Вы находитесь на странице: 1из 889

Тань Аошуан родилась в Китае в 1931 г.

Окончила
факультет Пекинского университета, аспирантуру
Института стран Азии и Африки при МГУ. С 1957 г.
живет в России. Работала на Гостелерадио, с 1966 г.
преподает китайский язык и читает лингвистиче­
ские курсы в ИСАА при
МГУ. Профессор Москов­
ского государственного
университета, президент
Российской ассоциации
преподавателей китайско­
го языка, постоянный член
правления Международ-
I ной ассоциации препода-
« вателей китайского языка.
I Автор «Учебника совре-
jj менного разговорного ки-
т тайского языка». Со вре-
I мени написания учебника
I занимается функциональ­
ной грамматикой китайского языка, участвуя в се­
минарах под руководством Н. Д. Арутюновой и
Ю. Д. Апресяна. В 1995 г. защитила докторскую
диссертацию. Автор работ по когнитивной лингви­
стике и семантической типологии.
МОСКОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ
ИНСТИТУТ СТРАН АЗИИ И АФРИКИ

ТАНЬ АОШУАН

ПРОБЛЕМЫ
СКРЫТОЙ ГРАММАТИКИ
СИНТАКСИС, СЕМАНТИКА И ПРАГМАТИКА
ЯЗЫКА ИЗОЛИРУЮЩЕГО СТРОЯ

НА ПРИМЕРЕ КИТАЙСКОГО ЯЗЫКА

Я З Ы К И С Л А В Я Н С К О Й КУЛЬТУРЫ
Москва
2002
ББК 81.2
Т 18
Издание осуществлено при поддержке
Российского гуманитарного научного фонда
(РГНФ)
проект № 01-04-16077

Тань Аошуан

Т 18 Проблемы скрытой грамматики: Синтаксис, семантика


и п р а г м а т и к а я з ы к а и з о л и р у ю щ е г о с т р о я ( н а п р и м е р е ки­
т а й с к о г о я з ы к а ) / М о с к о в с к и й гос. ун-т; Ин-т с т р а н А з и и и
А ф р и к и . - М . : Я з ы к и славянской культуры, 2 0 0 2 . - 8 9 6 с. -
(Studia philologica).

I S B N 5-94457-058-Х
В монографии на примере китайского языка исследуются основ­
ные категории грамматики изолирующего языка: порядок слов, син­
таксические конструкции, актуальное членение, семантические классы
глаголов, направительные, результативные и потенциальные конст­
рукции, аспектно-темпоральные операторы глагольных предикатов,
категории отрицания, денотативный статус именных групп и их ак­
ту ализаторы, система дейксиса. Анализ проводится на большом^ язы­
ковом материале различных функциональных режимов с позиций син-
тактики, семантики и прагматики с целью вскрыть основные типоло­
гические черты языка изолирующего строя, механизм функциониро­
вания его знаковой системы и специфику картины мира китайского
языка. В монографии также предлагаются решения ряда спорных во­
просов грамматики китайского языка.
ББК 81.2

\ Тань Аошуан
ПРОБЛЕМЫ СКРЫТОЙ ГРАММАТИКИ
Синтаксис, семантика и прагматика
языка изолирующего строя
(на п р и м е р е к и т а й с к о г о я з ы к а )
Издатель А. Кошелев
Оригинал-макет подготовила А. Шипунова
Корректор В. Хаимова
1
Подписано в печать 20.05.2002 г. Формат 70* 100 /,6.
Бумага офсетная Ns 1. Печать офсетная Гарнитура Баскервилл.
Усл. печ. л. 72,24. Тираж 1000 экз. Заказ № 2044.
Издательство «Языки славянской культуры».
129345, Москва, Оборонная, 6-105; № 02745 от 04.10.2000.
Тел.: 207-86-93. Факс: (095) 246-20-20 (для аб. М153).
E-mail: mik@sch-Lrc.msk.ru
Каталог в ИНТЕРНЕТ http://www.lrc-mik.narod.rii
Отпечатано с готовых диапозитивов в ФГУП ордена «Знак Почета»
Смоленской областной типографии им. В. И. Смирнова.
214000, г. Смоленск, пр-т им. Ю. Гагарина, 2.
Тел.: 3-01-60; 3-4620; 3-464)5.

Outside Russia, apart from the Publishing House itself (fax: 095 246-20-20 c/o
M153, E-mail: koshelev.ad@mtu-net.ru), the Danish bookseller G • E • С GAD (fax:
45 86 20 9102, E-mail:slavic@gad.dk) has exclusive rights for sales of this book.
Право на продажу этой книги за пределами России, кроме издательства «Языки
славянской культуры», имеет только датская книготорговая фирма G*E*C GAD.

© Тань Аошуан, 2002


ISBN 5-94457-058-Х

Jlllllllllli ,
9 785944 570581'
Монография посвящает­
ся моему мужу Артемию Ми­
хайловичу Карапетъянцу, чья
огромная помощь обеспечила ее
выход в свет.
Она также посвящается
всем представителям Москов­
ской Семантической Школы,
чья работа помогла мне лучше
понять свой родной язык.
Оглавление

Введение 18

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ. П о р я д о к слов:


Синтаксические конструкции и актуальное членение

Глава 1. П о р я д о к слов 29
1.1. Общие замечания 29
1.2. И с х о д н а я синтаксическая конструкция (ИСК) 33
1.3. Состав актантов И С К и их у п о р я д о ч и в а н и е 43
1.3.1. И С К с н е п е р е х о д н ы м и глаголами (Vi) 45
1.3.2. И С К с п е р е х о д н ы м и глаголами ( V 2 ) 52
1.4. И С К со сдвинутым ПС 1 60
1.4.1. П о з и ц и и SUB и OBJ в синтаксических конструк­
ц и я х со сдвинутым ПС 61
1.4.2. С в я з ь п о з и ц и и актанта с объемом его с о д е р ж а н и я . 64
1.4.3. И з м е н е н и е ПС как а г е н т и в и з а ц и я и л и добавле­
н и е участника ситуации. Т р а н з и т и в и з а ц и я глаго­
ла. Конструкция с Ъа 66
1.4.4. И з м е н е н и е ПС как д е з а г е н т и в и з а ц и я . И с к л ю ч е н и е
каузатора и л и и н т р а н з и т и в и з а ц и я глагола 72
1.4.4.1. Конструкция с bei 72
1.4.4.2. Пассивная конструкция с исключенным
каузатором 76
1.4.4.3. Пассивная конструкция без каузатора и
показателя bei 78
1.4.4.4. Дезагентивизация и интранзитивизация
переходного глагола 81
1.5. Прогнозирование конструкций и техника о т к р ы в а н и я
синтаксических п о з и ц и й . . . . ... 83
1.5.1. Выбор между конструкциями с п р я м ы м и изме­
ненным ПС . . . . . • Ш• •• 83
1.5.2. Механизм разрешения конфликтных ситуаций п р и
расстановке слов 86
1.6. Краткие выводы 87
П р и м е ч а н и я к главе 1 91

Глава 2. П о р я д о к слов и а к т у а л ь н о е ч л е н е н и е 93
2.1. К о м м у н и к а т и в н а я структура п р е д л о ж е н и я и П С . . . . . . 93
2.2. Речевые акты и универсальные к о м м у н и к а т и в н ы е катего­
р и и (УКК) в ы с к а з ы в а н и й 95
2.3. А к ц е н т н о е в ы д е л е н и е в КС и носитель у д а р е н и я в КЯ . . . 98
2.4. Возможности и з м е н е н и я ПС под воздействием АЧ пред­
л о ж е н и я . П р а в и л а расстановки слов . . . . . . . 107
2.5. П р е о б р а з о в а н и е глагольно-предикативной
к о н с т р у к ц и и в связочную. С в я з к а как показатель АЧ . . . . 116
2.6. М о д а л ь н ы е частицы к а к средства в ы д е л е н и я т е м ы в фоку­
се в н и м а н и я г-*., 130
2.7. О б р а т н ы й п о р я д о к «тема — рема» в диалогах и его втор­
ж е н и е в нормативную речь 132
2.8. К р а т к и е выводы *« 142
П р и м е ч а н и я к главе 2 . -tf 143

ЧАСТЬ ВТОРАЯ
Глагол и глагольные к а т е г о р и и

Глава 3 . Семантические т и п ы предикатов 147


3.1. Общие замечания 147
3.2. Аспектуальные з н а ч е н и я глагола 148
3.3. Семантические т и п ы глагольных предикатов 154
3.4. П р е д и к а т ы деятельности и в ы п о л н е н и я 156
3.4.1. П р е д и к а т ы деятельности 156
3.4.2. Предикат выполнения 159
3.5. П р е д и к а т ы достижения и нарастающего процесса 163
3.5.1. П р е д и к а т ы достижения 163
3.5.2. П р е д и к а т ы нарастающего процесса 171
3.6. П р е д и к а т ы стативных я в л е н и й ,.. 178
3.6.1. П р е д и к а т ы отношения 180
3.6.2. П р е д и к а т ы состояния . . 181
3.6.3. П р е д и к а т ы нахождения в пространстве JB 188
3.7. Краткие выводы . . . . . 192
П р и м е ч а н и я к главе 3 j«, . . . . 192
Глава 4. Результативность и аспектуальность 194
4.1. Общие сведения 194
4.2. Система Н А П - М и з н а ч е н и е п е р е м е щ е н и я 197
4.2.1. НАП-М и п р о с т р а н с т в е н н ы й д е й к с и с 197
4.2.2. Синтактико-семантическая структура НАП-М . . . . 2 0 1
4.3. 4 С е м а н т и ч е с к и е свойства НАП-М . . . . . . . . * . 204
4.3.1. П е р е н о с н ы е з н а ч е н и я Н А П - М и с и н к р е т и з м выра­
ж е н и я валентности 209
4.3.2. П р о д у к т и в н о с т ь НАП-М и э г о ц е н т р и ч н о с т ь выбо­
ра ф о р м 216
4.3.3. П р и н ц и п семантической согласованности 221
4.3.4. Взаимозаменяемость НАП-М 222
4.4. В ы д е л и т е л ь н а я ф у н к ц и я lainqun синтаксическая п о з и ц и я
НАП-М . . . 224
4.5. Аспектуальная ф у н к ц и я и п р о и з в о д н ы е з н а ч е н и я НАП-М . 230
4.6. Н а п р а в и т е л ь н о с т ь , результативность и п о н я т и е п р е д е л а . . 239
4.7. Г е н е р а л ь н а я схема 242
П р и м е ч а н и я к главе 4 244

Глава 5. РЕЗ-М и нормативная картина мира 245


5.1. О б щ и е сведения о РЕЗ-М 245
5.1.1. РЕЗ-М группы А 245
5.1.2. РЕЗ-М wan 248
5.1.3. РЕЗ-М hao . . . 253
5.1.4. РЕЗ-М huai 263
5.1.5. РЕЗ-М cheng . *. . . ГТ 270
5.1.6. РЕЗ-М zhao и zhu 272
5.1.7. РЕЗ-М diao и zou (рао) 276
5.2. Семантические особенности РЕЗ-М группы А 281
5.3. Семантические особенности РЕЗ-М групп Б и В и норма­
т и в н а я картина м и р а 287
5.3.1. РЕЗ-М группы Б . . . ........... ;Ш . . . . 290
5.3.2. РЕЗ-М группы В . . . . . . . . . . . . . . 292
5.4. Н о р м а и аномалия 297
5.5. Результат, оценка и предел 300
5.6. Область действия частнооценочных РЕЗ-М 302
5.7. РЕЗ-М, нейтральные по отношению к о ц е н к е 305
5.8. Разграничение дуративов, интенсификаторов, результати-
вов и выражение предела 306
5.9. Сводная таблица НАП-М и РЕЗ-М 312
П р и м е ч а н и я к главе 5 . . . . УШЩЩМЯШ . 3 1 3
Глава 6. Потенциальная конструкция и выражение аспекту аль-
ности 314
6.1. Предварительные замечания 314
6.2. Условия у п о т р е б л е н и я п о т е н ц и а л ь н о й ф о р м ы и возмож­
ности ее з а м е н ы на форму с м о д а л ь н ы м глаголом 315
6.3. Сочетаемость п о т е н ц и а л ь н о й ф о р м ы с РЕЗ-М и Н А П - М и
условия успешности Р А с модусом п о т е н ц и а л ь н о с т и . . . . 323
6.4. С е м а н т и ч е с к и е особенности РЕЗ-М п о т е н ц и а л ь н о й ф о р м ы 329
6.5. Д и с т р и б у т и в н ы е х а р а к т е р и с т и к и структурного п о к а з а т е л я
de ищ*. 335
6.6. В ы в о д ы к главам 4—6 338

Глава 7. Временные операторы 346


7.1. Предварительные замечания • . 346
7.2. О понятии временных операторов 346
7.3. Существующие т р а к т о в к и ф у н к ц и й и з н а ч е н и й служебных
слов zai, zhe, zheng[zai] и пе 348
7.4. Оператор-локализатор zai 353
7.5. О п е р а т о р zhe 357
7.5.1. Zhe как интенсификатор и п е р е к л ю ч а т е л ь действия
в состояние 358
7.5.2. Текстовая ф у н к ц и я показателя zhe 361
7.5.3. Показатель zhe и о т р и ц а н и е 367
7.6. П о к а з а т е л ь zheng 370
7.7. Показатель пе 375
7.8. Н е т р и в и а л ь н ы е случаи употребления zhe и zai 380
П р и м е ч а н и я к главе 7 385

Глава 8. Оператор переключения состояния 1е 386


8.1. О б щ и е сведения 386
8.2. И н в а р и а н т н о е значение показателя 1е как оператора пе­
р е к л ю ч е н и я состояния 390
8.3. Частная ф у н к ц и я 1е как временного оператора 393
8.4. Частная функция 1 е как модального оператора . . . . . . . . 403
8.5. О п е р а т о р УЖЕ и модус о ц е н к и 406
8.6. Показатель 1е и сослагательность щ .414
8.7. Связь п о з и ц и и 1е в п р е д л о ж е н и и с коммуникативным ста­
тусом РА 415
8.8. Экспликация временного оператора в поверхностной
структуре . 423
8.9. Текстообразующая функция оператора 1е в н а р р а т и в н о м
р е ж и м е и в я з ы к е прессы ^. . . . . . . 428
П р и м е ч а н и е к главе 8 : 432
Г л а в а 9. П о к а з а т е л ь guo и с о п р я ж е н н ы й с н и м п о к а з а т е л ь ceng-
jing 433
9.1. О п е р а т о р guo к а к п о к а з а т е л ь э к з и с т е н ц и а л ь н о г о аспекту-
ального значения 433
9.1.1. «Кратность» vs. «единичность» 434
9.1.2. «Разобщенность д е й с т в и я с м о м е н т о м речи» vs. «со­
х р а н е н и е итогового с о с т о я н и я в м о м е н т речи» . . . 4 3 6
9.1.3. Н е о п р е д е л е н н о с т ь vs. о п р е д е л е н н о с т ь в р е м е н и ре­
а л и з а ц и и ситуации 440
9.1.4. «Ретроспективная Т О » vs. « с и н х р о н н а я ТО» 443
9.1.5. «Реализованность ситуации» vs. «результативность» 444
9.1.6. «Фактичность» vs. «нефактичность» 448
9.2. П о к а з а т е л ь cengjing 450
9.3. Условия н е й т р а л и з а ц и и у п о т р е б л е н и й п о к а з а т е л е й guo и 1е 457
9.4. Оператор редупликации 458
9.4.1. Кратковременность как исходное з н а ч е н и е ф о р м ы
редупликации 460
9.4.2. О с м ы с л е н и е кратковременности к а к д о л г о в р е м е н -
ности .-4 462
9.4.3. «Попытка» как п р о и з в о д н о е з н а ч е н и е кратковре­
менности 463
9.4.4. З н а ч е н и е непринужденности и и с п о л ь з о в а н и е ре­
д у п л и к а ц и и д л я обеспечения успешности Р А . . . . 465
9.5. О п е р а т о р мгновенности 467
9.6. Средства в ы р а ж е н и я будущего в р е м е н и ; о п е р а т о р ы зна­
ния и мнения 473
9.6.1. Постановка вопроса . . . . . . . . . . . 473
9.6.2. Коммуникативно независимые РА 478
9.6.3. Глубинные п р е д и к а т ы з н а н и я и м н е н и я и их кор­
р е л я ц и я с модальными глаголами 481
9.7. Краткое заключение к главам 7—9 486
П р и м е ч а н и е к главе 9 486

Глава 10. А Т - х а р а к т е р и с т и к и п р е д л о ж е н и я и м е х а н и з м
ф у н к ц и о н и р о в а н и я АТ-маркеров 487
10.1. Постановка вопроса АТ-маркирования . Д.* . . . 487
10.1.1. П о н я т и я yi ran и wei ran .489
10.1.2. П о н я т и е нуля в системе м а р к и р о в к и К Я . . . . . . . 492
10.2. Аспект и референциальные свойства ИГ 493
10.3. АТ-информация, выражаемая синтаксической конструкци­
ей, п о р я д к о м слов и л и ц о м местоимения . 502
10.4. Частицы (наречия) как носители АТ-информации 509
10.4.1. Частицы gang, jiu и cai . . 510
Оглавление 11

10.4.2. Ч а с т и ц ы you и zai . . . . Щ ~. . . . . . . . 5 1 4


10.5. У к а з а н и е на в р е м е н н у ю соотнесенность д е й к т и ч е с к и м и
словами zhe и па 521
П р и м е ч а н и я к главе 10 523

Глава 1 1 . А Т - з н а ч е н и я и м е х а н и з м ф у н к ц и о н и р о в а н и я АТ-маркеров
в КЯ 525
11.1. Аспектуальные з н а ч е н и я в КЯ . . 525
11.1.1. Конкретно-фактическое, ф а к т и в н о е и к о н к р е т н о -
процессуальное з н а ч е н и я . . . 526
11.1.2. Экзистенциальное з н а ч е н и е и п о д т в е р ж д е н и е фак­
та действия 531
11.1.3. И н т е р п р е т а ц и о н н о - к в а л и ф и к а т и в н о е з н а ч е н и е . . . 535
11.1.4. Н а ч и н а т е л ь н о е з н а ч е н и е и его р а з н о в и д н о с т и . . . 536
11.1.5. Собственное узуальное з н а ч е н и е и узуальное зна­
чение свойства .-. . 540
11.2. В н е ш н е е время в п е р в и ч н о й дейктической системе 547
11.3. Механизм ф у н к ц и о н и р о в а н и я АТ-показателей и р о л ь
прагматики 551
11.4. Грамматикализованность прагматического фактора я з ы к а . 553
11.4.1. П р и з н а к данности 553
11.4.2. П р и з н а к значимости и его воздействие на грамма­
тику и стилистику 559
11.5. Роль р и т м и к и в грамматике и стилистике КЯ 564
11.6. Краткие выводы к главам 10—11 565
П р и м е ч а н и е к главе 11 565

ЧАСТЬ Т Р Е Т Ь Я
Категория отрицания

Глава 12. О п е р а т о р ы о т р и ц а н и я Ьи и тег 569


12.1. П р е д в а р и т е л ь н ы е замечания ж ^ j . . . . 569
12.1.1. З а д а ч и и подход 569
12.1.2. Критика т р а д и ц и о н н ы х точек з р е н и я на отрица­
тельные частицы 571
12.2. Функции тех и ^ и в свете логико-философских категорий
т р а д и ц и о н н о й китайской науки . 575
12.2.1. Mei как оператор о т р и ц а н и я фиктивности . . . . . . 576
12.2.2. Глагольные п р е д и к а т ы в сфере действия отрица­
н и я Ьи 579
12.2.3. Модус н а м е р е н и я в сфере действия Ьи -j|. . 581
12 Оглавление

12.3. Глубинные р а з л и ч и я о т р и ц а т е л ь н ы х ф о р м а т и в о в Ьи
и mei \уои] , 584
12.3.1. NEGi (Ьи) к а к о п е р а т о р истинности 585
12.3.2. NEG2 как о п е р а т о р о т р и ц а н и я фактивности пре­
д и к а т а «иметь место» 587
12.3.2.1. Фактор в р е м е н и в п р е д л о ж е н и я х с N E G 9 . 588
12.3.2.2. Отсутствие н е п о с р е д с т в е н н о й связи NEG2
с АТ-категориями 589
12.3.3. П о к а з а т е л ь fou как д о п о л н и т е л ь н о е свидетельство
глубинного р а з л и ч и я между Ьи и mei 590
12.3.4. Коммуникативные ф у н к ц и и N E G i и NEG2 591
12.3.5. Противопоставление N E G i и NEG2 по п р и з н а к у
статальности 594
12.3.6. Воздействие N E G i и NEG2 на к в а н т о р ы 596
П р и м е ч а н и е к главе 12 597

Глава 13. Семантика, с и н т а к т и к а и к о м м у н и к а т и в н ы е особенно­


сти предложений с отрицанием 598
13.1. Условия н е й т р а л и з а ц и и п р о т и в о п о с т а в л е н и я Ьи и mei . . . 598
13.1.1. Семантически обусловленные контексты нейтра­
лизации 599
13.1.1.1. П е р в ы й т и п контекста н е й т р а л и з а ц и и . . 599
13.1.1.2. Второй т и п контекста н е й т р а л и з а ц и и . . . 5 9 9
13.1.1.3. Т р е т и й тип контекста н е й т р а л и з а ц и и . . . 602
13.1.1.4. Ч е т в е р т ы й т и п контекста н е й т р а л и з а ц и и . 603
13.1.2. Н е й т р а л и з а ц и я противопоставления NEGi/NEGo в
результате сдвига коммуникативного фокуса вы­
сказывания 604
13.1.2.1. О ц е н о ч н а я семантика как условие ней­
трализации . 604
13.1.2.2. Коммуникативный сдвиг без и з м е н е н и я
синтаксической структуры п р и нейтрали­
зации 608
13.2. Отрицательное предложение как синтаксически более
простое . . 610
13.2.1. Контекстная обусловленность асимметричности от­
рицательного п р е д л о ж е н и я 611
13.2.2. Асимметрия за счет э к с п л и к а ц и и элемента значе­
н и я , скрытого в утвердительной форме . . 613
13.2.3. Асимметрия вследствие семантического опустоше­
н и я части значения предиката п р и п е р е м е н е знака 614
13.2.4. Асимметрия как результат уточнения смысла
утвердительного п р е д л о ж е н и я . . . . i8r-. . Щ£ . . . 6 1 9
;
Оглавление 13

13.3. Ф у н к ц и о н а л ь н а я значимость н а л и ч и я двух о т р и ц а т е л ь н ы х


п о к а з а т е л е й в системе я з ы к а .Ж 622
13.3.1. П о г л о щ е н и е АТ-показателей и актуализаторов
имени операторами отрицания 622
13.3.2. С в я з ь N E G j и N E G 2 с А Т - з н а ч е н и я м и утвердитель­
ного п р е д л о ж е н и я . 624
13.4. Т и п о л о г и ч е с к а я обусловленность существования двух
ф о р м о т р и ц а н и я (вместо з а к л ю ч е н и я к т р е т ь е й части) . . . 628
П р и м е ч а н и я к главе 13 629

ЧАСТЬ ЧЕТВЕРТАЯ
Имя и именные категории

Глава 14. Р е ф е р е н ц и а л ь н ы й статус и м е н и к а т е г о р и я ч и с л а 633


14.1. Общие замечания 633
14.2. Счетное слово как актуализатор общего и м е н и и вырази­
тель числа Р 636
14.2.1. Т и п о л о г и я счетного слова 636
14.2.2. О ц е н о ч н о е з н а ч е н и е счетного слова и его р о л ь в
создании художественного образа 638
14.2.3. Дистрибутивные возможности счетного слова ge . . 6 4 1
14.2.4. Счетное слово как в ы р а з и т е л ь категорий числа и
определенности 644
14.3. П р о б л е м а выбора показателя множественного числа теп . 644
14.3.1. Краткая история п р о б л е м ы 645
14.3.2. Показатель теп и картина мира носителя я з ы к а . . 646
14.3.3. П р а в и л а употребления показателя теп 649
14.4. ДС И Г — а н т е ц е д е н т а местоимения третьего л и ц а 655
14.4.1. Употребление to? и кореферентного с ним антеце­
де н т а 655
14.4.2. Конструкция «X tamen»; включенность X в антеце­
д е н т tamen 660
14.5. Д С И Г п р и нестандартном П С 660
14.5.1. П р е д л о ж е н и е с экспозицией глагола . 661
14.5.1.1. ДС общего имени в постпозиции 662
14.5.1.2. Коммуникативный статус п р е д л о ж е н и я с
инверсированным членом 665
14.5.1.3. Условия употребления п р е д л о ж е н и й
с инверсированным субъектом действия . 668
14.5.2. П р е д л о ж е н и я с инверсированным субъектом со­
стояния 671
14.6. ДС имен и порядок слов . . . . . . . . . . 672
14.7. Актуализатор общего имени и противопоставление по числу675
14 Оглавление

П р и м е ч а н и я к главе 14 679

Глава 15. Типологические о с о б е н н о с т и показателей-


«артиклей» КЯ 681
15.1. К а т е г о р и я определенности/неопределенности . . . . . . .681
15.2. Т и п о л о г и ч е с к и е х а р а к т е р и с т и к и имен в КЯ 687
15.3. Место КЯ на типологической ш к а л е с т о ч к и з р е н и я кате­
г о р и и определенности/неопределенности 690
15.4. К вопросу облигаторности в ы р а ж е н и я грамматического
значения 694
15.5. Ф у н к ц и о н и р о в а н и е п о к а з а т е л я м ^ в тексте 697
15.5.1. О б щ и е сведения 697
15.5.2. Синтаксические п о з и ц и и ИГ, о ф о р м л е н н ы х пока­
зателем yi ge . . . 699
15.5.3. Сочетаемость п о к а з а т е л я м ^ с ИГ по ДС 701
15.5.4. Мотивация обязательности у п о т р е б л е н и я показа­
т е л я yi ge 702
15.5.4.1. Семантически м о т и в и р о в а н н ы е употреб­
л е н и я yi ge 703
15.5.4.2. Разрушение семантико-прагматического
представления в результате о п у щ е н и я yi ge 706
15.5.4.3. Стилистическое м о т и в и р о в а н и е употреб­
л е н и я yi ge 710
15.5.5. Факторы, о п р е д е л я ю щ и е у п о т р е б л е н и е показателя
yi ge 711
15.6. Артиклевая функция указательного местоимения 716
15.7. Показатель yi ge и типология КЯ 719
15.7.1. П о н я т и я определенного и неопределенного, дан­
ного и нового 719
15.7.2. Контексты нейтрализации п р о т и в о п о с т а в л е н и й ка­
тегорий определенности и числа 723
15.7.3. Роль показателя yi ge в контексте определенности
и числа . 724
15.7.4. П р и з н а к и данности и значимости 726
15.8. Краткие выводы к части 4 727
П р и м е ч а н и я к главе 15 729

ЧАСТЬ ПЯТАЯ
Категория дейксиса и грамматика текста

Глава 16. Типология дейктической системы КЯ 733


16.1. Постановка вопроса . . . . *Щ>" . . . . ! 733
Оглавление 15

16.2. Классы указательных е д и н и ц с м о р ф е м а м и zhe и па и их


Д С . Н е й т р а л и з а ц и я смысловой о п п о з и ц и и ф о р м с zhe и па 737
16.2.1. К л а с с и ф и к а ц и я д е й к т и ч е с к и х в ы р а ж е н и й по Тема­
тическому п р и н ц и п у и о т н о ш е н и ю п о д о б и я . . . . . 738
16.2.2. Антецедент указательных групп 740
16.2.3. В н у т р е н н е е п р о т и в о п о с т а в л е н и е к а к условие взаи­
мозаменяемости ф о р м 744
16.2.4. Асимметричность употребления форм и ослабле­
н и е смыслового противопоставления 746
16.2.5. Условия н е й т р а л и з а ц и и п р о т и в о п о с т а в л е н и я ф о р м
с zhe и па 747
16.3. П е р в и ч н ы й дейксис. П р о с т р а н с т в е н н о е и в р е м е н н о е про­
тивопоставление форм с zhe и па 749
16.3.1. П р и з н а к наблюдаемости и эффект п а н о р а м ы . . . . 749
16.3.2. Н е й т р а л и з а ц и я указательности и л и ее ослабление? 751
16.3.3. Артиклевая ф у н к ц и я формы с па * 752
16.4. В т о р и ч н ы й дейксис; ситуативная известность и поле ука­
зания 753
16.4.1. Т и п о л о г и я я з ы к а и в ы б о р дейктической стратегии 754
16.4.2. Стратегии д о с т и ж е н и я эквивалентности текстов . . 7 5 6
16.4.3. Смена субъекта сознания . . 757
П р и м е ч а н и е к главе 16 759

Глава 17. П р о б л е м а в ы б о р а ф о р м с zhe и па 761


17.1. Анафорическая функция морфем zhe и па; выбор поля
указания как часть стратегии построения текста 761
17.1.1. ТО в м и р е персонажа и парадигматическая функ­
ц и я дейксиса .761
17.1.2. Синтагматическая ф у н к ц и я дейксиса и контексту­
альное поле указания 764
17.1.2.1. Отсылка п р и помощи формы с zhe к ситу­
ации, содержащейся в предтексте . . . . . 765
17.1.2.2. Обслуживание одной формой двух полей
указания: анафора или субститут антеце­
дента? 766
17.1.2.3. Анафорическая функция формы с па . . . . 767
17.1.2.4. Различные анафоры п р и неизменном ан­
тецеденте 770
17.1.3. Предсказуемость характерных контекстов . . . . . . 773
17.1.4. Г о в о р я щ и й как субъект обоих видов указания в
диалогической р е ч и 774
17.1.5. Обусловленность выбора указательных форм дено­
тативным статусом ИГ . 777
16 Оглавление

17.2. В р е м е н н ы е ТО в речевом и н а р р а т и в н о м р е ж и м а х и субъ­


ект дейктического акта . . . 779
17.2.1. Момент р е ч и как н е м а р к и р о в а н н а я Т О 779
17.2.2. Э к с т р е м а л ь н а я ф о р м а в р е м е н н о г о д е й к с и с а
н е устанавливает Т О 780
17.2.3. Э г о ц е н т р и ч е с к и е слова в н а р р а т и в н о м р е ж и м е . . . 782
17.2.4. Р а з л и ч е н и е о д н о в р е м е н н о с т и , последовательности
и других текстовых ф у н к ц и й 782
17.2.4.1. Введение н о в о й смысловой т е м ы выраже­
н и е м zhe shi[hou] 785
17.2.4.2. Э к с п е р и м е н т ы по э л и м и н а ц и и и подста­
н о в к е слов zhe/na shi[hou] . v . 786
17.2.4.3. Стилистический эффект у п о т р е б л е н и я па
shi[hou] в детективах Ш 788

17.2.4.4. П о з и ц и я zhe shi[hou] и па shi[hou] в тексте . 789


17.2.5. Субъект дейктического акта в н а р р а т и в е 790
17.2.5.1. Смена субъектов сознания и способы их
маркирования 792
17.2.5.2. В н у т р е н н я я речь наблюдателя и персонажа794
17.2.5.3. Роли субъекта анафорической отсылки и
субъекта н а б л ю д е н и я не тождественны . . 796
17.3. Роль дейктических элементов zhe и па в аналитической
V
согласовательной системе КЯ 4 800
17.3.1. Типологическая обусловленность у п о т р е б л е н и я
дейктических с л о в ' . . . 800
17.3.2. Д е й к т и ч е с к и е э л е м е н т ы как показатели времен­
ной л о к а л и з а ц и и описываемой ситуации 801
17.3.2.1. П р и ч и н а расхождения между КЯ и РЯ в
употреблении дейктических форм 801
17.3.2.2. Глагол lai и «я-дейксис» 804
17.3.3. К о р р е л я ц и я л и ц а и указательного показателя д л я
установления пространственной Т О 806
17.3.4. Несовпадение употребления дейктических слов в
китайском и русском текстах 809
17.4. Краткие выводы к части 5 811
П р и м е ч а н и я к главе 1 7 . . . . . . . 812

Заключение 814

Литература 827

Источники 840
Оглавление 17

Условные з н а к и и сокращения 841

Указатель терминов 842

Указатель служебных слов 894

2 - 2044
В в е д е н и е

В д а н н о й м о н о г р а ф и и рассматривается механизм ф у н к ц и о н и р о в а н и я
знаковой системы одного и з наиболее я р к и х я з ы к о в и з о л и р у ю щ е г о
строя — китайского я з ы к а (КЯ) с ц е л ь ю в ы я в л е н и я с к р ы т ы х типоло­
гических ч е р т его грамматической системы.
Д л я п о н и м а н и я н а з в а н и я «Проблемы с к р ы т о й грамматики» необхо­
д и м о п р и в л е ч ь некоторые сведения об изучении г р а м м а т и к и КЯ, кото­
р ы м до сих п о р не придавалось д о л ж н о г о з н а ч е н и я . В т р а д и ц и о н н о й ки­
тайской науке грамматика отсутствовала как научная д и с ц и п л и н а вплоть
до конца X I X века. И до сих п о р грамматика в К и т а е не п р е п о д а е т с я к а к
самостоятельная школьная д и с ц и п л и н а , а вводится в качестве коммента­
р и е в к текстам на уроках родной р е ч и и л и т е р а т у р ы . Следовательно, не
существует и школьной и л и нормативной г р а м м а т и к и как таковой. Грам­
матика фактически развивается в отрыве от практического п р и м е н е н и я
(языкового использования). Уровень ее р а з в и т и я о п р е д е л я е т с я тем на­
чалом, которое было положено грамматикой Ма Ц з я н ь ч ж у н а в к о н ц е
XIX века под в л и я н и е м нормативной латинской г р а м м а т и к и . Д р у г и м и
словами, грамматика КЯ с самого начала оказалась под в л и я н и е м мета­
я з ы к а флективного строя. С того в р е м е н и п р о ш е л почти ц е л ы й век, но
и сегодня о нормативной грамматике можно говорить только с б о л ь ш о й
степенью условности, поскольку задача ее создания п р а к т и ч е с к и е щ е не
поставлена. Ни одна из появившихся до сих п о р грамматик КЯ (от грам­
матик Л ю Фу, Л и Цзинси, Ч ж а о Юаньжэня, Ван Л и д о грамматики Чжу
Дэси) не может претендовать на это звание, хотя каждая из н и х внесла
свой вклад в развитие этого н а п р а в л е н и я .
В какой-то мере нормативную р о л ь сыграла в ы ш е д ш а я в 1981 го­
ду книга «Восемьсот слов современного китайского я з ы к а (СКЯ)» под
редакцией Л ю й Шусяна. Грамматическая к о н ц е п ц и я Л ю й Шусяна, от­
раженная в кратком грамматическом очерке, предпосланном толкова­
н и я м восьмисот служебных и полуслужебных слов, завершает этап раз­
вития грамматической науки в Китае, а именно выработку метаязыка
(упорядочивание терминов, классификация частей р е ч и , в том числе и
грамматическая, выделение членов п р е д л о ж е н и я , определение набора
синтаксических конструкций и т. п.) в духе т р а д и ц и о н н о г о формального
Введение 19

и с с л е д о в а н и я . В то в р е м я л и н г в и с т и ч е с к а я наука в Китае была изоли­


р о в а н а о т б у р н о р а з в и в а ю щ е г о с я семиотического н а п р а в л е н и я м и р о в о й
л и н г в и с т и к и 60—80-х гг. Об этом свидетельствует тот факт, что д в а д ц а т ь
в т о р о й выпуск «Нового в з а р у б е ж н о й лингвистике» (1989), посвящен­
н ы й я з ы к о з н а н и ю в Китае, не содержит ни о д н о й свежей работы по
г р а м м а т и к е , за и с к л ю ч е н и е м статьи Ван Ли о частях р е ч и (1983). Все
«новое» в э т о й области свелось к старой дискуссии о слове и части р е ч и ,
р а з в е р н у в ш е й с я в 50-х гг. С а м а я «новая» в этом с б о р н и к е статья Л ю й
Шусяна о свободных и несвободных морфемах датируется 1962 г.
За п о с л е д н и е 15 л е т п р е п о д а в а н и е КЯ и н о с т р а н ц а м получило широ­
кое р а с п р о с т р а н е н и е в м и р е , в том числе и в самом Китае. Н а р я д у со
с п е ц и а л и з и р о в а н н ы м Университетом я з ы к а и культуры ( П е к и н ) п о ч т и
п р и каждом университете и л и пединституте К и т а я есть с п е ц и а л ь н ы й
ц е н т р по п р е п о д а в а н и ю КЯ. Обучение КЯ стало м о щ н ы м стимулом раз­
в и т и я грамматической науки. Ц е н т р тяжести исследования переносится
из стен академических институтов в учебные з а в е д е н и я , где преподава­
т е л и в своих з а н я т и я х сталкиваются с р е а л ь н ы м и п р о б л е м а м и т р а к т о в к и
тех и л и и н ы х грамматических я в л е н и й .
Существующая грамматическая т е о р и я носителям я з ы к а оказывается
«ни к чему», поскольку она не учит, «как следует говорить и как не
следует говорить» [Чжан 1989, 106]. Мы оставляем в стороне вопрос, сле­
дует л и к и т а й ц а м учить грамматику, чтобы п р а в и л ь н о говорить, отметим
л и ш ь , что л у ч ш и м грамматистом КЯ оказывается стилист, р а б о т а ю щ и й
над рукописями, чья я з ы к о в а я интуиция предполагает з н а н и е п р а в и л
у п о т р е б л е н и я скрытых категорий. Т а к а я грамматика оказывается сла­
бым п о м о щ н и к о м и д л я иностранцев, обучающихся КЯ, особенно д л я
з а п а д н ы х студентов, имеющих свои представления о грамматике и не
п р е д с т а в л я ю щ и х себе изучение любого языка без ее п о м о щ и . У них скла­
дывается парадоксальное впечатление, что китайская грамматика очень
л е г к а я , что ее можно освоить за два месяца или что в КЯ вообще нет
г р а м м а т и к и . И в то же время они чувствуют, что КЯ очень труден, его
фактически невозможно выучить (ср. легенду о «китайской грамоте*).
Это парадоксальное положение п р и з н а е т и автор многочисленных тру­
дов по грамматике и истории китайского я з ы к а Ван Л и . В одной из
своих последних работ он констатировал: «Грамматика КЯ, по сути дела,
исследована пока недостаточно хорошо...» [Ван Ли 1989, 53].
Но и преподаватели-практики не всегда могут взять на себя роль раз­
работчиков новой грамматики. Во-первых, они не обязательно являются
лингвистами. Во-вторых, они обычно не знают иностранных я з ы к о в , в
лучшем случае плохо знают английский; в своей ежедневной работе им
приходится учить носителей разных языков, что затрудняет в ы я в л е н и е
типологически обоснованных т и п и ч н ы х ошибок д л я лингвистического
анализа и обобщения. В-третьих, составители учебников располагают
2*
20 Введение

все тем же т р а д и ц и о н н ы м и н в е н т а р е м , к о т о р ы й не п о з в о л я е т за евро­


п е й с к и м и грамматическими к а т е г о р и я м и увидеть и с т и н н ы е ф у н к ц и и и
з н а ч е н и я китайских грамматических показателей.
П р а в и л ь н о е в о с п р и я т и е и воспроизводство к и т а й с к о й р е ч и требует
к о р р е к т и р о в к и существующих т е о р и й и к о н ц е п ц и й . Это в особенности
касается т р а к т о в к и н е к о т о р ы х ключевых грамматических п о к а з а т е л е й ,
п р а в и л выбора синтаксических к о н с т р у к ц и й , о п р е д е л е н и я обязательно­
сти о ф о р м л е н и я глагольных п р е д и к а т о в и и м е н н ы х групп и т . д . Д е л о
не в том, как назвать тот и л и и н о й г р а м м а т и ч е с к и й ф е н о м е н , в а ж н о
выявить его функцию и н а з н а ч е н и е . О д н а к о главной заботой к и т а й с к и х
грамматистов остается у н и ф и к а ц и я т е р м и н о л о г и и и к л а с с и ф и к а ц и й .
В этом вопросе трудно п р и й т и к единому м н е н и ю , поскольку в КЯ
мы сталкиваемся в основном со смысловыми к а т е г о р и я м и , к о т о р ы е не
открыты д л я н а б л ю д е н и я . Об этом, н а п р и м е р , свидетельствуют расхо­
ждения (вплоть до у м н о ж е н и я сущностей), к о т о р ы е наблюдаются между
классификациями аспектуальных показателей в учебниках Ц Н ] и [SH]
(оба 1981), восходящими к книге «Восемьсот слов», и о п у б л и к о в а н н о г о
в 1988 г. специальной группой п р и научном обществе по п р е п о д а в а н и ю
КЯ иностранцам нормативного документа [Hanyu shuiping 1988], д а л е е
кратко именуемого «программа». Этот документ во многом н а п о м и н а е т
вводный очерк «Восьмисот слов», но имеет еще более у п о р я д о ч е н н у ю
форму.
В программе сохранились те же пять аспектуальных категорий, что
и в очерке «Восьмисот слов», но изменились их с о д е р ж а н и е и назва­
н и я . Н а р я д у с п р о д о л ж е н н ы м аспектом, м а р к и р о в а н н ы м показателем
zhe, здесь появляется аспект прогрессива, м а р к и р у е м ы й п о к а з а т е л я м и
zai, zheng, zhengzai, пе, а наряду с с о в е р ш е н н ы м аспектом, м а р к и р у е м ы м
показателем 1е,— аспект и з м е н е н и я , также м а р к и р у е м ы й э т и м показате­
лем [Hanyu shuiping 1988, 155—156]. В результате в этой системе уже
не остается места д л я двух в а ж н е й ш и х категорий классификации Л ю й
Шусяна — кратковременного аспекта, выражаемого посредством редуп­
л и к а ц и и глагола, и потенциального аспекта, маркируемого инфиксом
-de- (-Ьи-).
Д в е эти грамматические формы остаются в системе о п и с а н и я , но уже
в ином качестве. Показатель кратковременности оказывается в разделе
«Части речи» (с. 141), а потенциальная форма —в разделе «Члены пред­
ложения» в качестве «дополнительного члена» (с. 147—148). По такой
логике даже с большими основаниями можно переместить показате­
ли zai, zheng и zhengzai в раздел «Части речи» (наречия), а показатель
пе, который вряд ли относится к показателям прогрессива, упразднить
вообще, раз эта фразовая частица уже фигурирует среди модальных фра­
зовых частиц раздела «Части речи» (с. 143). Поскольку служебное слово
1е связывается с аспектом изменения в разделе «Аспект дейстия» (с. 154),
Введение 21

с р е д и м о д а л ь н ы х ч а с т и ц о н о в отличие от п о к а з а т е л я пе уже не фи­


гурирует. О д н а к о известно, что 1е о ф о р м л я е т не т о л ь к о п р е д л о ж е н и е
с г л а г о л ь н ы м п р е д и к а т о м и п р и н а л и ч и и этой частицы р е ч ь вовсе не
о б я з а т е л ь н о идет о действии. Т а к какое же место э т а частица д о л ж н а
з а н и м а т ь в п о д о б н о й программе?
С т р е м л е н и е к у н и ф и к а ц и и и нормативности с м е т о д о л о г и ч е с к о й точ­
к и з р е н и я м о ж н о т о л ь к о приветствовать. Н о этому д о л ж н ы предше­
ствовать основательные лингвистические исследования с п р о в е р к о й их
результатов создаваемыми на их основании учебниками, где теоретиче­
ские о б о б щ е н и я реализуются в грамматических п р а в и л а х . Адекватность
л и н г в и с т и ч е с к о г о о п и с а н и я оценить проста: соответствующее грамма­
тическое п р а в и л о о б я з а н о п о к р ы в а т ь все и л и почти все у п о т р е б л е н и я .
И с к л ю ч е н и я д о л ж н ы иметь у исследователя (составителя г р а м м а т и к и )
в п о л н е ра зу мн ые о б ъ я с н е н и я , н е п р о т и в о р е ч а щ и е т е о р и и .
Ситуацию, наблюдающуюся сейчас в китайском я з ы к о з н а н и и , как
р а з характеризует тезис, согласно которому грамматика КЯ с к р ы т а д л я
н а б л ю д е н и я . Такую грамматику очень верно описывает п а р н о е китай­
ское идиоматическое в ы р а ж е н и е : zhi ke yi hui, bu neng yan chuan «[ee]
м о ж н о только интуитивно понять, [но] невозможно передать словами»
(см. [Тань 1991, 76]).
Известно, что в И н д и и и в арабских странах существовали д о в о л ь н о
р а з в и т ы е т р а д и ц и и и з у ч е н и я собственной грамматической системы. Т а к ,
и н д и й с к и й грамматист П а н и н и е щ е в середине IV в. до н. э. кодифици­
ровал ведический я з ы к , создав формальное, полное и строгое о п и с а н и е
в четких формулировках. Т а к почему же этого не п р о и з о ш л о в Ки­
тае? Почему Китай со своей многотысячелетней историей, культурой и
блестящей фонологической т р а д и ц и е й впервые заговорил о грамматике
своего собственного я з ы к а только к концу XIX века [Ma J i a n z h o n g 1986].
Почему в рамках т р а д и ц и о н н о й китайской филологии xiao те («малая
наука»), включающей wenzi те (грамматология), yinyun те (фонология) и
mngu те (экзегетика), не нашлось места д л я грамматики, х о т я само сло­
восочетание уи fa «законы языка», употребляющееся т е п е р ь как аналог
европейского слова «грамматика», возникло намного р а н ь ш е к н и г и Ма
Цзяньчжуна? Д л я этого, видимо, существовали веские основания.
Я з ы к в отличие от других семиотических систем способен категори-
зировать и интерпретировать все, включая и самого себя (см. [Бенвенист
1974, 69—89]). Будучи своим собственным интерпретатором, он в состоя­
н и и создать собственные категории и самоинтерпретироваться согласно
своим семиотическим особенностям. Но в истории китайской культуры
м а т е р и а л ь н ы е свидетельства использования КЯ как и н т е р п р е т а т о р а са­
мого себя оказались настолько скудными (см. [Zheng Dian, Mai Meiqiao,
Gu Hanyu... 1965]), что о них можно говорить только как о жалких
п р и л о ж е н и я х к некоторым аспектам «малой науки» (в том числе стихо-
22 Введение

сложению). П р и ч и н ы этого мы п ы т а л и с ь о ч е р т и т ь в [ Т а н ь 1991, 6 9 —


78]. К р а т к о н а ш и с о о б р а ж е н и я в ы г л я д я т с л е д у ю щ и м о б р а з о м .
Вероятно, возможности с а м о и н т е р п р е т а ц и и т о г о и л и и н о г о аспекта
знаковой системы я з ы к а с о п р е д е л е н н о й т и п о л о г и е й м о ж н о о ц е н и в а т ь
п о степени открытости д л я н а б л ю д е н и я . З д е с ь д о л ж н ы п р и н и м а т ь с я
во в н и м а н и е к а к звуковая сторона з н а к о в о й системы, т а к и графиче­
ские е д и н и ц ы я з ы к а . Ф о н о л о г и я в о т л и ч и е , н а п р и м е р , о т ф о н е т и к и
описывает не то, что с л ы ш н о , т . е . звуки р е ч и , а «лингвистические
функции» звуков (см. [Мельчук 1963]), к о т о р ы е относятся к разря­
ду скрытых объектов. Но б л а г о д а р я , с о д н о й с т о р о н ы , о т о р в а н н о с т и
звучания з н а к а от его и е р о г л и ф и ч е с к о й з а п и с и , а с д р у г о й — представ­
л е н и ю в я з ы к о в о м с о з н а н и и носителя я з ы к а и е р о г л и ф о в с одинако­
в ы м и фонетическими частями к а к классов с х о д н ы х п о п р о и з н о ш е н и ю
знаков, т р а д и ц и о н н ы м китайским ученым п р и а н а л и з е звукового со­
става слогоморфем сразу п р и ш л о с ь о п е р и р о в а т ь п о н я т и я м и классов и
и н в а р и а н т н ы м и е д и н и ц а м и , минуя стадию, ч е р е з к о т о р у ю п р о ш л а ев­
ропейская фонология. Кроме того, р а з в и т и е этой науки стимулировал
м о щ н ы й с о ц и а л ь н ы й институт — система государственных э к з а м е н о в
д л я в ы д в и ж е н и я ч и н о в н и к о в , в к л ю ч а ю щ и х тест н а стихосложение,
к о т о р ы й предполагал использование и н в а р и а н т н о г о , «наддиалектного»
п р о и з н о ш е н и я и доскональное з н а н и е п р а в и л с т и х о с л о ж е н и я , следо­
вательно, и фонологии.

И м е н н о с к р ы т ы й х а р а к т е р грамматической системы КЯ о б ъ я с н я е т
те я в л е н и я , о которых мы г о в о р и л и с самого начала. Отсутствие вну­
т р е н н е й флексии (словоизменения) и с л о г о ф о н е м н ы й х а р а к т е р основ­
н о й е д и н и ц ы китайского я з ы к а предполагают, что г р а м м а т и ч е с к а я
система д л я непосредственного н а б л ю д е н и я не открыта [ Т а н ь 1991,
70]. Д л я я з ы к о в изолирующего строя о скрытости м о ж н о говорить в
отношении как парадигматики, так и синтагматики.
Но это вовсе не означает, что поверхностная структура китайского
высказывания не содержит ничего, к р о м е последовательностей зна­
менательных е д и н и ц . Д е л е н и е слов на ski сг «полные слова» и хи ci
«пустые слова» получило э к с п л и к а ц и ю не п о з д н е е X века. В фило­
логических трактатах того времени констатируется возможность упо­
т р е б л е н и я полных слов как пустых и наоборот, в чем фактически уже
заложена идея полифункциональности знака. Ко в р е м е н и д и н а с т и и
Ц и н ь (1644—1911) вырабатывается и устойчивый набор т е р м и н о в д л я
обозначения различных видов служебных слов, использованный с ча­
стичными модификациями в грамматике Ма Ц з я н ь ч ж у н а [1898]. В то
же в р е м я у ученых эпохи Сун (960—1279) мы находим п е р в ы е случаи
п р и м е н е н и я терминов jing zi «статичные знаки» и dong zi «динамич­
н ы е знаки». Противопоставление dong — jing в большинстве случаев
различает глагольное и именное ф у н к ц и о н и р о в а н и е знаков.
Введение 23

П р и в е д е н н ы е д а н н ы е свидетельствуют о б и н т у и т и в н о м п о н и м а н и и
п о л ь з о в а т е л е м структуры я з ы к а , п о з в о л я ю щ е м д о с т и ч ь о п р е д е л е н н ы е
ц е л и . Это е щ е не означало о р г а н и з а ц и ю п о д о б н ы х з н а н и й в отдельную
научную д и с ц и п л и н у . Д л я последнего потребовался в н е ш н и й стимул,
п о б у д и в ш и й китайских ученых взглянуть на грамматическую структуру
своего я з ы к а как б ы чужими глазами.
В р е а л ь н о м потоке китайской р е ч и (в тексте), во-первых, имеет место
Н Е Р Е Г У Л Я Р Н А Я Э К С П Л И К А Ц И Я С Л У Ж Е Б Н Ы Х Э Л Е М Е Н Т О В , кото­
рую м о ж н о о б ъ я с н и т ь следующим образом. Может существовать отрезок
текста ( T i ) со значением М, в котором некое служебное слово А (показа­
тель А) п р и с о е д и н я е т с я к знаменательному слову Р. Но в другом о т р е з к е
текста ( Т 2 ) , т а к ж е имеющем з н а ч е н и е М, показатель А м о ж е т не ока­
заться. Во-вторых, наблюдается Н Е Ф И К С И Р О В А Н Н О С Т Ь Ф У Н К Ц И И
С Л У Ж Е Б Н О Г О Э Л Е М Е Н Т А . Н а п р и м е р , в каком-то о т р е з к е текста (Т3)
с о д е р ж и т с я показатель А, п р е д п о л а г а ю щ и й з н а ч е н и е М, о д н а к о з н а ч е н и е
этого отрезка не М, а N. В-третьих, происходит Ч Е Р Е Д О В А Н И Е (ВЗАИ­
МОЗАМЕНЯЕМОСТЬ) СЛУЖЕБНЫХ ЭЛЕМЕНТОВ. Например, некий
о т р е з о к текста (Т4) имеет з н а ч е н и е М, но Р о ф о р м л я е т не п о к а з а т е л ь А,
а показатель Б.
О п и с ы в а е м ы е ситуации предполагают, что, во-первых, в Т 2 , где Р
и м е е т нулевое оформление (показатель «нуль»), з н а ч е н и е М уже вы­
р а ж е н о д р у г и м и средствами и показатель А оказывается и з б ы т о ч н ы м .
Во-вторых, н а л и ч и е у Т 3 , содержащего показатель А, з н а ч е н и я не М, а N
п р е д п о л а г а е т полифункциональность показателя А, в ф у н к ц и ю которого
входит в ы р а ж е н и е и з н а ч е н и я М, и з н а ч е н и я N. И, н а к о н е ц , оформле­
н и е в Т4 со значением М знака Р посредством показателя Б означает
н е й т р а л и з а ц и ю в контексте Т4 противопоставления А и Б и допусти­
мость в этой ситуации их взаимной замены. И н ы м и словами, служебные
э л е м е н т ы не выступают как постоянные м а р к е р ы знаменательных слов:
когда и н т у и ц и я носителя я з ы к а флективного строя ожидает п о я в л е н и е
такого показателя, в соответствующей позиции может оказаться л и б о
н е м а р к и р о в а н н о е слово, л и б о слово, м а р к и р о в а н н о е другим показате­
лем. П о д о б н ы е свойства грамматики изолирующего строя д а л и ученым
повод говорить о факультативности употребления соответствующих по­
казателей (маркеров).
Но уже сама постановка вопроса о «факультативности» вызывает воз­
р а ж е н и я . Слово «факультативность» подразумевает возможность свобод­
ного выбора (option of choice). Если в некоем языковом строе употреб­
л е н и е и л и неупотребление какого-то показателя вообще остается на
усмотрении пользователя, не удивительно, что одни ученые объясня­
ют употребление показателей «потребностями ритма или благозвучия»
[Karlgren 1923, 75], а другие, н а п р и м е р А. Масперо, — «психологически­
ми» факторами. Последний считает, что факультативное употребление
24 Введение

«аспектуального» показателя зависит от воли г о в о р я щ е г о (см. [Maspero


1934]). Эта и д е я получила р а з в и т и е в виде п р е д с т а в л е н и я о «субъектив­
ном факторе» и «субъективном восприятии», к о т о р ы е я в л я ю т с я реша­
ю щ и м и моментами п р и выборе г о в о р я щ и м того и л и и н о г о п о к а з а т е л я
(см. [Солнцева 1985, 207] со ссылками на Г. Якобсона).
Разумеется, любое я з ы к о в о е употребление, за и с к л ю ч е н и е м р а з в е что
п о к а з а н и й обвиняемого, является в о л е и з ъ я в л е н и е м г о в о р я щ е г о . Но во­
л я говорящего, д л я того чтобы она д о ш л а д о слушающего, д о л ж н а б ы т ь
выражена о п р е д е л е н н ы м о б р а з о м — е с л и не жестом, то средствами знако­
вой системы, п р и м е н е н и е которых соответствует п р а в и л а м я з ы к о в о й иг­
ры (см. [Витгенштейн 1985, 88]), не з а в и с я щ и м от воли г о в о р я щ е г о . Это
означает н е п р и м е н и м о с т ь п о н я т и я факультативности не т о л ь к о к я з ы к а м
изолирующего строя, но и вообще к любому языку. О факультативно­
сти может идти речь только на о п р е д е л е н н о м уровне облигаторности,
т . е . когда наличие и л и отсутствие показателя оказываются с в я з а н н ы м и
с обязательными стилистическими т р е б о в а н и я м и .
Не удивительно, что на этом фоне возникла запутанная и бесплодная
дискуссия вокруг так называемой п р о б л е м ы нуля и того, какое же зна­
ч е н и е все-таки выражает н е м а р к и р о в а н н а я форма (см. [Солнцева 1985,
212—214]). Можно с п о л н о й определенностью утверждать, что сложности,
которые сопровождают подобные дискуссии, являются последствиями
недооценки з н а ч е н и я знаменательного знака и того з н а ч е н и я , которое
привносится служебным элементом (показателем и л и м а р к е р о м ) . Отсут­
ствие четкого представления о семантических свойствах з н а м е н а т е л ь н ы х
слов и о прагматическом механизме я з ы к а п р и в о д и т к о ш и б о ч н ы м оцен­
кам фунций показателей, следовательно, и к путанице в вопросе об их
избыточности в тех случаях, когда в ы р а ж е н и е их ф у н к ц и й берут на себя
другие средства. С нашей точки з р е н и я , п р и м е н е н и е п о н я т и я «нуль»
к изолирующему строю имеет смысл только п р и п о н и м а н и и того, что
«отсутствие элемента л и ш ь тогда значимо, когда мы предполагаем, что
категория, им обозначаемая, должна быть обязательно как-то выражена»
[Успенский 1965, 82].
Д л я КЯ и других изолирующих я з ы к о в , как и д л я любого языка,
существует проблема облигаторности — обязательности или необязатель­
ности употребления грамматического маркера, что не тождественно фа­
культативности употребления маркера (хочу — употребляю, не хочу — не
употребляю).
Слово «облигаторность» в его т р а д и ц и о н н о м п о н и м а н и и обычно под­
разумевает, что д л я данного грамматического строя грамматическая фор­
ма является обязательной, неотъемлемой частью слова и в ы р а ж е н и е того
и л и иного значения может быть следствием «вынужденного» употреб­
л е н и я формы. В изолирующем я з ы к е облигаторность приобретает иное
осмысление, поскольку в нем служебное или полуслужебное слово, высту-
Введение 25

п а ю щ е е как г р а м м а т и ч е с к и й м а р к е р , не я в л я е т с я н е о т ъ е м л е м о й частью
о ф о р м л я е м о й им з н а м е н а т е л ь н о й е д и н и ц ы и э т и показатели часто отсут­
ствуют тогда, когда с т о ч к и з р е н и я п р и в ы ч н о й нам т и п о л о г и и их ожида­
ют видеть. В этой связи встают следующие вопросы. Во-первых, я в л я е т с я
ли э к с п л и к а ц и я т а к и х показателей, р а в н о как их опускание, обязатель­
н ы м в соответствующем о т р е з к е текста? Во-вторых, к а к и е последствия
влечет за собой несоблюдение такого рода облигаторности? Н а к о н е ц ,
когда китаисты говорят о факультативности употребления, о н и о б ы ч н о
подразумевают употребление глагольных показателей, п р е ж д е всего по­
казателя 1е. Т а к какова же все-таки степень р а с п р о с т р а н е н и я д а н н о г о
я в л е н и я в грамматическом строе языка? И, самое главное, какой меха­
н и з м регулирует э к с п л и к а ц и ю грамматических показателей?
П о с т а в л е н н ы е вопросы я в л я ю т с я ц е н т р а л ь н ы м и д л я т и п о л о г и и изо­
л и р у ю щ е г о строя. Ответ на них сделает существенно более а д е к в а т н ы м и
н а ш и п р е д с т а в л е н и я о системе м а р к и р о в а н и я а м о р ф н ы х я з ы к о в и меха­
н и з м е ф у н к ц и о н и р о в а н и я их знаковых систем. Вскрыть то, что не б ы л о
о т к р ы т ы м д л я н а б л ю д е н и я в грамматическом строе КЯ, и составляет
главную цель д а н н о й монографии.
Вопрос об употреблении и л и неупотреблении м а р к е р а затрагивает
п о ч т и все классы слов: существительные, прилагательные, н а р е ч и я , а
т а к ж е о п е р а т о р ы , выступающие в качестве союзов и предлогов. В на­
ш е м исследовании в н и м а н и е будет сосредоточено п р е ж д е всего на двух
классах — глаголе и имени. Мы ограничиваемся п о п ы т к о й р е ш е н и я сле­
д у ю щ и х задач:

а) ф у н к ц и о н а л ь н ы й анализ п о р я д к а слов (ПС) на синтаксическом и се-


мантико-прагматическом уровнях с выделением п о р о ж д а е м ы х кон­
струкций;
б) в ы я в л е н и е механизма взаимодействия тона и и н т о н а ц и и д л я выра­
ж е н и я осмысленных е д и н и ц ;
в) определение т и п о в акцентного выделения и их соотнесенности с
р е ч е в ы м и актами (РА);
г) семантическая классификация глагольных предикатов (без этого
невозможны установление т и п о в глагольных предикатов, о ц е н к а
функций грамматических показателей и их сочетаемости со знаме­
нательными единицами);
д) детальный анализ функций и правил употребления основных слу­
ж е б н ы х и полуслужебных единиц, выступающих в качестве грам­
матических показателей;
е) исследование других средств, участвующих в формировании аспек-
туально-темпорального значения (АТ-значения) высказывания;
ж) в ы я в л е н и е факторов, влияющих на экспликацию грамматических
маркеров;
26 Введение

з) о п р е д е л е н и е т и п о в облигаторности и последствий ее н а р у ш е н и я ;
и) х а р а к т е р и с т и к а особенностей и з о л и р у ю щ е й т е х н и к и .

В ы п о л н е н и е поставленных задач может послужить п е р в ы м шагом в


м о д е л и р о в а н и и КЯ путем исчисления речевых актов с п о м о щ ь ю нового
метаязыка, и м е ю щ е г о универсальные свойства, в котором синтаксиче­
ские представления соотнесены с семантико-прагматическими и интона­
ц и о н н ы м и представлениями.
П о л у ч е н н ы е теоретические выводы б ы л и частично п р о в е р е н ы н а
п р а к т и к е п р е п о д а в а н и я по новому учебнику основ КЯ «Moda shiyong
Напуи», к о т о р ы й был создан на основании новой методологической кон­
ц е п ц и и , выработанной автором. О н а предполагает и с п о л ь з о в а н и е в про­
цессе обучения РА как основных осмысленных е д и н и ц на лексическом,
грамматическом и и н т о н а ц и о н н о м уровнях.
Мы осуществляли ф у н к ц и о н а л ь н ы й подход к анализируемому мате­
риалу, к о т о р ы й п р е ж д е всего представлял собой в ы с к а з ы в а н и я , рассмат­
риваемые в синтаксических и семантико-прагматических п р е д с т а в л е н и я х
и соотносимые со специфическими д л я н и х и н т о н а ц и я м и , в частности,
с акцентным выделением. Д л я в ы я в л е н и я типологических особенностей
КЯ наряду с русскими п р и м е р а м и привлекались п р и м е р ы из других
я з ы к о в флективного строя.
Н а м и анализировались как отрывки т е к с т а — п р е д л о ж е н и я , высказы­
вания и п р и м е р ы , взятые из литературы, словарей и л и с м о д е л и р о в а н н ы е
самим исследователем,—так и ц е л ы е тексты и л и их фрагменты, взятые
из романов, повестей, рассказов (список см. в п р и л о ж е н и и ) . С п е ц и а л ь н о
исследовались газетные и научно-технические тексты.
Мы использовали методы э л и м и н а ц и и и подстановки (замены одних
е д и н и ц другими), восстановления недостающего контекста и в ы я в л е н и я
дифференцирующих признаков путем сопоставления м и н и м а л ь н ы х п а р
фраз. Семантические свойства глаголов определялись путем тестирова­
н и я различных конструкций. Коммуникативные структуры высказыва­
н и я и т и п ы РА устанавливались с п р и в л е ч е н и е м методики постановки
вопросов, вставки вводных слов и в ы я в л е н и я модели а к ц е н т н о г о выде­
л е н и я . В случае сомнений проводилось тестирование силами носителей
КЯ и сопоставляемых языков.
ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

ПОРЯДОК СЛОВ:
СИНТАКСИЧЕСКИЕ КОНСТРУКЦИИ
И АКТУАЛЬНОЕ ЧЛЕНЕНИЕ
Г л а в а 1

П о р я д о к с л о в

1.1. Общие замечания


Т и п о л о г и ч е с к и й аспект п о р я д к а слов (ПС) все более оказывается в фо­
кусе в н и м а н и я лингвистов. Эта проблема вызывает б о л ь ш о й интерес
исследователей отдельных я з ы к о в , в том числе и я з ы к о в флективного
строя, и м е ю щ и х относительно свободный ПС (см. [Адамец 1966; Ковту-
нова 1976; Yokoyama 1986]). П р и этом предмет лингвистических иссле­
д о в а н и й постепенно смещается от самого я з ы к а к его пользователю —
говорящему субъекту. В расстановке слов не только отражаются особен­
ности ф и к с а ц и и действительности в концептуальном м и р е говорящего,
она демонстрирует закономерности процесса к о м м у н и к а ц и и и речеоб-
разования.
К способам фиксации действительности относится, н а п р и м е р , отобра­
ж е н и е последовательности экстралингвистических объектов. Эта функ­
ц и я ПС упомянута еще в д р е в н е й ш и х толкованиях к канонической книге
«Чуньцю»—летописи царства Лу 722—481 гг. до н . э . — «Гунъян-чжуань»
и «Гулян-чжуань», авторы которых, по всей видимости, ставили задачу
описать особенности знаковой организации памятника, вскрыть импли­
ц и т н о содержащуюся в нем информацию, в их времена уже частично
недоступную.
Н а п р и м е р , в «Гунъян-чжуани» комментируется п о р я д о к расположе­
н и я иероглифов в предикативных и атрибутивных синтагмах двух сооб­
щ е н и й канона, датирующихся 644 г. до н. э., которые отражают последо­
вательность слухового и зрительного восприятия объектов действитель­
ности и их свойств:

(1) Yun shi yu Song wu.


«Падали камни в [царстве] Сун [в количестве] п я т и [штук]»
и
30 Глава 1. Порядок слов

(2) Liu yi tui fei guo Song d u .


«Шесть гусей задом н а п е р е д п р о л е т е л и сунскую столицу».

О б ъ я с н я я п о р я д о к р а с п о л о ж е н и я з н а к о в в этих с о о б щ е н и я х , фик­
сирующих н е о б ы ч н ы е я в л е н и я п р и р о д ы , к о т о р ы е сулят несчастья д л я
царства Сун, автор т о л к о в а н и я задает в о п р о с ы и сам отвечает на н и х .
«Почему сначала говорится о п а д е н и и , а затем о камнях? Потому что
сочетание yun shi описывает то, что с л ы ш а л и . Услышали, что что-то вдруг
упало, посмотрели, а это к а м н и , когда же рассмотрели п о в н и м а т е л ь н е е ,
сосчитали, что их пять». З а ч е м же, п р о д о л ж а е т к о м м е н т а т о р , в следу­
ющем пассаже «сначала говорится о [цифре] шесть, а затем идет слово
„гуси"?» Сочетание «шесть гусей» описывает «то, что увидели. [Сначала]
увидели, что их шесть, а затем заметили, что о н и л е т я т задом наперед»
[Zhen/Mai 1965, 293].
П р о ц и т и р о в а н н ы й материал показывает относительную устойчивость
ПС в КЯ на п р о т я ж е н и и более двух т ы с я ч е л е т и й . О р г а н и з а ц и я семан­
тических валентностей второго п р е д л о ж е н и я сохранилась и в С К Я . Д л я
передачи с о д е р ж а н и я этой фразы средствами б а й х у а — с о в р е м е н н о г о ли­
тературного я з ы к а , п р и б л и ж а ю щ е г о с я к р а з г о в о р н о й р е ч и и противопо­
ставляемого классическому письменному языку в э н ь я н ь , — потребуется
только добавить счетное слово после числительного и показатель со­
стояния после глагола tui «[двигаться] задом наперед», з а п о л н я ю щ е г о
валентность M O D (способ действия):

(2а) Liu zhi yi tui zhe fei guo Song d u .

