Вы находитесь на странице: 1из 4

Критерии выбора способа перевода бэзэквивалентной лексики

Закирова Д.Р.

Научный руководитель ст. преп. И.Ю. Дулалаева


Dilyara_smaile@mail.ru
Аннотация: Данная статья посвящена изучению критериев выбора способа перевода
бэзэквивалентной лексики с английского языка на русский. В ней рассматриваются
распространенные способы перевода бэзэквивалентной лексики на примерах, взятых из
художественной литературы, и анализируются причины выбора той или иной
переводческой трансформации.
Ключевые слова: перевод, бэзэквивалентная лексика, реалия, прием,
транслитерация/транскрипция, калькирование, описательный перевод.
Перевод безэквивалентной лексики является важным и в то же время достаточно
сложным, трудоемким процессом, так как требует от переводчика, помимо лингвистических
знаний, осведомленности в сфере переводимого материала, иначе невозможно достижение
адекватного перевода. Присутствие в тексте лексики, которая не имеет утвержденного
перевода в словарях, еще больше усложняет задачу переводчика. При этом любая вольная
интерпретация предложения или всего текста может привести к недопониманию читателем
исходной информации текста. Перевод безэквивалентной лексики неизбежно связан с
пониманием культуры, так как переводимый язык отражает культурные особенности народа,
его видение мира, способ мышления. Все вышесказанное аргументирует актуальность
данной работы и определяет ее цель: исследование критериев выбора перевода
безэквивалентной лексики в художественной литературе. Предметом анализа в данной
статье послужили произведения американской писательницы Элизабет Гилберт.
Термин бэзэквивалентная лексика встречается в работах многих авторов,
занимающихся проблемами языка и перевода (В.Н. Комиссаров, С. Флорин, Я. И. Рецкер,
А.Д. Швейцер, Л.С. Бархударов и др.). Так, например, В.Н. Комиссаров дает определение
«безэквивалентной лексики» в качестве «обозначения специфических для данной культуры
явлений, которые являются продуктом кумулятивной функции языка и могут
рассматриваться как вместилища фоновых знаний, то есть знаний, имеющихся в сознании
говорящих» [1, с. 112], в то время как Я.И. Рецкер в качестве «безэквивалентной» лексики
рассматривает «прежде всего, обозначение реалий, характерных для страны исходного языка
и чуждых другому языку и иной действительности» [2, с. 13]. Для исследования перевода
безэквивалентной лексики также важен вопрос ее классификации. Теоретик перевода В.Н.
Комиссаров указывает, что безэквивалентная лексика встречается «среди неологизмов, среди
слов, называющих специфические понятия и национальные реалии, и среди малоизвестных
имен и названий, для которых приходится создавать окказиональные соответствия в
процессе перевода» [1, с. 148].
Л.С. Бархударов корпус безэквивалентной лексики предлагает классифицировать
следующим образом. Первая группа – это единичные понятия, например, имена,
географические названия, названия газет и т.д. Вторая группа – это реалии, слова,
обозначающие предметы, понятия и ситуации, которых нет в практическом опыте людей,
которые говорят на другом языке. Например, это могут быть блюда национальной кухни.
Третья группа – это случайно отсутствующие в другом языке слова [3, с. 95].
Л.К. Латышев к безэквивалентной лексике относит: слова-реалии, термины и
случайно не имеющие эквивалента слова [4, с. 104].
Что касается критериев перевода бэзэквивалентной лексики, в переводоведении не
существует строгих ограничений при их выборе. Каждый переводчик, основываясь на своем
опыте и учитывая контекст, вправе самостоятельно выбирать тот или иной прием. А то, чем
он руководствуются при их выборе, мы рассмотрим на практике.
Транслитерация и транскрипция – это так называемые методы передачи (не
перевода) слов. При их использовании акт перевода заменяется актом заимствования
звуковой (при транскрипции) или графической (при транслитерации) формы слова вместе со
значением из исходного языка в переводящий. Now it is midnight and foggy, and Giovanni is
walking me home to my apartment through these back streets of Rome, which meander organically
around the ancient buildings like bayou streams snaking around shadowy clumps of cypress groves
[5, p. 6]. Сейчас полночь, стоит туман, и Джованни провожает меня домой по римским
закоулочкам, петляющим вокруг старинных зданий, подобно змейкам-ручейкам в тенистых
зарослях кипарисовых рощ [перевод Ю. Змеевой]. Также транскрипция используется при
переводе географических названий: You know what they called me in high school? Fort Knox
