи, выросла на 22% до 56% по сравнению с предыдущим годом» [5].
В России несколько иная ситуация. На вопрос Левада-центра о том, в правильном
ли направлении идут дела в государстве, только 42% ответили положительно [6].
В связи с этим считаем необходимым закрепить в Конституции РФ механизмы
гражданского контроля за деятельностью парламента.
В заключении настоящей работы следует предложить ряд изменений, которые бы
способствовали увеличению независимости СФ РФ от Президента, а также формировали
механизмы контроля за его деятельностью:
Во-первых, изложить статью 95 в следующей редакции:
«1. Федеральное Собрание состоит из двух палат – Совета Федерации и
Государственной Думы.
2. В Совет Федерации входят два представителя от каждого субъекта Российской
Федерации, избираемых путем всеобщих, прямых, свободных, равных и тайных выборов.
Части 3 и 4 признать утратившими силу
5. Государственная Дума состоит из 450 депутатов».
Во-вторых, изложить статью 97 следующим образом:
177
«Актуальные научные исследования в современном мире» ISCIENCE.IN.UA
Выпуск 1(69) ч. 9 ISSN 2524-0986
«1. Депутатом Государственной Думы и Совета Федерации может быть избран
гражданин Российской Федерации не моложе 25 лет и не старше 65 лет, обладающий
высшим юридическим образованием и имеющий право участвовать в выборах,
постоянно проживающий в Российской Федерации, не имеющий гражданства
иностранного государства либо вида на жительство или иного документа,
подтверждающего право на постоянное проживание гражданина Российской Федерации
на территории иностранного государства. Запрещается открывать и иметь счета
(вклады), хранить наличные денежные средства и ценности в иностранных банках,
расположенных за пределами территории Российской Федерации.
2. Одно и то же лицо не может одновременно являться сенатором Совета
Федерации и депутатом Государственной Думы. Депутат Государственной Думы не
может быть депутатом иных представительных органов государственной власти и
органов местного самоуправления.
3. Депутаты Государственной Думы и сенаторы Совета Федерации работают на
профессиональной постоянной основе. Депутаты Государственной Думы не могут
находиться на государственной службе, заниматься другой оплачиваемой
деятельностью, кроме преподавательской, научной и иной творческой деятельности.
4. Одно и то же лицо не может занимать место в Государственной Думе более
двух созывов и место сенатора Совета Федерации более десяти лет».

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ:


1. Савенкова Л. В. «Актуальные вопросы предмета ведения Совета Федерации
Федерального Собрания РФ»// Вестник Военного университета № 1(25), 2011. 10 с.
2. Основной закон ФРГ, 23.05.1949 [Электронный ресурс]//URL:
https://www.1000dokumente.de/?c=dokument_de&dokument=0014_gru&object=transl
ation&l=ru// (дата обращения 16.01.2021).
3. Конституция РФ (принята всенародным голосованием 12 декабря 1993 г.)//
«Российская газета» от 25 декабря 1993 г. № 237.
4. Конституция РФ (принята всенародным голосованием 12 декабря 1993 г.) //
«Российская газета» от 4 июля 2020 г. № 144.
5. Доверие граждан к Германии растет [Электронный ресурс]// URL:
https://rusverlag.de/2020/09/18/74036/1809-7.html// (дата обращения 16.01.2021).
6. Одобрение институтов власти и доверие к политикам [Электронный ресурс]//URL:
https://www.levada.ru/2020/05/06/odobrenie-institutov-vlasti-i-doverie-politikam//
(дата обращения 16.01.2021).

178
ISCIENCE.IN.UA «Актуальные научные исследования в современном мире»
Выпуск 1(69) ч. 9 ISSN 2524-0986
УДК 34
Костева Дарья Алексеевна
студент
Института экономики и права Петрозаводского государственного университета
(Петрозаводск, Россия)

ПОНЯТИЕ И СОДЕРЖАНИЕ УГОЛОВНОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ


НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНИХ

Актуальность. В статье рассматриваются общие вопросы, которые касаются


понятия и содержания уголовной ответственности несовершеннолетних.
Ключевые слова: Несовершеннолетние, уголовная ответственность.

steva Darya Alekseevna


student
Institute of Economics and Law Petrozavodsk State University
(Petrozavodsk, Russia)

THE CONCEPT AND CONTENT OF CRIMINAL LIABILITY OF MINORS

Anatation. The article deals with general issues that relate to the concept and content
of criminal liability of minors.
Keywords: Minors, criminal liability.