Значимость ПС д л я изолирующих я з ы к о в была показана е щ е Га-


беленцем более ста лет назад. По его мнению, в таких я з ы к а х грам­
матические о т н о ш е н и я в п р е д л о ж е н и и выражаются п р и п о м о щ и ПС и
служебных слов. Это важнейшее типологическое положение, упоминае­
мое в любом курсе я з ы к о з н а н и я , не получило дальнейшего уточнения с
позиций функциональности. А такое уточнение важно не только д л я ти­
пологических исследований: оно может служить методологической осно­
вой описания функционального синтаксиса КЯ и других и з о л и р у ю щ и х
языков.
Д л я типолога цель исследования ПС сводится к в ы я в л е н и ю базисных,
грамматически заданных типов расположения слов. О б ы ч н о это п о р я д о к
следования в двучленных п р е д и к а ц и я х с непереходными глаголами, в
трехчленных предикациях с переходными глаголами и в синтаксических
группах — атрибутивных, поссесивных и п р е д л о ж н ы х (послеложных).
Универсальные типологические модели, к а к . правило, строятся на
основании трехчленных конструкций. В этом отношении согласно
[Greenberg 1963] я з ы к и распадаются на группы VSO, SVO и SOV, т . е .
глагол может либо предшествовать субъекту (подлежащему) и объекту
1.1. Общие замечания 31

( п р я м о м у д о п о л н е н и ю ) , л и б о следовать за субъектом и о б ъ е к т о м , ли­


б о с т о я т ь между н и м и . Д ж . Г р и н б е р г п о к а з а л н а л и ч и е зависимости
между п о л о ж е н и е м глагола относительно объекта и п о р я д к а м и д р у г и х
с о с т а в л я ю щ и х в п р е д л о ж е н и и : если объект следует за глаголом, мо­
д и ф и к а т о р а м и м е н и и глагола свойственно находиться в п о с т п о з и ц и и ;
если же объект предшествует глаголу, м о д и ф и к а т о р ы о к а з ы в а ю т с я в
п р е п о з и ц и и . П р и н а д л е ж н о с т ь я з ы к о в к т о й и л и и н о й из у к а з а н н ы х
г р у п п устанавливается п о наборам подобных м о д и ф и к а т о р о в .
П о п ы т к а соотнесения п о р я д к а слов КЯ с в ы ш е н а з в а н н ы м и груп­
п а м и [Li; T h o m p s o n 1981, 16 — 27] показала несоответствие ПС в
КЯ схеме Гринберга. Хотя более т и п и ч н ы м д л я КЯ я в л я е т с я поря­
д о к SVO, п о п о з и ц и я м , з а н и м а е м ы м м о д и ф и к а т о р а м и о т н о с и т е л ь н о
глагола и и м е н и , КЯ б л и ж е к г р у п п е SOV. На о с н о в а н и и того, ч т о
н о р м а т и в н о м у КЯ (Mandarin Chinese) модель SOV п р и с у щ а в б о л ь ш е й
с т е п е н и , чем китайским диалектам, Ли и Томсон высказали предпо­
л о ж е н и е , что КЯ находится в процессе перехода от модели SVO к
м о д е л и SOV.
В л ю б о м случае ПС в СКЯ остается к р а й н е слабо и з у ч е н н ы м .
В е р о я т н о , как р а з поэтому данному я з ы к у не н а ш л о с ь места в клас­
с и ф и к а ц и и , претендующей на универсальность. В то же в р е м я оче­
видно, что п р и выработке такой классификации специфика китайской
т и п о л о г и и фактически не учитывалась. П р е д п о л о ж е н и е же о промежу­
точном состоянии китайской типологии, на н а ш взгляд, не более чем
п о п ы т к а искуственно вписать КЯ в существующую модель. Близость
китайских диалектов — надо полагать, речь идет о диалектах южных
р е г и о н о в — п о ряду к о р р е л и р у ю щ и х п р и з н а к о в к модели SVO следует
о б ъ я с н я т ь в л и я н и е м южного субстрата — ПС вьетнамского и тайских
я з ы к о в (ср. [Софронов 1977, 204]).
Н о в а я классификация, п р е д л о ж е н н а я в фундаментальном исследо­
в а н и и [Tomlin 1986], не только р а с ш и р и л а число базовых п о р я д к о в по
с р а в н е н и ю с классификацией Гринберга. В ней предлагается мотиви­
ровка неслучайности частотного р а с п р е д е л е н и я я з ы к о в по шести воз­
м о ж н ы м способам расстановки V, S и О в виде трех функциональных
п р и н ц и п о в . Однако, как справедливо отмечено в [Кибрик А. А. 1990,
147], Т о м л и н пошел по пути о п р е д е л е н и я о т н о ш е н и я между S (О) и
V к а к синтаксического о т н о ш е н и я и м е н н о й г р у п п ы ( И Г ) к глаголу.
Но синтаксическое противопоставление «подлежащего» и «дополне­
ния» наблюдается не во всех языках. Да и не всегда п о н я т н о , в каком
смысле исследователи конкретных я з ы к о в употребляют эти т е р м и н ы .
Мы надеемся, что рассмотрение ПС СКЯ восполнит недостаю­
щ и е з в е н ь я соотношений синтаксических статусов с семантическими
и дискурсивными, необходимые д л я о п р е д е л е н и я исходных п о н я т и й
типологических сопоставлений — V, S и О.
32 Глава 1. Порядок слов

Вообще же о т и п о л о г и и китайского П С , в и д и м о , удастся г о в о р и т ь


более о п р е д е л е н н о т о л ь к о после:

а) в ы я в л е н и я всех структурных т и п о в п р е д л о ж е н и й с учетом п о р я д к а


с л е д о в а н и я и х составляющих;
б) в ы д е л е н и я исходных и п р о и з в о д н ы х синтаксических к о н с т р у к ц и й с
н е й т р а л ь н о й и н т о н а ц и о н н о й структурой, ПС в к о т о р ы х не и з м е н е н
актуальным ч л е н е н и е м [Тань 19906, 108—112];
в) установления прототипических п о р я д к о в р а с п р е д е л е н и я семанти­
ческих валентностей в п р е п о з и ц и и и постпозиции п р е д л о ж е н и й с
глагольными п р е д и к а т а м и и семантических последствий и з м е н е н и я
исходного П С ;
г) о п р е д е л е н и я мотивов употребления того и л и иного структурного
т и п а (его п р е д н а з н а ч е н и я ) и р а з г р а н и ч е н и я этих т и п о в на синтак­
сическом, семантическом и прагматическом у р о в н я х [ Т а н ь 1988а;
1989];
д) уточнения связи между денотативным статусом ИГ и з а н и м а е м о й
ею п о з и ц и е й в п р е д л о ж е н и и ;
е) установления г р а н и ц п р е д л о ж е н и я и к р и т е р и е в его ч л е н е н и я в КЯ.

О ч е р ч и в а я круг вопросов, к о т о р ы е необходимо в ы я с н и т ь д л я ти­


пологического описания ПС в КЯ, мы отдаем себе отчет в том, что
исчерпывающее описание затронутых сфер составит предмет не одно­
го монографического исследования. В д а н н о й главе мы о г р а н и ч и м с я
рассмотрением только некоторых из этих тем в весьма о б о б щ е н н о й и
тезисной форме.
Н а ш и непосредственные задачи здесь следующие:

а) введение п о н я т и я исходной синтаксической конструкции (ИСК) и


рассмотрение п о р я д к а слов в И С К как грамматически заданного с
целью установления реального соотношения между планами выра­
жения (синтаксическим) и содержания (семантическим);
б) выявление факторов, мотивирующих о п р е д е л е н н ы й П С ;
в) исследование возможностей в ы р а ж е н и я актуального ч л е н е н и я в КЯ
и роли в этом П С ;
г) установление соответствия между линейно-акцентной структурой
предложения и выражаемым им типом речевого акта (РА).

Поскольку объем монографии ограничен* в нашем исследовании мы,


во-первых, будем касаться только синтаксических конструкций простых
предложений, среди которых в основном рассматриваются глагольные
конструкции.
1.2. Исходная синтаксическая конструкция (ИСК)

Во-вторых, мы не будем рассматривать ПС в тех синтаксических груп­


пах, в которых, по сути дела, п о в т о р я ю т с я те же п о р я д к и и о т н о ш е н и я ,
что и в простых п р е д л о ж е н и я х .
В-третьих, мы считаем з а д а н н ы м , что м о д а л ь н ы е глаголы, н а р е ч н ы е
ч а с т и ц ы всегда предшествуют глаголу, аспектуально-темпоральные по­
к а з а т е л и (АТ-показатели), к а к п р а в и л о , стоят в постпозиции, а ф р а з о в ы е
частицы занимают последнее место в п р е д л о ж е н и и . П о з и ц и я м этих слу­
ж е б н ы х и полуслужебных слов иногда не присваиваются с п е ц и а л ь н ы е
о б о з н а ч е н и я , и о н и не п р и н и м а ю т с я в расчет п р и о п р е д е л е н и и числа
п р е п о з и т и в н ы х и л и постпозитивных п о з и ц и й .
В-четвертых, п р и анализе валентностной структуры синтаксических
конструкций мы будем постоянно иметь в виду, что валентности, как
з а м е ч е н о в [Апресян 1974, 127], не в р а в н о й м е р е семантически со­
д е р ж а т е л ь н ы и свободны от синтаксических ассоциаций. Т а к , п о н я т и я
субъекта и объекта не всегда бывают о д н о з н а ч н ы ; м о ж н о р а з л и ч а т ь
п о н я т и я агенса, неагентивного субъекта, субъектов состояния, свойств
и о т н о ш е н и й . Валентность объекта обычно подразумевает пациенс, но
объектом может оказаться и тот участник ситуации, с которым в ре­
зультате действия ничего не происходит. И, наконец, в п р е д л о ж е н и и
существования, описывающем статичное п о л о ж е н и е дел, ролевой статус
объекта существования может быть уточнен только п р и н а л и ч и и глаго­
ла, к о т о р ы й описывает способ существования и указывает на п р и ч и н н о -
следственную связь между действием и состоянием объекта, и м е ю щ е г о
статус агенса и л и пациенса.

1.2. Исходная синтаксическая конструкция (ИСК)


О грамматической значимости ПС в СКЯ можно судить по синтак­
сическим конструкциям, в которых грамматические о т н о ш е н и я между
членами п р е д л о ж е н и я выражаются п р и помощи ПС с участием или без
участия служебных слов, а не посредством словоформ. Синтаксическое
членение в КЯ носит условный характер до тех пор, пока не о п р е д е л е н о
его семантическое содержание.
Т р а д и ц и о н н о е китайское деление п р е д л о ж е н и я на zhu уи (подлежа­
щее) и wei уи (сказуемое) скорее соотносится с логическими п о н я т и я м и
«субъект суждения» (zhu уи) и «предикат»—то, что высказывается (утвер­
ждается и л и отрицается) по поводу субъекта wei уи. Эти два члена связа­
ны между собой предикативным отношением. В русистике с т е р м и н а м и
«подлежащее» и «сказуемое» ассоциируется прежде всего формальный
аспект ч л е н е н и я п р е д л о ж е н и я , а с терминами «субъект» и «предикат» —
его содержательный аспект [Арутюнова 1990, 392].
3-2044
34 Глава 1. Порядок слов

В контекстно независимом п р е д л о ж е н и и zhu уи соответствует субъекту


суждения и теме с о о б щ е н и я , a wei уи—предикату суждения и р е м е сооб^
щ е н и я . Ф о р м а л ь н о о т н о ш е н и я между н и м и в ы р а ж а ю т с я т о л ь к о о д н и м
п р и з н а к о м : если в п р е д л о ж е н и и имеются оба э т и члена, zhu уи всегда
предшествует wei уи. И с к л ю ч е н и е в этом о т н о ш е н и и составляют предло­
ж е н и я с и н в е р с и р о в а н н ы м агенсом без т е м ы и yi wei ju « п р е д л о ж е н и я
с и з м е н е н н ы м п о р я д к о м слов» [Lu 1980], к о т о р ы е встречаются т о л ь к о в
р а з г о в о р н о м я з ы к е (о них см. гл. 2).
В д а л ь н е й ш е м вместо т е р м и н о в zhu уи и wei уи будут использоваться
т е р м и н ы «подлежащее» и «сказуемое», поскольку это с х о д н ы е сущности,
несмотря на то, что формально-грамматические о т н о ш е н и я между под­
л е ж а щ и м и сказуемым в РЯ не совпадают с о т н о ш е н и я м и между zhu уи
и wei уи в КЯ. Поступая таким образом, мы освобождаем себя от тех
трудностей, с к о т о р ы м и сталкивается д а ж е русистика, где т а к и е сущ­
ности как подлежащее или п р я м о е д о п о л н е н и е п р е в р а щ а ю т с я в чисто
теоретический конструкт [Кибрик А. Е. 1992, 179].
Т е р м и н а м и «субъект» и «предикат» мы будем пользоваться д л я семан­
тического о п и с а н и я п р е д л о ж е н и я , в том числе п р и р а з б и в к е предикатив­
н ы х п р е д л о ж е н и й на ming weiju «предложение с и м е н н ы м предикатом»,
xing weiju «предложение с качественным предикатом» и dong weiju «пред­
л о ж е н и е с глагольным предикатом». Поскольку д а л ь н е й ш е е д е л е н и е на
ч л е н ы п р е д л о ж е н и я имеет смысл только д л я п р е д л о ж е н и й с глаголь­
н ы м предикатом, такое употребление т е р м и н а «предикат» не д о л ж н о
вызывать путаницы.
Оговоримся сразу и по поводу объекта нашего исследования. Само
название «ИСК» предполагает н а л и ч и е п р о и з в о д н ы х членов парадиг­
мы, появляющихся в результате АЧ. Последнее существенно т о л ь к о д л я
п р е д л о ж е н и й с глагольными предикатами. У д р у г и х т и п о в предложе­
н и й П С , по сути дела, фиксирован, и и з м е н е н и я в их коммуникативной
структуре выражаются только интонированием.
В КЯ актантные о т н о ш е н и я в поверхностной структуре не грамма­
т и к а л и з о в а н ы — они не связаны с морфологическим согласованием. Д л я
установления соответствий синтаксических статусов семантическим тео­
ретически необходимо два набора т е р м и н о в : один д л я синтаксических
членов предложения с указанием п о р я д к а расположения, другой — д л я
семантических функций.
З а н и м а е м ы е членами п р е д л о ж е н и я синтаксические п о з и ц и и , вслед­
ствие условности самой системы синтаксического ч л е н е н и я , не я в л я ю т с я
адекватными указаниями на их грамматические функции. Хотя терми­
ны, которыми китайские лингвисты обозначают ч л е н ы п р е д л о ж е н и я ,
обладают относительной устойчивостью, р а з н ы е авторы вкладывают в
них неодинаковое содержание. Н а р я д у с zhu уи «подлежащими» и wei уи
«сказуемыми», выделяются ding уи «определения», bin уи «дополнения»
1.2. Исходная синтаксическая конструкция (ИСК) 35

( к о т о р ы е согласно к л а с с и ф и к а ц и и Л ю й Шусяна [Ly 1981, 25—37] де­


л я т с я на shou ski bin уи «объектные» и fei shou ski bin уи «необъектные»,
о д н а к о это р а з л и ч и е п р о в е д е н о непоследовательно, т а к же к а к и раз­
л и ч е н и е bin уи 1 и bin уи 2 — «первых» и «вторых» д о п о л н е н и й ) , zhuang
уи «обстоятельства» и Ьи уи «дополнительные члены». П о с л е д н и м тер­
м и н о м обозначаются п о с т п о з и т и в н ы е составляющие, о д н и и з к о т о р ы х
русистами о б ы ч н о соотносятся с составляющими глагола (префиксы),
д р у г и е — с обстоятельствами и к о с в е н н ы м и д о п о л н е н и я м и . В их чис­
ло входят результативные м о р ф е м ы (РЕЗ-М), н а п р а в и т е л ь н ы е морфе­
мы (НАП-М), п о т е н ц и а л ь н ы е ф о р м ы и р а з л и ч н ы е слова, в в о д и м ы е
показателем de и о б о з н а ч а ю щ и е оценку и л и каузируемое состояние.
В системе ч л е н о в п р е д л о ж е н и я Л ю й Шусяна среди «второстепенных»
членов п р е д л о ж е н и я т о л ь к о п о з и ц и и «обстоятельства» и «дополни­
тельного члена» ф и к с и р о в а н ы по о т н о ш е н и ю к глаголу: п е р в ы й ч л е н
всегда находится в п р е п о з и ц и и , а второй — в п о с т п о з и ц и и .

В грамматическом о ч е р к е [Ly 1981, 1—41] содержится список ти­


пов синтаксических конструкций, к о т о р ы е м о ж н о считать б а з и с н ы м и .
Эти конструкции представлены в виде таблиц, столбцы к о т о р ы х соот­
ветствуют синтаксическим п о з и ц и я м и имеют н а з в а н и я членов пред­
л о ж е н и я . И м е ю т с я случаи затруднения в соотнесении н е к о т о р ы х со­
с т а в л я ю щ и х с ч л е н а м и п р е д л о ж е н и я , и о н и фактически оказываются
в ы н е с е н н ы м и за п р е д е л ы системы. Н а п р и м е р , в т а б л и ц е д л я пас­
сивных конструкций п о з и ц и я , занимаемая субъектом действия, так и
называется «субъект действия». Составляющие п р е д л о ж е н и я существо­
в а н и я вообще не соотнесены с членами п р е д л о ж е н и я (кроме zhuang уи
«обстоятельства»): они обозначены как «слово, указывающее на место
(время)», «глагол», «существительное», «вспомогательное слово» и т . д .
Более решительны в отношении определения членов предложения
авторы п р а к ти че с кой грамматики СКЯ [Liu et al. 1983], где субъект
действия пассивной конструкции определен как д о п о л н е н и е , а п е р в ы й
и последний ч л е н ы п р е д л о ж е н и я существования получают н а з в а н и я
«подлежащее» и «дополнение». Н е к о т о р ы е постпозитивные составляю­
щ и е , которые Л ю й Шусян квалифицирует как д о п о л н е н и я , н а п р и м е р
«место», «причина», «количество», «продолжительность действия», в но­
вой грамматике отнесены к дополнительным членам. Но д л я членов
п р е д л о ж е н и я , которые в ы п о л н я ю т те же функции, что и дополнитель­
ный член, но находятся в п р е п о з и ц и й , в этой классификации просто
не нашлось места, да она и не предполагает к в а л и ф и к а ц и ю любой
синтаксической п о з и ц и и , как это сделано у .Люй Шусяна. Постпози­
ц и ю авторы этой грамматики считают важнейшим атрибутом допол­
нения без каких-либо уточнений [там же, 269]. О д н а к о и это условие,
как становится очевидным из дальнейшего и з л о ж е н и я , в целом р я д е
конструкций не соблюдается.
3*
36 Глава 1. Порядок слов

Уже этот к о р о т к и й п е р е ч е н ь п о з в о л я е т видеть, что н а з в а н и я ч л е н о в


п р е д л о ж е н и я КЯ не соответствуют п р и н я т ы м в русистике представле­
н и я м , а среди китайских лингвистов п о к а отсутствует е д и н ы й подход
к в ы д е л е н и ю ч л е н о в п р е д л о ж е н и я , что, с н а ш е й т о ч к и з р е н и я , связа­
но с п о п ы т к о й с о в м е щ е н и я двух независимых к р и т е р и е в — ф о р м а л ь н о г о
(позиционного) и функционального.
П р и о п р е д е л е н и и ф у н к ц и й ПС и в ы д е л е н и и базисных синтаксиче­
ских конструкций мы не считаем возможным о р и е н т и р о в а т ь с я на ч л е н ы
п р е д л о ж е н и я . Бесперспективность такого подхода обусловливается не
только рыхлостью самой системы. Суть грамматикализованности ПС в
КЯ заключается в фиксированности семантической валентности, запол­
н я ю щ е й о п р е д е л е н н у ю синтаксическую п о з и ц и ю в рамках о п р е д е л е н н о й
синтаксической конструкции.
Во-первых, не все ч л е н ы п р е д л о ж е н и я занимают ф и к с и р о в а н н ы е по­
з и ц и и , а к а ж д ы й ч л е н п р е д л о ж е н и я может иметь самые р а з л и ч н ы е
семантические н а п о л н е н и я . Н а п р и м е р , zhu уи «подлежащее» может быть
агенсом, пациенсом, местом, временем, a bin уи «дополнение» — п а ц и е н -
сом, агенсом, адресатом, получателем и т . д . Д л я установления допусти­
мого набора семантических валентностей и их возможных р а з м е щ е н и й
по п о з и ц и я м в той и л и иной конструкции необходимо о б р а щ е н и е к эле­
ментам семантических представлений как к исходным, универсальным
единицам.
Во-вторых, базисные т и п ы П С , р а в н о как и базисные синтаксиче­
ские конструкции, отражают н е к и е о б о б щ е н н ы е схемы моделей управ­
л е н и я слов, т . е . возможностей р е а л и з а ц и й семантических актантов в
поверхностной структуре. Соотношение между синтаксическим и семан­
тическим представлениями п р е д л о ж е н и я в КЯ иное, чем в я з ы к а х с
морфологической стратегией. В РЯ, н а п р и м е р , синтаксические актанты
глагольных лексем представляются как члены п р е д л о ж е н и я . В основе та­
кого взгляда «лежит тот факт, что, как правило, каждый семантический
актант выражается управляемой формой, а каждая у п р а в л я е м а я форма
соответствует некоторому семантическому актанту» [Богуславский 1985,
12]. В я з ы к е изолирующего строя синтаксическая п о з и ц и я и способ ее
заполнения выступают как функциональные эквиваленты у п р а в л я е м ы х
форм.
Это положение можно проиллюстрировать на п р и м е р е глагольного
предложения. Некая идеализированная синтаксическая конструкция в
зависимости от вида глагольной лексемы может иметь о п р е д е л е н н о е
количество синтаксических позиций слева и справа от глагола. Эти по­
з и ц и и в реальных предложениях могут быть заполнены з а м е щ е н и я м и
семантических валентностей соответствующего глагола. Семантические
валентности глаголов при прямом (исходном) ПС в общем случае распа­
даются на только препозитивные и только постпозитивные. П о р я д о к их
1.2. Исходная синтаксическая конструкция (ИСК) 37

с л е д о в а н и я ф и к с и р о в а н , количество мест в п р е п о з и ц и и и п о с т п о з и ц и и
в з н а ч и т е л ь н о й м е р е задано, п р и ч е м не столько валентностной структу­
р о й глагола (особенно если учесть «расплывчатость» ф у н к ц и о н и р о в а н и я
слов в условиях и з о л я ц и и ) , сколько допустимостью в ы р а ж е н и я того и л и
иного синтаксического о т н о ш е н и я ч е р е з п о р я д о к с л е д о в а н и я актантов.
Случаи несоответствия количества синтаксических мест валентностям
с в я з а н ы с невозможностью р е а л и з а ц и и всех валентностей в о д н о м линей­
н о м ряду. Это становится о ч е в и д н ы м , н а п р и м е р , п р и п е р е в о д е русского
п р е д л о ж е н и я , одна из валентностей глагола которого не входит в валент-
ностную рамку китайского п р е д л о ж е н и я с а н а л о г и ч н ы м глаголом. На­
п р и м е р , валентность «срок» пятиместного русского глагола «арендовать»
в соответствующем китайском п р е д л о ж е н и и не может быть заполнена.
Срок а р е н д ы не вписывается в синтаксическую конструкцию с шести­
местным китайским глаголом zu «арендовать» (его валентности включа­
ют «количество объектов»). Этот участник ситуации д о л ж е н вводиться
отдельной конструкцией со связкой (в том числе нулевой) и с эксплика­
ц и е й н а з в а н и я валентности в виде сочетания zu qi «срок аренды».
Т а к и м образом, одна русская фраза:

(1) «Саша арендовал за тысячу д о л л а р о в на год у какой-то ф и р м ы


н е б о л ь ш о е помещение»

может быть п е р е д а н а только двумя китайскими п р е д л о ж е н и я м и :

( l a ) Sasha yong yi qian meiyuan gen yi jia gongsi


(Саша + п р и п о м о щ и + о д и н + тысяча + д о л л а р + у + о д и н + сч.
слово + к о м п а н и я )
zu le yi zuo xiao fangzi.
(арендовать + пок. п р о ш . вр. + один -I- сч. слово + маленький +
дом)
«Саша арендовал у какой-то ф и р м ы за тысячу д о л л а р о в неболь­
ш о е помещение»;
(16) Zu qi [shi] yi nian. «Срок а р е н д ы — о д и н год».

Это происходит оттого, что постпозиции в китайском п р е д л о ж е н и и


теоретически хватает только на одну синтаксически обязательную ва­
лентность. Д л я глагола zu это объект, без которого п р е д л о ж е н и е будет
неправильным. Но на постпозицию претендует и валентность «срок».
Фактически в постпозиции реализуется две валентности: в качестве
второй выступает «количество». В частности, как «количество» может рас­
сматриваться сочетание yi zuo из (la). Д л я глагола ding «подписаться
на что-то» это может быть либо количество, л и б о срок в зависимости от
свойств И Г , з а п о л н я ю щ е й основную постглагольную позицию. Ср.:
38 Глава 1. Порядок слов

(2а) Wo ding le liang z h o n g baozhi. «Я п о д п и с а л с я на д в е газеты»


и
(26) Wo ding le yi nian R e n m i n ribao.
«Я подписался на год на газету „ Ж э н ь м и н ь жибао"».

В аналогичном п о л о ж е н и и оказывается ч е т ы р е х м е с т н ы й глагол fa


«наказывать» с в а л е н т н о с т я м и «субъект», «объект», «мотив» и «содержание».
П о с л е д н и е две валентности н о р м а л ь н ы м образом «не входят» в о д н о п р е -
дикативное п р е д л о ж е н и е . Д л я и х о д н о в р е м е н н о й р е а л и з а ц и и необходи­
мо с л о ж н о п о д ч и н е н н о е п р е д л о ж е н и е , в котором мотив н а к а з а н и я выно­
сится в п р и д а т о ч н о е п р и ч и н ы , а «содержание» п о я в л я е т с я после главного
п р е д л о ж е н и я с самим глаголом и двумя о б я з а т е л ь н ы м и в а л е н т н о с т я м и —
«субъект» и «объект»:

(За) Xiao W a n g bu ting hua, b a b a / a le ta, bu r a n g ta kan dianshi.


«Сяо Ван баловался, отец наказал его, не дал ему смотреть теле­
визор».

Но более естественно в этом случае воспользоваться п р е д л о ж е н и е м ,


в котором мысль о н а к а з а н и и в ы р а ж е н а и м п л и ц и т н о ч е р е з п р и ч и н н о -
следственную связь:

(За') Xiao W a n g bu ting hua, baba bu r a n g ta kan dianshi.


«Сяо Ван баловался, [и] отец не р а з р е ш и л ему смотреть телеви­
зор».

Иероглиф fa ч а щ е встречается в пассивных конструкциях, описыва­


ю щ и х состояние объекта:

(36) Wo jintian kai che chao su, fa kuan le.


«Я сегодня на машине превысил скорость, [и меня] оштрафова­
ли».

Активный залог глагола fa уместен только в ситуации и г р ы , н а п р и м е р :

(Зв) Lao Li shu le,/a ta h e yi bei.


«Лао Ли проиграл, накажем его стаканом вина»
(во время застольной игры)
или:
(Зг) Zhong feng fan gui, caipan fa ta zanshi c h u chang.
«Центральный нападающий нарушил правила, судья наказал его
временным удалением с площадки» (букв, «временно в ы й т и с
площадки»).
1.2. Исходная синтаксическая конструкция (ИСК) 39

Т а к и м образом формируются парадигматические р я д ы базовых кон­


с т р у к ц и й п р е д л о ж е н и й с г л а г о л ь н ы м и п р е д и к а т а м и , ч л е н ы к о т о р ы х мы
называем И С К . Каждая И С К — э т о о б о б щ е н н а я схема в о з м о ж н ы х сочета­
н и й семантических валентностей, п о з в о л я ю щ а я описывать ц е л ы е классы
глаголов с о сходной валентностной структурой. З а основу списка И С К
м о ж н о п р и н я т ь список 145 глагольных к о н с т р у к ц и й , п р и в е д е н н ы й в
грамматическом о ч е р к е Л ю й Шусяна, поскольку в них з а д а н ы исходные
П С , в ы р а ж а ю щ и е грамматические о т н о ш е н и я между с о с т а в л я ю щ и м и
(подробнее об этом см. [Тань 19906, 108—112]).
З а п о л н е н и я синтаксических п о з и ц и й вышеупомянутых идеализиро­
в а н н ы х л и н е й н ы х структур д л я п е р е х о д н ы х глаголов семантическими
составляющими обнаруживают закономерность н а р а с т а н и я коммуника­
т и в н о й важности участников ситуации слева н а п р а в о . Этот п о р я д о к д л я
конструкций с прототипическим ПС (SVO) в общем совпадает с предло­
ж е н н о й П. Сгаллом ш к а л о й исходной к о м м у н и к а т и в н о й важности пар-
т и ц и п а н т о в глагола [Сгалл 1980, 24—29]:
агенс < время < место < способ < инструмент < адресат < тема <
пациенс/объект < направление < условие < цель < причина.
В д а н н о й ш к а л е не о п р е д е л е н о место глагола. Она, по-видимому,
распространяется в основном на я з ы к и , характеризующиеся базисными
п о р я д к а м и SVO, SOV и VSO. Действительно, статистика базовых поряд­
ков в я з ы к а х м и р а по Т о м л и н у имеет вид: SOV —44,78%, SVO — 41,79%,
VSO — 9,2%, VOS — 2,99%, O V S — 1,24%, OSV —0,09%, т . е . SOV = SVO >
VSO > VOS = OVS > OSV [Кибрик А. А. 1990, 148].
В ы д е л я е м ы е нами ИСК обладают тем важным свойством, что могут
образовывать контекстно независимые и л и максимально независимые
в ы с к а з ы в а н и я (см. ниже), отвечающие на п о л н ы й д и к т а л ь н ы й вопрос
«что происходит (произошло)?» и л и на вопрос общего характера по по­
воду темы. Эти высказывания обычно встречаются в начале дискурса.
Но даже в ходе дискурса они идеальным образом реализуют противо­
поставление темы и р е м ы как данного и нового: к о э ф ф и ц и е н т данности
максимален д л я темы и минимален д л я ремы .
В И С К ПС также в ы п о л н я е т функцию в ы д е л е н и я темы и р е м ы .
Zhu уи «подлежащее» в простейшем случае соответствует субъекту сужде­
н и я ; агенс (субъект действия) — человек, обладающий свободной волей
и к о н т р о л и р у ю щ и й свои действия, — выступает как тема сообщения.
Остальные части п р е д л о ж е н и я входят в состав wei уи «сказуемого»; это
предикат суждения и рема п р е д л о ж е н и я . Высказывания с И С К и м е ю т
нейтральную коммуникативную структуру и являются исходными чле­
нами парадигм АЧ с чисто синтаксической иерархией ч л е н е н и я . В КЯ
исходный ПС имеют только глагольные п р е д л о ж е н и я , и только в гла­
гольных конструкциях из-за наличия актантных о т н о ш е н и й представ-
40 Глава 1. Порядок слов

л е н ы столь р а з н о о б р а з н ы е П С . Поэтому-то мы и о г р а н и ч и м с я л и ш ь
рассмотрением п р е д л о ж е н и й этого т и п а .
П р и исследовании П С в И С К м ы будем о п и р а т ь с я н а у н и в е р с а л ь н ы е
смысловые е д и н и ц ы — семантические валентности н е п е р е х о д н ы х и пе­
реходных глагольных лексем — и п р о с л е ж и в а т ь способы расстановки их
з а п о л н е н и й по синтаксическим п о з и ц и я м относительно глагола, опре­
д е л я т ь допустимые количества т а к и х составляющих слева и с п р а в а от
глагола, в ы я в л я я все возможные о г р а н и ч е н и я . Д л я этого н е о б х о д и м о
определить совокупность т и п о в валентностей, уточнив их с о д е р ж а н и е и
обозначения.
В в ы ш е п р и в е д е н н о й универсальной ш к а л е к о м м у н и к а т и в н о й значи­
мости п а р т и ц и п а н т ы глагола представлены очень у п р о щ е н н о . В н е й не
нашлось места участникам ситуации «контрагент», «содержание» и «ко­
личество», которые с субъектом, объектом, местом и временем представ­
л я ю т семь валентностей, составляющих вместе с э л е м е н т а р н ы м словарем
исходный семантический я з ы к [Апресян 1974, 130]. Из 25-ти разновид­
ностей валентностей, список которых, по м н е н и ю Ю. Д. Апресяна, не
полон, но необходим, в шкале Сгалла есть только двенадцать. Отчасти
это объясняется тем, что некоторые валентности п р о и з в о д н ы от по­
н я т и й , имеющихся в ш к а л е п а р т и ц и п а н т о в . Н а п р и м е р , п о н я т и я глава
(Сар), получатель и посредник п р о и з в о д н ы от п о н я т и я субъект, п о н я т и я
маршрут, источник, начальная и конечная т о ч к и — от п о н я т и я место,
п о н я т и я условие, мотив и результат — о т п о н я т и я п р и ч и н а , в котором в
свою очередь содержится более простое п о н я т и е в р е м е н и [Апресян 1974,
130]. Но коммуникативный вес упомянутых здесь валентностей остается
неопределенным.
Обращает внимание, что в шкале Сгалла есть п о н я т и е «направление»,
отсутствующее в списке Апресяна. О н о не вполне о д н о з н а ч н о . Это может
быть конечная точка действия, отвечающая на вопрос «куда?*:

(4а) Ni qu паг? «Куда ты идешь?» — W o h u i jia. «Я иду домой»,

и л и направление действия:

(46) Wang паг guai? «Куда поворачивать?» —


W a n g you guai. «Направо».

Это также может быть направлением о р и е н т а ц и и объекта по странам


света:

(4в) Na ge fangzi chao nan. «Дом смотрит на юг»

и л и даже объектом (целью) действия в смысле [Апресян 1974, 125]:

(4г) Yi ke shouliudan chao diren r e n g le guo qu


1.2. Исходная синтаксическая конструкция (ИСК) 41

(один + сч. слово + граната 4- в н а п р а в л е н и и + враг + бросить


+ пок. п р о ш . вр. + туда)
«Кто-то бросил во врага гранату».

Н а п р а в л е н и е в (46—г) обозначим ч е р е з DIR.


В списке А п р е с я н а отсутствует семантическая валентность «оценка», в
отличие от валентности «способ» с в я з а н н а я с самим действием, «оценка»
же, не в х о д я щ а я в число участников ситуации, в ы р а ж а е т о т н о ш е н и е
г о в о р я щ е г о к субъекту действия или я в л я е т с я суждением г о в о р я щ е г о о
соответствии действия н о р м е и л и стеротипу. О ц е н к а входит в модус, а
не в диктум п р е д л о ж е н и я . В КЯ имеются синтаксические к о н с т р у к ц и и
с глагольным п р е д и к а т о м , в которых эта валентность в качестве р е м ы
з а н и м а е т п о с т п о з и ц и ю ; из-за этого мы их включаем в н а ш список.
И м е ю т с я и другие валентности, н а п р и м е р «предел срока» и «срок
действия», которые назовем P E R I O D i и P E R I O D 2 . P E R I O D 1 реализу­
ется т о л ь к о в п р е п о з и ц и и ; в этом смысле п р е д е л срока р а с п р е д е л е н
д о п о л н и т е л ь н о по о т н о ш е н и ю к P E R I O D 2 . С р . :

(5а) Та yao zai liang man пег du wan shuoshi.


«Он н а м е р е н за д в а года закончить ((учиться + окончить)) маги­
стратуру»
и
(56) Та du shuoshi yijing du le liang nian.
(Он + учиться + магистратура + уже + учиться + пок. п р о ш . вр.
+ д в а + год)
«Он уже д в а года занимается в магистратуре».

П о р я д о к действия реализуется и в п р е п о з и ц и и (ORDER]) и в пост­


п о з и ц и и ( O R D E R 2 ) . Ср.:

(ба) Yeye di yi ci zuo feiji, xin li you d i a n r bu zi zai.


«Дедушка п е р в ы й раз летит на самолете, ему немного не по
себе»;
(бб) Xiao Wang di yi ge p a o d a o zhongdian.
«Сяо Ван первым добежал до финиша»
и
(6а') Yeye zuo feiji haishi di yi ci.
«Для дедушки полет на самолете оказался первым»;
(660 Xiao Wang pao le di yi. «Сяо Ван занял в беге первое место».

Здесь, строго говоря, подразумеваются р а з н ы е п о р я д к и . В (6а) и


(6а0 говорится о п о р я д к е совершения действий о д н и м и тем же субъ­
7
ектом, а в (66) и (6б ) — о п о р я д к е достижения результата действия
42 Глава 1. Порядок слов

несколькими субъектами. О б ъ е д и н е н и е э т и х р а з н ы х сущностей в од­


ну валентность обусловлено и р р е л е в а н т н о с т ь ю р а з л и ч и я между н и м и с
точки зрения ПС.
Н а к о н е ц , в н а ш е й системе мы р а з л и ч а е м валентности Q U A N T (ко­
личество объектов) и Q U A N T A (количество действий). Количество в
русистике о б ы ч н о рассматривается как атрибут, м о д и ф и к а т о р и л и кван­
т о р . О д н а к о д л я н а ш е й ц е л и — у с т а н о в л е н и я п р а в и л соответствия между
семантическими и синтаксическими с о с т а в л я ю щ и м и — удобнее считать
Q U A N T , Q U A N T A и P E R I O D семантическими валентностями на осно­
вании следующих соображений.
Во-первых, н а л и ч и е о б о з н а ч е н и я количества и счетного слова п е р е д
ИГ в постпозиции отличает ее д е н о т а т и в н ы й статус от д е н о т а т и в н о г о
статуса И Г , у которой эта п о з и ц и я не заполнена. ИГ второго вида л и б о
употребляется в родовом з н а ч е н и и , л и б о л и ш е н а категории числа. С р . :

(7а) Та xi le liang jian yifu. «Она постирала два платья»


и
(76) Та xi le yifu. «Она стирала»;
(8а) Wo mai le yi ben shu. «Я купил книгу»
и
(86) Wo mai le shu. «Я купил книгу (книги)».

Во-вторых, Q U A N T , QUANTA и P E R I O D могут самостоятельно за­


полнять позицию после глагола. Ср.:

(9а) Wo xie le san fen xin. «Я написал т р и письма»;


(96) Xin wo xie le san fen. «Писем я написал три»;
(10а) *Wo kan le shu liang ge zhongtou. «Я читал книгу д в а часа»;
(106) Shu wo kan le liang ge zhongtou. «Книгу я читал д в а часа».

Иногда постпозицию приходится освобождать путем повтора глагола:

(10в) Wo kan shu kan le liang ge zhongtou.

и л и же располагать этих участников в постпозиции перед ИГ в статусе


определения:

(Юг) Wo kan le liang ge zhongtou [de] shu. «Я читал два часа книгу».

В-третьих, эти семантические составляющие располагаются л и б о до,


либо после глагола в зависимости от того, заполнены ли валентности
OBJ, LOC, AD, или других условий (например,.сообщается ли количество
предметов в контексте перечисления).
Остальные обозначения следующих параграфов полностью соответ­
ствуют введенным в [Апресян 1974, 125—126] и по н а з в а н и я м и по
1 . 3 . Состав актантов ИСК и их упорядочивание

с о д е р ж а н и ю . П р и м е н я е м ы е н и ж е семантические валентности и их обо­


з н а ч е н и я могут быть представлены следующим списком:

1. АВ ( н а ч а л ь н а я точка) 17. M O D (способ)


2. AD (конечная точка) 18. M O T I V (мотивировка)
3. ADR (адресат) 19. OBJ (объект)
4. ASP (аспект) 20. ORDERi (порядок действий в
5. САР (глава) преп.)
6. CAUS ( п р и ч и н а ) 2 1 . ORDER2 ( п о р я д о к д е й с т в и й в
7. C O N T E N T (содержание) пост.)
8. C O N T R A G (контрагент) 22. P E R I O D 1 (предел в р е м е н и )
9. DEST (цель) 23. P E R I O D 2 (срок действия)
10. D I R (направление) 24. Q U A N T (количество предметов)
11. EV (оценка) 25. Q U A N T A (количество действий)
12. I N S T (инструмент) 26. R E C I P (получатель)
13. IS (источник) 27. R E S U L T (результат)
14. I T I N (маршрут) 28. SUB (субъект)
15. LOC (место) 29. T E M P (время)
16. M E D (средство) 30. VIA (посредник)

1.3. Состав актантов ИСК и их упорядочивание


Синтаксические п о з и ц и и в И С К распределены между т и п о в ы м и семан­
тическими р о л я м и . Каждый т и п И С К представляет собой некую модель
у п р а в л е н и я глаголов о п р е д е л е н н о й валентностной структуры, приобре­
тающих в ней статус лексемы. Это означает, что каждая синтаксическая
п о з и ц и я может заполняться семантическими валентностями т о л ь к о со­
гласно ф и к с и р о в а н н о й схеме. Н а п р и м е р , SUB всегда занимает первую
п о з и ц и ю , п р и отсутствии второго SUB за ним может следовать T E M P ,
LOC, M O D и т . д . Различие между конструкциями о п р е д е л я е т с я не столь­
ко последовательностью, сколько набором семантических р о л е й , состав­
л я ю щ и х ограниченную совокупность.
Т а к и м образом, ПС в первую очередь предполагает п о р я д о к следова­
н и я синтаксических актантов и сирконстантов (а не о п р е д е л е н н ы х слово­
форм), реализующих те и л и и н ы е валентности. Синтаксические актанты
и сирконстанты могут быть представлены и односложными словами,
и словосочетаниями, и предикативными формами, и целыми пропози­
ц и я м и (в форме предложений); последними реализуются валентности
цели, содержания, мотива. Но какую бы длину ни п р и н и м а л а т а к а я
е д и н и ц а поверхностной структуры, порядок следования морфем внутри
нее воспроизводит общую модель синтаксической связи между члена­
ми п р е д л о ж е н и я или общую схему упорядочивания валентностей слова.
44 Глава 1. Порядок слов

В этом состоит суть и н к о р п о р а ц и и , свойственной и з о л и р у ю щ и м я з ы к а м


(ср. [Иванов/Поливанов 1930]).
В условиях и з о л я ц и и способ р е а л и з а ц и и семантических валентностей
слова в поверхностной структуре связан не столько с валентностной
структурой слова, сколько с моделью синтаксической к о н с т р у к ц и и , за­
д а ю щ е й схему у п о р я д о ч и в а н и я валентностей и о б р а з у ю щ е й п а р а д и г м у
И С К . П о р я д о к п о я в л е н и я слов в тексте о п р е д е л я е т с я схемами с фиксиро­
в а н н ы м и п о з и ц и я м и , о т в е д е н н ы м и д л я соответствующих валентностей.
В китайском п р е д л о ж е н и и в отличие от РЯ с в я з ь между н о м е р о м валент­
ности (номером, занимаемой синтаксической п о з и ц и и ) и ее с о д е р ж а н и е м
не зависит от форм слов и л и их совокупностей, р е а л и з у ю щ и х ту и л и
иную валентность. К а к будет показано н и ж е , семантика отдельных гла­
голов и л и стилистические факторы могут вызвать н е к о т о р ы е и з м е н е н и я
п о р я д к а р е а л и з а ц и и валентностей.
Фиксированные схемы синтаксических конструкций, п е р в и ч н ы е д л я
процесса р е ч е о б р а з о в а н и я , и г н о р и р у ю т те валентности слов, к о т о р ы е
остаются за их р а м к а м и . Поэтому иностранцы, обучающиеся КЯ, долж­
ны знакомиться с основными т и п а м и синтаксических к о н с т р у к ц и й , в то
в р е м я как к и т а й ц ы , изучающие е в р о п е й с к и е я з ы к и (в частности, РЯ),
обращают основное в н и м а н и е на словоформы и п р а в и л а согласования,
н а п р и м е р п р и в ы р а ж е н и и категорий падежа существительного и л и вре­
мени глагола.
Т р а д и ц и о н н о е д е л е н и е китайского п р е д л о ж е н и я на части до глагола
и после него, видимо, вызвано представлением о достаточной ф и к с и р о -
ванности п о з и ц и и объекта п р и возможности ее и з м е н е н и я в н е к о т о р ы х
синтаксических конструкциях, н а п р и м е р , в к о н с т р у к ц и и с Ьа, где до­
полнение, обозначающее объект действия, выносится предлогом в пре­
позицию. Правда, некоторые грамматисты п р и п и с ы в а ю т такому члену
предложения роль обстоятельства [SH/2, 406]. Это е щ е раз подтверждает
отсутствие единых к р и т е р и е в членов п р е д л о ж е н и я и условность самого
п о н я т и я «член предложения».
Значимость ПС для грамматического строя КЯ п р е в р а щ а е т проти­
вопоставление п р е п о з и ц и и и постпозиции в жесткие о г р а н и ч е н и я на
количество позиций слева и справа от глагола и на состав семантиче­
ских ролей, которые могут там размещаться. Эта жесткость особенно
свойственна постглагольным п о з и ц и я м , обычно з а п о л н я е м ы м обязатель­
н ы м и синтаксическими валентностями. Кроме того, в этой п р е с т и ж н о й
позиции реализуются те валентности, которые оказываются в коммуни­
кативном фокусе предложения. Т а к , противопоставление п р е п о з и ц и и и
постпозиции в значительной мере предполагает синтаксическую факуль­
тативность реализации валентности слова.
Т о , каким образом глагол управляет П С , демонстрируется н и ж е на
п р е д л о ж е н и я х с непереходными и переходными глаголами.
1.3. Состав актантов ИСК и их упорядочивание 45

1.3.1. И С К с н е п е р е х о д н ы м и глаголами ( V i )

Субъект д е й с т в и я и л и состояния SUB — п е р в ы й и о б я з а т е л ь н ы й участ­


н и к ситуации. П р и н е м а р к и р о в а н н о м , исходном П С этот актант всегда
находится в п р е п о з и ц и и . Д р у г и е обязательные участники ситуации, как
п р а в и л о , з а н и м а ю т постпозицию. Д л я п р е д л о ж е н и й с н е п е р е х о д н ы м и
глаголами число мест в постпозиции колеблется от нуля до двух. В одно­
местных п о с т п о з и ц и я х о б ы ч н о реализуются LOC, AD, P E R I O D 2 , QUAN­
TA, EV, R E S U L T , IS, как в следующих п р и м е р а х (здесь и н и ж е ч е р е з Mi
и М2 о б о з н а ч е н ы модальный глагол и к о н е ч н а я модальная частица).

(la) SUB M O D Vi М2
Diren I yijing | q u a n m i a n | bengkui | le.
«Враги I уже | [потерпели] п о л н ы й | крах»;
(16) SUB M O D Vi LOC
T a m e n | ye | zhu | san lou.
«Они I тоже I живут [на] | третьем этаже»;
(1в) SUB T E M P Vi AD M2
Ni I mingtian | qu | Shanghai | ma?
«Ты I завтра | поедешь [в] | Шанхай?»;
( l r ) SUB V] PERIOD2 M2
Haizi I shui le | liang ge xiaoshi | le.
«Ребенок I спит уже | два часа»;
(1д) SUB TEMP нареч. Vi QUANTA
Jingcha I jintian | you | lai le | yi tang.
« П о л и ц и я I сегодня | приходила | е щ е раз»;
(le) SUB Vi EV M2
T a m e n | lai de | tai wan | le.
«Они I п р и ш л и I слишком поздно»;
(1ж) SUB Vi RESULT M2
Wo I pao de | chuan bu shang qi lai | le.
«Я I так набегался, что | никак не могу отдышаться»;
(1з) SUB Vi IS
Changjiang [ fayuan | yu Ximalaiya shan.
«[Река] Я н ц з ы | берет начало | с Гималаев».

Д в е п о з и ц и и обычно бывают заняты такими п а р а м и актантов, как AD


+ QUANTA, I T I N + QUANTA, AD + DEST, Q U A N T + ORDER 2 :

(2a) SUB V, AD QUANTA


Wo I qu le I ta jia | liang ci.
«Я I съездил I к нему домой | два раза»;
46 Глава 1. Порядок слов

(26) SUB M O D Vi ITIN QUANTA


Та I h e n g | du guo | Changjiang | h a o ji ci.
«Он I п е р е п л ы в а л ч е р е з | Я н ц з ы | н е с к о л ь к о раз»;
(2в) SUB T E M P MOD Vi AD
Wo I zuotian I yi ge r e n | pa dao | shan d i n g
«Я J вчера I один | взобрался | на в е р ш и н у г о р ы |
DEST
kan ri chu.
смотреть восход солнца»;
(2r) SUB TEMP M O D Vi QUANT
Xiao W a n g | zhe ci | you | p a o le | san ge
«Сяо Ван I на этот р а з | снова | п р и б е ж а л | в т р е х забегах |
ORDER 2
di yi.
первым».

О д н а из двух постпозитивых п о з и ц и й может быть факультативной.


Н а п р и м е р , в (2а) AD—синтаксически обязательная валентность, a QUAN­
TA, будучи ремой п р е д л о ж е н и я , обязателен только с к о м м у н и к а т и в н о й
точки з р е н и я . Но в актуализированном высказывании может быть опу­
щ е н и AD, когда этот участник ситуации выступает как контекстно из­
вестная часть сообщения. Ср.:

(2а') Wo yigong qu le liang ci. «Я всего съездил два раза».

У глагола qu «пойти куда-то» AD — обязательная семантическая ва­


лентность, но в актуализированном п р е д л о ж е н и и эта валентность син­
таксически не реализуется.
Валентность цели обычно реализуется в постпозиции, как в (2в).
Устранение этого актанта, играющего здесь роль фокуса ремы, на пер­
вый взгляд, не влияет на правильность п р е д л о ж е н и я . О д н а к о это утвер­
ждение не учитывает временное оформление предиката. Б е з р е а л и з а ц и и
цели предложение (2в) может быть п р а в и л ь н ы м только п р и о ф о р м л е н и и
показателем le:
;
(2в ) Wo | zuotian | yi ge r e n | pa dao | shan ding | le.
«Я I вчера I один | взобрался на | вершину горы»,

поскольку без дополнительного оформления ситуация может восприни­


маться как имевшая место только п р и наличии цели (об этом см. разделы
гл. 4 о показателе le).
В п р е п о з и ц и и наряду с SUB могут находиться S U B 2 , T E M P , ТЕМР/АВ
(начальная точка времени действия), TEMP/AD (конечная точка времени
действия), LOC, АВ, MOD, CAUS, САР и т.д.:
1.3. Состав актантов ИСК и их упорядочивание 47

(За) S U B S U B 2 TEMP
Та I he Xiao W a n g | jintian zaoshang
«Он I с С я о Ваном | сегодня утром
MOD
huang-huang-mang-mang de
торопливо»
AB MOD Vi AD
c o n g jia li I qi che | qu | chezhan le
«из д о м а I на велосипеде | поехал на | вокзал»;
(36) SUB TEMP LOC MOD
W o m e n I zuotian | zai chengwai | tong-tong-kuai-kuai de |
«Мы I в ч е р а | за городом | весело
Vi PERIOD2
wan le I yi tian
п р о г у л я л и I ц е л ы й день»;
(Зв) SUB TEMP TEMP/AB
T a m e n liang ge | zuotian xiawu | cong san dian
«Они вдвоем I вчера после обеда | с трех»
TEMP/AD MOD VI LOC
d a o liu dian | yizhi | zai | bangongshi
«до шести I все время | находились в | кабинете»;
(Зг) SUB CAUS SUB 2
Lao Z h a n g | yinwei ta fumu | gen ta qizi
«Лао Ч ж а н | из-за своих родителей | со своей ж е н о й
щ
lihun le
развелся»;
(Зд) SUB Mi CAP V!
Wo I keyi I gen ta | qiuqing
«Я I могу I перед ним | походатайствовать»;
(3e) SUB Mi CAP Vi
Ni J yinggai | xiang ta | daoqian
«Ты I д о л ж е н I перед ним | извиниться».

П р е п о з и т и в н ы е валентности т и п а CAUS и САР, как правило, синтак-


зически факультативны, но д л я глаголов qiuqing «ходатайствовать, попро-
:ить как следует», daoqian «извиняться перед кем-то», гепсио «признать
:вою ошибку» и renzui «признать свою вину» валентность САР является
гемантически обязательной. Однако синтаксически эта валентность обя­
зательна только у qiuqing. В (Зе) можно опустить xiang ta «перед ним», но
три устранении gen ta «у него» фраза (Зд) становится неправильной.
Глава 1. Порядок слов

Валентность CAUS обычно синтаксически факультативна, но при упо­


треблении слова в переносном значении ее реализация необходима,
поскольку переносные значения, как отмечал Д. Н. Шмелев (1969), в
гораздо большей степени синтагматически обусловлены и требуют для
своей реализации поддержки контекста (см. [Апресян 1974, 150]). Ср.:

(Зж) Та | yinwei | sa huang | lian hong | le.


«Он I из-за того, что | врал, | покраснел».

К модусу говорящего наряду с оценкой относятся Mi и М 9 . Модаль­


ный глагол обычно стоит сразу после агентивного субъекта. Но при
реализации в предложении валентности TEMP Mi располагается сра­
зу после нее. Это связано с тем, что модальные глаголы сами по себе
временные показатели не принимают. Напротив, сами они выступают
как показатели будущего времени. Но это верно только для тех случаев,
когда точка отсчета (ТО) совпадает с моментом речи. Если ТО не уста­
новлена, предложения с глаголом долженствования yinggai, например,
могут иметь разные осмысления. Фразу

(4а) Ni | yinggai | zao dian | qi chuang.


«Ты I должен (был) | раньше | встать»

в зависимости от контекста можно воспринимать и как совет, и как упрек:

(46) Ni | zuotian | yinggai | zao dian | qi chuang.


«Ты I вчера | должен был | раньше | встать».

При наличии валентности TEMP модус долженствования входит в


сферу ее действия. Когда же эта позиция не заполнена, как в (4а), в
сферу действия модуса модального глагола включается вся предикация,
и истинность значения сообщения зависит от предшествующего контек­
ста. Если ситуация еще не имела места, речь идет об инструкции для
действия, а если она уже имела место, — об указании на неразумное
поведение.
Валентности АВ и AD обычно реализуются в пре- и постпозиции
соответственно. В постпозиции AD не маркируется предлогом, но при
непредельности основного глагола между основой и AD ставится напра­
вительная морфема dao «до»:

(5а) SUB АВ Vi AD М2
Tamen | cong shi zhongxin | ban dao | cheng wai | le.
«Они I из центра города | переехали | за город».

Если АВ и AD обозначают маршрут, о котором пойдет речь, AD


оказывается сразу после АВ:
1.3. Состав актантов ИСК и их упорядочивание 49

(56) SUB AB AD ITIN V,


W o m e n | c o n g G u a n g z h o u | d a o Lanzhou lu s h a n g | zou le
«Мы I от Гуанчжоу | до Л а н ь ч ж о у | в д о р о г е | п р о в е л и |
PERIOD2
wu tian.
п я т ь дней».

Когда AD з а н и м а е т п р е п о з и ц и ю , эта валентность реализуется посред­


ством ИГ с предлогом dao «до».
В КЯ способ п е р е м е щ е н и я не отражается в самом глаголе. Неавтоном­
ное п е р е м е щ е н и е выражается с и н к р е т и ч н о з н а ч е н и я м и «инструмент» и
«место» с э к с п л и к а ц и е й способа контакта с н и м и человека: zuo che «сидя
в машине», zuo chuan «сидя на корабле», zuo feiji «сидя в самолете», qi та
«верхом на лошади», qi zixingche «верхом на велосипеде». Эта валентность
реализуется обязательно только п р и вхождении в рему п р е д л о ж е н и я :

(5в) Wo | zuo I feiji qu, | ni ne? | Ni | zenme | qu?


«Я I полечу на | самолете, | а ты? | Ты | как | поедешь?»

В случае с о о б щ е н и я только о времени д е й с т в и я без уточнения сред­


ства п е р е д в и ж е н и я , употребляется о б ы ч н ы й глагол п е р е м е щ е н и я zou
«идти (ехать)», исходное з н а ч е н и е которого предполагает автономное
п е р е м е щ е н и е («идти пешком»):

(5г) N i m e n | lu shang | zou le | ji tian?


«Вы I в д о р о г е I п р о ш л и | сколько дней?»

П р и необходимости указания вида транспорта употребляется глагол,


о п и с ы в а ю щ и й способ нахождения субъекта в пространстве или способ
эксплуатации д а н н о г о транспортного средства:

(5д) W o m e n | cong | Guangzhou | d a o | Lanzhou


(Мы | из | Гуанчжоу | до | Л а н ь ч ж о у
zuo 1е | san | tian | ban | huoche.
сидели | т р и | д н я | [с] половиной | [на] поезде)
(«ехали поездом три с половиной дня»).

П р и замене zou на zuo «сидеть» валентность «инструмент», входя в


лексическое значение zuo —не «сидеть», а «ехать на чем-то», оказывается
обязательной не только семантически, но и синтаксически, и распола­
гается в постпозиции. Когда срок действия выступает как рема пред­
л о ж е н и я , его п е р е д в и ж е н и е на последнее место возможно только п р и
повторе глагола:
;
(5д ) W o m e n | cong | G u a n g z h o u | d a o | Lanchzhou | zuo | h u o ch e | zuo
le san tian ban.
4 - 2044
50 Глава 1. Порядок слов

«Мы | из | Гуанчжоу | до | Л а н ь ч ж о у | ехали на | поезде | т р и с


половиной дня».

Т а к и м образом, мы имеем д в е к о н к у р и р у ю щ и е модели расстановки


слов, различающиеся и стилистически (об этом см. [Тань 1987, 41—43]),
и своими коммуникативными установками. Модель, п р е д с т а в л е н н у ю в
(5д'), мы рассматриваем как И С К с м а р к и р о в а н н ы м П С , о к о т о р о й р е ч ь
пойдет в следующем параграфе.
Аналогичная ситуация возникает и с валентностью ASP, к о т о р а я обыч­
но реализуется в п р е п о з и ц и и :

(ба) SUB ASP Vi


Lao Zhang | zai zhe yi dian shang | chi le kui.
«Лао Чжан | на этом деле | прогадал»;
(бб) Lao Zhang | chi kui | jiu chi | zai zhe yi dian shang.
«Лао Чжан | прогадал | и м е н н о | на этом деле».

Валентность ASP, независимо от п о з и ц и и , в которой она реализуется,


всегда маркируется предлогом zai «в». В сочетании chi kui (букв, «съесть
убыток») слово kui «убыток» формально занимает одну из постпозитив­
ных позиций, но благодаря спаянности глагола с именем это сочетание
приобретает интранзитивность (более подробно об этом см. следующий
параграф).
Валентность начальной точки действия (АВ) о б ы ч н о з а н и м а е т пре­
позицию, например:

(7а) Ni | cong паг | lai? «Ты | откуда | приехал?»;


(76) Women | dou | cong | xuexiao | d o n g shen.
«Мы | все | из | школы | отправляемся (в путь)».

Но при глаголе likai «покинуть какое-то место, уйти откуда-то», проти­


вопоставленном глаголам гоиг «уйти» и dong shen «тронуться в путь», эта
валентность всегда занимает постпозицию (без предлога). Несмотря на
наличие в толкованиях всех трех глаголов общего семантического эле­
мента «X покидает место, где он находится в момент t», л и ш ь у лексемы
likai валентность АВ не только входит в число обязательных семантиче­
ских валентностей, но и заполняется как обязательный синтаксический
актант. Ср.:

(7в) Women | yao | likai | zhe li | le.


«Мы | намереваемся | покинуть | это место»;
«Мы уедем отсюда».

Нельзя сказать:
1.3. Состав актантов ИСК и их упорядочивание 51

(7в') * W o m e n yao likai le. «*Мы собираемся покинуть»,

о д н а к о в п о л н е допустимо:

(7г) W o m e n | yao | dong shen le. «Мы | с к о р о | о т п р а в л я е м с я в путь».

Если за глаголом п е р е м е щ е н и я следует НАП-М chu со з н а ч е н и е м


«выход», АВ может оказаться в п о с т п о з и ц и и . П р и таких у п о т р е б л е н и я х
р е л е в а н т е н л и ш ь момент дистактности, поэтому морфема qu, указываю­
щ а я на н а п р а в л е н и е от АВ, неуместна. Ср.:

(7д) Та | zao | yijing | c o n g | xuexiao | ban chu qu \ le.


«Он I д а в н о I уже | из | института | выехал (переехать +
выехать)»
и
(7д') Та | zao | yi | ban chu | xuexiao.
«Он | д а в н о | уже | выехал из | института».

Валентность M O D (способ, образ действия) вместе с временем и ме­


стом относится к сирконстантам, которые Т е н ь е р [Tesniere 1959] про­
тивопоставляет актантам—существам и предметам, участвующим в про­
цессе, обозначенном глаголом. Эта валентность может быть в ы р а ж е н а
р а з л и ч н ы м и синтаксическими сущностями от н а р е ч и я до п р е д и к а т и в н о й
ф о р м ы и всегда реализуется в п р е п о з и ц и и после субъекта. Валентности
T E M P , C O N T R A G и LOC отодвигают валентность M O D от субъекта. П р и
образном о п и с а н и и некоторых ситуаций в п р е д л о ж е н и и могут появлять­
ся два M O D . Второй MOD, представляющий собой толкование первого,
ставится л и б о после OBJ, либо занимает вакантное место после глагола:

(8а) SUB MOD] V2 OBJ MOD 2


Ding d a n i a n g | jin-jin de | wo zhe | wo de shou | bu fang.
«Тетушка Д и н | к р е п к о | д е р ж и т | мою руку, | не отпуская».

В п р е д л о ж е н и и с непереходными глаголами также могут быть два


MOD, из которых постпозитивный поясняет ситуацию, описываемую
стативным глаголом:

(86) SUB MODi Vi MOD 2


Та I lao shi | lai zhe | bu zou.
«Он все в р е м я торчит, не желая уходить».

Т а к и е конструкции Л ю й Шусян относит к многоглагольным, посколь­


ку в п р е д л о ж е н и и формально оказывается два глагола. Если MOD 2 в (8а)
нужен стилистически, то в (86) он обязателен синтаксически, так как
обязательная семантическая валентность LOC у глагола lai «торчать где-
то» может не реализовываться п р и наличии MOD 2 bu zou «ни с места»,
им плицитн о содержащей значение LOC:
4*
52 Глава J. Порядок слов

(86') Т а | lao shi | lai | zai wo jia.


«Он I все время | торчит | у меня дома».
Д л я моделирования многоглагольных к о н с т р у к ц и й КЯ необходим
детальный анализ их валентностного состава, поскольку в полипредика­
тивных предложениях определение главного п р е д и к а т а н е в о з м о ж н о без
выявления его валентностной структуры. В т р а д и ц и о н н о м синтаксисе
п р и анализе таких конструкций указывается л и ш ь д в е п о з и ц и и глагола
(глагол 1 и глагол 2) без уточнения, кто из них п р и н а д л е ж и т к главной
предикации [Ly 1981, 32].

1.3.2. И С К с п е р е х о д н ы м и глаголами (V 2 )

В И С К с переходными глаголами, в актантную структуру которых входит


OBJ, постпозицию обычно занимают OBJ, ADR и л и R E C I P . Н е к о т о р ы е
глаголы допускают сочетания ADR + OBJ, RECIP + OBJ, OBJ + DEST,
OBJ + MOTIV, OBJ + CAUS. В качестве обязательного синтаксического
актанта OBJ может быть представлен л и ц о м , предметом и л и несубстан­
тивным элементом ситуации (действия), как в (9в). П р и глаголе речи
объект может выражаться целой п р о п о з и ц и е й в роли C O N T E N T , как в
(96). Приведем примеры этих случаев с указанием моделей П С .

(9а) SUB T E M P V2 ADR Q U A N T OBJ


Та I gangcai | gaosu | wo | yi ge | xiaoxi.
«Он J только что I рассказал | мне | одну | новость»;
(96) SUB V2 ADR CONTENT
Та I gaosu | wo | mingtian | bu shang ke.
«Он I говорил I мне, | [что] завтра | не будет занятий»;
(9в) SUB V2 OBJ
Ni I xihuan | kan | xiaoshuo | ma?
«Ты I любишь I читать | романы?»;
(10a) SUB V2 R E C I P (PERIOD 2 )
Zhang laoshi | jiao guo | women | (liang nian)
«Преподаватель Чжан | учил | нас | (два года)
OBJ
shuxue.
математике»;
(106) SUB Mi V2 ADR (IS) Q U A N T OBJ
Wo I xiang I qingjiao | ni | yi jian | shi.
«Я I хочу I спросить твоего совета в одном деле»;
(11) SUB V 2 ADR QUANTA [ C O N T E N T ]
Wo I
wen guo ta I | yi ci | [ta zhu zai n a r ] .
«Я I спрашивал | его | один раз, j [где он живет]»;
1.3. Состав актантов ИСК и их упорядочивание

(12) SUB TEMP LOC


Xiao W a n g | zuotian | zai w o m e n zhe li
«Сяо Ван I вчера | у нас здесь
INSTR(MED) MOD
y o n g maobi he xuanzhi | gong-gong-zheng-zheng de
кисточкой на рисовой бумаге | очень аккуратно
RECIP V2 Q U A N T OBJ
gei Z h a n g laoshi | xie le | yi feng | xin.
п р е п о д а в а т е л ю Ч ж а н у | написал | [одно] | письмо»;
(13a) SUB CONTRAG V2 Q U A N T OBJ
Wo I zai Lao W a n g n a r | zu le | yi j i a n | wu.
«Я I у Л а о Вана | с н я л | одну | комнату»;
(136) SUB V 2 CONTRAG Q U A N T OBJ
Wo I zu le I Lao W a n g | liang j i a n | wu.
«Я с н я л у Л а о Вана д в е комнаты»;
(14) SUB(CAUS) V 2 IS OBJ 2
Zhe j i a n shi | fei le | wo [de] | bu shao shijian.
«Это дело I израсходовало | у м е н я | немало времени»;
(15) SUB PERIOD] V2 QUANTA OBJ
Ni I zhe xingqi | k a n le | san ci | dianying.
«Ты I [на] этой неделе | посмотрел | т р и раза | фильмы»
(«На этой неделе ты т р и ж д ы ходил в кино»);
(16) SUB Mi VIA V2
W o m e n I xiang | tongguo Jiaowei | pai
«Мы I собираемся | через Гособразование | послать
Q U A N T OBJ AD DEST
yi pi I xuesheng | chu guo | shixi.
группу I студентов | за границу | на практику»;
(17) SUB Mi IS
Lingdao | dasuan | cong na bi kuanzi li |
«Руководство I собирается | из той суммы»
V2 Q U A N T OBJ DEST
I na chu I yi bufen | qian | mai shebei.
«выделить J часть | денег, | [чтобы] купить оборудование
(18) SUB T E M P V2 Q U A N T OBJ DEST
Wo I mingtian | zhao | yi ge | ren | wen-wen.
«Я I завтра | поищу | одного | человека | поспрашивать»
(19) SUB MOD V2 CONTENT
Та I xiao zhe | daying le | yi sheng «shi».
«Она, I улыбаясь, | ответила | словом „хорошо"»;
54 Глава 1. Порядок слов

(20) SUB V2 OBJ MOTIV


l i n g d a o shang | biaoyang | tamen | ganjin da.
«Руководство I похвалило | их [за] | энтузиазм»;
(21) SUB V2 OBJ CAUS
Wo I xihuan | zhe haizi | d o n g shi.
«Мне I нравится | этот ребенок | [за его] смышленность»;
(22) SUB MOD V2 OBJ
Dajia | yizhi | xuan | Lao W a n g
«Все I единодушно | выбирают | Л а о Вана
DEST
d a n g zuzhang.
2
старостой группы» .

Семантические роли между п р е п о з и ц и е й и п о с т п о з и ц и е й у пере­


ходных глаголов распределены достаточно устойчиво. И с к л ю ч е н и е —
валентности RECIP, CONTRAG и CAUS, которые встречаются по обе
стороны от основного глагола.
Н и ж е приводится цепочка ролей, которые могут находиться в пре­
позиции, в порядке их следования в И С К . В скобках указаны участники
ситуации, дополнительно распределенные относительно друг друга. Ро­
ли VIA (IS) и M O D — C O N T R A G (RECIP) реализуются т о л ь к о в сочетании
с ролями, расположенными выше и левее них.

SUB(CAUS)-SUB 2 -TEMP(PERIOD 2 )-TEMP(AB)-TEMP(AD)-LOC-


INSTR(MED)-MOD-RECIP
-VIA(IS)
-MOD-CONTRAG(RECIP)

Постпозитивные роли могут быть представлены ц е п о ч к а м и :


ADR-OBJ; ADR-QUANT-OBJ; ADR-CONTENT; ADR-QUANTA (CON­
TENT);
CONTRAG-QUANT-OBJ; IS-OBJ;
OBJ (CONTENT); OBJ-CAUS; OBJ-DEST; OBJ-MOTIV;
QUANT-OBJ; QUANT-OBJ-AB-DEST; QUANT-OBJ-DEST; QUANTA-OBJ;
RECIP-OBJ; RECIP-PERIOD 2 -OBJ; RECIP-PERIOD 2 ; RECIP-OBJ
Сформулируем принципы упорядочения семантических р о л е й в И С К
с переходными глаголами.
Во-первых, валентностная структура некоторых трехместных пере­
ходных глаголов КЯ предполагает в постпозиции две валентности, реа­
лизующиеся на правах дополнений. Это глаголы (1) gei «давать», (2) song
«дарить», (3) jie «давать/брать во временное пользование», (4) huan «воз­
вращать (долг)», (5) pei «возмещать (утрату)», (6)jiao «преподавать», (7) qing
1.3. Состав актантов ИСК и их упорядочивание

jiao «просить совета у кого-то», (8) wen «спрашивать», (9) gaosu «рассказы­
вать кому-то» и (10) jiao «называть», к о т о р ы е образуют синтаксическую
конструкцию, н а з в а н н у ю Л ю й Шусяном shuang Ыпуи ju « п р е д л о ж е н и е с
двумя д о п о л н е н и я м и » .
Б о л е е глубокий а н а л и з валентностной структуры т а к и х глаголов пока­
зывает, что у н и х н а р я д у с о б я з а т е л ь н о й валентностью OBJ, располагаю­
щейся в к о н ц е п р е д л о ж е н и я , имеется второе «дополнение», с о д е р ж а н и е
которого весьма гетерогенно. Это R E C I P у глаголов (1—6), ADR у гла­
голов (7—9), O B J 2 у (10), C O N T R A G у (3) п р и его втором з н а ч е н и и , а
также IS у (7) ( п р и м е р (26), ср.:

(23) Wo xiang ni qingjiao. «Я п р о ш у у т е б я совета»).

П о с т п о з и т и в н ы й R E C I P может не маркироваться предлогом gei, тогда


как в п р е п о з и ц и и у R E C I P такой маркер обязателен. Эта валентность
всегда располагается р я д о м с глаголом. П р е п о з и т и в н ы й R E C I P в содер­
жательном о т н о ш е н и и более ш и р о к . Это может быть и б е н е ф и ц и а н т ,
в интересах которого субъект совершает действие. В таком случае он
маркируется п р е д л о г а м и И и dai «вместо»:

(24а) Xiao Li | bing le, | wo | ti ta | qu | n a n a feng xin.


