Вы находитесь на странице: 1из 2

Горецкий А.

Гайдн — Соната B-dur: аспекты стиля и формы

Избранное сочинение — яркий образец клавирного творчества Йозефа


Гайдна в частности и классического стиля в музыке в целом. При детальном
анализе раскрываются как характерные для всего необъятного наследия
композитора черты, так и индивидуализированные, которые присущи
краткому списку произведений. В целях экономии времени читающих
остановимся на некоторых особенно интересных «интонационных сюжетах»
сонаты.

Соната изумительно лаконична и кратка в отношении формы. Главная


партия и первая тема побочной построены на одном музыкальном материале.
Однако область побочной партии осложняется второй темой —
«переломом». Стоит отдельно остановиться именно на этом «переломе» в
побочной партии. Триольное движение аккомпанемента и мелодия, которую
можно отнести к «чувствительному» топосу отсылают слушателя и
исполнителя к шедевру клавирной музыки — сонате c-moll, написанной
более чем за 10 лет до сонаты B-dur. В заключительном разделе экспозиции
— области заключительной партии со всей очевидностью проступают
мощные тенденции полифонизации фактуры, которые достигнут пика в
«Большой» сонате Es-dur, «Лондонских» симфониях и последних ораториях
0композитора: малопримечательный хроматический ход в правой руке не так
прост, как кажется. Взгляду полифониста открывается заложенная потенция
бесконечного канона и канонической секвенции, которая реализуется в
разработке. Не менее лаконична и разработка сонаты, однако это как раз тот
случай, когда «Краткость — сестра таланта…». Не вдаваясь в детали
школьного анализа, можно отметить интереснейшую интонационную идею:
драматизированная версия второй темы побочной партии горизонтально
объединяется с темой главной партии в обращении! В свою очередь тот
самый хроматический ход раскрывает свою сущность бесконечного канона и
канонической секвенции.

Отдельного упоминания заслуживают сложности, которые это


сочинение заключает в себе. С точки зрения артикуляции принципиально
важный аспект — ровность и точность в «произнесении» пунктирного ритма,
особенно в тех местах, где в фигуре две 32-х ноты. Не менее важный пункт
— артикуляция в трелях и группетто в изобилии представленных в побочной
партии. В числе трудностей, связанных с динамикой можно упомянуть в
первую очередь в звуковой балансировке материала правой и левой руки.
Особого внимания требуют следующие фрагменты: тт. 13 – 16 —
необходимо соблюсти оптимальное соотношение между доминирующим
тематическим материалом и достаточно самостоятельным подголоском в
левой руке; тт. 25 – 39 — достаточно сложное место с точки зрения
динамики, необходимо сохранять точный баланс между утонченной
мелодией в правой руке и триольным аккомпанементом, выполняя при этом
forzando и акценты, указанные композитором. Сложности в художественной
интерпретации заключаются преимущественно в области агогики. Музыка
эпохи венской классики требует неотступно ровной ритмической пульсации,
однако, для придания особого, «взволнованного» аффекта нам
представляется возможным позволить небольшие агогические отступления в
«переломе» побочной партии, позволив движению немного ускориться.
Аналогично деликатный фрагмент — хроматические ходы в заключительной
партии. По нашему мнению, можно в их исполнении можно немного
отступить от неуклонного ритма и немного придать «ритмического дыхания»
в их последованиях.

В целом, стоит отметить, что техническое овладение этой сонатой


способствует усвоению тонкостей венско-классического стиля и расширению
технического арсенала исполнителя, а убедительная интерпретация позволит
приступить к более сложным сонатам Й. Гайдна.