Уголовная ответственность является неотъемлемой частью уголовного права. Она


стоит на ровне с такими понятиями как преступление и наказание. Преступление,
согласно ст. 14 Уголовного кодекса Российской Федерации, — это виновно совершенное
общественно опасное деяние, запрещенное Уголовным кодексом под угрозой
наказания5. В ст. 43 Уголовного кодекса Российской Федерации раскрывается термин
наказание как мера государственного принуждения, которая назначается судом к лицу,
виновному в совершении преступления, суть которой заключается в лишении или
ограничении прав и свобод, которые предусмотрены в выше упомянутом кодексе6.
Уголовная ответственность является разновидностью юридической
ответственности. Коллектив авторов в составе М. П. Журавлева, А. В. Наумова и других
ученых в своем учебнике по Уголовному праву уголовную ответственность определяют
как «сложное социально-правовое последствие совершения преступления, включающее
в себя четыре элемента: во-первых, основанную на нормах уголовного закона и
вытекающую из факта совершения преступления обязанность лица дать отчет в
содеянном перед государством в лице его уполномоченных органов; во-вторых,
выраженную в судебном приговоре отрицательную оценку (осуждение, признание
преступным) совершенного деяния и порицание (выражение упрека) лица, которое

5
Собрание законодательства РФ. 1996. № 25. Ст. 2954.
6
Там же.
179
«Актуальные научные исследования в современном мире» ISCIENCE.IN.UA
Выпуск 1(69) ч. 9 ISSN 2524-0986
совершило деяние; в-третьих, назначенное виновному наказание или иную меру
уголовно-правового характера; в-четвертых, судимость как правовое последствие
осуждения с отбыванием назначенного наказания»7.
По общему правилу уголовная ответственность наступает с 16 лет, однако
законодатель предусматривает ряд преступных деяний, за которые уголовная
ответственность наступает с 14 лет. Перечень этих преступлений содержится в ч. 2 ст. 20
Уголовного кодекса Российской Федерации. Уголовная ответственность
несовершеннолетних предусмотрена разделом V главой 14 Уголовного кодекса
Российской Федерации.
Ранее законодательство России еще в XVIII веке предусматривало, что лицо,
которое на момент совершения преступления не достигло совершеннолетия, совершило
преступление, то оно подлежит более мягкому наказанию чем лицо, достигшее
совершеннолетия. Так и в настоящее время возраст является основанием, смягчающим
уголовную ответственность. Об этом свидетельствует п. «б» ч. 1 ст. 61 Уголовного кодекса
Российской Федерации.
Раздел V Уголовного кодекса Российской Федерации, как уже отмечалось ранее,
определяет уголовную ответственность несовершеннолетних. Вышеупомянутый раздел
предусматривает нормы, которые регламентируют особые правила применения мер
уголовно-правового воздействия в отношении лиц, не достигших 18 лет. Нормы, которые
касаются уголовной ответственности несовершеннолетних основываются на следующих
принципах, закрепленных в Уголовном кодексе Российской Федерации: законности,
справедливости, вины, равенства и гуманизма8.
В Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 01 февраля 2011 года «О
судебной практике применения законодательства, регламентирующего особенности
уголовной ответственности и наказания несовершеннолетних» отмечается, что при
определении уголовной ответственности несовершеннолетних суду необходимо
опираться и на международные правовые источники, которые защищают права и
интересы человека. К таким нормативно-правовым актам следует отнести «Конвенцию
о защите прав человека и основных свобод», которая была заключена в Риме 13 мая
1950года; «Конвенцию о правах ребенка», которая была принята Генеральной
Ассамблеей ООН 20 ноября 1989 года и вступила в силу для СССР 15 сентября 1990 года
и иных международных документов9.
Согласно ст. 1 Конвенции о правах ребенка «ребенком является каждое
человеческое существо до достижения 18-летнего возраста…»10. Так и отечественный
законодатель определяет несовершеннолетнего как лицо, которому на момент
совершения преступления исполнилось 14 лет, но не исполнилось 18 лет11.
Исходя из выше написанного, можно сделать вывод, что уголовная
ответственность является фундаментальным понятием уголовного права. Она

7
Уголовное право России. Части Общая и Особенная / под ред. А. И. Рарога. М., 2018. С. 20.
8
Уголовный кодекс… Указ. соч. Ст. 2954.
9
Российская газета. 2011. № 29.
10
Сборник международных договоров СССР. № XLVI. 1993.
11
Уголовный кодекс… Указ. соч. Ст. 2954.
180
ISCIENCE.IN.UA «Актуальные научные исследования в современном мире»
Выпуск 1(69) ч. 9 ISSN 2524-0986
применяется при определении уголовного наказания. Особенностью уголовной
ответственности несовершеннолетних является то, что ей посвящена отдельная глава
Уголовного кодекса Российской Федерации, в которой прописаны нормы,
регламентирующие ее применение в отношении лиц, которые не достигли 18 лет.