«Сяо Ли I заболел, | я | вместо него | получу | это письмо».

О близости R E C I P и бенефицианта можно судить по с м е ш е н и ю в


некоторых случаях м а р к е р о в , н а п р и м е р :

(246) Ni | bie | qi lai, | wo | gei (ti) | ni | zuo | fan.


«[Ты] I не I вставай, | я | за | тебя | приготовлю | еду».

Во-вторых, CONTRAG также встречается в любой из двух п о з и ц и й


в зависимости от характера глагола и необходимости уточнения, CON­
TRAG это и л и R E C I P . Н а п р и м е р , в ситуации а р е н д ы , о которой ш л а
речь в п р е д ы д у щ е м параграфе, в п р е п о з и ц и и з н а ч е н и я CONTRAG и
LOC выражаются одинаково (см. (13а)) Этот актант может-оказаться и
в постпозиции перед OBJ, как в (136), где значение CONTRAG выра­
жается раздельно.
Аналогичная ситуация наблюдается и у глагола mai «покупать», отли­
чающегося от родственного глагола zu «арендовать (снимать)» отсутстви­
ем валентности «срок». Ср.:

(25а) Wo | zai Lao Wang n a r | mai le | ji jian | xifu.


«Я I у Л а о Вана | купил | несколько | костюмов»
и
(256) Wo I mai le | Lao W a n g | ji j i a n | xifu.
«Я I купил I у Л а о Вана | несколько | костюмов».
56 Глава 1. Порядок слов

Глагол jie в КЯ двунаправлен: п о д о б н о русскому «одалживать», он


значит и «брать в долг» и «давать в долг»; п е р в ы й случай п р е д п о л а г а е т
4
валентность CONTRAG, второй — R E C I P . О б е эти с е м а н т и ч е с к и е р о л и
могут реализоваться между глаголом и OBJ; в ситуации «займа» вопрос
«кто есть кто» решается только на основании контекста. С р . :

(26а) Wo \jie\e | Lao Li | wu bai kuai, | hai mei huan.


«Я I одолжил у I Л а о Ли | пятьсот ю а н е й | [и] е щ е не вернул»
и
(266) Wo | yi ge yue yiqian | jie le | Lao Li | wu bai kuai,
«Я I месяц тому назад | одолжил у | Л а о Ли | пятьсот ю а н е й , |
ta | | hai ( mei ( huan.
он I [их] I еще | не | вернул».

Выражение значения CONTRAG п р и п о м о щ и предлогов гаг и л и gen


(xiang) возможно только в п р е п о з и ц и и ; п е р в ы й п р е д л о г о б ы ч н о марки­
рует LOC, а второй — S U B 2 :

(26в) Wo | gen ta | jiaoshe le | h e n jiu.


«Я I с ним I вел переговоры | очень долго».

Предлог xiang, маркирующий CONTRAG п р и глаголе tichu «выдви­


гать», в ситуации займа менее употребителен:

(26г) Wo | gen (xiang) Lao Li | jie le | wu bai kuai.

«Я I у Лао Ли I занял | пятьсот юаней».

В постпозиции маркированным может быть только R E C I P :

(26д) Wo \jiegei | Lao Li | wu bai kuai.


«Я J одолжил I Л а о Ли | пятьсот юаней».
Диффузность г л а г о л а ^ затрудняет о п р е д е л е н и е того, ч т о здесь пред­
ставляет собой морфема get, — РЕЗ-М п р и глаголе jie и л и предлог, мар­
кирующий RECIP в постпозиции. Подобных глаголов в КЯ очень много.
К их числу относится, например, глагол song «дарить» и л и «провожать»,
при первом значении которого реализуется валентность RECIP, п р и
втором — AD. Ср.:

(27а) Ni song wo yi shu hua. «Ты подари мне букет цветов»


и
(276) Ni song wo dao xueyuan. «Ты проводи меня в институт».

В первом случае wo «я» является RECIP, во втором — OBJ. Морфема


gei со значением «давать» может стоять только между song и wo в (27а), но
1.3. Состав актантов ИСК и их упорядочивание

п р и н а л и ч и и OBJ после RECIP, о б о з н а ч а ю щ е г о п р е д м е т (и д а ж е л и ц о ) ,


соответствующее з н а ч е н и е глагола не нуждается во в н е ш н е й п о д д е р ж к е .
Слово gei у т о ч н я е т з н а ч е н и е м н о г и х глаголов путем у к а з а н и я на
обязательность р е а л и з а ц и и о п р е д е л е н н о й валентности. К числу таких
глаголов относятся Пи «оставлять» и па «брать», «держать в руках». Со­
ч е т а н и я Ни ta и Ни gei ta предполагают р а з н ы е валентностные р а м к и .
П е р в о е означает «оставлять его (и не выпускать)» (в гостях, переноче­
вать, жить); здесь ta «он» — O B J . Второй случай предполагает н а л и ч и е
R E C I P : «оставить ему» (письмо, книгу, наследство). П р и сочетании gei с
глаголом па сразу вводятся два актанта: R E C I P и D E S T (цель). С р . :

(28а) Ni па zhe, bu yao fang. « Д е р ж и (в руке), не отпускай»,


(286) Fan zai chufang li, ni ziji na. «Еда на кухне, б е р и сам»
и
(28в) Na ge h u a p i n g h e n piaoliang, «Эта ваза очень красивая»,
qing па gei wo kan-kan. (взять + отдать + я + посмотреть)
«покажи мне [ее]».

П р и в е д е н н ы й материал показывает, что gei функционирует как пока­


затель валентностной структуры глагола, а не результативности д е й с т в и я
в узком п о н и м а н и и .
Как в и д н о из п р и м е р о в (13) и (26), п р и некоторых глаголах пре­
п о з и т и в н ы й CONTRAG не может выражаться раздельно, хотя д а н н а я
валентность всегда оказывается в этой п о з и ц и и м а р к и р о в а н н о й . В пост­
п о з и ц и и , н а п р о т и в , C O N T R A G не вводится предлогом. У тех глаголов,
для которых этот актант обязателен, он может находиться только в
постпозиции, как, н а п р и м е р , у yufang «остерегаться»:

(20) Dajia d o u | yao | yufang \ ganmao.


«Все | д о л ж н ы | остерегаться | гриппа».

В-третьих, а н а л из И С К с переходными глаголами свидетельствует о


том, что в постпозиции могут оказаться валентности, в ы р а ж а ю щ и е коли­
чество (QUANT, QUANTA и P E R I O D 2 ) , л и б о з а п о л н я я п о з и ц и ю перед
OBJ, л и б о находясь в конце конструкции. В этих И С К число запол­
н е н н ы х валентностей в постпозиции колеблется от одного до т р е х (в
редких случаях—четырех). В трехместной модели одна из позиций, как
правило, з а н я т а квантитативной валентностью. Это способствует увели­
чению числа п о з и ц и й после глагола на одно место, п р и ч е м л и ш н е е место
образуется в малопрестижной п о з и ц и и перед OBJ, которую можно при­
равнять к п о з и ц и и о п р е д е л е н и я или детерминатива, оформляющего И Г .
Эта п о з и ц и я — е д и н с т в е н н а я , в которой могут реализоваться валентности
QUANT, QUANTA и PERIOD 2 в случае н а л и ч и я OBJ, как в (9а) (10а) и
(15), даже если они оказываются в коммуникативном фокусе.
Гнова 1. Порядок слов

П р и рематизации количественные актанты Q U A N T A и PERIODg мо­


гут занять престижную конечную п о з и ц и ю т о л ь к о в двух случаях:

а) когда в валентностной структуре нет OBJ:

(30а) Wo | wen g u o | ta | haoji ci.

«Я спрашивал его несколько раз»;

б) когда И С К трансформируется путем повтора глагола:

(306) W o m e n | xue | Yingyu | хие le wu man.


«Мы занимались английским я з ы к о м п я т ь лет».
В последнем п р и м е р е глагольно-именное сочетание (ГИС) хие Yingyu
приравнивается к непереходному глаголу. О д н а к о осмысление харак­
тера протекания действия, обозначенного глагольным п р е д и к а т о м , не
определяется просто конфигурацией актантной структуры. П р и п р я м о м ,
не маркированном ПС и постглагольный OBJ может оказаться нерефе­
рентным. В таком случае действие интерпретируется как не и м е ю щ е е
предела и непереходное (подробнее об этом см. 3.4.1), ср. (15), где соче­
тание kan dianying «смотреть кино» воспринимается как род деятельности,
5
которой занимается агентивный субъект . Т а к , в результате десемантиза-
ции OBJ—утраты им референтности — конструкция с п е р е х о д н ы м глаго­
лом начинает употребляться как конструкция с н е п е р е х о д н ы м глаголом.
Это — вторичное употребление вследствие д е р и в а ц и о н н о г о процесса.
Рассмотрение И С К с исходным п о р я д к о м слов п о з в о л я е т сделать
следующие выводы.
1. Порядок расположения актантов в И С К коммуникативно мотиви­
рован. Он обеспечивает нарастание коммуникативной важности слева на­
6
право . В постпозиции располагаются синтаксически и к о м м у н и к а т и в н о
обязательные валентности, которые могут выражаться одним актантом.
Коммуникативно обязательная валентность реализуется как фокус р е м ы .
2. Конфигурация актантной структуры И С К не обязательно совпадает
с валентностной рамкой глагольной лексемы (ср., н а п р и м е р , ситуацию
с глаголами zu «арендовать» njie «одалживать»). Ее о пр е д ел я е т сочетае­
мость актантов по числу и содержанию валентностей, в первую очередь
в постпозиции. Поэтому имеются парадигматические р я д ы И С К , раз­
личающихся по ПС. С другой стороны, лексическое значение глагола
во многих случаях оказывается зависимым от свойств участников ситу­
ации (ср. трактовки г л а г о л о в ^ как «занимать» и «давать в долг», song
как «дарить» или «провожать», guan как «закрывать» и л и «держать в
заключении»). фгш<
3. И С К отличаются достаточно фиксированным распределением се­
мантических валентностей по позициям относительно глагола. Л и ш ь
несколько валентностей могут находиться по обеим его сторонам.
1.3. Состав актантов ИСК и их упорядочивание 59

4. Н е к о т о р ы е валентности имеют синкретическое в ы р а ж е н и е . Совме­


щаются в ы р а ж е н и я C O N T R A G и L O C , I N S T R и L O C , I N S T R и MED,
C O N T R A G и SUB2, АВ и IS и т . д . (см. схему 1.3). П р и отсутствии между
ч л е н а м и э т и х п а р о т н о ш е н и я д о п о л н и т е л ь н о й д и с т р и б у ц и и , как, на­
п р и м е р , п р и з а п о л н е н и и одной п о з и ц и и валентностями I N S T R и MED,
маркируется т о л ь к о п е р в а я из них, и о н и соединяются союзом he « и »
(см. (12)). Расположение валентностей в этом случае о п р е д е л я е т с я шка­
л о й исходной коммуникативной значимости участников ситуации.
5. Места после глагола строго о г р а н и ч е н ы . Д л я н е п е р е х о д н ы х гла­
голов число постглагольных п о з и ц и й колеблется от нуля до двух, а д л я
п е р е х о д н ы х — от одной до т р е х (четырех). Е щ е одну п о з и ц и ю могут
занимать р а з л и ч н ы е фразовые и модальные частицы.
6. П о с т п о з и т и в н ы е валентности в отличие от п р е п о з и т и в н ы х о б ы ч н о
не м а р к и р у ю т с я . В р а з г о в о р н о й р е ч и наблюдается т е н д е н ц и я к опуска­
н и ю п р е д л о г о в п р и LOC, AD и RECIP в постпозиции. Все препозитив­
ные составляющие, к р о м е S U B i , T E M P и O R D E R j , вводятся тем и л и
и н ы м предлогом; т а к и е р о л и часто необязательны (см. список марке­
ров в схеме 1.3). Это свидетельствует о недостаточности одного ПС д л я
в ы р а ж е н и я грамматических о т н о ш е н и й между актантами.
Т а к и м образом, модели у п р а в л е н и я глагола в КЯ реализуются п р и
п о м о щ и ПС и служебных слов. Об удельном.весе последних м о ж н о су­
дить по следующей схеме, имея в виду, что валентности INSTR, MED
и АВ могут находиться в постпозиции только если и н ф о р м а ц и ю о дан­
ной валентности содержит сам глагол; п р и этом они не маркируются
(например, ding shang dingzi «прибить гвоздем», tu shang youqi «покра­
сить краской», tiao chu huo keng «выскочить из огненной ямы», то есть
«избежать беды»).

Схема 1.3. Маркированность семантических валентностей по


синтаксическим п о з и ц и я м
60 Глава 1. Порядок слов

Схема 1.3. Продолжение

1.4. ИСК со сдвинутым ПС


До сих пор рассматривались И С К с п р я м ы м П С , в которых я з ы к о в о е
выражение — конструкции и лексемы — имеют п е р в и ч н о е (прототипиче-
ское, коммуникативно-грамматически мотивированное, исходное) значе­
ние. Однако в процессе д е р и в а ц и и п е р в и ч н ы й ПС может быть «нарушен»
по различным причинам: синтаксическим, семантическим и л и прагма­
тическим. Это в первую очередь распространяется на валентности OBJ
и SUB.
Существует мнение, что вопрос отождествления п рототи пи чески х си­
туаций при описании конструкции п р е д л о ж е н и я в л и н г в и с т и к е е щ е не
решен. Идентификация ситуаций, с которыми соотносятся те и л и и н ы е
предложения, производится обычно tacito consensu. Поэтому н е к о т о р ы е
лингвисты склонны считать все п р е д л о ж е н и я п о р о ж д а е м ы м и незави­
симо; они отвергают трактовку одних конструкций к а к исходных, а
д р у г и х — к а к производных (см. [Полинская 1985, 77—80]).
Д л я определения значимости ПС в я з ы к е изолирующего строя с
функциональных позиций при опоре на существующий научный аппа­
рат необходимо выделение базисных синтаксических конструкций (т. е.
ИСК) и их отграничение от возможных модификаций, в ы з в а н н ы х АЧ.
С другой стороны, среди И С К важно найти те, ПС которых отражает эле­
ментарное субъектно-предикатное отношение с о п р е д е л е н н о й моделью
управления (способом оформления актантов), отличая их от в о з н и к ш и х в
результате семантического сдвига исходных единиц. П р и таком подходе
вопрос, являются ли конструкции с измененным ПС п р о и з в о д н ы м и или
независимо порождаемыми, не кажется п р и н ц и п и а л ь н ы м .
Появление синтаксических конструкций с производным ПС м о ж н о
считать следствием взаимодействия планов содержания и в ы р а ж е н и я .
Другими словами, любое изменение ПС порождает конструкцию с иной
1.4. ИСК со сдвинутым ПС 61

моделью у п р а в л е н и я , обусловленной функционально-смысловым сдви­


гом в исходной к о н с т р у к ц и и . Этот процесс удобно описывать в т е р м и н а х
увеличения/уменьшения прототипических свойств семантических р о л е й
вследствие п е р е м е щ е н и я с исходных (прототипических) п о з и ц и й .
Поскольку д о сих п о р н е в ы р а б о т а н ы строгие ф о р м а л ь н ы е п р и н ц и п ы
р а з г р а н и ч е н и я исходных и п р о и з в о д н ы х конструкций, к исходным мы
не будем относить л и ш ь конструкции со сдвинутой р е м о й , описываемые
в следующей главе.
В общем случае к о н с т р у к ц и я с исходным П С — э т о та конструкция, в
которой соблюдается п р и н ц и п «одушевленности в начале» [Tomlin 1986].
Ее грамматический субъект соответствует актуальному субъекту (теме), а
располагающийся после него грамматический п р е д и к а т — актуальному
предикату (реме). Грамматический субъект такой к о н с т р у к ц и и отвечает
тому участнику, к о т о р ы й обусловливает, вызывает и контролирует си­
туацию, обозначенную предикатом. В случае переходного глагола тема
соответствует субъекту, а рема — объекту, валентность которого в обяза­
тельном п о р я д к е заполняется в постпозиции. О б ъ е к т в конструкции с
исходным П С — э т о тот участник ситуации, к о т о р ы й ее не обусловливает
и не контролирует, а испытывает ее воздействие (см. [Ван Валин/Фоли
1982, 384]).
Конструкции, в которых эти ключевые актанты сдвинуты с прототи­
пических п о з и ц и й , будем считать конструкциями с п р о и з в о д н ы м П С .

1.4.1. П о з и ц и и S U B и O B J в с и н т а к с и ч е с к и х к о н с т р у к ц и я х
со сдвинутым ПС

Семантической ролью с большей подвижностью оказывается OBJ, кото­


р ы й кроме постпозиции может находиться еще в трех местах.
Во-первых, п р и управлении предлогом Ьа (в конструкциях с Ъа) он
может стоять непосредственно перед глаголом. Ср.:

(la) Li xiansheng | ban | jia | le.


«Г-н Ли | перевез | [свою] семью (переехал)»,
(16) Li xiansheng | b a n d a o | Beijing | le.
«Г-н Ли | переехал в | Пекин»
и
(1в) Li xiansheng | bajia | ban dao | Beijing | le.
«Г-н Ли | свою семью | перевез в | Пекин».

Валентностная структура глагола ban в этих конструкциях неодина­


кова: если в (1а) и (16) он может интерпретироваться как непереходный
глагол (jia в (la) имеет родовое значение), то в (1в) OBJ «семья» — пол­
ноценный пациенс.
62 Глава 1. Порядок слов

Во-вторых, OBJ может занимать промежуточную п о з и ц и ю между S U B


и глаголом, не будучи м а р к и р о в а н н ы м предлогом, но отличаясь от OBJ
других конструкций своим денотативным статусом. Это т а к н а з ы в а е м ы е
Ыпуи qian tiju «конструкции с и н в е р с и р о в а н н ы м д о п о л н е н и е м » . С р . :

(2а) Xiao Wang | renshi | xuduo | ren.


«Сяо Ван | знаком со | многими | людьми»
и
(2а') Xiao Wang | shenme ren d o u | renshi.
«Сяо Ван J со всеми | знаком»
или
(26) Wo I kan le | yi ben | shu.
«Я I читал I одну | книгу»
и
(26') Wo I yi ben shu ye | mei | kan.
«Я I [ни] одной книги I не | читал».

В-третьих, когда SUB м а р к и р о в а н предлогом bei (jiao, rang), OBJ мо­


жет помещаться в начале предложения, отодвигая SUB назад. Это т а к
называемые пассивные предложения. В них валентность SUB может
не заполняться или на ее месте может фигурировать л и ш ь предлог —
показатель пассива bei:

(За) Xiangzi | jiao Xiao Wang | la zou le.


«Чемодан | Сяо Ван | унео;
(36) Xiao Li \ bei | qifu de | hao can | a!
«Сяо Ли I обидели | очень сильно!»

Ср. ситуацию, в которой С я о Ли выступает как S U B :

(36') Xiao Li | qifu | ta | qifu de | hao can | a!


«Сяо Ли обидел его очень сильно!»
или
(Зв) Xiangzi | la zou | 1е. «Чемодан унесли».

Изменение позиции OBJ в пассивной конструкции влечет и з м е н е н и е


положения SUB, который обязательно маркируется, если это л и ц о .
Существует еще две конструкции, в которых SUB находится в нети­
пичной д л я него позиции. Однако в таких конструкциях, во-первых,
SUB и OBJ дополнительно распределены, во-вторых, фигурируют не в
качестве активных участников ситуации, а как объекты, существующие
в результате действия, или же они всего л и ш ь появляются в некоем
заданном пространстве или исчезают из него в результате действия.
1.4. ИСК со сдвинутым ПС

П е р в ы й случай имеет место в конструкции существования, где статус


SUB и OBJ устанавливается т о л ь к о п р и н а л и ч и и глагола, о п и с ы в а ю щ е г о
способ существования (см. содержимое скобок после глагола существо­
вания you «иметься»):

(4а) H u a y u a n li | you (zuo zhe) | yi wei \ lao daniang.


«В саду I есть (сидит) | [одна] | п о ж и л а я ж е н щ и н а » ;
(46) Boli g a n g li | you (yang zhe) | ji tian \ jin yu.
«В а к в а р и у м е | имеется (разводится) | несколько | золотых
рыбок».

Второй случай — это конструкция в о з н и к н о в е н и я и и с ч е з н о в е н и я , в


которой ролевой статус постпозитивного актанта также «подсказывается»
глаголом:

(5а) L O C ( I T I N ) V{
T i a n ' a n m e n qian | kai guo
«Перед воротами Т я н ь а н ь м э н ь | промчалась
SUB
yi liang I xiao qi che.
[какая-то] | малолитражка»;
(56) LOC (AB) V2 OBJ
C h u a n h u yanr li | sai j i n | yi ge \ zhitiaor | lai.
«В щ е л ь окна | просунули | какую-то | записку».

Разновидностью конструкции возникновения и исчезновения мож­


но считать о д н о р е м н ы е п р е д л о ж е н и я л и б о с и н в е р с и р о в а н н ы м SUB в
постпозиции, л и б о состоящие из Г И С (об одноремных п р е д л о ж е н и я х
см. 14.5). П е р в а я разновидность такого п р е д л о ж е н и я в китайских грам­
матиках обычно не упоминается. Конструкцию же с Г И С китайские
лингвисты обычно соотносят с так называемыми wu zhu ju («безподле-
жащными предложениями») [Liu Yuehua... 1983, 539—542]. В первом
случае SUB не идентифицируем слушающим и обладает свойствами но­
вого, нетематичного, неопределенного. Т а к о й SUB противопоставлен
SUB в исходном порядке, являющемуся носителем п р и з н а к о в данного,
тематичного, определенного. С р . модели SUB —V и V — S U B в

(ба) Keren lai le. «Гость п р и ш е л (гости пришли)»;


(бб) Lai keren le. « П р и ш л и гости!»
или
(66') Wang jia | lai | keren | le.
«[К/в] семье Ванов | п р и ш л и | гости!»
(ср. конструкцию появления).
64 Глава 1. Порядок слов

Во втором случае SUB включается в глагольный к о мпл е кс (ср. объ­


ектную инкорпорацию) вида V — N ( S U B ) и обозначается н е р е ф е р е н т н ы м ,
неопределенным именем с родовым з на че н и е м (об этом см. 14.5):

(7а) Xia | уи | 1е. «Пошел | дождь!»;


(76) Qi | huo I le. «Поднялся | огонь» («Пожар!»);
(7в) Kai I hui \ le. «Началось | собрание!»

П р и появлении LOC такая конструкция п р и о б р е т а е т тему и стано­


и в
вится двусоставным предложением, как в (660

(76') Tamenjia \ qi | huo | 1е. «У них в доме пожар!»

1.4.2. С в я з ь п о з и ц и и актанта с о б ъ е м о м е г о с о д е р ж а н и я

Во всех вышеупомянутых конструкциях OBJ и SUB не занимают исход­


ной позиции. Это влечет изменение присущих этим р о л я м прототипиче-
ских свойств агентивности и пациентивности (соотносимости SUB и OBJ
с агенсом и пациенсом). Подобные и з м е н е н и я выражаются в увеличе­
нии (уменьшении) степени агентивности (пациентивности). П р о т о т и п и -
ческое свойство агентивности описано в [Лакофф 1981], где п е р е ч и с л е н ы
признаки, характеризующие прототипические свойства агенса и пациен-
са. Среди четырнадцати указанных Лакоффом п р и з н а к о в агентивности
некоторые авторы выделяют «стержневые», о п р е д е л я ю щ и е исходную
прототипическую функцию роли. Это следующие п р и з н а к и в п о р я д к е
значимости: контроль > намеренность > источник э н е р г и и (см. [Бер­
гельсон 1985, 3 2 - 3 3 ] ) .
Не оспаривая базового значения этих компонентов, мы не считаем
данную иерархию единственно возможной. Н а п р и м е р , утрата агентив­
ности может в первую очередь выражаться в и з м е н е н и и н а м е р е н и я
субъекта, контролирующего свое действие. Об этом свидетельствуют си­
туации, когда каузатор склоняет SUB изменить свое первоначальное
намерение. Ср.:

(8а) Xiao Wang | bu | yuanyi | liu xia lai.


«Сяо Ван I не | хочет | оставаться»
и
(86) Wo | Ъа | Xiao Wang | liu xia lai | le.
«Я I сделал так, что | Сяо Ван | остался».

Как нам кажется, все перечисленные Лакоффом п р и з н а к и могут ока­


заться существенными при рассмотрении конкретных употреблений. По­
этому то, какие свойства следует выделять в качестве «стержневых»,
1.4. ИСК со сдвинутым ПС 65

д о л ж н о о п р е д е л я т ь с я задачей исследования. Д л я м о д е л и р о в а н и я кон­


с т р у к ц и й с п е р е х о д н ы м и глаголами С К Я мы выделяем е щ е такое свой­
ство, как ответственность за происходящее, которое может оказаться
е д и н с т в е н н ы м обязательным д л я того, чтобы п а ц и е н с испытал п е р е х о д
в новое состояние:

(9а) Wo | ba | уа | zhi h a o | le.


«Я | сделал так, что | [мои] зубы | вылечились».

Д л я р а з л и ч е н и я конструкции с исходным ПС и конструкции с Ьа,


и м е ю щ е й сдвинутый П С , существенным может также оказаться такое
свойство, как пространственное и временное пересечение действий аген­
са и и з м е н е н и й пациенса. Ср.:

(96) Та | xiuli | zixingche. «Он | занимается п о ч и н к о й | велосипеда»


и
7
(96') Та ba zixingche xiuli h a o le. «Он п о ч и н и л велосипед» .

И з м е н е н и е ПС может повлечь за собой и и з м е н е н и е характеристик


SUB и OBJ, н а п р и м е р их денотативного статуса (ДС). В п р е д л о ж е н и я х
существования и в о з н и к н о в е н и я и в одноремных п р е д л о ж е н и я х с инвер­
с и р о в а н н ы м субъектом сдвинутый SUB противопоставляется прототипу
к а к н е о п р е д е л е н н о е — определенному, новое — данному, неодушевлен­
н о е — о д у ш е в л е н н о м у . В одноремных п р е д л о ж е н и я х постглагольная ИГ
в отличие от SUB исходной конструкции имеет л и ш ь родовое значение,
как в (7а).
В конструкциях с и н в е р с и р о в а н н ы м OBJ также наблюдается десе-
м а н т и з а ц и я И Г , обозначающей данную семантическую роль. Сдвинутый
;
OBJ л и б о отвечает квантору всеобщности (2а ), либо обозначает элемент
множества (260, л и б о получает родовое осмысление:

(10) Wo | mi fan | ye | chi, | mantou | ye | chi.


«Я I [и] рис [ ем, | [и] пампушки | ем».

Каждое такое употребление можно описать в терминах уменьшения


агентивности (пациентивности). П е р е х о д от одного п р и з н а к а к другому
манифестируется смещением соответствующих участников ситуации с
прототипических позиций.
И з м е н е н и е ПС в р я д е конструкций может вызываться переменами
в предикатно-аргументной структуре глагола — включением и л и исклю­
чением каузатора или какого-либо участника ситуации, что не может
быть осуществлено п р и прямом П С . Т а к и е употребления реализуются
как агентивизация п р и увеличении агентивности и л и дезагентивизация
п р и ее уменьшении (см. [Бергельсон 1985]).
5 - 2044
66 Глава 1. Порядок слое

И, наконец, увеличение и л и у м е н ь ш е н и е агентивности и соответ­


ствующее изменение пациентивности могут повлечь за собой т р а н з и т и -
визацию или и н т р а н з и т и в и з а ц и ю исходного глагола; последнее также
выражается в и з м е н е н и я х расстановки актантов.

1.4.3. И з м е н е н и е П С как а г е н т и в и з а ц и я и л и д о б а в л е н и е
у ч а с т н и к а с и т у а ц и и . Т р а н з и т и в и з а ц и я глагола.
К о н с т р у к ц и я с Ьа

Поскольку изменение степени агентивности ситуации, описываемой гла­


гольными конструкциями, нас интересует исключительно в контексте
П С , мы не стремимся проследить д е р и в а ц и о н н ы е пути всех глагольных
конструкций. Н а п р и м е р , д е р и в а ц и я от стативной конструкции к непере­
ходной может быть описана и как изменение степени агентивности. Но
поскольку свойство агентивности, которое обретает стативный предикат,
выражается в наличии оператора п е р е м е н ы состояния le (ср.:

(11а) Cao h e n ly. «Трава зеленая»


и
(116) Cao ly le. «Трава позеленела»),

такие конструкции не входят в сферу нашего интереса.


Носителем агентивных свойств в предложении является субъект,
причем чем более он агентивен, тем более п а ц и е н т и в е н объект. Если
OBJ лишается пациентивности, агенс также т е р я е т свои прототипиче-
ские свойства; в таких случаях происходит и н т р а н з и т и в и з а ц и я глагола.
В конструкциях же с непереходными глаголами п р и п о я в л е н и и кауза-
тора агенс приобретает некоторые свойства пациентивности, и модель
управления глагола становится похожей на модель управления переход­
ного глагола.
Все конструкции (К) КЯ с переходными глаголами распределяются в
порядке уменьшения агентивности следующим образом:
К с Ьа > К с исходным ПС > К с bei п р и наличии SUB > К с bei без
SUB > пассивная К без bei > К с ГИС п р и наличии SUB > К с ГИС без
SUB > К с инверсированным OBJ u SUB (ср. [Тань 1988а, 52]).
Прототипическая агента в н ость максимально проявляется в конструк­
ции с Ьа. Это связано с тем, что SUB этой конструкции в результате увели­
чения агентивности приобретает функцию актора (см. [Ван Валин/Фоли
1982, 384]) со статусом каузатора. Агентивное содержание ИГ, обозна­
чающей каузатора, достаточно разнообразно. Первенство, занимаемое
конструкцией с Ьа в общей иерархии прототипической агентивности,
распространяется только на те употребления, в которых SUB-агенс со­
ответствует каузатору, OBJ — пациенсу-каузируемому. В неканонических
1.4. ИСК со сдвинутым ПС 67

у п о т р е б л е н и я х этой конструкции наблюдается утрата того и л и и н о г о


свойства агентивности (пациентивности), что п р е ж д е всего выражается в
з а н я т и и места SUB-каузатора неагентивными участниками ситуации.
С п е к т р ф у н к ц и й конструкции с ba весьма ш и р о к . Ч а щ е всего она:

а) п о д ч е р к и в а е т коммуникативные ц е л и говорящего;
б) создает оптимальную модель у п р а в л е н и я д л я трехместных переход­
н ы х глаголов, освобождая более п р е с т и ж н о е место в п о с т п о з и ц и и ;
в) увеличивает валентность исходного глагола на единицу, в резуль­
тате чего появляется н о в ы й агенс в л и ц е каузатора.

П о с л е д н и й д е р и в а ц и о н н ы й путь реализуется у н е п е р е х о д н ы х кон­


с т р у к ц и й с одноместными а к ц и о н а л ь н ы м и глаголами.
Конструкция с ba передает п р е д и к а т и в н о е о т н о ш е н и е каузации, ко­
т о р о е заключается в воздействии субъекта на объект т а к и м образом,
что у объекта (или у самого субъекта) наступает изменение состояния.
Глубинная структура конструкции с ba трехчленна:

«X каузирует Y-ка стать Р»,

где X — каузатор, Y — каузируемое, Р — каузируемое состояние, а слово


ba функционирует как логическая связка. Способ о р г а н и з а ц и и актан­
тов п р е д л о ж е н и я с ba, п р е ж д е всего, перенос объекта действия налево
от переходного глагола, задает и м е н н о такое отношение. З д е с ь кауза­
т и в н о е отношение, устанавливаемое с помощью морфемы ba, п о д ч и н я е т
себе управление глагола. Это отношение допускает п е р е р а с п р е д е л е н и е
семантических ролей, т. е. иную соотнесенность семантических актантов
глагола с актантами каузатива.
Чтобы з а н я т ь п о з и ц и ю каузатора, участник ситуации должен иметь,
по к р а й н е й мере, один из следующих признаков агентивности:

а) ответственность за происходящее;
б) н а м е р е н и е добиться реализации ситуации;
в) функционирование в качестве источника э н е р г и и , позволяющего
ситуации иметь место.

Н а л и ч и е у каузатора хотя бы одного из перечисленных свойств позво­


л я е т говорящему высказать свое отношение к ним. С р . т р и п р е д л о ж е н и я ,
описывающие одну ситуацию с разным расположением OBJ:

(12а) Zilaishui | ba | women | he bing | le.


«Водопроводная вода | нас | напоила до болезни»;
(126) Women | he | zilaishui | he bing | le.
«Мы | п и л и | водопроводную воду | [так, что] заболели»;
5*
Глава I. Порядок слов

(12в) Yinwei he zilai shui | women | bing | le.


«Из-за питья водопроводной воды | мы | заболели».

Употребление в первом случае конструкции с ba оказалось возмож­


ным, поскольку приписание объекту п р и з н а к а в) достаточно д л я того,
чтобы этот участник ситуации стал каузатором. П р и м е р (12а) в з я т из со­
временного рассказа, где ответственность за расстройство желудка героев
возлагается на городские власти. Здесь конструкция с ba в н а и б о л ь ш е й
мере отвечает требованиям стилистики текста.
В других случаях д л я того, чтобы ситуация имела место, со стороны
каузатора достаточно н а м е р е н и я совершить действие и л и взять на себя
ответственность за его осуществление. П р и в е д е м в качестве п р и м е р а
неоднозначное предложение:

(13а) Wo | ba | qiche | xiuli h a o | le.


«Я I сделал так, чтобы | [моя] м а ш и н а | починилась».

В таких случаях каузатором может оказаться и сам агенс, как в

(136) Wo ziji I ba \ qiche | xiuli h a o | le.


«Я сам починил машину».

В (12а) каузатором является объект действия (пациенс), а в (13а)


возможным каузатором служит RECIP.
В роли каузируемого могут выступать агенс и субъект состояния.
Глагол в таких случаях либо является а к ц и о н а л ь н ы м и н е п е р е х о д н ы м ,
либо описывает неконтролируемое действие и л и состояние:

(14а) Zenme | ba | fanren | рао | 1е?


«Что это | сделали с | заключенным, | [что он смог] убежать?»;
(146) Wo | ba I ta | shuai dao | le.
«Я I сделал так, что | он | упал»
(«Я сбил его с ног»);
(14в) Та | ba | xiao mao | yan si | le.
«Он I сделал так, что | котенок | утонул»;
(14г) T a m e n | ba | wo | liu xia lai | le.
«Они I меня I оставили (у себя)».

Ср. эти фразы с одноместными конструкциями, образующимися п р и


опущении каузатора и ba:

(14а') Fanren рао 1е. «Заключенный убежал»;


(146') Та shuai dao le. «Он упал»;
(14в') Xiao mao yan si le. «Котенок утонул»;
1.4. ИСК со сдвинутым ПС 69

(14г') Wo liu xia lai le. «Я остался».

П о я в л е н и е каузатора в (14г) предполагает п о д а в л е н и е у б ы в ш е г о


субъекта (агенса) свойства «намерение совершить действие». В (14в) р е ч ь
уже идет о л и ш е н и и автономного объекта агентивности, н а м е р е н и я ,
к о н т р о л я и способности выступать как источник э н е р г и и . В (14а) кауза­
т о р (собеседник) о б в и н я е т с я в случившемся, поскольку он б ы л н а д е л е н
н е к о т о р ы м свойством агентивности, достаточным д л я п о д а в л е н и я аген­
т и в н о с т и у б ы в ш е г о SUB. В (146) неконтролируемое действие становится
к о н т р о л и р у е м ы м . К а к в и д н о из этих п р и м е р о в , н а л и ч и е у конструкции с
Ьа каузатора противопоставляет ее н е п е р е х о д н о й и стативной конструк­
ц и я м п р и з н а к о м двухсобытийности, вносимым э т и м актантом.
О д н а к о подобное использование конструкции с Ьа возможно л и ш ь
д л я сравнительно небольшого числа глаголов, хотя и наблюдается тен­
д е н ц и я к более широкому ее п р и м е н е н и ю в ж и в о й р е ч и . Н а п р и м е р ,
к о н с т р у к ц и я с Ьа часто употребляется наподобие «его ушли» б е з кауза­
тора. С р . следующий диалог:

(14д) Та xia qu le. «Он ушел (с политической сцены)» —


(14д') S h e n m e а, Ьа ta xia qu le! «О чем ты говоришь, его ушли!»

Б о л е е х а р а к т е р н ы й д е р и в а ц и о н н ы й путь д л я диффузных глаголов —


это использование универсального каузативного глагола nong «сделать
так, чтобы» в конструкции с Ьа или без нее. Этот глагол может присоеди­
н я т ь к себе и н е п е р е х о д н ы е глаголы, обозначающие неконтролируемые
действия, и стативы, обозначающие состояние субъекта, когда э т и глаго­
лы мыслятся как итоговые состояния. Ср.:

(15а) Meimei | ku | 1е.


«Сестренка | расплакалась»
и
;
(15а ) Didi | Ьа | meimei | nong ku | le.
«Братишка | сделал так, чтобы | сестренка | расплакалась»
(«Братишка довел сестренку до слез»);
(156) Biao | huai | le.
«Часы | сломались»
и
(156') Biao | nong huai | le.
«Часы сломали»
или
(156") Shui | Ьа | biao | nong huai | le?
«Кто сломал часы?»
70 Глава 1. Порядок слов

Модель конструкции с ba, требующая в обязательном п о р я д к е з а д а н и я


каузатора, каузируемого и каузируемого состояния, в о п л о щ а е т синтак­
сический «каркас», в котором з а к о д и р о в а н ы п р о т о т и п и ч е с к и е свойства
агентивности: существование агенса (каузатора), к о т о р ы й делает нечто,
и пациенса (каузируемого объекта), к о т о р ы й п р е т е р п е в а е т переход к но­
вому состоянию (см. [Лакофф 1981, 357]). Эта синтаксическая структура
настолько самодостаточна д л я р е а л и з а ц и и о т н о ш е н и я т р а н з и т и в н о с т и ,
что допускает невыполнение каузатором н е к о т о р ы х т р е б о в а н и й , предъ­
являемых агенсу, в ситуациях, когда хотя бы один из р а н е е назван­
ных трех п р и з н а к о в агентивности имеет п о в ы ш е н н у ю степень проявле­
н и я . В таких условиях каузатор может быть н е о д у ш е в л е н н ы м и л и д а ж е
неопределенным участником ситуации, часто п е р с о н и ф и ц и р у е м ы м .

(16а) Yi zhen lei sheng | ba wo | jingxing.


«Раскат грома | меня | разбудил»;
(166) Na I bai-er-yuan de shan feng | ba ta de sixiang | yin d a o |
«Эти I белые далекие г о р ы | его мысли | уводят |
ji yuan de difang.
в дальние края».

П о в ы ш е н н а я энергия каузатора п р о я в л я е т с я в силе его воздействия,


причем не только физического.
В своем каноническом п р о я в л е н и и каузатор — э т о агенс: человек, об­
ладающий наибольшей степенью одушевленности и к о н т р о л я за своими
действиями, которые в таких случаях выражаются а к ц и о н а л ь н ы м и гла­
голами. Однако в конструкции с ba часты и глаголы э м о ц и о н а л ь н о г о
состояния, что также влечет метафоризацию:

(17а) Mama | ke \ba meimei | xiang si | le.


«Мама | [таки] | о сестренке | до смерти скучает»;
(176) Wo | ba zhe shou shi | bei de | lanshu.
«Я I это стихотворение | вызубрил | назубок».

В этих употреблениях каузатор одновременно и носитель каузиру­


емого состояния.
Каузативное отношение, присущее конструкции с ba, заставляет мор­
фему ba приобретать глагольность со значением «делать с кем/чем-либо
так, чтобы...». Это дает нам право считать заполнение валентности
CAUS неизменной семантической функцией морфемы ba. И на самом
деле, при определенной иллокутивной силе высказывания конструкция
с ba может обходиться без другого глагола:

(18а) Та | neng | ba wo | zenmeyang?


«Он | может | [сделать] со мной | что?»;
1.4. ИСК со сдвинутым ПС 71

(186) Та | bu n e n g | ba ni | zenmeyang.
«Он | не сможет н и ч е г о | с тобой [поделать]», г.

Это п о з в о л я е т отнести слово Ьа к тому же классу каузативов, что и


shi, rang, jiao с тем же толкованием, и рассматривать его как о д и н из
д и с т р и б у т и в н ы х вариантов этого р я д а глаголов. О д н а к о к о н с т р у к ц и я с
Ьа отличается от конструкций, образуемых д р у г и м и каузативами (в том
ч и с л е и ц е п н ы х конструкций, о к о т о р ы х говорилось в п е р в о м параграфе)
д в у м я свойствами: во-первых, shi, rang и jiao всегда вводят агенс, а по­
з и ц и я после Ьа, как п р а в и л о , занята пациенсом; во-вторых, каузируемое
состояние эксплицируется только в конструкциях с Ьа и shi, но у кон­
струкции с shi каузатор о б ы ч н о является событием. Эти обстоятельства
о б ъ я с н я ю т большую агентивность у конструкции с Ьа. Ср.:

(19а) Wo rang ta liu xia lai. «Я просил его остаться»


и

(196) Wo ba ta liu xia lai le. «Я его оставил (у себя)».

Ситуация, описываемая предложением с Ьа, д о л ж н а содержать не


м е н е е двух, но не более трех обязательных участников. Т р е т ь ю валент­
ность т р е х в а л е н т н ы х переходных глаголов могут з а п о л н я т ь RESULT,
AD, ADR, PERIOD2, QUANTA и O B J 2 , обозначающий новую ипостась
каузируемого объекта. У точечных глаголов третья валентность реализу­
ется на долексемном уровне, что подразумевает з а п р е т на употребление
д а н н о й конструкции в отрицательной форме.
Каузация, предполагаемая конструкцией с Ьа,—это такое воздействие
субъекта на объект, которое приводит к изменению первоначального
состояния объекта. О н о в целом предусматривает данность объекта и не
предполагает действия, п р и в о д я щ е г о к созданию объекта. С и л а воздей­
ствия с целью и з м е н е н и я начального состояния объекта (его местона­
хождения в пространстве), как правило, направлена п р о ч ь от субъекта
каузации. Но з н а ч е н и е каузации, содержащееся в конструкции с Ьа, не
исключает идеи д о в е д е н и я уже начатого созидательного процесса до его
логического з а в е р ш е н и я .
П е р е ч и с л е н н ы е свойства конструкции с Ьа говорят о большем выра­
ж е н и и ею прототипических свойств агентивности субъекта по сравнению
с конструкциями с переходными глаголами с исходным П С , где OBJ
находится в постпозиции. Выражаемое этой конструкцией о т н о ш е н и е
каузации предполагает повышенную степень агентивности, п р и в о д я щ у ю
к п р и о б р е т е н и ю статуса каузатора актантами, не я в л я ю щ и м и с я агенсами
(подробнее о конструкции с Ьа см. [Тань 1988а, 40—52]).
72 Глава 1. Порядок слов

1.4.4. И з м е н е н и е П С как д е з а г е н т и в и з а ц и я . И с к л ю ч е н и е
к а у з а т о р а и л и и н т р а н з и т и в и з а ц и я глагола

1.4.4.1. К о н с т р у к ц и я с bei

Если изменение ПС в конструкции с ba п р и в о д и т к у в е л и ч е н и ю степени


агентивности описываемой ситуации, то конструкцией с bei, в которой
OBJ занимает прототипическое место субъекта, а п о с л е д н и й оказывается
сдвинутым на второе место и м а р к и р о в а н н ы м предлогом bei, предполага­
ет уменьшение агентивности описываемой ситуации и л и ее дезагентиви-
зацию. Разговорными вариантами bei я в л я ю т с я rang, jiao и gei. П е р в ы е д в а
служебных слова, в особенности rang, отличаются м е н ь ш е й универсаль­
ностью и не употребляются в конструкциях без SUB. П р и м е ч а т е л ь н о ,
что все эти служебные слова могут выступать как каузативные глаголы.
В китаистике давно бытует мнение, что п р е д л о ж е н и я с bei п е р е д а ю т
значение неблагополучия (см., н а п р и м е р , [Wang 1983, 409]). П о п р о б у е м
все же выяснить, является ли п р и з н а к «неблагополучие» н е п р е м е н н ы м
атрибутом конструкции с bei и, если это не так, н а й т и интуитивную
причину такого убеждения.
Н а ш анализ показал, что ситуация была н е б л а г о п р и я т н о й л и ш ь д л я
70% употреблений конструкции с bei в [SHJ], Необязательность при­
знака неблагоприятности д л я употребления конструкции с bei видна из
следующей минимальной п а р ы :

(20а) Biao rang didi n o n g huai le. «Часы б р а т и ш к а сломал»


и
(206) Biao rang didi xiuli h a o le. «Часы братишка починил».

В [Wang 1983] также отмечено, что конструкция с bei все ч а щ е при­


меняется в научной литературе, а д л я этого ж а н р а благоприятность или
неблагоприятность ситуации малозначимы. Т а к и м образом, к о н с т р у к ц и я
с bei вполне может встречаться и в нейтральном контексте.
Д л я выяснения, почему же все таки эта конструкция ассоциируется с
неблагополучием, мы сопоставили описывающие одну и ту же ситуацию
конструкции с bei и с объектом, вынесенным вперед без bei, свойственные
актуализированным высказываниям, типа

(20а') Biao | didi | nong huai | le.


«Что касается часов, то | братишка [их] | сломал»
и
(206') Biao | didi | xiuli hao | le
«Что касается часов, то | братишка [их] | починил».

Несмотря на сходство ситуаций, (20а) и (20а'), так же как (206) и


;
(20б ), различаются по типу связи между участниками, прежде всего по
1.4. ИСК со сдвинутым. ПС 73

о т н о ш е н и ю г о в о р я щ е г о к главному действующему л и ц у didi «братиш­


ка». В (20а) и (206) субъект действия в одном случае заслуживает
; 7
о д о б р е н и я , а в другом — п о р и ц а н и я . В (20а ) и (20б ) агентивность
п р о я в л я е т с я в м и н и м а л ь н о й степени, и здесь не содержится такого
о ц е н о ч н о г о модуса, несмотря на н а л и ч и е у ситуации о п р е д е л е н н о г о
знака с точки зрения нормы.
;
Biao «часы» в (20а') и (20б ) м о ж н о считать п о д ч е р к н у т о й смысло­
вой темой (см. [Падучева 1985, 116]). В таком случае агентивность в
к о н с т р у к ц и и с в ы н е с е н н ы м объектом е щ е более подавлена. В н и м а н и е
слушающего сосредотачивается на часах и на том, что сообщается о
них, а не на участнике ситуации, отвечающем за случившееся.
• В ы ш е с к а з а н н о е п о з в о л я е т н а й т и в семантической структуре пред­
л о ж е н и я с bei присутствие о т н о ш е н и я каузации, столь х а р а к т е р н о е
д л я п р е д л о ж е н и я с Ьа: каузируемый п а ц и е н с (тема п р е д л о ж е н и я с
bei) под воздействием каузатора-агенса приобретает некоторое состоя­
н и е . О д н а к о смещение OBJ (каузируемого) с п р о т о т и п и ч е с к о й пози­
ц и и на п о з и ц и ю SUB (каузатора-темы) предполагает склонность этого
участника ситуации к п р и о б р е т е н и ю некоторых свойств агентивности,
н а п р и м е р личностности и свойственных субъекту-теме ф у н к ц и й б ы т ь
о д у ш е в л е н н ы м , к о н к р е т н ы м , д а н н ы м , столь необходимых д л я иденти­
ф и к а ц и и элемента действительности (см. [Вежбицкая 1982, 243]). Не
случайно, что в 72 высказываниях с bei, имеющихся в [SHJ], кау-
зируемое в 50 случаях оказывается одушевленным, и л и ш ь в 18 —
неодушевленным.
8
Когда каузируемый объект (претерпевающий ) оказывается чело­
веком, вероятность неблагополучного исхода д л я него повышается.
Это вытекает из самого о т н о ш е н и я каузации, которое требует такого
воздействия субъекта на объект, которое приводит к и з м е н е н и ю его
п е р в о н а ч а л ь н о г о состояния и л и местонахождения. Подобное воздей­
ствие обычно происходит п р и разушительной деятельности человека
(ср. т и п ы глаголов, употребляющихся в конструкции с Ьа). Поэтому-то
70% употреблений конструкции с bei в повести описывают неблаго­
п р и я т н ы е случаи. Указанная статистика л и ш ь свидетельствует в пользу
н а ш е г о п р е д п о л о ж е н и я о связи прототипических п о з и ц и й участников
ситуации с их семантическим содержанием. Это е щ е не значит, что
п р и з н а к личностности OBJ-темы н е п р е м е н н о делает этого участника
жертвой описываемой ситуации, но вполне объясняет п р и ч и н у того
впечатления, которое сложилось у лингвистов.
Когда, н а п р и м е р , каузируемое состояние OBJ выражается в из­
менении его местонахождения благодаря действию, обозначенному
глаголом п е р е м е щ е н и я , благоприятность или неблагоприятность ситу­
ации зависит от цели действия и содержится в толковании самого
глагола. Ср.:
74 Глава I. Порядок слов

(21а) Xiao Li | bei you'eryuan ayi | song hui lai | le.


«Сяо Ли I воспитательницей детсада | п р и в е д е н домой»
и
(216) Та bei liufang dao Xiboliya. «Его сослали в Сибирь»

(подробнее см. [Тань 1988, 46—52]).


В силу утраты каузатором и каузируемым конструкции с bei н е к о т о р ы х
прототипических признаков в результате з а н я т и я и м и н е п р о т о т и п иче-
ской позиции, взаимная трансформация п р е д л о ж е н и й с bei и ba часто ока­
зывается затруднительной и л и невозможной, несмотря на структурное
сходство между ними. З а п р е т на подобные т р а н с ф о р м а ц и и в основном
связан с уменьшением степени агентивности субъекта в конструкции с bei,
в результате чего теряется возможность с о х р а н е н и я исходного смысла.
Об этом свидетельствует п р о и з в е д е н н ы й н а м и к о л и ч е с т в е н н ы й анализ
обеих конструкций по таким п р и з н а к а м к а к личностность, одушевлен­
ность, определенность, референтность, конкретность/абстрактность, ти­
пичность ролевого статуса И Г , обозначающих каузатора и каузируемого.
Н а п р и м е р , трансформация конструкции с bei в конструкцию с ba
невозможна при реализации в ней п р и з н а к о в неодушевленности и аб­
страктности каузатора и каузируемого:

(22а) Zhe dian | jiang | bei lishi zhengming.


«Это I будет I доказано историей»;
(226) Meimei | bei dao | ge po le | shou zhi.
«Сестричка | ножом | порезала | палец».

Т а к а я трансформация невозможна также, когда п о з и ц и я каузируемо­


го занята непациентивным актантом:

(22в) Shu xiao | bei xi yang | tu shang | yi ceng jin se.


«Макушку дерева заходящим солнцем окрасило в золотой цвет».

Со стилистической точки з р е н и я препятствием д л я т р а н с ф о р м а ц и и


является также неопределенная р е ф е р е н ц и я у И Г , обозначающей кау­
затора. Например, фраза

(22г) H u a r | bei r e n | cai le.


«Цветок кем-то растоптан»

намного лучше, чем фраза


? :!
(22г') You ren | ba h u a r | cai le. *P>
«Кто-то растоптал цветок»,

хотя можно сказать:


1.4. ИСК со сдвинутым ПС

(22г") Bu zhidao shi shui | ba h u a r | cai le.


«Неизвестно, кто растоптал цветок».

В последней фразе связка shi получает а к ц е н т на «кто»; т а к и е предло­


ж е н и я следует считать членами п а р а д и г м ы АЧ.
В о т л и ч и е от конструкции с Ьа п р е д л о ж е н и е с bei может содержать
глаголы, д е л а ю щ и е в сочетании с показателем zhe состояние каузируемо-
го д л я щ и м с я во в р е м е н и , что также свидетельствует о д е з а г е н т и в и з а ц и и ,
свойственной д а н н о й конструкции. П о д о б н ы е глаголы, и м е ю щ и е неоду­
ш е в л е н н ы е абстрактные агенсы, в конструкции с Ьа могут п о я в л я т ь с я
т о л ь к о п р и о ф о р м л е н и и результативными морфемами или же о ц е н к а м и
состояния каузируемого в результате каузации. Ср.:

(22д) Та | bei ge sheng | xiyin zhe.


«Его м а н и л и звуки песни»
и
;
(22д ) Ge s h e n g | ba ta | xiyin zhu | le.
«Звуки песни | его | заманили».

Н а л и ч и е результативной морфемы свидетельствует о п о в ы ш е н н о й


э н е р г и ч н о с т и неодушевленного каузатора. Ср.:

(22е) Та | bei Julie de tengtong | zhemo zhe.


«Ее мучают страшные боли»
и
;
(22е ) Julie de tengtong | ba ta | zhemo de hao ku.
«Страшные боли | ее | совсем замучили».

П о с л е д н и е п р и м е р ы показывают, что утрата каузатором в конструк­


ц и и с bei некоторых свойств агентивности влечет и ослабление пациен­
тивности каузируемого в начальной позиции. Это, безусловно, разрушает
каузативное отношение, особенно в случае поддержки семантикой гла­
гола и его оформлением. Т а к и е высказывания с bei т е р я ю т событийное
значение, характерное д л я п р е д л о ж е н и я с Ьа, п р е в р а щ а я с ь в сообщения
о состоянии каузируемого субъекта. Ср.:

(22ж) Xiao W a n g | he jiu he de tai d u o le,


«Сяо Ван I слишком много выпил, |
bei tongxuemen | song hui | sushe | le.
[и был] сокурсниками | отведен | в общежитие»
и
(22ж') Xiao Wang | he jiu he de tai d u o le, | tongxuemen
«Сяо Ван I перепил, | ребята с его курса |
ba ta song h u i | sushe | le.
его отвели | в общежитие».
76 Глава 1. Порядок слов

Хотя д а н н а я ситуация допускает употребление обеих к о н с т р у к ц и й ,


эти высказывания не р а в н о ц е н н ы по смыслу. Конструкция с bei квалифи­
цирует состояние С я о Вана, и это влечет за собой скорее о т р и ц а т е л ь н у ю
оценку его поведения. В п р е д л о ж е н и и же с ba в ц е н т р е в н и м а н и я не
состояние Сяо Вана, а заботливость его сокурсников.
В результате дезагентивизации п р е д и к а т конструкции с bei становит­
ся в большей степени о р и е н т и р о в а н н ы м на субъект. В его составе могут
встречаться неакциональные глаголы, о п и с ы в а ю щ и е ситуацию случай­
ной связи между агенсом и пациенсом, н а п р и м е р :

(22з) Zhe shir | bei Afanti | kanjian | le.


«Это дело было обнаружено Афанти»
(«Это случайно увидел Афанти»).

Т а к а я ситуация с сильно редуцированной агентивностью (вместо на­


меренности—случайность) не может быть передана конструкцией с ba.

1.4.4.2. П а с с и в н а я к о н с т р у к ц и я с и с к л ю ч е н н ы м к а у з а т о р о м

В одном из подтипов конструкции с bei валентность SUB (каузатор) не


заполняется. Имеется пассивная конструкция, в которой отсутствует и
показатель bei, что, безусловно, свидетельствует о последовательной дери­
вации в направлении дезагентивизации. О д н а к о исключение каузатора
еще не приводит к и н т р а н з и т и в и з а ц и и переходного глагола. П р и отсут­
ствии глагольного словоизменения в ситуации с и з м е н е н н ы м ПС сама
конструкция, в которой закодирована вся необходимая семантическая
информация, служит мощным д и ф ф е р е н ц и р у ю щ и м фактором.
Каузатор выпадает из пассивных конструкций в тех случаях, когда
он оказывается незначимым с коммуникативной точки з р е н и я . Это про­
исходит и когда каузатор легко выводится из контекста, однако умол­
чание не означает полной редукции смысла. SUB дает о себе знать
либо наличием показателя bei, как в (23а), либо п р и з н а к а м и автономно­
сти/неавтономности, личности/неличности И Г , обозначающей OBJ, как
в (236—в), либо значением глагола или ИГ, описывающих т и п и ч н ы е
ролевые статусы актантов, как в (23г):

(23а) Xiao Wang | bei da shang | le. «Сяо Вана | избили»;


(236) Xie I xiuli hao | le. «Ботинки | починили»;
(23в) Yang I qian zou | le. «Барана | увели»;
(23r) Ny'er I guan huai | le. «Дочь | избаловали».

Исключение каузатора может вызвать семантическую аномалию:


?
(23д) Haizi | bei | chi | 1е. «Ребенка I съели»:
1.4. ИСК со сдвинутым ПС 77

поскольку в д а н н о м случае каузатор — з н а ч и м ы й участник ситуации (ср.:

(23д') Haizi | bei lang | chi | le. «Ребенка съел волк»),

то людоедство возводится в норму ж и з н и .


Н е м а р к и р о в а н н о е сочетание И Г , обозначающей личность, с акцио-
н а л ь н ы м глаголом воспринимается л и б о как н е з а к о н ч е н н о е предложе­
н и е с п р о п у щ е н н ы м OBJ, в котором п е р в ы й актант д о л ж е н б ы т ь SUB-
агенсом:

(23е) Haizi chi le...


«Ребенок съел...»,

л и б о как п р е д л о ж е н и е с эллипсисом:

(23е') Haizi chi le = Haizi chi le fan le.


«Ребенок покушал (пообедал)».

Д р у г и м и словами, п р и отсутствии каузатора или показателя bei п е р в а я


п о з и ц и я пассивной конструкции не может быть заполнена И Г , обладаю­
щ е й п р и з н а к о м личностности. Т а к а я установка диктуется диффузностью
глагола. Ср.:

(24а) Та | bei | xuanbu | уи 16 shi 10 fen | si qu.


«Его о б ъ я в и л и умершим в 16 чае. 10 мин»,
и
(24а') Та | x u a n b u | yu 16 shi 10 fen | si qu.
«Он объявил, что умрет в 16 час. 10 мин».

О д н а к о функция показателя bei несводима к установлению модели


у п р а в л е н и я глагола. Его присутствие поддерживает о т н о ш е н и е каузации,
что дает повод д л я оценочного модуса. Т а к и м образом, н а л и ч и е пока­
зателя bei, д а ж е в случае отсутствия каузатора, предполагает сохранение
таких важных свойств агентивности, как намеренность осуществления
ситуации и ее контролируемость. В п р е д л о ж е н и и

(246) Ju baodao, xin jianzhu nei bei a n z h u a n g le da liang qietingqi.


«Согласно сообщениям, в новом здании вмонтировано большое
количество подслушивающих устройств»

наличие показателя bei синтаксически не мотивировано; предложение


было бы п р а в и л ь н ы м и без него. Очевидно, автор этого сообщения хотел
выразить неодобрение по поводу действий неупомянутого каузатора.
Когда в валентностной рамке глагола каузатор вообще отсутствует,
оценочная функция показателя bei может приобретать автономное зна­
чение. В п р е д л о ж е н и и
78 Глава 1. Порядок слов

(24в) Wo cha dian bei yan si le.


«Я чуть не утонул»

bei подчеркивает неблагоприятность ситуации д л я ее участника: гово­


р я щ и й п р и п о м о щ и конструкции с bei п р и д а е т агентивному субъекту
свойство пациентивносги, которое подобает жертве ситуации.

1.4.4.3. П а с с и в н а я к о н с т р у к ц и я б е з к а у з а т о р а и п о к а з а т е л я bei

Отсутствие каузатора и показателя bei означает, с одной стороны, отсут­


ствие оснований д л я оце н очн ой семантики, х а р а к т е р н о й д л я предложе­
н и й с ba и beit с другой — и н т е р п р е т а ц и ю п р е д л о ж е н и я к а к суждения
говорящего о.субъекте, что и п р е д о п р е д е л я е т о р и е н т и р о в а н н о с т ь выска­
зывания на субъект. В таких п р е д л о ж е н и я х сообщается о некоем положе­
н и и вещей, характеризующем субъекта-претерпевающего; о н и отвечают
на вопросы Что с Х-м? или Каков XI.
Состояние или свойство, описываемое предикатом подобной кон­
струкции, рассматривается как п р и о б р е т е н н о е в результате предшеству­
ющего процесса и л и события. В таком п р е д л о ж е н и и м о ж е т т а к ж е кон­
статироваться некий связанный с субъектом факт, к о т о р ы й удалось уста­
новить в результате соответствующего действия или по л и ч н о м у опыту
говорящего.

(25а) Xin | zuotian | shou dao | le. «Письмо получено вчера»;


(256) Niu ma, | zao yi | gan shang | shan qu le.
«Что касается коров, | то [их] д а в н о | угнали | в горы»;
(25в) Chuang | kai zhe | h e n jiu | le. «Окно уже д а в н о открыто»;
(25г) Zhe zhong ji | yao bu dong. «Такую курицу | не прожуешь»;
(25д) Na dui chai | zhi n e n g | shao | ji tian.
«Этой поленницы хватит только на несколько дней»;
(25е) Zhe ge wenti | bixu | jueding.
«Этот вопрос | необходимо | решить».
На первый взгляд такие конструкции из-за низкой агентивности
можно приравнять к конструкциям с непереходными глаголами. О д н а к о
глагол в них все же не подвергается и н т р а н з и т и в и з а ц и и , что имеет ме­
сто в конструкциях, где глагол спаян с дополнением, и м е ю щ и м родовое
значение. Об этом свидетельствует сам способ о р г а н и з а ц и и семантиче­
ского материала в немаркированной пассивной конструкции, где п е р в ы й
актант (тема) не может быть человеком, обладающим волей и поэтому
естественным образом претендентующим на роль SUB-агенса. Таковым
не являются ни животные в (256), которые не могут быть агенсом д л я гла­
гола gan «угнать», предполагающим намеренность и контролируемость
действия, ни лица, лишенные свободы:
1.4. ИСК со сдвинутым ПС 79

(256') Qiufan | yi | gan s h a n g | shan | qu kai kuang.


«Узников I уже | угнали в | г о р ы | на работу в карьере».

Я с н о , что в описываемой глаголом gan ситуации у з н и к и не могут


стать п о т е н ц и а л ь н ы м и агенсами.
Это показывает, что синтаксис КЯ в условиях и з м е н е н н о г о ПС зи­
ждется не только на семантике, как в случае п р о т и в о п о с т а в л е н и я OBJ
по п р и з н а к у личностности в пассивной конструкции. Он о п и р а е т с я и
на з д р а в ы й смысл, тем самым допуская максимальное количество немар­
к и р о в а н н ы х употреблений. О д н а к о з д р а в ы й смысл «работает» только в
т и п и ч н ы х ситуациях, строго по к о н в е н ц и и , когда д а н н о е употребление
уже п р и н я т о социумом.
Н а п р и м е р , в КЯ посещение больного врачом и п о с е щ е н и е врача
б о л ь н ы м могут выражаться одинаково. Фраза

(26а) Wo | qu | kan bing


может з н а ч и т ь и
«Я пойду лечиться» и «Я пойду лечить»

в зависимости от того, кто «я» — больной или врач.


Аналогичная картина наблюдается п р и таможенном досмотре. Соче­
т а н и е jiancha xingli «досматривать багаж» может быть воспринято как в
активном, так и в пассивном з н а ч е н и и без и з м е н е н и я П С . Если фразу

(266) Wo | qu I jiancha \ xingli «Я | пойду на | досмотр | багажа»

п р о и з н о с и т пассажир, то «я»—это OBJ, подвергающийся п р о в е р к е ; если


же ее п р о и з н о с и т т а м о ж е н н ы й инспектор, это SUB, п р о в е р я ю щ и й багаж.
До сих п о р мы рассматривали следующие ПС конструкций с пе­
р е х о д н ы м и глаголами: SUB — V — OBJ; SUB — O B J —V; OBJ — S U B —
V. Имеется е щ е схема OBJ — V — SUB, в которой субъект переходного
глагола оказывается в постпозиции. Ср.:

(27а) Yi guo fan | chi | san shi ge ren.


(Котел риса | есть | тридцать человек)
«Котла риса хватает на 30 человек»
и
(27а') San shi ge r e n | chi | yi g u o fan.
«Тридцать человек | едят | котел риса»;
(276) H u a I shai zhe | taiyang | le. «Цветы | попали на | солнце»
и
(276') Taiyang | shai zhe | h u a | le. «Солнце | попало на | цветы».

В конструкциях с переходными глаголами вида (27а—б) SUB сдви­


гается в постпозицию и степень его агентивности сведена к минимуму.
Глава I. Порядок слов

В них ролевые о т н о ш е н и я , казалось бы, заменяются субъектно-преди-


катными: фраза (27а) сообщает о некотором свойстве субъекта, а фраза
(276) —о его состоянии. Но в таких п р е д л о ж е н и я х сохраняется п а ц и е н -
тивность (или валентостью OBJ п р и о б р е т а е т некоторую агентивность), о
чем свидетельствует нахождение в п о з и ц и и т е м ы неодушевленного OBJ.
П р и занятии этой п о з и ц и и одушевленным актантом т а к и е п р е д л о ж е н и я
становятся семантически аномальными. Ср.:

(28а) San ge r e n | chi | yi zhi ji з н а ч и т


«Три человека | едят | одну курицу»
и
(28а') *Yi zhi ji chi san ge ren.
«Одна курица кушает трех человек».

В завершение рассмотрения ПС в пассивных конструкциях необхо­


димо заметить, что китайские пассивные конструкции имеют сходство
скорее с русскими неопределенно-личными пассивными к о н с т р у к ц и я м и ,
нежели с европейскими пассивами. Пассивные конструкции КЯ субъект-
но ориентированы, особенно те, которые л и ш е н ы ф о р м а л ь н ы х атрибу­
тов — каузатора и/или показателя bei —и сообщают о некоем состоянии
(свойстве) субъекта или о результате воздействия (подробнее см. [Тань
1988, 4 6 - 5 2 ] ) .
В отличие от агентивного д о п о л н е н и я (каузатора) пассивных кон­
струкций других языков, которое входит в рему сообщения, актант, на­
ходящийся в коммуникативном фокусе высказывания с bei, — не каузатор,
а каузируемое состояние, как в

(29а) Xiao Wang | bei yi q u n daitu | da shang | le.


«Сяо Ван был побит хулиганами».

Такие высказывания не отвечают на вопрос: «Кем?» З д е с ь нельзя


спросить:
?
(296) Xiao Wang | bei shui | da shang le?
«Сяо Ван I кем | был побит?»

Личность каузатора выясняется иной ЛК-структурой, в которой рема


должна выделяться связочной конструкцией или связкой shi. П р и этом
либо сохраняется bei:

(29в) Xiao Wang | shi | bei shui | da shang | de?,

либо применяется конструкция с ba:

(29г) Shi I shui | ba Xiao Wang | da shang | le?

(подробнее об этом см. последний параграф).


1.4. ИСК со сдвинутым, ПС 81

1.4.4.4. Д е з а г е н т и в и з а ц и я и и н т р а н з и т и в и з а ц и я п е р е х о д н о г о
глагола

И з м е н е н и е исходного ПС в конструкции с п е р е х о д н ы м и глаголами до


сих п о р рассматривалось с точки з р е н и я увеличения и л и у м е н ь ш е н и я
степени агентивности, а также в к л ю ч е н и я и л и исключения какого-то
участника ситуации, что отражается и на пациентивности. Но и з м е н е н и е
ПС может влечь за собой полную утрату пациентивности, вследствие чего
к о н с т р у к ц и я интранзитивизируется — сказуемое вместе с одним подчи­
н е н н ы м ему актантом образует е д и н ы й компонент, а п е р е х о д н ы й глагол
н а ч и н а е т употребляться в п р о и з в о д н о м з н а ч е н и и . И н к о р п о р а ц и я глаго­
ла и д о п о л н е н и я наблюдается у многих переходных глаголов (см. (7а—в)).
П р а к т и ч е с к и любой п е р е х о д н ы й глагол может и н к о р п о р и р о в а т ь при­
в ы ч н о г о д л я него участника ситуации. Этот стандартный OBJ утрачивает
все п р и з н а к и пациентивности, п р е в р а щ а я с ь в ИГ с родовым з н а ч е н и е м ,
и д о п о л н я е т з н а ч е н и е глагола до соответствующей лексемы.
З а н я т и е таким «дополнением» постпозиции препятствует п о я в л е н и ю
в качестве р е м ы другого участника ситуации, имеющего большее «право»
на это место. Это препятствие оказывается преодолимым в тех случа­
ях, когда глагол п о я в л я е т с я е щ е р а з после соответствующего Г И С , что
п р и в о д и т к н а р у ш е н и ю первоначального расположения актантов:

(30а) Ni | ma r e n | ma de | bu da xianghua | le.


«Ты ругаешься слишком неприлично»;
(306) Та | qing ke | qing.le | liang ci. «Он дважды п р и н и м а л гостей»;
(ЗОв) Xiao Zhang | shuo Е yu | shuo de | h e n bucuo.
«Сяо Ч ж а н говорит по-русски очень неплохо»;
(ЗОг) Wo | xie xin | zong shi | xie dao | ta gongzuo de dizhi.
«Я ему пишу всегда по рабочему адресу»;
(ЗОд) Mama | xi yifu | xi le | yi ge zaochen.
«Мама простирала целое утро»;
(ЗОе) W o m e n | xia qi | xia wan | le. «Мы закончили игру в шахматы».