[6, p. 12]. Знаешь, как меня в старших классах прозвали? Форт-Нокс [перевод Н.А.
Сосновской].
Проведенный анализ переводов произведений Элизабет Гилберт показал, что здесь
перевод с помощью калькирования практически не используется. I’m about to unleash the
biggest thing in the Wyoming Rockies [6, p. 17]. Я сейчас спущу с поводка самую здоровенную
тварь в горах Вайоминга [перевод Н.А. Сосновской]. Географическое название Wyoming
Rockies можно было перевести транскрипцией, как «Вайоминг Рокис», но так как это
название горного хребта, его перевели посредством калькирования.
В текстах Элизабет Гилберт можно встретить примеры незнакомых или
малознакомых слов-реалий или других видов безэквивалентной лексики. Так, при их
переводе основой служит не само понятие, а его определение, которое при необходимости
дополняется поясняющей информацией для читателей перевода. Этот метод известен как
«описательный перевод». Each of us with an arm hanging down, like a rodeo cowboy’s right
arm, like the right arm of a bull rider, not reaching for anything [6, p. 12]. У нас обоих одна рука
была свободна, как у ковбоя на родео, когда он скачет на быке, – он же правой рукой ни за
что не держится [перевод Н.А. Сосновской]. В некоторых случаях переводчики
произведений Э. Гилберт используют замену на функциональный аналог, что явилось самым
часто используемым приемом перевода: My old man also said this about Martha Knox: She’s
not beautiful, but I think she knows how to sell it [6, p. 6]. Мой старикан еще вот что говорил
насчет Марты Нокс: «Она не красотка, но, похоже, знает, как себя подать» [перевод Н.А.
Сосновской]. Let it be sufficient to say that, on this night, he was still my lighthouse and my
albatross in equal measure [5, p. 15]. Скажу лишь, что в ту ночь муж был для меня в равной
степени маяком и камнем на шее [перевод Ю. Змеевой]. Слово albatross в английском языке
имеет переносное значение. В английском языке есть такой фразеологизм как an albatross
around ones neck. Это выражение связано со старинной морской легендой, согласно которой
альбатросы показывали морякам путь, но один моряк случайно убил эту птицу и должен был
носить его на шее в качестве напоминания о совершенном преступлении. Поэтому
переводчик использовала соответствие – «камень на шее», так как этот фразеологизм имеет
близкий смысл «тяжелая ноша».
Также переводчиками используется такой прием перевода как конкретизация: Purely
as a matter of principle I wouldn't inflict my sorry, busted-up old self on the lovely, unsullied
Giovanni [5, p. 6]. К чему тяготить милого, простодушного Джованни рассказами о моем
несчастном покалеченном самолюбии? [перевод Ю. Змеевой]. Понятие self используется в
англоязычной психологии, и на русский язык оно переводится как «само-», в структуру
которого входит самооценка, самоанализ - все, что человек думает о себе и то, как он себя
воспринимает. Писательница имеет в виду, что ее представление о себе полностью
разрушилось. По этой причине переводчик заменяет данное понятие словом с более узким
значением.
Таким образом, перевод безэквивалентной лексики представляет собой сложный случай и
становится настоящей проблемой для переводчика, который, в свою очередь, должен
решить, каким приемом лучше всего воспользоваться при переводе. Основой для выбора
способа перевода служат следующие критерии: транскрипция/транслитерация (ввиду
удобства произношения иноязычного слова в принимающей культуре и/или традиция);
калькирование (чаще традиция, иногда преобразование стиля), описательный перевод (прием
смыслового развития при необходимости эксплицировать скрытый смысл); конкретизация
(при необходимости экспликации скрытого смысла). Эта проблема решаема, если
переводчик знает культуру страны оригинального текста, культуру страны перевода и знает
приемы.
Литература
1. Комиссаров В. Н Теория перевода (лингвистические аспекты): учебник для ин-
тов и фак. иностр. яз. / В.Н. Комиссаров. – М.: Альянс, 2013. – 253 с.
2. Рецкер Я.И. Теория перевода и переводческая практика / Я.И. Рецкер. – М.:
Валент, 2009. – 442 с.
3. Бархударов Л.С. Язык и перевод. / Л.С. Бархударов. – М.: Международные
отношения, 1975. – 240 с.
4. Латышев Л. К. Перевод: проблемы практики и методики преподавания / Л.К.
Латышев. – М.: Просвещение, 1988. – 160 с.
5. Elizabeth Gilbert Eat Pray Love / Elizabeth Gilbert. – NY: Penguin Books, 2006. –
368 c.
6. Elizabeth Gilbert Pilgrims / Elizabeth Gilbert. –NY.: Bloomsbury Publishing, 2003.
– 225 с.