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ:


1. Уголовный кодекс Российской Федерации: Федеральный закон от 13 июня 1996 г.
№ 63 (с послед. измен. на 07. 04. 2020 № 112-ФЗ) // Собрание законодательства РФ.
— 1996. — № 25. — ст. 2954.
2. Уголовное право России. Части Общая и Особенная / М. П. Журавлев [и др.]. —
Москва: Проспект, 2018. — 944 с.

181
«Актуальные научные исследования в современном мире» ISCIENCE.IN.UA
Выпуск 1(69) ч. 9 ISSN 2524-0986
УДК 34
Крючкова Ирина Евгеньевна
студент 2 курса магистратуры Московского государственного
юридического университета им. О. Е. Кутафина
Научный руководитель: Кравец Виктория Дмитриевна
к. ю. н., старший преподаватель МГЮА
(Москва, Россия)

ОТДЕЛЬНЫЕ ОСОБЕННОСТИ ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВОГО СТАТУСА


ГОСУДАРСТВЕННОЙ КОРПОРАЦИИ ПО АТОМНОЙ ЭНЕРГИИ «РОСАТОМ»

Аннотация. В работе рассматривается вопрос определения правового статуса


ГК «Росатом», анализируется соотношение административного и гражданско-
правового аспектов деятельности ГК «Росатом», предпринимается попытка
установления превалирующего элемента в рассматриваемой ГК и определения
принадлежности корпорации к доктринально существующим организационно-
правовым формам юридических лиц.
Ключевые слова: государственные корпорации, ГК «Росатом», холдинг,
Концепции развития гражданского законодательства

Kryuchkova Irina
2nd year Master's student of the Kutafin Moscow State Law University
Scientific supervisor: Viktoriya Kravets, PhD, Senior Lecturer
Moscow State University of Law
(Moscow, Russia)

SOME FEATURES OF THE CIVIL STATUS OF THE STATE ATOMIC


ENERGY CORPORATION "ROSATOM»

Abstract. The paper deals with the issue of determining the legal status of Rosatom
State Corporation, analyzes the ratio of administrative and civil aspects of the activities of
Rosatom State Corporation, attempts to establish the prevailing element in the Civil Code
under consideration and determine whether the corporation belongs to the doctrinally existing
organizational and legal forms of legal entities.
Keywords: state corporations, Rosatom State Corporation, holding, Concepts of civil
legislation development.

Экономическое и технологическое положение Государственной корпорации


«Росатом», как ведущего глобального хозяйствующего субъекта, являющегося лидером и
локомотивом для развития других отраслей – бесспорно и не составляет дискуссии,
вместе с тем, правовой статус данной организации однозначно не определен,
доктринально не сводим, по нашему мнению, к какой-либо из уже существующих
гражданско-правовых форм и представляет действительный научный интерес.