В этих п р и м е р а х Г И С , расположенные после агенсов, описывают си­


туации со з н а ч е н и я м и поступка (30а), факта (306—в), класса действий
(ЗОг), процесса (ЗОд), события (ЗОе). Синтаксически это выражено непол­
ной номинализацией [Арутюнова 1980, 347], преобразующейся в субъект
сообщения, а следующие за ней глагол и ИГ образуют вершину преди­
ката. В номинализации имя, как правило, употребляется нереферентно
и не допускает оформления показателями определенности. П р и модусе
«разъяснение» (ответ на частный вопрос) эта номинализация является
д а н н ы м и относится к теме.
6-2044
Глава 1. Порядок слов

Выбор конструкции этого типа определяется оценочной импликаци­


ей. Она уместна при предикатах, последние компоненты которых выра­
жают количество действия, его продолжительность и результат. Употреб­
ляя такого рода конструкцию, говорящий обычно желает показать, что
описанная ситуация (действие или процесс) случалась много раз (306),
длилась долго (ЗОд) или завершилась только после истечения продолжи­
тельного времени (ЗОе). Такое понимание подтверждает и контекст (ср.
значения указанных пропозиций с ИСК:

(306') Та | qing le | liang ci | ke.


«Он два раза приглашал гостей»;
(ЗОг') Wo | zongshi | ba xin | xie dao | ta gongzuo de difeng.
«Я всегда пишу ему по рабочему адресу»
(ЗОд') Mama xi le yi ge zaochen yifu.
«Мама занималась стиркой все утро»;
(ЗОе') Women | xia wan le | qi. «Мы | кончили играть | в шахматы»

и продолжение

(ЗОд) ...suoyi xianzai cai chi wufan


«...поэтому [мы] только сейчас обедаем».

Описанные синтаксические и семантические особенности конструк­


ций этого типа свидетельствуют об ослаблении (как в (306)) и даже
утрате ИГ определенных прототипических свойств семантической роли,
а именно агентивности и пациента вности (например, ИГ ren «человек»,
xin «письмо», yifu «одежда», qi «шахматы» в (30а, г, д — е ) приобретают
родовое значение). Одновременно глаголы утрачивают прототипическое
свойство переходности, десемантизируются и часто превращаются в се­
мантические эквиваленты связки со значением «заниматься чем-нибудь».
Этим и объясняется способность подобной конструкции описывать ситуа­
ции, обозначаемые непереходными глаголами в форме ГИС типа shui jiao
«спать», xizao «купаться» или kesou «кашлять». Вышерассмотренные пе­
реходные глаголы можно трактовать как непредельные и относить к
семантическому классу деятельности (см. главу 3).
Однако упомянутая утрата агентивности не распространяется на важ­
нейшее свойство агенса—его ответственность за происходящее; без этого
свойства указанное оценочное значение невозможно. Предложенная ин­
терпретация конструкции с повтором глагола предполагает отсутствие
в ней второго члена противопоставления —OBJ-пациенса, не позволяю­
щее включать ее в парадигму конструкций с переходными глаголами.
Это обстоятельство лишний раз подчеркивает диффузность глагола язы­
ков изолирующего строя.
1.5. Прогнозирование конструкций 83

1.5. Прогнозирование конструкций и техника


открывания синтаксических позиций
1.5.1. Выбор между конструкциями с прямым
и и з м е н е н н ы м ПС

Всякое и з м е н е н и е структуры в ы с к а з ы в а н и я , в частности П С , есть ма­


н и ф е с т а ц и я п е р е м е н ы о б щ е й стратегии г о в о р я щ е г о . О д н а и та же си­
т у а ц и я может быть описана с п р и м е н е н и е м и п р я м о г о , и сдвинутого
П С . В ы б и р а я о п т и м а л ь н ы й в а р и а н т «упаковки» с о о б щ е н и я , г о в о р я щ и й
руководствуется многими факторами.
Во-первых, это з н а н и е говорящего о слушающем и его текущем со­
с т о я н и и . П о д о б н о е з н а н и е предполагают конструкции, между к о т о р ы м и
ему предстоит сделать выбор. Т а к , п р и сообщении о п р и х о д е незна­
комого слушающему л и ц а в диалогическом р е ж и м е п р я м о й П С , как в
(1.4.6а), замещает о д н о р е м н а я конструкция с и н в е р с и р о в а н н ы м агенсом,
к а к в (1.4.66).
П р и выборе между конструкциями н а х о ж д е н и я в пространстве и су­
щ е с т в о в а н и я р е ш а ю щ и м может оказаться п р и з н а к определенности. Кон­
струкцию существования, в которой н е о п р е д е л е н н ы й агенс находится в
п о с т п о з и ц и и , м о ж н о считать моделью с п р о и з в о д н ы м П С . С р . (1.4.4а) и
конструкцию н а х о ж д е н и я в пространстве:

( l a ) Na wei laodaniang zai h u a y u a n li [zuo zhe].


«Пожилая ж е н щ и н а находится (сидит) в саду»,
а также (46) и
(16) G a n g mai de j i n yu yang zai boli gang li.
«Только что купленные золотые р ы б к и [находятся] в аквариуме».

В ы б о р между конструкцией возникновения в пространстве (1.4.5а)


с агенсом в постпозиции и конструкцией с п р я м ы м ПС определяется
ж е л а н и е м начать сообщение с LOC или SUB. С р . (1.4.5а) и

(2) Yi На h o n g se de qiche cong T i a n ' a n m e n qian kai guo.


«Красная м а ш и н а промчалась м и м о ворох Т я н ь а н ь м э н ь » .

Во-вторых, прагматическая направленность п р е д л о ж е н и я предпола­


гает о п р е д е л е н н о е сочетание темы и ремы. Н а п р и м е р , выбор между
конструкциями с Ьа и bei может определяться тем, кого г о в о р я щ и й счи­
тает фокусом своей эмпатии [Чейф 1982, 313; K u n o 1976]. Газете «Жэнь-
минь жибао» п р и сообщении об избиении уважаемого ученого хулиганом
естественно употребить пассивную конструкцию с bei, где п о т е р п е в ш и й
выступает как тема сообщения (фокус эмпатии):
6*
84 Глава 1. Порядок слов

(За) Z h u m i n g | xuezhe | Li Z u g u a n g jiaoshou | liang ri qian


«Известный I ученый | профессор Ли Цзугуан | два д н я тому
назад»
bei | c h u a n g r u jia zhong de baotu ou da
«был I избит ворвавшимся к нему в квартиру хулиганом»,
shou zhong shang, |
«получил т я ж е л ы е телесные п о в р е ж д е н и я |
song yiyuan | zhiliao.
[и] был доставлен в больницу | на лечение».

Среди своих дружков хулиган, наверное, и з л о ж и т это же п р и п о м о щ и


конструкции с ba, в которой в фокусе э м п а т и и окажется сам каузатор,
представленный героем события:

(36) Wo zuotian c h u a n g r u na chou lao-jiu Li Z u g u a n g jia li ba ta h a o zou


le yi d u n .
«Я вчера ворвался в квартиру этого вонючего и н т е л л и г е н т а Ли
Цзугуана и показал ему, где р а к и зимуют».

В-третьих, всякая глагольная конструкция соответствует определен­


ной модели управления, в которой синтаксические п о з и ц и и жестко фик­
сированы. Изменение ПС за счет п е р е с т р о й к и конструкции в целом
открывает места в постпозиции, нужные д л я з а п о л н е н и я обязательных
валентностей лексемы (см. конец данного параграфа).
В-четвертых, п р и прочих равных условиях выбор конструкции опре­
деляется степенью агентивности и л и пациентивности актантов, к о т о р а я
влияет на оценочную нагруженность п р е д л о ж е н и я . Н а п р и м е р , в кон­
струкции с ba подчеркивается роль каузатора. В ней каузатор становится
более значимым, чем агенс обычной конструкции с переходным глаголом
и исходным П С . Это справедливо и д л я конструкции с bei с каузатором,
если существует возможность выбора конструкции с э к с п о з и ц и е й OBJ.
На фоне повышенной агентивности в таких конструкциях может про­
являться оценочный модус, выражаемый формулой П р а й о р а «это есть
F, что Р» [Prior 1949], где на место F подставляют слова «хорошо» или
«плохо». Это происходит, когда сама ситуация с точки з р е н и я говоря­
щего содержит положительный или отрицательный момент. П р и такой
импликации одушевленному каузатору отводится роль л и б о героя, л и б о
злодея, а одушевленный претерпевающий соответственно в ы г л я д и т как
справедливо наказанный или жертва.
В предложении с однородными предикатами

(4) Didi bu tinghua, ba h u a si le, bei wo hao da yi d u n .


«Братишка не слушался, порвал картинку [и] получил от меня
хорошую трепку»
1.5. Прогнозирование конструкций 85

б р а т и ш к а совмещает р о л и злодея (в к о н с т р у к ц и и с Ьа) и н а к а з а н н о г о (в


к о н с т р у к ц и и с Ьег). С р . также:

(5а) Didi he le niunai. «Братишка в ы п и л молоко»


и
(56) Didi Ьа niunai he le. « Б р а т и ш к а молоко выпил».

В (56) б р а т и ш к а п р и о б р е т а е т статус каузатора, ч т о свидетельствует


о н е р а в н о д у ш н о м о т н о ш е н и и г о в о р я щ е г о к субъекту. Поступок этого
участника ситуации может быть о ц е н е н л и б о как п о л о ж и т е л ь н ы й (пред­
л о ж е н и е (56): . . . t h e n guai! «...какой молодец»), л и б о как о т р и ц а т е л ь н ы й
( п р е д л о ж е н и е (56): ...Mama liu gei meimei d e «...[а его] мама оставила се­
стричке»).
В-пятых, и з м е н е н и я ПС могут наблюдаться в несвободных фразео-
л о г и з и р о в а н н ы х структурных схемах. Т а к и е к о н с т р у к ц и и п о я в л я ю т с я в
результате «незаконной» р е м а т и з а ц и и п р е п о з и т и в н ы х актантов и впо­
следствии фиксируются как и н к о р п о р а ц и и , обозначающие типизирован­
н ы е ситуации. В н и х постпозицию занимают актанты, т и п и ч н ы е д л я
д а н н о г о ролевого статуса. О н и л и б о з а н и м а ю т нулевую п о з и ц и ю после
н е п е р е х о д н о г о глагола, л и б о вытесняют д е с е м а н т и з и р о в а н н ы й OBJ по­
сле и н г е р е н т н о г о переходного глагола, чтобы встать на его место. Ср.
п а р ы п р и м е р о в с исходным и п р о и з в о д н ы м П С :

(ба) Та | zui jin | zai shitang | chi fan | le.


«Она I последнее в р е м я | в столовой | обедать | стала»
и
(бб) Та | zui j i n | chi | shitang | le.
«Она I последнее время | питаться | в столовой | стала»;
(7а) Ni | hui | yong zhe zhong bi | xie | ad | ma?
«Ты I умеешь | т а к о й ручкой | писать | иероглифы?»
и
(76) Ni I hui I xie | zhe zhong bi | ma?
«Ты I умеешь | писать | такой ручкой?»;
(8a) Ni I congqian | yong ny gaoyin | chang guo | ge | ma?
«Ты I р а н ь ш е | сопрано | пела | песни?»
и
(86) Ni I congqian | chang guo | ny gaoyin | ma?
«Ты I р а н ь ш е | пела | сопрано?»;
(9a) Xiang | anzhao | ri zi xing
«Слон (шахматная фигура) | по схеме f иероглифа „солнце" (
zou.
ходит»
и
Глава 1. Порядок слов

(96) Xiang | zou | ri zi. «Слон ходит и е р о г л и ф о м „солнце"»;


(10а) Wo | jintian wanshang | zai xingjunchuang s h a n g | shui.
«Я I сегодня ночью | на раскладушке | сплю»
и
(106) Wo I jintian wanshang j shui | xingjunchuang.
«Я I сегодня ночью | сплю | на раскладушке».

В п р и в е д е н н ы х п р и м е р а х LOC, INSTR, M O D и I T I N , к о т о р ы е в кон­


струкциях с исходным ПС занимают п р е п о з и ц и ю и маркируются соот­
ветствующими предлогами, допускаются в п о с т п о з и ц и ю на п р а в а х обяза­
тельного, типичного участника ситуации. О д н а к о н е к о н в е н ц и о н а л ь н ы й ,
свободный перенос ИГ в постпозицию невозможен. Н е л ь з я , н а п р и м е р ,
сказать:

(11) *Та zui jin chi fandian le.


«Она в последнее время стала питаться в ресторане»,

поскольку fandian «ресторан» здесь воспринимается как объект д е й с т в и я ,


т . е . как то, что она ест, а не как то, где она ест.
Однако д л я того, каким голосом петь и л и где ночевать, м о ж н о н а й т и
целые группы MOD и LOC, способных з а н я т ь постпозицию.

1.5.2. М е х а н и з м р а з р е ш е н и я к о н ф л и к т н ы х с и т у а ц и й п р и
р а с с т а н о в к е слов

Иногда выбор конструкции со сдвинутым ПС оказывается синтаксиче­


ски вынужденным и необходима «эксплуатация» ПС д л я в ы р а ж е н и я
определенной модели управления. Следует помнить, что строгая фикси-
рованность ПС в условиях и з о л я ц и и прежде всего означает возможность
нахождения в постпозиции в н е м а р к и р о в а н н о й форме считанного числа
семантических ролей, как было нами показано п р и рассмотрении И С К
с прямым П С . Эти конструкции не допускают «бесконфликтного» вве­
д е н и я дополнительных валентностей в постпозицию, даже если т а к и е
валентности кажутся вполне легитимными претендентами на соответ­
ствующие позиции.
Что же все-таки происходит, когда на уже з а н я т ы е п о з и ц и и нахо­
дятся другие претенденты? Конструкции, имеющие п р о и з в о д н ы е П С ,
разрешают подобные «конфликтные ситуации» р а з л и ч н ы м и способами.
И во всех таких случаях можно говорить о синтаксической мотивиро­
ванности П С .
Как мы показывали, существуют р а з л и ч н ы е т е х н и к и перестановки
актантов для обеспечения соответствия между планом в ы р а ж е н и я и пла­
ном содержания. В их число входят передвижение OBJ в п р е п о з и ц и ю
с предлогом ba. В этом случае д л я той валентности, которая д о л ж н а
1.6. Краткие выводы 87

быть з а п о л н е н а в обязательном п о р я д к е , открывается п р е с т и ж н о е пост­


п о з и т и в н о е место.
Т а к , п р и р е а л и з а ц и и третьих валентностей трехместных глаголов (AD
п р и неодушевленном OBJ и л и R E C I P п р и одушевленном OBJ, второй
OBJ, Q U A N T A и л и оценочное слово) выбор конструкции с Ьа синтакси­
ч е с к и м о т и в и р о в а н , поскольку постпозитивное з а п о л н е н и е этой валент­
ности в конструкции с исходным ПС исключено. Т а к и м образом, модели
у п р а в л е н и я глагольных лексем следующих п р е д л о ж е н и й реализуемы
т о л ь к о в конструкции с Ьа:

(12) Ni \Ьа\ xin | fang zai | zhuozi shang.


«Ты I письмо I п о л о ж и I на стол»;
(13) M a m a | ba haizi | jiao gei | baoyuyuan | le.
«Мама | ребенка | отдала | воспитательнице»;
(14) Wo | yijing I ba na pian w e n z h a n g | yi c h e n g | Yingyu.
«Я I уже I эту статью | п е р е в е л на | а н г л и й с к и й
язык»;
(15) Wo I ba zhe ben shu | kan le | san bian | le.
«Я I эту книгу I уже п р о ч е л | т р и раза»;
(16) Li taitai | ba xin zhuzhai | zhuangshi de [ h e n piaoliang.
«Г-жа Ли I новую квартиру | обставила | очень красиво».

Конструкция с Ьа может обслуживать и некоторые четырехместные


глаголы:

(17) Ni | Ьа | zhe ben cidian | zai | jie | wo | san dan.


«Ты I этот словарь | еще | одолжи | м н е | на т р и дня».

Конструкции с повтором глагола, как было показано в предыдущем


разделе, также позволяют устранить OBJ, с тем чтобы после второго
глагола смогла реализоваться синтаксически и л и коммуникативно обя­
зательная валентность.
П р и всех запретах, накладываемых на ПС д а н н о й типологией, и п р и
фиксированности возможных сочетаний тема-рематических о т н о ш е н и и
в синтаксических конструкциях, все же остается некоторая свобода пе­
рестановки актантов для передачи АЧ п р е д л о ж е н и я , о чем пойдет речь
в следующей главе.

1.6. Краткие выводы


Анализ, п р о в е д е н н ы й в д а н н о й главе, позволяет считать ПС одним из
важнейших параметров грамматического строя КЯ.
Глава 1. Порядок слов

1. ПС СКЯ несводим к о д н о й модели. На ф о н е ф и к с и р о в а н н о е ™


п о р я д к а следования составляющих в ы с к а з ы в а н и я выделяется н е с к о л ь к о
моделей базовых ПС д л я п е р е х о д н ы х ( V 2 ) и н е п е р е х о д н ы х (Vj) глаголов,
в которых ПС является н е й т р а л ь н ы м , грамматически з а д а н н ы м , незави­
симым от прагматических факторов и контекста. С р е д и э т и х п о р я д к о в
п о р я д о к «S—V—(О)» выступает как н е м а р к и р о в а н н ы й , п р о т о т и п и ч е с к и й
порядок, в котором S и О обладают всеми п р о т о т и п и ч е с к и м и свойства­
ми агентивности/пациентивности, п р и п и с ы в а е м ы м и SUB-агенсу и OBJ-
пациенсу. Л ю б о е и з м е н е н и е исходного п о р я д к а с л е д о в а н и я п р и в о д и т
к функциональному смысловому сдвигу, выражающемуся в увеличении/
уменьшении степени агентивности (пациентивности) участников ситу­
ации.

Базисные п о р я д к и СКЯ можно представить схемой:

Исходные базисные ПС Базисные ПС со сдвигом


S—Vi V!-S
S_V2-0 S-O-V2; O-S-V2; O - V 2 - S

2. Строгая ф и к с и р о в а н н о е ^ ПС в рамках И С К выражается в з а н я т и и


наборами элементарных е д и н и ц (участников ситуации и л и семантиче­
ских ролей) фиксированных п о з и ц и й по о т н о ш е н и ю друг к другу и к
глаголу. Особые ограничения налагаются на постпозицию, предназна­
ченную д л я синтаксически обязательных валентностей, и на п о з и ц и ю
ремы предложения (в И С К ) .

3 . Аморфность основных е д и н и ц К Я п р е д о п р е д е л я е т диффузность


этого языка. Д л я глагола, способного м е н я т ь модель у п р а в л е н и я , это
означает, во-первых, отсутствие жестких о г р а н и ч е н и й на число актантов.
Так, глагол jiao со значением и м е н о в а н и я организует д в е к о н с т р у к ц и и :

( 1 ) Wo \jiao | ta | Xiao Li.


«Я I зову I его I Сяо Ли (Малыш Ли)»;
(2) Та | jiao | Li Yuan.
«Его | зовут | Ли Юань».

В (1) стандартно заполнены валентности И С К с двумя д о п о л н е н и я м и :


SUB — V2 — OBJi — OBJ2. В (2) же jiao — это не двухместный глагол, п р и
котором ta «он» выступает как SUB, a Li Yuan—как OBJ. З д е с ь имеет место
субъектно-предикатное отношение: to —субъект, Li Yuan — его свойство,
а глагол jiao из-за отсутствия агентивности у SUB десемантизируется.
Этот глагол по функции приравнивается к связке: фактически (2) значит
т о же, что

(2а) Та de mingzi jiao (shi) Li Yuan. «Его и м я — Л и Юань».


1.6. Краткие выводы 89

Т а к у ю трактовку предикатно-аргументной структуры п р е д л о ж е н и я


(2) подтверждает и смысл ИГ предиката. И м я I J Yuan в о т л и ч и е от
п р о з в и щ а Xiao Ы — э т о собственно и м я , и з а м е н ы и м е н в п р е д л о ж е н и я х
(1—2) приведут к семантическим аномалиям»
Во-первых, глагол КЯ, как п р а в и л о , приобретает статус л е к с е м ы толь­
ко на уровне в ы с к а з ы в а н и я , когда его валентностная структура фикси­
руется в рамках о п р е д е л е н н о й синтаксической конструкции.
Во-вторых, лексическое з н а ч е н и е глагола и его о ф о р м л е н и е уточня­
ются в зависимости от п о з и ц и й участников ситуации и от характеристик
субъекта и/или объекта.
Глаголы с в а р и а т и в н ы м и моделями у п р а в л е н и я различаются спосо­
бами к о д и р о в а н и я своих актантов. Конструкции со сдвинутым ПС суть
не что иное, как в а р и а т и в н ы е модели у п р а в л е н и я глаголов, возникаю­
щ и е вследствие взаимодействия плана с о д е р ж а н и я и п л а н а в ы р а ж е н и я .
Вместе с к о н с т р у к ц и я м и с исходным ПС они образуют п а р а д и г м ы И С К ,
составляющие базисные синтаксические структуры я з ы к а . Т и п ы синтак­
сических конструкций воплощают модели у п р а в л е н и й классов глаголов
со с х о д н ы м и валентностными структурами.

4. ПС вместе с предлогами указывает на грамматический статус ак­


тантов. В п р е п о з и ц и и актанты и сирконстанты маркируются ПС и пред­
л о г а м и ; тем самым открываются большие возможности д л я их л и н е й н о й
р а з в е р т к и . В этой п о з и ц и и более свойственно располагаться синтакси­
чески факультативным валентностям.
П р е д л о г и в постпозиции встречаются крайне редко. Здесь основная
нагрузка в к о д и р о в а н и и и н ф о р м а ц и и о р о л я х актантов ложится на П С ,
что и о б ъ я с н я е т о г р а н и ч е н и я , накладываемые на постпозицию, з а н я т и е
которой в большей степени свойственно синтаксически обязательным
валентностям.
В конструкциях со сдвинутыми OBJ и SUB эти участники вводятся
с п е ц и а л ь н ы м и предлогами — показателями. Но они могут не маркиро­
ваться, если статус OBJ или SUB определяют семантические п р и з н а к и (в
том числе п р и з н а к т и п и ч н о г о ролевого статуса, свойственный некоторым
классам ИГ) и л и прагматические факторы на уровне здравого смысла.
Кроме того, наблюдаются нестандартные способы заполнения семан­
тических валентностей, п р и з н а н н ы е de facto в системе языка. Т е м самым
синтаксис КЯ обеспечивает максимальное количество н е м а р к и р о в а н н ы х
употреблений в условиях измененного П С .

5. Синтаксическое членение предложения КЯ в значительной мере


условно. Разумно п р и н я т ь систему к о д и р о в а н и я актантов, которая берет
в качестве точки отсчета позицию глагола. У конструкции с исходным
ПС наряду с zhu уи «подлежащим», которое всегда занимает начальную
п о з и ц и ю и в общем случае соответствует SUB, в п р е п о з и ц и и находятся
90 Глава I. Порядок слов

zhuang уи «обстоятельства», которые могут соответствовать T E M P , DEST,


P E R I O D i , O D E R i , LOC, AB, I T I N , AD, INSTR, MED, DIR и M O D . В пост­
п о з и ц и и располагаются bin уи «дополнение» и bu уи « д о п о л н и т е л ь н ы й
член». П е р в ы й член соответствует OBJ, ADR, RECIP, C O N T R A G , AD,
DEST, C O N T E N T , M O T I V , IS, Q U A N T , P E R I O D 2 , ODER 2 , в т о р о й - м а р ­
кируется показателем de и обозначает оценку и л и результат д е й с т в и я , а
также состояние SUB и л и OBJ в результате д е й с т в и я .
В конструкции со сдвинутым OBJ и л и SUB zhu уи соответствует OBJ,
a bin уи — SUB. Если сдвигается только OBJ, bin уи тоже оказывается
в п р е п о з и ц и и . RECIP, CONTRAG и САР всегда соответствуют bin уи, в
какой бы п о з и ц и и эти участники ситуации ни оказывались.
П р и таком подходе к выделению ч л е н о в п р е д л о ж е н и я н е к о т о р ы е
участники ситуации, н а п р и м е р AD, LOC, DEST, CAUS, могут соотносить­
ся как с zhuang уи (в препозиции), так и с Ыпуи (в постпозиции). П р и этой
системе описания подвижным оказывается только bin уи. П о д о б н о е упо­
рядочивание членов п р е д л о ж е н и я , как кажется, максимально передает
соответствие между планами в ы р а ж е н и я и содержания в КЯ. В неакту -
ализованном предложении (при нейтральном ПС) тема всегда отвечает
zhu уи, а рема — wei уи, то есть сказуемому, понимаемому как остальная
часть предложения. Теме в КЯ свойственно выступать без предлога.

6. ПС в КЯ выполняет функцию, аналогичную падежам и пред­


ставляет собой скрытую категорию падежа. Об этом свидетельствуют
установленные нами соответствия между ПС в синтаксической структуре
и выражаемой им ролевой структурой (способом з а п о л н е н и я синтакси­
ческих позиций семантическими валентностями).
По [Филмор 1968] словарь—одно из главных средств з а д а н и я глубин­
ных (ролевых) структур и их перевода в поверхностные (аргументные)
структуры. Мы же п р и исследовании ПС движемся в обратном направ­
лении, рассматривая не аргументную структуру предиката и соответству­
ющее ей семантическое содержание, а набор типов СК с ф и к с и р о в а н н ы м
П С , в которых семантическая и н ф о р м а ц и я кодируется как данность,
допускающая или не допускающая р е а л и з а ц и ю той или и н о й ролевой
структуры глагола.
Такой подход обусловлен отсутствием морфологического о ф о р м л е н и я
актантов, позволяющим их различную синтаксическую трактовку, и диф-
фузностыо знака, предполагающей вариативность моделей у п р а в л е н и я .
Однако показанная нами возможность описания тем же самым языком
глубинных структур свидетельствует о наличии синтаксических универ­
салий для языков различного строя. Поэтому т е о р и я падежа может пре­
тендовать на роль универсальной теории, описывающей соответствие
между элементами глубинной и поверхностной структур, в том числе в
я з ы к е без частей речи и словоизменения.
Примечания к главе 1 91

Примечания к главе 1

(с. 3 9 ) . См. [ Б а р а н о в 1 9 8 4 ] , г д е , в ч а с т н о с т и , п р е д л а г а е т с я т е р н а р н о е про­


т и в о п о с т а в л е н и е а к т и в и з и р о в а н н о г о д а н н о г о , н о в о г о в т е з а у р у с е , и вирту­
а л ь н о г о д а н н о г о — знака, н е а к т и в и з и р о в а н н о г о , н о и м е ю щ е г о с я в т е з а у р у с е
слушающего в м о м е н т о б щ е н и я . К о э ф ф и ц и е н т данности знака максимален,
когда он является активизированным данным по выражению сигнификата и
д е н о т а т а , и м и н и м а л е н , к о г д а п о в с е м э т и м п а р а м е т р а м о н в ы с т у п а е т как
новое в тезаурусе.
2
(с. 5 4 ) . Ф р а з ы ( 2 0 — 2 2 ) — э т о п р и м е р ы jian уи ju « п р е д л о ж е н и й с ц е п н о й
к о н с т р у к ц и е й » . В э т о й к о н с т р у к ц и и о д н у и з п о з и ц и й з а н и м а е т «слово-сов­
м е с т и т е л ь » jian уи, к о т о р о е с о г л а с н о т р а д и ц и о н н о м у с и н т а к с и с у с о в м е щ а е т
ф у н к ц и и Ыпуи « д о п о л н е н и я » и zhuyu « п о д л е ж а щ е г о » [ S H / 1 , 2 5 8 ] , в с о с т а в е
ж е с к а з у е м о г о и м е е т с я д в а глагола. Фактически э т о к о н с т р у к ц и я , управля­
е м а я г л а г о л о м , в в а л е н т н о с т н о й с т р у к т у р е к о т о р о г о н а р я д у с O B J имеется
о д н а и з с л е д у ю щ и х обязательных валентностей: DEST, C O N T E N T , CAUS,
M O T I V . О с н о в н о й г л а г о л л и б о Имеет к а у з а т и в н о е з н а ч е н и е {рая «посылать»,
mingling «велеть», cui «торопить», dongyuan «мобилизовывать, призывать», jinzhi
«запрещать»), л и б о в ы р а ж а е т э м о ц и и (ai «любить», hen «ненавидеть», xihitan
«нравиться», peifu «восхищаться», ke lion «жалеть», xiao «насмехаться», ma «ру­
гать»). З а O B J , о д н о в р е м е н н о я в л я ю щ и м с я с у б ъ е к т о м д е й с т в и я и л и состо­
я н и я (свойства), следуют п р е д и к а т и в н ы е слова, х а р а к т е р и з у ю щ и е д е й с т в и е ,
совершаемое агентивным д о п о л н е н и е м , или состояние OBJ (при каузативном
п р е д и к а т е э т о м о г у т б ы т ь а к ц и о н а л ь н ы е глаголы). П р и г л а г о л а х э м о ц и й э т о ,
как п р а в и л о , п р и л а г а т е л ь н ы е , о б о з н а ч а ю щ и е свойства O B J .
3
(с. 5 5 ) . Т а к о е н а з в а н и е т а к ж е п р е д с т а в л я е т с я весьма у с л о в н ы м . В клас­
с и ф и к а ц и и Л ю й Ш у с я н а есть е щ е о д н а к о н с т р у к ц и я , п р е д п о л а г а ю щ а я д в а
д о п о л н е н и я в постпозиции, примером которой служит п р е д л о ж е н и е

Wo | xue guo | yi nian | Y i n g уи.


«Я занимался один год а н г л и й с к и м языком».

З д е с ь о д н о и з д о п о л н е н и й о б о з н а ч а е т количество, п о э т о м у к о н с т р у к ц и я
п о л у ч и л а н а з в а н и е shuliang binyu ju « п р е д л о ж е н и е с к о л и ч е с т в е н н ы м д о п о л н е ­
н и е м » . В « п р е д л о ж е н и я х с д в у м я д о п о л н е н и я м и » (shuang binyu ju) Л ю й Ш у с я н
п р о с т о н у м е р у е т д о п о л н е н и я (binyu 1, binyu 2) [Ly 1 9 8 1 , 2 6 , 2 8 ] , не у т о ч н я я ,
к о т о р о е из н и х shoushi binyu («объект действия»), а к о т о р о е — f e i shoushi binyu
(«не о б ъ е к т д е й с т в и я » ) .
Т а к а я н е п о с л е д о в а т е л ь н о с т ь в ы д е л е н и я ч л е н о в п р е д л о ж е н и я , в и д и м о , вы­
звана интуитивным пониманием неравноценности п е р е ч и с л е н н ы х дополне­
ний в содержательном плане. С о д н о й стороны, это сирконстанты — время,
м е с т о , о б р а з д е й с т в и я , а с д р у г о й с т о р о н ы , актанты — н е п о с р е д с т в е н н ы е
у ч а с т н и к и с и т у а ц и и . В то же в р е м я такие актанты, как A D R , R E C I P , CON­
TRAG, н е в о з м о ж н о поставить в о д и н р я д с т а к и м и актантами, как L O C ,
I N S T R , M O D , к о т о р ы е в н е к о т о р ы х с и т у а ц и я х могут оказаться в постпози­
ц и и и п о л у ч и т ь статус fei shoushi binyu. Т а к д о п о л н е н и я , с о о т в е т с т в у ю щ и е O B J ,
ADR, R E C I P и C O N T R A G , д е л я т с я е щ е н а д в е р а з н о в и д н о с т и б е з у т о ч н е н и я ,
которая из н и х является объектом действия.
92 Примечания к главе 1

4
(с. 5 6 ) . Н а м п р е д с т а в л я е т с я б о л е е у д о б н ы м п о с т у л и р о в а т ь у п а р к о н в е р с и -
вов р а з л и ч н ы е н а б о р ы с е м а н т и ч е с к и х р о л е й . К примеру, в ситуации купли-
продажи третьим актантом для субъекта и объекта в одном случае будет
CONTRAG, в другом — RECIP.
5
(с. 5 8 ) . В с в я з и с э т и м п р и м е р о м из [Ly 1 9 8 1 , 2 8 ] , н е о б х о д и м о о т м е т и т ь ,
что некоторые дополнения напрасно квалифицируются Люй Щусяном как
обозначения объектов действия. Это прежде всего касается конструкций,
н а з в а н н ы х им shuliang binyu ju « п р е д л о ж е н и я с д о п о л н е н и е м к о л и ч е с т в а » и
binyu qianzhi ju « п р е д л о ж е н и я с и н в е р с и р о в а н н ы м д о п о л н е н и е м » (о п о с л е д н е й
еще пойдет речь). Например:

Wo | jinlai I yi tian | zhi | shang | b a n tian |


«Я I в последнее время | каждый д е н ь | х о ж у | только | полдня
ban.
н а работу».

С о ч е т а н и е s h a n g b a n « х о д и т ь н а работу» о б о з н а ч а е т д е я т е л ь н о с т ь , и И Г
b a n в н е м н е л ь з я считать о б ъ е к т о м д е й с т в и я [Ly 1 9 8 1 , 2 8 ] : о н а и м е е т р о д о в о е
значение.
(с. 5 8 ) . В о д н о й и з п р и в е д е н н ы х Л ю й Ш у с я н о м к о н с т р у к ц и й с количествен­
ным дополнением QUANTA занимает последнюю позицию после ADR:

Wo | cengjing I wen guo | ta | yi d.


«Я I когда-то I с п р а ш и в а л | е г о | разок».

З д е с ь э т а валентность с е м а н т и ч е с к и избыточна, поскольку в толковании


глагола w e n «спрашивать» с п о к а з а т е л е м g u o есть с е м а н т и ч е с к и й компонент
«по к р а й н е й м е р е , о д и н раз» («один раз или больше»). З д е с ь д в у с л о г yi ci
«разок» в ы п о л н я е т стилистическую ф у н к ц и ю : о н с о з д а е т р и т м и ч е с к о е равно­
весие, а н о с и т е л е м к о м м у н и к а т и в н о г о фокуса я в л я е т с я глагол w e n «спраши­
вать». В ы с к а з ы в а н и е в ц е л о м — п о д т в е р ж д е н и е факта д е й с т в и я . С коммуни­
кативной точки зрения такие высказывания контекстно обусловлены и не
могут считаться ИСК. Но сама д о п у с т и м о с т ь заполнения данной позиции,
безусловно, представляет интерес.

(с. 6 5 ) . П о л ь з у ю с ь в о з м о ж н о с т ь ю выразить и с к р е н н ю ю б л а г о д а р н о с т ь
И . М . К о б о з е в о й , о б р а т и в ш е й м о е в н и м а н и е н а свойства а г е н т и в н о с т и (па-
ц и е н т и в н о с т и ) в связи с р а с с м о т р е н и е м к о н с т р у к ц и и с ba. Э т и и д е и н а ш л и
о т р а ж е н и е в [Тань 1987, 3 8 — 4 6 ; 1 9 8 8 а , 4 0 — 5 2 ] , г д е б ы л а п о к а з а н а с в я з ь
м е ж д у и з м е н е н и е м п р о т о т и п и ч е с к о й п о з и ц и и агенса ( п а ц и е н с а ) и э т и м свой­
ством.
8
(с. 7 3 ) . Д л я о б о з н а ч е н и я о б я з а т е л ь н ы х участников с и т у а ц и и п р и м о д е л и р о ­
в а н и и к о н с т р у к ц и й с п е р е х о д н ы м и глаголами К Я м ы в с л е д з а [ В а н Валин/
Фоли 1 9 8 2 ] вместо S U B и OBJ и с п о л ь з у е м т е р м и н ы «актор» и «претерпе­
вающий».
Г л а в а 2

П о р я д о к с л о в и а к т у а л ь н о е ч л е н е н и е

2.1. Коммуникативная структура предложения и


ПС

В п р е д ы д у щ е й главе основные т и п ы ПС в И С К анализировались без уче­


та их коммуникативной структуры. ПС рассматривался на формально-
синтаксическом уровне — в ы я в л я л и с ь р а з л и ч н ы е факторы, его мотивиру­
ю щ и е , в том числе и стилистические. В этом параграфе ПС связывается
с АЧ, то есть с коммуникативной структурой п р е д л о ж е н и я .
Каждая из рассмотренных И С К воплощает определенную модель те­
ма-рематического о т н о ш е н и я . В них тема соответствует подлежащему
(или субъекту), а рема—сказуемому или д о п о л н е н и ю (предикату и л и его
части). П р е д л о ж е н и я с такими конструкциями имеют нейтральную ком­
муникативную структуру с нормальной ремой, выделяющейся обычным
фразовым ударением. Д р у г и м и словами, И С К можно считать п е р в и ч н о й
среди КС, образующих парадигму с чисто коммуникативной и е р а р х и е й
ч л е н е н и я (о коммуникативной парадигме (К-парадигме) см. [Ковтунова
1976, 181]).
Т а к и е я з ы к и , как русский, характеризуются относительно свобод­
ным ПС в синтаксическом аспекте; члены К-парадигмы различаются
линейно-интонационной структурой (ЛИ-структурой), то есть ПС и ин­
тонацией, взятыми во взаимодействии [Падучева 1985, 108]. О д н а к о
лингвисты неоднократно отмечали трудность однозначного определе­
н и я планов в ы р а ж е н и я и содержания таких парадигм. О н и указывали
на неполноту [Ковтунова 1976, 36] и л и дефектность [Падучева 1985, 111]
К-парадигм в связи с ограничениями на денотативный статус того или
иного компонента КС. Е. В. Падучева приходит к выводу, что, поскольку
не существует единой КС, следует ориентироваться на самую «слабую» из
возможных структур, которая ближе всего к ЛИ-структуре, то есть счи-
Глава 2. Порядок слов и актуальное членение

тать, что в одну К-парадигму входят п р е д л о ж е н и я , «не и м е ю щ и е и н ы х


формальных различий, кроме р а з л и ч и й в ЛИ-структуре» [там же, 112].
Д л я РЯ, отличающегося свободным п о р я д к о м следования актантов и
отсутствием грамматической категории а р т и к л я , этот к р и т е р и й на пер­
в ы й взгляд представляется удобным, поскольку К-парадигма формаль­
но действительно объединяет п р е д л о ж е н и я , элементы к о т о р ы х разли­
чаются исключительно коммуникативной структурой. С р . п р и в о д и м ы е
Е. В. Падучевой п р и м е р ы :

(1а) «Николай поехал в Москву»;


4
(16) «В Москву поехал Николай *»;
(1в) «Николай в Москву поехал\»;
(1г) « Н и к о л а й / | поехал в Москву\»;
(1д) «НиколайЧ | поехал в Москву».

Д л я предложений, в которых ИГ не выражается именем собственным,


такая парадигма уже может оказаться дефектной. Сопоставим п е р е в о д ы
фраз:

(2а) «Я купил книгу» и (26) «Книгу я купил»

на китайский и английский я з ы к и :

(2а') Wo mai le yi ben shu и (26') Shu wo mai le;


(2a") I bought a book и (26") I b o u g h t the book.

Здесь различия в оформлении ИГ (показатели определенности и не­


определенности) не только нарушают допускаемые формальные разли­
чия ЛИ-структур—подобная парадигма дефектна и в плане с о д е р ж а н и я .
Факт частого оформления членов К-парадигм в КЯ р а з л и ч н ы м и пока­
зателями не позволяет говорить о К-парадигме, соответствующей выше-
сформулированным критериям. Стало быть, идеальная К-парадигма как
класс предложений с одинаковой лексико-синтаксической, но р а з л и ч н о й
ЛИ-структурой является скорее исключением, чем правилом.
П р и н и м а я выделенные нами И С К за исходные ч л е н ы К-парадигм,
имеющие нейтральную КС, будем считать в т о р и ч н ы м и такие КС, кото­
рые порождаются в результате линейно-акцентных п р е о б р а з о в а н и й (ЛА-
преобразований — т е р м и н из [Падучева 1985, 108]) н е й т р а л ь н о й струк­
туры. В дальнейшем вместо термина «ЛИ-структура» мы будем пользо­
ваться более адекватным для целей нашего описания т е р м и н о м «ЛА-
структура».
ЛА-преобразования состоят не только в сдвиге ремы. О н и затраги­
вают и тему, в результате чего образуются п р е д л о ж е н и я со сдвинутой
темой и л и тематизированной ремой. Н а п р и м е р , и фразу
2.2. Речевые акты и универсальные коммуникативные категории 95

(2в) Wo m a i le shu. «Я купил книгу»

( ж и р н ы м ш р и ф т о м обозначается в ы д е л е н н ы й акцентом слог ремы), и


фразу (26') м о ж н о считать в т о р и ч н ы м и КС, п р о и з в о д н ы м и от предложе­
н и я (2а'), я в л я ю щ е г о с я в д а н н о м случае исходной КС.
В (2в) наблюдается сдвиг р е м ы без и з м е н е н и я П С ; новая рема выде­
л я е т с я более в ы р а ж е н н ы м контрастивным ударением. В (26') и з м е н е н и е
ПС распространяется и на тему, и на рему исходной конструкции: быв­
ш а я рема, будучи п е р е м е щ е н н о й в начало п р е д л о ж е н и я , тематизируется,
тем самым сдвигая глагол на свое место в качестве новой р е м ы . С со­
д е р ж а т е л ь н о й точки з р е н и я д а н н а я К-парадигма о б ъ е д и н я е т два РА —
7
«сообщение» (2а ), в котором вводится в рассмотрение новая ситуация,
и «подтверждение» истинности факта действия ((26') и (2в)). Второй т и п
РА имеет д в е разновидности КС, различающиеся темами.
П о д к л ю ч е н и е п о н я т и я РА к КС п р е д л о ж е н и й позволяет р а с ш и р и т ь
рассматриваемые парадигмы, добавив к н и м следующий р я д высказы­
ваний:

(2г) Wo mai le yi b e n shu. «Я купил книгу»


(ответ на вопрос Ni mai le shenme? «Что ты купил?»
или
(2г0 Wo mai le s h u . «Я купил „книжность" (книгу и л и книги)»,
в ы р а ж а ю щ и е РА «разъяснение»,
(2д) Wo mai de shi shu. «Я купил книгу (а не журнал)» —
«коррекция»;
(2е) Wo mai de shi shu. «Я купил книгу»
(«Я в самом деле купил книгу»)—«подтверждение, разъяснение».

П р и в е д е н н ы е ч л е н ы К-парадигмы позволяют заключить, что ЛА-


п р е о б р а з о в а н и я осуществляются путем: а) перестановок в акцентно-ин-
т о н а ц и о н н о й структуре п р е д л о ж е н и я ; б) и з м е н е н и я П С , отражающего
п о я в л е н и е новой т е м ы и л и тематизацию ремы; в) п р е о б р а з о в а н и я пре­
д и к а т и в н о й структуры И С К с помощью связки shi; г) в ы д е л е н и я ремы
с помощью связки shi; д) в ы д е л е н и я р е м ы с помощью связочной кон­
струкции shi.., de. Последние два способа преобразования ЛА-структуры
подробно рассматриваются в параграфе 2.5.

2.2. Речевые акты и универсальные


коммуникативные категории ( У К К )
высказываний
Мы связываем ч л е н ы К-парадигмы с определенными типами РА. Приме­
н я е м а я н а м и классификация РА, во многом соответствующая стандарт-
Глава 2, Порядок слов и актуальное членение

ной т е о р и и РА, восходящей к Остину и С е р л ю [Серль 1986, 170—194],


не совпадает с классификацией РА, п р е д л о ж е н н о й в рамках э т о й т е о р и и .
Мы не только различаем РА по коммуникативному п р и н ц и п у (в первую
очередь — установке говорящего), но и связываем их с п о н я т и е м К-
парадигмы, с противопоставлением ее исходного и п р о и з в о д н ы х ч л е н о в .
Каждый т и п РА представляет собой н е к и й и н в а р и а н т р е а л ь н ы х вы­
сказываний со сходной синтактико-семантической и а к ц е н т н о - и н т о н а ц и -
о н н о й о р г а н и з а ц и е й . П о н я т и е «РА» связано с представлением об универ­
сальных коммуникативных категориях (УКК). В ы д е л я я У К К на матери­
але КЯ в [Тань 1985, 41—55], мы старались создать метаязык, позволяю­
щ и й устанавливать связь между глубинной универсальной о р г а н и з а ц и е й
я з ы к а и его поверхностной синтактико-интонационной структурой. Кро­
ме того, УКК могут играть роль п е р в и ч н ы х п р и з н а к о в п р и м а ш и н н о м
переводе (особенно с типологически отдаленных языков) и необходимых
компонентов лингвистического процессора для осуществления диалога
с машиной благодаря определению соответствий между структурами во­
проса и ответа (см. [Янко 1988, 24]).
Как покажет д а л ь н е й ш и й анализ, к о д и р о в а н и е грамматических зна­
ч е н и й в КЯ непосредственно связано с особенностями коммуникативной
структуры предложения и поэтому обусловлено семантико-прагматиче-
скими факторами. Грамматика КЯ проявляется на фоне коммуникатив­
ной структуры языка. Поэтому д л я функционального о п и с а н и я китай­
ской грамматики п р и н ц и п и а л ь н о важно выделение И С К и противопо­
ставление этого исходного члена К-парадигмы п р о и з в о д н ы м .
И С К как исходные ч л е н ы К-парадигм противопоставлены д р у г и м
членам регулярностью (константностью) оформления ( н а п р и м е р , AT-по­
казателя ми глагола и детерминативами И Г , подробнее см. [Тань 1989] и
гл. 11), благодаря чему предложение соотносится с тем или и н ы м вре­
менным планом действительности [Русская грамматика 1980/2, 85—86].
П р и м е р этого — наличие актуализатора числа ИГ в (2.1.2а') и (2.1.2г)
при его отсутствии в (2.1.26'), (2.1.2в), (2.1.2г'), (2.1.2д) и (2.1.2е), пока­
затель прошедшего времени в (2.2.2а) п р и его отсутствии в (2.2.26) (эти
пр име р ы см, ниже).
Сочетание shang shichang qu «пойти на рынок» вне к о м м у н и к а ц и и
может быть осмыслено только как заголовок или тема текста. Чтобы
стать РА, этой линейной цепочке необходимы контекст и л и оформление,
соотносящие ее с определенным временным планом. Н а п р и м е р , это
может быть ответом на вопрос человека, увидевшего, что адресат оделся
и собирается куда-то идти, т. е. когда, во-первых, ситуация «идти куда-то»
еще не имела места, во-вторых, намерение адресата удалиться является
д л я говорящего некоторой данностью и он л и ш ь уточняет связанную с
этой ситуацией информацию — КУДА.
Намеченная ситуация может породить вопрос:
2.2. Речевые акты и универсальные коммуникативные категории 97

( l a ) Ni shang паг qu? «Куда ты и д е ш ь (собрался)?»,

в ответе на к о т о р ы й субъект действия может быть о п у щ е н :

(16) [Wo] s h a n g shichang qu. «[Я] иду на рынок».

Когда же н а м е р е н и я г о в о р я щ е г о собеседнику не известны и отсут­


ствуют в н е ш н и е п р и з н а к и этих н а м е р е н и й , г о в о р я щ и й о б я з а н з а я в и т ь
о н и х , употребив модальный глагол уао «намереваться», «собираться»,
к о т о р ы й о д н о в р е м е н н о служит показателем будущего времени:

(1в) Wo yao s h a n g shichang qu. «Я собираюсь пойти на рынок»

(ср. (16), где глагол не оформлен показателем будущего времени).


Указанная регулярность о ф о р м л е н и я обусловлена тем, что высказы­
в а н и я с И С К контекстно свободны и л и относительно свободны, в н и х
вклад К-структуры в семантическую минимален. О б о з н а ч е н н а я преди­
катом ситуация вводится в процесс коммуникации впервые, коэффи­
ц и е н т ы данности по всем аспектам языкового знака, характеризующим
з н а н и е слушающего [ Б а р а н о в 1984, 48], минимальны. Т а к и е высказы­
в а н и я в диалогической р е ч и являются иллокутивно вынуждающими и
абсолютно независимыми [Баранов/Крейдлин 1992, 84—99]. О н и имеют
коммуникативные установки «сообщение», «объявление (анонс)», «опи­
сание» и противопоставляются высказываниям, п р о и з в о д н ы м от И С К ,
с установками, н а п р и м е р «разъяснение», «подтверждение», «отрицание»,
«коррекция» [Тань 19906, 108—112].
П р и том же лексическом составе И С К отличаются от п р о и з в о д н ы х
членов парадигмы большим объемом новой и н ф о р м а ц и и . С р . «сообще­
ние»:

(2а) Li xiansheng | liang ge xingqi | yi qian | ban zou | le.


«Г-н Ли I д в е недели | тому назад | переехал»
и «разъяснение»:

(26) Li xiansheng shi liang ge xingqi yiqian ban zou d e .


«Г-н Ли переехал две недели тому назад» [Тань 1993, 57—60].

В (26) сам факт осуществления действия находится в презумпции.


П р о и з в о д н ы е члены К-парадигмы повествовательного п р е д л о ж е н и я
часто порождаются вопросами и л и во всяком случае могут выводиться
из них. Между УКК и типами вопросов существует следующая корреля­
ц и я : «разъяснение»—частный вопрос; «подтверждение» и «отрицание» —
общий вопрос; «коррекция» — частный «да/нет вопрос» (правда, послед­
н я я У К К ч а щ е провоцируется неверными, с точки з р е н и я говорящего,
утверждениями или сообщениями).
7-2044
98 Глава 2. Порядок слов и актуальное членение

И с х о д н ы е ч л е н ы К-парадигмы используются как У К К «сообщение»,


л и б о представляют собой э к с т р е н н ы й ввод и н ф о р м а ц и и («анонс»), ли­
бо появляются после псевдовопроса т и п а М zhidao та? «Ты знаешь?»
который задает сам субъект «сообщения». П о с л е д н я я УКК порождает­
ся также вопросом «Zenme le?* «Что случилось?», если с п р а ш и в а ю щ и й
предполагает, что какое-то событие имело место.
Введение У К К как осмысленных е д и н и ц в качестве я з ы к а о п и с а н и я
легло в основу метаязыка п р е п о д а в а н и я КЯ на всех уровнях, воплощен­
ного в учебниках нового п о к о л е н и я , р а з р а б о т а н н ы х автором (см. Пре­
дисловия к «Учебнику практического китайского я з ы к а МГУ» под ре­
д а к ц и е й Т а н ь Аошуан (ротапринт МГУ, 1992—1993) и к «Учебнику со­
временного китайского разговорного языка» [Тань 1983; 1988в]). Л и ч н а я
практика многолетнего п р е п о д а в а н и я КЯ показала, что грамматические
правила получают разъяснительную силу только п р и а п е л л я ц и и к праг­
матическим категориям, т. е. п р и соотнесении синтаксиса с семантикой и
прагматикой. Владение нормативным п р о и з н о ш е н и е м также оказывает­
ся возможным только п р и усвении тонов во взаимосвязи с и н т о н а ц и е й ,
когда тонированные слоги реализуются в качестве а к ц е н т н о в ы д е л е н н ы х
(или невыделенных) единиц, комбинации которых составляют инвари­
анты (в смысле [Янко 1988, 24]) р а з л и ч н ы х типов К-структур. И н а ч е
говоря, правильная речь появляется л и ш ь п р и овладении механизмом
тонирования не отдельно взятых слогов и л и слов, а в ы с к а з ы в а н и й в
целом, воспринимаемых как осмысленные РА.

2.3. Акцентное выделение в КС и носитель


ударения в КЯ
Существует к о р р е л я ц и я между УКК высказывания и его акцентно-про-
содическим оформлением. Д л я КЯ можно говорить о т р е х т и п а х акцент­
ного выделения.
1. Нейтральное фразовое ударение, свидетельствующее о синтагма­
тической независимости высказывания и свойственное «сообщению» и
«описанию». В этом случае происходит небольшое п о в ы ш е н и е высоты
произнесения к концу фразы. Ударение о б ы ч н о падает на последний
полнотонируемый слог.
2. Усиленное ударение (его иногда называют «логическим»), выде­
ля ющ ее фокус ремы в синтагматически зависимых высказываниях т и п а
«разъяснение», «подтверждение», «отрицание». Когда рема оказывается
неодносложным словом или словосочетанием, ударение падает на слог,
несущий большую информацию. П р и рематизации распространенного
члена, н а п р и м е р атрибутивного сочетания, выделяется его наиболее ин­
формативный компонент (в данном случае — о п р е д е л е н и е ) .
2.3. Акцентное выделение в КС и носитель ударения в КЯ 99

3. Контрастное ударение, которое маркирует фокус контраста в «кор­


р е к ц и и » и в «подтверждении» со связкой shi. Слоги, несущие такое
ударение, п р о и з н о с я т с я с наибольшей силой, особенно в полемическом
контексте. К этому типу, очевидно, следует отнести и эмфатическое уда­
р е н и е , м а р к и р у ю щ е е фокус эмфазы, которое п о я в л я е т с я п р и экстренном
в в е д е н и и я з ы к о в о г о з н а к а в дискурс [Николаева 1982, 67], н а п р и м е р в
«объявлении» («анонсе»).
Н е о б х о д и м о подчеркнуть, что введенное здесь п о н я т и е «фокус ре­
мы» (ФР) обозначает главного носителя акцентного в ы д е л е н и я . В КЯ
это слог. В повествовательном п р е д л о ж е н и и с н е й т р а л ь н ы м фразовым
ударением ф р а з о в а я и н т о н а ц и я характеризуется п о н и ж е н и е м м е л о д и и с
н е б о л ь ш и м п о в ы ш е н и е м в конце, где локализуется ФР. П р и в ы д е л е н и и
ФР в п р о и з в о д н о м члене К-парадигмы п о н и ж е н и е мелодии наблюдается
сразу после выделенного слога. Если в п р е д л о ж е н и и выделяется п е р в ы й
слог, п о н и ж е н и е голоса наступает сразу за ним. П р и нахождении ФР
в к о н ц е п р е д л о ж е н и я , до слога, несущего на себе ударение, заметных
и з м е н е н и й в общем интонационном рисунке не наблюдается.
П о н и ж е н и е мелодии имеет место сразу после выделенного слога,
к о т о р ы й по всем акустическим параметрам резко отличается от предше­
ствующих безударных слогов, п р е ж д е всего во в р е м е н и звучания, а не в
силовом о т н о ш е н и и , н а п р и м е р во фразе — ответе на вопрос о RECIP:

(la) Wo I ba na ben shu | song gei | meimei.


«Я j [эту] книжку J п о д а р ю | сестренке».

С р . фразу:

(16) Wo ba na ben shu song gei meimei.


«Это я подарю книжку сестренке»

с выделением начала, выражающимся также п р е ж д е всего в увеличе­


н и и времени звучания, полной реализации тонового контура и резком
падении высоты и интенсивности тона после ударного слога. В этом про­
является воздействие смыслового выделения на и н т о н а ц и ю (ср. рис. 1 на
следующей странице; рисунки здесь и далее составлены на основании
слуховых впечатлений).
Слоги в неударных п о з и ц и я х характеризуются сжатым временем зву­
чания. В этих позициях мелодические рисунки тонов реализуются в
укороченном варианте л и б о в виде точек, либо с отрезанными концами,
т. е. диапазон слогового тона под влиянием интонации изменяется. Т о н ы
в «идеальном виде» изолированного произнесения наблюдаются только
у слогов, выступающих как ФР.
Известно, что в тональных языках тон и интонация взаимосвязаны
[Румянцев 1972; Карапетьянц 1974]. О д н а к о до последнего времени это
7*
100 Глава 2. Порядок слов и актуальное членение

взаимодействие не рассматривалось на уровне коммуникативной струк­


туры п р е д л о ж е н и я , с учетом смыслового выделения, выражающегося
1
в ЛА-структуре высказывания . Когда этот важный фактор выпадает
из п о л я в н и м а н и я исследователя, д а ж е результаты инструментального
анализа текста могут оказаться случайными и малоубедительными. Это
можно сказать о некоторых экспериментальных данных, полученных в
[Задоенко 1980], и сделанных на их основании выводах, которые б ы л и
положены в основу вводного курса КЯ [Задоенко/Хуан 1983].
Поскольку авторы указанного учебника исходили из сомнительной
цели продемонстрировать «стандартный вариант ритмомелодической
структуры», все фразы уроков, как заявляют сами авторы, б ы л и про­
читаны диктором «с обычным фразовым ударением» [далее с. указаны
в тексте, сноска на с. 150], то есть не были о р и е н т и р о в а н ы на опреде­
л е н н ы е коммуникативные структуры (КС). Авторы обращают в н и м а н и е
л и ш ь на поведение слоговых тонов (все слоги а п р и о р н о считаются удар­
ными) п р и повествовательной и вопросительной и н т о н а ц и я х (там же,
172-274).
Впоследствии при обучении студентов тонам фактически не прово­
дится различие между нейтральными контекстно независимыми выска­
зываниями типа «сообщение» и производными членами К-парадигмы —
«ответ», «разъяснение», «подтверждение», «коррекция» и т . д . Все эти РА,
соотносясь с повествовательным предложением, различаются не только
акцентной структурой, но и интонацией. А для каждой коммуникативной
2.3. Акцентное выделение в КС и носитель ударения в КЯ 101

к а т е г о р и и свойственны собственные и н т о н а ц и и , еще и в а р ь и р у ю щ и е с я


по своей а к ц е н т н о й структуре в зависимости от локализации? коммуни­
к а т и в н о г о фокуса и т и п а а к ц е н т н о г о в ы д е л е н и я . О п о в е д е н и и слогового
т о н а и его в л и я н и и на о б щ и й и н т о н а ц и о н н ы й контур в ы с к а з ы в а н и я
м о ж н о говорить только после того, как все эти факторы будут п р и н я т ы
в о в н и м а н и е , поскольку д л я р е а л и з а ц и и тона о п р е д е л я ю щ и м я в л я е т с я
а к ц е н т н о - и н т о н а ц и о н н ы й фактор.
Авторы учебника оговариваются з а р а н е е (150—151, сноска), что их
интересуют т о л ь к о стандартные в а р и а н т ы ритмомелодических структур
(то есть и д е а л и з о в а н н ы е конструкты). Т е м самым о н и устраняют фактор
смыслового в ы д е л е н и я , которое вызывает и з м е н е н и е р и т м и к и предложе­
н и я (это в л и я н и е п р и з н а ю т сами авторы, но они неверно о п р е д е л я ю т его
к о н к р е т н у ю форму, считая, что а к ц е н т н а я в е р ш и н а фразы, к а к п р а в и л о ,
п р и х о д и т с я на п е р в о е слово), и студентам приходится довольствовать­
ся у п р о щ е н н ы м и схематическими о б о б щ е н и я м и , не п о д т в е р ж д е н н ы м и
реализациями в речи.
Авторы учебника пишут: «Повествовательное п р е д л о ж е н и е в целом
характеризуется н и с х о д я щ и м д в и ж е н и е м голоса от начала к концу пред­
л о ж е н и я » (148); «...для вопросительного п р е д л о ж е н и я (по с р а в н е н и ю
с повествовательным) значимым является более высокий уровень про­
и з н е с е н и я всего п р е д л о ж е н и я и отсутствие п о н и ж е н и я тона голоса к
концу предложения» (172). На п е р в ы й взгляд, эти утверждения под­
тверждаются экспериментальными д а н н ы м и . О д н а к о в п р и в е д е н н ы х в
учебнике и з о б р а ж е н и я х и н т о н а ц и о н н ы х контуров п р е д л о ж е н и й с ука­
занием регистровых уровней слоговых тонов, во-первых, не отражены
в ы д е л е н н ы е слоги, хотя подобное выделение требуется контекстом. На­
пример, у фразы

(2) Gege kan shu, didi ye kan shu (150).


«Старший брат читает, младший тоже читает»

ударение д о л ж н о падать на частицу у* «тоже», что к а р д и н а л ь н ы м образом


меняет ритмо-мелодический контур п р е д л о ж е н и я .
Во-вторых, в материале, иллюстрирующем мелодику повествования,
фактически не проводится р а з л и ч и я между исходными членами К-пара­
дигмы с нейтральной акцентно-интонационной структурой и производ­
н ы м и ее членами. Н а п р и м е р , фраза

(За) Та kan shu пе (147),

которая иллюстрирует интонационную мелодику повествовательного


п р е д л о ж е н и я , является ответной р е п л и к о й на вопрос

(36) Та zuo shenme? «Что он делает?»,


102 Глава 2. Порядок слов и актуальное членение

и в ответе объект действия д о л ж е н быть в ы д е л е н ф р а з о в ы м у д а р е н и е м .


О д н а к о авторы п р о и г н о р и р о в а л и п р о т и в и т е л ь н о е з н а ч е н и е к о н е ч н о й
частицы пе и первую фразу п е р е в е л и к а к «Он читает книгу» вместо «А он
читает». Ответ же в отличие от с о о б щ е н и я реализуется в более н и з к о м
регистре.
Более высокий уровень п р о и з н е с е н и я вопросительной ф р а з ы в целом
наблюдается только тогда, когда и н т о н а ц и я выступает как е д и н с т в е н н ы й
р а з л и ч и т е л ь н ы й п р и з н а к . Д л я вопроса з н а ч и м о то, ч т о х а р а к т е р н о е д л я
этого коммуникативного т и п а п о в ы ш е н и е голоса локализуется в выделя­
емой е д и н и ц е (в п р и м е р а х она выделена ж и р н ы м шрифтом), п р и ч е м в ее
концовке. Если это не односложное слово, п о в ы ш е н и е р а с п р о с т р а н я е т с я
и на заударные слоги (в том числе и нейтрального тона). После выделен*
ного слога и его окружения высота голоса л и б о удерживается на том же
уровне, либо незначительно падает, но не доходит до у р о в н я , свойствен­
ного повествовательному п р е д л о ж е н и ю , особенно ответу на вопрос. С р . :

(4а) Zhe shi ni de jiu? «Это твое вино?»


и
(46) Zhe shi ni de j i u . «Это твое вино».

Н е м а р к и р о в а н н ы й вопрос (4а) выражает сомнение и л и недоумение.

Рис. 2. Взаимодействие тона, интонации и АВ в предложениях


Z h e shi n i d e j i u ? (4a)
1 2 3 4 5
Zhe shi ni d e jiu. (46)
1 2 3 4 5

Но если в вопросительном предложении имеются другие м а р к е р ы


вопроса, например дизъюнктивные формы типа shi-bu-shi, you-meiyau (у
общих вопросов), вопросительные местоимения (у частных вопросов),
союз haishi «или» (у альтернативных вопросов), регистровые уровни во-
2.3. Акцентное выделение в КС и носитель ударения в КЯ 103

проса и у т в е р ж д е н и я могут не различаться. С р . п р о и з н е с е н и е вопроса


с в о п р о с и т е л ь н ы м местоимением:

(5а) Shui lai le? «Кто пришел?»


и сообщения
(56) Yi lai le! «Тетя пришла!»

Рис. 3. Взаимодействие тона, интонации и АВ в предложениях


Shui lai le? (5а)
1 1 3
Yi lai le. (56)
1 2 3

П р и н а л и ч и и конечной вопросительной частицы та дифференцирую­


щ а я з о н а может располагаться н а месте л и б о в ы д е л е н н о й е д и н и ц ы , л и б о
частицы та. В первом случае наблюдается характерное п о в ы ш е н и е инто­
н а ц и о н н о г о рисунка в зоне выделения (у слова dou на рис. 4 (6а), с. 104),
а затем голос может опускаться до уровня последнего слога утвердитель­
ного п р е д л о ж е н и я (см. рис. 4 (66)). Во втором случае п о в ы ш е н и е голоса
сдвигается ближе к концу, а уровень произнесения конечного та л и б о
остается высоким, л и б о опускается, но не н и ж е уровня п р о и з н е с е н и я
предшествующего слога. Ср.:

(ба) Da jia d o u zou le ma? «Все ушли?»


и
(бб) Da jia d o u zou le. «Все ушли».

П р е д л о ж е н и е , оформленное конечной частицей Ьа и выражающее


предположение и л и мнение говорящего, может реализовываться и как
вопрос, и как неуверенное утверждение, и как уговаривание. С р . :

(7а) G o u le ba? «Хватит и л и нет?»


и
(76) Gou le ba. «Наверное, хватит»
или
(7в) G o u le ba! «Хватит!»
104 Гпава 2. Порядок слов и актуальное членение

Рис. 4. Взаимодействие тона, интонации и АВ в предложениях


Da jia dou zou le ma? (6a)
1 2 3 4 5 6
(le ma?)
5 6
Da jia dou zou le. (66)

Т р и указанные коммуникативные т и п а и н т о н а ц и о н н о р а з л и ч н ы , од­


нако в речи, когда д и ф ф е р е н ц и р у ю щ и м фактором выступает контекст,
эти р а з л и ч и я часто нивелируются. П р и э к с п е р и м е н т а л ь н ы х исследова­
н и я х д л я получения объективных д а н н ы х об и н т о н а ц и о н н о й структуре
предложения важно, с одной стороны, чтобы диктору п р е д ъ я в л я л и с ь
правильные модели РА, а с другой, следует брать п р е д л о ж е н и я со слога­
ми одинаковых тонов, чтобы частотные р а з л и ч и я обусловливались л и ш ь
коммуникативными типами (в частности, в п р и в е д е н н ы х п р и м е р а х слова
shui «кто?» j&yi «тетя» из п р и м е р о в (5а) и (56) произносятся вторым тоном).
Невнимание к коммуникативному заданию высказывания, в том чис­
ле к типам вопросов, различающихся и по объему з н а н и й спрашиваю­
щего, и по установке говорящего, п р и в о д и т к неточным т о л к о в а н и я м
полученных результатов. П р и в е д е м два п р и м е р а такого рода из выше­
упомянутого учебника.
В уроке 18 описывается ритмомелодическая структура п р е д л о ж е н и й
с вопросительными концовками без указания на функции таких пред­
ложений. А ведь такой тип вопроса может быть как риторическим во­
п р о с о м — ф и г у р о й речи, не требующей ответа, так и вежливой формой
констатации факта (в виде уточнения). Коммуникативные з а д а н и я таких
предложений раскрываются на более широком контексте. Н а п р и м е р ,
фраза из учебника

(8а) Ni ai xie h a n zi, bu shi ma?


«Ты любишь писать иероглифы, не так ли?»
2.3. Акцентное выделение в КС и носитель ударения в КЯ 105

Рис. 5. Взаимодействие тона, интонации и АВ в предложениях


Gou le ba? (7а)
1 2 3
Gou le ba. (76)
1 2 3
Gou le ba! (7в)
1 2 3

по сути дела является иллокутивно самовынуждающим высказыванием


[Баранов/Крейдлин 1992, 84—99], то есть она п р и м е р н о эквивалентна
фразе
(86) Ni bu shi ai xie h a n zi ma. «Ты ведь л ю б и ш ь писать иероглифы»

с к о н е ч н о й модальной частицей та «ведь», характерной д л я утвержде­


ния.
Особенность и н т о н и р о в а н и я таких предложений состоит в том, что
его п е р в а я констатирующая часть произносится как обычное утвержде­
ние с и н т о н а ц и е й незавершенного высказывания; поскольку основная
мысль г о в о р я щ е г о е щ е не высказана, в ней отсутствует п о н и ж е н и е ме­
л о д и и . Об этом свидетельствует неестественность п о я в л е н и я этой фразы
в следующем контексте:

(9) Ni ai xie h a n zi. «Ты л ю б и ш ь писать иероглифы»


(Ni ai xie h a n zi, b u shi ma?
«Ты л ю б и ш ь писать иероглифы, не правда ли?»)
Na ni jiu yinggai canjia han zi bisai.
«В таком случае ты должен п р и н я т ь участие в конкурсе по калли­
графии».

П р и опущении вопросительной концовки интонация первой части


остается без изменений. Однако в учебнике такая интонация неза-
106 Глава 2. Порядок слов и актуальное членение

в е р ш е н н о г о в ы с к а з ы в а н и я трактуется как в о п р о с и т е л ь н а я : «начальная


часть... оформляется мелодикой, х а р а к т е р н о й д л я вопросительного пред­
л о ж е н и я с частицей т а » (196, 198).
Второй п р и м е р — это смешение д и к т о р а м и двух р а з л и ч н ы х по ха­
рактеру ответов в результате неясности к о м м у н и к а т и в н о й задачи, что
свидетельствует об отсутствии смыслового согласования между вопросом
и ответом п р и н а г о в а р и в а н и и материала. Н а п р и м е р , вопрос

(10а) Na shi juzi ma? «Это—мандарин?»

может быть просто уточняющим с ударением на слове juzi «мандарин»,


а в ответе

(11а) Na shi juzi. «Это мандарин»

очень незначительно выделяются либо слово juzi, л и б о связка ski. Но


если с п р а ш и в а ю щ и й все же сомневается в истинности ответа и л и в
услышанном сообщении, то в вопросе выделяется связка:

(106) Na shi juzi ma? «Это в самом деле мандарин?»,

а в ответе связка получает контрастное ударение, п о м е щ а ю щ е е предло­


жение в полемический контекст:

(116) Na shi juzi. «Это в самом деле мандарин».