182
ISCIENCE.IN.UA «Актуальные научные исследования в современном мире»
Выпуск 1(69) ч. 9 ISSN 2524-0986
Правовое положение ГК «Росатом» регламентируется Федеральным законом от
01.12.2007 № 317-ФЗ «О Государственной корпорации по атомной энергии «Росатом»,
Федеральным законом от 12.01.1996 № 7-ФЗ «О некоммерческих организациях»,
другими федеральными законами и принятыми в соответствии с ними нормативными
правовыми актами Президента Российской Федерации и Правительства Российской
Федерации, а также многочисленными локальными актами самой корпорации.
Перечисленные акты закрепляют структуру, функции, полномочия корпорации,
обуславливающие особенности правового статуса.
Интересующей нас особенностью рассматриваемого субъекта является то
обстоятельство, что деятельность ГК «Росатом» носит как публичный, так и
частноправовой характер. Анализ действующего законодательства позволяет нам
выделить следующие публичные полномочия:
На основании Постановления Правительства РФ от 20.07.2013 № 612 «Об
аккредитации в области использования атомной энергии» государственная корпорация
«Росатом» проводит аккредитацию органов по сертификации и испытательных
лабораторий, подтверждающих соответствие продукции в области использования
атомной энергии.
Корпорация осуществляет выдачу письменных разрешений на перемещение
ядерных материалов, ядерных установок через государственную границу РФ
(Постановление Правительства РФ от 19.03.2001 № 204 «О государственном
компетентном органе по ядерной и радиационной безопасности при перевозках ядерных
материалов, радиоактивных веществ и изделий из них»), согласно ст. 51, 55-56 ГрК РФ
выдает разрешения на строительство объектов использования атомной энергии.
Правительство РФ в Постановлении от 31.07.2017 № 911 «О лицензировании
деятельности организаций по использованию ядерных материалов и радиоактивных
веществ....» утвердило «Росатом» в качестве уполномоченного субъекта лицензирования
деятельности организаций по использованию ядерных материалов и радиоактивных
веществ.
В соответствии со ст. 10 Федерального закона № 317-ФЗ Госкорпорация выдает
сертификаты-разрешения на транспортирование (перевозку) ядерных материалов,
радиоактивных веществ и изделий из них.
Кроме того, Госкорпорации переданы властные полномочия в сфере
нормотворчества (ст. 10, 20, 23 Закона). В силу ст. 8 Закона Росатом принимает
нормативные правовые акты в установленной сфере деятельности, а также может
признавать не действующими акты органов власти РФ и бывшего СССР [8]. Так в
соответствии с Постановлением Правительства РФ от 19.07.2007 № 456 «Об утверждении
Правил физической защиты ядерных материалов, ядерных установок и пунктов хранения
ядерных материалов» корпорация разрабатывает и утверждает нормативные акты по
вопросам в этой области.
Корпорация выступает в качестве государственного органа на международной
арене в атомной сфере – в Постановлении Правительства РФ от 03.06.2003 № 323 «Об
утверждении межведомственного распределения обязанностей по обеспечению участия
РФ в международных организациях системы ООН» «Росатом» выступает наравне с
государственными органами власти РФ. Документами, конкретизирующими формы,
183
«Актуальные научные исследования в современном мире» ISCIENCE.IN.UA
Выпуск 1(69) ч. 9 ISSN 2524-0986
виды и порядок взаимодействия являются локальные нормативные акты
организации [3].
Отмечая широкую компетенцию корпорации, следует справедливо отметить, что
указанные полномочия в основном имеют своё действие на подведомственные
корпорации организации, что позволяет говорить об ограниченности публичной власти
корпорации входящими в её контур субъектами. Данное обстоятельство позволяет
говорить о том, что рассматриваемая структура представляет скорее собой способ
организации деятельности субъекта в гражданско-правовом обороте, чем
государственные полномочия в отношении самостоятельных, независимых субъектов.
Посредством указания на перечисленные публичные функции многие делают
вывод об определяющем государственном характере деятельности и фактическом
существовании государственного органа власти. Однако стремление отнесения
Госкорпорации к государственным органам [2], представляющее возвращение к прежней
форме, вряд ли можно представить целесообразным, поскольку переход к новой
организационно-правовой форме был обусловлен неэффективностью
функционирования отрасли под управлением государственного органа, неспособностью
субъекта с такой правовой формой разрешать стратегические экономические задачи.
Для разграничения с органами государственной власти также подчеркнем, что
основной задачей последних является осуществление публичных целей, совершение ими
сделок в гражданско-правовой сфере ограничено лишь хозяйственно-бытовыми
нуждами [2], что нельзя сказать о Корпорации – она достигает свои цели именно
посредством активного участия в гражданском обороте. Таким образом, приравнивание
корпорации к органу государственной власти представляется ошибочным.
Кроме того, деятельность корпорации не ограничивается публичными
функциями – «Росатом» и подведомственные ей организации являются активными
субъектами хозяйственной деятельности и ежедневно вступают между собой и с иными
субъектами в многочисленные договорные отношения, в которых предстают в качестве
равного среди равных субъектов. Корпорация «Росатом» обладает признаками
организационного единства, имущественной обособленности, самостоятельно несет
имущественную ответственность по своим обязательствам, а также выступает в
гражданском обороте и при разрешении споров в судах от собственного имени, что
позволяет сделать вывод о соответствии корпорации всем признакам юридического
лица. [4]
В целях правовой определенности, обеспечения стабильности гражданского
оборота и защиты хозяйствующих субъектов, вступающих в гражданско-правовые
отношения с Госкорпорацией, требуется однозначно определить её организационно-
правовую форму, поскольку последняя предопределяет поведение в гражданско-
правовых отношениях.
Статья 50 ГК РФ закрепляет госкорпорацию в качестве самостоятельного вида
организационно-правовой формы. Однако, учитывая, что в действительности
госкорпорации не являются самостоятельными видами (особыми организационно-
правовыми формами) юридических лиц, поскольку этими категориями охватывается
правовой статус организаций, совершенно разнородных по характеру осуществляемой

184
ISCIENCE.IN.UA «Актуальные научные исследования в современном мире»
Выпуск 1(69) ч. 9 ISSN 2524-0986
ими деятельности и стоящих перед ними задач [6] необходимо осуществление
доктринально корректной квалификации.
Действительно, в настоящее время определить корпорацию в чистом виде к
признанным учеными организационно-правовым формам невозможно в связи с
многоаспектностью осуществляемой ею деятельности. Научное сообщество сходится в
мнении о несводимости рассматриваемого субъекта к какой-либо форме и остро ставит
вопрос необходимости разработки новой организационно-правовой формы,
отвечающей требованиям, классически предъявляемым к юридическим лицам.
Уже достаточно давно было отмечено, что «Известные экономические процессы
вызвали к жизни тенденции к определенному взаимодействию и координации
хозяйственной деятельности остающихся формально самостоятельными корпораций, к
их взаимному участию в капиталах и деятельности друг друга и к созданию ими на этой
основе различных корпоративных объединений и групп правосубъектного и
неправосубъектного характера.» [5]
Заслуживающей внимания представляется позиция, что госкорпорация
«Росатом» представляет принципиально новый субъектом права, который является
производственным холдингом, обладающим обособленным имуществом, которое
принадлежит ему на праве, близком к праву собственности (наиболее близкая к нему
юридическая конструкция, широко используемая в странах семьи общего права, - траст),
а также широким комплексом публичных правомочий [7].
На преимущества холдинговой модели указывают и иные известные ученые,
исследующие вопросы оптимальной организации бизнеса [9]. Холдинг, указывают они,
представляет собой корпоративное объединение, основанное на отношениях
экономического контроля и обладающее признаками организационного единства.
Интегративным элементом таких структур является преимущественно экономический
контроль, позволяющий определять действия и поведение контролируемых субъектов.
Доктринальное рассмотрение холдингов позволяет говорить о схожести с ними
структуры ГК «Росатом» и организаций, входящих в её контур.
Структура настоящей работы не позволяет в полной мере рассмотреть модели
функционирования атомной отрасли в зарубежных странах, однако немного коснемся
опыта Франции, как такой же ведущей в отрасли державы. Долгое время
рассматриваемый сегмент в стране находился под полным, всеобъемлющем контролем
государства. В настоящее же время отрасль представлена комплексом частных компаний
с государственным участием (называемыми публичными юридическими лицами) с 85-
90 % долей участия государства. Опыт постепенного разгосударствления, разделения
отрасли на отдельные направления, способствующий повышению эффективности, а
также достижению транспарентности отрасли, вероятно, целесообразно рассмотреть и
заимствовать для развития законодательства РФ.
Государственная корпорация по атомной энергетике, экстраординарно
созданная в тяжелый переходный период страны для возрождения атомной энергетики
России, предвосхитила все экономические ожидания. Однако с учетом нормализации
экономической ситуации в стране возникает вопрос необходимости реформирования
подобного субъекта в конструкции, существующие в доктрине.

185
«Актуальные научные исследования в современном мире» ISCIENCE.IN.UA
Выпуск 1(69) ч. 9 ISSN 2524-0986
С целью гармонизации гражданского законодательства о юридических лицах,
обеспечения стройной, логически и функционально корректной системы юридических
лиц, повышения эффективности работы организаций отрасли, по мнению авторов,
отдельной проработки требует обращение к изучению ГК «Росатом» в качестве
холдинговой структуры, которая выражается в наличии экономически самостоятельных
и имущественно независимых юридических лиц под куполом единой экономической
цели, раскрывающейся преимущественно в реализации проектов по строительству
атомных станций.