Поэтому предложения (10а) и (116) не могут составлять осмысленной


пары, как это значится на с. 173 указанного учебника. Поскольку в РЯ
такие предложения со связкой не употребляются, а р а з л и ч и е между н и м и
выражается интонационно, это приучает студентов к неосмысленной
речи.
Т а к и м образом, взаимодействие тона и и н т о н а ц и и в КЯ реализует­
ся на фоне общих интонационных контуров, р а з л и ч а ю щ и х не т о л ь к о
утверждение, вопрос, побуждение и восклицание, но и их п о д т и п ы ,
оп ре дленные УКК. В конкретных высказываниях п р и в ы д е л е н и и сло­
гов характеристики тонов проявляются максимально, соответствующие
слоги оказываются выделенными. Остальные слоги в зависимости от
локализации коммуникативного фокуса (смыслового выделения), эмоци­
ональности и скорости речи в той или и н о й степени нивелируются.
Поэтому конкретное произношение т о н и р о в а н н ы х слогов обусловлива­
ется интонацией РА, определяющую роль в которой играет акцентное
выделение. И н ы м и словами, конкретная конфигурация и н т о н а ц и о н н о й
структуры высказывания задается смысловым выделением.
Носителем интонации является предложение в целом. Слоги, под­
вергающиеся смысловому выделению, максимально п р о я в л я ю т все при­
сущие им тоновые параметры на фоне интонации определенного типа.
2.4. Возможности изменения ПС под воздействием АЧ предложения 107

В п р е д л о ж е н и и имеется один о б я з а т е л ь н ы й к о м м у н и к а т и в н ы й фокус


(ФР), составляющий акцентную в е р ш и н у фразы. В нем может быть е щ е
фокус контраста и л и фокус э м ф а з ы ( н а п р и м е р , в ы д е л е н н о й может ока­
заться не т о л ь к о рема).
Т а к о е п о н и м а н и е взаимосвязи т о н а и и н т о н а ц и и подтверждается
о п ы т о м обучения студентов п р о и з н о с и т е л ь н ы м н о р м а м китайской ре­
ч и . Б е з в в е д е н и я осмысленных е д и н и ц на лексико-синтаксическом и
и н т о н а ц и о н н о м уровнях т о н ы усваиваются только в своем «идеальном»,
«эталонном» виде, к о т о р ы й не может сохраняться в р е а л ь н о й р е ч и . Это
требует существенного пересмотра т р а д и ц и о н н о й методики обучения
КЯ [Тань 1993, 57—60]. П е р в ы е ш а г и в н а п р а в л е н и и выработки новой
м е т о д и к и б ы л и сделаны в «Практическом учебнике КЯ МГУ», где пра­
в и л ь н о е владение тонами и интонацией КЯ закладывается благодаря
осмысленности всех отрабатываемых е д и н и ц .
В з а к л ю ч е н и е заметим, что и н т о н а ц и я в целом не реализуется исклю­
ч и т е л ь н о за счет акцентного выделения отдельных слов. Возвращаясь
к слогу как носителю акцентного выделеня в КЯ, необходимо отметить
следующее. Утверждение о том, что носителем акцентного в ы д е л е н и я
я в л я е т с я з н а ч и м ы й слог, н е л ь з я распространять на и н т о н а ц и ю в целом,
хотя н е к о т о р ы е т и п ы интонации наиболее я р к о п р о я в л я ю т с я на выде­
л е н н ы х слогах. Немалую нагрузку берут на себя и р а з л и ч н ы е фразовые
частицы.

2.4. Возможности изменения ПС под воздействием


АЧ предложения. Правила расстановки слов
Поскольку ЛА-преобразования в п р и н ц и п е могут затрагивать любую
составляющую п р е д л о ж е н и я , всякое изменение в акцентной структуре и
ПС И С К считаются нами последствиями и з м е н е н и я КС п р е д л о ж е н и я .
В КЯ наблюдается два вида и з м е н е н и я ПС под в л и я н и е м АЧ: перенос
п р е п о з и т и в н ы х компонентов в постпозицию в связи с их р е м а т и з а ц и е й
(при к а р д и н а л ь н о й перестройке предикативной структуры п р е д л о ж е н и я
посредством связки — с м . следующий раздел) и перенос слова на место
темы в связи с его тематизацией.
Непосредственная перестановка актантов возможна только в двух
случаях. П е р в ы й — это перенос постпозитивной ИГ (бывшей ремы) в
начало п р е д л о ж е н и я вследствие ее тематизации, второй — перенос в
начало п р е д л о ж е н и я препозитивной ИГ в качестве темы (или первой те­
мы). В первом случае переносятся только OBJ-дополнение и некоторые
постпозитивные ИГ п р и непереходных глаголах, во втором — обстоя­
тельственные слова, обозначающие T E M P и LOC, препозитивный OBJ и
Глава 2. Порядок слов и актуальное членение

н е к о т о р ы е другие п р е п о з и т и в н ы е актанты, в том числе R E C I P , I N S T R ,


MED и ASP.
Когда инверсируются постпозитивный OBJ или а к т а н т ы непереход­
ного глагола, на место ремы передвигается л и б о сам глагол, л и б о д р у г о й
актант (у трехместных глаголов):

( l a ) Zhe zhong p i n g g u o | ni | c h i | ma?


«Такие я б л о к и | ты | будешь есть?»;
(16) N a b e n shu | wo | j i e gei | ta | le.
«Эту книгу I я I д а л почитать | ему»;
(1в) Shanghai | wo | qu g u o | yi ci.
«В Шанхае | я | б ы л | один раз».

Инверсироваться и стать темой в ы с к а з ы в а н и я могут не л ю б ы е пост­


позитивные актанты И С К . В р о л и OBJ на это способны т о л ь к о участники
ситуации, которых можно охарактеризовать как о п р е д е л е н н о е и л и дан­
ное. П р и выполнении последнего условия и н в е р с и и может подвергаться
и ИГ с родовым значением, а ситуация, описываемая глаголом, не обя­
зательно относиться к е д и н и ч н ы м действиям, как, н а п р и м е р , во фразах:

(2а) Zhe ge zixingche | ta | xiuli guo.


«Этот велосипед | он | когда-то чинил»;
(26) Zixingche | ta | xiuli g u o .
«Велосипеды | он | чинил».

Если глагол описывает ситуацию нанесения объекту физического или


морального ущерба (как da «бить», ska «убивать», hai «губить», plan «обма­
нывать», gao «доносить» и т. п.), п р и н а м е р е н и и осуществления действия
субъектом актант, соответствующий OBJ, не инверсируется, поскольку
SUB в таких ситуациях обладает п о в ы ш е н н о й агентавностью и не может
быть сдвинут со свойственной ему п о з и ц и и . Но это не распространяется
на случаи, когда действие неконтролируемо, a OBJ неодушевлен:

(За) H u a ping | didi | da sui le. «Вазу | брат | разбил»,

или когда действию не свойственно вышеуказанное з н а ч е н и е :

(36) Ban shang de tongxue | wo | yijing | tongzhi le.


«Однокурсников I я I уже | [об этом] известил»;
(Зв) Haizi | muqin | song lai le.
«Ребенка | мать | привела»;
(Зг) Xiao Li | wo | renshi.
«Сяо Ли J я I знаю».
2.4. Возможности изменения ПС под воздействием АЧ предложения 109

П р е п о з и т и в н ы е сирконстанты (обстоятельственные слова) и актанты


п е р е н о с я т с я в н а ч а л о п р е д л о ж е н и я л и б о когда о н и я в л я ю т с я контекстно
с в я з а н н ы м и частями с о о б щ е н и я , л и б о когда г о в о р я щ и й р е ш а е т начать с
н и х свое сообщение. Д л я валентности T E M P это происходит, во-первых,
в контрастном контексте:

(4а) Mingtian wo bu n e n g qu, (chule mingtian yiwai, na tian d o u xing).


«Завтра я не могу пойти [туда], (кроме завтра, годится любой
день».

Во-вторых, T E M P оказывается вначале, выступая в качестве смысло­


вой темы (то есть р у б р и к и предметного указателя, в которую человек
заносит содержащуюся в предложении и н ф о р м а ц и ю ([Reinhart 1981],
цит. по [Падучева 1985, 115]) п р и описании р а с п о р я д к а д н я и л и когда
этот актант уже упоминался в контексте:

(46) Jintian | xiawu | wo | you | shi, |


«Сегодня | после обеда | у меня | есть | дела, |
women ling yue yi ge shijian hao ma?
может, н а з н а ч и м другое время?»

О д н а к о , если вопрос направлен на T E M P , допустим только п р я м о й


П С . Н е л ь з я сказать:

(4в) *Ji dian | ni | qi chuang?


«Во сколько | ты | встаешь?»,

можно только:
;
(4в ) Ni | ji dian | qi chuang? «Ты | во сколько | встаешь?»

Валентность LOC переносится в начало п р е д л о ж е н и я , будучи выра­


ж е н н о й распространенным членом, что характерно д л я художественной
прозы:

(4г) [Liang nian yi qian], zai Shan bei yi ge pianpi de n o n g c u n li,


«[Два года тому назад], в одной отдаленной д е р е в у ш к е на севере
пров.»
wo de na wei zuojia pengyou fangwen le yi ge lao nongmin.
«Шэньси мой друг-писатель посетил старого крестьянина».

В п р и в е д е н н о м п р и м е р е мог быть перенесен и T E M P в качестве пер­


вой темы. В таком случае второй и третьей темами будут LOC и SUB.
Но п р и переносе LOC в позиции после SUB, как п р и п р я м о м П С , T E M P
оставаться уже не может В позицию темы могут переноситься RECIP,
INSTR, MED, ASP и OBJ. Тогда соответствующая ИГ не оформляется
по Глава 2. Порядок слов и актуальное членение

предлогом, а предлогом ( н а п р и м е р , you в (56)), н а п р о т и в , и н о г д а мар­


кируется сдвинутый на второе место SUB. Этим п о д ч е р к и в а е т с я р о л ь
SUB как участника, берущего на себя ответственность за с о в е р ш е н и е
действия, которое еще не имеет места. С р . п р е о б р а з о в а н и е

(5а) Wo | fuze | banli | zhe j i a n shi.


«Я I отвечаю за | р е ш е н и е | этой проблемы»
в
(56) Zhe jian shi \уои] wo fuze banli. «Эту п р о б л е м ы я беру на себя»
(«За это д е л о я беру ответственность на себя»).

Во фразе

(ба) W o m e n | gei na kuai tian | jia fei.


«Мы I это поле | будем удобрять»
с валентностным составом «SUB — R E C I P — V — O B J » п р и и н в е р с и и R E C I P
б ы в ш а я тема — SUB может б ы т ь м а р к и р о в а н н о й , а п р е д л о г gei п е р е д
RECIP опускается:

(бб) Na kuai tian | \уои] w o m e n | jia fei.


«Это поле | нами | удобряется» .

Если в р о л и RECIP выступает человек, то п о з и ц и я RECIP исходной


конструкции дублируется местоимением третьего л и ц а :

(7) Na haizi | wo gei ta xi zao ba.


«Что касается этого ребенка, давай я его искупаю».

П р и переносе INSTR, MED, ASP и OBJ (о переносе OBJ п о д р о б н е е


см. ниже) на место темы, соответствующая ИГ также не маркируется
предлогом. Ср.:

(8а) Wo | yong zhe ba dao | qie | rou.


«Я I этим ножом I режу | мясо»
и
(86) Zhe ba dao | wo | qie | rou. «Этим ножом | я | режу | мясо»;
(9a) Zanmen | yong zhe jian wuzi | dui | dongxi.
«Мы I в этой комнате | складываем | вещи»
(в смысле «пользуемся ею как кладовой»)
и
(96) Zhe jian wuzi [ zanmen | dui | dongxi.
«В этой комнате | мы j складываем j вещи»;
(10a) Wo I dui zhe jian shi | bu fasheng | xingqu.
«Я I к таким делам | не испытываю | интереса»
и
2.4. Возможности изменения ПС под воздействием АЧ предложения

(106) Zhe j i a n shi | wo | bu fasheng | xingqu.


«К т а к и м делам | я | не испытываю | интереса»;
(11a) Wo I ba beizi | da po le. «Я | стакан | разбил»
и
(116) Beizi I wo | ba ta | da po le.
«Что касается этого стакана, то я его разбил»;
(12а) Та | h a n y u | shuo de | h e n h a o .
«Он I по-китайски | говорит | очень хорошо»
и
(126) H a n y u | ta | shuo de | h e n hao.
«По-китайски I он | говорит | очень хорошо».

В (12а) р е а л и з о в а н а конструкция со сдвинутым вперед объектом (Ыпуи


qian tiju). В таких п р е д л о ж е н и я х не м а р к и р о в а н н ы й предлогом OBJ, как
п р а в и л о , не имеет конкретного референта.
Т е м а в КЯ о б ы ч н о выступает без предлога. Н а п р и м е р , у предложе­
н и й существования и исчезновения тема-LOC не оформляется предлогом
zai «в». Но п о н я т и е zhu yu «подлежащее» тождественно понятию «тема»
только в И С К . В противном случае придется считать все конструкции
с и н в е р с и р о в а н н ы м OBJ конструкциями с «двойным подлежащим» (zhu
wei wei yu ju «предложениями со сказуемыми с S-P отношением»), как
это и сделано в [Liu et al. 1983, 270, 416]. Авторы этой грамматики не
пользуются аппаратом АЧ, хотя и отдают себе отчет в производности
этой конструкции и в инверсированности в ней OBJ. Т а к а я установка,
надо полагать, основывается на следующей простой л о г и к е : член пред­
л о ж е н и я , о к а з ы в а ю щ и й с я в начале п р е д л о ж е н и я , становится zhu yu хотя
бы потому, что сама конструкция становится похожей на п р е д л о ж е н и е
со сказуемым, в ы р а ж е н н ы м субъектно-предикатной структурой.
В э т о й с в я з и заметим, что Ли и Томпсон считают п р о т о т и п и ч н ы м и
л и ш ь н е п р о и з в о д н ы е , с их точки з р е н и я , конструкции «топик-коммент».
И м е н н о поэтому КЯ характеризуется ими только как тип с продвиже­
нием топика, но не как вообще не и м е ю щ и й подлежащего. С другой
стороны, не все члены предложения, оказывающиеся перед zhu yu, при­
обретают такой статус. Н а п р и м е р , zhuang yu «обстоятельство» остается
таковым, д а ж е л и ш а я с ь предлога и отвечая всем п р и з н а к о м zhu yu пред­
л о ж е н и я с д в о й н ы м подлежащим (см. [Liu et al. 1983, 415]). С р . фразу:

(13а) Chitang pangbian, yi qun bai e yi-bo-yi-bo de mai zhe fang bu.
«Возле пруда стая белых гусей, покачиваясь из стороны в сто­
рону, неуклюже двигалась куда-то»,

которая является трансформом фразы:


112 Гпава 2. Порядок слов и актуальное членение

(136) Yi q u n bai е zai chitang pangbian...


«Стая белых гусей у пруда...» [Liu et al. 1983, 315].

В этом случае непоследовательность а в т о р о в « П р а к т и ч е с к о й грам­


матики» и Mandarin Chinese имеет о б щ и й исток: с м е ш е н и е я з ы к о в о г о
в ы р а ж е н и я и с о д е р ж а н и я , грамматического и коммуникативного.
Д р у г о й случай в ы д в и ж е н и я OBJ в начало п р е д л о ж е н и я наблюдает­
ся в конструкции с ba. Здесь ЛА-преобразование п р и в о д и т к тому, что
б ы в ш и й OBJ (каузируемое) становится темой п р е д л о ж е н и я , о т о д в и г а я
на второе место каузатор, а п о з и ц и ю после ba занимает п р о н о м и н а -
лизированное каузируемое — местоимение третьего л и ц а ta, а н т е ц е д е н т
к о т о р о г о — в ы н е с е н н ы й в начало OBJ. Т а к а я расстановка актантов макси­
мально сохраняет каузативное о т н о ш е н и е , которое в з н а ч и т е л ь н о й м е р е
утратилось бы п р и п р и м е н е н и и конструкции с bei, где в п о з и ц и и т е м ы
или прагматического п и к а также находится каузируемый OBJ.
И н в е р с и р о в а н н ы й OBJ в конструкции с ba, как п р а в и л о , обозначает
предмет или абстрактную сущность. Он может служить темой ответной
р е п л и к и или смысловой темой, т. е. предметом р е ч и , з а я в л я ю щ и м о себе
за пределами данного высказывания. Т а к а я ЛА-структура встречается в
основном в диалогах. Ср.:

(14) Na ben shu | yijing | you r e n | ba ta | gaibian c h e n g |


«Эту книгу I уже | кто-то | п е р е д е л а л в
dianying j u b e n | le.
киносценарий»;
(15) Zuoye I wo I zai jiaoshi li ba ta zuo wan le.
«Домашнюю работу | я | [уже] в аудитории сделал»;
(16) Cai zi I na ge nianqing r e n | yi |
«[Что касается] семян, | этот молодой человек | уже |
bu-ci-xinku de | qinzi \ ba ta \ song shang m e n lai | le.
самоотверженно | сам | их | п р и в е з сюда издалека»;
(17a) Na ge da nan ti | tamen
«[Что касается] этой головоломки, | [то] о н и , |
yikao qunzhong \ ba ta \ chubu
опираясь на массы, | ее | в предварительном п о р я д к е |
jiejue le.
решили»;
(18) N u a n h u | wo | zao jiu | ba ta | guan m a n | le.
«[Что касается] термоса, | я | давно | его j налил».

Инверсированный OBJ в некоторых контекстах можно также считать


подчеркнутой смысловой темой в понимании: «...говорящий хочет отме­
тить, что в предшествующем тексте речь шла о нескольких объектах, а
2.4. Возможности изменения ПС под воздействием АЧ предложения 113

в д а н н о м п р е д л о ж е н и и в ц е н т р е в н и м а н и я оказывается о д и н из них»
[Падучева 1985, 116]. Этот вид т е м ы в РЯ вводится к о н с т р у к ц и е й «что
касается...», к о т о р о й в КЯ соответствует вводный оборот zhiyu shuo и л и
п о с т п о з и т и в н а я частица пе, в ы д е л я ю щ а я тему. Ср.:

(176) Zhiyu shuo па ge da пап ti, ...


или
(17в) N a ge d a n a n ti ne, ...

К о н с т р у к ц и и с и н в е р с и р о в а н н ы м и компонентами о б ъ е д и н я е т следу­
ю щ е е свойство: в ы н е с е н н а я в начало тема отделяется от старой т е м ы
(SUB) р е а л ь н о й и л и смысловой паузой в зависимости от п р о т я ж е н н о с т и
и н в е р с и р о в а н н о г о актанта. После T E M P и LOC пауза, как п р а в и л о , за­
метнее. В п и с ь м е н н о й р е ч и такие и н в е р с и р о в а н н ы е к о м п о н е н т ы могут
отделяться от осн овн ой части п р е д л о ж е н и я запятой, к а к в (4г) и (176—в).
В к о н ц е д а н н о г о раздела вернемся к п р и м е р у (66), авторы которо­
го п р е д л о ж и л и новую классификацию я з ы к о в по признаку в ы д в и ж е н и я
п о д л е ж а щ е г о (ВП) и л и в ы д в и ж е н и я топика (ВТ). Этот п р и м е р как раз
п р и в о д и т с я и м и д л я обоснования отнесения КЯ к я з ы к а м с ВТ [ Л и ;
Т о м п с о н 1982, 194]. По м н е н и ю этих авторов, в таком я з ы к е , как китай­
ский, базисную структуру п р е д л о ж е н и я удобнее описывать в т е р м и н а х
о т н о ш е н и я «топик — коммент», а не «субъект —предикат» [Li; T h o m p s o n
1981, 19].
Все п р и м е р ы , п р и в е д е н н ы е в д а н н о й грамматике и в известной статье
[Ли; Т о м п с о н 1982] в подтверждение такой точки з р е н и я , м о ж н о свести
к т р е м видам. Во-первых, это актуализированные п р е д л о ж е н и я со сдви­
нутой темой наподобие (66). Во-вторых, это неглагольные п р е д л о ж е н и я
с S — Р структурой, в которых п е р в а я и вторая ИГ грамматически нахо­
д ятся в генитивном отношении, но семантически с в я з а н ы отношением
партитивности (неотчуждаемости), н а п р и м е р :

(18а) Na ke s h u yezi tai da, suoyi wo bu xihuan.


«У того дерева листья слишком большие, поэтому мне не нра­
вятся» [Ли; Томпсон 1982, 225].

Это п р е д л о ж е н и е представляется трансформом п р е д л о ж е н и я

(186) Na ke shu de yezi tai da, suoyi wo bu xihuan.


«Листья того дерева слишком большие, поэтому мне не нравят­
ся».

В-третьих, это неполные предложения типа

(19а) Na chang h u o | xingkui | xiaofangdui | lai de kuai...


«[На] этот пожар, | слава Богу, | п о ж а р н ы е | подоспели
быстро...»,
8 - 2 0 4 4
114 Глава 2. Порядок слов и актуальное членение

где опускается п р е д и к а т субъекта па chang huo, в ы н е с е н н о г о в п о з и ц и ю


темы сложного п р е д л о ж е н и я вместо простого п р е д л о ж е н и я (см. н и ж е
(196)).
Н а м и уже была показана производность п р е д л о ж е н и й п е р в о г о вида.
Т е м а па kuai tian в валентностной структуре глагольно-именного преди­
ката п р е д л о ж е н и я (66) имеет статус RECIP, а не OBJ, как в а н г л и й с к о м
переводе. В исходном п р е д л о ж е н и и И Г , о б о з н а ч а ю щ а я эту валентность,
оформлена предлогом gei. Т а к и м образом, п р е д л о ж е н и е (66) восходит
к исходному члену К-парадигмы — п р е д л о ж е н и ю (6а), к о т о р о е как И С К
имеет ПС вида S — V — О.
П р е д л о ж е н и я второго т и п а д е р и в а ц и о н н о связаны с а н а л о г и ч н ы м и
п р е д л о ж е н и я м и с э к с п л и ц и р о в а н н ы м показателем генетива. Это под­
тверждают следующие аргументы.
Во-первых, известно, что в СКЯ показатель атрибутивного и л и по­
сессивного отношения de часто опускается, поскольку о п р е д е л е н и е и л и
субъект обладания всегда находятся в п р е п о з и ц и и . О д н а к о не все И Г ,
выступающие как субъекты о б л а д а н и я , могут выделяться в качестве т е м ы
(топика). Важнейшее условие д л я этого — п а р т и т и в н а я связь с объектом
обладания. Н а п р и м е р , первая И Г ф р а з ы

(18в) Wo [de] muqin bu shufu. «Моя мать плохо себя чувствует»

wo «я» не может быть темой отдельно от слова muqin «мать».


Во-вторых, когда вторая ИГ составляет часть первой, не существен­
но, кто контролирует и н т е р п р е т а ц и ю о п у щ е н н о й составляющей второго
простого предложения, поскольку о т н о ш е н и е к части объекта распро­
страняется на отношение к объекту в целом (на с. 225 [Ли; Т о м п с о н
1982] авторы пытаются доказать р а з л и ч и е этих двух видов п р е д л о ж е н и й
с точки з р е н и я контроля опущения к о р е ф е р е н т н ы х ИГ). В двух следую­
щих предложениях, н а п р и м е р , контролером может быть только т о п и к па
jia shangdian «тот магазин», в противном случае bu qu le в (20а) следовало
бы заменить на bu mai le «я не буду покупать».

(20а) Na jia shangdian de xie tai gui, bu qu le.


«Обувь в этом магазине слишком д о р о г а я , я не пойду (туда)»;
(206) Na jia shangdian, xie tai gui, bu qu le.
«Что касается этого магазина, обувь [в нем] слишком д о р о г а я , я
не пойду [туда]».

И в самом деле, bu qu le в (206) можно заменить на bu mai le, стало


быть, контролер здесь ни п р и чем.
В расширении предложения (18в):

(18г) Wo muqin bu shufu, suoyi bu n e n g chu m e n .


2.4. Возможности изменения ПС под воздействием А Ч предложения 115

«Моя мать плохо себя чувствует, поэтому не м о ж е т в ы х о д и т ь из


дома»

к о н т р о л е р о м и н т е р п р е т а ц и и опущенного м е с т о и м е н и я т р е т ь е г о л и ц а
ta во втором п р е д л о ж е н и и может быть только п о д л е ж а щ е е , которое
о д н о в р е м е н н о выступает как тема (топик).
В-третьих, хотя т е м а т и з а ц и я о п р е д е л е н и я субъекта в таких производ­
н ы х к о н с т р у к ц и я х обусловлена ж е л а н и е м г о в о р я щ е г о в ы д е л и т ь первую
ИГ в смысловую тему высказывания, выбор той или и н о й к о н с т р у к ц и и
зависит от р и т м и ч е с к о й структуры п р е д л о ж е н и я , т. е. числа слогов в по­
з и ц и я х субъекта и предиката. Чем короче первая ИГ (определение), т е м
м е н ь ш е вероятность подобной д е р и в а ц и и . Т а к , п р е д л о ж е н и е

(21а) Houzi de weiba tuihua le. «Хвост у обезьяны отпал»

не т р а н с ф о р м и р у е т с я в п р е д л о ж е н и е :

(216) * H o u z i | weiba t u i h u a le,

однако вполне можно из

(22а) Na zhong houzi de weiba tui h u a le.


«Хвост у т а к и х обезьян отпал»

получить

(226) Na zhong houzi | weiba | tuihua le.


«У т а к и х обезьян | хвост | отпал».

В научных текстах всегда предпочтительнее конструкция с показа­


телем de. Кроме того, устранение de еще не приводит к тематизации
о п р е д е л е н и я , когда между новой темой и ремой появляется пауза. Все
зависит от того, создается ли параллельная синтагма, необходимая с
ритмической точки з р е н и я . Н а п р и м е р , п р о п о з и ц и я (20а) может быть
выражена любым из следующих способов:

(23а) Na jia shangdian xie | gui de bu de liao;


(236) Na jia shangdian [ xie tai gui;
(23B) Na jia d e xie | tai gui; (23r) N a jia xie | tai gui.

Поэтому п р е д л о ж е н и я т и п а (18a) следует считать п р о и з в о д н ы м и


от п р е д л о ж е н и й вида (186); в них сохраняется субъектно-предикатна я
структура, в которой ИГ па ke shu «то дерево» соответствует S, а после­
довательность yezi tai da «листья [слишком] большие» описывает свойство
субъекта. Т а к и е п р е д л о ж е н и я обильно представлены в РЯ: это безлич­
ные п р е д л о ж е н и я вроде «У меня голова болит».
8*
116 Глава 2. Порядок слов и актуальное членение

Н е п о л н ы е п р е д л о ж е н и я последнего т и п а , п р и в е д е н н ы е в [Ли; Томп­


сон 1982], хотя и допустимы в р а з г о в о р н о й р е ч и , п р и п и с ь м е н н о й
фиксации д о л ж н ы оформляться м н о г о т о ч и я м и , свидетельствующими о
смысловой незавершенности. Д л я (19а) п о л н о й формой представляется
предложение

(196) Xingkui xiaofangdui lai de kuai, na c h a n g h u o zhongyu p u m i e le.


«Слава Богу, п о ж а р н ы е быстро подоспели, [и] п о ж а р в к о н ц е
к о н ц о в б ы л потушен»,

которое трансформируется в

(19в) Na chang h u o , xingkui xiaofangdui lai de kuai, [zhongyu p u m i e le].


«Что касается пожара, слава Богу, п о ж а р н ы е быстро подоспели
[и огонь в конце концов потушили]».

Представляется очевидным, что п о п ы т к и вслед за авторами «Man­


darin G r a m m a r * включать п р е д л о ж е н и я вида (66), (18а) и (19а) в ре­
пертуар базисных конструкций КЯ, и г н о р и р у я уровень АЧ, неминуемо
приведут к трудностям в совмещении КЯ с т и п о л о г и е й П С , о чем пря­
мо написано на с. 20 «Mandarin Grammar». В этой связи мы полагаем,
что классификация я з ы к о в по признаку в ы д в и ж е н и я т о п и к а и л и под­
лежащего порождена смешением я з ы к о в ы х уровней — грамматической
структуры предложения и его АЧ. С другой стороны, т а к а я классифика­
ц и и не позволяет описывать я з ы к и универсальными средствами.

2.5. Преобразование глагольно-предикативной


конструкции в связочную. Связка
как показатель АЧ
Известно, что АЧ поддерживается интонацией и П С . П е р в о е средство
универсально, им обладает любой я з ы к , но я з ы к и р а з л и ч н о г о грамма­
тического строя неодинаково свободны в о т н о ш е н и и и з м е н е н и я П С .
Д а ж е РЯ, характеризующийся развитой морфологией, которая позво­
л я е т осуществлять аддитивный п р и н ц и п коммуникативной о р г а н и з а ц и и
предложения, — новое добавляется к данному, не трансформируя его
[Арутюнова 1976, 66], не имеет полной свободы в расстановке слов. На­
пример, вместо «Кто пришел?» в р я д ли скажут « П р и ш е л кто?» Кроме
того, там, где морфологические средства не вполне точно указывают
на синтаксические функции, нулевой порядок слов является единствен­
но возможным и имеет чисто грамматическое значение ([Якобсон 1985,
228], ср. его примеры «Мать любит дочь» и «Дочь любит мать»).
2.5. Преобразование глаголъно-предикативной конструкции в связочную 117

Д л я КЯ п р е о б р а з о в а н и я л и н е й н о й структуры в процессе коммуника­


т и в н о й о р г а н и з а ц и и смысла путем и з м е н е н и я П С , к а к п о к а з ы в а е т ма­
т е р и а л п р е д ы д у щ е г о раздела, существенно о г р а н и ч е н ы . Это в основном
п е р е д в и ж е н и е составляющей н а место темы и л и т е м а т и з а ц и я р е м ы . О н и
л и ш ь в м и н и м а л ь н о й степени затрагивают механизм в ы д е л е н и я сдвину­
т о й р е м ы . Из этого м о ж н о заключить, что в КЯ нет р а з в и т о й системы
в ы р а ж е н и я АЧ посредством П С . Поэтому к о м м у н и к а т и в н а я организа­
ц и я п р е д л о ж е н и я в нем в р я д е случаев не может не р а з р у ш а т ь исходную
грамматическую структуру, в которой ПС ф и к с и р о в а н ; н о в о е получает
статус р е м ы путем т р а н с ф о р м а ц и и той части п р е д л о ж е н и я , к о т о р а я соот­
ветствует данному, п р и п о м о щ и связки shi, п р е о б р а з у ю щ е й глагольный
п р е д и к а т в с в я з о ч н ы й (о shi подробнее см. [Тань 19866, 62—67]).
Все это в п о л н е естественно. И м е н н о связка я в л я е т с я константным
к о м п о н е н т о м логической структуры п р е д л о ж е н и я суждения, представ­
л я е м о г о формулой «S есть Р» [Арутюнова 1988, 144]. В п о с л е д н и х ис­
с л е д о в а н и я х связке фактически п р и п и с ы в а ю т ф у н к ц и ю в ы в е д е н и я на
п о в е р х н о с т н ы й уровень особого предиката, фиксирующего и н ф о р м а ц и ю
об АЧ непосредственно в семантической структуре [Падучева 1985, 117—
118; Богуславский 1985, 77]. П р и таком подходе любое актуально расчле­
н е н н о е п р е д л о ж е н и е м о ж н о преобразовать так, чтобы его АЧ оказалось
в ы р а ж е н о лексико-синтаксическими средствами. Т а к и м образом, кон­
струкция «то, что (кто, кому) ... X, есть Y» представляет собой лексико-
синтаксический к о р р е л я т АЧ. П р и преобразовании И С К с п о м о щ ь ю этой
конструкции в п о з и ц и и X оказывается тема п р е д л о ж е н и я , а в п о з и ц и и
Y — е г о рема [Богуславский 1985, 78].
В р я д е я з ы к о в лексико-синтаксические к о р р е л я т ы э к с п л и ц и т н о вы­
ражаются на поверхностном уровне как р е г у л я р н ы е средства подчер­
к и в а н и я АЧ. Н а п р и м е р , английский я з ы к располагает двумя способами
построения п р е д л о ж е н и я с помощью связки д л я выделения фокуса кон­
траста в п р е д л о ж е н и я х вида:

(la) T h e o n e who made the hamburgers was Roland

или в так называемых расщепленных п р е д л о ж е н и я х типа

(16) It was Ronald who m a d e the hamburgers [Чейф 1982, 290—291].

С в я з к а shi в СКЯ ш и р о к о используется в качестве синтаксического


ко рр елят а АЧ или его показателя. В отличие от обычного глагола она не
принимает временного оформления, полностью соответствует замечанию
А. А. Потебни по поводу настоящей функции связки: «...связка имеет
формальное (в противоположность вещественному) значение» [Потебня
1958, 116]. В п р е д л о ж е н и и со связкой shi сопоставление двух п о н я т и й
носит константный характер и shi имеет исключительно истинностную
118 Глова 2. Порядок слов и актуальное членение

функцию, а не д о п о л н я е т объем з н а ч е н и я и м е н н о й части сказуемого до


глагольного, к а к это происходит в е в р о п е й с к и х я з ы к а х (о с в я з о ч н ы х
высказываниях см. также [Ревзин 1971] и [Арутюнова 1976, 308—309]).
Поэтому связку shi удобно использовать д л я э к с п л и к а ц и и семантического
эффекта сдвига р е м ы , хотя р о л ь связочной к о н с т р у к ц и и и н е с в о д и м а к
в ы р а ж е н и ю АЧ (см. [Тань 19866; 1988, 173]).
В д а н н о м разделе будет рассматриваться т о л ь к о ф у н к ц и я shi как
актуализатора р е м ы , формально сдвигающего рему в п о с т п о з и ц и ю и л и
выделяющему ее в рамках связочной к о н с т р у к ц и и . Об этой ф у н к ц и и
shi не упоминается ни в одной известной нам г р а м м а т и к е КЯ, в том
числе и в [Li; T h o m p s o n 1981]. От последней г р а м м а т и к и естественно
было бы ожидать сведений на этот счет, поскольку ее составители, к а к
уже говорилось, п р е д л о ж и л и новую классификацию я з ы к о в по п р и з н а к у
в ы д в и ж е н и я подлежащего и л и в ы д в и ж е н и я т о п и к а .
В учебниках КЯ д л я иностранцев к о н с т р у к ц и я shi... de вводится в ряду
базовых синтаксических конструкций. Н о описание е е ф у н к ц и и о б ы ч н о
исчерпывается такими словами, как «выделение в р е м е н и , места, способа
действия и т.д.» [Jichu H a n y u Keben 3 1980, 26—27]. О ч е в и д н о , по этой
п р и ч и н е многие изучающие КЯ испытывают з а т р у д н е н и я п р и в ы б о р е
между исходной глагольной конструкцией и п р о и з в о д н о й связочной
конструкцией. Особенно трудно д л я них определить, п р и актуализации
каких составляющих возможно п р и м е н е н и е связочной конструкции.
Несмотря на высокую частоту употребления, т а к а я к о н с т р у к ц и я с
shi не фигурирует в классификации синтаксических к о н с т р у к ц и й Л ю й
Шусяна; она отсутствует и в разделе, где перечисляются глагольные кон­
струкции, и в разделе, рассматривающем п р е д л о ж е н и я с и м е н н ы м и пре­
дикатами, в которых применяется связка shi. О д н а к о н е к о т о р ы е приме­
ры Л ю й Шусяна, безусловно, связаны с ф у н к ц и о н и р о в а н и е м э т о й с в я з к и
как показателя АЧ. Подытоживая рассмотрение связочной конструкции,
Л ю й Шусян сводит роль shi к выражению kending «подтверждения». Он
пишет, что в предложении с именным предикатом shi часто употребляет­
ся как связка, поэтому значение п о д т в е р ж д е н и я у этого слова ослаблено,
а в конструкциях с другими предикатами shi как связка не употребля­
ется, поэтому он выделяет у данного слова з н а ч е н и е п о д т в е р ж д е н и я в
экспрессивных целях [Ly 1981, 21].
Проблеме АЧ в КЯ и роли связки shi в коммуникативной о р г а н и з а ц и и
смысла были посвящены н а ш и специальные публикации [Тань 1985,
41—55; 19866, 62—67; 19886, 169—190]. Статья с подробным о п и с а н и е м
функции связочной конструкции (СК) в КЯ была мною подготовлена
д л я сборника материалов конференции по китайскому я з ы к о з н а н и ю в
1986 году и в том же году принята к печати, о д н а к о до сих п о р не
опубликована. Поскольку наше описание ограничено р а м к а м и тематики
д а н н о й главы, затронем проблему СК в самом сжатом виде.
2.5. Преобразование глаголъно-предикативной конструкции в связочную 119

И с п о л ь з о в а н и е С К указанного т и п а вызывается л и б о невозможно­


стью п е р е д в и ж е н и я в СКЯ п р е п о з и т и в н ы х составляющих в постпози­
ц и ю , ч т о б ы о н и могли з а н я т ь подобающее р е м е последнее место в
п р е д л о ж е н и и , л и б о необходимостью и д е н т и ф и к а ц и и и л и классифика­
ц и и объектов, о б о з н а ч е н н ы х И Г , и м е ю щ и м и событийную д е с к р и п ц и ю .
В п е р в о м случае используется в основном к о н с т р у к ц и я shi... de (CKj),
где de я в л я е т с я показателем н о м и н а л и з а ц и и , в которой с о б ы т и й н а я
д е с к р и п ц и я (исходная п р е д и к а ц и я ) занимает постсвязочную п о з и ц и ю ,
а во в т о р о м — к о н с т р у к ц и я с досвязочной д е с к р и п ц и е й . . . de shi (СК2).
Рассмотрим м е ха ни з м п р е о б р а з о в а н и я И С К в д в а у к а з а н н ы е т и п а С К ,
а затем п р о а н а л и з и р у е м условия их у п о т р е б л е н и я .
О б е СК, п о р о ж д а ю щ и е с я н о м и н а л и з а ц и е й п р о п о з и ц и и И С К , фор­
м и р у ю т в ы с к а з ы в а н и я с модусом «разъяснение» или вопросно-ответ­
н ы е п а р ы с модусами «уточнение» и «подтверждение». В CKj з н а н и е
слушающего (данное) заключено в постсвязочном ч л е н е и п р и ответе
д о б а в л я е т с я з н а н и е г о в о р я щ е г о (новое); в СКг з н а н и е слушающе­
го (данное) содержится в предсвязочном члене, а новое сообщается в
постсвязочной части. В любом случае востребованная и н ф о р м а ц и я (но­
вое, рема) оказывается справа от связки (в постпозиции). CKi о б ы ч н о
используется д л я р е м а т и з а ц и и глагола и п р е д глагольных составляю­
щих, а С К г — д л я р е м а т и з а ц и и SUB и OBJ в ситуации и д е н т и ф и к а ц и и
и л и в ц е л я х классификации.
СК рассматриваемых типов выражают суждения второй степени.
О н и служат д л я н а и м е н о в а н и й событий, характеризуемых по участ­
н и к а м и способу п р о т е к а н и я , параметрам времени и места. Из этого
вытекает, что эти события принимаются говорящим как д а н н о е , уже
введенное в рассмотрение, к а к исходный пункт сообщения и л и пред­
мет р е ч и . Т а к и м образом, обязательным условием у п о т р е б л е н и я С К
я в л я е т с я фактивность (ситуация имела место). В п р е с у п п о з и ц и ю утвер­
ж д е н и я входит событие, уже введенное в качестве предмета р е ч и ,
темы. Следовательно, глагол, обозначающий событие в д е с к р и п ц и и и
м а р к и р о в а н н ы й показателем н о м и н а л и з а ц и и de, может быть т о л ь к о
акциональным.
CKi употребляется в тех случаях, когда ситуация или событие
уже введены в рассмотрение участников коммуникации актом «со­
общение», т . е . когда они уже стали частью з н а н и я собеседника, и
в о з н и к а е т необходимость уточнить (в форме вопроса) и/или п о я с н и т ь
(актом «разъяснение») е щ е не известные собеседнику сведения, связан­
ные с известным событием. Ассерция п р е д л о ж е н и я с CKi содержит
ответ на вопросы т и п а «кто?», «с кем?», «когда?», «где?», «откуда?»,
«каким образом?», если подобного рода сведения не содержатся в
ИСК, которая использовалась д л я введения ситуации в поле з р е н и я
слушающего. Разъяснение с помощью CKi может касаться и способа
120 Глава 2. Порядок слов и актуальное членение

действия, если ситуация допускает несколько способов р е а л и з а ц и и (на­


п р и м е р , чтобы объект п о м е н я л своего владельца, м о ж н о его купить,
п о д а р и т ь , украсть и т.д.).
В актуально расчлененном п р е д л о ж е н и и с CKj вся п р е п о з и т и в н а я
часть И С К (кроме SUB н е п е р е х о д н о г о глагола Vi) может оказаться в
постсвязочной п о з и ц и и с м а р к и р о в к о й показателем de. П р и н а л и ч и и
переходного глагола (V2) п о с т п о з и т и в н ы й OBJ (О) переносится в пре­
позицию, а в постсвязочной части в п р и н ц и п е может оставаться вся
п р е п о з и т и в н а я часть И С К в ее исходном п о р я д к е , как это п о к а з а н о в
следующих формулах, о т р а ж а ю щ и х ситуацию в ы д е л е н и я в р е м е препо­
зитивных составляющих.

(1) И С К : S - [ T ] - [ L ] - V i — \ C K i : S — T ( L ) — V i -de;
(2) И С К : S — [T] — [L] — V 2 — О —> C K i : O—s/ю — S ( T , L) —V 2 —
(3) И С К : S — V 2 - 0 —> C K i : O — shi — [S]—V2—de, [bushi — V2-de].

В трансформе И С К в CKL (1) T E M P (T) и л и LOC (L) могут стать


сдвинутой ремой, в (2) ею может стать и SUB (S), в (3) же выделяется
сам глагол.
В квадратных скобках в ы ш е п о м е щ е н ы актанты и/или сир констан­
ты, и н ф о р м а ц и я о которых в п р и н ц и п е могла быть сразу введена в
рассмотрение. Их п о я в л е н и е в CKi означает, что соответствующие све­
д е н и я не были детально введены п р и вводе событий посредством И С К .
Проиллюстрируем эти схемы п р и м е р а м и .
Представим себе, что г о в о р я щ и й сообщает слушающему о некоей
ситуации, связанной с приездом г-на Ли в Москву, и делает это самым
лаконичным образом, употребив исходный ч л е н К-парадигмы:

(2а) Li xiansheng lai Mosike le! «Г-н Ли п р и е х а л в Москву!»

Но если он желает данное событие осветить полнее, то дополнитель­


ные сведения по правилам ПС добавляются в п р е п о з и ц и ю и сообщение
может вырасти до размеров:

(2а') Li xiansheng | zuotian | cong | Beijing | zuo feiji


«Г-н Ли | вчера | из | П е к и н а | на самолете |
dai zhe haizi | lai | Mosike | le.
с детьми | приехал | в Москву».

Однако инициирующей репликой все же является (2а), а недостаю­


щ и е сведения могут уточняться либо в форме вопроса и ответа с помо­
щью CKj, либо посредством дополнительного сообщения г о в о р я щ е г о —
«разъяснения», тоже имеющего вид СК.
Если дальнейшее общение принимает вид «вопрос—ответ», CKj обыч­
но содержит только одну единицу новой и н ф о р м а ц и и , если же оно
2.5. Преобразование глаголъно-предикативной конструкции в связочную 121

имеет форму д о п о л н и т е л ь н о г о с о о б щ е н и я или «разъяснения», объем но­


вой- и н ф о р м а ц и и м о ж е т быть и большим. С р . в ы с к а з ы в а н и е с модусом
«осведомление»:

(26) Li xiansheng shi na tian d a o de? «В какой д е н ь п р и б ы л г-н Ли?»


(26') Та shi zuotian d a o de. «Он п р и б ы л вчера»

и д о п о л н и т е л ь н о е сообщение с модусом «разъяснение»:

(2в) Та shi zuo feiji cong Beijing lai de, hai dai zhe haizi n e .
«Он п р и е х а л из П е к и н а на самолете, еще в з я л с собой детей»
или
(2г) Та shi dai zhe haizi yikuair lai de. «Он приехал вместе с детьми».

П р и п е р е х о д н о м глаголе (V2) существует больше возможностей д л я


маневра. Если ситуация, описанная в сообщении

(За) Xiao W a n g mai le yi b e n shu. «Сяо Ван купил книгу»,

известна участнику о б щ е н и я только частично и ему хочется уточнить,


кто я в л я е т с я субъектом действия, вопрос будет построен по схеме (2):

(36) Shu shi s h u i mai de? «Кто купил книгу?»,

поскольку ситуация покупки книги уже введена в рассмотрение. Ответ


получает аналогичное оформление:

(36') Shu shi Xiao W a n g mai de. «Книгу купил Сяо Ван».

Когда в ы д е л е н н ы м оказывается само действие, глагол становится фо­


кусом контраста и функция СК приобретает к в а л и ф и ц и р у ю щ и й харак­
т е р , она выделяет элемент множества, соответствующий действитель­
ности:

(Зв) Shu bu shi mai de, shi song de. «Книга не куплена, а подарена».

Это не означает, что СК] не может появляться в и н и ц и и р у ю щ е й


р е п л и к е . Ср.:

(Зг) Ni zhidao ma, zhe ben shu shi ni fuqin song gei wo de, ni yao h a o h a o r
de baocun ta.
«Ты знаешь, эту книгу подарил мне твой отец, ты должен ее
беречь».

CKi в этом п р и м е р е не только допустима, но и единственно возмож­


на, поскольку данность ситуации обусловлена п о н я т и й н о и ситуативно
[Падучева 1985, 113].
122 Глава 2. Порядок слов и актуальное членение

Возможность употребления C K i , однако, не означает, ч т о н у ж н ы е


сведения не могут сообщаться сразу же с п о м о щ ь ю И С К . П о с л е д н е е
х а р а к т е р н о д л я я з ы к а прессы, которому свойственна к о м п р е с с и я инфор­
мации, н а п р и м е р :

(4а) [You Qieernuomeijin zongli shuailing de]


Eluosi lianbang zhengfu daibiaotuan
jia d a o Ulanbatuo yu shi wu ri c h e n g z h u a n c h e
d a o d a Beijing zuo zhengshi fangwen.
«Правительственная д е л е г а ц и я Российской Ф е д е р а ц и и
[во главе с премьером Ч е р н о м ы р д и н ы м ]
через Уланбатор 15 числа специальным поездом
п р и б ы л а в П е к и н с о ф и ц и а л ь н ы м визитом».

В этом сообщении н а р я д у с основным событием «X п р и б ы л в место


L» (обязательная валентность) фигурируют п е р в ы й SUB (кем возглав­
ляется), маршрут, средство, дата и цель. Но руководителя д е л е г а ц и и
можно указать и следующей фразой, о ф о р м л е н н о й C K i , если он, напри­
мер, не глава правительства, а ч и н о в н и к меньшего р а н г а (необходимо
соблюдение иерархии):

(46) Daibiaotuan shi you... shuailing de. «Делегацию возглавляет...».

В живом общении И С К вводит событие, описывающееся глаголом, а


CKi уточняет недостающие сведения. Т а к о й способ о р г а н и з а ц и и смысла
характерен д л я диалогической р е ч и .
Существует т р и разновидности CKi*. CKi a , CKie и CKi„. Эти конструк­
ции можно представить следующим образом (посредством X обозначен
еще один участник ситуации):

CK l a : S — shi — X — V i — О—de; S—shi — X — Vi —de — O;


СК 1б : S—shi — X — V i — AD—de; S—shi — X — Vi —de—AD;
CK lB : S/it — S — X — Vi — AD —de.

CKi a употребляют тогда, когда глагол и следующие за ним допол­


н е н и я находятся в отношении и н к о р п о р а ц и и , а постпозитивная ИГ не
имеет конкретного референта, не представляет собой п о л н о ц е н н ы й O B J
и поэтому, как правило, не может занять позицию темы. Г И С в этом слу­
чае приравниваются к непереходным глаголам (об этом см. 1.4.4). CKJG
применяют тогда, когда AD остается в п р е ж н е й п о з и ц и и и л и перено­
сится за показатель de. C K u используют, когда SUB д о л ж е н выступать
в качестве фокуса контраста при эмфатическом п о р я д к е р а с п о л о ж е н и я
темы и ремы. В такой конструкции связочная рамка охватывает всю
пропозицию И С К .
Эти разновидности CKi иллюстрируют следующие п р и м е р ы :
2.5. Преобразование глагольно-предикативной конструкции в связочную 123

(5а) T a m e n | shi | zai gongyuan | zhao xiang | de


или
7
(5а ) T a m e n | shi | zai gongyuan | zhao de | xiang.
«Они фотографировались в парке»;
(56) Wo I shi I qi zixingche | qu Yiheyuan de
или
(56') Wo I shi I qi zixingche | qu de | Yiheyuan.
«Я е з д и л в И х э ю а н ь на велосипеде»;
(5в) Shi | Z h a n g laoshi | gen wo yi kuair | hui jia | de.
«Это п р е п о д а в а т е л ь Ч ж а н поехал со м н о й домой».

Факт переноса с п о м о щ ь ю СК в постпозицию п р е п о з и т и в н ы х состав­


л я ю щ и х , среди которых находится новая рема, позволяет заключить,
что п о с т п о з и т и в н ы е актанты не нуждаются в СК в качестве актуализато-
р а . С у ж д е н и я об объекте действия сохраняют структуру п р е д л о ж е н и й —
суждений о SUB, т . е . такие п р е д л о ж е н и я строятся по модели И С К .
Сдвинутая р е м а в последней позиции выделяется логическим ударе­
н и е м . В случае переноса конечного актанта (OBJ и л и AD) в начало
п р е д л о ж е н и я на место т е м ы предшествующий сдвигается в к о н е ц на
место ремы. Н а п р и м е р , п р е д л о ж е н и е

(ба) Wo | mai le | xin dayi. «Я купил новое пальто»

трансформируется в

(6а') Xin dayi | wo | mai le. «Новое пальто я купил»,

а предложение

(бб) Та | qu | che zhan | le. «Он поехал на вокзал»

трансформируется в

(66') Che zhan | ta | qu le. «На вокзал он съездил».

П р е д л о ж е н и я (6а) и (66) отвечают на частные вопросы «что?» и «ку­


да?», а п р е д л о ж е н и я (6а') и (66') подтверждают факт действия.
У СКг событийная д е с к р и п ц и я содержится в предсвязочной части
п р е д л о ж е н и я . Эта конструкция, как уже говорилось, обслуживает иную
коммуникативную установку говорящего — идентификацию л и ц а или
предмета, связанного с известным слушающему событием, и л и указание
на то, что объект соотносится с соответствующим множеством. В пер­
вом случае, хотя предложение и удовлетворяет к р и т е р и я м п р е д л о ж е н и я
тождества, оно не может употребляться в ситуации акта отождествления
из-за отсутствия показателя jiu (см. [Тань 1990а, 72; 1992, I I ] .
124 Глава 2. Порядок слов и актуальное членение

Высказывания с CKg о б ы ч н о относятся к У К К «коррекция», «осве­


домление» и «разъяснение»:

(7а) C o n g Beijing lai de shi Li xiansheng, [bu shi W a n g xiansheng].


«Из П е к и н а п р и е х а л г-н Л и , [а не г-н Ван]»;
(76) Ni mai de shi s h e n m e jiu? «Какое в и н о ты купил?» —
;
(7б ) [Wo mai de] shi T o n g h u a p u t a o jiu.
«[Я купил] виноградное в и н о Тунхуа»;
(7в) Та kan de shi dalu baozhi, [bu shi Taiwan baozhi].
«Он читает газеты континентального К и т а я , [а не Тайваня]».

В (7в) действие может протекать и в момент р е ч и , поскольку связка shi


выполняет функцию соотнесения объекта действия с соответствующим
классом.
Роль рассматриваемых связочных конструкций в к о м м у н и к а т и в н о й
организации смысла различна. CKi выделяет тот и л и и н о й компонент,
отвечая на частный вопрос. СК 2 формирует в ы с к а з ы в а н и я со з н а ч е н и я м и
идентификации и л и классификации, здесь новое д л я слушающего не
денотативный аспект знака, а план его в ы р а ж е н и я и сигнификат:

(8а) Gangcai j i n lai de shi wo gege, [ni jian guo ta ma?].


«Тот, кто только что вошел, это мой брат, [ты знаком с ним?]»;
(86) Women jia li yang de shi moli h u a .
«Цветы, которые мы в ы р а щ и в а е м дома, это жасмин».

Обе конструкции реорганизуют И С К п р и о п и с а н и и действия, кото­


рое либо уже достигло своего предела, л и б о имело и л и имеет место
(только у СК 2 ) и поэтому стало фактом; глаголы в них не получают
временного оформления, поскольку и н ф о р м а ц и я о в р е м е н и содержит­
ся в презумпции связочной конструкции. Языковой знак, в ы д е л е н н ы й
в постсвязочной дескрипции CKi (фокус ремы), подчеркивается логиче­
ским ударением, в такой конструкции в значительной мере ослабленным.
Если действие еще не имело места, соответствующие компоненты
ИСК выделяются только акцентными средствами:

(9) Li xiansheng | mingtian | zou. «Г-н Ли уедет завтра».

А. А. Драгунов считал, что в конструкциях вида СК 2 устраняется рас­


хождение между логическим и грамматическим сказуемыми: все то, что
д л я говорящего является логически наиболее важным, превращается в
грамматическое сказуемое [Драгунов 1952, 111, 210]. В качестве п р и м е р а
он приводил фразу:

(10) «Он читает китайские газеты» [там же, 104].


2.5. Преобразование глаголъно-предикативной конструкции в связочную 125

С т о ч к и з р е н и я А. А. Драгунова, если р е ч ь идет о простой констатации


факта, п р е д л о ж е н и е строится по формуле «подлежащее — сказуемое —
д о п о л н е н и е » , т . е . и м е е т вид:

(10а) Та | k a n | Z h o n g g u o bao.

Если же г о в о р я щ и й намерен выделить сочетание Zhongguo bao как


н а и б о л е е в а ж н ы й элемент высказывания, н а п р и м е р п р и ответе на во­
п р о с : «Какие газеты он читает?», требуется конструкция

(106) Та kan de shi Z h o n g g u o bao,


букв. «Читаемое им есть китайские газеты».

В то же в р е м я А. А. Драгунов отмечает, что эта мысль м о ж е т быть


п е р е д а н а и ф о р м о й (10а) с выделением голосом сочетания Zhongguo bao
как логического сказуемого, но утверждает, что п р е д л о ж е н и я второго
р о д а (СКг-—Л. Т.) в таких случаях имеют большее р а с п р о с т р а н е н и е в
современном байхуа и в северных диалектах.
И д е я о том, что в КЯ логически наиболее важное д л я г о в о р я щ е г о
п р е в р а щ а е т с я в грамматическое сказуемое, безусловно справедлива, хотя
и я в л я е т с я в о п р е д е л е н н о й мере у п р о щ е н и е м — в ы д е л е н и е р е м ы , как мы
показали, д а л е к о не всегда осуществляется с п о м о щ ь ю СК. О д н а к о по­
д о б н а я трактовка к обсуждаемой конструкции в р я д ли п р и м е н и м а — о н а
в б о л ь ш е й м е р е отвечает С К ь которую А. А. Д р а г у н о в не рассматривал.
П р и в о д и м о е А. А. Д р а г у н о в ы м исходное сообщение (10а) с коммуни­
к а т и в н о й точки з р е н и я не п р о з р а ч н о . О н о может составлять ф р а г м е н т
суждения:
7
(10а ) Та kan Zhongguo bao «Он читает китайские газеты»
h e n shao kan xi fang de baozhi.
«[и] очень редко обращается к западной прессе»,

т. е. употребляется в узуальном з н а ч е н и и и в обычной ситуации не может


быть ответом на вопрос

( Н а ) Та gan shenme? «Что он сейчас делает?»

Существует и другая возможность осмысления п р е д л о ж е н и я (10а).


О н о может быть ответом на вопрос

(116) Та kan s h e n m e bao? «Какую газету он читает?»

(ср. п е р е в о д ы (10) и (116)), если факт ч т е н и я газеты известен говорящему


в момент речи, тогда Zhongguo выступает как определение к И Г , обо­
значающей объект, а объект-рема, занимающий постпозицию, согласно
Глава 2. Порядок слов и актуальное членение

сформулированным в ы ш е п р а в и л а м в а к т у а л и з и р о в а н н о м п р е д л о ж е н и и
просто выделяется логическим ударением.
Вопросно-ответная р е п л и к а , о ф о р м л е н н а я СК 2 , к о т о р а я п р е д п о л а г а е т
(106) в качестве ответа, возможна т о л ь к о в ситуации в ы я с н е н и я таксоно­
мической принадлежности денотата, как в (76) и (76'). И глаголы в них
всегда имеют е д и н и ч н о е з н а ч е н и е . Поэтому форму с СК 2 , проиллюстри­
рованную п р и м е р о м (106), д а ж е н е л ь з я назвать к о н к у р и р у ю щ е й и в р я д
ли целесообразно утверждать, что она имеет большее р а с п р о с т р а н е н и е .
Во всяком случае мы не согласны с А. А. Д р а г у н о в ы м в том, что гла­
гольный предикат просто констатирует факт, а в случае с СК г о в о р я щ и й
намеревается выделить словосочетание Zhongguo bao «китайские газеты»
к а к наиболее в а ж н ы й э л е м е н т в ы с к а з ы в а н и я .
Назначение СК 2 состоит л и б о в ф о р м и р о в а н и и п р е д л о ж е н и я тожде­
ства в ситуации и д е н т и ф и к а ц и и (если у постсвязочной ИГ есть р е ф е р е н т ,
как в (8а), либо в в ы п о л н е н и и классифицирующей ф у н к ц и и . В послед­
нем случае значение с в я з к и shi сводится к в к л ю ч е н и ю подкласса в состав
класса, что характерно д л я таксономической п р е д и к а ц и и ((76')» (7в) и
(106)).
В случае подмены одного элемента множества д р у г и м постсвязочная
ИГ становится фокусом контраста («не X, a Y») и выражается модус
«коррекция». Досвязочная д е с к р и п ц и я в СК 2 может описывать действие,
которое протекает в момент речи, что недопустимо д л я С К ] .
Денотативный статус постсвязочной ИГ можно установить и путем
постановки перед связкой н а р е ч и я jiut ф у н к ц и о н и р у ю щ е г о как показа­
тель акта отождествления [Тань 1990а, 69—70]. Ср.:
;
(8а ) Gangcai j i n lai de | jiu \ shi | wo gege.
«Человек, который только что вошел, и есть мой с т а р ш и й брат».

Оператор акта отождествления jiu образует конструкцию A jiu shi В


«А и есть Б», неприемлемую п р и таксономической п р е д и к а ц и и , как в
(76—в). Нельзя также сказать
;
(10б ) *Та kan de jiu shi Zhongguo baozhi.

«То, что он читает, это и есть китайские газеты»,

хотя в случае идентификации вполне возможно

(106") Та kan de jiu shi wo de baozhi.


«Он читает (читал) как раз мою газету».
И вообще трудно различать СК, несущие таксономическую функцию,
и СК, обслуживающие АЧ, без обращения к их коммуникативным зада­
н и я м . Н а п р и м е р , фраза
2.5. Преобразование глаголъно-предикативной конструкции в связочную 127

( 1 1 в) Zhe b e n shu shi song gei Xiao Wang de


(это + сч. слово + к н и г а + связка + д а р и т ь + п р е д л . «кому» +
С я о Ван + показат. н о м и н а л и з а ц и и )

н а п е р в ы й взгляд кажется С К ь отвечающей н а вопрос: «Кому п о д а р и л и


эту книгу?» О д н а к о согласно п р а в и л а м р е м а т и з а ц и и постпозитивных
актантов в д а н н о м случае предполагается RECIP, который и так з а н и м а е т
п о з и ц и ю р е м ы после переноса OBJ на место темы. Вопрос и ответ по
поводу R E C I P оформляются И С К с и н в е р с и р о в а н н ы м объектом:

( l l r ) Zhe ben shu song gei shui le? «Кому п о д а р и л и эту книгу?» —
( И д ) Zhe b e n shu song gei Xiao Wang le.
«Эту книгу п о д а р и л и С я о Вану».

Глагол song «дарить» в (11 в) и (11г) описывает р а з л и ч н ы е ситуации.


В п е р в о м случае действие е щ е не имеет места, а г о в о р я щ и й указывает
на т о т э л е м е н т множества, который может претендовать на роль RECIP.
Отсюда следует, что СК в (11в) в ы п о л н я е т классифицирующую ф у н к ц и ю ,
аналогичную ф у н к ц и и этой конструкции во фразах

( l i e ) Zhe ben shu shi xin de. «Эта книга новая»


или
( П ж ) Zhe ba d a o daobing shi mu zuo det bu shi tie zuo de.
«Ручка этого ножа д е р е в я н н а я , [а] не железная».

Т а к и м образом, п р е д л о ж е н и е (11 в) д о л ж н о переводиться как


«Эта к н и ж к а п р е д н а з н а ч е н а в подарок С я о Вану».
С в я з к а shi также способна переносить в конец п р е д л о ж е н и я составля­
ю щ и е «причина», «цель», «время» и «место» без м а р к и р о в к и показателем
н о м и н а л и з а ц и и de. Эта альтернативная форма в ы р а ж е н и я АЧ применя­
ется в следующих обстоятельствах.
1. Д л я переноса р е м ы в постпозицию в сложноподчиненных предло­
ж е н и я х . С р . трансформацию п р е д л о ж е н и я :

(12а) Wo bu xihuan, suoyi mei mai.


«Мне не понравилось, поэтому не купил»
в
;
(12а ) Wo mei mai shi yinwei bu xihuan.
«Я не стал покупать, потому что мне не понравилось».

Т а к а я С К является трансформом предложения

(12а") Wo mei mai de yuanyin shi bu xihuan.


« П р и ч и н а того, что я не купил, состоит в том, что м н е не
понравилось [то, что я предполагал купить]».
Глава 2. Порядок слов и актуальное членение

2 . Д л я п о д ч е р к и в а н и я р е м ы путем э к с п л и к а ц и и е е семантической
роли. Ср. трансформацию:

(13а) Та | qu | Shanghai | j i a n c h a gongzuo.


«Он | поехал (поедет) | в Шанхай | п р о в е р я т ь работу»
в
(13а') Та qu Shanghai ski weile jiancha gongzuo.

«Он поехал в Шанхай ради п р о в е р к и работы».

Эта С К является трансформом п р е д л о ж е н и я

(13а") Та qu Shanghai de m u d i shi j i a n c h a gongzuo.


«Цель его поездки в Шанхай — п р о в е р к а работы».
3. В интродуктивном высказывании, когда связка вводит в рассмотре­
н и е некую ситуацию, которая впоследствии становится смысловой т е м о й .
С р . предложение с И С К :

(14) Wo zai yi ge pengyou jia di er ci kanjian ta le.


«Я второй раз видел его в доме одного знакомого»
и
(14а) Wo di ег ci kanjian ta shi zai yi ge pengyou jia

«Второй раз я его видел в доме одного знакомого»,

которое является трансформом п р е д л о ж е н и я :

(14а') Wo di ег ci kanjian ta de difang shi yi ge pengyou de jia li.


«Место, где я его видел второй раз, было домом одного знако­
мого».
1
С р . форму с CKi, употребляющуюся п р и уточнении места события ,
уже введенного в рассмотрение:

(146) Wo shi zai yi ge pengyou jia di er ci kanjian ta de.


«Я видел его во второй раз в квартире одного знакомого».

Эта фраза служит ответом на вопрос

(146') Ni houlai you kanjian ta le, shi zai s h e n m e difang kanjian ta de}
«Ты потом снова видел его, где это было?»

4. Когда речь идет о времени, не имеющем о т н о ш е н и я к уже введен­


ному в рассмотрение событию. Ср. предложение: .

(15а) Huoche cong Beijing kai chu shi zaoshang wu dian.


«Поезд отправляется из П е к и н а в пять часов утра»,
2.5. Преобразование глаголъно-предикативной конструкции в связочную 129

которое я в л я е т с я трансформом п р е д л о ж е н и я

(15а') H u o c h e c o n g Beijing kai c h u de shijian s h i zaoshang wu dian.


«Время о т п р а в л е н и я поезда из П е к и н а — п я т ь часов утра».

Ср. CKi:

7/
(15а ) H u o c h e shi zaoshang wu dian cong Beijing kaichu de.
«Поезд о т п р а в л я л с я из П е к и н а в п я т ь часов утра».

Все рассмотренные С К построены по одной модели и имеют семан­


тическое представление: «цель (причина, место, время) А есть В». Но
в поверхностной структуре обозначения сирконстантов ( п р и ч и н а , цель,
в р е м я и т. п.) опускаются, а в постсвязочной части соответствующая р о л ь
э к с п л и ц и р у е т с я союзом {yinwei «потому что»), предлогом (weile «ради», гаг
«в») и л и просто з н а ч е н и е м ИГ (например, ее в р е м е н н ы м значением).
В п р е д л о ж е н и и , сообщающем о событии гипотетического характера
и л и о вневременном факте, связка shi употребляется как выделительное
средство, м а р к и р у ю щ е е сдвинутую рему д л я в ы р а ж е н и я истинностной
функции (подтверждение факта). Т а к и е высказывания п е р е д а ю т значе­
н и е «подтверждение» и л и «коррекция»:

(16а) Li xiansheng | s h i | mingtian | zou.


«Г-н Ли действительно поедет завтра»;
(166) Та | shi | zhu zai na ge h u t o n g li.
«Он действительно живет в том переулке».

В этих п р е д л о ж е н и я х связка shi п р и н и м а е т ударение и утверждает


истинность п р о п о з и ц и й «он поедет когда-то», «он живет где-то», отража­
ющих факты, поставленные собеседником под сомнение.
П р и передаче з н а ч е н и я «коррекция» з н а н и я участников ситуации
о б щ е н и я характеризуют две пропозиции. П р о п о з и ц и я , истинная с точ­
ки з р е н и я говорящего, маркируется связкой shi и противопоставляется
л о ж н о й , в которой связка входит в сферу действия о т р и ц а н и я . П р и этом
выделяется тот компонент, который является п р а в и л ь н ы м кандидатом
из множества возможных:

(16в) Та shi mingtian zou, bu shi houtian zou.


«Он поедет завтра, а не послезавтра».

В п р е д л о ж е н и я х с CKi и СКг значения «подтверждение» и «коррек­


ция» реализуются о д и н а к о в о — и н т о н и р о в а н и е м shi и л и соответствующе­
го элемента (ФР или ФК).
9-2044
130 Глава 2. Порядок слов и актуальное членение

2.6. Модальные частицы как средства выделения


темы в фокусе внимания

В СКЯ фразовые модальные частицы та, а, пе и ba встречаются в предло­


ж е н и я х р а з л и ч н ы х коммуникативных т и п о в : утверждение (maj, а/, те/,
bai), вопрос (таг, &2> пег> Ьаг), побуждение фаз, таз, аз), в о с к л и ц а н и е
(04). По поводу з н а ч е н и я и функций этих частиц н а п и с а н о пока очень
мало (см. [ХС-800] и [Li; T h o m p s o n 1981]). Системное же исследование
этого уникального (с точки з р е н и я к о м п а к т н о й многофункциональности
семантико-прагматических маркеров, обслуживающих р а з н ы е коммуни­
кативные задания) феномена и вовсе отсутствует.
Не имея возможности подробно остановиться на з н а ч е н и и и функ­
ц и я х этих частиц (некоторые из них рассматриваются в м о н о г р а ф и и в
связи с другими категориями), укажу самые общие их свойства.
Во-первых, каждая такая частица может фиксироваться р а з л и ч н ы м и
иероглифами в зависимости от коммуникативного н а з н а ч е н и я , п р и ч е м
эти наборы у р а з н ы х авторов часто не совпадают. О н о р м а т и в н о й записи
можно говорить только д л я таг, пв2» Ьа2 и Ьаз.
Во-вторых, одинаково звучащие частицы с р а з н ы м и индексами, как
правило, скоррелированы с одним и н в а р и а н т н ы м значением, обслужи­
вающим различные коммуникативные задания.
В-третьих, все эти частицы могут располагаться л и б о в конце фразы,
либо в ее начале, сразу после темы. Н е к о т о р ы е частицы могут нахо­
диться и в межфразовой позиции, о ф о р м л я я , н а п р и м е р , п р и д а т о ч н ы е
предложения.
В-четвертых, выделяя тему, они, как правило, сохраняют свое модаль­
ное значение, распространяющееся на предложение в целом. Об этом
свидетельствует возможность трансформации формы с модальной части­
цей в препозиции в форму постпозиции, причем эти формы различает
только наличие/отсутствие выделения темы и степень экспрессивности
выражения модальности.
В-пятых, выделенная тема попадает в фокус в н и м а н и я слушающе­
го и на письме отделяется запятыми. Д а н н ы й способ в ы р а ж е н и я АЧ,
скорее, носит экспрессивный характер, п р и этом частица синтаксически
не обязательна. П о з и ц и я темы наиболее удобна д л я в ы р а ж е н и я значе­
ний, которые несут фразовые частицы, и это совпадение текстовых и
модальных функций вряд ли случайно.
В-шестых, хотя все эти частицы предполагают вышеописанную вы­
делительную функцию, она реализуется только у mai, а\, nej, baj и а4.
Другими словами, модальные частицы выделяют тему только в утверди­
тельном и восклицательном предложениях. Ср.:
2.6. Модальные частицы как средства выделения темы 131

( l a ) Z h e ge wenti maj, h e n j i a n d a n .
«Что касается этого вопроса, то все очень просто»
и

(16) Zhe ge wenti h e n j i a n d a n maj. «Этот вопрос ведь очень прост»

(модус maj: разве это не очевидно?);

(2а) [Shang shi zhi h a o le,] shenti nej, hai you xie x u r u o .
«Рану в ы л е ч и л и , а что до общего с о с т о я н и я — е щ е слабовато»
и
(26) [Shang shi zhi h a o le,] shenti hai you xie x u r u o nej.
«Рану в ы л е ч и л и , а общее состояние еще слабовато»

(модус nej—противопоставление двух пропозиций);

(За) Та aj, zao yinggai gen wo shuo.


«Что касается его, ей-Богу, надо было р а н ь ш е сказать м н е [об
этом]
и
(36) Та zao yinggai gen wo s h u o ajl
«Ему, ей-Богу, надо было р а н ь ш е сказать мне [об этом]!»

(модус aj — в ы р а ж е н и е сожаления).
Т е м а допускает развертку и в качестве номинализации. В восклица­
тельном п р е д л о ж е н и и частица сц может появляться и в конце предло­
жения:

(4а) N i m e n zuo shi aj, zenme zheme h u t u [aj]l


«Что до вашей работы, разве можно быть настолько бестолковы­
ми!»
и
(46) N i m e n zuo shi zenme zheme h u t u aj\
«Как можно так бестолково работать!»

(модус: экспрессивность).
Частица baj выделяет тему только в том случае, когда она приводится
в качестве примера. Т а к а я текстовая функция отлична от модальной. С р . :

(5а) Xiao Wang baj, wanshang shi yi dian cai shuijiao.


«Сяо Ван, н а п р и м е р , ложится только в 11 часов вечера»
и
(56) Xiao Wang wanshang shi yi dian cai shuijiao (*baj).
«Сяо Ван ложится только в 11 часов вечера»

(контекст: «дети т е п е р ь все поздно ложатся»).


9*
132 Гшва 2. Порядок слов и актуальное членение

2.7. Обратный порядок «тема —рема» в диалогах и


его вторжение в нормативную речь
П р и жесткой фиксированности П С , как мы уже убедились, п р я м о й по­
р я д о к «тема — рема» оптимален д а л е к о не д л я всех т и п о в п р е д л о ж е н и й .
На п е р в ы й взгляд, о б р а т н ы й п о р я д о к АЧ в и з о л и р у ю щ и х я з ы к а х прак­
тически невозможен. Т е м не менее я з ы к находит обходные способы
п р е о д о л е н и я подобных о г р а н и ч е н и й .
Во-первых, эмфатическая п р е п о з и ц и я р е м ы м о ж е т в ы р а ж а т ь с я инто­
н а ц и о н н о п р и обычном П С , н а п р и м е р , когда подлежащее-рема выделя­
ется эмфатическим ударением:

(la) Baba hui lai le! «Папа вернулся (домой)!»;


(16) Kennidi bei hai le! «Кеннеди убили!»

Т а к и е высказывания некоторые авторы и н т е р п р е т и р у ю т как семан­


тически спаянные, не допускающие ч л е н е н и е на тему и рему [Николаева
1982, 67]. С такой трактовкой можно согласиться, поскольку и н а ч а л ь н ы е
И Г , как и другие части таких высказываний, не я в л я ю т с я контекстно за­
висимыми частями сообщений.
В р я д ли, наверное, можно говорить об обратном п о р я д к е «рема-тема»
и д л я следующей английской ф р а з ы с р е м о й , в ы д е л е н н о й п р е п о з и ц и е й ,
ПС в которой тоже фиксирован:

(1в) Suddenly the telephone r a n g at the e n d of the corridor.


«Внезапно зазвонил телефон в конце коридора» [Шевякова 1990,
23].

Н е л ь з я , однако, не согласиться с автором ц и т и р у е м о й статьи в том,


что эмфатический п о р я д о к АЧ не всегда обусловливается ц е л я м и эмфазы.
Помещение ремы в начале может быть связано с желанием г о в о р я щ е г о
скорее высказать главное.
Эмфаза также не обязательно выражается обратным п о р я д к о м тема-
рематического расположения, как свидетельствуют п р и м е р ы (1а—в).
Более убедительны те случаи, когда в результате ЛА-преобразования
меняются местами SUB-подлежащее, я в л я ю щ е е с я темой и находящее­
ся в препозиции при обычной развертке, и рема — глагол-сказуемое в
постпозиции:

(la') H u i lai le baba. «Вернулся папа».

Это предложение на первый взгляд грамматически н е п р а в и л ь н о . О н о


противоречит существующим в СКЯ нормам П С , которые допускают
инверсию субъекта и предиката только п р и определенном соотношении
между семантикой глагола и ИГ, обозначающей субъект (см. 14.5).
2.7. Обратный порядок "тема—рема» 133

О д н а к о если отделить рему-сказуемое от темы-подлежащего паузой


и л и в письменном тексте поставить между н и м и запятую, т а к а я линей­
н а я последовательность на п е р в ы й взгляд может казаться осмысленной.
О н а в п о л н е естественна д л я разговорной р е ч и , н а п р и м е р , в следующем
контексте:

( l a " ) H u i lai le, baba, zhe xiazi ni keyi fang xin le.
«Вернулся, папа, т е п е р ь ты м о ж е ш ь успокоиться».

Но такой п о р я д о к актантов в художественной литературе практи­


чески не наблюдается. Это не удивительно, поскольку без с п е ц и а л ь н о г о
и н т о н а ц и о н н о г о о ф о р м л е н и я (1а") воспринимается в другом смысле: сло­
во baba «папа» интерпретируется не как субъект действия, а как участник
речи — с л у ш а ю щ и й , к которому обращается г о в о р я щ и й .
П о д о б н ы е я з ы к о в ы е факты не упоминаются ни в грамматиках КЯ, ни
в учебниках КЯ д л я иностранцев. Среди китайских лингвистов высказы­
вания с в ы ш е о п и с а н н ы м ПС получили название yi wei ju «предложения
с и з м е н е н н ы м и позициями». Не связывая этот феномен с АЧ, Лу Ц з я н ь -
минь в статье «Явления позиционного и з м е н е н и я в грамматике устной
речи» [Lu 1980] в п е р в ы е описал типы yi wei ju, которые, по его м н е н и ю ,
обладают следующими общими свойствами: а) фразовое ударение при­
ходится на п р е п о з и т и в н у ю часть; б) исходный п о р я д о к развертки может
быть восстановлен; в) конечная фразовая частица (если таковая имеет­
с я . — А . Т.) не может оставаться в конце инверсированного п р е д л о ж е н и я .
Лу Ц з я н ь м и н ь в ы д е л я е т четыре т и п а обмена п о з и ц и я м и между син­
таксическими составляющими: а) подлежащим и сказуемым; б) обсто­
ятельством и о п р е д е л я е м ы м им словом; в) предлогом с управляемой
им ИГ и глаголом; г) глаголом (модальным глаголом) и п р я м ы м до­
полнением. Т а к а я инверсия рассматривается нами как субъективный,
регрессивный п о р я д о к расположения темы и ремы, характерный только
для живого о б щ е н и я . Анализ многочисленных примеров, п р и в е д е н н ы х
в [Lu 1980], позволил сделать следующие выводы.
1. И н в е р с и я АЧ возможная д л я любой УКК, кроме «описания» (пред­
ложения существования, п о я в л е н и я и исчезновения, нахождения в про­
странстве), преимущественно наблюдается в высказываниях с модусами
«сообщение», «разъяснение», «общий вопрос», «ответ на частный вопрос»,
«побуждение» и «восклицание». Н а п р и м е р :

(2а) Bu xing le, wo yijing. «Никуда не гожусь, я уже»;


(26) Lai le ma? М gege. «Приехал? Т в о й старший брат».

2. И н в е р с и я не обязательно осуществляется по модели «рема (сказуе­


мое)—тема (подлежащее)». В препозиции, содержащей инверсированную
рему, может оставаться подлежащее, а в заударную часть предложения
134 Глава 2. Порядок слов и актуальное членение

после паузы может переместиться часть р е м ы — м о д а л ь н ы й глагол, на­


р е ч и е и л и показатель времени глагола. Этот т и п и н в е р с и и мы назовем
д и с л о к а ц и е й сложной р е м ы (ср. [Ковтунова 1976, 120]). С е м а н т и ч е с к и й
эффект такого п р е о б р а з о в а н и я состоит в д о п о л н е н и и с о д е р ж а н и я р е м ы
и л и во внесении н е к о т о р о й к о р р е к ц и и к тому, что уже было сообщено,
н а п р и м е р , в ответе на частный вопрос:

(За) [Nimen d a s u a n zai zhong dian shenme?] —


[«Что вы собираетесь еще сажать?»] —
Zai zhong dian zhima, women dasuan.
(Еще посадить сколько-то к о н о п л и , мы собираемся)

или в сообщениях:

(36) T a m e n zou le, dou. «Они ушли, все»;


(Зв) Dianying kai yan le, kuai. «Кино начинается, скоро».

П о с л е д н я я фраза может служить п р и м е р о м и с п о ль з о ва н ия говоря­


щим свойства показателя le как оператора п е р е к л ю ч е н и я состояния (об
этом см. 8.3). Если этот показатель считать н а х о д я щ и м с я вне сферы дей­
ствия н а р е ч и я kuai «скоро», ситуация, описываемая глаголом в первой
части п р е д л о ж е н и я , д о л ж н а восприниматься как уже имевшая место,
поскольку точка отсчета (ТО), фиксирующая перемену состояния, ори­
ентирована на момент р е ч и . На самом же деле ситуация еще не имела
места (кино еще не началось). Ц е л ь такого употребления — произвести
дополнительное воздействие на слушающего.
Среди частных семантических эффектов можно отметить напомина­
ние или подчеркивание некоторой существенной, с точки з р е н и я гово­
рящего, информации, н а п р и м е р :

( 4 а ) Zou le ba, [ta] dagai. «Уехал, [он] наверное».

Дислокации подвергаются и одноремные п р е д л о ж е н и я :

(46) Xia b a n le, yijing. «Конец смены, уже»,

и предложения, ч ле н ящ и е ся на тему и рему:

(46') Xia b a n le, wo yijing. «Кончил смену, я уже».

В последних трех примерах з н а ч е н и я dagai «наверное» и yijing «уже»


и так содержатся в конечных фразовых частицах ba и le, смещенных
вперед. П е р в а я из них выражает предположение, а вторая — наступление
нового состояния. Тем не менее постпозитивная и н в е р с и р о в а н н а я часть
предложения дополнительно эксплицирует эти важные, с точки зрения
говорящего, значения лексическими средствами.
2.7. Обратный порядок 'тема—рема» 135

П о д о б н о е указание на важность д л я г о в о р я щ е г о п р е д л а г а е м о й ин­


ф о р м а ц и и встречается и в контексте аргументации п р и побуждении:

(5а) Kuai qi c h u a n g ba, ba dian le, dou\

«Вставайте скорее, уже восемь, ведь!»

или в о з р а ж е н и и п о поводу высказанного д о этого м н е н и я :

(56) M a n g shenme? Ba dian ne, cail


«Куда торопиться? Ведь восемь, только!»
Распространенность п е р е м е щ е н и я н а р е ч и й (логических частиц) в
постпозицию, видимо, не случайна. Это я в л е н и е х а р а к т е р н о не толь­
ко д л я в ы с к а з ы в а н и й с модусом «напоминание», но и восклицательных
п р е д л о ж е н и й с модусом о ц е н к и :

(5в) Shaoxiandui yuan ne, hail «А называешься п и о н е р к о й , еще!»

Д и с л о к а ц и я приглагольных компонентов может распространяться и


на в р е м е н н ы е показатели с той же целью — обратить в н и м а н и е адресата
на существенность и н ф о р м а ц и и , сопровождающей рему. В этих случа­
ях собственно тема часто опускается как контекстно известная часть
высказывания. Ср.:

(ба) Lao Liu ne? — Xia qi ne, zai.


«А где старина Лю ? — И г р а е т в шахматы»

(на конце ф р а з ы — показатель настоящего времени, обозначающий, чт о


состояние субъекта действия имеет место в момент речи);

(бб) Waibian xia yu n e , zheng. «На улице ведь идет ДОЖДЬ»

(на конце — показатель «как раз»).


Дислоцироваться может и известный слушающему второстепенный
участник ситуации:

(7а) Wo ju le ge gong, gei ta. «Я поклонился, ему».

В особенности это характерно д л я тех случаев, когда э к с п л и к а ц и я


RECIP играет р о л ь фигуры р е ч и :

(76) G u n ba! Ni gei wo. «Катись [отсюда]! Ты д л я меня»

(т.е. «Сделай мне такую милость, уйди!»).


3. И н в е р с и я ремы вопросительных предложений возможна только в
общих вопросах. Н а п р и м е р , нельзя сказать
136 Глава 2. Порядок слов и актуальное членение

(8а) *Shenme? Nimen yao mai. «Что? Вы собираетесь купить»


или
(86) *Shenme? Nimen xiang he dian. «Что? Вы собираетесь выпить».

Здесь возможен только прямой порядок:

(8а') Nimen yao mai shenme? «Вы собираетесь купить что?»


и
(86') Nimen xiang he shenme? «Вы собираетесь выпить что?»

Но на (8а') и (86') можно ответить и так: .

(9а) Xiangchang, wo yao mai. «Сосиски, я собираюсь купить»


и
(96) Pijiu ba, he dian. «Давай пиво, выпью немного».

4. Эмфатическая препозиция по протяженности, как правило, превос­


ходит безударную постпозицию. Эта диспропорция вполне соответствует
семантическому содержанию ЛА-преобразования такого типа.
К факторам, обусловливающим столь частые случаи инверсии АЧ в
речи, можно отнести еще и следующие. В КЯ отвечающий на частный
вопрос не может просто предъявить слушающему неизвестную информа­
цию, он должен повторить весь предикат. Например, на вопрос

(10а) Ni mai le shenme? «Что ты купил?»

следует отвечать предикатом полного состава. Опускаться может только


SUB. Ср.:

(106) [Wo] mai le yi jian xin dayi. «[Я] купил новое пальто».

Ср. также:

(Па) Ni na tian zou? «Когда ты поедешь»


и
(116) [Wo] mingtian zou. «[Я] завтра поеду».

При обратной развертке АЧ контекстно обусловленные части выска­


зывания переносятся в постпозицию с выделением ремы:
;
(10б ) Yi jian xin dayi, wo mai le. «Новое пальто, я купил».

Но такая инверсия невозможна для предложений, в которых рема-


тизируется составляющая, находящаяся в препозиции к глаголу, т.е. в
тех случаях, когда рема составляет препозитивный компонент ИСК. Ср.
ответ на (Па):
2.7. Обратный порядок «тема—рема»

(Н&) Mingtian, [wo] zou. «Завтра, [я] поеду».

Это с в я з а н о с тем, что рема-ТЕМР «завтра» и так находится в пре­


п о з и ц и и , а тема-SUB ответа представляет собой н е з н а ч и м ы й к о м п о н е н т
с о о б щ е н и я . П р и о п у щ е н и и темы конструкция п р е д л о ж е н и я возвраща­
ется к исходной форме.
5. В [Lu 1980] нестандартный ПС рассматривался т о л ь к о в глаголь­
ных п р е д л о ж е н и я х . О д н а к о это я в л е н и е распространяется и на д р у г и е
т и п ы п р е д и к а т о в , к о т о р ы е в отличие от глагольных п р е д и к а т о в вообще
не инверсируются. В р а з г о в о р н о й р е ч и т а к и е перестановки особенно ха­
р а к т е р н ы д л я п р е д л о ж е н и й с качественным предикатом, в ы р а ж а ю щ и м
оценочное, квалификативное значение в контекстах:

а) согласия:

(12а) Piaoliang, zhe guniang. «Красивая, эта девушка»;

б) в о с к л и ц а н и я :

(126) Zhen you benshi, zhe nan rent


«Какой д е я т е л ь н ы й человек, этот мужчина!»;

(12в) Tai h u t u le, nil «Ну и бестолковый же ты!»;

в) констатации:

(12г) B e n d a n yi ge, ta shi. «Дурак, он» (на конце — с в я з к а ) .

Рассмотренные выше инверсии, как мы уже говорили, могут реали-


зовываться только в устной речи. О н и предполагают н а л и ч и е контраст­
ного ударения в начале и заметных пауз, отделяющих п р е п о з и т и в н ы е
составляющие. Будучи воспроизведенными на письме, такие п о р я д к и
;/
следования л и б о искажают смысл (как в (1а )), л и б о воспринимаются
как н а р у ш е н и е грамматической н о р м ы . О д н а к о существуют конструк­
ции, которые можно рассматривать как грамматикализованные ф о р м ы
выражения обратного АЧ в ц е л я х эмфазы.
Во-первых, это конструкция, в которой валентность D E S T у глаголов
перемещения qu «пойти, поехать» или lai «прийти, приехать» в ы р а ж е н а
еще одним глагольным предикатом. В предложениях с такой конструк­
цией qu и л и lai описывают известные слушающему ситуации: SUB на­
правляется куда-то п р о ч ь от говорящего или в его сторону. П р и этом
вводится неизвестная слушающему и н ф о р м а ц и я : с какой целью он это
делает. Подобное сообщение может быть организовано л и б о с п р я м ы м
порядком АЧ, л и б о с препозитивной ремой. В последнем случае актант,
обозначающий DEST, ставится перед глаголами qu и л и lai, п р и д а в а я
сообщению более экспрессивный характер. Ср.:
138 Глава 2. Порядок слов и актуальное членение

3
(13а) Xiao Wang qu | к а п dianying le. «Сяо Ван п о ш е л в кино»
и
(136) Xiao W a n g k a n dianying | qu le. «Сяо Ван в к и н о пошел»;
(14а) W o m e n lai | gei nin | baishou le.
«Мы п р и ш л и j п о з д р а в и т ь Вас | с д н е м рождения»
и
(146) W o m e n gei nin baishou | lai le.
«Мы п р и ш л и поздравить Вас с д н е м рождения».

Т а к и е конструкции являются п р и м е р а м и д и с л о к а ц и и контекстно свя­


з а н н ы х частей п р е д л о ж е н и я . В п р е п о з и ц и и остается часть темы, и между
и н в е р с и р о в а н н ы м DEST и основным глаголом не может находиться па­
уза. Хотя такие инверсии АЧ ч а щ е встречаются в р а з г о в о р н о й речи,
д а н н ы й ПС уже рассматривается как н о р м а я з ы к а и п р и м е н я е т с я д а ж е
в повествовательном режиме.
Во-вторых, это CKj И С К ^ — т р а н с ф о р м а ц и и CKi и СК2. В н е ш н е т а к и е
конструкции, скорее, напоминают C K i , в которых л и б о вся п р о п о з и ц и я
включается в рамки СК (СК^), л и б о вне ее рамок остается OBJ (СК',).
Д л я каждой и з этих конструкций м о ж н о восстановить п р о т о т и п и ч е с к и е
формы с п р я м ы м , объективным п о р я д к о м следования темы и р е м ы .
Фраза (здесь и ниже д в о й н ы м и вертикальными черточками обозначаются
переходы от темы к реме у CKi и СК2 или от ремы к теме у СК', и СК!,)

(15а) G a n m a o (ТЕМА) ||
shi | ni I c h u a n r a n | gei wo | de (РЕМА + ТЕМА).
«Что касается гриппа, то это ты заразил меня» (CKj)

является прототипом фразы

(15а') Shi | ni | c h u a n r a n | gei wo | de (РЕМА + ТЕМА) || g a n m a o


(ТЕМА).
«Это ты заразил меня гриппом» (СК',),

а фраза:

(156) Chuan ran | ganmao | gei wo | de (ТЕМА) || shi ni (РЕМА).


«Тот, кто заразил меня г р и п п о м , это ты» (СКг) —

прототипом фразы

(156') Shi | ni (РЕМА) || c h u a n r a n | gei wo | ganmao | de (ТЕМА).


«Это ты заразил меня гриппом» (СКс>).

Справедливость такой трактовки подтверждается результатами ис­


следования утвердительных высказываний, содержащих структуры, мар­
к и р о в а н н ы е показателем de (при номинализации) [Zhu 1979, 106]. Не
2.7. Обратный порядок -тема—рема» 139

рассматривая т а к и е СК в контексте АЧ и К-парадигм, автор этой ста­


т ь и отмечает, чт о событийную д е с к р и п ц и ю такой конструкции (СК£, он
н а з ы в а е т ее dongci jiegou «глагольная структура») следует считать под­
л е ж а щ и м , сдвинутым в постпозицию. П р и восстановлении е г о п о з и ц и и
получается к о н с т р у к ц и я , соответствующая в н а ш и х о б о з н а ч е н и я х СК9.
Аналогичным образом там трактуются СК] и ее т р а н с ф о р м ы .
О д н а к о описание перестановок составляющих в синтаксических кон­
с т р у к ц и я х без учета коммуникативной перспективы п р е д л о ж е н и я не
имеет о б ъ я с н и т е л ь н о й силы. П р и диффузности глагола, свойственной
д а н н о й т и п о л о г и и , АЧ может становиться единственным средством диф­
ф е р е н ц и а ц и и с виду одинаковых поверхностных структур, соответствую­
щ и х р а з л и ч н ы м семантическим представлениям.
О б р а т и м с я к примеру, приведенному в цитируемой статье (он восхо­
д и т к статье Ч ж а о Юаньжэня «Ambiguity in Chinese* [Chao 1976]):

(16) Та shi qu nian sheng de haizi.


(Она + есть + п р о ш л ы й год + родить + de + р е б е н о к ) ,

к о т о р ы й имеет д в а п р о ч т е н и я :

(16а) «Она есть в п р о ш л о м году р о ж д е н н ы й ребенок»


и
(166) «Она в п р о ш л о м году родила ребенка».

Эти т р а к т о в к и не дифференцируются и формами вопросов: п р и лю­


бом осмыслении вопрос остается
;
(16 ) Та shi s h e n m e shihou sheng de haizi?,

поскольку он н а п р а в л е н на время р о ж д е н и я .
Единственным способом снятия двусмысленности является эксплика­
ц и я семантических ролей участников ситуации и залоговых характери­
стик глагола sheng «родить[ся]» остается подстановка на место местоиме­
ния потенциального пациенса и л и агенса: в первом случае — zhe ny hair
«эта девочка», во втором—па ge ny ren «та женщина». В таком случае син­
таксические конструкции отличаются только лексическим н а п о л н е н и е м :

(16а') Zhe ny hair || shi qu nian sheng de haizi.


«Эта д е в о ч к а — в прошлом году рожденный ребенок»
и
(166') Na ny r e n shi qu nian sheng de || haizi.
«Та ж е н щ и н а есть та, кто в прошлом году родила ребенка».

В (16а') соблюден п р я м о й порядок АЧ и граница между темой и ремой


проходит после ИГ zhe ny hair «эта девочка». Это т и п и ч н а я классифици­
рующая связочная конструкция, в которой OBJ (пациенс) соотносится
140 Глава 2. Порядок слов и актуальное членение

с подклассом по п р и з н а к у д а т ы р о ж д е н и я . В (166') АЧ имеет о б р а т н ы й


п о р я д о к р а з в е р т к и , и его г р а н и ц ы п р о х о д я т в другом месте: последо­
вательность па пу ren shi qu nian sheng de «та ж е н щ и н а в п р о ш л о м году
родила» соответствует и н в е р с и р о в а н н о й реме, а слово haizi—теме.
Т а к и м образом, конструкция в (166') восходит к

(166") Haizi || na ge ny r e n shi qu nian sheng de.


«Что касается ребенка, то эта ж е н щ и н а родила его в п р о ш л о м
году».

и не связана д е р и в а ц и о н н ы м отношением с к о н с т р у к ц и е й (16а'), к о т о р а я


является о д н о й из разновидностей С К, в ы р а ж а ю щ е й таксономическое
отношение (такие конструкции мы с п е ц и а л ь н о не рассматриваем). Пред­
ложение (166"), в свою очередь, скорее всего я в л я е т с я д е р и в а т о м И С К :

(166'") Na ge ny r e n qu nian sheng le yi ge haizi.


«Та ж е н щ и н а в п р о ш л о м году р о д и л а ребенка».
7
В (166') СК употреблена д л я в ы р а ж е н и я АЧ, а в (16а ) она содержа­
тельно используется по непосредственному классифицирующему назна­
чению. Формально (166") и (166') различаются характером АЧ: в одном
случае мы имеем объективный прогрессивный п о р я д о к «тема—рема», а в
другом — регрессивный эмфатический п о р я д о к «рема—тема», о д н а к о по­
скольку (166") и (166') коммуникативно неоднородны, эти п р е д л о ж е н и я
не могут быть п р е в р а щ е н ы друг в друга.
Н а м осталось выяснить функцию конструкций с и н в е р с и р о в а н н о й
р е м о й т и п а (166'). В коммуникативном о т н о ш е н и и в ы с к а з ы в а н и я с СК'.
и СК^ близки к тем, которые Т. М. Н и к о л а е в а называет в ы с к а з ы в а н и я м и
с экстренным вводом р е м ы в рассмотрение без в ы р а ж е н и я темы.
Это кажущееся сходство объясняется тем, что высказывания с эти­
ми конструкциями действительно описывают некие э к с т р а о р д и н а р н ы е
ситуации и провоцируются искаженными представлениями собеседника
об истинном положении дел. Поэтому СК\ и С К!, обычно употребляются
как «коррекция» без э к с п л и к а ц и и л о ж н о й п р о п о з и ц и и . П р е п о з и т и в н а я
рема в таких высказываниях фактически является ФК и произносится
с контрастным ударением. Т а к и е высказывания обычно предшествуют
сообщениям, оформленным как СК\ или СКг, в которых собеседник
разъясняет некоторые факты, связанные с введенной в рассмотрение
ситуацией. Говорящий же посредством CKj или CKg в ы р а ж а е т свое
несогласие и подставляет единственного истинного с его точки з р е н и я
кандидата из возможного множества, члены которого связаны событий­
ной дескрипцией (ср. [Чейф 1982, 286—288]). Н а п р и м е р :

(17) A. Ni zhidao, zhengqiji shi shui faming de?


«Ты знаешь, кто изобрел паровой двигатель?»
2.7. Обратный порядок «тема—рема» 141

Zhengqiji shi yi ge jiao N i u d u n de r e n faming d e .


« П а р о в о й д в и г а т е л ь и з о б р е л человек по и м е н и Ньютон».
Б. Shi Wate faming de zhengqiji.
«Это Ватт изобрел паровой двигатель» (CK'j);
(18) A. W a n g daifu zhen xing, tingshuo zhi h a o ni de ye shi ta.
«Доктор Ван молодец, мне говорили, что тебя в ы л е ч и л тоже он».
Б. Shi Z h a n g daifu || ba wo zhi h a o de».
«Это д о к т о р Ч ж а н , вот кто м е н я вылечил» (СК^).

Следует отметить, что подобные эмфатические у п о т р е б л е н и я ниве­


л и р у ю т те смысловые р а з л и ч и я , ради передачи которых и существу­
ют рассматриваемые конструкции. Т а к , э т и м и конструкциями н а ч и н а ю т
пользоваться как альтернативными способами в ы р а ж е н и я той же сущ­
х
ности (ср. п е р е в о д ы (15а') и (156 ), (17Б) и (18Б)).
В-третьих, все п р е п о з и т и в н ы е OBJ могут инверсироваться в каче­
стве п р е п о з и т и в н о й ремы. П р и наличии двух тем, как в (19в), т а к а я
рема оказывается между ними. Это в первую очередь И Г , не и м е ю щ и е
к о н к р е т н о й р е ф е р е н ц и и . Ср. трансформации:

(19а) Та | shui | dou | bu | renshi. «Он никого не знает»


в
7
(19а ) S h u i | ta | dou | bu | renshi. «Никого он не знает»;
(196) Wo | mifan | ye | chi, m a n t o u | ye ) chi.
«Я и рис ем, и пампушки ем»
в
(196') Mifan | wo I ye | chi, m a n t o u | ye | chi.
«Рис I я I ем, пампушки | тоже | ем»;
(19в) Zhe ci tingxie, ta | yi ge zi | ye | mei | xie cuo.
«На этом диктанте он не ошибся ни в одном иероглифе»
в
;
(19в ) Zhe ci tingxie, yi ge zi | ta | ye | mei | xie cuo.
«В этом диктанте ни одного иероглифа он не написал непра­
вильно».

В п р и в е д е н н ы х случаях инверсии OBJ имеет место эмфатическая


п р е п о з и ц и я . ИГ продвигается в начало п р е д л о ж е н и я с сохранением уда­
рения или усилением его до контрастного. Т а к о е ЛА-преобразование
применяется к конструкции со сдвинутым ПС (конструкции с препози­
тивным OBJ).
В заключение отметим, что если п р и прямом, объективном п о р я д к е -
АЧ акцент делается на противопоставление данного и нового (на п р и з н а к
данности), то д л я эмфатического, субъективного порядка «рема — тема»
142 Глава 2. Порядок слов и актуальное членение

х а р а к т е р н а и н а я я з ы к о в а я стратегия: упор в этом случае п р и х о д и т с я на


противопоставление значимого и незначимого (или менее значимого).
Вообще говоря, п р и з н а к и данности и значимости в з а и м о с в я з а н ы . Н о ,
к а к мы п о к а ж е м в 11.4, «новое» и «значимое» могут оказаться незави­
симыми. В т а к и х случаях п р и з н а к значимости имеет п р и о р и т е т п е р е д
п р и з н а к о м данности. В КЯ это выражается в том, что соответствующий
я з ы к о в о й знак (глагол и л и ИГ) получает грамматическое о ф о р м л е н и е
независимо от з н а ч е н и я данности. Этот факт показывает, что в процессе
коммуникации г о в о р я щ и й не просто старается заинтересовать слушаю­
щ е г о новизной и н ф о р м а ц и и — он не в м е н ь ш е й , а, скорее, в б о л ь ш е й
степени озабочен воздействием, оказываемым на слушающего его сооб­
щением.

2.8. Краткие выводы


1. АЧ выражается в КЯ р а з н ы м и средствами. Н а р я д у с и н т о н а ц и е й в
выделении т е м ы и р е м ы участвуют П С , синтаксические конструкции и
модальные частицы. П о д воздействием АЧ происходит л и н е й н о е преоб­
разование И С К , и м е ю щ е й нейтральную коммуникативную структуру.
И з м е н е н и е ПС возможно только в случае тематизации препозитив­
ных и постпозитивных составляющих. П р е п о з и т и в н ы е а к т а н т ы не могут
сдвигаться в постпозицию в качестве ремы. П р и фактивности ситуации
препозитивные составляющие рематизируются п р и п о м о щ и связки, пре­
образующей глагольную п р е д и к а ц и ю в номинацию. В результате такой
перестройки рема оказывается в постпозиции. Эмфатический п о р я д о к
.следования «рема—тема» наблюдается в основном в ж и в о й р е ч и .

2. В условиях фиксированности ПС и н т о н а ц и я п р и о б р е т а е т осо­


бую значимость. И н т о н а ц и о н н ы е характеристики п р е д л о ж е н и я отра­
жают особенности его коммуникативной структуры, которые позволяют
соотнести предложение с тем и л и и н ы м РА.

3. Взаимодействие тона и интонации необходимо рассматривать на


уровне коммуникативной структуры п р е д л о ж е н и я , в о п л о щ а ю щ е й кон­
кретную модель АЧ. В КЯ носителем акцентного в ы д е л е н и я является
значимый слог. Т о н ы как смыслоразличительные п р и з н а к и слогоморфе-
мы своими функциями и поведением во многом напоминают словесное
ударение в таком языке, как русский (ср. различение jij «курица», jt2
«счастье»,рз «тесно[та]», ji4 «помочь» и русских слов «мука» и «м^ка»). На­
до полагать, что эти различные средства в типологическом о т н о ш е н и и
дополнительно распределены.
Т а к же как словесное ударение получает полную реализацию толь­
ко в выделенной позиции, тон полностью реализует свои акустические
Примечания к главе 2 143

п а р а м е т р ы л и ш ь тогда, когда соответствующий слог находится под уда­


р е н и е м . Т о н о в ы е же характеристики остальных слогов н и в е л и р у ю т с я ,
сливаясь в о б щ и й и н т о н а ц и о н н ы й фон. Это п о з в о л я е т заключить, что
а к ц е н т н о е в ы д е л е н и е есть универсальное средство в ы р а ж е н и я АЧ.

4. Д л я КЯ м о ж н о выделить шесть типов акцентного в ы д е л е н и я ,


встречающихся в высказываниях р а з л и ч н ы х к о м м у н и к а т и в н ы х структур
повествовательного режима. Эти модели акцентного в ы д е л е н и я корре­
л и р у ю т с о п р е д е л е н н ы м и т и п а м и и н т о н а ц и и и синтаксических конструк­
ц и й , обслуживающими р а з л и ч н ы е категории РА.

5. Говоря о фиксированное™ П С , следует различать два у р о в н я : грам­


матический и АЧ. В любом я з ы к е есть н е м а р к и р о в а н н ы й , н е й т р а л ь н ы й ,
н е з а в и с и м ы й от прагматических факторов и контекста, грамматически
з а д а н н ы й П С , д л я д а н н о г о языкового строя ф и к с и р о в а н н ы й . Н о н а фор­
мально-синтаксическом уровне, в зависимости от н а л и ч и я или отсутствия
с л о в о и з м е н е н и я , у одних языков ПС свободный, как, н а п р и м е р , у РЯ
(поэтому в этих я з ы к а х АЧ может выражаться посредством и з м е н е н и я
П С ) , д л я других же я з ы к о в такая свобода отсутствует, как, н а п р и м е р ,
д л я КЯ (поэтому в этих я з ы к а х возможности и з м е н е н и я ПС в актуали­
з и р о в а н н ы х высказываниях ограничены). О д н а к о и я з ы к и со свободным
ПС не всегда свободно используют ПС д л я в ы р а ж е н и я АЧ и других
семантических з н а ч е н и й п р е д л о ж е н и я . Т а к , в КЯ выбор между И С К и
п р о и з в о д н о й синтаксической конструкцией не является «свободным».

Примечания к главе 2
1
(с. 100). Единственная экспериментальная работа по логическому ударению
в КЯ [Думкова 1979] рассматривает ограниченное число реализаций без
учета К-парадигм и интонационных типов.
2
(с. 110). Предложение (66) заимствовано из [Ли; Томпсон 1982, 19] с
исправлением, дающим однозначное понимание, что речь идет о будущем
или узуальном времени. В оригинале значится:
Nei kuai tian women jia fei. «That field (topic), we fertilize*.
Здесь невозможно определить временное соотнесение ситуации.
3
(с. 138). Валентность DEST в РЯ в таких случаях считается валентностью
AD. В английском языке ее можно считатать либо DEST, либо AD. Замена
DEST на AD в ситуации посещения какого-то культурного мероприятия
имплицирует, что SUB туда отправляется с необычной целью.
ЧАСТЬ ВТОРАЯ

ГЛАГОЛ И ГЛАГОЛЬНЫЕ КАТЕГОРИИ

10 - 2044
Г л а в а 3

С е м а н т и ч е с к и е т и п ы п р е д и к а т о в

3.1. Общие замечания


Исследователи грамматики СКЯ единодушно не п р и з н а ю т н а л и ч и я в
КЯ грамматических категорий г л а г о л а — л и ц о , время и н а к л о н е н и е . Од­
нако многие из них находят в нем категорию аспекта, к в а л и ф и ц и р у я
р я д служебных элементов как формы в ы р а ж е н и я аспектуальности и л и
грамматические показатели аспекта [Chao 1968, 245—254; Ly 1981, 10; Li;
T h o m p s o n 1981, 1 8 4 - 2 3 8 ; Драгунов 1952, 9 4 - 9 7 ] .
Т е м не менее н а ш и наблюдения в ходе многолетнего п р е п о д а в а н и я
КЯ носителям я з ы к а другой типологии и системное исследование семан­
тических т и п о в предикатов и функций служебных единиц, в ы р а ж а ю щ и х
те и л и и н ы е аспектно-темпоральные значения (АТ-значения) в процессе
к о м м у н и к а ц и и и текстообразования, убеждают нас в том, что существу­
ю щ и е к о н ц е п ц и и АТ-системы КЯ опираются на не вполне адекватные
методологические предпосылки.
П р е д с т а в л е н и я академических кругов на этот счет получены п р е ж д е
всего на основании исследования изолированных п р е д л о ж е н и й . Суще­
ствующие т е о р и и времени и аспекта КЯ не имеют объяснительной силы.
Предлагаемые грамматические правила покрывают л и ш ь часть употреб­
л е н и й , а в некоторых случаях даже противоречат иллюстративному мате­
риалу. П р и описании грамматического строя КЯ исследователи остаются
под властью норм м ы ш л е н и я и интерпретаций европейской граммати­
ческой т р а д и ц и и . Это та «тень Рима», которая была долго распростерта
на мировую лингвистику, заставляя описывать по правилам латинской
грамматики я з ы к и , имеющие мало общего с латынью [Broos 1964, 8].
Мы попытаемся показать, что утверждения об отсутствии категории
времени или наличии категории аспекта в КЯ навязаны структурой мыш­
л е н и я , свойственной носителям языков «среднеевропейского стандарта»
(SAE). В то же время мы не отрицаем наличия времени, аспекта, накло­
н е н и я как универсальных смысловых категорий, устанавливающих вре-
Ю*
148 Глава 3. Семантические типы предикатов

м е н н ы е к о о р д и н а т ы и модальные р а м к и в ы с к а з ы в а н и й . Эти к а т е г о р и и ,
в р а з н о й степени с к р ы т ы е от наблюдателя из-за отсутствия п о с т о я н н ы х
«сигналов» своего существования в виде словоформ и л и а н а л и т и ч е с к и х
средств в ы р а ж е н и я , з а я в л я ю т о себе д р у г и м и , н е с т а н д а р т н ы м и , с н а ш е й
точки з р е н и я , способами.
Мы стремимся показать, что ф у н к ц и о н и р о в а н и е служебных е д и н и ц
(показателей) вообще и, в частности, тех, к о т о р ы е участвуют в формиро­
вании АТ-значений, их э к с п л и к а ц и я на уровне поверхностных структур
обусловливаются семантическими и п р а г м а т и ч е с к и м и ф а к т о р а м и и э т и
показатели нельзя считать независимыми грамматическими м а р к е р а м и .
Мы начинаем исследование с д о п у щ е н и я , что показатели аспекта в
КЯ эксплицируются не обязательно, а только тогда, когда г о в о р я щ и й
считает это существенным д л я сообщения. Т а к и м образом, г о в о р я щ и й
руководствуется смысловыми п р и з н а к а м и , и з н а ч е н и е аспекта не явля­
ется грамматическим согласно к о н ц е п ц и и [Апресян. 1967].
В я з ы к а х с грамматической категорией аспекта типа РЯ семантика
глагола влияет на возможности его употребления в о п р е д е л е н н о й аспек-
туальной форме [Маслов 1948, 303—316]. Это позволяет наделить лекси­
ческую семантику глагола набором свойств, на фоне которых проявляет­
ся аспектуальное значение. Д р у г и м и словами, глаголы группируются по
сходству п р и з н а к о в аспектуального характера п р о т е к а н и я действия (спо­
соба действия). Взаимодействие этих п р и з н а к о в с к о м п о н е н т а м и глаголь­
ного окружения и определяет фазовую структуру п р е д л о ж е н и я в целом.
Установление способа действия (СД) глагола и глагольного п р е д и к а т а
помогает определить участие различных средств, в том числе и служеб­
ных слов, в формирование аспектуального з н а ч е н и я в ы с к а з ы в а н и я .

3,2. Аспектуальные значения глагола


В КЯ аспектуальность глагола не выражается формально. Но с точки
з р е н и я универсальной семантической т е о р и и аспекта глагольные лексе­
мы в аспектуальном отношении не нейтральны. Лексические з н а ч е н и я
глаголов и представляемые ими семантические классы выступают как
внутрилексемная среда, воздействующая на реализацию аспектуального
значения [Бондарко 1990, 13].
Вышесказанное не противоречит нашему представлению о глаголь­
ной основе (односложной или двусложной морфеме) как о е д и н и ц е , вы­
ражающей отвлеченный концепт [Тань 1990г, 163], и н т е р п р е т и р у е м ы й
как действие или состояние, например, fei «летать», zai fei «в состоянии
полета» (в д а н н ы й момент продолжается процесс полета), fei zhe «состо­
я н и е полета длится в данный момент». В таком отвлеченном понима­
н и и денотата fei отражается способ фрагментирования действительности
3.2. Аспетстуальные значения глагола 149

[Уорф 1960, 142], свойственный КЯ. В этой связи н е л ь з я не согласиться


с м н е н и е м А. В е ж б и ц к о й [Wirzbicka 1980, 49—50], что я з ы к о т р а ж а е т м и р
т о л ь к о косвенным образом. Он отражает нашу к о н ц е п т у а л и з а ц и ю ми­
ра, поэтому только системная и н т е р п р е т а ц и я семантической структуры
глагола по аспектуальным п р и з н а к а м позволяет подойти к п о н и м а н и ю
аспектуальности д а н н о г о я з ы к а .
К а к известно, семантическая сфера аспектуальности многомерна. Од­
н а к о в любом случае первостепенную роль играет СД («внутреннее вре­
мя» действия), отличающееся от «внешнего времени», которое фиксиру­
ет о т н о ш е н и е действия к моменту р е ч и и л и к другим точкам отсчета
[ Б о н д а р к о 1990, 13]. О п р е д е л я я СД глагольной е д и н и ц ы , мы будем
исходить из ш и р о к о п р и м е н я е м о й в аспектуальной семантике б и н а р н о й
о п п о з и ц и и «ограниченность vs. неограниченность п р о т е к а н и я действия».
Эта о п п о з и ц и я обычно уточняется посредством введения нетождествен­
н ы х п р и з н а к о в предельности (boundedness) и целостности (totality) [Dahl
1985, 76].
П о п у т н о мы считаем необходимым обосновать отказ от п р и м е н е н и я
т е р м и н а «вид», п р и н я т о г о в советском китаеведении и имеющего су­
губо идиоэтническое происхождение, и замену его т е р м и н о м «аспект».
П р и отсутствии в я з ы к о в о м строе указанных категорий следует опирать­
ся т о л ь к о на универсально-семантическую аспектуальность. К р о м е того,
н е п р а в о м е р н о отождествлять т е р м и н ы «аспект» и «вид». Вид бывает
только у глаголов, в то время как аспектуальность может быть свойствен­
на другим классам лексических е д и н и ц и способна влиять на общую
аспектуальность высказывания. Аспектуальность выражается предложе­
нием в целом и, как справедливо отмечает А. В. Б о н д а р к о [19716, 49—
55], я в л я е т с я функционально-семантической категорией. По тем же при­
ч и н а м мы не п р и м е н я е м и неотчетливое с семантической точки з р е н и я
п о н я т и е «перфективность».
Сложность о п р е д е л е н и я г р а н и ц слова в СКЯ вынуждает нас при при­
м е н е н и и аспектуальных признаков строго разграничивать лексический и
синтаксический уровни. На лексическом уровне д л я о п р е д е л е н и я СД мы
п р и м е н я е м и н г е р е н т н ы й п р и з н а к целостности, неделимости действия,
близкий, но не тождественный признаку предельности, базирующемуся
на п о н я т и и ограниченности действия пределом [Бондарко 1990, 7] и
ориентирующемуся на синтаксический уровень.
Т а к и м образом, предельность мы связываем с итоговым состоянием
фазовой структуры предложения, т . е . с внешней предельностью дей­
ствия, с оценкой, отражающей взгляд говорящего и слушающего на
действие на уровне п р о п о з и ц и и [Тимберлейк 1985, 266—267, 284—285],
а п р и з н а к целостности—с внутренней предельностью действия. Послед­
н и й п р и з н а к представляется особенно в а ж н ы м — о н позволяет объяснить
противоречие между СД глагола и реальным характером п р о т е к а н и я
150 Глава 3. Семантические типы предикатов

действия на уровне п р е д л о ж е н и я , поскольку нецелостное действие все­


гда может ограничиваться и ему может быть п р и д а н п р и з н а к предель­
ности. Разумеется, под влиянием контекста п р о п о з и ц и я с глаголом це­
лостного действия иногда приобретает и процессуальное з н а ч е н и е . Д л я
глаголов, л и ш е н н ы х акциональности, э т о т п р и з н а к б е з р а з л и ч е н ; о н и
указывают л и ш ь на статичность п о л о ж е н и я вещей.
Основной е д и н и ц е й словаря в китайской л е к с и к о г р а ф и ч е с к о й тра­
д и ц и и выступает и е р о г л и ф (односложная морфема), во многом напоми­
н а ю щ и й гиперлексему [ П о л и к а р п о в 1988]. П р е д м е т о м н а ш е г о непосред­
ственного исследования служат е д и н и ц ы т р е х словарей: [ С С ] — P u t o n g h u a
san qian changyong ci biao («Таблица т р е х т ы с я ч у п о т р е б и т е л ь н ы х слов».
П е к и н , 1959), [CD] — H a n y u changyong dongci d a p e i cidian («Словарь со­
четаемости употребительных глаголов». П е к и н , 1984) и [DY] — Dongci
yongfa cidian («Словарь глагольных употреблений». П е к и н , 1985), апри­
о р н о к в а л и ф и ц и р о в а н н ы е составителями как глаголы. В основном это
односложные и двусложные е д и н и ц ы , выступающие самостоятельно и л и
в сочетании с д р у г и м и знаменательными э л е м е н т а м и п р е д л о ж е н и я как
актуализированные е д и н и ц ы — лексемы.
О целостности действия д л я т а к и х е д и н и ц м о ж н о говорить тогда,
когда их з н а ч е н и я интуитивно воспринимаются к а к события, т. е. когда
они л и ш е н ы «внутренней перспективы». С р е д и них м о ж н о дополнитель­
но выделить н а з в а н и я следующих действий:

а) не обладающих протяженностью во времени (так н а з ы в а е м ы е то­


чечные глаголы, т и п а si «умереть», wang «забыть», diu «потерять»;
б) обладающих м и н и м а л ь н о й протяженностью во в р е м е н и , т и п а Нао
«прыгнуть», shan «мелькнуть»;
в) обычно не связанных со временем, а в о с п р и н и м а ю щ и х с я как «за­
вершенности», из-за чего к ним н е п р и м е н и м о п о н я т и е результатив­
ности, н а п р и м е р : song «подарить», gaosu «сказать», Ыуе «завершить
учебу, закончить».

Подобные действия на оси времени соотносятся с т о ч к а м и , а не


отрезками, им можно приписать п р и з н а к моментальности.
Остальные разновидности действий, за исключением обладающих
свойством статичности, являются нецелостными или допускают неце­
лостное понимание; последняя разновидность в п р и н ц и п е может вос­
приниматься как событие. Т а к и м образом, к нецелостным действиям
относятся и действия, не имеющие внутреннего предела ( н а п р и м е р , ku
«плакать», xiao «смеяться», youyong «плавать»), и действия, по характеру
протекания в п р и н ц и п е предполагающие достижение п р е д е л а т и п а xie
«писать (письмо)», chang «петь (песню)», xiuli «ремонтировать». Мы назо­
вем их ингерентными, нецелостными, чтобы отличить от действий, не
предполагающих предела.
3.2. Аспетстуальные значения глагола 151

О д н а к о д е л е н и е глаголов по п р и з н а к а м «акциональность» и л и «ди­


намичность» в п р о т и в о п о с т а в л е н и и со «статичностью» и затем «це­
лостностью» не распространяется на группу слов, к к о т о р ы м п р и з н а к
целостности н е п р и м е н и м . Это глаголы т и п а zhang «подниматься, под­
няться», Ьио «Опускаться, опуститься», gaishan «улучшаться, улучшить­
ся», eh.ua «ухудшаться, ухудшиться». На своеобразие СД т а к и х глаголов
о б р а щ е н о в н и м а н и е в [Comrie 1976, 47—48], им п о с в я щ е н ц е л ы й па­
р а г р а ф в [Wierzbicka 1980, 199—207], н а к о н е ц , о н и рассматриваются
к а к о б о з н а ч е н и я нарастающего процесса [Падучева 1984]. Денотата­
ми т а к и х глаголов м о ж н о считать множества целостных по своему
х а р а к т е р у п о в т о р я ю щ и х с я действий, следующих друг за другом и ли­
ш е н н ы х естественных г р а н и ц . Важное свойство этого т и п а д е й с т в и й —
и з м е н ч и в о с т ь и отсутствие предела.
Д е й с т в и я у к а з а н н ы х глаголов А. Вежбицкая соотносила с постепен­
н ы м и з м е н е н и е м , противопоставляемым д и с к р е т н ы м , н а п о д о б и е обо­
з н а ч а е м ы м глаголами si «умереть», huaiyun «забеременеть». Это позво­
л я е т в д о п о л н е н и е к признаку целостности ввести п р и з н а к момен-
тальности и п р и п и с а т ь упомянутому классу глаголов о т р и ц а т е л ь н о е
з н а ч е н и е этого п р и з н а к а . Глаголы же т и п а zuo «сидеть», е «голодать»,
ai «любить», zhidao «знать», xing «зваться (иметь фамилию)», shuyu «при­
надлежать» л и ш е н ы акциональности. О н и характеризуют состояния
о д у ш е в л е н н ы х субъектов или их о т н о ш е н и я .
К а к показывает о п ы т европейского я з ы к о з н а н и я , семантическая
классификация глаголов не может производиться исключительно на
лексическом уровне — необходимо учитывать и их синтаксические ха­
р а к т е р и с т и к и (ср. [Vendler 1967, 98]). Это утверждение особенно акту­
а л ь н о д л я КЯ, к о т о р ы й , как и английский, очень а н а л и т и ч е н по своей
структуре. Поэтому мы начнем с перечисления форм, в сочетании с
глагольной основой определяющих аспектуальный облик п р е д и к а т а
и л и п р е д л о ж е н и я в целом, а затем рассмотрим наборы АТ-показате-
л е й , непосредственно участвующих в ф о р м и р о в а н и и аспектуальности
предложения.
К формам, которые присоединяются к глагольным основам, обра­
зуя устойчивые сочетания (конструкции), относятся, во-первых, РЕЗ-М
глагольного и л и прилагательного происхождения, н а п р и м е р , wan «кон­
чить» с xie «писать» (xiewan «написать» и л и «кончить писать»), dong
«понимать» с ting «слушать» (tingdong «понять»), sui «раздробленный» с
уа «давить» (yasui «раздробить»), сио «неправильный» с kan «смотреть»
(kancuo «обознаться»).
Во-вторых, это НАП-М, восходящие к глаголам, имеющим в зна­
ч е н и и э л е м е н т направленности действия. Действие может быть ори­
е н т и р о в а н о относительно либо говорящего: lai «к говорящему», qu
«от говорящего», либо, в случае сложных направительных сочетаний,
152 Глава 3. Семантические типы предикатов

какого-то и н о г о о р и е н т и р а . В сочетании с п р о с т ы м и НАП-М lot и


qu глагольная основа обозначает способ п е р е д в и ж е н и я . Н а п р и м е р , hui
«вернуться» с lai з н а ч и т «вернуться (к говорящему)», а с qu — «вер­
нуться (к себе)».
В сложном направительном к о м п о н е н т е п е р в а я НАП-М в ы п о л н я е т
функцию локатива (shang «[в]верх», xia «[в]низ») и л и указывает на на­
п р а в л е н и е ( н а п р и м е р , по о т н о ш е н и ю к замкнутому пространству —jin
«войти», chu «выйти»). Т а к , па «взять» с shang (xia) и lai (qu) образует лек­
семы па shang lai «принести сюда» ( г о в о р я щ и й находится в ы ш е объекта) и
па xia qu «отнести вниз»; zou «ходить» с chu и lai (qu) образует л е к с е м ы zou
chu lai «выйти» ( г о в о р я щ и й находится вне замкнутого пространства) и zou
chu qu «выйти» (говорящий внутри этого пространства). Т а к и е лексемы
соответствуют одному русскому глаголу, иногда с локативом. В ы б о р та­
кого глагола определяется характером движущегося объекта и способом
п е р е д в и ж е н и я . Его основа отражает способ п е р е д в и ж е н и я , а п р е ф и к с (в
сочетании с локативом или без него) — н а п р а в л е н и е .
В-третьих, после глагольной основы могут оказаться показатели de
или Ьи (в случае о т р и ц а н и я ) и РЕЗ-М или НАП-М, образуя так назы­
ваемую потенциальную конструкцию. П о д о б н ы е глагольные сочетания
указывают на м н е н и е говорящего (отвечающего) о возможности реа­
л и з а ц и и описываемой ситуации, н а п р и м е р , xie-de-wan «можно дописать
(до конца)», sai-bu-jinqu «не втиснуть (невозможно сделать так, чтобы
объект оказался внутри закрытого пространства)», lai-de-liao «существует
возможность прихода», zou-bu-dong «невозможно идти д а л ь ш е (подняться
с места, чтобы идти)».
По д обн ые конструкции за счет н а л и ч и я элемента потенциальности
могут приравниваться к сочетаниям, где это з н а ч е н и е эксплицируется
модальным глаголом, н а п р и м е р , xie-de-wan = neng (возможно) xie wan,
lai-de-liao = neng lai. Однако такие замены часто затрудняют р а з л и ч и я в
значениях (на сочетаемость модального глагола n e n g накладывается р я д
ограничений) и возможные несовпадения условий употребления. Потен­
циальные конструкции, как и вышеописанные глагольные сочетания,
всегда передаются в РЯ совершенным видом (подробнее см. гл. 4—б).
В-четвертых, после глагольной основы может располагаться и м я ,
уточняющее сферу ее действия. Т а к образуется «глагольно-объектная
конструкция» (dong-bing jiegou), относимая в китайском я з ы к о з н а н и и к
li he ci (li — «разъединяться», he — «соединяться», ci — «слово»). Т а к , на­
пример, chi «есть» с fan «рис» образует комплекс chifan «есть (принимать
пищу)», существуют комплексы tiaowu «танцевать» (букв, «плясать пляс­
ки»), jiehun «жениться» (букв, «завязать брак»), daoqian «извиняться» (букв,
«выражать сожаления»), xizao «купаться» («принимать ванну»), chukou «экс­
портировать» (вывозить за границу), fanfa «нарушать закон», fangxin «не
беспокоиться» («успокаивать душу»).
3.2. Аспетстуальные значения глагола

Хотя т а к и е сочетания обозначают е д и н о е п о н я т и е , о д н а к о к а к и в


с л о ж н ы х словах, их второй компонент может отделиться от глагольной
основы и з а н я т ь исходную п о з и ц и ю как п о л н о ц е н н ы й объект и л и при­
н я т ь о п р е д е л е н и е как нормальное и м я . Из-за этого т а к и е комплексы,
к а к п р а в и л о , не могут п р и н я т ь после себя д о п о л н е н и е . СД п р е д и к а т о в
с т а к и м и составляющими достаточно р а з н о о б р а з н ы . Э т о и процессуаль­
ное з н а ч е н и е (действие в процессе п р о т е к а н и я : chifan, tiaowu, daoqian,
xizao), и о б о з н а ч е н и е предела действия, воспринимаемого как завершен­
н о е (jiehun, chukou, fanfa), и значение состояния (fangxin). Б о л е е п о д р о б н о
т а к и е сочетания рассматриваются ниже в этой главе и в 10.2).
С к а т е г о р и я м и аспекта и времени связаны следующие служебные
слова, ф о р м ы и конструкции:

а) п р е п о з и т и в н ы й показатель zai, указывающий на п р о д о л ж е н и е дей­


ствия;
б) п о с т п о з и т и в н ы й показатель zhe, указывающий на состояние;
в) п о с т п о з и т и в н ы й показатель le, указывающий на смену состояний;
У г) п о с т п о з и т и в н ы й показатель guo, указывающий на то, что действие
и л и состояние имело место, по к р а й н е й мере, один раз:

(1) Wo qu guo na ge difang. «Я туда ходил»;

д) постпозитивный компонент qi lai, указывающий на начало действия;


е) постпозитивный компонент xia qu, указывающий на п р о д о л ж е н и е
действия после его п р е р ы в а н и я или на п р о д о л ж е н и е состояния
после определенного момента;
ж) п р е п о з и т и в н ы й компонент yi, предполагающий мгновенность сле­
д о в а н и я действия, состояния и л и события, вызванного действием
(оформленный им глагол описывает действие, достигшее предела):

(2) Та yi kan, xia yu le. «Он взглянул и увидел, что пошел дождь»;

з) р е д у п л и к а ц и я глагола с показателем yi или без него (V [yi] V).

П о с л е д н я я форма указывает либо на кратковременность действия,


л и б о на попытку субъекта его совершить:

(За) Zhaoxiangji gei wo yong \yi] yong.


«Дай мне попользоваться фотоаппаратом»;
(36) Ni chichi jiu zhidao. «Ты поешь (попробуй) и узнаешь».

К этим формам мы еще вернемся в гл. 7—9, где рассматривается их


роль в в ы р а ж е н и и АТ-значений.
154 Глава 3. Семантические типы предикатов

3.3. Семантические типы глагольных предикатов


Рассматривая я н и ж е т и п ы глагольных п р е д и к а т о в , мы п р е д п о л а г а е м ,
что китайские глаголы полностью раскрывают свойства, п р и с у щ и е им
как представителям о п р е д е л е н н ы х классов, в р е ч и , когда г л а г о л ь н а я
основа сочетается с д р у г и м и элементами. Это означает, что п р и о б р е с т и
статус лексемы аморфной основе позволяет синтаксическая к о н с т р у к ц и я ,
в которой она оказывается, и в какой-то м е р е те п р о и з в о д н ы е з н а ч е н и я ,
которые вносятся о ф о р м л я ю щ и м и ее AT-показателями .
Т а к , з н а ч е н и е глагольной основы gua в словарной статье не конкрети­
зируется. Глагол gua «вешать» имеет и н г е р е н т н о е нецелостное з н а ч е н и е ,
которое может реализоваться в п р е д л о ж е н и я х . Н а п р и м е р :

( l a ) Xiangpian gua bu gua? «Будем вешать фотографию?»

Но значение gua, отличное от з н а ч е н и й других нецелостных глаголов


(например, рао «бежать»), п р о я в л я е т с я т о л ь к о в п р е д и к а т а х р а з л и ч н ы х
семантических типов. Н а п р и м е р , глагольная валентность у gua прояв­
ляется п р и сочетании с НАП-М shang, задающей свойство контактности.
В сочетании gua shang «повесить» действие, обозначенное gua, ограни­
чено пределом. Это значит, что ситуация, описанная предикатом, после
п р е д п р и н я т о г о действия достигает предела:

(16) Ba xiangpian gua shang. «Повесь фотографию»

(сделай так, чтобы фотография в результате действия «вешать» оказалась


в другом месте). Ср. также потенциальное значение:

(16') Xiangpian ni gua-de~shang ma?


«Ты сможешь повесить фотографию?»

Лексема guashang и м п л и ц и т н о предполагает валентность К Т Д (АД),


которая синтаксически не заполняется. С р . п р е д л о ж е н и е с э к с п л и к а ц и е й
этого семантического актанта:

(1в) Ba xiangpian gua zai (dao) qiang shang.


«Повесь фотографию на стену»
(букв. «Сделай так, чтобы фото было на стене»).

Это обстоятельство объясняет, почему предлог zai, м а р к и р у ю щ и й ИГ


со значением места, рассматривается учебниками КЯ д л я и н о с т р а н ц е в
как результативный дополнительный член располагающегося перед ним
глагола. С нашей точки з р е н и я , такой подход п р и в о д и т к путанице
2
на уровне интерпретации , особенно когда речь идет о п е р е х о д н ы х
глаголах.
Н а п р и м е р , zai, в предложении
3.3. Семантические типы глагольных предикатов 155

(1г) Xiangpian gua zai qiang shang. «Фотография висит на стене»

(ответ на в о п р о с :

;
(1г ) Xiangpian gua zai nar? «Где висит фотография?»)

не имеет результативного з н а ч е н и я и может рассматриваться т о л ь к о как


п р е д л о г . ИГ qiang shang в (1в) приобретает з н а ч е н и е К Т Д б л а г о д а р я
к о н с т р у к ц и и с ba, в глубинном семантическом представлении которой
есть актант «каузируемое состояние». В д а н н о м случае эта со с та в ля ю щ а я
п р е д п о л а г а е т и з м е н е н и е объектом воздействия (фотографией) своего ме­
с т о п о л о ж е н и я в результате действия, направившего его в некую точку
(на стену).
Т а к и м образом, результативность здесь выражается сочетанием лек­
семы gua с ИГ qiang shang, м а р к и р о в а н н о й предлогом zai, в составе
п р е д и к а т а конструкции с ba, где конечная И Г , обозначающая место,
всегда и м е е т з н а ч е н и е К Т Д [Тань Аошуан 1988, 42]. Эта и н т е р п р е т а ц и я
подтверждается тем фактом, что в разговорной р е ч и zai перед К Т Д часто
опускается, а в р я д е случаев заменяется д и н а м и ч н ы м предлогом dao, как
в (1в). Но если в (1г) mi счесть предлогом, опустить его будет н е л ь з я .
Стативное з н а ч е н и е gua также реализуется на синтаксическом
уровне — л и б о в контексте (1г) (нахождение объекта в пространстве
как результат действия), л и б о в предложении существования, где пе­
р е х о д н ы й глагол gua оформляется показателем zhe, указывающим на
состояние объекта:

(1д) Qiang shang | gua zhe | xiangpian. «На стене | висит | фотография».

Ср. предложение

( l e ) Qiang shang | gua shang | xiangpian | le.


«На стену | повесили | фотографию»,

предполагающее возникновение объекта в пространстве.


И, н а к о н е ц , в сочетании с именем xiangpian «фотография» в родовом
употреблении gua получает процессуальное значение:

(1ж) Gua xiangpian yao zheme chang shijian?


«Неужели надо столько времени, чтобы повесить фотографию?»

Как видно, необходимо выявлять семантические т и п ы глагольных


предикатов, описывающих определенные ситуации, т . е . проводить ана­
л и з фазовой структуры предложения, определяемой п р е д и к а ц и е й . Это
позволяет определить функциональные нагрузки, которые несут глаголь­
ные формы (сочетания) в формировании аспектуальности высказываний.
156 Глава 3. Семантические типы предикатов

Поскольку из существующих классификаций н а и б о л е е у н и в е р с а л ь н о й


и устоявшейся т е р м и н о л о г и ч е с к и является семантическая классифика­
ц и я английских глаголов, п р е д л о ж е н н а я в [Vendler 1967], д л я опре­
д е л е н и я фазовых т и п о в п р е д л о ж е н и й мы в з я л и за основу классы дея­
тельности (activity), в ы п о л н е н и я (accomplishment), д о с т и ж е н и я (achievement)
и состояния (state). П о с л е д н и й класс мы называем классом статичных яв­
л е н и й , поскольку в него входят не только п р е д и к а т ы состояния в узком
смысле этого слова. Д о б а в и м к этим классам е щ е один, о х в а т ы в а ю щ и й
глаголы постепенного и з м е н е н и я по [Wierzbicka 1980, 202]. Пользуясь
формулировкой Е. В. Падучевой, х о р о ш о о т т е н я ю щ е й я в л е н и е постепен­
ного и з м е н е н и я , назовем этот класс «классом нарастающих процессов».
Разнесение глагольных п р е д и к а т о в по классам производится на осно­
вании четырех п р и з н а к о в — статальности, предельности, э в о л ю ц и о н н о -
сти и моментальности (см. табл. 3.3, где з н а к и «+» и «—» обозначают
наличие/отсутствие п р и з н а к а , а «нуль» — незначимость д а н н о г о п р и з н а к а
д л я данного класса).

Таблица 3.3. Классификация п р е д и к а т о в по СД

Классы П эизнаки
Статаль- Предель­ Эволюцион- Моменталь-
ность ность ность ность
1. Д е я т е л ь н о с т ь 0 0
2. Выполнение - -+ 0 —
3. Д о с т и ж е н и е -
— + +
4. Нарастающие 0 -
+ —
процессы
5. С т а т и ч н ы е + 0 0 0
явления

3.4. Предикаты деятельности и выполнения


3.4.1. Предикаты деятельности

П р е д и к а т ы деятельности описывают гомогенные процессы [Булыгина


1982, 56], не п р и в о д я щ и е к событиям и характеризующиеся внутренней
беспредельностью, н а п р и м е р :

(1) Zuotian | women | tiaowu tiao de zhen gaoxing.


«Вчера I мы | от души потанцевали»;
(2) Xiao Wang | yi | xiguan | shuijiao yiqian kanshu.
«Сяо Ван I уже | привык | читать перед сном»;
(3) Ni zenme hai zai ku? «Чего же ты все еще плачешь?»
3.4. Предикаты деятельности и выполнения 157

(4) Zhe | bu shi wo. | Wo | zao j i u | bu chouyan le.


«Это I не я. I Я I д а в н о | бросил курить»;
(5) Didi I bu I x i h u a n | xizao. «Братишка | не | л ю б и т | купаться»;
(6) Ni deng-yi-deng, ta zhengzai da dianhua.
«Подождите немного, он звонит по телефону»;
(7) Та | you | kesou le, | shi-bu-shi g a n m a o le?
«Он I о п я т ь I начал к а ш л я т ь , | не простудился ли?»

Этот т и п п р е д и к а т о в образуют следующие глагольные л е к с е м ы .


A) О д н о с л о ж н ы е нецелостные глаголы типа ku «плакать», xiao «смеять­
ся», zou «ходить», tiao «прыгать», jiao «кричать», пао «шуметь, скандалить»,
war «играть, развлекаться», xiang «думать».
Б) Двух- и л и трехсложные сочетания, в которых последний компо­
нент (односложный и л и двусложный) — и м я , н а п р и м е р , xizao «купаться»,
tiaowu «танцевать», xia уи «идет дождь», gua feng «дует ветер», kesou «каш­
лять», guzhang «аплодировать», chaojia «ссориться», liaotian «болтать», sanbu
«гулять», da haqian «зевать», paobu «бежать», zoulu «идти пешком», dazhang
«воевать», chi wufan «обедать», youyong «плавать».
B) Д в у с л о ж н ы е или трехсложные сочетания, п е р в ы й к о м п о н е н т ко­
т о р ы х составляет глагольная морфема fa «развивать», у п р а в л я ю щ а я л и б о
и м е н е м : fa piqi «показывать характер» в смысле «капризничать», fa hao
shi ling «командовать» (hao и ling — «приказ», shi — «навязывать»), л и б о
глаголом, обозначающим неконтролируемое действие: fa dou «дрожать»,
fa feng «беситься» (feng — «находиться в невменяемом состоянии»), л и б о
глаголом состояния: fa huo «гневаться».
Г) Сочетания с именами ингерентных нецелостных одно- или дву­
сложных глаголов, действие которых в п р и н ц и п е н а п р а в л е н о на какой-
то п р е д е л . П о д о б н ы е сочетания тоже выражают з н а ч е н и е деятельности:
chang ge «петь (песни)», kan shu «читать (книги)», chouyan «курить», tan
gangqin «играть на пианино», xi yifu «заниматься стиркой», zuo fan «гото­
вить еду», zhengli xingli «собирать багаж».
Все четыре типа предикатов деятельности по-русски передаются гла­
голами несовершенного вида.
Синтаксическое свойство этого класса предикатов состоит в указа­
н и и на действие в момент его протекания (прогрессив) в сочетании с
показателями zai или zhengzai. О н и могут включать д о п о л н е н и я , обозна­
чающие продолжительность действия, типа yi ge zaochen «целое утро»,
yihuir «немного времени», которые ограничивают действие определен­
ным пределом. С такими предикатами сочетаются н а р е ч и я hai «все еще»,
yizhi «все время», zongshi «всегда» и т . д .
Д е й с т в и е большинства глаголов и л и глагольных сочетаний групп А—Г
может быть ограничено путем редупликации, выражающей значение
кратковременности действия:
Глава 3. Семантические типы предикатов

(8) Haizi | пао le пао | j i u | anjing xialai le.


«Ребенок I пошумел немного | и | успокоился».

З д е с ь пао le пао означает то же, что пао le yihuir «чуть-чуть пошумел».


Д е й с т в и е глаголов описанных т и п о в может о г р а н и ч и в а т ь с я времен­
н ы м и рамками, н а п р и м е р , п р и д о б а в л е н и и РЕЗ-М wan «кончить» — в этом
случае действие рассматривается как п р е к р а щ е н н ы й целостный процесс:

(9а) San wan bu, mashang huilai.


«Возвращайся сразу после прогулки»
или
(96) Wo | yijing I san wan bu le «Я | уже | погулял».

Действие может быть о г р а н и ч е н о и з а р а н е е п р е д у с м о т р е н н ы м пла­


ном:

(10) W o m e n da-yi-da yumaoqiu j i u qu youyong.


«Поиграем в бадминтон и пойдем купаться».

Указанное свойство приближает глаголы этого т и п а к и н г е р е н т н ы м


нецелостным глаголам, которые, как будет показано в д а л ь н е й ш е м , ха­
рактеризует постепенность осуществления цели. О д н а к о д л я неконтро­
лируемых действий типа ku «плакать», da penti «чихать» сочетание с
результативом wan и л и р е д у п л и к а ц и я возможны только в о п р е д е л е н н ы х
контекстах, н а п р и м е р :

( П а ) Mei guanxi, r a n g ta ku, kuku jiu bu ku le.


«Ничего, пусть поплачет, поплачет и перестанет»;
(116) Ni ku wan le ma? «Ты кончил плакать?»;
(12а) Ni da wan penti zai s h u o . «Договоришь, когда к о н ч и ш ь чихать»;
(126) *Ni da-yi-da penti. «Почихай».