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ:


1. Гражданский кодекс Российской Федерации от 22.12.1995 № 14-ФЗ (часть первая) от
30.11.1994 N 51-ФЗ (ред. от 08.12.2020);
2. Концепция развития гражданского законодательства Российской Федерации
(одобрена решением Совета при Президенте РФ по кодификации и
совершенствованию гражданского законодательства от 07.10.2009);
3. Приказ ГК «Росатом» от 18.11.2015 № 1/1096-П «Об утверждении Единого отраслевого
порядка по взаимодействию ГК «Росатом» и её организаций с Международным
агентством по атомной энергии», Приказ от 05.06.2012 № 1/487-П «Об утверждении
Порядка взаимодействия при реализации программ международной технической
помощи (содействия) и контроля за её целевым использованием в ГК Росатом»;
4. Суханов Е. А. «Российское гражданское право: В 2 т. Общая часть. Вещное право.
Наследственное право. Интеллектуальные права. Личные неимущественные права:
Учебник» (том 1) («Статут», 2011);
5. Суханов Е. А. Сравнительное корпоративное право. М., 2014. С. 237;
6. Суханов Е. А. О гражданской правосубъектности государственных юридических лиц
(«Журнал российского права», 2018, № 1.
7. Фатьянов А. А. Государственная корпорация по атомной энергии «Росатом».
Особенности административно-правового и гражданско-правового статуса
8. Федотов П. В. статья: Госкорпорации в России: вопросы управления имуществом
(«Юрист», 2011, № 13)
9. Шиткина И. С. «Корпоративное право: Учебник» («Статут», 2019)

186
ISCIENCE.IN.UA «Актуальные научные исследования в современном мире»
Выпуск 1(69) ч. 9 ISSN 2524-0986
УДК 34
Кузнецова Анастасия Дмитриевна
студент магистратуры
Федеральное государственное образовательное учреждение
высшего образования «Забайкальский государственный университет»
(Чита, Россия)

ПОНЯТИЕ БЕЗОПАСНОСТИ ТОВАРОВ, РАБОТ И УСЛУГ

Аннотация. В данной статье анализируется понятие безопасности товаров,


работ и услуг. Особое внимание уделяется соотношению доктринальных и
законодательных определений понятия безопасности товаров, работ и услуг. Целью
исследования является поиск противоречий в существующих определениях понятия
безопасность товаров, работ и услуг и выявление наиболее подходящего определения
для категории потребительских отношений.
Ключевые слова: безопасность, потребительские отношения, товары, работы,
услуги, качество.

Kuznetsova Anastasia Dmitrievna


Masters’ student
Federal state budgetary educational institution of higher education
«Transbaikal State University»
(Chita, Russia)

THE CONCEPT OF SAFETY OF GOODS, WORKS AND SERVICES

Abstract. This article analyzes the concept of safety of goods, works and services.
Special attention is paid to the correlation of doctrinal definitions of the concept of safety of
goods, works and services and legislative definitions. The purpose of the study is to find
contradictions in the existing definitions of the concept of safety of goods, works and services
and to identify the most appropriate definition for the category of consumer relations.
Keywords: safety, consumer relations, goods, works, services, quality.

Актуальность данной статьи обусловлена высоким значением безопасности


товаров, работ и услуг для потребителя. Это непосредственно затрагивает жизнь и
здоровье людей, их имущество и окружающую среду. Кроме того, потребительские
отношения занимают большую часть работы Роспотребнадзора. Только за первое
полугодие 2019 года 52% от общего количества обращений приходится на
потребительские отношения [11].
Объектом данной статьи являются общественные отношения, возникающие в
сфере безопасности товаров, работ и услуг.
Предметом являются нормы законодательства, определяющие понятие
безопасности товаров, работ и услуг.

187
«Актуальные научные исследования в современном мире» ISCIENCE.IN.UA
Выпуск 1(69) ч. 9 ISSN 2524-0986
Сам законодатель раскрыл понятие безопасности товаров, работ и услуг в
преамбуле Закона о защите прав потребителей. Под безопасностью товара понимается –
безопасность для жизни, здоровья, имущества потребителя, а также окружающей среды
при соблюдении условий использования товара, соблюдение техники безопасности при
выполнении работы, оказания услуги [5].
В доктрине гражданского права данное понятие вызывает интерес у
исследователей, поскольку право на безопасность товаров, работ и услуг закреплено
законодательством о защите прав потребителей и не все с ним согласны.
Например, М. Ю. Челышев считает, что необходимо давать определение сразу
двум понятиям: «безопасность» и «окружающая среда». Под безопасностью он понимает
состояние товара, выполнение работы или услуги, при которых достигается результат и
при этом выполнение работы, услуги, либо сам товар не представляет какой-либо угрозы
потребителю и окружающей среде [9, c. 38]. Для достижения данной цели производителю
(лицу, оказывающему услуги, выполняющему работы) необходимо придерживаться
правил, которые могут быть уст