С другой стороны, отмечалась общность этого класса глаголов и гла­


голов чувств и эмоциональных состояний [Маслов 1948; Булыгина 1982,
58], проявляющаяся в том, что обозначения «процессов», как и обо­
значения «состояний», естественно сочетаются с глаголами «перестать»,
«прекратиться». В КЯ это соответствует возможности употребления в
конструкции «Ьи... 1е» (переход из состояния «Р» в состояние «не P»): Ьи
xia уи le «дождь перестал», bu ku le «перестал плакать», bu ai le «перестал
любить», bu xihuan le «перестало нравиться», или вместе с наречием zai
«еще, снова»:

(13а) Та bu zai \ weixiao le. «Он больше не стал | улыбаться».


3.4. Предикаты деятельности и выполнения 159

В к л ю ч е н и е в состав предикатов ГИС г р у п п ы Г, и н г е р е н т н ы е неце­


л о с т н ы е глаголы к о т о р ы х характеризуются к а к глаголы «постепенного
осуществления», означает, что т а к и е п р е д и к а т ы по способу п р о т е к а н и я
д е й с т в и я п р и р а в н и в а ю т с я к предикатам деятельности, образуемым неце­
л о с т н ы м и глаголами «бесперспективных процессов». О н и , как и преди­
каты класса А, и м е ю т синтаксические свойства, х а р а к т е р н ы е д л я преди­
катов «деятельности», в том числе они не сочетаются с в ы р а ж е н и я м и ,
о б о з н а ч а ю щ и м и срок, т и п а zai liang xiaashi nei (yong liang ge xiaoski) «за
д в а часа», посредством чего Вендлер различал глаголы и с п о л н е н и я и
глаголы д о с т и ж е н и я :

(136) *Wo | zai liang xiaoshi nei \ you le yong (xi le yifu).
*«Я I за два часа | плавал (занимался стиркой)».

Н а л и ч и е в предикате имени, восходящего к объектной составляю­


щей, накладывает н е к о т о р ы е синтаксические о г р а н и ч е н и я на лексемы
групп Б и Г. П р и появлении в предикате е щ е одного актанта глагол
Г И С удваивается, как в п р и м е р е (1).

3.4.2. Предикат выполнения

З н а ч е н и е предикатов в ы п о л н е н и я или «постепенного осуществления»


включает и указание на процесс, ведущий к о п р е д е л е н н о й конечной
точке, и указание на саму эту конечную точку (ср. «They go on in time,
but they proceed towards a terminus which is logically necessary to their
beeing what they are» [Vendler 1967, 101]):

(14) Xiao Wang yao gei ta muqin xie yi feng xin.


«Сяо Ван хочет написать матери письмо»;
(15) Na j i a n chenshan xi ganjing le. «Рубашка выстиралась»;
(16) Shui zai ting Mocate de xiao yequ?
«Кто там слушает маленькую ночную серенаду Моцарта?»;
(17) Mei che, women zou le yi ge zhongtou cai zou dao jia.
«Транспорта не оказалось, и мы добирались до дома ц е л ы й час».

Из п р и в е д е н н ы х примеров видно, что предикат в ы п о л н е н и я описы­


вает ситуацию, л и б о нацеленную на свой предел —в (14) это объектный
актант yi feng xin «письмо», л и б о находящуюся в процессе своего проте­
кания (16), л и б о уже достигшую своего предела (15). Этими свойствами
обладают и предикаты с нецелостными глаголами типа zou «ходить», рао
«бегать», однако описываемые ими действия имеют целевую установку.
В (17) сочетание основы zou с результативом dao указывает на конечную
точку jia «дом», куда направлено действие zou.
160 Гпава 3. Семантические типы предикатов

П р е д и к а т ы указанного т и п а образуют следующие г р у п п ы глаголов


и глагольных сочетаний. Поскольку о н и п о к р ы в а ю т о б ш и р н ы е области
ц е л е н а п р а в л е н н ы х действий, м ы о г р а н и ч и м с я п р и в е д е н и е м п р и м е р о в
их о к р у ж е н и й . йгр^
A) И н г е р е н т н о нецелостные (переходные) глаголы в с о ч е т а н и и с И Г ,
обозначающими объект действия: jiao yi Hang che «вызвать такси», chi liang
wan fan «съесть д в е ч а ш к и риса».
Б) И н г е р е н т н о нецелостные глаголы с объектной валентностью в
сочетании с РЕЗ-М и НАП-М, о п и с ы в а ю щ и е ситуации в момент дости­
ж е н и я предела: zhushu «сварить», xiuli hao «починить», zhaodao «найти»,
sai jinqu «всунуть туда».
B) Нецелостные и л и нецелевые (непереходные) глаголы с РЕЗ-М или
НАП-М, о п и с ы в а ю щ и е ситуации, н а п р а в л е н н ы е на д о с т и ж е н и е п р е д е л а
(цели): pao wu qian mi «пробежать п я т ь тысяч метров», liaodao ni de shi
«заговорить о твоих делах», ji chu qu «вырваться (из толпы)», pa shang
lai «забраться наверх».
Синтаксические свойства п р е д и к а т о в в ы п о л н е н и я п о з в о л я ю т (или
запрещают) им вступать в сочетания с н е к о т о р ы м и в р е м е н н ы м и обстоя­
тельственными в ы р а ж е н и я м и или п р и н и м а т ь то и л и и н о е грамматиче­
ское оформление. В частности, диагностический к о н т е к с т — в о з м о ж н о с т ь
п о я в л е н и я в конструкции:

X — V U—bantian («долго»)—cai («только тогда») — Vr и л и


X —V le — bantian — dou/hai («так и / все еще»)—mei («не») — V r

отличает эти предикаты, с одной стороны, от предикатов деятельности,


описывающих бесперспективный процесс, а с другой — от предикатов,
обозначающих событие, не подготовленное п р е д в а р и т е л ь н ы м процессом:

(18) Na feng | xin | wo | xie le bantian | cai | xiewan.


«Это I письмо I я I долго писал, | пока не | кончил»;
(19) Ni de | bai | chenshan | wo | xi le bantian
«[Эту] твою I белую | рубашку | я | стирала-стирала, |
d o u mei xi ganjing.
да так и не отстирала»;
(20) Zhege xiao yequ zenme zheme chang!
«До чего же д л и н н о й оказалась эта маленькая серенада!»;
Women | ting le bantian | hai mei tingwan.
«Мы I [ее] слушали, слушали, | да так и не дослушали
pgw до конца»;
(21) Nainai | tui teng. | Та | zou le bantian
«У бабушки | болели ноги. | О н а | очень долго добиралась |
ЗА. Предикаты деятельности и выполнения 161

cai zoudao jia.


д о дому».

В п о д о б н ы е конструкции, н а п р и м е р , не могут входить п р е д и к а т ы


деятельности. В одинаковой степени н е п р а в и л ь н о сказать и

(22а) *Та sanbu san le bantian cai san le bu.


*«Он ДОЛГО гулял, пока не погулял»,
и
(226) * Т а sanbu san le bantian d o u mei sanwan bu.
*«Он гулял, гулял, да так и не погулял».

Это объясняется отсутствием у предикатов деятельности момента


«кульминации», з а в е р ш а ю щ е й процесс, после которой ситуация, исчер­
пав себя, д о л ж н а перестать иметь место. Кроме того, д л я подобного
СД х а р а к т е р н о то, что все п р и з н а к и , существенные д л я смысла глагола,
вводятся уже в начале описываемой ситуации.
П р е д и к а т ы в ы п о л н е н и я , напротив, обозначают негомогенные ситуа­
ц и и , к о т о р ы е могут считаться з а в е р ш и в ш и м и с я только п р и д о с т и ж е н и и
своего предела. Отсюда различие и м п л и к а ц и й , предполагаемых предло­
ж е н и я м и , с о д е р ж а щ и м и эти глаголы. И з истинности п р е д л о ж е н и я :

(23а) «Сяо Ван бежал (бегал)»,

содержащего п р е д и к а т деятельности, следует истинность п р е д о ж е н и я

(23а') «Сяо Ван побежал (побегал)»,


но п р е д л о ж е н и е
(236) «Сяо Ван писал письмо»
не предполагает, что
(2360 «Сяо Ван написал письмо»
(ср. [Vendler 1967, 100]).

С другой стороны, предикат выполнения не редуплицируется, по­


скольку описываемая им ситуация предполагает кульминацию, без ко­
торой нельзя считать, что цель достигнута или что описанная ситуация
имела место. Поэтому на вопрос:

(24а) Ni gangcai zuo shenme le?


«Что ты делал некоторое время тому назад?»
может последовать ответ:
(246) Wo san le san bu. «Я немного погулял»,
но не
(24в) * Wo xie le xie na feng xin. «Я немного пописал то письмо».
U-2044
162 Гпава 3. Семантические типы предикатов

П р и этом в о з м о ж н ы т а к и е ф р а з ы , как

(25а) Xingqitian | mei shir, | keyi |


«В воскресенье | [я] свободна, | могу |
zai j i a li xixi yifu, xiexie xin, tingting yinyue.
остаться д о м а постирать, з а н я т ь с я письмами, послушать музы­
ку»,

поскольку действие xiexie xin в контексте этой ф р а з ы и з о б р а ж е н о как


деятельность, з а н и м а ю щ а я некоторое в р е м я . П о этой ж е п р и ч и н е кор­
ректно говорить:

(256) Wo xie le yihuir xin. «Я некоторое в р е м я писал письмо».

Д р у г а я особенность предиката в ы п о л н е н и я — плохая фиксируемость


в н о р м а л ь н ы х условиях момента д о с т и ж е н и я действием предела. Этим
он отличается от предиката д о с т и ж е н и я , описывающего событие. С р .
вопрос:
?
(26а) Ni shi s h e n m e shihou xiewan xin de? «Когда ты написал письмо?»

и сообщение:
?
(266) Zhengzai zhe shihou | wo | xie wan | xin le.
«В эту минуту I я I написал | письмо».
Ситуация, описываемая предикатом в ы п о л н е н и я , в силу своей несо-
бытийности не может соотноситься с временным в ы р а ж е н и е м , обознача­
ющим точку на в р е м е н н о й оси. В [Селиверстова 1982, 107] это р а з л и ч и е
объясняется абстрагированностью предикативного денотата от реально­
го протекания во времени. Однако, чтобы в составе п р е д и к а т а могли
появляться такие в ы р а ж е н и я , как zheng zai zhe ge shihou «в -это самое
время», нужно представить денотат з а н и м а ю щ и м точку на оси в р е м е н и
путем уточнения (экспликации) момента предела. Ср.:

(26в) Zheng zai zhe shihou wo xie wan le zui h o u yi ge zi.


«В этот самый момент я кончил писать последние слова».

Глагол renchu «узнать», денотат которого о б ы ч н о и н т е р п р е т и р у е т с я


как точечное событие, может употребляться в предикате в ы п о л н е н и я ,
если со стороны субъекта действия требуются усилия и время, «дотя­
гивающие» действие до предела. С р . п р и м е р (276) и п р е д л о ж е н и е , в
котором временной отрезок, предшествующий точке, обозначен е щ е од­
ним глаголом:

(27а) Wo kan le bantian cai ren chu ta shi Xiao Wang. \U.
«Я долго всматривался (дословно—пытался идентифицировать),
пока не узнал в нем Сяо Вана».
3.5. Предикаты достижения и нарастающего процесса 163

П р и и д е н т и ф и к а ц и и личности д л я о п и с а н и я д о с т и ж е н и я п р е д е л а в
РЯ употребляется глагол «опознать»:

(276) Wo ren le bantian d o u mei ren chu shui shi xiongshou.


«Я д о л г о всматривался, но так и не смог опознать убийцу».

3.5. Предикаты достижения и нарастающего


процесса
3.5.1. П р е д и к а т ы д о с т и ж е н и я

П р е д и к а т ы д о с т и ж е н и я описывают событие в н е к о т о р ы й момент време­


н и , не п р е д п о л а г а я подготовленность этого события каким-то процессом:

(1) Shengri liwu ni gei ta meiyou?


«Ты ему дал подарок ко д н ю рождения?»;
(2) Zuotian songlai de shangbingyuan si le.
«Раненый, доставленный вчера, умер»;
(3) K e r e n d o u lai le, women kaishi chi ba.
«Все гости уже п р и ш л и , начнем есть»;
(4) Ni yao de shu wo mai dao le. «Нужную тебе книгу я купил».

В состав п р е д и к а т о в достижения входят следующие г р у п п ы глаголов


и глагольных сочетаний.
A) О д н о с л о ж н ы е и л и двусложные целостные глаголы, в ы р а ж а ю щ и е
з н а ч е н и я смены состояния или моментальности действия. В первом слу­
чае их можно считать точечными: si «умереть», wang «забыть», fen «сойти
с ума», zui «опьянеть», е «проголодаться», dot «остолбенеть», dao «упасть»
(о предмете), qu «удалить», zhao «зажечься», dm «потерять», boo, zha «взо­
рваться», tiao «прыгнуть», shan «сверкнуть».
Б) Односложные или двусложные целостные глаголы, ф и к с и р у ю щ и е
либо начальную, л и б о конечную точку процесса, хотя и не названного
самим глаголом, но легко вообразимого г о в о р я щ и м и : zou «уйти (уехать)»,
qu «пойти (поехать)», lai «прийти (приехать)», dao «дойти (доехать)», ying
«выиграть», shu «проиграть», likai «расстаться», daoda «прибыть», dongshen
«отправиться».
B) Односложные или двусложные целостные глаголы, действия кото­
рых воспринимаются только как завершенные: gei «[от]дать», de «полу­
чить», ling «получить» (при раздаче), qu «получить, достать», mai} «купить»,
mai4 «продать», qude «достичь».
Г) Двусложные или трехсложные глагольные сочетания, первый, гла­
гольный, компонент которых обозначает СД (а не процесс, как у пре­
дикатов в ы п о л н е н и я ) , а второй представлен РЕЗ-М и л и НАП-М: shuizhao
164 Глава 3. Семантические типы предикатов

«заснуть», shuixing «проснуться», mai dao «купить», таг diao «продать», shi
qu «потерять», jin qu «войти», chu lai «выйти»; si qu «умереть», dao xia qu
«рухнуть», kanjian «увидеть».
Д ) Д в у с л о ж н ы е глагольно-именные сочетания, в о с п р и н и м а ю щ и е с я
как о б о з н а ч е н и я з а в е р ш е н н ы х действий: Ыуе «закончить учебу», chukou
«экспортировать», уткой «импортировать», jiehun «вступать в брак», chutu
«раскопать», Ыти «закрыть (собрание)», kaimu «открыть (собрание}», zhu-
oshou «начать».
Глаголы г р у п п ы А в силу своей точечности и моментальности не
могут ассоциироваться с процессом. Н о , во-первых, они допускают точ­
ную датировку события и сочетаются с И Г , у к а з ы в а ю щ и м и на момент
наступления точечного события:

(5а) Guolu shi yeli liang dian guo wufen baozha de.
«Котел взорвался п я т ь минут третьего ночи».

Во-вторых, т а к и е глаголы хорошо сочетаются с н а р е ч и я м и т и п а Ьигап


«внезапно», huran «вдруг» и л и в ы р а ж е н и е м yi xiazi «сразу»:

(56) Na ge n y r e n | bu zhi zenme | huran \ fen le.


«Эта ж е н щ и н а | невесть с чего | вдруг | спятила».

О д н а к о глаголы подобного т и п а не сочетаются с показателями про-


грессива zai и л и zhengzai. Это свойство отличает глаголы д о с т и ж е н и я КЯ
от их европейских аналогов. Поэтому з н а ч е н и е «когда» из-за неодно­
временности двух действий в п р е д л о ж е н и и (5в) может быть п е р е д а н о
только через yiqian «перед тем, как»:

(5в) «Перед тем, как уходить, | не | забывай | выключать свет».


Ni zou yiqian, | bie | wang le | guan d e n g .

З н а ч е н и е «когда» может передаваться словом shihou только п р и сов­


падении фазы моментального события, обозначенного глаголом zou «ухо­
дить», с одной из фаз протекающего в этот момент процесса:

(5в') Ni zou de shihou, | ta | hai zai | shuijiao n e .


«Когда ты уходил, | он | все еще | спал».

В РЯ, н а п р и м е р , многие точечные события п р о ч н о ассоциируются


с определенными процессами [Булыгина 1982, 66]. Подобное различие
типов действия отражается в русских видовых парах «умирать — уме­
реть», «забывать — забыть », «падать — упасть», «выигрывать — выиграть»,
«проигрывать — проиграть». В английском я з ы к е такие глаголы могут
принимать форму прогрессива . Т е м не менее, носители этих я з ы к о в
отдают себе отчет в том, что действие, обозначенное этими глаголами,
3.5. Предикаты достижения и нарастающего процесса 165

не п р е д п о л а г а е т процесс в полном смысле этого слова. Д а ж е если м о ж н о


сказать: «Ему понадобилось т р и часа, чтобы достичь вершины», это не
значит, что действие д о с т и ж е н и я в е р ш и н ы продолжалось все это в р е м я
[Vendler 1967, 104].
П р и необходимости описать событие растянутым наподобие процес­
са, как это делают глаголы несовершенного вида в РЯ, КЯ, в зависимо­
сти от семантики глагола, пользуется р а з л и ч н ы м и формами. П е р е ч и с л и м
средства, используемые п р и переводе на КЯ п р е д л о ж е н и й , с о д е р ж а щ и х
русские глаголы достижения несовершенного вида.
A) К о н с т р у к ц и я kuai \уао]... le, в ы р а ж а ю щ а я скорейшее будущее в р е м я :

(ба) «Старик умирает» — Nei ge laotour kuai yao si le.

Б) Н а р е ч и е changchang «часто» со значением многократности:

(бб) «В последнее в р е м я я стал забывать имена и номера телефонов».


Wo zuijin changchang wangji r e n ming he d i a n h u a haoraa.

B) Глагол пропозиционального отношения «видеть»:

(бв) «Маша д а р и л а Пете свою фотографию в моем присутствии».


Wo kanjian Masha ba ta de zhaopian songgei Biejia
(«Я видел, как...»).

Г) Н а р е ч и е zhujian «постепенно»:

(бг) «Его сердце останавливается».


Та de xinzang zhujian tingzhi tiaodong.
(«Его сердце постепенно перестает биться»).

Д) Глагол kaishi «начинаться»:

(бд) «На улице | появляются | пешеходы».


Jie shang | kaishi chuxian | xingren.

Е) Н а р е ч и е zongshi «всегда», передающее узуальность ситуации:

(бе) «Он получает пенсию в начале месяца».


Та zongshi zai yuechu ling yanglaojin.

Ж) Экспликация потенциальности с помощью модального глагола hui


«мочь»:

(бж) «Я отпускаю его домой на Новый год».


Guo nian wo hui fang ta huiqu.
166 Гшва 3. Семантические типы предикатов

3) Номинализация пропозиции:

(бз) «То, что он продает свой дом, все знают».


Та mai fangzi de shi dajia dou zhidao.
(букв. «Дело о продаже им дома всем известно»).

И) Сочетание yi ge ge de «один за другим»':

(би) «Хотя он и старался, ш а р ы все р а в н о лопались». «


Та suiran h e n xiaoxin, qiqiu yi ge ge de zha le.

К) Выражение процессуального з н а ч е н и я путем п о в т о р е н и я однотип­


ного точечного события:

(6к) «По мере п р и б л и ж е н и я сроков испытаний о н и (ведомости) будут


вручаться вам».
Zai jinxing jianyan zhi qian, jiang luxujiaogei .guifang.
(букв. «Перед началом испытаний будут вручаться вам постепен­
но»).

Любопытно, что п р и в ы р а ж е н и и и д е и процесса в (6к) РЯ и КЯ при­


бегают к различным способам ч л е н е н и я времени. В РЯ процессуальность
эксплицируется выражением «по мере п р и б л и ж е н и я сроков п р о в е д е н и я
испытаний», которое согласуется с множественным числом слов «ведомо­
сти», вспомогательным глаголом «будут» и несовершенным видом глагола
«вручаться». В КЯ, л и ш е н н о м форм словоизменения, целостный глагол
jiaogei «вручать», не имеющий внутренней перспективы и, р а в н о как
слово mingxibiao «ведомости/ведомость», не в ы р а ж а ю щ и й категорию чис­
ла, получает интерпретацию многократности ситуации вручения только
благодаря наличию обстоятельства luxu «постепенно»; п р и этом в р е м я ,
которое охватывает процесс, эксплицитно ограничивается. Этот при­
мер также иллюстрирует передачу в КЯ значения множества ш и р о к и м
контекстом.
Показатели прогрессива zai или zhengzai могут сочетаться с предикатом
достижения только в метафорическом контексте:

(7) Dang | mei tian | yi ge | h u o zhe de | Ni Zao


«Когда I день за днем | какой-то | живой | Ни Ц з а о |
huodong de tongshi, | ling yi ge | Ni Zao | zhengzai si qu de ba.
живет и двигается, | другой | Ни Цзао, | наверное, умирает»
[HBR].

Однако эти показатели не могут появиться у предиката достиже­


н и я , представленного глаголом с НАП-М. Подобие К Т Д , э к с п л и ц и т н о
или в скрытом виде содержащееся в тексте, есть предел, на который
направлено действие. Ср.:
3.5. Предикаты достижения и нарастпающего процесса 167

(8а) Та рао shang lou qu le. «Он побежал наверх (на в е р х н и й этаж)»;
(86) N a b e n shu wo gei ni dai hui lai le.
«Я п р и в е з тебе книжку обратно».

В обоих п р и м е р а х действие не может быть истолковано как процесс.


Но п р и некоторых обстоятельствах действие в п р е д л о ж е н и и с подоб­
н ы м и глагольными конструкциями может восприниматься к а к процесс,
и тогда о н о вполне допускает оформление показателями zai и л и zhengzai.
Во-первых, это случается, когда морфема, обозначающая направле­
н и е , переносится с помощью предлогов wang или xiang «в н а п р а в л е н и и
к» в п р е п о з и ц и ю и отделяется от самого действия. В этой ситуации
глагол входит в сферу действия НАП-М и может п р и р а в н и в а т ь с я по
СД к глаголу деятельности, но ситуация не л и ш а е т с я предела: К Т Д
преобразуется в DIR. Н а п р и м е р :

*Х zhengzai h u a xia («X покатился вниз» — п р и к а т а н и и с горки) —>


X zhengzai wang xia h u a (X в н а п р а в л е н и и низа катится») и л и
*Х zhengzai zou jin qu («X входит» — п р и вхождении в туннель) —*•
X zhengzai wang li zou («X в н а п р а в л е н и и внутрь идет»).

П р а в д а , в подобных случаях появление валентности DIR предпола­


гает, что соответствующий предикат относится к классу деятельности.
Во-вторых, процессуальное значение появляется тогда, когда гово­
р я щ и й находится в точке, откуда можно визуально наблюдать развер­
тывание действия, направленного в определенную точку. П р е д л о ж е н и я
с таким значением обычно эксплицитно и л и мысленно вводятся глаго­
лами пропозиционального отношения, н а п р и м е р Wo [keyi] kanjian... «Я
вижу (могу видеть) как...» с такими п р о д о л ж е н и я м и , как taiyang zhengzai
shengqi «солнце поднималось» или ta zhengzai xiang women рао lai «он бежал
в нашу сторону».
И н ы м и словами, употребление показателя zhengzai становится умест­
ным, когда действие, обозначенное направительной конструкцией, раз­
ворачивается в поле з р е н и я наблюдателя как процесс или растягивается
как процесс в силу своей трудоемкости:

(9) T a m e n zhengzai ba na ge da gangqin wang shang ban.


«Они затаскивают р о я л ь на верхний этаж».

Вообще в конструкции с ba, как правило, не реализуется процессуаль­


ное значение, поскольку в качестве глубинного актанта она может иметь
только К Т Д (вопрос «куда?»), что не допускает процессуального понима­
ния и оформления показателем прогрессива. Но п р и употреблениях типа
(9) глагольная основа приобретает значение процесса, предшествующего
точке, в которой приходит действие. В обычных же направительных
168 Глава 3. Семантические типы предикатов

конструкциях глагольные основы имеют з н а ч е н и е способа, отвечая на


вопрос «как?»:

(10а) Xiao Wang zou qu le. «Сяо Ван отправился пешкоШЦ**


(106) Xiao W a n g pao chuqu le. «Сяо Ван выбежал оттуда».

О д н о и то же я в л е н и е действительности выражается по-разному в


типологически р а з л и ч н ы х я з ы к а х . Н а п р и м е р , глаголы «искать» и «нахо­
дить» в РЯ не мыслятся к а к представления одной ситуации. В д р у г и х
европейских я з ы к а х эти з н а ч е н и я тоже представлены р а з н ы м и глагола­
м и : to search и to find, suchen и fvnden, chercher и trouver. П е р в ы е глаголы
этих п а р выражают значение деятельности, вторые—-достижения. Од­
нако деятельность, обозначаемая п е р в ы м членом п а р ы «искать», о б ы ч н о
направлена на цель, обозначаемую вторым членом «найти». Поэтому со­
бытие, описываемое последним глаголом (т. е. «находку»), м о ж н о считать
закономерным пределом процесса поиска. С р . возможность т р а к т о в к и
предикатов «точечных событий» как п р е д и к а т о в «постепенного осуще­
ствления»: «X н а ш е л нужную справку за п я т ь минут» [Булыгина 1982, 66].
В КЯ русским словам «искать» и «находить» соответствует е д и н а я
ситуация, в которой развертывается действие zhao «искать», а момент
достижения результата обозначается сочетанием zhao с моментальным
глаголом dao «достичь»—zhaodao. Т а к и м образом, zhao и zhaodao естествен­
но относить к категории «выполнение». Ср.:

(11) Qianbao wo zhao le ban tian cai zhao dao le.


«Я долго искал кошелек, пока не нашел его».

Иначе обстоит дело с двуслогами достижения т и п а shui zhao «заснуть»,


тахз dao «достать (купить)», та%4 diao «продать» (в смысле расстаться с
товаром; в последних случаях различаются тоны первого компонента)
и ren chu «узнать». Хотя в составе этих комплексов есть РЕЗ-М (или
НАП-М), обозначаемые ими действия нельзя рассматривать как события
или результаты, подготовленные предшествующей деятельностью.
Например, shui zhao «заснуть» — это не обозначение результата про­
цесса shui «спать», a mais dao и таЦ diao — не обозначение результатов
деятельности купли-продажи. Глагол shui zhao фиксирует момент погру­
жения человека в сон (момент начала процесса сна), в толкование же
глагола талз dao входит семантический компонент «с трудом», а в толко­
вание та%4 diao — компонент «желание расстаться с предметом».
Из этого вовсе не следует, что в ы ш е п р и в е д е н н ы е комплексы нельзя
считать обозначениями событий, которым предшествуют некие процес­
сы, приводящие к их реализации. Н а п р и м е р , они вполне допустимы в
конструкциях, характерных д л я предикатов в ы п о л н е н и я , которые экс­
плицитно указывают на обозначенные другими глаголами процессы или
на те состояния, которые предшествовали соответствующему результату:
3.5. Предикаты достижения и нарастпающего процесса 169

(12) Та | рао le | h a o ji jia | shangdian,


«Он I обежал | несколько | магазинов»,
cai maidao le | na z h o n g yundongxie.
«пока не достал | нужных кроссовок»;
(13) Wo | tang le ban tian | d o u shui-bu-zhao.
«Я I долго I лежал | и так и не заснул»;
(14) Na xie | yifu | zai d i a n li fang le hen jiu | cai maidiao le.
«Та I одежда | долго лежала в магазине, | пока ее не
продали»;
(15) Wo | kan le ban tian | cai renchu | ta shi shui.
«Я I долго смотрел, | пока не узнал, | кто это такой».

П р и в е д е н н ы е п р и м е р ы показывают, что глаголы mai} и mai4 сами


по себе не описывают процессов; их денотаты соотносятся с точкой, а
не с отрезком на оси времени. З н а ч е н и е деятельности у н и х возникает
только в сочетании с именами, называющими объект купли и л и п р о д а ж и
( н а п р и м е р , rnais/mai4 shu «заниматься покупкой/продажей книг»).
Глаголы чувства и восприятия в сочетании с результативами^иш «ви­
деть» и dao «достичь» приобретают событийное з н а ч е н и е : kanjian (kan
dao) «видеть», tingjian (ting dao) «слышать», wen dao «почуять», gan dao
«почувствовать», juecha dao «заметить», zhuyi dao «обратить внимание». Эти
глаголы, как правило, не сочетаются с конструкциями, с о д е р ж а щ и м и
в ы р а ж е н и е ban tian «долго», поскольку восприятие обычно происходит
мгновенно (ср. также «Spotting (an achievement) connotes a u n i q u e a n d
indivisible time constant» [Vendler 1967, 114]). Но когда kan «смотреть»
употребляется в з н а ч е н и и «искать взором», процесс и результат опи­
сываются отдельно и употребление конструкции с ban tian оказывается
вполне возможным. Ср.:

(16) Zai r e n q u n z h o n g wo kan le ban tian | cai kanjian Xiao Wang.


«Я долго смотрел в толпу, пока не увидел С я о Вана».

Д л я части предикатов достижения характерно значение точечного


перехода от начального состояния к иному. Это позволяет включить в
вышеуказанную группу А наряду с точечными глаголами грамматические
омонимы из о б ш и р н о г о класса стативов — «прилагательные», обозначаю­
щие состояния человека и п р и р о д ы и свойства предметов, н а п р и м е р е
«голодный», ke «испытывающий жажду», zui «пьяный», lei «усталый», liang
«прохладный», nuan «теплый», shi «мокрый», gan «сухой», zhou «мятый»,
sui «раздробленный». П р и присоединении к этим единицам показателя
le предикаты, в которые они входят, выражают переход к новому состо­
янию субъекта. И з м е н е н и е состояния н е п р и м е н н о приводит к событию,
и в составе таких предикатов прилагательное обретает глагольность.
170 Глава 3. Семантические типы предикатов

Л ю б о п ы т н о , что авторы упомянутых в начале этой главы словарей


не единодушны в вопросе соотнесенности т а к и х е д и н и ц с частями р е ч и .
Хотя многие из н и х п р и з н а ю т с я глаголами, о н и свободно сочетаются
с н а р е ч и я м и степени hen, feichang «очень», you dianr «немного» и могут
оформляться постпозитивными показателем de с д о п о л н е н и е м hen lihai,
и т.д., что характерно д л я прилагательных. О д н а к о возможности их
сочетания с показателем состояния далеко не так о ч е в и д н ы (подробнее
см. 3.6). Существование подобных грамматических о м о н и м о в д л я КЯ
скорее закономерно, чем случайно, поэтому особо в а ж н о в ы я в и т ь их
функциональные особенности в составе предикатов.
П о с л е д н я я группа лексем класса достижения — это Г И С , признава­
емые, как правило, словами. Это сближает их с т а к и м и устойчивыми
сочетаниями из класса деятельности, как, н а п р и м е р , xizao «купаться»,
shuijiao «спать», kesou «кашлять», sanbu «гулять», но СД здесь не о д и н а к о в .
Ситуации, описываемые глаголами Ыуе «заканчивать учебу», jiehun
«жениться», Штп «разводиться», chutu «раскопать», zhuoshou «начать», вос­
принимаются не как процессы, а к а к з а в е р ш е н и я . Известно, что все
Г И С , имея в своем составе имена, не могут п р и н и м а т ь после себя полно­
ценные объекты. Это обстоятельство позволяет приписать им свойство
интранзитивности.
Но на некоторые Г И С , обозначающие события, это п р а в и л о не рас­
пространяется. Н а п р и м е р , лексема chutu «производить раскопки» прини­
мает после себя в качестве объекта ИГ с конкретной р е ф е р е н ц и е й :

(17) Zhe ge | diqu | zuijin | chutu le | yi pi | Ming-mo-Qing-chu de wenwu.


«[B] этом I районе | недавно | были раскопаны | вещи, конца
династии М и н — н а ч а л а династии Цинь».

Приобретение «транзитивности» еще одной подобной лексемой chukou


определяется ее способностью образовать другое глагольно-объектное
сочетание, в котором ИГ имеет видовое значение:

(18) Xianzai | women | ye | neng | chukou


«Теперь | мы | тоже | можем | экспортировать |
jia dian chanpin le.
4
электробытовые товары» .

Эти редкие исключения, очевидно, объясняются тем, что в д а н н ы х


Г И С не реализована собственно объектная валентность: chutu буквально
значит «извлекать из земли», a chukou — «вывозить за заставу». Т а к и е
предикаты с объектами также следует считать предикатами достижения.
3.5. Предикаты достижения и нарастающего процесса 171

3.5.2. П р е д и к а т ы нарастающего п р о ц е с с а

К п р е д и к а т а м нарастающего процесса относятся глаголы, о б л а д а ю щ и е


свойством постепенного и з м е н е н е н и я . Т а к и е глаголы на синтаксическом
уровне двойственны — п р е д и к а т ы с о п е р а т о р а м и п е р е к л ю ч е н и я состо­
я н и я le и л и yijing («уже»), предполагающие дискретность и з м е н е н и я ,
соотносятся с классом достижения.
Д л я соотнесения я з ы к о в ы х е д и н и ц с д а н н ы м типом предиката необ­
ходимо обратиться к самой идее постепенного и з м е н е н и я . По м н е н и ю
А. Вежби цко й, действие обладает таким свойством, если о б о з н а ч а ю щ и й
его глагол может оказаться в конструкции «X was becoming Y» («X стано­
вится P»). Вежбицкая рассматривает становление как о т н о ш е н и е между
н е к о т о р ы м и м и р а м и . Это подводило ее к мысли (теперь она от нее от­
казалась), что «становление» (becoming) есть существенный и н е д е л и м ы й
на части к о м п о н е н т мысли — семантический п р и м и т и в . Кроме того, она
усматривает непосредственную связь между понятием becoming и ком-
п а р а т и в а м и , а к компаративу имеют о т н о ш е н и е только п р е д л о ж е н и я ,
с о д е р ж а щ и е в своей структуре идею постепенного и з м е н е н и я [Wierzbic-
ka 1980, 2 0 0 - 2 0 1 ] .
П о н я т и е «мир» («миры»), предложенное А. В е ж би ц к о й, м о ж н о подме­
нить п о н я т и е м времени (t); тогда конструкция дискретного и з м е н е н и я
(А) и конструкция постепенного и з м е н е н и я (Б) могут описываться сле­
дующим образом:

(А) X si le (X died) и л и X pang le (X became fat) =


в момент времени t i , "P(x) & в момент времени tg, Р(х),
где ti < t2; оператор le обозначает переключение состояния
(показатель 1е приравнивается по функции к оператору [Тань
1993]);
(Б) X yue lai yue pang le (X is becoming fat) =
в момент времени t i , Pi(x) & в момент времени t2, Рг(х) ...
8с в момент времени t„, Р п (х), где ti < t2 < ... < t n , Pi < P2 < ...
< Pn.

Т а к и м образом, все предикаты, интерпретируемые как п р е д и к а т ы


постепенного и з м е н е н и я , могут задаваться конструкцией yue lai уш...
(«все больше и больше...»).
Процесс постепенного изменения (X становится Р) можно предста­
вить как д в и ж е н и е по градуированной шкале в сторону увеличения
или уменьшения качества данного п р и з н а к а (см. [Sapir 1944, 104]). Эта
шкала не учитывает эксплицитное присутствие к р а й н и х з н а ч е н и й соот­
ветствующего признака. Объект, претерпевая постепенное изменение,
не проходит резкую границу, разделяющую состояния "Р и Р. В лю­
бой момент между этими состояниями X не может рассматриваться ни
172 Глава 3. Семантические типы предикатов

как обладающий Р, ни как обладающий "Р [Wierzbicka 1980, 201]. Т а к ,


п р е д и к а т постепенного и з м е н е н и я может быть описан как к о м п а р а т и в
в смысле постепенного и з м е н е н и я , выражающегося в н а р а с т а н и и и л и
уменьшении п р и з н а к а .
Шкала оценок может предполагать о п р е д е л е н н ы й предел, но может и
уходить в бесконечность [Вольф 1985, 51]; в последнем случае исключе­
но сочетание с интенсификаторами «предельного признака» [ Ч е р в е н к о в а
1975] (цит. по [Вольф 1985, 51]) т и п а wanquan «совершенно». Но пре­
д и к а т постепенного и з м е н е н и я свободно сочетается с н е о п р е д е л е н н ы м и
квантификаторами yidianr «немного», de duo «намного». Ситуация, описы­
ваемая этим предикатом, л и ш е н а естественной к о н е ч н о й т о ч к и , которую
можно соотносить с пределом:

(19а) *Wujia | wanquan \ zhang le. *«Цены | полностью | возросли»;


(196) *Bingqing \ wanquan \ ehua le.
* «Болезнь | полностью | ухудшилась»;
(19в) * Gongzuo | wanquan \ gaijin le.
*«Работа I полностью | усовершенствовалась»;
(19г) *Guoqi | wanquan \ shengqi le.
*«Флаг | оказался полностью | поднят».

С р . следующие п р и м е р ы :

(20а) Heshui | zhengzai jixu \ shangsheng.


«Уровень воды в реке | все | поднимается»;
(206) Na liang ge y u n d o n g yuan zhijian de chaju zai buduan lachang.
«Разрыв между этими спортсменами все в р е м я увеличивается»;
(20в) Xiao Li sheng bing yihou yue lai yue slwu.
«После того, как заболел, Сяо Ли все худеет и худеет»;
(20г) Jin ji nian lai | women liang guo de guanxi
«Последние годы | отношения между н а ш и м и государствами |
yizhi zai \ gaishan.
все | улучшаются».

Двойственность предиката постепенного и з м е н е н и я п р о я в л я е т с я так­


же в том, что он приближает его к предикатам гомогенных процессов
(деятельности). Оба вида предикатов не только сочетаются с показа­
телями прогрессива zai и zhengzai, но и описываемым и м и действиям
свойственна общая импликация: если начатый процесс прекращается,
сколько бы он ни длился, действие в любом случае достигает какого-то
предела. Если, например, X перестал спать через пять минут после того,
как заснул, все равно можно сказать «X поспал». Процесс п о в ы ш е н и я
3.5. Предикаты достижения и нарастающего процесса 173

ц е н м о ж е т п р е к р а т и т ь с я в л ю б о й момент, т е м не менее всегда м о ж н о


сказать: «Цены повысились»; из истинности п р е д л о ж е н и я

(21а) Wujia zai \ zhang. «Цены | поднимаются»

следует истинность п р е д л о ж е н и я

(216) Wujia | zhang le. «Цены | поднялись».

О д н а к о п р е д и к а т постепенного и з м е н е н и я отличается от предика­


та деятельности тем, что п р и отсутствии в ы р а ж е н и я п р е д е л а результат
д е й с т в и я накапливается как нарастание и л и убывание п р и з н а к а . Пред­
ложение

(22а) Wujia | zai shangzhang. «Цены [на товары] | повышаются»

означает:

(226) Wujia yue lai yue gui. «Цены становятся все выше и выше».

П о д о б н у ю взаимосвязь процесса и результата можно представить как


Pi < Рг < Рз < ... < Р п , где Р—степень выраженности п р и з н а к а в опре­
д е л е н н ы й момент времени. Следовательно, в любой момент разворачи­
в а н и я такого процесса уместен вопрос «насколько?» Очевидно, н а л и ч и е
подобного семантического актанта и обусловило квалификацию Е. В. Па-
дучевой СД таких глаголов как обозначений нарастающих процессов.
В рассматриваемый класс предикатов входят следующие е д и н и ц ы .
А) В ы р а ж е н и е yue laiyue «все больше» в сочетании с прилагательными,
и м е ю щ и м и обще- и л и частнооценочное значение, т и п а hao «хороший»,
huai «плохой», kuan «широкий», zhai «узкий», pang «толстый», shou «худой»,
gao «высокий», di «низкий».
Б) Одно- или двусложные глаголы или глагольно-прилагательные со­
четания с семантической составляющей нарастания и л и убывания при­
знака.
Во-первых, это двунаправленные глаголы или глагольные сочета­
н и я : shengi'jiang «подниматься/спадать» (о воде), zhang/die «повышаться/
снижаться» (о цене), tigao/jianshao «повышать/уменьшать», lachanglsuoduan
«растягивать/сокращать», haozhuan/ehua «улучшаться/ухудшаться» (о болез­
ни), zengjialsuoduan «увеличиваться/сокращаться» (о рабочем дне), shengqij
jiangluo «поднимать/спускать» (о флаге), bianhao/bianhuai «становиться луч­
ше/хуже».
Во-вторых, это однонаправленные глагольные сочетания: jiakuan «рас­
ширять» (о дороге, стене), jiagao «вырастать» (о плотине, доме), fangsong
«ослаблять» (контроль, политику), gailiang «улучшать» (сорт сельхозкуль­
туры), gaijin «улучшать» (работу, качество), gaishan «улучшать» (отноше­
ния), tuiguang «распространять» (опыт).
174 Глава 3. Семантические типы предикатов

Как видно, идея и з м е н е н и я и его н а п р а в л е н и е л и б о отражаются в


з н а ч е н и и самого глагола, л и б о эксплицируются в глагольном сочетании
(лексеме). Н а п р и м е р , gaishan — это «изменить» плюс о б щ а я о ц е н к а «хо­
рошо», ehua — предполагает общую оценку «плохо» плюс «превращение»
(«изменить в худшую сторону»). Градуирование возможно как д л я ка­
чественных п р и з н а к о в , н а п р и м е р содержащихся в глагольных лексемах
gaishan, gailiang, bianhuai с общеоценочными словами, так и д л я количе­
ственных п р и з н а к о в , в ы р а ж е н н ы х лексемами, с о д е р ж а щ и м и частнооце-
ночные слова, н а п р и м е р tuiguang — «толкать вширь» («распространять»),
jiangdi — «спускать вниз» («понижать»).
О результате и з м е н е н и я д л я предикатов, в составе к о т о р ы х имеются
качественные прилагательные, позволяют судить н а р е ч и я с т е п е н и (dada
de «намного», xianzhu de «значительно», you suo «несколько») и л и оценоч­
ные д о п о л н е н и я yi xie, yi dianr «немного», bu shoo «немало», hen duo «много»:

(23a) X de bingqing haozhuan le yi xie.


«Состояние X немного улучшилось»;
(236) Liang guo guanxi you suo gaishan.
«Отношения между двумя странами несколько улучшились».

С такими в ы р а ж е н и я м и также сочетаются глаголы, указывающие на


количественные и з м е н е н и я .
По до бн ые изменения могут выражаться и в точных в е л и ч и н а х :

(24а) Wujia | zhang le | yi bei.


«Цены I повысились | в два раза»;
(246) Shui wei | tigao le | wu mi.
«Уровень воды | поднялся на | пять метров»;
(24в) Gongzuo ri | yao suoduan \ yi xiaoshi.
«Рабочий день | сокращается на | о д и н час»;
(24г) Weiqiang yao jiakuan wu shi wu gongfen.
«Стена станет на 55 сантиметров толще».

В случае неконтролируемого процесса, д о п о л н е н и е со з на ч ен и ем про­


должительности времени обозначает срок процесса и з м е н е н и я , а п р и
контролируемом действии оно ч а щ е указывает на продолжительность
5
результата действия . Ср.:

(25а) Shui | zhang le | yi ge xingqi le.


«Вода I поднимается | уже неделю. ЛфШ
Zai zhang xia qu, H u a n g h e yao j u e k o u le.
«[Если она] будет подниматься еще, Хуанхэ выйдет из берегов»
и
3.5. Предикаты достижения и нарастающего процесса 175

(256) Dao z h o n g gailiang le san nian le.

(Рис /сорт /улучшать /пок. п р о ш . врем, /три /год /пок. п е р е м .


состояния).

П р е д л о ж е н и е (256) допускает р а з л и ч н ы е т р а к т о в к и : т о л и п р о ш л о
т р и года после з а в е р ш е н и я работ по улучшению сорта риса, то ли
эта работа уже продолжается т р и года. Такую неоднозначность снимает
т о л ь к о контекст:

;
(25б ) Dao zhong gailiang le san nian le, dami chanliang d a d a tigao.
«Уже т р и года, как завершились работы по в ы в е д е н и ю нового
сорта риса,
[и с тех пор] производство риса значительно увеличилось»;
(256") Dao z h o n g gailiang le san nian le, hai yi-wu-suo-de.
«Работа по выведению нового сорта риса ведется уже т р и года,
и все безрезультатно».

Такую двусмысленность вызывает своеобразие семантической струк­


туры самого глагола. С одной стороны, он предполагает д и н а м и к у изме­
н е н и я (нарастание признака), не нацеленную на о п р е д е л е н н ы й п р е д е л ,
так как здесь нет и не может быть перехода количественного изме­
н е н и я в качественное, после которого действие естественным образом
п р е к р а щ а е т с я . Ср.:

7
(25а ) H u a n g h e de shui | zhang le | san tian. H u a n g h e | j u e k o u le.
«Вода в Хуанхэ поднималась т р и д н я . Хуанхэ вышла из бере­
гов»,

где з н а ч е н и е предела содержится только во второй п р е д и к а ц и и .


Н о , с другой стороны, когда действие ограничивается пределом, сум­
мирующим результаты изменений на определенный момент в р е м е н и , о
пределе м о ж н о говорить как о постфакте:

(26а) Ganzi | shenggao le | er shi gongfen.


«Планка | была поднята на | двадцать сантиметров»

(в д а н н о м случае определенно говорится, насколько выше была уста­


новлена планка).
Это в е р н о и д л я ситуации, предполагаемой фразой

(266) Weiqiang | jiakuan le | wu shi wu gongfen.


«Стена I была расширена на | 55 сантиметров»
176 Глава 3. Семантические типы предикатов

(если ставилась цель р а с ш и р и т ь стену на определенную величину и эта


цель была достигнута, можно считать соответствующее действие огра­
н и ч е н н ы м пределом).
У глаголов постепенного и з м е н е н и я результат, не в ы р а ж е н н ы й в фи­
зических величинах, можно оценивать с п о м о щ ь ю в ы р а ж е н и й you suo «в
некоторой степени», yi xie «несколько», bu shao и л и xianzhu «значительно»:

(27а) T a m e n de | guanxi | you suo | haozhuan.


«Их I о т н о ш е н и я | несколько | улучшились»;
(276) Muqin de bingqing | xianzhu de | ehua le.
«Состояние матери | значительно | ухудшилось».

Во всех этих случаях можно говорить о том, что действие ограни­


чивается пределом. Не случайно к совершенному виду в п р е д и к а т а х
с т а к и м и глаголами в докладе Е. В. Падучевой о семантических классах
глаголов РЯ на семинаре Ю. Д. Апресяна (в Институте проблем п е р е д а ч и
информации) было п р и м е н е н о в ы р а ж е н и е «Lim(P)», где Р — м о н о т о н н о
возрастающий параметр; п р и введении Lim(P) описываемая глаголом
ситуация становится предельной.
П р и наличии оператора дискретного и з м е н е н и я le (смена состояния)
и н а р е ч и я yijing «уже» предикат с глаголом постепенного и з м е н е н и я
получает событийное значение:

(28а) Liang guo guanxi gaishan le. «Отношения двух стран улучшились»;
(286) Gonglu I yijing \ jiakuan. «Дорогу | уже | расширили».

Оба предложения содержат импликатуру замены одного состояния


другим. (28а) предполагает, что guoqu guanxi bu hao ( р а н ь ш е отноше­
н и я были плохими), но xianzai guanxi hao le (теперь о т н о ш е н и я стали
хорошими). Аналогичным образом толкуется и смысл (286). П е р е х о д к
дискретному изменению позволяет таким предикатам п р и с о е д и н я т ь на­
речия huran «вдруг», turan «неожиданно», yi xiazi «сразу», свойственные
предикатам достижения.
Как уже говорилось, предикат постепенного и з м е н е н и я содержит в
глубинной структуре семантический п р и м и т и в yue lai yue «все в большей
мере». Например, высказывание:

(29а) X de bingqing zhengzai haozhuan. «У X состояние улучшается»

равносильно высказыванию:
;
(29а ) X de shenti yue lai yue hao.
«X чувствует себя все лучше и лучше»,

а высказывание:
3.5. Предикаты достижения и нарастающего процесса 177

(296) X he Y de guanxi yizhi zai ehua.


«Отношения между X и Y все ухудшаются»

з н а ч и т то же, что

(296') X he Y de guanxi yue lai yue huai. *


«Отношения между X и Y становятся все хуже и хуже».

В т а к и х контекстах уместны н а р е ч и я bu duan «беспрерывно», yizhi «все


время»:

(30а) Qiye de shengchan | zai bu duan \ gaijin.


«Производство на п р е д п р и я т и и | непрестанно | улучшается»
или
(306) Qiye de shengchan | yizhi \ zai gaijin.
«Производство на п р е д п р и я т и и | все в р е м я | улучшается».

П р е д и к а т без такого смыслового элемента нельзя считать предикатом


постепенного и з м е н е н и я . Поэтому мы не согласны с включением в чис­
ло подобных предикатов сочетаний с НАП-М (как это сделано в [Chen
Ping 1988, 411—412]) т и п а pao lai «прибежать», chong chu «вырваться», hua
xia «скатиться вниз», ban guo qu «перенести» (на другое место), приоб­
р е т а ю щ и х в некоторых контекстах или под воздействием о п р е д е л е н н ы х
экстралингвистических факторов значение процесса (об этом уже говори­
лось п р и описании предикатов достижения). П р и подобном п о н и м а н и и
допустимо п р и м е н е н и е показателей прогрессива zai и л и zhengzai, как в
примере Чэн Пина:

(31а) Та zhengzai xiang women pao lai. «Он бежит к нам навстречу».

Хотя это предложение и может быть с некоторой н а т я ж к о й пере­


писано в виде:

(316) Та li women yue laiyuejin.


«Расстояние между ним и нами все уменьшается»,

такая псевдоэквивалентность работает только д л я установления физиче­


ских параметров действия. Это делает очевидным сравнение с предло­
жением, содержащим предикат постепенного и з м е н е н и я :

(32а) X de bingqing zai bu duan de ehua. «Состояние X-a ухудшается»;


(326) X de bingqing | yue lai yue bu hao.
«Состояние X-a | становится все хуже и хуже».

Т а к ж е можно сказать:

(33а) Guanxi gaishan le yi xie. «Отношения несколько улучшились»,


12-2044
178 Глава 3. Семантические типы предикатов

но нельзя сказать:

(336) * Т а xiang women рао lai yi xie.


*«Он н е м н о ж к о подбежал к нам».

Как видно, у предиката с НАП-М д а ж е п р и возможности интерпре­


тации описываемой им ситуации как процесса сохраняется валентность
К Т Д . Поэтому д л я таких п р е д и к а т о в вопрос «насколько?» неуместен.

3.6. Предикаты стативных явлений


Н а ч и н а я рассматривать последний из затронутых т и п о в п р е д и к а т о в ,
напоминаем, что наша классификация п р е д н а з н а ч е н а д л я в ы я в л е н и я
функционирования категории времени (АТ-категории) в КЯ. Поэтому в
нее не включены предикаты, характеризующие п о л о ж е н и е в е щ е й вооб­
ще. Рассматриваются только те предикаты, которые имеют временную
локализованность и описывают некоторый момент или отрезок суще­
ствования объекта, т. е. такие предикаты, которые характеризуют прехо­
д я щ е е состояние мира. По этой п р и ч и н е стативными п р е д и к а т а м и здесь
считаются не любые предикаты, противопоставленные предикатам, об­
ладающим признаком динамичности (например, п р е д и к а т ы качества и л и
предикаты вневременной истинности), а только такие, которые, не бу­
дучи отвлечеными от времени, отличны от предикатов, о п и с ы в а ю щ и х
изменения, происходящие или п р о и з о ш е д ш и е в к о н к р е т н ы й п е р и о д или
момент времени [Булыгина 1982, 17—18], т . е . предикаты, о п и с ы в а ю щ и е
стативные явления.
Временная локализованность предикатов этого т и п а подтверждает­
ся возможностью их сочетания с в ы р а ж е н и я м и yizhi «все время», xianzai
«сейчас», congqian «раньше», cengjing «когда-то». Д о п о л н и т е л ь н ы м тестом
на связь данного типа предикатов со временем служит конструкция «X bu
Р le* («X перестал обладать свойством Р»), предполагающая возможность
разрыва связи между субъектом и описываемой ситуацией в определен­
ный момент времени. Отвлеченность от времени предикатов качества
и предикатов вневременной истинности, устанавливающих концептуаль­
ную связь между субъектом и признаком, не допускает их сочетания с
вышеперечисленными выражениями и конструкциями. П р е д л о ж е н и е :

(1) Xiao Wang hen congming. «Сяо Ван умен»

не допускает трансформацию в:

(la) *Xiao Wang yizhi hen congming. *«Сяо Ван все в р е м я умен»;
(16) *Xiao Wang xianzai hen congming. *«Сяо Ван сейчас умен»;
(1в) *Xiao Wang bu congming le. *«Сяо Ван перестал быть умным»;
3.6. Предикаты стативных явлений 179

н е в о з м о ж н а и фраза:

(2) * E r jia ег | bu dengyu \ si \ le.


*«Дважды д в а | перестало равняться | четырем».

Все сгативные я в л е н и я характеризуют неизменность во в р е м е н и и


отсутствие п р и л о ж е н и я силы. Характерно, что о т р и ц а н и е ситуации, опи­
сываемой стативным предикатом, производится с помощью п о к а з а т е л я
bu («неверно, что Р(х)»), а не тег («неверно, что Р(х) имеет место в момент
t»), хотя стативный п р е д и к а т и допускает употребление mei в контексте
«ни разу не имело места Р(х)». Ср.:

(За) Wo bu xinren ta. «Я ему не доверяю»


и
(36) Wo тег bu xinren guo ta. «Не было так, чтобы я ему не доверял».

Вообще п р и з н а к статичности объединяет разнообразные п р е д и к а т ы .


П р е д и к а т ы , указывающие на свойство (а не качество) субъекта, статичны
в силу того, ч то их денотаты представляются не создаваемыми в р а м к а х
д а н н ы х отрезков времени, а как бы перемещающимися во времени.
Слово «свойство» в названии данного класса предикатов употреблено
не как синоним слова «качество», как это делают многие лин г в и ст ы. Это
н е к о е о б о б щ е н и е состояния и л и действия (процесса), квалифицирующе­
го субъекта. К классу предикатов свойств относятся п р е д и к а т ы specific
state и general state [Vendler 1967, 109—111], согласно же классификации
О. Селиверстовой [Семантические типы... 1982, 91—106] это «предикаты
класса».
Д е н о т а т предиката свойства обобщает достаточно большое количе­
ство реализованных действий и л и повторяющихся состояний. Обобще­
ние, л е ж а щ е е в основе з н а ч е н и я предиката свойства, состоит в отсут­
ствии у его денотата непосредственной связи с временным отрезком.
Он абстрагирован от непосредственного протекания во времени [там
же]. Утверждение вида X cong хгао pa gou «X с детства боится собак»
обобщает неоднократное п р о я в л е н и е у Х-а состояния pa gou («собако-
боязни»). Аналогично этому предикаты, обозначающие п р и в ы ч к и или
умения, н а п р и м е р X chou уап «X курит» или X hui qi zixingche «X умеет
ездить на велосипеде», обобщают факты неоднократного осуществления
соответствующей деятельности со стороны X.
Н а р я д у со «свойствами» п р и з н а к статичности охватывает и предикаты
о т н о ш е н и я (связи), предикаты состояния и п р е д и к а т ы нахождения в
пространстве:

(4а) T o n g x u e m e n | h e n zunjing | Zhang laoshi, | ye |


«Студенты | уважают | предподавателя Чжана | и
12*
180 Гшва 3. Семантические типы предикатов

h e n peifu ta.
восхищаются им»;
(46) T a m e n gangcai shuo de | dou | fuhe | shishi.
«Сказанное ими сейчас | полностью | соответствует | действи­
тельности»;
(4в) Keting li | hu zhe | jiu | qiangzhi, | hai | gua zhe \
«В гостиной I наклеены | старые | обои, | е щ е | висит
I
yi fu hua.
какая-то картина»;
(4r) Xiao Liu | bu shede | h u a | qian, | e le
«Сяо Ли I жаль I тратить | деньги, | [он] ходил голодным |
yi I zaochen.
целое I утро»;
(4д) Wo I yizhi | xing | Wang, | mei | gai g u o |
«У меня I всегда | была фамилия | Ван, | [я] не | м е н я л
xing.
фамилии»;
(4e) Ni congming dianr, | bie | xiangxin | renjia de h u a .
«Будь чуточку умнее, | не | верь | тому, что тебе говорят».

Рассмотрим эти типы стативных предикатов по порядку.

3.6.1. П р е д и к а т ы о т н о ш е н и я
В число таких предикатов входят глаголы т и п а shi «быть, являться»,
shuyu «принадлежать», hanyou «содержать(ся)», xing «звать[ся] по фами­
лии», jiao «звать[ся] по имени», fuhe «соответствовать», xiangdang уи «быть
эквивалентным», dangzuo «принимать за», zhide «стоить того, что[6ы]», yiwei
«означать», shanyu «быть способным к», в наибольшей степени независи­
мые от протекания времени. Т е м не менее, связи подобных предикатов
с субъектами не остаются неизменными, поскольку все они сочетаются
с адвербиальными квантификаторами т и п а yizhi «все время», zongshi «все­
гда, каждый раз». Некоторым из них даже «не противопоказаны» такие
квантификаторы, как you shi «время от времени», changchang «часто»; ср.
сочетания chachang yiwei zhe «часто означает», youshi dangzuo «иногда прини­
мать за кого-то». Это показывает, что мы имеем дело с квантификацией
явления, а не с его характеристикой (ср. [Булыгина 1982, 38]).
Таким образом, предикат отношения приписывает конкретному субъ­
екту, не связанному с определенным отрезком времени, устойчивый, но
не постоянный признак. Это проявляется в том, что, во-первых, глагол
отношения не принимает никаких показателей, имеющих аспектуаль-
ный или темпоральный характер. Исключение составляет показатель
3.6. Предикаты стативных явлений 181

состояния zhe, сочетающийся с очень о г р а н и ч е н н ы м кругом подобных


глаголов ( н а п р и м е р yiwei zhe «означает», baohan [zhe] «включает в себя»).
Его у п о т р е б л е н и е иногда вызывается т р е б о в а н и я м и ритма.
Во-вторых, п р и о т р и ц а н и и истинности п о л о ж е н и я в е щ е й к таким
глаголам п р и м е н я е т с я не о т р и ц а н и е mei, включающее в свое т о л к о в а н и е
э л е м е н т «не имело места», а о т р и ц а н и е Ьи. И с к л ю ч е н и е — случаи, когда
подчеркивается, что д а н н о е положение вещей никогда не и м е л о места
(о р а з л и ч и и ф о р м Ьи и mei п о д р о б н о см. [Тань 1992а] и главу 12).
В-третьих, соотнесенность предиката о т н о ш е н и я с р а з л и ч н ы м и вре­
м е н н ы м и срезами маркируется лексически посредством guoqu «раньше»,
jianglai «в будущем», cengjing «когда-то». Предикат, не о ф о р м л е н н ы й вре­
м е н н ы м и в ы р а ж е н и я м и , л и б о относит описываемую ситуацию к моменту
р е ч и , л и б о имплицирует, что сказанное действительно на все времена,
как в п р е д л о ж е н и и

(5) Wo xing Wang. «Моя фамилия Ван».

П р и м е р а м и употребления предикатов о т н о ш е н и я могут служить:

(ба) Na pian di | jianglai h u i | shuyu | wo.


«Этот участок земли | будет | принадлежать | мне»;
(бб) Та conglai bu ba wo dangzuo zijiren.
«Он м е н я никогда не считал [и не считает] своим человеком»;
(бв) Та conglai mei ba wo dangzuo zijiren.
«Он никогда не считал меня своим человеком»;
(бг) Zheyang de yanlun | cengjing yiwei zhe
«Подобные з а я в л е н и я | были когда-то равносильны |
gei ziji x u a n p a n | sixing.
вынесению себе | смертного приговора»;
(бд) Jintian | zheyang | zuo | jiu dengyu | gei ziji zhao | mafan.
«Сегодня I так | поступать | означает | искать себе | непри­
ятностей»;
(бе) Wo I fuqin | cengjing shi | waijiao buzhang.
«Мой I отец I был когда-то | министром иностранных дел».

3.6.2. П р е д и к а т ы с о с т о я н и я

Эти предикаты весьма различны по характеру протекания времени и


областям п р о я в л е н и я . В последнем отношении они распадаются на сле­
дующие подгруппы.
1 ) Э м о ц и о н а л ь н ы е с о с т о я н и я : ^ «любить», xihuan «нравить­
ся», hen «ненавидеть», taoyan «испытывать отвращение», tongqing «сочув­
ствовать», gaoxing «радоваться», yukuai «быть радостным», haipa «бояться»,
182 Глава 3. Семантические типы предикатов

jingqi «удивляться», xianmu «завидовать» (по-хорошему), jidu «испытывать


зависть», huaiyi «сомневаться, подозревать», haixiu «стесняться», danque
«трусить», baoqian «испытывать сожаление, извиняться», cankui «стыдить­
ся», xiangnian «скучать», qingshi «презирать, н е д о о ц е н и в а т ь » , « у в а ж а т ь ,
восхищаться», shede «не пожалеть».
2) И н т е л л е к т у а л ь н ы е с о с т о я н и я : zhidao «знать», dongde
«понимать», mingbai «разуметь», xiangxin «верить», xin, xinyang «верить (в
Бога)», liaojie «знать, понимать, быть в курсе дела», renwei «считать»,
zhuzhang «ратовать за», zunjing «уважать», хиуао «нуждаться», yuanyi «про­
являть готовность».
3 ) Ф и з и ч е с к и е и п с и х и ч е с к и е с о с т о я н и я : (you) bing
«быть больным», е «быть голодным», ke «испытывать жажду», tui «быть
пьяным», xing «бодрствовать, быть трезвым», lan «лениться», fen «нахо­
диться в состоянии душевного расстройства», long «быть глухим», уа «быть
немым или охрипшим», xia «быть слепым», lehg «холодно», re «жарко»,
shufu «приятно».
Как неоднократно отмечалось исследователями, «состояние»

1) занимает отрезок, а не точку на временной оси;


2) длится, а не протекает во времени;
3) длясь, не изменяется;
4) имеет неактивный субъект, который не д о л ж е н прилагать силы д л я
того, чтобы это состояние имело место.

С нашей точки з р е н и я , все эти компоненты з н а ч е н и я присутствуют


у всех трех подгрупп предикатов состояния, несмотря на их р а з л и ч н о е
соотношение с временной осью.
Хотя виды состояний д л я каждой группы с п е ц и ф и ч н ы , их объеди­
няет много общего. Н а п р и м е р , почти ко всем разновидностям чувств
и эмоций применимы н а р е ч и я hen, feichang «очень» и л и you dian (xie)
«немного, несколько», а также временные в ы р а ж е н и я yizhi «все время»,
you shi «иногда» или наречие hai «(все) еще». Это показывает возможность
характеризации эмоционального состояния и по степени интенсивности,
и по продолжительности.
Степень интенсивности ставит в один р я д любовь, ненависть, страх
и радость. Обозначения всех этих чувств сочетаюся с глаголом chongman
«быть преисполненным», выражающим полноту охвата субъекта соответ­
ствующим чувством:

(7) X xing zhong chongman le Q.


«Сердце X было преисполнено [чувством] Q»
( Q — н а з в а н и е одного из перечисленных чувств).
3.6. Предикаты стативных явлений 183

Д р у г и е состояния эксплицируются посредством сочетания глагола


gandao «испытывать» с прилагательным, обозначающим ко н к р ет ну ю эмо­
ц и ю . Н а п р и м е р , gandao jingqi «удивляться», gandao gaoxing «радоваться»,
gandao cankui «стыдиться», gandao danque «трусить». Т а к и е чувства, в от­
л и ч и е от л ю б в и , ненависти, п о д о з р е н и я , зависти, могут п р о т е к а т ь очень
быстро и быстро п р е к р а щ а т ь с я , так как о н и не н а п р а в л е н ы на д р у г и е
объекты — каузаторы испытываемых чувств и э м о ц и й , н а п о д о б и е ta в
(8а-б).
Эти соображения находят подтверждение в способах в ы р а ж е н и я и
о ф о р м л е н и и соответствующих предикатов:

(8а) Та tao ren xihuan (ai) буквально значит


«Она п р и в л е к а е т к себе симпатии (любовь)», т. е. «Она прекрасна»
и, соответвенно,
(86) Wo xihuan (ai) ta. «Она м н е нравится (я ее люблю)».

Действительно, п р и наличии объектного актанта соответствующая


э м о ц и я дает о себе знать опр е д е ле н н ыми действиями и л и эмоциональ­
н ы м и п р о я в л е н и я м и со стороны своего носителя. В таком случае м о ж н о
употребить показатель прогрессива zai (но не zhengzai со з н а ч е н и е м «в
этот момент»).
П р и п о я в л е н и и zai констатируется удивление по поводу того, что
субъект все е щ е переживает данное чувство. В этом случае часто упо­
требляются н а р е ч и я hai и yizhi в смысле «все еще», «до сих п о р еще», им­
п л и ц и р у ю щ и е неестественность положения вещей. Поэтому п о д о б н ы е
употребления в большой мере связаны с отрицательными э м о ц и я м и ,
разрушительное начало которых противоречит нормативной к а р т и н е
м и р а говорящего:

(9а) X yizhi hai zai hen ta. «X все еще ненавидит его»;
(96) X hai zai huaiyi ta. «X все еще подозревает его»;
(9в) X yizhi zaijidu ni. «X до сих п о р испытывает к тебе ревность»;
(9г) Ni hai zai xiangnian ta? «Ты все е щ е скучаешь о ней?»

П о д о б н ы е показатели н е п р и м е н и м ы к обозначениям устойчивых


чувств и л и э м о ц и й , которые обычно не получают я в н о г о выхода, та­
ким, как taoyan «испытывать отвращение», peifu «восхищаться», qingshi
«презирать»:

(10а) *Х yizhi hai zai taoyan ta


«X все еще испытывает к нему отвращение».

Но здесь вполне можно употребить показатель состояния zhe д л я


в ы р а ж е н и я интенсивности, н а п р и м е р чувства любви:
184 Глава 3. Семантические типы предикатов

(106) X shenshen de ai zhe Y. «X глубоко л ю б и т Y».

Т а к о е необычное сочетание показателя zhe с п р е д и к а т о м эмоциональ­


ного состояния возможно только в контексте указания на силу чувства
субъекта состояния.
. Какое бы средство п р и д а н и я д и н а м и з м а указанным глаголам чувства
ни использовалось в я з ы к е , субъекты этих чувств и э м о ц и й остаются
«пленниками» своего состояния. Это не препятствует п р и з ы в а м к тому,
чтобы соответствующие состояния не получали нежелательных выходов
(проявлений) типа:

( П а ) Kongzhi yi dianrl
«Контролируй [себя] немного! (постарайся д е р ж а т ь себя в ру­
ках)»
или
(116) Fang congming dianr! «Будь благоразумным!»;
(11в) Tinghua yi dianr! «Будь послушным!»

Субъект состояния может быть сразу охвачен несколькими э м о ц и я м и ,


отчасти даже противоречивыми:

(12а) Tingle | zhe ge | xiaoxi, | wo | you jing \ you xi.


«Услышав I эту | новость, | я | и испугался, | и обрадо­
вался»;
(126) Wo suiran \ai | ta, | you shi | que hui |
«Хотя я и I люблю I его, | [но] иногда | бываю |
maiyuan ta, | shenzhi | hen | ta.
очень недовольной им, | даже | ненавижу | его».

Язык располагает возможностями изображения состояния агентив-


ным действием, поддающимся контролю. Это справедливо и д л я свойств.
Н а п р и м е р , целый класс слов, описывающих свойства (состояния) субъ­
екта, может присоединяться к глаголу fang «иметь больше п р и з н а к а (со­
ответствующего свойства)». Т а к и е сочетания употребляются как советы
или пожелания:

(13а) Fang congming xie! «Будь умнее!»;


(136) Fang mingbai xie! «Будь сообразительнее!»;
(13в) Danzi fang da xie! «Будь смелее!»;
(13д) Fang xinl «Будь спокоен!»

С р . также:
3.6. Предикаты стативных явлений

(14а) Ni | bu | zhidao, | zhe xie nian lai | wo | yizhi zai


«Ты I не I знаешь, | все эти годы | я | не переставала |
ai zhe | ni.
любить I тебя»;
(146) Nei ge haizi zenme n a m e bu ting hua\
«До чего же этот ребенок непослушный!»;
(14в) Lao Li | mei | chumai | ni, | ni bie | huaiyi ta le!
«Лао Ли I не | предавал | тебя, | перестань | его подозревать!»

Но настоящей жертвой эмоций остается тот, кто ее испытывает. По


этой п р и ч и н е мы не считаем возможным выделить п р е д и к а т ы т и п а «X
л ю б и т Y» в отдельный от предикатов состояния класс, как это сделано
в [Селиверстова 1982, 139—146].
Э м о ц и и в свою очередь вызывают действия и л и соответствующие
физические состояния. Т а к и е каузируемые состояния в КЯ выражаются
к о н с т р у к ц и я м и с показателем de:

(14г) Li xiansheng \jide | tiao xia | ziji zuo de che.


«Г-н Ли I от в о л н е н и я | выпрыгнул из | м а ш и н ы , в кото­
рой сидел»;
(14д) Wo cankui de | yi ye | mei | shui hao.
«От стыда и сожаления я | всю ночь | не мог | с п о к о й н о спать».

Глаголы интеллектуального состояния отличает от глаголов э м о ц и й


сравнительная устойчивость денотатов. Поэтому в я з ы к е маркируется
только момент вхождения в такое состояние посредством показателя пе­
р е м е н ы состояния le: словосочетания zhidao le «теперь [я] знаю», dong le
«теперь понимаю» предполагают поступление информации и ее усвоение.
Это в е р н о и по отношению к глаголам веры xiangxin и xin \yang], посколь­
ку ф о р м и р о в а н и е в е р ы с о п р я ж е н о с душевными усилиями субъекта.
Показатель le п р и таких глаголах привносит представление об отсут­
ствии указанного состояния до данного момента. В таких контекстах le
выступает как показатель вхождения в состояние. П р е д и к а т ы эмоцио­
нальных состояний принимают le, как правило, тогда, когда выход из
соотвествующего состояния представляется трудным внутренним про­
цессом: bu ai ta le «перестала его любить», bu haipa le «перестал бояться»,
bu peifu ta le «перестал им восхищаться». Показатель le также употреб­
ляется п р и указании не на выход из данного состояния, а на переход
к новому состоянию: X danque le «X струсил», X gaoxing le «X теперь в
хорошем настроении». Во всех этих случаях предикаты со стати вам и
получают событийную интерпретацию.
И н а ч е ведут себя глаголы м н е н и я zhuzhang «ратовать за» и renwei «счи­
тать». Наступлению описываемых ими состояний обычно предшествует
186 Глава 3. Семантические типы предикатов

процесс наблюдения и л и аналитической деятельности. Ф о р м и р о в а н и е


м н е н и я порой происходит незаметно д л я самого субъекта. Поэтому пре­
д и к а т м н е н и я может сочетаться т о л ь к о со словом cengjing «когда-то» и
показателем guo, указывающим на н а л и ч и е ситуации в н е о п р е д е л е н н о м
времени в п р о ш л о м : cengjing zhuzhang guo «когда-то п р и д е р ж и в а л с я точки
з р е н и я , что ...», cengjing renwei «считал так».
Эти показатели сочетаются и с глаголами интеллектуальных состоя­
н и й , обладающими свойством изменчивости:

(15а) X | xinyang guo | T i a n z h u jiao.


«X I придерживался | католической в е р ы (был католиком)»

и л и по о т н о ш е н и ю к чувствам и э м о ц и я м , к о т о р ы е и м е ю т большую
продолжительность существования: ах guo «любил», hen guo «ненавидел»,
tongqing guo «сочувствовал», xiangnian guo «скучал».
Показатель guo констатирует, что состояние Q имело место в про­
шлом, а показатель le свидетельствует о переходе состояния Q в состо­
я н и е «не-Q»:

(156) X bu xin Tianzhu jiao le. «X перестал быть католиком».

Лексемы, входящие в предикаты физических состояний, как и многие


лексемы группы эмоциональных состояний, я в л я ю т с я п р и л а г а т е л ь н ы м и .
Исключение составляют лексемы, которые не сочетаются с н а р е ч и я м и
степени hen «очень» и you yi dianr «несколько, немного» и л и с пост­
позитивным показателем высшей степени lihai «сильно». П р и м е р ы по­
следних—xing «находиться/оказаться в состоянии бодрствования», feng
«быть в невменяемом состоянии», xia «быть слепым», уа «быть немым»,
you bing «болеть», значения которых воспринимаются как н е о б р а т и м ы е
состояния или смена состояний. Поэтому они не квантифицируются по
степени интенсивности (единственным исключением может показаться
конструкция X bing de lihai «X сильно болен», где состояние определяется
по степени интенсивности, но нет слов you dianr). Т а к , м о ж н о сказать:

(16а) Та | you dianr \ long, | long de bu h e n lihai.


«Он I немного I глух, | но не очень сильно»,
но не:
(166) *Та you dianr xia, xia de bu lihai.
«Он немного слеп, но не слишком».

Точечное событие, приводящее к новому физическому состоянию


субъекта, предполагает переход субъекта в новую ипостась:

(17а) X xia le. «X ослеп»

равносильно
3.6. Предикаты стативных явлений 187

(176) X shi xiazi. «X слепой».

Это означает, что д л я п р и о б р е т е н и я глагольности, п р и н а л и ч и и кото­


р о й м о ж н о говорить о принадлежности к о п р е д е л е н н ы м семантическим
т и п а м , е д и н и ц ы , обозначающие физические состояния человека, требу­
ю т д о п о л н и т е л ь н о г о синтаксического о ф о р м л е н и я . П р и м е р п о с л е д н е г о —
глагол gan dao «испытывать», п р и с о е д и н я ю щ и й к себе п р и л а г а т е л ь н ы е ,
н а з ы в а ю щ и е к о н к р е т н ы е виды эмоций и чувств. Аналогичным глаголом
я в л я е т с я juede «ощущать»:

(18а) X juede re. «Х-у жарко»;


(186) X juede you d i a n r bu shufu. «X плоховато себя чувствует»;
(18в) X juede you d i a n r zui. «X почувствовал небольшое опьянение».

Е щ е о д н и м глаголом, описывающим состояние человека, оцениваемое


как внутренний процесс, является fa:

(19а) Wo q u a n shen dou zai fa leng (re).


«Меня всего бьет д р о ж ь (одолевает жар)».
(196) Ni you zai fa lan
или
(19в) Ni you fa lan le. «Ты опять ленишься».

В (196) показатель zai придает соответствующему состоянию процессу-


альность, а в (19в) показатель U указывает на вступление в определенное
состояние.
Сочетание fa с глаголом состояния feng «быть в невменяемом состо­
янии» в конструкциях вида (196—в) будет обозначать деятельность (т.е.
«беситься»). Ср.:

(19г) Bing you fa le. «Болезнь опять дает о себе знать».

Д л я е д и н и ц , характеризующих физическое состояние, з н а ч е н и е со­


сто яния может выражаться и непосредственно: X е (ke, you bing, lan) «X
голоден (хочет пить, плохо себя чувствует, ленится)», и как результат
моментального действия, оформленного показателем le. В таких случаях
з н а ч е н и е состояния выводится только из контекста:

(20а) Lao Li jintian [he] zui le.


«Лао Ли сегодня напился» (предикат достижения)
и
(206) Lao Li zui le, ni r a n g ta shui qu ba.
«Лао Ли пьян, пусть идет спать» (предикат состояния).
188 Глава 3. Семантические типы предикатов

Это справедливо и по о т н о ш е н и ю к глаголу xing «проснуться», «быть


в состоянии бодрствования». Показатель le фиксирует вхождение в со­
стояние и сохранение его в момент речи и п р и таких е д и н и ц а х , как е
«голоден», ke «хочется пить», feng «быть в невменяемом состоянии», xia
«быть слепым», long «быть глухим», si «быть мертвый».
Показатель же zhe выражает только н е п р е к р а щ е н и е состояния. Т е м
самым предикат, о ф о р м л е н н ы й э т и м показателем, содержит определен­
ную пресуппозицию. Фраза

(21) Bingren hai xing zhe. «Больной все е щ е в сознании»

намекает на временность состояния: ожидается, что больной снова по­


теряет сознание.

3.6.3. П р е д и к а т ы н а х о ж д е н и я в п р о с т р а н с т в е

Предикаты нахождения в пространстве отличаются от в ы ш е о п и с а н н ы х


стативов размытостью (диффузностью) в х о д я щ и х в них глагольных еди­
н и ц (исключения —you «иметься» и zai «находиться»). О н и могут приоб­
ретать значение статальности только п р и синтаксическом о ф о р м л е н и и ,
уточняющем их валентностные ра мк и. Это означает, что соответствую­
щие глаголы можно считать стативами только в конструкциях, указы­
вающих на связь объекта (О) с тем или и н ы м пространством (L), п р и
оформлении показателем состояния zhe. Форма такой связи выражается
конструкциями с определенным П С :

а) конструкция существования «L — you (V zhe) — О» сообщает о суще­


ствовании объекта в пространстве;
б) локативная конструкция «О—zai (V zai) — L» сообщает о местонахо­
ждении объекта в пространстве;
в) конструкция способа существования «О—zai L — V zhe» сообщает о
способе существования объекта в пространстве.

Выбор между этими конструкциями определяет коммуникативная


установка говорящего, т . е . то, какой актант принимается им за д а н н о е
(тему) и какую новую информацию г о в о р я щ и й желает сообщить:

(22а) Chuang shang | tang zhe | yi ge laoren.


«На кровати | лежит | старик»;
(226) Laoren tang zai chuang shang. «Старик лежит на кровати»;
(226) Laoren zai chuang shang tang zhe. «Старик Л Е Ж И Т на кровати»;
(23а) Muban shang | ding zhe \ ji gen | tieding.
«В доску I вбито I несколько J гвоздей»;
(236) Dingzi I ding zai | qiang shang. «Гвозди | вбиты в | стену»;
3.6. Предикаты стативных явлений 189

(24) Xihao de | yifu | zai yuanzi li liang zhe n e .


«Выстиранное | белье | висит во дворе».

В и н ы х синтаксических окружениях те же глаголы следует относить


к д р у г и м семантическим классам.
Н а р я д у с упомянутыми выше универсальными глаголами существо­
в а н и я you («наличие») и zai («местонахождение») в состав п р е д и к а т о в на­
х о ж д е н и я в пространстве могут входить глаголы следующих двух групп.
А) О д н о с л о ж н ы е и двусложные обозначения п о л о ж е н и я в простран­
стве: zhan «стоять», zuo «сидеть», qi «сидеть (верхом и л и на велосипеде)»,
tang «лежать», dun «сидеть на корточках», gui «стоять на коленях», ра
«стоять на четвереньках», kao «прислоняться», cang «прятаться», duo «пря­
таться» (только о людях), huo «жить» (быть живым), zhu «жить» (где-то),
shengcun «существовать», hongli «возвышаться», zuoluo «находиться» (о зда­
ниях), wanyan «тянуться, извиваться» (о горах, дорогах и реках), shengzhan
«протянуться» (о дороге, лесе или равнине).
Б) О д н о с л о ж н ы е и двусложные обозначения состояния объекта в
результате агентивного действия: yang «держать» (скот, растения и т. п.),
zhong «сажать» (растения), fang «класть, ставить», gua «вешать», chuan
«одеть», dai «одеть» (шапку, перчатки, галстук), zhuang «сложить куда-то»,
die «сложить друг на друга», bao «заворачивать», liang «вешать на воздухе»,
рао «замачивать», kao, jian, zha, bao «жарить» (различными способами).
Сопоставление китайских предикатов рассматриваемого т и п а с рус­
скими эквивалентами обнаруживает следующие р а з л и ч и я , которые свя­
з а н ы с к а р т и н а м и мира, предполагаемыми э т и м и языками.
Во-первых, в КЯ, наряду со стандартным глаголом «стояния» zhan с
толкованием «поза, когда человек опирается на ноги, а тело его вытяну­
то во весь рост» [ХС], имеются разнообразные обозначения положения
тела, в иероглифических написаниях которых присутствует о б щ и й де­
т е р м и н а т и в zu «нога». Эти глаголы передаются по-русски сочетаниями
глагола «стоять» с уточнениями конкретных поз, н а п р и м е р «стоять на
коленях, на четвереньках». Русскому глаголу «сидеть», в зависимости от
того, на чем сидят, соответствуют два китайских—zuo и qi. Т а к и м образом,
русские глагольные выражения оказываются более универсальными.
В КЯ также разнообразнее глаголы, фиксирующие «кулинарные» со­
сто яния объектов. Н а п р и м е р , русскому «жарить» в КЯ соответствуют,
как минимум, четыре обозначения различных способов ж а р е н и я .
С другой стороны, набор китайских глаголов, описывающих образ
существования объектов п р и р о д ы или сооружений, довольно ограничен,
особенно в разговорном языке. Например, глаголы в описаниях типа
«течет река», «стоит дуб (гора, здание)», «лежит озеро (деревушка)» обыч­
но приходится передавать универсальными глаголами существования
you и zai.
190 Глава 3. Семантические типы предикатов

Во-вторых, в КЯ строго р а з г р а н и ч е н ы глаголы, о п и с ы в а ю щ и е спосо­


бы существования человека, животных, артефактов и в и д ы естественных
родов. Глаголы zhan «стоять», zuo «сидеть» и tang «лежать» используют­
ся исключительно д л я обозначения статичных поз л ю д е й . Эти глаголы
в КЯ отличаются п р и з н а к о м контролируемости субъектом п р е д и к а ц и и ,
т. е. только субъект обязательно д о л ж е н быть наделен волей. Т а к и м об­
разом, КЯ трактует п р и з н а к и контролируемости/неконтролируемости и
динамичности/статичности как независимые. В то же в р е м я в [Булыгина
1982, 68—82] убедительно показана совместимость з н а ч е н и й стативности
и контролируемости в РЯ.
Сравнение употреблений глаголов со з н а ч е н и я м и «стоять», «сидеть»
и «лежать» в КЯ и РЯ показывает, что на лексическом уровне подобные
русские глаголы б е з р а з л и ч н ы к п р и з н а к у контролируемости. Д л я КЯ,
напротив, утрата субъектом возможности контроля над своими действи­
я м и влечет за собой запрет на употребление соответствующего глагола.
С р . перевод следующего примера, где по о т н о ш е н и ю к мертвецу может
употребляться только глагол fang, п р е д н а з н а ч е н н ы й д л я неодушевлен­
н ы х объектов:

(25) Cong shui li dalao qilai de shishou fang zai yi kuai b a n shang.
«Труп, в ы т а щ е н н ы й из воды, помещен (но не лежит!) на доску».

Сочетаемость китайских глаголов со з н а ч е н и я м и «стоять», «сидеть» и


«лежать» с разными типами объектов имеет следующий вид:

З н а ч е н и е Л ю д и Ж и в о т н ы е Артефакты Виды естест­


в е н н ы х р о д о в
Стоять zhan zai fang zhe/zai you/zai
Сидеть zuo pa ding (cha) zhe/zai you/zai
Лежать tang pa fang zhe/zai you/zai

Таким образом, русские глаголы «стоять», «сидеть» и «лежать» при­


менимы д л я всех категорий объектов. В КЯ, н а п р о т и в , п р и з н а к контро­
лируемости накладывает строгие о г р а н и ч е н и я . Д л я обозначения двух
видов положения тел животных КЯ пользуется глаголом ра «находиться
в позе спиной вверх» — т.е. в обычной д л я животных позе, а в приме­
нении к артефактам чаще всего использует трехместный каузативный
глагол fang «быть положенным», маркируемый показателем zhe и пред­
логом zai, предполагающим валентность К Т Д . Русскому стативу «сидеть»
могут соответствовать, например, глаголы ding zhe (zai) «быть пригво­
жденным» или cha zhe (zai) «всажен»:

(26а) «Гвоздь | сидит | в доске». Dingzi | ding zai | m u b a n shang;


(266) «Нож I глубоко I сидит | в ране».
Daozi | shenshen de | cha zai | shangkou li.
3.6. Предикаты стативных явлений 191

Существование видов естесвенных родов передается в КЯ универсаль­


н ы м и глаголами zai «находиться» и you «быть в н а л и ч и и , существовать».
П о к а з а н н ы е о т л и ч и я в употреблении стативных глаголов отражают
своеобразие о т н о ш е н и я человека к п р и р о д е и животному миру. У ки­
т а й ц е в — з е м л е д е л ь ц е в , располагающих сравнительно о г р а н и ч е н н о й пло­
щадью, оказались х а р а к т е р н ы а н т р о п о ц е н т р и з м и прагматический, ути­
л и т а р н ы й подход к п р и р о д е . В китайской мифологии ж и в о т н ы й м и р
существует исключительно в контексте полезности или вредности д л я
человека и его деятельности: друг человека не собака, а буйвол, как в
л е г е н д е о пастухе и ткачихе. С другой стороны, в КЯ значительно более
р а з н о о б р а з н ы глаголы состояния, связанные с деятельностью человека.
П р е д и к а т ы нахождения в пространстве сочетаются с н а р е ч и е м yizhi
«все время» и в ы р а ж е н и я м и , указывающими на дату и точное в р е м я :
zaoshang «утром», zuotian «вчера», gangcai «только что», zheng tian «целый
день»:

(27) C h u a n g h u | zheng tian dou kai zhe.


«Окно I было открыто целый день».

С р о к н а х о ж д е н и я в пространстве маркируется показателем le, ука­


з ы в а ю щ и м на р е а л и з а ц и ю описанной глаголом ситуации, от которой
начинается отсчет времени продолжения итогового состояния объекта
как результата действия. С р . :

(28а) X tang le | liang ge | xiaoshi. «X [про]лежал | два | часа»,


(286) X tang le liang ge xiaoshi le. «X пролежал уже два часа»
и
(28в) X tang zhe yijing liang ge xiaoshi le.
«X уже два часа лежит и все еще находится в этом состоянии».

В (28а—б) длительность состояния выражена имплицитно как продол­


жительность результата действия («лег и лежит»); в обоих случаях глагол
tang сохраняет агентивность и контролируемость действия. Но в (28в),
где дуратив присоединен к глаголу с показателем zhe, нахождение объ­
екта в пространстве представляется неконтролируемым. В этом случае X
находится л и б о в бессознательном, л и б о в беспомощном состоянии. Т е м
самым человек, обозначенный субъектом предикации, приравнивается к
неодушевленным предметам, ср.:

(28г) Shu | zai zhuo shang | fang zhe | yijing | liang | tian [ le.
«Книга j на столе j лежит j уже | два j дня».
192 Примечания к главе 3

3.7. Краткие выводы


Классификация семантических т и п о в предикатов, удобная д л я КЯ, мак­
симально близка к п р и м е н я е м ы м в современной л и н г в и с т и к е , что сви­
детельствует об универсальности смысловых категорий. В то же в р е м я
специфику грамматического строя КЯ м о ж н о к в а л и ф и ц и р о в а т ь следую­
щ и м образом.

1. Е д и н и ц ы класса глаголов избавляются от своей диффузности толь­


ко на синтаксическом уровне, когда они приобретают о п р е д е л е н н ы е
валентностные рамки и соотносимость с о п р е д е л е н н ы м и семантически­
ми типами предикатов.

2. Степень десемантизации е д и н и ц служебного и полуслужебного ха­


рактера, которые п р и н я т о считать показателями категории аспекта, ми­
нимальна. Это касается и РЕЗ-М (НАП-М), уточняющих з н а ч е н и е основы
и несущих определенную аспектуальную и н ф о р м а ц и ю . Т а к , результатив
shang «верх» утрачивает свою «прозрачность» только в сочетаниях типа
kaoshang «поступить», т . е . «путем экзамена Qiao) попасть (shang) в спи­
сок абитуриентов» и л и chishang «съесть н а к о н е ц что-то» (добраться д о
желанной еды).

3. КЯ не свойственно выражать в высказываниях и н ф о р м а ц и ю , тре­


буемую только правилами к о д и р о в а н и я , а не существом сообщаемого.
Об этом свидетельствует факт использования показателя прогрессива zai
только в случае обозначения процесса, д л я щ е г о с я в д а н н ы й м о м е н т вре­
мени, и недопустимость употребления показателя состояния zhe в тех
случаях, когда значение состояния вытекает из глагольной семантики.

4. Русские и китайские глаголы не всегда совпадают по отнесенности


к тому или иному классу предикатов. Эти р а з л и ч и я отражают особен­
ности концептуализации мира типологически отдаленных я з ы к о в . При­
мененные нами тесты выявили р а з л и ч и я в и н т е р п р е т а ц и и одинаковых
ситуаций или явлений реального мира вследствие р а з л и ч и й к а р т и н ы
мира носителей КЯ и языков SAE по Б. Уорфу.

Примечания к главе 3

(с. 154). К о н е ч н о , м о ж н о б ы л о о б ъ я в и т ь л е к с е м а м и все с о ч е т а н и я глаголь­


н ы х основ, список которых б о л е е и л и м е н е е закрыт, с Р Е З - М , Н А П - М и
п о т е н ц и а л ь н ы м и морфемами, с п и с о к к о т о р ы х м е н е е закрыт. Н о , во-первых,
сочетаемость э т и х составляющих н е в п о л н е ф и к с и р о в а н а ; в ы б о р с о ч е т а н и я
о п р е д е л я е т к о н к р е т н а я речевая ситуация, д а ю щ а я г о в о р я щ е м у б о л ь ш о й про­
с т о р ( н о н е п р о и з в о л ) д л я творчества. Во-вторых, т р у д н о о т г р а н и ч и т ь слож­
н ы е слова о т словосочетаний. Э т о касается, н а п р и м е р , т а к и х с о ч е т а н и й , как
Примечания к главе 3 193

xizao «купаться», jiehun «вступить в брак», sanbu «совершать прогулку», chi


wufan «обедать», xi yifu «стирать», chang ge «петь [песни]».
2
(с. 154). Однозначное определение zai, находящегося между глаголом и ИГ
со значением места, как результативного члена, указывающего на существова­
ние лица или предмета в пространстве в результате действия [Liu Yuehua...
1983, 221], приводит к смешению двух типов предикатов, один из которых
описывает состояние субъекта в результате действия (прочтение фразы «Na
ge haizi bu yuanyi zuo zai yizi shang» как «Этот ребенок не желает [боль­
ше] сидеть на стуле»), а другой — действие, приводящее к результату (второе
прочтение этой фразы: «Этот ребенок не желает садиться на стул»).
3
(с 164). Как справедливо отмечено в [Wierzbicka 1980, 203], предложенные
Вендлером тесты для определения того, принимает ли глагол или глагольное
выражение форму прогрессива, не вполне удовлетворительны, так как форма
прогрессива возможна и для многих глаголов класса достижений (это замечал
и сам Вендлер). И в самом деле, фразы: «They are reaching the top of the
mountain*, «London bridge is falling down» или «The poor man is dying*
звучат совершенно нормально.
4
(с. 170). Примеры (17—18) были приведены Ян Цинхуем в докладе «О
проблеме раздельно-цельных слов в преподавании КЯ иностранцам», про­
читанном на 4-м международном симпозиуме по преподаванию КЯ (Пекин,
август 1993 г.).
(с. 174). Мы не можем согласиться с мнением, что время, обозначаемое
дополнениями таких предикатов, однозначно указывает продожительность
результата действия [Chen 1988, 6, 412]. Аргументы на этот счет приведены
ниже.

13 - 2044
Глава 4

Результативность и аспектуальность

4.1. Общие сведения


В этой главе рассматриваются очень в а ж н ы е д л я п о н и м а н и я аспекта и
словообразования глагольно-результативные формы с целью системного
анализа направительной, результативной и потенциальной форм, выяв­
л е н и е условий их п р и м е н е н и я . Многие результативные п р е д и к а т ы фор­
мируются с помощью дескриптивных прилагательных, непосредственно
связаных с п о н я т и я м и н о р м ы и оценки, т . е . с н о р м а т и в н о й к а р т и н о й
мира, следовательно, с аксиологической семантикой. Это делает необхо­
димым рассмотрение условий употребления о ц е н о ч н ы х конструкций с
результативными единицами.
Исследования в области сопоставительной аспектологии позволили
выделить типичные способы в ы р а ж е н и я аспектуального з н а ч е н и я с це­
лью определения грамматикализованности средств в ы р а ж е н и я [Томмола
1986, 9—15]. Однако, несмотря на интенсивность аспектологических ис­
следований неродственных языков на З а п а д е и в России (см., н а п р и м е р ,
сб. под ред. А. В. Б о н д а р к о «Грамматическое значение и аспектологиче-
ские исследования». Л., 1984), ни одна работа не учитывает в достаточ­
ной мере средства в ы р а ж е н и я аспектуальности в и з о л и р у ю щ и х языках,
в частности китайском.
Глагольные формы КЯ, связанные с аспектной спецификой — Н А П - М ,
РЕЗ-М, потенциальная форма и ГИС, — в а ж н а я составляющая граммати­
ческого строя этого языка. Эти формы рассматриваются как отдельные
категории всеми грамматиками КЯ, выпущенными в Китае и за его
пределами, но углубленные системные исследования с функциональной
точки зрения в этом направлении пока не велись.
В известной работе Чжао Юаньжэня «Грамматика китайского раз­
говорного языка» специальный параграф посвящен глагольно-дополни-
тельному члену [Chao 1968, 435—480]. В основном это лексикографиче­
ское описание результативных единиц, не учитывающее их семантико-
4.1. Общие сведения 195

грамматическое значение и условия употребления. П р и в е д е н н ы й Ч ж а о


Юаньжэнем список РЕЗ-М и НАП-М неполон (ср. [DJ]) и не подвергся
д а л ь н е й ш е й классификации.
Фактически т о л ь к о п я т ь результативов трактуются Ч ж а о Ю а н ь ж э н е м
как относящиеся к аспекту (он называет их фазовыми д о п о л н и т е л ь н ы м и
ч л е н а м и ) : zhao «коснуться», dao «дойти», jian «увидеть», wan «закончить»
и guo «пройти». Он полагает, что их можно считать аспектуальными
суффиксами только п р и произнесении н е й т р а л ь н ы м тоном и л и редук­
ц и и тональных характеристик; в таких случаях они скорее указывают
на фазовое состояние предшествующих глаголов, чем на результат и л и
цель действия [там же, 446]. Т а к о й подход, в общем соответствующий
т р а д и ц и о н н ы м грамматическим к о н ц е п ц и я м , в некоторых о т н о ш е н и я х
все же является шагом вперед.
О д н а к о д о м и н и р у ю щ е й тенденцией в китаеведении все же остается
рассмотрение результативной категории в отрыве от аспектуальности.
Многие исследователи, в том числе и авторы н о р м а т и в н о й г р а м м а т и к и
д л я иностранцев [Hanyu shuiping 1988], вообще не связывают результа­
тивную категорию с аспектом и не называют результативные показатели
аспектуальными. Аналогично обстоит дело и в учебниках КЯ д л я ино­
странцев, выпускаемых в Китае и за его пределами.
И только С. Е. Яхонтов в книге «Категория глагола в китайском язы­
ке» соотнес результативные глаголы с категорией вида, говоря о «ре­
зультативном виде» [Яхонтов 1957, 83—100]. Сочетания результативных
основ с глаголами рассматриваются С. Е. Яхонтовым как результаты до­
статочно п р о и з в о л ь н о г о языкового творчества носителей я з ы к а . С этой
1
точкой з р е н и я согласиться трудно .
Н е к о т о р ы е китайские лингвисты, в частности Л ю й Шусян, рассмат­
ривают потенциальную форму как аспектуальную, называя ее потенци­
альным аспектом [Ly 1981, 10]. Среди более поздних исследований вы­
деляется работа Ли П и н а о проблеме аспекта в СКЯ, где результативная
форма обсуждается л и ш ь в контексте СД глагола [Li 1990, 28].
В разделе о результативных глаголах там п р и в е д е н ы два п р и м е р а ,
заимствованные из [Tai/James 1984], которые, с н а ш е й точки з р е н и я ,
нельзя считать минимальными парами д л я д и ф ф е р е н ц и а ц и и классов
деятельности и исполнения по СД. Это:

(la) Yuehan xue le Zhong wen. «John studied Chinese*


и
(16) Yuehan xuehui le Zhong wen. «John learned Chinese*.

Сочетание xue zhongwen «заниматься КЯ» обозначает действие, не име­


ющее внутреннего предела, т.е. выступает как предикат деятельности.
Если считать, что факт занятия КЯ имел место в прошлом (английский
13*
196 Глава 4. Результативность и аспектуальность

перевод «Джон занимался [когда-то] КЯ»), то п р е д л о ж е н и е (1а) д о л ж н о


оформляться показателем guo (испытанный аспект) и иметь вид

(la') Yuehan xue guo Z h o n g wen.

На самом деле п р е д л о ж е н и е (1а) неоднозначно. О н о становится


осмысленным только в контексте, н а п р и м е р :

( l a " ) Yuehan xue le Zhong wen, Mali xue le Ri wen.


«Джон р е ш и л заняться китайским я з ы к о м , а М е р и — я п о н с к и м » .

В таком случае глагольное сочетание xue zhongwen «заниматься КЯ»


осмысляется как выбор предмета изучения.
РЕЗ-М hui «уметь» из (16) сочетается только с действием, предпо­
лагающим внутренний предел, н а п р и м е р , xuehui qi zixingche «научиться
кататься на велосипеде», xuehui youyong «научиться плавать», xuehui ji ju
riyu «научиться нескольким японским фразам», xuehui yi bai ge hanzi «вы­
учить сто иероглифов». З а н я т и е же КЯ — это процесс, д л я которого
нельзя объявить о точечном вступлении в состояние умения.
П р и в е д е н н ы е английские переводы, не соответствующие китайским
оригиналам, также не образуют минимальную пару п р е д и к а т о в деятель­
ности и исполнения.
Но даже если оставить в стороне аспектуальный статус многочис­
л е н н ы х результативных показателей, останется немало теоретических и
практических проблем, связанных с категорией результатива. Это про­
блемы п о з и ц и и НАП-М lai и qu, которая обсуждается в грамматиках, но
не получает убедительного объяснения [Chao 1968, 4 7 6 - ^ 8 0 ; Li; Thomp­
son 1981, 62—65], выбора результативов и взаимозаменяемости РЕЗ-М и
НАП-М, условий употребления потенциальной конструкции и ее соотно­
шение с глагольными сочетаниями, содержащими модальные глаголы.
Все эти вопросы л и б о вообще не обсуждаются, л и б о решаются, с на­
шей точки з р е н и я , неудовлетворительно. В последующих т р е х главах
как раз рассмотривается в контексте вышеперечисленных проблем связь
результативности и аспектуальности.
Аспектуальный облик предиката определяют прежде всего РЕЗ-М
и НАП-М. Эти формы в китайской лингвистической т р а д и ц и и приня­
то называть «дополнительным членом» (Ьиуи), образующим с основным
глаголом «дополнительную конструкцию» (buyujiegou), соответственно на­
зываемую dong qu shi «глагольно-направительное сочетание» и dong jie shi
«глагольно-результативное сочетание» [Ly 1981, 10—11]. Почти все эти
морфемы образуют так называемую потенциальную конструкцию (keneng
Ьиуи).
РЕЗ-М произошли из односложных глаголов или одно- двухсложных
прилагательных. НАП-М имеют глагольное или локативное происхо­
ждение и могут сами по себе употребляться как глаголы. Эти е д и н и ц ы
4.2. Система НАП-М и значение перемещения 197

п р и д а ю т основному глаголу (глагольной основе) д о п о л н и т е л ь н о е лекси­


ческое з н а ч е н и е .
В отличие от о б ы ч н ы х служебных слов РЕЗ-М и НАП-М п р и глаголь­
н ы х основах не всегда редуцируются. П р и в ы д е л е н и и обозначаемого ими
з н а ч е н и я ударение может прийтись на сами РЕЗ-М и НАП-М, что свиде­
тельствует о их полуслужебном характере. Поскольку п р и н я т о считать,
что и РЕЗ-М, и НАП-М в сочетании с глагольной основой указывают на
результат д е й с т в и я (процесса), их часто о б ъ е д и н я ю т в одну категорию
результатива.
З д е с ь необходимо учитывать следующие обстоятельства. Во-первых,
результативными и л и п р е д е л ь н ы м и могут быть глаголы без соответству­
ю щ и х морфем. Во-вторых, в сочетаниях с глаголами эти м о р ф е м ы не
обязательно несут з н а ч е н и е результативности. И, н а к о н е ц , хотя поня­
т и я п р е д е л а и результатива часто пересекаются, о н и не тождественны.
Поэтому в ходе последующего анализа будет уточнено п о н я т и е резуль­
тативности и его соотношение с идеей предела в связи с фазовыми
характеристиками п р е д л о ж е н и я , т. е. с категорией аспекта.
Д а л ь н е й ш и й анализ в значительной мере базируется на «Словаре со­
четаемости глаголов и результативных дополнительных членов КЯ» [DJ].
В особенности это касается приводимых нами статистических д а н н ы х .
П р и м е р ы имеют и другие источники, часть их п р и н а д л е ж и т автору.

4.2. Система НАП-М и значение перемещения


Рассмотрим сначала более простую систему НАП-М, поскольку показа­
тели и м е н н о этого типа содержат признаки, наглядно согласующиеся
с идеей предела. Кроме того, в силу своей специфики как простран­
ственных координат НАП-М образуют относительно замкнутую систему
единиц, в ы р а ж а ю щ и х значение изменения пространственного положе­
ния. Как покажет д а л ь н е й ш и й анализ, систему НАП-М в р я д ли можно
считать з а к р ы т о й с точки з р е н и я набора входящих в нее е д и н и ц , однако
НАП-М безусловно более обозримы, чем РЕЗ-М.

4.2.1. Н А П - М и пространственный д е й к с и с

Описание системы направительных результативов требует включения


пространственного дейксиса: «места наблюдателя» [Апресян 1986, 11],
«места говорящего», «денотативного пространства» и «ТО в простран­
стве» [Ehrich 1982, 49]. Поскольку первые две координаты могут и не
совпадать, а в системе НАП-М релевантна только та точка, относительно
которой перемещается объект, в генеральной схеме 4.7 на с. 242 обозна­
чающий ее крестик приобретает различное значение в зависимости от
198 Глава 4. Результативность и аспектуалъностъ

того, какой статус имеет д а н н а я к о о р д и н а т а в тексте. Условно назовем


ее наблюдателем.
«Денотативное пространство» — это пространство события. Мы обо­
значаем его залитым кружком и ставим в соответствие К Т Д . «Точка
отсчета в пространстве» — это место, относительно которого определя­
ется денотативное пространство [Апресян 1986, 10]; она соответствует
Н Т Д и обозначается незалитым кружком.
Антонимическая п а р а НАП-М lai и qu п р о и з о ш л а из глаголов, обо­
значающих п е р е м е щ е н и е объекта в сторону наблюдателя и л и от него.
П р и наличии lai место наблюдателя совпадает с К Т Д , а п р и н а л и ч и и
qu оно совпадает с Н Т Д .
П р и з н а к контактности описывает ситуацию п е р е м е щ е н и я объекта в
пространстве с точки з р е н и я л и б о контакта ( К О Н Т ) , когда подчеркива­
ется сближение объекта с К Т Д , л и б о дистактности ( Д И С Т ) , когда под­
черкивается его удаление от Н Т Д . И в том, и в другом случае действие,
обозначенное глагольным сочетанием, понимается как достигшее своего
предела. Все НАП-М могут быть описаны как носители положительного
или отрицательного з н а ч е н и я данного п р и з н а к а — и в отдельности (в том
числе lai и qu), и в сочетании с lai и qu, как это показано на базовой схеме.
В ней положительное значение п р и з н а к а контактности ( К О Н Т ) обозна­
чено знаком «+», его отрицательное з н а ч е н и е ( Д И С Т ) — з н а к о м «—».
П р и в е д е н н ы е на схеме 4.2.1 (с. 199) НАП-М распадаются на предпо­
лагающие и не предполагающие в числе непосредственных участников
ситуации неназываем ого наблюдателя. Эти в и д ы НАП-М различаются
дейктической и недейктической стратегиями п о н и м а н и я в ы с к а з ы в а н и я
[Апресян 1986, 11—12]. Н а п р а в л е н и е действия о р и е н т и р о в а н о на место
наблюдателя только в первом случае. Н а п р а в л е н и я п е р е м е щ е н и я объ­
екта в пространстве задают пространственно о р и е н т и р о в а н н ы е НАП-М
shang, xia, jin, chu, hui, guo, qi, kai, dao, lai, qu.
Д л я пары shang —xia объект перемещается по вертикали, в случае
shang удаляясь от центра земли, а в случае xia—приближаясь к нему. Обе
эти морфемы имеют абсолютную ориентацию, поэтому контактность опи­
сываемых ими действий зависит от Т О , э к с п л и ц и т н о или и м п л и ц и т н о
содержащейся в предикации. Н а п р и м е р , ТО может служить shan «гора»
в сочетаниях shang shan «подниматься (подняться) на гору» и xia shan
«спускаться (спуститься) с горы». В первом случае н а п р а в л е н и е действия
по отношению к цели можно характеризовать как контактное, а во вто­
р о м — к а к дистактное, п р и этом «гора» в одном случае является К Т Д ,
а в другом — Н Т Д .
Всем остальным НАП-М свойственна относительная о р и е н т а ц и я .
Предполагаемые ими направления действия о р и е н т и р о в а н ы на дру­
гие ТО или на пространственные факторы, входящие в их собственное
толкование.
4.2. Система НАП-М и значение перемещения 199

Схема 4.2.1. Сочетаемость НАП-М

НАП-Mi НАП-М 2
lai qu
shang «верх» + +
xia «низ» + +
ln
J «внутрь» + +
chu «наружу» + +
hui «обратно» + +
guo «мимо, через» + +
1
Ч «кверху» +
kai «в разных направлениях» +
dao «{контакт}» [+] [+]

П е р в а я составляющая п а р ы jin—chu обозначает вхождение в замкну­


тое пространство и л и в иную среду, вторая — в ы х о д оттуда. Эти НАП-М
противопоставлены по признаку контактности: для jin он имеет положи­
тельное з н а ч е н и е , д л я chu — отрицательное.
НАП-М hui предполагает перемещение объекта в сторону исходного
местоположения со значением К О Н Т , НАП-М guo — пересечение и л и
обход объектом в процессе перемещения указанной в высказывании Т О ;
д л я этого вида п е р е м е щ е н и я существен момент удаления от Т О .
НАП-М qi, в ы р а ж а ю щ а я значение Д И С Т , предполагает удаление объ­
екта от исходного местонахождения ( Н Т Д ) прочь от ц е н т р а земли с
отрывом или без отрыва от нее.
НАП-М kai соответствует расхождению объектов из одной точки в
противоположных н а п р а в л е н и я х , р а с ш и р е н и ю объекта и л и удалению
объекта от п р е ж н е г о местонахождения. Все эти ситуации предполагают
дистактный характер действия.
Дейктические координаты lai и qu по своей дистрибуции асимметрич­
ны. Если формально все девять исходных НАП-М могут сочетаться с lai,
то qu п р и н и м а ю т только семь из них. Этот факт объясняет не раз отме­
ченная в лингвистике эгоцентричность языка [Btihler 1965, 292; Апресян
1986, 19]. Интересно, что, прилагаясь к НАП-М kai и (в меньшей мере)
qi, lai не вводит еще одну Т О , и предложение все равно понимается не
дейктично; п р и опущении lai значение предложения не меняется.
НАП-М lai и qu сами по себе несут признак контактности, который
у lai п р и н и м а е т положительное значение, у qu — отрицательное, причем
эти з н а ч е н и я устойчивы л и ш ь тогда, когда эти НАП-М выступают как
глагольные основы.
200 Глава 4. Результативность и аепектуальностъ

В тексте знак п р и з н а к а контактности у п р е д и к а т а со с л о ж н ы м и


НАП-М может меняться п р и специальном в ы д е л е н и и з о н ы . Когда в
глагольных предикатах с 1а\'и qu в качестве вторых к о м п о н е н т о в напра­
вительного сочетания фиксируется (эксплицитно и л и и м п л и ц и т н о ) К Т Д
и л и Н Т Д , з н а ч е н и е контактности сочетания в целом о п р е д е л я е т с я не
исходными значением Ш и л и qu, а р е л е в а н т н ы м д л я д а н н о г о с о о б щ е н и я
характером контактности выделяемой з о н ы . Это л и б о К Т Д с положи­
тельным з н а че н и е м этого п р и з н а к а , л и б о Н Т Д с о т р и ц а т е л ь н ы м его
значением. В нижеследующих п р и м е р а х (1—3), в конце, в к в а д р а т н ы х
скобках, указано итоговое з н а ч е н и е этого п р и з н а к а :

(la) X tiaojm (+) shui li (КТД) qu (-) le.


«X впрыгнул (+) в воду (КТД) от наблюдателя (—)» =
= X xianzai zai shui li. [+] «X сейчас находится в воде» [+];
(16) X zuan chu {—) tou lai (+) le.
«X вынырнул (—) головой в сторону наблюдателя (+)» =
= X cong shui И ( Н Т Д ) zuan chu (—) tou lai (+) le. [—]
«X из воды ( Н Т Д ) вынырнул (—) головой в сторону наблюдателя
(+)»Н;
(2а) Ba shui dao chu (—) lai (+).
«Вылей (—) воду в сторону наблюдателя (+)» =
= Ba shui cong ping li d a o chu (-) lai (+). [—]
«Вылей (-) воду из бутылки ( Н Т Д ) в сторону наблюдателя (+)»
Н;
(26) Ba zhi sai jin (+) qu (—). «Всунь (+) бумагу туда (—)» =
= Ba zhi sai jm (+) ping li (КТД) qu (-). [+]
«Всунь (+) бумагу в бутылку (КТД) от наблюдателя (—)» [+].

Однако сама точка наблюдателя д л я lai и qu может оказаться в фокусе


выделения. Тем самым контактность сочетания согласуется с э т и м и мор­
фемами, даже если предшествующая НАП-М изначально имеет другое
значение по этому признаку. Это происходит, н а п р и м е р , п р и реализа­
ц и и в предложении валентности:

(За) X cong qiao shang ( Н Т Д ) zou guo (—). [—]


«X прошел (—) по мосту» [—];
(36) X cong qiao shang (НТД) zou guo (-) lai (+) le.
= «X прошел (-) с моста ( Н Т Д ) и п р и ш е л (+)» =
= X zou dao wo zhe li (КТД) lai (+). [+]
«X п р и ш е л сюда (КТД) (+)» [+];
(Зв) X guo (—) lai (+) le. «X прошел (—) сюда (+) =
= X zai zhe li (КТД). [+] «X находится здесь (КТД)» [+].
4.2. Система НАП-М и значение перемещения 201

Д р у г и м и словами, в ы д е л е н н а я пространственная точка может ока­


заться и д е н о т а т и в н ы м пространством, и ТО в пространстве, и местом
наблюдателя. Когда д в е п е р в ы е ТО не выделяются контекстом, кон­
тактность п р е д и к а т а определяется значением lai и л и qu. П р и и р р е л е -
вантности точки наблюдателя, н а п р и м е р в (1—2), контактность задает
п е р в а я НАП-М.
В свою очередь, семантика глагольной основы тоже может подсказать
х а р а к т е р контактности. Н а п р и м е р , глагол сои «подойти поближе» всегда
и м е е т валентность К Т Д , а глагол dm «уронить» (в сочетании с xia —
«бросать»)—валентность Н Т Д , даже если эти валентности синтаксически
н е реализуются:

(4а) Wo сои guo qu qu n u a n . «Я подошла поближе погреться»,

и л и когда о н и выражаются синкретически с другими валентностями


( н а п р и м е р SUB):

(46) Та zenme ba gongzuo diu xia lai bu gan le?


«Как это он бросил работу [и] не занимается больше [ею]?»

4.2.2. Синтактико-семантическая структура НАП-М

Н а п р а в и т е л ь н о е глагольное сочетание содержит л и б о простые НАП-М


lai и л и qu, н а п р и м е р рао lai «прибежать», рао qu «побежать куда-то»,
л и б о двусложные НАП-М, п е р в ы м и компонентами которых выступают
девять п е р е ч и с л е н н ы х базовых морфем (НАП-Mi), а вторым — простые
НАП-М (НАП-Мг), н а п р и м е р reng jin qu «бросить туда с улицы», reng
chu qu «выбросить». Глаголы lai «прийти, приехать» и qu «пойти, по­
ехать» в качестве НАП-М реализуют л и ш ь одно долексемное значение —
компонент «направление к (lai) или от (qu) говорящего или некоего на­
блюдателя» (ср. толкование глагола lai «идти (ехать) + сюда» и глагола
qu «идти (ехать) + туда», н а п р и м е р в сочетаниях xia lai «спускаться сюда»
(перемещаться вниз + сюда) и song qu «отнести» (нести + туда). Каждая
из базовых НАП-М может быть основным глаголом, как в первом сочета­
нии. В сочетании же с простыми НАП-М они образуют систему сложных
направительных координат (НАП-М i -I- НАП-М2), к о т о р ы е оформляют
глаголы п е р е м е щ е н и я (V + НАП-Мi + НАП-М2).
Глаголы shang, xia, jin, chu, hui, guo, qi, kai, dao в качестве НАП-М ре­
ализуют л и ш ь часть своего значения. В таком статусе некоторые из них
приравниваются к локативам—shang «верх», xia «низ», И «внутри» (для
jin), wai «снаружи» (для chu), pang «сбоку» (для guo); ср., н а п р и м е р , сочета­
ние pa shang lai «приползать наверх» (ползти + вверх + сюда). Другими
словами, направительное глагольное сочетание pa shang lai представляет
собой глагольную лексему, в толкование которой входят все значения
202 Глава 4. Результативность и аспектуальность

глагола п е р е м е щ е н и я (процесс и способ п е р е м е щ е н и я ) и направитель­


н ы е з н а ч е н и я (абсолютная и относительная о р и е н т а ц и и ) , в н о с и м ы е по­
следующими НАП-М 1 и НАП-Мг, которые могут х а р а к т е р и з о в а т ь с я как
2
д е с е м а н т и з и р о в а н н ы е н а п р а в и т е л ь н ы е глаголы .
Сочетаемость простых НАП-М в составе с л о ж н ы х б ы л а п о к а з а н а на
схеме 4.2.1 (с. 199), где к в а д р а т н ы е скобки указывают на возможность
сочетания только п р и р е а л и з а ц и и валентности К Т Д .
Несочетаемость НАП-М2 qu с НАП-Mi qi и kai о б ъ я с н я е т с я следующим
образом. Действие, обозначаемое qi, всегда о д н о з н а ч н о н а п р а в л е н о в сто­
рону какого-то о р и е н т и р а , находящегося выше, чем исходное п о л о ж е н и е
объекта п е р е м е щ е н и я . В случае с морфемой kai, которая обозначает кау-
зируемое состояние, действие всегда воспринимается как н а п р а в л е н н о е
в сторону каузатора, д а ж е если на самом деле это наоборот. Н а п р и м е р ,
когда д в е р ь открывается в сторону от субъекта действия (каузатора), все
р а в н о говорят:

(5) Wo ba m e n da kai lai le, т. е. «Я о т к р ы л д в е р ь в свою сторону».

Это показывает иррелевантность д а н н о й Т О , а в ы б о р lai вместо


qu, видимо, связан с п р о я в л е н и е м эгоцентричности я з ы к а (подробнее
см. 4.3.2).
Морфема dao в системе базовых НАП-М стоит несколько особняком.
Она задает не пространственные п а р а м е т р ы , а только з н а ч е н и е К О Н Т .
В этом смысле данную НАП-М можно рассматривать как н е к и й напра­
вительный показатель: м а р к е р К Т Д и показатель предельности.
Ср., н а п р и м е р , следующие п а р ы сочетаний, р а з л и ч а ю щ и е с я наличи­
ем/отсутствием dao:

shang dao shan shang «подняться на ropy»/shang shan «подниматься на


гору»;
xia dao shui li «спуститься в ъоду»/хга shui «спускаться в воду»;
jin dao wu li «войти в комнату»//гп wu «входить в комнату»;
hui dao xiang li «вернуться в р о д н ы е места»//щг xiang «возвращаться в
родные места»;
guo dao qiao na bian «перейти на ту сторону Mocra»/gwo qiao «переходить
мост».

Вторые члены этих пар превратились в устойчивые Г И С , обознача­


ющие процесс или вид деятельности.
НАП-М dao восходит к глаголу «отправляться куда-то» (объект переме­
щается к некоей точке). В системе сложных НАП-М она употребляется
в качестве первого элемента направительного сочетания. Грамматики
КЯ д л я иностранцев не включают морфему dao в число НАП-М, что
вызывает путаницу у учащихся.
4.2. Система НАП-М и значение перемещения 203

Д е л о в том, ч т о здесь о д и н иероглиф записывает т р и е д и н и ц ы я з ы к а


(daoj, dao2, daoj), р а з л и ч а ю щ и е с я своими п о з и ц и я м и и ф у н к ц и я м и :

а) п р е д л о г dao, в в о д я щ и й К Т Д в п р е д л о ж е н и е со сдвинутой р е м о й :

(ба) Та daoi Riben qu. «Он отправляется в Японию» (= Та qu Riben);

б) целостный глагол, обозначающий заключительную фазу р а н е е на­


чатого процесса:

(бб) Та s h e n m e shihou dao2 Riben? «Когда он прибудет в Японию?»;


(бв) Та dao le. «Он прибыл».

в) НАП-М:

(бг) Wo ba ta song daos Riben [qu]. «Я отвезу его в Японию»;


(бд) Wo ba ta song dao^ le. «Я доставил его на место».

В (6г—д) dao может рассматриваться как простая НАП-М, б л и з к а я


к lai и qu.
П р и з н а н и е н а л и ч и я у морфемы dao функции простой НАП-М в ы з в а н о
следующими соображениями.
Во-первых, сочетание dao с lai и qu носит факультативный х а р а к т е р
и возможно только п р и обязательности з а п о л н е н и я валентности К Т Д
(последнее обстоятельство отражают квадратные скобки на схеме 4.2.2).
Во-вторых, использование dao, наряду с lai и qu, как НАП-М связано
с исходным глагольным значением dao г, предполагающим точечное со­
бытие. В сочетании с И Г , обозначающей К Т Д , это абстрактное з н а ч е н и е
можно определить как «контактность», выражающую идею предельно­
сти. О ф о р м л я е м ы й dao глагол п е р е м е щ е н и я либо сам, л и б о в сочетании
с последующей ИГ обозначает процесс до достижения цели. Ср.:

shang lou «подниматься на верхний этаж»/


/shang dao qi ceng lou [qu] «подняться на седьмой этаж».

В-третьих, dao выполняет функцию простой НАП-М п р и многих на­


правительных глаголах, как показано в схеме 4.2.2 (с. 204), и только в
сочетании с другими глаголами перемещения может не присоединять к
себе К Т Д (необходимость К Т Д отражают квадратные скобки в правом
столбце схемы 4.2.2). Ср.:

xin song dao le «письмо доставлено»/


/xin song dao jia li le «письмо доставлено на дом».

В этой связи примечательны следующие п а р ы :


204 Гшва 4. Результативность и аспеюпуалъностъ

xia kuangjing «спускаться в шахту»/


/xia dao kuangjing «спуститься в шахту»;
j i n litang «войти в аудиторию»/
/jin dao litang И «входить в аудиторию»;
hui jia «возврщаться домой»/
/hui dao jia li «вернуться домой»;
s h e n r u q u n z h o n g «проникать в массы»/
/shenru dao q u n z h o n g li «проникнуть в массы».

В-четвертых, dao, выступая как простая НАП-М, может, как и морфе­


мы lai и qu, п р и н и м а т ь логическое ударение и отделяться от глагольной
основы.

Схема 4.2.2. Сочетаемость глаголов п е р е м е щ е н и я


и направительных глаголов с простыми НАП-М

П р о с т ы е НАП-М
lai qu dao
Глаголы п е р е м е щ е н и я + + +
1. shang «подняться]» + + [+]
2. xia «спускать[ся]» + + [+]
3. J i n «входить, принести» + + [+]
4. chu «выходить, вынести» + [+]
5. hui «возвращать[ся]» + + [+]
6. guo «пройти, пронести» + +
7. #; «подняться]» + [+]
8. kai «разъединить» + [+]
9. lai «прийти, приезжать» [+]
10. qu «пойти, поехать» W
11 dao « н а п р а в л я т ь с я ] куда-то» Ш [+]

4.3. Семантические свойства НАП-М


Выше был произведен анализ НАП-М в глагольных сочетаниях. В то
же время каждая НАП-М сама по себе может служить глаголом пере­
мещения, присоединяя к себе НАП-Мi и/или НАП-Мг (см. п р е д ы д у щ и й
раздел и п р и м е р (2а) ниже).
В валентостной рамке всех НАП-М есть семантические актанты ори­
ентиров, с которыми они связаны о т н о ш е н и я м и К О Н Т и л и Д И С Т .
В валентностной рамке направительного сочетания, наряду с субъек­
3
том и объектом действия (только п р и транзитивных' глаголах ), имеются
4.3. Семантические свойства НАП-М 205

Н Т Д , К Т Д и маршрут (любая из этих валентностей может не запол­


няться). С р . :

( l a ) Ni cong zhe li pa shang qu. «Заберись туда отсюда»;


(16) T a m e n | yijing | pa dao | shanding J le.
«Они I уже I взобрались на | вершину горы»;
(1в) Ni cong zhe li pa shang shanding.
« З а б и р а й с я отсюда на вершину горы»;
(1г) Ni cong zhe li | c h u a n g u o | shulin | p a d a o | shanding.
«Начинай отсюда | свозь | лес | добираться до | в е р ш и н ы
горы»;
(1д) Ni pa shang qu. «Забирайся наверх».

В (1г) реализованы все валентности, а в (1д) присутствует только


субъект действия. В п р и м е р а х (1в) и (1д) д л я НАП-М shang существенным
я в л я е т с я н а л и ч и е К Т Д , на которую направлено действие и д о с т и ж е н и е
которой воспринимается как предел. К этому же типу НАП-М относится
и морфема xia, отличающаяся от shang только тем, что субъект (объект)
перемещается вниз, а не вверх.
У НАП-М jin достижение предела связано с п е р е м ещ е ни е м субъекта
(объекта) в замкнутом пространстве (КТД), и вхождение п р и этом (в
отличие от shang и xia, допускающих процессуальное осмысление), как
п р а в и л о , воспринимается моментально, без учета предшествующего про­
ц е с с а — г л а г о л ь н а я основа л и ш ь описывает образ (способ) действия: Ни
jin qu «проскользнуть туда внутрь», reng jin qu «забросить туда внутрь».
Поэтому употребление jm не допускает валентности маршрута, за исклю­
чением тех случаев, когда путь вхождения имеет вид туннеля.
Ситуации, обозначаемые морфемой hui, можно трактовать как «субъ­
ект (объект) перемещается к месту А, откуда он начал свое действие,
чтобы оказаться в месте Б, где он сейчас находится»; точки А и Б
попеременно получают статус Н Т Д и К Т Д .
НАП-М chu имеет толкование: «субъект (объект) удаляется от замкну­
того пространства, где он до этого находился».
Д и с т а к т н ы й способ достижения предела типичен и д л я действия,
описываемого НАП-М qi и kai. Первая из них предполагает отдаление
субъекта в направлении вверх от некоей точки, которую можно опреде­
лить как Н Т Д описываемой предикатом ситуации. Н а п р и м е р , действие
qi lai «подняться, встать» фиксирует момент дистактности, и в дальней­
шем действие ориентируется по отношению либо к наблюдателю (го­
ворящему), либо к движению самого субъекта действия. Так, сочетание
zhan qi lai трактуется как «перемещение субъекта по оси собственного
тела вверх (или в сторону наблюдателя) так, чтобы он стоял на своих
ногах»; сочетание ti qi lai «поднять что-то откуда-то» имеет толкование:
Глава 4. Результативность и аспектуальность

«держа объект в руках, п е р е м е щ а т ь его вверх так, чтобы он б о л ь ш е не


находился там, где он был».
З н а ч е н и е контактности у qi реализуется тогда, когда эта морфема
выступает в качестве глагольной основы и в ее валентностной структуре
есть обязательная валентность INSTR:

(2а) Ba goujian qi shang lai. «Поднимай п а н е л ь сюда».

У qi как направительного показателя Н Т Д и К Т Д как бы сливаются:

(26) Shi qi | yi kuai | shitou! «Подними | о д и н | камень!»

НАП-М kai сочетается только с п е р е х о д н ы м и глаголами с д и с т а к т н ы м


значением и обозначает итоговое состояние объекта, подвергнувшегося
воздействию, т . е . п е р е м е щ е н и е объекта (объектов) по о т н о ш е н и ю к ис­
ходному местонахождению в сторону п р о ч ь от Н Т Д . Само действие, на­
правленное на достижение состояния «Аш», к а к п р а в и л о , т о ж е называется
«Адо», н а п р и м е р kai suo «отпереть замок», kai xiangzi «открыть чемодан».
У НАП-М guo, напротив, в силу особенностей описываемого ею дей­
ствия, направленность сначала имеет к о н т а к т н ы й характер, а затем она
дистактна по отношению к некоей Т О . Фактически точка, с которой
субъект (объект) начинает и кончает свое действие, не п р и н и м а е т с я во
внимание. Т а к и м образом, guo имеет толкование: «субъект (объект) пе­
ремещается в сторону некоей точки, доходит до нее и н а ч и н а е т от нее
удаляться». Т а к как цель действия достигается в момент удаления субъ­
екта (объекта) от соответствующей Т О , действие здесь все же следует
считать дистактным:

(3) Qiche | kai guo le | tielu.


«Машина | пересекла | железнодорожную линию».

НАП-М lai и qu не только фиксируют н а п р а в л е н и е действия по отно­


шению к некоему наблюдателю, но и выражают идею предела. Выступая
как глаголы, lai и qu п р и наличии общей ТО (наблюдателя) противопо­
ставляются по значению контактности, но в о п р е д е л е н н ы х контекстах
знаки по этому признаку могут д л я любой из них меняться на проти­
воположные. Ср.:

(4а) Women qu nainai jia. «Мы ездим к бабушке»


и
(46) Wo kanjian tamen cong chezhan nabian lai le.
«Я видел, как они отправлялись сюда с вокзала».

Аналогичная ситуация возникает и когда lai и qu выступают в качестве


НАП-М:
43. Семантические свойства НАП-М 207

(4в) Xin shi cong паг ji lai de? «Откуда было отправлено письмо?»
(слушающий является получателем письма).

Д л я НАП-М dao характерен контактный характер действия относи­


т е л ь н о К Т Д . П о д о б н а я направленность отличает ее, с одной стороны, от
shang и xia, и м е ю щ и х абсолютную точку ориентации, и, с другой сторо­
н ы , от lai и qu, о р и е н т и р о в а н н ы х на постороннего наблюдателя, к о т о р ы й
ч а щ е совпадает с г о в о р я щ и м . (Систематизацию о т н о ш е н и я рассматрива­
емых морфем к признаку контактности см. на генеральной схеме 4.7,
с. 242.)
У НАП-М guo ТО в пространстве может быть выделена. Это проис­
ходит п р и фиксации Н Т Д :

(5а) Ni cong shenme difang | rao guo qu?


«Откуда ты I собираешься объезжать [это место]?»

Точка, на которую ориентировано действие п р и морфеме guo, может


л е ж а т ь на маршруте, по которому перемещается субъект (объект):

(56) Qiche | yao | chuan guo | na ge | shizi lukou.


«Машина | д о л ж н а | пересечь | этот | перекресток».

Эта точка может находиться вблизи маршрута, как в п р и м е р е (5а),


а сам маршрут, по которому движется субъект (объект), не обязательно
имеет вид п р я м о й л и н и и . И, наконец, н а п р а в л е н и е действия, предпо­
лагаемое морфемой guo, можно понимать и как п е р е м е щ е н и е субъекта
(объекта) по некоему маршруту с фиксированными начальной и конеч­
ной точками, п р и этом идея guo воплощается в сближении с Н Т Д и
удалении от К Т Д :

(5в) Ba qiche kai guo qiao. «Веди машину через мост»;


(5г) Ni ba daizi cong zhe li kang guo qu, kang dao malu duimian.
«Перетащи отсюда мешок на ту сторону улицы».

Т а к о е осмысление денотата guo появляется п р и н а л и ч и и в н е ш н е й ТО


(ориентира) и фиксированности границы маршрута. В (5в) это другой
край моста, который нужно переехать, в (5г)—другая сторона улицы, на
которую нужно перейти. Простые НАП-М lai и qu т о ж е могут служить
такими ориентирами, поскольку предполагают внешнего наблюдателя:

(5д) Qing ni guo lai. «Подойди сюда»;


(5е) Qing ni guo qu. «Подойди туда».

Этот неназванный наблюдатель, который просит объект отправить в


направлении от себя, присутствует и в (5г).
208 Глава 4. Результативность и аспектуальность

С р е д и п е р е ч и с л е н н ы х НАП-М особое место занимает морфема kai,


которая д а ж е п р и переносном у п о т р е б л е н и и не может в ы р а ж а т ь зна­
ч е н и я К О Н Т , если н е п р и н и м а т ь в о в н и м а н и е ситуаций, с л о ж и в ш и х с я
по и н е р ц и и словообразовательных процессов (см. ниже). Т о м у имеется
две причины.
Во-первых, действие, предполагаемое kai, не выражает автономного
п е р е м е щ е н и я . В его валентностную рамку входят только каузатор, кау-
зируемый объект и результат каузации. Это действие всегда п р и в о д и т к
и з м е н е н и ю состояния объекта, даже если агентивность субъекта с н и ж е н а
д о минимума, н а п р и м е р когда агенс-каузатор представляет собой л и ш ь
энергию, вызывающую соответствующие и з м е н е н и я у объекта. С р . :

(ба) Bie da le, ba t a m e n la kai. «Кончайте драку, растащите их»


и
(бб) Wu li I tai I gan, | shujia d o u | lie kai le.
«В комнате | слишком | сухо, | к н и ж н ы е полки | растрескались».

Как видно, морфема kai соотносится с идеей п е р е м е щ е н и я и его на­


правленностью только как с результатом воздействия. Состояние объекта
можно охарактеризовать как «Лог» л и б о п р и его р а з р у ш е н и и , н а п р и м е р
п р и появлении т р е щ и н , л и б о п р и отделении части некоего целого от
первоначального местонахождения (см. генеральную схему 4.7 на с. 242).
В последнем случае появляется пространственная Т О . Ср.:

(бв) Da kai c h u a n g h u ! «Открой окно!»


и
(бг) Ba c h u a n g h u kai da yidian! «Открой о к н о немного побольше!»

В (6г) выражение da yidian «немного больше» указывает и на Н Т Д ,


и на К Т Д , но д л я kai, как и д л я qi, валентности К Т Д и маршрута не
принимаются во внимание.
Во-вторых, морфема kai в своем абстрактном з н а ч е н и и предполага­
ет дистактность. Поэтому kai может обозначать не только каузируемое
состояние:

(бд) В a mianbao bai kai.


буквально «Воздействуй руками на хлеб так, чтобы он разломил­
ся»,

но одновременно и способ воздействия, з а м е н я я глагол da «применять


силу» в сочетаниях kai/da kai chuang «открыть окно», kai/da kai теп «открыть
дверь», kai/da kai suo «открыть замок», н а п р и м е р :

(бе) Ba chouti kai kai lai. «Открой я щ и к стола».


4.3. Семантические свойства НАП-М 209

Состояние, предполагаемое kai, удобно толковать как с н я т и е препят­


ствия:

(7а) Shui zhu kai le.


«Вода сварена до к и п е н и я (до о т к р ы в а н и я крышки)»;
(76) D a t e ' | shui longtou. «Открой | водопроводный кран».

П о д о б н ы е употребления часто переносятся на действия, к о т о р ы м д л я


д о с т и ж е н и я цели требуется противоположная направленность (не с н я т и е
п р е п я т с т в и я , а контактность). В данном случае н а и в н а я к а р т и н а м и р а
отличается от научной. Я з ы к фиксирует кажущееся сходство я в л е н и й .
Поэтому kai п р о ч н о ассоциируется с понятием «включения», в результате
чего п о я в л я е т с я не только вода, но и свет (kai deng «включить свет»), звук
(kai shouyinji «включить радио»), изображение и звук (kai dianshi «включить
телевизор») и д в и ж е н и е (kai qiche «[за]водить машину»).
Характерно, что благодаря таким элементам з н а ч е н и я , как «раздви­
гать» и «снимать препятствие», значение kai можно толковать как недо­
п у щ е н и е К О Н Т (анти-КОНТ, ср. с недопущением Д И С Т в 5.1.6): son
kai «расходиться» (об отряде), «рассыпаться» (о рисе), fang kai «ослабить»
(о политике), jie kai «расстегнуть» (о пуговице), «разгадать» (о тайне,
загадке), xiang kai «не зацикливаться на одном» (развеселиться).
И т а к , к существенным семантическим характеристикам рассматрива­
емых НАП-М относятся:

1) т и п о р и е н т а ц и и — а б с о л ю т н а я или относительная;
2) вектор н а п р а в л е н и я действия (вверх или вниз);
3) характер направленности действия ( К О Н Т или Д И С Т ) ;
4) л о к а л и з а ц и я зоны достижения предела (в К Т Д или в Н Т Д ) ;
5) способ достижения предела: предшествует ли ему процесс и л и он
происходит моментально;
6) характер Т О , на которую ориентировано действие ( в н е ш н я я она
и л и внутренняя);
7) р е а л и з а ц и я валентности маршрута.

П е р е ч и с л е н н ы е параметры позволяют построить следующую таблицу


дифференциальных признаков НАП-М (см. с. 210).

4.3.1. П е р е н о с н ы е з н а ч е н и я НАП-М и с и н к р е т и з м в ы р а ж е н и я
валентности

П р и сочетании НАП-М с глагольными основами, не обозначающими пе­


ремещение в пространстве, валентность на ориентир может утрачивать
свою независимость. Тогда возникает конъюнктивное в ы р а ж е н и е ва-
лентностного значения [Апресян 1974, 140—141], что влечет переносное
14-2044
210 Глава 4. Результативность и аспектуальность

Таблица 4.3. Семантические п р и з н а к и , р а з л и ч а ю щ и е НАП-М

Различительные HAI1-М
признаки
shang xia jin chu hui guo kai lai qu dao
1. Ориентация + +
(«+» — абс.)
2. Вектор на- + 0 0 0 0 0 0 0 0 0
правл. действия
(«+» — верх)

3. Контактн. + + + — + — — + — +
(«+» - КОНТ)
4. Локализац. + + + + + + + +
момента предела
5. П роцессу аль- + + (+) (+) + + + +
ность глагольной
морфемы
6. Действ, ори­ + + H
ентир, только на
внутр. ТО
7. Реализация ва­ + + + + + + +
лентности марш­
рута

понимание п е р е м е щ е н и я , выражающееся в переходе н а п р а в и т е л ь н о г о


значения в результативное. В таких случаях у глагольно-результатив-
ных сочетаний синкретически выражаются валентности субъекта и КТД/
Н Т Д . Это происходит и с акциональными, и с н е а к ц и о н а л ь н ы м и со­
бытиями:
(8а) Women | yi nian si ji d o u | n e n g | chi dao
«Мы I круглый год j можем | есть (нам достаются) |
xinxian de | shucai.
свежие | овощи»;
(86) Wo | c h u a n r a n shang \ liugan | le. «Я | заразился | гриппом»;
(8в) Nainai | xiang | bao shang \ sunzi.
букв. «Бабушка | хочет, | чтобы внук попал ей в руки»
(«Бабушка | хочет | получить | внука»);
(8г) Xiao Wang | reng xia le | shubao | jiu | chu qu wan le.
«Сяо Ван I бросил | портфель | и | пошел гулять».

В этих случаях возникновения/исчезновения объекта в сфере субъекта


в И Г , обозначающей субъект, обнаруживается синкретическое выраже-
4.3. Семантические свойства НАП-М

н и е и валентности К Т Д и валентностей субъекта действия (8а), субъекта


о б л а д а н и я (86), субъекта ж е л а н и я (8в). В (8а) субъект действия одновре­
м е н н о я в л я е т с я получателем объекта, а в (8г) — Н Т Д .
Т а к и м образом, п р и переносном употреблении НАП-М появляют­
с я о ц е н о ч н ы е к о н н о т а ц и и : результат действия может оцениваться к а к
п о л е з н ы й и л и вредный, н е п р и н у ж д е н н ы й и л и н е о ж и д а н н ы й д л я его
субъекта. Поскольку объектная валентность у таких п р е д и к а т о в выра­
жается в обязательном п о р я д к е , она и ограничивает действие пределом
(при о п у щ е н и и shang и л и xia действие все равно воспринимается к а к до­
стигшее предела). Функция shang и xia в п р и в е д е н н ы х п р и м е р а х сводится
к указанию на результат с оценочным, выделительным осмыслением.
У НАП-М dao результативное значение выражается не т о л ь к о и не
столько в идее достижения предела, предполагаемой контактной направ­
ленностью д а н н о г о действия (об этом см. ниже), сколько во внесении до­
полнительного смысла «результат достигнут с трудом» или «наконец-то
есть результат»:

(9а) Zongsuan | chi dao le | ta bao de jiaozi.


«Наконец-то | [я] попробовал | приготовленные ею пельмени»;
(96) Zongsuan I mai dao le | zhe zhong | pixue.
«[Я] таки I достала | такие | сапоги».

Характерно, что в русских переводах глаголы chi «есть» и mai «по­


купать» получают необходимую интерпретацию — «попробовать» и «до­
стать».
Пространственное значение dao л е г к о развивается в з н а ч е н и е дости­
ж е н и я предела во временном плане:

(10а) Qiche | kai dao le | shan shang. «Машина | поехала | в гору»,


(106) Xin I
xie dao | zhe И | jiu | bu xie le.
«Письмо I было написано до | этого места | и | больше не
писалось»
и
(10в) Wo kan xiaoshuo кап dao yeli liang dian zhong.
«Я читал роман до двух часов ночи».

Следующий шаг в сторону абстракции — это приобретение валентно­


стью К Т Д з н а ч е н и я точки на градуированной шкале:

(11а) Та mixin dao kexiao de dibu.


«В своем суеверии она дошла до абсурда»;
(116) Zenme n e n g xiaoqi dao zhe zhong chengdu?
«Как можно быть настолько жадным?»
14*
212 Глава 4. Результативность и аспектуальность

Эта ш к а л а может иметь точное количественное в ы р а ж е н и е , напри­


мер:

(11в) Dongtian qiwen jiang dao ling xia si shi d u .


«Температура зимой опускается до сорока градусов н и ж е нуля».

П р и сочетании НАП-М dao с глаголами мы